Добавить в избранное Написатьь письмо
Злой_Кролик_Сюсюкалка (бета: Grumm)    закончен

    Немного о сложностях, возникающих в насильственном браке. Сайд-стори к ориджиналу "Все его ловушки" http://www.hogwartsnet.ru/mfanf/ffshowfic.php?l=0&fid=86498
    Оригинальные произведения: Любовный роман
    Джейн, Ким
    Любовный роман /Hurt/comfort /Драбблы || гет || PG-13
    Размер: мини || Глав: 3
    Прочитано: 689 || Отзывов: 0 || Подписано: 1
    Предупреждения: Мат
    Начало: 08.01.17 || Последнее обновление: 08.01.17

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

<< >>

Его сети

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 2


— Кто это был?

— Пэт… — прохрипела Джейн.

— Что он тут делал? — Его голос был тихим, но от него звенело в ушах.

— Мы… просто говорили. — Джейн прикладывала усилия, чтобы отвечать; по её щекам потекли слёзы. И только тогда он разжал хватку, позволил ей рухнуть на пол у стены.

— Этот разговор мы уже проходили, так?

— Да. Я держу слово, — так же хрипела Джейн, растирая горло.

— Ты пойми, мне наплевать, с кем ты трахалась и хочешь трахаться. Мне всё равно, насколько ты испорченная… Ты не будешь позорить меня и свою сестру. Ты будешь чинной и праведной, как японская принцесса. Иначе я просто убью тебя, — спокойно объяснял Ким, присев рядом.

— Я… была, кха… послушной! — просипела Джейн.

— Я очень надеюсь, — почти не теряя самообладания, ответил Ким, после чего поднялся. Джейн вытерла рукавом мокрое лицо и села на полу удобней.

— Ты, наверно, самая большая неудачница на свете. Богачка в золотой клетке! — посмеялся Пэт, уходя. Эти слова занозой застряли у Джейн в голове.

А наутро шею украшала россыпь синеватых синяков. Ким даже подавился кофе, увидев улыбающуюся Джейн напротив.

В сером свечении мегаполиса за витражным окном она казалась сюрреалистичной красоткой из артхаусного кино.

— Доброе утро! — под звук кофемашины.

— Доброе, — тихо ответил Ким.

«Давай, давай. Любуйся результатом своего гнева!» — радовалась Джейн. Поначалу она старалась обходить стороной опасные ситуации и разговоры. Потом поняла — это неизбежно. И вот чем всё закончилось.

Джейн провоцировала Кима и заставляла питать подозрения. Сказывалось, возможно, еще и полугодовалое воздержание. Хотя этого Ким, надо отдать ему должное, уж точно никогда не покажет.

Так или иначе, она получала своё. Хотел он или нет, Джейн из холодного и сдержанного Кима вынимала всю душу.

* * *

Неделю Ким не появлялся. Джейн могла не подниматься с постели несколько дней, глядя через панорамное окно пентхауса на серые оживлённые улицы. Они не имели ничего общего с тихими улицами элитного спального района, где она жила раньше.

В одну из ночей он вернулся, принял душ и лёг спать. Дверь его спальни всегда была распахнута, словно открытый капкан.

— Ты свободна в понедельник утром? — негромко спросил Ким за очередным безликим ужином.

— Дай-ка посмотрю своё расписание… хм… надо же, у меня как раз окно! — не отвлекаясь от еды, сыронизировала Джейн.

— Прекрасно. Окажи честь, побудь вместе со мной на презентации нового поставщика.

— Зачем?

— Мне кажется, Бурлеев затеял пакость. Хочу услышать мнение со стороны.

— Бурлеев — паршивая гиена, вот тебе моё мнение. Ясно после одного разговора с ним.

— Он не всегда был таким.

— Сейчас ты имеешь то, что имеешь, — пожала плечами Джейн.

Еще Мария, приходя домой после рабочего дня в компании, вечно осыпала ругательствами этого мужика. А каждый, кто хоть чем-то заслужил неодобрение Марии, становился для Джейн врагом и отбросом заочно.

— Всё ясно, — ответил Ким, опуская взгляд в тарелку.

Джейн, снедаемая какой-то обидой за него, не смогла так просто отмахнуться. В девять утра она разыскала в своих эротических нарядах строгую юбку-карандаш, собрала волосы в хвост и невозмутимо села за руль «рендж ровера» супруга.

— Как ты будешь вести в этой обуви? — только и спросил он, намекая на головокружительный подъём ее туфель.

— Намного удобней, чем в твоих. Ты бы удивился.

Ким ухмыльнулся. Что-то новенькое. В последний раз они шутили друг с другом еще до того, как узнали о болезни Марии.

Это как вспомнить старую-престарую любимую песню.

Презентация прошла быстро и сухо, как всегда. Сухим было и выражение лица генерального директора.

Изредка он приподнимал брови, когда Бурлеев вмешивался в рассказ ведущего, чтобы поддакнуть или подчеркнуть высокую вероятность прибыли от будущего проекта.

— Ну что ж, Касуми, я думаю, это дело решенное, так?! — хлопнул его по плечу Бурлеев — пижон в приталенном костюме и с лоснящейся бородкой.

Джейн даже голову в плечи втянула, услышав имя мужа. Ким еле заметно сжал зубы.

— Я предпочитаю, чтобы по имени меня называли только самые близкие люди, — в неловкой тишине прогудел его бархатный голос.

— Да ладно тебе, — не растерялся Бурлеев, — ты это и своей жене не позволяешь! — и единственный захохотал. У остальных присутствующих расширились глаза.

Джейн была неприятно уязвлена. Обидно, когда кто-то делает вид, что знает что-то, чего не знаешь ты.

— Да, это правда. Просто холодность в отношениях меня возбуждает, — кокетливо улыбнулась Джейн, осознавая, что нарывается на неприятности. Но взгляд Кима был скорее одобряющим.

— Во-от как, — протянул Бурлеев. Он скользнул взглядом по Джейн.

— Проект, к слову, довольно противоречивый, не находите? — сменила тему она.

Настала очередь Бурлеева скрипеть зубами.

— Он выигрышный со всех сторон!

— Выигрышный потому, что вы продвигаете протеже? Немного странно, что вы начали новое предприятие только для того, чтобы стать посредником немецкого поставщика. Никто ведь не мешал заключать контракт на существующую фирму…

— Не слишком ли глубоко зарылась леди своим хорошеньким носиком в дела больших дядек? — омерзительно засюсюкал мужик.

И тут уже совершенно справедливо вступил Ким:

— Может, не стоит фамильярничать с моей женой?

От этого жуткого слова дёрнулись все, и Бурлеев в том числе, настолько неожиданно произнёс его Ким.

— Я замораживаю проект до его рассмотрения юристами.

— Да брось, мы же друзья, — совсем не с дружеской интонацией сказал Бурлеев. Больше походило на объявление войны.

Ким развернулся на каблуках. Вся шайка-лейка секретарей и сотрудников пошла за ним.

— Ну что, уже жалеешь, что взял меня? — спросила Джейн, закладывая крутой поворот на съезде с шоссе.

— Да, — лаконично ответил Ким и расстегнул верхнюю пуговицу идеально белой рубашки. — Ты зря открыла рот при Бурлееве. Ты была права, он гиена и явно хочет опустить всех нас на деньги, прежде чем разорвёт тандем. Думает, что я доверяю ему, и шьёт белыми нитками махинации. Он начнёт мстить тебе, если у него ничего не выйдет с проектом…

— Но у него ведь не выйдет? Он просто подставит всех... — Джейн подумала, что Ким бы никогда не рискнул делом жизни ради нее.

И он не подвел ожиданий:

— Нет. У него не выйдет.

Ким помог Джейн выбраться из автомобиля и встал перед ней, преграждая путь.

— Как ты узнала, что это его компания? Даже я не знал.

— Залезла в его кабинет, — пожала плечами она.

— И что?

— Там лежал его портфель. И я залезла в портфель. Потом залезла в его документы. Залезла в его блэкберри, залезла в его тупую, с проплешиной башку…

— Так вот где ты была, пока шла презентация.

— А ты разве не для этого меня взял?

Ким прыснул, заразив Джейн улыбкой.

— Вообще-то нет, но мне нравится твой подход!

Внезапно у них появилась общая тема для разговора, который продлился дольше минуты. И никто никого даже не начал душить, а Джейн не ввернула ничего гадкого и провоцирующего. Странно и смущающе непривычно.

Лучше, наверно, вернуть всё как было?

Ким взял себя в руки первым. Натянув на лицо самое безразличное выражение, он сказал:

— Можешь потратить сегодня весь лимит кредитки. С утра я пополню ее. Купи себе что-нибудь вечернее от Джимми Чу или Эли Сааб.

— У меня шмоток больше, чем звёзд на небе.

— Звёзд мало не бывает.

— С чего этот аттракцион невиданной щедрости? Я не то чтобы куда-то хожу… — Холодея от мысли, что Ким захочет пригласить ее на свидание, Джейн попятилась.

— Состоится приём в честь юбилея компании. Там будет много зарубежных партнёров.

— Ах, то есть я пойду просто как твой дорогой аксессуар, — выдохнула Джейн.

— Ну… если тебе так угодно, то пусть так, — без обиняков ответил Ким.

Разговор вернулся в прежнее русло.

* * *

— Ну что опять не так?

— Я чувствую, как он ненавидит меня.

— За что?

— За всё. За каждый шаг, вдох, выдох… я это всё словно украла.

— Не говори глупости! — отмахнулась Мария, растягиваясь на кровати рядом. — Он изнывает без тебя. Просто лицо такое строгое. Он как кокос: снаружи — камень, внутри — сладкий и мягкий.

— Тебе видней, — скептически ответила Джейн. От этой метафоры ее немного затошнило.

— Спорю на сотню, если ты придёшь к нему, он тебя не отпустит. Он и сейчас не спит, ждёт тебя, — зевнула Мария, закрывая глаза.

— Я балласт. Я обуза сама себе рядом с ним. Бесполезная, без желаний, без идей, жалкая тень. Твоя. Твоя тень. Эй, ты слышишь?

Мария не отвечала, просто лежала и смотрела на нее.

— Ма… — Джейн открыла глаза, услышав эхо собственного голоса. В комнате было темно и пусто. На соседней подушке осталась вмятина. Наверно, от ее собственной руки.

Не покидало ощущение, что только что, секунду назад рядом находился кто-то и сейчас появится снова. Голос звенел в ушах.

Сердце колотилось как сумасшедшее, Джейн металась по кровати, словно в горячке.
Дверь в его комнату осталась приоткрытой, как обычно. Но не похоже было, чтобы Ким ждал кого-то, он крепко спал.

Тихо коснувшись головой подушки рядом с ним, Джейн подтянула к себе краешек одеяла. Кто-то должен быть сейчас рядом, живой и осязаемый, пусть даже Ким.

Он приоткрыл глаза, так ничего и не сказав, просто глубоко вздохнул. Джейн смотрела на него в темноте, не зная: то ли оправдываться, то ли пошутить, то ли соврать что-нибудь насчёт того, что она забыла в его постели?

Но они молчали.

Далекие друг от друга, как луна и море, силком связанные неразрывными узами обещаний неизвестно кому.

— Кошмар?

— Да.

— Ясно.

Джейн после этого короткого разговора почему-то ужасно полегчало. Настолько, что удалось уснуть.

* * *

— Ты что, серьёзно? — сурово спросил Ким, оглядывая Джейн с ног до головы. Ее розовое платье-пачка совсем не гармонировало с его угольно-чёрным смокингом. Подумаешь, большое дело.

— Что?

— Я велел тебе купить вечернее платье. А ты оделась как Барби «Малибу».

— Это «Шерри Хилл».

— Это платье для выпускного бала…

— Может, я о таком всю жизнь мечтала! — прошипела Джейн, злобно захлопнув дверцу «ауди». Озадаченный, Ким еще с минуту стоял на парковке. Потом понял: переодеваться она не собирается — и забрался следом.

Джейн поспешила расстаться с недовольным супругом, стоило им лишь войти в главный зал. Фуршет был в разгаре, гости изрядно опьянели, по случаю накачавшись дорогим шампанским.

Скука возникла еще в самом начале торжественных речей, Джейн принялась выискивать взглядом Бурлеева. И нашла.

Он стоял в окружении рослых коллег, на фоне которых казался коротышкой. На Джейн он смотрел поверх бокала. Она оборвала зрительный контакт и поймала официанта с подносом канапе. Отойдя с едой, она без стеснения стала рассматривать Бурлеевское окружение. Не считая толстушку в безвкусном красном, периодически ему оказывала внимание высокая блондинка. Такая худая, что аж зубы сводило. Когда она неожиданно материализовалась возле Джейн, та даже не перестала есть закуски.

— Константин хотел бы с вами переговорить.

— Я вся внимание, — с набитым ртом проговорила Джейн, чем привлекла взгляды всех находящихся рядом.

— С глазу на глаз.

Заинтересованная, Джейн перестала жевать. Отряхнув крошки с розовой юбки, она поднялась с обитого бархатом стула.

— Пусть найдёт себе собеседника по возрасту, — строго ответила она и удалилась.

* * *

— По возрасту, значит. По возрасту, блядь?! — бесился Бурлеев, бегая по своему отдельному номеру из угла в угол.

Джейн бы подлила масла в огонь, но ей завязали рот чьим-то галстуком.

— Да мне лет в три раза меньше, чем тебя мужиков поимело. Что? Думаешь, секрет? Или ты одна тут в чужом грязном белье можешь рыться? — брызгал слюной обезумевший Бурлеев. Глаза его бешено горели, сальные кулачонки то и дело сжимались.

«Быть беде», — запоздало думала Джейн, когда беда случилась.

Её — до тошноты банально — подкараулили в туалете, огрели чем-то по голове и похитили.

Полпервого ночи.

Значит, Ким рыщет уже давненько.

— Это взрослая игра, девочка. Но я не собираюсь тебя запугивать. Просто сразу покалечу. Чтобы у тебя раз и навсегда отпало желание вмешиваться. И если я пойму, что сделка сорвалась, я разбираться не буду. Я сразу убью тебя.

«Далеко же ты зашел, дядя!» — вздохнула про себя Джейн, проследив взглядом, как Бурлеев открывает перочинный нож.

Что ж за бабло тут замешано, раз дошло до кромсания чужих жён? Да, все гнилые намерения шиты белыми нитками, но выхлоп не стоил таких жертв.

Замешано что-то еще?

Подельница в голубом быстро что-то набирала в смартфоне.

— Костя, там восьмого вырубили!

— В смысле?! У него никогда не было разрешения на оружие.

— Он не один.

— Плевать уже. Я уйду, как и планировали, а курица ничего не скажет... она ведь не идиотка и хочет жить. Да? — Бурлеев навострил кончик ножа на лицо Джейн, сломанной куклой сидевшей на полу.

Джейн прикинула, что, будь у нее развязаны хотя бы руки, она бы справилась с Бурлеевым. Веса в ней примерно столько же, но, в отличие от Джейн, мужик явно не в спортивной форме.

Из коридора донеслись приглушенные хлопки. А затем и целый взрыв.

— Это что, блядь?..

Девушка даже отвлеклась от смартфона.

— Это что, мать твою, было? Это уже не выстрел! — заверещал Бурлеев. В полумраке гостиничного номера он всё больше напоминал массу грязного перепуганного желе. Потел, как свинья, трясся и дёргался.

Лихим взглядом знатока опасных шалостей Джейн определила: киднеппинг — это не его.

— М-м-м!

— Не вякай, — откликнулась тётка, после раздался еще один взрыв.

Джейн хмыкнула, и подельница, не выдержав, вытащила галстук из ее рта.

— Угомоните его. Мы ведь не хотим, чтобы Кима упекли в тюрьму, а вместе с тем и все акции арестовали? Вместе с компанией? Мне плевать на ваши делишки, я могу вообще не вмешиваться.

— Сучка права, я пойду поговорю с ним. А ты обставь всё так, типа мы ее тут нашли уже полудохлую, — негромко велел Бурлеев и ушел, на секунду ослепив всех светом из коридора.

— Пора баиньки! — пропела женщина в голубом, смачивая платок в какой-то едко завонявшей жидкости. — Расслабься, ты вряд ли что-то почувствуешь. Да и вообще вспомнишь. — Она опустилась рядом на корточки.

Джейн со всей силы ударила ее в лицо лбом. Да так, что еще целую минуту звёздочки блестели перед глазами. Тётка отлетела и завыла, закрывая руками нос. Ее лицо было всё в крови. От боли она не могла разомкнуть глаз.

Джейн перекинула связанные за спиной руки через зад и ноги, поднялась и схватила тётку за горло.

Та сильно сопротивлялась, пока Джейн, сидя верхом, душила ее. Но, израсходовав воздух и силы, быстро отключилась.

Внутри клокотала ярость, Джейн горящим взглядом поискала воняющий платок, но бросила эту затею. Если она запихнет отраву тётке в рот, та может и умереть.

Но вдруг сегодня всё-таки обойдется без трупов?

Дверь оказалась закрытой на ключ. Джейн обшарила номер, даже разорвала платье на отключившейся тётке — тщётно.

Распахнув окно, Джейн засмотрелась на золотую вывеску театра через дорогу. Сегодня было, как назло, не по-осеннему холодно.

Карниз оказался довольно широким, на нём неплохо умещались здоровенные софиты — значит, сможет пройтись и худенькая девушка.

У отеля собралось много народу; полиции пока не было. В воздухе пахло гарью. Посреди пешеходной зоны стоял чёрный «ламборгини», за руль которого Ким никогда не давал садиться Джейн. Она подумала, что было бы неплохо слиться с такой крутой тачкой в одну лепешку. В груде металла и стекла.

— М-да…

Ветер в лицо подул настолько ледяной, что у Джейн покатились слёзы. Прислонившись спиной к стене, она пошла дальше по карнизу. К окну, блик на котором лежал не так, как на всех остальных. Этот номер тоже оказался закрыт снаружи. И выход оставался снова лишь один — в окно. К горлу подступило неприятное чувство страха.

Она попробовала. Она попыталась…

Темнота гостиничного номера вокруг словно шевелилась, заставляя пятиться к подоконнику. Глядя с высоты шестнадцатого этажа на людей, Джейн почувствовала себя по-новому одинокой и потерянной.

— Мария, — позвала она, но никто не ответил.

В коридоре стояла тишина. И вдруг Джейн ясно поняла, что ей не нужно выходить на карниз. Он придёт за ней. Он ее найдёт.

И дверь распахнулась.

* * *

Мартин и его люди стояли в коридоре в немом недоумении. Джейн бросилась в объятия и сбила с ног Кима. Кима, еще минуту назад готового на убийство и любые смертные грехи. Ее юбка задралась на голову, скрыв обоих в облаке розового фатина.

Ким молчал. Потом зашевелился и выбрался еще более красный, чем до того.

— Иди в машину. Я подойду через пять минут. — Он сухо передал Джейн своим телохранителям.

— Касуми, там всё хуже, чем ты думал...

— Я знаю! — оборвал ее Ким. — Я всё уже знаю. Больше ни слова, — пригладив взъерошенные волосы Джейн, он улыбнулся.

— Тебя не успели поранить? — заботливо спросил один из ребят, когда они проходили мимо разбитой статуи. Она была в копоти, у Джейн внутри всё похолодело.

Что тут произошло?

— Не переживай, не успели стереть запись видеонаблюдения из коридора на этаже. А там отлично видно, как тебя волокли. Так что весь ущерб понесут те подонки, что подтёрли остальные записи с твоим похищением.

— Кто-то… погиб?

— Пока нет, — пожал плечами второй. — Ким вступал в рукопашный бой почти с каждым, кто попадался на пути. До травматического пистолета и то дошло только после того, как охрана Бурлеева открыла огонь.

— Для контрабандистов они те еще дилетанты.

— Помалкивайте! — строго сказала Джейн.

В холле дежурила целая бригада врачей скорой помощи. Кого-то пронесли мимо на носилках. Прямо в фойе портье перебинтовывали руку. Гости взволнованно шептались и сновали вокруг. Джейн просидела еще с полчаса в машине в одиночестве, прежде чем появился Ким. К тому времени почти все скорые разъехались, а полиция, наоборот, подоспела.

Его белая рубашка — в мелких брызгах крови, костяшки — стёсаны до мяса. Он достал влажную салфетку из бардачка, чтобы стереть пот со лба.

— М-да… — вздохнул Ким. Обстановка с его приходом сделалась еще более странной.

— И давно ты связался с контрабандой?

— Кто проболтался? — со спокойствием спросил Ким.

— Неважно, — строго ответила Джейн. Она бы и под пытками не призналась.

— Тут как в казино. Главное — вовремя выйти из игры. Бурлеев оказался слишком азартным. Мы неплохо подзаработали, смогли проинвестировать компанию, но он решил, видимо, повкладывать в себя еще. Его подставная компания — просто лавка для отмывания денег. И он захотел вывести ее на новый уровень. А так как я вряд ли решусь положить дело своей жизни на плаху ради наживы, какой бы она ни была, то стал помехой. Он связался не с теми людьми и явно выбрал не ту жертву! — хмыкнул Ким. Он расслабился на пассажирском сиденье.

Его бросало в пот, лицо побледнело, он то и дело облизывал сухие губы.

— Те бандиты, с которыми он «налаживал бизнес», оказались серьёзней, чем он ожидал. Бурлеева просто зажали в угол, как тупого мальчишку. Вывернули все его задумки наизнанку, он превратился к шестерку. Все, кто жив остался, отсидят теперь хорошенько, уж я об этом позабочусь.

Джейн разглядывала лицо Кима с беспокойством врача-терапевта. Он изначально знал, что вмешиваться будет полиция, без нее не обойтись. Поэтому и не использовал оружие, чтобы остаться полностью «в стороне». В случае чего быть обычной жертвой.

— Это они… взрывали там что-то?

— Да уж, настоящие мафиози. Такой арсенал я только в кино видел. Они, видимо, тоже только в кино видели, как им пользоваться…

— Странно.

Ким выдохнул и включил кондиционер. В салоне пахло его кожей и потом. Ему было жарко, сердцебиение содрогало его расслабленную грудную клетку.

Джейн обхватила себя руками за талию. Ужасы минувшей ночи накатывали на нее волнами. От этого болело в груди, а глаза щипало.

Ее готовы были изрезать. Ее кожу, ее руки и неизвестно что еще. В этот момент она осталась одна на свете. И ни один мужчина, с которыми она трахалась, не почувствовал бы неладного. Не встрепенулся в тёплой постели, не вспомнил бы, не ощутил тревоги… никто.

Джейн прикусила губу.

Никто?

— Почему ты просто сразу не вызвал полицию, если всё понял... зачем было так рисковать?

Ким устало разомкнул веки и повернулся к ней. Усмехнулся и выдохнул:

— Всё для того, чтобы впечатлить и добиться расположения собственной жены.

Джейн положила руку Киму на затылок, с силой прижавшись к его губам. Так больно и горько внутри было только один раз в жизни.

Нет. Не никто.

Ким отвечал с тем же жаром нуждающегося в ласке сломанного, исстрадавшегося. Не важно, какие это принимало обороты. Это было их первое нечто общее.
<< >>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!
Официальное обсуждение на форуме
Пока не открыто.

Love Rambler's Top100
Rambler's Top100