akchisko_san1    закончен   Оценка фанфикаОценка фанфикаОценка фанфика

    Мало Рики одного Хогвартса...
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Вольдеморт, Гарри Поттер, Артур Уизли, Альбус Дамблдор, Новый персонаж
    Пародия/стёб/ Приключения || PG-13
    Глав: 28
    Прочитано: 37303 || Отзывов: 17 || Подписано: 5
    Начало: 27.03.06 || Последнее обновление: 06.10.06


Рики Макарони и Вестники Ниоткуда4

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1




Пристанище без Хозяйки
Звезды мирно взирали на теплый летний вечер. Честно говоря, судя по разлитой в воздухе прохладе, это была уже скорее ночь. На крыльцо через открытую дверь пробивался свет, благодаря экспериментам старого хозяина дома и его сыновей процентов на пятьдесят похожий на электрический.
Но компания, расположившаяся на ступеньках, не спешила расходиться. Трое мальчишек, и одна девочка помладше, которые ни на первый, ни на девяносто девятый взгляд не производили впечатления необычных детей, однако общая особенность как раз свела их вместе. Все четверо были учащимися британской школы чародейства и волшебства «Хогвартс».
-Значит, после завтрака я покажу вам, как работает электронная почта. До поселка, вроде бы, недалеко, - произнес один из мальчиков под довольное хихиканье.
-Мы пролетим часть пути. Я знаю, где прятать метлы, - сказал рыжеволосый мальчик, который, между прочим, находился здесь у себя дома.
-Надеюсь, это действительно безопасно, - добавил третий из них и протянул девочке тесемку. – Хотя наверняка твои родственники не одобрят подобное безрассудство.
-Повезло, что бабули нет. Она бы нас быстро привела к порядку, - радостно вздохнул рыжий Артур Уизли.
Его гость и одноклассник Рики Макарони, взявший на себя завтрашнее просвещение с не-колдовским средством связи, блаженно кивнул, подавляя зевоту.
-Мама не учла, когда сослала меня сюда, что бабуля уедет к тете Джинни, - хихикнула Джорджина, двоюродная сестра Артура. - Что, Дик?..
-Ночные посиделки на свежем воздухе… Рики, как ты сказал?
-Способствуют улучшению снабжения мозга кислородом, - пробубнил Рики. Это была почти точная цитата из полученного сегодня письма старшего брата, который, готовясь к поступлению в университет, по мнению Рики, совершенно заучился.
-Дедушка, наверное, увлекся новыми батарейками, - Артур кивнул на открытую дверь, ведущую в дом, - поэтому забыл про нас. Но с ним все равно можно договориться.
-Такое счастье продлится две недели, верно? – уточнил Дик; Рики лениво размышлял, не спросить ли его, что такое они с Джорджиной пытаются сделать с огрызком веника и откуда у них столько усердия в столь поздний час.
-Вот именно. Новый внук, тоже мне редкость! Почему-то бабуле это никогда не надоедает, - заметил Артур.
Рики не удивлялся, хотя был знаком с только четырьмя взрослыми детьми миссис Уизли - старшей и знал, что у Артура хватает двоюродных братьев и сестер.
-Моя бабушка тоже такая, - кивнул он, пытаясь в уме пересчитать собственных кузенов и кузин в Италии.
-Завтра вы все равно полдня будете сидеть с уроками! – поморщилась Джорджина. – Ну у вас и представления о свободе!
-Во-первых, не только с уроками, - назидательно произнес Артур. – День рождения Эди горит.
-Мы хотим придумать для него что-нибудь особенное, - примирительно произнес Дик.
-А ты бы вообще помалкивала, - высказал старший брат.
-Ты такой же вредный, как моя матушка, - не осталась в долгу Джорджина, - а ваш Клуб все-таки обязан был позвать меня с собой.
И она надулась, припоминая, верно, чем кончился для нее первый учебный год. В принципе Рики считал, что она поступила безобразно, пойдя за ними, а не за помощью. Тогда Клуб Единства, основанный Рики с друзьями два года назад, едва не лишился своего представителя от колледжа «Хуффульпуфф». Эди Боунса, по ошибке принятого за Рики, едва не сварили свихнувшиеся последователи Темного лорда, пропавшего много лет назад. Поэтому Рики был ужасно счастлив, что следующий день рождения Эдгара все же скоро наступит. Это знаменательное событие ожидалось в ближайший вторник, и они уже кое-что придумали.
-Ты, Артур, вообще слишком скрытный. Что такого написала тебе Селена Олливандер? – претенциозно спросила Джорджина.
Рики взбодрился. Письмо пришло позавчера, но с тех пор Артур так и не раскололся. Он заявил, что раз пришло на его имя, он имеет полное право не портить людям настроение тем, что там написано.
-Между прочим, я видел заголовок, - в который раз поддержал Дик Джорджину. – Она обращается ко всем нам. Просто подписала конверт, потому что адрес твой.
-А вы точно никак не отстанете? – вяло поинтересовался Артур.
-Нет, - пообещал Рики. – А там что-то серьезное?
-По-моему, вздор, - Артур зевнул. – Но возмутительно.
Рики почувствовал, что он сдается.
-Скажу завтра, - пообещал Артур. И подался вперед, собираясь встать, причем вовремя: почти весь свет из дверного проема закрыла высокая фигура.
-Молодые люди! – голос Артура Уизли, деда Артура, был в меру суров. – Не поздно ли?
Джорджина и Дик сложили свои дела. Рики тоже покорно поднялся и поплелся в дом. Он чувствовал, что, в самом деле, веки тяжелые, а ведь еще шагать до комнаты аж на второй этаж.
-Ну что Вы, сэр, спасибо, не надо молока, - пробормотал он…
Проснулся Рики рано – сказывалась школьная привычка, еще не успевшая угаснуть. Комната в Пристанище, которую он делил с Диком, окнами выходила прямо на восток, благодаря чему просто утонула в солнечных лучах. Дик в апартаментах отсутствовал, но его кровать не была застелена. «Пошел в ванную», - решил Рики. Невзирая на открытое окно, становилось жарко.
Внезапно дом наполнился протяжными заунывными звуками – то на чердаке завыл упырь.
Рики немедленно распрощался с намерением еще поспать и потянулся за одеждой. В доме Артура дети носили обычные джинсы и футболки, так он всегда и одевался на каникулах. И все же семьи волшебников были очень разными – в доме Лео, слизеринского друга, все, хозяева и гости, ходили в колдовских робах.
Мама Артура не спускалась к завтраку – сегодня ей не требовалось идти на работу рано. За столом Джорджина напомнила Артуру о его обещании. Рики успел позабыть о вчерашнем вечере, но, как обычно во время разговоров на эту тему, ощутил недовольство. По-честному, Селена Олливандер была прежде всего его, Рики, другом, а уж потом ее признали Артур и его гриффиндорский товарищ Ральф Джордан, которые поначалу вообще не понимали, какой толк с этой девчонки, и Рики было немного обидно, что она написала не ему.
-Да так, - пренебрежительно пожал плечами Артур и вдруг скривился: - Предсказательница из нашей школы, Трелони, точно дура. Даже леди Гермиона так говорит, - кивнул он, предупреждая замечание дедушки. - И дядя Гарри, и дядя Рон! Надо же быть такой противной!
-Но твоя бабуля такого выражения не одобрит, - миролюбиво напомнил дед.
-А при чем тут Селена? – наивно спросил Дик, прорицаний не посещавший и с профессоршей, их преподающий, до сих пор не столкнувшийся.
Не этот вопрос Рики мог ответить сам.
-Трелони на всех уроках заботливо предупреждает Селену спать вполглаза. Якобы она дружит с кем не надо, и потому постоянно в опасности, и все в таком духе. Из-за меня, я так полагаю.
-Ну, это ты чересчур, - мягко произнес Уизли-старший.
-Трелони написала все это родственникам Селены, вот, - высказал, наконец, Артур.
Сидящие за столом застыли в возмущенном молчании.
-Зачем? – недоуменно произнес глава семьи Уизли. – Ну, разумеется, она не должна беспокоить их так, без доказательств, - неловко поправил он себя.
Рики сделал вид, что ничего не понял. Некоторые маги, посвященные, в отличие от него самого, в тайну его происхождения, в принципе согласились бы с Трелони, а дед Уизли входил в круг этих избранных. В начале знакомства была обычная настороженность, впрочем, дедушка и бабушка Артура, с которыми тот жил, слишком любили детей и были воспитанными и добрыми, чтобы заставить Рики чувствовать себя неуютно. Дед Артура нравился ему, и они много разговаривали про немагический мир, который Артур Уизли-старший просто обожал, а Рики знал изнутри и собирался вскоре вернуться туда, к родителям.
-Невероятная наглость, - произнес Рики вслух.
Сотрапезники с ним полностью согласились.
После чего разговор, как всегда, направлялся хобби хозяина дома.
Как знали все порядочные маги, мистер Уизли-старший фанатично восторгался нравами немагического мира, словно первооткрыватель – высокоразвитой цивилизацией. Рики не поверил бы, что взрослый разумный человек способен так умиляться всяким незначительным деталям. Впрочем, среди его прежних знакомых имелись коллекционеры такого рода, хотя бы Даниэла, обожающая мультики, невзирая на взросление. Такая последовательная привязанность многих забавляла, но все же вызывала уважение.
Повод подал его внук, напомнив Рики о вчерашнем обещании вывести их в сеть. Мистер Уизли немедленно ухватился.
-Мой брат дал мне пароль к своей почте, - сказал Рики, - потому что туда все время писала Дан.
-Как это понимать? – спросил Артур Уизли-старший. – Разве магглам, чтобы писать письма, обязательно нужен пароль?
-Необязательно, - терпеливо разъяснил Рики, - но гораздо быстрее набирать их на компьютере – без бумаги и почтовых марок. Такое письмо за несколько минут доходит в любую точку земного шара.
-Компьютер – это машина, про которую Гарри рассказывал? – уточнил мистер Уизли.
Рики неопределенно пожал плечами.
-Что-то я тебя совсем не понимаю, - сказал мистер Уизли.
-Дядя Гарри говорил, что клавиатура позволяет компьютеру выполнять функции пишущей машинки? – уточнил Рики.
-Это я знаю, - просиял мистер Уизли, - пишущая машинка у меня где-то в сарае.
-А потом надо щелкнуть мышкой по нужной кнопке, - продолжал Рики.
-Но ведь мышку надо вначале изловить, - удивился мистер Уизли, - а если она шнур погрызет? Ведь может произойти короткое замыкание! Мышей там решительно не должно быть!
Рики незаметно глубоко вздохнул. Техника была любимой темой деда.
-Рики нам сегодня это покажет, - вмешался Артур, - может, я смогу объяснить тебе лучше?
-А если письмо упадет в воду? – забеспокоился дед.
-Этого не случится, если мышь не перегрызет провод, - успокоил Рики. Он завел дневник всяких приколов, постоянно возникающих в подобных беседах.
От помощи в уборке посуды мистер Уизли на сей раз великодушно отказался.
-Откуда у тебя берется терпение? – спросил Артур, когда они вышли из сарая с метлами в руках.
-У тебя хороший дедушка, - улыбнулся Рики.
Оседлав метлу, он оттолкнулся от земли, воспарил и завис, дожидаясь Артура, который должен показывать дорогу. Он как будто окунулся в парное молоко. Знойный воздух был абсолютно неподвижен. Следующие несколько минут его обтекало жарой со всех сторон, пока они летели.
Служащая кафе несколько удивилась, что им нужен один компьютер на четверых, но спорить не стала. Уизли в деревне бывали редко, но их все же узнавали, судя по тому, что Артура спросили: «Они с тобой?».
Умещаться вчетвером на двух стульях было не слишком удобно. Джорджина схватила мышь.
-Она должна стоять на столе, - остановил ее Рики, - как все прочее оборудование. Ты ведешь себя странно.
Полчаса они лазили в поисковых системах. Ребята быстро разобрались, что в щелканье по ссылкам ничего сложного нет. Рики даже скачал себе список астрофеноменов на ближайшие десять лет. Дик распечатал заумную статью одного теолога по охоте на ведьм. Джорджина, заведовавшая клавиатурой, пришла в дикий восторг от мультяшных сайтов, на которые Рики вышел для примера, так что он пожалел об этом. Не надо забывать, он ведь планировал проверить почту.
-Отвернитесь, вам не положено знать пароль Пита, - потребовал он, пододвинув клавиатуру к себе.
-Какая секретность, - скривился Артур. Но все послушались.
Вероятно, брат, прежде чем дать доступ, заранее очистил ящик от личной корреспонденции, потому что там было только два сообщения для Рики, причем недавно датированных.
-А нам можно прочитать? – невинно поинтересовался Дик.
-Да. Вот только проверю на вирусы, - Рики поскорее щелкнул нужный значок внизу экрана.
-Это как? – вытаращилась Джорджина. – Компьютеры тоже болеют?
-Увы, - ответил Рики. – Есть вредоносные программы, которые вызывают сбои. Их пишут ненормальные дебилы с манией величия. О, вот, кстати, творение одного из них.
Последнее письмо, помеченное именем Дан, оказалось чистым. А вот предыдущее, непонятно от кого – заражено.
-Если это открыть?.. – Артур подался вперед.
-Не вздумай! Компьютер начнет гнать и может взорваться. Лучше это не трогать. Так, посмотрим, что у Дан.
Рики двойным щелчком открыл ссылку.
«Мог бы сам написать, что не поедешь прямо домой, необязательно передоверять это Питу, - гласило начало. – Между прочим, от моего подарка ты протянешь ноги. Мне все равно, а вот мистер Франкенштейн скучает. Надеюсь, там, где ты есть, ты хорошо проводишь время.
Должна предупредить – не открывай незнакомые письма. Кажется, хвастаясь нашей романтической фикцией, я нажила парочку завистниц. И одна из них выведала твой адрес. Она вполне способна пересылать тебе всякую дрянь.
Я такую кассету купила – обалдеешь. Даниэла».
-Вот и разобрались, откуда вирус, - удовлетворенно отметил Дик.
-Ну что за люди! Вредить незнакомому человеку просто так, - возмутилась Джорджина. – Вестник пакости.
-Вестник из ниоткуда, - поправил Рики, - ставя на «удалить». – И мы отправим его в никуда. Вот так.
Обратный путь был еще более жарким.
У входной двери стояла метла.
-Гости? – Джорджина удивленно повернулась к Артуру. – Мы же вроде не ждали никого.
-Бабуля, - заявил тот, внимательно изучив метлу.
-Как? Так быстро?! – Джорджина была разочарована.
-Нет, не беспокойся. Это моя другая бабушка, - сказал Артур, - или дед. Мамины родители. Метла их.
Уизли-старший и мама Артура, сидящие лицом к двери, кивнули им. Напротив расположилась, обернувшись на стук шагов, ведьма с аккуратной прической. На столе между ними красовались два огромных пирога.
-Видишь, дорогой, она решила, что мы тут голодаем, - оптимистично воскликнула младшая миссис Уизли. Она редко бывала дома, потому что профессия аврора (сотрудника магического правопорядка) не оставляла иного выбора.
-Я тут узнала, что Молли пришлось уехать некстати, когда в доме гости, - произнесла ее мать, как бы оправдываясь. Рики успел как следует разглядеть ее – вторая бабка Артура была очень симпатичной пожилой ведьмой; в отличие от дочери, она не меняла лиц.
-Признайся, Андромеда, узнала-то от Молли! Это она просила нас инспектировать? – лукаво подмигнул дед.
-Считаешь нас беспомощными? – подхватила Нимфадора Уизли. – Между прочим, эти дети сами могут о себе позаботиться. Артуру случалось помогать по дому, и другим тоже.
Взгляд Андромеды, устремленный на них, вдруг сделался таким обеспокоенным, что дети с жаром подтверждающее закивали.
-Да, миссис Дуглас, наша экономка, конечно, почти все делает сама, но просит брата и меня частенько… - заговорил Рики и осекся.
Гостья вскинула на него изумленные глаза. В них читался вполне знакомый испуг, означающий, что она знает его тайну и разделяет беспокойство гриффиндорской мафии.
-Как?? – пробормотала она. – Разве твоя экономка не… Я хочу сказать, родители соглашаются? – нашлась бабуля.
Но Рики понял недосказанный вопрос. «Разве твоя экономка не боится напрягать тебя?! И вообще лишний раз на тебя смотреть, если уж на то пошло»? По каким-то причинам, в понимании этой леди Рики должен быть выше мытья посуды.
-В нормальном мире мы не относимся к работе руками как к чему-то неприличному, - резко произнес Рики.
-Я рада, что ты так считаешь, - попыталась улыбнуться Андромеда.
-А почему, собственно, Вас это радует? – вопреки всякому здравому смыслу, рискнул Рики.
Он прекрасно знал, что смутит почтенную даму. Но ему хотелось выяснить, почему взрослых вопрос застал врасплох. Впрочем, дед тут же нашелся.
- Это довольно нетипично для молодых людей, - как ни в чем не бывало, произнес он.
-Чего застряли в двери, садитесь, - бросила Артуру мать. – Бабушка сейчас шею вывихнет, она не судья на квиддиче.
-Об этом, сэр, мне сказали в «Хогвартсе», - ответил Рики мистеру Уизли. – Зеркало, помнится, удивилось, что я умываюсь по утрам. А я не привык к говорящим зеркалам и портретам.
-Неужели?! – загорелся мистер Уизли. Рики почувствовал, как взрослые вздохнули с облегчением: разговор снова влился в нормальное русло. – Я видел неподвижные изображения, но как…
-Сэр, - предложил Рики, чтобы избежать повторения пройденного, - если хотите, я Вас нарисую…
Непринужденная беседа длилась до конца трапезы, после чего дети ушли на улицу.
-Должен заметить, твои бабушки похожи, - сказал Рики Артуру. – Такие аккуратные и хозяйственные.
-Может быть, с возрастом все такими становятся, - мудро предположил Дик.
-Ну, не скажи, - возразил Артур. – Ты знаком с миссис Фигг? Это такая странная кошатница, которая сидела в детстве с дядей Гарри.
В первую секунду Рики показалось, что он ослышался.
-Но позвольте! – воскликнул Рики. – Я отлично знаю Арабеллу Фигг! И она классная бабка!
-Ты знаешь ее? – Артур был обескуражен.
-Конечно! Она… Вы хотите сказать, она имеет отношение к миру магии? – уж чего Рики никак не ожидал!!!
-Она не ведьма, а шваха, как Филч, - просветил Дик. – А ты каким образом знаком с ней?
-Ну, она мне вроде бабушки, - ответил Рики. – Она брала попечительство над мамой, которая сбежала из своего балетного интерната, чтобы выйти за папу. Миссис Фигг помогла им пожениться, потому что маме было только шестнадцать, и ей требовалось разрешение опекуна. Я часто к ней приезжал, когда был маленький. Именно она научила меня обращаться с кошками…
-Генри Флинт должен быть ей в таком случае очень благодарен, - практично, но столь же обалдело заметил Артур.
-Да, его Моргана очень энергичная кошка, - отметил Рики. – Я не ездил к Арабелле с тех пор, как начал учиться в «Хогвартсе», - с удивлением подсчитал он.
-Значит, ты хорошо с ней ладишь? – уточнил Дик.
-Прекрасно. Я знаю, что Пит и родители заглядывали к ней в эти три года, - продолжал Рики.
Ему сразу вспомнились детективные выкладки Лео, и как сказал бы тот, «совпадения всегда наводят на подозрения».
-Бабушка говорит, она даже тапочки не переобувает, когда выходит на улицу, - полувопросительно произнес Артур. – Это правда?
-Наверное, твоей бабушке это кажется безобразием, - кивнул Рики. – Но мои родители не обращают внимания на такие вещи.
-А почему твоя мама жила в интернате? – бестактно влезла Джорджина.
Рики пожал плечами.
-Кажется, ее родители, старший брат и тетка разбились в аварии, - припомнил он, - когда ехали на машине. Маме было двенадцать. Арабелла, говорите, сидела с дядюшкой Гарри? – нахмурился Рики.
Этот вездесущий Поттер вечно всюду лез! Уж если кто среди колдунов и был для Рики занозой, как в школе, так и задолго до поступления туда, то это его крестный отец Гарри Поттер, герой волшебного мира и обладатель кучи всевозможных достоинств!
-Да, - подтвердил Артур, - он воспитывался родной теткой, которая живет по соседству с миссис Фигг.
Рики удалился к себе, чтобы отдохнуть от жары, а точнее, переварить услышанное. Детство Гарри Поттера прошло в Литтл Уиндинге – в том самом городке, где соединялись все нити, ведущие к нему. Значит, крестный отец, в отличие от Рики, был не в восторге от миссис Фигг; впрочем, их вкусы совпадали разве что относительно профессора Трелони.
Когда спала жара, ребята собрались, чтобы завершить совместный подарок Эдгару. Накануне Артур распечатал несколько фото, где они снялись на память в середине прошедшего учебного года. Одно из них планировалось увеличить и вставить в красивую рамку.
Процесс разглядывания снимков надолго отвлек от цели. Прогулка по деревне магов была приятным воспоминанием, с которым связано столько важных событий! Аппарат запечатлел тот поход, когда Рики побывал там впервые с друзьями и – двумя ровесницами из итальянской школы.
С фотографий Ческа и Марина улыбались и приветливо махали ему. Глядя на это, Рики никак не мог поверить, что, возможно, никогда больше не увидит Ческу. Впервые в жизни влюбиться, и вот все закончилось ничем!..
-Вы прожжете дыры, не надо так пялиться! – фыркнула Джорджина.
Рики вздрогнул и искоса глянул на вспыхнувшего Артура Уизли. Им с Ральфом тоже нравилась Ческа.
-Я выбрал, - словно ото сна отряхнувшись, сказал Дик. – Вот эта.
В принципе Рики одобрил. Фоном этому снимку служили «Три метлы», знаменитая таверна, а не Визжащая хижина, возле которой Эди чуть не сварили.
-Но почему? – возразила Джорджина. – Вот тут, кажется, Эдгар лучше получился!
-Я плохо понимаю, что ты имеешь в виду, - ответил Дик, - но объясню, почему нет. На ней отсутствует Дора Нотт, а это никуда не годится. А что он, по-твоему, здесь не так вышел, так, наверное, потому, что фотографировала вот эта несерьезная барышня, - Дик взял снимок, предложенный Джорджиной, и ткнул в Ческу.
-Соответственно, ты предпочитаешь подарить Эди ту фотографию, где ее нет? – ядовито произнес Артур.
-Именно, - невозмутимо подтвердил Дик. - Уверяю тебя, Эди она совершенно не нужна. Здесь мы, Селена и Дора, Марина, которая, помнится, ему очень симпатична.
-Значит, так и надо, - постановила Джорджина, которая в силу их совместной возни с веником прониклась к Дику заговорщитским почтением, как разбойник к атаману. – Ну, то есть, это же не для вас, а для Эдгара, - назидательно заявила она Артуру и Рики. – Вот и надо то, что ему понравится.
Спорить с ней Рики не желал вовсе, Артур – еще меньше. Девчонка была достойной дочкой своего папаши, сколотившего состояние на приколах, типичной внучкой бабули, годной для командования полком, и вообще стопроцентной Уизли. Даже ее сестра-близнец проявляла больше благоразумия.
-А от себя ты что подаришь? – строго спросил Артур Дика. - Ведь учебник лично для тебя – лучший подарок?
–Представь, нет. Но я смирился, что некоторые так думают, - ответил Дик. – Мы с Джорджиной делаем куклу желаний. Ее сжигаешь и загадываешь, можно по частям.
-Должно сбываться, потому что работает на самовнушении, - прокомментировал Рики. Пит, старший брат, однажды водил его в компанию своих друзей, где зашел спор о гипнозе. Но Рики уже очень давно не участвовал в маггловских вечеринках, и даже не расстроился, когда это пришло ему на ум. Прав был папа, его место среди ему подобных – среди колдунов и ведьм. Настоящие друзья от этого, конечно, никуда не денутся. Даниэла, например…
-Жаль, что в каникулы нельзя колдовать. Вот закончу с подарком и возьмусь за летопись всерьез, - мечтательно протянул Дик.
-Я видел, как ты писал что-то утром в первый день! – припомнил Рики.
Дик обладал многими замечательными качествами, в том числе умел сочинять стихи. Он создал интересное описание прошедшего учебного года, отчет, как он это называл, и хотел взяться за предыдущие – первый и второй курсы.
Дик поморщился, словно не имел надежды отогнать назойливых мух.
-Пока ничего окончательного. Я сортировал информацию о нас с первого курса. В том числе как Рики завладел своей палочкой. И еще я вспомнил, что немного напутал со вторым и третьим курсами, в том, прошлогоднем; единорога мы тогда не видели.
-Какой вздор! Не придирайся к себе почем зря, - отмахнулся Артур. – А нового что?
-По первому только одно четверостишие про Рики, - раскололся Дик.
После долгих пятнадцатиминутных уговоров Дик согласился отвести всех наверх, достал из тумбочки пергамент и отдал хозяину для прочтения. И вот что услышали дети:
«Очень озорной мальчишка
Рики Макарони.
Он ударил дядю книжкой,
Бедный дядя помер».
Джорджнина сразу расхохоталась. Рики и Артур недоуменно переглянулись. Лаконичность поэта хорошо сочеталась с оригинальностью, но все же Рики не стал бы так мягко отзываться об Упивающемся смертью, который почти сумел похитить Рики и едва не убил Лео.
Но он не стал говорить ничего подобного, потому что Артур начал фантазировать, что можно про него придумать такое похожее. Их позвали пить молоко, а потом все снова вышли на крыльцо и болтали, строя планы о предстоящем празднике.
Внезапно выражение лица Артура изменилось. Из ехидно-недоумевающего оно словно изнутри засветилось изумленным вниманием.
-Смотрите, что там такое! – указал он пальцем в небо.
Дик и Джорджина проследили направление раньше Рики. Они вскрикнули, а затем и у него перехватило дыхание.
Медленно темнело. Над домом появились одна - две звезды, пока не осмеливающихся сиять во всю свою яркость. На западе небо все еще оставалось синим, еще более светлым, чем днем, даже почти белым от захода солнца. И там, чуть выше ломаной линии горизонта, плавно передвигалась сверкающая, довольно большая точка. Ребята рядом зачарованно наблюдали за скользящим эллипсом.
-Спутник, - оправившись от шока, определил Рики. Он потянулся, ведь сидеть на деревянном крыльце не особенно удобно. И пояснил, не дожидаясь вопросов: - Это маггловская техника.
-Вроде телевизоров? – спросил Артур.
-Телевизоры работают с таких вот космических станций, - терпеливо пояснил Рики, отмечая, что внук мало чем отличается от деда. – Это такие машины, их выпускают на орбиту Земли… Ну про космос вы знаете, мы чертили звездные карты на астрономии, - друзья понимающе закивали. – Но вот только что, - решил признаться Рики, - у меня волосы дыбом встали. Я решил, что вижу летающую тарелку.
Слушатели заметно заинтересовались.
-Тарелку? – повторил Артур. – Я несколько раз слышал о них, но так и не разобрался.
-Ну, видишь ли, раз Земля – планета, и мы на ней живем, логично предположить, что другие планеты, которые мы рисуем в виде точек, тоже заселены живыми существами. Причем разумными.
-А они маги или магглы? – спросила Джорджина.
-Может, и насекомые, - съехидничал Рики.
Впоследствии Рики не то чтоб уж очень сильно пожалел, что взялся развивать эту тему. В следующие два дня только и разговоров было, что про инопланетян. Рики срочно написал брату, затребовав пару образцов научной фантастики соответствующего содержания для Артура.
…-Значит, оружие встроено в тело, - восторженно повторила, глядя в никуда, Джорджина. – Вот расскажу моему папе…
Поскольку указанный дядюшка Артура владел на пару со своим близнецом лабораториями и магазинами магических приколов, это заявление обещало новую эру, отчего Рики невольно поежился, представив реакцию образцового Эди на такое счастье.
-Учти, что некоторые вещи ускользают от наших органов чувств, - попытался осадить он, - инфразвук, микроскопическое видение.
И добился того, что она, забыв про восточные единоборства, привязалась к нему, требуя список таких вот фигней.
Даже спокойный, рассудительный Дик загорелся внеземными цивилизациями. Оказалось, он, изучая свои обожаемые древние руны, где-то выкопал, что египетские пирамиды построены по особым чертежам, но тогда не вполне понял, о чем речь.
-Нужно признать, что логика рун отличается от логики построения английского алфавита, - констатировал Дик. – Ты ведь владеешь итальянским письмом? – внезапно спросил он.
-Да, - растерялся Рики. – А при чем тут…
-При том. Там принципы грамматики и лексики те же? Или, может, инопланетные?
-Понятия не имею, - Рики обалдело покосился на равенкловца.
Дик махнул рукой, показывая, что понял, насколько бесполезно обсуждать такую тему с Рики.
-Напишу Лео, - решил он. – Он ведь за прошедший год выучил итальянский? В поезде он сказал мне, что летом возьмется за китайский.
Настолько точно в свои планы Лео Нигеллус Рики не посвящал. Но в принципе, на него это было очень похоже. Артур и даже Джорджина кисло скосили глаза.
Лео был ближайшим другом Рики с первого курса – по той простой причине, что их распределили в один колледж. Он был честолюбив, как все слизеринцы, при этом искренне, самозабвенно, добросовестно любил учиться, как и Дик. Впрочем, все-таки Дику нравились знания ради знаний, а Лео – ради пользы. Ничего удивительного, что между Лео и Диком возникло соперничество, которое тянулось уже два года и со всей определенностью плавно перейдет на следующий курс. Рики вздохнул, но тут же напомнил себе, что мог бы быть более благодарен судьбе. Если бы подобная дилемма стояла бы, например, между гриффиндорцами, они бы, конечно и увы, не поубивали друг друга, но зато ближайшему окружению не досталось бы ни капельки покоя. Однако Лео и Дик всегда были исключительно вежливы.
-Если бы я получил от тебя письмо подобного содержания, то прописал бы тебе метлу и свежий воздух, - назидательно обратился Артур к Дику. – Как ты вообще замечаешь, что наступают каникулы? И кстати, мы уже второй день не устраиваем гонок.
Рики охотно принял это предложение. Вчетвером они взяли метлы и ушли за холм, где их парение в воздухе не могли увидеть из деревни или с дороги.
-Если нам повезет, мы поймаем летающую тарелку, - воодушевилась Джорджина.
Почти два часа они гонялись за листиками и бабочками, но так и не обнаружили ничего, желанного сердцу кузины. Они бы летали дальше, но пришло время вернуться, чтобы помогать дедушке на кухне. Эту обязанность строго исполняли и внуки, и гости.
Джорджина вернулась домой донельзя разочарованная. Это было заметно по тому, как она швырнула метлу о стену под навесом, и тут же, фыркнув, помчалась в дом.
-Рики, ты ее раззадорил, - философски заметил Артур.
Кухня дома Уизли с первого дня вызвала пламенный интерес Рики, не затухающий по сей день. Главной ее достопримечательностью было то, что все здесь делалось само собой: посуда мылась, овощи нарезались, ложки вытирались. Это происходило, конечно, под чутким контролем взрослого мага с палочкой в руках. Обыкновенно всю работу выполняла бабушка Артура, но теперь ее заменял дед, изредка – мама.
Два последних члена семейства Уизли совершенно не умели готовить. Поэтому готовили дети, которые в данном деле оказались наименее бесполезными. И не то чтобы Рики не заметил, что в первый раз дед Артура был удивлен его согласием помогать – не меньше, чем бабуля Андромеда.
-Что у нас сегодня, дети? – поприветствовала вновь прибывших Нимфадора Уизли.
-Кун-фу, - мрачно фыркнула сидящая в тени на табуретке Джорджина.
-О, - улыбнулся Рики, - можно отварить рис с соусом из овощей.
Взгляд матери Артура сделался потерянным.
-О, - забормотала она, - а отец уехал, а я не знаю, где в нашем доме рис.
-Не беспокойся, тетя, - покровительственно произнесла Джорджина, указывая Дику на одну из полок.
-А куда делся дедушка? – спросил Артур, когда рис оставили вариться сам по себе, и все праздно расположились за столом, дожидаться его полного приготовления.
-Гарри попросил его приглядеть за домом, - ответила дама, меняя лицо на племянницыно; теперь в кухне находились две Джорджины.
-Куда крестный провалил из собственного дома? – недовольно проворчал Артур. – Еще, я так понимаю, и семейство с собой прихватил. Он же дядя Эдгара и должен отвезти нас на его день рождения послезавтра.
-Артур, твое счастье, что тебя бабушка не слышит, - сурово оборвала мать. – В каком тоне ты говоришь о дяде Гарри?? И, боюсь, он не сможет приехать к Эди, хотя и очень этого хотел бы.
Рики с некоторых пор стал признавать за собой давно подмеченную Лео особенность: что бы ни сделал Гарри Поттер, это его неизменно не устраивало. Он испытывал чрезвычайное раздражение по поводу контроля крестного отца и глубоко сожалел, что тот будет ложкой дегтя на празднике Эдгара. А вот теперь, узнав, что этого можно не опасаться, внутренне весь вскипел от возмущения: как смеет герой магического сообщества иметь более важные дела, чем день рождения любимого племянника?! Или просто не желает показываться на многолюдном торжестве?!
Очевидно, выражение лиц его и Артура побудило миссис Уизли пояснить.
-Он поехал к своей тетке, которая его вырастила, праздновать какую-то семейную дату. Эта придурковатая чистюля, видите ли, на старости лет одумалась. Приспичило ей собрать всю семью вместе.
-Но он же их не любит, - вспылил Артур.
-Не смей так говорить, - сурово приказала мама.
За едой они уже не вспоминали Гарри Поттера. Миссис Уизли не хуже остальных обитателей Пристанища интересовалась инопланетянами. Она подробно выслушала о маленьких зеленых человечках, после чего попыталась изменить свое лицо соответствующим образом. Жуткая козявка с кожей свежей зелени, представшая перед ребятами, на секунду парализовала Рики. Артур, никогда до сих пор не возражавший родительнице, попросил ее воздержаться от подобных экспериментов за столом. Миссис Уизли послушно изобразила его недовольного. Под конец трапезы за спиной Рики раздался хлопок – то мистер Уизли аппарировал к себе домой.
-С этим Добби совершенно невозможно разговаривать! И как только Гарри управляется? О, какой аппетитный аромат! Вы просто молодцы, что справились без меня. Рики, - обратился он, садясь на свободный стул рядом, - я тут подумал. С какими намерениями эти странные существа посетят нашу страну?
-Может, и не нашу, - произнес Рики сквозь пищу. – Например, если фантаст из Америки, так непременно считает, что НЛО прилетит туда. А моя подруга Даниэла увлекается японскими мультфильмами, если им верить, то самые интересные вещи происходят именно в Японии.
-Ты не ответил на мой вопрос, - настойчиво сказал дед. – Чего им от нас надо?
-Ну, если верить уважаемым господам с фантазией, - Рики наморщил лоб, - то одно из двух. Либо у них исключительно благие намерения: привезти нам прогресс, воссоединить с вселенской цивилизацией, внедрить передовую технику…
-Это новые маггловские машинки, что ли? – уточнил дед.
-Ну да. Либо цель совершенно противоположная – захватить нашу планету, наподобие лорда Волд… Сами – Знаете – Кого.
При упоминании указанного злодея присутствующие дружно поежились. С недавних пор и Рики сделался неравнодушен к этому субъекту, хотя и не боялся его так сильно, как взрослые маги. И даже не так, как ровесники. Просто он носил в себе некоторые особо редкие его способности.
-Понятно, - бодро произнес дедушка и чуть не снес, промахнувшись, салатницу вилкой.
Вечером дети снова провожали день на свежем воздухе. В этот раз мама Артура, прежде чем идти на дежурство, ненадолго составила им компанию.
-Вы приготовили подарки? – спросила она. – Скорее всего, я сама отвезу вас.
-Да, - ответил сын, озвучивая кивки остальных. – А, собственно, почему аврор должен сопровождать юных колдунов на праздник к однокласснику? – с наигранной серьезностью спросил он. Но, против ожидания, миссис Уизли озабоченно наморщила лоб.
-Понимаешь, там будет экс-чемпион «Хогвартса», Эльвира Паркинсон. О Мерлин, Джорджина, я и забыла, что она твоя двоюродная сестра! Говорю о ней так официально…
-Да, Эльвира – наша староста, - улыбнулся Рики, - и все мы ее хорошо знаем.
-Естественно, она там будет. Она же встречается с Ники, старшим братом Эди, - в своей обычной манере продемонстрировал осведомленность Дик.
-Рада, что вам она нравится. Воспитанная девушка, - охарактеризовала Нимфадора Уизли. – Так вы, конечно, знаете Риту Вриттер, журналистку…
Рики и компания ее знали. Как и все магическое сообщество в Британии и наверняка кое-где еще. Эта противная тетка обожала сенсации даже больше, чем Трелони – свои трагические предсказания. Причем аналогичным образом высасывала их из пальца. Рики относился к ней чуть терпимее, чем к профессору предсказаний – по той простой причине, что с репортершей он не сталкивался так часто.
-Она сейчас в клинике святого Мунго, - махнул Артур.
-Увы. Она выпросила себе привилегию не находиться там постоянно, - сказала Нимфадора, - а только приходить на процедуры.
Рики подумал, что для персонала клиники это было большим облегчением. Никого другого с ее проблемой не выпустили бы из-под надзора. Но в данном случае то, кто именно находился под наблюдением, было очень спорно.
-Вриттер не дает прохода Эльвире, и девочка обратилась в Министерство с жалобой. Хвала Мерлину, вы не читаете «Пророк»! Чемпионы едва ли не виноваты в том, что смылись с итогового состязания! Я могу попроситься на это дежурство, если вы там будете. Ну, мне пора.
И миссис Уизли исчезла.
-Смотрите, звездопад! – вскричала Джорджина. – Это мое желание!
-Сотни людей во всей округе это видели и загадывали собственные желания, - снисходительно усмехнулся брат, - так что с тебя не убудет. И что же ты просила такое особенное, новую бомбу-вонючку?
-Нет, - с достоинством возразила Джорджина. – Я хочу, чтоб инопланетяне все же прилетели.
-Вот дикая девчонка, - фыркнул Рики, которого от этого пожелания отчего-то пробрала дрожь.
В ту ночь ему приснился необычный сон. Не такой, как всегда, где есть разные люди, действия, сюжет, и цель, который чаще всего не помнишь по пробуждении. Нет, там было только черное, усыпанное звездами небо. И словно кто-то звал его со звезд; временами казалось, что это мольбы о помощи. Его мысли пытались кого-то успокоить…оно, это кто-то было в панике, как будто, что ли, подавленной.
Он проснулся оттого, что сова Дика, отправленная с посланием к Питу, двинула ему крылом по уху. Хорошо еще, посылку на голову не швырнула.
Обругав манеру Дика, не могшего заснуть без свежего воздуха, оставлять открытым окно, Рики разлепил веки.
Почти рассвело, но все равно было очень рано. Возле груди одеяло удерживало что-то тяжелое. Рики нашарил рукой обернутый прямоугольник; совы уже не было. Напомнив себе, что сегодня – последний день все подготовить к завтрашнему визиту, и еще, помнится, может нагрянуть хозяйка этого веселого дома, Рики небрежно сложил почту на пол возле кровати, перевернулся на другой бок и сделал все возможное, чтобы снова заснуть.
Однако, это ему не удалось. В доме Уизли, где регулярно происходили незапланированные события, через положенный создателем срок свершилось еще одно.
Неожиданно вернулась из отпуска тетушка Луна.


Глава 2 . Чрезвычайные происшествия своим чередом.


Тетя Луна приходилась супругой дяде Рону, младшему сыну многоуважаемых Артура и Молли Уизли. Дядя Рон с семейством также проживал в Пристанище, но еще до прибытия мальчиков и Джорджины отбыл радоваться солнцу и морю со всем комплектом. Таким образом Рики избежал знакомства с пятью его дочками, из коих старшая, мисс Гермиона, успела заочно с ним разругаться и имела зуб на Клуб Единства. А виноват в этом был опять же дядя Рон, ни за что не пожелавший вернуть дочке ее же безделушки, которые Артур позаимствовал для Рики. Дядюшка был, определенно, таким же перестраховщиком, как его лучший друг Гарри Поттер, а возможно, осторожности также способствовала руководящая должность в Отделе Магической Защиты. Однако его простодушная супруга солидный имидж не поддерживала.
Если бы тетю Луну однажды показали итальянской бабушке Рики, та, несомненно, одобрила бы, что эта женщина не рискует обзаводиться собственным отдельным домом. Луна работала в департаменте магических происшествий и катастроф и частенько выглядела так, будто все эти катастрофы в одночасье рухнули непосредственно на нее. Сама она отличалась неизменным, поистине философским спокойствием. Данное свойство не изменило ей и в это раннее утро, когда, подлетев к дому около 06.50 по местному времени, практичная дама начала сбрасывать на крышу свой багаж, состоящий из пяти маленьких чемоданчиков.
Родовое гнездо Уизли отличалось весьма почтенным возрастом. О том, что именно происходило, Рики, разумеется, узнал позднее. А в тот момент ему, как и остальным в доме, в первую очередь подумалось о конце света, затем – о нападении темных магов – Упивающихся Смертью. Глухие удары, сотрясающие весь дом, и грохот черепицы, схожие с бомбардировкой или с землетрясением, может, и не разбудили бы всех так сразу. Но, как следствие, на чердаке надрывно заголосил упырь, милосердно замолкающий на ночь.
Подскочив на кровати, Рики метнулся к окну; оно выходило во двор. За спиной раздавался шорох. Он обернулся, чтобы посмотреть, что делает Дик.
-Что ты ищешь? – хрипло спросил Рики. Ему не понравилось, как изменился, конечно, со сна, его голос.
-Палочку, - шепотом ответил Дик.
Рики и думать забыл о своей. Впрочем, он был сверх меры благодарен Дику, который отвлек его от выглядывания. Через секунду мимо окна просвистело, падая с огромной скоростью, нечто достаточно большое. И, судя по чавкнувшему звуку, приземлилось это нечто отнюдь не на сухую землю. По лестнице кто-то бежал вниз, слышались голоса.
Тем временем во двор спикировала и грациозно встала на ноги растрепанная светловолосая ведьма в пижаме и дорожном плаще. Ее кожа имела странный оттенок. Из дома выбежали и бросились к ней дед и мать Артура. Нимфадора была совершенно одета, следовательно, вернулась недавно.
Рядом с Рики и Диком появился Артур.
-Рики, как всегда, не вооружен, - констатировал он, пока вновь прибывшая внизу объясняла, почему решила расстаться с багажом таким вот мирным способом.
-Приземляться с сумками неудобно, я не знаю, как слезть с метлы…
-Очень на тебя похоже, - сквозь зубы прошипела Нимфадора.
Артур Уизли-старший примиряющее понял руку ладонью вверх, но Луна как будто не слышала.
-А во двор швырять – мало ли во что вляпается. Дети, - пояснила она.
Артур Уизли-старший сделал глубокий вдох.
-Идемте в дом, - произнес он как можно бодрее. – Хорошо, что все так закончилось.
-Не закончилось, - ядовито произнесла Нимфадора. – Я вызвала подкрепление. Сейчас здесь будет половина Авроров моего отдела. Ты, надеюсь, не желаешь показаться им в таком виде?
Никто не ожидал, что тетушка Луна так отреагирует.
-Нет! – воскликнула она со слезами на глазах, - мне нужен покой!
А во дворе уже появлялись из ниоткуда разные колдуны и ведьмы.
-В этом случае ей следовало отправиться куда угодно, только не домой, - проворчал Артур, конфузясь перед друзьями за оригинальные манеры тетки, как не раз бывало раньше. – Впрочем, там, где она, покой – редкий гость.
Члены семейства между тем поступили следующим образом. Мистер Уизли проводил Луну в дом, но перед тем та во всеуслышание объявила, что плохо себя чувствует. Нимфадора осталась во дворе – объясняться с прибывающими коллегами. Рики разглядывал их с любопытством, почти никого их них ему до сих пор видеть не доводилось. Большинство, поворчав против ожидания вполне добродушно, тут же покидали двор. Мать Артура попросила остаться только двоих. Первой была ведьма, которая, по мнению Нимфадоры, имела достаточно терпения, чтоб сладить с расхворавшейся Луной. После нее принял приглашение выпить чашку утреннего чая пожилой колдун, которого Рики знал как профессора Ремуса Люпина. Впрочем, профессором тот теперь не назывался, потому что вернулся на свою прежнюю работу в Министерство и в «Хогвартсе» больше не преподавал. В прошедшем учебном году Рики и прочие третьекурсники под его руководством освоили методы борьбы с черномагическими существами. Рики предположил, что Нимфадора считает Луну одним из них.
-Спустимся вниз, - предложил Артур, - послушать, о чем говорят в кухне.
Нимфадора в компании приглашенных скрылась за входной дверью дома.
Джорджина уже заняла пост.
-Ну и что с тобой случилось такое на этот раз? – устало приветствовала родственницу мать Артура. – И что тебе помешало прилично одеться?
-А тебе какая разница? – устало-равнодушно буркнула Луна.
-Никакой. А вот Молли удар хватит, когда ей расскажут, что ты летела так через всю Британию. Кто тогда будет с тобой нянчиться? – сурово вопросила Нимфадора.
-Какая ты иногда бываешь противная, - констатировала Луна. – Мне больно переодеваться. Я вся чешусь.
-Что? – в ужасе воскликнули все, пребывающие в кухне.
-Зараза? – осторожно спросила коллега Нимфадоры.
-Нет, - отмахнулась Луна. – Я просто обгорела. И это ужасно! Я не могу надевать другую одежду. Только пижама вроде не раздражает нервы. А где Молли? Еще не вернулась? – произнесла она почти жалобно.
-Нет. И Пэнси, как назло, не сможет к тебе приехать, - беспомощно развел руками Артур Уизли. – Она в госпитале…
-Она всегда там, - пробубнила Луна.
-На этот раз ее саму там лечат, - усмехнулась Нимфадора.
-Прости за бестактность, Луна, - заговорила незнакомая дама. – Ты что, оставила Рона с девочками на произвол судьбы?
-Вот-вот, и Молли будет в ужасе, - ехидно проговорила Нимфадора. – Хотя с чего бы.
-А что им сделается? – недоуменно произнесла Луна.
-И Рон тебя отпустил? – продолжала удивляться гостья.
-Выпроводил, - безучастно сообщила Луна. – Он уверил меня, что они прекрасно обойдутся, и мне незачем там страдать. Я уже выть готова!
Рики невольно вздрогнул, опасаясь, как бы она это не воплотила. Дуэт с упырем…
-Ох, я не знаю, что тут делать с ней, Хестия? Может, попросить мою маму, чтобы она переместилась через камин и ухаживала за ней?
-Не надо, - энергично запротестовала Хестия. – Я знаю, что делать. Нужен отвар из…
-Я кушать хочу, - флегматично сообщила Луна.
Мать Артура чертыхнулась.
Через полчаса ведьма по имени Хестия отвела выкупанную, намазанную зельем от загара и напоенную молоком Луну в ее комнату, заблаговременно подготовленную Нимфадорой. Джорджина отправилась досыпать. Мальчики вернулись в комнату для гостей.
-Довольно типично, - произнес Рики, - что авроры появились здесь сегодня моментально. А вот когда на нас напали во время турнира, они еле как успели к концу драки.
-Хочешь сказать, они ожидают, что в доме, где есть ты, обязательно что-нибудь случится? – уточнил Дик.
-Но ведь здесь живет мама, и вряд ли без тебя… - начал Артур.
Под окнами раздались шаги, затем – голоса.
-Похоже, один из ее сундуков все-таки вляпался, - мягко произнес профессор Люпин.
-О, нет! – вскричал дед таким тоном, что мальчики вновь кинулись к окну. – Молли замочила тут белье еще до отъезда. Вот она будет ругаться. Скисло, наверное.
Мальчики переглянулись.
-Помнится, мы его тогда же и выстирали, - напомнил Рики.
-Да, повесили сушиться, а потом убрали в шкаф, - подтвердил Артур, после чего высунулся и сообщил это дедушке.
-А грязную воду зачем тут оставили? – спросил тот.
-Ну знаешь, не многого ли ты хочешь? – возмутился Артур.
-Доброе утро, профессор Люпин, - хором поздоровались Дик и Рики. Профессор улыбнулся и кивнул в ответ.
-Ты, конечно, прав, - согласился мистер Уизли. – Дети, а тем более гости, не должны делать ничего такого. Ох, как не вовремя уехала бабуля!
Дети заверили его, что ничего особенного, это им не мешает, а внук даже намекнул деду, что неплохо бы и ему навестить тетушку Джинни. За это дед отправил всех отдыхать.
Вместо того, чтоб делать, как велено, Рики распечатал посылку от брата. Внутри находились две книги про пришельцев, одну из которых Рики однажды читал. Все это предназначалось Артуру. Письмо из двух тетрадных листков, исписанных почерком Пита, Рики развернул немедленно.
«Уж и не знаю, о чем ты думал, но тебе повезло. Потому что, когда прилетела твоя сова, я был, как ни странно, дома. Получай книжки. Должен всецело одобрить твою стратегию – борьба с чистокровными предрассудками силой печатного слова должна быть очень эффективной. Кстати, свяжись со мной по Интернету, так быстрее. Ты ведь мне так и не объяснил, как твой приятель отреагировал на то, что колдуны не люди.
Я дважды видел Дан. Она не знает, а я не решаюсь ей сказать, что вел переписку от твоего имени. Но если ты считаешь нужным – можешь рассказать ей об этом. Она очень переживает, что ты можешь получать письма с вирусами. И, по-моему, что-то подозревает о твоей школе. И родители сейчас напрягаются из-за «Хогвартса» больше, чем когда-либо.
Мама объясняет, что твое последнее приключение заставило их серьезно задуматься. Но она на взводе из-за чего-то еще. Я знаю, что после гастролей она поехала не домой, а к Арабелле Фигг. Не знаю, что именно там произошло, только мама ей каждый день звонит».
Рики отложил письмо. Брат-то пока понятия не имел, что бабуська связана с Дамблдором, директором «Хогвартса», и прочей гриффиндорской мафией. И логично предположить, что мама узнала от нее последние новости. Однако внутри был странный разлад: логика логикой, но интуиция не подтверждала. Рики не чувствовал, и более того, он самым очевидным образом считал, что беспокойство его мамы о школе и о миссис Фигг вообще не связаны между собой. Хотя такая точка зрения была очень наивной, поскольку существовало нечто, о чем он друзьям так и не рассказал.
Рики усыновили в одну из поездок Макарони к миссис Фигг. И Гарри Поттер, проживающий в ту пору, вполне вероятно, в том же Литтл Уиндинге, несомненно, имел к этому отношение. Тут Рики кое-что пришло в голову. Ведь Арабелла знакомила их с соседями, раскланиваясь на улице. И к ней, случалось, заглядывали изнывающие от скуки соседки попить чайку и поглядеть на внуков – так они говорили. На самом деле, усмехнулся Рики, их интересовала их мать, Люси Макарони, которая была самой настоящей актрисой, известной балериной.
-Дик, - позвал Рики, - ты не спишь?
-Нет, конечно, - Дик привстал на локте. – Таких впечатлений больше нигде, кроме этого дома, не наберешься.
-Точно. Ты, случаем, не знаешь, как зовут тетку Поттера? – с надеждой спросил Рики. Дик умудрялся знать все и обо всех, а Гарри Поттер был знаменит с детства.
-Она сестра его матери, - пожал плечами Дик, - и зовут ее Петуния Да… Да…
-Петуния Дарсли? – Рики прямо чувствовал, как натягивается кожа над веками, потому что брови поднимались все вверх, хотя казалось, что дальше уже некуда.
-А ты ее знаешь? – спросил Дик.
-Вредная и любопытная, - припечатал Рики. – Хорошо, что Риту Вриттер в ней задушили в зародыше. Но она великолепно готовит.
Да, теперь Рики понимал, почему всегда, как он навещал Арабеллу, их непременно приглашали в гости к Дарсли. Хозяйка, как ни странно, всякий раз этому радовалась, невзирая на то, как, судя по рассказам его друзей, относилась к племяннику – колдуну. Опять же, оттого, что вместе с Рики в дом приходила Люси, и все соседки отчаянно завидовали.
Миссис Дарсли была длинной, худой и исключительно приторно улыбалась. Просто удивительно, как она сама этого не чувствовала. Подумав, Рики решил, что она понятия не имела об его колдовской сущности. Она бы просто не сумела так хорошо притворяться. Рики отложил подальше недочитанное письмо и развалился на кровати. Нормальное утро еще не началось, а он уже столько всего пережил. В голову назойливо лезли слова китайского чемпиона, с которым Клуб Единства простился в школе чуть больше недели назад: «В этом мире все связано».
Провалявшись в постели, пока не позвали, и добившись этим того, что чувствовал себя совершенно разбитым, Рики спустился к завтраку. Еще на лестнице, потянув носом воздух, он решил, что нюх ему изменяет.
Ранние гости сидели за столом. Рики так и не понял, как же они успели приготовить мясо на вертеле. Его радушно пригласили располагаться.
-Уж как я вам благодарен, - говорил хозяин, - один я не знаю всех этих тонкостей. Ремус – мастер готовки на свежем воздухе, - отрекомендовал он Люпина.
Профессор снова мягко улыбнулся. «Наверняка научишься, если ты оборотень», - подумал Рики.
Когда перешли к чаю, в камине вдруг затрещало. А затем, к неописуемому удивлению Рики, посреди камина возникла голова Эди – праведника.
-Доброе утро, - произнесла голова и церемонно поклонилась.
-И размеренное, - сказал Артур в тон ему, намазывая масло.
Зашелестели приветствия. Рики во все глаза пялился в камин.
-Вы помните, что я вас пригласил? – обратился Эди к друзьям, сидящим кучкой.
-Безусловно, - заверил его Рики. – Кем ты нас считаешь?
-Дело не в этом, - отмахнулся Эди. – Я тут подумал, ведь с вами Джорджина. Не очень приятно, если вы оставите ее на целый день одну. Поэтому ее я тоже приглашаю.
-Отличное решение! – Артур едва не подавился. – А будь тут все дочки дяди Рона?!
-Не вредничай! – хором произнесли недовольная Джорджина и принципиальный Эдгар.
-А ты забыл, как она лезет, куда не надо? Или хочешь дать ей второй шанс? – съязвил Артур.
-Нет, я хочу вести себя прилично, - сказал Эдгар.
-Да смотри ты в свою тарелку! – рявкнула Джорджина на братца и повернулась к камину. – Эди, ты ведь меня приглашаешь? Ну так вот, я согласна, - гордо сообщила она.
-Ну и прекрасно. Увидимся завтра, - сказала голова Эдгара и исчезла.
-Артур, - с упреком произнесла миссис Уизли.
-Не обращай внимания, тетя, - молвила Джорджина, задрав нос, - мы сами разберемся.
И, смерив кузена высокомерным взглядом, торжествующе показала ему язык.
-Как это возможно? – Рики кивнул на пламя.
-Что, камин? – уточнил Дик. – Ну, помнишь, мы так перемещались к Лео. А можно так беседовать, переходя частично.
-А это не больно? – спросил обеспокоенный Рики.
-Нет, - у Дика был такой вид, словно он вот-вот расхохочется. – Все с ним в порядке.
Артур и Джорджина не разговаривали друг с другом до обеда и прервали ссору по уважительной причине. Решив проведать семейное гнездо, «ненадолго заглянула» достопочтенная Молли Уизли.
Известие о безвременном возвращении Луны бабушку Артура более чем взбодрило. Она изготовилась немедленно инспектировать отдых дяди Рона с детьми.
-И это оттого, что их покинула Луна? – насмешливо спросила Нимфадора. – Вы серьезно считаете, что они без нее страдают?
-Но должна же я знать, как там девочки?!! – рассеянно, но не менее возмущенно заявила Молли.
-Прекрасно, - не сомневалась ее невестка, вдруг понурившись. – При таких родителях ваши внуки вполне самостоятельные.
Бабушка хотела еще кое-что сказать, но тут в дверях появилась флегматичная Луна. При виде свекрови она заметно оживилась.
-Ох, Молли, до чего я рада! Без тебя этот дом запросто развалится…
Своим появлением красная, как закатное солнце, «ходячая катастрофа» смягчила выражение лица Молли Уизли.
-Ну и красота! Какого гоблина ты каждый год так набрасываешься на солнце? – проворчала она.
-Наверное, я бестолковая, - ровно предположила Луна. – Так устала, просто невозможно! Хестия, конечно, сделала что могла, но… - и она устремила на бабку обожающий взгляд.
-Так не вставай пока, - энергично посоветовала старшая хозяйка. – Хочешь чего-нибудь?
-Да, я вот хотела пирог с черешней. Меня тут поили молоком, как маленькую…
-Сгинь с глаз! – шикнула на нее свекровь, подзывая к себе ступку для замешивания теста.
В итоге Луна получила половину пирога, а внуки – все остальное плюс хорошую порцию наставлений, как следует себя вести завтра в чужом доме.
Перед ужином бабушка выставила их с кухни, и обитатели дома отправились на крыльцо проветриться. Разговор зашел, как всегда, об инопланетянах.
-Предположим, - начал дед, - у них все же добрые намерения. Откуда мы это узнаем?
-В этом случае, вероятно, начнут поступать сигналы, - предположил Рики. – С дурными намереньями сразу нападают, без всяких нежностей.
-Ты прав, - пробормотал мистер Уизли. – Значит, они пойдут на контакт. Но ведь они не говорят по-человечески. Тогда каким образом?
-Существуют различные сигналы, - Рики плохо разбирался в азбуке Морзе и тому подобном, но надеялся это скрыть, - где бы взять маленькое зеркальце?
-Я принесу, - вызвалась Джорджина и вернулась в дом.
-Предположим, начнутся странные вещи, в которых вроде бы нет никакого смысла. Ни вреда, ни пользы. Ну, разные там оптические явления. Все это, разумеется, не обязательно вызвано инопланетным вмешательством.
Вернулась Джорджина и протянула ему зеркальце.
-Годится, - одобрил Рики и повернул его от себя. Почти сразу по бочке с водой заплясали, отраженные закатными лучами, солнечные зайчики.
-Ну, это и мы отлично умеем, - рассмеялся Артур Уизли-старший.
-Я не о зайчиках, - обиделся Рики. – Зеркальцем можно подавать длинные и короткие сигналы.
Рики переместил отражение на стену и продемонстрировал, закрывая ладонью.
-Ловко, - оценил Артур. – А слова этими световыми сигналами писать можно?
-Попробуй, - пожал плечами Рики и передал столь полезную вещь.
Выводить буквы светом у Артура получилось довольно скоро. Гораздо больше времени уходило у зрителей на то, чтобы их расшифровать.
После ужина миссис Уизли вернулась к дочери, наказав супругу назавтра, когда дети будут в гостях, непременно проведать дядю Рона.
-Чему ты радуешься? – спросила Джорджина у деда. – Ведь сам говорил, отдохнешь от девчонок.
-Ну что за вздор, детка, - мягко укорил ее дед.
Утро нового дня началось очень суматошно. Для начала Рики показалось, что он проспал. Потом они с Диком долго возились с парадными робами, а в итоге все же отнесли их к мистеру Уизли, и тот заверил, что отгладить их – пара пустяков. Рики даже не заметил, что именно ел в тот день на завтрак. Он несколько раз удостоверился, что приготовил все необходимое.
За полчаса до отправки вернулась с работы мать Артура и сказала такое, что Рики невольно стало не по себе. Счастливым голосом она объявила, что Министерство дало добро на портшлюс.
-Ваш приятель из отдела транспортировки, папа, согласился, что для нескольких человек это удобно. И никто не потеряется, - она задорно подмигнула и удалилась, напевая, к себе.
Портшлюс! При одном звуке Рики начинало мутить. Это магическое средство было удобно только в смысле скорости. Схватишься за предмет – и тебя уже выбросило в другой точке пространства. При этом перемещаемый чувствует себя, мягко говоря, дровами. После первого раза Рики зарекся использовать это средство. И только форс-мажорные обстоятельства, а именно необходимость выручать Эди, подвигли его на этот выматывающий подвиг. Воспоминание было еще свежим. Но что толку, перемещаться через камин немногим приятнее портшлюса. Его рассуждения прервало появление коробки, рухнувшей в камин. Артур Уизли поскорее достал ее.
«Интересно, что опять за старье?» - подумал Рики. Он знал, для портшюсов используют предметы, которые не-колдуны обыкновенно принимают за обычный мусор.
Это оказался транзистор с допотопным треснувшим корпусом, из которого торчали разноцветные провода. Дед Артура пришел в волнение и, вне всякого сомнения, оставил бы его себе, если б мог до него дотронуться. Но, увы, тогда б его отправило восвояси из собственного дома.
Дедушка построил их вокруг стола. Нимфадора Уизли осторожно освободила портшлюс из коробки. Проводить детей вышла тетушка Луна в ночной рубашке, с косичками, заплетенными по настоянию Молли Уизли, которой казалось, что так аккуратнее, и все такая же красная, как вареный рак.
-По моему сигналу, ребята, - бодро сказал дед, - и без паники. Опоздавших все равно отправим через камин.
-Удачи, - пожелала тетка Луна, и это последнее, что увидел Рики в доме Уизли, потому что в тот момент Артур Уизли-старший хлопнул в ладоши, и он поспешно ухватился за транзистор.
Когда рывок закончился, Рики вначале установил равновесие, а затем открыл глаза. Они стояли возле настежь распахнутой зеленой двери. Миссис Уизли прятала приемник в пластиковый пакет.
В проеме появилась девушка, облаченная в ярко-красную парадную робу с вышитым на груди золотым львом – символика колледжа «Гриффиндор». Ее волосы были собраны в многочисленные хвостики, а выражение лица выдавало скорее озабоченность, чем радушие. Указанную особу звали Лаурой Боунс, она была старшей сестрой Эди; по правде сказать, чрезвычайно спесивой старшей сестрой.
-Вот уж не думала, что Клуб Единства станет дожидаться особого приглашения войти, - произнесла она недоуменно и кивнула миссис Уизли. – Помните, отец хотел с Вами переговорить…
-Может, ты дашь нам пройти? – попросил Рики.
Лаура торопливо отодвинулась и махнула рукой в направлении, куда следовало идти. На самом деле, она могла бы этого не делать, поскольку из прихожей вел один-единственный прямой коридор, а двери всех комнат по обе его стороны были открыты. Причем, похоже, в каждой находились гости.
-Папа в кабинете, - кивнула Лаура Нимфадоре. Та, поблагодарив, удалилась.
-А Эди где? – спросил Дик.
-Понятия не имею, - пожала плечами Лаура. – Шатается где-то в доме.
-О добросердечнейшая! Это его вечеринка, между прочим, - ледяным тоном произнес Артур.
-Вот именно. В вашем возрасте человек уже взрослый, и я ему не нянька, - надулась вредная сестрица. – Он имеет полное право находиться, где хочет.
-Лаура! С какой стати ты держишь наиболее желанных гостей на пороге?
К ним медленно приближался рослый парень, брат Эдгара Ники Боунс. Следом за ним выглянула из комнаты его мама.
-А куда я их дену? – огрызнулась Лаура. – Попроси Эльвиру присмотреть за ними, она-то хорошо справится, экс - староста.
Рики помнил, что Эльвира закончила школу, но все же представить не мог, каким будет «Хогвартс» без нее.
-Дети и без конвоя обойдутся, - постановил старший брат.
-Еще бы! Тебе самому нужен этот конвой, - съехидничала сестра.
-Я вас провожу. – Снисходительно улыбнувшись Лауре, брат повернулся к ней спиной. – Кстати, ваш приятель Лео Нигеллус несколько минут назад вручил моему брату такое безобразие, которое я в школе благополучно пропустил. Вот.
И, к удивлению всех, одернул стену и посторонился, сделав приглашающий жест.
Комната Эдгара больше напоминала кабинет. Все было аккуратно расставлено по местам. Эди, развалившись в кресле, фанатично листал толстенный том, не замечая вновь прибывших. Лео до их прихода, очевидно, беседовал с присевшей на край стола Эльвирой.
-«История магического права», - пояснил Лео, кивая на свой подарок.
-Его же теперь за уши не оттянешь! – возмутился Артур.
-Попрошу не трогать мои уши, - раздался голос именинника, - как бы вам того не хотелось, потому что мне это не нравится. И я еще как согласен расстаться с этим трудом, даже после дня рождения. Но только в том случае, Артур Уизли, если одолжу его тебе!
-А мне? – встряла Джорджина. - Мама будет очень рада.
-Тебе тоже надо, - постановил Эди и отложил раскрытую книгу. Потом он обернулся к вошедшим.
Пребывание на каникулах не очень-то шло ему на пользу. Рики считал, что причиной тому было неизбежное постоянное общение с нервными родственниками. Чего стоила одна Лаура; хотя теперь, наверное, она прекратила выказывать старшему брату недовольство Эльвирой. Но главным стрессовым фактором для образцового Эдгара, хоть Рики и не собирался делиться подобным наблюдением, были родители. По крайней мере, мама уж точно, Рики беседовал с ней несколько раз, и ее сжатость уж ему была видна без микроскопа. Она-то знала, что Рики как-то связан с Тем - Кого – Нельзя – Называть. Впрочем, многие семьи пострадали от его сторонников. А вот Боунсы еще и обозвали младшего сына в честь погибшего дядюшки. Рики не думал, что они специально затюкивают сына. Но атмосфера родного дома, пропитанная страшными легендами, ожиданием опасности, наверняка внушала Эди, что малейшее отступление от правил грозит потерей безопасности. Почему-то именно он оказался к этому наиболее чувствительным.
-Очень хорошо, что вы все приехали, - сказал Эди и улыбнулся.
-А мы-то как рады, - в тон ему ответил Артур.
Приветствия прервало появление Лауры.
-Ты вообще намерен выйти к гостям? – поинтересовалась она, просунув голову сквозь стену, - или будешь торчать в своей комнате? Я понимаю, компания веселая, но тетя Сюзан специально ненадолго приехала, чтоб тебя поздравить.
«А дядя Гарри, значит, остался в Литтл Уиндинге», - мысленно констатировал Рики.
-Исчезни, - приказал ей старший брат, после чего встал и собрался уйти, но ему помещали стоящие на дороге гости из Пристанища. Кроме того, Эди спросил вдогонку: «Куда ты?».
-Сказать папе, что я обо всем этом думаю, - заявил Ники. – Какого гоблина они позвали всю эту толпу на твой день рождения? Тебе оно надо?
-Но я же согласился, - сказал Эди.
«Как на тебя похоже», - подумал Рики.
-А со мной этот номер не прошел бы, - заявил Ники.
-Ники! – вмешалась Эльвира чуть укоряющее. – Твои родители так радовались этому празднику! И все эти маги…
-Лучше б явились той ночью к Визжащей хижине, - рыкнул Ники, - так нет, опоздали.
-Можно начинать дарить подарки или как? – выступила вперед Джорджина.
Против этого Ники ничего не имел. Дик и Джорджина показали Эдгару свою куклу и объяснили, для чего она нужна. Взбодрившись, старший брат заявил, что хороший пожар этому дому, конечно, не помешает. А затем Рики вручил набор для выжигания с линзами и рисунками.
-Ты достаточно усидчив, чтоб довести до конца такое дело, - сказал Рики. – Тут требуется сосредоточенность.
Эди уже разглядывал картинки.
-Я и ожидал от тебя чего-нибудь такого, - сказал он. – Но думал, это будет коробка с карандашами.
-Надеюсь, Ники, ты доволен? – обратилась к кавалеру Эльвира. – Этим тоже можно спалить дом.
-Дорогой мой! – в комнату вошла, придерживая у лица монокль, незнакомая и очень пожилая ведьма. Вероятно, она никогда не была особенно красивой. Однако выражение лиц Эди и Ники изменились. Определенно, они относились к ней очень тепло.
-Бабушка, - представил Ники.
Рики готов был увидеть в ней ту же испуганно-настороженную реакцию, что у большинства колдунов. Но он ошибся, бабушка сделала вид, что не очень-то его заметила. Она старательно отводила глаза в сторону.
-Не очень-то приятно чувствовать, что помешала тебе, - с улыбкой попеняла она младшему внуку. – Но прибыла почетная гостья, и будет невежливо, если ты не поздороваешься с ней.
-Он третий час здоровается с почетными гостями, - вступился Ники.
-Сначала я соберу подарки, - примиряя, встал между ними Эди.
-А кто такой важный, что Вы лично его объявляете, мадам? – шутливо спросила Эльвира.
-Прорицательница Парвати Патил, - сказала бабушка. – Ее специально позвали.
«Либо бабушка наивна, либо слишком педагогична, чтоб показать свое истинное отношение», - просек Рики. Мисс Патил была достойной ученицей профессора Трелони; на первый взгляд казалась ее полной противоположностью, поскольку предсказывала исключительно хорошее всем, кроме своего зятя. Особенной симпатии у Рики не вызывало и то, что просветленная дама была в свое время одноклассницей Гарри Поттера.
-Не задерживайтесь, - попросила бабуля и вышла.
-Надо же, взяла монокль тетки Эмили, - рассеянно проворчал Ники. – Торжественность какая!..
Даже Эди повиновался не без ворчания. Он попросил друзей выйти к гостье с ним, поскольку был шанс, что при ожидающей толпе дама не будет слишком долго держать его подле себя.
Ожидания Рики не оправдались: Патил не нацепила на себя никаких бус и прочих шаманских штучек и выглядела не только нарядно, но и прилично. По счастью, она беспокоилась о сложной прическе и потому даже не нагнулась, чтобы обнять именинника. Парвати ограничилась воздушным поцелуем и начала щебетать:
-Ох, дорогой, наверное, ты ужасно рад своему дню рождения! Я хочу сказать, в твоем возрасте это еще позволительно, - Парвати захихикала. – Но я не сомневалась, что так оно и будет. О, Невилл!
Рики очень удивился. Невилл Лонгботтом, супруг тетушки Джинни, явился на этот праздник?
Бывший и, по счастью, целый преподаватель защиты от темных искусств обогнул учеников, кивнув им в знак приветствия, и припал к ручке одноклассницы.
-Как Джинни? Не ожидала встретить тебя здесь, - сказала Парвати.
-Теща отправила проветриться, чтоб я не путался под ногами.
Развернувшись, чтоб тихо ретироваться, дети натолкнулись на Эльвиру и Ники с набором Эди в руках.
-В обход и в сад! – скомандовал старший брат.
Эди скользнул к открытой входной двери. Остальные последовали за ним.
Сад Боунсов был не такой заросший, как у Уизли.
-Ты хочешь, чтоб мы выжигали? – спросил Эди.
-А ты нет? – усмехнулся Ники.
И каждый получил свою долю мучений и возни, стараясь сфокусировать лучи в линзе. В глазах плясали светлые пятна.
Через час появилась взмыленная Лаура.
-И вам не стыдно?! – возмутилась она.
Поскольку никто не рискнул ей ответить, она продолжала с еще большим жаром.
-Между прочим, невежливо бросать гостей, которые специально явились тебя поздравить! И еще, взрослый человек, может, ты забыл, но без тебя невозможно задуть именинные свечи на торте. А следовательно, никто не может начать его есть. И кстати, мама волнуется, что вы голодные.
-Да никто не заметил наше отсутствие! – пробормотал Ники.
-А я?! – напустилась на него Лаура. – Или меня вы нарочно изолируете?
-Конечно, нет, - смутилась Эльвира.
-А вы, наверное, вообразили, мне очень весело торчать со старыми пнями, - сердилась Лаура. – Мистер Лавгуд привязался ко мне, чем сейчас интересуется нынешняя молодежь. Как будто ему это можно объяснить. Да он не понимает ничего, что хоть на миллиметр выбивается из-под огнедорожки!
-Этот хрыч – отец тети Луны, - шепотом разъяснил для Рики Артур, - журналист в отставке. Он издает очень странный журнал, где, по общему мнению, пишут всякую чушь.
-Если по тебе составлять портрет современной юной ведьмы, Моргана перевернется в гробу от зависти, - пробормотал Ники, косясь на сестру. Повезло, она не расслышала.
По пути в столовую Рики успел заметить, что ими действительно особо не интересуются. В одной комнате пожилые колдуны играли в карты, в другой гадала по кристаллу Парвати, и за этим наблюдала толпа народа. К торту подтягивались почти четверть часа.
Гостей было много. Эди задул свечи в затемненной комнате, и начался торжественный обед, звучали тосты. Наевшись, Рики заметил, что Ники подает знаки ему и другим. Кажется, сидящие рядом Эльвира и Лаура были в курсе дела.
По одному выскользнули в коридор.
-…Мама уже проводила ее отдыхать в спальне для гостей, - возбужденно шептала Лаура. – Патил ничего не заподозрила, сказала, что сеансы обычно отнимают много сил.
-Молодец! – похвалил брат. – А я свистнул ее кристалл.
-В любом случае это не должно продолжаться больше часа.
-Что вы собираетесь делать? – спросил Дик.
-Спиритический сеанс! – прошипела Лаура. - Не зря же я в прошлом году посещала ее дурацкие дополнительные занятия. Трелони вот твердила, что у меня совершенно нет дара.
Рики до сих пор никогда не присутствовал на спиритических сеансах, и ему стало любопытно.
Лаура быстро зашторила комнату. Кажется, впервые за сегодня она была довольна. Ники и Эльвира подготовили столик. Гости с нетерпением ждали. И только для Эди вся затея весьма предсказуемо казалась подозрительной.
-Они же стараются, чтоб тебе было весело, - попробовал ободрить Лео.
-Увы. Могу похвастаться, что мне не скучно, но и только, - сквозь зубы молвил Эдгар.
-Садитесь скорее, - поторопил Ники, только что запечатавший заклинанием вход. Он уже закончил школу, поэтому ему разрешалось колдовать где угодно. Они уселись вокруг стола и соединили руки. Посредине бледно светился шар Парвати, на который водрузили ложку. По задумке Лауры, после достаточной концентрации нужной атмосферы ложка повернется на того, к кому явится дух.
-А пока, - потребовала она, - глядите в кристалл. Фигня, конечно, в этом вы точно убедитесь на следующий год. Но вдруг да что увидите. Итак, мы призываем вестника из прошлого или будущего.
Как было велено, Рики сконцентрировался на шаре. Он долго таращился, но никаких образов там не появилось, хотя он честно не отвлекался. Так текло время. Скоро Рики стал замечать, что другие действительно что-то видят. Джорджина вытянула шею, выражение ее лица застыло. Дик еле слышно прошептал: «Но ты же его совсем не знаешь». Ники, явно забывшись, злорадно показал кому-то кукиш.
Перестав вертеть головой, Рики вновь заставил себя сосредоточиться на кристалле. Он зевнул раз, другой. Внезапно на матовом стекле четко проступила картинка. У Рики перехватило дыхание. Изображение было неподвижным, как маггловское фото. Рики явилась Селена Олливандер. Вполоборота, чем-то очень счастливая и, точно, она была старше, чем теперь; Рики видел ее несколько бесконечно долгих секунд. Потом снова появился белый затуманенный шар и все, что вокруг.
Внезапно включившись в действительность, Рики подумал, что до сих пор не выяснил, почему, собственно, Селены здесь нет. Она точно была приглашена. И Ральф Джордан, но о нем что-то говорил Артур.
Вдруг Рики почувствовал безобразную дисгармонию направления своих мыслей с атмосферой этой комнаты, ставшей вдруг такой таинственной. И понял, почему Эди не хотел этого. Действительно, на них неумолимо надвигалось нечто непонятное и не очень подконтрольное. Ощущалось в воздухе, на мебели, витало вокруг людей. Не хотелось, однако, подводить остальных, приложивших заметные усилия, чтоб из этого опыта что-нибудь вышло. Рики постарался отрешиться от всего, что находилось за пределами этой комнаты.
-Ники, не смотри по сторонам, - шикнула Эльвира несколько минут спустя.
Атмосфера таинственности явно шла на убыль.
-Ждем еще десять минут и все, - сказала Лаура, глянув на часы.
И тут ложка дрогнула. Это действительно случилось, поскольку стук металла о стекло слышали все. Компания застыла. Ложка зашуршала, поворачиваясь. Она не останавливалась, и в какой-то момент Рики забеспокоился, что она соскользнет с шара. Но ложка благополучно остановилась – черпательным концом нацеливаясь в Рики.
-Господин!
Некто, пропищавший это, был явно напуган, хоть голос доходил как бы сквозь туман шара.
-Они здесь! Вы дождались их! Не знаю, что вы будете делать, - тут, несмотря на весь ужас говорящего, Рики уловил изрядную долю злорадства, - но они явились на ваш зов!
Ложка легонько звякнула, падая. Все повскакивали.
-Все слышали? – хрипло уточнил Лео.
-Что вы тут творите?!
Хлопок, и в комнате появилась мать Эдгара. Шторы мгновенно разлетелись, впуская дневной свет. Увиденное проложило на лбу миссис Боунс глубокую складку.
-Вы что, серьезно считаете, что я в собственном доме не смогу попасть, куда мне нужно? – удивленно произнесла она. – Стянуть кристалл у Парвати! Ну, дети!
После этого Ники и Лаура получили обещание побеседовать позже, Эльвира – косой взгляд, а Эдгар – сетование на то, что его считали более взрослым. Всем приказали как можно быстрее присоединиться к гостям. Миссис Боунс ушла и унесла кристалл.
Но дети не спешили разбредаться. Сказывалось вполне понятное потрясение, к тому же, все хотели обсудить пережитое.
-Рики, ты знаешь, кто говорил? – спросил Лео.
Рики напрягся. Определенно, он не встречал никого похожего, хотя…
-Манера обращения ко мне напоминает, - он помедлил, - тех Упивающихся смертью, которые хотели увести меня. Это подобострастие, - он брезгливо дернулся, - как у Беллы, вы же ее тогда слышали. И Долохов, проникший на должность преподавателя от темных искусств на первом курсе, именно так обратился ко мне. Хотя они не боялись – по крайней мере, так сильно.
-Начинаю понимать, Рики Макарони, каково администрации школы отвечать за такого активного мальчика, - покачала головой бывшая староста.
-Глупости, - отрезала Лаура, заметно раздраженная обилием внимания, направленного на Рики. – Если бы с ним были связаны по-настоящему опасные проблемы, его к остальным детям на прыжок кентавра бы не подпустили.
-Дамблдор верит во второй шанс и не станет изолировать ребенка, - напомнил Дик.
-Дамблдор всемогущ? – усмехнулась Лаура.
-Между прочим, все важные вопросы решаются в Министерстве магии, - внезапно согласился с сестрой Ники. – А Министр параноик во всем, что связано с темными магами. Особенно касательно безопасности учеников «Хогвартса».
-Ники, что за тон, - упрекнула Эльвира. – Министр достоин всяческого уважения.
-Ну, он, конечно, пост свой заслужил, - попытался сгладить прямоту выпускник колледжа «Гриффиндор».
-Вы еще здесь? – заглянула Нимфадора Уизли. – Вот уж не ожидала!
Пришлось скорее рассыпаться среди гостей.
-А кто сейчас Министр магии? – спросил Рики у Лео. Он недоумевал, как, в самом деле, за три года среди магов так и не узнал сей важной детали. Впрочем, Министр интересовал его впервые.
-Собственно, это могла бы быть Эмили Боунс, - сказал Лео. – Ее любили и уважали. Но она трагически погибла. Министр после нее фактически делал вид, что работает, принимал крутые меры. Его долго не держали. Продвинулся очень энергичный опытный колдун, который действительно отдает все силы Министерству. Амос Дигорри.
-Дигорри? – повторил Рики. – Так звали чемпиона, погибшего на предпоследнем Турнире! Он еще выиграл пополам с дядюшкой Гарри, где его черти носят?!
-Тот мальчик был единственным сыном Амоса Дигорри, - кивнул Лео, - такая потеря вызывает огромное сочувствие, которое, он добился, не стало жалостью. Дигорри многое сделал для ликвидации сторонников Того – Кого – Нельзя – Называть, и никто не боится, что его подкупят. Впрочем, даже мой папа считает, что тот уж слишком старается.
Позднее с Рики заговорил об этом Эди. И снова получалось, что беспокоится Рики зря.
-…Министр был приглашен сюда сегодня. Мой папа начинал работать под его руководством, и он едва не стал крестным отцом Ники. И он бы пришел, если б захотел взглянуть на тебя. Однако он остался на работе.
Этот довод Рики признал логичным. Действительно, будь он важной особой, Министр точно захотел бы с ним познакомиться.


Глава 3. Совершенно нормально


Праздник закончился поздно. Было много еды, тостов, шуток и конкурсов, так что происшествие с гаданием Лауры ничуть не помешало ребятам от души повеселиться. Но, конечно, не совсем изгладилось из памяти Рики. Где-то около полуночи компания из Пристанища простилась с Эди и его родственниками – Лео отправился домой раньше – и, встав в круг, они схватились за портшлюс.
Этот рывок был несколько неприятнее утреннего. Рики наелся, и его тянуло в сон. Ощущение, что тебя ураганом вдавливает в стену, плохо с этим сочеталось. Вдруг очутившись во дворе Уизли, он не сразу понял, что положение его тела по-прежнему вертикально…
Рики укрылся одеялом и пожелал спокойной ночи Дику, гасящему свечу. Вскоре дыхание соседа по комнате стало размеренным, но Рики не сомкнул глаз. Предупреждения неизвестного паникера вызывали яркое воспоминание о недавнем сне, где его звали. Звездное небо, похожее на декорацию космоса, и мысленные послания, образы без голосов. Решив не морочить себе голову, хотя по опыту знал, что от назойливых ассоциаций просто так не отмахнешься, Рики решил считать овец. Это подействовало…
Разумеется, заимствование кристалла мисс Патил не прошло даром. С утра пораньше, еще до завтрака, дедушка приступил к воспитательной беседе. Он честно попытался убедить детей, что ничего полезного из лазанья куда не надо не получится, а вести себя следует «сообразно своей квалификации», следовательно, не браться за то, в чем не разбираешься.
-Но мы же получили послание, - возмутился Артур.
После чего воспитание было забыто. Никто из взрослых не знал о полученных Рики предупреждениях, и Артур Уизли-старший воспринял их на удивление серьезно. Он даже нахмурился.
-Вы уверены, что никто не подшутил? – спросил дед. По его тону Рики понял, что ему известно нечто подтверждающее, и ему это не нравится. Его заверили, что нет.
-И как вы это объясняете? – продолжал допытываться хозяин дома.
Рики едва не заулыбался до ушей – подобная хитрость была описана в сказке «Хочу луну»!
-Ну, допустим, прозрачный кристалл, как любое зеркало, отражает то, что есть. Или было – как на полотнах художников, даже если это просто состояние души, - Рики гордился, что почти дословно воспроизвел цитату своего отца.
-А как ты расшифруешь послание, если уверен, что не знаешь этого… вестника? – допытывался дед Артура.
-Он из прошлой жизни, - буркнул Рики и поскорее набил рот овсянкой.
Из-за этого он чуть не подавился, поскольку не ожидал, что дед Артура так отреагирует. Тот вдохнул, словно собираясь высосать из комнаты весь воздух, побагровел и рванул верхнюю пуговицу робы. Внуки повскакивали с мест, Дик потянулся за водой. Но тетушка Луна его опередила, и чудом не опрокинула, а лишь отодвинула графин.
-Ничего-ничего, - неадекватно радостно замахал дед. – Это пустяки. Что ты, Ричард, имел в виду?
Вспомнив уроки хорошего воспитания миссис Дуглас, Рики невольно подумал, насколько вежливо третий раз подряд обращаться к нему. Ведь все же он за этим столом не один. Вчерашняя уверенность в том, что не так уж он важен в мире магии, пошатнулась.
-Прошлая жизнь, карма и все такое прочее. В это верят на востоке, в Китае, Японии, Индии…Помните, Ван Пэн, чемпион китайской школы «Цимэн», упоминал о своих представлениях? – обратился он к товарищам. Те закивали, скорее, как он подозревал, из солидарности. - Люди верят, что хорошие и плохие поступки, совершенные человеком при жизни, влияют на последующее воплощение души. Можно в последующей жизни исправить то, что сделано в прошлой, - сказал Рики.
Артур Уизли-старший с энтузиазмом закивал. Глаза его блестели.
-Как здорово, что ты так говоришь, - пробормотал он. – Очень интересно, продолжай, пожалуйста.
И Рики рассказывал. Про то, что стоеросовые дураки рождаются особо долго живущими деревьями. Что все мы бывали жабами, а некоторые – орлами. Что индусы не моют руки, чтобы, упаси Кришна, не уничтожить микроба, в которого могла воплотиться душа предка.
-Как разумно устроен мир, - меланхолично завершила его объяснения тетя Луна.
Уроки борьбы с Джорджиной в тот день тоже были направлены на изменение мировоззрения.
-Эта точность для самосозерцания, - наставлял он упрямую гриффиндорку.
-Не стану говорить такое одноклассникам. Не поймут, - заявила на это прилежная ученица. – И вообще, я этим занимаюсь, чтоб грамотно врезать кому надо, если что.
-Нимфадора, когда узнает, скажет, что я в прошлой жизни была комаром-кровососом, - пробормотала наблюдающая за ними из открытого окна тетушка Луна. – А сама, скажите, хамелеон!
Она не угадала. Когда мама Артура на другой день вернулась с дежурства, то предположила, что Луна была йогом. «Им, кажется, все параллельно», - припомнила она. Впрочем, позже дети слышали из раскрытого окна кухни, где они с дедом мыли посуду, другую версию. Нимфадора заявила, что дорогая Луна кое в чем похожа на свинью. «Ну почему ты так говоришь?» - стал увещевать ее свекор. «Потому, что она очень умная», - постановила мама Артура.
В последующие два дня ничто не нарушало мирного течения каникул. Дик, которому Лео прислал вожделенную книжку, постоянно сетовал, что ему не хватает времени ни читать, ни сочинять. Джорджина получила письмо от своего папы; он вместе с ее близняшкой Софией и младшим сыном отдыхал на родине графа Дракулы. Джорджину его красноречивые описания легендарного замка и местных поверий на два свитка расстроили на полдня.
-Сама виновата, что тебя не взяли, - неделикатно напомнил Артур. Сам он решил попробовать попасть в будущем году в квиддичную команду своего колледжа, и поэтому при всяком удобном случае агитировал друзей поиграть. Рики охотно отвлекался от своих размышлений на подозрительные темы, хоть и понимал, что ему, как представителю своего колледжа, совершенно невыгодно помогать конкуренту.
Неожиданно пришло письмо, которое, по мнению Рики, означало сплошные неприятности. Рики почувствовал их до того, как оно было прочитано. И вообще до того, как конверт попал в руки хозяина. Потому что его принесла преисполненная важности белоснежная сова, доставившая однажды его первый и единственный в жизни вопиллер. Она принадлежала знаменитому Гарри Поттеру.
Артур Уизли-старший начал читать. Вроде не очень хмурился, но, отложив обычный тетрадный листок, вздохнул.
-Боюсь, Рики, не слишком хорошие вести. Тебя просят выехать как можно скорее.
-Что? – вскричали Джорджина и Артур.
-Так решил дядя Гарри? – мрачно уточнил Рики.
-О, конечно же, нет, - успокаивающе замахал Артур Уизли-старший. – Написала твоя мама, Рики. Вот, взгляни.
Собственно, Рики в самом начале удивился, с чего бы герой магов не воспользовался, как принято, пергаментом и пером.
-Она хочет видеть тебя как можно скорее, и просит отправить тебя с кем-нибудь.
-Что случилось у меня дома? – в голове Рики прокручивались все возможные опасности, и некоторые случаи.
-У тебя дома все в порядке, - дед слегка замялся, - твоя мама сейчас гостит у миссис Фигг. Кажется, она ваша родственница?
-Совершенно верно, - подтвердил Рики. Он гадал, какое отношение к этому имеет поездка Гарри Поттера к тетке в город, где живет Арабелла. И вид сочувственно настроенного Уизли-старшего, который старательно подбирал слова, лишь укреплял его подозрения.
-Хорошо, я еду, - сказал Рики.
-Как считаешь нужным, мой мальчик. Я найду тебе провожатого, - хозяин поднялся из-за стола и пошел наверх.
-Такого раньше не бывало? – уточнил Дик.
–Какого? – не понял Рики.
-Ну, у меня есть дальняя родственница, из магглов, которая регулярно делает вид, что умирает. Собирает таким способом всех детей, племянников и знакомых, которые иначе носа к ней не кажут, потому что она жуткая зануда. Ей скучно, вот и развлекается.
-Нет, Арабелла не такая, - твердо заявил Рики.
Друзья помогли ему собрать сундук.
-Хоть ты и слизеринец, с тобой можно разговаривать, - вынесла вердикт двухнедельному общению Джорджина.
Не прошло и получаса, как в Пристанище явился профессор Люпин. Дед почти обрадовал Рики тем, что оборотень отвезет его на метле.
-Спасибо, - пробормотал удивленный Рики. – Но разве нас не увидят?
-У тебя же была мантия-невидимка! – напомнил бывший преподаватель. – И ты знаешь, что маги могут исчезнуть, если хотят.
Рики невольно насупился. Отчасти Люпину он был обязан тем, что мантии у них отобрали. Впрочем, Клубу Единства тогда удалось обвести руководство школы вокруг пальца: мантии Лео и Ральфа в данный момент лежали в их сундуках!
-Ты готов лететь прямо сейчас? До Литтл Уиндинга путь неблизкий, лучше, если ты попадешь туда к ужину, - предложил Люпин. И, сколько не критикуй гриффиндорскую мафию, это было разумно.
Рики дали несколько минут, чтобы попрощаться.
-А я рассчитывала, что к своему возвращению научусь драться, - Джорджина была разочарована.
-Я пошлю к тебе завтра сову. Напиши, что стряслось, - предложил Дик.
-И обязательно передай привет дяде Гарри, если встретишь его там, - напутствовал Артур.
Рики действовал больше, чем соображал. Он чувствовал, что всего слишком много, и если этим сейчас наполнить свою голову, он запутается.
Артур Уизли-старший пообещал переслать вещи. Все вышли во двор и построились в одну линию. Было похоже, что провожают важную персону.
-Рики, сядешь позади меня, - сказал Люпин, - иначе как один невидимка будет показывать дорогу другому? Артур, заклинание?
-Не беспокойся, я еще помню, - заверил хозяин.
Метла Люпина зависла в полуметре от земли. Рики окинул прощальным взором дом и все, что вокруг.
-Ну, до скорого, - кивнул он друзьям.
-Рики, пора, - Люпин уже оседлал метлу. Резко развернувшись, Рики зашагал прочь от дома. Он ухватился за плечо оборотня, чтоб не упасть при взлете. Артур Уизли-старший взмахнул палочкой и коснулся головы сначала Люпина, затем Рики.
-Готово, - сказал он.
-Счастливого пути, - то высунулась из окна кухни тетушка Луна.
Рики поднимался в небо. Пристанище и все, кто стоял рядом, медленно уменьшались. Воздушное течение заскользило, взъерошив волосы.
-Но Соррей в той стороне, - указал Рики. – Мы что, летим в обход?
-Осторожность не помешает, - уклончиво ответил Люпин.
Внизу мелькали деревни, реки, деревья. Свежий воздух опьянял. Говорить со спутником было несподручно, да и тем подходящих Рики не нащупал. Лететь ничуть не хуже, чем кататься в автомобиле.
Несколько часов все шло прекрасно. Потом Рики начал замечать, что устал и проголодался.
-Далеко еще? – спросил он у провожатого.
-Не очень, - без особой охоты ответил тот.
-А обедать мы будем? – не отстал Рики.
-Как ты себе это представляешь? – кажется, Люпин удивился.
-Снизиться и купить что-нибудь вкусное, - растолковал Рики.
-Ты забыл, что мы невидимы?
-А вы разве не можете расколдовать?
-Могу, но это не целесообразно. Подожди пару часов, - сказа Люпин.
Рики решил никогда в жизни ни за что больше с ним не путешествовать.
Не прошло и часа, как местность внизу стала узнаваема. Он мог бы указать, где именно они с семьей останавливались по пути к Арабелле. Повороты на дорогах, помпезный флаг над зданием ратуши.
-Скоро Литтл Уиндинг, - сообщил Люпин.
-Он в той стороне. Может, хватит петлять? – возмутился Рики.
-И откуда ты все знаешь? – тон Люпина был, как всегда, предельно корректен.
-У меня внутри, как у кошки, встроенный компас, - гордо заявил Рики. На самом деле он всегда прекрасно ориентировался в пространстве.
-В такие времена лучше снизить риск, - долетел до него голос впереди сидящего.
-Чем рисковать? Я для Вас такое сокровище? – ехидно произнес Рики. И Люпин сдался, направил метлу прямо.
Вскоре показался Литтл Уиндинг. Рики узнал его по совершенно одинаковым рядам коттеджей, идентичных, как тараканы. Днем еще можно, хоть и не с такой высоты, различить какую-то индивидуальность в разбивке лужаек, украшении домов. Рики всегда недоумевал, как нетипичная Арабелла уживается с соседями-занудами.
-Возле дома Арабеллы нас, возможно, встретит Гарри, - осчастливил Люпин.
Они летели, едва не касаясь ногами крыш. Ветер внизу тоже был прохладным – значит, наступил вечер.
Они проскочили дом Арабеллы – Рики узнал его по калитке и кошачьему плакату на входной двери. Он сказал об этом Люпину, но тот уже сам развернул метлу.
На лужайке их действительно ожидали. Но это был Пит.
Вероятно, услышав, как они приземлились, брат повернул к ним лицо. В руках он держал одного из пушистых питомцев бабки. Ощутив землю под ногами, Рики обнаружил, как его разморило в полете. Хотелось упасть и не подниматься, если б не голод. А тут еще Люпин треснул по лбу палочкой. Рики оттолкнулся и встал с метлы.
Старший брат воплощал собой изумление.
-До свидания, - услышал Рики голос Люпина и почувствовал дуновение ввысь.
-Ну и способ прибытия, - Пит был уже совсем рядом.
-Да, на этот раз меня прокатили с ветерком, - улыбнулся Рики и протянул руку, погладить Пушинку. – А где же знаменитый Гарри Поттер? Он вообще сегодня здесь появится?
-Поттер? – Пит удивился еще больше. – А он зачем здесь? Забери ее, если угодно.
-Как, ты не встречал его здесь? – Рики решительно ничего не понимал.
-С какой стати? – проворчал Пит. Только теперь Рики заметил, что брат чем-то расстроен, и ему вовсе не до Поттера.
-Я был уверен, что это он убедил маму вызвать меня сюда, - сказал Рики, медленно бредя к дому следом за братом. - Он здесь, в Литтл Уиндинге. Представь, Петуния Дарсли – его тетя.
Пит обернулся. По мрачно нахмуренным бровям Рики понял, что, даже если брат и удивлен, это не имеет значения.
-Меня бы очень устроило, если бы ты оказался прав, - сказал он. Такого Рики не ожидал.
-Если б мой приезд был следствием интриг гриффиндорской мафии??!
-На этот раз я совершенно убежден, что нет никаких интриг, - Пит присел на нижнюю ступеньку крыльца и поднял лицо, посмотрев на Рики. – Я не очень хочу говорить тебе, но Арабелла…
Еще неясный протест поднялся в груди Рики. Захотелось выставить руку вперед, как бы закрываясь.
-Она держится, но ей совсем плохо. И твой Гарри Поттер тут абсолютно ни при чем.
-Мерлин, - Рики отпустил с рук кошку, и та, с урчанием приземлившись на все четыре лапы, принялась тереться об его ноги.
-Арабелла хочет проститься с нами, - добавил Пит. – Папа обещал закончить дела поскорее.
Далее Пит сообщил, что бабка сейчас спит, а мама вышла в город за продуктами.
Рики позволил отвести себя на кухню и проглотил три бутерброда, заботливо нарезанные старшим братом. Вскоре к нему подтянулись все семь кошек, обитающих на данный момент в доме миссис Фигг. Они обнюхивали его, запрыгивали на колени, а один особо молодой и игривый котик начал охоту за его шнурками.
-Вы давно здесь? – наконец, спросил Рики.
-Второй день, - ответил Пит. – И, между прочим, Арабеллу навещают нетипичные личности. Я подозреваю, маги. Но Поттер пока не приходил.
Рики рассеянно кивнул.
-Я знаю, тебе тоже казалось, что она вечная, - правильно понял его потрясение Пит.
-Чародеи живут долго, - протянул Рики. – Вот Дамблдор…
Он не стал заканчивать. Его глаза с тоской останавливались на каждом предмете обстановки.
Внезапно часы пробили пять. Кошки моментально замяукали, начали подпрыгивать.
-Пора кормить, - очнулся Пит. – Хоть бы никто в гости не заявился до маминого возвращения. Кроме чая и кошачьего корма, все кончилось.
Рики кивнул. Ему сделалось очень грустно.
-Мне всегда нравилось приезжать сюда, - сказал он.
-Мне тоже, - Пит, очевидно, прекрасно знал, где что лежит, хотя заведенный порядок отличался оригинальностью: полотенца хранились в ящике вместе с приборами, а кошачий корм – в хлебнице.
Пит ласково беседовал с кошками, пока насыпал, а они так и норовили оттолкнуть его руку головами – эта их манера всегда удивляла Рики. Рики наблюдал. Арабелла просто обожала этих животных. Рики считал, что унаследовал это от нее.
Он набрался духу и собирался расспросить Пита, каким именно недугом страдает бабушка, но поговорить им не дали. Опасения брата оправдались – кто-то позвонил в дверь.
-Это не мама, - констатировал Пит, - она не стала бы звонить.
-Я открою, - вызвался Рики и поспешил к парадному входу. Он надеялся, что это почтальон или кто-нибудь в этом роде. Он совсем не расположен был общаться с магами, тем более – знакомыми.
И лучшего облома быть не могло. На крыльце стояла профессор МакГонагол с огромной коробкой сладких орешков.
-Макарони? – недоуменно произнесла она, при этом ее орлиный профиль показался Рики еще суровее, чем обычно.
-Добро пожаловать, мэм, - вежливо произнес Рики. Тем самым он заявил свою роль хозяина и воздержался от объяснений, какого черта тут делает.
-Я не ошиблась домом? – спросила МакГонагол. – Мне нужен дом Арабеллы Фигг.
-Бабушка отдыхает. Но вы проходите, - пригласил Рики, отступая в глубь коридора.
МакГонагол проследовала внутрь и огляделась. Рики предположил, что на крыльцо она аппарировала, иначе бы они с Питом услышали шаги на дорожке. И еще, в мантии не очень-то покажешься на улицах.
-Вот уж не думала, что застану тебя здесь, - без обиняков выложила строгая дама. Профессор была не слишком приятной особой, но никогда не стала бы нагнетать атмосферу недомолвками, и это была одна из причин заслуженного уважения к ней.
-Я тоже удивился, когда узнал, что Арабелла знакома с дядей Гарри и другими, - пожал плечами Рики, принимая профессорскую мантию. Он кивнул в направлении одной из дверей.
-Спасибо, я знаю дорогу, - с достоинством сообщила МакГонагол и направилась в гостиную.
Рики-то собирался пригласить ее в кухню…
-Пит, - громко произнес он, - принеси чай, хорошо? У нас гостья.
МакГонагол, не дожидаясь приглашения, опустилась в старое кресло возле камина, где обычно сидела мама. Причем предварительно она согнала оттуда двух арабеллиных любимиц. Те подчинились, но зафыркали на нее и не ушли далеко. МакГонагол поставила коробку на столик.
Рики подметил это не без злорадства. Он не испытывал особой любви к Минерве МакГонагол, и теперь, видя, что кошки относятся к ней так же, не мог не вспомнить, что при всех ее несомненных достоинствах, животные редко ошибаются.
-Странно, - сказал, появляясь в дверях с подносом в руках, Пит. – Обычно они ласковые.
МакГонагол усмехнулась.
-Я знаю, о чем вы подумали. Обычно, действительно, животные чуют плохого человека. Но в моем случае они чуют нечто другое. Лучше поставьте это, юноша.
-Это мой брат Питер, - представил Рики. – Профессор МакГонагол, преподаватель трансфигурации.
-Я слышал о Вас, мэм, - кивнул Пит, присаживаясь на диван.
-Вот как? – равнодушно уточнила МакГонагол. – Предпочитаю не знать. Представляю, как преподавателям достается от учеников. Никогда не угодишь.
–Вовсе нет, - возразил брат. Он не догадывался, что ведьма не привыкла к подобной демократии. – Ричард говорил о Вашем предмете. Мы считаем, что некоторые превращения жестоки.
-Некоторые – возможно, - кивнула профессор, но Рики видел, что она раздражена. – Однако все эти дурацкие нежности – с вегетарианством, например, да, у магов такие чудаки тоже есть, - сущий вздор, если хотите знать мое мнение. Ну а теперь ответьте, как по-вашему, внутривидовая конкуренция – это нормально?
-Вполне, - кивнул Пит, - а как иначе?
Прежде чем он успел договорить, на месте профессора МакГонагол восседала полосатая кошка с «очками» вокруг глаз. Другие кошки зашипели и двинулись к ней. Хлопок – и в кресле вновь оказалась профессор магической школы. Кошки разочарованно подались назад. Глянув на до крайности изумленного Пита, МакГонагол аж засветилась торжеством.
-Конечно, кошка не захочет уступать другой кошке свое место без боя, - сказал Рики и нагнулся погладить одну из питомиц. Так он скрыл свое смущение, потому что понятия не имел, что МакГонагол так умеет.
-Простите, но они распознают эмоции; в этом случае вы должны чувствовать себя кошкой, - заявил Пит.
Возможно, МакГонагол и поставила бы ему на вид бестактность, как это, несомненно, случилось бы с Рики. Но тут раздался характерный треск, сопровождаемый появлением в гостиной нового лица.
Точнее, рожи, и рожи, несомненно, бандитской. Вероятнее всего, если бы вновь прибывший вежливо позвонил в дверь, Рики навряд ли запустил бы его за порог. Таких типов он всегда безошибочно относил, нет, не к опасным маньякам вроде Упивающихся смертью, а к жулью.
-Мундугус! – напустилась на него профессор МакГонагол. – Как ты посмел так свалиться?
-Вы его знаете? – Рики говорил достаточно сдержанно, но все же дал МакГонагол почувствовать, что не одобряет ее знакомства – исключительно потому, что подобный случай мог больше не представиться.
-Мундугус Флетчер – член Ордена Феникса, - бросила та, поджав губы, и продолжила отчитывать странного субъекта. Рекомендация ровно ничего не значила для Рики: глава Ордена, он же директор школы профессор Альбус Дамблдор, был известен своей верой во «второй шанс» и слишком доверял людям, и людям с темным прошлым – в особенности.
…-Между прочим, сейчас с Арабеллой живут магглы, - взгляд Рики сверкнул, - ну, они могли это плохо воспринять.
-А, та милая девочка, над которой брала попечительство старушка Фиги, - прогнусавил подозрительный субъект. Рики подумал, что надо бы спрятать серебряные ложечки из буфета, а то как бы чего не вышло. – Это уже ее сыновья, такие взрослые?
МакГонагол резко кивнула.
-Садитесь, мистер Флетчер, - предложил Пит.
-Спасибо, дорогой, - совсем носом протянул Флетчер, - я сщас из «Дырявого котла». Как услышал, что старушка Фиги помирает… - и, к изумлению присутствующих, по-настоящему зарыдал.
-Она не умирает! – вскричал Рики.
-Конечно, нет, - твердо, но неуверенно произнесла профессор МакГонагол. – Мундугус, веди себя прилично в приличном доме. Здесь же дети!
Но Мундугус уже не нуждался в этой взбучке. Он враз умолк и с опаской таращился на Рики. Рики же, все еще в гневе, тем не менее злорадно приободрился. Член Ордена – этот прохвост?! Лучшего языка и желать нельзя! Ох, некстати здесь Минерва МакГонагол!..
-Извините, - сказал все еще сиплым от слез голосом Флетчер. – Вот, - он просунул руку во внутренний карман мантии и достал небольшой пакетик с орешками, - старушка Фиги их любит. Ох, кто ж еще так даст мне по башке!..
-Она не ест ничего, только бульон, - вздохнул Пит. – Мы с мамой три больших коробки привезли. Доктор сказал, чтобы мы ее не уговаривали.
Вот теперь у Рики по-настоящему заныло в душе. Он еще не видел бабушку, но последних слов Пита действительно лучше было не слышать.
-Что же, - сказала невозмутимая МакГонагол. – Тогда я открою свою, и мы выпьем чаю. Если, конечно, нам есть смысл ждать? – она вопросительно поглядела на Пита, вероятно уловив, что первую скрипку здесь играет он.
-Да, - кивнул старший брат, - в восемь часов она просыпается. Вам с молоком?
Рики никогда не ожидал, что станет распивать чай в такой компании. Становилось темно. Прежде чем подсесть к столику, он зажег свет. Дом Арабеллы был оснащен всеми маггловскими удобствами. Вероятно, поэтому он никогда не подозревал, что она водит знакомство с Поттером и Дамблдором.
-Гарри еще не знает, - произнесла профессор МакГонагол, бесшумно отхлебывая, - иначе бы он уже здесь был.
Рики взмолился, чтоб ему подольше не сообщили. В такой ситуации он был совсем не расположен терпеть рядом крестного отца, тем более – делить с ним компанию Арабеллы.
-Уж Арабелла допекла его своими кисами, как никого другого, - хмыкнул Флетчер.
-Не могут кисы допечь, - отрезал Рики. Флетчер не вызывал в нем такого почтения, как профессор трансфигурации, и он чувствовал, что ему не вредно сказать поперек.
-Да? Если б тебе без конца подсовывали альбомчики, - перенял его тон Флетчер.
-Так это же большое счастье, - отозвался Рики. Он и в самом деле так считал.
-Тяжко же с тобой Гарри, - с чувством вымолвил подозрительный субъект.
Пит вскинул брови.
-С чего бы? Наши родители никогда в его помощи не нуждались.
-Дело в том, что Макарони не всегда лоялен к правилам, - пришла на помощь боевому товарищу профессор МакГонагол.
-Это, к сожалению, так, - горячо откликнулся Пит.
Объяснять, что он настоящий слизеринец, Рики не пожелал, да и не пришлось. В камине загрохотало, и на пол свалился сундук Рики. Он встал и поскорее оттащил свои вещи. Из камина доносился непонятный треск. Едва он отодвинулся, Минерва МакГонагол движением палочки разожгла пламя.
Почти сразу в камине появилась голова мистера Уизли.
-О, добрый вечер, профессор, Мундугус! И вы, молодые люди! Как добрался, Ричард?
-Хорошо, - жаловаться, что Люпин не накормил его, было немыслимо.
-Как Арабелла Фигг? – спросил Уизли-старший.
-По-прежнему, - отозвалась МакГонагол.
-А. Ну, всего хорошего, - и голова исчезла.
Рики скосил глаза на старшего брата. Тот, похоже, решил ничему больше не удивляться.
-Ричард, по-моему, Вам стоит сменить замок, - заметил Мундугус. – Этот кажется мне стандартным. К такому легко подобрать дубликат ключа.
-Не стоит, мне годится этот, - Рики легко раскрыл сундук, и почти сразу ощутил, что позади него кто-то стоит. Мундугус Флетчер заворожено глядел на что-то в сундуке поверх его плеча. Проследив направление его взгляда, Рики обнаружил собственную палочку, и намек типа стал ему понятнее. Он и так знал, что его палочка обладает особенной ценностью. Хоть ее и обновили после поломки, она все еще была очень мощной. И лакомым кусочком для разных личностей, как по-настоящему опасных, так и просто подозрительных. Как этот Флетчер, например. Невзирая на то, что рядом находилась МакГонагол, пальцы Рики непроизвольно сомкнулись на палочке.
-Чего ты там возишься, Рики? – спросил брат.
Внезапно тишина взорвалась отчаянным мяуканьем. Сидящие в комнате заметно вздрогнули. Звук доносился из открытого окна, а следовательно, с улицы. Он был отчаянным, зовущим на помощь. Вскочив, Рики бросился к входной двери. Кажется, к нему присоединились, но он не оборачивался.
Рики не заметил, как оказался на крыльце. И в его глазах встала, застилая все, кровавая пелена. Ранее с Рики случались приступы ярости, сильные, но беспричинные. А на этот раз была причина.
Незнакомый толстый мальчишка лет пяти, сидя на детском велосипеде, нагнулся и тянул Бусика за хвост. Бусик отчаянно вопил и извивался, стараясь тяпнуть обидчика, и, кажется, поцарапал. За это мальчишка со всей дури стукнул кота по голове.
-А ну пусти! – взревел Рики. В три прыжка он очутился за калиткой.
Мальчишка замер со сжатыми пальцами и уставился на него, разинув рот. Рики это не волновало. Он с размаху и от души треснул его по рукам. Тот взывал и одернул их, но рев застрял у него в горле. Его лицо исказилось ужасом, направленным на нависающего Рики. Бусик мяукнул и припустил к дому Арабеллы.
-На корм дракону! – прошипел Рики. – Будешь знать!
-Господи, Вернон!
Рики медленно обернулся. К ним на всех парах мчался грузный мужчина, а за ним по пятам следовал… ну конечно же Гарри Поттер! Рики усмехнулся: он ждал этой встречи весь день, а крестный все равно умудрился появиться некстати.
В двух шагах толстяк замер, словно молнией пораженный. Рики необъяснимым образом почувствовал, что ужас вызвала палочка в его руке. Поттер ее тоже заметил.
-Отойди от моего сына, нечисть, - взвыл толстяк и с поистине мученическим героизмом бросился к мальчишке. Рики подался назад. Мужчина схватил ребенка на руки и прижал к себе. Почувствовав себя в безопасности, тот немедленно разревелся. Кровь Рики вскипела еще сильнее.
-Еще раз подойдешь к моей кошке – тебе не жить, уродец, - прошипел он, вспоминая, что в подобных обстоятельствах Арабелла обязательно схватилась бы за скалку.
-Думаешь, с этой штукой тебе все позволено! – прокричал в ответ толстяк.
От такой наглости Рики едва не подавился собственным языком. Рядом с Поттером появились еще два мальчика, постарше, вероятно, уже школьники. Они внимательно разглядывали Рики, со всей определенностью не испытывая особого сочувствия к ревущему карапузу и его озабоченному папаше. Внешне они очень смахивали на дорогого крестного отца. «Должно быть, его сыновья, Джеймс и Сириус», - мелькнуло в раздраженном мозгу Рики.
-Спокойно, Дадли! Я тебе говорил, что это капризное чудовище надо воспитывать, - произнес Поттер не без злорадства. – А ты, Ричард, в самом деле, убери палочку, - потребовал он.
При мысли, о чем он подумал, Рики задохнулся от возмущения.
-Я не собирался ею пользоваться. Я и без палочки сверну ему шею!
-Макарони, очнитесь, - на его плечо энергично нажала рука профессора МакГонагол. – Я понимаю Ваше возмущение, но все-таки так нельзя.
«Это ж не тебя таскали за хвост», - отмахнулся про себя Рики.
-Кто бы подумал – он, и к кошке по-человечески. Чудеса, - проворчал позади Флетчер.
-Только тронь его! – взвыл толстяк, называемый Дадли.
-А моему брату руки пачкать и необязательно, - рядом появился Пит с самой большой и старой кошкой Арабеллы – Мявкой. – За такое ваш сынуля везде будет получать по морде.
-Это я тебе сколько раз говорил, Дадли, - с удовольствием подтвердил Поттер. – НО, Рики, нельзя хвататься за палочку в каникулы! Декрет магической секретности…
-Плевал я на декрет! – отрезал Рики. – Ну и родственнички у Вас! В зоопарк сдать не пробовали?
Он рассчитывал, что Поттер разозлится, хотя сам не знал, зачем ему это надо. И прогадал – дядюшка Гарри еле сдержался, чтоб не захихикать вместе с сыновьями.
-Пробовал – не берут, - пошутил он. – Самому стыдно, - и вздохнул, покоряясь судьбе, что Рики и не знал, как назвать.
Такое снисхождение к особо опасному преступлению!.. «Кошка – божественное животное», - говорил Ван, китайский чемпион.
-Ричард, тебе лучше вернуться в дом, - приказала МакГонагол. – Питер, проводите его, будьте любезны.
Рики сам не знал, с какой стати подчинился – возможно потому, что Пит потянул его за рукав. Он хотел бы напомнить МакГонагол, что в каникулы не только он не может колдовать, но и она – им командовать. Хотел наговорить кучу гадостей родственнику Поттера. В его душе бурлил водоворот чувств: ярость; гнев; отвращение к себе за то, что собирался ударить – да не ударить, а размазать по асфальту этого, с позволения сказать, ребеночка; тягостная незавершенность; злость. Все это было очень противно. И, пропустив Пита вперед, он от души хлопнул дверью.
-Можешь съесть все мои орешки, - прозвучало сверху.
Арабелла стояла на темной лестнице, пошатываясь и держась за перила обеими руками. Но ее глаза, несмотря на нездоровую желтизну кожи, горели, и она улыбалась, как кровожадный варвар на поле победы.
Рики с братом помчались к ней. Поскольку Пит сначала освободился от Мявки, Рики взлетел первым. Его встретили жесткие старушечьи объятия. Он сдерживался, стараясь не разрыдаться.
-Наконец ты явился, - произнесла она грубовато.
-Осторожнее, Рики! Арабелла, тебе же нельзя вставать, - воззвал к благоразумию подоспевший Пит. Арабелла обхватила его за шею и притянула к себе, опираясь на них обоих.
-Да плевать! Я только что получила лучшее лекарство. Бусик прячется под диваном, но он скоро успокоится. Этот спектакль на улице мертвого разбудил бы. Ну, моя школа! – она нежно поцеловала Рики в лоб. – Какой ты уже взрослый. Вообще, вы оба хороши!
-Я тоже горжусь Рики! – восхищенно добавил Пит.
-Бывают же такие паразиты! – небольшая доза гнева вернулась к Рики.
-Забудь про них! – махнула, кривясь, Арабелла. – Дадли с детства был садистом и свиньей. И сынок у него такой же. Неудивительно, что жена от них ушла. То-то он сразу к мамочке примчался.
Затем Арабелла повернулась к Рики и поглядела на него долгим внимательным взглядом. А потом сказала нечто такое, чего он никак не ожидал:
-Я спокойна за тебя. Ты точно вырастешь приличным человеком. Я уверена.
-Арабелла, ты шла в гостиную? – спросил Пит. – К тебе… О, нет!
Они с Рики быстро переглянулись. В холл с улицы ввалились МакГонагол, Мундугус Флетчер и… Гарри Поттер!
Такого вечера в жизни Рики еще не бывало. Арабелла сияла от гордости. Она вела светскую беседу с гостями, так что Рики вполне убедился, что магическое сообщество ей отнюдь не чуждо. Было заметно, что с профессором МакГонагол их связывает уважение и, наверное, общие обязательства, но не близкая дружба. С Флетчером Арабелла обращалась, как с подчиненным, а с Гарри Поттером – как с непутевым ребенком. Последний вообще стал источником всевозможных казусов.
Началось с того, что вместе с собой в гости Поттер захватил сыновей. Вполне понятно, одобрил Рики, не отправлять же детей прочь в дурной компании. Поттер, как мог, рассыпался в извинениях, из которых Рики почерпнул, что толстяк доводится ему кузеном. Узнав, что мама должна вернуться с последним поездом, он немедленно вызвался встретить ее, что также было чрезвычайно любезно. Так он и утек, оставив детей под присмотром хозяйки.
Благодаря этому Рики не участвовал в разговоре взрослых. Джима и Сириуса не устраивало чинно сидеть, их слишком интересовали кошки. И прежде, чем Рики убедился, что они не похожи на троюродного братца, он успел своей бдительностью настроить их против себя.
Понял он это позднее, когда окончательно успокоился. Более уравновешенный и дипломатичный Пит умудрялся разряжать атмосферу. Это требовалось постоянно, потому что старшие детки дяди Гарри, в точности как когда-то слышал Рики, поминутно норовили сцепиться друг с другом. Но оба пришли в бурный восторг, когда Пит убедил Мявку пройтись на передних лапах – трюк, которому он обучил ее давно.
Когда крестный отец привез уставшую маму, Рики даже не удалось с ней как следует поздороваться. Арабелла с жаром начала пересказывать ей столкновение с Дарсли. По ответным репликам Люси стало ясно, что Гарри ее уже просветил.
-Я думал – прибьет, - добавил от себя Флетчер. – Ему-то раз плюнуть…
После этих слов внезапно замолчали. В принципе, в первой фразе, по мнению Рики, ничего особенного не было – ели б не двойной подтекст. Мать Рики вспыхнула от гнева и едва не испепелила гостя взглядом. Арабелла ненамного отстала в этом от нее. Рики опасался, что она сейчас запустит в Мундугуса, чем под руку попадет. Поттер и МакГонагол переглянулись и вздохнули, словно сочувствуя сами себе. Сыновья дядюшки Гарри придвинулись друг к другу и уставились на Рики.
–До сих пор я еще никого не прибил, - возмутился Рики. Говоря, он искренне верил в свои слова. И тут прикусил язык; он задумался, какова вероятность, что Флетчер знал о его первом курсе. Он ведь, в самом деле, отбивался от похитителя проклятой книгой, о чем Дик уже сочинил целое четверостишие.
Гости Арабеллы на глазах скисли еще больше.
-Ох, тяжело с детьми в наши дни, - бросила в пространство МакГонагол.
-Джеймс, Сириус, чем вы там заняты? – озаботился Гарри Поттер.
Он детально вникал в их возню с кошками две минуты, а потом пожалел об этом. Арабелла восприняла их интерес исключительно благосклонно и тут же выдвинула конструктивное предложение.
-Моим зверям скоро понадобится новый дом, - сказала она. – И Гарри, я хочу, чтоб у тебя осталась память обо мне.
Она поговорила еще в таком духе, и Рики мог поклясться, что слышит зубовный скрежет дорогого крестного. Но Гарри не возразил, а дети воспылали энтузиазмом и, не откладывая дела в долгий ящик, начали выбирать. Сириус не без ворчания оставил решающее слово за старшим.
-У меня скоро день рождения, и папа не отвертится, - доверительно сообщил Джим Питу.
Братья единодушно сошлись на последнем и самом молодом питомце Арабеллы – Тигру было всего полгода, и его можно было считать еще котенком.
Ближе к одиннадцати Поттер вдруг вспомнил, что его супруга с теткой готовили ужин, когда он уходил прогуляться, и вообще нехорошо оставлять спутницу жизни с «этими извергами», которые еще и припишут ей соучастие с Рики только за то, что она ведьма. Так предположила Арабелла, и Гарри резко засобирался, хоть все равно опоздал. МакГонагол ушла с ним. Мундугус напросился ночевать. Должно быть, его дела были совсем плохи, поскольку Рики чувствовал, как он не хочет оставаться под одной крышей с ним, Рики.
После приезда мамы Гарри Поттер любезно переправил сундук в комнату крестника. Пожелав всем спокойной ночи, мальчик закрыл дверь и, открыв замок, начал развешивать вещи в шкафу, ставить книги на полку. Он разобрал все… И вдруг ему сделалось не по себе.
На дне оставался один предмет, о котором он напрочь забыл. Скорее всего, это вывалилось из кармана мантии, куда Рики автоматически сунул его во время драки за Эдгара возле Визжащей хижины.
Тогда он подобрал эту палочку, принадлежащую одному из Упивающихся смертью. Сейчас ему совсем не хотелось к ней прикасаться. Захлопнув сундук, Рики запихнул его под кровать.


Глава 4. Намерение Арабеллы.


Рики не заметил, как отключился. Когда он открыл глаза, уже наступило утро. Вероятно, слишком раннее, но в доме Уизли он обычно просыпался в это время.
Первая его мысль была о палочке. Конечно, следовало немедленно отдать ее аврорам в тот же вечер, когда те прибыли на место; или хотя бы на другой день. Но он и в самом деле забыл. Теперь же резонно задумался: как ему поступить?
Игнорировать факт наличия у себя орудия многочисленных убийств – а в этом он не сомневался – Рики не собирался. Он мог хоть сегодня обратиться к Гарри Поттеру. Чем это обернется, Рики представлял отлично: недоверие, нотации, а вдруг… еще и нарушение закона? На самом деле, только тут он понял, что не знает всех возможных последствий. Оставлять палочку у себя, как любую гадость, ему не хотелось. По той же причине он не мог выкинуть ее просто так в мусор – слишком безответственно, мало ли кто найдет. Сжечь ее – а вдруг это важная улика?
Наилучшим вариантом, на котором Рики в итоге остановился, был следующий – дождаться начала учебного года и проконсультироваться с завучем своего колледжа. Профессор Снейп в прошлом имел неувязки с законом; следовательно, должен был знать, как они решаются. И любой слизеринец всегда рассчитывал на его поддержку. Он бы точно не дал вляпаться никому из своих подопечных, а от Поттера Рики такой лояльности не ждал. Именно Снейпу случалось выручать Рики из неприятностей. А палочка уже давно у него, и ничего непоправимого не произойдет, если так останется до конца лета.
Рики совершенно успокоился. Ему всегда было хорошо в этом доме.
Рики огляделся в поисках воды. Точно, с вечера он так устал, что совершенно забыл зайти на кухню. Зато тапочки стояли на коврике. Рики немного повалялся, рассуждая, вставать или нет. Но жажда победила. Он влез ногами в тапочки и вышел в коридор второго этажа. Ступал он совершенно бесшумно, как кот.
И потому для Мундугуса Флетчера оказалось полной неожиданностью, когда они столкнулись нос к носу. В старой полосатой пижаме, напоминающей любому магглу арестантские одежды, Мундугус казался еще более небритым. При виде Рики его словно столбняк поразил.
-Доброе утро, - злорадно подобрался Рики, решая, уступать ему дорогу или нет.
Флетчер избавил его от такой дилеммы. Будто звук голоса привел его в себя, он развернулся, и быстрее, чем сонный Рики мог ожидать, оказался у приоткрытой двери, которая секунду спустя захлопнулась за ним. Оттуда донеслось ответное: «Доброе утро!».
Рики пожал плечами и пошел куда собирался, уверившись, что с этим типом не помешает побеседовать с глазу на глаз.
В комнате Рики снова задремал. Почему-то так получалось, что после раннего пробуждения окончательно просыпался он всегда поздно. Растолкавший его Пит изложил, что по его милости завтрака люди ждут до двенадцатого часа. К разочарованию Рики, все, кроме Флетчера, который наскоро перекусил и уже ушел.
Хозяйка не присоединилась к ним, ели втроем. Рики еще отчетливее разглядел, что мама чрезвычайно расстроена. Но она отвлеклась от мрачных мыслей, расспрашивая о каникулах в доме Артура. А потом она ушла наверх.
-Ты видел бабулю? – спросил Рики брата, когда они мыли посуду.
Пит покачал головой.
-Мама раньше отнесла ей еду. Она же не спускается в кухню, - ответил он.
Рики совсем не желал смиряться с существующим положением вещей. Вместе с тем он боялся лишний раз встретиться с Арабеллой, воочию убедиться в подтверждении своих худших опасений. Скоро она позвала его.
Дневной свет и ночная рубашка подчеркивали ее хрупкость. Наверное, его чувства отразились во взгляде, потому что она жестко усмехнулась и сказала:
-Не надо драматизировать, Ричард. Ты же знаешь, я умру скоро, и Господь свидетель, в этом нет никакой трагедии. Ну же, садись, - пригласила она, кивая на стул.
-Откуда ты знаешь? – в изумлении выпалил Рики, забывая всякое ободрение. Арабелла многих ставила в тупик своей прямотой.
-Оттуда, что мне самой эта волынка уж надоела, - сообщила та, глядя ему прямо в глаза. – Для чего, Рики, ты думаешь, мы приходим в эту жизнь?
-Чтобы узнать жизнь, - ответил Рики, повторяя слова отца; это казалось очевидным.
-Вот именно, - с нажимом произнесла Арабелла. – Жизнь показывает нам, кто мы. Каждому дарованы все ее вехи – от младенчества до глубокой старости. Те, кому не хватает желания пережить их, уходят раньше. Я многое получала и благодарна за все. И теперь, - Арабелла поморщилась, - честно, Рики, я ничего больше не жду. Один мой день похож на другой, их было много таких, и я… просто устала. Дамблдор никогда не говорил тебе о правильном восприятии смерти?
-Нет. А с какой стати? – удивился Рики.
-Он говорил это Гарри, - не растерялась бабуля. – Это нормальное завершение жизненного цикла, переход на следующий этап, приключение, если угодно. Ты знаешь, сколько мне лет?
-А зачем? – его чувства против воли успокоились. – Ты вечно молодая. Хочешь, я тебя замуж выдам? – поддразнил Рики.
-Еще чего?! - ахнула Арабелла. – Ну ты и льстец, мантикора задери! Язык как у змеи. Но серьезно, малыш, я абсолютно готова.
-Ты говоришь так, словно можешь умереть в любой момент по собственному желанию.
-Ну, не совсем, - проворчала бабуля. – Где-то в течение недели. Я просто хочу успеть попрощаться со всеми вами. Ты здесь, вот теперь жду твоего отца. Я хотела попросить у него прощения.
-За что? – спросил Рики. Насколько он помнил, у нее с папой не было ссор.
-Просто, когда они тут женились, я им помогала, конечно, но не очень-то верила, что девочке стоит с ним связываться. Ни денег, ни работы, одна романтика! А я уж этим в свое время наелась, спасибо большое! К тому же он не англичанин, - Арабелла вернула лицу нормально выражение, - есть у меня этот снобизм, уж, по крайней мере, был, такая я старая перечница. Хорошо, что ты не такой. Ладно, иди, погуляй, я устала, - и Арабелла королевским жестом отослала его прочь. Пожеланий у нее не было.
Ее рассуждения о смерти, конечно, были очень убедительны, но Рики все равно не желал смиряться. Конечно, ведь он любил ее, и она была ему нужна здесь. Пусть они редко встречались…
На веранде Пит пытался обучить Тигра хождению по канату, очевидно, стараясь для братьев Поттеров. Рики понаблюдал за ними немного. Кот своевольничал, притворялся, будто не понимает, чего от него хотят, а при случае выпускал когти. Это было именно то, чего заслуживал Гарри Поттер, который так и вел себя в отношении Рики. Мальчик невольно вспомнил о Моргане, которая бы уже давно заехала лапой по морде или чему придется и удрала.
Рики нашел маму на крыльце, ведущем во внутренний двор. Она держала в руке телеграмму, время от времени обмахиваясь ею. Рики присел на перила. Она подняла к нему лицо, заметив тень.
-Арабелла поговорила с тобой?– спросила мама.
-Она умеет гармонизировать, - кивнул Рики. – Как сержант в армии.
Мама расхохоталась.
-Я ничего не знал о том, что вначале папа ей не нравился, - сказал Рики.
Люси Макарони задорно тряхнула головой.
-А кому бы понравилось? Я сбежала с ним из балетной школы в никуда. Мне почти исполнилось шестнадцать, а мы уже ждали рождения Пита. Арабелла тогда… - мама глубоко вздохнула.
-Она дружила с твоими родственниками? – спросил Рики.
-Нет! В тот день, когда мы встретились, я ее совсем не знала. – В глазах мамы застыло отсутствующее выражение; ее голос зазвучал глуше, словно тоже погрузился в воспоминания. – Говорю же, мы сбежали. Я не могла больше оставаться в интернате. Слишком большие нагрузки, и нам не давали видеться. Да и опротивело мне это заведение. Все было в лучших традициях рыцарского романа: я связала простыни и ночью выбралась из окна. Внизу меня ждал Диего с билетами на автобус. Мы собирались жить в Лондоне. Ехали всю ночь, я спала как убитая. А потом – поломка. Хорошо, что мы въехали в Литтл Уиндинг. У твоего отца были деньги на первое время, совсем мало. И мы вышли из бюджета. У меня ничего с собой не было, он оставил мне сумку и велел ждать возле этого ужасного магазина. Вечно там нет чего надо, ты же знаешь, и до сих пор так. А я от всего этого ошалела и была как пьяная.
-В этом магазине Арабелла покупает еду кошкам, - подсказал Рики.
-Да, она оттуда вышла. И, наверное, я чем-то привлекла ее внимание. Она подошла и спросила, что у меня случилось; точно как сержант, это ты верно заметил. Не знаю, почему, но я ей сразу все выложила: и про побег, и что жду ребенка, и про печальное финансовое положение моего парня, и про то, что у меня даже зубной щетки нет. И что в интернат я больше ни в какую.
Рики знал, почему мама разоткровенничалась с незнакомой бабулей странного вида. Арабелла была человеком, внутри которого есть железный стержень воли. И она позволяла другим, нуждающимся в этом, опереться на свой стержень.
-Бабуля, должно быть, чрезвычайно за тебя порадовалась, - с улыбкой произнес он.
-И не говори! – усмехнулась мама. – Чуть не на весь городишко завопила: «Деточка, как же ты так вляпалась?». Она позвала меня к себе. Между прочим, прямо заявила, что Диего больше не появится, и надеяться нечего. И когда он вернулся, поначалу так обалдела.
-Ну, ненадолго, - предположил Рики.
-Да уж. Я его так яростно защищала! Но он был вежлив. Мы основательно пособачились возле этого магазина. Но Арабелла все равно позвала нас завтракать сюда. Ох, я в жизни не видела столько разных кошек сразу! Диего они признали, и это Арабеллу немного смягчило. Мы втроем все обсудили и решили, что Диего уедет один и найдет работу, а я пока останусь у нее. Диего это не очень вдохновляло, мы еле как простились.
А потом я два месяца жила тут. Он звонил. Арабелла сразу связалась с попечительским советом и назвалась знакомой моих погибших родственников. Она попросила дать ей опеку надо мной ввиду невозможности дальнейшей учебы в балетной школе. Представила дело так, якобы я к ней сбежала. Думаю, тогда она очень волновалась за меня, но помалкивала. Уж чего ей это стоило! А я в то время ничего не боялась. Мне тут было хорошо, но я рвалась уехать к твоему отцу.
-А теперь боишься? – удивился Рики.
-Теперь у меня дети есть, - со значением ответила мама. – Серьезно, мне казалось, я могу горы свернуть. Будущее вселяло только оптимизм. Я просила Арабеллу научить меня готовить, представляешь?
Рики понимающе хмыкнул – кулинарный талант у бабули отсутствовал начисто.
-Твой отец начал работать в фотосалоне. Арабелла стала моим опекуном и дала согласие на наш брак. На свадьбе почти никого не было, родственники твоего папы не смогли приехать. Но мы были все равно очень счастливы. И я уехала в Лондон, откуда писала сюда каждую неделю; это было дешевле, чем звонить. У нас была одна комната, и Диего каждый день приносил мне пирожки с вареньем.
Где-то скрипнула калитка, заставив ее вздрогнуть.
-Эти врачи все время приходят, - мама тряхнула головой. – Я не хочу их здесь видеть! Последний раз сталкивалась с ними, когда тебе было шесть лет!
-Когда меня поджарило током, - кивнул Рики. – Еще увезли в госпиталь.
Он не любил вспоминать тот случай. С тех пор ощущение, сходное с ударом электричества, возникало всякий раз, как он…
-Они тогда сказали, что ты «по всем нормативам должен умереть». Ненавижу врачей! – тихо, но с очень сильным чувством сказала мама.
-А та выставка, которую иногда вспоминает папа? – продолжил Рики, потому что мама замолчала. Она кивнула.
-Точно. Он нарисовал пять картин, когда мы еще только встречались, и хранил на чердаке у приятеля, пока у нас не было дома. В день выставки родился Питер, мы собирались идти домой, а пришлось ехать в больницу. Потом сообщили, что две картины куплены, но главное, Диего предложили работу декоратора. На очень выгодных условиях, но далеко от дома. У нас кончился срок аренды, а искать другое жилье с малышом… Так мы с Питом снова вернулись сюда.
-Арабелла была счастлива?
-Ага, причитала, что не видать ей теперь покоя! – с улыбкой кивнула мама. – Но я вообще ничего не делала, ничего! Когда Диего вернулся, они вдвоем искали нам новое жилье. Пит был очень спокойным ребенком, хлопот не доставлял никаких. Я возобновила упражнения и растяжки. На самом деле, ведь мне нравилось танцевать. Как-то Арабелла застала меня на шпагате с переплетенными руками и чуть в обморок не грохнулась. Через много лет она призналась, что подумала, будто меня кто-то проклял. Это когда я узнала про магию. А тогда она уж как рассердилась! «Нельзя же так извращаться над собственным телом!» - вот что я от нее услышала.
-Но ты продолжала, - Рики точно знал это.
-Да. Мы поселились в двухкомнатное квартире, которая была наша собственная. У меня словно крылья выросли. Я воспользовалась тем, что моя бывшая школа переслала Арабелле все документы, сдала экзамены и получила диплом. Сначала танцевала в кордебалете. Были разные конкурсы. Уж чего мне стоило уговорить Арабеллу приезжать каждый раз! Она же такая домоседка. Твой отец мне никогда не мешал, а вот она поругивала, что я увлекаюсь и у меня есть более важные обязанности. И еще как увлекаюсь, я же забыла про бульон! – внезапно мама резко вскочила и устремилась в дом. Рики пошел с ней.
Плита была выключена. И даже немного остыла – судя по тому, что две кошки касались ее лапами и плотоядно мяукали.
-А молоком не обойдетесь? – шикнула на них Люси. – Наверное, Пит позаботился.
-Я вот подумал, - осторожно начал Рики, - пока ты тут жила… Крестный Гарри Поттер ведь тоже жил неподалеку?
-Твой обожаемый крестный? – мама взялась вытирать стол. – Да, приезжал на лето. Я о нем больше слышала, нелестные отзывы от соседей. А пару раз видела, когда он слонялся по улицам. На самом деле, тетка его одевала во что попало. Подозреваю, это раньше носил толстяк Дадли. Меня в сто раз круче одевали, притом что у Диего не было денег, а у Арабеллы – вкуса. На свадьбу подарила мне потрясающие гольфы с помпончиками, решила, что это очень мило. И где нашла – такого размера? Я их бережно храню… Но и сам Гарри тоже хорош – никогда ни умыться нормально не мог, ни очки свои протереть. И как он что-то видел через такой слой пыли? Теперь, наверное, его жена следит за порядком, - Рики захихикал вместе с ней. – Нет, в те годы мы не общались, - отмахнулась мама.
В этом Рики ей поверил. Но больше не был уверен в том, что она не посвящена гриффиндорской мафией в тайну его рождения. Подспудно накопились факты. Хотя бы вчера – то, как она поглядела на Флетчера. Она явно поняла, на что он намекал.
Ее позвала Арабелла.
-Ох, даже не знаю, как смогу обходиться… Будь добр, вымой всю кошачью посуду, - распорядилась, выбегая, мама.
И самому таинственному ученику школы «Хогвартс» ничего не оставалось, как подчиниться. В этом доме была одна ванная, и она располагалась наверху. Рики тщательно вытер пластиковые блюдца и понес обратно в кухню. Из комнаты Арабеллы доносились приглушенные голоса. Рики остановился и прислушался. Он с удивлением понял, что мать и бабка спорят.
-Он нормальный ребенок, и ему нет дела до ваших тайн, - утверждала мама.
-Люси, он с рождения был очень необычным ребенком, - мягко утверждала Арабелла. – Чем больше я думаю об этом, тем больше убеждаюсь, что обязана его предупредить.
-Это жестоко – взваливать такой груз на четырнадцатилетнего мальчика, - не сдавалась мама. – Будь моя воля…
-…он бы вообще не соприкасался с колдовством, - закончила за нее Арабелла. – Ты ведь никогда не была страусом. Ты знаешь своего сына. Он все оговорки болвана Мундугуса вчера ловил, как локатор. И кроме того, есть еще тот полупрофессор. Не надо так бледнеть. Я знаю, Люси, в глубине души ты боишься потерять его, боишься, что прошлое вернется…
-Вот уж нет! – отрезала мать. – Ты говоришь, он сильная личность, и справится с этим. Ты в него веришь. Я тоже. Я знаю, что никакое постороннее прошлое не разрушит Рики и наши отношения. Но я не хочу его травмировать!
-Думаешь, я хочу? – вспылила Арабелла. – Если б я верила, что эта тайна не всплывет никогда, думаешь, затеяла бы этот разговор с тобой, наседка? Оставила бы все, как есть. Я ведь знаю то, чего ты не знаешь. Но не имею права вмешиваться без вашего разрешения. Все же вы - родители. Я еще спрошу у твоего мужа.
-Помню, как ты ужасалась, когда мы с Диего все-таки забрали Рики, - указала мама.
-Еще бы! У вас все стало прекрасно – с моей точки зрения – и вдруг такой риск! За этим парнем уже тогда половина британских магов света белого не видела. И ты не оградишь его ни от них, ни от самого себя.
-Хватит! – твердо отчеканила Люси Макарони. – Я не хочу никаких магических легенд, слышишь? Лучше ешь, как следует.
Она вот-вот могла выйти за бульоном.
-Я выясню, не нарыл ли он чего-нибудь сам, - услышал он на лестнице голос Арабеллы. – Он умный и предприимчивый ребенок.
Рики понял, что мама не захочет удовлетворять его любопытство. Пока он рассуждал, попытаться ли поговорить с ней об этом или же обратиться напрямую к Арабелле, ему на неопределенное время помешали в том и другом. На чай заявилось в полном составе семейство уважаемого мистера Поттера, включая двухлетнего малыша.
Сам Гарри только кивнул и тут же без приглашения прошмыгнул вверх по лестнице. Рики взял на себя обязанность познакомить маму с леди Сюзан, геройской супругой, которую хорошо помнил с прошлогодней поездки в Косой переулок. Ей определенно стало неловко за бесцеремонность мужа, и она поспешно заговорила о погоде. В отличие от дорогого Гарри, Сюзан Поттер представлялась Рики обыкновенной приличной женщиной, в то время как он постоянно что-нибудь да отмачивал, всегда оказывался в гуще неприятностей – хотя бы как во время происшествия с Бусиком. Миссис Поттер посчитала себя обязанной извиниться за кузена. Постепенно женщины разговорились.
-Дадли на редкость противный тип, - пожаловалась Сюзан. – Я сама уговорила Гарри на эту поездку, а теперь не дождусь, когда же мы вернемся домой.
-Слушаться надо было мужа, - вполголоса заметил Джим с видом патриархального главы рода. Дамы расхохотались, а мать погрозила ему пальцем.
Рики позвал к себе маленького мальчика и стал показывать ему фото с кошками. Тот, в отличие от папаши, аж визжал от восторга, тыкая пальчиком и повторяя: «киса»!
Освобожденная от материнских обязанностей супруга Поттера вызвалась помочь накрывать на стол, и дамы покинули детей. Как только они вышли, второй из мальчиков, Сириус, приглушенно спросил, словно предполагая в своем вопросе бестактность:
-А вы все делаете руками?
«Нет, копаем лопатами», - подумал Рики.
-Нет, - сказал Пит. – У нас есть приборы. Ты ведь, кажется, живешь сейчас в обычном доме?
-Да, у тети Петунии есть всякие штуки, - согласился Джим. – Но они ей как будто не нужны. Она все время моет, и трет, а мама предлагает свою помощь, а потом стесняется использовать магию, а руки пачкать не хочет.
-Вам нравится у Петунии Дарсли? – спросил Пит.
-Только еда, - не задумался Сириус, а Джеймс подтверждающее насупился. – Этот придурочный Вернон-младший орет по нескольку раз на дню. А вокруг него – Сю-Сю-Сю! В жизни такого дурдома не видал.
Маленький Ремус уронил на пол свою конфетку и нагнулся за ней.
-А этот, – Джим ткнул пальцем в младшего братишку, - каждый раз начинает хохотать, как это светопреставление происходит. А мама стесняется. Ох, клянусь Мерлином, если б Ремус попытался задать такой концерт, я б его придушил к чертям.
-А я слышал, что маги тоже бывают избалованными, - сказал Рики, чтобы увести Джима подальше от кровожадных мечтаний. - Миссис Малфой говорила, что у нее дочка – не подарок.
-Мери Малфой! – это имя Джим произнес совсем другим тоном: вибрирующим от ехидства. Но презрением и отвращением, с коим он описывал поведение троюродного брата, тут и не пахло. – Не подарок. Но не истеричка, врать не стану. Воображала.
-Вечно что-нибудь умное вякает, чтоб все восхищались, - пояснил Сириус. – Между прочим, Джим за ней недавно повторил, и эффект был убийственный! – Сириус захихикал, а Джеймс нахохлился, сверля братца неприязненным взором. – Ну а что, я лично рад, что эта противная бабка с наглой псиной умотали отсюда! А ты нет, Джимми?
Рики что-то помнил про неповоротливую громкоголосую родственницу Дарсли, которую однажды мельком видел – она приезжала с одним или двумя бульдогами, ужасно невоспитанными.
-И что? – полюбопытствовал он.
-Мери как-то заявила, что собака должна вести себя прилично, а если нет, значит, у нее хозяин – козел, - рассказал Сириус. – Точно от взрослых слышала. А Джим так и выложил той тетке, когда ее бульдожиха полезла в мойку, отпихивая тетку Петунию. У хозяйки псины аж стакан в руке треснул! А ты видел Мери?
-Нет, - признался Рики. – Но я чуть не встретился с Гермионой Уизли. Она на меня обижена.
-О, дочки дяди Рона, - откликнулся Сириус почти восторженно. – Они все прикольные.
-Кроме этой, - мрачно возвестил Джим. – Она малость того. И уж если чего ей надо, до конца доведет. Если ты ей перешел дорогу, не завидую, - и он злорадно ухмыльнулся Рики.
-Джим, как не стыдно! - На пороге стояла Сюзан Поттер. – Она же твоя подруга! Давай сюда малыша, Ричард, большое спасибо. Идите, пожалуйста, к столу.
Рики знал такой тип мамаш и предполагал, что на обратном пути Джимми ожидает не очень приятное наставление. Тот же заранее нахмурился и бросил негромко, чтоб слышали только дети:
-Если мы постоянно попадаем в одну компанию, так я ее уже и обожать должен.
Гарри Поттер все еще не спустился от Арабеллы. Разговор продолжал вертеться вокруг девочек, которых Джиму надлежало обожать.
-Что ни говори, Гермиона очень славная девочка, - констатировала Сюзан Поттер, после того как детально описала для Люси отношения Гарри Поттера с семьей Уизли.
-Джим предпочитает Рози. Она здорово дерется, - невинно заметил Сириус.
Джеймс Поттер не постеснялся показать братцу кулак поверх стола. Взрослые сочли за благо это пока что не заметить. Но старшие сыновья Поттера попустительством не воспользовались.
-Я просил не напоминать мне о Розе Гойл, - сказал Джим. – Я не жадный, просто она слишком наглая. Однажды мы снова встретимся…
-…снова договоритесь, стащите с вечеринки половину пирожков, а потом будете их жрать кто быстрее, последний не поделите и подеретесь, - закончил Сириус.
Взгляд мамаши через стол пообещал неприятности уже ему.
Мама Рики захихикала.
-Какая нетипичная девочка, - сказала она.
-О, действительно, - с сожалением откликнулась Сюзан. – Такая хорошенькая, а сестренку лупит.
-Папа говорит, близнец Джима в женском варианте, - заметил Сириус. Терять ему, по мнению Рики было уже все равно нечего. И за время общения с мальчишками слизеринец убедился, что прошлогодние жалобы их матери остались в силе; только теперь старшинство Джима давало ему куда меньшее преимущество над Сириусом.
Тем временем малыш, не желающий есть, развеселился и, резвясь, подхватил вилку и выкинул в окно, благо оно было открыто.
-Хороший бросок, - одобрил Пит. – Колдуны играют в баскетбол?
Но Сюзан все равно очень смутилась.
-Пустяки, - Рики встал, - я сейчас принесу.
Найти вилку было нетрудно, она блестела на солнце. Рики подобрал ее и собирался вернуться в столовую, но застыл на пороге.
Гарри Поттер остановился на последней ступеньке. Выглядел он так, словно вышел не от Арабеллы, а от бабушки самого великого и ужасного Волдеморта, если не от него же собственной персоной. Очки набок, дыхание сбивается, вместо лица – свирепая маска…
Из кухни как раз появилась мама, неся поднос с фруктами.
-Ты знаешь, что она надумала? – едва не набросился на нее Поттер.
-Знаю, успокойся, - холодно произнесла мама Рики. – Я уже сказала ей, что я против.
–Да она вконец съехала с катушек! – хоть у Поттера и хватило ума заглушить голос, он явно разбушевался.
-Не говори о ней так! – в свою очередь, возмутилась мама. – Надеюсь, ты ее не разволновал?!
Поттер выдохнул и, в лучшем случае, медленно посчитал до десяти. У Рики мелькнула мысль спрятаться, ведь его в любой момент могли заметить. Но он тут же с негодованием отверг ее. Еще чего – подслушивать в собственном доме! Все-таки нельзя вести себя по отношению к маме, как к гриффиндорской мафии, напомнил себе Рики.
-Нет. Она-то спокойна, как святое распятие. А вот меня выбило из колеи. Не ожидал! Она-то думает только о Рики, может такое себе позволить, заботливая старушка. А я, между прочим, должен еще следить, как это отразится на безопасности магического мира!
-У тебя прекрасное мнение о моем сыне, - сухо заметила мама.
-А Диего! Если он займет ее сторону? – вдруг разволновался Поттер. – Он на это способен…
-Способен, - подтвердила Люси, - но я обещаю, что постараюсь убедить его.
-Извини. Тебе помочь с подносом? – заметил, наконец, дядюшка Гарри.
-Не надо. Ты же сейчас все уронишь. Сделай нормальное лицо, детей напугаешь.
Они ушли, так и не взглянув на входную дверь. Рики постоял немного, ожидая, что кто-нибудь выйдет искать его.
И тут – хлопок; его резко толкнул сзади кто-то, желающий зайти в дом, но не предполагающий встретить препятствие на пороге.
-Ох, простите, - послышался как будто знакомый женский голос.
«Аппарируют, как к себе домой. Опять визитеры», - Рики неохотно обернулся, стараясь изобразить радушие.
-О, Вы? – недоуменно произнесла моложавая темноволосая ведьма в шали. – Это не Вас я видела в доме Нимфадоры?
Да, но… Тогда он был одним из нескольких детей, и она могла скрывать свою настороженность, не обращая на него внимания вовсе. Но теперь Рики отчетливо видел в ней союзницу Гарри Поттера.
-Если я правильно помню, Вы Хестия? – Рики с трудом припомнил коллегу мамы Артура. – Арабеллу навещают даже авроры?
-А Вы тоже к ней? – вежливо поинтересовалась гостья.
-Не совсем. Я тут живу. Она – моя бабушка, - пояснил Рики. – Вы очень вовремя. Здесь Поттеры, и мы обедаем.
-О, я не планировала напрашиваться, неудобно, - вздохнула Хестия.
Похоже, мама благосклонно относилась к такого рода вторжениям в этом доме, потому что сразу предложила тарелку супа, хотя дети перешли уже на сладкое; впрочем, оставался еще Поттер. Хестия не отказалась составить ему компанию. Отметив рост всех по очереди сыновей дорогого Гари, она уселась на свободный стул возле Пита.
Разговор в отсутствие Рики переместился с детей на их родителей. Исходя из опыта прошлогоднего общения, Рики предполагал, что леди Сюзан считает малышку Мери Малфой чуть ли не образцовым ребенком, а вот о ее матушке, как и большинство волшебников, мнения весьма осторожного. А все потому, что леди Гермиона Малфой, почтенная во всех отношениях дама, в школьные годы близкий друг и соратница героя Гарри Поттера, была одержима благородным порывом защиты прав домашних эльфов - магических существ, имеющих вековой статус прислуги, и контролировала с этой целью ближних и дальних в их же собственных домах.
-Тетя Гермиона пообещала привозить еду нашему Добби, а мистер Уизли – заставлять его работать, - доложил Джеймс.
-Гарри, она тебе не говорила, зачем вчера ходила в Департамент законов? – с опаской осведомилась вновь прибывшая и повернулась к Рики. – А Вы, Ричард, знакомы с Гермионой?
-Имел такое счастье, - высокопарно изрек Рики. – Насколько позволяет мне судить мое скромное мнение, миссис Малфой в доставлении неприятного беспокойства магическому сообществу уступает только лорду Волдеморту.
Грозу колдунов он упомянул совершенно намеренно, поддавшись дурному настроению. И не прогадал. Джеймс и Сириус перестали жевать. Сюзан Поттер в ужасе потянулась к мужу, а тот непроизвольно потянулся к палочке. Только маленький Ремус плевал на все.
Но наилучшим образом отреагировала последняя гостья. Аврорша уставилась на него с нескрываемым ужасом. Рики знал, что упоминание имени Темного лорда среди колдунов под негласным запретом. Но страх женщины был вызван не именем, а направлен на произнесшего его. Рики заулыбался уже лично ей, и, глядя в ее выпученные от ужаса глаза, невольно задумался, а нет ли у него скрытых садистических наклонностей? Хестия, не закаленная регулярным общением с ним, вела себя точно так же, как преподаватели «Хогвартса» в день распределения. Она сейчас побоялась бы заговорить с ним.
А вот Поттер, видно, все-таки был в свое время неплохим ловцом, потому что опомнился первым и пришел ей на помощь.
-Ричард, леди Гермиона – мой друг. И, помнится, твой Клуб многим ей обязан. Не стоит сравнивать ее…
-Я ничего плохого не сказал бы об этой отважной женщине, - притворился обиженным Рики, вынужденный переключить внимание на крестного. – Мне вообще нравятся люди, которые умеют командовать – помните, я же слизеринец! – демонстрируя глубокую гордость, Рики нарочито расправил плечи. – Упомянув Темного лорда, я никак не намекал, что миссис Малфой тоже вредитель. – «Хотя многие так считают» - Сравнивая их, я лишь имел в виду… величие!
-Тетя действительно важная, - согласился Сириус, пока Гарри Поттер хлопал глазами, вероятно соображая, что бы такого на это ответить. – Даже папу гоняет!
-Я принесу еще салфетку, - услышал он Пита и обернулся. Кажется, Хестия облила мантию.
«Неужели заслуженная аврорша пронесла ложку мимо рта?!».
-Ричард, я бы хотел переговорить с тобой! – попросил дядя Гари несколькими минутами спустя. Мама недоуменно проводила их глазами, когда они отправились в гостиную. Там Рики присел на диван, а крестный остался стоять.
Гарри нервно провел по воздуху рукой. Рики подозревал, он не знает, с чего начать.
-Тебя здесь не надоело? – спросил Поттер.
-Нет, конечно, - удивился Рики. – Я ведь давно не навещал Арабеллу.
-А меня – вообще никогда не навещал, - напомнил Поттер. – Хотя я твой крестный отец.
-У вас же магический дом, - ответил Рики, соображая, куда он клонит. – Кастрюли летают и все такое. До «Хогвартса» мне там нечего было делать.
-Но сейчас ты знаешь про магию, - продолжил Поттер и, собравшись с духом, понесся, словно на скачках с препятствиями. – В общем так, Рики. Я считаю, тебе не следует оставаться здесь. Не хотелось бы про это говорить, но ребенку твоего возраста вредны переживания, связанные с… потерей близкого человека. Арабелла всегда была странной, а последнее время – так вообще… Думаю, твою маму можно будет уговорить.
У Рики перехватило дыхание. «Так вот что! Он боится, что Арабелла скажет мне лишнее, и хочет удалить меня отсюда! Нет уж, оставь себе свою заботу».
-Но Вы сейчас не у себя дома, дядя Гарри, - указал он.
-Я могу договориться с родственниками, - неуверенно произнес на это крестный отец. – И, кроме того, в конце учебного года у тебя был день рождения, а я, к сожалению, был занят. Думаю, мы могли бы поехать в Косой переулок…
-Кем Вы меня считаете? – вкрадчиво спросил Рики.
Мистер Поттер окаменел. Вот теперь Рики больше не мог отрицать, что ему доставляет наслаждение тянуть время, длить это неопределенное молчание, которому Поттер придает, в числе прочих, какой-то ужасный смысл. Он больше не надеялся, что дядюшка Гарри проговорится – слишком много таких попыток оказались неудачными. Значит, так этому скрытному типу и надо!
-Что ты имеешь в виду? – наконец откликнулся крестный.
-Мне не нужны никакие подарки. Я остаюсь со странной Арабеллой. Спасибо за приглашение, - кивнув, Рики вышел из комнаты, не дожидаясь Поттера.
Вскоре тот с семейством простился и ушел, причем Джеймс и Сириус еще раз подтвердили намерение забрать Тигра. Их родитель при этом неохотно кивал. Хестия же прошла к Арабелле и долго с ней беседовала. Как она ушла, Рики не слышал, потому что прилетела сова Дика, и он засел за отчет для Пристанища.
Вечером Рики заглянул к бабушке поболтать перед сном. Она глядела утомленно.
-Тебе нравятся эти люди, которые тебя навещают? – спросил он.
-Когда как, - последовал ответ, - сегодняшние меня ужасно раздражали. Можно подумать, когда я умру, на этом свете останутся одни идиоты.
Рики секунду колебался, а вдруг здоровью бабушки повредит его попытка узнать правду. Но поскольку она все равно уже завелась, он решился.
-Они расспрашивали тебя обо мне?
-Уж заставил ты Гарри поволноваться, - и не подумала отнекиваться Арабелла. – А теперь еще я туда же. Бедный он мальчик. Но нервный, сам виноват.
-Ты знаешь, откуда я взялся? – вырвалось у Рики. – И как я связан с Тем – Кого – Нельзя – Называть, с Волдемортом?
Несколько секунд висело, ощутимо перекатываясь в уплотнившемся воздухе, напряженное молчание. Арабелла мрачно изучала Рики. Наконец она кивнула, но чему-то своему, а не отвечая на вопрос Рики.
-Мне немножко рассказывали, как ты ставил школу на уши, - она погрозила пальцем. – Не даешь вздохнуть спокойно. Ты же знаешь, что Люси и Диего забрали тебя, потому что ты находился у меня в доме?
-Вроде бы да, - ответил Рики, - но почему я здесь оказался?
-Тебя привезли Гарри с товарищами, - чуть подумав, ответила Арабелла. – Они сказали, что Черный Маг на некоторое время утратил свою силу. И объяснили, что тебя надо спрятать от других… просили позаботиться некоторое время, пока Орден решит, как с тобой быть дальше. А я с минуты на минуту ждала твоих родителей с Питом, и только тебя мне не хватало! Гарри с ребятами едва успели аппарировать, так они ввалились, промокшие – в тот день ливень хлестал, как на всемирном потопе. И представь, решили, что твое появление для них – знак свыше. Всегда какие-то скорые были…
-А что такое? – Рики затаил дыхание.
-А то! – вспылила Арабелла. – У них, наконец, дела наладились, нормальная жизнь началась. А с тобой с беззаботностью можно распрощаться навсегда. И не потому, что зануда Гарри Поттер в покое не оставит – знаю я твою к нему любовь, нечего так таращиться – есть кое-кто похуже. Твои родители остались тут на неделю и очень к тебе привязались. Да что я вру, в первый же вечер решили, что заберут тебя с собой в Лондон. И забрали. – Арабелла остановилась, переводя дух. – Конечно, Орден Феникса связался с ними там. Я никогда не намекала даже Люси о магии, и в тот приезд не решилась. Побоялась, что она сочтет меня совсем спятившей. Кажется, в ваш дом аппарировал Аберфос Дамблдор, есть такой, чуть замуж за него не выскочила сдуру. Говорил он сперва с Диего, потом с обоими. Они ходили в Дырявый котел» вместе с тобой и договорились с Орденом. Уж не знаю, с кем именно встречались. До сих пор не понимаю, как Диего убедил их вообще не лезть к вам. Гарри всегда считал, что он очень нужен твоим родителям со своими советами, а то они в огромной опасности. И мне жаловался, что они какие-то, ну хуже гриффиндорцев!
Рики улыбнулся, припоминая детство до «Хогвартса». Поттер в его жизни тогда тоже появлялся не особо кстати, но хотя бы реже.
-Значит, ты не знаешь, как именно я связан с Лордом Волдемортом? – спросил Рики немного разочарованно. Многих подробностей ее рассказа он не знал и заинтересовался, но все же он рассчитывал на большее.
Арабелла снова помрачнела.
-Я могла бы сказать тебе кое-что еще. Всего несколько слов. И возможно, тебе это, в самом деле, вовсе не надо. Не протестуй. Я не могу решить это одна.
Взбивая подушку, Рики с удовлетворением отметил, что хоть один близкий человек был с ним полностью честен.
Пит постучал к Рики рано и сказал, что ночью Арабелле стало хуже. Вызвали доктора, который пробыл недолго.
Арабелла все время хотела спать. Мама почти не выходила из ее комнаты. Они с Питом как раз убрали в комнатах и кухне, когда в дверь позвонили. Пит открыл, послышались незнакомые голоса.
Опять какой-нибудь колдун или ведьма желали видеть Арабеллу, и как же эти люди Рики надоели! Он не имел никакого желания с ними знакомиться и предоставил светские обязанности более стойкому брату. Внезапно накатила дикая потребность поделиться, освободить это тяжелое предвкушение неотвратимой потери. Но не с теми, кто переживал сейчас то же самое. На мгновение Рики пожалел, что он не в «Хогвартсе» – там рядом всегда были друзья, или на худой конец Плакса Миртл, которая никуда не девалась из своего туалета и уж точно охотно посочувствовала бы ему. А здесь, без совы, он ото всех отрезан. Но ведь есть еще Дан!
Гости убрались из прихожей. Рики переобулся в кроссовки и взял зонт: впервые за долгое время, день выдался пасмурный. Он не стал никого предупреждать о своем уходе, потому что собирался скоро вернуться. Уже на улице, вне стен дома, стало легче.
…Рики не чувствовал себя уютно за монитором. Пергамент, к которому он успел привыкнуть, располагал к большей откровенности. Электронные сообщения всегда были коротки, и он начинал понимать, почему так, ударяя пальцами по клавишам.
«Дорогая Даниэла! Я чувствую, что один из важных столбов в здании моей жизни рушится, и я ничего не могу сделать, чтобы этому помешать. И не должен мешать, потому что это нормально и должно однажды произойти. Я знаю, что, вероятно, кое-что из обрушенного не покажется мне больше никогда. Моя бабушка Арабелла говорит, что устала. Я многое обсудил с ней – и сейчас, и до школы. Я очень хорошо знаю ее. Никогда в жизни я так не убеждался в бесполезности здравых логических рассуждений. Твой Рики».
Он не стал перечитывать и вышел в дождь. Капли, залетающие изредка под зонт, ударяющие по рукам и ниже, были приятны. Что-то мешало совсем закрыть зонтик. А тучи как будто укрывали от чего-то, или кого-то… наверху. Он не чувствовал этого специально, но когда возвращался к этой мысли, снова начинало казаться, что оттуда за ним наблюдают.
Он вспомнил свою другую бабушку – истово верующую итальянку, и улыбнулся.
Возле лестницы пять кошек обнюхивали чемодан.
-Папа здесь, - сообщил, появляясь, из кухни Пит. Он тоже, как все вокруг, в сером свете казался нереальным. Как призрак, который вот-вот растает. – А мама с какими-то ведьмами.
Рики поднял одну из пушистых красавиц и прижал к себе. Ему стало тепло, и еще лучше, чем после отправленного письма.
И он, конечно, не рассчитывал на чудо, но все-таки отец был здесь. Они проговорили с Арабеллой почти час.
По случаю приезда Диего Макарони хозяйка пригласила всех обедать в свою комнату. Хоть и осунувшаяся за эти часы, она приободрилась, и даже надела новый халат, привезенный отцом Рики из Норвегии.
-Сплошное неудобство это подражание Востоку, - проворчала она за едой. – Рукава широкие. Но какое великолепие!
Солнце за окном как будто радовалось вместе с ними. За считанные минуты небо разъяснилось, и этому нашлось свое объяснение.
-Когда идет дождь, небеса открыты, и можно просить. Я дождалась всех вас, а раз мне больше ничего не надо, дождь прекратился, - заявила Арабелла.
-Прекрасно сказано, - одобрил отец.
-Ты чего грустишь, Пит? – подметила Арабелла. – Думаешь, когда я умру, то исчезну из твоей жизни навсегда? Некоторые дураки, впрочем, так тут и застревают. Становятся привидениями, Рики их видел.
-И ты можешь? – спросил Рики.
-Если б и могла, не надо мне такого счастья, - отмахнулась Арабелла. – Лучше вызывайте мой образ и спрашивайте, чего надо, а я вам отвечу. Договорились?
Для сыновей Диего Макарони привез часы, заставившие Арабеллу оживиться. Она долго рассматривала чудо техники, крутила так и эдак.
-Ты что, правда, веришь, Рики, что они не испортятся в воде? – спросила она скептически, - вроде взрослый уже.
-Конечно, вот же написано, - не усомнился внук, - «водоотталкивающие»!
Вроде бы все были довольны. Но Рики пребывал в постоянном напряжении. Наступил вечер, потом стало очень поздно. Он заглянул к Арабелле, но не стал будить и мысленно пожелал спокойной ночи.
Уже в кровати он вспомнил, что так и не поговорил с отцом. Обычно после командировок они долго обсуждали впечатления от поездки, но теперь было не до того.
Рики незаметно забылся, и сон к нему пришел тяжелый. Опять звездное небо пробивалось к нему сквозь тучи, отчетливое, как астрономическая карта. И к нему обращались, требуя помощи, и вроде как считывали его переживания. Его, точно, обвиняли, что он до сих пор озабочен мыслями о смерти, с давних пор. Как будто так уже было однажды.
Рики проснулся с трудом, словно ему мешали, удерживали на связи.
Утром он узнал, что все кончено. Арабелла больше не просыпалась.


Глава 5. Повсюду крестный!


Рики никогда не думал, что придется принимать в этом доме толпу колдунов и ведьм. Они все явились в обычной одежде, поскольку Люси Макарони пригласила также и соседей Арабеллы. Именно последние, вспоминал Рики, надоедали весь первый день. Рики их едва помнил. Впервые в жизни его не радовали принесенные кексы, печенье и пирожные. Он понял, что означает есть из вежливости. Механически жуя, тогда Рики мечтал только о том, чтобы это паломничество поскорее кончилось, и они остались вчетвером с кошками.
-Ричард Макарони!
«Надо же, еще тебя принесла нелегкая!».
-Здравствуйте, господин директор, - отрывисто кивнул он. – Вы тоже?..
-Арабелла была моим добрым другом, - Альбус Дамблдор похлопал Рики по плечу как-то так, не дотрагиваясь, словно поглаживая на расстоянии. – Не ждал, что она опередит меня.
-Ваша смерть многих опечалит, - констатировал Рики, не задумываясь, что именно говорит.
-Приятно слышать такое от ученика. Вы хорошо держитесь, Ричард. Арабелла относилась к Вам ну очень пристрастно. А этот юноша…
-Питер, мой старший брат. Наш директор, профессор Дамблдор, - вяло отчеканил Рики, когда Пит подошел к ним.
-Родители захотят с Вами познакомиться, - кивнул Пит, не утруждаясь приветствием.
-Непременно, - пообещал директор; Рики всегда казалось, что он хорошо понимает чувства других.
-Какая необычная девушка, - обратил внимание брат на кого-то за спиной Дамблдора.
При виде ее в пассивной душе Рики что-то всколыхнулось, и он стиснул зубы.
«Патил! Если начнет гнать свои глупости, я ее вышвырну. Это не день рождения дяди Гарри, чтоб впадать тут в транс… Что?! Еще и Вриттер??!».
Но вредная репортерша лишь мелькнула в толпе и исчезла с глаз.
У знаменитой же прорицательницы, обвешанной четками и в диком чепчике, все же хватило ума правильно расшифровать опасные сигналы на его лице, так что она ограничилась соболезнованиями. После чего неловко замялась.
-Я договорилась с Гарри, что заберу одну из кошек, - сказала она.
-Я провожу Вас к маме, - вызвался Пит.
День был прекрасный, солнечный. Но в воздухе то и дело проскальзывала прохлада, похожая на осеннюю. На лужайке за домом Арабеллы собралось человек тридцать. Они недавно вернулись с кладбища. Организацию полностью взяло на себя бюро, выбранное Диего Макарони. Мама казалась прозрачной, как высосанная лимонная долька.
-Неужели мы больше никогда сюда не вернемся? – сказала она утром, обводя глазами дом.
А дом оказался собственностью чуть ли не Министерства Магии! По каким-то причинам Арабелле предоставили пожизненное право занимать его. Ее личные вещи и небольшие деньги переходили к Люси Макарони. И кошки.
Дома они держали канареек, и поэтому своей кошки у них не было. Перевозить всех кошек в лондонский дом Арабелле казалось абсурдом. Им следовало найти новых хозяев. И в этом нельзя не отдать должное Гарри Поттеру.
-Ричард, дорогой, храни тебя Бог, - его снова потрепали по щеке. Миссис Симмонс, одна из соседок.
Она собиралась уходить. Рики благодарно улыбнулся пожилой женщине: она согласилась забрать к себе Мявку. Рики понимал, что так для старой кошки лучше всего, можно сказать, что она вообще не переезжает, будет жить через два дома отсюда.
-Спасибо Вам, миссис Симмонс, - сказал он и погладил кошку на прощание.
-Я уже сказала вашей матери, что вы – желанные гости в моем доме в любое время. Только звоните предварительно.
Рики проводил ее до калитки. Задремавшая Мявка даже не заметила, как ее унесли.
Внезапно в нем заговорила совесть. Ведь остальных кошек, кроме Мистера Лапки, пристроил Поттер. Наплевав на недовольство крестным отцом, Рики решил найти его и поблагодарить сейчас, ведь неизвестно, как скоро они еще встретятся.
-Надо же, как тесен мир, - прозвучало сзади. Рики резко обернулся.
-Ты и в самом деле внук самой известной швахи в Англии, крестник знаменитого Гарри Поттера? – расплылась в хищной улыбке Рита Вриттер. Ее чрезмерно яркая помада напоминала кровь, которую она забыла стереть некоторое время назад; почему-то ее присутствие вызвало мысли о падали.
-Правда, что твоя мама была ее тайной дочерью? – продолжала Рита.
-Я знал, что у Вас нет такта, - ответил Рики; ее предположение вызвало желание истерически расхохотаться. – Но соблюдать приличия не вредно. Вас когда-нибудь били по морде? Честно?
Рита состроила наивную физиономию дурочки, и той доли секунды, которая ей на это понадобилась, хватило, чтоб самопишущее перо исчеркало полпергамента. «Мальчик, склонный к насилию…» - представил Рики. Не дожидаясь ответа, он развернулся, обогнул дом и вошел с парадного хода.
Он едва не столкнулся с профессором Люпином, не нашедшим лучшего, чем порог, места читать газету. Но при виде Рики он быстро опомнился и вцепился в его плечо крепкой хваткой, достойной истинного оборотня.
-Ричард, - начал бывший преподаватель, - я, конечно, не имею никакого права у тебя выпытывать, а ты не обязан отвечать.
Рики согласно кивнул, радуясь, что хоть один представитель гриффиндорской мафии это признает. Собеседник, очевидно, воспринял его жест как позволение продолжать.
-Но ты не можешь не понимать, что нередко твои необъяснимые действия ставят нас в тупик и усугубляют… Где мы можем поговорить без свидетелей?
Люпин не хочет быть застуканным соратниками? Это что-то новенькое! Рики нисколько не опасался его, поэтому не возражал.
-В моей комнате, - сказал он и начал подниматься, оказывая дорогу.
Профессор не стал закрывать дверь, вместо того сразу протянул ему газету.
-На развороте, - пояснил он.
Рики, конечно, подозревал очередной шедевр от Вриттер… На фотографии он немедля узнал себя и друзей, а также место, где он был всего однажды.
-«Ученики посылали неопределенные сигналы через неделю после таинственной находки?». Так эта кикимора следила за нами в день рождения Эди!
-Следила за мисс Паркинсон, но откопала другую сенсацию, - подтвердил Люпин. – Что вы там такое делали в саду?
Он хорошо скрывал напряжение, дожидаясь ответа, но небрежность его тона, все же, для чуткого уха Рики оказалась слишком нарочитой.
-Выжигали по дереву, - не стал выдумывать Рики. – Это занятие для продвинутых магглов, вроде вышивки. Надо фокусировать солнечный луч в линзе. Что значит «связывались непонятно с кем, но можно предполагать»? С какой стати «настоятельно рекомендуем проверить досье бывшей чемпионки»? Что?! «Подозрительно, почему их не поубивали»? А мне интересно узнать то же самое про нее. И не мне одному, я уверен!
-Спокойно, Ричард, - остановил его Люпин. – Она, безусловно, не самая приятная особа. Я видел, Рита подошла к тебе недавно. Надеюсь, ты ничего особенного ей не сказал?
-А какая разница? Она все равно сочинит, если захочет! – не сомневался Рики.
-Совершенно нежелательно привлекать ее внимание, - ровно произнес Люпин. И он, конечно, был прав.
-Я сказал ей, что отродясь не встречал такой бесстыжей морды! – заявил Рики.
-Настраиваешь против себя того, кто способен навредить? Северус бы не одобрил такое.
-От Вас я меньше всего ждал, чтобы Вы ссылались на него, - сказал Рики, не скрывая ехидства. – Постойте, а что за находка?
-Понятия не имею, - недоуменно вскинулся Люпин, - здесь не написано. В общем, я хотел тебя предупредить – не связывайся с Вриттер. Тебе оставить газету?
-Спасибо, не хочу плеваться, - отказался Рики.
За Люпином еще не закрылась дверь, а Рики уже уяснил две вещи: оборотень узнал от него, что хотел, а сам не сообщил ровным счетом ничего.
Рики не хотел снова возвращаться к гостям. Он даже снял ботинки, чтоб без помех завалиться на кровать. Снизу доносился размеренный гул – пришедшие проститься с Арабеллой разговаривали, ели, некоторые уже откланивались. Теперь, когда его обязанности встречающего кончились, там вполне могли обойтись без него. Рики мысленно подвел итоги.
Гарри Поттер был тем лицом в гриффиндорской мафии, с которым следовало считаться.
Его родители знали больше, чем обсуждали с ним. И хотели так оставить.
Он по-прежнему оставался весьма востребованным среди темных магов.
Арабелла в него всегда верила.
Внезапно он почувствовал голод. Действительно, утром он наспех прожевал два бутерброда, а ведь уже четыре часа. Маме и Питу было не до того, чтоб беспокоиться о нем сегодня. Конечно, была бы тут миссис Дуглас, она бы такого не допустила. Что ж, придется самому о себе заботиться. Так что Рики вернулся обратно, стараясь не привлекать внимания к своей персоне.
Едва он успел перекусить маринованным языком, как его призвал старший брат.
-Эта леди Парвати забирает себе Бусика, - сообщил он.
Рики невольно нахмурился. Кто знает, не забудет ли просветленная дама в припадке очередного озарения покормить питомца? Но при виде новоиспеченного дуэта его беспокойство несколько улеглось: прорицательница сюсюкала, и наглаживала кота, а тот блаженно мурлыкал и облизывал ей щеку. Не исключено, впрочем, что симпатии Бусика вызывали вкусные запахи, коими дама в изобилии благоухала.
-Я так и знала, что этот день принесет мне счастье, - заявила Парвати и удалилась, весьма довольная приобретением.
А Поттера Рики так и не дождался. Большая часть визитеров успела уехать, некоторые особо близкие и назойливые изъявили, однако, желание остаться на ужин.
Пользуясь короткой передышкой, Рики спросил у брата, почему дядюшка Гарри, уходя, не попрощался с ним. Пит сразу посерьезнел.
-Он был не в лучшем настроении. Пройдемся до калитки? – предложил он.
Рики понял намек. Брат собирался сообщить нечто, не предназначенное для третьих ушей.
-Поттер твой вел себя даже неприлично, - без церемоний высказался Пит. – Я наблюдал за ним, очень уж все это странно. Он притащил сюда с собой какого-то типа, специально исчезал для этого. И следовал за ним всюду по пятам, будто ищейку на поводке водил. Своего приятеля он даже не представил родителям! Они недолго, когда было мало народу, стояли возле гроба, потом поднялись наверх, не уверен, но вроде бы в комнату Арабеллы. Но еще и настолько обнаглели, что закрывались на пару минут в кухне и шарили в полках, кто их туда, спрашивается, запускал?! Правда, это твой крестный, он того, другого, за руку затащил. И уж они все время ворчали друг на друга. Приведенный бормотал, что в доме аура печали, но никаких гнетущих темных дел, тем более черной магии. И ничего они не найдут.
-Мило. Впрочем, этот дом дяде Гарри не совсем чужой, он часто приходил сюда ребенком, - отметил Рики. – Значит, они что-то искали. И нашли?
-Нет, точно, - заверил Пит. – С самого начала тот ничего и не ждал и потому был заранее недоволен Поттером. И в конце с удовольствием обругал Гарри, что он заставил его притащиться сюда.
-Что именно говорил? – уточнил Рики. Они уже дошли до калитки и остановились, прежде чем поворачивать обратно.
-«Хватило бы хоть у тебя мозгов, Поттер, не рассказывать моему отцу, зачем я тебе понадобился! Он же теперь месяц не успокоится. Вот что, если он уже выслал маму и детей в Антарктиду, сам за ними поедешь». Поттер разозлился, и заявил, что у того нет никакой ответственности, и очень удобно ему держаться страусиной позиции, и такой же он хитрый, как Снейп. Это вроде твой завуч? «Посмотрел бы я, как бы ты на моем месте подозревал!» - вот что сказал Поттер.
А тот ему в ответ так усмехнулся, что через закрытую кухонную дверь слышно было. «С моей точки зрения, ты всех подозрительней, знаменитый Гарри Поттер. Нечего краснеть, как Уизли на выданье, у тебя причин больше, чем у ее родственников! Я конечно, уже убедился, что все тут чисто, но согласись, от ребенка, которого с ранней юности готовили к убийству, можно ждать и такого пустяка, да?».
Поттер долго отходил, тот успел дверь открыть и попрощаться. Ну Гарри его аттестовал по-хорошему! И тут же, подряд… Вот как это звучало: «Такой-сякой, передавай привет своей уважаемой жене»! Тот тоже передал такой же привет и ушел. Ты понял, что они искали?
-А приятель Гарри, как он выглядел? – Рики удивился, почему не спросил этого раньше.
-Довольно необычная внешность. Блондин, и имя такое странное, - по выражению лица брата было видно, что он напрягает память.
-Драко Малфой?!!
-Точно, - с удовлетворением кивнул Пит. – Рики, это плохо, да?
«Изумительно!». Рики и в кошмарах вообразить не мог такого. В этот раз ему даже задуматься не пришлось. Гарри Поттер, всю жизнь высматривающий в нем дурные наклонности, сегодня превзошел сам себя. Он заподозрил Рики не больше, не меньше как в убийстве собственной, хоть и не родной бабушки.
Драко Малфой был одним из немногочисленных и квалифицированных экспертов по черной, запрещенной магии, и его имени Рики более чем хватило для подобного озарения. Почти год самодовольный блондин прожил в «Хогвартсе», подготавливая задания для Турнира, так что Рики видел его довольно часто. Малфой также был мужем лучшей подруги и одноклассницы Гарри Поттера. Кроме того, Поттер по просьбе леди Гермионы искал способы смягчить домашний арест для отца Драко. Неудивительно, что когда дорогому Гарри приспичило проверить дом Арабеллы на наличие темной ауры, Малфой без проволочек явился на зов, пусть и без особой охоты.
-Он держался, я бы сказал, надменно, - продолжал Пит, пытаясь вызвать брата на разговор.
Рики понимающе кивнул. Уж чего, а гонора у господина профессора Малфоя хватало.
И тут на его мозг обрушилась новая мысль. Ведь нетрудно сообразить, что у Поттера были причины убрать старуху, надумавшую раскрыть тайну, столь тщательно оберегаемую гриффиндорской мафией. А почему, собственно, он, Рики, не стал подозревать крестного??
Все это очень удручало, поскольку Рики был абсолютно уверен в естественной смерти Арабеллы. Не стоило думать иначе, даже ради того, чтоб похуже припечатать Гарри. Он медленно повернулся к дому.
-Я не уверен, но, по-моему, Поттер носил при себе что-то невидимое и тяжелое. Или даже кого-то, фыркающего и рычащего. Вроде бы Малфой заставил его пробить лицензию на опасное магическое существо. Думаю, они выпускали его в кухне. Еще у Малфоя была магическая сумка на плече.
«Существо, чующее насильственную смерть? Кажется, именно таких не бывает», - неуверенно припомнил Рики.
–Представляю, с какой радостью откликнулся Малфой, - сказал он вслух как можно небрежнее. - В школе они с Гарри враждовали.
Рики не хотел рассказывать брату о своих выводах. Он расстроится, и маме скажет, а ей это ни к чему. Рики угнетало притворство, но он не мог заставить себя произнести хоть слово про настоящую причину появления Драко Малфоя в Литтл Ундинге.
За ужином он сел в самом темном углу и почти не прислушивался к разговору. Компанию семейству Макарони составляли: старая ведьма в зеленом капоре, который она не пожелала снять даже за столом; всхлипывающий проныра Мундугус Флетчер; и многоуважаемый директор Дамблдор, который одним своим присутствием сглаживал все острые углы и держал Рики в напряженном неведении. Рики жалел, что не может просто так вскрыть черепную коробку этому милейшему человеку и найти среди содержимого объяснение всем пакостям дражайшего крестного. Слизеринец с грустью подумал, что зря невольно надеялся весь день, но профессор Северус Снейп так и не появился. Похоже, он не был близким знакомым Арабеллы.
-Значит, это Вы сидели тут на Пасху, когда я звонила, миссис Крокфорд? – поддерживала беседу Люси.
-Можете называть меня Дорис, милая, - разрешила гостья. – Я не имела счастья знать Вас, но Арабелла мне рассказывала. И угощала меня Вашими кексами и бисквитами. Должна сказать, Вы прекрасно готовите!
-Благодарю, но это не я, а наша экономка, миссис Дуглас, - мама так устала, что не сообразила – правду в данном случае можно и опустить.
Гостья смешалась, не зная, как ответить. Ощутив ее нервозное смущение, недоуменно вскинулся и Мундугус. Лишь Дамблдор с невозмутимой улыбкой продолжал намазывать тост вареньем.
-А… - протянула в итоге Дорис Крокфорд. Рики поморщился – разговоры ни о чем впечатывались в него, как раскаленное железо. Действительно, потрясения делают людей восприимчивыми… - Значит, Вам с ней повезло? – Крокфорд вопросительно поглядела на Дамблдора, словно спрашивая, удобно ли обсуждать с магглами такие темы. Насколько Рики помнил, маги, кроме Гермионы Малфой, никогда не беседовали между собой о своих домашних эльфах.
-Ричард, Вы, должно быть, сильно устали? – через некоторое время, участливо обратился к нему Дамблдор.
Рики вздрогнул – он ведь успел полностью отрешиться от происходящего. В данный момент он как раз перебирал возможные варианты мести Поттеру за его оскорбительные подозрения, и с сожалением признал, что угрожающие анонимки герою волшебного мира чреваты слишком быстрым разоблачением, и довести дело до сколько-нибудь неприятного террора не удастся. Тем более, Рональд Уизли, его лучший друг, ныне занимает руководящий пост в отделе магической защиты. То-то Гарри прорвет красноречием, когда они узнают, от кого анонимки. И Рики вовеки не отвязаться от воспитания – до самого окончания «Хогвартса».
-Намного хуже, что все мои друзья далеко, - вырвалось у Рики.
-О, - Дамблдор выглядел удивленным. - В самом деле, я забыл предупредить Вас во время отправления из школы. Та сова, которую Вы получили… Думаю, она может носить Вашу корреспонденцию и на каникулах. Так намного удобнее, правда?
Рики, не сдерживаясь, захихикал. Уж удобным назвать это одолжение гриффиндорской мафии было никак нельзя! Сова делала охотно некоторые вещи: спала, кушала, щипалась. А вот летать по назначению отчего-то категорически не любила. Но директор принял его хмыканье за одобрение.
-Значит, решено. Она завтра будет у Вас. Какое Вы ей придумали имя?
Этого Рики так и не сделал, но нужное слово возникло перед ним, как по волшебству.
-Ракета, - сказал он, и откусил от бутерброда.
Рики так и не понял, как удалось Дамблдору увести остальное общество раньше полуночи. Пожилая ведьма погрузилась в воспоминания и жаждала только делиться ими. Мундугус Флетчер тоже не торопился. Однако оба подчинились намекам директора.
-Сова будет завтра, - пообещал напоследок Дамблдор.
Как только за ними закрылась дверь, члены семейства Макарони, словно сговорившись, начали безудержно зевать, едва не вывихивая при этом челюсти.
-Разберемся сегодня с посудой? – все же предложил отец.
Рики сквозь полудрему отмечал, что они моют и вытирают.
-Сколько всего эта тетка наговорила. Если встречу ее еще раз и чего-то не вспомню, неловко будет, - поморщилась мама. – И чего так удивляться экономке? У них что, нет?
-Нет. У них эльфы, - вздохнул Рики так тихо, словно усталость забрала весь голос. А перед глазами замаячил энергичный образ уважаемой леди Гермионы.
-Мистер Лапка снова выпрашивает корм, - констатировал Пит. – Я ему дам, пусть кушает.
Той ночью Рики спал очень крепко. После чего проснулся он бодрым и с огромным желанием на повышенных тонах объясниться с заботливым крестным. Он бы позвонил к Дарсли, да не знал телефона, а в записной книжке Арабеллы, почти новой, его не оказалось. В том, что он желает побеседовать именно с ним, Рики не сомневался. Требовать откровенности сейчас от родителей, особенно от мамы, казалось ему жестоким. Они имели полное право спокойно пережить постигшую их утрату. Дамблдор смылся, но зато Поттер все еще находился в пределах досягаемости. Можно было даже ударить его же оружием: напроситься в гости на недельку и смириться с косыми взглядами Джеймса и Сириуса.
Рики как раз закончил одеваться, когда в окно настойчиво постучали. Опознав нахальный клюв столь знакомой совы, Рики подавил смиренный вздох.
Все утро негодяйка доставляла хлопоты. Он и забыл, сколько она уплетает за раз. По счастью, ее удовлетворили булочка и кошачий корм, а Пит пообещал купить семечек. Но эта пернатая пробудила дремлющий охотничий инстинкт в старом коте Арабеллы, ибо вместо того, чтоб сесть повыше и спать, как обычно, вдруг возжаждала физических упражнений. И летала по всему дому, а мистер Лапка носился за ней с боевым кличем, совсем несовместимым с милым пушистым клубищем, каким он всегда был. Людям это мешало завтракать, тем более что кот таки опрокинул столик и разбил пепельницу.
Это был их последний день пребывания в Литтл Уиндинге. Папа взял билеты на вечерний автобус до Лондона. Рики с Питом обошли весь дом, помогая маме укладывать вещи. Тем временем позвонила миссис Симмонс и пригласила их на обед. Рики охотно бы пробыл в доме все последние часы, но родители с благодарностью ухватились за это приглашение – им совсем не хотелось готовить.
Это был один из уютных домашних визитов, когда разговоры ведутся обстоятельно и на любую тему. Миссис Симмонс много рассказывала о своем внуке, а Рики с Питом уплетали торт.
Они просидели в гостях четыре часа и едва спаслись от гостеприимства. Мявка особо льнула к Питу при прощании, на что мама немного обиделась.
Тихий летний вечер как нельзя лучше располагал к прогулке. Окна всех домов, мимо которых они проходили, были открыты.
Родители болтали, пребывая в полном согласии относительно того, какой это мирный городок. Пит искоса поглядывал на Рики, но не заговаривал. Он всегда был очень тактичным и, вероятно, чувствовал, что у младшего брата нет желания делиться мыслями. Возможно, он также догадывался, что в этих мыслях слишком много Гарри Поттера.
Внимание Рики привлек шум. В доме, мимо которого они проходили, велся слишком громкий для того, чтоб считаться обычным, разговор. Машинально прислушавшись, Рики различил знакомые голоса… Впрочем, уверен он не был, и дом бы не узнал, поскольку все дома здесь были подобны один другому, как клонированные овцы.
Но тут на крыльцо с громким мяуканьем выскочил полосатый кот. Его шерсть вздыбилась, зрачки расширились. Почти сразу за ним появился Джим Поттер и схватил питомца в охапку, прижимая к груди. Дальше дверь быстро открылась и вновь закрылась, словно выплюнула его родителей.
-Ты же обещал за ним следить! – раздосадованный Гарри приглушал голос.
Джим опустил голову.
-Невозможно следить за кошкой 24 часа в сутки, - заявил Пит, шагнув к калитке.
-Тем более – такому ребенку, - добавил Рики. Глаза Джима сверкнули в темноте, подобно кошачьим.
-Проблемы, Гарри? – осведомился Диего Макарони.
-Котик ободрал обои в гостиной тети Петунии, - изложила суть Сюзан Поттер.
-И на шторах повисает, как фрукт на дереве, - вздохнул ее супруг.
-Странно, раньше он так не делал. Наверное, обживает новую территорию, - предположил Пит.
-А обои новые? – поинтересовалась мама Рики.
-Столетние! Я еще в начальную школу ходил, а они уже были, - махнул рукой Гарри Поттер. – Суть не в них, просто дядю вот-вот удар хватит. И этот кот – последний гвоздь в крышку его гроба.
-Тигр хорошо себя ведет, - всхлипнул Джим.
-Совершенно нормально для кота, - подтвердил Пит. – Просто в доме Арабеллы ему все позволялось, разве что не лазить на кухонный стол.
-Боюсь, наш дом не настолько приспособлен для кошек, - покачала головой Сюзан. – Я-то хотела шелковые занавески в комнату мальчиков…
Рики понимал Джима – ненормально предпочитать какие-то занавески настоящей кошке!
-Не думал, что с ним будет столько мороки, - резюмировал Поттер - старший.
-Тогда мы можем забрать его назад, - холодно отчеканил Рики.
Секундного наблюдения Рики хватило, чтобы обозначить реакцию окружающих. Чета Поттеров с надеждой встрепенулась, а родители, ничуть не собираясь опровергать его, все же были явно не в восторге от этой идеи.
-Нет! – вскричал Джим. – ОН МОЙ!!!
Тигр мяукнул и потерся носом о щеку мальчика.
-Действительно, Рики, - мягко укорила мама. – Они привязались друг к другу, и потом, так решила Арабелла.
-Но они не умеют за ним ухаживать, - уже без прежней горячности возразил Рики.
-Я умею! – заявил Джеймс Поттер, зыркнул на Рики, после чего устремил умоляющий взгляд на своих родителей.
Несколько секунд Гарри Поттер боролся с искушением.
-Конечно, отказываться уже поздно. Я ведь обещал Арабелле. И послезавтра мы уберемся, наконец, из этого бедлама.
Разочарованная, Сюзан все же поспешила присоединиться к решению мужа.
Распрощавшись с Поттерами, мама предложила возвращаться, потому что становилось поздно. Рики оторвался от калитки Дарсли, напрочь позабыв о намерении напроситься в гости к Поттеру, и не только. Он совершенно не подумал о том, что ровно через два года Джеймс Поттер поступит в «Хогвартс».
Удобнее было бы покинуть Литтл Уиндинг на машине, которая осталась в Лондоне. Отъезд на автобусе разбудил в родителях лучшие воспоминания. Они тихо беседовали и загадочно улыбались.
На душе Рики скребли кошки. Он хотел бы поговорить с ними обо всем, что оставалось здесь, и не мог. Он сидел в проходе и глядел в окно, пока мысли все не исчезли, и осталась бездонная пустота, которая удерживала его, подобно мягкой лапе, и было чувство, что в ней скрываются разные разности, и туда же ушло все, что происходило с Рики до сих пор. Постепенно его голова откинулась назад, дыхание стало ровным…
Резкое торможение заставило Рики вздрогнуть. Брат, который, возможно, и не засыпал, сообщил, что они въезжают на лондонский вокзал. В автобусе было тепло, а вот ночной воздух снаружи пронизывал холодом. После этого прохладного душа приятно было оказаться в такси. Ночной город пестрел огнями и витринами. Рики с трудом представлял, как он вот сейчас окажется дома, но это получилось так обыденно: щелчок выключателя, и ты в прихожей.
В последующие два дня разговор о тайне Арабеллы так и не состоялся. Родители были подавлены, Пит – очень занят, Рики почти не видел его. Рики выходил из дома только однажды, отправить сообщение Дан, которая намеревалась вернуться со дня на день. Остальное время поглотило приучение Ракеты и Мистера Лапки к новым порядкам.
Он откладывал разговор до начала новой недели, но и тогда опять ничего не вышло. Утром позвонила незнакомая женщина и назначила маме деловую встречу. Отец ушел в мастерскую, где Рики предпочитал его не беспокоить. Симптомы того, что жизнь снова входит в нормальное русло… Он почитал, поучил уроки, а потом заказал пиццу. Через пять минут позвонили в дверь. «Так быстро?!».
Но он ошибся. Не дожидаясь, когда дверь полностью откроется, в прихожую влетела Дан. Мистер Лапка тут же кинулся ей под ноги и с урчанием стал об них тереться, так что повезло, что она не прихватила свою собаку.
Самый обычный день сразу стал таким замечательным! Рики не знал точно, сколько времени прошло, но они изъяснялись на пороге во взаимной радости до появления пиццы.
-А миссис Дуглас скоро вернется? – спросила подруга, оглядывая кухню, куда он ее провел.
-Не думаю. У нее отпуск только начался, - вздохнул Рики и жестом предложил сесть за стол напротив него.
-И как вы обходитесь? – участливо спросила Дан.
-Честно говоря, ужасно, - пожаловался Рики. – Я собирался сегодня пылесосить, и вообще надоела готовая еда.
-Рики, - Дан подалась вперед и провела ладонью по его щеке, - ты очень подавлен.
-Есть от чего, - тихо произнес он.
Повисло молчание, которое Дан не собиралась обрывать.
-Арабелла, она думала мне рассказать, но так и не сделала этого… - начал Рики.
-Так дело не только в ее смерти? – подхватила Дан, не позволяя паузе вновь повиснуть. Рики тоже чувствовал, что тогда упустит нить рассуждений. – Ты очень не хотел терять ее, я получила письмо.
-В моей семье есть тайна, - высказал уже очевидное Рики.
-Значит, твоим родителям все известно, - заключила Дан.
-Проблема в том, что как раз они совсем не хотят, чтобы я втягивался в это, - сказала Рики. – Сам слышал.
-А тебе так важно непременно все выяснить? – нахмурилась подруга. – Извини, Рики, ясно, что ты снова прешь напролом, но я склонна понять твоих родителей. Думаю, они хотят защитить тебя.
-Я в этом и не сомневаюсь, - удрученно вздохнул Рики.
-Я просто хочу объяснить, - продолжала Дан, почти умоляюще заглядывая в его глаза, - что бывает разная ответственность. Если ты будешь посвящен, то примешь ее, и тогда твоя жизнь пойдет по-другому. Не исключено, что тебе это совсем не надо. Хотя, с другой стороны, я верю в предназначение.
-А я – нет, - усмехнулся Рики. – Я совершенно точно знаю, что сам выбираю все свои действия и бездействия. Хотя я как раз сейчас чувствую, что моя жизнь становится все больше похожа на твои героические мультики. Я не дразню тебя, ничуть, наоборот. У меня как будто тоже есть такой виртуальный опыт…
-Ты уверен, что эта тайна вообще тебя касается? – немного воинственно спросила Дан.
Рики нервно захихикал.
-Напрямую. Она касается либо обстоятельств моего рождения, либо настоящих родителей, либо того и другого. И я точно знаю, что копаться в этом очень опасно. Даже Поттер боится.
-Кто? – не поняла Дан.
За долгие годы знакомства с Рики его подруге детства невероятно повезло: ей лишь пару раз приходилось сталкиваться с дядюшкой Гарри. Впрочем, не так уж часто он появлялся на горизонте, но так было раньше, до «Хогвартса». Тогда Рики забывал о нем, стоило тому исчезнуть из поля зрения.
Рики вздохнул и напрягся. Он помнил, что декрет магической секретности стоит соблюдать – хотя бы ради того, чтоб Дан потом не промывали мозги, или как это у магов называется. Придется следить за своим языком. Так, кажется, придумал…
-Гарри Поттер – мой крестный отец. И он – очень важная шишка, - изрек Рики.
-Так, припоминаю, - сказала Дан, подпирая голову руками. Она давала ему время подобрать нужные слова.
-Школа, в которой я учусь. Он тоже ее заканчивал.
-Я так и думала, что она странная, - кивнула Дан.
-Нет, она просто… для одаренных, - уклончиво ответил Рики.
-Но тебя приняли туда без всяких тестов, - указала Дан. – И он, ну Поттер, вероятно, имел к этому отношение?
-Скорее не он, а мое настоящее происхождение, - Рики сам восторгался, как ловко вырулил на нужную дорогу. – Понимаешь, Поттер чересчур меня опекает. Он лезет во все, это раздражает и меня, и родителей. Определил меня в школу, а теперь дрожит, как бы я ее не развалил. Но, самое противное, папа с мамой, нет, не позволяют ему много, но в то же время считают, что он имеет на это право. И, похоже, так и есть.
-Но почему? – спросила Дан.
-Он хорошо знал Арабеллу, - Рики пожал плечами.
-Твою бабушку?
-Да. Для меня это оказалось полной неожиданностью. И он здорово перепугался, когда она спрашивала у него добро, чтобы мне что-то рассказать. Я сам видел его физиономию.
-А в школе? – спросила Дан. – У тебя все в порядке?
-Прекрасно, - ностальгически вздохнул Рики. - Школа как школа, ничего в ней особенного.
-Рики, - Дан сделалась очень серьезной. – Ты сам хорошо понимаешь, чего ты хочешь? В результате?
Она застала его врасплох. Рики попытался связать воедино обрывки желаний, сфокусироваться на самом сильном, но удалось ему только обозначить несколько противоречащих друг другу мыслей. В самом деле, чего он добивается? Покоя? Ага, сказать так дяде Гарри – «Я, Рики, должен беречь от вас свои хрупкие нервы!», и у того начнется истерика от смеха; зато можно отлупить его по морде совершенно безнаказанно! Свободы? Но он свободен! И намного в большей степени, чем другие ученики, у которых не было столько, как у него, проблем с дисциплиной. Снять неопределенность? Ведь неизвестность его очень напрягала. Но тогда, как совершенно справедливо заметила Дан, придется принимать ответственность за последствия. И весьма вероятно, что ему не понравится.
-Я хочу точной гарантии, что моя нормальная жизнь не перевернется по воле Поттера, - «и прочей гриффиндорской мафии», - наконец, произнес он. – Мало ли что всплывет. Понимаешь, можно спать спокойно, когда знаешь, что у тебя досье чистое.
-И я тоже, Рики, очень этого хочу, - с горячностью откликнулась Дан. – С тех пор, как мы учимся в разных школах, честно, я боялась, что ты… Я совсем не хочу терять нашу дружбу, а ты как будто влипал во что-то, откуда тебя невозможно достать.
-И что, по-твоему, мне следует делать? – спросил он, против воли польщенный такой заботой о своей персоне. Вот, выложил самое противное, и правда - легче стало.
-А ты будешь врать, что не пытался? – улыбнулась Дан.
-Пытался. И мои школьные друзья тоже. Не скажу, что совсем безрезультатно, но… секрет тщательно охраняется.
-Ты в состоянии приблизительно вычислить людей, которые им владеют? – продолжала подруга.
Рики вскинулся. Все-таки зря он подшучивал над ее полезным увлечением!
-Да. И что-то их уж многовато… - «Поттер, Дамблдор, МакГонагол… Малфои, оба, да и его папаша… Мундугус Флетчер… Вероятно, семья Уизли, большинство; жалко, что не дети… Снейп, да вообще все учителя в школе, наверное. Авроры и другие служащие Министерства Магии. Почему все-таки Министр не показался мне?».
-И если начнешь копаться, это сулит большие неприятности? – продолжала Дан.
-Вроде того.
-Тогда просто оставь ты все нафиг, - выдохнула Дан. – Займись другими делами. К сожалению, если есть проблемы, они тебя сами найдут, так уж мир устроен…
«Не трогай лиха, пока спит тихо. Это у всех девчонок логика такая?» - Рики невольно вспомнил о Селене Олливандер, которая, конечно, тоже вытаскивала его из неприятностей, но прежде настоятельно советовала в них не впутываться.
-Я подумаю, - кивнул Рики, не желая с ней спорить. – Больше всего меня угнетает, что секреты Поттера отгородили меня от папы и мамы. Я просто не могу, понимаешь, сейчас требовать объяснений, а раньше у нас все было ясно. Мне очень плохо оттого, что они отдалились от меня из-за всего, что случилось в Литтл Уиндинге.
-Это понятно, но вам всем понадобится время, - сочувственно сказала Дан и похлопала его по руке, сжимающей салфетку. – У тебя очень хорошие родители, и я считаю, они правильно делают, что не пускают в вашу жизнь посторонние проблемы всяких Поттеров.
-Мудрые слова, - протянул Рики. Больше ему нечего было ей сказать, и сразу захотелось отвлечься, ведь жизнь продолжалась, а с ней, наверное, случилось столько всего нового! – А как твои дела?
Против ожидания, подруга тяжко вздохнула и закатила глаза.
-Тебе не понравилось у тети? – удивился Рики.
-Нет, там все было замечательно, - вяло произнесла Дан. – Но когда я вернулась домой, то обнаружила там такое, что теперь нескоро смогу спокойно спать. Я тебе писала, что моя мама завела аквариум?
Рики понятия не имел, потому что электронной корреспонденцией с ней ведал Пит, а потому неопределенно пожал плечами.
-Золотые рыбки. Очень капризные относительно условий обитания – освещение, температура… Она полдома переоборудовала, чтобы все идеально им соответствовало.
-И что? – Рики стало очень интересно.
-И преуспела, - вздохнула Даниэла. – Они не только прижились, но и начали плодиться бешеными темпами. Она покупала четырех, а когда я вернулась… Вообще, ты же знаешь, если мальков не отсаживать, большие рыбки их съедят. Но не такова моя мамочка, чтобы это допустить. Вчера вечером мы с Мистером Франкенштейном вернулись в гигантский бассейн.
Рики невольно улыбнулся.
-Ничего смешного, - нахмурилась Дан. – В каждой комнате в квартире по четыре тазика – она их накупила на распродаже. Эти мерзавки выпрыгивают постоянно, подбирай их и сади обратно. Они еще друг друга пихают! Хорошо, мистер Франкенштейн не кошка. А мама послезавтра должна лететь на неделю высокой моды в Нью-Йорк. В ее отсутствие папа грозится спустить всех в унитаз, но это жестоко! А жить так невозможно, даже маме надоело.
И тут светлую голову Рики озарила прекрасная мысль!
-Я обязательно помогу тебе раздать рыбок, - пообещал Рики. Но ушла подруга, так и не выпытав, каким образом он намерен выполнить свое обещание. А план у него был великолепный!..
Уверенной рукой Рики вывел на небольшом клочке пергамента:
«Дорогой дядя Гарри! У меня небольшая проблема. Со мной уже случалось нечто похожее, - «если вспомнить кошек бабули Арабеллы, то это даже и не вранье», - но для некоторых это вопрос жизни и смерти – «конечно, для водоплавающих». - Я даже не знаю, к кому и обратиться с таким деликатным делом. Вот я и подумал о Вас. – «Все равно будешь доставать ведь, противный». - Пожалуйста, приезжайте как можно скорее. Рики Макарони».
Завернув пергамент и привязав к лапке Ракеты, Рики швырнул в окно вверх горсть корма, а затем и сову. Ждать ему пришлось, учитывая ее молниеносную скорость, только до завтра. Он уговорил Даниэлу придерживаться своей стратегии, и как только она согласилась вмешаться попозже, как в дверь позвонили.
Крестный явился без чемоданов и сказал Рики, что ему было очень даже по пути, нисколько Рики его не обременяет и прочее. Гарри, конечно, был преисполнен желания помочь.
-Собственно, даже не у меня проблемы, - осторожно начал Рики. – У моей подружки.
Выражение лица у Поттера примерно расшифровывалось как «не рассказывайте мне новую серию из фильма ужасов», но он все же кивнул, поощряя Рики продолжать.
-Дан не контролировала кое-что, и… Она оказалась в такой безвыходной ситуации, - Рики потупился.
-А твои родители? – перебил Гарри, зачем-то отступая на шаг.
-Они ничего не могут сделать. Просто ей потомство девать некуда.
Казалось, очки Гарри сделались еще круглее.
-Что??
-Да, - продолжал наивно излагать Рики. – Тридцать восемь штук – это кто ж столько прокормит? Да и тесно им…
-Ты что несешь? – возмутился дядя Гарри.
-…в одном аквариуме. Вот я и подумал о Вас.
-Но я не продаю аквариумы! - чуть не возопил растерявшийся крестный. Впрочем, Рики заметил вздох облегчения, старательно им подавляемый.
-Можно? – в комнату заглянула Даниэла. Она мило и застенчиво улыбнулась Гарри, на что тот ответил чем-то, весьма похожим на нервный тик лица.
-Вот дядя Гарри, который нашел хозяев кошкам моей бабушки Арабеллы. Это при том, что кисы были своевольные, - начал рекламировать Рики, - а твои рыбки молчат и на пол не гадят. Не правда ли, дядя Гарри, Вы в момент их раздадите?
-Что?!! – Поттер откровенно отшатнулся от плотоядно ухмыляющегося и издевательски подлизывающегося крестника.
-Правда, мистер Поттер? – радостно воскликнула Дан.
-Правда-правда, - заверил Рики. – Я точно знаю, ни у кого из Ваших друзей нет аквариума. А они все такие нервные, хотя бы леди Гермиона. И мистер Уизли, у которого пятеро детей. Вы их просто осчастливите, - постановил Рики.
-Дорогой мой, ты что, спятил? – с Гарри полностью слетела маска дружелюбия. Но убегать он пока не собирался, в чем Рики видел несомненный шанс довести дело до желанного итога.
-Нет, - ответил Рики уже серьезнее. – Рыбкам действительно нужен простор. А Вы мне обещали помогать, - напомнил он.
-Вы можете хотя бы попытаться?! – отчаянно взмолилась Дан.
Герой волшебного мира захлопал глазами, но не нашелся, что возразить двум наступающим на него деткам.
-Просто Вы не знаете, как это ужасно, когда они дерутся, - всхлипнула подруга. Рики пришел в восторг – вот актриса! Кажется, она повела свою игру, которая, возможно, окажется эффективнее его.
-Отчего же, знает. Его дети тоже дерутся, - утешительно произнес он, похлопав Дан по плечу.
-Золотые рыбки очень красивые, - произнесла та в пространство.
Затем оба, как по команде, выжидающе уставились на Гарри.
Рики знал, что теперь может надеяться на то, что крестный побеспокоит его только в крайнем случае. Впрочем, случись этот случай, без него все равно не обойдется.
-Я ничего не обещаю, - сказал дядюшка Гарри довольно воинственно, словно из него клещами вытягивали клятву жениться на профессоре Трелони.
-Но Вы спросите у них? – уточнил Рики.
-Хорошо, - ответил Гарри.
-О, Гарри! Не знал, что ты здесь, но это кстати. Мне нужно срочно поговорить с тобой по важному делу, - Диего Макарони вежливо улыбнулся нежданному гостю, отчего дядя Гарри невольно обернулся в ту сторону, где находилась входная дверь.


Глава 6. Временное решение


Дядюшка Гарри едва не уронил очки с носа, наверняка потому, что зрелище было выше его сил. Дан с Рики гордо поставили перед ним три огромных ведра, изобилующих золотыми рыбками, плюс улитки и водоросли.
-А разве я должен забрать все сразу? – растерялся он.
-Это ровно половина, - Дан обиженно надула губки и захлопала глазами.
Два помощника в форме британского флота, вызванных крестным, пока Рики с Дан бегали к ней домой, глядели на Поттера, ожидая распоряжений. И почему вырядились именно так, недоумевал Рики. Впрочем, форма в глазах Дан служила явным подтверждением важности дядюшки Гарри.
-Берите, – уныло махнул рукой Гарри.
-Сэр, Ваша супруга очень удивилась, но сказала, что подготовит дружеский ужин. Придут все, кроме леди Парвати – она говорит, у нее сеанс, но она постарается успеть, - отчитался служащий.
Крестный смиренно кивнул.
-Вот книжка, как за ними ухаживать, - Дан выступила вперед и пихнула Поттеру брошюрку. – Большое Вам спасибо, мистер Поттер.
-А о чем Вы беседовали с папой, дядя Гарри? – отвлек внимание Рики. Рыбной темы с дяди Гарри явно хватило.
-О, - Гарри нахмурился. – Он спрашивал о твоем образовании, и, понимаешь, специализация на пятом курсе…- он неопределенно провел в воздухе рукой и остановил ее так, что заглавие книжечки оказалось прямо перед ним.
Диего Макарони был так изумлен покорностью дорогого Гарри, что даже не решился ничего сказать. Пожалуй, впервые в жизни он считал, что его сын перегибает палку.
-О чем вы говорили с крестным? – спросил Рики, когда Даниэла, очень довольная, ушла.
Отец на мгновение задумался, затем кивком предложил Рики сесть. Разговор, значит, обещал быть долгим и серьезным, чего Рики опасался и хотел одновременно. Они ведь практически ни о чем не говорили после поездки в Литтл Уиндинг.
-На самом деле, сначала это следовало все-таки обсудить с тобой и Питом, - сообщил папа. – Но мой разговор с Гарри пока что ни к чему тебя не обязывает.
-В чем дело? – нетерпеливо спросил Рики. Вот точно так, помнится, тянули с новостью о том, что он волшебник – а это перевернуло всю его жизнь. Он не мог сию секунду сообразить, хочет ли сейчас чего-то подобного, но определенно, лучше знать о грядущих проблемах. Или нет? Даниэла вот советовала не особо соваться в тайны гриффиндорской мафии.
-Обстоятельства, Рики, складываются так, что скоро образ жизни нашей семьи немного изменится. Ничего страшного, не волнуйся, - поспешно добавил папа. – Гарри тут ни при чем. Ты слышал, что твоей маме предлагают контракт на полгода в Генуе?
-Так надолго? – подскочил Рики. – И она согласна уехать от нас?
-Скорее всего, это будет по-другому, - ответил папа. – Меня уже несколько лет приглашают туда на одну работу… Ну а рисовать я смогу где угодно. Что касается твоего брата, я думаю, год учебы за границей пойдет ему только на пользу. Улавливаешь?
-Вроде да, - откликнулся обалдевший Рики.
-Ко всему прочему, есть человек, желающий арендовать этот дом, - Диего обвел глазами комнату, - как раз на полгода. И, честно говоря, я хотел бы пожить там, все же ближе к корням. А сменить обстановку всем нам полезно.
-Значит, все вы переедете в Италию? – уточнил Рики. Ему стало грустно.
-Собственно… - Макарони-старший замялся, и понятно: того, что он выдал, Рики никак не ожидал. – Я спросил Поттера, нельзя ли перевести тебя в итальянскую школу колдунов на это время. Такая вообще имеется?
-Да, - автоматически ответил Рики и вскинулся. – То есть, я не пойду в «Хогвартс»?
-Решать тебе, - пожал плечами отец. – Мы, конечно, надеемся, что ты захочешь быть к нам поближе. Подумай.
Рики ничего не оставалось, как согласиться на «подумать». Впрочем, невнятный протест нашел выход, когда Диего уже собирался покинуть комнату.
-А миссис Дуглас? – возразил он. – Она вернется намного позже! Мама ведь не смогла найти ее, когда уезжала к Арабелле?
-Да, я помню о ней, - ответил папа. – Конечно, не очень удобно, что она не оставляет координат, чтоб ее не беспокоили в отпуске, хотя это, конечно, полезный принцип. Сейчас я прилагаю усилия, чтоб ее найти. Хочу предложить остаться с нами, надеюсь, она согласится.
Смятение чувств, охватившее Рики после этого разговора, не улеглось и к вечеру. Во-первых, он внезапно осознал, что не представляет, каково это – не возвращаться осенью в «Хогвартс». Там был Клуб, друзья, одноклассники, и враги, сложившиеся отношения, которые стали ему дороги. Он вспомнил все традиции, странности, опасности, приключения. Магия и «Хогвартс» оказались для него неразрывно связаны. Он и не представлял, что сможет обучаться магии где-то еще. Ему было неприятно признавать, что есть такой соблазн, причем именно в итальянской школе, который способен побудить его оставить все это. Ческа Импресса.
Рики, не колеблясь, отказался бы от перевода, заяви отец, что перебраться в Италию надо раз и навсегда. Но на полгода… Он живо представил, как после Рождества вернется к друзьям, и к тому времени неопределенность с Ческой исчезнет. Новая школа, новые знакомые до декабря – вроде бы не так уж плохо.
Свои сомнения он изложил Даниэле через день, сразу после того, как крестный Поттер, неожиданно свалившийся в гости, проявил невероятную заботу и завербовал всех ее оставшихся золотых рыбок. Рики представления не имел, куда он их денет в таком количестве. Он-то верил, что крестный теперь долго ни за что не покажется. Но явление Гарри с благой целью настолько ошеломило его, что Рики напрочь забыл поговорить с ним на интересующую его тему.
-Мне сложно советовать тебе, Рики, - сказала Дан. – Лично для меня перевод был бы очень тяжелым переживанием. Но ты легко общаешься с незнакомыми людьми. Что меня беспокоит, так это твои друзья в старой школе. По возвращении может оказаться…
-Нет, - помотал головой Рики, - я уверен, что они останутся моими друзьями. Как и ты. Мы ведь не видимся все время, пока учимся. – Он улыбнулся, и Дан улыбнулась в ответ.
-Наверное, тебе захочется быть ближе к дому, - продолжала Дан, - а если ты останешься в Англии, не сможешь общаться с родителями даже на выходных. Все-таки телефон – это не то.
Тут Рики кое-что вспомнил, и это ему понравилось.
-Помнится, в той школе вообще нет пансиона. Ученики возвращаются вечерами домой, - сказал он.
-Отлично, - обрадовалась Дан, - вот бы мне так!
Но воодушевление Рики слегка померкло, когда он вспомнил, что надо бы написать друзьям и сообщить им о своем решении. Да, как оказалось, решение он таки принял.
Основанием для осознания этого факта послужило письмо от Дика. Равенкловец, только что прибывший домой из Пристанища, сообщил сенсационные новости, интересные, с его точки зрения, для Рики. Энтузиазм Поттера в деле изъятия рыбок объяснялся Диком исчерпывающе и до неприличия просто: Гарри пристроил большинство золотых рыбок Даниэлы украшать интерьер Министерства Магии. Причем некоторым отделам украшений не хватило, а дорогой Гарри вначале поторопился раздать в кабинеты особо близким приятелям по несколько штук. Естественно, просить назад было неудобно, а те, кому не досталось, на него обижались. В частности, бабушка Дика, работающая в архиве. Вот только Дик не знал ничего о том, что вся эта волынка шла от Рики.
По прочтении Рики позвонил Дан и лишний раз убедился, что рыбок у нее не осталось, и она невероятно этому рада. Он пожалел, что не дал Поттеру четких указаний; впрочем, и не мог ведь догадаться, что дядя Гарри окажется таким сообразительным. Кроме того, Рики не представлял, как бы отправил рыбку, будь она у него. Не с Ракетой, это точно, но ведь сова Дика тоже была такой же хищной. В итоге Рики написал другу длинное письмо с благодарностью за полезную информацию, в котором новость о своем переводе в «МентеСана» подсластил утешением, что за этими рыбками замучаешься ухаживать, и лучше купить другой породы, более неприхотливых, самостоятельно, и тогда можно самим выбирать.
На следующий день его завалило письмами. Первое, подоспевшее аккуратно к завтраку, было, как ни странно, от самой великой и ужасной мисс Элладоры Нотт.
Дора была одноклассницей Рики, настоящей слизеринкой: хитрой и коварной, плюс неуемное любопытство и жажда деятельности. Рики удивился, потому что до сих пор она никогда ему не писала.
Начиналось послание с глубочайшего сожаления, что ей не позволили отправить ему вопиллер, чего ей хотелось всей душой.
Дора решительно осуждала его намерение покинуть «Хогвартс» и критиковала все возможные мотивы, причем умственным качествам Чески – проницательная Дора и о ней догадалась – досталось прилично. Далее Дора напомнила о его высоком долге основателя Клуба Единства. В ее исполнении это означало: «Почему это я одна должна стучать по башке Френка Эйвери? Вот не хотелось бы мне доставать Бетси Спок из его котла!». В общем, Рики почувствовал, что, найди он по возвращении развалины на мете замка, будет виноват в этом целиком и полностью. Завершали шедевр эпистолярного жанра пожелания Доры о его скорейшем приезде после Рождества и сожаления о невозможности его как следует проклясть прямо сейчас. Вполне закономерно, чтение сего доставило Рики истинное удовольствие. Он словно вживую пообщался с милой Дорой! Как же, о Мерлин, он будет скучать по ней!
Ее послание оказалось единственное в таком духе. Все остальные друзья сожалели, по-разному это выражая, о его решении, но даже и не думали обвинять и ругаться.
Селена Олливандер писала, что очень счастлива, потому что ей досталась собственная золотая рыбка. Рики не пришлось гадать, каким образом эта добрая, честная и воспитанная девочка стащила ее из Министерства, потому что Артур Уизли-младший объяснил, что ничего подобного не было.
Как оказалось, дядюшка Гарри, облагодетельствованный живностью, первоначально призвал на помощь друзей и знакомых. С этой целью он организовал у себя дома званый обед, куда предусмотрительно зазвал их вместе с детьми, чтоб легче было уламывать родителей. Поскольку Артур там лично присутствовал, он описал это в деталях.
«…Поздравляю с тем, что ты устроил в мире магии эпидемию золотых рыбок. Парвати Патил едва не померла от восторга! Украсила свою приемную – мама туда заходила, говорит, красота. Дядя Рон притащил по штуке каждой своей малявке, и теперь у нас во всех комнатах банки с вентиляцией под потолком – во избежание разбиения. А леди Гермиона, сам видел, с удовольствием взяла, как только дядя Гарри ей намекнул, что Люциус Малфой придет в ужас, узнав, что она принесет домой хоть что-то, идущее от тебя. Хотя ее Мери все равно настроилась обзавестись ими, они с Гермионой, моей сестрой, решили, что это такая прелесть!
В общем, весело прошел званый обед, да еще возню с этими рыбками усугубила тетушка Луна. Она прямо помешалась на вишневых пирогах, так объелась, что ей плохо стало. Сюзан Поттер оставила себе парочку – тоже под потолком, куда не добирается новый котик Джима. Кстати, из-за него мальчишка жутко взъелся на тебя, сам помнишь за что, и, по-моему скомпоновался с сестричкой Гермионой насчет тебя. А это кое-что значит. Не хочу пугать, но мне она по приезде устроила такой разнос, куда там бабуле.
Между прочим, явившись с моря, она меня первым делом едва не придушила в прямом смысле. Не думал, что эта малявка такая сильная! Дядя Рон лично ее оттаскивал. Впрочем, нет худа без добра: он все-таки вернет ей ее амулеты, которые она тебе одалживала. Дядюшка Малфой их дважды проверял, второй раз – за плату, хоть тетка Гермиона и возмущалась, зато это несколько поумерило панику дяди Рона. Но сестричка Гермиона на меня уже меньше дуется. А вот тебя ей прям на блюдечке подай, даже не знаю, как дальше быть».
Артур сообщил, что золотую мысль облагодетельствовать Министерство Поттеру подсунул Люпин. За это его личному кабинету достался десяток рыбок. В конце Артур передал привет от Ральфа Джордана, который делегировал ему эту почетную обязанность, кажется, на все годы вперед, чтоб самому не мучить бумагу.
Большую часть писем Рики прочел в своей комнате, находясь один дома, потому что все опять разбежались по делам. Ракета занималась любимым делом – спала. Мистер Лапка отбирал у Рики прочитанные пергаменты, грыз их и гонял по полу – он всегда любил бумагу.
Вдруг внизу настойчиво задребезжал дверной звонок. Рики, протянувший было руку к очередному конверту, поплелся открывать. Его это раздражало, потому что беседовать с посторонними настроения не было, а у всех домашних имелись ключи. Впрочем, у позвонившего тоже – на лестнице Рики услышал скрежет в замке, и было повернулся обратно. В проеме на фоне солнечного света возникло озабоченное лицо и крепкая фигура миссис Дуглас. Экономка решительной поступью вошла и огляделась.
-Рики, что происходит? – претенциозно спросила она, заметив его.
-Если вы здесь, то все прекрасно, - улыбнулся Рики.

-Все-таки, я бы хотела знать, - возобновила тему миссис Дуглас, поставив чайник на кухне; она любила последовательность во всем. – Детектив нашел меня в Плимуте прямо на пляже! Мои соседки по пансиону перепугались, как курицы!
Рики глубоко вздохнул, приступая к длительному разъяснению всех пропущенных ею обстоятельств.
Миссис Дуглас постепенно перестала сердиться. Она очень хорошо, как оказалось, понимала значение Арабеллы Фигг для матери Рики.
-Я виделась с ней пару раз много лет назад, - добавила она, глубоко задумавшись.
-А разве Арабелла приезжала сюда? – удивился Рики. Он не помнил ничего подобного.
-Нет, при мне – нет, но она приезжала как-то на выставку мистера Макарони, - автоматически ответила экономка; от новостей Рики она помрачнела и глубоко задумалась. – А ты, Ричард, как себя чувствуешь?
-Мне уже лучше, - неопределенно кивнул Рики, - Дан меня выслушала. Она считает, что… - он замялся, ведь миссис Дуглас не следовало проговариваться ни о чем, связанном с магией, - переезд может пойти нам на пользу.
-Она – хорошая девочка, - одобрительно кивнула миссис Дуглас. – Значит, переезд, - повторила она отрешенно.
-Вы поедете с нами? – с надеждой спросил Рики.
-Конечно, поеду, - сердито вскинулась миссис Дуглас. – Ради кого мне тут оставаться? Значит, в доме нужно прибраться…
-А я Вашу комнату не пылесосил, - виновато признался Рики, но тут спохватился, - Вы же заперли ее на ключ.
-Я сама займусь своими обязанностями, - объявила экономка и деловито огляделась. – Что тебе вкусненького?
Рики вернулся в свою комнату в более ровном расположении духа. Ведь, если все останется, как дома, то что же, собственно, изменится?
Он вскрыл конверт от Эдгара, в котором тот с патетическим самоотречением желал ему счастливого пути.
«Так скоро? – поначалу усмехнулся Рики. – А ведь действительно, осталась всего неделя…»
Рики поскорее переключил все внимание на чтение.
Эди удивляло его родство с Арабеллой, а поскольку маги вообще любили ахать по данному поводу, Рики не особо заинтересовался этой темой, да и следующей тоже. Потому что Эдгар выразил свое порицание ему по поводу, о котором сам Рики даже не задумался, но о котором ему напоминали не впервые.
«…Джим Поттер, мой кузен, этого своего котика просто-таки обожает. Он всем хвастается, что кот умеет, это ведь Пит научил его кувыркаться через голову? При том, когда взрослых поблизости нет, Джим жалуется на твою жадность и клянется в страшной мести за то, что ты хотел отобрать его Тигра. При мне он говорил это Рози Гойл (ужас, а не девчонка, обжора кровожадная, хотя по виду и не скажешь), так вот она с ним полностью согласилась, и они даже не подрались!»
«Вот так прогресс! Взрослеют детки», - подумал Рики.
«…И постарайся в итальянской школе ни во что не впутываться. Я знаю, что там рядом море, надеюсь, ты не вздумаешь купаться ночью и что еще. Если получится общаться с русалками, будь осторожен, мало ли что им взбредет в голову…»
«Спасибо, Эди! Прямо фонтан ценных идей!» - обрадовался Рики, стараясь не допускать к себе подкатывающую грусть. Ко всему прочему, он вспомнил о маленькой русалке, с которой познакомился в «Хогвартсе». Вдруг она будет ждать его? Ведь больше никто в школе, кроме Альбуса Дамблдора, не говорит на языке русалок, а у директора вряд ли хватит времени на беседы с русаленком.
«Решение принято, - напомнил себе Рики, - и вообще, я через полгода вернусь».
Слизеринец с удовольствием проштудировал все список не рекомендованных Эдгаром занятий. Он составлял примерно треть от всего письма.
Кот Мистер Лапка, прошедший ветеринарное освидетельствование и прочую волокиту, несомненно, переезжал со всем семейством. С канарейками Пита поначалу возникли сложности. Старший брат Рики не был уверен, что они хорошо перенесут перелет. Кажется, одна из них, наконец, собиралась снести яйцо. Кроме того, в последнее время он был так занят, что времени для птичек почти не оставалось. Сообразуясь с обстоятельствами, Питер принял взрослое решение найти приятеля, которому сможет временно доверить заботу о питомцах до своего возвращения.
Полдня Рики представлял себе лицо дядюшки Гарри, если Макарони в третий раз обратятся к нему с подобной просьбой. Но этого делать не пришлось. Потому что, помимо крестных отцов, на свете есть еще и подруги.
Даниэла вызвалась помочь раньше, чем Пит договорил до конца. Причем как будто пришла в восторг.
-А тебе точно не будет мешать их постоянное щебетание? – спросил Пит.
Но Дан была уверена, что после превращения квартиры в океан две пары канареек в клетке не стеснят ее родителей. Те на удивление спокойно согласились; наверное, из благодарности за чудесное избавление.
-Да накинуть покрывало, если уж очень надоедят, - сказала Дан. – И никому это чириканье не мешает, привыкаешь ведь. Честно говоря, я так рада вам помочь, - и Даниэла улыбнулась братьям так лучезарно, что желание возражать ей пропало.
В день отъезда Макарони и миссис Дуглас неизбежно провожал Гарри Поттер. С недавних пор он стал беседовать именно с Рики поменьше. Напротив, у крестника была к нему неотложная тема.
-Мам, ты не отпустишь дядю Гарри со мной? – Рики постарался улыбнуться как можно более очаровательно. – Мне нужно уладить с ним один срочный вопрос.
Конечно, мама не возражала, поэтому Рики схватил Гарри за руку и потащил вперед, невзирая на явное сочувствие ему миссис Дуглас, укоряющее качающей головой из стороны в сторону, словно говоря Рики: «Как не стыдно».
-Вы знаете, что я не вернусь в «Хогвартс» этой осенью? – начал Рики. Крестный недовольно повел плечом.
-Странные фантазии приходят в головы твоим родителям, - процедил он.
Рики ощутил, как закипает кровь, но заставил себя сохранять спокойствие.
-Я хотел бы знать, не возникнет ли у меня препятствий в переписке с друзьями? Все-таки другая страна…
-Зачем? – встрепенулся Поттер. Выглядел он так, словно Рики попросил его пристроить пару дюжин слонов.
-Просто хочу знать, как у них дела, - ответил Рики, решив проигнорировать странную реакцию Гарри. – Да и вообще мне важно знать, что без меня происходит в «Хогвартсе».
Он предполагал, что Поттеру, очень привязанному к школе, это будет понятно. Но тот определенно понимал что-то свое.
-Странный ты ребенок, я в твои годы… терпеть не мог письма писать, - судя по тону, солгал дядюшка. - Что такого там может происходить особенного? – проворчал он. – И потом, ты будешь занят.
-Ну, не настолько, чтоб оставлять «Хогвартс» совсем без контроля, - пожал плечами Рики.
Поттер споткнулся и остановился. Рики не видел его лица, зато заметил, как рука Гарри нащупала и сжала что-то в кармане пиджака.
-Я уверен, что «Хогвартс» и без тебя прекрасно контролируется, - отчеканил крестный.
«Ну да! Эйвери, Филипс, да еще Виктор Чайнсби. Где тебе понять?» - рассердился Рики и медовым голосом поинтересовался:
-Как Вы можете быть в этом уверены?
Гарри стало совсем не по себе, судя по тому, как он остолбенел, во все глаза уставясь на Рики.
-Между прочим, я возглавляю попечительский совет школы, - выдал, наконец, крестный.
«Сказал бы, что вдобавок преподаешь там все дисциплины, я был бы совсем спокоен», - усмехнулся Рики и твердо заявил:
-Я хочу поддерживать связь с друзьями. Как?
Гарри Поттер взял себя в руки. Глубоко вздохнув, он поглядел на крестника несчастно и укоризненно.
-Ты должен будешь передавать их директрисе твоей новой школы. Они поступят на почту Хогсмида, а оттуда их будет забирать кто-нибудь.
«Скорее всего, Хагрид», - скуксился Рики. Гигантского школьного лесничего и преподавателя ухода за магическими существами, дружившего с дядей Гарри, он не любил, и совершенно взаимно.
-А нормальный способ чем нехорош? – возмутился он.
-Не всякая сова понесет почту так далеко, - Поттер повернул голову, делая вид, что тетка с болонкой его чрезвычайно интересует.
-А можно обойтись без третьих рук? – продолжал допытываться недовольный Рики.
-Я знаю только этот способ, - в тон ему ответил Гарри. Было похоже, будто они ругаются, хотя слова произносились самые обычные. – Это предусматривает программа обмена – одно письмо за месяц. И тебе столько же. Кстати, твоя сова уже улетела в школу?
Рики кивнул. Он получил требование сегодня утром. Ответ с согласием вернуть школьное имущество унесла Ракета.
-Хорошей поездки, - пожелал Гарри, словно ставя точку. – И учись хорошо.
-Спасибо, - поблагодарил Рики. Остальные почти догнали их.
Впоследствии Рики неоднократно вспоминал конец этого разговора, будучи в полной уверенности, что любящий крестный своими пожеланиями нарочно сглазил его пребывание в бабушкиной деревне. Как будто тон задал! Нет, в пути, конечно, не случилось ровно ничего особенного, а вот дальше… Просто Диего и Люси Макарони, с ходу осчастливив родственников намерением перебраться к ним поближе, на другой день вместе с экономкой уехали выбирать дом и устраиваться на новом месте.
До сих пор Рики и Пит никогда не оставались один на один с деятельной любовью итальянских бабушек. Конкретно синьора Мичелина, мама Диего Макарони, восприняла внуков на своем попечении как долгожданное ответственное задание, и с энтузиазмом засучила рукава. Если родители обычно везде, где возможно, предлагали «решай сам», то бабуля такой демократии не понимала. Все вопросы, от необходимого количества поглощаемой еды, а закармливала она хуже, чем на убой, до выбора подходящих занятий и времени отхода ко сну, решались хозяйками. Рики напрягал постоянный присмотр, под которым находились здесь все дети, независимо от возраста. Тем более, итальянские родственники постоянно сочувствовали мальчикам по поводу постигшей их утраты. Такая навязчивость порой здорово раздражала. Невзирая на доброе отношение, Рики не раз думал, что, будь на их месте крестный отец, он давно бы осуществил давнюю мечту лорда Волдеморта и обеспечил бы дяде Гарри вечный покой.
Именно здесь, почти никогда не оставаясь без компании, Рики вдруг почувствовал себя одиноко. Брат много времени проводил за учебными пособиями, и его нельзя было часто отвлекать. Раньше Рики, приезжая сюда в гости, летал на метле, но сейчас не рискнул даже распаковать ее. При родителях никто не задавал ему вопросов, но ныне он постоянно объяснял, куда идет и что делает, а главное, обязательно увязывались кузены и кузины.
А вообще, в их жизни было чересчур много всякой техники, причем такой, которая непременно шумела. Ребята постоянно слушали радио и диски. Женщины, включая бабулю, без конца повисали на телефоне. Сестра бабули, тетка Кармелла, вообще не отлипала от телевизора, поглощая одну за другой однообразные мыльные оперы. Впрочем, так было всегда… но присутствие папы с мамой просто позволяло им с Питом держаться своей линии. «А может, в самом деле, потрясение сказывается», - рассудил однажды Пит.
На все это Рики, привыкший к полной свободе, начинал тихо сатанеть. Он отлично понял своего папу, который в молодости, между прочим, попросту сбежал от этой идиллии в чужую страну. От избытка итальянской эмоциональности Рики внезапно страстно затосковал по британской чопорности. Особенно во вторую неделю отдыха, на которую выпали дни рождения трех членов семьи, проживающих в этой деревне: сестренки Сантины и двух теток.
Несомненная польза этих мероприятий заключалась в том, что парней, как говорится, учили грамотно пить. Мама Рики, по большим праздникам принимавшая бокал вина или шампанского, относилась к такого рода просвещению отрицательно, но мужчины полагали его необходимым, и Рики в принципе считал его не вредным. Он соглашался с мнением старших, что с алкоголем следует устанавливать разумные отношения, и улыбался, вспоминая, как ужаснулся в прошлом году Эдгар, когда кто-то из грифффиндорцев мимоходом упомянул шампанское: «Ничего крепче сливочного пива!», которое и спиртным-то назвать было нельзя. Здесь же достигшим определенного возраста наливали немного домашнего вина, от которого поначалу шумело в ушах, начинало шатать и постепенно клонить в сон. Опьянеть при таком количестве закуски не представлялось возможным. Каждый праздник ознаменовывался умопомрачительным обжорством, бесконечными разговорами обо всем и посиделками до поздней ночи.
Когда Рики с братом, возвращаясь однажды от тетки, доползли до комнаты, луна стояла высоко, благодаря чему поля и часть улицы из окна просматривались, как на ладони. Где-то вдалеке темной массой виднелась группа расходящихся родственников – судя по всему, они не торопились.
Рухнув на кровать, Рики зажмурился – лунный свет ударил ему прямо в глаза.
-Может, зашторить? – предложил Пит.
-Не надо, - отмахнулся Рики, все еще злясь на кузена Марчи, вздумавшего громко орать через весь стол, есть ли у него, Рики, подружка; и вообще это не его ослиное дело.
-Будешь перекладывать подушку в изножье? Ну, чтоб не пялиться в окно?
-Зачем? Я не люблю пялиться на дверь, - ответил Рики, автоматически проводив глазами луну, плавно катящуюся по небу и почти догнавшую…
Рики вскочил, словно его подбросило током. Пит в один прыжок оказался рядом.
-Что?? Она… их две? – хрипло уточнил он.
Одна луна, большая и настоящая, высоко в небе вела себя, как подобает. Вторая, поменьше, была близко к земле и действительно двигалась с приличной для луны скоростью, причем, на запад и словно бы приближаясь. При том она становилась бледнее, да и контуры размывались. Круг становился бесформенным пятном, и не золотым, а молочно белым и бледным, растуманиваясь. Рики вдруг вспомнил, что в доме больше никого нет…
-Я только сегодня прочитал, что НЛО – это, вероятнее всего, бабочки, - просветил авторитетный брат, обрывая вечность безмолвия, - вот разлетаются постепенно, наверное.
Звук его голоса, поначалу ударивший по нервам Рики, был таким будничным.
-И в Британии оптические явления. Вриттер писала, - вспомнил Рики.
-Так у этих бабочек везде, где они водятся, брачный период в один сезон, - объяснил Пит. – Вроде совсем пропало, - с удовлетворением констатировал он.
Действительно, ничего больше не светилось. Но Рики глянул вверх, и ему показалось, будто сетка прозрачных переплетенных лиан поднимается и тает на большой высоте.
-На что ты пялишься? – поинтересовался Пит в тот момент, когда голова Рики словно вдруг опустела, чтоб в следующий момент наполниться. Но он отвел взгляд, чтобы повернуться к Питу. Голова так и осталась пустой, к его невольному облегчению. Он поймал себя на том упрямстве, за которое часто подтрунивал над Лео. «Тоже начал искать подвох в совпадениях!».
-Спокойной ночи, я думаю? – с улыбкой сказал Рики.
-Спокойной ночи, - пожелал старший брат, падая на свою кровать и начиная стягивать носки.
И больше Пит об этом не заговаривал, наверное, действительно были дела поважнее. У Рики же с утра просто руки чесались накатать письмо. А еще получить ответ, он не сомневался, что у друзей происходит гораздо больше интересного, чем у него – пока что. Обещанное Поттером одно письмо в месяц еще когда будет… Может, стоит начать писать заранее? А потом отсылать целую пачку??? Рики посчитал, что это как-то слишком. С другой стороны, большинство событий, могущих оказаться важными, со временем попросту забываются.
Выход из положения напрашивался следующий – вести дневник. Конечно, уточнил себе Рики, эта работа не будет иметь ничего общего с той сентиментальной чушью, которую ему доводилось читать из беллетристики. Достаточно просто фиксировать события, и свои мысли и догадки, только осторожно, но чтоб на их основе можно было воссоздать тот момент. Это даже не дневник, а протокол, бортовой журнал, в общем, дело важное.
Но по принятии исторического решения Рики все же не успокоился. Конечно, некоторые вещи в будущем могут и подождать, но вчерашнее видение «бабочек» требовало немедленного обсуждения. То, что он это записал, не помогло. Рики прекрасно понимал, что сейчас связь с британскими магами отрезана полностью. Он никогда не был капризным ребенком, но сейчас ему хотелось топать ногами и стучать кулаком по столу.
Второе решение, принятое им за это утро, ни Лео, ни профессор Снейп, ни крестный Поттер ни за что бы не одобрили. Он и сам понимал, что находит на свою голову приключения. Но ведь, с точки зрения закона, он ведь ничего такого не сделал…
Из всех адресов его друзей, нормальный почтовый он знал только у Пристанища. Это было, в общем, даже лучше, потому что Дан была знакома с Артуром. В электронном сообщении он попросил ее распечатать и переслать Уизли прикрепленные данные. Будь у Артура свое «мыло», все бы упростилось – до начала учебного года.
Словно в подтверждение тому, что все в этой жизни при желании разрешимо, тем же вечером приехал папа. Рики был, в общем, рад узнать, что уже завтра они с Питом откланяются восвояси из этой гостеприимной деревни. Но для обоих братьев оказалось полной неожиданностью согласие родителей приютить у себя одну из бабушкиных сестер – точнее, пылкая благодарность бабули по этому поводу.
Только в дороге отец пояснил, что речь идет о тете Марии, которая хочет сдавать свою квартиру, чтобы накопить денег на длительное путешествие.
-По крайней мере, она не попытается выжить с кухни миссис Дуглас, - с облегчением вздохнул Пит, услышав ее имя.
У Рики тоже поначалу вызвала беспокойство картина ожидаемого совместного проживания. Но тетя Мария здорово отличалась от других женщин их семейства. Почти все они с кислой гримасой именовали ее «карьеристкой». Совать нос в чьи бы то ни было дела она считала ниже своего достоинства. Рики казалось, что ее присутствие в его семье вообще никак не отразится на обстановке. Однако Пит оказался куда более дальновидным, напомнив, что миссис Дуглас, дали б ей волю, расстреливала бы курящих женщин.
Новый дом, точнее двухъярусная квартира, показалась Рики очень симпатичной. Конечно, если б он выбирал, то предпочел бы мансарду. «Естественно, чтоб ночами по крышам лазить», - хмыкнула на это экономка, и Рики вздрогнул, словно услышав Эдгара. Кроме того, в его распоряжении круглые сутки находился компьютер с выходом в сеть – разумеется, если его не занимал Пит.
Дома его, к непреходящей белой зависти старшего брата, ожидали целых три письма. Первое – лично от профессора Дамблдора, при виде которого Рики поначалу забеспокоился. Увы, содержание совершенно того не стоило. Директор «Хогвартса» выразил удовлетворение от того, что программа обмена работает, пообещал Рики всяческое содействие (и просил, не стесняясь, обращаться, если что), желал успехов на новом месте и уверял, что «Хогвартс» в любое время примет его обратно с распростертыми объятиями. Сообщение о том, что Дамблдор «с трепетным интересом будет следить за пребыванием», Рики даже не задело. Это вполне естественно, даже если бы на его месте находился кто-то другой. А уж таинственный Ричард Макарони не должен и мечтать укрыться от всевидящего ока гриффиндорской мафии в стенах другой школы.
Письмо Дан явилось Рики немым укором, вопиюще взывая к заткнувшемуся было чувству ответственности за декрет магической секретности. А заодно и продемонстрировало, что можно напороть в этом направлении за два дня. Во-первых Дан, коль скоро Рики ей не запрещал, прочла то, что распечатала для Артура Уизли. По данному поводу она недоумевала, с каких пор Рики стал читать в таких количествах низкопробную фантастику и смотреть телевизор допоздна. Она была убеждена, что НЛО, которое только показывается, но никого не похищает – это абсурд. Хуже всего, она все эти соображения изложила Артуру. А тот, судя по прикрепленному ответу, разволновался не на шутку, потому что в Британии действительно имели место быть предполагаемые Рики непонятные оптические явления: в Шотландии и в Лондоне; последний случай Дан безапелляционно отнесла к неудачной рекламной иллюминации. Естественно, передавая ответ для Рики, Артур настрочил пару строк персонально для Дан, из которых она поняла, что Рики в своей школе организовал общество уфологов. Эта стихийно возникшая параллельная переписка никак не входила в планы Рики. Тем более что Уизли, не имея другого способа связаться с Дан, и считая необходимым ответить сейчас же, воспользовался обычной связью – совиной…
Извиняло его только то, что однажды Даниэла видела, как Рики получал так почту, и приняла на веру его тогдашнее объяснение. А вообще, продолжение ее контактов с Уизли чревато. Конечно, Артур посещал маггловедение и более-менее понимал, что можно с ней обсуждать, а что нет, но жить среди не-колдунов и изучать их с волшебной точки зрения – разные вещи. Сколько раз Рики ловил друзей на том, что они теряются перед самыми обычными вещами. Впрочем, сам он грешил обратным, но ведь Дан по любой невинной фразе могла заподозрить неладное. И так школа Рики казалась ей странной. Рики немедленно составил огромный список того, чего Артур ни в коем случае упоминать не должен; отредактировал его, опустив очевидное, чтоб не обидеть друга. Но немыслимо было передать все это через Дан. Приходилось дожидаться начала учебы в «МентеСана».
Именно оттуда ему прибыло третье письмо.
Рики не торопился распечатывать конверт и долго вертел его в руках. Так чудно было видеть эти бледно-сиреневые переливающиеся чернила вместо обычных хогвартсевских зеленых, и печать была другая. Рики не сразу понял, что и написано на итальянском. Стало вдруг до ужаса тоскливо, что первого сентября он не пойдет в «Хогвартс», не увидит друзей, профессора Снейпа, Дамблдора, плаксу Миртл… Даже сердце сжалось. Совладав с собой, Рики оборвал край и достал пергамент.
«Уважаемый синьор Макарони! – начиналось послание.
Синьора Минерва МакГонагол, заместитель директора британской школы «Хогвартс», обратилась ко мне с просьбой о Вашем временном переводе. Синьора изложила Ваши обстоятельства, подкрепленные обращением Ваших родителей.
Поскольку договоренность об обмене между нашими школами существует с давних времен и подтверждена в прошлом году по окончании Турнира, нет никаких причин для возражений с нашей стороны. Мы получили все необходимые документы по Вашей успеваемости, о также характеристику, составленную завучем. Ваши данные нас устраивают. Поэтому счастлива сообщить Вам, что «МентеСана» условно принимает Вас для обучения с начала учебного года до Рождества на триместр с возможным продолжением по Вашему желанию и успеваемости.
Заранее уведомляю Вас, что распорядок «МентеСана» отличен от того, к чему Вы привыкли в «Хогвартсе». Все, что необходимо студенту – форма и ключ к Тоннелю школьников – прилагается к письму. Для того, чтобы попасть в школу, достаточно открыть маленькую дверь, которая находится в синем ящике. Не раскрывайте его раньше времени.
Мое личное знакомство с Вами не было достаточно долгим, но произвело на меня благоприятное впечатление.
С наилучшими пожеланиями и добро пожаловать
Летиция Джиовинеза, директор «МентеСана».
Что ж, магических покупок не предвиделось. Знакомых у Рики поблизости не было. И приходилось коротать последние дни каникул в домашней обстановке, а еще первые дни водить миссис Дуглас по магазинам и прочим торговым точкам.
Мама оживилась, действительно увлекшись новой работой. Папа покидал дом чаще, чем в Лондоне, поскольку восстановил здесь некоторые дружеские связи. Тетка с экономкой почти не пересекались. Тетя Мария, убивая время до конца отпуска, не ленилась ходить на краткосрочные курсы по английскому языку, в чем Пит усматривал угрозу миру в доме. Тем более что миссис Дуглас постепенно выучивала отдельные фразы на итальянском, регулярно посещая рынок.
Тетя Мария, которая собственно доводилась Рики двоюродной бабушкой, была энергичной женщиной лет под 60. Она была разведена, где-то в Америке у нее имелся сын, присылающий открытки по праздникам, и такая же замужняя дочь, и уже только этим тетя слишком напоминала миссис Дуглас, чем наверняка раздражала последнюю. Тем более что большую часть ее жизни также поглощала работа. Она трудилась главным бухгалтером небольшого торгового дома и держалась, как облеченное великой ответственностью начальство. Ладно бы только дымила, но она еще обожала готовую еду – миссис Дуглас, благодаря образцовому воспитанию, на все это ограничивалась фырканьем.
-Риккардо, - спросила тетя Мария первым делом после приветствия, - а тебя какая должность больше привлекает?
Рики онемел. Естественно, вопрос не предполагал подвоха, тем более что тетка тотчас переключилась на Пита.
-Ох, не хватило мне самой ума для науки. С этими твоими зверюшками надо ж терпение иметь. Правда, это поспокойнее, чем с людьми, тут никаких нервов не хватит. До чего мне на учителей всегда жалко смотреть…
Перед мысленным взором Рики встал невозмутимый образ профессора Снейпа, склоняющегося над котлом Эди; затем - несгибаемой МакГонагол, с гордостью кивающей леди Гермионе; улыбающегося Дамблдора, произносящего ежегодную речь; Флитвика, терпеливо склеивающего разбитую Дорой пепельницу; уютной Стебль рядом с Селеной; увлеченно рассказывающей Зловестры… И Хагрида с его обожаемыми «интересными» тварями, куда ж он денется! Рики никогда не догадался пожалеть их, потому что они ни разу не показались ему несчастными. Наверное, они даже любили свою «адскую» работу, и уж точно никогда на нее не жаловались.
-…Я уж лучше с цифрами, мое дело простое… - рассуждала тетя Мария.
К деятельности родителей Рики она относилась, по собственному определению, с «уважительным невежеством».
Мистер Лапка сразу проникся к ней симпатией. Но в тот же день переметнулся к миссис Дуглас, которая его кормила.
От нечего делать, а также на всякий случай, Рики взялся повторять все, что выучил в «Хогвартсе» за два года. И не оттого, что слышал о разнице в программах. Просто теперь он попадал в один класс с Ческой, и безусловно хотел выглядеть в ее глазах наилучшим образом.
До первого дня учебы оставалось два дня, когда в окно Рики влетела незнакомая светлая сова. Самая настоящая почтовая, с письмом. «Неужто дядя Гарри вздумал поселиться по соседству?!». Судя по всему, ей поручили дождаться ответа: она не улетела, а села на подоконнике и стала терпеливо ждать. Рики помотал головой – но спросонья исключалось, только наступили сумерки.
Непонятную закорючку на конверте, изображающую подпись, Рики разбирать не стал. Сперва начав читать с середины, он не сразу обратил внимание, что написано на итальянском. «Дядя Гарри выучил другой язык, чтоб мне было не так одиноко? Невероятно!». Впрочем, стиль письма, слишком эмоциональный для крестного даже в стадии обострения заботы, эту версию отметал. Рики решил начать с начала.
«Дорогой Риккардо! Я в сильном волнении, потому что знаю от Чески…».
Надежда угасла, не успев расцвести. Значит, это точно не Ческа. Теперь уж Рики заглянул сразу в конец, на подпись, удивляясь, почему не сделал это сразу. Марина Этерна, сестра итальянской чемпионки прошлогоднего Турнира, к тому же лучшая подруга Чески. Хорошо, что Рики не успел разочароваться. Теперь его настроение даже улучшилось. Любопытно, что же такого настрочила Марина на целый свиток пергамента убористым почерком?
Марину беспокоило, как Рики примет «МентеСана» после «образцового порядка» британского «Хогвартса».
«…Повариху обязательно надо хвалить, только кричать громче, у троллей слух так устроен, а вот готовит она хорошо, но только в обед.
…Над нами шефствует Карлотта, она преподает зелья – конечно, не как твой мастер, класс пониже, ей ведь только двадцать пять, а еще она любит браниться, а вообще-то она хорошая, просто ее жених далеко, вот и бесится. У нас только нумеролог по-настоящему вредный, но он ведет занятия, начиная с шестого курса.
…Девиз нашей школы – «Chi cerca – trova» - тебе надо знать обязательно.
«Кто ищет, тот найдет», - перевел Рики и усмехнулся: «Ну, это точно про меня!».
«…Синьора Джиовинеза к тебе, скорее всего, сильно придираться не будет, и вообще мы этот ее «экзамен» сдаем каждые полгода; никого еще не отчисляли, хотя, говорят, это может ограничить выбор специализации…»
Интересная новость! Ни о чем подобном Рики не предупреждали. Он проштудировал послание директрисы; действительно, там упоминалось, что принят он «условно». И никакого пояснения, что за условие. Рики невольно вспомнил «Хогвартс», где церемонию распределения традиционно держали втайне от первогодков. «Чего ждать, маги везде одинаковы», - ругнулся Рики.
Предупреждения Марины его и тронули, и позабавили. Он симпатизировал ей, хоть она и держалась почти всегда правильно, почти занудно. Поэтому Рики предполагал, что не выведает у нее ничего, но все равно попросил объяснить, какой экзамен она имеет в виду. Поблагодарил за беспокойство, напоил сову и отправил ответ.
Он не боялся не пройти, а просто спросил, на всякий случай!
После этого Рики вспомнил, что так до сих пор и не видел новой школьной формы, которую, согласно заверениям директрисы, ему выслали. Миссис Дуглас подтвердила, что, действительно, к школьному письму прилагалась посылка, которую она убрала в надежное место, чтобы не пылилась.
Как ни велико было желание Рики примериться перед зеркалом, все же первым делом потянулся он к небольшой продолговатой коробочке. На ней была этикетка, где Рики прочел:
«Врата к Школьному коридору. Только для учеников «МентеСана».
Использовать строго в указанное время утром и вечером.
Инструкция: закрепить макет в удобном месте до начала использования. (Дальнейшее перемещение может осуществлять только специалист при необходимости.) Открыть дверь и заглянуть внутрь».
Распаковывать это Рики пока не стал.
Светло-голубоватая, почти белая форма «МентеСана» после черной хогвартсевской робы казалась просто шикарной. Рики придирчиво изучил свое отражение. Собственно, на внешность он никогда не жаловался. Ведь даже там Ческа к нему благоволила. А если еще расчесаться вот так…
Все это Рики передумал утром первого сентября. Он встал очень рано и завтракал с миссис Дуглас и тетей Марией. Последняя, чмокнув его в щеку, пожелала хорошего дня и отчалила еще до того, как проснулись остальные члены семьи.
Рики приводил себя в порядок и перепроверял английские учебники, дожидаясь, пока родители придут пожелать ему счастливого пути; Питу отводилась почетная роль отвлекать миссис Дуглас. Рики же то начинал изнывать от нетерпения, и тогда время тянулось медленно, то впадал в волнение, и тогда оно ускоряло бег.
Он закрепил дверцу на подоконнике, где в случае чего она легко маскировалась шторой.
-Надо бы придумать убедительное объяснение для миссис Дуглас, чтоб она эту штуку вообще не трогала, - отметила мама.
-Если Рики вздумает сам вытирать ее от пыли, она уж точно заподозрит чудо, - развел руками папа.
Приклеенная дверца хорошо держалась. Убедившись, что она не шатается, Рики накинул ранец, потянул на себя дверку и заглянул внутрь.
И как будто совершил мгновенный кувырок через голову.
Новое место еще не успело отпечататься в сознании, как чья-то рука ухватила и потянула его в сторону.
-Не стой тут долго, - произнес знакомый голос.


Глава 7. Сквозь тернии - к знаниям!


-Здравствуй, Марина, - сказал Рики, осторожно поводя плечом, за которое она уцепилась слишком уж энергично. Двое одногодков рядом спокойно разглядывали его. Он ответил им тем же. Кудрявый парень чуть ниже Рики и второй, в очках.
-Я так рада, что ты ничего не перепутал, - сказала Марина.
-Вроде ничего сложного, - улыбнулся Рики.
-Когда мой брат Дзото открывает проход каждый год в первый день, он вместо носа сует руку и застревает, - проинформировал кудрявый.
-Пеппе, он вечно сует руки, куда не надо, - поучительно изрек второй, в очках.
-Это ребята из нашего класса, - представила Марина. Ее опека как будто чуть ослабла вместе с хваткой на его плече. – Рики Макарони…
-Ческа им все уши прожужжала, - раздался басок сзади.
Рики вполоборота развернулся к подошедшему.
-А где она сама? – с интересом спросил тот.
-О, ты же знаешь, она часто опаздывает, - недовольно сказала Марина.
Рики тем временем заметил большую дверь, через которую, вероятно, попал сюда и он сам. По резьбе она казалась точной копией маленькой. В ряд с ней располагались еще несколько дверей, отличных по отделке и цвету – крайняя была синей.
-Для каждого класса своя, - объяснила, проследив его взгляд, Марина.
-Сегодня наша Ческа всенепременно проспит, - усмехнулся очкарик.
Подошедший брюнет обменялся с ним холодными взглядами.
-Я Марко Фарелли, - представился очкарик. – Я тут пытаюсь быть старостой.
-Джузеппе Лютик.
-Карло Робусто.
Рики по очереди пожал руки всем троим.
-Всего нас 19, - сказала Марина. – А что, Марко, кто-нибудь уже опоздал?
-Обязательно, - важно кивнул староста и уткнулся в пергамент в его левой руке.
Похоже, ничего особенного не происходило. Рики оглядел помещение. Ученики находились в просторном коридоре, где, несмотря на отсутствие окон, торжествовал дневной свет.
Из вторых ворот слева возникла высокая девушка и проворно отпрыгнула в сторону. Но быстрая реакция ей все равно не помогла: следующая буквально навалилась ей на спину; на долю секунды Рики показалось, будто их тела перекрещиваются. Зал огласили крики, быстро перешедшие в темпераментную ругань. Пожилой колдун, вероятно преподаватель, уже спешил в их сторону. Вся школа, затаив дыхание, провожала его глазами.
-Я не опаздывала! – вмиг вытянувшись по струнке, чирикнула та, что появилась второй.
-Это я задержалась, - признала первая, - но твое время еще не наступило, ты поторопилась, - говорила она, как бы извиняясь. Обе избегали смотреть на учителя, который стоял к Рики спиной. Судя по выражению их лиц, они предпочли бы улаживать разногласия без его участия.
-Но я точно по моим часам, - вздохнула, совершенно не настаивая на своей правоте, вторая.
-«Точно»! Неужели так трудно, - глухой властный, немного истеричный голос как будто рассек воздух, - просто подчиняться действующему принципу?! Точность существует для того, чтобы все шло правильно! Вы в состоянии распознать значение цифр на ваших часах?!!
Обе пристыжено кивнули.
-Вот привязался, - вздохнул Пеппе. Беглое наблюдение подтвердило Рики, что даже Марина с ним полностью согласна.
-Вам даже думать ничего не надо! Все уже распределено до вас! Что же будет, когда вам самим придется создавать ваш собственный порядок? Почему…?
Договорить он не успел – у соседних ворот свалились, образовав кучу малу, трое. Чертыхнувшись, преподаватель развернулся к ним с весьма недоброй миной, а девчонки поспешили скорее затеряться среди одноклассников.
-Как можно было ставить на сегодняшнее дежурство его? – недовольно бросил Марко, косясь на Марину.
-Он в карты всем проиграл, потому что Синьора сказала учителям самим поделить дежурство, - объяснила она, понизив голос, и повернулась к Рики. – Такие пробки – обычное дело. Просто он очень вредный.
-А кто выиграл? – раздались заинтересованные голоса.
-Придет Ческа, спросите у нее, - недовольно пробубнила Марина.
-А какой предмет он преподает? – спросил Рики.
-Ты разве не понял? – усмехнулся Карло. – Нумерологию, и только из-за него многие от нее отказываются на 6-м курсе. Хорошо, нам до этого далеко. А разве в твоей школе никто не психует? Никогда?
-Только Хагрид, - вырвалось у Рики. – Ну Филч, завхоз, но…
Рики и сам себе не мог объяснить облегчения, которое он испытал, узнав, что старик не будет его учителем. Конечно, профессор Снейп дал бы ему сто очков вперед в искусстве нагнетания стресса при чтении нотации, а Дамблдор – в стимулировании угрызений совести. Дело даже не в том, что на Рики никогда не орали учителя. Просто что-то непонятное, одновременно притом как будто знакомое, насторожило Рики, заставив напрячься пружину интуиции внутри.
-Скоро уже начало, - констатировал Марко. – Клянусь, если нас опять соберется меньше половины, сам составлю список для завтрашнего хора.
Это заявление взволновало парней и даже Марину.
-Ты и на такое способен? – скривил губы Карло. Тот невозмутимо кивнул.
-Марко, не ищи себе и нам всем приключений, - посоветовала Марина.
-Только волков в стаде нам не хватает, - поддержал Пеппе.
Одноклассники недовольно ворчали и недружелюбно стреляли глазами в старосту.
-Я третий год угрожаю, надо же когда-то и сделать, - пожал плечами тот. – О, явилась королевская особа…
Из пустующей арки четвертого курса ребята вдруг посыпались, как леденцы из мешка Санта-Клауса. Среди них – Ческа, которая плюхнулась аккурат на попу.
Время как будто замедлило бег. Сначала, буквально долю секунды, она казалась испуганной. Это выражение вмиг сменилось на недовольное, когда соседка, падая, неловко сбила ей ободок на сторону. Ее сердитый возглас был заглушен руганью дежурного преподавателя.
Тут Рики ощутил щипок в районе локтя и повернулся.
-Еще один больной, - проворчал ему староста и кивнул на стоящего рядом Карло – тот неотрывно наблюдал за Ческой. Рики это совсем не понравилось.
Прошла, наверное, целая вечность, прежде чем синхронные четверокурсники отделались от нагоняя. Обязаны они были такому счастью, как позже узнал Рики, тому самому брату Пеппе, который застрял. А так над воротами 6-го курса вдруг зазвенел колокольчик, и до того этот звук действовал на нервы, что полностью отвлечься от него не помогало даже присутствие рядом Чески.
Вновь прибывшие нахлынули на Рики, во что бы то ни стало желая с ним познакомиться. Тут роль опекуна взяла на себя Ческа. Рики приятно щекотала нервы очевидная ее гордость знакомством с ним. От необходимости разговаривать с новыми товарищами его избавила худощавая, производившая впечатление очень юной, черноглазая девица, которая вдруг возникла рядом и потребовала следовать за ней. На новенького она не обратила внимания, и даже когда Ческа кивнула на него, отмахнулась: «Потом!».
-Это наша классная наставница, - пояснил Марко.
Детей провели по узким лестницам на полукруглый балкон. Рики почти не заметил пути, потому что Ческа вела его за руку. Учителя рядом со своими классами выделялись не всегда – только один высокий колдун средних лет построил своих подопечных по росту. Впереди балкона ничего не было, а смотреть вниз – слишком высоко, и Рики не понимал, зачем они здесь, пока ученики не успокоились.
Сверху стремительно опустилась платформа с трибуной, на которой Рики узнал несколько постаревшую в сравнении с тем, как он ее помнил, директрису «МентеСана» - профессора Летицию Джиовинезу. Ее окружали одетые в белое ученики разных возрастов.
-Наших шесть, - вздохнула Ческа, - хотя я так просила…
-Еще раз попробуешь злоупотребить связями – сама там окажешься. Я лично об этом позабочусь, - Марко потряс пергаментом пред ее носом.
Рики был не единственным, кто раздраженно стрельнул глазами в старосту. Ческа фыркнула и демонстративно отвернулась от него.
Между тем зазвучала музыка, и окружавшие директора ученики запели.
-Опять псалом, - фыркнул Карло. – Что-нибудь из оперы, повеселее, не могли подобрать.
Наставница развернулась к шушукающим ученикам с поистине свирепым выражением на лице. Ребята моментально притихли и отвели взгляды. Но Рики все равно наслаждался всем – пением, обществом Чески, солнечным днем. Он не находил поводов для недовольства.
Рики не удивился, что речь Джиовинезы мало чем отличалась от подобной же речи Дамблдора. А потом для него начались обычные учебные будни.
Экзамен, поначалу так смутивший мысли Рики, состоялся лишь через несколько дней. Просто после обеда к нему подбежала классная наставница и, разворачиваясь на ходу, приказала следовать за ней.
-Синьорина, - окликнул ее Рики, едва поспевая за ее широкими торопливыми шагами, - я же ничего не натворил.
К тому моменту он уяснил, что в «МентеСана» карой страшнее, чем гнев Карлотты, была лишь – попасться нумерологу.
-Ну и хвала Всевышнему, - бросила та через плечо, - а то житья от вас нет!
Рики пожал плечами и больше ничего не спрашивал, пока Карлотта не остановилась у окна. Что-то шепнула, и там возник дверной проем, куда она и шагнула, сделав знак Рики следовать за ней.
-А мы не упадем? – осторожно спросил Рики.
-Ради Бога, будь мужчиной! – вспылила Карлотта. – Никто не желает рисковать, что за времена!
Она ухватила Рики за руку и потащила за собой, как некогда Филч. Они оказались в маленькой комнате, стены которой состояли из книжных полок. Еще там, напротив друг друга, располагались два стола. За одним, приветливо улыбаясь, восседала директриса. Перед ней размещались два кресла, одно из которых сразу заняла Карлотта.
Но Рики, не удержавшись, прошел к другому столу. Издалека сфера в центре казалась затуманенной, и он спутал ее с шаром, вроде как у Парвати Патил. Но там внутри была – вся школа! Коридоры, классы и усадьба, каждый из которых, стоило сфокусировать на нем взор, увеличивался. И более того, когда Дзото, брат Пеппе, потянул руку к клетке с раздражаром, шар предупреждающе звякнул.
-Нравится? – раздалось за спиной.
-Вот это контроль! У нашего директора такого нет, - вынужден был признать Рики.
-О, не заблуждайся, - возразила Джиовинеза. – Хотя, конечно, его средства не столь изящны. Садись.
Рики извинился и присоединился к наставнице по эту сторону стола.
-Я думаю, ты достаточно освоился на новом месте, - отметила директор. – Тебе здесь нравится?
На мгновение Рики задумался – как когда аналогичный вопрос задала миссис Дуглас в первый день. Но и тогда он, помедлив, кивнул вполне решительно.
-Ну конечно, тебе есть, с чем сравнить, - снисходительно кивнула директор и пояснила, - я заметила, как ты нахмурился. Скучать по друзьям – это обычное дело. Насколько мне известно, в «Хогвартсе» ты изучал прорицания, - она перешла на деловой тон. – Мои уроки начнутся через неделю. Я собираюсь проверить твой уровень. Карлотта, дорогая…
Классная наставница как будто только и ждала просьбы, и заранее просчитала каждое движение, чтоб не сделать ничего лишнего. Она развернулась наполовину и вынула палочку, нацелила ее на круглую сферу…
-Не стоит, - неодобрительно наблюдающая за ней Джиовинеза поднялась. Она обогнула стол и жестом позвала Рики следовать за ней. Карлотта не сдвинулась с места.
-Тебе приходилось делать предсказания, Риккардо?
Они остановились возле сферы.
Туман внутри был таким густым, еще больше напоминая шар Парвати. Профессор довольно улыбнулась и погладила его.
Тотчас вновь возник обзор школьной территории, но теперь он стремительно сужался; Рики предположил, что выбор картин подчиняется воле хозяйки помещения. Второй этаж, затем – только его коридор, и, наконец, все изображение полностью заняла одна-единственная девчонка. Она выглядела значительно старше Рики, возможно, училась на выпускном курсе.
-Итак, что ты можешь о ней сказать? – мягко спросила директриса.
-Истеричка, - не задумавшись, выдал Рики. После чего ему пришлось откашляться, чтобы скрыть смущение, тем более что кресло Карлотты позади угрожающе заскрипело. – Она выглядит легко возбудимой и чувствительной. Думаю, от нее всегда можно ожидать опрометчивых поступков. А сейчас она к тому же очевидно расстроена. Сегодня достаточно незначительной провокации, чтобы она взорвалась. Напоминает Плаксу Миртл, только более темпераментная и менее скрытная.
-Я не знакома с Плаксой Миртл, - констатировала Джиовинеза. – Твоя одноклассница?
Этот вопрос едва не заставил Рики расхохотаться. Джиовинеза не понимала, что в «Слизерине» таким не место!
-Нет, это наше школьное привидение, - ответил он.
-Здешним привидениям позволено показываться только после заката, - указала Карлотта. – Как же можно…
-А та, которая рядом с ней? – поспешила прервать ее директриса, а фокус шара переместился на соседку.
Несколько секунд Рики изучал визави. Бегающий взгляд, едва заметная скованность в позе, а выражение лица как будто утомленное. Слишком характерная улыбочка для тех, кто хоть раз наблюдал типаж.
-Задира, - аттестовал Рики. – По-моему, довольно взрывное соседство.
-Неужели? – Джиовинеза изумленно вскинулась. – Я никогда за ней не замечала…
-А Вам и не надо, - не смутился Рики. – Задиры бывают двух типов: явные, кому море по колено, и те, кто предпочитает не портить отношения с вышестоящими. Эта относится ко второй категории. Могу сказать, что она предпочитает доставать именно равных и провоцирует стычки вокруг себя. Не удивлюсь, если эта синьорина хорошо учится, и вообще никогда не пела в хоре.
-А что? – Рики вздрогнул; оказывается, Карлотту подняло любопытство, и теперь она нависала позади него. – Постоянно в этом классе кто-нибудь ругается, а вот Клара всегда ни при чем.
-Просто ты в свое время была трудной ученицей и не любишь правильных девочек, - снисходительно усмехнулась директриса. – Хорошо, Риккардо, вернемся к твоему экзамену. Теперь…
Сфера отразила улицу, точнее, ту часть территории, где проходил урок ухода за магическими существами.
-О Мадонна! – зарычала Карлотта. – Тетя, нельзя ли выбрать что-нибудь другое?? Я его терпеть не могу!
-Только не вздумай плеваться в моем кабинете, - предостерегла Джиовинеза. – А тебя никто не просит смотреть.
Рики искоса глянул на реакцию Карлотты: та насупилась, но не сдвинулась с места. В сфере крупным планом отразилось лицо младшекурсника, и директриса кивнула на него.
-Мальчик как мальчик, - пожал плечами Рики, ляпнув первое, что пришло в голову. – Ну, в данный момент он в полном восторге от профессора Доматора. Но это обычно… и к уроку он готов, - поспешно добавил Рики. Хвалить Доматора в присутствии классной наставницы было не слишком благоразумно.
-Все? – уточнила директриса.
-Да, - ответил Рики.
-Тогда шагай на урок, - распорядилась Карлотта. – Профессор Раджионеволли предупрежден, не беспокойся, он не станет делать тебе замечание.
Попав в коридор, Рики услышал всасывающий звук и обернулся. Позади – окно с панорамой моря, никогда б не подумал…
В течение первой недели он полностью сориентировался в здании школы. Еще бы, после громады изменчивого «Хогвартса» - всего пять этажей, не считая главного шпиля, куда и ходить незачем. Причину, по которой ученики возвращались вечерами домой, ему объяснили сразу же. Здание «МентеСана» представляло собой частично заброшенный маяк. Его смотритель синьор Мичи состоял при школе сторожем и ужасно гордился тем, как ловко сумел устроиться, получая две зарплаты – магическую и обычную - за безделье. После захода солнца здесь начинало работать электричество, что в сочетании с концентрированной магией и некоторыми периодами приливов привело бы к взрыву, так что на ночь все чары снимались.
Это влекло за собой совершенно отличный от «Хогвартса» распорядок занятий. Каждое утро Рики просыпался дома и завтракал с теткой какими-то сверхполезными хлопьями, которые миссис Дуглас с вечера заливала кефиром и оставляла в холодильнике. Через раз они по очереди жарили яичницу – едва ли не единственное блюдо, чье приготовление тетушка Мария постигла в совершенстве. Рики не имел представления, как удалось маме убедить миссис Дуглас не беспокоиться и не вставать в такую рань, но это значительно упрощало соблюдение магической секретности. Экономка считала, что они с тетей уходят вместе. На самом деле, заперев за родственницей дверь, Рики отправлялся в свою комнату, подходил к окну, открывал дверцу, и – оказывался в школе.
Пробки в школьном коридоре каждый день были настолько обычным делом, что на них никто не обращал внимания. Пару раз Рики тоже совмещался. Ощущение не из приятных, как будто, делая сальто через голову, натыкаешься на булыжник; либо этот булыжник наваливается сзади.
Все время, пока ученики прибывали, пел хор.
Это было, по общему мнению, самое неприятное наказание из всех, имеющихся в «МентеСана». Каждый день учителя собирали небольшой список нарушителей правил. Заслуживших высшую меру выбирала лично Джиовинеза; хотя Рики считал, что она утверждает всех подряд.
Всех провинившихся задерживали на час после роспуска для репетиции. А именно, несчастные вынуждены были петь под руководством того самого профессора Пигнолли, который дежурил в первый день. Он бессменно выполнял эту работу и оттого, возможно, по словам очевидцев, каждый раз бывал злой, как черт. Репетиция продолжалась обычно час, а в принципе, как угрожал профессор, «сколько потребуется». Самым трудновыполнимым для наказанных было то, что с утра они являлись за час до обычного времени и пели до звонка. Только тогда они имели право разойтись по классам и приступить к занятиям наравне с прочими учениками.
Первым уроком Рики в новой школе была гербология.
В «Хогвартсе» этот предмет был у Рики одним из самых любимых. Он хорошо управлялся с растениями, находил пользу от копания в земле и, кроме того, профессора Стебль, пожилую ведьму, взаимно любил. Там урок проход в теплицах.
Но староста повел класс вглубь коридора. Помещение, где они оказались, было просторным. Высокий каменный потолок постепенно переходил в застекленный. Вдоль стен тянулись кадки с разными растениями; в одном из них Рики с удивлением узнал обычный щавель, но подумал, что ошибается. Кое-где вдоль стен виднелись запертые двери. Доска и несколько парт тонули в свете на фоне стеклянной стены.
-Садись со мной, - предложила Ческа.
Одна из девчонок цокнула языком, кто-то взялся вздыхать и закатывать глаза, Карло надулся, но Рики был равнодушен ко всем проявлениям недовольства. Весь мир заполнила райская музыка и гулкие удары собственного сердца. Он совершенно не заметил упавшую от окон длинную тень.
-О, Карлотта принесла наши книжки и пергаменты, - усмехнулся кто-то. – Надо же, вовремя. По сравнению с прошлым годом такой прогресс!
Ческа и Марина развернулись к говорящему, будто ужаленные. В черных глазах Чески сверкали дьявольские молнии.
-Нет, именно про тебя она, надеюсь, забыла! – рявкнула девушка.
-А что, я неправ? – возмутился парень.
-Успокоиться!
Голос сильно смахивал на удар грома. У Рики возникло рефлекторное желание пригнуться, которое он с честью поборол. Было в этом что-то неприятно знакомое. Он обернулся вместе со всеми.
Увидел он, конечно, не Хагрида, чего немного опасался. Мужчина высокого, но в разумных пределах, роста и плотного сложения стоял между доской и партами, уперев одну руку в бок, а другой широким жестом приглашая рассаживаться.
-Доброе утро, профессор Лютик, - поздоровался староста.
«Ничего себе Лютик», - подумал Рики.
-Здравствуйте, - кивнул преподаватель. – Луцци, если ты недоволен классной наставницей, об этом либо следует говорить лично ей, либо петь для всей школы. Франческа, предупреждение. Располагайтесь. Я раздам ваши вещи.
Притихшие ученики быстро выполнили приказ. Рики не переставал наблюдать за преподавателем боковым зрением и заметил, как тот вынул палочку. Профессор указал на шкаф, полностью занятый одинаковыми стопками книг.
По мановению палочки дверцы распахнулись, а от второго ее движения пачки разлетелись по всему классу. Рики вздрогнул, когда стопка хлопнулась перед ним на парту. «Макарони» - прочел он на небрежно, но изящно наклеенной белой полоске.
-Распакуете позже, - преподаватель сделал предупреждающий жест, и тень от этого движения накрыла полкласса. – Вы помните, на своих уроках я не нуждаюсь в том, чтобы заглядывать в книжки. Марко, ты по-прежнему староста? Кого нет?
-Все здесь, синьор, - с готовностью откликнулся староста.
-Очень хорошо. Должен напомнить, что этот год последний для мальчиков…
Рики недоуменно поглядел сначала на преподавателя, потом на Ческу, но та не удивлялась.
-…ну и слава святой деве, - выразил свое отношение к этому факту профессор Лютик.
При последнем замечании некоторые захихикали, чего Рики уж совсем не понял. Ческа зачем-то кивнула на Пеппе, который пытался втянуть голову в плечи.
-Поэтому на четвертом курсе я традиционно знакомлю учеников с самыми опасными разновидностями магических растений.
Преподаватель повернулся к доске и вытянул палочку, как будто собирался писать с ее помощью. Насколько помнил Рики, абсолютно все преподаватели «Хогвартса» в подобном случае пользовались обычным мелом.
Он взмахнул, и двери вдоль стены перетасовались.
Ученики уставились на дверь с синей ручкой прямо напротив рядов слева от сидящих.
-Там заперты силки дьявола, - торжественно громыхнул профессор Лютик.
Тишина стала, ели это возможно, еще плотнее. Рики незаметно огляделся: лица учеников были так напряжены, как будто их сдавливали за шеи.
-Вы читали о них однажды на первом курсе, - продолжал преподаватель. – Что будет, если я, - палочка в его руке дрогнула, - открою сейчас эту дверь?
Какая-то девчонка взвизгнула. Ческа в ужасе закрыла рот ладонью.
-Ничего, - отчетливо произнес Рики.
Слова вырвались раньше, чем он успел обдумать, надо ли высовываться.
-Что ты сказал? – пробасил преподаватель.
-Абсолютно ничего страшного не случится, если Вы откроете эту дверь, сэр, - ответил Рики. – Если, конечно, за ней в самом деле силки дьявола, - добавил он.
Теперь на него пялился весь класс. Ческа, убравшая руку, но так и не закрывшая ротик, изредка хлопала ресницами.
-Встань, - потребовал преподаватель. Рики подчинился.
-Ты новый мальчик из Англии? Как тебя зовут? – спросил профессор.
Рики успел определить, что громовой голос, сам по себе пугающий своей силой, на деле не несет никакой угрозы.
-Рич… Риккардо Макарони, сэр, - ответил он.
-Риккардо, - повторил преподаватель. – Почему силки опасны для всего живого?
-Они душат, - выпалил Рики и, спохватившись, что это слишком коротко, решил поправиться: - Ну, то есть…
-Правильно, - оборвал Лютик. – И ты считаешь, нам ничего не грозит?
-Здесь и сейчас – не грозит, - «сэра» Рики на этот раз проглотил, - потому что солнечный свет из окна падает прямо на наши парты. Силки дьявола моментально слабеют, вянут и засыхают под прямыми солнечными лучами. Силки нападают только в темноте.
Профессор внимательно разглядывал его. Задние парты шептались.
-Верно, - оценил Лютик. – Значит, если бы здесь было темно, директор могла бы смело заказывать панихиду?
Ученики захихикали. «Странные вещи здесь вызывают смех», - подумал Рики и сделал себе пометку выяснить поскорее, что значит «для мальчиков четвертый курс – последний!». Ведь на старших курсах парней хватало.
-Нет, конечно, - ответил он. - Даже светом на конце палочки можно отпугнуть их.
-Ты делал это? – усмехнулся профессор. Некоторые ученики засветились от ехидного любопытства.
-Нет. Те несколько раз, что я помогал с их пересадкой, в теплицах было солнечно, - честно признался Рики. – Но я верю на слово профессору Стебль.
Подбородок преподавателя дрогнул, а глаза чуть расширились.
-Она… эта синьора, что, давала вам трогать?
-Нет, она попросила только меня помочь, потому что я уже справился с заданием.
-У силков был ствол? – быстро спросил профессор Лютик.
-Нет, в школе ему не позволяли вырасти до такой степени. Профессор Стебль регулярно подрезала, - сказал Рики.
-У тех, что заперты за этой дверью, ствол есть, - сообщил преподаватель. – Ну как, ты по-прежнему уверен, что ничего не будет?
Рики еще раз бросил взгляд на дверь и тут заметил кое-что.
-Ну, раз так, а мы и парты еще отбрасываем тень в эту сторону, то некоторые особо длинные и наглые отростки могут щипать нас за ноги, - сказал он. – А вот тем, кто сидит на последующих рядах, совсем ничего не будет.
Кажется, такой благополучный исход профессора Лютика чем-то не устраивал.
-А что ты скажешь, если там не силки дьявола? Допустим, там морской морок, более известный как «воронка»? – названия преподаватель намеренно растягивал.
В первый момент внутренности Рики сжались от страха. Преподаватель пристально наблюдал за ним, поигрывая палочкой. «На моем месте гриффиндорец отучил бы его выпендриваться», - не сомневался Рики, вспомнив дни каникул, проведенные с Артуром и Джорджиной Уизли.
-Вы не откроете, - ровно произнес он, благодаря родное слизеринское хладнокровие.
-Почему? – профессор приподнял одну бровь.
-Простите, профессор Лютик, но вид у Вас слишком процветающий, чтобы я мог предположить, будто Вам жить надоело, - проворчал Рики. Про себя он возмущался, как вообще этот тип смеет угрожать школьникам такой жутью.
К его удивлению, здоровяк расхохотался.
-Ты прошел, - шепнула ему Ческа и лучезарно улыбнулась.
«Прошел куда, о Мерлин?» - подумал Рики.
-Очень хорошо, что ты уже имел дело с силками дьявола, - преподаватель в последний раз хохотнул и пальцами поманил его к себе. - Мне придется меньше объяснять. Выходи сюда, давай.
Подчинился Рики не без ворчания.
Но, когда дверь распахнулась, он сразу перестал сожалеть, что стоит возле профессора на виду у всего класса, где он был новеньким. Там были дьявольские силки, действительно мощная колония, и их стебли немедленно поползли вперед, конечно, далеко не продвинувшись. Однако Рики едва видел их вялый натиск; у него перехватило дыхание.
-Профессор… ствол, он же цветет! – восторженно выдохнул он.
Бледно-зеленые закрытые бутоны просвечивались сквозь щупальца, обвившие основание. Зрелище редкое, способное надолго поразить того, кто знает, зачем они нужны.
-Совершенно верно, Риккардо, - подтвердил преподаватель, - и что?
-Пять, нет шесть. Но это же целое состояние, - Рики брякнул первое, что пришло на ум.
-Доматору ты понравишься, - хихикнула девчонка за первой партой, возле которой он застыл.
-И Раджионеволли тоже, - фыркнул Карло Робусто.
-Ну и прекрасно, - с явным одобрением заявила пухлая барышня позади Марины.
-Я что, дисциплиной должен заниматься? – нахмурился преподаватель.
Ученики отрицательно замотали головами. Действительно, профессору Лютику крайне редко приходилось призывать класс к порядку. Он попросил Рики помочь ему загнать обратно щупальца, после чего долго рассказывал о свойствах этого растения. Изредка он обращался к Рики с вопросами, а поскольку тот в «Хогвартсе» больше видел, нежели читал на эту тему, он мог вразумительно ответить только на половину вопросов. Профессор не сердился и не ругался. После урока Рики сказали, что так даже лучше.
-Он не любит слишком всезнающих, - сказала Ческа.
-Да, говорит, что для настоящих мужчин найдутся другие дела, - добавил Пеппе.
-А почему последний год? – спросил Рики.
-Мальчики прекращают посещать гербологию, девочки – уход за магическими тварями, - объяснила Марина. – Вообще считается, женщины лучше чувствуют растения, поэтому для мальчиков гербология не очень важна.
Рики был совершенно не согласен, но в чужой монастырь, как говорится…
-Его очень радует, что он скоро закончит с нами, - добавил Пеппе.
-Пожалуйста! – Марина казалась возмущенной. – Пеппе, тут нет ничего такого!
-Профессор Лютик – отец Пеппе, - пояснила Ческа. – Он четвертый сын из пяти.
-В школе профессор предпочитает не вспоминать об этом, - отчеканил Пеппе.
«Вот чушь какая», - подумал Рики. Ему, конечно, никогда не приходилось учиться там, где работали его родственники, но он не сомневался, что в подобном случае не чувствовал бы никакого дискомфорта.
-Бабушка тоже не вспоминает. Но она не делает вид, что меня нет. И тетя ведет себя нормально, - проворчала Ческа.
-Они обе ведут себя образцово. А ты – нет, - отрезал Марко.
Ческа показала ему язык и поинтересовалась, как можно быть таким противным.
Рики неизбежно перезнакомился со всеми и даже заметил, что люди успели составить себе о нем мнение, и относятся довольно по-разному. Представляла его Ческа, а Марко держался рядом, как конферансье при певице, и под конец попросил поторопиться.
-Да ну! На ОМО опоздаем – Квастаторри еще спасибо скажет, - фыркнул Карло.
-ОМО? – спросил Рики у Чески по пути наверх.
-Основы магической обороны, - расшифровала шагающая рядом Марина.
-Это защита от темных искусств, что ли?
-Ну да, наверное.
Раз так, Рики очень хотелось попасть на этот урок. В «Хогвартсе» преподаватели защиты менялись каждый год; ходили слухи, что должность вообще проклята. Рики не жаловался, каждый учитель был по-своему компетентен; хотя он все равно подозревал, что не настолько, как его завуч, профессор Снейп.
В важности магической обороны Рики неоднократно убеждался на собственном опыте. Возможно, в «МентеСана» преподавание велось хотя бы более системно.
Кабинет с первого взгляда разочаровал Рики. Если б ему не сказали, что это класс защиты от темных искусств, никогда бы не подумал. Узорчатые цветные стекла в окнах сразили Рики наповал. В шкафах не наблюдалось единообразия – где-то ровно стояли книги, где-то свалены были в кучу мелкие предметы, похожие на сувениры. На стенах висели такие же живые портреты, как в «Хогвартсе». Напротив доски красовался большой пейзаж.
Рики не заметил, как оказался за партой – Ческа провела его за руку.
-А мы здесь сидели в прошлом году! – возмутилась какая-то одноклассница.
-Кто не успел, тот опоздал! – отрезала Ческа.
-Выпендрежница, - проворчал Марко.
Профессор Квастаторри оказался жизнерадостным пухлым человечком лет под 50.
-Вижу, вы не очень рады окончанию каникул, - мягко промолвил он. – Ну, не все же развлекаться. Зато нас сегодня ждет отличный обед. Сюрприз, заметьте! Анна готовит фруктовые пирожные.
Ученики одобрительно захихикали. «Сюрприз испортил», - подумал Рики.
-Я был на выпускном вечере два месяца назад, так там…
-Не отвлекайся, - прервала его высокая седовласая ведьма на портрете.
-Ну да, конечно, - вскинулся преподаватель. – Значит, четвертый курс! Подумать только, уже четвертый! Ведь вот только что ваши родители… Надо же, как летит время. Ну и что вы делали на каникулах? Карло?
Через 10 минут, выслушав половину класса, профессор, будто случайно, заметил новенького. Рики не ждал, что тот способен оживиться еще больше.
-Ты ведь учился в Британии, верно? И что-то там натворил? Профессора Джиовинезу просили, чтобы приглядывала за тобой. Говорят, тебя следует ограждать от контактов с черной магией.
-Что? – вскинулся Рики. – Как это?
Приглядывать – еще куда ни шло, но ограждать от учебы, и это в школе…
-Нам сказали, ты вечно попадаешь в истории, - преподаватель шутливо пригрозил пальцем. – Нас тут информируют. – Ческа захихикала.
Рики уже отлично понимал, что имела в виду Дан, говоря, что не хотела бы быть новенькой. Столько внимания его персоне не улыбалось.
-Что заставило твою семью переехать? Они беспокоились за тебя?
-Ческа перетащила, - прокомментировал тот тип, что раньше критиковал классную наставницу.
Вопрос застал Рики врасплох. Внезапно он ощутил сильную боль.
-Моя бабушка умерла, и мы решили сменить обстановку, - ответил он кратко.
-О, - преподаватель растерялся и неловко произнес, - соболезную. Не сомневаюсь, госпожа Макарони была очень доброй бабушкой.
-Почему была? Госпожа Макарони здорова, - занервничал Рики. – Мы переехали, потому что оставаться дома было тяжело для мамы.
-Понятно, - кивнул преподаватель. Но понял он далеко не все, судя по тому, что выспрашивал у Рики еще добрую четверть часа. Кажется, больше всего ему понравилось то, что у госпожи Макарони навалом внуков. Наконец, портрет мамаши призвал его к порядку.
-Да, в самом деле, в этом году вам следует изучить все классические атаки и контратаки в боевых столкновениях. Есть очень хорошие примеры. Кстати, в нашей библиотеке имеется описание по воспоминаниям Гарри Поттера. Вот Риккардо, наверное, хорошо все знает, так сказать, из первых уст…
Это был второй удар по больному месту.
-…ведь синьор Поттер твой крестный отец? – улыбнулся Квастоторри.
Ческа с энтузиазмом закивала. Рики мысленно отругал себя за то, что однажды по собственной инициативе похвалился перед ней этим фактом.
-Поэтому ты вряд ли сожалеешь, что не учишься у него. Конечно, в «Хогварсе» рады, что он согласился преподавать – у вас это называется «защита от темных искусств»?
До сознания Рики новость дошла мгновенно. Крестник возблагодарил свою счастливую звезду, избавившую его так своевременно от необходимости терпеть дядюшку Гарри в качестве учителя.
Выйдя с урока, Рики не был так благодушен, как все вокруг.
-На его занятиях так легко себя чувствуешь, - проворковала Ческа.
«А если тебе палочку к горлу приставить, что делать будешь?», - хотел спросить Рики, но поглядел на нее… и передумал.
После уроков ученики обедали в школе. Как совершенно справедливо предупредила Марина, готовила троллиха отлично, но такого изобилия, как в «Ховартсе», здесь не разводили. Над статуей мадонны в три человечских роста красовался школьный девиз: «Chi cerca – trova». В обеденном зале параллельно друг другу располагались три стола. Ученики, мальчики и девочки отдельно, рассаживались за двумя боковыми строго по классам. С девочками садилась Карлотта, с мальчиками – профессор Раджионеволли, преподаватель истории магии. Остальные учителя, включая директрису, занимали центральный стол.
После обеда школьники брались за домашние задания. Они не могли выполнять их дома, потому что запрет на колдовство несовершеннолетних вне школы имелся и в Италии. Комнаты практики, отдельные для мальчиков и девочек, с доступом в общую библиотеку, были завалены вспомогательными материалами, включая лучшие образцы сочинений старшекурсников по каждой теме – Рики даже заглядывать в них опасался. Дежурные преподаватели следили за порядком и давали разъяснения по мере необходимости. Впрочем, каждую среду в часы, отведенные для уроков, устраивали квиддич, поэтому все желающие, а таких было много, старались подгадать так, чтоб в этот день учить поменьше.
Рики с удовольствием оседлал свою «Молнию», вызвавшую бурю эмоций среди других учеников. Летать само по себе было здорово. Кроме того, преподаватели, проводящие тренировки, каким-то образом умудрялись организовать целую толпу так, чтобы каждый мог поиграть. Полеты брал на себя либо профессор Лютик, обучающий к тому же первогодков, либо профессор Доматор, преподаватель ухода за магическими тварями.
После уроков в первый день классная наставница подошла к Рики и прокурорским тоном спросила, не надо ли ему чего. Он попросил отвести его к директрисе. Карлотта не скрывала своего изумления. «Хоть чем-то отлична от Снейпа, - порадовался Рики. – А то черноглазая, вся в черном, и нрав дурной». Впоследствии он неоднократно подмечал у зельеваров общие, зачастую малоприятные черты характера.
-Зачем? – спросила Карлотта. – Вот странная просьба, обычно никто туда не стремится.
-Мне сказали, что через нее я могу передавать письма для друзей в «Хогвартс», - ответил Рики.
-Запросто. Будешь отдавать их мне, - заявила классная наставница не терпящим возражений тоном и удалилась. Рики этого совсем не хотелось – она показалась ему ветреной и небрежной, еще сунет куда-нибудь и забудет. Однако он ошибался – Карлотта не только мгновенно отсылала послание, но еще, в отличие от гриффиндорской мафии, совершенно не интересовалась содержанием.
В новой школе Рики несомненно нравилось то, что к пяти часам вечера ученики складывали пергаменты, перья и книги в шкафчики и шли к воротам. Шаг, и ты в своей комнате, дома.
Однако после экзамена Джиовинезы до этого приятного момента оставалось еще больше четырех часов: история магии, обед, а потом – недоученное заклинание и ненаписанный реферат на завтра. Время приготовления уроков было для него самым тоскливым. Ческа и Марина занимались отдельно, а среди одноклассников Рики, обзаведясь несколькими приятелями, так и не нашел настоящих друзей. И он очень скучал по тем, кто остался в «Хогвартсе».
После экзамена Рики так и не успел дойти до класса профессора Раджионеволли. Снизу послышались рыдания, и почти сразу стало ясно, что его догоняют. Это была Карлотта.
Поравнявшись, она вдруг обхватила его сзади за шею и чмокнула в лоб. Если бы классная наставница его вдруг ужалила, он бы меньше удивился.
-С поличным! – злорадно пропела она, пританцовывая. – Макарони, или ты дьявол, или мудрец.
Слухи по школе потом расползлись, как туман по болоту: «ни черта не ясно, но что-то точно есть» - как сказал Роччо, одноклассник обеих девчонок и старший брат Пеппе, когда Пеппе знакомил Рики со всеми своими братьями, которые уже учились в школе.


Глава 8. Зельеварша и тварюшник


Классная наставница Рики, профессор Убриокарра, которую все называли запросто Карлоттой, отличалась от профессора Снейпа возрастом, полом, темпераментом и мировоззрением, но все равно была очень похожа. Не будь у Рики предварительного опыта, ему было бы непросто приспособиться к ее манере обращаться с учениками. Детей она, по собственному признанию, терпеть не могла. Однако в школе был кое-кто, кого она не выносила вовсе.
Профессор Марио Доматор, преподаватель ухода за магическими тварями, был щеголеватым накачанным молодым человеком; при первом взгляде на него Рики скептически поджал губы. Однако многие ученики его заслуженно обожали. Впервые в жизни Рики признал, что доволен уходом за магическими тварями, хотя в прежней школе считал это невозможным.
Карлотта и Доматор презирали друг друга демонстративно и взаимно. Конечно, дело тут было совершенно не в том, что Карлотта – племянница директрисы, хотя Доматор при случае поддевал ее этим. Она отлично разбиралась в зельях – за это, собственно, и попала в школу.
-Эти мракоборцы вовсе ей не нравились. Это теперь тот, с висячими усами, до сих пор хвастает, что она в него влюбилась, а он, увы, убежденный холостяк, - сообщила Мариола, старшего брата которой в прошлом году взяли учиться в авроры. Рики втайне удивлялся этому – судя по тому, что рассказывала сестричка, парень был редким сплетником.
-Они должны были думать, когда явились с обыском к ним в дом, - злорадно произнесла Ческа. – Тетя хотела отравить их, да пожалела.
-Не говори так, - попросила рассудительная Марина. – Я думаю, Карлотта просто хотела подшутить.
-Или помучить своего жениха, - добавил Пеппе. – Что ни говорите, а он придурок.
Рики не стал это комментировать, поскольку версий о женихе-герое по имени Ринальдо по школе гуляло предостаточно.
-Но тем синьорам конкретно снесло крышу, хотя Карлотта на разбирательстве утверждала, что то любовное зелье у нее получилось слабенькое и они, наверное, прежде выпили чего покрепче, раз их так развезло, - сказал Марко.
-А какое наказание полагается за использование любовного зелья? – спросил Рики.
-Ну, смотря по последствиям, - пустилась в рассуждения Мариола. – Хотя Карлотта тогда влипла, мракоборцы ведь были при исполнении обязанностей…
-Да этот гад просто наговорил на бабушкиного брата, - проворчала Ческа. – Пигнолли не живет без доносов. Ему везде враги мерещатся. И правильно сделал, что настоял, чтоб тетя ела за другим столом!
-Что ты говоришь! – шикнула Марина.
-Карлотта и в самом деле горячая, - примирительно сказал Карло. – Согласись, Ческа, твоя бабуля ее здорово выгородила.
-Зато теперь Карлотта вопит, что в этой школе в рабстве, - смягчаясь, кивнула Ческа. – А как иначе могла бабушка взять ее на поруки, раз она - директор?
-И заодно, пока тут наша Карлотта, те же мракоборцы лишний раз не нанесут визит, - хмыкнул Карло. – Прав Доматор, нет зверя страшнее женщины.
Одноклассники ожидали, что первый урок зелий в «МентеСана» произведет на Рики сильное впечатление.
-Тишина! Вы что, забыли, куда пришли? – сурово поинтересовалась профессор у едва переступивших порог учеников.
Прежде всего, она обратилась к старосте.
-У вас был урок Квастаторри?
Марко кивнул.
-Ну значит, мне нет никакой необходимости знакомить тебя с классом, - заявила она Рики с огромным облегчением. – Надеюсь, все вы помните… - Карлотта многозначительно нахмурилась.
К изумлению Рики, весь класс начал скандировать.
Перед работою блестят
От чистоты котлы,
Ингредиенты строго в ряд
Разложим на столы.

Что нужно, в ступах разотрем,
Нагреем, охладим,
А что-то точно отольём,
Отмерим, растворим.

Рецепт мы знаем назубок
Всегда. В любой момент.
И применяем четко в срок
Любой ингредиент.

Мы в измерениях точны.
Когда рецепт не прост,
Учтем мы фазы у луны,
Планет и прочих звезд.

Ничто с пути нас не собьет:
Ни шум, ни темнота.
Нам аккуратность принесет
Прекрасный результат!!!

-Прекрасно. Ну наконец-то яды, - Карлотта уселась и начала листать классный журнал, делая в нем пометки. – Записывайте. Основные признаки…
Карлотта никогда не позволяла вывести себя из равновесия: она начинала орать на нарушителя, как заведенная, намного раньше. Ее список в хор отправлялся на утверждение тетушке каждый день. Она была, на удивление, такой чистюлей, что даже бабушке Рики было, чему поучиться.
-Чистую посуду никогда не надо вытирать, - поучала она. – Если капли задерживаются, значит, есть прилипшие частицы. Страшно подумать, во что вы способны превратить свои котлы!
«В тебя», - мрачно подумал Рики, украдкой вытирая котел.
Свое первое письмо в «Хогвартс» он сократил, как мог и убрал оттуда все, что могло бы заинтересовать гриффиндорскую мафию, и все равно получилось целых три свитка.
-Ты что, мемуары пишешь? – ужаснулась Карлотта, обозревая увесистый пухлый конверт. – Посмотрим, какие ты будешь выполнять письменные работы.
Тон последнего заявления, впрочем, был не слишком угрожающим – отчасти потому, что профессор Убриокарра относилась к своему классу мягче, но скорее всего из-за прорицаний.
Этот экзамен послужил своего рода переломным моментом в отношении Рики к новой школе. Первые дни он постоянно находился в эйфории просто оттого, что находился рядом с Ческой, каждый день видел ее, говорил с ней и сидел за одной партой. Она, казалось, тоже была довольна. Но постепенно ощущение чуда проходило, а школьные будни наступали. И, главное, он больше не мог отмахиваться от своих снов.
В основном из-за них Рики часто сожалел, что отправил первое письмо в «Хогвартс» так скоро. Он прекрасно понимал, что возможна цензура, но временами становилось так жутко, что он готов был наплевать не нее. Звездное небо с зовущими голосами все чаще приходило к нему по ночам. Иной раз, выйдя из здания школы и подняв глаза к синему безоблачному небу, он вдруг начинал как бы слышать то же самое. В остальном, Рики чувствовал себя прекрасно, но беззаботность его улетучилась. Наверное, он часто казался обеспокоенным, потому что, в конце концов, Пит спросил его, что происходит.
-У тебя точно проблема, - сказал он.
Внимательно выслушав всю историю, начиная с лета в доме Уизли и предсказания на дне рождения Эдгара, он попросил Рики не беспокоиться, прежде всего, о психике.
-Я не нахожу в тебе никаких отклонений, - заявил Пит. – Если что, настоящие психи не могут справляться с текущими обязанностями вроде учебы. Я так понял, что ты не слышишь так называемые голоса, а получаешь готовый смысл слов. У тебя вряд ли просто воображение разыгралось. И потом, ты зацикливаешься на этом. И основания, возможно, есть.
-А как ты определил? – спросил Рики.
-Ну, с точки зрения здравого смысла, - начал рассуждать Пит, - ты слышал и читал о таком. Значит, знаешь, каким может быть инопланетное вмешательство. Главный вопрос: есть ли в этих сигналах что-то такое, с чем ты раньше никогда не сталкивался.
-Да, - ответил, подумав, Рики. – То, что они пересылают мне. Мы так не говорим, слова и фразы такие… рубленые. «Мы долгий поиск. Ты здесь».
-То есть, примерно так говорят начинающие на иностранном языке, - подсказал Пит. – Как будто словарный запас ограничен, минимум падежей, спряжений и прочих словесных конструкций.
-О… пожалуй, да, - согласился Рики.
-Я тут читал прошлонедельную газету; тетя ее случайно забросила в холодильник, хорошо, я нашел, пока миссис Дуглас ее не убила. Хочешь?
-Нет. А что там? – как можно небрежнее поинтересовался Рики. У него засосало под ложечкой – он уже знал ответ.
-Непонятные оптические явления. Сначала – возле Неаполя, где мы гостили, теперь недалеко отсюда, - брат кивнул на газету. – Помнишь тот шар, который мы видели в окна из дома бабушки? Ты тоже подумал, что нам с хмелю показалось? Или бабочки?
-В бабочек я не поверил, хотя твоя версия была вполне наукоподобна, - честно признался Рики. – А вот насчет вина…
-Объясняю, ребенок, - брат подался вперед, пристально глядя ему в глаза. – Галлюцинации одинаковыми не бывают. Если два человека в одном месте в одно время видят одно и то же, значит, так и было. Это первое. Во-вторых, галлюцинации от выпитого бывают только у настоящих алкоголиков с хорошим стажем; ни один из нас не принял бы столько, раньше отрубился бы.
-Значит, эти, кто они там, действительно существуют и ищут меня, - резюмировал Рики.
-Кто только тебя не ищет, так что это неудивительно. Рики, - Пит потрепал его по плечу, - ты думаешь, мне это нравится больше, чем тебе? Я не меньше твоего хотел бы обойтись без непонятного риска. Что я несу? Это ты-то? Но ты, конечно, не искал таких приключений.
Рики криво улыбнулся.
-Фактам надо смотреть в лицо. И я не сомневаюсь, те, кто пытается связаться с тобой, давно могли бы причинить тебе вред, но они, вероятнее всего, не собираются делать этого. Что ты им обычно отвечаешь?
Вскинувшись, Рики уставился на брата так, словно только что сделал открытие.
-Я никогда с ними не заговаривал. Только, даже не слушал, а, как ты сказал, воспринимал. Я чувствую, такое уже было, когда-то давно.
-Дежа вю, - кивнул Пит. – Практически не подлежит осознанию.
-Ты считаешь, я должен начать сам разговаривать с ними?
-Да. Я не вижу иного выхода, как узнать, чего они к тебе привязались. Хочешь, я останусь тут, с тобой, чтобы ты не был один? – предложил Пит.
-Совсем обалдел? В квартире полно места, а ты вдруг переедешь сюда. Как ты это объяснишь родителям? Я не хочу их волновать всякими пришельцами, - удрученно молвил Рики.
-Я тоже не думаю, что мама воспылает энтузиазмом в деле налаживания межгалактических контактов, - согласился Пит. – Но в любом случае, я не намерен тебя бросать с такой проблемой. Можешь звать меня в любое время. Буди, я не рассержусь.
-Спасибо. Я ничего другого и не ждал от тебя, - вздохнул Рики.
Стоило принять такое решение, как, в полном соответствии с законом подлости, Рики всю ночь снилась разная чепуха, но никак не то, на что он настроился.
Зато с утра у ворот ожидала Карлотта.
-Доброе утро, синьорина, - поздоровался Рики, гадая, чем обязан такому счастью.
-Здравствуй, Макарони. Твои б слова да Богу в уши, - поприветствовала профессор. – Вот, привет тебе от твоего Министерства. Развели бюрократию!
-Вы правы, - вздохнул Рики, принимая конверт, на котором, действительно, красовалась печать Министерства Магии с подписью на английском языке.
Лицо Карлотты на мгновение приняло сочувствующее выражение.
-Как можно обмениваться мыслями при таком надзоре? Безобразие, - проворчала она.
-Спасибо, - Рики постарался улыбнуться.
Карлотта, кивнув ему, ушла. Рики же подошел к окну и вскрыл конверт, прочитал.
«Что за бред?!» - единственное, что пришло ему в голову, но спросить было не у кого.
-Плохие новости, Рики?
Он не заметил, как Марина вместе с Марко подошла сзади.
-Я никогда бы не догадался, что Парвати Патил числится сотрудником департамента магических связей, - сказал Рики, сворачивая пергамент.
-Патил – судья Турнира? Та красивая синьора? – спросила Марина.
С уст Рики после прочитанного рвались слова покрепче, но произносить их при этих двоих он не собирался, поэтому ограничился подтверждением.
-Да. Ей поручили координировать мою переписку с друзьями в «Хогвартсе», - нахмурился Рики.
-Ты недоволен? – спросила Марина. – По-моему, ты ей не симпатизировал в прошлом году.
-А тебе бы понравилось, если б в твои письма совали нос? – Марко, при всем его занудстве, нередко понимал правильно быстрее других, хотя Марина тоже уловила суть.
-И Карлотта так считает, - добавил Рики.
-Еще бы. Для нее это злободневно, - сказал староста. – А к Доматору лучше не опаздывать.
Рики не решился бы утверждать, что в «Хогвартсе» уход за магическими существами преподается хуже.; впоследствии сам Доматор, выслушав его рассказ, в открытую позавидовал возможности доставлять в школу опасных магических тварей, а других наблюдать в условиях обитания. И Хагрид, при всей нелюбви Рики к нему, знал о магических животных много и умел управляться с ними. Но, когда Рики увидел, как содержится зверинец в «МентеСана», его слизеринское благоразумие инстинктивно сделало выбор в пользу последнего.
Это было как в зоопарке – волшебные существа находились в огороженных вольерах, магически увеличенных до необходимых им размеров. Там содержалась редкая коллекция, примерно на треть собранная лично профессором Доматором. Единороги, гиппогрифы, гриндилоу… Рики втайне порадовался, что «МентеСана» отказалась от столь высоко чтимых Хагридом драконов, а огненные крабы находились за прочным огнеупорным заграждением. Практически все твари, независимо от степени их опасности, как позже убедился Рики, были приручены преподавателем. Ученики могли посещать зверинец, помимо занятий, в строго отведенные часы.
Профессору Доматору не было тридцати лет, тем не менее, в отличие от Карлотты, ученикам и в голову не пришло бы называть его по имени. Его манера держать себя поначалу показалась Рики несколько вызывающей. О том, во что одет преподаватель, Рики расписали во всех подробностях.
Профессор украсил себя сплошь личными трофеями. Он носил сапоги из шкуры магического носорога, громамонта, застреленного им в Африке более пяти лет назад, в самом начале работы. В их подлинности можно было убедиться, сравнив со шкурой живого громамонта. У профессора имелась также парадная колдовская шляпа, украшенная перьями авгура, которую он надевал в особо торжественных случаях, например первого сентября. За поясом он, как и Хагрид, носил перчатки из драконьей кожи. По его робам ручной вышивки, выписанных, по слухам, из Парижа, втайне от Карлотты вздыхали старшеклассницы. Особую гордость профессора составляла совершенно новая куртка. Прошедшим летом он спас одну ферму, обезвредив поселившегося на ней клинохвоста, и облачил свои богатырские плечи его шкурой. На это Карлотта, презрительно щурясь, как-то заявила своей тетке, что «куртка профессора Доматора не из клинохвоста, а из самой обыкновенной свиньи, и это кое-что значит». Источником столь приватной информации была, конечно же, Ческа.
Клинохвостов преподаватель представил четвертому курсу совсем не так, как написано в учебнике.
-Не спорю, они, конечно, хуже чумы для любой свинофермы, и маленьким детям с ними водиться ни к чему. И никакого изящества в них нет, как в бочках. Только поймите правильно, этот мир не дурак строил, как некоторые думают. От всего живого всегда есть определенная польза, а красота уж прилагается, не наоборот.
Его неприкрытый прагматизм до отвращения бесил Карлотту и вызывал уважение у коллег постарше.
Однажды Карлотта пришла в зверинец вместе со своим классом и остановилась у вольера с единорогом. Пока она любовалась, Доматор делал вид, что не замечает его, но барышня была не из тех, кто живет по принципу «не нравится – не связывайся».
- Они великолепны. Неужели ты неспособен это понять? – прошептала она на всю площадку.
-Естественно, для твоего-то дела. Тебе хвостовые волоски дать или обычные?
-Чурбан, - прошипела Карлотта, когда к ней вернулся голос.
-Так бы и сказала, что те и другие. Пришлю с завхозом, - сказал преподаватель и ушел.
Рики удивлялся, как может зельеварша воспринимать его слова серьезно. Доматор не признался бы в этом, но ученики чувствовали, насколько фанатично он предан своей работе. Иначе он не смог бы зажечь в них энтузиазм для выполнения такого неинтересного задания, как выхолащивание клинохвостовых хвостов.
Однажды вечером Рики вернулся домой не в лучшем расположении духа. Он не успел разобраться с сочинением по гербологии, а это означало, что, скорее всего, назавтра придется отказаться от квиддича. Он сразу вспомнил о радостном событии – назначении Парвати Патил цензором, и о том, что Карло Робусто сегодня не давал проходу Ческе. А дома, как назло, не оказалось даже миссис Дуглас, чтобы пожаловаться. Ужинать было еще рано, да и скучно в одиночестве. Рики решил посмотреть телевизор, чего давно не делал.
Экран показывал светящуюся точку в синем небе. Ругнувшись, Рики нажал на выключение.
И тут в окно влетела сова.
Рики ее раньше не видел, но, судя по всему, она проделала долгий путь. Он напоил ее и насыпал орешков, прежде чем схватить объемистый конверт. Он едва поверил, сразу же узнав почерк. Конверт надписывала рука Лео Нигеллуса.
Сове, наверное, тяжело было тащить такой груз. Целых пять свитков! Конечно, это были разные письма.
«Насколько я мог заметить, - писал Лео, - профессора Снейпа твой перевод не обрадовал. Он прямо заявил мистеру Поттеру, что это неразумно. Теперь мы видим твоего крестного каждый день, и похоже, в школе он счастлив. Говорит, работать в «Хогвартсе» - его детская мечта. Но я считаю, он здесь ради тебя, и сейчас в какой-то степени зря теряет время. Просто мне точно известно, что он принял должность до того, как вы решили переехать в Италию. Артур ведет переписку с твоей маггловской подругой, Даниэлой. Посылает ей сов. Должен заметить, я этого не одобряю. Вообще трудно придумать что-то более во всех смыслах рискованное. Ее же сова может клюнуть, и не только. Еще, чего доброго, попадет под наблюдение нашего Министерства, вряд ли ты этого хочешь».
Рики считал, что это давно заглохло, и теперь насторожился. Ему не то чтобы не нравилось общение Артура и Дан… Решив разобраться в этом позже, он вернулся к письму Лео.
Друг обстоятельно излагал состояние дел в «Слизерине». В поезде Дора Нотт успела поругаться с Тони Филипсом, гриффиндорским недругом Рики и Клуба Единства – он не любил слизеринцев. Все ограничилось обзываниями и угрозами, но Лео не верил, что так и останется, и ожидал скорые неприятности. Тиффани Флинт, в прошлом году завязавшая многочисленные знакомства, хвасталась тем, что переписывается с китайцами и итальянцами. Лео спрашивал, известно ли Рики об этом что-нибудь, поскольку мисс Флинт здорово зазналась, и Дора попросила его поинтересоваться у Рики.
О проявлениях радости Френка Эйвери, узнавшего, что Рики временно перешел в другую школу, конечно, следовало бы написать целый балет. Враг был счастлив буквально до слез, что, наконец, «Слизерин» избавляется от нечистокровных элементов, становясь на тот истинный путь, который Френк считал единственно достойным.
Лео со всей определенностью считал, что гадание на дне рождения Эди и световые сигналы в местах, где жил Рики, связаны. Совпадений и недоразумений он не признавал.
Он сожалел, что они заранее не разработали никакого шифра, позволившего бы обмануть возможную цензуру гриффиндорской мафии. Лео намекнул, что они с Диком работают над этим и отправят с почты, когда пойдут в Хогсмид, к нему домой, минуя школу.
Глядя на еще четыре непрочитанных пергамента, Рики чувствовал себя совершенно счастливым.
Начал он с Артура, горя желанием узнать, что ему надо от Дан. Но тот даже не упомянул об этом. Все письмо состояло из подробного красочного описания прогулки Клуба Единства по Запретному Лесу. Артур сам положил начало этой традиции и самолично следил, чтобы она неукоснительно соблюдалась в начале учебного года. Отъезд Рики, конечно же, ничего не менял. «Ни одного кентавра мы, к счастью, не встретили, а то бы Эди удар хватил. Я хотел подойти ближе к паукам, даже взял с собой ослепляющий порошок, ага, так мне и позволят некоторые товарищи. По нашим двум полянкам я уже с закрытыми глазами могу ходить. В этот раз мы, к тому же, облазили все деревья. И не по своей инициативе.
Наша фатальная ошибка – девчонки. Я знаю, что не должен был поддаваться просьбам Джорджины и брать ее с нами. После этого Лео и Дик настояли на том, чтобы пригласить Дору Нотт. Нашли тоже способ поднимать такой стерве настроение за свой счет, а она последние дни слишком хмурая. Ладно, я понимаю, с нами Нотт всегда проявляла себя с лучшей стороны, и я еще помню, как она рассердилась в прошлом году, когда мы не позвали ее в Визжащую хижину. Джорджина поначалу ей совсем не симпатизировала, а потом рассказала про твои летние тарелки. У Нотт явно нездоровая жажда деятельности! Она, представь, заметила, что на падубе возле грядок Снейпа что-то такое светится! Лео и Ральф сняли оттуда целую кучу паутины и сунули ей под нос. Как считаешь, это помогло? И попробуй, догадайся, что было дальше…»
Описание того, как Дора забралась слишком высоко, а потом не могла слезть самостоятельно, и ее кое-как сняли, заняло большую часть письма. Кроме того, Артур проинформировал, что в лесу друзья наелись ежевики и того, что взяли с собой. В целом, по мнению Уизли, учебный год начался хорошо, присутствие дяди Гарри в школе, правда, несколько напрягало его. Только крестный взялся искать Эдгара именно тогда, когда они гуляли по Запретному Лесу.
Дика раздражала обстановка в его колледже. Виктор Чайнсби, его давний конкурент и признанный лидер, сокращению членов Клуба Единства был очень рад и строил грандиозные планы, как добиться кубка школы для «Равенкло» в текущем учебном году. Но, собственно, Дик не ждал ничего другого.
Гораздо больше его беспокоило, сможет ли Рики сдать экзамены в «Хогвартсе», обучаясь по другой программе; он не поленился напомнить, что через год предстоят СОВы.
Но основным содержанием его части послания был обещанный Лео шифр. «Это очень сырой вариант на случай, если будут сложности передать тебе его позже, Ричард. Мы знаем, что сейчас ты в странном положении и будешь, вероятно, нуждаться в нас. Завтра здесь будет мистер Рональд Уизли, дядя Артура. Он обещал отвести его в магазин в Хогсмиде. Представляешь, Артур умудрился остаться совсем без перьев – чего не забыл, то поломал! Он постарается незаметно отправить письмо с почты. Там есть совы, переносящие корреспонденцию на далекие расстояния. Итак, по примечаниям Уизли: проблема твоего происхождения – «Гербология», проблема световых сигналов – «Уход За Магическими Существами». Чтоб отличать от упоминания обычных уроков, пиши их с заглавной буквы. Всю применяемую терминологию используй по контексту. Воображаю, какая ерунда может из этого получиться. Но я верю в тебя и в нашу хитрость».
«Спасибо», - подумал Рики.
Эдгар взялся за перо сразу, как узнал от дядюшки Гарри о назначении Парвати. «Она снова приезжала в «Хогвартс», уж не знаю, о чем они говорили. Почему-то я не сомневаюсь, что она даже без распоряжения будет читать наши письма, а потом сделает кучу выдающихся предсказаний. Все это возмутительно. Интересно, ее выбрали для нас потому, что только она согласилась? С тех пор, как ты решил перевестись, Министерство более чем заинтересовалось тобой, Ричард».
Селена отметила, что предсказания Трелони в первую неделю были немного оптимистичнее. Сама она несколько раз видела маленькую русалочку на мостике и очень переживала, что ничего не может ей объяснить. И еще она близко к сердцу приняла недовольство Доры. Селена не обвиняла, просто делилась своими чувствами, и это этого Рики было тяжелее всего читать ее письмо.
Ральф Джордан, как обычно, сам ничего не стал сочинять, а передал привет через Артура.
«Безусловно, - приписал в конце Эдгар, - ты получишь еще одно письмо, по официальному каналу, через школу. Только там не будет никакого Запретного Леса, а сплошь приличные события. Бетси Спок из «Равенкло» просила передать тебе, что желает успехов в новой школе».
Возможно, весточка от друзей придала ему веры в себя, немного помятой последними событиями. Или неопределенность пребывания его на этой Земле требовала отчаянных действий. Рики решил при первой возможности объясниться с Ческой.
На первом уроке он ее не видел. Прикладные чары предназначались только для мальчиков. Профессор Транквилло, пропахший табачным дымом, если к нему обращались, почти всегда невозмутимо отвечал: «Ну ты же не дурак, мой мальчик, сам попробуй». Впрочем, со второго раза, говорили, он начинал подсказывать.
Заклинание «Репаро» далось Рики как-то вдруг сразу – он и сам не успел разобраться, в чем тут фокус. Однако Сандро и Пеппе привязались с требованиями показать, как он это делает, что всецело поглотило его до конца урока и даже на часть перемены.
На следующее занятие Ческа пришла с вредной, по мнению всех мальчишек, теткой, которая преподавала девочкам бытовые чары. Они долго стояли и беседовали у самых дверей класса, а когда Ческа вошла и села рядом, начался урок. Следовательно, никакой возможности пообщаться.
Констругурацию, которая в «Хогвартсе» считалась одним из разделов трансфигурации, вел неопрятно одетый субъект неопределенного возраста. К своим урокам он относился так же последовательно, как к хобби; любое отвлечение грозило попаданием в хор.
-Повторяю – для тех, кто сегодня докажет, что в состоянии выполнить треть курсовой, посещение моих занятий необязательно, - вещал он.
«Дразнит», - уныло подумал Рики, и не он один.
-Итак, конструирование музыкальной шкатулки из листьев и одной-единственной ветки займет вас, думаю, до конца месяца целиком и полностью.
«Как бы не так, синьор», - мысленно ответил Рики, покосившись на Ческу. Нахмурив лоб, она пыталась сосредоточиться, и такой тоже была очень красивой.
-На сегодня превращения листа в деревянную деталь будет вполне достаточно.
После урока ученикам не сразу удалось выйти из трудолюбивого транса.
-Я бы хотела сделать такую же изящную шкатулку, как у него, - вздохнула Марина.
-А когда начинаешь пробовать, уже молишься, пусть получится какая-нибудь, - вздохнул Пеппе. – Хотя Дзото говорит, он кого угодно доведет… ик, до совершенства.
Ческа весело болтала с девчонками впереди.
-Риккардо, - позвала Марина, - что-то не так?
Рики оценивающе изучил ее обеспокоенное лицо. Марина была лучшей подругой Чески и очень нравилась его хогвартсевским друзьям тем, что зарекомендовала себя серьезным человеком.
-Марина, ты можешь сказать Ческе, что я хочу поговорить с ней?
-Могу, - пожала плечами Марина.
-А язык не отсохнет?
Рики и Марина обернулись, синхронно вздрогнув. За ними вроде бы никто не шел – но староста просто всегда покидал класс последним.
-Пожалей человека, он вроде нормальный парень. Ты ведь не злая.
-Марко, - нахмурилась Марина, - если тебе не нравится Ческа, это твои проблемы.
Развернувшись, она пошла дальше. Рики решил поступить так же. В отличие от старосты, он готов был от всей души простить Ческе редкие злоупотребления положением внучки директора и наплевательское отношение к дисциплине. По крайней мере, это было лучше, чем школьная дистанция между Пеппе и его папашей.
Романтически разнервированному Рики предстояло пережить урок истории магии у профессора Раджионеволли, по прозвищу «Сплошные Убытки».
-Восстание гоблинов обернулось для колдовской общественности, конечно, сокрушительным разорением. Вам ведь известно, что они сейчас выполняют основную работу во всех магических банках мира. Но не в том дело. Мне бы хоть во сне увидеть сотую часть тех галлеонов, что были потрачены…
-Точно только во сне, синьор, - привычно покачал головой Карло.
-Увы, дорогой. Самое возмутительное – отступая, они сжигали все материальные ценности…
Первое впечатление Рики, что Раджионеволли чем-то похож на Малфоя, разве что более упитанный, после нескольких минут урока испарилось. Холеный блондин средних лет, профессор был абсолютно лишен высокомерия и, помимо преподавания, по велению сердца исполнял при школе обязанности завхоза. С его занятий ученики неизменно выходили с чувством глубокой обиды за бесхозяйственную державу. Рики не сразу научился подавлять хихиканье, но зато ему не приходилось бороться с зевотой. Неприятно было то, что Раджионеволли сразу же рассадил учеников согласно политике «мальчик с мальчиком, девочка с девочкой».
-Она ждет тебя после обеда возле шестого павильона в зверинце, - шепнула Марина, поравнявшись с Рики по пути в столовую, - сегодня туда можно, но никого больше не будет.
Рики уселся за стол и едва не схватился за вилку до сигнала. Обычно директриса обращалась к установленной в столовой статуе девы Марии с благодарностью за хорошую еду. Ритуал не касался только Анны, поварихи. Она относилась к породе пещерных троллей, поэтому еду на столах расставляла заранее, чтоб ненароком никого не ушибить. Поскольку тролли вообще не отличались чистоплотностью, по школе летали разные версии насчет того, как ее заставляют мыться.
Рики чувствовал себя, как пьяный. Он надеялся, со стороны никто не заметит, что его шатает. Он проглотил свою порцию, не забыв про десерт, потом вместе со всеми хором благодарил Анну. Он постарался исчезнуть из поля зрения одноклассников, не привлекая к себе внимания.
«Неудивительно, что к зверинцу никто не пойдет», - отметил Рики, выйдя из здания. Свинцовые тучи висели низко к земле, и отдаленные удары волн о прибрежные скалы, даже невидимые, шипели угрожающе.
Первым порывом Рики было вернуться за зонтом. Но он вспомнил, что вообще-то у него есть волшебная палочка, а вот зонта как раз и нет. Он повернул в сторону зверинца профессора Доматора и успел дойти до половины, когда услышал собственное имя.
-Риккардо! Подожди меня, пожалуйста.
Это был голос Чески. Глубоко вздохнув, он обернулся. Она неторопливо приблизилась.
-Конечно. Мы ведь идем в одно место, верно? – вкрадчиво уточнил Рики.
Ческа улыбнулась. Подойдя, она сама взяла Рики под руку.
-Было бы странно, если бы, пригласив меня, ты вдруг решил свернуть в другое место, - заявила она.
Ни рядом, ни в самом зверинце им действительно никто не встретился. Они шли мимо клеток и вольеров, как по зачарованному лесу из сказки. Внезапно Ческа свернула в еле заметный темный проулок и начала спускаться. Рики не ходил туда раньше, попросту не догадываясь о его существовании.
Перед утоптанной полузаросшей скалой размещался один вольер, огороженный переплетенными ивовыми прутьями. За ними чернело озерцо, а сверху росли, прикрывая и площадку, грейпфрутовые деревья, создавая подобие беседки. Порывы ветра, доходящие сюда, были гораздо слабее, чем наверху.
-Кто в этой клетке? – машинально поинтересовался Рики.
-Мы зовем его Бароном, - Ческа нахмурилась и повела плечами. – Еще увидишь, может быть. Ты ведь не ради него меня сюда притащил?
-Нет, конечно, - согласился Рики. Все, что он запланировал, почему-то было так сложно сказать. Но отец по этому поводу двух мнений не имел.
-Ческа, ты ведь знаешь о том, что очень красива?
«Женщинам обязательно надо говорить комплименты. Да и вообще, все люди это любят». Сейчас все помыслы Рики сосредоточились вокруг единственного человека противоположного пола рядом с ним.
-Да, - кивнула Ческа и гордо добавила, - это у нас семейное. Ты видел бабулю?
-Безусловно, - поспешил вклиниться Рики, - но я пригласил тебя не для того, чтобы говорить о, безусловно, замечательных достоинствах профессора Джиовинезы.
Пауза, последовавшая за этим, совпала с ослаблением ветра. Шелест наверху прекратился, и даже волны стали как будто тише.
-Я так и не думаю, - буркнула Ческа, потом, повернувшись вполоборота, спросила: - А о чьих достоинствах?
-О твоих, - ответил Рики, - точнее, о тебе и… о том, как я к тебе отношусь.
Ческа ничего не ответила. В душе Рики шевельнулось раздражение, которое он быстро подавил. Потом она подняла голову и заставила себя поглядеть на него исподлобья.
-Ты же не можешь не замечать, что ты мне нравишься, - сказал Рики.
Ческа кивнула, словно подавая сигнал к усилению ветра.
-Да, конечно, ты прав, наверное, - произнесла она каким-то странным тоном, все время покусывая губы. – Но… и что?
-Я хочу узнать, как ты относишься ко мне, - терпеливо разъяснил Рики.
Ческа вскинула голову и крепко зажмурилась. Когда она открыла глаза, Рики прочитал в них недоумение. Потом она заговорила.
-Понимаешь, мальчики… ну я…
-Вам бы лучше пока прерваться. Вы тут больше не одни, - донеслось до Рики.
Он же отметил только, что это не голос учителя, а остальное его не волновало.
-Так иди, погуляй в другом месте, - бросил он через плечо, не отрываясь, глядя на девушку. – Ческа, я хотел бы, - Рики дотронулся до ее руки, и она не отняла, глядя широко распахнутыми глазами.
-А я здесь живу, между прочим!
-Макарони! Мои глаза меня не обманывают, о всемогущий Боже!
Вздрогнув, они с Ческой отпрянули друг от друга. На этот раз голос, вне всяких сомнений, принадлежал учителю. И, судя по выражению лица профессора Доматора, он был сильно потрясен. «Надеюсь, он не считает недопустимым такое использование его территории», - подумал Рики.
-Я же предупреждал, - хмыкнул кто-то за спиной.
Глаза Чески округлились, как две луны. Еще раньше, чем развернуться, Рики сообразил, что за спиной у него, вообще-то, находится клетка. При одной мысли о том, что в школе могут содержать пленника, ему сделалось не по себе.
-Ты можешь разговаривать с Бароном? – мощный голос профессора Доматора плохо сочетался с тем пришибленным тоном, каким он вдруг заговорил.
-Вы так считаете, профессор? – спросила обретшая дар речи Ческа.
Рики, наконец, развернулся к вольеру.
-Вот так сюрприз, - полная русалка определенно улыбалась ему. Этот представитель водяной породы сильно отличался от виденных Рики в озере « Хогвартса». Барон был белый, с белыми, чуть зеленоватыми волосами и бородой, и даже хвост его казался бледным под водой.
-Ческа, сюда собирается… - Марина резко затормозила, едва не налетев на преподавателя.
Доматор между тем сориентировался в ситуации.
-Вы, обе, немедленно возвращайтесь в школу, - приказал он девчонкам.
Они подчинились. Однако Марина, совершенно не понявшая, что произошло, задержалась, вопросительно поглядывая на Рики. Доматор подождал, пока их шаги не стихнут.
-Вряд ли они решатся подслушивать. Только этого не хватает, - пробормотал он. – Риккардо, скажи только честно – ты говорил с Бароном?
-Чего ему надо? – спросил Барон.
-Он спрашивает, действительно и мы понимаем речь друг друга, - ответил Рики и обратился к преподавателю. – Да, синьор, я владею языком русалок и даже, похоже, перехожу с одного диалекта на другой.
-Насколько я знаю, это не представляет особой сложности, хотя сам я не владею, - сказал Доматор.- Я вижу, что для тебя это не является неожиданностью. Ты знаешь о своем даре? Но когда и как ты выучил?
-Конечно, я знаю, хотя откуда – понятия не имею. Я не учил, - проигнорировав недоверчивое изумление профессора, Рики продолжал: - В «Хогвартсе» есть озеро, там живут русалки. В прошлом году я случайно столкнулся с одной из них. Потом Ван Пэн объяснял мне…
-Это возможно, что китайский чемпион говорил с русалками, - кивнул преподаватель, - как и многие в его семье. Это объяснимо, наследственная предрасположенность, еще он прошел и культурную, и ментальную подготовку. Но ты?
«Вообще-то, Снейп и Дамблдор сверлили меня глазами и похуже», - подумал Рики. Он чувствовал, что Доматор взволнован, но это волнение оставляло его равнодушным по сравнению с опасением, а не выболтал ли он лишнего.
-Я только могу сказать Вам, что моего завуча и директора «Хогвартса» это отчего-то не удивило, - сказал Рики. – Но мне они ничего не объясняли. О том, что владение языком русалок не передается в готовом виде, я узнал позже от друзей.
-Ты знаешь об этом с прошлого года. Как ты переходишь с одного языка на другой? – продолжал выспрашивать профессор.
-Непроизвольно, - пожал плечами Рики. – Когда Барон заговорил, я ответил ему.
-Скоро вы закончите? Я собираюсь немного поспать, - проворчала старая русалка за спиной.
-Он хочет, чтобы мы ушли, - сообщил преподавателю Рики.
-Я знаю, - отмахнулся Доматор, - уже научился понимать его гримасы. Но поскольку ты их не видишь, нет ведь у тебя глаз на затылке, а он что-то проскрежетал, мне не остается выбора. Я окончательно поверил, что ты понимаешь его.
Профессор пересек площадку и остановился напротив Рики.
-До меня здесь работал другой преподаватель, он уже очень стар. Он владел тем же даром. Тебе известно, что русалки признаны разумными существами и, подобно кентаврам, не могут содержаться в неволе, как домашние животные?
-Нет, сэр, синьор, - честно ответил Рики, - но я согласен, что это справедливо.
-Барон приплыл сюда много лет назад и попросил убежища. Сообщество, откуда он родом, его изгнало. С тех пор он живет здесь. Его озеро имеет выход в океан, там проход в скале, глубоко под водой. Мне рассказывали, там даже есть калитка, которую он запирает, когда возвращается. Но больше я ничего о нем не знаю.
-Вы считаете, он мне что-нибудь расскажет о себе? – Рики скептически вскинул брови, глянув назад: Барон чисто по-человечески нетерпеливо барабанил пальцами по камню, что после высказанной им претензии трактовалось вполне понятно.
-Это не так уж и важно, - в раздумье произнес профессор. – Одно то, что ты его понимаешь! Я и не мечтал о такой удаче.
-Какой удаче? – счел нужным уточнить Рики. Доматор был ему симпатичен, но все же лучше четко знать намерения людей по отношению к себе любимому.
-Может, ему нужно что-нибудь, о чем он не в состоянии мне сообщить жестами. Он знает о своей породе все! – Доматор говорил, как влюбленный, чем-то напоминая Хагрида возле дракона. – А главное, я убежден, что такой дар, как твой, не дается просто так. Ты можешь чувствовать тварей?
-Я вообще люблю зверушек, - не возразил Рики. – Моя бабушка с детства научила меня ладить с кошками. А они – очень свободолюбивые животные. И собака моей подруги…
-Я совсем не о том, - скривил губы Доматор. – Мерлин свидетель, твоя классная наставница прослезилась бы.
-Напрасно Вы так считаете, - не смутился Рики. - Кошки и собаки ничуть не проще единорогов и других тварей. Но если они Вас не интересуют, могу сообщить, что в прошлом году я водил на поводке огненного краба, и он ни разу меня не обжег; выгуливал раздражара, который меня, конечно, обругал с головы до пят, но не покусал; и в «Хогвартсе» меня ждет маленькая русалка, которую я считаю своим другом.
-Так твердо возражаешь старшему? Похвально, - заметил Доматор. – Что говорил твой предыдущий преподаватель?
-А он не знал об этом, - сказал Рики.
Профессор Доматор удивленно вскинул брови.
-Мой завуч и директор школы считают, что я не должен распространяться о своем даре, для моего же блага.
-Что же, они правы. Становиться лабораторным экспонатом в твоем возрасте совершенно ни к чему, - одобрил Доматор. – Поэтому сделаем так. Во-первых, ты должен убедить свою барышню в том, что ни с какой русалкой не разговаривал. Скажи, что притворился, скопировав кряканье за спиной, чтобы отвлечь мое внимание от ваших любезностей.
-По-Вашему, это обязательно? – уточнил Рики.
-Желательно. Для твоего спокойствия, - с нажимом произнес преподаватель. – Я ничего плохого не хочу сказать о Ческе, просто она болтушка. Итак, я оценил твое чувство юмора и умение пародировать. И вместо наказания ты раз в неделю будешь помогать мне с тварями. У директора я договорюсь.
Рики едва верил своему счастью. Доматор был кумиром многих. Половина парней в школе мечтала оказаться на месте избранного ученика!
-Хорошего отдыха, - пожелал он русалке, когда профессор кивнул к выходу.
-Приходи как-нибудь, - милостиво позволил Барон, - а то мне бывает скучно.
Профессору такой настрой русалки понравился, поскольку как нельзя лучше совпадал с его планами.
-Поторопись в школу, пока не начался ливень, - посоветовал он.
В холле Рики ожидали Ческа с Мариной. Красавица бросилась к нему, вся румяная от волнения, и схватила за руку.
-Рики, ты в самом деле разговаривал с Бароном? - воскликнула она.
За ее спиной подруга качала головой, словно говоря: «Невероятно».
-Нет, - улыбнулся Рики. – Я просто умею хорошо подражать. Доматор удивился тоже, - тут он постарался выглядеть посерьезнее, - он не успел рассердиться на нас, и…
Его пауза держала Ческу в напряжении натянутой струны. Рики позволил себе секунду полюбоваться ею.
-Тебя он совсем не наказал, а меня, - он продолжил, лишь убедившись, что внимание Чески не ослабело, - попросил помогать ему. Представляешь?
Ческа счастливо захихикала. И, не успел он ничего понять, бросилась на шею.


Глава 9. Уроки мудрости


Состояние, в котором Рики вернулся домой, описывалось единственным словом: «божественно». Вообще-то, он совершенно не хотел возвращаться. Целый час до роспуска они с Ческой, наплевав на домашние задания, прогуливались по пустынным коридорам. В ушах пульсировала экзотическая музыка диких джунглей, хотелось петь, и он уже не сожалел, что квиддич отменили из-за плохой погоды.
Мистер Лапка с урчанием кинулся к нему.
-Умный ты котик, - умилился хозяин, поглаживая кота. – Вот тебе не надо объяснять, что ту штуку, - он кивнул на ворота, - трогать не надо.
-О, явился, - следом за котом в комнату заглянул брат. – Ты сегодня на полчаса позже. И, между прочим, тебе письмо от Даниэлы.
-А ты откуда знаешь? – удивился Рики.
-К твоему сведению, это все еще мой почтовый ящик, - напомнил брат. – И я регулярно удаляю оттуда послания с вирусами, предназначенными для тебя, герой-любовник.
Рики скуксился – таким прозвищем в школе обычно называли жениха Карлотты.
Он знал от Чески, что причину отсутствия любимого классная наставница считала уважительной. А здравомыслящее большинство в школе держалось совсем другого мнения.
-Ты слышал легенду о сокровище Кьяпацци? – спросила однажды Ческа.
-О старике, который охранял их в замке? – уточнил Рики. – Конечно.
При наличии бабушки-итальянки он помнил много сказок, хотя и довольно смутно.
-Он их ищет, - коротко бросила Ческа. – Конечно, если бы тетя не работала в «МентеСана», за ним не следила бы вся страна. Так говорит бабушка, - добавила она. – Хотя, я иногда думаю, вот будет здорово, если он их все-таки найдет!
-Понятно, - кивнул Рики, не желая быть уличенным в том, что понятно плохо.
В конце третьей недели классная наставница задержала его после обеда, с тем чтобы лично вручить обещанное плановое письмо от друзей из «Хогвартса».
Рики принял его довольно сдержанно, он не ожидал узнать ничего важного, и даже удивился, что могли ребята насочинять такого на целых два свитка. Почти все они были исписаны рукой Селены Олливандер, и только несколько строчек в конце исходило от Дика Дейвиса.
-Что там? – Ческа в компании Марины ожидала его на выходе.
-Еще не читал, - улыбнулся Рики.
-А ты мне расскажешь? – Ческа захлопала ресницами.
-Девочки, почему вы задерживаетесь? А у тебя, юноша, разве нет уроков?
Профессор Фиккалиста нависала над ними из-за спины Рики. Ее убеждение в том, что от мальчишек идет все зло, было впечатано в ее лицо как никогда резко. Очевидно, она вознамерилась всячески ограждать своих подопечных от общения с ним.
-О, синьора, просто я увидела, что вы еще не в комнате практики, - заговорила, запинаясь, Марина. - Мы с Франческой ждали вас тут. А Риккардо просто спросил, который час.
-Вы правы, мне пора, - сориентировался Рики. – Извините.
Проходя, он кивнул Ческе.
-При починке вязаной одежды мой рисунок всегда портится, - услышал он Марину.
-Не все сразу, дитя мое, - назидательно произнесла профессор Фиккалиста.
Рики поймал себя на том, что отчасти благодарен ей за вмешательство. Ческа знала его друзей в английской школе и могла спросить, от кого письмо. Ей бы не понравилось услышать про Селену.
В эти часы обычно никто не мешал заниматься, чем заблагорассудится. Выбрав место вдоль стены так, чтобы поменьше находиться на виду, Рики вскрыл конверт и скомкал его.
Поинтересовавшись, как обычно, его здоровьем и самочувствием на новом месте, давняя подруга осчастливила его новостью, что на время его отсутствия возглавляемый им Клуб Единства избрал ему заместителя. Она довольно ярко описала, как ребята при этом переругивались, и что кто кому сказал, но в итоге длительной дискуссии полномочия временно перешли к Эдгару Боунсу. Справившись с невольным протестом, Рики согласился, что Эди, как, впрочем, и любой другой, это вполне заслужил.
Селена проинформировала его о том, что первый же урок ухода за магическими существами у слизеринцев стал местом стычки. Кто такие нюхли, с которых начал Хагрид, Рики не понял, но работа с ними не требовала особых усилий. Свободное время на свежем воздухе наконец-то привело к тому, что Френк Эйвери и Виктор Чайнсби дали волю и словам, и палочкам. Оба побывали в лазарете.
Ближе к концу Селена сообщила, что и Эди, и Ральф «приняты в команды своих колледжей в основной состав. Дик…»
-Риккардо!
Рики с неудовольствием отвлекся. Возможно, что его окликали не впервые, но он еще не успел привыкнуть, что здесь его называли полным именем в непривычной итальянской манере все, кроме Чески и Марины.
Пеппе тыкал пальцем во что-то рядом с ним. Рики сдвинул брови, показывая, что не понимает.
-Передай сферу по астрономии, - прошептал одноклассник.
Повернув голову влево, Рики на секунду остолбенел. Звездное небо, совершенно черное, на котором в данный момент читалась карта альфы Кентавра. Сфера была легкой; но, чтоб не уронить, Рики ухватился за нее обеими руками.
-Спасибо, - поблагодарил Пеппе и вернулся к своим делам.
Рики потряс головой, чтобы прогнать наваждение.
«…Дик не будет играть за свой колледж. Он даже не подал заявки, хотя Артур настаивал. Вместо этого он принял предложение замдиректора профессора МакГонагол…»
Рики заволновался – Минерва МакГонагол возглавляла колледж «Гриффиндор» и, естественно, болела за свою команду. Кроме того, Селена в принципе была равнодушна к квиддичу и, если уж о нем писала, значит, что-то было не так.
«…занять освободившееся место спортивного комментатора».
«Браво, профессор МакГонагол!»
У Рики возникло желание как следует грохнуть письмом об пол. Все, что пришло ему в голову за эту секунду, Селена изложила – нельзя яснее.
«Конечно, это не мое дело, тем более что он сам согласился, но мне это не нравится. Я не только видела, как он играет, но, ты помнишь, была с ним в одной команде. У него хорошая игра, и даже не сомнения в своих силах, а просто нежелание светиться. Думаю, если бы Дик играл за свой колледж, ему удалось бы наладить отношения с одноклассниками, и он перестал бы бояться совершать ошибки. А профессор МакГонагол хитрая, в этом я теперь убедилась».
Рики решил обязательно выразить восхищение Селеной по возвращении в «Хогвартс». Он уже не возражал против ревизии столь грамотно составленной корреспонденции гриффиндорской мафией.
«Лично я не захотела бы занимать место спортивного комментатора, - напоследок заявила Селена. – Все равно все будут недовольны. Для этого надо быть таким самоуверенным и, не побоюсь этого слова, нахальным, как Ники Боунс. Еще раз желаю успехов» и т.д.
«С разрешения Селены я прочел все, что касается меня. Возможно, все это так. И тем не менее место спортивного комментатора было для меня вызовом, - объяснял Дик. – Я не люблю оказываться на публике, и понимаю, что даю повод придираться ко мне».
-Плохие новости? – Пеппе, наверное, подошел, чтоб поставить сферу на место.
Рики неопределенно пожал плечами.
-Ты не поможешь мне составить график роста от температуры? – неловко попросил Пеппе.
Подняв голову, Рики узрил прямо напротив профессора Лютика, беседующего с младшекурсником.
-А почему ты не спросишь преподавателя?
-Потому что в школе мы не пересекаемся, - вымолвил Пеппе.
-Давай, - согласился Рики и проворчал вдогонку, - где предел человеческой дурости?
В общем, от новостей у Рики возникло ощущение, как будто он и не уезжал из «Хогвартса», с той только разницей, что он совершенно не мог повлиять на ситуацию.
Это «безответственное заблуждение» взялась развенчивать профессор Джиовинеза на первом же своем уроке.
-Итак, предсказание будущего, - заговорила она, стоя перед классом.
Рики же никак не мог почувствовать себя как на прорицаниях: ни благовонного дыма, ни столиков с пуфиками, и преподаватель выглядит, как обычная ведьма, а не шаман стрекоз.
-На самом деле, оно вполне доступно каждому, и это даже несложно, если настроиться определенным образом. Перед вами кристаллы.
-Но в них только белый туман, - возмутилась Ческа.
-Конечно, - усмехнулся Джиовинеза. – Или вы прямо сейчас способны разглядеть свое будущее?
-Можно спросить? – Марина впереди Рики подняла руку. – Я давно думала об этом. Можно ли точно предсказать, как сложится жизнь человека, уже тогда, когда он родился?
-Хороший вопрос, - кивнула Джиовинеза, проходя между рядами ближе к Марине. – Я правильно тебя поняла, ты хочешь знать, можешь ли ты что-нибудь изменить в своей судьбе, и если она зависит от тебя, то в какой степени?
-Да, - тихо произнесла Марина.
-Меня часто об этом спрашивают, - покачала головой Джиовинеза. – Верить в судьбу удобно. Ведь, если все заранее известно, ты ни за что не отвечаешь. По этой причине подавляющее большинство прорицателей называют себя орудием в руках провидения. Обычно они неспособны устроить собственную жизнь. Сегодня я могу любому из вас математически точно предсказать его будущее на следующую неделю.
-И сбудется? – поинтересовался Карло.
Джиовинеза захихикала.
-Не знаю. Когда я училась, то была свидетельницей, как мой наставник предсказал смерть старому колдуну, опасно раненому на дуэли. Через месяц тот был полностью здоров и приходил, чтоб дать ему по морде… простите. Но гораздо чаще люди, которым предсказана травма, в самом деле, падают на ровном месте.
-Выходит, лучше не знать? – спросил Рики, его пульс учащался по мере того, как он сопоставлял мнение Джиовинезы с тем, что сказала ему Дан.
-Некоторые так считают. И я согласна, так лучше для тех, кто не готов работать с силами, управляющими жизнью, - ответила Джиовинеза. По ее тону могло показаться, как будто она держала эти силы на ладони и нежно поглаживала. – Возвращаясь к вопросу Марины – у каждого есть предрасположенность, способности и предполагаемые благоприятные периоды. Если я сейчас предскажу Ческе, - рука бабушки нежно провела по черным волосам, - неуд по зельям не позднее следующей недели, это, конечно, может не сбыться. Но, к сожалению, люди в редких случаях меняются так быстро.
-Но, насчет Чески, это же не предсказание? – полувопросительно заявила Мариола.
-Почему? – вскинула брови Джиовинеза.
-Потому что Вы знаете, - ответила ученица.
-А на основании чего, по-твоему, делаются пророчества? Твое возмущение понятно – у меня более чем достаточно видимых данных, чтоб делать подобный прогноз для Франчески. Для настоящего предсказания, ты считаешь, требуется большая неопределенность?
«Знаю я одну такую просветленную даму», - подумал Рики.
-С молодыми людьми очень сложно постигать предсказания. Вы слишком любите проявленную науку, где все можно проверить. С другой стороны, готовы уважать то, что совсем непонятно, а то и боитесь этого. Требуется от вас, на самом деле, внимание к невидимому, которое доступно только при особом настрое чувств. Посмотрите в свои кристаллы еще раз, - велела Джиовинеза.
Рики не ожидал увидеть ничего, кроме белого тумана. Он немного понимал, о чем говорит директор. В день рождения Эдгара они долго ждали образов в кристалле, и, наверное, впали в некий транс, чему способствовали тишина, отсутствие деятельности и расслабление.
-Следует предположить, - продолжала профессор таким же нормальным голосом, - существование пласта реальности, который недоступен непосредственному опыту. Моя задача – научить вас обращаться к этой реальности, часть которой упрощенно называют интуицией.
Концентрацию на кристалле Рики уже проходил. А вот Джиовинезе пришлось бороться с желанием многих учеников обнаруживать в тумане шара знаки наподобие символов в кофейной гуще, и расшифровывать их. На дом она задала сочинение, в котором надлежало вспомнить и описать все случаи, когда предчувствия сбывались.
-Может, мне стоило взять интервью у твоей синьоры Парвати? – спросила загруженная Ческа. – У меня вообще не бывает предчувствий.
-На детях природа отдыхает, - философски заметил проходящий мимо староста.
На его поддевки Рики уже перестал обращать внимание, а вот Ческа всякий раз дулась. Вообще-то все ее любили, кроме, пожалуй, профессора Пигнолли – но тот был человеконенавистником.
Выполнять домашнее задание под его руководством было сродни наказанию – даже если не обращаться к нему за помощью. Никто, кроме него, не контролировал каждые пять минут, что именно делает каждый ученик, и не требовал абсолютной тишины. Его дежурства всегда тянулись особенно долго. Для всех было большим облегчением, когда, наконец, пробило пять, и вахтер дал звонок на роспуск.
Рики запер свой шкафчик обычным заклинанием, сунул в карман волшебную палочку и встал в очередь перед воротами. К концу дня он устал, к тому же в нем начинал просыпаться голод. Перед ним оставалось пять человек, три, два… Он вошел в арку, кувырок…
И его тело уперлось в упругую черную пустоту. Под давлением пустота прогнулась, тихонько чавкнув.
В первый момент Рики охватила дикая паника. «Отсутствие снов слишком подозрительно. Неужели они все-таки похитили меня?»
Рики выпрямился и выхватил палочку – свое единственное оружие. Черная пустота выпрямилась вместе с ним. Ощущение равновесия немного привело его в чувство, а память услужливо подсунула недавние темы в разговорах новых товарищей. До Рики дошло – он попросту застрял.
Такое иногда случалось. Если в Тоннеле неисправность, то он влип не один, и вскоре их хватятся. Главное – не двигаться с места. Но при любом положении вещей, он не проторчит тут до завтра.
Рики убрал палочку и сел, стараясь оставаться на том же месте. Он обхватил ноги и положил голову на колени, приготовившись ждать, сколько понадобится.
«Сильная энергия».
Рики вздрогнул. Это был не голос.
«Ты сейчас сильная энергия. Ты звал нас».
«Наверное, до них дошел импульс моего страха», - догадался Рики.
«Ты получил сигнал сейчас?»
Прежде чем ответить, Рики собрал в кулак все свое мужество.
«Да. Что вы хотите?». Он старался сконцентрироваться на ком-то невидимом далеко, чтобы послание дошло.
И его внутреннему взору предстала картинка. Это был космос, который не оставался неизменным. Через некоторое время Рики понял, что видит его так, будто находится внутри движущегося предмета; так видно улицы из окна автомобиля: сначала объект появляется вдали, приближается, оказывается напротив окна, а потом – сзади, и удаляется.
«Долгий путь».
Движение исчезло. Потом появилось другое, но теперь Рики чувствовал, оно было целенаправленным. Галактики, системы, звезды постепенно фокусировались на одной звезде в обрамлении нескольких планет.
«Дом».
«Можно еще раз? Альфа Медведицы или созвездие Большого Пса?» - Рики помнил, что чертил похожую карту. Он не сомневался, расположение светил о чем-то ему напоминало.
«Нет знаний. Ты твой дом. Мы стремиться наш дом».
«Вы сбились с пути, то есть… потерять путь?» - догадался Рики.
«Ты звал. Мы здесь. Ты знаешь?».
«Я постараюсь. Не сразу. Ну, как, чтоб они поняли? - заволновался Рики. – Только бы они не надумали прихватить меня с собой в свой путь прямо сейчас!».
«Мы долгий путь. Ты долго звал. Мы отправляем наш путь?».
«Будете давать мне ваши картинки? – догадался Рики. – Я делать путь».
«Ты прав. Вокруг разная энергия. Внутри тоже. Ты другой. Мы связь».
Рики потерял равновесие и повалился на пол собственной комнаты.
-Все в порядке? – спросил брат, протягивая ему руку.
Рики не сразу смог пошевелиться.
-Ты, наверное, не понял, что случилось? – улыбнулся Пит. – Просто с этой стороны твоя дверь в Тоннель была закрыта.
«Все ясно». Рики глубоко вздохнул и, схватившись за руку Пита, встал на ноги.
-Они создали для меня ловушку, - пробормотал он. – Заставили себя выслушать.
-Какие еще «они»? Это тетка Мария, - сказал старший брат. – Сегодня же пятница, она вернулась раньше и от нечего делать стала искать программу передач. Я удивился, что тебя нет, потому что сегодня ты вряд ли задержался бы. И она упомянула при миссис Дуглас, что, наверное, днем был сильный ветер, если на твоем окне оказалась открыта сувенирная дверца, и она, такая аккуратная, ее закрыла. Может, они сейчас это как раз выясняют. Подожди, Рики, да ты нежно-зеленого цвета. Ты сказал «они»?!
Каким блаженством было для Рики упасть на собственную кровать в такой знакомой, освещенной солнцем комнате. В его жизни уже бывали жутковатые стрессовые ситуации, и он знал, что сам процесс их проживания, когда он сию минуту должен действовать, проходит легче, чем потом вспоминается. Но до сих пор он имел дело с конкретными опасностями, облаченными в физическую оболочку, точно знал намерения врагов и вред, который те собирались причинить. Сейчас он, несмотря на полученные сведения, имел дело с непонятно кем.
Питер принес ему собственноручно заваренный крепкий кофе и предложил грелку. От нее Рики отказался, а вот кофе выпил залпом.
Брат выслушал его два раза, повторно – с блокнотом и ручкой.
-«Нет знаний», вероятно, означает, что они не понимают тебя, - расшифровал он. – И вообще-то я уже начал склоняться к выводу…
-Говори, - потребовал Рики.
-Я подумал, Упивающиеся Смертью давно пытались заманить тебя к себе. Может, это все же их провокация?
-Они не настолько остроумны, - проворчал Рики.
-Но в любом случае это серьезно, если «они» могут налаживать ментальный контакт. Хорошо, что «они» не в состоянии управлять тобой, это, по крайней мере, бесспорно, - утешил брат. – Думаю, тебе нелишне проконсультироваться с твоими друзьями в прежней школе.
-Так я и сделаю, - согласился Рики. – Если бы я был с ними… Эди бы это не понравилось. – Рики испытал подлинное облегчение, ощутив, что может улыбаться. – Но я уверен, Снейп знал бы лучше, что мне делать, а Лео, он тоже никогда не считал меня ненормальным, и Селена. Спасибо, что ты со мной, Пит.
Старший брат обнял его и похлопал по плечу.
-А куда я денусь? Надеюсь, от еды ты не откажешься?
Выходные Рики провел, покупая альбом и принадлежности для черчения. Его учебник и атласы по астрономии пока казались ему достаточными. Рики все же решил, что карты рисовать будет.
-А насчет твоих прорицаний, - посоветовал Пит, который старался побольше говорить с ним на нормальные темы, - интервью лучше всего брать у Дан. У нее потрясающая интуиция. Но лучше все-таки вспомни свое.
Пит перенес корзину мистера Лапки в комнату Рики и поставил возле кровати, объяснив это тем, что Рики рано встает и кормить кота приходится все равно ему. Совершенно напрасная предосторожность – Рики не снилось больше ничего подозрительного.
С начала недели школу всколыхнула очередная сенсация: профессор Убриокарра получила письмо от своего возлюбленного. Рики и так бы понял, что ее явно укусила муха; она ходила мрачнее тучи и, по словам Чески, иногда плакала.
-Конверт был такой неаккуратный, - рассказывала она, - а раньше он слал очень миленькие, с цветочными печатями. Точно дела не ахти!
-Да растащили давно этот замок по камушку, - фыркнул, вторя ей, Карло. – Это если верить, что он существовал.
-Ну, пусть и найдет, - проворчала Мариола. – Все равно взять не сможет, там проклятья как на египетских пирамидах.
-Почему вы только каркаете? – возмутилась Марина. – Пусть найдет и разбогатеет, или вы от жадности лопнете?!
А Рики так и не понимал, о чем идет речь. Это при том, что Ческа, как и ее бабушка не особо симпатизируя затее будущего родственника, временами, впрочем, проникалась романтическим порывом тетки.
-Знаешь, - говорила она, - а ведь Карлотта хочет иметь большую семью.
В таких случаях Рики глубокомысленно кивал. О мечте Карлотты знали вообще-то все, и когда она, бывало, ругаясь, высказывала пожелание сбежать из «МентеСана» и обзавестись кучей детей в глуши, ее дружно начинали уговаривать, что в этом, собственно, нет никакой необходимости. Особенно на роль ее деток претендовал, подлизываясь, четвертый курс.
Рики долго думал, кого бы расспросить о сокровище Кьяпацци, и в итоге остановил свой выбор на профессоре Доматоре. На первый взгляд, это могло показаться неудобным, потому что тот считался недругом Карлотты, но ведь по той же причине и не стал бы докладывать ей, тем более – Ческе или другому ученику. Рики считал его человеком порядочным, хотя и опасался, что Доматору будет смешон его вопрос.
-Ну конечно, тебе не вредно знать, о чем вокруг болтают, - согласился профессор, когда они, дожидаясь у вольера возвращения Барона, чистили морковку для единорогов. – Ты веришь, что на древних сокровищах обычно лежит проклятие?
-Ну, - Рики неопределенно пожал плечами, - я не верю, что вещи, будь то ценности или просто деньги, могут кому-то помешать.
-Не сомневаясь, скажу тебе, что само богатство, возможно, и не перенимает ауру, но тот, кто его копит ради накопления и не собирается использовать, явно нездоров. Вообще-то, история сокровищ Кьяпацци очень поучительна.
Жил такой благородный бездельник, вроде идеала не буду называть имен. Всю жизнь он посвятил крестовым походам, был удачливым воином и привозил из-за морей несметные богатства. Он, конечно, был щедр и помогал с их помощью нуждающимся. С точки зрения нынешних законов, сплошная уголовщина: оттуда крал, а здесь помогал бедным, которые были бедными из-за этой войны. В общем, сражаясь в каком-то городе, однажды он спас жизнь мальчишке по имени Ринальдо. В результате тот навсегда остался его оруженосцем. Они полностью доверяли друг другу и не раз выручали в бою один другого.
Однако с синьором постепенно стало происходить то, чего и следовало ожидать, - Доматор отер пот со лба. – Вначале бескорыстный сверх всякого здравого смысла, он свихнулся на почве жадности. Он продолжал возить деньги и драгоценности, а Ринальдо приказал охранять их. Он наложил заклятье для надежности: если деньги увидят солнечный свет, сторож погибнет. Однажды хозяин не вернулся, а Ринальдо сидел в его замке на сокровищах много веков, непонятно, чем он питался, вроде как охотился. Иногда он позволял детям из ближайшей деревни поиграть с драгоценными камушками, но никому ничего не дал. А потом деревню Кьяпацци уничтожили ливневые дожди. Ринальдо впустил крестьян в замок синьора, а потом отдал часть сокровищ на восстановление хозяйства. Он умер тем же утром и, наверное, был очень рад, что эта волынка для него закончилась. Отсюда мораль – всегда надо думать своими мозгами, как бы ты не чувствовал себя обязанным пусть самому прекрасному человеку.
-Даже если это долг жизни? – спросил Рики.
-Знаешь, да, - сердито заявил Доматор. – Главная ошибка многих людей заключается в том, что они ждут благодарности, и это мешает им заниматься своими делами. Когда мне было двенадцать, я впервые поехал на охоту в Африку. Там мне спас жизнь совершенно посторонний человек, местный, которого я, наверное, больше никогда не увижу. Меня потрясло то, что, встретив на другой день, он не узнал меня. То же самое мне приходилось делать потом для других, просто потому, что так надо. Я убежден, что благодарность не должна быть камнем на шее, который тянет нас на дно. Собачья преданность – это не для людей.
-А любовь? – не удержался Рики.
-Прекрасное чувство, - вздохнул преподаватель, но далее на эту тему распространяться не стал.
«Карлотта в этом, конечно, с ним бы согласилась», - подумал Рики. Рассуждения Доматора сбили его с толку.
Поэтому, когда однажды утром тетя Мария спросила, как дела в школе, вместо ответа последовал рассказ.
-Знаешь, твой преподаватель абсолютно прав, - заявила она, выслушав. – Жаль, я в его годы не была такой умной.
-Ты не хочешь, чтобы рядом был человек, который на все готов ради тебя? – удивился Рики.
-Был у меня такой человек, - усмехнулась тетушка. – И это плохо кончилось, потому что я гнала не туда. У тебя есть друзья?
-Да, - ответил Рики.
-Как они поступали с тобой, когда ты бывал неправ?
Рики задумался, и ему удалось припомнить такие случаи.
-Они останавливали меня, - ответил он.
-А представь, если бы они потакали тебе и шли за тобой, - сказала тетка, надкусывая бутерброд.
-Нет, они слишком умные для этого… - начал Рики и осекся. Внезапно ему сделалось не по себе.
С тех пор как он уехал из дома, с ним не было такого. Голова заболела, он как будто проваливался куда-то, то ли в воспоминания, или же в другую реальность, потому что те неразборчивые картинки, которые мелькали перед ним, точно не случались в этой жизни.
-Это хорошо, когда такие умные друзья.
Этот голос был ему знаком, а вот подавленная горечь в нем – внове. Рики с надеждой поднял взгляд.
-Доброе утро, синьора, - поздоровалась удивленная тетка.
Миссис Дуглас в халате прошествовала в кухню.
-Я собиралась разогреть вам цыпленка, - проворчала домработница. – Нельзя же пять дней в неделю каждое утро так, как вы. Мне в свое время не хватило духу остановить мужа. Я во всем его поддерживала, хоть и понимала, что лучше бы он этого не делал. И в результате он угодил в тюрьму. Теперь это вредит карьере моего сына, и вообще дети меня знать не желают.
-А если бы вы были сама по себе? – спросил Рики.
-Я сейчас сама по себе, в итоге жизни, - буркнула миссис Дуглас, возясь у плиты.
-От выбора никогда не стоит уклоняться, - сказала тетка, - иначе кто-нибудь все равно сделает его за тебя, а вот последствия будут твои. Тот, кто злоупотребляет преданностью другого, в лучшем случае жулик, - добавила она. – В худшем, он не понимает, что делает, и сам с собой нечестен.
-Вы считаете, - миссис Дуглас, не глядя на собеседницу, поставила на стол блюда с горячим цыпленком, - честность тут может помочь?
-Честность – да, - не задумалась тетя Мария. – Другое дело, что часто люди преподносят как честность безразличие к чувствам других.
-Правда – острое оружие, Рики, - изрекла миссис Дуглас, - и требует осторожного обращения.
Рики нахмурился – не то же самое ли он слышал от Дан накануне отъезда?
Идя на урок, он был задумчив. Рики давно перестал смотреть по сторонам, в планировке школы не было ничего сложного – две симметричные лестницы с двух сторон башни…
«Отдались!»
Рики остановился как вкопанный и огляделся. Вокруг не топталось никого на расстоянии пяти шагов, а сам он стоял возле двери в каморку, где вроде бы хранился всякий инвентарь. И вдруг эта самая дверь распахнулась; Рики отпрыгнул назад, точно заяц; если бы он шел дальше в обычном темпе, ему бы досталось. Из каморки между тем вышел ни кто иной, как профессор Пигнолли. Возможно, он не заметил бы Рики, если бы мальчик не замер столбом.
-Чего пялишься? – рявкнул он.
«Начинается, второй раз, а ведь день даже не начался!» - в отчаянии подумал Рики. Он снова проваливался – на этот раз его тошнило. Вибрирующее беспокойство усиливало основное чувство – его едва не скрутило от отвращения. Профессор же, казалось, позеленел от гнева.
-Вы только что чуть не ударили его дверью! – зарычала неизвестно откуда взявшаяся Карлотта.
Ее черная одежда взметнулась, подобно вихрю, и дуновение свежего воздуха коснулось лица Рики. Она встала между ними, закрыв от него профессора Пигнолли. Воспользовавшись этой передышкой, Рики глубоко вдохнул и посчитал до десяти.
-Осторожнее надо быть! – проворчал Пигнолии другим тоном.
-Здесь не запрещено ходить, - отчеканила Карлотта. – А осторожность, конечно, не помешает. Не только ученикам.
Пигнолли резко развернулся и пошел прочь. Он что-то бормотал, лица его Рики не видел.
-Это ведь нельзя считать угрозой? – усмехнулась ему классная наставница.
-Нет, - поспешил заверить ее Рики, и заставил себя улыбнуться. – Спасибо, синьорина.
-Не за что, - отмахнулась Карлотта. – Не оставлю же я ребенка на растерзание. Что, кстати, он тут делал? – девушка с любопытством изучила дверь, непонятным образом крепко запертую; впрочем, Рики было не до наблюдений за нумерологом, так что тот мог и успеть. – Ладно, я не всегда злющая.
-Вы вне конкуренции, - заявил Рики, согласно общепринятой манере.
-Хватит льстить! – закатила глаза Карлотта. – Марш на урок, пока не опоздал!
В классе Рики удалось привести свои чувства в порядок. Пигнолли сразу ему не понравился – ничего особенного, в этой школе, вроде бы, не было вообще никого, кто питал бы приязнь к нумерологу. Воспоминание о столкновении в коридоре было настолько неприятно, что он предпочел отрешиться от него. Куда больше вопросов вызывал мысленный приказ до открытия двери.
Тщательно все вспомнив, Рики уверился, что никак не мог ожидать такого поворота событий. На его памяти эта дверь никогда никем не открывалась. Значит, как он сразу и подумал, импульс шел от «них». Его предупредили об опасности те, от кого он не знал, чего ждать. Глупо, конечно, но сохранялось стойкое ощущение, что под опасностью «они» полагали нумеролога, а не удар дверью. Рики не понимал этот внезапный контакт при отсутствии попыток за прошедшие дни.
-Извините, только стоило ли так стараться? Тонкие стенки, ох, ювелирная работа. Твой сервиз будет иметь не меньше 19 чашек, - говорил Марине профессор Инстабилито. – Я ничего не хочу сказать, мило…
Рики считал, что гораздо интереснее делать то же самое посредством гончарного круга, чем палочкой.
-Я перестаралась, - вздрогнула Марина.
-Я совсем не хотел бы подрезать твой творческий порыв, может, мне не надо было ничего говорить…
-Ческа, - тихонько позвал Рики. Сегодня он чуть не забыл, что она сидит рядом, но все равно, это было чудесно. - Кто пользуется старой кладовкой для метел на первом этаже?
Удивление в ее глазах напоминало восторг.
-Никто, - ответила она. – Вообще дверь давно пора заколотить, так как ключ утерян.
-Прошу прощения, но вы на уроке, - смущенно напомнил профессор трансфигурации.
-Извините, синьор, - дуэтом пропели Рики и Ческа.
Рики занялся делом. На прошлом занятии профессор долго рассказывал, что посуду можно украшать узорами, если специально не добиваться этого. И теперь Рики видел, что так и есть: у Пеппе Лютика и чайник, и блюдца, хоть и косоватые местами, были сплошь в снитчах, а девчонки скрипели зубами, но из глины не проявлялось ни одного цветочка. У него тоже стенки посуды оставались абсолютно гладкими, т.е., он так считал.
В конце урока ученикам было позволено ознакомиться с достижениями друг друга. Профессор попросил их не шуметь и быть аккуратными, так что у некоторых руки тряслись.
-Надо же, как похоже, - сказала Марина и нагнулась, рассматривая чашку с противоположной от Рики стороны. – И этот, и этот!
Ничего не понимая, Рики схватил посудину за ручку и повернул противоположной стороной к себе.
Он с детства испытывал на себе великую силу искусства. Рики автоматически оценил, что портрет весьма посредственный, только лишь копирует внешнее сходство. А потом у него отвисла челюсть.
Оттиск в глине был копией Эдгара Боунса.
-Осторожно, не так резко! – Марина отняла чашку и бережно поставила ее на место.
-Надо же! – восхищенно вздохнула Ческа, разглядывающая молочник. Он был украшен образом Ральфа Джордана.
На шести стаканах, исключительно с невидимой Рики стороны оказались Лео с Дорой, Селена, Дик, Эдгар, Артур и…Дан.
-Кто эта девчонка? – спросила Ческа, внимательно осмотрев ее. – Я такую в твоей школе не видела.
Вокруг, заинтересовавшись необычным сервизом, столпилась половина класса, которая теперь с любопытством ожидала ответа. Карло Робусто ухмылялся.
-Это наша соседка, - сказал Рики. Хмурые брови Чески словно давили на него. – Мы с братом возимся с ее собакой.
-А почему тогда здесь не собака? – спросила Ческа.
Раздраженный и беспомощный, Рики не находил выхода, но тут раздался спасительный глас.
-Пожалуйста, дайте пройти, - профессор Инстабилито пробился к парте, наклонился, и глаза его едва не вылезли из орбит. – Великий Боже, как такое возможно?
Профессор разволновался так, что староста наколдовал для него стакан воды.
-Я конечно, несколько раз наблюдал, - заговорил он позже, - как маленькие дети, еще не имеющие палочки, возясь в грязи на улице, создавали яркие изображения. Но, прошу прощения, у них совершенно другая природа эмоций! Твоя работа, молодой человек, близка к художественной. Я не встречал такого у школьников раньше, чем при сдаче экзаменов на ТРИТОН! И вот это, - он повернул к Рики заварочный чайник, словно предлагая полюбоваться.
Там красовался герб «Хогвартса», совершенно такой, каким Рики его видел в последний раз: лев, барсук, орел и змея.
-Я, конечно, не знаю, кто эти дети, - заговорил преподаватель.
-Это его друзья из английской школы, - с готовностью ответила Ческа.
-Но герб – вполне точная копия. Ты собирался это рисовать?
-Нет, синьор, - твердо ответил Рики. Если уж рисовать, он бы, наверное, чертил той же палочкой в глине какие-нибудь снежинки или, допустим, Ческу, чтоб сделать ей приятнее. – Я совершенно ничего не планировал.
-Тогда понятно, извини, я не хотел, - забормотал преподаватель, глядя почти сочувственно. – Но, не знаю, бестактно ли спрашивать, у тебя в семье есть художники? Если наследственное, это понятнее…
-Мой отец – художник, - ответил Рики. – Он учил меня рисовать.
Но, еще не договорив, Рики подумал, что это не имеет никакого отношения к наследственности. Рики ничего не знал о своем происхождении. Его история начиналась с того дня, как он оказался в доме бабушки Арабеллы. За долю секунды Рики принял решение столь же отчаянное и рискованное, как и то, что с ним происходило.
-Возможно, но все равно странно, - задумчиво произнес профессор трансфигурации. – Ты ведь, прости, пожалуйста, в «Хогвартсе» хорошо успевал по моему предмету?
-Да, - ответил Рики, умолчав, что трансфигурация не была в числе его любимых уроков.
-Я все же напишу твоему прежнему преподавателю, если не возражаешь? – профессор вопросительно глянул на Рики.
-Как угодно, - пожал плечами Рики. – Ее зовут Минерва МакГонагол.
Ученики убрали работы в шкаф под номером «4» и получили задание прочитать две толстые книги о том, как тремя заклинаниями превратить свои шедевры в стекло или, на худой конец, обжечь. В результате чего интерес к работе Рики основательно поутих. Но не у него самого.
-В чем дело? – Ческа пихнула его в бок, когда они, уже выйдя из класса, спешили в столовую.
Он замедлил шаг, что дало возможность Марине поравняться с ними.
-У тебя так здорово получилось, - с завистью вздохнула лучшая подруга Чески.
-Я не сделал бы так нарочно, - сказал Рики в надежде, что они отвяжутся.
-Профессор Инстабилито сказал, так и должно быть, - не смутилась Марина.
-Не люблю непредсказуемую самодеятельность, - проворчал Рики.
-Мальчишки все такие, - зачем-то сказала Ческа.
Уточнять, что она имела в виду, у Рики впервые не возникло желания. Он всецело настроился на выполнение задачи, которая точно не должна была даться ему легко. По этой причине Рики в свободные часы больше делал вид, что читает, потому что ничего не лезло в голову. Он конспектировал, и позже обнаружил, что написанное им тогда даже можно читать. Но все это проходило как будто мимо него. По-настоящему нужный учебник он оставил дома.
О том, что оттиски на чашках свидетельствуют о тоске по «Хогвартсу», Рики старался не думать. Он заранее готов был признать это. Ему снова без усилий далась сложная задача; впрочем, на этот раз так должно было случиться по определению.
Он первым поднялся по сигналу отбоя и поскорее запихал вещи в шкафчик, первым поспешил к воротам.
Приближаясь к ним, он снова заметил, как Пигнолли входит в каморку – точнее, его спину. Это тоже не имело значения.



Глава 10. Новости отовсюду


Рики решился. «Избегать тех, кто может в любой момент влезть в мозги, так же глупо, как надеяться, что дорогой крестный когда-нибудь расскажет мне, кто я. Почему бы ни объединить эти две проблемы с пользой для себя?»
Так он уговаривал себя, потому что все-таки Рики был нормальным ребенком и немного боялся. Весь вечер он листал атлас по астрономии. Пит, по словам миссис Дуглас, собирался вернуться поздно, так что подбадривать было некому.
Перед тем, как лечь в постель, Рики не стал зашторивать окно, и на всякий случай оставил открытой дверь. Заглядывая в коридор, он видел полоску света – тетка с мамой в гостиной смотрели телевизор. Он накрылся одеялом почти с головой и закутался поплотнее.
«Я вызываю».
«Мы здесь».
Рики вздрогнул; он не ожидал столь мгновенного эффекта.
«Долго нет контакта»
«Ты отдаляться. Мы ждать, когда ты зов».
«Очень мило», - оценил Рики.
«Нет знаний».
«Неважно. Где ваш путь? Ваш дом – еще раз».
Снова он видел, как все фокусируется на одной звезде. Но на этот раз Рики разглядывал более избирательно.
«Вы рядом с моим домом?» - уточнил он, когда все закончилось.
«Да. Наш путь – отдаляться твой дом, приближаться наш дом».
«Нет точности, - решил признаться Рики. – Я знаю, в какой часть космоса, но не все».
«Мы ждать. И показывать?».
«Да. Я теперь хочу знать. Вы связались со мной днем?».
«Опасность. Отдаление».
«Профессор Пигнолли для меня опасен?» - продолжил расспросы Рики. Он уже понял, что работать так невозможно, поскольку лучшим было бы сейчас, сразу после увиденного, включить прикроватную лампу, начать листать атлас и чертить. А так – он к утру половину точно забудет. Значит, ночь – не лучшее время для контактов, да и, по правде, жутковатое. Надо договориться, могут ведь они обращаться к нему днем.
«Не субъект. Вид энергии».
«Он мне не нравится».
«Нет знаний. Сильная энергия на разных субъектов».
«Ческа?»
«И сейчас рост энергии. Мы показать твоя опасность».
Рики не успел согласиться, как в его голове вновь возникли образы. Ковер нежно-бежевого цвета, очень чистый, и по нему идет человек в маггловских брюках, определенно мужчина. Он открывает дверь, толкая от себя, и задерживается на пороге. Потом заходит и быстро запирается, точнее, без ключа, а подставляет стул. Его руки ловко и быстро маневрируют. Он идет по комнате с креслами в лучах осеннего заходящего солнца, подходит к белой горке, поворачивает торчащий в ней ключ и берет что-то. Эти тонкие руки с длинными пальцами, изящные движения кажутся Рики знакомыми, но знакомыми не так, как дежавю, а он уверен, что видел их именно в этой жизни без всяких странностей. Мужчина обхватывает ладонями сосуд и как будто гладит его. Рики не слышит слов, но уверен, что они есть. В какой-то момент к нему поворачивается горлышко; Рики видит, что чашка медленно наполняется поднимающейся со дна темно-красной жидкостью.
«Кровь?!» - вырвалось у Рики.
Картина исчезла, к его невольному облегчению.
«Нет знаний. Сильная энергия. Двое».
«Да они что, разницы не понимают?! Пигнолли, Ческа, и эта гадость – все «сильная энергия»!».
«Нет знаний».
«А вы можете сказать мне, - Рики напрягся, - кто я?».
«Ты звал нас. Ты был тут».
Отпираться, что никого он не звал и придумать такого не мог, казалось ему абсолютно бесполезным. Рики глубоко вздохнул, отчетливо прочувствовав этот вздох, и задал последний вопрос.
«А почему вы не показали мне всю опасность, а только его часть?»
«Эта часть хранит твоя память. Мы знать, как сейчас. Конец связи».
Несколько секунд Рики лежал неподвижно, наслаждаясь одиночеством.
«Не так уж плохо, - подытожил он. – Значит, я помню руки, а лицо – нет. Упивающиеся смертью? Вполне возможно, их лица обычно закрыты капюшонами».
Перед сном Рики с полчаса потратил на поиск показанного ему пункта назначения. Он слышал, как вернулся Пит, но решил не лишать брата здорового сна.
Уроки по астрономии в «МентеСана» все больше разочаровывали его. Профессор, конечно, требовал чертежи, но создавалось впечатление, что это чуть ли не третьестепенное дело. Его страстью были легенды: о Тезее и Андромеде, Касторе и Поллуксе, вообще на каждую звезду имелся целый архив сказок. Те, кто помнил их наизусть, пользовались его благосклонностью и обычно получали хорошие оценки. Рики обладал хорошей памятью, но в свете поставленной перед ним задачи посчитал вынужденное посещение этих занятий пустой тратой времени.
В часы домашних заданий он кое-как выдержал дежурство профессора Пигнолли. Запах мяты буквально преследовал его, потому что тот, как нарочно, крутился неподалеку. Несколько раз он проверил тетради у всех. Его жалобы на нынешнее безобразие и на учеников в частности прожужжали всем уши.
-Что-то случилось. Обычно он так не свирепствует, - шепнул соседу сидящий неподалеку брат Пеппе.
-Как можно жить при таком отношении к жизни? – покачал головой сосед.
Именно контроль профессора нумерологии отчего-то был невыносим для Рики. Другие отвлекались, а сам он, даже увлекшись сочинением, все равно ощущал себя как на иголках. Он оценил, как здорово, что Пигнолли, ведущий хор, дежурит очень редко. Однажды Рики встретился с ним взглядом; его глаза, воспаленные и даже злые, заставили мальчика первым разорвать зрительный контакт.
По возвращении домой Рики с ходу достал пергамент, обычную ручку и под свежим впечатлением изложил свое отношение к нумерологу. Потом записал то же самое в свой дневник. Поостыв, он решил, что не стоит пугать друзей в «Хогвартсе» сплошным негативом. Следовало срочно найти что-то хорошее.
«О! Да ведь я еще не сообщил, что встречаюсь с Ческой, - осенило Рики. – Они будут рады… за меня».
В принципе, заканчивать прямо сейчас было необязательно. Записав, что собирался, а ночной диалог оставив на потом, Рики отложил ручку и пошел на кухню, перехватить что-нибудь до ужина.
-Зря все-таки Вы с ним тогда встретились, - категорично заявила миссис Дуглас.
-Но я была ему благодарна. Он ведь спас жизнь моему ребенку, - сказала мама.
-Вздор. Без него обошлось бы, я ведь говорила…
В этот момент Рики переступил порог. Обе женщины обернулись на звук.
-Хорошо, что ты дома, - улыбнулась мама.
-О ком вы? – удивился Рики.
-Ни о ком. Я хочу попробовать пройти кастинг в сериал, там роль такая, - объявила мама.
-Дурацкая идея, - проворчала миссис Дуглас и нагнулась убавить газ. – Штамповать такую ерунду и попасть в ящик.
Мама захихикала и не сразу справилась с собой.
-Ну, не могу я вечно танцевать, я ведь тоже старею. А у Вас хорошо получилось. Может, пойдете со мной?
Миссис Дуглас отпрянула от плиты и развернулась к ней, как ошпаренная кошка.
-Еще только этого мне не хватало! – возмутилась она. – В мои-то годы обезьянничать?!
После обеда Рики получил нахлобучку от старшего брата, и только лишь за то, что честно все рассказал
-У тебя хоть немного инстинкт самосохранения имеется? Я же просил тебя не связываться с «ними», когда ты один! – увещевал Пит.
-У «них» нет намерения вредить мне, по-моему, - начал оправдываться Рики. – «Они» ждали, когда я буду готов к контакту.
Пита этот аргумент не особо убедил. Впрочем, брат не видел ничего предосудительного в том, чтобы чертить карты по астрономии. А вот описание таинственного врага его взволновало.
-Согласен, узнать человека по рукам трудно. Но дом? Ты знаешь дом? Ковер, обстановку?
Рики уверенно замотал головой.
-Только вряд ли это его дом, - предположил он. – Зачем человеку озираться и запираться у себя? А вот если ты, будучи на чужой территории, втайне от хозяев лезешь в шкаф… Да, похоже, это я и видел.
-Я так не делаю, - напомнил Пит. – И кто он, по твоей версии?
-Упивающийся смертью, - пожал плечами Рики. – Это объясняет, почему я помню руки, но не лицо.
-Какова вероятность, что Упивающийся смертью наденет обычные брюки? – спросил брат.
Рики растерялся. В первый момент ему показалось, что такого быть не может.
-Ну, ради дела чего не нацепишь, - пробубнил он.
-Согласен. А рост? Комплекция?
-Средний или выше. Не маленький, - припомнил Рики. - Не склонный к полноте, скорее худощавый.
-Уже кое-что. Спроси «их», как давно ты в последний раз общался с ним. Входит ли он в твое ближайшее окружение, - распорядился брат.
Определенно, Пита успокоила конкретизация образа врага. Прочие детали общения с непонятно кем он воспринял вполне спокойно. Он принимал необходимость общения как должное, и даже подкинул версию, до которой бы Рики сам не додумался.
-Говоришь, для них и подружка, и враг – «сильная энергия»? Это означает, что они не различают полюсов, а только интенсивность чувства.
-Переведи, - попросил Рики.
-Как наши эмоции, так и, например, оценки наших поступков имеют, если упростить, два полюса: положительный и отрицательный. И при том же каждое чувство имеет диапазон проявлений, от слабого до максимально сильного. Грусть может быть легкой, или же невыносимой тоской; то же с радостью – от умеренной до буйной. Ты координатную плоскость знаешь? В середине нуль – точка отсчета. В одну сторону от нуля, обычно вправо, размещается множество положительных значений, по другую – множество отрицательных. А если полюсного разграничения нет, следовательно…
-Все с одной стороны, - подытожил Рики. – Это плохо, да?
-Необязательно. Однозначно, будут определенные различия в логике. То, что они не разбирают, по-нашему, хорошее и плохое, при определенных обстоятельствах может быть опасным. Они улавливают только тебя или других тоже?
-Я спрошу, - пообещал Рики. – Квадрат размещения их «дома» я уже определил, вот хорошо бы иметь энциклопедию космитов в зависимости от части проживания во вселенной!
-Шутник. Хорошо, что они понимают значение «опасности». Враг – это желающий причинить вред, это они тоже чувствуют. Нет, мне уже не по себе! Как прагматично и сухо! Но тебе придется объяснить им, что такое «плохое»… как насчет «отторжение, отдаление»? У них есть такое слово, насколько я понял?
Рики тоже было не по себе, когда он попытался представить, каково это – «не различать полюсов».
-Получается, от неприятного я хочу отдалиться, а к хорошему, наоборот, приблизиться. Годится, - одобрил Рики.
Если бы в жизни все было так просто, Рики, как истинный слизеринец, неизбежно бы так и поступил. Но большинство событий в его жизни сопровождалось двойственными эмоциями.
Например, ему однозначно нравилась Ческа. Но то, что она притягивает не его одного, порой здорово злило. По счастью, в «МентеСана» он был освобожден от ревности к собственным друзьям – это значительно упрощало ситуацию.
Конечно, однажды конфликт должен был произойти. О его итоге Рики совершенно не сожалел и еще удивлялся, как это он до сих пор не сотворил подобного по собственной инициативе.
-Не вздумай поддаться на эту провокацию, - увещевал за спиной Марко, еще когда они только вели переговоры. Мог бы просто радоваться, что удалось предотвратить драку.
-Он абсолютно не обязан ничего тебе доказывать, - шипела на Карло Марина.
-Отчего же? Это просто, - усмехнулся Рики. – Я не боюсь привидений.
-Ты просто здешних не знаешь, они все ненормальные, - заявил соперник. – Стонут, рыдают…
-Ты, что ли, слышал? – спросил Рики.
Карло немного смутился.
-Нет, ребята, кто постарше, говорят, - признался он.
-Значит, тебе выпала отличная возможность узнать, так ли это на самом деле, - отчеканила Ческа.
На обескураженном лице Марины, когда она повернулась к подруге, читалось более чем неодобрение.
-Ты еще и подстрекаешь? – возмутился Марко. – Я пытаюсь не допустить это безобразие, лучше не лезь, и так от тебя одно дурное влияние.
В этот раз Марина ему не возражала.
-Нужно решить, где спрятать ужин и как никому тут не попасться, - деловым тоном обратился Рики к сопернику.
Тот, казалось, не пылал энтузиазмом. По первоначальному замыслу, он вряд ли собирался составить Рики компанию. Но слово Чески – закон. Рики был благодарен ей за такую заботу: даже зная, что опасности нет, он помнил, каково оказаться в темноте одному – ощущения совершенно другие. Он не ждал, чтоб она отговаривала их – такое благоразумие было совершенно не свойственно Ческе.
-Вообще-то, после роспуска тут шатается много народа, - сказал Карло. – Хор поет еще час, а потом остаются смотритель и Анна.
-Один принципиальный вопрос, - своевременно припомнил Рики. – Ты уверен, что местные привидения не донесут на нас директору? Она поддерживает с ними контакт?
Все вокруг удивленно вскинули брови, как будто представить такого не могли.
-Нет связи между школой и привидениями, - недоуменно ответила Ческа. – Они занимают здание маяка по распоряжению Министерства, и я не слышала, чтобы бабушка когда-нибудь с ними выясняла отношения.
-Я уверен, это не единственный случай, когда школьники оставались тут на ночь, - сказал Рики.
-Естественно. Каждый год по нескольку раз, - фыркнул староста, показав тем самым, что очень не одобряет таких авантюристов. – Всех поймали, если тебе интересно.
-Каким образом они попадались? – поинтересовался Рики.
-Некоторые – непосредственно сторожу, - ответила Ческа, - и большинство – за длинный язык.
Рики вздохнул. Длинный язык был основным бичом «МентеСана» и для учеников, и для преподавателей. Сплетничали все и обо всем. Сохранение мероприятия в тайне показалось ему вдруг невозможным только по этой причине. Он внимательно поглядел на соперника, потом на Ческу. Отступать Рики тоже не собирался и втайне заранее смирился с наказанием.
-Мой брат Дзото тут оставался с друзьями, - сказал Пеппе, словно прочитав его мысли, - за это они один раз пели в хоре с сообщением родителям, либо без сообщения неделю. Но у него, конечно, выбора не было, так как профессор Лютик в любом случае узнал.
-Я согласен, - объявил Рики.
-Я тоже, - не отстал Робусто.
Они пожали руки, и пошли на урок истории магии вместе со всеми. После принятия исторического решения это было очень символично.
-В случае вашего разоблачения, - официально пообещал староста чуть позже, - я обязательно расскажу, что Ческа – подстрекатель и должна нести ответственность вместе с вами.
-А я – про то, что ты тоже все знал! – разозлилась она, услышав такое.
-Ну и пожалуйста, - не возражал Марко.
После обеда Рики особо опасался разоблачения. У девчонок дежурила Карлотта, способная моментально подмечать лишний уровень оживления с точностью до улыбки. Даже жеста ей бывало достаточно, чтоб понять, кто готов к уроку, а кто нет. И настроение ей подпортил сам Пигнолли – прямо перед дежурством. По пути к выходу из столовой зельеварша делилась с Фиккалистой планами:
-Я бы хотела домик…
-А на какие галеоны? – злорадно поинтересовался, поравнявшись с ними, нумеролог. – Сокровищ Кьяпации давно уж нет, по здравому размышлению.
Карлотта побледнела, но он с редким проворством проскочил мимо, не позволив ей ничего ответить. А значит, ее чувствительность обострилась до предела, и – обрушится на учениц.
-Чего он завидует? Сам, между прочим, все знают, какой жадный, - рассердилась за тетю Ческа.
Рики, увлеченный попыткой разглядеть как следует его руки, как раз в этот момент включился в разговор. Он вспомнил бы те руки и с неожиданным для себя разочарованием констатировал, что его враг с сосудом – не Пигнолли.
-Какой? – спросил он.
-Невероятно жадный. Денег у него, вообще-то, навалом, - поделилась информацией Мариола. - Все знают, что их семейка богатая, да только он никогда не тратился. Если б совесть позволяла, вообще ходил бы в обносках.
-Школьная зарплата тоже ничего, - авторитетно заметила Ческа.
-Верно, - подтвердил Пеппе Лютик. – У профессора Лютика нет других доходов, а ведь нас пятеро и еще мама.
-А свой особняк он сдает мужу моей кузины Розины, - сказала Марина.
-А сам, говорят, снимает комнату у магглов, где-то в глуши, - добавила Ческа.
Рики удивлялся, слушая такое. Пигнолли никому бы не показался богатым человеком. Образ Скупого Рыцаря, играющего с дорогими побрякушками, восседая на сундуке с деньгами, неприятно поразил воображение мальчика.
-Я должна напоминать, что даже в свободные часы шатание по коридорам не приветствуется? – заявила подошедшая Карлотта. – Всем отдыхать с пользой!
Рики читал недолго: по договоренности с Доматором, его ждал Барон.
Проходя по зверинцу, он так и не увидел профессора, да и не слишком-то искал его. В прошлый раз они решили, что присутствие наблюдателя может не понравиться Барону, поэтому Доматор не станет приходить до тех пор, пока русалка не даст согласие.
Барон оказался на месте. Рики поздоровался.
-Надеюсь, тебе не впервой водиться со старыми развалинами, малек? – плеснула хвостом русалка, - потому как я такой. И брюзжать люблю, и поучать, и старину вспоминать.
-Вряд ли мне помешает твой возраст, - пожал плечами Рики.
-Тебе-то с чего? Он мне мешает, - сказал Барон и почесал затылок. – А правда, что твой настоящий директор – тоже старый маразматик?
-Что?? Откуда ты о нем знаешь? – удивился Рики. – Он вовсе не маразматик!
-Его все знают. Между прочим, он приезжал сюда давно и сам так себя называл. Среди вас, бесхвостых, таких, способных к чужим словам, больше, чем у других, - похвалил Барон. – Мне один раз, еще мальком, рассказывали про русалку, которая всю жизнь училась и заговорила по-человечески. Такая была древнющая селедка! И пила, говорили, какую-то воду от бесхвостых, воняющую противно. Еще утверждала, что колдуны ей говорили, будто это облегчает общение!
Рики сделал себе пометку обязательно написать в «Хогвартс» об этом чудодейственном средстве.
-С тех пор я держался от людей подальше, потому как думал, они все придурковатые, как та старуха. А потом жизнь заставила – приплыл сюда и остался. Нравится тебе здесь?
-Да, - улыбнулся Рики.
Барон скуксился – его мимика была вполне очевидна.
-Девчонка, - фыркнул он.
-Слушай, Барон, - поспешно заговорил Рики, не желая выслушивать ничего обидного про Ческу. И, кроме того, он хотел бы договориться насчет компании.
-Как ты меня назвал? – с любопытством вскинулся тот. – Я, конечно, понимаю, что люди здесь дали мне имя.
-А как тебя зовут на самом деле? – спросил Рики.
-Бубыль, - пробулькала русалка.
-Бубыль? А меня Рики, - как оказалось, его имя тоже выговаривалось. – Я хотел бы знать, ты всегда возвращаешься домой ночью?
-Я возвращаюсь, когда хочу, - с достоинством ответил Барон-Бубыль.
-Конечно. Я не лезу в твои дела, - поспешил извиниться Рики. – Просто мне нужно, чтобы ты был здесь через два прилива.
-Зачем? – поинтересовался Барон.
«Можно и правду сказать. Он точно не пожалуется, - вдруг дошло до Рики. – Да и знает ли он вообще школьные правила?»
-Я остаюсь тут на ночь и хочу принять меры, чтоб мне не было страшно одному в темноте, - сказал он.
-В темноте, - задумчиво повторил Барон. – Там, где сумрачно, могут напасть загрыбасти. У бесхвостых тоже есть свои загрыбасти?
-Не совсем, но почти, - улыбнулся Рики.
-А те, высоко? Другие колдуны их не слышат, - сказал Барон.
Рики едва не подавился собственным языком, уставившись на него во все глаза.
-Откуда ты знаешь?!
Барон пофигистично обмахнул хвостом вокруг головы.
-Малек ты еще. Вокруг тебя по воде круги расходятся во все стороны. Вот ты сейчас рядом, и я чувствую нить между тобой и… может, даже звездой, только близкой. Раньше она была направлена к тебе, теперь – от тебя тоже.
-А ты знаешь, кто они? – с надеждой спросил Рики.
Бледные глаза Барона расширились. Он подтянулся ближе к решетке, сверля Рики напряженным взглядом.
-Хочешь сказать, малек, ты сам не знаешь, с кем связался?!
Такой заботы Рики не ожидал. Давно его так не ругали! Паника Барона быстро освежила в его памяти особенности логики взрослых в подобных случаях. Под влиянием нотации угрызения совести Рики по поводу того, что он ничего не сказал родителям, да еще втянул брата, усиливающиеся в последнее время, вмиг заглохли. Его здорово раздражали сетования Барона на то, что он не может отшлепать авантюриста.
-Что ты мне предлагаешь – в суд подавать? – воззвал к здравому смыслу Рики, чувствуя, что у него кончается терпение. «Боюсь, межгалактическое право в нынешнее время – не самая развитая часть юриспруденции» - увы, Рики не знал, как это перевести на понятный русалке язык. – И чем родители и учителя могут мне помочь? «Они» уже здесь, и я не могу отказать им в помощи.
-Почему «они» уверяют, что ты их звал? – не отставал Барон. – Признавайся, ты что-нибудь точно натворил?
«А если…», - вдруг догадался Рики, но развить внезапно возникшую мысль решил потом.
-Не знаю. Главное, карты им делать я буду, - упрямо заявил он.
Распсиховался Барон, действительно, не на шутку, поэтому Рики оценил его честное предупреждение вначале. Пришлось докладывать обо всем, что посылали они Рики, и что Рики им на это отвечал – совсем как бабушке на каникулах. Но постепенно старая русалка успокоилась.
-Их прямая связь с тобой направлена сюда, - объяснил Барон. – Когда ты перемещаешься домой, «они» остаются на месте. Сигнал к тебе идет по кривой, он слабее.
-Значит, ночью мне здесь лучше всего рисовать?
Поворчав, Барон согласился:
-Хотя бы посмотрю на это безобразие.
Они говорили очень долго, но Рики не замечал этого, пока на весь маяк не зазвучал мелодичный сигнал на роспуск.
-Иди домой, - устало-обиженно буркнул Барон.
-Ну да. Извини, - Рики помедлил и решетки, - что я разволновал тебя. Не надо было мне ничего рассказывать.
-Нет уж, - энергично замотал головой Барон. - У меня здесь жизнь, на самом деле, размеренная и скучная. Ох, чувствую, повезло мне, что я не завел своих мальков! Зато теперь с тобой точно узнаю, что это такое!
Не доходя до школы, Рики признал, что полностью провалил задание Доматора узнать побольше о Бароне, а еще сам создал себе нового надоедливого опекуна. И все равно был доволен.
Рики понимал, что теперь не сможет этого проверить, и сомневался, стоит ли докладывать о своей догадке друзьям иначе, чем при личной встрече. Однако идея о том, почему и как предполагаемые космические гости вышли на него, казалась ему вполне правдоподобной.
Пятничный вечер и субботу Рики старательно вспоминал детали той части дня рождения Эди Боунса, когда он с ребятами в саду выжигал по дереву. Он тогда начал это непростое занятие, чтобы показать остальным, что именно и как надо делать.
-Если предположить, что солнечный фокус в линзе был перехвачен, а вся ваша маленькая группа в тот момент подчинялась твоим инструкциям, «они» логично посчитали тебя наиболее компетентным, - согласился с его доводами Пит.
-Я не могу сказать, чтобы выжигал больше, чем другие, - сказал Рики, - но позже профессор Люпин показал мне газету. Там говорилось о странных сигналах, которые связывались с нашим тогдашним занятием. Потом мне постоянно разные типы твердят, что у меня какая-то особенно сильная энергия…
-Кто же тебя разберет, - пожал плечами старший брат.
Разбираться дальше, в самом деле, Рики не стал. У него были дела поинтереснее.
Лучшее время для «дурацкой авантюры» подсказал Пеппе Лютик в начале следующей недели.
-В пятницу занятия будут укорочены. Учителя остаются праздновать удачную продажу профессором Лютиком двух бутонов от силков дьявола, поэтому нас рано отпустят домой. Так что вы можете погулять по маяку в ночь с четверга на пятницу.
-Какое транжирство! – возмутилась Мариола. – Именно в эту ночь пришедшие сны, говорят, сбываются.
Незаметно подошел срок получения письма из «Хогвартса». Свое Рики закончил быстро – его волновало другое. Написал он тогда что-то вроде «Уход За Магическими Существами продвигается терпимо. Единорог смотрел на меня так, как будто просил, чтоб я отпустил его домой. Я заинтересовался и ищу в книжках, где они живут. Я нечасто подхожу к его клетке».
Он почти удивился, когда Карлотта задержала его. Волосы встали дыбом – ну точно разоблачила!
-Что-то не так, Макарони? – спросила она, протягивая конверт с печатью «Хогвартса».
Рики задержал взгляд на гербе: лев, барсук, орел, змея…
-Все нормально, синьорина, - ответил он.
-Так я и поверила, - подозрительно прищурилась Карлотта. Но больше ничего не сказала.
Рики вышел в коридор и как раз прятал конверт в карман, когда из-за угла послышались шум, возня и возгласы. Затем – невесомо суровый голос профессора Прифиссато:
-«Импедимента»! – два раза.
Рики с любопытством выглянул. Небольшая толпа окружила двух парней со старших курсов, стремящихся в сторону друг друга как сквозь воду. В руке каждого была зажата волшебная палочка. У профессора - тоже.
Освобожденные от действия помеховой порчи, драчуны попытались напасть еще раз.
-Достаточно, - потребовал преподаватель констругурации. – Оба, повернитесь ко мне, будьте любезны.
-Это он начал, со своими приколами! – заявил тот, что повыше.
-А он применил «Круцио»! – заорал другой.
Повисла образцовая тишина, какой Рики еще не разу не слышал в «МентеСана».
-Чего врешь? – вскинулся первый.- Это была Щекочара!
-Палочки! – потребовал профессор.
-Опять эти? – то на шум явился старик сторож.
Профессор невозмутимо кивнул, не отвлекаясь от ученических палочек.
-«Приори Инткантатем», - пробормотал он. – Так, здесь «Петрификус Тоталус», «Ступефай», «Дифиндо?». Понятно, почему весь рукав по шву разошелся. Тут что у нас? «Ступефай», «Ступефай», «Риктусемпра». Как я и думал.
Парень, говорящий про «Круцио», насупился и отвел взгляд в сторону.
-Вы в классах у профессоров Пигнолли и Доматора? – спросил Прифиссато.
Оба недовольными кивками подтвердили его правоту.
-Прошу следовать за мной в учительскую, - распорядился профессор и зашагал через толпу.
Рики поразило увиденное. Разумеется, не драка, а то, что можно определить, какие заклинания выполнялись палочкой. Он злился и на себя, как это он до сих пор этого не знает?
После обеда дежурил профессор Транквилло. Он мало чем помогал и часто отлучался, что позволило расслабиться. Рики хорошо работалось в сонной тишине. Закончив сочинение, он предложил бездействующему Луцци попрактиковаться в сногсшибателе.
-У тебя хорошо получается, - оценил одноклассник, когда Рики подал ему руку, помогая встать. – Гарри Поттер научил?
Рики не посчитал нужным скрывать раздражение.
-Почему все думают, что он мне нянька? – резковато спросил он.
-Я ничего такого не имел в виду, - ответил одноклассник, не ожидавший такой реакции.
-Извини. Просто мне не нравится выглядеть приложением при Поттере, - чуть поостыл Рики. – Он тоже не любит быть в центре внимания, хотя и привык уже.
-Ты часто видишь его?
-С какой стати? – Рики мысленно перекрестился. – У него своих сыновей трое. И вообще я мало что могу о нем рассказать. В книжках больше написано, - поспешно предупредил он, заметив, что это уже третья реплика о дядюшке Гарри.
Они возобновили упражнения с заклинанием, а через некоторое время вернулись на места.
Рики и раньше заметил, что одноклассники, сбившись в кучку, что-то оживленно обсуждают.
-Говорю вам, это Пигнолли, - настаивал Карло Робусто. - Он Карлотту на дух не выносит. Больше, чем других.
-О чем вы? – спросил Рики. В ожидании аферы, он с удивлением обнаружил, что заговаривает с Карло совершенно спокойно; раньше они избегали друг друга.
-Слышал дразнилку? – спросил соперник. – Пародию на речевку по зельям?
Рики неопределенно пожал плечами. Какие-то обрывки до него долетали, но он не принимал их во внимание. У него хватало дел и забот, чтоб еще интересоваться, над чем хихикает малознакомая малышня в коридорах. Или, реже, старшие; но в классе самой Карлотты не завелось никаких пародий.
-Вот, почитай, - Пеппе Лютик подал ему свернутый пергамент, на котором Рики прочел:
Перед работою дрожат
На зельях школяры:
Там взрыв возможен, или яд,
И едкие пары.
Ингредиентами в котел
Попасть - у них мечта.
Вокруг котла засыпан стол,
В котле же – пустота.
Но вот загадка: и в котел
Попала как-то грязь.
Сам тот котел до дыр затерт,
А ученик чумаз.
А голова его чиста –
В ней мыслей никаких!
Не записал он ни листа,
Но ноет за двоих.
Учитель зелий очень строг,
Серьёзное лицо.
А сам взорвал свой котелок,
Когда варил яйцо!!!
-Ты считаешь, Пигнолли? – спросил Луцци. Он, очевидно, был в курсе дела.
-Он же от зависти помирает, - объяснил свою точку зрения Карло. - Она молодая, умная и нормальная, а еще со связями – тетка ведь так и не дала ее ни упрятать, ни даже досье испортить. Чего б ему ее все время поддевать? «На какие галеоны?»!
-Очень похоже придумано, - подтвердил Рики, возвращая пергамент. – Только я сомневаюсь, чтоб Пигнолли это сочинил.
Одноклассники повернулись к нему.
-Почему? – спросил Луцци.
-Я вообще сомневаюсь, что он пишет стихи, - усмехнулся Рики. – Скорее всего, ученики пошутили. Обычно пародия появляется через некоторое время после оригинала.
-Карлотта работает здесь с прошлого года, - кивнул Пеппе.
-Я все равно думаю, что Пигнолли приложил к этому руку, - высказался староста. – Насчет, писал ли он сам эти стихи, не поручусь, конечно, но он их выучил. Я сам слышал, как он бормотал их вчера себе под нос, когда шел на хор.
Рики послушал бы еще, но ребятам надо было делать уроки. Что ж, ему тоже нашлось занятие. Новое письмо из «Хогвартса» следовало когда-нибудь прочитать. На первой странице он узнал почерк Лео.
«Дорогой Рики!». Начало насторожило его – оно было характерно скорее для Селены и остальных, Лео же в письмах всегда называл его Ричардом. «Я не знаю, о чем ты думал, когда состряпал свой последний шедевр эпистолярного жанра. Не хотелось бы делать тебе замечания, но мне придется обратить твое внимание на некоторые упущенные тобой обстоятельства. Прежде всего, когда мы отвечаем тебе, то пишем каждый за себя и не проверяем послания друг друга, следовательно, можем не знать, что каждый из нас посчитал нужным тебе сообщить. А твои письма, между прочим, читаются вслух в присутствии всех. Почетная функция их озвучивать досталась мне, и все эмоции по поводу твоих откровений тоже обращены обычно ко мне.
Так вот, Ральфу Джордану новость о твоих отношениях с Франческой Импрессой совершенно не понравилась. Он разозлился, и вообще подозревает тебя в том, что ты отправился в Италию исключительно из-за нее. Дора Нотт сказала, что в этом случае нет тебе прощения. Зато твои переговоры с Единорогом ее еще как воодушевили! А вот Эдгара пришлось удерживать от немедленного визита к директору».
«Дал маху, - признал Рики. – То же самое можно было изложить поаккуратней, а я, помнится, поделился сдуру всеми своими страхами «чем его кормить»».
«…Лично мне, как и Селене, Пигнолли кажется куда более реальной и осязаемой угрозой. Хотелось бы надеяться, что ты в ваш хор не попадешь вообще, но, зная тебя, в это слабо верится. В твоем письме нет ни строчки насчет Тиффани; Дора возмущена до предела.
Я рад, что рядом с тобой находится твой брат. По рекомендациям он представляется мне достаточно рассудительным. По твоим письмам я понял, что руководству «МентеСана» осторожные предупреждения нашего руководства насчет тебя глубоко безразличны, и никакого особого надзора за тобой нет…»
«Еще пожалуйся по этому поводу», - нахмурился Рики.
«…и толку от него, конечно, быть не может. Ради собственной безопасности, постарайся не шататься один по малопосещаемым местам на маяке. И еще – твоя договоренность с преподавателем ухода за магическими существами. Его профессиональный интерес к тебе вполне логичен: еще бы, ученик с таким даром – редкая удача. Настоящий специалист, а он, судя по твоему описанию, именно таков, не может остаться равнодушным. Ты ему доверяешь; но все же, будь осторожен и не рассказывай ему лишнего про себя. Расспроси о нем и других учителях русалку – ей я склонен доверять больше, чем людям. Кстати, средства, позволяющего им заговорить по-человечески, я не нашел. Узнай на Уходе За Магическими Существами, что общего у тебя с тем, кого ты видел. Будь внимателен и не забывай учиться, как следует. Удачи тебе».
«Учту, спасибо, - подумал Рики. – До чего же тяжело читать со всеми этими хитростями. Интересно, Дамблдор сочтет нужным проверить профессора нумерологии?».
Новости от Селены отчасти его порадовали. Она уговорила директора Дамблдора выйти на мостик и объяснить русалочке причину отсутствия Рики. Но общение это насторожило даже ее. «Они говорили долго, около получаса. Малышка вела себя беспокойно, лупила хвостом по воде и даже подпрыгивала. Когда я спросила профессора Дамблдора, отчего она так разволновалась, он ответил, что ей не понравились новости. Но он успокоил ее тем, что ты скоро вернешься. Это явно недостаточное объяснение, но я не посмела настаивать на большем».
Артур, при всей его грифиффиндорской бесшабашности, был настроен к подозрениям насчет Пигнолли крайне скептически; наверное, как предположил Рики, сказывалось влияние многочисленных министерских родственников. «Он работает в школе не первый год и если остается там, значит, его досье это позволяет. Директор Джиовинеза показалась мне теткой заботливой и, может, не во все тонкости вникающей, но неглупой. Ну вот, я рассказывал о твоем Пигнолли сестричкам, чтоб они помолчали хоть немного, и София предположила, что он может быть просто похожим на того, с кем связаны твои плохие воспоминания, которых ты не помнишь. Она, например, когда только научилась ходить, случайно лизнула уксус – ну не гениальный ребенок?! Теперь не ест ничего, где он есть, каким-то образом чувствует».
Внутренняя пружина Рики натянулась. «Не субъект. Вид энергии». Понятно, что личность Пигнолли не могла вызвать у него никаких воспоминаний – они никогда не сталкивались до приезда Рики в «МентеСана». Но, возможно, он относился к типу людей, чем-то Рики не нравящемуся. Следовало только определить, к какому именно типу. Он попытался сконцентрироваться, но ничего не вышло. Отложив сложную задачу на потом, Рики вернулся к письму, тон которого показался ему весьма раздраженным.
«Не знаю, насколько тебе это интересно: мою семью в очередной раз посетило великое счастье. Тетя Луна собирается родить нового ребенка и поглощает вишневые пироги в невероятных количествах. Очередные веселые каникулы мне обеспечены».
«То-то ты не в восторге, - отметил Рики. – Еще и любимый наш крестный постоянно поблизости».
Завершалось послание гриффиндорца приветом от Ральфа Джордана.
Дик дополнил общую картину, сообщив, что Джорджина Уизли принята в квиддичную команду «Гриффиндора» на место запасного ловца. Никаких скверных и двусмысленных новостей он не припас, зато запросил приличный список магических штучек, которым положено находиться в Италии в свободной продаже, как-то: зачарованные серебряные ложечки и древние талисманы колдуний – последовательниц вики, для защиты от темных сил; а главное – «словарь древних рун, как можно более толстый, без разницы, с переводом на английский или итальянский. Рассчитай это, пожалуйста, на 22 галлеона, чтобы я мог вернуть тебе деньги». Рики удивленно вскинул брови – он помнил, что два года назад Дик получил выигрыш в конкурсе, равный чуть более 23-х галеонов, и поразился как его бережливости, так и жажде знаний.
«Что касается Ухода За Магическими Существами, я имею в виду дополнительные уроки, пиши обо всем, если что особенное…». Далее красовалась жирная клякса. Рики одобрительно хмыкнул. Конечно, он не всегда сможет, минуя возможные вторые руки, дать понять, что происходит нечто важное. «Клякса – часть шифра, которая должна сигнализировать о проблемах», - решил он. Получив вечером по электронной почте от Даниэлы подтверждение этой догадки, Рики остался доволен сам собой.
«…И узнай ты, наконец, о контактах Тиффани Флинт, а то Нотт от ее хвастовства разве что огнем не плюется!
Ричард Дейвис».
А Эдгар, даже специально собираясь поиграть на нервах гриффиндорской мафии, не придумал бы лучше. Он настоятельно не советовал Рики «плавать вместе с русалкой и вообще устраивать дурацкие эксперименты над собой».
Зато хуффульпуффец не поленился разработать целую анкету для Барона «в целях лучшего ознакомления с жизнью русалок. Это будет действительно полезно для науки», - так он считал. И в самом деле, Рики до сих пор не задумывался, женат ли Барон, какое у него любимое блюдо и самое важное в жизни событие. Равно как не размышлял он об устройстве общины и причинах, побудивших русалку покинуть сородичей и искать убежища у людей. Он знал, что Барон не считает себя пленником, но не мог бы сказать, хочет ли старая русалка чего-то другого от жизни. Эди справедливо полагал, что именно таких ценных сведений ждет от Рики преподаватель. Кроме того, он как в воду глядел, попросив Рики не ввязываться ни во что из-за Чески. «Конечно, это необязательно плохо, только она не кажется мне серьезной. Бетси Спок из «Равенкло» просила узнать, что предсказывает тебе на прорицаниях директриса Джиовинеза: Бетси надеется, она не столь пессимистична, как наша Трелони. У нас тут ничего особенного не происходит. В конце прошлого года нам, как ты помнишь, вернули штаб, и не хотелось бы снова его лишиться. Кстати, Миртл взяла привычку наведываться туда каждую неделю; ума не приложу, как она подгадывает, чтоб не попасться на глаза портрету сэра Финеана. Она, конечно, врет, что мечтает, чтобы мы все куда-нибудь перевелись и прекратили отвлекать ее от мрачных размышлений. От Жирного Монаха я знаю, что она спрашивала лично у Дамблдора, может ли навестить тебя в Италии, так что будь готов к приятному сюрпризу».
«Только бы она не показалась тете Марии и миссис Дуглас», - подумал Рики. Он с удивлением отметил, что не возражает и даже будет рад встрече с Плаксой Миртл. Но позволить ей жить у себя в комнате до возвращения в «Хогвартс»…
Рики скатал пергамент, подпер голову кулаком и попытался сфокусировать свои впечатления. Что-то не нравилось ему – и это «что-то» он поймал за хвост почти сразу. В «Хогвартсе» в кругу друзей он никогда не чувствовал себя главной персоной, невзирая на то, что все они бились над его загадкой. Теперь же они почти все писали о нем, совсем немного – о себе и друг друге, и ничего - о том, что происходит в школе. То, что Ральф, не писавший ему никогда, и теперь ограничился приветом, после комментария Лео представало в ином свете. И у Рики не было впечатления, что в «Хогвартсе» все спокойно. Зачем-то ведь там торчит Гарри Поттер; недруги, подравшись между собой, если верить предыдущему письму, так это не оставят; да один Хагрид чего стоит, он способен обеспечить школу нестандартными ситуациями!
-Риккардо, опять плохие новости?
Рики с неохотой поднял голову и скосил глаза на Пеппе.
-Почему вдруг ты так считаешь?
-Просто каждый раз, когда ты их получаешь и читаешь, у тебя такое выражение лица…
-Ностальгия по родине, - пробормотал Рики и сунул пергамент в карман.


Глава 11. Ночь на маяке


День накануне ночевки на маяке Рики провел чудесно. После обеда были полеты и квиддич с Доматором. Вечером же тетушка Мария пригласила всю семью в ресторан на корпоративную вечеринку. Фирма, как она выразилась, соизволила оценить ее двадцатилетний трудовой вклад. Приличия ради, она пригласила и миссис Дуглас, которая, конечно, отказалась, сославшись на дела.
Рики давно ничего не праздновал. Ему необходимо было отвлечься, потому хотя бы, что он это заслужил, закончив всю подготовку к вылазке на ночной маяк за один вечер. Учитывая проблематичность незаметного выноса продуктов из дома или столовой, с одной стороны, и необходимость завтракать наутро после аферы и вообще что-то жевать – с другой, он купил печенье, сок и рассовал по карманам мантии. Кроме того, Рики позаботился еще об одном, для чего подшил к подолу с изнанки потайной карманчик.
Вечеринка проходила непринужденно, хотя с первого взгляда сослуживцы тетушки производили чересчур солидное впечатление. Друг другу они, наверное, давно надоели, поэтому стремились общаться в основном с родственниками виновницы торжества. Фаворитом оказался Пит; желающих дать совет выпускнику нашлось предостаточно.
-Главное – совсем не заучиться, - посоветовал мужчина с усами.
-А вы читали статью про чокнутых ученых, которые на людях экспериментируют? – всполошилась какая-то бабулька.
-Ну, нашему парню это не грозит, - поспешила сгладить ее бестактность тетя, заметив, как передернуло маму.
Ее, кстати, тоже не обделили вниманием. Среди присутствующих нашлось несколько ценителей балета.
-Вы выглядите моложе своих лет, Лючия, - оценила тетка, о которой Рики шепнули, что она – жена босса. – Я бы не подумала, что Вам 35. Долго еще планируете танцевать?
-Не знаю, как получится, - улыбнулась мама.
-Она уже в сериал пробуется, - махнула рукой тетка. – Подключила экономку к репетициям. Я как услышала, перепугалась, какие проблемы с детьми?
Между тем отцу поступило оригинальное предложение от самого босса.
-Вот Вы говорите, искусство все может. Скажите, любезный, вот вы конкретно способны написать картину о вреде перекуров, ну, или пьянства? А то, Вы знаете, ведь наш брат – сам себе первый враг. Вот чтоб повесить на стену картину, глянет на нее человек – и пить расхотел.
-Попробую, - усмехнулся Диего Макарони.
А Рики пришлось бы трудновато, не смотри он телевизор и, главное, мультики с Даниэлой. Стоило сказать, что чем на более юный возраст рассчитан мультфильм, тем он лучше, как его горячо поддержала половина собравшихся, а другая половина отстала. Ценители жанра, в основном женщины средних лет, даже подсказали, где в городе можно купить подарки, столь желанные сердцу Дан.
В течение вечера Рики танцевал с двумя пожилыми дамами, объедался, причем ему даже налили вина, слушал полезные разговоры о важности тканей из натурального хлопка и отстаивал наравне с Питом положительный облик представителя нынешней молодежи.
Где-то в середине праздника Рики улучил минутку, подошел к отцу и сказал, что назавтра приглашен к однокласснику, и попросил разрешения остаться там же на ночь. Папа не имел ничего против, и когда они спросили у мамы, Рики получил добро и от нее. В нем даже проснулись угрызения совести от того, что родители так ему доверяют. Но он напомнил себе, что негуманно было бы говорить им правду, особенно некоторые вещи.
Вернулись они ближе к полуночи и сразу отправились спать.
«Есть изменения?» - услышал Рики, взбивая подушку.
«Завтра», - твердо заявил, даже не побеспокоившись, что, может быть, не стоило быть таким резким. Он подумал об этом с утра и решил, что совсем перестал бояться «их», и это очень хорошо.
В школе Рики с налета взялся выполнять просьбы друзей. Узнать, действительно ли дорогая Тиффани переписывается с итальянскими старшеклассниками, было проще всего через Пеппе, точнее, через его старших братьев. Одноклассник сразу согласился спросить у них, но интерес Рики не понравился Ческе. Впрочем, объяснения о друзьях, желающих уточнить, просто так ли девчонка выпендривается, ее вполне устроили.
-Она ведь дочка знаменитого квиддичного игрока, - припомнила Ческа, когда они рассаживались в кабинете зелий. – Это ее брат был капитаном на матче, куда залетел китайский дракон?
-Так бы и сказал, - вмиг среагировал Пеппе. – Дочка Флинта, охотника сборной Уэльса и Британии?
-Ну, да, - Рики постарался скрыть замешательство. Знаменитого отца близнецов Флинт он упустил из виду не только потому, что не интересовался никаким квиддичем, кроме школьного. Тиффани Флинт была особой совершенно не спортивной и однажды продемонстрировала Рики раздражение по поводу одержимости отца и брата этим спортом.
-Я уточню у Роччо, - решил Пеппе. – С его параллели в прошлом году трое парней ездили в твою школу. Двоих она точно, типа, английской грамматике до сих пор обучает.
-А почему Роччо не ездил? – поинтересовался Рики.
-Профессор Лютик категорически запретил, - насупился Пеппе.
-Ага, сказал, что у него не настолько много детей, чтоб рисковать их целостью и сохранностью. Прямо так и заявил моей бабуле, - добавила Ческа. – И приз в 1000 галлеонов его не смягчил. А я бы попробовала!
Рики едва сдержался, чтобы в ужасе не уставиться на нее во все глаза. Она, видевшая большинство опасностей Тремагического Турнира, заявляет такое! Лично он впервые полностью поддержал политику профессора Лютика в отношении сыновей.
-А правда, что эта Тиффани Флинт симпатичная? – полюбопытствовала Мариола. – Папаша у нее - тролль троллем!
-Тиффани нормальная, - твердо заявил Рики, сопровождаемый подтверждающими кивками Марины.
Парни же, услышав такую аттестацию мистера Флинта, рассердились на Мариолу, заявив, что она пустоголовая, у Маркуса Флинта классный бросок …
-…и вообще, некоторым бы лучше переменить критерии оценки мужчин! – посоветовал Луцци.
-Это вы к чему? – резко спросила возникшая в дверях Карлотта.
Класс, вместо того чтоб развеять ее неверные ассоциации, смешался и притих.
-Мы говорили о Маркусе Флинте, - заговорил Рики. – Его дети учатся со мной в «Хогвартсе».
-Прекрасно! Разговоры на посторонние темы должны означать, что вы хорошо выучили рецепты, - почему-то решила профессор Убриокарра.
Она была сильно не в духе и, к счастью для Рики, никто не смел вспоминать посторонние уроку вещи.
На одной из перемен Рики подошел к Ческе и Марине, и попросил их проштудировать список штуковин, которые запросил Дик. Ческу это надолго не увлекло, она лишь подсказала, что серебро заговаривает одна бабка, знакомая ее семьи, почти даром, только желательно, чтобы серебряная вещь принадлежала человеку некоторое время, потому что недавно купленные вещи не такие целительные. А Марина пообещала спросить дома и даже в конце недели сходить в книжный магазин, узнать насчет словаря по рунам.
-Консуэло в этом точно разбирается, - вздохнула она, - но она приедет нескоро.
-У нее такая работа? – сочувственно спросил Рики. Старшая сестра Марины, чемпионка прошлогоднего Турнира Консуэло Этерна, которую Рики очень уважал, уже закончила школу.
-Нет, - улыбнулась Марина, - тебе не говорили, что Чемпионов пригласили в Ассамблею магов? Вроде как поделиться опытом, она, конечно, не рассказывала подробностей. Наверное, здорово пообщаться со всеми Чемпионами мира!..
На Рики это тоже произвело впечатление, только он порадовался больше за Эльвиру, чемпионку «Хогвартса».
Во время обеда за столом учителей произошел интересный разговор. Возможно, Рики был единственным, кто прислушивался, потому что хотел убедиться, что все спокойно.
-Скажите, Марио, каковы условия покупки рогатых жаб на черном рынке? – поинтересовался профессор Прифиссато у Доматора.
-Это приватный вопрос, - предупреждающе улыбнулась профессор Джиовинеза.
-По-моему, вполне законный, - возразил Доматор. – Я видел последнюю статью нашего уважаемого коллеги профессора о них и скажу вам, очень жаль, что он остался любителем.
-Он разносторонний человек, - буркнула Карлотта за противоположным от Рики столом.
-И разумный, - добавил от себя Доматор так, словно не заметил ее поддевки.
-Просто мой питомник давно не обновлялся, - поспешил прояснить Прифиссато. – И потом, я ведь не только покупаю, но и продаю. Вы прямо сейчас, конечно, не отвечайте, дети ведь…
-А правда, что вы вместе собираетесь про жаб книгу писать? – оживился Раджионеволли. Рики вздрогнул – профессор сидел за тем же столом. – Я рад за вас, это же очень выгодно!
-Рогатые жабы, строго говоря, не являются магическими тварями, но они интересны для нас, магов, - сказал Прифиссато.
«Если бы то же самое сказал Доматор, Карлотта бы точно что-нибудь вякнула», - не сомневался Рики.
-Охота вам разводить всякую мерзость, - проворчал Пигнолли с набитым ртом.
-Ни за что не соглашусь с Вами, - твердо сказал Доматор.
Карлотта, вопреки опасениям Рики, промолчала. А вот Пигнолли прокашлялся и елейно поинтересовался:
-А правда, что Вы разговариваете со всеми своими питомцами?
-Они это заслужили больше, чем некоторые люди, - невозмутимо констатировал Доматор.
-Лично я знаю по именам своих жаб и никогда их не путаю. Обязательно беседую с ними, - сказал Прифиссато.
-А я – с растениями, - добавил гигантский Лютик. – Они все понимают, а Вы как думали?
-Это не всем дано, - высказалась, наконец, Карлотта. – Надо самому понимать.
-А Вы, барышня, с кем говорите? – еще злораднее подобрался нумеролог. – С бумагой или с привидением?
Пауза заполнилась негромкими разговорами учеников за боковыми столами, но Рики отчетливо чувствовал ее. Необходимость хорошо есть перед бессонной ночью, впрочем, заставляла его при том дальше жевать.
-Она с людьми говорит, - ровно произнес Доматор, - чего и всем желаю.
Рики порадовался, что сидит к ним спиной и не может наблюдать выражений их лиц. Джиовинеза тактично перевела разговор на погоду. Обед подошел к десерту, а потом закончился.
В этот раз Рики не собирался домой, поэтому полностью сосредоточился на уроках. Он видел, что Карло, наоборот, нервничает, и жалел, что здесь нет Чески. Выйдя проветриться, он захватил с собой атлас, два свитка пергамента и перо с чернильницей, которые оставил возле вольера русалки. Самого Барона там не застал, но тот и обещал вернуться к вечеру. Рики решил прихватить вопросы, придуманные Эди.
Сигнал на роспуск застал его погруженным в уравнение по констругурации. Деловито захлопнув книги, Рики поспешил к своему шкафчику. Там он подождал, пока не появится Карло Робусто.
-Ну что, ты не передумал? – ехидно поинтересовался соперник.
-Нет, конечно, - ответил Рики. В кармане хрустнуло печенье. Он с удивлением заметил, что Карло, прежде чем положить на место учебные принадлежности, вынул из шкафчика небольшую сумку.
-Всю неделю таскал, - с гордостью похвастался он. Рики одобрительно кивнул.
-Хор поет возле Дверей в Тоннель школьников, - сказал Карло. – Придется торчать в каком-нибудь классе.
-Лучше у Приффиссато, - предложил Рики, - там нет портретов, и он никогда не задерживается.
Хор уже начался. Раньше Рики мало обращал внимание, надо признать, слушать было приятно.
-Я почти уверен, что это Пигнолли гонит на Карлотту, - заявил соперник, закрыв за ними дверь класса констругурации. – Он от пения, между прочим, так же далек, как и от поэзии.
-Все может быть, - философски заметил Рики.
-А как ты собираешься пережить эту ночь? – полюбопытствовал Карло, скептически оглядывая его. – Где твои амулеты?
-Зачем? – удивился Рики. Весь его опыт возни с амулетами говорил о том, что лучший из них – волшебная палочка.
-Тебя же предупреждали – ночью по замку гуляют привидения и прочая нечисть, - объяснил Карло.
-Я бы с ними за ручку здоровался. Увы, их природа этого не позволяет.
-Думаешь, ты такой крутой? – прищурился соперник. Рики вдохнул воздух для спокойствия.
-Не хотелось бы хвастаться, но думаю, что да, - ответил он.
-На Ческу ты так производил впечатление? Вот посмотрим, что от тебя утром останется, - угрожающе произнес Карло.
-Я не виноват, что Ческа выбрала не тебя, - Рики вообще не видел смысла в этом разговоре, но не представлял, как можно об этом не говорить.
-Так я и поверил, что ты смиренно ждал и молился, - съязвил Карло.
-Ты ведь не ждешь, что я тебе буду рассказывать, как все было? – устало поинтересовался Рики.
Они помолчали. Карло начал возиться в своей сумке, Рики же прошел к окну, выходящему на усадьбу, и стал любоваться вечерним пейзажем. Теперь уже темнело рано, море местами было скрыто туманом, а небо на противоположной стороне переливалось всеми красками.
-А правда, что ты дрался с настоящими последователями Темного Лорда? – услышал Рики. Он вздрогнул и обернулся.
-Откуда ты знаешь?!
-Ческа сказала, и Марина подтвердила, - пожал плечами Карло. – Вы же вместо последнего состязания Турнира в лазарет угодили всей компанией, и Консуэло, сестра Марины, тоже. Уж мы здесь удивились, когда ее выбрали в чемпионы. Такая взбалмошная девчонка, не то, что Марина. Ну ладно, так это правда?
-Да, - неохотно ответил Рики. – Я дрался вместе с друзьями, моим крестным отцом Гарри Поттером, чемпионами и, ты про них не слышал, наверное, с мистером и миссис Малфой.
Глаза Карло округлились. Затем он медленно покрутил пальцем у виска.
-Про кого это я не слышал? Этого твоего Малфоя года три назад пол-Италии крыло всеми словами! Он инспектировал наш Отдел безопасности и так некоторых Авроров опустил! А чтоб его пригласить, лично министр запрос посылал.
-Это на него похоже, - кивнул Рики. – Любит господин диктовать свои условия.
-Будешь врать, что лично с ним знаком? – скептически скривил губы Карло.
Рики предпочел ничего не отвечать.
-А жена у него просто мегера, - продолжал Карло, - да так ему и надо. Скажешь тоже, ее не знать! Синьора Гермиона почти на всех плакатах с Гарри Потером. Она постоянно отправляет обращения по министерствам в разные страны, достала своими эльфами и прочими колдовскими народами.
-Как это – прочими? – удивился Рики.
-С прошлого года она чего-то резко переключилась на кентавров, - проинформировал Карло. – Желает, чтоб они принимали больше участия в колдовских делах, а этого ни они, ни маги не особо хотят. Нет, эльфов, конечно, тоже не забывает…
-Она очень смелая женщина, - констатировал Рики.
-Этим ты привлек Ческу, да? Знакомством со знаменитостями? – нахмурился Рики.
-Хорошего же ты о ней мнения, - возмутился Рики, концентрируясь на стабилизирующем влиянии «Слизерина» и британского воспитания в целом. Будь он чистокровным итальянцем, они уже давно бы нанесли друг другу травмы.
Карло не нашелся, что ответить и, сердито фыркнув, вернулся к своей сумке. Рики, внутри весь кипя, наблюдал за ним.
-Что? – наконец, обратил внимание тот.
-Зависть – крайне противное чувство, я думаю, - сказал Рики.
-Ах ты! – задохнулся Карло и выхватил палочку. Рики сделал то же самое.
В этот момент пение внизу стихло. Хор кончился.
Тишина несколько отрезвила ссорящихся, и они остановились в нерешительности. В самом деле, если сейчас устроить дуэль, это неизбежно вызовет шум, а попадаться Пигнолли Рики вовсе не хотелось.
-Скоро все уйдут, - сказал он, опуская руку, но не убирая палочку.
-Я останусь в столовой, - заявил Карло, - возле комнаты Анны. А ты иди куда хочешь.
«Чего я так разозлился? – удивлялся себе Рики, пока соперник застегивал свою сумку. – Мне это надо?».
Карло предложил попробовать спуститься на первый этаж, так как, согласно его опыту, наказанные уже должны были отправиться по домам. У кабинета аккуратного профессора Прифиссато имелось очевидное достоинство, на которое Рики обратил внимание только теперь: дверь открывалась без малейшего скрипа.
Мальчики старались ступать по возможности тише. Миновали коридор второго этажа, почти повернули на лестницу…
Внезапно Карло, вышедший вперед, шарахнулся назад и пригнулся. Рики следом за ним опустился на корточки и глянул сквозь перила. Он успел заметить лицо вполоборота, а затем - спину Пигнолли, юркнувшего в ту же каморку для метел.
-Что ему там понадобилось? – хрипло произнес Карло. – Еще так озирался. Я думал, туда никто не заглядывает.
Рики же потрясло выражение лица профессора нумерологии: жадное до фанатизма.
-Я уже видел его там, - также шепотом ответил Рики.
К сожалению, путь вниз откладывался. Приходилось ждать, пока Пигнолли уберется восвояси. Он ведь мог выйти в любой момент! Потянулись минуты тоскливого ожидания.
-Интересно, что он там делает? – не выдержал Карло. – Полчаса тут торчим!
Рики вдруг понял, что действительно хочет знать ответ на этот вопрос. А желаемого результата, как бы ни был труден путь, он обычно достигал.
Наконец, раздался отчетливый щелчок открывающегося замка, а затем медленные шаги. Пигнолли вновь появился в поле зрения мальчиков, очень медленно поднял руку с палочкой, взмахнул и исчез.
-Аппарировал, - пробормотал Карло. – Везет учителям, они не обязаны пользоваться Школьным коридором.
-А что в нем плохого? – поинтересовался Рики.
-Он открыт в определенные часы. Например, сбежать с уроков домой с его помощью не удастся. Если ты не приходишь в школу, директор узнает об этом до начала первого урока.
На нижней ступеньке, ощутив разлитый в коридоре запах мяты, Рики невольно сморщился. Все-таки, что же делает Пигнолли в каморке для метел?
-Все нормально, - сказал Карло, глянув на большие настенные часы. – Синьор Мичи начнет обход только минут через десять, не раньше. О нет!..
До Рики внезапно дошло – за время, пока они торчали наверху, сгустились сумерки. Он не то чтобы испугался, но дрожь в коленках дала о себе знать. Прямо на них летело, бесшумно перекатывая в воздухе пышными одеждами, самое настоящее привидение, от которых Рики успел отвыкнуть.
На мальчиков надвигалась немолодая худощавая женщина. Выражение ее лица было настолько страдальческим, что Плакса Миртл имела все основания повторно умереть от зависти.
-Графиня, - прошептал Карло одними губами.
Женщина поравнялась с ними, облетела вокруг, исторгла из груди тяжкий вздох и воздела руки к потолку, и вдруг схватилась за голову.
-О Боже милосердный! – простонала она. – Это никогда не кончится!
-Добрый вечер, синьора, - вежливо произнес Рики, про себя решив, что после смерти можно бы воспринимать такой пустяк, как нарушение школьниками дисциплины, не столь трагично.
-Это не вечер! Это вся моя жизнь! И вот опять: та же порочная натура! – взвыла графиня.
-Вы о чем? – с любопытством спросил Рики. Бледность стоящего рядом товарища была ему непонятна. Он считал тетку в принципе безобидной.
-Мой муж – негодяй! – воскликнула женщина и начала заламывать руки. – Он делал то же самое всю жизнь, а я ничего не могла сказать – это ведь такой позор!
-Не понимаю, - сказал Рики и по возможности незаметно наступил компаньону на ногу, чтоб привести в чувство.
-О, - горестно покачала головой замшелая графиня, - я не могу произнести вслух, это так отвратительно! Конечно, многие знатные и богатые люди увязали в этом пороке, но я не могу! Ты еще очень молод, но ты тоже можешь стать таким. О, как все ужасно!
И, снова сжав ладонями виски, графиня поплыла себе дальше, подвывая.
Карло словно током ударило. Убедившись, что она отдаляется, он припустил в сторону кухни. Рики было по пути, и он решил догонять.
-Ну как, она тебя больно покусала? – спросил он у самой столовой, когда соперник сбросил скорость.
-Она же чокнутая! Повезло на нее нарваться! – Карло перекрестился. Даже в темноте было заметно, что он поглядывает на Рики уважительнее, чем до сих пор. – Она всегда говорит одно и то же.
-В самом деле, ничего скучнее быть не может, - фыркнул Рики.
-Может, все-таки возьмешь амулет? – поинтересовался Карло почти сочувственно.
-Спасибо, не надо, - оказался Рики. – Я провожу ночь на свежем воздухе.
Вышел из здания Рики без происшествий, со сторожем не столкнувшись. Впрочем, это не было серьезным препятствием: синьор Мичи так топал и скрипел сапогами, что нарваться на него можно было только нарочно. Рики даже слышал его – где-то в районе кабинета профессора Лютика.
Гораздо сложнее было ориентироваться в усадьбе ночью. И то, что, пока добрался до зверинца, он едва не сломал ногу, было даже не важно. Темнота делала полузнакомые звуки и силуэты зловещими. Рики не решался пока зажечь свет на конце палочки; он собирался сделать это только возле Барона.
Барон находился в апартаментах. Его белая кожа как будто впитывала свет звезд.
-Ты все-таки явился, - благодушно констатировал он.
Услышав, что он не один больше в этой двуличной мгле, Рики почувствовал себя намного увереннее.
-Да. Не возражаешь, если я тебя кое о чем спрошу? – сказал Рики, усаживаясь на уступ, прилегающий к ивовой решетке.
Он не хотел сразу обращаться к гостям сверху; это казалось невежливым по отношению к хозяину территории.
-Будешь задавать дурацкие вопросы вроде, кто я и откуда? – сразу догадался Барон.
Судя по тону, ожидаемый допрос не будил в нем сильных эмоций. Рики, которому только сейчас подумалось, что зачитывать все пункты из списка Эди, то бишь брать интервью у старой русалки, как-то неловко, оценил, что такой настрой Барона существенно облегчает задачу, поставленную Доматором.
-Это надо твоему учителю? – вспомнил о нем Барон.
-Как ты догадался?
-Он всегда стремился понять меня. Вначале еду разную мне таскал, чтоб выяснить, чего я люблю. Такие хрустящие штуки вкусные, а остальное так себе. Вы почему-то делаете все горячее, оно даже, когда остывает, не такое, как на самом деле. Он приносит мне хрустелки иногда, наверное, по вашим праздникам. Но я пока еще в состоянии ловить себе рыбу сам! – Барон гордо выпрямился, пластом улегшись на воде. – Да, я не возражаю, расскажу. Он, в самом деле, среди бесхвостых один из лучших.
-На что похожа жизнь под водой? – выпалил Рики свой собственный вопрос.
-А на что похожа жизнь не в воде? – съязвил Барон. – Я о ней ничего не знаю, между прочим!
-В самом деле, прости, - смутился Рики. – Спрошу по-другому. Как устроена община русалок?
-Какой солидный вопрос! Сам придумал? – хитро прищурилась старая русалка. Секунды замешательства на лице Рики Барону хватило, чтоб ответить отрицательно. – Или твой учитель?
-Нет. Это один мой друг, из далекой школы. Он серьезный и позаботился о том, что мне следует спрашивать, - сознался Рики. – Я посылаю вести о себе, и рассказал о тебе.
-У бесхвостых так далеко доходят новости, - уважительно кивнул Барон. – Ладно, у нас есть главный, который следит за соблюдением законов. Только над водой, как я знаю, законы двух видов: обязательные и желательные. У нас только обязательные. И мы их соблюдаем, а я вот не стал. Поэтому мне пришлось сматывать плавники.
Барон зевнул и перевернулся на спину, погрузился в воду и вынырнул, отфыркиваясь.
-Из-за жены, - добавил Барон.
-У тебя была жена? – Рики почувствовал себя обманутым: русалка предвосхитила его вопрос номер один!
-Да. Я все делал правильно, по закону, но это совершенно не помогло. Мы выбираем себе пару на состязаниях. Наверное, если бы я тогда не старался, как полагалось, на пределе своих возможностей, до сих пор остался бы на своем прежнем месте. Но я не жалею, они смешные, мои сородичи, если удается поглядеть со стороны. Ну, тогда я был молодым, и в положенный срок у меня появилась пара.
-Она тебе нравилась? – спросил Рики.
-Мне все нравилось, - кивнул Барон. – Все было хорошо, пока в один прекрасный прилив я не приплыл в свою пещеру раньше обычного. Там я обнаружил, что я, как это говорят бесхвостые, носитель рогов. Обзор, моим глазам представленный, был, конечно, не для мальков.
Рики почувствовал ту мучительную неловкость, которая возникает, когда надо что-то сказать, а все возможные варианты кажутся глупыми и бестактными. Не ожидал он, что познавательное интервью примет настолько неформальный оборот.
-По закону, я должен был одного из них, на свой выбор, заколоть, а другого представить суду общины. Итог для таких один – изгнание и, как правило, гибель, - медленно произнес Барон. – Но бывают в жизни моменты, когда время останавливается, и ты вдруг видишь, как есть, а не как привык. И я подумал, что моя жена равна по ценности для меня любой другой женщине, а она выделяет другого. И я не должен ей мешать. Узнав о моем решении, предводитель рода и старые селедки пришли в смятение. Они говорили, что никто никогда так не поступал, и постепенно стали склоняться к тому, что я виноват. Однажды в меня начала кидаться камнями одна старуха. Это было слишком, вообще трудно было оставаться среди своих, и я уплыл сюда, - Барон пригладил белые волосы. – Я не знал, как меня здесь примут, но когда бесхвостый ответил, это было прекрасно. Мы редко показываемся колдунам, а обычным людям – никогда, они очень опасны. Я тут нашел себе новый дом.
Ровный тон русалки придал Рики уверенности, чтобы заговорить.
-Так ты больше никогда не возвращался к своим? – уточнил он.
-Почему же, возвращался, - невозмутимо ответил Барон. - Та история почти забыта. Взрослые дети моих братьев и сестер иногда зовут меня навестить их, но я не люблю бывать в наших городах и плаваю там редко. Сейчас я мог бы вернуться насовсем, но не хочу. Мне здесь удобно, и я не люблю водиться с сородичами. Хватит, надоел мне этот разговор, - внезапно капризно сморщилась старая русалка. – Как насчет тебя, малек? Я так и не знаю подробностей того раза, когда они сигналили тебе прямо сюда!
-Это когда старый учитель чуть не стукнул меня дверью? – смиренно вздохнул Рики и взялся за пересказ того памятного события.
-Конечно, они почувствовали его, - не сомневался Барон. – Как бы они знали, что откроется дверь? Сам посуди, разве можно видеть сквозь крышу и несколько полов то, что внизу!
Рики сомневался, способны ли «они» в принципе видеть, как люди, и вынужден был признать правоту старшего.
-«Они» чувствуют, если чья-то энергия направляется против меня, - сказал он.
-Мудрая звезда, - оценил Барон. – Тебе следует дружить с «ними».
-Я сейчас буду им рисовать, - сказал Рики. – Не возражаешь, если я зажгу свет?
Барон не имел ничего против, в отличие от самого Рики, который напрягся, поскольку собирался сделать то, чего очень не хотел делать.
За несколько дней в школе путем ненавязчивых вопросов он собрал достаточно информации и выяснил, что заклинание «Приори Инкантатем» определяет не только заклинания, выпущенные из палочки, но их последовательность и – этого он не уточнил, но опасался – время их применения. Чтобы избежать подобного разоблачения, Рики решился прихватить на ночную прогулку имеющуюся в его распоряжении запасную палочку – ту самую, которую он так и не отдал профессору Снейпу.
-«Люмос!» – произнес Рики. На конце палочки зажегся свет.
Рики поскорее воткнул ее между прутьями – даже держать ее в руках ему не хотелось.
-Что ты будешь делать? – заинтересовался барон. – Где песок?
Недоразумение быстро прояснилось. Барон видел рисунки только в одном варианте - начерченные на песке. Рики быстро набросал на пергаменте силуэт русалки и показал ему.
-Я изящнее, - надул губы Барон.
Но Рики пора было заняться тем полезным делом, которое он запланировал. Он предупредил Барона, что связывается, и настроился, как раньше.
«Я жду», - позвал он.
«Путь?»
«Да. Медленно».
Похоже, последнее слово они не поняли, поскольку Рики не заметил никакой разницы в скорости приближения и удаления небесных тел. Он не замечал бумаги; его рука быстро летала по листу, делая отметины. Точки – далекие планеты и звезды, круги – более близкие.
«Можно еще раз?» - попросил Рики, когда перед его глазами оказался альбомный лист.
«Мы не быстро, как ты. Мы ждать. Мы приближаемся к цели через ты».
«Да. Скоро вы будете дома», - пообещал Рики. Пленку прокрутили еще раз, только более смазано и – прозрачно. Сквозь космос Рики мог разглядеть альбом, свои руки с карандашом, все, что вокруг.
-Сигнал слабеет, - булькнул Барон, - ты их не сильно мучай, а то сбегут от тебя. И никакого врага не покажут. Ты уже спросил, что задумал твой старый хрыч?
Об этом Рики, поглощенный графической точностью, напрочь забыл. Впрочем, звездные кадры заканчивались.
Прежде всего, он, конечно, вспомнил, о чем просил его Пит.
«Как давно я контакт с моей опасность?» – спросил он.
«Смена нескольких циклов твоей планеты» - последовал ответ.
«Каких циклов?», - не понял Рики.
«Полных циклов», - ответили ему.
Рики тяжко вздохнул. Похоже, «они» не только не различали полюсов. Память кстати подбросила один мультфильм, позволивший Рики предположить, что у него и у гостей разные меры времени. Сам вопрос «как давно» в свете этого открытия становился бессмысленным. Если же принять за полные циклы, например, годы, к чему Рики интуитивно склонялся, то ему сложно было представить, чтоб кто-то, встретившийся на его жизненном пути несколько лет назад, мог быть опасен сейчас. Более перспективными мыслились актуальные знакомые.
«Тот субъект, у которого вид энергии плохой… тьфу, вы же не понимаете. Ну тот, с дверью. Мне отдалиться от него?»
«Да. При нем твоя энергия потеря. Уход энергии без возврата».
«А Ческа?» - не додумав до конца, Рики решил, что его не поймут, но в следующую секунду стало ясно, что «они» каким-то образом угадали правильно.
«В прошлом – сильное увеличение энергии, теперь ровнее увеличение. Больше – сигнал от далеко.
Отдались!!! Энергия вокруг уплотняться…», - вдруг завибрировала связь, а потом и вовсе прекратилась.
-Я не замечал, что контакты со мной истощают их силу, - сказал Рики Барону.
Он просто хотел услышать голос, чтобы подавить неприятный холодок, пробежавший по коже после предупреждения.
-А? – зевнул, встрепенувшись, Барон.
Рики собирался спросить, не выходят ли из замка на прогулку какие-нибудь существа или, может быть, в зверинце водятся боггарты, но не успел. Вся усадьба вдруг утонула в выкриках и топоте явно не привидений.
-«Нокс»! – быстро прошептал Рики и спрятал палочку в потайной карман.
-Риккардо сказал, что проведет ночь на свежем воздухе!- долетел до него голос Карло Робусто.
-Тихо всем! – прошипел кто-то басовитый и определенно взрослый. – Если эти твари перепугаются, Марио кое-кого в порошок сотрет. Мантикраб бешеных денег стоил!
Обитатели зверинца, действительно, просыпались и тоже начинали шуметь. Рики начал лихорадочно соображать, где бы тут спрятаться, хотя понимал, что все равно попался, если уж соперник рассказал о нем.
-Откуда столько бесхвостых? – забеспокоился Барон. – Они хотят забрать меня?!
-Нет, - твердо заявил Рики. Старая русалка, конечно, не заслужила таких переживаний. Представив, каково будет Барону, если сейчас тут появится целая толпа, Рики проникся глубокой ответственностью и… - Это меня ищут. Я тебе потом расскажу, сам не знаю, как они догадались, что я здесь. Спокойной ночи.
Глубоко вздохнув, Рики помедлил, прежде чем покинуть утоптанную площадку возле вольера, огороженного ивовыми прутьями.
В проходе между клетками было довольно-таки светло. Человек десять в плащах, в основном мужчины, вовсю светили палочками по углам.
-Я хотел дать ему амулет, но Риккардо какой-то странный. Не боится привидений, - горестно вздохнул Робусто.
-Я здесь, - объявил Рики.
В первый момент ищущие опешили.
-Дьявол! Откуда ты появился? – возопил кто-то.
Словно в ответ на обращение к дьяволу, весь маяк вдруг утонул в невообразимо жутком вопле. Некоторые люди стали вскрикивать от ужаса, но тварей кошмарный звук оставил совершенно равнодушными. Рики вспомнил его не сразу; однако он не сомневался, что уже слышал нечто подобное, и это заставило его взять себя в руки.
-Авгур? – перекрывая слабеющий звук, рявкнул один из мужчин. – В школе? С каких пор?
-Со вчерашнего дня, - успокоила его упитанная ведьма в другой части прохода. – Я лично разрешение выписывала для директрисы. Наверное, специалист еще не успел установить глушитель звука на вольер.
-А ты, наверное, от Барона? – уточнил, поравнявшись с ним, совсем молодой парень.
Рики кивнул. В юноше было что-то знакомое, не связанное в его сознании с опасностью, к тому же он, в отличие от людей постарше, не хмурился, а сдерживал улыбку.
-Так, всех нашли, быстро в школу! – скомандовал один из плащей. – Стажеры, никаких походов налево! Следуйте за вашим куратором, быстро!
-Не беспокойся, я разберусь с молодежью. Ищите их, - заявила ведьма и развернулась к зданию маяка.
-Что происходит, почему вы меня искали? – шепотом спросил Рики у идущего рядом парня. – Кто-то на нас донес?
-Да ты что? – вскинулся тот, но ответил так же шепотом. – Я, конечно, знал, что здесь остаются два мальчишки, вы же учитесь с моей сестрой Мариолой?
-Понятно, почему твое лицо показалось мне знакомым, - кивнул Рики.
-Но сигнал к вам не имел никакого отношения. Видишь ли, сейчас на этом островке находится опасный преступник, если, конечно, еще не смылся, - сообщил парень. – Долго тут шатался, гад, дежурный даже не сразу обратил внимание на черную магию, а потом зашел проверяющий…
-Здесь применили черную магию? – Рики с любопытством огляделся. Ему почему-то казалось, что такие вещи он должен бы чувствовать, и внезапное отсутствие полезной способности разочаровало его.
-Наверное, - пожал плечами брат Мариолы. – Ну, тут я, конечно, вынужден был рассказать, что на маяке остались дети.
Рики даже ругаться на него не захотел. В таких случаях ему автоматически приходило на ум убеждение лучшего друга о том, что совпадения – вещь маловероятная. Опасный преступник оказывается на маяке именно в ту ночь, когда там должен находиться он, Рики Макарони.
В холле зажгли свет. Сторож, синьор Мичи, ожидал внутри, дружелюбно усмехаясь.
-Видать, зараза неискоренима, - произнес он высокопарно. – Каждый год, не поверите, синьора, обязательно кто-нибудь тут ловит привидений! И новенький туда же, ну надо ж!
-Тоннель открыт? – деловито обратилась к нему упитанная ведьма. – Я бы отправила своих подопечных по домам…
-Я бы тоже, - раздался сзади до медоточивости ядовитый голос.
Карло Робусто, от которого Рики отделяло несколько человек, вздрогнул, но незамедлительно повернулся туда.
-Ко мне, оба, - приказала Карлотта.
Рики оценил, что классная наставница дала себе труд привести себя в порядок: аккуратная и подтянутая, как всегда, она протягивала им два клочка пергамента.
-Берите, не кусаются, - благодушно предложила она. – Я не могу предугадать, когда меня поднимут в четыре часа утра, но инструкции у меня всегда заранее готовы.
Рики помедлил, прежде чем читать, и вопросительно поглядел на нее. Карлотта кивком показала, чтоб он разворачивал.
«Ночные прогулки: одиночная – 3 дня хора
коллективная – 6 дней хора
повторная – 12 дней хора.
Плюс неделя уборки хранилища и класса зельеварения - для всех обязательна.
Плюс лишение десерта на один день. Буду следить!
Кровопийцы!».
-Это вас должно чему-нибудь научить! – объявила классная наставница.
-Чему-нибудь и научит, - согласился профессор Доматор.
Он только что аппарировал и вышел из тени колонны. Карлотта вздрогнула и подалась навстречу, хотела что-то сказать, но передумала и остановилась.
-Добрый вечер, - сказал профессор ухода за магическими существами. – Синьора Джиовинеза прибыла?
-Ее не будет, - чуть дрожащим голосом с вызовом объявила Карлотта. – Я вместо нее!
-О, - Доматор с шутливым подобострастием склонил голову в полупоклоне. – Удачи с новыми обязанностями.
При нем Рики почувствовал себя по-настоящему виноватым. Ему казалось, что он обманул доверие Доматора, которым, собственно, дорожил. Но профессор глядел на них с Карло совершенно без всякого осуждения.
На другой день Рики специально подходил к нему, чтобы объясниться.
-Единственное, что меня может вывести из себя, - сказал Доматор, - так это слоны аврорские, которые тут ночью шатались. Но ты ведь не имеешь к ним отношения, они в любом случае бы притащились. Никого не поймали, конечно, представляю, как они копались, когда собирались!
-Но они же авроры! – Рики притворился шокированным, хотя уже успел вспомнить ту ночь последнего состязания, когда мракоборцы нарисовались к концу драки.
-У нас не Англия, - пожал плечами Доматор, - здесь нет таких опасностей, вот народ и расслабился. Честно говоря, когда ваш эксперт половину на учениях зарезал, я не удивился. Хотя до того он вредный тип!
-Это точно, - согласился Рики. – Я просто не мог не остаться ночью здесь!
-Это я понимаю, - усмехнулся Доматор, - я тоже тут как-то погулял. Честно говоря, не один раз, но этого я тебе не говорил. Барон ночевал в вольере?
В часы домашних заданий Рики передал профессору все, что узнал от старой русалки.
-Типично, - кивнул, выслушав, Доматор. – Все проблемы от женщин.
Уж в этом Рики удостоверился! Карлотта впаяла им с Карло наказаний на полную катушку, не оставив времени почти ни на что приятное. Поскольку в честь праздника преподаватели отменили хор, наказание наступило в понедельник.
К этому времени Джиовинеза уже получила ответ от Дамблдора. Разумеется, она посчитала себя обязанной сообщить, какие приключения нажил ученик по обмену. Реакция хладнокровных британцев обескуражила ее.
-Я так и написала, что это обычное дело. Чего ради приносить мне столько извинений? Представь, дорогая, Дамблдор предложил прислать сюда крестного отца ребенка, чтоб он решал все трудности с Риккардо, - говорила она Карлотте за обедом. Та, действительно, поменялась с Раджионеволли и посадила Рики с Карло подле себя, чтоб проконтролировать лишение их десерта.
-Только помощников мне не хватает, - фыркнула классная наставница.
Дополнительной радостью от родной страны стала телеграмма с пометкой Министерства магии, которую Карлотта сунула ему в пятницу в начале урока брезгливо, словно какую-то бяку. Рики отдал должное ее интуиции.
«Мистер Макарони, - писала Парвати Патил, - я обязана предупредить Вас, что, нарушая школьный распорядок, вы рискуете. Звезды говорят, что все будет хорошо, если и Вы будете вести себя хорошо».
Не выдержав поднявшихся в груди эмоций, Рики тут же, на обороте, принялся строчить ответ.
«Дорогая леди Парвати! Спасибо за заботу. Передавайте привет Бусику. Пожалуйста, кормите его, убирайте за ним, но не купайте – он этого терпеть не может. А если этого не делать, он может сдохнуть. И вообще, уделяйте побольше времени коту, а не всякой ерунде!».
Удовлетворенный, Рики отложил карточку и сунул перо в чернильницу.
-Кто научил тебя отвечать на телеграммы? – вскинула брови Карлотта.
К изумлению всего класса, карточка поднялась в воздух, повернулась вокруг оси и исчезла.
«Ну вот, подумал Рики, - спонтанные действия – самые честные. Зато доставлю радость дяде Гарри. Теперь у него будет вещественное доказательство того, что я грубиян».


Глава 12. В поддержку классной наставницы


Рики понимал, что все проявления недовольства следует принимать как должное. Однако это были цветочки по сравнению с главным испытанием. В бессладостный понедельник после уроков предстояло первое наказание с профессором Пигнолли.
-Я поквитаюсь с Марко, вот увидите, - сказала Ческа, когда они встретились в коридоре после роспуска.
Принципиальный староста сдержал обещание. Утром того пятничного дня, когда вся школа обсуждала потрясающее приключение Рики и Карло, Марко до уроков заглянул к Карлотте и выложил ей то, что знал – то есть фактически все.
Единственной родственной уступкой Карлотты было то, что она не стала трепать племянницу публично. Наставница задержала ее после своего урока и впаяла аж десять дней хора плюс дополнительное задание.
-Иногда я ее ненавижу, - призналась Ческа.
Наказанных было человек двадцать. До появления Пигнолли они самостоятельно построились в две шеренги. Рики досталось стоять в первом ряду. Он уговаривал себя, что это хорошо, что ему свойственно смотреть опасности прямо в лицо, а нумеролог – не более чем противный тип.
Профессор явился точно, когда маленькая стрелка остановилась на десяти минутах.
-Так, - выплюнул он, - «Аве Мария», и попробуйте мне пропустить вступление!
Он взмахнул палочкой, и зазвучала музыка. Ученики заранее открыли рты, а потом запели.
Рики никак не ожидал от наказания таких ощущений. Петь хором было чудесно: чувствовать, как твой голос вливается в общий поток, напряжение в легких и гармонию, охватившую всех. Происходящее напоминало…заклинание Щита. Рики давно им не пользовался, но сейчас он проживал то же ощущение. Его осанка сама собой распрямлялась, он замечал то же у стоящих рядом товарищей. И в самом деле, музыка превратилась в тот щит, который отделял их всех от профессора Пигнолли.
-Сойдет, - фыркнул он, когда мелодия закончилась. Очарование разрушилось мгновенно. – А теперь я хочу послушать соло, - заявил Пигнолли. – Ты и ты!
Рики заранее знал, что их с Карло выберут. Он понимал, что теперь внимание Пигнолли вот-вот сосредоточится только на нем, и молился, чтобы его опять не затошнило.
-Начнем с Риккардо Макарони! – гадко усмехнулся нумеролог. – Вот кого я еще ни разу не слушал! Псалом четвертый, и громче!
Тщательно подавляемое отвращение постепенно переходило в ярость. Рики лишний раз убедился, что это состояние ему знакомо, и неважно, откуда он это помнит. Он, возможно, испытывал бы смущение от необходимости петь для всех; но сейчас важнее было поставить на место человека, которого он побаивался, но совершенно не уважал.
Рики не мог закрыть глаза, чтобы получше отрешиться от происходящего, но все же, глядя прямо перед собой, представил, что ему 6 лет, он дома, стоит на возвышении, и у мамы гости. Рики позволил волне музыки подхватить себя. Его голос зазвенел под высокими сводами. Иногда он не успевал вовремя вдохнуть, воздуха хватало на пределе, но дыхание ни разу не перехватило. В какой-то момент ему показалось, что он не вспомнит, какие дальше слова; потом они пришли сами.
-Терпимо, - сухо аттестовал Пигнолли, - я думал, с первого раза хуже будет.
Рики мысленно послал его очень далеко.
Потом пел Карло, потом – снова все, а под конец нумеролог предложил соло Ческе. Однако, стоило ей скукситься, он тут же снова набросился на всех.
-Лучше пусть ваша наставница хорошенько следит за вами, а не витает в облаках, - бросил он в спину четверокурсникам.
-Зараза, - чертыхнулся Карло.
-А то ж! Я в очереди первая, ладно? – попросила Ческа. – Видели, как он от меня отвязался? Не знаю, чего больше испугался – что я бабуле нажалуюсь или что разревусь?!
Рики пожал плечами, слушая вполуха. Пока было возможно, он исподтишка наблюдал за Пигнолли. Конечно, он не видел, вошел ли тот в каморку для метел, но определенно, отправился в ту сторону.
-Все же он не просто так привязался к Карлотте, - в раздражении произнес Карло, когда Ческа шагнула в ворота четвертного курса и исчезла.
-Мне он тоже надоел, - согласился Рики.
-В самом деле, другие учителя, может, и не очень любят друг друга, но в нашем присутствии ведут себя вежливо. Доматор сам никогда ее не задирает, а она… ну буйная бывает, но не такая злобная!
-Пигнолли нарушает педагогический такт, - подтвердил Рики.
-Ребята, поторопитесь, - потребовал синьор Мичи, в чьи обязанности входила отправка наказанных.
Оказавшись дома, Рики благодарно откинулся на подушку. Тяжелый выдался денек. Измотало даже не само наказание, а его ожидание и новизна, а главное, необходимость терпеть нумеролога.
И потом, этот Робусто, ну кто его за язык тянул?! Собственно, он сам себе навредил, когда рассказал, что Рики болтал с чокнутой графиней. Теперь полшколы приписывало ему истинно гриффиндорскую храбрость – где-то на границе с безумием. Дзото, брат Пеппе, на практике даже подсел к ним поболтать, хотя обычно старшеклассники не связывались с малышней.
Графиня! Рики вдруг подумалось, что может быть… Точно, ее слова о непростительном пороке относились к Пигнолли. Выходит, она точно знала, что это за порок.
Думать о том, чтоб еще раз задержаться в школе, сейчас было крайне некстати. В связи с вынужденным изменением дневного распорядка, а также из соображений доверия Рики пришлось рассказать о своих аферах не только брату, но и отцу. Диего Макарони отреагировал нервно, главным образом из-за мамы. Они договорились, что ничего ей не скажут, чтобы не расстраивать. Конечно, отец выразил неодобрение его образом действий, как впрочем, и понимание того, насколько трудно было удержаться.
-Даже не знаю, как объяснить тете, почему ты всю неделю не будешь с ней завтракать, - задумался он. – Может, спортивные тренировки? Точно, так ей и скажи. Я все же надеюсь, ты постараешься не давать нам повода волноваться за тебя?
Рики сказал, что приложит такие усилия, и еще добавил, что британские маги тоже не обделяют его воспитанием.
История с телеграммой Парвати папу искренне рассмешила.
-Только надеюсь, Гарри не вздумает связаться с Люси, - добавил он, посерьезнев. – Но это не твоя забота. Насчет твоей подруги – может быть, ты пригласишь ее к нам, познакомиться?
От Пита Рики так просто не освободился. Тот, прежде всего, с пристрастием допросил его об очередном контакте. А появление в ту же ночь в том же месте Авроров не понравилось ему больше всего.
-Вот твои карты, - спросил он в итоге, - ты по ним сможешь сориентироваться?
Рики честно признал, что не все способен расшифровать. Пока он, не глядя, отмечал, некоторые планеты и звезды оказались совмещенными. Но отдельные участки ночных чертежей сверялись с атласом один в один!
-Я почти знаю, куда им надо, - заявил он. – Теперь я должен определить кратчайший путь отсюда до этой звезды.
-Лучше выясни, кто тебя так ищет, что явился ночью на маяк! – потребовал Пит.
-Может, это два разных человека, - попытался воззвать к здравому смыслу Рики.
-Не думаю, - покачал головой Пит. – Знаешь, я все больше убеждаюсь, что родители специально увезли нас из Англии. Дело не в контракте и не в смерти бабушки Арабеллы. Мы переехали потому, что тебя кто-то очень настойчиво ищет.
Рики не замечал ничего такого. Но теперь, когда брат произнес это так отчетливо, он с легкостью представил, что так оно, возможно, и есть.
-Летом я понял, что мама с папой знают обо мне больше, чем согласны рассказать, - поделился он со старшим братом. – Раньше нам было так легко говорить обо всем, а теперь… так сложно.
-Это началось у Арабеллы, - кивнул Пит. – Я тоже почувствовал.
-Стоит спросить их напрямую? – посоветовался Рики.
-Думаю, позже. И уж, во всяком случае, не ты. Мне они скорее откроются. Точнее – папа может что-нибудь объяснить. Мама скорее поссорится с нами, чем откроет рот.
Все это вспоминалось Рики, пока он планировал, как столкнуться графиней, не усложняя себе жизнь. Может, в школе есть особое помещение, где привидения скрываются днем?
В окно отчетливо постучали. Вздрогнув, Рики повернул голову. Сова!
Это была не простая сова. Веста, собственность Лео, которая никогда не давала Рики гладить себя. Она вообще никому, кроме хозяина, этого не позволяла. Рики накормил и напоил ее, будучи под впечатлением первичной дружеской нахлобучки. На конверте выше адреса рукой Эди Боунса было надписано: «Рики, в своем ли ты уме? Что ты творишь?!».
Но уделить этому более пристальное внимание мешал голод. Поэтому Рики сначала поужинал!
Как всегда, весил конверт прилично. Рики плотно закрыл дверь, чтобы мистер Лапка не вздумал интересоваться птичкой, и снова завалился на кровать.
«Ричард», - начиналась часть Лео. «Уже хорошо», - подумал Рики.
«…ты дождешься, что тебя силой вернут обратно в «Хогвартс». Во всяком случае, этот вопрос обсуждался на закрытом совещании в Министерстве магии, где был и мой родитель. Дамблдор насмерть стоял против, хотя министр настаивал. Естественно, вся поттеровская команда и он сам поддержали директора. Мой отец – тоже, но то, что они с мамой предпочли бы держать нас подальше друг от друга, для тебя не новость. Я знаю подробности, потому что мама специально приезжала в Хогсмид, чтобы встретиться со мной. Министр считает, что нечто непонятное происходит вокруг тебя, что делает тебя особенно опасным для окружающих. Предполагаю, это пресловутые световые сигналы и твой контакт непонятно с кем. Конечно, ничего подобного я маме не сказал.
Между прочим, директор Дамблдор сделал любопытное заявление. Якобы, позволив твоим родителям увезти тебя из страны, маги показали, что не считают возможным оспаривать их права. На них ни в каком случае не следует давить, потому что Поттеру важно видеть в их лице союзников, а не противников. Многие важные лица надеются, что ты останешься в Италии. Рядом с тобой действительно подозрительная возня, иначе бы моя семья не суетилась так. Гриффиндорская мафия утверждает, и я согласен, что твой отъезд из страны – не выход. Я точно знаю, этим летом нашли нечто, имеющее прямое отношение к Тому – Кого – Нельзя - Назвать. А оно, в свою очередь, как-то связано со световыми сигналами. Но это – если верить репортерше Вриттер.
Очень хорошо, что преступник объявился на маяке одновременно с тобой…»
«Вот спасибо», - подумал Рики.
«…Теперь ты знаешь, что надо быть начеку. Постарайся выяснить как можно больше про этого твоего нумеролога и сообщи мне все, что узнаешь. Обязательно поинтересуйся у твоих одноклассников, кому они рассказали о ваших планах ночевать в здании школы».
«Половине страны», - не сомневался Рики. Вот перспективное задание!
«Впрочем, профессор МакГонагол говорит, ничего удивительно, что ты туда сунулся. Профессор Снейп искренне сожалел, что он – не твой завуч сейчас. Он с самого начала был против твоей «увеселительной поездки», как он ее называет. А недавно Дора слышала, как он говорил профессору Поттеру, что вернешься ты совершенно не воспитуемым».
«А если я персонально ему напишу, что Карлотта – его копия, интересно, он обрадуется?» - представил Рики.
«Дружище! – обратился к нему Артур. – От своих сестричек должен выразить тебе необъятное восхищение. Будь у них твои шансы, они бы так же поступили. Я тебя тоже прекрасно понимаю, но вынужден признать, что последствия нехороши. Своей выходкой ты разворошил муравейник, состоящий из бешеных львов. Дело в том, что наш директор и крестный отец имеют совесть. Это важное свойство, естественно, не позволяет им оставлять невинных граждан в неведении относительно грозящей им возможной опасности. Когда профессор Джиовинеза написала сюда, среди учителей поднялась настоящая дискуссия – сообщать им чего-то там или лучше зря не пугать, так как они все равно ничего сделать не смогут. Информация проверенная, от дяди Рона. Уж ему твоя прогулка стоила сверхурочных! Он живет в «Хогвартсе» и психует, потому что бабуля уехала к моему отцу в Румынию, «пока все спокойно», а надеяться, что дед один сладит с малявками и теткой Луной, которая и так словно ребенок, а теперь тем более, жестоко по отношению к дедуле.
У нас тут все расчудесно. На днях Френк Эйвери вздумал натравить на Бетси Спок своего боггарта. Дик отрастил ему висячие уши. Эди это выбило из колеи, по-моему, Бетси ему нравится. Она всегда симпатизировала тебе и Дику, но я не вижу тут ничего особенного, это понятно. Если он отдаленно намекнет, а он по-другому не умеет спрашивать, пожалуйста, скажи прямо, что не имеешь на нее никаких видов».
«Обязательно, - решил Рики. – Но что значит «своего боггарта»?». Насколько он знал, боггарты не бывают ручными, и решил на всякий случай проконсультироваться у Доматора.
Вдруг в голову ударило, и пелена застелила глаза. Рики успел опустить руку, чтоб не выронить письмо.
Те же руки держали тот же сосуд с красной жидкостью. Только теперь он слышал голос – свистящий, сухой, безжизненный.
«Отправляйся туда, и возьми меня с собой. Если мальчишка ходит по той земле, положи в меня горсть, и я отвечу тебе, так ли это. Если да, она станет красной, и мы найдем его. Ты сказал – Генуя? В следующее полнолуние я буду способен…».
«Мы дать знание. Это опасность!!! Конец связи». Хорошее самочувствие вернулось так же быстро, как мир вокруг.
«Спасибо, - подумал Рики. – Вот так забота отовсюду… и ниоткуда».
Чувства, испытанные им в момент разговора обладателя рук с сосудом, были столь ужасны, что слились в один черный комок, и он не решался распутывать его, пока не убедился, что не помнит их. Понадобилось некоторое время, чтобы он снова вернулся к чтению. Рики полистал, разыскивая почерк Селены Олливандер.
«Дорогой Рики! Очень жаль, что рядом с тобой сейчас нет ни одного взрослого мага, который в полной мере понимал бы, как важно тебе быть осторожным. Твое последнее письмо еще не дошло до нас…».
«Сейчас же напишу!».
Он, собственно, не планировал делать этого в ближайшее время. Селена думала о нем лучше, чем он того заслужил. И была совершено права: как же он не сообразил, что ребята в «Хогвартсе» узнают о прогулке на маяк очень быстро!
«Итак, Дора заслужила узнать, что Тиффани не блефует. Насколько интерес к ней зависит от персоны ее папаши, точно не знаю, поэтому и намекать ни на что такое не буду. Не беспокойтесь, Барон вполне годится в разумные здравомыслящие опекуны… Мне очень стыдно, что я устроил вам такой неприятный сюрприз, заставил волноваться и не внял мудрым советам некоторых товарищей. Просто к моменту получения письма мы все запланировали, и немыслимо давать задний ход в таких условиях. Пришлите серебряные штуковины, кому надо… Я думаю, найду человека, который может их заговорить».
Рики прервался, чтобы дочитать письмо.
«Парвати Патил в истерике уверяет дядю Гарри, что ты угрожал ее коту, - констатировал Артур. – Я лично в это, конечно, абсолютно не верю, однако ты лучше знаешь, какие у нее есть основания так считать».
Рики шокировала такая трактовка его послания. Он снова взял свой пергамент и подробно объяснил, что, действительно, кажется, у леди Парвати повод есть, но он этого совсем не хотел.
Рики ожидал неизбежной критики от каждого, но Дик его разочаровал.
«Я бы уделил самое пристально внимание типу информации, которую ты получаешь от «них». В принципе, существует несколько вариантов, кто «они» и, следовательно, что «им» от тебя надо. Если это, в самом деле, пришельцы из других миров, то я вообще затрудняюсь прогнозировать. Можно поверить, что они ждут от тебя карту, а то, что докладывают тебе, является своего рода честным обменом. Поскольку язык в значительной степени организует восприятие, тебе следует обратить внимание, используют ли «они» такое понятие или близкие к нему.
Все остальные варианты видятся мне однозначно вредоносными. Предположим, кто-то воздействует на тебя с целью запудрить мозги и управлять тобой. В этом случае ты все же можешь отследить некоторые настораживающие изменения в себе. Бывают ли у тебя провалы в памяти, именно провалы, а не постепенное забывание (очень важный симптом, обнаруживается в той или иной степени у всех, подпадающих под влияние). Бывают ли те образы, которые ты видишь, совсем чужеродными, то есть незнакомыми? Само по себе это безобидно, но если через некоторое время ты начинаешь сомневаться, что, может быть, это все-таки твое, несомненно, ты подвергаешься внушению. И главное, чувства, которыми у тебя сопровождаются эти образы – они всегда возникают сразу или…»
«Академик, вот постарался-то», - Рики встряхнул головой, чтоб утрясти там все полезные советы, от которых слегка прибалдел. По ходу чтения он примеривал к себе вопросы, и все больше убеждался, что ему, как ни странно, ничего не внушают, а вот рассуждения Дика вводят в транс.
Далее Дик распространялся о необходимости составить словарь употребляемых «ими» выражений. Кроме того, он предложил конкретизировать шифр, расписать, что может означать каждый термин. Так что Рики даже тоска взяла. Таким манером добрался он, наконец, во второй раз до Селены Олливандер.
«…Мне представляется, что твой отъезд дал повод гриффиндорской мафии для усиления надзора за тобой. Теперь даже некоторые наши одноклассники и ученики постарше знают о твоем последнем приключении, конечно, из неофициальных источников. Такого не было, пока ты учился в «Хогвартсе».
Я недавно спрашивала, что узнает Артур от твоей маггловской знакомой Даниэлы. Почему-то она не боится сов. Недавно он получил от нее совсем нелепую книжку о мутации человеческой расы».
По мере чтения Рики все больше хмурился. Он прекрасно относился и к Артуру, и к Дан, но вдруг понял, что предпочел бы, чтоб они не общались сами по себе. Под влиянием зондирующих вопросов Дика чувства конкретизировались в одно слово. Он испытывал ревность, объектом которой была Даниэла. При том он понимал, что, с точки зрения здравого смылся, оснований не было, и удивлялся сам себе. Ему нравилась Ческа. Но Дан была частью мира его детства, другого мира, которым, как выяснилось, Рики не хотел делиться. Вышеозначенная дурость требовала пересмотра, но, четко обозначившись в сознании Рики, притупилась.
Эди проявил себя во всей красе. Рики заподозрил, что свои письма он сначала составляет на черновиках, которые бережно хранит. Хуффульпуффец буквально воспроизвел все свои советы и отдельно обвинил Рики в пренебрежении каждым. Впрочем, с этим он уложился всего в пять строчек, в конце которых с сожалением признал, что Рики не переделаешь. В основном же он описывал состояние дел на уроках. МакГонагол взяла моду частенько напоминать о СОВах. На зельях успехи Эдгара стали заметно лучше; вероятно, Снейп оценил его настойчивость. Похоже, ничего особенного там не происходило, так что, под влиянием мирных новостей Рики невольно расслабился. Эдгар коварно воспользовался этим, завершив сообщением: «Кстати, Эльвира Паркинсон сейчас в Ассамблее Магии. На обратном пути она по приглашению посетит «МентеСана», и я ее попросил, чтобы она уделила тебе внимание. Ты, конечно, не должен рассказывать ей лишнее, но поговорить не помешает. Особенно ей, бывшей старосте, и особенно с тобой, сам знаешь с кем».
«А поподробнее насчет последнего?», - Рики было бы, в самом деле, интересно узнать, как же Эди его буквально аттестует.
Он взял второй свиток, потому что первый полностью исписал. Рики констатировал, что рассказ о делах «Хогвартса» очень его утешил, а то он начинал беспокоиться.
Внизу оставалось еще несколько строчек – от Доры, как он быстро понял.
«Искренне жаль, что на столь красивый риск тебя подвигла такая дура, как твоя Ческа. Не нахожу больше ничего, в чем тебя можно упрекнуть. Жду про Тиффани!!! Да, мне вот тут говорят, что Ральф Джордан передает тебе привет. Элладора Нотт».
Рики даже не сильно рассердился на то, как она отозвалась о Ческе, потому что не ждал от Доры ничего другого. Главное, что он собирался написать еще, собираясь с духом – о том, что обладатель тонких рук и кровавый сосуд собираются искать его в ближайшее полнолуние. Напоминание Лео о том, что его письма читаются вслух, останавливало Рики, требуя найти другой способ. В итоге он, просидев почти до ночи, решился на самое простое.
Не отступая места, чтоб не бросалось в глаза, сразу после прощания и пожеланий он записал: «Секретная информация для Лео Нигеллуса». Это должно было сработать, Лео сам сообщил, что читает обычно он.
Изложив всю проблему на три строки, Рики, чтобы не вызывать подозрений, действительно, взялся за шифр, который требовал Дик. Но только после того, как перекусил!
Самым мучительным в наказании был, несомненно, более ранний, чем обычно, подъем. Кто-то заботливый оставлял в холодильнике бутерброды. Хлеб, конечно, затвердевал от холода, но, в общем, было терпимо.
Убирать класс Карлотты после обеда оказалось совсем нетрудно: в отличие от «Хогвартса», здесь не требовали делать это непременно руками. Несколькими взмахами палочек они с Карло доводили кабинет до сияющего совершенства. Неблагодарная Карлотта на это ухмылялась, что недурно бы найти какой-нибудь еще повод наказать их, когда этот себя исчерпает. Но в целом о них с Робусто быстро забыли ввиду появления на горизонте события всеобъемлющей важности.
Школа ведовства и ясновидения «МентеСана» ежегодно устраивала осенний бал. Он выпадал на последнюю пятницу октября, которая предполагалась на следующей неделе. Обычно в этот день приезжали разные представители Министерства и почетные гости, так что суетливость некоторых учителей заметно усилилась.
-Бабушка говорит, что для нас – праздник, а для шишек – просто вежливый повод проинспектировать школу и поглядеть, насколько мы тут воспитанные, - доложила Ческа. – Карлотта недовольна, говорит, что с радостью не пошла бы. Оно и понятно: там, где танцуют, неинтересно одной.
Но большинство учеников, не подозревая таких сложностей, предвкушали море радостей. Возле врат к Тоннелю школьников поставили урну, куда каждый желающий мог анонимно поместить свои пожелания насчет праздничного меню.
-Опять будет всякий скрип, - поморщился Барон. – Так происходит каждый раз, когда с растений сыпется сухой мусор.
После той ночи Рики приходил к нему каждый день. Оказалось, старая русалка отличалась сверхчувствительностью и в принципе не давала себя обмануть, что для Рики было своего рода вызовом.
-Я же знаю, что ты недоговариваешь, - проворчал Барон, когда Рики попытался скрыть от него причину появления мракоборцев. – От тебя вода мутнеет. А раз так, проваливай, и я тебе больше ничего не скажу.
Обнаружение преступника на маяке взволновало его.
-Я слышал, что бесхвостые бывают плохие. Даже те из них, которые так себе, могут быть опасны для нас. Считаешь, мне стоит уходить под воду, если вдруг тут появится кто попало?
Рики согласился, что это будет наилучшим выходом.
Через некоторое время старая русалка вытянула из него и видение с кровавым сосудом.
-Мои друзья считают, что за мной кто-то должен приглядывать, - вздохнул Рики.
-Совершенно справедливо, - согласился Барон, нажевывая водоросль.
На самом деле, оставаться наедине с такой тайной было тяжело. Рики отослал ответ с Вестой, но он знал, что придется ждать и, вероятнее всего, следующей из «Хогвартса» придет весть по официальному каналу, то есть зашифрованная по всем правилам. Он также настрочил другое письмо, где подробно описал суть конфликта, пари и почти все произошедшее, включая компанию русалки – гриффиндорская мафия наверняка и так знала об этой части его учебы в «МентеСана». Он попросил у классной наставницы конверт, запечатал и отдал ей.
Между тем четверокурсники все чаще собирались, чтобы посекретничать насчет двух важнейших тем дня: пародии на речевку Карлотты и уединений Пигнолли в каморке для метел. Как оказалось, то же самое в часы домашних заданий и практики делали и четверокурсницы. Перемены использовались исключительно для того, чтоб обменяться выводами.
-Не станет Пигнолли ничего ценного хранить в школе, - заявил Марко в ответ на предположение Чески. – Он просто побоится, что кто-нибудь стащит.
-А что, если нам просто залезть туда и узнать, что там? – в который раз предложил Карло.
-Как ты себе это представляешь? – воззвал к благоразумию староста. – Даже если мы, что недопустимо, задержимся, он же последним покидает школу, а потом Школьный коридор закрывается.
-Между прочим, кое-кого я уже просил там побывать, - раскололся Пеппе. – Роччо отпросился в туалет с магической обороны и попытался туда проникнуть. Там три заклятья, как минимум, и еще хитрый замок, который открывается только ключом. Кстати, Пигнолли узнал, что туда лезли, и даже пытается выяснить, кто.
-Наверное, у него там, в тесноте, стоит пыльный письменный стол, для вдохновения! – закатила глаза Мариола. – И он за ним пишет всякие гадости для Карлотты.
-Он в принципе ничего написать неспособен, - проворчал Рики. – Для рифмы нужно чувство гармонии.
Хор, точнее связанная с ним потеря времени, сама по себе служила отличным наказанием, но фигура Пигнолли делала его изматывающим и особо противным.
-Зачем он вообще ведет хор? Он же явно ненавидит музыку, - проворчал как-то Рики, когда, с облегчением вздыхая, наказанные отправлялись по домам.
-Это же солидная прибавка к зарплате, - снисходительно пояснил ему какой-то старшекурсник. – Чтоб такой жадина кому-то уступил денежное дело!
Насчет дразнилки, к великому сожалению многих, помимо Пигнолли, имелась и другая кандидатура.
-Что, если это все-таки Доматор? – вынуждены были спрашивать ученики, вдоволь раскритиковав коварство нумеролога. – Карлотта бы ему точно устроила что-нибудь такое!
Рики в душе соглашался, что от Доматора пародию можно ждать скорее, чем от Пигнолли. Однако, для предъявления обвинений требовались уличающие обстоятельства, которых не было. И вообще, едва заговорив про преподавателя ухода за магическими существами, все как-то очень охотно соглашались, что, все-таки, это может быть и любой ученик.
Но подозреваемым номер один был все-таки нумеролог. Пока весь курс ломал головы над загадкой: что может делать человек в тесном запертом помещении, Пигнолли не оставлял своими замечаниями Карлотту.
-А как Ваши родители, милая, считают, - проскрипел он как-то за обедом, - можно ли верить в легенды?
Или бросил, проходя мимо по коридору:
-А Ваш предполагаемый супруг чего скорее дождется: воздушных замков или наследства от младшего брата? Малышу, кажется, скоро исполнится шесть лет? Ну, ждать недолго!
Однажды он совсем обнаглел, заглянув к ней в класс с просьбой дать мел, и когда получил отказ, сказал, что правильно, пусть не дает, потому что надо беречь хотя бы то, что имеешь.
-«А на то, чего давно нет, и рассчитывать нечего», он это уже за дверью проворчал, но громко, - рассказал Дзото, у которого в тот момент как раз шел урок Карлотты.
В общем, в один прекрасный момент коллективные интеллектуальные усилия достигли критической массы, и грянул взрыв.
Главную мысль озвучила Мариола, которая законно считала, что, раз брат ей все рассказывает, она тоже без пяти минут дипломированный аврор и даже выше.
-Пигнолли слишком уж уверен, что сокровищ Кьяпацци не существует, и это странно, - сказала она, когда староста, мучимый любопытством, по ее просьбе добился тишины. – К ним многие относятся скептически, но никто так нагло не отрицает. А что если он точно знает, потому что… он сам их уже нашел?!
Перед глазами Рики вновь встал образ скупого рыцаря, сидящего на сундуке в темном чулане…
Каждый вдруг захотел высказаться. Поднялся невообразимый гвалт, так что профессор Джиовинеза, явившаяся к себе в класс со звонком, не сразу добилась тишины.
-Какие вы все возбужденные, - удивилась она, - что происходит?
Учиться у нее становилось все труднее. Директор поставила высочайшую планку требований. Однажды она заявила, что каждый уже и так знает свое будущее.
-А если нет? – поинтересовался Луцци.
-Значит, не хотите знать, - улыбнулась профессор.
Обычно каждый урок сопровождался тем, что двое-трое, чаще парни, начинали бунтовать. Но сегодня весь класс, отрешившись от всего, сосредоточенно пялился в затуманенные шары. Впрочем, высмотреть, кто придумал дразнилку и почему запирается Пигнолли, никому не удалось.
-Я видела, как Пигнолли держит что-то в руке, - все же поделилась за дверью чуткая Мариола. – Он смотрел на это, даже не знаю, как описать. С обожанием, с ненавистью, с жадностью.
-А что это было? – потребовали товарищи.
-Не знаю, я видела только его, - виновато вздохнула девчонка.
Рики обратил внимание, что Ческа куда-то подевалась. В толпе, окружившей Мариолу, ее не было. Он обернулся, как раз когда она выходила из класса. Ее новости произвели впечатление.
-Бабуля сказала, что предоставила каморку в распоряжение профессора Пигнолли по его просьбе. Якобы, - для усиления значимости Ческа подняла указательный палец вверх, - ему негде хранить ценные вещи и еще что-то.
Четвертый курс внезапно накрыла тишина, прерванная, опять же, принцессой курса.
–Он, понимаете, живет на квартире, и всякое может быть, - фыркнула она.
-А почему тогда он свое богатство в банк не отнесет? – поинтересовался кто-то.
-Потому что не хочет всем показывать, что у него есть, - пояснила Ческа. – Сказал бабуле, что когда в банке увидят, то пойдут слухи, а ему это ни к чему.
Одноклассники задумались. Первоначально нелепое, притянутое за уши предположение Мариолы вдруг представилось вполне осмысленным.
-Значит, он притащил в школу сокровища Кьяпации, держит их под носом у Карлотты, а ее поддевает! – возмутилась Марина, когда Рики, направляясь в зверинец к Барону, столкнулся с ней в коридоре в часы практики. – Вот негодяй!
-Говорят, у некоторых старость обостряет все худшие стороны характера, - кивнул Рики.
-Может, он того? – с опаской спросила Марина.
Рики раздраженно передернул плечами. Ему приходилось сталкиваться с теми, кто действительно был того и представлял опасность для каждого встречного, и при всей неприязни к нумерологу следовало признать, что он способен, как это объяснял Пит, вести себя прилично и выполнять свои обязанности.
-Ты же давно учишься в «МентеСана». Насколько я знаю, здесь по его вине еще никто не пострадал, - успокоил ее Рики, про себя добавив: «но я должен быть начеку».
Впрочем, одноклассники завелись. Оказалось, что все трепетно любят и уважают Карлотту, невзирая на ее вредность. Ребята использовали каждую свободную минутку, чтобы решить, как же поступить дальше.
-Делать ему мелкие пакости – себе дороже, - решил Луцци, промечтав большую перемену.
-Хоть одна разумная мысль, - согласился с ним староста.
-Мы должны доказать, что сокровища у него, - считала Марина. – Тогда все поймут, какой он противный и подлый, и синьора отправит его на пенсию. А Карлотта… должна же она узнать правду.
-Пусть лучше зря не рассчитывает, - согласилась Мариола. – Так-то для нее лучше, хотя жалко!
О том, чтобы рассказать Карлотте без доказательств, тоже речи не было.
-А если сейчас пойти к директрисе? – Рики вопросительно взглянул на Ческу. Та замотала головой.
-Бабушка вообще не верит в эти сокровища. Решит, что Карлотта нам головы заморочила, вызовет ее и отругает.
Такой исход был расценен всеми как явная несправедливость. Предложение Рики подумать каждому отдельно не встретило поддержки в рядах одноклассников. Они слишком любили собираться вместе и возмущаться, находя поддержку друг в друге.
Так незаметно подошли выходные. Субботнее утро Рики принял как божественный дар. Не вставать с петухами! Впрочем, мистер Лапка, явившись в привычное время засвидетельствовать свое почтение бросанием не шею и громким урчанием, не дал подольше поваляться в свое удовольствие.
Погода была отличная, и папа предложил им с Питом прогуляться до мастерской. Рики, который там ни разу не был, согласился. Пит, к сожалению, запланировал посетить другое место.
Уже в машине Диего Макарони передал младшему сыну вдвое свернутый конверт.
-Вчера пришло. От дядюшки Гарри, - лаконично сообщил он.
У Рики возникло желание отбросить бумагу подальше, как ядовитое насекомое. Но рядом сидел папа, и как-то не хотелось впадать в такое детство.
«Как ты догадываешься, Ричард, если бы не технические сложности, связанные с долгой доставкой, это был бы второй вопиллер для тебя».
«А как, в самом деле, эти вопиллеры делаются? – вдруг озадачился Рики. – Пошлю-ка я ему тоже – ну не домой, конечно, нельзя же ронять родительский авторитет. В Министерство, так ему и надо!».
«Я не сомневался, что ты воспользуешься любым послаблением в дисциплине».
«А ты – любым поводом, чтобы прицепиться».
«Я вынужден напомнить тебе, что в Италии ты – представитель «Хогвартса» и обязан достойно представлять…»
«Скажите, какая дипломатия, - рассердился Рики. – Интересно, он поймет, что в «МентеСана» все нормальные люди обязательно шатаются ночью по маяку! Снейп говорил, в школе он не был сторонником дисциплины».
«Мне хотелось бы точно знать, что ты имел в виду, когда написал Парвати такую ерунду. Это срочно, так что можешь передать директору внеплановое послание для Министерства. Адрес на конверте».
«Вот я и знаю, куда посылать вопиллер», - кивнул Рики.
«И еще. Похвально, что ты поддерживаешь связь с друзьями…»
«Теперь ты так считаешь?!» - изумился Рики, припоминая их последний разговор перед отлетом из Англии.
«… но они не единственные в школе, кому небезразличны твои успехи. Профессор Снейп долгие годы был твоим завучем, и я думаю…»
К этому замечанию Рики намеревался всерьез прислушаться, вот только…
«О чем я могу ему написать? Что я вовремя просыпаюсь и хорошо кушаю? Да он меня на смех поднимет! Вот интересно, умеет ли Снейп по почерку определять искренность? Вдруг он с первой буквы поймет, что я скрываю от гриффиндорской мафии важные происшествия?».
В конце крестный Поттер ограничился приветом для родителей, что Рики отцу и передал.
-Больше ничего не хочешь сказать? – поинтересовался Диего Макарони.
-Ну, он ругается, - Рики потряс в воздухе пергамент, - следовало ожидать.
Картина, с которой отец снял занавесь, потрясла воображение Рики всерьез и надолго.
-Такой гадости же быть не может! – взвизгнул он. – Что ты размазал по холсту?
Он уже не мог сказать, возникло ли ощущение зловония вместе с образом, или же оно всегда тут было.
-Обычную краску, успокойся. И, к сожалению, этот шедевр пока некуда пристроить. Кто согласится держать у себя такое? Но какова сила воздействия! Это, между прочим, и есть настоящее искусство.
-И сколько ты над ней трудился? – полюбопытствовал сын.
-Полчаса или около того, - гордо ответил Диего.
-Непереносимое красно-зеленое сочетание, - сморщился Рики, - и желтое, и грязь, тьфу, - он даже отвернулся.
-Не раскладывай мне целый образ. Можешь ответить, что это? – спросил отец.
-Гниль какая-то, - скуксился Рики, - животного происхождения.
-Правильно. Собственно, это печень, которая разлагается, - просветил родитель. – От цирроза на почве алкоголизма!
-Ты все-таки сделал, что просил теткин босс! – Рики еще раз оценивающе глянул на картину, пытаясь оставаться беспристрастным и спокойным.
-Ему я нарисовал другую, и он ее одобрил. Завтра заберет, - сообщил художник. – Хочешь полюбоваться?
Предполагая, что ничего хуже уже виденного создать нереально, Рики согласился.
Мастерство его отца стоило того. Полотно действительно навевало состояние опьянения в стадии потери равновесия; Рики почувствовал это, хотя сам никогда не доходил до такой стадии. Человек крестил бутылку с запертыми в ней зелеными чертиками. Идея вращения и раздробления мира на части удачно, по оценке Рики, воплощалась через использование в фигуре элементов кубизма и ломаных линий. Смешение и перекрещивание чистых цветов вызывали укачивание. За спиной несчастного громоздились реалистично изображенные кошмары, а на переднем плане, закрывая бутылочную этикетку, шипел на пьяницу толстый зеленый змий.
-Это мне нравится, - сказал Рики.
-Ты что имеешь в виду?! – забеспокоился отец.
За два дня дома Рики совершенно отошел от треволнений и забот прошедшей недели. А потом оказалось, что впереди маячит понедельник с наказанием – последним, но все же…
Утром пели, как всегда, на трибуне. Чтобы туда попасть, наказанные ученики по мере прибытия поднимались наверх, своими ногами, без всякого колдовства, на пятый этаж. А уже потом трибуна, полностью нагруженная, спускалась напротив балкона. Хорошо хоть, со звонком учеников отпускали на первом этаже.
Рики хотел бы до уроков разыскать директрису, что вручить «срочное объяснение для крестного», но она нигде не попадалась, и в итоге пришлось тащиться наверх.
Построились, начали петь. По счастью, Пигнолии не дирижировал; Рики подозревал, он крайне редко встает так рано. Однако через некоторое время он с другими учителями появился на балконе.
Рики с удивлением замечал, что ученики отчего-то не расходятся по классам, а, перехваченные на выходе старостами, спешат на балкон и строятся, как первого сентября. Рики ничего не понимал, ребята вокруг него – тоже. Обычно трех – четырех гимнов и псалмов хватало, но вот пошел уже шестой, и никакого знака, что их скоро отпустят.
Вдруг, перекрывая музыку, протяжно завизжала сирена на вратах седьмого курса. Джиовинеза вместе с половиной преподавателей сорвались с балкона и поспешили туда. Конечно, ни Раджионеволли, ни Квастаторри среди них не было.
Между тем из ворот вывалилась, совмещенная с Дзото Лютиком, Эльвира Паркинсон! Консуэло отстала от них на несколько секунд и своим появлением едва не сбила с еще не слишком устойчивых ног.
-Дзото! – громыхнул профессор Лютик. Рики не мог видеть его лица снизу. Но представил, как профессор гербологии сверкает очами. Он порадовался, что после учебы под началом Снейпа Эльвире ничего не страшно.
-Разве можно так опаздывать! – возмутилась, обращаясь к нарушителю, директриса. – Это время и ворота специально освободили для Чемпионок, простите, дорогие мои!
-А почему ты появился отсюда? Ты ведь на шестом, а не на седьмом курсе? – заметил Доматор.
-Я воспользовался вратами Роччо. В мои кот нагадил, - буркнул Дзото.
Гулкое эхо и наступившая тишина разнесли его слова по всему маяку, вызывая всеобщее хихиканье. Рики представил, как где-нибудь на чердаке графиня морщится и зажимает уши.
-Добро пожаловать к нам, приятель, - хмыкнул парень рядом с Рики.
-Да, ему влетит, - посочувствовала девчонка с противоположного края.
-Ничего страшного, - сказала Эльвира по-английски. – Здесь так хорошо пели, я слышала, вон там!
Она покрутила головой, разыскивая источник звука.
-Там трибуна с хором, - указала ей Карлотта. – Очень полезное воспитательное мероприятие. Мы так считаем.
Рики постарался не встречаться глазами с бывшей старостой «Слизерина».
-О, Макарони! Я обращала внимание, что у него приличные вокальные данные!
«А обязательно орать об этом на всю школу?», - Рики чувствовал, что начинает на нее сердиться. Тем более, в слизеринском хоре, который она организовывала года два назад, ей были безразличны вокальные данные.
-Это неважно, - ответил ей с акцентом Пигнолли. – Хор – это наказание за проступок.
«Вот тянут тебя за язык», - подумал Рики. В тот момент он прочно уверовал, что как бы ни была строга Карлотта, у нее хватило ума сказать покорректнее, и значит, нельзя позволять всяким плохим людям обижать ее.
Эльвира поглядела на него снизу вверх и, кажется, вздохнула.


Глава 13. Осенний бал


В любом случае, Рики был рад бывшей старосте. После обеда он вместо уроков пригласил ее осмотреть зверинец. Ческа пошла с ними. Вначале Рики ничего не имел против, но ее присутствие создавало определенные сложности. Прошлогодний английский Чески успел большей частью благополучно испариться.
-Семья Консуэло любезно пригласила меня к себе, - сказала Эльвира.
-Консуэло чего? – переспросила Ческа, не давая Рики ответить.
-Она живет у нее дома, - объяснил Рики.
-А, ну это понятно, - кивнула Ческа.
Эльвира недоуменно поглядывала на них.
-Как тебе Ассамблея магов? – поинтересовался у нее Рики.
-Много солидных стариков, невкусная еда и нескончаемая болтовня, - отрапортовала Эльвира. – Нам показали место, где хранят Огненную Чашу и еще всякие мощные предметы. Между прочим, Чемпионы других стран много чего рассказывали. Например, в Японии чемпионов выбирает вообще невероятная штуковина. А ты как? Во что влип?
-Потом, - улыбнулся Рики, опасаясь, как бы словарный запас не вернулся к Ческе.
-О чем она так долго говорила? – между тем потребовала та, поджав губы.
Рики ограничился показом вольеров магических существ как самой безобидной темой беседы. Эльвира была очарована. Но он едва скрывал досаду: оказалось, Ческа очень даже может мешать.
-А русалка? – напомнила Ческа, когда он начал разворачиваться в сторону школы.
Рики совсем не хотел вести их к Барону. Если тот заговорит, невежливо ему не ответить. А общение при свидетелях совсем ни к чему. Объяснять девушкам то, что по договоренности с Доматором держалось ото всех в тайне, Рики не собирался.
А Ческа вдруг заупрямилась, желая, во что бы то ни стало, показать Эльвире Барона.
-Такого больше нигде нет! – гордо заявила внучка директрисы.
-Но русалки – разумные существа, - ужаснулась Эльвира, когда Рики перевел ей суть спора.
-Не беспокойся, Барон свободен. Он живет здесь по своей воле, - заверил ее Рики.
Наконец, Ческа потащила их в боковой проход. Рики приготовился лавировать.
Вольер был пуст, вода на поверхности «лужи», как назвал Барон – безмятежно спокойна.
-Он уплыл, - с сожалением вздохнула Ческа. Эльвира тоже выглядела разочарованной, и только Рики удерживал безразличное выражение лица, скрывая радость.
По возвращении им встретился профессор Доматор.
-Вижу, Риккардо, ты уже организовал экскурсию для почетной гостьи, - похвалил он.
И они застряли в зверинце еще на полчаса, в течение которых Рики работал переводчиком. Доматор считал гиппокампов, с которым работал Ники Боунс, очень полезными, и сожалел, что в Италии нет таких удачных условий для их разведения. Эльвира призналась, что в школе уход за магическими существами не посещала, и не очень разбирается в его словах.
-Спасибо, что не притворяетесь, - усмехнулся Доматор.
За чемпионкой «Хогвартса» вскоре явились, потому что директриса пригласила ее к себе пить чай. Учеников же профессор Доматор отправил заниматься уроками.
Рики видел, что Ческа сердита, и сам собирался заговорить. Но она опередила. Как большинство итальянцев, она не считала нужным скрывать эмоции, что Рики в принципе ценил.
-Кажется, я вам мешала, - заявила она, как только они оказались одни в коридоре.
Возражать Рики совершенно не хотел, потому что она поняла правильно, и сам он был тоже слишком раздражен. Однако, не настолько, чтоб не понять, насколько обидно ей будет услышать подтверждение.
-Я просто хотел поговорить с ней, - ответил он. – Она была моей старостой, и мы давно не виделись.
-А при мне это нельзя? – Ческа состроила гримасу. – Слишком секретно?
-Не выдумывай! Я не виноват, что ты плохо знаешь английский, - в сердцах вымолвил Рики.
-Ну и пожалуйста, - заявила Ческа и, развернувшись, зашагала в комнату практики для девочек. Судя по голосу, прозвучавшему из открывшейся двери, у них дежурил Квастаторри.
Рики отправился к мальчикам. Усевшись, он даже не стал открывать учебник, а подпер голову руками и уставился в никуда. Настроение у него было скверное, но не подавленное, а наоборот. Внутри клокотал вулкан, не позволяющий отвлечься на что-то другое.
Он отдавал себе отчет, что названная Ческе причина не была основной, почему он предпочел бы обойтись без нее. Он просто не хотел, чтобы его подруга знала о нем то, что он совершенно спокойно мог обсудить с Эльвирой. Приходилось признать малоприятный факт – да, Ческа нравилась ему, но он ей не доверял.
Рики кстати вспомнились слова Доматора: «она болтушка». И нельзя сказать, что это было редкое качество, нет, скорее даже типичное, на что и внимания обращать не стоит. Конечно, Ческа не была виновата в том, что девочки, с которыми Рики был хорошо знаком, по странному стечению обстоятельств в этом смысле оказались исключительными. Так говорил разум; но он все равно не в силах был обуздать возмущение. Почему, интересно, другие могут заниматься своими делами, а ей непременно надо все знать? Даниэла никогда бы не стала скандалить; если же она проявляла настойчивость, то честно признавала, что давит, а не делала вид, будто ей должны. Селена могла обидеться, но требовать полную подотчетность – вряд ли. Образцом редкой бесцеремонности, сующей нос в дела ближних, среди знакомых Рики выделялась Дора Нотт; однако она тоже умела держать язык за зубами, если хотела, конечно.
-Что-то случилось? – спросил Марко. Его перо зависло над пергаментом в ожидании ответа.
-Ничего, - солгал Рики, открывая первый попавшийся учебник.
-Слушай, Риккардо, зачем тебе понадобились мои руны? – поинтересовался сидящий напротив Дзото.
За пять минут до роспуска пришла Карлотта.
-Моя почетная обязанность – напомнить вам двоим, что с сегодняшнего дня вам больше не нужно оставаться на репетиции, - объявила она, обратившись к Рики и Карло. – До тех пор, пока опять чего-нибудь не натворите. Макарони, за мной!
Рики ожидал, что она передаст ему какое-нибудь письмо, и очень удивился, когда классная наставница просто остановилась в коридоре.
-Не обращай внимания на Ческу, - сказала Карлотта. – Иногда она невозможно капризничает. Я объяснила ей, что она неправа, но, по-моему, толку мало. Надеюсь, ты в любом случае домашнее задание выполнишь, как следует. После бала я дам контрольную.
Рики лишился дара речи. Хорошо, что у Карлотты была манера уходить, не дожидаясь ответа.
Примерно то же самое про Ческу сказала ему Марина, добавив, что Ческа очень расстроилась.
-Еще тетка ее обругала. Хорошо, что синьора Джиовинеза не такая вредная.
-Я не ожидал, что она начнет жаловаться всем подряд, - высказался Рики.
-Не всем. Другим девчонкам в классе она ничего не скажет, ей многие завидуют. Попробуй понять, Риккардо, Ческа слишком чувствительная, чтобы держать все в себе, - принялась уговаривать Марина. – Девушки ведь устроены совсем иначе, нам необходимо с кем-то делиться.
Таким вот образом, невзирая на обретенную свободу от Пигнолли, Рики вернулся домой нервный и хмурый. Это заметил брат, заглянувший в комнату, чтобы позвать его к столу.
-Это из-за «них»? – спросил он.
-Нет, - буркнул Рики.
-Что-то с учебой?
Рики помотал головой.
-О Боже! Мама какая-то напряженная. Вы поссорились?
-Не с ней. С подружкой, - проворчал Рики.
-А я думал, что-то серьезное, - в голосе старшего брата сквозило заметное облегчение.
Рики резко встал и шагнул к нему.
-Для меня это очень серьезно, - отчеканил он.
-Разумеется, - согласился Пит, но Рики уже завелся.
-Почему, интересно, я имею право волноваться только из-за всякой чертовщины? По-твоему, меня вообще не должны волновать вещи, важные для нормальных людей??
-Я не говорил ничего подобного.
-А ты, наверное, прав, так-то оно было б для меня лучше, - заявил Рики и, обойдя его, отправился в столовую.
Он постарался скрыть дурное настроение, и ему вроде удалось. Весь ужин тетя Мария шутливо упрекала главу семейства за то, что он испортил благоприятное впечатление о себе появлением в офисе «потрясающей картины».
-Женщин просто в дрожь бросало, а некоторые типы, не поверишь, специально бегают, чтоб их заштормило, - делилась она.
Постепенно Рики успокоился. По крайней мере, ссориться сегодня еще и с братом было лишним.
-Ну, итальянки, наверное, все такие, - прокомментировал Пит, как следует выслушав.
-Это мне скорее еще больше мешает, - сказал Рики. – Я понимаю, что в принципе все нормально, и я не должен так к этому относиться. Но я-то именно так чувствую!
-Значит, женись только на англичанках, - посоветовал брат.
-Не смешно!
-А я и не шучу.
Радостное оживление, связанное с предвкушением бала, растянулось на всю неделю. Рики и Ческа продолжали сидеть за одной партой, не заговаривая друг с другом. Со стороны это было нетрудно: общие разговоры поглощали всех. Причем никакой праздник не смог бы вытеснить Пигнолли.
После долгих обсуждений четверокурсники решили предпринять следующее: каждый раз после репетиции хора те, кто оставался, следили, куда идет нумеролог, пока дети отправляются по домам. Разведка неизменно доносила одно и то же – в каморку для метел на первом этаже.
-Молится он там, что ли? – вопрошали некоторые парни.
-На золото, - добавляли, ежась, девочки.
Марина в расстроенных чувствах ходила от Чески к Рики, стараясь помирить их. Замечающий это староста настойчиво убеждал ее заняться чем-нибудь полезным.
Рики сумел-таки спокойно побеседовать с Эльвирой. Они неспешно перемыли кости всем знакомым, получив от этого ранее непонятное Рики удовольствие.
-Я получила письмо от Марка Эйвери, - вспомнила о напарнике бывшая староста. – Он уехал на Цейлон, изучает восточную медицину. Та симпатичная китаянка тоже там, но она вроде бы работает. У них в школе совсем другая подготовка.
-От души желаю Марку удачи, - Рики всегда хорошо относился к старосте, невзирая на то, что тот был братом Френка Эйвери, самого противного из недругов уже потому, что им приходилось жить в одной комнате.
-Ну и что ты тут делал целую ночь? – потребовала Эльвира, когда он объяснил, за что его наказали.
Вопрос застал врасплох. Рики еще ничего не приходилось сочинять по этому поводу; авроры только спросили, не заметил ли он чего подозрительного. И что теперь ответить Эльвире? «Болтал с русалкой о том – о сем и чертил телепатические звездные карты по просьбе пришельцев»?
-Ну, астрономию делал, - промямлил он.
-И все? – было видно, что Эльвира не поверила, но терпеливо ждет, надеясь на его исправление.
-Нет, - ответил Рики, которому хватило времени придумать кое-что. – Я разговаривал со здешними привидениями. Им нельзя показываться в школе днем. И встретил одну такую графиню. Ты не подскажешь случайно, какому пороку предавались богатые люди в старину?
-Ну, - Эльвира передернула плечами. - Наверное, любому. Деньги существенно облегчают приобщение к пороку. Тем более, если нет необходимости зарабатывать на жизнь и полно свободного времени.
Рики нечего было на это возразить. Разумеется, беседовал он и с Консуэло. Чемпионки проводили в школе все дни; в отличие от ее обычных посетителей, только и делали, что наслаждались жизнью: гуляли, кушали и украшали собой образовательное пространство.
В день накануне бала Рики вызвали к директрисе. Довольно чему-то улыбаясь, Джиовинеза передала ему телеграмму от Министерства с почерком Парвати Патил.
«Обязана предупредить Вас – звезды обещают контроль и оценку».
«Каждодневная радость ученика. Если это пророчество, то и я так могу», - подумал Рики.
-Надеюсь, я не обязан отвечать? – поинтересовался Рики у Джиовинезы.
-Как хочешь, - улыбнулась та.
–А чем Вы так довольны? – решил поддержать беседу Рики. Кажется, ссора с Ческой не повлияла на отношение к нему директрисы. Впервые в жизни он подумал, что все-таки лучше бы встречаться с обычной ученицей.
-С твоей телеграммой и мне пришло извещение. Нас посетит сам Гарри Поттер! Ближе к Рождеству, как освободится. Выпускникам будет полезно…
«Беспроигрышное пророчество», - похвалил Рики, внимательно изучая телеграмму.
Потом его нашла Эльвира, узнавшая от Марины о дополнительных занятиях у профессора Доматора.
-Я рада, - сказала она, - потому что, по-моему, в «Хогвартсе» ты не ладил с Хагридом, а такие вещи влияют на отношение к предмету.
Карлотта больше не говорила Рики о Ческе. Она вообще не появлялась нигде, кроме уроков и обеда. Привыкшие к контролю и строгости четверокурсники насторожились.
-Наверное, Пигнолли ее сильно обидел, - предположил Пеппе. – Это на нее совсем непохоже.
-Точно. Она очень редко такая тихая, - согласился Рики.
До бала оставался последний урок. Рики написал на бумажке «Давай поговорим», и как бы случайно уронил ее на раскрытую тетрадь Чески. Он немного рисковал – Раджионеволли не поощрял обмена записочками. Через четверть часа Ческа толкнула Рики в бок. «Я подумаю», - прочитал Рики.
Праздник в «МентеСана» будил в нем любопытство и сам по себе. В «Хогвартсе» Рики привык к пышности и изобилию. А ссора с Ческой угнетала его, чем дальше, тем сильнее.
Дома Рики первым делом пошел на кухню. Под дверью его остановил взволнованный мамин голос:
-Он угрожал опытами над ребенком, представляете?
-Кто? – спросил Рики. Вздрогнув, мама начала поворачиваться.
-Придурок. По новостям каких только ужасов не передают. Хоть совсем телевизор не включай, - поморщилась миссис Дуглас.
«Везде не слава Богу», - подумал Рики. Впрочем, он и раньше замечал, что обстоятельствам свойственно подкреплять любое эмоциональное состояние, оно словно притягивало похожие факты.
Утром заморосил дождь. Рики немного расстроился, несмотря на предупреждение Доматора о том, что авгур зря не орет.
«Энергия в покое?»
Давно они не возникали – больше недели, с удивлением припомнил Рики. «Неужели предпочитают не лезть под горячую руку, когда психую? Уважают», - гордо подумал он.
«Я сейчас не могу смотреть путь», - он уже привык, что извиняться бесполезно, у «них» «нет знаний».
«Нет, мы не показывать. Мы знание, ты делать путь. Но он не приходить к нам. Наш во все стороны».
«То есть как? А, я делаю плоский рисунок. А вы ловите только трехмерное», - непонятным образом догадался Рики.
«Твои отметина нет знаний. Мы хотим свет. Как тот, что приходить к тебе от нас».
Перед внутренним взором Рики встала звездная сфера, которую он однажды передавал Пеппе.
«Да. Такой путь мы знания».
«Я сделаю», - пообещал Рики, не задумавшись, как ему это удастся.
«Отдались твоя опасность. Они приближаться».
Словно две картины перекрестились, просвечиваясь одна сквозь другую. Знакомая рука очень быстро писала что-то на клочке бумаги. Рики не мог разобрать слов – почерк был ужасный. Белая горка, из которой человек однажды доставал сосуд с кровью, одновременно надвигалась. То одно, то другое становилось четче, а потом все пропало.
«Они вместе?» - с надеждой спросил Рики. Вроде бы «они» могли понять все слова.
«От тебя – почти в одну точка».
«Далеко от меня?» - в этом вопросе Рики почти не рассчитывал на успех.
«Ты менять точка на твоя планета. Опасность – где первая точка».
«Значит, они из Британии! Ну, точно Упивающийся смертью, кому еще я нужен», - осенило Рики.
«Нет знаний. Отбой».
-Значит, нужно проверить списки всех пассажиров, прилетевших сюда в определенный промежуток времени, - сказал на это Пит. – Это сложно, но не невозможно.
-А если он прилетит в другой город или под чужим именем? – предположил Рики.
-В таком случае вся работа бесполезна, - ответил брат. – Ты уверен, что он именно прилетит?
Такого Рики тоже не мог утверждать. Просто он считал самолет самым удобным транспортом для далеких расстояний. С тем и отправился на бал.
Он надел обычную форму, и был очень рад, когда обнаружил, что большинство мальчиков сделали то же самое. Но девушки вырядились, кто во что горазд! Главным критерием выступала совершенно не красота, а оригинальность. Косматые патлы, рваные подолы… половина прекрасного пола, похоже, грезила о разбойничьей доле.
-Ты своим лоскутом меня чуть в стену не впечатала, - возмутился какой-то парень.
Девчонка в ярко желтом и зеленом, которой была адресована претензия, возмущенно развернулась и заявила:
-Не лоскутом, а лепестком, балда! Не видишь, я цветок!
«Нежный и трепетный», - подумал Рики, и тут кто-то с размаху треснул его по спине.
-Пошли скорее. Мы маски наколдовываем, - крикнула Мариола и потащила его за собой через толпу. Рики узнал ее по голосу – иначе просто невозможно было опознать бледную поганку в широкой шляпе и белых очках. Позднее он узнал, что Мариола считала себя сыроежкой.
В кабинете зелий собралось полкласса. Среди них – Ческа, которая чуть улыбнулась его появлению, прежде чем снова сосредоточиться на манипулировании Марины с палочкой и лежащим на столе пнем. Карлотта тоже была с ними и выглядела нормально, разве что более нарядно, в шали с блестками и завитыми распущенными волосами.
-Хватит чертей, давайте хоть хрюшку сделайте. Или барашка, - предложила она.
-Я хочу быть драконом! – объявил Луцци.
-Очень верю. Вы и рады спалить всю школу!
-А как сделать крокодила, синьорина?
-Безобразие! Почему вы не хотите быть зайчиками и белочками?
Над своими замечаниями Карлотта смеялась вместе со всеми. Похоже, ее хандра ушла в прошлое.
Когда одноклассники толпой двинулись к столовой, Рики с Ческой незаметно отстали.
Неловко было находиться в широком открытом пространстве пустынного коридора, хотя вероятность того, что кто-то появится, была маленькой. Ческа нервно покусывала губы. Рики не видел полностью ее лица – тетка таки уговорила ее надеть маску белочки.
-Я… хотел, чтобы мы перестали так по-дурацки вести себя, - Рики непросто было начать, но еще хуже – ждать, что это сделает Ческа. – Это же невозможно – постоянно находиться рядом и не разговаривать, ты согласна?
-Я знаю от Марины, ты обиделся. Но и я тоже, - сказала белочка почти спокойно.
-Я не привык, что про мои проблемы знает полшколы. Просто, понимаешь…
-А я не привыкла, что тебе мешаю, - парировала Ческа. – И вообще, может, мне тоже интересно поговорить с твоей Эльвирой? Вот я бы общалась с парнем старше, а тебя попросила поучить в это время уроки?
Такой вариант не приходил Рики в голову, и он признал, что это была бы не лучшая ситуация в его жизни.
-Но Чемпионка, конечно, другое дело, - смягчилась Ческа.
Рики уже мог улыбнуться ей. Как будто стена между ними растаяла. Сейчас он очень хотел позабыть разногласия.
-Мы оба погорячились, - сказал он.
-Вроде да, - согласилась Ческа. – Пойдем?
У поворота он решился взять ее за руку. Ческа не отняла руки, только чуть вздрогнула и ничего не сказала.
В столовой все изменилось. Пространство расширилось, словно резиновое, появилась танцплощадка. Высокие окна давали, как всегда, много света. Сверху лилась музыка.
-Обалдеть. Она действительно пригласила «Диких Наяд», - восторженно выдохнула Ческа.
Обозрев популярную группу, Рики признал, что у всех растрепанных и оборванных школьниц есть гармоничный вкус. На каждой певице пестрели полоски и треугольники не менее десяти цветов, причем рядом располагались плохо сочетаемые.
Столов стало больше. Карлотта рассаживала одноклассников за тот, над которым светилась, зависнув сама по себе, цифра «4». Рики посочувствовал пятому классу профессора Пигнолли, которому предстояло есть с наставником.
Чемпионки сидели с директором и всякими незнакомыми типами, вероятно гостями из Министерства. Возле четвертого курса размещался седьмой, под предводительством профессора Доматора. Но, кажется, Карлотта не дергалась.
-Анну нужно похвалить, как всегда, - напомнила она подопечным.
Джиовинеза сделала знак, и музыка стихла. За столами сохранялся какой-то незначительный шум непонятного происхождения, который она проигнорировала.
-Дорогие ученики, коллеги и гости!..
-Минут на двадцать, - шепнула Ческа. Рики улыбнулся и сжал ее руку. Директор говорила обо всем – про учебу, про осень, про необходимость хорошо отдыхать. Как ни странно, вокруг становилось все тише. Голос Джиовинезы, бодрый сам по себе, убаюкивал тех, кому было неинтересно слушать.
-А теперь, конечно, танцы! – наконец, объявила она. – Я попрошу открыть бал всем нам хорошо известных… Вас, пожалуйста, и Вас, профессор.
Рики, лениво следящий за ней глазами, встрепенулся, когда преподаватели, на которых она кивнула, поднялись.
-У Карлотты хорошее настроение. Она могла и скандал закатить, - прошептал кто-то за соседним столом.
Доматор не представлял такой опасности. Он всегда держал себя прилично. Зельеварша позволила взять себя под руку и проводить до танцплощадки. Заиграла музыка.
-Хорошо смотрятся, - выпалила Марина и прикусила язык.
-Ческа, у твоей директрисы далеко идущие намерения? – поинтересовался Карло.
-Не смей говорить так про мою бабулю, - надулась Ческа, неотрывно следя за танцующими.
К Доматору и Карлотте начали присоединяться старшеклассники и преподаватели и с гостями.
-Всем сидеть, - потребовал Марко. – Сейчас Карлотта вернется. Когда еще мы сможем поговорить о Пигнолли?
Рики не посмел проявить недовольство, зная, что его никто не поддержит.
-У Карлотты все хорошо, но Пигнолли так и не получил по башке, - подытожила Ческа. – Интересно, как же он все-таки нашел сокровища Кьяпацци?
-Как? Тихо - мирно, не привлекая лишнего внимания, не то, что этот болван Ринальдо, - аттестовал Луцци.
-Странно. Мне брат рассказывал, что если люди склонны сильно привязываться к чему-то, обычно у них хватает самосохранения избегать этого. Ему не следовало бы уклоняться в сторону денег, - авторитетно изрекла Мариола. – Или синьор профессор что, легенду не знает?
-Может, он тогда не был таким жадиной, - проворчал Пеппе.
-Легенда говорит, что богатство вообще – вещь опасная, - заявила Ческа.
-Да ну! Сокровища Кьяпацци сделали Ринальдо бессмертным. Не отдал бы их, жил бы до сих пор, - сказал Карло.
-А я бы раньше отдал, - вырвалось у Рики. – На кой черт нужна такая жизнь?
-Мне тоже было бы жалко тех крестьян. Я не смогла бы сидеть на сокровищах, - сказала Марина.
-Риккардо, ты имел в виду, что он был старым и одиноким? – мягко спросила Ческа, запуская пальцы в его волосы.
Внезапно ему стало холодно. Время словно застыло, и при этом он ощущал миллисекунды, бегущие мимо, и они царапали ему кожу, как сухие снежинки. Музыка и все вокруг, казалось, находится где-то далеко.
-Нет, - ответил он. Собственный голос показался ему чужим и холодным. – Возраст не имеет значения, пока живы интересы и вкус к жизни. Моя бабушка, которая умерла, сказала, что ей все надоело, и она устала. А в «Хогвартсе» многие учителя старше Пигнолли, но на тот свет не собираются.
По мере того, как Рики говорил, температура, краски, и звуки постепенно приходили для него в норму.
-Бессмертие – это та же жадность, только до возраста, - кивнула Марина. – Деньги надо тратить, а годы – наполнять хорошими делами и радостью.
-Синьор же вначале был хорошим человеком, - напомнила всем Мариола.
-Вы кого тут критикуете? – прозвенел за спинами голос классной наставницы.
Только тут Рики обратил внимание, что играют уже другой танец, и этот они с Ческой тоже пропустили.
-Мы говорили о сокровищах Кьяпацци, - смущенно призналась Ческа.
-А других тем для разговоров у вас нет? – Карлотта, переводя дыхание и теребя бахрому шали, грациозно опустилась на стул. – Я же не поднимаю тему очепяток в ваших рецептах.
Некоторые склонили головы, а кое-то захихикал. Карлотта на каждом уроке напоминала, что не обязана проверять грамотность правописания. «Рылья муховерток», повторяющиеся чаще других, она несколько раз потребовала принести, чтобы хоть раз в жизни увидеть, что сие такое. «Расгад яда под воздействием противоядия» однажды довел класс до истерического хохота.
-Профессор Доматор считает, что «рылья муховерток» - это, видимо, хитрые рожи учеников, которые не выполнили домашнее задание, - изрекла классная наставница. – И, признаться, у меня частенько возникает желание отправить их в котел. Может, вы начнете есть? Не отравлено!
Через некоторое время Карлотта опять ушла.
-Бабуля, конечно, не должна была заставлять ее танцевать с Доматором, - прокомментировала Ческа.
-Понять не могу, чего Карлотта его грызет по каждому поводу, - высказался Рики.
-А ты не знаешь? – изумилась Ческа. – На его месте мог работать тот самый Ринальдо. Лет пять назад, когда старый преподаватель ушел на пенсию, и бабуля объявила конкурс, он тоже претендовал на должность по уходу за тварями. Ясное дело, Доматор лучше. Но Карлотта психует. Ведь точно, если бы Ринальдо здесь преподавал, она уже вышла бы замуж.
-А мне казалось, они с Доматором в школе не ладили, пока учились, - добавила Мариола.
-Чушь. Он же на несколько лет старше, - напомнила Ческа. – Ты вот много с кем водишься из старших или младших?
Ну, Рики водился. По крайней мере, он потанцевал и с Эльвирой, и с Консуэло. Ему казалось, что праздник продлится допоздна, и очень удивился, попав домой аккуратно к вечерним новостям. Между прочим, ни одно привидение не посмело предстать пред очи школьников, несмотря на то, что стемнело.
-Рики, - позвал Пит, - в компьютере кое-что есть для тебя.
«Странные вещи советуют тебе друзья, - написала Даниэла. – Лео, которого я не знаю, передал через Артура, что полнолуние вообще-то реально длится около шестнадцати минут. Он считает, что именно это время тебе лучше всего провести с Бароном в его родной стихии. Главное – не стоять ногами на земле и вообще не находиться на ее поверхности. Используй для этого жаброводоросли от какого-то китайца.
Должна сказать, что ваше уфологическое общество мне все больше напоминает театр. Чего вы только не напридумывали! Надеюсь, то, что ты собираешься сделать, не представляет опасности для жизни. А кто такой Барон и что есть жаброводоросли, если не секрет?»
«Ну вот, - с досадой подумал Рики, - врать придется».
-Итак, ты лезешь под воду? – уточнил старший брат, знающий ответы на оба вопроса Дан.
Но, даже осознавая необходимость такого шага, склонный верить «их» предупреждениям, Пит опасался.
-Я объясню Барону, чтобы он в случае чего тащил меня к воздуху, - пообещал Рики.
Куда больше его сейчас волновал «их» новый запрос. Как сделать такую звездную карту, чтоб ее можно было запихнуть в сферу? Пит показал программу, позволяющую загнать чертежи в компьютер. Это неожиданно имело прекрасный результат.
Карта никогда не давала настолько полного зрительного представления. Глядя в черноту экрана, где сменяли друг друга, надвигаясь на него, светящиеся точки, Рики как будто получал тот же сигнал, что и от самих неизвестных гостей. Часто он, сравнивая по памяти, замечал, что вроде бы здесь не хватает планеты, а вот эта звезда – лишняя. Кроме того, некоторые отрезки карты можно было скачать в готовом виде.
Однако до воскресного вечера Рики понял, что всего компьютер за него не сделает. Многих участков он не видел так, как давали «они». Но, в целом, работа с его помощью пошла быстрее.
В понедельник Карлотта передала ему плановое письмо из «Хогвартса». К нему прилагалась небольшая коробочка, внутри которой Рики обнаружил несколько маленьких серебряных штучек, в основном булавки и брошки, а также запонки. Все это ему надлежало передать для заговора.
-Здорово, что вы поддерживаете отношения, - порадовалась за него Марина.
Вопреки обыкновению, начиналось письмо почерком Селены.
«Дорогой Рики! Честное слово, лично мне было очень приятно, что ты интересуешься нашими делами. Надо было нам обратить внимание, но тогда наши прежние письма получались бы совсем необъятными. Профессор МакГонагол получила рецензию от твоего нового преподавателя ее предмета вместе с чудесным сервизом буквально на днях – посылка очень долго оформлялась, а потом проверялась в Министерстве…».
Рики успел напрочь забыть о намерении профессора Инстабилито связаться с «Хогвартсом», тем более, что все части его сервиза благополучно превратились из глиняных в фарфоровые, и преподаватель больше о них не заговаривал. Новость не слишком понравилась Рики, хотя особых причин не было. Впрочем, предъявлять претензии Инстабилито он определенно не собирался. Как сказала о нем Эльвира, пятнадцать минут бывшая на одном из уроков: «он столько извиняется, что в результате любому скоро станет стыдно за факт своего существования, типа, чего ты тут торчишь и доставляешь хлопоты такому приличному человеку?».
«Профессор МакГонагол сначала продемонстрировала твою работу в классе «Слизерина» как образец, а затем гордо поставила сервиз на видное место в своем кабинете. Лео вышел с того занятия под сильным впечатлением от твоей работы. Дора мне так расписала, какие мы все, что я не выдержала и напросилась к МакГонагол. Должна признать, ты конструируешь не хуже, чем рисуешь. Профессор Стебль тоже видела, и очень тебя хвалила».
«А профессор Снейп сказал, - продолжалось уже другим почерком, - что, поскольку ему его итальянская коллега ничего не пишет и не шлет, это можно считать за радостное известие».
«Это Дора тут со своими комментариями, - объяснила Селена. - Он имеет в виду, конечно, твое поведение; Снейп знает, что в другой школе твоим наставником также является профессор зелий. Профессор Поттер, может, тебе это и не понравится, прекрасно справляется. Мы много практикуемся у него, и читаем тоже прилично. Но Дамблдор, по-моему, не рассчитывает, чтобы он остался на следующий год».
«А я подралась с Мелани Хатингтон возле женского туалета, - объявила Дора. – Между прочим, нас Френк самолично растащил, и меня потом стыдил. А я и в самом деле забыла, что я ведьма. Все-таки палочкой врезать – не то, что рукой! Ее никто не спрашивал, что она, дура, думает про мою новую прическу! Тем более, все и так знали, что я заклинанием не туда попала. По рассеянности его произнесла, когда наматывала прядь на палочку. Я молча радовалась, что не облысела, а у нее это вызвало слишком громкие сожаления. Ну подумай, есть справедливость на свете?!
Кстати, на твоей чашке я смотрюсь вполне симпатично, но меня возмущает, что кто-то подарил меня МакГонагол. Ты действительно осознанно согласился, чтоб весь сервиз послали именно ей?!».
«Вот тоже радость, объясняться теперь с Дорой». Рики понимал, что изображения возникли непроизвольно, но лучше бы на чашке, в самом деле, воплотился песик Даниэлы, который и лаял, и кусал значительно меньше.
«Я становлюсь все более нервным, потому что приближается первый квиддичный матч этого года, - делился Дик. – Конечно, у меня вряд ли пропадет голос, но вдруг начну плести всякую чушь?!».
«Квиддич такое дело, что никто не заметит», - подумал Рики.
Он с удовольствием ознакомился с реакцией Лео и всего класса на портреты (Френк расстроился, что «он там еще не помер», а Тиффани обиделась, почему ее нет).
«Как вернусь, нарисую ее, и пусть пришлет сюда какому-нибудь парню», - решил Рики.
Дальнейшее содержание основательно сбивало с веселого настроя. «Я получил данные о твоем Пигнолли. Он числится в не то чтобы совсем черных, а скажем так, серых списках Гильдии Авроров Великобритании (ГАВ). Он никогда не попадался как Упивающийся смертью, даже так и не принял Метку. Но он из своей страны, издалека весьма сочувствовал идеям Темного Лорда насчет борьбы с пополнением рядов магического общества путем привлечения нечистокровных колдунов и ведьм. Пигнолли проявил себя как редкий фанатик чистоты крови; возможно, поэтому так и не женился, но вряд ли мой папа может знать такие вещи наверняка. Точно, что Пигнолли однажды, еще в молодости, устроил скандал в римском баре, вроде как начал собирать народ и ораторствовать, кто-то возмутился, местные мракоборцы его привлекли, провели, как сказал мой отец, «воспитательную беседу», и больше он ни в чем подозрительном замечен не был. Скажем так, несостоявшийся сторонник Того – Кого – Нельзя – Называть в силу дальности расстояния. В прошлом году Пигнолли собирался поехать на Турнир с делегацией «МентеСана», но ему отказали в визе. Странно, что он работает в школе. Если можешь, проверь, притесняет ли он магглорожденных учеников и есть ли у него любимчики».
«Он притесняет всех подряд, и нет у него любимчиков», - мысленно ответил Рики.
Эди рассказал о том, как наорал на домашнего эльфа, которого, случайно утром зайдя в штаб за забытым там пером, застукал за копанием в бумагах Клуба. «Но возможно, он и правда убирал, - признал, выпустив пар, хуффульпуффец. – Дора Нотт забегала к нам накануне, и Дик искал для нее свой прошлогодний реферат по рунам – он ей понадобился для прорицаний. Но твои письма мы в штабе в любом случае не держим».
Артур вначале не нашел ничего лучше, как занять Рики красочным описанием радости Хагрида, который, будучи где-то проездом, видел дракона. «Я бы тоже хотел, чтобы хоть одного держали в школе», - признался сын драконозагонщика. Далее он зачем-то в трех строчках передал все, что уже рассказали о себе другие. Рики даже зевнул и обмахнулся письмом, как веером, но все же решил дочитать до конца. «…а к Селене Олливандер клеится Фредди Гаткинс. Вряд ли ты его помнишь, вы никогда не сталкивались. Он гриффиндорец с шестого курса…».
«Чтооо?!» - первые слова до Рики не дошли вообще, и он замедленно постигал смысл тех, которые следовали далее.
«…нормальный парень, в общем. Привет от Ральфа».
-Что-то плохое? – заботливо спросила Ческа.
За всю перемену она ни разу не отвлекла его. Кажется, выходила, ну а теперь, наверное, заметила, что текст на исписанном листе пергамента заканчивается.
-Не то слово, ругаться хочется, - выпалил Рики.
-А почему?
Ческа смотрела на него сбоку, подперев голову рукой. Встретившись с ней глазами, Рики немного протрезвел как будто и понял, что говорить ей о Селене точно не стоит.
-Вот, Ральф Джордан, - Рики ткнул для большей достоверности в имя пальцем, и тут сообразил вдруг, что Ческа все равно не поймет, потому что написано на английском. Он почувствовал себя совсем скверно оттого, что приходилось сейчас придумывать что-то именно для нее. – В предыдущих письмах, кроме самого первого, мне не передавали от него никаких приветов. И этот, я уверен, Артур приписал от себя. Ральф до сих пор дуется и не хочет знаться со мной.
-Почему? – недоуменно спросила Ческа. – И вообще, стоит ли переживать так из-за него. Кто он такой?
-Это он приглашал тебя в деревню возле «Хогвартса», - напомнил Рики. – Наверное, ты до сих пор ему нравишься. Но мы друзья, у нас одна компания.
-Ерунда какая, - отмахнулась Ческа.
Звонок избавил Рики от необходимости отвечать. Явился профессор Лютик и взялся спрашивать у доски тех, кто сделал много ошибок на последней контрольной; в отличие от Карлотты, он милосердно провел ее до праздника. Ческа не отвлекалась. Но Рики почти не следил за ходом урока. Он с удивлением обнаружил, что насчет Ральфа сказал правду. Если все было так, как он подозревал, то это очень огорчало Рики. Ческа вряд ли понимала, что Клуб Единства и «Хогвартс» много значили для него. Он совершенно не хотел разногласий с Ральфом. Джордан был наблюдателем от привидений, а не членом Клуба; как, впрочем, и Лео, лучший друг Рики.
Но вот Селену он никак не мог представить пусть с самым распрекрасным «Фредди»! «А почему она сама о нем не написала? – озадачился Рики. – Или она его в упор не видит, как мебель, или стесняется», - решил он, и первая версия была, определенно, предпочтительнее.
После гербологии Ческа должна была его покинуть и засобиралась вместе с Мариной на бытовые чары.
-Подожди, - остановил ее Рики. – Ты знала, что Пигнолли собирался ехать в «Хогвартс» на Турнир?
-Знала, конечно, - пожала плечами внучка директрисы. – Никуда его не выпустили, и правильно сделали. Еще не хватало, в чужой стране людей пугать!
Рики медленно убрал письмо в боковой карман сумки и вышел из класса, пропустив вперед даже старосту.
-Голова пухнет от умных мыслей, Ричард?
Эльвира стояла у окна напротив и, наверное, глядела на море, а его заметила в стекольном отражении. Как ни странно, она была совершенно одна.
-Да, причем эти мысли сопровождаются очень неприятными переживаниями, - хмуро пожаловался он.
-В таком случае, тебе не помешал бы думоотвод, - сказала, улыбнувшись, бывшая староста.
-Чего? Это такая трепанация черепа? – вскинулся Рики.
-Не знаю, что ты имеешь в виду, - поморщилась Эльвира.
«Тоже «нет знаний». Инопланетянка», - усмехнулся Рики.
-… звучит не слишком приятно. Это такое особенное вещество в сосуде…
Эти слова вызвали в Рики совсем нехорошие ассоциации, от которых волосы вставали дыбом.
-…куда удаляют нежелательные беспокоящие мысли. Подносишь палочку к голове, вытягиваешь мысль и – в думоотвод. Я пользовалась им во время Турнира, секретно, конечно, хотя даже не знаю точно, запрещено это правилами или нет. Консуэло тоже так делала. Она недавно проговорилась, и мы так хохотали! А ты поторопись, чтобы не опаздывать.
«Да, за истечением срока давности удачным жульничеством можно гордиться. И еще поучать других, как надо вести себя хорошо», - подумал Рики и пошел, куда послали.


Глава 14. Подводное убежище


Барон вытаращил бледные глаза, когда Рики снова попросил его стать соучастником нарушения школьных правил.
-А ты точно не всплывешь кверху брюхом, малек? – вопрошала старая русалка. – Дышать под водой некоторое время бесхвостые умеют, но обычно они дохнут!
-Я съем траву, от которой у меня вырастут жабры. Ненадолго, - объяснил Рики.
-Пристрастился ты к хулиганству, - с осуждением проворчал Барон. – А вот как ты попадешь ко мне, ну, за ограду?
-А что? – Рики не видел в этом большой трудности. – Перелезу!
-Не выйдет! – самодовольно усмехнулся Барон. – Я тут в полной безопасности!
О том, что поведал дальше Барон, Рики мог бы догадаться. С самого первого дня пребывания Барона в школе приняли меры, чтоб любопытные и недоброжелатели русалку не беспокоили. Нынешний преподаватель вроде бы эти меры усовершенствовал, поставив настоящую сигнализацию. Внутрь вольера входил только он сам, чтобы убрать и оставить еду, а ключ от калитки, по словам Барона, всегда доставал из кармана, но постоянно ли носил с собой – неизвестно.
-Но я не хочу красть ключ у профессора Доматора, - расстроился Рики.
-И не надо, - заулыбался Барон. – Дурацких звуков не будет, если я пихну эту висячку, - он стукнул по калитке, почти не выделяющейся в заграждении, - с моей стороны. И замок могу поломать. Но это – если ты меня убедишь. Чего тебе без жабр не спится?
И пришлось Рики выкладывать про то, что посоветовал Лео. В итоге Барон дал согласие.
-Предупреди за три дня, и каждый день напоминай, - потребовал он. – А то, знаешь ли, память не та.
Время следующего полнолуния Рики несколько раз уточнил на астрономии по разным календарям. Ноябрь обещал быть насыщенным всевозможными событиями.
Марина отвлекла его, обстоятельно рассказывая, что именно из списка Дика можно купить и почем, а Ческа забрала серебряные штучки для заговаривания.
Эльвира вскоре возвращалась в Англию. Тщательно все взвесив, Рики решил не передавать с ней никаких писем. Но зато пригласил ее к себе домой. Собственно, вначале он, в соответствии с пожеланием отца, пригласил Ческу, но та отказалась, сославшись на какое-то семейное торжество в ближайшие выходные.
Рики как раз закончил и передал Доматору описание общины русалок и разделения у них труда.
-Замечательно как раз тем, что никогда не понадобится, - оценил Доматор.
-Некоторые любят науку ради науки, - произнес Рики, вспоминая Дика с его сидением в библиотеке.
-Иногда это оправданно. Барону не слишком трудно давались воспоминания?
-Нет. Он давно не переживает.
-Но люди ведь тоже умеют притворяться невозмутимыми. Это еще ничего не значит, - заявил Доматор. – А ты рассказывал ему о людях?
-Ну, разве только о себе. Он не спрашивает. Иногда мне кажется, он посмеивается над нами. Называет бесхвостыми!
Эльвира навестила Макарони в воскресенье. Рики предупредил ее, что в доме живут экономка и тетка - магглы, поэтому она, как нормальный человек, поднялась по лестнице и позвонила в дверь. Предварительно просила фото двери и лестницы.
-Ну как же я попаду в незнакомое место? – удивленно спросила она, когда Рики поинтересовался причиной столь странной просьбы. Он вспомнил об этом, когда увидел ее, и решил спросить еще раз, пока Эльвира здоровалась в прихожей с мамой:
-…Прекрасно доехала, спасибо, мэм.
Со стороны было заметно, что Эльвира значительно увереннее чувствует себя среди земляков, говорящих по-английски. Это быстро расположило к ней Пита, которому основательно, по его словам, осточертели разговорчивые итальянки.
-Лаура, сестра моего парня, рассказывала, что ты хорошо подражаешь голосам птиц, - улыбнулась Эльвира, когда Рики представил ей старшего брата.
-А, та симпатичная девушка, - вспомнил Питер.
-С дрянным характером, - тихо, но слышно добавил Рики.
-Не нужно так говорить, - одернула мама, жестом приглашая всех следовать за ней в маленькую залу.
Тетя Мария как раз отправилась к подруге, а миссис Дуглас – на рынок, поэтому ничто не стесняло обсуждение колдовских тем. Родителей интересовала экспертная оценка старостой обеих школ, где учился Рики.
-У меня создалось впечатление, что в «МентеСана» ученики находятся под большим наблюдением, чем в «Хогвартсе». Но не могу утверждать, что они менее самостоятельные. Наверное, темперамент другой, - улыбнулась Эльвира. – Я предпочитаю «Хогвартс», потому что привыкла к нему.
-А ты знаешь Фредди Гаткинса? – спросил Рики.
-Гриффиндорского охотника? – уточнила Эльвира. – Не могу сказать, что я его хорошо знаю, он никогда ничем особенным не выделялся. Ты же играл за команду! У него бросок не лучший, но пасы подает прекрасно.
Рики насупился, сожалея, что, за редким исключением, игроки противников всегда воспринимались им на одно лицо.
- В «Хогвартсе» сейчас творится что-то неслыханное, - вернулась к теме Эльвира. – Кстати, Ричард, на твоей параллели, вы ведь вместе с Эдгаром? Родители одного ученика изъявили желание пригласить к себе на Рождество все четыре класса. Хотя дети, конечно, по традиции разъедутся по домам, но мамаша, как кентавр, важная, и столь же породистая, заявила, что в таком случае приглашает к себе на пасхальные каникулы. Желает знать, с кем общается ее сын.
-Мне ничего не писали, - удивился Рики. – И кто, собственно, такой щедрый? Неужели Френк Эйвери?
-Нет, мальчик не в «Слизерине», я его плохо помню. Но мать его более знаменита. У нее звездная болезнь, хоть и не на почве чистой крови. Как же ее зовут?.. Она замужем за очень богатым магглом.
-Это мама Виктора Чайнсби, наверное? – предположил Рики.
-О, точно! – обрадовалась Эльвира. – Френк как раз к нему ни за что не поедет. Еще мне Марк Эйвери, мой напарник, староста, жаловался, что брат вырастает настоящим придурком.
Чистокровным предрассудкам посвятили пару минут разговора.
-Марк предпочел бы не быть потомственным колдуном, но иметь чистую карточку, - вздохнула Эльвира. – Ему же пришлось вообще уехать на край света, чтобы спокойно работать. И уж там он развернется!
-Прошу к столу, - заявила, распахивая дверь, миссис Дуглас.
Собравшиеся вздрогнули от неожиданности – шум из окна мешал услышать, как она вернулась. Мама представила ее гостье.
-Что вы тут про чистую карточку? – усмехнулась ей экономка.
Пока Эльвира и родственники заново пересказывали то, что Рики уже слышал, он получил возможность обмозговать потрясающую новость про щедрую маму Виктора. Собственно, он бы очень даже принял приглашение. Очень уж хотелось убедиться, что особа, которую он представлял по ее поступкам, ее сыну и рассказам других, действительно существует.
Но почему ему не сообщили? Подумав, он нашел целых два объяснения: прежде всего, никто из его друзей, наверное, ехать не собирался. И потом, каждый мог подумать, что об этом уже написал кто-то другой.
-И все-таки, зачем тебе надо было увидеть дверь и лестницу? – спросил Рики у Эльвиры за десертом.
-Чтоб аппарировать, надо знать, куда, - ответила она. – Четко представлять образ. Тебя этому позже научат.
«Вот почему тип с тонкими руками не может появиться рядом со мной», - порадовался Рики.
В общем, бывшая староста «Слизерина», произведя на всех благоприятное впечатление и попросив Рики не впутываться в истории, вернулась к родным берегам. Конечно, она не очень верила, что ее послушаются, и правильно.
Рики же следовало срочно заслужить самое суровое наказание! Не попади он в хор, как иначе задержаться в школе допоздна? А опасный день неумолимо приближался. Он как раз обдумывал эту проблему, шагая на урок профессора Транквилло после констругурации. Толпа в коридоре собралась приличная, и пробиться через нее удавалось с большим трудом. Вдруг позади заговорили на повышенных тонах.
-Два сапога пара они, по-другому не бывает. Она, значит, такая же дура, если хочешь знать!
-Ты просто ему завидуешь! Сам не можешь оторвать задницу от детской табуретки, - заявил оппонент.
По голосу Рики узнал Дзото. Идущие рядом Пеппе и Марко обернулись вместе с ним.
-А ну повтори!
-В отличие от Ринальдо, ты дохляк, вот что я имел в виду! – пояснил брат Пеппе.
-Он такой же придурок, как ты!
Спорщики выхватили палочки, но, вероятно, не настолько потеряли головы, чтоб посылать проклятия при таком столпотворении. Поэтому они, недолго думая, засучили рукава, и началось…
Ближайший из парней, вероятно одноклассник, попытался разнять их, но, получив кулаком в челюсть, тоже включился. С воплем «Мымрин поклонник!» из толпы выпрыгнула невысокая девчонка и вцепилась в волосы Дзото. Но Пеппе уже спешил на помощь брату, причем не все безропотно терпели, когда он наступал им на ноги. Какой-то парень послал в Дзото помехову порчу; за это Роччо долбанул его сногшибателем. Рики на мгновение отвлекся, а когда вернулся к первоначальной драке, то Пеппе уже вовсю лупил девчонку, так и не отпустившую волосы Дзото, кулаками по заднице, как по барабанам. От ее визга дребезжали стекла, а некоторых поблизости ей таки удалось лягнуть. Парень ростом с горного тролля схватил его за ухо. Крику прибавилось!..
С боевым кличем «Наших бьют!» Карло первым начал продираться через толпу. Другие одноклассники ломанулись, не задумываясь, за ним, и Рики охваченный всеобщим азартом, успел подумать, что неприлично будет остаться в стороне. Это была его последняя разумная мысль.
Драка набирала обороты, с каждой секундой вовлекая все новые лица. Рики даже не вспомнил о палочке; через некоторое время стало совсем непонятно, кто с кем дерется. Но у Рики имелся персональный противник: та самая Клара, задира с выпускного курса, попыталась содрать с него скальп. Он укусил ее за руку. Она наступила на ногу. Он оторвал ей рукав.
Вдруг все вокруг, и дерущиеся, и шум драки, потонуло в душераздирающем вопле. Рики, как и другие, зажал уши, пригибаясь к полу. Вопль повторился трижды. А затем в притихшей, сбитой с толку толпе учеников появились учителя.
-О, Мадонна! – прорычала, проходя мимо и расшвыривая всех своим широким подолом, профессор Фиккалиста. – Мальчишки не могут без драки, но чтобы девочки…
-Было бы болото, а черти найдутся, - усмехнулась Карлотта.
Всех относительно целых отправили по классам, раненых собирали для оказания первой помощи классные наставники.
-Я конечно, не согласен с Дзото, что Ринальдо герой, но говорить так о Карлотте тот тип не смел, - постановил Пеппе, когда они дожидались возвращения классной наставницы.
Рики медленно приходил в себя. В «Хогвартсе» подобного не случилось бы. С одной стороны, он гордился собой, еще свеж был в памяти порыв безрассудной отваги. С другой, сам себе ужасался, как мог он, воспитанный человек и вообще слизеринец, ввязаться в массовый бой без правил?!
-По-моему, при школе нет фельдшера, - практично заметил он.
-Все учителя обучены лечить простые травмы, - проворчал староста; его синяк под глазом, и в самом деле, уменьшился после того, как Карлотта взмахнула волшебной палочкой.
-Скорее всего, уже вызваны целители из госпиталя, - сообщила Ческа. – К счастью, не из того, где работает мой папа.
Необъяснимым образом, девочки выглядели значительно целее. Впрочем, на некоторых мальчиках отчетливо виднелись следы ногтей и даже зубов! Рики и в голову не пришло пустить в ход ни то, ни другое.
-Сейчас Карлотта вернется злющая, - логично предположил староста, - и лучше нам сделать вид, что мы влезли исключительно из-за брата Пеппе. Пусть другие рассказывают, кто кого не уважает!
-Профессор Лютик нам много чего скажет дома, - философски произнес Пеппе.
В силу чрезвычайного происшествия последний урок отменили. После поимки с поличным всех участников наставники постановили, что драку можно, опустив незначительную погрешность, считать общешкольной. Возвращаясь домой, Рики лично видел третьекурсника, рвавшего с горя на себе волосы, потому что в решающий момент он находился в туалете и пропустил все самое интересное. Также две шестикурсницы задержались в зверинце. Остальных, безусловно, следовало примерно наказать. И тут на пути плана Рики неожиданно возникло препятствие.
Вызывать на час раньше почти всех учеников Джиовинеза посчитала лишним. Ее логика была проста.
-Бабушка говорит, если все наказаны, то чего еще бояться? Дисциплина может окончательно рухнуть, - объяснила Ческа. – Поэтому нас поделят на три большие группы, и каждая будет задерживаться через каждые два дня на третий. Кто еще чего натворит, будет ходить с двумя группами, и так далее. Все мы будем петь до конца семестра.
-Пигнолли счастлив, полагаю, - фыркнул кто-то, усугубив смятение Рики.
-А кто составляет списки? – поинтересовался он.
-Классные наставники, конечно, - ответил Марко. – Кажется, Карлотта еще не приступала.
Рики помедлил перед тем, как постучать, и после того, как получил приглашение войти. Он знал, что Карлотта – человек настроения, и в принципе могла рассердиться на такую наглость. Равно как и принять ее благосклонно.
-Синьорина, я хотел попросить Вас, - заговорил он, имитируя робость. Карлотта нетерпеливо кивнула.
-У моих родственников праздник, и я просил бы вас записать меня во вторую группу, - выпалил он. – На послезавтра.
-Хорошо, - сказала Карлотта.
Рики опешил. Он собирался настаивать, упрашивать, чуть ли не поскандалить, и вдруг цель далась ему так легко. Он изумленно уставился на классную наставницу.
Она была какая-то уставшая, и равнодушно-кислая, что совсем не понравилось Рики.
-Что-то еще? – спросила она, возвращаясь к бумагам.
-Все хорошо, синьорина? – рискнул поинтересоваться Рики.
-Конечно, нет. Такое возмутительное происшествие с участием моего класса – это хорошо, по-твоему? Будь любезен, отправляйся домой и не отвлекай меня. И так пришлось задержаться.
Рики достиг цели, и не имел желания сердить классную наставницу.
-А для чего тебе тот вечер? – спросила Ческа.
-Хочу один фильм посмотреть по телевизору, - ответил Рики. Он успел подумать, что на несуществующее семейное торжество пригласить подругу трудно, даже не учитывая, что он в это время будет в другом месте. – Только не говори Карлотте, пожалуйста.
Два дня пролетели быстро, и наступил решающий вечер. Места для хора едва хватало. Пигнолли, мрачный и едкий как обычно, тем не менее, почти не перемежал пение нотациями. Он отпустил ребят ровно через час. И в этот раз Рики некогда было смотреть, куда он пойдет.
Рики заторопился к своему шкафчику. Помня пример Карло, он достал оттуда рюкзачок, заботливо заготовленный старшим братом. Не утруждаясь оглядыванием, он быстро прошагал вперед и юркнул в ближайшую дверь, намереваясь переждать за ней, но закрыть не успел.
-Так я и знал, ты что-то задумал!
Это слишком напоминало Эльвиру – она тоже поступила бы именно так! Марко оттолкнул от себя захлопывающуюся дверь, вторгаясь следом в лабораторию гербологии.
-Это профессиональная болезнь старост? – небрежно поинтересовался Рики.
-Я не был полностью уверен, что ты хочешь задержаться допоздна в школе после хора, но склонялся к этому, - триумфально-обвиняюще изрек Марко. – Если бы ты действительно запланировал какое-то событие, то попросил бы Карлотту поставить наказание на любой из двух оставшихся дней. Но ты конкретно указал…
«Опасность! Опасность!».
Рики потянулся к палочке. Он сомневался, что Марко угрожает ему, но такие сигналы показали, что не стоит их игнорировать.
-…но ты конкретно указал, что хочешь петь сегодня. Карлотта это сразу раскусила и попросила меня. О, нет!
В помещении было почти темно. Рики, обернувшись к старосте сразу, как он зашел, четко видел его фигуру на фоне рассеянного света, пробивающегося через полуоткрытую дверь из коридора, а черты лица собеседника различал с трудом. Марко же глядел в темноту комнаты и потому, вероятно, не сразу заметил то движение, которое Рики расслышал сразу же после предупреждения. Узнать его не составляло труда: ситуация, когда он слышал этот характерный шелест, глубоко врезалась в память, как все первое.
-Люмос! – выкрикнул он. И развернуться, и выхватить палочку удалось быстро – благодаря выработанному колдовскому рефлексу и хогвартсевским недругам. Он сделал это своевременно, ведь его уже щипали за ноги. – Зажигай свою палочку, болван, быстрее же!
Рики ответил на натиск световой атакой. Зрелище, выхваченное из темноты светом палочки, было отвратительно-жуткое. Впрочем, не знай Рики точно, что это такое, он мог бы впасть в панику.
Дьявольские силки расползлись повсюду, трепыхаясь, как жирные змеи. Они быстро отпрянули, и отодвинулись еще дальше, когда присоединился свет второй палочки.
-Кто-то не закрыл дверь в питомник, - пробормотал Марко. – Ужасно!
-Их слишком много, - оценил Рики. – Нашими силами загнать сейчас обратно не удастся. А если их утром солнце опалит, придется долго восстанавливать рассаду. Но я сомневаюсь, что есть смысл звать Пигнолли.
-Он аппарировал, - сообщил Марко. – Но Карлотта осталась, ждет новостей про тебя. Может, она позовет других учителей или там кого следует. Плохо, что синьор Мичи может сюда сунуться.
-А ты его предупреди, - посоветовал Рики.
Пятясь, они отступили в коридор и захлопнули дверь. Староста запер ее дополнительно заклинанием.
-Марко, я не могу идти к Карлотте. Я должен остаться тут на ночь, - серьезно заявил Рики.
Недоброжелательный взгляд исподлобья был ему ответом.
-Серьезно. Если мы хотим разобраться, что прячет в каморке Пигнолли, то нужно поговорить с привидением графини, - заявил Рики. Он знал, что упрашивать нужно уверенно; хоть это не входило в его планы, Рики ведь именно так и считал.
-Не надейся, что убедишь ее помогать, - фыркнул Марко. – Макарони, ты еще ненормальней, чем я думал. Если графиня летает сквозь стены, отсюда не следует, что она сделает это для нас. С ней лучше не связываться. Был случай, когда она преследовала ученицу, проявившую к ней сочувствие. Летала за ней повсюду, даже будила посреди ночи завываниями, чтоб пожаловаться. Но боишься, что она и к тебе привяжется?
-Думаю, я справлюсь, - не отступал Рики. – Только я один согласен разговаривать с ней. Когда мы с Карло в прошлый раз ее встретили, не перебивай, пожалуйста, это очень важно, она сказала, что ее муж страдал каким-то пороком. Она дала понять, что с Пигнолли происходит то же самое. Графиня так любит ныть, возможно, я сумею заставить ее объяснить, что она имеет в виду. Это ведь вопрос жизни и смерти!
-А что я скажу Карлотте? – заколебался староста.
-Скажи, что ты наверняка меня не видел, но, по-твоему, я отправился домой, - услужливо подсказал Рики. – Я сам придумал этот план и вовсе не собираюсь создавать тебе неприятности.
-Утром поговорим, - пообещал староста и удалился. – Не нравится мне все это, - услышал Рики, когда Марко отошел уже на приличное расстояние.
То имел в виду одноклассник или другое, но эта фраза заставила его вернуться к последнему чрезвычайному происшествию. Именно сегодня произошло невероятное: силки дьявола вырвались на свободу. О том, что шкафчики располагаются возле гербологической лаборатории, неизбежно знали все. А если так, то кто еще, кроме классной наставницы, мог предположить, что Рики задержится после хора? О том, что она, при всей ее суровой эксцентричности, вздумала проучить непослушного школьника таким способом, Рики даже думать не стал.
Как и в прошлый раз, он спрятался на втором этаже у Прифиссато, откуда легко было выйти на лестницу. Он слышал голоса некоторых учителей, наверное, они вернулись навести порядок в классе профессора Лютика. Наконец, перевалило за одиннадцать. Убедившись, что в школе тихо, он спустился. Из лаборатории слышалась возня, но вероятность того, что кто-нибудь выйдет прямо сейчас, Рики посчитал незначительной.
Прохладный ночной воздух заставил его поежиться. Рики уже использовал жаброводоросли и знал, что под водой ему не будет холодно, но вот после купания... «Одной мантии будет недостаточно. Придется разводить костер возле вольера».
«Опасность из первой точки», - сообщили ему.
«Я знаю. Я ухожу от нее», - ответил Рики.
Барон дожидался его, лежа на спине и разглядывая звездное небо.
-«Они» весь вечер не дают тебе покоя, - проворчал он.
-Да, но «они» очень полезны, - решился возразить Рики.
Согласно его наручным часам, до полнолуния оставался почти час.
-Сегодня нет ветра, - определил он. – Это хорошо. Дуть не будет.
-Какое мудрое утверждение, - съехидничал Барон.
Рики почувствовал, что проголодался.
-Может, попробуешь паштет? – предложил он Барону.
-Это чего такое бесхвостые делают с рыбой? – заинтересовалась старая русалка.
Рики сказал, что, наверное, без горячей обработки не обходится. Барон сморщился, но попросил еще.
-А ты брюхо особенно не набивай, - посоветовал он через некоторое время. – Плавать будет тяжело.
Минуты неумолимо сокращались. Десять, три, две… Рики стянул мантию. Роба тоже будет мешать.
Барон, действительно, одним толчком распахнул калитку.
-Мне старый учитель давно рассказывал, зачем бесхвостым столько шкур, но все равно смешные вы, - хмыкнул он.
Без одежды сразу стало холоднее. Запас водорослей, оставшихся с прошлого года, подаривший их китайский чемпион рассчитал минут на двадцать. Рики поскорее проглотил их. Он знал, что трансформация тела сопровождается незначительными неприятными ощущениями, в основном вкусовыми. Он закрыл глаза и упал вперед. Среда уплотнилась; значит, он уже в воде. Дышать он мог, следовательно, тело уже перестроилось. Рики рискнул открыть глаза. Барон неотрывно глазел наверх, и глаза русалки показались ему расширенными. Впрочем, все исказилось.
-Поплыли, - скомандовала старая русалка и камнем спикировала вниз. Рики последовал за провожатым.
Подводный мир Барона напоминал аквариум, а не дно моря. Несколько видов водорослей и камни, разнообразные по форме и размеру, служили определенно декоративным целям. Дно и стены выдолбили в цельной скале, а дальше расширялся темный коридор, к которому стремились русалка и Рики.
Человеческим зрением Рики вряд ли в нем что-нибудь разглядел бы, но теперь отлично все видел.
-Это все мой дом! – гордо заявил Барон. – Задаром. Даже у верховной селедки такого нет, тем более, чтоб можно закрывать.
Впереди дробила панораму частая металлическая решетка. Рики задался вопросом, каким образом ее здесь поставили. Самый обычный с виду, хотя и местами поржавевший ключ висел на брелке с внутренней стороны на гвоздике неподалеку. Барон снял его и надел брелок на палец.
-Как женатые бесхвостые, - похвастался он.
Рики дернулся за ним, но задохнулся. Он видел, как Барон возится с замком, и колыхание воды будто усилилось. После первого приступа паники он понял, что недостаток кислорода тут ни при чем. «Охота» на земле началась.
«Ничего нет, - шипел безжизненный голос, - от этой горсти земли только запах витает! Возьми другую…».
-Ты чего, малек?
Обращение Барона отодвинуло на задний фон тот, другой голос. Наверное, при передаче через воду сигнал проходил слабее, и Рики был искренне этому рад.
-Расскажи что-нибудь! – попросил Рики. Он не очень сознавал равновесие, но поплыл, тем не менее, ровно. Беглый взгляд на часы подтвердил ему, что роковое время полнолуния наступило.
-Здесь рыба плохо ловится, - сообщил Барон, - надо бы подальше от берега. Но мы туда не поплывем. Тебе нужно скоро возвращаться, поэтому погуляем тут.
-А другие русалки здесь показываются? – поинтересовался Рики.
-Еще чего! Только иногда, те, которых я приглашаю, - заявил Барон. – Один раз, правда, жена заявилась без приглашения.
-Как? Твоя бывшая жена? – Рики постарался показать, что шокирован больше, чем на самом деле.
-Так говоришь, будто у меня жен много. Одна штука, та самая, по-простому приплыла и стучала тут камнем по решетке. Дурные бесхвостые, которые без магии, тогда как раз разлили по поверхности моря какую-то вязкую дрянь. От этого под водой стало трудно дышать, пока ее не собрали. А рыба все равно частью дохла, частью уходила в другие места, в общем, сложно стало ее ловить. Она почему-то думала, у меня тут еды навалом, пичкают, чего не пожелаю. Ну и притащилась, чтоб я поделился. Не от хорошей жизни, конечно.
-И ты ей дал что-нибудь? – спросил Рики.
-Откуда? Я для себя никогда никакой еды не просил, тем более – кому попало. Так и уплыла ни с чем.
-Она обиделась? Вы больше не общались? – такие нетипичные отношения занимали воображение Рики все больше.
-Зачем же? Я ее часто встречаю. Иногда мы вместе охотимся за рыбой. В старости скорость сдает, надо головой работать. Мне рассказывали, так бесхвостые в давние времена делали: одни загоняет, другой караулит.
-А что с ней стало после того, как ты уплыл из города?
-Так, всякий вздор. Община заставила их жениться с тем, с моим соперником, но она не была этому рада потом. Они быстро друг другу надоели, и оказалось, что недостойное поведение надолго запомнилось нашим сородичам. Моя сестра, уж дура, будто мне это надо, взялась нагнетать обстановку. Они и сами друг друга грызли похуже загрыбастей. А потом новый муж моей половины неудачно столкнулся с надводной каретой бесхвостых и всплыл кверху брюхом. Столько беспокойства было! У тех бесхвостых не оказалось магии, а они его видели. Приезжали всякие колдуны издалека, много болтали с нашим верховным предводителем. И почему-то наши дураки решили, что это она виновата – видите ли, за кого замуж не выйдет, тому плохо приходится.
-Это она тебе рассказала? – уточнил Рики.
-Да, а другие русалки только подтверждали. Она теперь почти ни с кем не водится. Надоел ты мне с противными вопросами! Вот смотри, бывает что-нибудь подобное там, наверху?
Подводный мир в лунном свете блистал совсем другими красками. Рики с восхищением впитывал впечатления от такой красоты.
-Днем при спокойной воде солнце достает почти до дна, - сказал Барон.
Рики поглядел на часы. Десять минут прошло, оставалось еще столько же.
-Уважаемый!
Вздрогнув, Рики невольно подался к Барону, и лишь потом поднял взгляд. К ним медленно подплывала очень красивая русалка – из тех, кого можно увидеть в мультфильмах или на картинах: белокожая, с правильными чертами лица, с бледно зеленоватыми волосами, почти блондинка, в бусах из ракушек, стройная и грациозная.
-Дочь моего брата, - отрекомендовал Барон, когда девушка затормозила напротив метрах в двух. – А это, - кивнул он на Рики, - малек бесхвостый.
От подобной характеристики Рики слегка прибалдел, но похоже, это было в порядке вещей, потому что она даже не улыбнулась, а лишь пожелала ему:
-Приятной прогулки, - и обратилась к дяде. – Меня послали с приглашением. От твоего дома вода расходится во все стороны. Странные дела творятся наверху. Дом моего отца зовет тебя.
Барон поднес руку ко лбу, словно у него вдруг заболела голова.
-Я не настолько беспомощен, чтоб меня так оберегать, - объявил он. – За гости спасибо, заплыву. Дела наверху не коснутся наших собратьев, успокой их, когда вернешься.
На личике молодой русалки зажглось совершенно очевидное любопытство.
-А ты знаешь, что там происходит?
-Вздор, - спокойно ответил Барон, словно точку поставил. – Хочешь сорвать водоросли в моей пещере?
-Позже, благодарю. Сейчас я должна вернуться к подругам. Они собирают ракушки неподалеку.
-Значит, я принесу сам. Привет твоему дому, - сказал Барон, и они обменялись прощальными кивками. Девушка заскользила прочь, а он обернулся к Рики. – Готовится важное торжество. Мой брат живет уже много лет, и мы отпразднуем это.
-Разве можно у вас таким молодым девушкам гулять по ночам? – спросил Рики, заранее зная, что сказали бы по такому поводу бабушка и миссис Дуглас.
-А когда же еще им гулять? – удивился Барон.
-Это зависит от того, когда вы спите, - сообразил Рики.
-Обычно до захода солнца, - ответил Барон. – Было бы время, я бы тебе показал затонувшие посудины бесхвостых. Но это дня три плыть.
-Ой, надо возвращаться, - вспомнил Рики, глянув на часы.
-Надо, - многозначительно кивнул Барон. – Когда закрою изнутри, я тебе кое-что скажу.
-А почему не сейчас? Зачем такие сложности? – вопрошал Рики, разворачиваясь к скале.
-Ну подожди, какой нетерпеливый! Вся мелкотня такая. Вот, я уже закрыл. И то, что я скажу, тебя не обрадует, да и мне, может, попадет. Это смотря что ты скажешь. Когда ты нырнул, как раз явился тот бесхвостый, который твой учитель. Ох, не понравилось ему то, что он увидел. Но и удивили мы его, да!
«Профессор Доматор?!». Рики заметался в панике. Он никак не мог подобрать имя на русалочьем языке, а восклицание так и рвалось наружу.
-Хорошо, если он не стал сразу поднимать шум среди других бесхвостых, - понадеялась старая русалка. – В любом случае стоит поторопиться. Опасное время твое кончилось.
Рики больше не плелся в хвосте провожатого. Теперь он прилагал волевые усилия, чтобы не опережать. Впервые он вдруг поставил себя на место взрослого, и ему стало стыдно. На преподавателе лежала такая ответственность, и он, конечно, тысячу раз пожалел, что вообще подпустил Рики к Барону.
Они были почти в пещере, когда начались обратные метаморфозы. Наверное, они были заметны со стороны, потому что Барон схватил мальчика за плечо и поволок наверх. Воздуха Рики хватало…пока…
Первое, что услышал Рики, высунувшись из воды – ругательства.
Но он был благодарен Доматору за то, что тот развел костер, и за то, что не пришлось ползти к огню самостоятельно.
-Спасибо, - пробормотал Рики, кутаясь в мантию.
-По-итальянски, пожалуйста, - потребовал Доматор.
-Я понимаю, Вы рассержены, - добавил Рики, выполнив его просьбу.
-В таком случае будет лучше, если ты объяснишь, откуда у тебя жаброводоросли!
-Их дал мне один человек в «Хогвартсе». В прошлом году, там Турнир был, - ответил Рики.
-Этот человек хромает на голову? – с холодной яростью поинтересовался Доматор.
-Нет! – возмущенно воскликнул Рики.
-И ты, конечно, не скажешь, кто это, - усмехнулся Доматор.
-Нет. Но это не чемпионки, - ответил Рики совершенно честно. Он знал, что профессор это почувствует.
-Ты знаешь, что у жаброводорослей ограничен срок действия?
-Я все о них знаю, - заявил Рики. – У меня есть друзья, которые угостили меня кучей книг, прежде чем я их впервые попробовал в прошлом году.
Доматор выглядел потрясенным.
-Да, я нырял в озеро возле «Хогвартса», - подтвердил Рики.
-Значит, прецедент есть, - кивнул преподаватель. – А тут такая возможность, как удержаться? Сам бы не упустил такой случай. Барон приглашал тебя на прогулку?
-Нет, - решил не лгать Рики. – Я сам напросился.
-Тоже неудивительно. И ты, конечно, подумал, что скажешь профессору Убриокарре. Она до сих пор здесь, ждет тебя, - обрадовал Доматор. – Мы недавно закончили с силками дьявола, ох и умаялись.
-А кто их так небрежно оставил открытыми? – воспользовался возможностью увести беседу в сторону нарушитель правил.
-Профессор Лютик утверждает, что последний урок он проводил с выпускницами, - ответил Доматор. – Может, кто-нибудь тогда же повернул замок на дверце и забыл. Они же выползают только в темноте. Ладно, ты мне зубы не заговаривай. Чего я не понял, так это чем ты убедил Марко Фарелли тебя прикрыть. Между прочим, ваша классная наставница засомневалась и проверила, что ты не возвращался по Тоннелю в обратную сторону.
-Она связалась с моей семьей? – забеспокоился Рики.
-Нет, зачем? – профессор пожал плечами. – За Коридором следит специальный координатор, который не фиксирует все перемещения, но может проверить их за прошедший день. А ты как хотел?
-Я хотел попроще, - проворчал Рики.
-Потрясающее нахальство, - отметил Доматор. – Конечно, если бы классная наставница не поинтересовалась, никто бы не догадался. Так чем ты убедил Марко?
-А Вы не доложите директору? Это может испортить нашему классу все дело, - сказал Рики, кусая губы.
-Слушай, Риккардо, ты не в том положении, чтобы ставить условия, - напомнил учитель. – Я подумаю и сам решу.
-Просто Карлотта очень расстроится, - огрызнулся Рики. – Дело в том, что профессор Пигнолли и так ее обижает.
-Он со всеми ссорится. Не выдумывай, - отмахнулся профессор.
Было видно, что он смущен; должно быть, считал обсуждение такого вопроса с учеником непедагогичным, догадался Рики.
-Но он пародию написал на ее речевку! Хотя…профессор, мы подозревали, что это были Вы.
-Поподробнее и понятней, - потребовал, вскинув брови, Доматор.
Тут уж Рики ничего не оставалось, как ознакомить подозреваемого с обоими вариантами речевки. Доматор был ошеломлен.
-Вот так дела творятся, - пробормотал он, отбрасывая назад упавшую на лоб прядь. – Я и не знал, честное слово, что она практикует на своих уроках такое новшество. Ай да Карлотта, какую дисциплину наладила! – произнес он уважительно. – И представить не мог, чтоб она сама что-то сочиняла.
-Но пародию вся школа повторяет, - указал Рики.
-Не слышал, - уверенно заявил Доматор. – Сомневаюсь, чтоб такое озвучивали при учителях, это же прямая путевка в хор.
-Наверное, Вы правы, - согласился Рики.
-Ничего я не сочинял, - прямо сказал Доматор. – Понимаю, мы плохо ладим с Карлоттой. Конечно, в лоб бы меня не спросили. А с чего вы подумали на старину Пигнолли?
-А он еще кое-что делает ей назло, - сказал Рики. – То есть, мы так считаем.
-Насчет пародии надо разобраться, - жестко постановил Доматор. – Сама Карлотта знает?
-Думаю, и не догадывается, и это противно, - высказался Рики.
-Если ты высох, то пора тебе с ней побеседовать, - напомнил профессор. – А то мы из-за тебя по домам разойтись не можем. Но прежде подойди к Барону. Он вон как беспокоится!
Рики скорее оделся. Барон, действительно, так и торчал возле заграждения.
-Большие неприятности? – уточнила русалка.
-Пока не очень, но меня ждет наставница, - ответил Рики.
-Та капризная красавица? Которая всегда ругается с ним? – русалка кивнула на Доматора.
-Да, - улыбнулся Рики, поражаясь, насколько тут все про всех знают.
-А почему они ссорятся?
-Потом расскажу, - пообещал Рики. – Она ждет меня, чтоб настучать по башке. До завтра.
-Завтра меня не будет. Я же в гости приглашен, забыл? Появлюсь к другой полной луне, так ему и скажи.
Планы Барона Рики перевел незамедлительно. Доматор рассеянно кивнул, будто не слышал.
-Это ведь любой человек мог придумать, как бы выяснить? – пробормотал он.
-Не беспокойтесь, мы с ребятами узнаем, - пообещал Рики.
-Второй массовой драки школе не хватает для полного счастья, - назидательно произнес профессор.
Рики старался сфокусировать мысли на том, что будет говорить Карлотте, но никакие оправдания не лезли в голову. Он устал, и кроме того, после кровавой чаши классная наставница не казалась насколько устрашающей, как хотела казаться.
-Она в классе зелий, - сказал Доматор. – Пойдешь один. Я буду у ворот на случай, если твоя наставница захочет спросить меня, как я тебя нашел. Постарайся, чтоб она об этом забыла.
Наверное, даже лучше, что он не стал составлять Рики компанию. Карлотта не потерпела бы его даже в качестве свидетеля. Помня ее въедливость и дотошность, Рики знал, что ему придется трудновато.
Рики помедлил перед закрытой дверью. Толкнул ее и остолбенел.
Карлотта плакала. Пред ней лежали, разорванные в клочья, листы пергамента. Она сидела за столом, подпирая подбородок руками, и сотрясалась от беззвучных рыданий.
-Синьорина, - неуверенно позвал Рики.
-А, явился, - Карлотта небрежным размашистым жестом смахнула слезы и дернулась, чтобы встать, но передумала. – Тебе чего от меня надо? Отшлепать тебя?
-Я не настаиваю, - быстро среагировал Рики.
-Думаешь, мне большая радость орать тут на тебя? Все считают, что я должна тратить свою жизнь на всяких придурков.
На последнее заявление Рики счел за лучшее пока не обижаться.
-Ведь не я Вас так расстроил, синьорина?
-Нет, конечно, - почти нормальным голосом ответила Карлотта, утирая слезы обеими руками.
-А может, Вам просто послать нафиг этого Вашего Ринальдо? – Рики понимал, что позволяет себе неслабую наглость, но умные утешительные слова отчего-то не подбирались.
-С каким бы удовольствием это сделала, - выдохнула Карлотта.
Признание оказалось столь неожиданным, что Рики уставился на нее во все глаза.
-А ты верил, что я от неземной любви страдаю? – усмехнулась Карлотта. – Он меня допек, вот не знаю, как!
Она провела ребром ладони по горлу.
-И слава Богу, что Ринальдо далеко. Не думаю, что смогу терпеть его рядом, когда вернется.
-Совсем Вас не понимаю, - сказал Рики: надо же было что-то сказать.
-Я себя поняла две недели назад. А до этого честно верила, что Марио с теткой дураки, а не я, - фыркнула Карлотта. – А он мне написал, что встретил райскую любовь в какой-то деревне и вздумал жениться.
-Вот свинья! – возмутился Рики.
Приободренная поддержкой, Карлотта продолжала чуть ровнее.
-Вообще-то любовь – дело добровольное. Но у меня внутри как будто пусто стало. Оказалось, сколько места освободилось! Бывают моменты, когда свои интересы не мешают видеть, как есть. Я поняла, что чувствую только одно – злость. За то, что мои мечты рухнули. Наши планы этот придурок не желает воплощать.
-Как у Барона, - пробормотал Рики.
-У русалки? – удивилась Карлотта. – Ты бы не перебивал меня, Макарони. Я тут душу изливаю.
-Простите, профессор. Но, если Вам ничего от него не нужно, хорошо, что он все закончил?
-Как бы не так, - вздохнула Карлотта. – Прислал вот извинения. Видите ли, на него чуть ли не порчу наслали, и он не собирается предавать мое терпение и верность. Нужна мне такая жертва!
-Тогда Вы закончите! – выдал Рики самое простое решение.
-Это непорядочно, - заявила Карлотта. – Только я поверила в его планы. Он сейчас в луже, и если еще я отвернусь… Ох, как я хочу, чтоб он нашел эти сокровища! – девушка воздела руки к небесам. – Здорово отвергнуть такого жениха!
-Вы такая же выпендрежница, как Ческа, - неожиданно для себя изрек Рики.
Карлотта изумленно вскинулась.
-Очень приятно. А ты что предлагаешь, умник?
-Нечестно поддерживать отношения из жалости. Этот Ваш Ринальдо, наверное, все же не настолько убогий.
-Нет, конечно, - возмущенно произнесла Карлотта. Было видно, что она растерялась. - Ладно, безобразно я расклеилась. Что, вся школа будет знать?
-Я не скажу, - пообещал Рики, игнорируя ее скептическое фырканье. – Профессор Доматор ждет у ворот.
-Что? – подскочила Карлотта. – Хорошо, хоть предупредил. Не хватало, чтоб профессор Доматор видел меня заплаканной. Будет ехидничать. Насчет тебя и Марко Фарелли. Завтра после хора сразу идете ко мне. Не на уроки. Сюда, понятно?
Впечатлений хватало. Поэтому, оказавшись в своей комнате, Рики быстрее залез под одеяло и уснул.


Глава 15. Обмен мнениями


Не очень приятно было передавать старосте требования классной наставницы. Рики чувствовал себя виноватым. Но Марко действительно отличался в рядах одноклассников редкой выдержкой, и только кивнул.
В кабинет они вошли со звонком, и вот это старосту уже взволновало.
-Садитесь, - приказала Карлотта, а сама осталась стоять. Рики эта манера сильно напоминала профессора Снейпа.
-Профессор, уроки, - начал Марко.
-Поговоришь, когда я тебе разрешу, - отрезала суровая учительница.
В течение следующего получаса Рики убедился, что методикой ведения допроса Карлотта владеет великолепно. Она получила и чистосердечное признание старосты относительно мотивов его соучастия с Рики, и текст пародии. Рики ожидал, что последует взрыв, однако Карлотта лишь вскинула брови.
-Я бы попросила вас, дорогие мои, заниматься своей учебой, - сказала она.
-Но…
-У профессора Пигнолли скверный характер. Трудно замалчивать то, что слепому без очков видно, - продолжала она, не обращая внимания на протесты, - однако это не дает оснований подозревать его во всех смертных грехах. Мне искренне жаль, Риккардо, что эта глупая шутка с твоей помощью дошла до профессора Доматора. Моему классу совершенно не следовало беспокоиться. Но ваша забота меня, конечно, приятно удивила, - улыбнулась Карлотта. – Поэтому дополнительный хор я вам назначать не стану. Вместо этого вы сегодня посидите тут и обдумаете свое поведение. Все это время я запрещаю общаться с одноклассниками. После обеда можете быть свободны.
Она улыбнулась, очевидно довольная собой, и ушла.
-Не ожидал такого снисхождения, - признался староста.
-Ты вовсе не должен тут сидеть со мной, по-честному, - сказал Рики.
-У тебя и в прежней школе проявлялся такой же талант находить приключения? – спросил Марко.
-Да, - не стал отрицать Рики.
-Вот они обрадуются, получив тебя обратно! Ты в курсе, что Ческа тебе непременно выскажет недовольство на то, что ты не посвятил ее в свои планы?
Рики нахмурился. Об этом он совершенно не подумал. Но староста, конечно, попал в точку.
-Хотя я считаю, что в этом ты совершенно прав, - добавил Марко.
-Скажи, почему ты ее при каждой удобной возможности критикуешь? – решил воспользоваться случаем и выяснить Рики.
-От нее вечно одни проблемы, - поморщился староста.
-Извини, но неубедительно, - заявил Рики. – Может, это у тебя такой способ ухаживания? Ческа тебе нравится?
Марко внимательно поглядел на него, словно решая, сказать или нет.
-Не она. Мне нравится Марина, а Ческа… постоянно путается под ногами, зла не хватает! – вспылил староста. – Ну как, сам подумай, можно при ней что-нибудь сказать? Это же не девчонка, а всеобщее радио. И почему они с Мариной постоянно везде ходят вместе?
-Откуда я знаю? Так вот оно что, - смутился Рики. – Но, Марко, неужели ты никогда не пробовал что-нибудь сделать? Когда я собирался объясниться с Ческой, их дружба совершенно не мешала. Марина мне помогала.
-Ческа мне помогать не станет, - проворчал староста. – Наоборот, все испортит. Самое вредоносное, что у нас есть, это сплетни! И кто-то из одноклассников всегда рядом.
-Как же быть-то? – задумался Рики.
Повисло продолжительное молчание.
-Я что-нибудь придумаю, - пообещал Рики.
-Не надо, хватит, - вскинулся староста.
Оба расхохотались.
-Скучно тут торчать. Даже уроки не сделаешь, - сказал Рики, - у меня все книги в шкафчике.
-На одной из полок стояли волшебные шахматы, - староста деловито огляделся. – Карлотта, конечно, не разрешала.
-Но и не запрещала, - указал Рики. – Не вон там?..
-Ты веришь, что Пигнолли нашел сокровища Кьяпацци? – спросил Марко, переместив слона. Рики не сразу услышал, просчитывая, для чего ему этот ход.
-Честно, не очень, - признался он, передвигая пешку на две клетки вперед. – Да и на поэта наш нумеролог тоже не тянет. Кстати, вчера мне пришлось рассказать о нашей слежке Доматору. Он ничего не знал о варианте Карлотты, о самом оригинале, и уверяет, что пародию тоже не писал.
-Зачем ты ему выболтал? – начал сердиться староста.
-А кто тебя сейчас просил раскалываться перед Карлоттой? – возмутился Рики. – Он мне вчера прямо сказал, что в моем положении лучше не юлить.
-Ты думаешь, профессор Доматор говорит правду? – пробормотал Марко, повертев в пальцах ладью, и поставил ее на место.
-Почему-то, да, - ответил Рики. - Но что нам делать с Пигнолли? Твоему коню, к сожалению, капут!
-Это зависит от того, что на самом деле происходит, - ответил староста. – Я не дурак и понимаю, что наши одноклассники под него копают не столько ради справедливости; он на редкость придирчивый и вредный. Я сам надеюсь, что к тому моменту, как мы перейдем на шестой курс, его благополучно проводят на пенсию. Но я не хочу убирать его во что бы то ни стало; предпочитаю, чтобы мы честно все выяснили насчет него. И не надо было так опрометчиво открывать ферзя! А ведь Пигнолли держит там что-то такое, что нужно обязательно навещать каждый день, это очевидно!
-Но я ни разу не видел, чтобы он нес с собой еду, - напомнил Рики, - так что вряд ли там живое существо.
-А ты видел графиню? – с опасливым любопытством поинтересовался Марко.
Рики смешался. Действительно, он ведь пообещал…
-Нет, мне не повезло, - ответил он. – Была не была, вывожу ферзя!
Карлотта явилась за ними незадолго до обеда. По поводу шахмат она ничего не сказала, зато выразила недовольство, почему это они не соизволили навести в классе идеальный порядок.
-Но здесь чисто, синьорина. Всего-то пара обрывков вон там, - взгляд старосты остановился у ножки учительского стола. – И кто смеет так мусорить, безобразие!
Рики автоматически повернулся к Карлотте. Та поперхнулась, и быстро заявила:
-Ничего не надо, идите отсюда!
Заботливые одноклассники ждали их неподалеку от столовой.
-Ну что? – ехидно обратился к старосте Карло Робусто. – В кои веки заработал двойной хор?
-Так тебе и надо! – улыбнулась Ческа.
-Не дождетесь, - в тон ей ответил Марко.
-А что именно случилось? – заинтересовался Луцци.
За столом Рики узнал, что профессору Лютику так и не удалось выяснить, кто выпустил на свободу силки дьявола.
-Профессор Доматор кого-то подозревает, но не называл имен, - с сожалением добавил Пеппе.
-А почему Доматор должен что-то знать об этом? – не понял Рики.
-Это же его курс! – объяснили ему. – Доматор – классный наставник выпускников.
Позднее Ческа, как предсказывал Марко, объявила Рики, что она обиделась.
-Обязательно надо было врать про какой-то чего? Маггловкие картинки, по-моему?
-Ты хочешь быть соучастницей? – спросил Рики. – По-моему, тебе это ни к чему.
Ческа промолчала, но дуться не перестала.
На прорицаниях директриса все чаще просила учеников рассказывать о своих успехах всему классу. Рики несколько раз видел в шаре Гарри Поттера; сам он счел бы это за игру воображения, но, наверное, профессору со стороны виднее были какие-то признаки нужного транса. И она его хвалила.
Он был в этом смысле исключением. Почти у всех учеников, особенно мальчиков, никаких видений не возникало.
-Но это невозможно! – взорвался однажды Луцци, которого приближение полугодовой контрольной нервировало всерьез. – Белый туман, и все! Хоть бы знак какой-нибудь. По чаинкам лучше было, там все видно.
-А еще лучше – по руке, - усмехнулась Джиовинеза. – Мы перейдем к этому в следующем семестре.
-Погадайте мне! – завопило полкласса девичьих голосов.
-Ну, если вы готовы выставить свою руку на публичное обозрение, то пожалуйста, - согласилась Джиовинеза.
Энтузиазм многих заметно поутих. Но Мариола с гордым видом честного человека прошагала к доске.
-Ого, - профессор чуть наклонилась, держа в своей руке ладонь ученицы так, чтобы всем было видно. – Жить будешь долго.
-И похоронит трех мужей, - оскалился Карло.
В классе раздался дружный смех. Мариола одарила парня таким взглядом, словно вознамерилась из принципа включить его в эту цифру.
-Нет, только двух, - поправила Джиовинеза. – Очень богатой ты не будешь, равно как и очень бедной. Твое счастье… полностью зависит от тебя. Вижу способности к хорошему общению и кулинарии. Один ребенок. Надо признать, ты человек очень своевольный!
Выслушав, Мариола вернулась на место.
-Девочки в авангарде! – улыбнулась профессор. – Кто-нибудь из мальчиков отважится?
Неожиданно Ческа ткнула Рики в бок острым пером, отчего он резко выпрямился.
-Риккардо, - Джиовинеза расценила это как согласие. После того, как его вызвали, отсиживаться Рики не собирался. Он совсем не стремился, чтоб ему гадали, тем более – при всех, но деваться было некуда. Пообещав себе серьезно поговорить с подругой, когда шоу закончится, он встал и пошел навстречу улыбающейся прорицательнице.
-Итак, что у нас тут? – Джиовинеза пристально поглядела на ладонь. Некоторое время выражение ее лица не менялось. Затем она поднесла его руку ближе к глазам и нахмурилась.
-Вот необычная картина. Как будто ты уже прожил другую жизнь, и ее линии пробиваются сквозь твои, как сорняки на поле. Они очень бледные и тонкие, - она с минуту изучала их; в классе даже начали шушукаться. - Погоди-ка, а тебе это надо?
-Нет, - решительно ответил Рики.
-Очень хорошо, - с облегчением вздохнула директриса. – Займемся теми, которые на поверхности. Мадонна, еще не легче! Невероятно! – произнесла она с нажимом, отчего внимание учеников возвратилось к ней в полном объеме.
Рики с трепетом ждал, какую еще неприятность прочла на его ладони профессор прорицаний.
-На линии жизни в нескольких местах такие провалы! Получается, что ты… уже умирал несколько раз, дорогой мой!
«Я знаю», - хотел сказать Рики, но в последний момент благоразумно прикусил язык.
-Жить ты будешь…вечно, судя по тому, что я вижу, - казалось, директриса все больше обалдевает. – Линия жизни теряется где-то в пульсе! Вот так анекдот! Линия ума – очень четкая, ты, несомненно, одаренный человек, в этом мы все убедились
В классе захихикали. Профессор постепенно справлялась с изумлением.
-Ярко выражены лидерские качества. Вероятнее всего, ты станешь богатым. Возможно также, будешь счастлив. Вот эти линии легкие, неопределенные, как паутинка. Только одна женитьба, на очень хорошей женщине; взаимная любовь, семь, нет, восемь детей. Тише, - шикнула она на развеселившихся учеников.
Рики, не будь тема такой щекотливой, непременно бросил бы убийственный взгляд на Ческу, втравившую его в публичную экзекуцию. Сведения подобного рода он предпочел бы выслушать один на один.
-Верхние линии, как я сказала, очень тонкие, едва проведены. Тебе придется приложить усилия, чтобы достигнуть этого.
Казалось, ей было не по себе, и она поспешила закруглиться. Рики поблагодарил ее и вернулся на место.
Все время, пока класс молча пялился в свои хрустальные шары, Рики не мог избавиться от досады. Он не сомневался в достоверности знаний профессора Джиовинезы, в отличие от Трелони, которую почти не воспринимал серьезно. И, как выяснилось только что, Рики не слишком – то хотел знать свое будущее, а прошлое – тем более.
После урока он уже развернулся к Ческе, намереваясь в любом тоне, как получится, объяснить ей, чтобы она не вздумала больше принимать за него решения, но тут к их парте подошла Марина и потрясла перед носом его же списком.
-Я насчет нужных тебе вещей, - сказала она. – Ты ведь их сам будешь выбирать?
-Я не знаю, где их покупать, - указал Рики, с трудом перестраиваясь со своих планов. - Ты отведешь меня?
-А, ну да, - Марина выглядела смущенной. – Ческа, ты тоже пойдешь? – спросила подруга.
-Вряд ли меня отпустят, - скуксилась Ческа. – После драки родители приняли драконовы меры. Считают, что я позорю бабулю, и никуда меня не выпускают.
-Я могу пойти!
Рики отдал должное внимательности и быстрой реакции старосты.
-Я очень давно не был в колдовском районе и хочу кое-что купить, - объяснил он. – Помнится, мы живем в одном городе?
-Ну и прекрасно, идите, - Ческа сразу потеряла интерес к теме, - Марина, я буду в комнате практики.
-А какое значение имеет город? – удивился Рики.
-Ну, как иначе мы все туда переместимся? Через ворота не получится, мы можем попасть с их помощью только к себе домой, - покачала головой Марина.
Рики как-то не думал об этом. Ворота казались ему чем-то вроде каминной сети, но, наверное, действительно перемещали только в двух направлениях, ведь он никогда не попадал никуда, кроме как из дома в школу и обратно.
-Надо выбрать место и время встречи. Как насчет субботы? – предложил староста. – На площади в одиннадцать?
Согласовав планы, Рики совсем не хотел заниматься домашними заданиями. Вместо того, он взялся за долго откладываемый ответ друзьям в «Хогвартс». То, что он, вопреки предостережениям Эдгара, поплавал с Бароном, Рики решил оставить до того времени, когда сможет лично рассказать им об этом. Безопаснее казалась тема Пигнолли; он даже и хотел, чтоб цензура гриффиндорской мафии узнала о нем. Вдруг Дамблдору известны обстоятельства, столь интересные для четвертого курса «МентеСана».
В субботу он, действительно, прогулялся с одноклассниками по колдовскому кварталу. Магазинчики и прочие места мало чем отличались от тех, какие он уже наблюдал в Косом переулке. Следуя негласному договору, Рики старался быть третьим лишним как можно меньше. Это было удивительное чувство, очень светлое, и неожиданно приятное, невзирая на то, что вообще-то Рики не любил оставаться на вторых ролях. Само осознание заботы о ближних, помощи и при этом отсутствие корыстного интереса пробуждали лучшие стороны его личности. Рики начинал понимать, отчего некоторым людям так нравится заниматься сватовством.
Делу существенно препятствовала добросовестность Марины, поскольку она считала своим долгом гида все объяснить и показать. Марко, впрочем, от природы не был навязчив и в таких случаях молча стоял рядом.
Конечно, Рики не ограничился всякими амулетами. Он приобрел кое-какие подарки, предполагая, как они могут пригодиться в «Хогвартсе». Штука, которая сама мгновенно делает пиццу, достаточно только насыпать в нее продукты и произнести два несложных заклинания, привела его в восторг. Он сначала думал подарить ее Эди, но потом посчитал, что такой подарок выглядит немужественно, и решил, что не помешает просто держать такую в штабе.
Марина пригласила их зайти в аптеку, где они ничего не собирались покупать.
-Я хочу вас познакомить с папой. Это моя аптека, - объяснила она не без гордости.
Марко заметно занервничал. Однако там оказалась только Консуэло, ворчливая и недовольная. Впрочем, она считала, что имеет для этого веские основания.
-Эти мероприятия, связанные с Турниром, на год растянулись. Хорошо, конечно, что дали отсрочку, подумаю, выберу специализацию. Но я бы точно здесь не торчала, если бы работала, где хочу.
-Разве ты еще куда-то поедешь? – удивился Рики.
-А как же! Будет Восточный Конгресс весной, или в Китае, или в Японии, или еще где. Мир огромный!
-А где папа с мамой? – спросила Марина.
-Между прочим, отправились на концерт, - надулась старшая дочь. – А ты будь любезна, вернись до темноты!
-Тоже мне нашлась дуэнья, - захихикала Марина уже на улице.
Большую часть времени, собственно, ребята посвятили не покупкам, а прогулке ради прогулки. Вне школы все было совсем по-другому, где разговоры касались в основном учебы и учителей. Конечно, они и тут вспомнили про Пигнолли, но ненадолго: просто Марко еще раз напомнил о необходимости быть объективными, и Марина с ним согласилась.
-Вы такие внимательные, - виновато улыбнулась Марина, когда мальчики, проводив ее до дома и отказавшись от приглашения, собирались возвращаться на площадь, где их ждали родители. - Необязательно было столько угощать меня.
-Жаль, что рано темнеет. Можно бы еще погулять, - сказал Марко.
-Не ожидала, что ты так думаешь, - улыбнулась Марина.
В «МентеСана» постепенно запахло приближением Рождества. Ученики с радостью делились планами, как проведут его, ненавязчиво намекали товарищам, какой подарок хотят получить. Дома у Рики тоже начинали заговаривать об этом. Впрочем, тема представлялась проблематичной.
Люси Макарони неожиданно предложили продлить контракт. Она колебалась. А Пит определенно вознамерился возвращаться в Британию после Нового года. Изначально Макарони и планировали встречать Рождество дома, в Лондоне. Здесь же настойчиво звали к себе деревенские родственники. В случае отъезда к ним Рики не смог бы посетить празднование Рождества в школе, чего ему очень хотелось.
-Время покажет, - мудро рассудил папа, оставив вопрос открытым.
Ко всему приятному, Рики вызвали к директору по вопросу, не имеющему отношения к переписке. Карлотта, весьма раздраженная тем, что ей не сообщили, в чем дело, покинула кабинет тетки лишь после того, как ее вежливо, но настойчиво попросили сходить на кухню и поглядеть, как там дела.
-Риккардо, - начала профессор Джовинеза, когда он расположился напротив, - твои линии не дают мне покоя.
Рики неуверенно кивнул. Он не представлял, что мог бы сказать по этому вопросу.
-Ты, конечно, ничего не можешь сказать по поводу тех линий, которые внизу, но есть одна вещь, которую ты должен знать. Ответь мне прямо, пожалуйста: на твою жизнь когда-нибудь совершались покушения?
Рики вгляделся в ее лицо. Она старалась казаться безмятежной, но Рики уловил тщательно скрываемое напряжение – во взгляде, в уголках губ. И внезапно ему как будто удалось заглянуть в мысли директрисы. О нет, ее не возмущало, что «Хогвартс» отправил к ней бомбу в лице Риккардо Макарони! Как нормальная женщина, профессор прорицаний в тот момент пеклась исключительно о безопасности внучки.
-Да, синьора, такое было, - твердо ответил он. – Видите ли, я – крестник Гарри Поттера, и живу в Британии, где много Упивающихся смертью, желающих свести с ним счеты.
-Меня не объяснение причин интересует, - заявила Джиовинеза, но, тем не менее, кивнула, как бы соглашаясь со сказанным. – Сама помню, что произошло с племянником мистера Поттера в прошлом году. Я удивлена, что провалы на твоей линии жизни не всегда совпадают с покушениями. Как ты можешь это объяснить?
-Ну, человек сам себе – злейший враг, - попробовал отшутиться Рики. Его память уже восстановила все случаи того и другого: совпасть должно было однажды: на втором курсе.
-У тебя необычная рука, Риккардо, - в раздумье произнесла Джиовинеза. – Никогда такого не видела. Ты должен быть очень внимателен к себе. Впрочем, не стоит воспринимать все слишком серьезно, - напомнила она. – Я как-то читала о похожем случае, где гадатель предсказал мужчине смерть от родов, а вторую – задолго до рождения, и все в таком духе. Хиромант вопил, что сам дьявол написал на его руке антихристовы письмена. Правда, там все объяснилось до неприличия просто.
-И как? – Рики невольно рассмешили предсказания.
-Он погадал по протезу, изготовленному какой-то почтенной фирмой, - усмехнулась директриса и отпустила его.
Рики часто подходил к вольеру Барона. Но тот так и не возвращался. Наверное, действительно собирался прогудеть целый месяц.
-Ты привязался к нему, - констатировал Доматор. – Но ты ведь собираешься дальше учиться в «Хогвартсе»?
Рики неуверенно кивнул. С недавних пор изменения маминых планов пошатнули его убежденность в скором возвращении. Этому способствовали ненавязчивые намеки, исходящие, в основном, от нее. Они попадали в благодатную почву: Рики, считавший свой перевод временной мерой, вдруг понял, что ему не так легко будет покинуть «МентеСана». Главным образом – из-за Барона, которому больше не с кем было разговаривать.
Доматор ободрил его, заверив, что у старой русалки вовсе нет ожидания, будто Рики будет навещать его вечно. Но мальчик предпочел бы услышать то же самое от Барона.
В один из дней он шел к вольеру, намереваясь, собственно, просто прогуляться: до возвращения русалки оставалась неделя.
«Отдались! Опасность!».
«Ничего не понимаю», - подумал Рики, но на всякий случай достал палочку.
Возле вольера действительно выделялась на фоне темнеющего неба фигура человека, стоящего к нему спиной. Рики опустил палочку, шагнул на площадку, и… вдруг оказался в воздухе. Он взлетел вниз головой, подвешенный за ногу. От резкого рывка палочка выскочила из рук и теперь валялась, бесполезная, на земле внизу.
-Попался, - ухмыльнулась Клара.
Гнев, злость, бессилие и явное чувство опасности сложились в сознании Рики в очень неприятное целое. К этому примешивалось острое чувство вины перед собой, а главное, перед теми, кто его так своевременно предупредил! И тут подключилась интуиция, а может, вниз головой проще сопоставлять факты.
-Это ты выпустила дьявольские силки, - не усомнился Рики.
-Конечно, я, - самодовольно согласилась задира. – Я, правда, не подумала, что ты посмеешь сунуться в саму лабораторию. Хотела, чтоб силки вылезли в коридор и просто хорошо припугнули тебя, когда ты пойдешь к шкафчику. Ты всегда это делаешь перед тем, как идти домой. Ты никогда не убираешь учебники сразу после отбоя.
Она глядела сверху вниз и нагло усмехалась.
-Следила за мной. И не лень? – решил сохранять невозмутимое лицо Рики. Вниз головой это было весьма неудобно.
-Нет. Я вот уйду сейчас, а ты повиси! Может, научишься не совать нос в дела старших.
-Сомневаюсь! – раздался на площадке третий голос.
Выражение лица Клары несколько раз изменилось за секунду. Сначала она, пренебрежительно фыркнув, выхватила палочку. Затем растерялась; и, наконец, испугалась.
Роччо шел первым и полностью загораживал проход. Но сверху те двое, что стояли за ним, были видны Рики лучше, чем врагине, глядевшей прямо.
-Именно так я, собственно, и предполагал, - развел руками профессор Доматор, с несколько виноватым видом покосившись на преподавателя гербологии.
-Я говорил профессору Лютику то же самое. Лично я с этой дурой не вожусь, но наши девчонки мне много чего про нее порассказали. Как она приклеилась к Риккардо во время драки – незабываемо! – вторил ему Роччо.
Профессор Лютик молчал по уважительной причине: он как раз помог Рики освободиться от веревки, предварительно со всей осторожностью опустив его на землю.
Мальчик сел. Поначалу от возвращения в нормальное состояние у него закружилась голова.
-Ты как? – услышал он возле уха голос Роччо, потрясшего его за плечо.
-Не ожидал, - произнес профессор Лютик. – Я всегда считал, что девочки – это такие нежные создания.
-Как же, нежные, - фыркнул сын профессора, - топить таких надо!
Рики совершенно не интересовала реакция преступницы, пойманной с поличным.
-Отправляйтесь в лабораторию, оба, - приказал профессор Лютик. – И ждите там. Вот ключ.
-Мы пойдем прямо к директору, - постановил Доматор. – Я вынужден поставить вопрос об отчислении.
Ответа Клары Рики опять не услышал; должно быть, у нее отнялся язык.
Они с Роччо вышли первыми.
-Несложная ловушка, - проворчал позади профессор Лютик.
Роччо удерживал его за плечо, пока они добрались до места назначения и вошли с улицы. В лаборатории было, как обычно, жарко. Рики уже совсем пришел в себя, когда уселся за первую парту.
-Осторожнее надо быть, - назидательно произнес старшекурсник, садясь напротив, - если наживаешь врагов.
-Я знаю, - уныло пробормотал Рики.
И вдруг он словно взорвался изнутри. Его потряс приступ бешенства невиданной доселе силы. Внутренности залило горячей лавой ослепляющей ярости. Факт, что кто-то не то что воплотил, а просто захотел причинить ему вред, стал вдруг выглядеть настолько недопустимым, что само собой напрашивалось единственное наказание – смерть!!! Несколько мгновений Рики плавился в кровожадных намерениях, вроде того, как голодающий упивается пищей.
-Мне сказали, что Клара жутко мстительная,- продолжал Роччо, ничего не замечая. – Всегда подставляет тех, кто ей чем-нибудь не угодит. А уж за попытки поставить ее на место - и речи нет! Душит по всем возможным поводам. А из-за тебя она десять дней пела в хоре! Так что, когда я узнал о выпущенных силках, сразу сопоставил с последним уроком на нашем курсе. Клара, если хочешь знать, в тот день тоже отбывала хор за драку.
-Я не обратил внимания, - с ожесточением бросил Рики. – Много чести для всяких…
-Верно мыслишь, - одобрил Роччо. – Я, к сожалению, такого пофигизма себе позволить не мог и рассказал свою версию профессору Лютику. Лучше бы этого не делал!
-Он тебе не поверил? – спросил Рики, вдруг поняв, что его мысли заходят слишком далеко, и заставляя себя успокоиться.
-Если бы только! – судя по тону, теперь начинал заводиться Роччо. – Он решил, что я выгораживаю свою подружку. Исключительно потому, между прочим, что Изабелла не нравится маме. Он даже рассказал профессору Доматору про Изабеллу. Хорошо, что Доматор с самого начала считал так же, как я. Но мне пришлось похлопотать!
-Ты, выходит, следил за Кларой, которая следила за мной?
-Ага, подглядывал за подглядывающим, - фыркнул Роччо. – Смешно, да?
-Только не мне, - остатки агрессии вновь всколыхнулись, но на этот раз Рики было проще подавить их. Он уже полностью переключился на разумный канал. – Спасибо.
-Не за что, - буркнул Роччо, пожимая его протянутую руку. – И вряд ли ее отчислят. Но по башке настучат! – не сомневался Роччо. – Хочешь щавель?
-Так это щавель? Настоящий обыкновенный? – удивился Рики. – А что он тут делает?
-Это для кухни, когда Анна попросит, и лично для нас. Профессор Лютик считает, что щавель очень полезен для пищеварения.
-А тебе обязательно называть отца профессором Лютиком? – спросил Рики, пожевывая кисловатый лист.
-Так проще, на самом деле, - пожал плечами Роччо. – Никто не считает, что тебе делают поблажки. Небольшая радость учиться в школе, где преподает твой родитель.
Рики не стал спорить с человеком, которому виднее. Вместо того перевел разговор на изготовление сферы для гостей. Роччо, который собирался учиться конструировать метлы, дал несколько ценных советов.
-Есть такая особенная астрономическая фольга, - известил он, - хотя ее, по-моему, мало где продают. Так из нее как раз и собирают такие карты, как у нас в комнате практики. Тебе надо перенести на эту фольгу чертежи, исключительно в один пласт, а не так, что эта звезда ближе, а другая – дальше.
-Так это же адская работа! – ужаснулся Рики.
-О, да. А зачем тебе такая ерунда?
-Хочу сделать свою, - упрямо заявил Рики.
В результате беседы Рики понял, что выяснять, что да как, все равно придется у профессора Прифиссато. Мало того, что только он был признанным в Италии специалистом в области констругурации – раздела трансфигурации, изучающего создание новых вещей путем преобразования исходного материала. Профессор, вдобавок, всегда знал, где можно приобрести этот исходный материал – по крайней мере, так уверял Роччо.
-Что касается самого колпака, ну, стеклянной сферы, то он, по-моему, должен быть заранее заколдован, и таким его следует купить, - осчастливил консультант.
-Вот мило будет, если ученик четвертого курса подойдет к учителю и поинтересуется, как пройти на черный рынок, - представил Рики.
-Ну, Прифиссато, в отличие от профессора Лютика, голову отрывать с ходу не станет, - успокоил Роччо.
Но и получить дополнительный хор Рики тоже не хотел, и так с трудом просыпался раньше времени.
Клара была отстранена от занятий до конца семестра, и лично Джиовинеза запретила ей появляться на рождественском празднике. Одноклассники Рики, до которых происшествие дошло на другой день благодаря Ческе, отнеслись к нему весьма равнодушно, за исключением Пеппе, заразившегося отношением брата.
Зато на перемене к Рики подошли, ведомые Роччо, две старшекурсницы с коробками конфет в руках. Дело происходило по окончании уроков посреди коридора, набитого учениками, спешащими в столовую.
-Я же не ребенок, чтоб меня сластями пичкать, - рассердился Рики.
-Ну… тебе что, огненной наливки надо было принести? – понизив голос, спросила та, что стояла ближе.
Рики открыл рот, но не нашелся, что сказать.
-Мы в самом деле очень хотим сделать тебе что-нибудь приятное, - лучезарно заулыбалась вторая девушка.
-Бери скорее, - покровительственным тоном посоветовал Роччо, - вон твои одноклассники уже губу раскатали!
После обеда все дружно уплетали конфеты в кабинете Карлотты, которая не только гостеприимно пустила учеников, но и сама оказала честь своим присутствием.
-В нашем классе такой, как эта Клара, быть не может, - категорично заявил Луцци. – Мы бы ее в жабу превратили!
-Еще не хватало, - возмущенно вскинулась Карлотта. – Это я и без вас сделала бы!
-Интересно, как профессор Доматор терпел ее присутствие в своем классе, - проворчала Ческа.
Одноклассники, в том числе и Рики, приняли ее слова с неудовольствием. Никому до сих пор даже в голову не приходило, что поведение Клары может бросить тень на классного руководителя.
-При чем тут он? – сказала Карлотта. – Профессор ведь не выбирает тех, кто будет учиться в его классе. Если помнишь, дорогая моя, сюда поступают все колдуны и ведьмы страны, и неизвестно, кто из них – хулиган, а кто - растяпа.
-Если бы Вы могли нас выбирать, синьорина, - подлизушным тоном и с соответствующей улыбочкой заговорила Мариола, - то кого бы Вы не взяли в свой класс?
-Ну как тебе не стыдно задавать такие вопросы? – устало вздохнула классная наставница. – Всех вас надлежит воспитывать, как следует. И уж не сомневайтесь, я приложу все усилия!
В противовес такому обещанию ученики предпочли прекратить беседу и заняться конфетами.
После уроков Рики продолжал приходить к вольеру Барона, хотя не сразу место перестало вызывать неприятные воспоминания. Здесь он мог спокойно рисовать и беседовать с «ними», не опасаясь, что кто-нибудь заметит, как он шевелит губами, или меняется ни с того, ни с сего выражение его лица.
Но в один прекрасный четверг Рики остался в комнате практики. Дежурил профессор констругурации, и этим следовало воспользоваться. Рики подошел к нему, держа в руках модель Галактики внутри большого стеклянного шара.
-Синьор, - обратился он к преподавателю, - я хотел бы собрать такую штуковину самостоятельно.
-Похвально, - кивнул, отрываясь от чтения журнала с котлом на обложке, профессор. – Но зачем еще одна такая же? По-моему, этой не так часто пользуются.
-Нет, я хочу собрать немного другую, - сказал Рики, надеясь, что Прифиссато не станет любопытствовать, для чего. – Мне сказали, нужна особенная фольга.
-Главное, чтобы у тебя были готовы карты, - ответил профессор. – Остальное – дело техники. Вот только оболочка… она стандартная выпускается. Если хочешь другие карты, ее придется переколдовывать.
-Но мне сказали, основная трудность – как раз фольга, - Рики умолк, дожидаясь, пока намек подействует. Он приготовился настаивать, хотя весьма смутно представлял, что такое «черный рынок» и как туда попасть.
-Только не в твоем случае, - усмехнулся Прифиссато. – Насколько я знаю, в школе полно ненужного хлама, который хранится годами. Ко всему прочему – несколько рулонов этой фольги. Я уверен, что профессор Раджионеволли, как заведующий хозяйственной частью, с радостью выдаст тебе один рулон. Он их все постарается, уж прости, спихнуть, но не советую забирать. Ты вряд ли даже половину одного израсходуешь. Собственно, наш профессор истории, кажется, сейчас дежурит у девочек…
Профессор констругурации потратил целых три минуты на то, чтобы лично передать просьбу Рики своему коллеге. Как и было сказано, Раджионеволли немедленно согласился.
-А почему задаром такая роскошь? – удивился Рики, став счастливым обладателем тонкой трубочки длинной около метра.
-Она уже лет двадцать тут пылится, - объяснил профессор. – Не беспокойся, у фольги неограниченный срок годности, это серебро. Мне жена объясняла, когда я надеялся продать…
-Вы женаты? – выпалил Рики, и смутился, понимая, что вопрос нескромный.
-Да, - подтвердил преподаватель. – С тех пор разоряюсь потихоньку, - бодро добавил он. – Женщины, знаешь ли, и то требуют, и это. И я тебе как историк говорю, лучше дать, а то семейная жизнь будет на войну похожа. Сущее наказание, если женщина еще и, как бы сказать, грамотная, но не умная. Моя супруга, слава Святой Деве, сочетает то и другое. Сейчас она воспитывает дочку, а раньше служила секретарем в Министерстве в Отделе сертификации заряженных магией товаров. Знай, эта фольга вечная. Другое дело, что мало кому нужная. Естественно, с таким годом выпуска уже никто не купит, другие стандарты, длина, ширина и прочее. Но она полностью рабочая.
Дома Рики развернул рулон и начал перебирать листы, чтоб посмотреть, сколько их. Он ухватил тонкий слой, который оказался двойным…тройным, и еще более тонким! То, что он отделил в итоге, было совсем невесомо, но, как ни странно, непрозрачно.
-Не стоит пока все разворачивать и тормошить, - посоветовал Пит, - пусть упакованное лежит. До тех пор, пока не вычертишь все карты сначала на простой бумаге.
Профессор трансфигурации задержал его через пару дней после своего урока и вручил два пергамента.
-На одном – заклинания, которые тебе, вероятнее всего, потребуются для изменения оболочки, ну и другие, там написано, - прокомментировал он. – А во втором я указал все книги на итальянском и английском языках, известные мне, которые тебе могут понадобиться. Есть еще одна, последняя в списке, но там текст из древних рун. Удачи.
Рики действительно старался и проводил много времени за компьютером, чтобы поскорее завершить карты. Но конца работе пока не предвиделось.
Однажды он, как обычно, с карандашом и альбомом появился возле огороженного ивовыми прутьями озерца.
-Вот безобразие! Только приплыл, и уже беспокойство, - проворчал кое-кто из-за ограды.
Манера приветствия ничуть не смутила Рики.
-Бубыль, чем ты занимался так долго? – обрадовался он. – Здесь тебя… очень недоставало.
-Кому я нужен? – усмехнулся Барон. – Если б икру метал, говорят, бесхвостые ее собирают. А так…
-Не следует так о себе думать, - назидательно заявил Рики, припоминая недавние рассуждения за ужином тетки Марии. – Себя надо хвалить.
-Спасибо, просветил старого дурака, - надул губы Барон. – Вот и холод приходит. Ты скоро вернешься в эту… далекую школу свою?
Рики нахмурился.
-Не знаю, - ответил он, думая, что с наступлением декабря вопрос о дальнейшем проживании следовало уже решить.
-Я бы хотел, чтоб ты приезжал ко мне, - заговорил Барон, - в теплое время, когда тут все отдыхают. А торчать тут ради меня ни к чему. Каждый должен жить в своем доме.
-Ты замечательный старик, - улыбнулся Рики.
-А один непослушный малек, помнится, обещал мне рассказать, почему капризная красавица ругается с лучшим из бесхвостых, кого я знаю, - напомнил Барон. – У нее ведь, о сила воды, голова здоровая?
Рики захихикал.
-Просто она тоже хочет выйти замуж, - сказал он. – За того, кто мог занять место лучшего из бесхвостых. Но он теперь ищет, как бы тебе объяснить? Такие камушки, которые наши женщины цепляют на шеи, пальцы…
-А, знаю, - отмахнулась старая русалка. – Зачем такая глупость? Они же тяжелые, эти штуковины.
-Они имеют ценность. Их можно, например, обменять на много еды, - Рики сам удивился, как додумался до такого. – А есть еще блестящие кругляшки, желтые. Уж не знаю, они в воде портятся?
-А как же? Водорослями обрастают, - продемонстрировал осведомленность Барон. – Бесхвостые обычно держат и кругляшки, и висячие штуки запертыми.
-Правильно, - подтвердил Рики. – Вот предполагаемый муж капризной красавицы хочет найти их для нее.
-Странные вещи выдумывают бесхвостые, - удивился Барон, глубоко задумавшись.
-А ты как повеселился? – спросил Рики.
-Еле вырвался, - русалка плюхнулась на воду и с размаху погрузилась в озерце. – Сначала брата чествовали, потом его сын женился. А там уже все забыли, ради чего собрались. Не поверишь, малек, все истории узнал за все приливы, пока здесь жил! В общем, очень мне надоело. А знаешь что? Увидишь бесхвостого, скажи ему, что я скоро вернусь.
-Как? Ты опять уплываешь? – удивился Рики.
-Да. Есть у меня одна задумка. Вот отдохну и сплаваю кое-куда!
В свои планы Барон посвящать не захотел, и пришлось Рики ограничиться разговорами про праздник. Он совсем не хотел беспокоить русалку историей с Кларой, опасаясь, что Барон опять, как некогда, разволнуется.
Таким образом, Рики снова остался один на один с необходимостью вникать в астрономию глубже, чем любой самый добросовестный ученик. В один из дней он, желая передохнуть, решил проверить почту, и не прогадал. Даниэла написала.
«Дорогой Рики! Совершенно не понравилось мне то, что твой друг Лео снова передал через Артура насчет твоей новой школы и некоторых учителей, - заявляла она. – Конечно, я все это напечатала для тебя, но считаю, что у твоих друзей в Британской школе странное понятие о безопасности».
Ниже следовал текст, вероятно, принадлежащий Артуру.
«Лео либо слишком самоуверен, либо просто гениален. Я бы не додумался до такого. Пожалуйста, проверь, прав ли он. Я хочу убедиться, что действительно можно разгадать такую головоломку, даже не побывав на месте преступления».
Сгорая от любопытства, Рики взялся за мышку и подтянул текст.
«Ричард! При встрече я, скорее всего, не выскажу тебе, что в действительности думаю о нагнетании тобой подозрений на твоего нумеролога, потому что к тому моменту это перестанет волновать меня. Я не могу передать это в письме, которое будет читать незнакомая девушка. По счастью, недавно я прочитал книгу, где говорится о человеке, страдающем тем же пороком, что и профессор Пигнолли. Кстати, я знаю, что многие родовитые семьи нашего круга также пострадали от этого порока. Обрати внимание, что описанные тобой придирчивость, педантизм, зависть и ехидство вполне могли бы раскрыть тебе глаза. Но вряд ли ты имел подобный пример перед глазами ранее, чтобы сопоставить. Я более чем уверен, что в здравом уме Пигнолли не собирается причинять вреда ни тебе, ни твоей классной наставнице. Сомневаюсь также, чтоб он действительно был богат, или же он умнее своего порока. Итак, чтоб не томить тебя понапрасну, объявляю, не боясь быть уличенным в клевете…»
«Это называется – «не томить понапрасну»!», - Рики начинал сердиться на высокопарную манеру друга.
«…что профессор Пигнолли всего-навсего…».
Единственное слово, которого Рики почему-то совсем не ожидал, на секунду будто заполонило весь экран. Когда первый шок озарения прошел, и сознание включилось, Рики смог дочитать:
«…и, соответственно, в чуланчике для метел он держит…».
Рики закрыл окно, и даже выключил компьютер, но так и остался сидеть с открытым ртом.
«…И лучше бы ты, в самом деле, поменьше заражался ажиотажем некоторых импульсивных особ. Всего тебе хорошего», - напоследок пожелал ближайший друг.


Глава 16. Нелегкий выбор


Рождество в «МентеСана», как и в «Хогвартсе», омрачало неизбежное зло – полугодовые контрольные. Рики тоже к ним готовился. На случай возвращения в Англию, он совсем не хотел, чтоб тамошние учителя выказывали недовольство тем, как он представил родную школу в другой стране. И вообще – Рики привык получать высокие оценки, а в отсутствии сильных претендентов на первенство, которыми были Лео и Дик, вовсе почувствовал азарт. Следовало только обойти Марко.
На самом деле, ему не всегда удавалось обманывать себя. Рики знал, что тонет в книгах и заданиях, чтобы поменьше общаться с Ческой. Напряжение в отношениях нарастало, а он не знал, как его разрядить; да и не очень хотел. Раньше, до поездки, он представить не мог, что такая красавица может осточертеть до невозможности. Но именно так с ним и произошло. Он замечал, что и Ческа не очень переживает по поводу их отдаления друг от друга. Но вечно так продолжаться не могло. Рики собрал всю свою волю в кулак и вознамерился поговорить с ней в начале следующей недели. А в качестве генеральной репетиции назначил сам себе испытание менее серьезное.
О выводе, который сделал Лео, он сообщил на следующий же день и старосте, и Марине, для чего специально выловил обоих на выходе из столовой. Ему нужна была страховка. Потому что в оценке Пигнолли он склонен был согласиться, все же, скорее с Дан, чем с Лео.
-Но если ты прав, нам придется рассказать синьоре, - покачала головой Марина, озадаченная открытием.
-Меня больше волнует, как не рассказать об этом всем ребятам, - сказал староста. – Вот что совершенно недопустимо.
Рики понимал, что с тем и другим будут сложности.
-Давайте сначала убедимся, что мой друг прав, - сказал он. – Я собираюсь прямо спросить профессора Пигнолли об этом.
Рики не мог объяснить, почему, но с того самого момента, как истина явилась ему с экрана монитора, он ни на секунду в ней не усомнился. Все его приступы отвращения, определенно, могли объясняться только так.
-А мы будем рядом, на всякий случай, - решила Марина.
И, пусть задерживаться после хора никто не разрешал, в этот раз староста даже не напомнил о правилах.
-Вопрос в том, до или после ты к нему подойдешь? – сказал Марко.
-Конечно, после того, как он выйдет из каморки, - не сомневался Рики. – До того, он просто отопрется.
Не откладывая дела в долгий ящик, решили разобраться после ближайшего хора, то есть завтра.
Рики вернулся домой, мысленно все еще оставаясь в школе и планируя, как он завтра поведет себя. Он боялся не профессора нумерологии, а того, что ему снова может стать дурно. Конечно, и Марко, и Марина в этом случае могут заменить его, но Рики отчего-то хотелось самому довести дело до конца. Он прошел на кухню, где застал миссис Дуглас, копающуюся в холодильнике, и с безмятежным видом пьющую сок тетку.
-Понять не могу, отчего вы такие хмурые? – говорила тетя. – Если этот синьор, в самом деле, так несимпатичен Диего и Лючии, то зачем они выбрали его…
-Надо капусты купить, - громко проворчала миссис Дуглас. Рики знал этот тон: так она давала понять, что не желает обсуждать какие-то очевидные на ее взгляд вещи.
-Лично я с ним с удовольствием познакомлюсь. Надеюсь, он не очень занудный? – проигнорировала намек тетя Мария.
-Кто? – Рики решил заявить о своем присутствии.
-О, - миссис Дуглас со злорадным выражением на лице вынырнула из холодильника и повернулась к людям. – Вот Ваш племянник, синьора, он вам сам все расскажет. Рики, уж не знаю, как ты к этому отнесешься, но к Рождеству у нас будет важный гость.
Рики выжидательно уставился на нее.
-Твой крестный отец приезжает, - проинформировала тетушка. – По-моему, это очень мило, что он так к тебе привязан. Но на месте его жены я бы намылила ему шею. По крайней мере, у нас так: завел семью, будь добр встречать Рождество с женой и детьми.
-Но он же преподает в «Хогвартсе»! Он не может оставить работу! – вскричал Рики.
-Твой отец сказал, что там как раз начнутся каникулы, а у него последний урок закончится за два дня до этого, - объяснила миссис Дуглас. Ее тон стал немного мягче. Экономка не только знала, что Рики не стремится к компании крестного отца, но и отчасти разделяла его отношение.
За ужином цель визита Гарри Поттера изложила мама.
-Он, скорее всего, собирается забрать тебя обратно, - сказала она младшему сыну. – Мы ведь договорились с ним, что ты остаешься здесь только на семестр.
Она выглядела подавленной, хоть и не настолько, как после смерти Арабеллы.
-А как твои планы? – спросил Рики.
-Пусть тебя это не волнует. Я, конечно, хотела бы остаться здесь до конца года, и мне кажется, так лучше и для тебя – завершить учебный год здесь полностью, а потом… - она взялась за вилку.
-Но ты сам решай, как для тебя лучше, - закончил папа.
Рики вернулся в свою комнату в смятении. Это заметили и «они», когда вышли на связь.
«Энергия качается», - вот как восприняли его состояние вестники ниоткуда.
«Я должен переместиться в первую точку?» - спросил их Рики.
«Там опасность», - предупредили его, а добиваться большего, он знал, бесполезно.
Поговорив с братом, который уже постепенно начинал собирать чемоданы, Рики так ничего и не решил окончательно. Но следующий день требовал сосредоточиться на злободневной и не откладываемой более проблеме. И, даже учитывая, что Прифиссато вынес на полугодовую контрольную по констругурации вопросы – один другого сложнее, от которых половина класса завыла почти в голос, главным в тот день были вовсе не уроки.
Хор проходил, как обычно. Только теперь, наблюдая за Пигнолли, Рики замечал едва уловимые признаки. Чем дольше они репетировали, тем более дурацкими становились придирки нумеролога. Вот он отпустил учеников, а сам поспешил к обычному месту.
Сложнее всего было увильнуть от ворот так, чтоб не заметил синьор Мичи, который после повторного случая с Рики бдел не хуже Филча. Ребята встретились на втором этаже.
-Я все равно не уверен, что ты имеешь право обсуждать с ним такие вещи, - покачал головой староста. – Он все-таки учитель, и лучше бы мы пошли к директору, хотя, конечно, не убедившись нельзя.
-Перестань, - попросила Марина, - мы уже здесь. Риккардо и так предстоит самая трудная часть.
За окнами стало совсем темно. Однако в коридоре что-то такое светилось под потолком, позволяя более-менее четко видеть, как в сумеречном свете свечей.
Ждали они недолго. Пигнолли снова вышел и запер каморку, как уже однажды видел Рики. Марко и Марина, присев на корточки, наблюдали из-за перил. Не стараясь ступать бесшумно, Рики начал спускаться.
Профессор Пигнолли обернулся к нему. Поначалу глаза учителя расширились от изумления. Затем проступило вполне очевидное возмущение. Впрочем, Рики видел, что нумеролог скрывает панику.
-Ученики совсем обнаглели! – начал он.
-Возможно, синьор, - спокойно ответил Рики. Оказавшись внизу, он остановился напротив, в двух шагах. – Я специально остался, чтобы спросить Вас кое о чем.
-У тебя было другое время, - елейно напомнил преподаватель, очевидно собираясь вскоре перейти на крик.
Рики не собирался этого допускать.
-Пока только один вопрос? – начал он.
-Нет, это я хочу спросить! – взвизгнул профессор. – Чего ты постоянно тут околачиваешься? Я поговорю с директором, Карлотта вас совсем распустила…
При упоминании имени классной наставницы Рики нахмурился.
-Я целиком и полностью за то, чтобы директор знала, какие интересные вещи происходят во вверенном ей учреждении, - отчеканил ученик сквозь зубы. – Думаю, ей не понравится узнать, что именно Вы там, - Рики кивнул на дверь каморки, - храните. Не понравится даже больше, чем то, что Вы – алкоголик.
Надвигающийся на него преподаватель замер, как статуя. Рики не рискнул поглядеть наверх, но не сомневался, что наблюдающие за ними одноклассники сжали палочки. Так они стояли и смотрели друг на друга в полумраке. Минута молчания растянулась надолго. Нарушил ее нумеролог.
-Да, - произнес он совершенно нормальным, незнакомым ученикам ровным тоном, - верно.
Рики словно заморозило. Он не знал, что сказать дальше, и продолжал молчать, отчего-то почувствовав себя неуютно.
-Как ты догадался? – поинтересовался профессор Пигнолли. – Наверное, по запаху мяты? Я тоже однажды обратил внимание, что, если ее просто жевать, она не пахнет так сильно. Спирт обостряет запах. А впрочем, какая разница?
Рики помотал головой – единственное, до чего смог додуматься. Звенящая тишина вокруг начинала давить, как жалость, поднимающаяся изнутри.
-Я потерял счет годам с тех пор, как начал прикладываться к бутылке, - продолжал нумеролог. – У меня нет близких друзей, нет жены, нет важной цели, которые, возможно, остановили бы меня. Я понимаю, что медленно разрушаюсь, и чем дальше, тем больше мне все равно.
-Но вы же боретесь! Вы продолжаете работать, - произнес Рики. Он вдруг понял, насколько в тягость может быть живое воображение, которое моментально воссоздавало картины того, о чем говорил старый профессор.
-Увы, работа – это все, что у меня есть. Я стараюсь быть постоянно занят, прихожу первым и ухожу последним, чтобы как можно реже оставаться один. Я больше не могу жить в фамильном особняке моей семьи – ужасно находиться в огромном доме с множеством пустых комнат. Я не храню вино там, где живу – тогда просто сорвусь. Оно действительно здесь, - Пигнолли резким жестом указал на дверь каморки для метел.
-И Вы расслабляетесь в конце дня, когда ученики достали, - кивнул Рики.
-Не понимаешь, - кисло усмехнулся нумеролог. – Просто после этого я уже ни с кем не встречаюсь, а прихожу к себе и ложусь спать. А наутро снова трезвый, как стеклышко. Я сам придумал эту систему и не отступал от нее! – почти гордо произнес профессор. – Только однажды, возникли сложности… А ты, как назло, околачивался под дверью!
-Я просто проходил мимо, - сказал Рики.
-Знаю я ваше «мимо», - проворчал нумеролог. – Вы бы и рады сжить меня со свету. Ну что же…
Обычная манера речи почти вернулась к нему. Рики напрягся.
-…завтра я поговорю с Летицией Джиовинезой сам, - профессор мрачно кивнул как бы сам себе.
-А Вы не пробовали лечиться? – оборвал его Рики.
-Зачем? – махнул рукой нумеролог. – Ради чего? И вообще, я стараюсь зря не тратиться. Вот теперь мне придется уйти на пенсию, а все из-за тебя, - Пигнолли злобно сверкнул глазами. Но на этот раз Рики смог ответить на его взгляд, не дрогнув. – А ты бы возвращался домой!
-Но я бы хотел знать еще кое-что, - Рики не очень хотелось продолжать такой тяжелый разговор, но он заставил себя, помня, что лучше воспользоваться случаем и выяснить все до конца, чем потом сомневаться.
-Еще что? – желчно подобрался нумеролог.
-Это вино вдохновило Вас написать дразнилку на Карлотту… на профессора Убриокарру?
-Чего? – нумеролог недоумевающее глянул на ученика, все еще находясь в предыдущей теме и своих переживаниях.
-Вы написали стихи, в которых высмеиваете предмет профессор зелий? – повторил Рики, чувствуя себя дураком и в то же время подбирая как можно более понятные слова, будто для ребенка.
-Не писал я никакие стихи, - равнодушно проворчал нумеролог и вдруг вскинулся. – А ты случайно сам… не того?
-Нет, конечно, - возмутился Рики. – Просто дразнилка ходит по школе, а Карлотта – наша наставница.
-Так ей и надо! – фыркнул профессор нумерологии. – Бестолковая самодовольная девчонка!
Рики не успел ничего ответить – Пигнолли взмахнул палочкой и аппарировал.
-Все слышали? – обратился он, разворачиваясь, к товарищам наверху.
Они уже бежали вниз по лестнице. Лицо Марко все еще оставалось напряженным.
-Думаю, мы действительно должны позволить ему самому поговорить с директрисой, - высказался он.
-Да. Но мне его стало жаль, - сказала Марина.
-А тех, у кого он кровь пьет, тебе не жалко, - возмутился Марко. – Добрая же ты девочка!
Рики подумал, что с такой манерой ухаживать честный староста еще долго будет подбивать клинья.
Как ни странно, они не попались, хотя и бросились прямиком к Вратам, совершенно не скрываясь. Только дома Рики подумал, что им повезло, но эта мысль надолго не задержалась. Разговор с нумерологом взволновал его, и Рики хотел разобраться, почему. Он знал, что теперь вряд ли будет испытывать к нему такое же неприятие, потому что появились понимание и сочувствие, которых раньше не было. Но почему он, Рики, даже не зная, что перед ним пьяница, каждый раз бессознательно чувствовал отторжение? Конечно, ему не случалось раньше общаться с людьми этой категории, но откуда тогда такая реакция?
Вопрос был переадресован старшему брату, который немедленно выдал научный ответ.
-Возможно, запах спирта напугал тебя после рождения, или даже до, - сказал он. – Может, он связан с прививкой, неожиданным болевым ощущением, которое малышам точно не понравится. Некоторые утверждают, что человек хранит в памяти все, о чем вспомнить не может. Например, воспоминания до трехлетнего возраста.
На этом Рики успокоился и вернулся к картам, которые уже нередко снились ему ночами.
Утром, действительно, профессор Пигнолли ходил к директору. Это было несомненно не только потому, что его видела Карлотта, возмущенная тем, что тетка ничего ей не рассказала. После уроков директор Джиовинеза вызвала сначала Рики, а когда выяснила, что он был не один, то и всех троих.
-Сегодня я узнала, - вздохнула она, когда дети уселись напротив, - о прискорбных обстоятельствах одного из моих коллег.
-Мы тоже считаем, что это очень грустно, - сказала Марина.
-Что Вы будете делать? – спросил Рики.
-Сложно тут выбрать правильное решение, - профессор встала и медленно прошла к окну, затем оглянулась на них. – Но, всесторонне взвесив обстоятельства, я все-таки определилась. Профессор Пигнолли, безусловно, будет продолжать преподавание в «МентеСана».
Она внимательно вглядывалась в лица промолчавших учеников. Рики обуревали двойственные чувства. С одной стороны, где-то клокотало возмущение: он сомневался, что попечительский совет и родители согласились бы с директрисой. Но с другой стороны, Рики почувствовал облегчение: он вовсе не хотел брать на себя то, чтобы вмешательство его персоны оказалось столь судьбоносным для нумеролога.
-У меня нет оснований пожаловаться на профессора как на сотрудника. Он не допускал нарушений трудовой дисциплины, его квалификация соответствует занимаемой им должности, и потом, поймите, - первоначально официальный тон директрисы вдруг резко смягчился, - неправильно отправлять его на пенсию. Я ведь могу говорить с вами, как со взрослыми?
Все трое кивнули. Рики очень хотелось узнать, что она подразумевает под «взрослостью».
-Оставить профессора Пигнолли без работы сейчас – это все равно, что толкнуть его в пропасть, - сказала Джиовинеза.
-Мы понимаем, - горячо откликнулась Марина. – Но синьора, можно ли для него что-нибудь сделать?
-Еще не знаю. Но я обязательно займусь этим вопросом, - ответила директриса. – От вас, как вы поняли, требуется…
-…быть немыми, как могила, - закончил за нее Марко. – Я-то готов молчать, и поручусь, что ни Риккардо, ни Марина не проговорятся. Но вот если новость каким-нибудь образом дойдет до нашей дорогой Франчески, то на следующий день будет знать вся школа.
-Я сохраню это в секрете от нее, - пообещала директриса.
Она сдержала слово. Ческа и через два дня не знала, зачем ребят вызывала ее бабуля. И ее возмущение по этому поводу, естественно, обрушилось на Рики.
-От Марины никогда ничего важного не добьешься, а к Марко Фарелли я вообще приближаться не хочу, но ты-то обязан мне все рассказывать! – заявила она на второй перемене, когда большинство одноклассников разбрелись по своим делам.
-О себе – возможно, но не о других, - решил отстаивать свои принципы Рики.
-Ах, так! – было заметно, что Ческа очень рассердилась, и Рики признал, что это ее украшает. Только теперь, при всех ее достоинствах, в его сознании преобладали совсем другие чувства.
-Увы, я по-другому не умею, - подтвердил Рики.
-И ты думаешь, я буду это терпеть?!
-Не обязательно терпеть, - Рики почувствовал, что момент, который они так долго оттягивали, настал. – Я ни в коем случае не хочу быть тебе в тягость. И знаешь, Ческа, я думаю, нам следует прекратить встречаться.
По школе пронесся, врываясь во все классы, звонок на урок. Только тогда Рики заметил, что большинство одноклассников уже сидят на местах, а некоторые наблюдают за ними. Ему было все равно.
-И я так считаю! – не растерялась она.
В этот момент в классе появился профессор Инстабилито, а выяснять отношения в его нервном присутствии было немыслимо. Превращая груду кухонных осколков в железный замок, Рики украдкой иногда бросал взгляды на соседку. Он был рад, что ничто не отвлекает ее от сосредоточения на задании, с которым он сам справлялся не хуже, чем всегда.
Но оба знали, что разговор требует завершенности. Поэтому, вместо того, чтобы идти на обед, Рики задержался, и Ческа тоже. Они так и продолжали сидеть за партой в опустевшем классе.
-Ческа, - Рики считал, что должен заговорить первым, - я вовсе не хочу, чтоб ты подумала…
-Да все с тобой ясно, - отмахнулась она. – Ты ведь скоро уедешь, и стоит ли держать меня на привязи?
Об этом Рики даже не вспоминал. Он не знал, как покорректнее сказать, что у них разные взгляды на мир, что он устал от необходимости быть нечестным рядом с ней, и в первый момент растерялся.
-Совсем не стоит, - ответил он, посчитав, что так гораздо проще. Воспитывать и критиковать Ческу ему совсем не улыбалось. Он признавал, что такая, как есть, она чувствует себя вполне удобно, и он не собирался нарушать ее покой.
-А в качестве прощального подарка, Риккардо, - Ческа улыбнулась и приблизилась к нему, - скажи мне, зачем тебя вызывала бабуля?
Рики почувствовал себя так, словно его толкнули в спину, а он этого не ожидал.
-Лучше спроси у бабули, - рявкнул он, схватил сумку и как можно быстрее покинул класс.
Но кое-кто возмущался больше Чески. Карлотта разозлилась, как дьявол. Вот что узнали Рики и другие со слов Дзото.
-Между прочим, профессор Джиовинеза, четвертый курс - это мои ученики! – заявила она тете, ворвавшись к ней по окончании урока на шестом курсе, и не обращая внимания, что еще не все ученики покинули кабинет. – И я имею полное право знать, что Вам от них понадобилось!
На самих учеников она открыто дулась, но не требовала от них никакой откровенности. Рики это не очень мешало – он уже знал, что Карлотта отходит быстро. Он теперь посвящал все внимание двум вещам – звездным картам и подготовке к контрольным. Согласно учебному распорядку «МентеСана», неуспевающие задолжники учились еще неделю после Рождества, а Рики совсем не хотелось попасть в их число. Он даже задерживался после роспуска и уходил с хором, и однажды снова нарвался на привидение графини.
-Неужели у всех такая порочная натура! – опять завыла она.
-Наверное, неприятно быть женой пьяницы, - посочувствовал ей Рики.
Взвизгнув, женщина схватилась за голову и кинулась прочь. Мальчик поразился, насколько некоторые люди не любят, когда вещи называют их именами.
Однажды в комнату практики зашел Доматор. По его виду сразу можно было определить, что происходит что-то серьезное.
-Вернулся Барон и корчит какие-то непонятные гримасы. Нужно, чтоб ты объяснил, чего он хочет, - сказал профессор ухода за магическими тварями, подойдя к Рики.
-Приветствую тебя, - расплылась в улыбке старая русалка, лишь только Рики появился возле вольера.
-Хорошо, что ты вернулся, - сказал Рики. – Лучший из бесхвостых беспокоится, чего ты тут гримасничаешь?
-А без этого бы ты не пришел? – обиделся Барон.
-В прошлый раз ты, помнится, сказал, что я тут торчу и не даю тебе покоя.
-Брось, - усмехнулся Барон и указал пальцем вниз. – У меня есть кое-что. Скажи взрослому бесхвостому, чтобы привел сюда капризную красавицу.
-Но зачем? – удивился Рики.
-Слушай, делай, как я хочу, - рассердился Барон. – Все тебе знать надо.
-Что происходит? – вмешался профессор Доматор.
Рики повернулся к нему в недоумении.
-Он хочет, чтобы сюда пришла Карлотта…то есть профессор…
-Я знаю, кто это, - оборвал Доматор. – А зачем?
-Он не ответил, когда я спросил, - развел руками Рики.
Нахмурившись, профессор оценивающе поглядел на Барона.
-Он нервничает. Значит, это важно. Что же, придется сначала спросить разрешения у директора. Только она знает, что ты способен понимать его.
С директором Доматор беседовал лично, попросив Рики подождать вне кабинета. Наверное, просьба Барона в связи с натянутыми отношениями с племянницей была одобрена ею со скрипом: Рики слышал спорящие голоса.
Карлотта не пришла в восторг, когда ее вызвали из дому. Может, она аппарировала, но появилась быстро.
-А ты опять что натворил? – рявкнула она, наткнувшись на Рики под дверью директорского кабинета. Конечно, она завела его с собой, наверное, надеясь как следует отругать.
Все неизвестные ей доселе вещи пересказывал Доматор, тетка предпочитала не вмешиваться.
-Какая прелесть! – умилилась Карлотта. – И я узнаю об этом только сейчас! С Вашей стороны, профессор Доматор, исключительно заботливо не беспокоить меня такими новостями, как Ваши дополнительные занятия в моем классе – Вы ведь их так называете?
-Мне жаль, коллега, если это Вас обидело, - ровно произнес профессор Доматор, героически справившись с неловкостью ситуации.
Карлотта хотела что-то ответить, но передумала и переключилась на Рики.
-Почему русалка хочет вдруг видеть меня?
Рики вновь вынужден был повторить, что ничего не знает о намерениях Барона, подчеркнув при этом, что тот считает классную наставницу красавицей. Карлотта любезно изъявила согласие выполнить просьбу.
-А, наверное, я знаю, чего он хочет, - предположила она, когда все четверо, включая директрису, уже вошли на территорию зверинца. – Окатить меня водой для смеха! Русалка ведь привязана к Вам, коллега, я полагаю? Он считает, что так доставит Вам радость, да?
-Ну что за глупости, дорогая? – начала увещевать Джиовинеза, но Карлотта так сверкнула глазами, что тетушка предпочла замолчать.
Барон мирно плескался в озерце. Конечно, он не преминул пожаловаться, что ему пришлось долго ждать.
-Пусть долго не копается. Скажи ему, что тебе надо делать уроки, - приказала Карлотта.
-Я всех привел. Чего ты хочешь? – спросил Рики.
Старая русалка хитро прищурилась, едва не подпрыгивая над водой.
-Скажи хорошему бесхвостому, чтобы открыл висячку, - распорядился Барон, - а я пока сплаваю на дно и кое-что принесу.
Рики перевел. Доматор, секунду подумав, достал ключ.
-Это полностью безопасно, - заверил он директрису. – Барон не склонен к хулиганству.
Карлотта стояла в стороне, скрестив руки на груди, и нетерпеливо притопывала.
Барон появился на поверхности, пыхтя и отфыркиваясь. Что-то в его руках стукнуло о стенку бассейна так, что стало слышно над водой..
-Помогите мне поднять эту гадость, - прохрипел Барон. Но Доматору не нужно было переводить.
Глазам присутствующий предстал старый, ржавый и осклизлый сундук размером с Барона.
-Барон хочет, чтоб вы сняли крышку, - высказал очевидное Рики.
Вынув палочку, Доматор снес ее одним заклинанием.
-Это твое, - произнес Барон, кивая Доматору.
Директриса ахнула. Карлотта закрыла рот рукой и чуть отшатнулась. Золотые монеты, много монет, целое состояние…
-Я хочу подарить это лучшему из бесхвостых за то, что он хорошо относится ко мне, - сказал Барон, плавясь от самодовольства, в то время как Рики не мог заставить себя отвести взгляд от такого богатства. Он вдруг подумал, что можно понять пиратов и прочих бандитов. Оказывается, глаза могут быть такими жадными…
-Королевский подарок, Марио, - сказала взволнованная Джиовинеза, когда Рики, справившись кое-как с потрясением, объяснил им, чего хочет Барон.
А даритель, сморщившись, потребовал, чтобы весь железный «ящик» побыстрее убрали от него.
-Слишком противный этот красный налет, - проворчал он. – Теперь придется ждать, когда пещера проветрится.
-В принципе его дарение законно, - рассуждала тем временем директриса, - мы с Карлоттой и Риккардо засвидетельствуем перед Министерством…
Барон снова нырнул. И в этот раз вернулся с сундучком поменьше. Крышку снял он сам.
Внутри находились украшения: серьги, браслеты, брошки. Вероятно, они принадлежали когда-то богатой женщине. Карлотта отвернулась, не в силах иначе сдерживать свои чувства.
-Это тоже принадлежит лучшему из бесхвостых, кроме одного, - заявил Барон.
-Надеюсь, он не один все это тащил? – забеспокоился Доматор. Было видно, что он потрясен и растроган.
Но Рики решил, что сначала доведет до конца замысел русалки, а потом, может быть, расспросит ее.
-Скажи, пусть он выберет здесь, которое ему больше нравится, - Барон явно наслаждался.
Доматор подошел к этому требованию добросовестно. Он несколько раз перерыл все содержимое, прежде чем остановился на парных браслетах с рубинчиками, оформленными, как спелые ягоды вишни. Определившись, профессор показал свой выбор Барону.
-А теперь скажи ему, чтобы он надел их на бесхвостую красавицу, - велел Барон. – Я дарю их ей.
Рики наградил его взглядом а-ля «ты спятил», а затем неуверенно покосился на преподавателей.
-Я не могу им это сказать! – воскликнул он.
-Все ты можешь, - зевнула старая русалка.
-Что происходит? – властно потребовала Карлотта. И Рики подумал, что она вполне заслужила неловкую ситуацию.
-Барон говорит, он хочет подарить синьорине эти браслеты. Он просит, чтобы Вы, синьор, надели их на ее руки, - ответил Рики, стараясь придать лицу как можно более невинное выражение.
-Какой щедрый подарок, - благодарно вздохнула Джиовинеза. Она как будто не замечала окаменевших поз племянницы и преподавателя ухода за магическими тварями.
-Синьорина, коллега, если Вы не возражаете… - Доматор, держа браслеты в обеих руках, протянул их ей.
Будучи ниже ростом, Рики четко увидел, как стоящая чуть позади тетка ущипнула Карлотту за локоть.
-Карлотта, это так мило, что ты ему понравилась, дорогая, - произнесла директриса. – Ты ведь не будешь обижать старую русалку?
-Нет, конечно, - проворчала Карлотта. – Я не возражаю, раз этого хочет Барон, и Вы, коллега…
Она протянула запястья. Но Рики не стал дальше наблюдать, развернувшись к русалке.
-А остальное она получит после того, как он женится, - заявил довольный Барон. – Можешь им этого пока не говорить.
-И не стану! Ты такой же бесстыжий сводник, как вот эта, как ее, сестра ее отца, - возмущенно высказал мальчик. – Может, они вовсе не хотят!
-Мелочь ты еще, - снисходительно поморщился Барон.
Между тем Доматор защелкнул застежку на втором браслете. Оба запястья Карлотты заалели, как ее же щеки. Она поднесла их ближе к глазам и стала внимательно рассматривать подарок.
-Я сейчас принесу последнее, - объявил Барон и снова нырнул.
Воспользовавшись его отсутствием, классная наставница пришла в себя и накинулась на Рики.
-Что, собственно, ты ему наговорил? Он до сих пор ничего подобного не устраивал! Как ты его убедил притащить все это?
Рики растерялся. Столь диких обвинений он никак не ожидал.
-Ничего я у него не просил! Просто, когда мы с ним плавали, он сказал о давно затонувших кораблях, - начал объяснять Рики и прикусил язык.
-Ах, так! Вы с ним плавали?! Кто разрешил? – классная наставница смущенно-гневно воззрилась на Доматора.
-Я не давал согласия, - ответил тот. – Но Вы правы, я должен был предположить, что ученик не удержится…
-Об этом позже, - мягко оборвала его Джиовинеза. Судя по всему, она склонна была простить Рики все.
-Должен признать, Ваш ученик неплохо разбирается в жаброводорслях, - сказал Доматор Карлотте.
-Я ему ничего не говорила, - вскинулась профессор зелий. – У нас яды!
-Очень утешительно, - философски произнес Доматор.
-Я его не учила обращаться с жаброводорослями, - повторила Карлотта. – Обязательно напишу моему коллеге в «Хогвартс» и узнаю…
Рики от такого обещания не то, чтоб пришел в ужас, но заволновался. Профессор Снейп был еще въедливее, и уж точно постарается докопаться, Эльвиру расспросит в первую очередь, хотя нет, сначала привяжется к друзьям Рики. Намерение Карлотты предвещало мальчику сплошные проблемы.
Вернулся Барон. В одной руке он держал длинный кожаный футляр, другую прятал под водой.
-Здесь блескушки, - кивнул он, передавая футляр Доматору, - для дома, который приютил меня.
Рики объяснил, что Барон делает подарок и «МентеСана». Почему-то Джиовинезу это порадовало не так сильно, как браслеты Карлотты, выбранные профессором Доматором.
-А еще я хочу подарить одну штуку мальку бесхвостому, но говорящему, - изрек Барон и поманил его к себе, за ограду, куда до сих пор заходил только Доматор. Но Рики прошел через калитку, и никто ему этого запрещать не стал.
Барон протянул, чтобы всем было видно, медальон на тонкой цепочке. Очевидно, он представлял определенную денежную ценность. Но Рики поразила очень тонкая работа: резьба на черном прозрачном камне.
-Наклони голову, я хочу сам надеть, - попросил Барон.
Рики наклонил голову. И, хоть вещь была мокрая и холодная, он гордо выпрямился, демонстрируя ее остальным.
-Вот, носи и веди себя хорошо, - распорядился Барон.
-Спасибо, - улыбнулся Рики, и внезапно почувствовал жгучую тоску. Медальон придавил к груди тот кулон, который Рики всегда носил под одеждой и давно перестал замечать: знак Клуба Единства.
-Они так и будут торчать тут! – скуксился Барон, кивая на Джиовинезу, Карлотту и Доматора. – Я спать хочу!
-Пора уходить, - расшифровал Доматор. – Вручение окончено, мы ему надоели.
Так и неясно, кто проговорился; Рики подозревал брата Мариолы, потому что в тот же день всех счастливцев, одаренных русалкой, до вечера допрашивали сотрудники Министерства и составляли всевозможные бумажки. Они послали запрос в «Хогвартс» относительно Рики и теперь, получив ответ, с нетерпением ожидали приезда Гарри Поттера, который должен был прояснить все необычные проблемы, в частности то, откуда его крестник научился языку русалок. Школу начало лихорадить на другой день прямо с утра.
Ученики требовали от Рики похвастаться «русалочьим талисманом», а некоторые, например, сыновья профессора Лютика, пожелали с ним сфотографироваться у вольера. Карлотта старалась не показываться в коридорах и свирепствовала на уроках. Директриса за обедом настойчиво пытала учителей, выясняя, не надо ли кому прикупить нового оборудования. Она назначила всем премии, достаточные, чтобы мама Пеппе от радости пустилась в пляс и, расколотив случайно последнюю чашку из свадебного сервиза, не обратила на это внимания. Профессор Доматор вел себя, словно ничего не произошло, и тем самым вызвал бурю разговоров о себе.
-Я б на его месте, так разбогатев, немедленно бы уволился, - говорили многие.
-А все-таки это справедливо, - заявила как-то Изабелла, подруга Роччо. – Занимался себе человек своим делом, и тут – раз! Не то, что некоторые, ищут, не пойми, что, где попало, и дурью маются.
-Надо поощрять честных тружеников, это хороший пример для подрастающего поколения, - согласился с ней профессор Прифиссато на одном из своих уроков.
На фоне ажиотажа контрольные пролетели для Рики, как укол, которого не чувствуешь. И он ожидал Рождества, на которое должен был объявиться Гарри Поттер, совсем не так, как в предыдущие годы.
-У нас знают этого твоего, как же, - покивал Барон, - сильный бесхвостый!
-Он приедет, и придется дать ответ, остаюсь я или нет, - вздохнул Рики.
-Пожалуйста! Мне так все равно. Останешься – будет, с кем поговорить. Вернешься – так вода кругами расходиться перестанет, тогда мои братья и сестры отстанут со своей заботой. Совсем взбесились, каждый день кого-нибудь из них вижу!
А все ящики хитрый Барон, разумеется, сам и не тащил.
-Они под водой легкие, только очень большие штуки, вроде самих посудин, трудно поднимать, - сказал он. – Я попросил хороших дружелюбных рыб, бесхвостые их тоже любят.
Рики подумал, что это, наверное, дельфины, но не нашел подходящее слово на языке Барона.
Школьное празднование Рождества назначили на день раньше, чем положено по календарю. Ученики радостно предвкушали праздник. Однако Рики возвращался домой в подпорченном настроении: Карлотта, единственная из учителей, оценила его работу на «хорошо», но не более, всего из-за двух незначительных погрешностей!
-А чего еще ждать, - заявила она, тыча пальцем в пергамент, - когда у тебя было столько более важных дел!
Выпав из ворот на окне, Рики сразу увидел, что на его кровати спит Мистер Лапка. Он не стал тревожить кота, решив поваляться после ужина, и отправился на кухню. Однако миссис Дуглас, стоя вполоборота в дверях гостиной, поманила его пальцем. Когда она зашел, разговор прекратился.
-Как дела, Ричард? – спросил крестный отец, сидящий на диване возле Пита.
-Гарри приехал утром, - одновременно сказала мама.
Тетка Мария в дальнем кресле явно была довольна: теперь, с появлением гостя, отъезд к родственникам в деревню, чего ей очень не хотелось, отпадал сам собой.
Наутро дядю Гарри радушно приняли в школе, невзирая не то, что он ничего не понимал на итальянском. Джиовинеза перевела его краткую речь, произнесенную за рождественским обедом, по поводу того, как он ужасно рад. Она собиралась, и Рики видел это отчетливо, поговорить с синьором Поттером и выяснить интересующие ее непонятные моменты, связанные с Рики. Однако он в первый день благополучно от нее сбежал.
Рики же в его присутствии не столько отмечал лучший праздник года, сколько делал вид, что не знает никакого мистера Поттера, а между тем другие ученики, в основном одноклассники и старше, требовали, чтоб он попросил для них автограф или фото на память.
Домашнее Рождество, однако, невзирая на дорогого Гарри, прошло прекрасно, без малейших признаков натянутости. В этом была исключительная заслуга тети Марии, которая беседовала с гостем, совершенно не смущаясь, что он ничего не понимает. Возможно, от ее трескотни хмурилась миссис Дуглас, согласно традиции приглашенная в этот день к общему столу, от чего она в обычные дни раз и навсегда отказалась.
После праздника для Рики, в отличие от некоторых других учеников, наступили каникулы. Дядя Гарри, таким образом, ходил в школу, а он – нет, что было очень приятно. Рики занимался тем, что рисовал карты, а однажды, как договорились, снова пошел гулять с Марко и Мариной.
Стоял прекрасный солнечный день, все шло хорошо, но Рики заметил, что Марина временами бросает на него косые взгляды и как будто смущается. Он прямо спросил ее, в чем дело.
-Я понимаю, что не всегда прилично быть любопытной, - сказала она, - но я же не могу не интересоваться, почему Синьора залепила синьору Поттеру пощечину?
-Я ничего об этом не знаю, - Рики от изумления даже остановился.
-Мы сами этого не видели, - заговорил Марко, - но так сказала Ческа. Вроде бы, это как-то связано с тобой.
-И как же? – напрягся Рики.
-Мы думали, ты знаешь, - логично заявила Марина. – Синьора возмущалась, что английская школа вроде бы не передала какие-то твои данные, о чем ее обязаны были известить.
Вот тогда Рики единственный раз искренне пожалел, что хорошо учится! Находясь в школе, он бы точно что-нибудь выведал, а расспрашивать Поттера вообще не имело смысла.
Родители теперь почти явно уговаривали Рики остаться в Италии до конца года. Поттер выжидал, а Рики чувствовал, что в Британии его ждут неприятности, как о том и предупреждали таинственные вестники ниоткуда.
Однажды он, вернувшись с братом из музея, еще в прихожей услышал разговор в гостиной. Он велся на приличной громкости, и среди голосов Рики с изумлением различил голос профессора Джиовинезы. Синхронно прижав указательные пальцы к губам, они с Питом на цыпочках подкрались ближе.
-Видит Бог, уважаемые синьоры, не мне вас упрашивать, - настаивала она. – Мальчик будет создавать проблемы, такова уж его природа. Но я считаю невозможным отпустить его в страну, где, вероятнее всего, случится непоправимое.
-Мы тоже не хотим этого, - отвечала мама.
-Тогда заставьте его, в конце концов! – воскликнула Джиовинеза. – Вы же родители!
-Мы никогда так не поступали, - ответил папа.
-Когда синьор Поттер мне сказал правду, я думала, что убью его, - продолжала Джиовинеза.
-Я тоже так подумал, - добавил Гарри Поттер. – И я считаю, что Рики нужно вернуться в «Хогвартс».
-Магическое сообщество всего мира заинтересовано в том, чтоб Риккардо Макарони остался тем, кто он есть, и чтоб ничего с ним не произошло плохого, - с нажимом заявила Джиовинеза. – Я готова принять ответственность…
-Тем более, я больше не встречаюсь с ее внучкой, - прошептал Рики. Пит прикусил губу, скрывая улыбку.
В этот момент отчетливо хлопнула входная дверь – миссис Дуглас вернулась с рынка.
Ребята бросились в комнату Пита, которая была ближе, и поскорее включили компьютер.
-Убедился теперь, какая я важная персона? – сказал Рики брату.
В ответ на это Пит потянул носом воздух.
-Важная персона, пойди и убери за котом, - попросил он.
Когда Рики с совком проходил мимо гостиной, беседа катилась по какому-то очень мирному руслу, чуть ли не на отвлеченные темы, насколько он расслышал.
Джиовинеза осталась также на обед и обсуждала с дядей Гарри, как важно, чтоб Министерство поменьше лезло в дела образования, соблюдая должную осторожность, так что ни тетя Мария, ни экономка ничего не поняли.
Перед тем, как уйти, директриса зашла в комнату своего ученика, как она сказала, убедиться, что он установил Врата к Тоннелю школьников правильно. Месторасположение она одобрила, а затем произнесла:
-Я слышала, ты еще не решил, уехать тебе или остаться. Если что, имей в виду – ты можешь забрать Врата с собой, как сувенир. Но за пределами Италии они не работают!
-Что ей надо было? – чуть позже спросил Рики у отца.
Диего Макарони развел руками, показывая, что он изумлен.
-Не поверишь, - сказал он. – Она покупает ту самую картину, ну, против пьянства, для какого-то сотрудника. Говорит, что будет вкладывать деньги в развитие коллектива! Что происходит в этой твоей школе?
«Профессор Пигнолли будет счастлив любоваться на полуразложенную печень каждый день», - подумал Рики.
Шли дни, и постепенно Рики начал думать, что, может быть, не стоит менять все среди учебного года. Он вспоминал, что в «Хогвартсе» вместо Барона и Доматора его ждет Хагрид, что дядюшка Гарри преподает там защиту от темных искусств, и вообще в случае возвращения зимние каникулы себе он сократит, поскольку школа «МентеСана» и начинала, и заканчивала их позже. Его никто не торопил. И вот в «Хогвартсе» завтра наступал первый день занятий.
Гарри Поттер собрался уезжать, для чего намеревался ближе к вечеру поехать в аэропорт и купить билет на самолет. Он заглянул к крестнику, чтоб попросить телефонную книгу, которую Рики брал накануне, заказать пиццу.
И тут в окно влетела Веста.
Рики мысленно обругал и Поттера, который приперся некстати, и сову Лео и по той же причине, и друзей – неизвестно за что. Он хотел бы продолжать скрывать тот факт, что его переписка с «Хогвартсом» обходит официальные каналы. Но дяде Гарри не в чем было упрекнуть его, хотя он точно узнал сову. Крестный забрал книгу и ушел; сквозь плохо прикрытую дверь Рики услышал, как он о чем-то говорит с отцом.
Рики собирался немедленно дать знать друзьям, что Поттер их застукал; что теперь надо быть осторожнее. А главное, рассказать обо всем, что устроил Барон. Но сначала следовало прочесть пухлое письмо, где, предвкушал Рики, его ждала куча поздравлений. Он развернул конверт стороной печати, собираясь вскрыть его, и остановился.
Внизу под печатью незнакомым почерком было нацарапано.
«Ричарду Макарони. В «Хогвартсе» все плохо. Клуб Единства в критическом положении. Приближается катастрофа».
Рики быстро разорвал конверт. Пробежал глазами одно письмо, другое. От Дика, Селены… Ничего особенного.
Бросив все пергаменты на кровати, Рики проследовал в гостиную.
-Дядя Гарри, - сказал он, обрывая того на полуслове, - купите билет и мне тоже. Я возвращаюсь в «Хогвартс».


Глава 17. Долгая дорога домой


Рики не думал, что таможенные документы – это так хлопотно. Родители действительно отпустили его с крестным отцом, хоть и без особой радости. Рики составил небольшую записку для товарищей по «МентеСана». Сначала он собирался адресовать ее Марине, но потом подумал, как это может быть истолковано, и остановил свой выбор на старосте как лице нейтральном. «Мне повезло, что я познакомился со всеми вами»…
В самолете Поттер постоянно проявлял заботу, спрашивал, не надо ли ему чего, поэтому Рики большую часть пути притворялся спящим. На самом деле он напряженно размышлял, на что сразу не хватило времени.
Рики успел только до отлета пролистать все полученные письма. И понял, что по ним невозможно определить состояние дел в «Хогвартсе». Друзья не писали ни о каких проблемах; учитывая присутствие в школе одного только Френка Эйвери, это должно было насторожить. Ни о чем хорошем они обычно тоже не сообщали. Рики представлял всевозможные катастрофы, пока его не сморил здоровый сон.
На земле им выдали багаж и все прочее, причем тетка на контроле так покосилась на сундук Рики. Рики признал, что ходить с Поттером по аэропорту весьма удобно. Дядя Гарри как-то так лавировал, мальчик будто и не почувствовал, что находился в толпе.
Рональд Уизли ожидал их снаружи. Рики так и не понял, каким образом Гарри Поттер нашел его – без сотового телефона! Они поздоровались и пожали руки.
И тут диалог между ними принял оборот, которого Рики совершенно не ожидал.
-Я попытался оформить все бумаги по восстановлению Ричарда, - сказал Уизли. – Не прокатило.
-То есть, как? – очки Поттер подскочили на лоб. – Кто не подписал?!
-Министр, - развел руками Уизли. – Старина Дигорри хочет сначала видеть тебя. Так что Ричарда нельзя сейчас отправить в «Хогвартс».
-Что же делать-то? – задумался дядя Гарри и покосился на Рики. По его взгляду крестник понял, что тот считает его источником как минимум половины своих проблем, и самых серьезных. – Не могу же я его с багажом тащить с собой в Министерство.
-Ему ни к чему там появляться! – энергично замотал головой Рон, на секунду заставив Рики захотеть этого.
Но, на самом деле, мальчик устал и хотел поскорее оказаться в тихом месте, желательно в собственной комнате.
-Может быть, вот что: ты давай, дуй к министру, а я пока приглашаю Ричарда к себе. Ты уже жил в моем доме?
-Да, - ответил Рики, вспоминая красочное описание Артура о том, как жаждет с ним познакомиться кузина Гермиона.
-А Луна? – с сомнением поглядел на старого друга Гарри Поттер.
-Ей Ричард не помешает, - заверил Рон, - тем более что ее нет дома. Она с девчонками не возвращалась пока от своего отца и не просила, чтоб я за ними приехал.
Поттер кивнул, растворился в толпе и как-то очень быстро исчез.
-Ну, идем, - сказал Уизли. Судя по выражению лица, он сам не радовался, что предложил помочь Гарри.
-А как мы попадем в Пристанище?
-Через «Дырявый Котел», - ответил Рон. – Я надеюсь, Гарри скоро все уладит, и ты поедешь в школу.
Уизли поймал такси и молчал всю дорогу. А опасения Рики о том, что в «Хогвартсе» не все в порядке, крепли с каждым светофором. Альбус Дамблдор обещал, что его без проблем примут обратно. Однако кто-то, очевидно, решил избавиться от него раз и навсегда.
В «Дырявом Котле» ничего не изменилось с тех пор, как Рики был здесь последний раз полтора года назад. Обеденное время еще не наступило, поэтому посетителей было мало. За столиком в углу Рики заметил Парвати Патил с пухлой миловидной девочкой лет семи, которая усердно строила в своей тарелке пирамиду из печенья.
Рики не ожидал таких перемен в леди Парвати. Та всегда старалась выглядеть ярко, а теперь ее робу и тяжелую мантию, накинутую на плечи, отличали хороший стиль и даже скромность. Стянув волосы в узел на затылке, прорицательница превратилась в обычную респектабельную ведьму.
-Перестань, Сюзи, - устало попросила она девочку. – О, Рон, привет.
Рики удостоился рассеянного кивка с ее стороны.
-Как поживаем? – Уизли наклонился к девочке.
-Строю дом для мышей, - деловито объяснила Сюзи.
-Совсем замучилась, - пожаловалась Парвати в совершенно не свойственной ей интонации. – Рози хотя бы не играет с едой!
-Рози противная, - заявила пышка, вздернув носик.
-Не смей! – леди, в которой Рики все меньше узнавал Парвати Патил, слегка стукнула кулаком по столу. – Извини, Рон. А ты не знаешь, как будет с заданием сестры? Она мне жаловалась, что непонятно, и вообще она не хочет…
-Думаю, задание Парвати окончено, - сообщил ей Рональд Уизли и покосился на Рики. – Позволь представить тебе…
-Ричард Макарони, - Рики склонил голову в полупоклоне.
Дама широко распахнула глаза, и из ее руки выпала вилка.
-А это сестра Парвати, Падма, то есть миссис Гойл, - Уизли плохо удавалось притворяться, что ничего не происходит.
-О! – девчонка резво соскочила со стула, тряхнув стол так, что вся ее пирамида разлетелась. Причем половина печенья спикировала матери на колени. Рики не ждал от пышечки такой прыти, а она уже подскочила к нему и повисла на руке. – Ты, наверное, хороший парень, если Джимми Поттер хочет тебя отравить!
-Сюзи! – ужаснулась миссис Гойл, а бестактный Рон Уизли непедагогично расхохотался.
-Но я ничего не имею против Джимми Поттера, - сказал Рики, - хотя он, конечно, может быть очень вредным, - добавил он, видя, что малышка начинает кукситься.
-Он противный, как Рози, - припечатала Сюзи. – А зачем ты написал тете Парвати про Бусика?
-Чтоб она занималась своими делами и не лезла в мои, - ответил Рики, рассчитывая, что Падма передаст, кому надо.
-Правильно, - одобрила Сюзи. – Мой папа тоже так считает, а она постоянно к нему лезет с глупыми советами. Папа говорит, сама в луже, а других учит.
-Что ты говоришь! – одернула ее мать, вспыхнув. На это девочка уставилась в пол с видом философа, способного найти там ответы на все вопросы о сущности бытия.
-А к Бусику ты хорошо относишься, так сказал мистер Поттер. Правда, что ты из-за него прибил кого-то?
-Почти, - улыбнулся Рики. – Он раньше жил у моей бабушки Арабеллы.
-У той прикольной бабки? – Сюзи запрыгала и едва не визжала от восторга.
-Нам пора идти, - поторопил мистер Уизли, наверное, пожалев Падму.
-Рад был познакомиться, мэм, - раскланялся Рики. – У Вас очень симпатичная дочка.
-Вся в маму, - галантно добавил Уизли.
-Всего доброго, - Сюзи скромно опустила глазки и сделала книксен.
-Вот странно, почему у некоторых младшие дети не любят старших? – прокомментировал Рон, когда они заняли очередь к камину в Косом переулке. – Мои девочки, Мерлин свидетель, хорошо ладят.
Уизли пошел первым, предварительно отправив сундук Рики. Выждав положенное время, пока пламя камина не стало обычным, мальчик схватил горсть порошка, шагнул в огонь и отчетливо произнес: «Пристанище».
Все время, пока его бросало во все стороны в каминной сети, Рики вспоминал, как удобно перемещаться по Школьному коридору в «МентеСана». А затем его выбросило на пол.
-Как неприлично с твоей стороны, Рон, что ты не рад моему возвращению к семейному очагу, - ровно произнес женский голос.
-Я просто хочу, чтоб все было в порядке, - Уизли, похоже, нервничал, - и лучше б тебе быть подальше от тревог и беспокойства. Между прочим, тебе это вредно, дорогая!
-Вот и брось психовать, - попросила его супруга. – Все в полном порядке, и добрались мы без происшествий. Приятно снова видеть тебя, Ричард, - кивнула ему Луна Уизли. Она сидела в глубоком кресле, закутавшись в длинную бесформенную шаль.
-Добрый день, мэм, - поздоровался Рики, поднявшись на ноги и отряхиваясь.
-Я забрала с собой только Алису и Присциллу, - сообщила она мужу. – Гермиона вообще хочет остаться с дедом до следующих выходных, ему привезли модель криворогого сноркака...
-Где девочки? – поинтересовался Уизли спокойным тоном, но Рики заметил, что он значительно белее, нежели до сих пор.
-Твой папа повели их в деревню. Они хотят мороженое.
-Что за вздор – мороженое зимой?! – возмутился Рон.
-Вот у них и спроси, - Луна зевнула в кулак и плотнее укуталась в шаль. – Ричард, если ты не завтракал, придется ждать мистера Уизли. Я понятия не имею, где тут что.
-Я выпью чаю, - буркнул Рон и достал волшебную палочку…
По возвращении Артур Уизли-старший встретил Рики так же радушно, как летом. Его внучки, рыжие, шумные и забавные, как все Уизли, не обратили на гостя особенного внимания. Присцилле было лет пять, Алисе – около трех, и прогулка настолько утомила малышек, что они раскапризничались. Их с трудом уговорили выпить молока перед тем, как отправить спать. Пока отец их укладывал, Луна и мистер Уизли расспрашивали Рики о «МентеСана».
-Ох, и трясли нас тут за твои беседы с русалками, - высказалась Луна. Рики уважал ее за эту редкую среди волшебников манеру говорить прямо.
Но больше всего их интересовала последняя выходка Барона и невиданная удача профессора Доматора.
-Гарри нам написал, что тебе вроде как русалка тоже что-то подарила? – заинтересовался дед Артура.
Рики с удовольствием похвастался им подарком Барона.
-Надо же, - покачала головой Луна. – Эта штука сотни лет пролежала в глубине моря.
Рики ожидал этого почти с радостью: он знал, что дома наплывы непонятных чувств и воспоминаний станут посещать его чаще. Вечность наваливалась на него – пустая, холодная…
-Это просто дружеский подарок, - произнес он довольно резко, и все пропало.
-Ну да, конечно, - Луна поглядела на него с откровенной завистью. – Только вот у меня никогда не было друзей-русалок, а я так хотела! В детстве папа…
-Вы всегда казались мне очень счастливым человеком, - улыбнулся, желая загладить свою резкость, Рики. – Уверен, многие Ваши мечты сбылись. А где бабушка Артура? – спросил Рики у хозяина дома.
-Молли воспользовалась отсутствием семерых по лавкам, и решила навестить Джорджа, - ответила Луна. – Она переживет, когда узнает, что мы наполовину дома, но что Рон тебя притащил без предупреждения…
Обед довольно быстро соорудил мистер Уизли. Рики жевал и думал, что мог бы уже сидеть за столом в Большом зале рядом с Лео и Дорой.
После обеда мистер Уизли ушел во двор, у него возникли какие-то дела по хозяйству. Рики вновь остался с Роном и Луной. Миссис Уизли явно скучала, Рики тоже не особо хотел продолжать разговор. Будь у него, как летом, комната, он ушел бы туда и, скорее всего, вновь чертил бы карты. Вспомнив о них, мальчик почувствовал угрызения совести: он уже два дня не брал в руки карандаш.
И тут на пороге раздался характерный хлопок, после чего в проеме кухонной двери возникла почтенная и очень известная в магическом кругу Британии ведьма. Визит леди Гермионы Малфой, как был наслышан Рики, во многих домах воспринимался сродни катаклизму. Но, вероятно, ее школьные друзья, не имеющие вдобавок домашних эльфов, хорошо относились к ней и встретили ее улыбками, невзирая ни на что. Даже на ее очевидно скверное настроение.
Леди Гермиона глядела так, словно ей только что очень хотелось подраться, но она сдержалась и нестерпимо сожалеет об этом. Рон с Луной, безусловно, это почувствовали: они даже переглянулись. После этого Рон философски вздохнул, как будто привык к ее недовольству. Душевное равновесие Луны такой вздор и вовсе не поколебал.
-Добрый день, - заявила леди Гермиона тоном генерала, явившегося проверять документацию.
Заметив Рики, она на секунду выказала удивление, но потом, наверное, решила, что дурное настроение важнее.
-Привет, Гермиона, - сказал Рон. – Хочешь чаю?
-Благодарю, - решительно отказалась гостья и присела на табурет. – А что случилось, почему Ричард здесь?
-Меня не пускают обратно в школу, - ответил Рики.
Возмущение леди Гермионы словно ждало повода, чтоб прорваться наружу.
-Как?! - воскликнула она, уставившись на него в упор, как будто он должен был немедленно дать объяснения такому неслыханному безобразию.
Рики недоуменно пожал плечами, что, судя по выражению ее лица, разозлило почтенную даму еще сильнее.
-Гарри поехал договариваться с министром, - сказал Рон.
-Опять Министерство, - фыркнула Гермиона. – Ну и зачем этот вздор, я вас спрашиваю? Лишь бы перестраховаться…
-От чего? – быстро спросил Рики. Надеясь таким образом застать их врасплох, он прогадал.
-От всего, - моментально прозвучал дуэт обеих дам, флегматичной Луны и сердитой Гермионы.
-У Вас что-нибудь случилось? – решился прямо спросить ее Рики.
-У меня? – вскинула брови Гермиона. – Я, к твоему сведению, уважаемая замужняя женщина и мать троих детей, со всеми прилагающимися радостями…
-Гермиона, успокойся, - примирительно произнес Рон. – Ричард, будь добр, погляди, чего отец там делает во дворе?
Его явно попросили вон. Рики ничего не оставалось, как покинуть кухню. Но не без умысла прикрыл он при этом за собой дверь. Другой, входной дверью, он просто хлопнул, а сам на цыпочках вернулся к лестнице, пристроился возле щели в двери и затаился. Видно ему было только гостью, а вот говорили достаточно громко.
-И что же такого случилось у тебя дома? – спросил Рон.
-Радостное событие, - патетически изрекла леди Гермиона. – Вчера прибыл из Америки Винсент Кребб.
Рон хлопнул себя по лбу.
-Конечно, я ведь ему визу подписывал. Хотел еще повредничать по старой памяти, а потом решил – не стоит. А надо было?
-Рон, что ты говоришь? – вскинулась Гермиона. – Не маленький уже.
Рон примирительно поднял руки вверх.
-Что же случилось? – напомнила Луна.
Гермиона поправила волосы; Рики показалось, она собиралась схватиться за голову, но сдержалась.
-Драко очень обрадовался встрече со старым другом. Они втроем с Люциусом по такому поводу, конечно, красного вина, ну того, помните… И совсем сдурели! – вспылила дама. – Стали показывать детям, как пакостили в школе! А мой собственный сын, - произнесла она тоном «прибила бы», - захотел тоже превратиться в девчонку, представляете? Я думала, Драко и Люциус не обрадуются такому интересу у наследника, нет, представьте, расхохотались! У девочек хватило понимания не наглеть так…
-Кребб с дочкой приехал, да? – уточнила Луна.
-Да, со старшей. Я думала, вторая Рози Гойл, но нет, очень воспитанный ребенок. Мери ее на год старше.
-Что ни говори, хорошо он устроился, - прокомментировала Луна.
-Это верно, - усмехнулся ее супруг. – В жизни не забуду, как он замечательно выбрал себе профессию! Так и сказал: «У меня достаточно здоровое чувство юмора для работы с магглами»!
-Я чуть не задохнулась от ужаса, когда об этом узнала, - призналась леди Гермиона. – С его-то оценками, а главное, привычками! Не думала, что он действительно найдет подход.
-Да какой подход, он же ничего не делает! – пренебрежительно махнул рукой Рон. – Сам же говорит, главное – сидеть и делать вид, что слушает. Его бандитская внешность с годами, может, и не очень изменилось, но одно дело, когда в парке к тебе подсаживается просто здоровый бугай, и другое, когда тот же бугай прогуливается с маленькой дочкой. Это сразу располагает к доверию. Беспроигрышно.
-А я представить не могла, что творили наши слизеринцы, - вернулась к теме леди Гермиона.
Чем дальше заходила беседа старых друзей, тем меньше Рики понимал, зачем он в это вслушивается. Манера магов перемывать кости ближним и дальним в их тесном кругу не была ему внове. С одной стороны, он немного сердился, что своей скрытностью они зря заинтересовали его. С другой, самое простое объяснение этой скрытности, что люди не любят, когда ненадежные уши слышат, как они сплетничают, на сей раз оказалось самым верным, и ему некого было винить в своем разочаровании, кроме себя. Не будучи уверен, что сумеет бесшумно отойти от двери, Рики продолжал надеяться, вдруг да вскользь они упомянут о чем-нибудь по-настоящему важном.
-А я знаю, - спокойно сообщил Рон. – Они же и рассказали.
Гермиона вопрошающе уставилась на старого друга.
-На свадьбе Джорджа и Пэнси. Помнишь, мы выпили и зарывали топор войны.
-Я в этом безобразии участия не принимала, - отрезала Гермиона.
-Ну и зря. Сейчас бы у тебя не было такого потрясения, - хихикнул Рон.
Подруга детства гневно воззрилась на него.
-Кто бы подумал, что Пэнси Паркинсон первая на вашей параллели выскочит замуж? – задумчиво произнесла Луна, словно не замечая необходимости разрядить обстановку.
-О да! – хмыкнул Рон. – Для нашей Парвати это было слишком. Простить не могу, что она взялась за Оливера!..
-Ясное дело, - поддакнула Гермиона не без злорадства, - он же был восходящей звездой квиддича. Вот только ее, по-моему, никто бы не устроил с ее претензиями. Привыкла быть первой красавицей.
-Ничего ты не понимаешь, женщина, - наставительно заметил Рон. – Она же пыталась переплюнуть Пэнси во всем. А доходы от квиддича и от хохмазина – большая разница, да и родители Паркинсон не хуже близнецов хотели пыль в глаза пустить. И потом, зная Пэн, ей же все усилия Парвати до люмуса.
-Не любишь ты ее, дорогой, - с удовольствием заметила Луна.
-Я мужчина, и меня волнует квиддичная честь страны, - заявил Рон. – А Вуд классно играл, из-за нее уехал.
-Да перестань, он же в своей Новой Зеландии возглавил департамент! Кстати, Нарцисса устраивает вечеринку в честь приезда господина политика. Я явилась вас пригласить, - сказала леди Гермиона.
-Спасибо, придем обязательно, - заверил Рон.
-А также на ту, которая будет на следующей неделе по случаю его отъезда, - меланхолично заметила Луна.
-Ладно, надо обратно, - сказала Гермиона и встала. Хозяин, судя по звуку, поднялся, Луна осталась сидеть. – Сейчас явятся Гойл с супругой, а Драко мне намекнул, что жены им в компании даром не нужны.
-Вряд ли так и сказал, - флегматично произнесла Луна.
-Он деликатно попросил меня «занять Падму», - вздохнула Гермиона. – А это не проблема, учитывая, что она точно захватит с собой обеих своих девчонок.
Леди Гермиона исчезла. Рики тут же хлопнул входной дверью и возвратился в кухню, честно сказав, что мистера Уизли не искал, потому что понял, что он него требуется только не мешать приватному разговору.
Шло время, надвигалась ночь, а ситуация оставалась неопределенной. Рики начинал нервничать, и в один прекрасный момент с возмущением осознал, что та часть его, которая называется здравым смыслом, думает так, как, наверное, решили бы все его родственницы, включая миссис Дуглас: зачем такие хлопоты, когда можно было спокойно оставаться в «МентеСана»? Но тем сильнее протестовало и стремилось к цели его желание вернуться в «Хогвартс».
В Пристанище кончился ужин. Рики рассказал малышкам на ночь легенду о сокровищах Кьяпацци, а затем их родителям – причины распространенности этой легенды в итальянской школе магии и ясновидения. Те охали и высказывали свое мнение об искателях кладов довольно долго. Оба они твердо стояли на том, что, будь поблизости намек хоть на какой-нибудь клад, обязательно взялись бы за него. Причем Луну явно интересовал процесс, а Рона – результат. Их рассуждения немного раздражали Рики: он привык в этом вопросе соглашаться с Доматором.
Артур Уизли приготовил для Рики комнату Артура. Рики напряженно следил за стрелками наручных часов. Десять. Половина одиннадцатого. Хозяин дома вот-вот собирался дать сигнал отправляться всем спать.
И тут в камине затрещало, а затем появилась голова дяди Гарри.
-Еще не спите? Все нормально, - сообщил крестный. – Завтра Рики должен как можно раньше выехать в «Хогвартс».
На несколько секунд Рики всерьез задумался, не расцеловать ли Гарри Поттера в обе щеки, но решил отрицательно.
-Долго улаживал? – сочувственно поинтересовался Рон.
-А, нет! Дигорри быстро согласился, что, если Ричард уже в стране, то он имеет право здесь учиться, как все другие дети. Но, видишь ли, я не смог с вами сразу связаться. Когда пришел домой, оказалось, Джим и Сириус опрокинули кухонный шкаф. Вся посуда разбилась, шкаф раскололся…
По мере того, как он излагал ход события, выражение его лица становилось все более виноватым. Рики понял, почему, покосившись на Рональда Уизли. Казалось, тот вот-вот съездит другу по морде. Не без удивления Рики признался себе, что у него самого такое желание отсутствует; главное – завтра в школу.
«Наверное, я действительно ненормальный ребенок, если все еще радуюсь этому, на четвертом-то курсе», - подумал он.
-…Сюзан такая суеверная. Шкаф я починил, а вот всю посуду пришлось немедленно покупать. Пока мы ездили…
-Ладно, - буркнул Рон, - завтра я отправляю Ричарда в «Хогвартс».
Выразив ему благодарность за хлопоты, дядя Гарри исчез. А обитатели дома Уизли вздохнули с облегчением, пожелали друг другу спокойной ночи и разошлись по спальням.
Рики сам поднялся комнату Артура, местонахождение которой помнил с лета. На всякий случай, он решил ничего здесь не трогать без необходимости. Он разделся, лег и задул свечу.
«Энергия вокруг сильная плотность».
«Я знаю».
«Теперь нет опасность. Она может быть».
Внутреннему взору Рики явилась ярко освещенная большая комната, полная разношерстных элегантных людей в отнюдь не колдовской одежде. Знакомая тонкая рука на переднем плане удерживала бокал с прозрачной жидкостью где-то на уровне груди. Рики не слышал никакого звукового сопровождения тому, что видел, хотя и знал, что там шелестят оживленные разговоры и, скорее всего, играет музыка. Происходящее казалось замедленным. На заднем плане мелькали другие люди; Рики начал прилагать усилия, чтобы разглядеть и запомнить их лица, на всякий случай. Но он забыл об этом, когда тонкая рука начала двигать бокал перед собой. Вот он чокнулся… с той самой чашкой, которую Рики видел у него раньше. Рука, которая ее держала, судя по размерам и маникюру, принадлежала женщине. Затем чашка запрокинулась, словно из нее пили. Рики сделалось дурно.
«Нет!» - он дернулся и сел на кровати.
«Две опасных энергии отдельно», - объявили они, как и объяснял Пит, совершенно не эмоционально.
«Эта женщина, которая выпила. Что с ней будет?»
«Нет знаний. Отбой».
Весь в нервах, Рики встал и начал ходить по комнате. Первым его побуждением было броситься к Уизли, пока они не спят, и все рассказать. Но это означало – рассказать все с самого начала. Рики попытался рассуждать спокойно.
Что он видел? Неизвестную ему женщину, возможно, отравили. Он не мог бы утверждать это, и уж точно не мог ничего сделать для нее сейчас – предполагая, что предъявляемые ему видения происходят в реальном времени. Однако там, где она находилась, толпилась куча народа. Рики пожалел, что опрометчиво оборвал контакт и не увидел, как дальше развивались события. Немного успокаивало то, что злонамеренный субъект, по здравому размышлению, вряд ли позволит случиться с ней чему-то плохому, пока он рядом. А если чаша, как подозревал Рики, обладает собственным разумом и волей, она тоже понимает, что ни к чему светиться.
Так он успокаивал себя, однако долго не мог уснуть, ворочался и сомневался. А потом забылся от усталости.
Мистер Уизли разбудил его слишком рано, за окном стояли предрассветные сумерки.
-Я приготовил яичницу. Рон вызовет для тебя «Ночной Рыцарь», - пообещал дед Артура.
Рики подозрительно нахмурился, и уже собирался спросить, кто это, но вовремя вспомнил, что речь идет о магическом автобусе.
Его наручные часы показывали восемь. За столом, конечно, не было ни Луны, ни девочек. «Оно и понятно, зачем их будить в такую рань? – рассуждал Рики. – Хватит с них контактов с неизвестным взрывоопасным парнем». Очевидно, Рональду Уизли хотелось как можно скорее прекратить опеку над ним, против чего сам Рики не возражал. Ему самому хотелось как можно скорее оказаться в «Хогвартсе», пока кто-нибудь не передумал.
Они вышли за калитку. Рики подождал, пока Уизли вынесет сундук.
-На всякий случай, отойди от дороги, - велел Рональд и взмахнул палочкой.
Рики не понял, чем бы ему помог совет, поскольку месторасположение могло оказаться неудачным независимо от дороги. Из ниоткуда возник огромный двухэтажный автобус. Секунду Рики казалось, что он упадет ему на нос.
Дверца открылась изнутри, и низкорослая проводница средних лет, высунувшись, буркнула:
-Вызывали?
-Да, - ответил Рон. – Этого мальчика, - он указал на Рики, - нужно доставить в Хогсмид. Оттуда ты сам доберешься до «Хогвартса». Тебя встретит карета, не беспокойся, Гарри обо всем позаботится.
Ведьма кивнула, махнула палочкой, и сундук Рики влетел в автобус. Мальчик поднялся следом, обернулся, чтобы помахать Уизли, хоть и сомневался, надо ли ему это, и прошел внутрь. Его сундук уже стоял возле огромной кровати. Ему показалось, что все другие кровати свободны.
-Скорее бы миссис Крокфорд просыпалась, - проворчала впереди проводница, - надо вернуть простые сидения.
Рики едва не покатился кубарем – водитель слишком резко тронулся с места.
Он плюхнулся на кровать, вознамерившись еще поспать. Но вскоре он понял, что лучше все-таки держаться. Автобус швыряло, как рыбацкую лодку в шторм. Рики поглядел было в окно; но тут же подумал, что, направляясь в любимый «Хогвартс», стоит поберечь нервы. Один раз «Ночной Рыцарь» вновь остановился, и это было желанным затишьем. По ступеням поднялся лысый волшебник в запятнанной робе, завалился на ближайшую к входу кровать и тут же захрапел на весь автобус. Рики позавидовал такой стойкости.
-Вот безобразие! – воскликнула проводница, застывая с ним рядом. – И ведь не растолкаешь, чтоб его.
Похоже, она хорошо знала лысого мага.
-Нельзя ли ехать осторожнее? – спросил ее Рики.
-А что делать, когда не все столбы согласны отскакивать с дороги? – пожала плечами проводница и ушла вперед.
Подобный аргумент как-то до сих пор не приходил Рики в голову.
-О, вот так сюрприз!
Голос показался Рики знакомым, но ассоциировался с чем-то неприятным. Вздрогнув, мальчик обернулся.
-А, да, миссис Крокфорд, - если бы проводница вначале не сказала о ней, он бы не вспомнил, как зовут эту бабулю. Возникла бы ситуация, тем более неловкая, что и она не помнила его имя, в чем немедленно призналась не без смущения.
-Я знаю, что ты, кажется, младший внук Арабеллы, - сказала она, достала платок и высморкалась от избытка чувств. – Поверить не могу, что ее нет с нами!
-Моя мама до сих пор переживает, - кивнул Рики, желая скорее закрыть эту тему. Говорить о бабушке с этой старой ведьмой в подобном сопливом тоне ему казалось противным характеру Арабеллы.
–А почему ты еще не в школе? – полюбопытствовала собеседница.
-Мы вернулись из Италии, - объяснил Рики. – Я выбирал и решил, чтоб буду учиться здесь.
-Ну и прекрасно, - одобрила миссис Крокфорд.
Автобус вновь дернуло. Рики, схватившись за колонну кровати, обернулся вокруг нее, а миссис Крокфорд почти плюхнулась на пол, но в последний момент удержалась.
-Знал бы, никогда бы в нем не поехал, - рассердился Рики. – Как здорово в «Хогвартс-Экспрессе»!
-Вот не скажи, - возразила бабуся. – Никогда больше в нем ездить не буду. Уж лучше тут!
Рики не стал спорить. У старушки имелись свои причины для такого предпочтения.
-А долго до Хогсмида? – поинтересовался он.
-Еще часа два, - обрадовала бабка, - покатаемся с ветерком! Красота!
Про себя Рики произнес несколько крепких слов на прекрасном итальянском языке.
-Тряска очень полезна в моем возрасте, - поучительно изрекла Дорис Крокфорд.
«Это ли не доказательство, что шоковая терапия бесполезна и при маразме в том числе», - подумал Рики и сам себе удивился. Обычно он уважительно относился к пожилым людям. Но тут автобус дернуло так, словно его волоком потащил подъемный кран, причем сомневающийся, в какую бы сторону тащить. Мальчик испытал сильное желание упасть на кровать и зажмуриться, которое он с трудом поборол, представив лица профессора Снейпа и гриффиндорцев. Последние бы точно получили от такого путешествия истинное удовольствие.
-Вы, молодежь, конечно, больше любите острые ощущения, - покровительственно улыбнулась бабка.
-Обожаем, - откликнулся Рики, обнявшись с прикроватной колонной – так вроде было поспокойнее.
-Кстати, а как тебе Италия, дорогой? – не отставала попутчица.
-Замечательно, - ответил Рики, - в «Хогвартсе» не бывает таких драк!
Он надеялся, что, если ее шокировать, бабуся отстанет. Автобус между тем так подскочил на какой-то кочке, что у пассажиров были все шансы впечататься головами в потолок. Но, раз этого не случилось, определенно были предусмотрены сильные магические меры безопасности.
-Найдешь тоже, чему учиться, - проворчала миссис Крокфорд. – У нас тут хоть спокойно.
Далее она, под аккомпанемент душераздирающего скрипа тормозов, начала изложение своих дел, а также всех родственников и знакомых. От всего этого Рики почувствовал, как тупеет с каждой секундой.
Он не знал, сколько времени прошло, пока проводница, наконец, не объявила: «Хогсмид».
Автобус затормозил, словно пьяный перед столбом. Спящий лысый колдун резко вскочил и выпрыгнул из него. Рики вытащил сундук, распрощался с миссис Крокфорд и оказался на свежем воздухе.
Его действительно ожидала единственная карета. Затащив в нее багаж, мальчик уселся возле окна и попытался почувствовать себя как всегда по возвращении в «Хогвартс».
Все вокруг, такое знакомое, окатывало неестественным покоем, точнее, отсутствием привычной суеты. Странно было сидеть в карете одному. Перед глазами Рики вставали картины того, как здорово приезжать в «Хогвартс» и покидать его в компании друзей, одноклассников. От нечего делать он высунулся в окно, на что его никогда не хватало раньше. Но на дороге не оказалось ничего, заслуживающего внимания.
Вот и ворота с бронзовыми кабанами. Рики напрягся, отметив себе, что тут вроде бы все без изменений. Облегчения он, впрочем, не испытал, всецело поглощенный ожиданием того, что впереди.
Школа, конечно, стояла на месте. Более того, сколько Рики не пялился, нигде не углядел сколько-нибудь существенных разрушений. Лес, замок, озеро, хижина Хагрида, возле которой тот, кстати, проводил занятие. Среди учеников Рики различил гриффиндорца Сирила Стенли, племянника Селены Олливандер, откуда следовало, что урок Ухода за Магическими Тварями сейчас у третьего курса.
Однако урок, наверное, подходил к завершению. Когда Рики поднялся по ступеням к Главному входу, со стороны теплиц толпой повалили младшекурсники. Среди них – четверо незнакомых Рики рыжеволосых мальчиков, откуда Рики сразу узнал, что, во-первых, Уизли в Хогвартсе прибавилось, и во-вторых, это первый курс «Гриффиндора» и еще одного колледжа. Все это было не слишком важно для него.
Не желая попасть в толпу перемены, Рики поскорее скрылся в холле.
Ощутить себя как дома в полной мере скорее помог, чем помешал мистер Филч, который как раз спускался по лестнице со своей кошкой, миссис Норрис. Последняя бросилась к мальчику с яростным мяуканьем и начала тщательно обнюхивать. Ее хозяин, заметив Рики, в первый момент отшатнулся, а потом скорчил гримасу, обычно выражающую его любовь ко всем ученикам, которые мусорят. Филч не слишком удивился, из чего Рики заключил, что Гарри Поттер предупредил о его приезде.
-Добрый день, мистер Филч, - вежливо поздоровался Рики.
-И чего тебе не сиделось, где был? – еще сильнее скуксился завхоз. – И без тебя бездельников хватает!
-Я вовсе не бездельник! – возразил Рики. Он точно также бы ответил Карлотте, хотя завхоз, конечно, не обладал ее очарованием.
-Слышали, как же! Уж ты натворил дел, - охотно согласился завхоз. – Вещи оставь, а профессор Дамблдор тебя скоро примет.
Рики кивнул и быстро преодолел первые три этажа, каждый из которых был связан с множеством историй.
В коридорах пока никто не встретился, но под высокими сводами постепенно нарастал шум. Рики спешил к кабинету Дамблдора. Старый директор должен был, вероятно, ждать его, а вообще-то Рики предпочел бы сначала побеседовать со своим завучем. А еще честнее, обойтись без того и другого, а напрямую позвать друзей в штаб и устроить пирушку.
Не доходя до нужного этажа, Рики случайно повернул голову и застыл на лестнице. Чуть дальше у окна стояли двое с его параллели, и хотя Рики не симпатизировал им, невольно залюбовался обоими.
Он не задумывался о том, как сильно все ребята меняются с возрастом. Но теперь признал, что сильно, ведь в конце июня Каролина не была до такой степени броской и красивой, хотя ее привлекательность в основном исходила, пожалуй, от изящной статной фигуры, что теперь стало еще более заметно. Виктор Чайнсби стал выше и шире в плечах; Рики вынужден был признать, что его недруг должен нравиться девчонкам. Впрочем, обычно лицо Вика бывало надменным. Но не сейчас.
Они усиленно пялились в одну книжку, и Рики не сомневался, что ничего в ней не видели. Виктор что-то говорил; в этом смысле он был неисправим, все время поучал кого-то.
-Привет, - поздоровался Рики.
Их реакция показала, что гриффиндорская мафия не зря относится к нему, как к бомбе. Равенкловцы отпрянули друг от друга. Книга полетела на пол, и Каролина бросилась поднимать ее.
-Макарони? – в изумлении выдавил Чайнсби.
-Приятно, что меня еще помнят в родной школе, - улыбнулся Рики.
-А мы надеялись, ты… - начала возмущаться, выпрямившись, честная Каролина.
-Знаю, - кивнул Рики. – Может, это странно, но пока что я еще рад вас видеть.
Рики продолжил подниматься по лестнице, не озаботившись узнать, как они отреагировали. Он сказал им правду.
Но до сих пор Рики не заметил в «Хогвартсе» ничего подозрительного. Естественно, ни Чайнсби, ни его подруга и соратница не бросились ему на шею, но тому и следовало быть. Какая еще катастрофа? Рики запоздало посетила не слишком приятная мысль, что его кто-то разыграл.
-Ричард!
Окрик заставил его сойти с лестницы. Профессор МакГонагол, преподаватель трансфигурации, жестом подозвала его.
-Вам не стоило опаздывать, - попеняла МакГонагол. – Я слышала, Вы долго решали, но думаю, в дальнейшем стоит быть более организованным? Я получала известия о Вашей учебе, это было очень приятно.
Она радушно улыбнулась.
-Но новости ведь были не только приятными, так ведь? – решил сразу разобраться Рики.
-Вы о чем? – нахмурилась МакГонагол. – Один раз пришла сова от директрисы, когда Вы с другим мальчиком остались на ночь в школе, но профессор Джиовинеза объяснила, что так делают едва ли не все. А с Вашим характером от Вас трудно ждать воздержанности от такого рода приключений. Или было еще что-то, чего мы не знаем?
Она сурово сдвинула брови.
-Вроде ничего, - не стал вдаваться в подробности Рики.
-На самом деле, лично я не сомневалась, что Вы вернетесь, - по тону было ясно, что профессор трансфигурации без особых эмоций давно смирилась с этим фактом. – Достаточно было взглянуть на Ваш сервиз, который мне прислали. Это очень мило, и работа хорошая, - похвалила профессор.
-Спасибо, я старался, - ответил Рики.
-О нет, не думаю, - усмехнулась профессор. – Стараниями невозможно достичь подобного результата, и Вы прекрасно это знаете. Вы видели Дамблдора?
-Пока нет. Может, мне стоит вначале посетить профессора Снейпа?
-Не теперь, - покачала головой Минерва МакГонагол. – У него сейчас урок, и только что случилась неприятность. Ступай к профессору Дамблдору. Хотя я не уверена, что он уже освободился. Я проводила бы тебя, но, наверное, скоро тоже туда приду. Ступай.
После Виктора и Каролины ее радушие приободрило Рики. МакГонагол была не из тех учителей, кто ему симпатизировал.
Вот, наконец, и директорский этаж. Рики поспешил к горгулье, возле которой стоял… Ральф Джордан. Он тоже вырос, но особо не изменился от этого.
-Ральф! – радостно окликнул Рики приятеля, и вдруг осекся. Он не был уверен, что тот уже не злится из-за Чески, и смешался, не зная, как вести себя.
Ральф поднял взгляд от пола и удивленно вскинулся, но в следующий момент по его лицу растеклась широкая искренняя улыбка.
-Ричард! Ну, надо же! – он первым поспешил навстречу, отчего Рики вдруг сделалось так же легко, как секунду назад стало неловко. – Старик! Ты все-таки вернулся.
-Да, - подтвердил Рики, будто сам тому удивляясь.
-Ты не приехал к началу семестра, и мы решили, ты останешься в «МентеСана», - сказал Ральф, пожимая его руку.
-Я вернулся с Гарри Поттером на самолете, - кратко ответил Рики. Он не хотел посвящать Ральфа в перипетии своих сомнений о том, в какой школе ему учиться дальше. Он в «Хогвартсе», и это окончательно.
-Рики!
Ральф закатил глаза. По коридору к ним бежала Бетси. Все такая же миниатюрная и большеглазая, какой ее помнил Рики.
-Рики, ты все-таки приехал! – она запыхалась и затормозила, едва не врезавшись в них с Ральфом.
-Что значит «все-таки»? – насторожился Рики.
-Ну, я не была уверена, что ты сразу отреагируешь на мою записку на конверте, - ответила Бетси.
-Это ты написала, что здесь все плохо? – догадался Рики. У него как будто камень с плеч свалился, ведь она способна была поднять бурю в стакане воды, и это вовсе не потому, что Бетси – ведьма! Необязательно было мчаться сюда на всех парах, но вместе с тем досада Рики не была столь сильной, чтоб тут же начать упрекать девчонку.
-Зачем ты это сделала? – вмешался Ральф. Он выглядел возмущенным.
-Я сделала правильно, - упрямо настаивала Бетси. – А ты как доехал?
-Ужасно, - признался Рики.
-Жалко. Но это к лучшему, - оптимистично сказала Бетси. - Значит, ты готов к тому, что тебя здесь ждет.
-Перестань немедленно, - вспылил Ральф. – Кто просил тебя вмешиваться?
Бетси поглядела на него с осуждением, как на последнего из неблагодарных. А построение фразы гриффиндорского наблюдателя Рики совсем не понравилось.
-Так значит, здесь действительно не все мне известно из писем, - уточняющее произнес он.
-Я, понимаешь ли, - замялся Ральф.
-О, Макарони, вот сюрприз!
Рики обернулся, улыбаясь, а профессор Флитвик семенил к ним на несвойственной ему скорости.
-С возвращением, Ричард, и добро пожаловать. Вы еще не были у профессора Снейпа? Скоро директор пригласит Вас. Думаю, в повторной церемонии распределения необходимости нет… - сказал он, останавливаясь напротив.
-Еще не хватало, - возмутился Рики. – Я вернулся в «Слизерин»!
-Вряд ли в другой школе его сделали умней и трудолюбивей, - дружелюбно поддел Ральф.
Выражение лица профессора сделалось строже. Он медленно повернулся в Ральфу и Бетси.
-Мистер Джордан, и Вы, Беатрис. Я понимаю вашу радость по поводу возвращения Ричарда в наши ряды, но не надо забывать, что вы оба наказаны.
Рики изумленно воззрился на друзей. Мрачно зыркнув в ответ, гриффиндорец отвел глаза. Во взгляде Бетси смешались незаслуженное мучение и угрюмое торжество.


Глава 18. Дружеская встреча


…-А потом так оно и пошло наперекосяк, - закончил свое высказывание Артур Уизли.
В штабе темнело. Движением палочки Эдгар зажег пару свечей.
Рики потянулся. На удивление, в его душе царили мир и покой домашней обстановки, невзирая на новости действительно скверные. Он пережил непростой день и нуждался в отдыхе.
Позы друзей замерли, как будто их придавило. Артур казался взъерошенным, Дик поверх нового словаря дрквних рун глядел виновато, а Эди держался за голову, словно произошло что-то непоправимое. Лео и Селена сидели за столом, сложив руки, как два образцовых ученика. Ральф листал книжку, и время от времени бурчал что-то в подтверждение рассказу. Дора заняла единственное широкое кресло, оставленное здесь в конце прошлого года директором Дамблдором, и теперь, подпирая ладонью подбородок, наблюдала за собравшимися. Рядом с ней Бетси, присевшая на подлокотник, напоминала маленькую, но героическую птичку.
-Так значит, Френк собрал таки гвардию чистокровных маньяков? – переспросил Рики.
-И ты говоришь об этом так спокойно? – покачал головой Лео.
-Я тоже ожидал пару ласковых нецензурных предложений в свой адрес, - выразил удивление Артур.
-В адрес Френка – понятно, но ты-то здесь при чем? – поинтересовался Рики. – И потом, я редко выражаюсь.
-Но мы абсолютно не справились с ситуацией, - проворчал Артур. – Ты же слышал, он собрал своих придурков, а Тони и Вик – своих. В «Гриффиндоре» Тони тренирует красноречие почти каждый день. Я, по крайней мере, убедился, что мое место в Клубе Единства. Пусть нам с Ральфом и хочется, конечно, чтобы «Гриффиндор» выиграл кубки этого года, но я за честное соперничество.
Артур хотел еще что-то сказать, но Ральф взглядом заставил его замолчать.
«Потом разберусь», - подумал Рики.
-Чего уж там, дела наши никакие, - констатировал Дик.
-Главное, это все видят школьные привидения, - вздохнул Эди. - Конечно, мы заслужили упреки.
Это Рики прекрасно почувствовал, когда, спускаясь в подземелья, встретился с Кровавым Бароном, слизеринским привидением. Половину помпезной критики он не понял, зато уяснил, что дела Клуба процентов на двадцать точно соответствуют посланию Бетси. Заодно оценил, как гуманно относятся к ученикам итальянцы, не позволяющие своим привидениям высовываться вообще.
-Для меня не они главное, - жестко постановил Рики, из соображений солидности подавив зевоту. - Поверить не могу, что вы действительно собирались закрывать Клуб!
-А что делать, если мы потеряли контроль? – уныло спросил Эди. – Так честнее.
-Поэтому мы не писали тебе. Не хотели расстраивать, - добавил Дик.
-Кстати, а как у тебя?... – оживленно вскинулась Селена. Вслед за ней остальные тоже встрепенулись, изображая усиленный интерес.
-Потом, - отмахнулся Рики. – Главное другое.
-Я знала, что ты что-нибудь придумаешь, - Бетси подпрыгнула, отчего подлокотник под ней угрожающе заскрипел, и она смешалась.
-Мы придумаем, - поправил Рики. Помня сообщение Артура, он не собирался рисоваться перед Бетси.
-Мы уже пробовали, - покачал головой Дик.
Его пессимизм обычно раздражал Рики, как ничей другой. «Надо не пробовать, а делать», - хотел сказать Рики. Но он почувствовал, что критика только усилила бы всеобщую подавленность.
-А что Дамблдор? – спросила Селена. – Как он тебя встретил?
-Довольно официально, я бы сказал.
В кабинете директора Рики пробыл около получаса, пока его расспрашивали буквально обо всем, чем он занимался в «МентеСана». Дамблдор просматривал присланные Джииовинезой пергаменты и задавал вопросы. Рики рассказал почти все – о Ческе, Бароне, подаренном медальоне, даже немного о Пигнолли, умолчав, разумеется, о таинственных звездных посланцах. Напоследок директор, как и предупредил Флитвик, поинтересовался, не желает ли Рики повторно распределиться, и, получив отрицательный ответ, больше не настаивал.
-Меня больше интересует, как тебя встретил Снейп, - сказала Дора.
-Ей-богу, обрадовался, - поклялся Ральф. – Даже наказание для нас с Бетси скосил – всего один день!
-Да, - гордо улыбнулся Рики.
Завуч «Слизерина» редко проявлял свои чувства, но иногда все же вел себя, как нормальный человек. Рики вспомнил, как вышел от директора с единственным намерением – немедленно проверить, работает ли на территории «Хогвартса» ментальная связь.
«Я вызываю».
«Надо путь?»
«Нет, надо проверить сигнал», - ответил Рики. Связь работала без помех.
«Опасность через протяженность».
«В пространстве или во времени?».
«Нет знаний».
-Макарони, с кем это ты разговариваешь?
Рики вздрогнул и с трудом переключился на внешний мир. Теперь он точно знал, что завуч «Слизерина» не читает мысли как таковые, поскольку ни разу не залезал к нему в мозги, как «они», но что-то он определенно умел все равно. Весь в черном, как обычно, профессор Снейп ничуть не изменился, и даже сверлил его прежним пронизывающим взглядом, от которого отвыкшему от подобного контроля мальчику, однако, сделалось не по себе.
-С моей бабушкой Арабеллой, - в последний момент придумал Рики. – Она умерла, но сказала, что я помню ее, и поэтому могу советоваться с ней. Вы ведь не считаете меня сумасшедшим?
Выражения лица профессора слегка смягчилось.
-Нет, конечно, не считаю, - ответил он. – Ведь еще не так много времени прошло. А о чем ты ее спрашивал?
-Мне не очень понравилось предложение нового распределения, и я спросил, зачем оно?
Рики вопрошающе уставился на своего завуча, наивно полагая, что смутит сего представителя гриффиндорской мафии. Но ждать этого пришлось бы сидя. На секунду во взгляде профессора мелькнули гордость и самодовольство – еще бы, он ведь возглавлял «Слизерин»! Затем он просто пожал плечами, изобразив недоумение.
-Директор не собирался задевать тебя, - сказал он. – Ну что же, добро пожаловать обратно в «Слизерин»! В прежнюю комнату. Зайди в ближайшее время в мой кабинет.
-Странно, что Тони Филипса не наказали вместе с вами, - произнес Рики.
-Мы не смогли доказать, что он имеет отношение к взрыву нашего котла, - сокрушенно произнесла Бетси.
-Тем более, кто-то из нас наверняка что-то напутал, - признался Ральф. - Не надо дуться, Спок, может, и я. Но я точно видел, как он высыпал этот серебристый порошок.
-И он специально встал поближе, чтоб ты набросился на него, - сказал Дик.
-Ну идиот я, радуйся, - проворчал ему Ральф.
-А Мелани нарочно наступила мне на ногу, - пожаловалась Бетси. – Ну, я и решила дать сдачи, как учили твои сестренки, - кивнула она Артуру.
-Надо было незаметно щипнуть за задницу, или заколдовать подол, чтоб он оторвался, - поучающее заявила Дора. – Я тебе заклинание покажу…
-Где ты находишь такие? – заинтересовался Дик.
-Большей частью сама придумываю, - с гордостью призналась Дора.
-Ну и что же мы будем делать? – обратилась Селена к Рики.
-Прямо сейчас – пойдем все ужинать, конечно, - не усомнился новоприбывший. – В общем, пункт первый – восстановить боевой дух. В Италии я убедился, что без этого никуда.
-А как? – потребовала Дора.
-Если хочешь тут массовую драку, так этого только не хватало, - проворчал Эди.
-Не поможет, - помотал головой Дик.
-Не беспокойтесь, - сказал Рики. - В субботу, а это очень скоро, по случаю моего приезда состоится вечеринка, - он подождал, давая им время обменяться недоумевающими взглядами. – В Визжащей хижине.
-А это обязательно? – спросил Эди.
-Тебе – даже не сомневайся, - усмехнулся Артур.
-Приглашаю всех вас разделить мою радость по поводу того, что мы снова вместе, - с нажимом произнес Рики.
-А толк будет? – с сомнением проворчала Дора.
-Сама увидишь, - ответил Рики.
-Ты хочешь сейчас дослушать все новости или с тебя пока хватит? – поинтересовался Лео.
-Хватит, - решительно заявил Рики, вставая. Время ужина он полагал за святое. – Если, конечно, мою кровать в спальне никто не занял, - встрепенулся он.
-Нет, - успокоил Лео, - до этого не дошло.
-Был ведь ты в комнате, - напомнила Дора. – Да и я бы тебе сказала.
Рики отправился в общежитие «Слизерина» сразу после разговора со Снейпом. Он еще ничего толком не понял, но в атмосфере уже чувствовалось незнакомое поветрие, подтверждаемое встречей с Кровавым Бароном. Снейп сказал ему пароль, поэтому Рики без труда попал в общую гостиную. Пара кошек, замяукав при его появлении, поначалу бросилась к нему.
-Скоро ваши хозяева вернутся с уроков и накормят вас, - пообещал им Рики.
Со стороны спален девочек степенно вышла, помахивая хвостом, Моргана. Она понюхала воздух и остановилась, глядя на него в нерешительности. Рики опустился на корточки и позвал ее по имени. Кошка уставилась на него во все глаза, подобралась и поджала уши, тихонько зарычав.
-Она не помнит тебя.
Дора обогнула кису и встала напротив. Рики выпрямился.
-Здравствуй, - улыбнулся он. – Все еще хочешь меня проклясть?
-Почему? – нахмурилась Дора.
Ее лицо ничуть не потеряло выразительной любознательности, хотя внешне она повзрослела. Став выше, Дора сохранила хрупкое сложение и теперь казалась воздушной. Тем более, прическу она тоже изменила, и теперь укладывала волосы сложно, на манер китаянок. Ее школьная роба была на размер больше и почти висела на ней, что не мешало Доре держаться, как всегда, уверенно и напористо. Она и раньше мало занималась своим внешним видом, чтоб смущаться по таким пустякам. Рики помнил, какая она шустрая.
-До моего отъезда летом ты хотела послать мне вопиллер, помнишь?
-А, - она махнула рукой. – Но ты же все равно уехал.
-Дора, что здесь случилось, пока меня не было?
-Много всего, - ответила Дора. – И тебе это не понравится.
-Бетси Спок так и написала на конверте, - сказал Рики.
-Бывают же у нее классные идеи, - произнесла Дора с явным одобрением. – Я вот не заикнулась даже, хотя никто не проверял, что я пишу. Я раньше считала Бетси бестолочью, теперь вижу, зря, если она такое выдает.
-Ты мне ответишь или нет? – Рики начинал сердиться.
Моргана между тем потянулась вверх по его ноге, опираясь задними лапами. Рики почесал ее за ухом.
-Кажется, признала, - рассеянно отметила Дора. – Ричард, я тебе одна все рассказывать не обязана. Сам увидишь. И, может, пойдем уже на обед?
Она взяла его под руку. Рики подчинился ее нажиму, когда она властно увлекла его к выходу.
-И зачем ты вообще сунулся в подземелья? Забыл, что в это время сюда еще никто не возвращается? – проворчала она.
-Ну, мне повезло застать тебя, - возразил Рики. – Сфотографироваться бы сейчас с потрясающей блондинкой, все бы умерли от зависти, - Рики не знал, можно ли задобрить ее комплиментом, но решил попробовать.
-Только не в «Хогвартсе», - усмехнулась Дора. – Меня тут все знают. Решат, что ты бешеного дракона выгуливаешь.
-Я рад общаться с тобой, - сказал Рики, - хотя ты, конечно, не всегда приятная особа.
В холле они влились в общий поток учеников, стекающихся в Большой зал. Рики специально поднял глаза к потолку – небо оставалось безоблачным. За столом учителей находились Флитвик и МакГонагол. За гриффиндорским столом Рики пока не заметил никого с четвертого курса.
Прямо напротив входа располагался стол «Слизерина». Сердце Рики невольно подпрыгнуло от радости. Он узнал Лео, сидящего, развернувшись спиной к входу, и беседующего с Диком, лицо которого излучало обычную серьезность.
На появление Рики отреагировали не сразу, да и то только одноклассники. Роберт Бут улыбнулся ему, Генри Флинт приветливо махнул своей огромной рукой, его сестра Тиффани и другие девчонки приветствовали степенными кивками, а вот Френк Эйвери гневно уставился в изумлении, но промолчал. Рики вежливо улыбнулся им всем, почти не отрываясь от наблюдения за друзьями. Вот он попал в поле зрения Дика. Тот вскинулся. Зажмурился, тряхнул головой и поглядел еще раз, более пристально. Вроде бы убедился. Рики был уже достаточно близко, чтобы расслышать свое имя.
-При чем тут Рики? – не понял Лео. – Он терпеть не может трансфигурацию животных.
-Таким среди нас не место, - прорезался Френк. – Не хватало еще, чтоб кто попало критиковал школьную программу…
-Не хватало еще, чтоб мне делал замечание всякий, кого критикует собственный старший брат, - ответил Рики.
Лео развернулся. Возможно, в первый момент он и удивился, но уже восстановил самообладание.
-А что ты об этом знаешь? – возмутился Френк.
-Знаю, что из-за твоих единомышленников из старшего поколения вашего семейства ему пришлось уехать очень далеко, - ответил Рики. – Лео, Дик, привет.
Он обменялся с каждым рукопожатием и сел рядом с Лео. Ему хотелось бы обнять обоих, как он и поступил бы, будучи в Италии. Но пришлось напоминать себе, что в «Хогвартсе» в толпе Большого зала это будет выглядеть странно, ибо тут приветствуется нормальная британская сдержанность.
-Ах так!
Рики лениво поглядел в сторону Френка, недоумевая, отчего бы ему уже не успокоиться.
-Френк, убери эту штуку! – рявкнула Дора.
Рики с любопытством уставился на маленькую деревянную фигурку толстяка в руке Френка.
-Что это? – спросил он.
-То, что может превратить твою жизнь в кошмар, - угрожающе произнес Френк.
-Френк, только не здесь, ты что, спятил? – начал уговаривать его Билл Кеттлборн.
-Там просто боггарт, - небрежно произнес Лео. – Марк сувенир прислал с Цейлона. Френк однажды пытался его выпустить.
-Это когда заработал висячие уши? – припомнил Рики.
Дора ехидно покосилась на Френка. Дик попытался сделать вид, что не слышал этого, хотяс ушами, помнится, постарался именно он. Эйвери, сидящий напротив чуть сбоку, просверлил взглядом близко сидящих представителей Клуба.
-Договоришься ты однажды, - проворчал Френк и убрал фигурку в карман.
-Почему ты опоздал? – поинтересовался у Рики Бут.
-Потому что у нас и так хватает… - начал ворчать Френк.
-…вредных типов, - продолжил Рики. – Просто волокита с документами затянулась.
-Будь любезен вечером в гостиной рассказать нормально, чем ты занимался в Италии, - потребовала Дора.
-Хорошо, - согласился Рики.
В этот момент, наконец, появилась еда. Мясной пирог, копченая рыба, тыквенный сок... Увлекшись ростбифом со сметанным соусом, Рики на некоторое время перестал следить за входом в Большой зал.
-Все-таки приехал, - прозвучало сзади.
К слизеринскому столу, несомненно специально ради него, подошли Джорджина и София Уизли. Рики не был уверен, что в состоянии их различить, и просто выразил радость от встречи с обоими. Кстати он заметил, что Артур и Эди сидят за своими столами, как ни в чем не бывало. Собственно, с какой бы стати им высматривать его каждый день? Но продолжаться это могло недолго: Ральф уже приближался к своему месту рядом с Артуром. Донельзя довольная Бетси Спок умудрилась как-то втиснуться между Виктором и Каролиной, причем безмятежно уплетала, игнорируя их стреляющие взгляды и периодически тыкая Каролину в плечо противоположным концом вилки. За тем же столом «Равенкло» Рики поискал глазами Мелани Хатингтон, правую руку Виктора, с которой у него в прошлом году возникали разногласия. Но, похоже, они остались в прошлом: Мел сидела по правую руку от Каролины и дулась, как вся компания.
Между тем за столом «Гриффиндора» началось брожение. И не только Артур Уизли обратил внимание на пополнение в рядах слизеринцев. Рики не ощутил сильного злорадства, читая досаду на лице Тони Филипса, но знал, что этот мирный настрой улетучится после первого же разговора. Артур поприветствовал его кивком, и он был рад, но, подобно Лео и Дику, заволновался.
-У нас будет еще урок? – спросил Рики.
-Астрономия, - кивнул Лео. – Ты пойдешь?
-Я вернулся не затем, чтобы прогуливать, - солидно произнес Рики. Френк фыркнул.
-Вообще-то Зловестра о тебе недавно вспоминала, - сказала Тиффани.
-Сильно ругалась? – поинтересовался Рики.
Одноклассники захохотали.
Оказавшись в кабинете астрономии, Рики понял, чего ему не хватало в «МентеСана». Профессор Зловестра не отличалась многословием, по чему он успел соскучиться. Рики привычно взялся за перо, сожалея немного, потому что карандаш все-таки удобнее.
После урока профессор попросила его задержаться. Лео успел тихо сообщить, что вместе с другими будет ждать в штабе, и не стал дожидаться в астрономической башне, ушел.
Зловестра между тем сняла с полки пергамент, развернула его и сравнила с сегодняшней работой Рики. Затем кивком подозвала его. Рики с трудом узнал свой чертеж начала прошлого года.
-Вас есть, с чем поздравить, Ричард, - сказала профессор Зловестра. – Вы всегда делали хорошие карты, но даже на фоне этого вынуждена заметить, насколько выросло ваше мастерство.
-Практика, - коротко пробормотал Рики.
-Определенно, мой итальянский коллега может гордиться, - кивнула профессор.
-Он тут ни при чем, - вырвалось у Рики.
Зловестра недоверчиво нахмурила брови. Рики сообразил, что выразился не совсем корректно. С другой стороны, не объяснять же ей, почему он в последнее время столько упражнялся.
-Я жил в Италии с родителями и помогал папе. Он художник, - сказал Рики.
-Маггл, раскрашивающий неподвижные портреты? – заинтересовалась Зловестра.
Рики поморщился – слово «маггл» ему все еще не слишком нравилось. Кстати вспомнилась последняя отцовская работа, производящая весьма неприятное впечатление движения. Он неопределенно пожал плечами.
-Как интересно! – сказала Зловестра. – Я, конечно, ездила по музеям, видела готовые результаты. А вот как они делаются…
-Хотите, я Вас когда-нибудь нарисую? – предложил он.
-Хочу, - загорелась Зловестра.
«Вот привязалась. Совсем некстати», - вяло подумал Рики. Словно почувствовав, что сейчас ему не до нее, профессор отпустила его.
С астрономии прямо в штаб Рики в последний момент идти раздумал. Он вспомнил, что еще не видел очень важную персону. Ведь Плакса Миртл так и не появилась в его итальянском доме, и не поселилась в его спальне, за что он был ей весьма благодарен. Рики прекрасно помнил, насколько она обидчива и как воспримет его промедление с визитом. Впрочем, на самом деле, она бы ныла в любом случае, потому что не умела вести себя иначе, хотя после графини могла показаться вполне уравновешенной особой. Почему-то Рики вдруг очень захотелось встретиться с Миртл. Он нашел этому объяснение, пока спускался на второй этаж, в отдаленной части которого располагался непосещаемый женский туалет, где Плакса Миртл бессменно обитала.
Никто из друзей и врагов до сих пор так и не объяснил ему, что происходит, хотя он и заметил, что Френк изрядно обнаглел в сравнении с собой прошлогодним. А дорогая Миртл, постоянно требуя от других чуткого обращения со своими ранимыми чувствами, весьма редко деликатничала с кем бы то ни было. К тому же Рики, кажется, в самом деле соскучился по школе и всем, кто в ней есть.
Плакса Миртл кружила под потолком, подвывая, и не сразу соизволила лениво скосить глаза в сторону хлопнувшей двери. А потом так и зависла со скошенными глазами.
-Здравствуй, Миртл, я вернулся, - улыбнулся ей Рики. – Все в порядке?
Та взвизгнула и подалась было прочь. Потом резко затормозила и в мгновение ока очутилась прямо перед Рики. От неожиданности он подался назад, а она наступала.
-Ты опять сюда явился? – завопила она, сотрясая кулаками. – Только вот я повторно не умру! И не надейся!
Рики уставился на нее во все глаза, не зная, удобно ли спросить, с чего вдруг ее поразила такая истерика.
-Я этого совсем не хочу, - ответил он. – Просто я подумал, что невежливо не зайти к тебе…
-Подожди, - Миртл как следует пригляделась к нему и протянула руки, словно желая повертеть его, чтоб рассмотреть получше. Поняв, что ее руки проходят сквозь его тело, она отказалась от этой затеи. Рики ожидал, что за очередным напоминанием о том, что она мертва, последует вой, однако Миртл даже не обратила внимания. – Ты ведь Ричард Макарони, тот беспардонный мальчишка, который прогулял полгода неизвестно где?
-Я был в другой стране, - оскорбился Рики. – И учился там, между прочим.
-Я тебя перепутала с одним таким типом, - заявила Миртл и чуть отдалилась.
-Меня ни с кем невозможно спутать, я единственный экземпляр, - возмутился Рики.
-И неудивительно, - согласилась Миртл. – Как я забыла, что нашему бывшему старосте из «Слизерина» лет немногим меньше, чем директору? Он ведь уже был старше меня, когда я училась. Красивый был парень.
-Говоришь, похож на меня? – пульс Рики вдруг забился быстро-быстро. А что, если эта зацепка выведет его к тайне происхождения? И почему он не догадался расспросить привидений? Если он – потомственный колдун, члены его семьи обучались в «Хогвартсе». Впрочем, привидения вроде Кровавого Барона или Почти Безголового Ника, скорее всего, были предупреждены гриффиндорской мафией и не стали бы распускать язык. Плаксу Миртл, однако, подобные просьбы мало интересовали, особенно в сравнении с возможностью повздыхать.
-Да, я вас даже перепутала, - солидно кивнула Плакса Миртл. – Он учился на несколько курсов старше, и как-то его звали. Не помню, - с удивлением призналась Миртл, однако это ее не смутило. – Мне показалось, я его видела, когда, - она начала всхлипывать, - я умерла…
-Не очень радостно, - с сожалением произнес Рики, рассчитывая, что, если ее перебить, Миртл откажется от взятого курса на рыдания и скажет еще что-нибудь важное. – А чем он еще занимался, кроме того, что был старостой?
-Говорят, всякой гадостью, после того, как закончил школу, - сухо доложила Миртл, явно обиженная небрежением к ее чувствам. – Гарри со мной не очень делился, но я кое-что слышала.
-Со стороны дяди Гарри это было совсем нечутко, - припечатал Рики. – Ты можешь узнать о нем что-нибудь?
Впрочем, кое-какую информацию он уже получил. Если верить Миртл, один из его кровных родственников «вляпался в нехорошую историю», как говорила бабушка. Судя по всему, этот бывший староста сделался Упивающимся смертью. Зная, к чему привело подобное родство Марка Эйвери, Рики соглашался, что для любого ребенка лучше, если его оградят от такой репутации. И его, Рики Макарони, усыновили далекие от магии люди, обеспечив тем самым заветную «чистую карточку». Гриффиндорская мафия тщательно оберегала его от собственной истории, чтобы он сам, чего доброго, не отравил себе существование; и правда, чувствовать себя связанным с приспешниками Того – Кого – Нельзя – Называть было неприятно. В первый момент простота и ясность такого объяснения ошеломила Рики, и будто камень с плеч свалился. Будь оно так, он, пожалуй, и отказался бы от дальнейших попыток разобраться, каково его происхождение. Однако факты, как утверждал Лео, вещь упрямая. Никто из мафии не потрудился сделать то же самое ни для Френка, ни для Доры Нотт, ни для всех остальных. И действительно, это чересчур: не забирать же ребенка из семьи на основании того, что в ней имеется уголовник. Тем, более, среди магов таких родовитых семейств хватало, и напастись на всех приемных родителей – (тут Рики хихикнул, вспомнив рыбок Дан и кошек Арабеллы) – не сумел бы даже уважаемый Гарри Поттер. У всех этих ребят были кровные родители; зато напрочь отсутствовали непонятные знания вроде серпентарго, языка змей, и никто из них не смог бы говорить с русалками без жаброводорослей. Но, по крайней мере, он выяснил, что в этой школе учился некто, похожий на него; уже кое-что.
«У кого бы спросить, как давно Миртл тут буянит?», - прикинул он.
-Чего ты привязался? – рассердилась Плакса Миртл. – Лучше бы ты своими делами занимался. Какие все-таки мальчишки безответственные! Оставил ваш Клуб и исчез, а я оправдывайся!
-В самом деле! – смутился Рики. Он ведь за этим и пришел, разузнать, почему все так настойчиво утверждают, что Клуб переживает не лучшие времена. – А ты мне объяснишь, почему Бетси вызвала меня, угрожая катастрофой?
-Честная девочка, - со степенным трагизмом произнесла Миртл. Вероятно, обратив внимание, что она слишком долго находилась недопустимо низко, Миртл взмыла под потолок и присела, согласно привычке, без всякой опоры, закинув ногу на ногу. – Вынуждена признать, что твое отсутствие кое-кому развязало руки.
-Все сначала и подробно, - потребовал Рики.
-С тобой учится такой здоровяк, молится на свою чистую кровь, - лишний раз напомнила Плакса Миртл. – В этом году он, пользуясь твоим отсутствием в общежитии, начал устраивать собрания в общей гостиной колледжа, и даже, насколько я знаю, в Хогсмиде. Лео, иногда с вашей нахальной блондинкой, вначале пробовал с ними культурно спорить, а под конец они пытались устроить какой-то саботаж. В общем, ничего не получилось. Что касается других колледжей, то у вас подружились двое мальчишек…
-Виктор и Тони, - кивнул Рики. – Из «Гриффиндора» и «Равенкло».
-Они сразу сориентировали народ против защитников чистой крови. Противостояние пошло по нарастающей, мальчик из «Равенкло», по-моему, подрался с твоим одноклассником, и после этого они настроили свои группы поддержки. Твои друзья вначале вообще не посчитали нужным вмешаться, а потом стало поздно. Школа разделилась на два лагеря. И, правду сказать, членов вашего Клуба никто слушать не хочет еще и из-за Дика.
-Что за ерунда? – не понял Рики.
-О, - Миртл многозначительно нахмурилась, - говорят, из него получился потрясающий спортивный комментатор. Я лично не слышала, но в иные минуты его даже Эдгар готов метлой пристукнуть. Я видела!
Рики кивнул сам себе. Он совершенно упустил из виду, что пара матчей уже прошла, и отсутствие в письмах впечатлений от квиддича должно было броситься в глаза. Место спортивного комментатора само по себе предполагало много претензий со всех сторон, пресечь которые практически нереально, а чтоб научиться их игнорировать, должно пройти время. Равно как и для того, чтоб публика притерпелась к стилю нового комментатора.
-Потом в «Гриффиндоре» свои не очень ясные сложности, - продолжала Миртл. – Вроде как твой приятель Ральф в конфликте со своим одноклассником из-за какой-то невозможно противной девчонки.
-А откуда ты знаешь, что она невозможно противная? – полюбопытствовал Рики.
-Так считает Артур Уизли, - не смутилась Миртл. – Короче, весь класс в это втянулся, и вообще, послушать твоих друзей – безобразие! Я в ваши годы была скромной… я вообще уже умерла! – воинственно-плаксиво заявила Миртл.
У менее ранимой особы Рики спросил бы, следует ли воспринимать ее слова как руководство к действию. Но Миртл не понимала юмора, а его интересовали более важные вещи.
-А Френк потом сталкивался с Тони и Виктором? – уточнил он.
-Их единомышленники сталкиваются чуть не каждый день, - важно кивнула Миртл.
-А они сами почти не пересекаются, - констатировал Рики. – И зачем? «Разделяй и властвуй», так?
-Ты что хочешь сказать? – заинтересовалась Миртл. – Если их столкнуть лбами…
-Они будут играть на свою публику, - помотал головой Рики. – Вряд ли даже услышат друг друга.
-Но ты что-то придумал? – требовательно спросила Плакса Миртл, постепенно переходя на визг. – После того, как я тут умерла, я не допущу…
-Не беспокойся, разберемся, - пообещал ей Рики. – Ты извини, но мне пора. Меня ждут в штабе.
-А насчет Селены Олливандер, - протяжно заговорила Миртл, - с ее гриффиндорским поклонником…
Рики, уже направив стопы к двери, немедленно развернулся обратно.
-Так она сразу его отправила подальше, как только он взялся выступать заодно с гриффиндорскими сторонниками. Он вас теперь готов в порошок стереть, и периодически ей угрожает. Между прочим, я однажды полночи выла у него под ухом. А эта неблагодарная девчонка мне потом сказала, чтобы я больше так не делала!
-На самом деле, Селена тебе очень благодарна, - широко улыбнулся Рики.
-Да он больше опасается сестер Уизли, чем твоего Клуба Единства, - махнула рукой Миртл. – Так что мне сказать Кровавому Барону и прочим? Вот забота – за вас отчитываться…
Она снова начинала ныть. Рики определенно чувствовал, что пора закругляться.
-Я не могу обещать немедленного исправления ситуации, - осторожно произнес он, - но я что-нибудь придумаю.
-А про остальное тебе пусть друзья расскажут, - пожелала Плакса Миртл на прощание.
Рики вышел в коридор с совершенно новыми чувствами азарта и опасности. Теперь он шел не просто по школе, но – по замку, обитатели которого пребывали в состоянии, в лучшем случае, вооруженного перемирия. Причем сам он без вариантов находился в конфронтации с обеими враждующими сторонами.
В штабе Рики появился, когда друзья уже начали беспокоиться. Он не стал ничего выпытывать и, согласно их пожеланиям, взялся излагать итальянские события, не включенные в переписку. Дольше всего заняло разглядывание медальона, принесенного русалкой со дна моря. Артур даже пожалел, что в окрестностях «Хогвартса» вроде бы не предвидится никаких сокровищ, которые можно бы поискать.
Под конец рассказа в портретной раме материализовался отсутствующий доселе персонаж, которого представители Клуба единодушно признавали за шпиона от руководства школы. Сэр Финеан Нигеллус, много веков назад при жизни бывший директором, был субъектом столь же умным, сколь и ехидным. При нем Рики не стал бы говорить некоторые вещи, в особенности относящиеся к таинственным вестникам, и потому предложил Лео разгадать, кто же все-таки посмел написать пародию на Карлотту.
Описывать состояние дел в «Хогвартсе» начал Эди, чья чистая совесть не выдержала напряжения. Сэр Финеан время от времени вставлял критические замечания, приводя в пример какого-то параноика, требующего ото всех неусыпной бдительности, которую члены Клуба якобы преступно утратили.
-На кой черт за всеми следить «для профилактики»? – не выдержал Рики. – А своими делами когда заниматься?
Шпион обиделся и ушел, чем Рики и воспользовался, чтобы пригласить союзников в дом с привидениями.
В гостиной, вопреки опасениям Лео, Рики не довелось услышать в свой адрес ничего оскорбительного. Скорее всего, он был обязан этим Тиффани и Доре, которые не отпускали его весь вечер. Дора забрала у Рики медальон и приняла на себя функцию им хвастаться. Так что другие одноклассницы, брат Тиффани и Роберт Бут постепенно тоже присоединились к посиделкам. Рики устал смертельно, и был рад, когда почти сразу после отбоя мальчики, предводительствуемые грозной Морганой на руках у Генри, отправились в спальню.
Когда они вошли, Френк, уже переодетый в пижаму, резко вскинулся и сделал вид, что направляется к выходу.
-Потребую, чтоб меня перевели в другую комнату! Не смогу тут спать. Грязью воняет! – заявил он.
Намек был понятен, но выяснять отношения сейчас Рики совсем не хотелось, да и претензии по поводу своей, с точки зрения Эйвери, недостаточно чистой крови он слышал не впервые. С другой стороны, немыслимо было никак не прореагировать. Рики придирчиво потянул носом воздух.
-Да, точно. Френк, ты что, за все время моего отсутствия ни разу не постирал свои носки? – потрясенно воскликнул он.
Френк поначалу открыл рот, но что-то заставило его передумать, и он закрыл его обратно. Другие ребята тоже начали принюхиваться.
-В самом деле, - недоуменно произнес Боб, - пахнет!
-И давно, - подтвердил Лео. – А я думал, мне кажется.
Генри Флинт между тем перегнулся, чтобы заглянуть за кровать Френка, а затем – за стоящую рядом кровать Билла Кеттлборна. Кошка спрыгнула с его рук, недовольно мяукнула и, помахивая хвостом, покинула комнату.
-Точно, ребята, ваши носки там так и валяются со дня последнего Хогсмида, - сообщил он.
-Они тогда ноги промочили, - прокомментировал, обращаясь к Рики, Боб.
Оба уличенных в неаккуратности разглядывали собственные ногти.
-Я совсем забыл, - смущенно признался Френк.
-Понятно, что эльфы их так трогать не станут, - проворчал Билл и брезгливо достал палочку.
Рики хотел поинтересоваться, почему, но напомнил себе, что сейчас не лучший момент, чтоб выказывать неосведомленность в магических делах.
В постели, когда свет погасили, Рики вдруг вспомнил, что вручил не всем друзьям привезенные из Италии подарки. Так необычно и в то же время приятно было лежать в своей старой постели в спальне «Слизерина». Ему и жаль было немного, что теперь нет рядом ни родителей, ни Пита, к чему он успел привыкнуть. И все-таки, невзирая на соседство Френка, Рики давно не чувствовал себя настолько на своем месте.
Уроки в «Хогвартсе» быстро потеряли первоначальное ощущение новизны, чем Рики упивался поначалу, но от этого отнюдь не стали хуже. И вот наступила суббота.
Радужное настроение Рики было немного омрачено тем, что ему так и не удалось встретиться до сих пор с маленькой русалкой. Он выходил на мостик по три раза на дню, так что гриффиндорцы начали даже подшучивать, а не влюбился ли он.
-Перестаньте, - укоряла их Селена, - она, в самом деле, еще ребенок!
Плаксу Миртл Рики тоже пригласил в Визжащую хижину, но она отказалась, заявив, что боится страшных привидений!
По счастливой случайности, день планируемой пирушки совпал с прогулкой по Хогсмиду.
-Еду можно принести из школы, но вот пиво надо купить, - практично заметил Лео.
-А еще там придется прибираться. Хотя бы в одной комнате, - кстати вспомнил Рики.
Только на прогулке Рики почувствовал, насколько здесь холоднее. Покупать ящик пива разом никто не решился. Рики, проклиная благочестие колдунов, тем не менее, и сам заразился им. В результате комическая процедура приобретения каждым по две бутылки растянулась на пару часов. Это было похоже на диверсию, тайный заговор против «Трех метел» с целью опустошения его запасов. После каждого похода выжидали все дольше; крестный ход учеников с одинаковой просьбой мог насторожить мадам Розмерту. Вопреки обычному, Эди не упирался, но, выйдя из таверны, долго ворчал. Дик же пошел последним, оттянув свою покупку, насколько возможно, и весь извелся, вопрошая, «что обо мне люди подумают».
-Двенадцать бутылок – не слишком? – забеспокоился в итоге Лео, наблюдая такое изобилие.
-С нами ведь будут девчонки, - успокоил Артур. Лео скептически усмехнулся.
-Вот уж сомневаюсь по поводу их энтузиазма к выпивке, - фыркнул Эди.
Ну, отоварившись, можно было возвращаться в школу. Гриффиндорцы заявили, что им нужно полчаса, договориться на кухне с домашними эльфами насчет еды, а потом снова сошлись в холле.
От того, чтоб выходить по одному и ждать снаружи, ребята в итоге отказались.
-Трудно придумать лучший способ вызвать подозрения, - рассудил Лео.
Вся компания прошагала к главным дверям мимо самого профессора Гарри Поттера. Рики никак не мог привыкнуть к мысли, что дядя Гарри будет учить его, начиная с понедельника, но решил не думать об этом.
Дракучая ива, под которой располагался тоннель до Визжащей Хижины, находилась довольно далеко от здания замка.
-Этим путем вы провели чемпионов? – чуть слышно спросила Селена, когда они остановились, вне досягаемости от угрожающе зашелестевших веток.
Рики и Эди кивнули. Между тем Лео вынул из кармана плоский продолговатый предмет – бумеранг, и, прицелившись, попал прямо по выросту на корне. Дерево замерло.
-Здорово, - оценил Артур. – Я лезу последним, придется еще раз нажимать, пока все залезут.
Подземный путь остался столь же некомфортным, как год назад. Но Дора Нотт все равно пребывала в полном восторге.
-Подожди, вот придешь в Хижину, и можешь там хоть все тряпки себе забрать, - снисходительно усмехнулся Артур.
-Попрошу! - холодно осадила его Дора.
Бетси Спок опасливо озиралась, словно ее голова была юлой. Если кому и хотелось бы повернуть назад, то только ей.
-Здесь совершенно безопасно, - заверил ее Эди.
Хижина давно по новой заросла пылью. В этот раз Лео и Дик с помощью одинаковых заклинаний заставили ее исчезнуть.
-Мы ведь не останемся тут, возле лестницы? – спросила Селена.
-Я обойду все комнаты! – заявила Дора с горящими глазами.
-Это потом, - остановил ее Лео. – Вначале, действительно, надо определиться, где будем сидеть.
-А музыка будет? – оживилась Бетси.
В первый момент Рики стало совестно за столь существенный прокол. Затем гриффиндорцы бестактно расхохотались.
-Ну, разве что чердак заскрипит, - хмыкнул Ральф.
-В Италии все поют, - сказал Рики. – Вы как насчет этого?
-Я пас, - заявил Дик.
-Останемся на первом этаже, - предложил Эди. - Только вот я не уверен, что все кресла подлежат починке.
Дик захватил несколько свечей. С помощью заклинания левитации он установил их на люстре и зажег. Лео тоже произнес заклинание, отчего свет стал ярче и проник по всем углам. Довольно скоро заброшенная комната приняла нормальный вид.
Возле заколоченного окна обнаружился шкаф с частично битой посудой. Дик склеивал и мыл блюдца со стаканами, а Бетси приносила на стол. Эди с Ральфом чинили стулья и кресла, Артур подавал еду.
Рики с Селеной занялись праздничным столом. Гриффиндорцы умудрились притащить не только копченую рыбу и три вида пирогов, но еще и горячее. От количества бутылок, аккуратно поставленных в углу, глаза расширились даже у Доры, но она пока ничего не сказала.
-А какая комната здесь самая интересная? – спросила Дора.
-Та гардеробная, где Мелани Хатингтон в прошлое Рождество едва не задушило, - предположил Ральф.
-Так необычно здесь находиться, - Селена обвела глазами потолок. Сердце Рики наполнилось гордостью.
Первый тост взял на себя Эдгар, выразив радость, что ему больше не придется возглавлять Клуб Единства. А к следующему Артур в тайне от всех умудрился припасти сюрприз. С видом Санта-Клауса он поставил на стол бутылку Огневиски.
-Ты что?! – ужаснулась Селена. Эди, кажется, вообще утратил дар речи. Все, включая и Ральфа, потрясенно уставились на него, словно требуя объяснить, что все это значит.
-Ну, надо же когда-то начинать, - слегка смутился Артур. – И лучше в хорошей компании. Между прочим, Тони Филипс уже пробовал вино! А мы все как дети.
-Нашел достойный пример для подражания, - проворчал Дик.
-Вино я тоже пробовал, - решил признаться Рики, - но это, по-моему, слишком крепкое.
«Твоя опасность», - сообщили Рики, и не успел он ничего ответить, как возникла картинка. Перед глазами встал четырехэтажный дом, весь белый, как будто стерильный, со скамейками и газоном, но без деревьев. Рики подумал, что из окон должно быть далеко видно. И мгновенно окно приблизилось, и вот он видел комнату, спину человека, затем его руки, тонкие руки, обладателя которых он так и смог узнать. Человек что-то писал на маленьком прямоугольном листочке, по-видимому, вырванном из блокнота. Обзор давался сбоку и чуть снизу, так что Рики отлично разглядел женщину лет тридцати, сидящую напротив таинственного врага. На ней был темно-синий джемпер, волосы - зашпилены на затылке, и во всем облике не наблюдалось ничего колдовского. Она казалась озабоченной и, похоже, что-то спрашивала, причем совет человека имел для нее как будто огромное значение.
-Я пить не буду! – категорично заявила Селена. Сникшая было Бетси, осмелев, кивнула в знак присоединения.
И все исчезло. Вне себя от разочарования, Рики поднялся и устремился к выходу из комнаты.
-Я сейчас вернусь, - бросил он через плечо. Он надеялся, что, если попросит, ему снова покажут то же самое, и хотел остаться один, чтобы никто не помешал.
У подножия лестницы Рики настроился, чтоб возобновить сигнал, но вдруг что-то хрустнуло, и не с той стороны, откуда он пришел. Его пробрала дрожь. В этом густом пыльном полумраке он находился не один. Собрав все мужество, Рики повернул голову и остолбенел. На него надвигался…он сам.
«Черная магия?! Нельзя было смотреться в здешние зеркала», - пронеслось в голове.
-Сказать, кто ты? – прошептал тот, другой Рики.
-Рики, в чем дело? О Мерлин!
Рики и его двойник обернулись. На одну ужасную секунду мальчика потрясла мысль, что сейчас ни Дик, ни Дора не смогут разобраться, кто из них настоящий. Дора стояла ближе… Ей так свойственны скорые решения!...
И внезапно двойник с хлопком превратился в огромного таракана! Шевеля усиками, он пополз к Доре, которая немедленно завизжала и впилась в рукав Дика. Рики же, отшатнувшись от чудовища, не удержал равновесия и упал. Собственная палочка откатилась куда-то в пыль, и тут он вспомнил про ту, которую так и таскал у себя в подоле. Он быстро выдернул ее из потайного карманчика и взмахнул, еще не зная, какое заклинание применить.
-Ридикулус! – отчетливо произнес Дик, выступая вперед и заслоняя собой Дору.
На долю секунды стены Хижины потряс ужасающий издевательский смех, но он сразу превратился в писк и растаял.
-Вряд ли поймаем, - скорее себе заметил Дик, приближаясь к Рики. Дора отцепилась от него с трудом.
Рики между тем успел спрятать чужую палочку и шарил, чтоб найти свою. Он знал, что сделал Дик, но не мог вспомнить.
-Ассио палочка! – призвал Дик, затем протянул ему руку. – Это был просто боггарт, - объяснил равенкловец.
Рики почти с благодарностью уставился в темноту. Только что он узнал, чего боится.
Повернувшись к друзьям, которых вытащили сюда вопли Доры, Рики чувствовал себя почти победителем.


Глава 19. Уравнение с несколькими неизвестными


Артур без вопросов налил ему и Дику с Дорой сливочного пива. Только осушив стакан, Рики осознал, что до того его исподволь колотила мелкая дрожь.
-Конечно, здесь боггартам и положено водиться, - заметил Эди.
-Ричард, я правильно поняла, - с настороженным любопытством спросила Дора, - ты боишься сам себя?
Друзья быстро переглянулись.
-Похоже на то, - согласился Рики, не имея, впрочем, намерения объясняться.
-Может, посмотрим, что в остальных комнатах? – предложила Селена и, подавая пример, встала. Рики с благодарностью кивнул – Селена вряд ли жаждала этого так же, как Дора.
-Пойдем вместе? Так меньше вероятность, что боггарты нападут, - сказал Дик.
Дора не возразила; но, зная ее, Рики предполагал, что тема его боггарта поднимется позднее.
-Не хочу я топтаться по всей этой пыли, - ворчливо заявил Эдгар.
-Мне что-то тоже не хочется, - сказал, поморщившись, Артур.
Рики понимающе кивнул; невзирая на заслуженное уважение к Доре, гриффиндорец не стремился быть для нее экскурсоводом.
-Тогда мы посидим здесь и проследим, чтоб всякая нечисть не отравила нашу еду, - сказала Бетси.
-Чувствую я, скоро травить будет нечего, - пробормотал Ральф уже на лестнице.
Он шел впереди, показывая дорогу. Лео взял на себя обязанность рассказывать, чего и где следует ждать от этой хижины, обращаясь, естественно, к Селене и Доре.
-Комната, откуда мы с чемпионами наблюдали за холмом, вон та…
-Нет, сначала в эту прачечную, - категорично потребовала Дора.
-А Хижина не такая жуткая, - объявила Селена, осматриваясь.
Когда Рики входил, Дора уже взялась за дверцы шкафа. Он посторонился, пропуская Дика, а сам, чтобы не привлечь к себе внимания, прислонился к стене. Каким-то образом он научился чувствовать, как сигнал снова пробивается к нему.
-Ты тоже можешь посмотреть, что там, - не без ехидства присоветовал Ральф Селене.
-Благодарю, - отказалась Селена, наверное, рассердив Дору.
«Главная опасность». Рики увидел еще один особняк. Примерно таких же размеров, этот выглядел куда более жизнерадостным и при этом почти помпезным. Рики от души поверил, что внутри стлали на пол непрактичные светлые ковры, как тот, по которому шел враг во время его первого видения. Одни оконные рамы с тиснениями каких-то греческих качков чего стоили! Вокруг разбегались аллеи, обсаженные кустарником и деревьями, на каждой встречались беседки, которых, вероятно, летом за пышной листвой не было бы видно. Сбоку в кадр попадало что-то, напоминающее фонтан. Если первый дом сильно смахивал на казенное учреждение, где выписывают всякие бумажки, то второй годился, чтоб служить курортом для кинозвезд.
Гулкий звук удара, сопровождающий падение чего-то тяжелого, не успел внедриться в сознание, как дополнился приглушенным звоном разбиваемого стекла. «Спасибо», - ответил Рики прежде, чем видение исчезло. Только потом он подумал, что у «них», вероятное всего, на это «нет знаний».
Все немедленно обернулись к двери, из которой вышли, а следовательно – к Рики. Он тряхнул головой, чтобы полностью включиться в реальность – пока что все казалось ему замедленным, словно он смотрел сквозь воду.
-Ричард, все в порядке?!
-Конечно, Ральф, - ответил он до того, как поднять голову и открыть глаза.
-Вообще-то я Дора Нотт! – обиделась названная особа.
-Перестань цепляться к нему, - как-то так неагрессивно, как удавалось только ей, попросила Селена. Рики предпочел пока не встречаться с ней взглядом.
-Ну да, первая встреча с боггартом выбивает надолго, - покладисто согласился Дора.
Дик тем временем уже вышел на лестницу и громко спросил у тех, кто внизу, в чем дело.
-Ничего особенного. Просто Спок планирует починить еще какую-нибудь посуду, - ответил голос Артура.
-Если снаружи кто слышал, будет бояться эту Хижину еще больше, - прокомментировал Лео.
-Правильно. Надо поддерживать репутацию, - похвалила Дора.
Поддержав предложение Дика, компания переместилась в другую комнату. Внизу все еще разговаривали.
-До чего тут везде пыльно, возмутительно, - пожаловалась Селена.
Рики едва не расхохотался – от нее он не ожидал подобного замечания, напоминающего бабулю.
-Кто там говорит? – вдруг забеспокоился Дик.
И в самом деле – навострив уши, Рики понял, что голосов становится все больше – и голосов определенно взрослых.
-Мантию-невидимку мы не брали, - констатировал Лео. – Вам лучше остаться пока тут, - кивнул он Селене и Доре.
-Палочки к бою, - скомандовал Ральф.
Рики достал свою. Ребята медленно, крадучись вышли к лестнице, где нос к носу столкнулись… с изумленным, все еще недоумевающим, и очень рассерженным аврором Рональдом Уизли собственной персоной…

-Я даже не знаю, как это назвать, - сокрушенно призналась профессор МакГонагол.
-Традицией, если угодно, - ответил профессор Снейп не без сарказма.
В учительской горело множество свечей и еще камин, но казалось, что света все равно недостаточно. По лицам и фигурам провинившихся бегали красные блики.
Авроры, доставившие их в школу четверть часа назад, уже удалились. Директор вышел проводить их, а завучи колледжей вовсе не собирались дожидаться его молча.
Рики невольно гордился, как быстро местные мракоборцы отреагировали на сигнал. Артур Уизли тоже нашел повод быть довольным – поскольку сегодня его мама не дежурила.
-Вы не задумались, что, если заметят свет в Визжащей хижине, поднимется настоящая сенсация? - поинтересовался Снейп.
-Нет, - призналась Дора.
Снейп, явно собирающийся сказать еще что-то, устало махнул рукой. От Доры он, возможно, ждал большей сообразительности, но не собирался подсказывать ей, чем можно заинтересовать общественность, во избежание новых интересных событий.
Зато профессор МакГонагол, самая нелюбимая учительница Доры, немедленно перешла в наступление.
-Надо отдать должное вашим грандиозным планам…
-А разве есть правило, запрещающее ходить в Визжащую Хижину? – внезапно додумался Рики.
Преподавателей вопрос застал врасплох. Их вопросительные переглядывания говорили сами за себя – они как минимум не были уверены.
-Насколько я знаю, нет, мистер Макарони, - раздался сзади глубокий голос.
Сопровождающий взглядами всех присутствующих, Альбус Дамблдор медленно пересек комнату и уселся во главе стола.
-Кроме того, отбоя ведь еще не давали, - поспешила указать профессор Стебль.
-Вряд ли они собирались его соблюдать, - пробурчал себе под нос профессор Снейп.
-Мы не можем наказывать за намерения, Северус, а только за проступки, - сказал директор «Хогвартса».
Теперь переглядываться начали ученики, с несмелой надеждой – вдруг да не накажут. Ведь, когда их застали в Хижине, вина казалась несомненной, а наказание – неминуемым. Возможно, оттого, что большая часть Авроров, преодолевших неудобный подземный путь, были очень раздражены. Больше всех – дядя Артура, застукавший любимого племянника, даже неважно, что не в школе, но невероятно – с бутылкой Огневиски! Когда мысли Рики добрались до этого пункта, он враз перестал надеяться, что их сейчас просто так отпустят. Директор, как всегда, словно прочитал его мысли.
-Однако не подлежит сомнение, что вы приносили в «Хогвартс» Огневиски. Это строго запрещено правилами.
-На территории школы крепким спиртным напиткам делать нечего, - согласилась профессор МакГонагол.
«Скажите это Хагриду», - подумал Рики. Но лица учителей сразу сделались строже; даже Стебль прокачала головой с осуждением.
-Это была моя идея, - объявил Артур.
-Благородно, мистер Уизли, - МакГонагол скептически оглядела слизеринцев. От возмущения Дора вся подобралась, будто вот-вот выпустит колючки.
-Мы вовсе не собирались его пить, - рискнула заговорить Селена.
-А что же вы собирались делать? – усмехнулся Снейп.
-Упражняться в йоге! – пришло в голову Рики. – Знаете, хотелось проверить: правда ли, что можно взглядом вытягивать жидкость и опьянеть?
-Значит, все-таки собирались напиться, - постановил Снейп, - пусть и таким нетипичным способом.
-Северус! – директор выставил вперед ладонь, словно останавливая завуча. – Я повторяю, не следует додумывать. Чего не было, того не было!
-Достаточно самого факта, - кивнула МакГонагол.
-Я предпочел бы отдельно побеседовать с учениками моего колледжа, - высказался Снейп.
-Тем более, что учеников Вашего колледжа здесь больше, чем других, - невинно заметила заместитель директора.
Непонятно, какая сила в тот момент сдержала острый язык Доры. Вероятно, гнев, в полной мере выразившийся во взгляде. Рики только что заметил, что, действительно, со «Слизерина» их было трое, в то время как учеников других колледжей – по двое – колоссальная разница с точки зрения профессора МакГонагол, которая, опираясь на давнюю традицию соперничества колледжей «Гриффиндор» и «Слизерин», не упускала случая поддеть профессора Снейпа. Впрочем, он тоже не отставал.
-Я бы не стал так говорить, Минерва, - сказал профессор Флитвик, благоволивший к Доре, невзирая на то, что на его уроках ей случалось портить вещи и даже мебель, как и везде.
-Сейчас можете разойтись по колледжам, - распорядился, обращаясь к ученикам, профессор Дамблдор. – Нам понадобится время, чтобы определить, чем, в самом деле, считать вашу увеселительную экскурсию.
-Как думаете, они напишут домой? – поинтересовалась Бетси за дверью. Обычно она стеснялась, и перемена в ней удивила Рики: она глядела взволнованно - радостно, что с позиций здравого смысла казалось необъяснимым.
-Не знаю, но профессор МакГонагол иногда так делает, - ответил Ральф. - А что?
Бетси начала конфузиться.
-Просто моя сестра и ее противные подруги считают, что в моей школе не умеют развлекаться, - сказала она, - ну, что «Хогвартс» вроде монастыря. Поэтому я, по ее мнению, расту дурочкой. Будет отлично, если на меня пожалуются!
Невзирая на то, что Бетси почти выдавливала слова, она приплясывала.
-Зато моя бабуля вряд ли оценит, что я расту не дурачком, - вздохнул Артур. – Другое дело, что писем мне можно не опасаться: она, скорее всего, уже знает от дяди Рона.
Дора хихикала вместе со всеми, но было видно, что она еще не полностью справилась с приступом ярости. Вероятно, поэтому она постепенно ушла вперед. Тут Бетси, вспомнив, что Дора пообещала поделиться с ней своими новыми заклинаниями, решила догнать ее. Таким образом, те немногие, от которых пока держали в тайне некоторые вещи, самоустранились. К сожалению, обсуждать пока было нечего, потому что свои последние видения с двумя домами Рики предпочитал сначала разобрать с Лео, и только потом – со всеми.
-До чего не хочу возвращаться в общую гостиную «Равенкло», - вздохнул Дик. – Наверняка Вик уже знает, что мы вляпались.
-И Тони тоже, - кивнул Ральф. – Интересно, какая зараза заметила этот свет в Хижине? Местные, из Хогсмида?
-Ученики, скорее всего, - решила Селена.
-Сомневаюсь, - мягко возразил им Лео.
Ребята невольно замедлили шаг. Этот тон философского превосходства а-ля «мне все понятно», конечно, раздражал, но и отмахиваться от него было бы глупо.
-Почему? – спросил Рики.
Лео повернул голову , чтобы видеть всех, кого собрался просвещать.
-Неужели мы допустили бы такую оплошность? Вспомните: окна той комнаты, где мы сидели со светом, не выходят на холм, откуда обычно смотрят Визжащую Хижину. Они с обратной стороны!
-Они вообще там, где никто не увидит, - согласился Эдгар. – И что?
-Может, опять авроры следят за кем-нибудь из нас? – предположил Ральф.
-Нелогично, - помотал головой Артур. – Они бы тогда или сразу явились, или вообще бы не высовывались.
-А откуда мог быть виден свет из окна… нет, подождите, окно заколочено, только через щели в ставнях могло что-то пробиваться. И то еще не стемнело! – суммировал Дик. Судя по выражению его лица, он мысленно чертил карту, представляя месторасположение всего, о чем говорит. Рики делал то же самое, так что теперь каждое слово равенкловца подтверждалось его представлением.
-Только из чащи Запретного леса, - сказал Лео.
-Туда авроры просто так не полезут! И даже Хагрид, впрочем, надо спросить его, - в раздумье заметил Артур.
-А если это не он, а тот, кого искали авроры, например… - и Дик замолчал. Очень медленно все как один повернулись к Рики.
-Того, кто искал тебя на маяке «МентеСана», так и не поймали? – уточнил Эди.
-Да откуда вы взяли, что он искал меня? – фыркнул Рики и по возможности быстрее распрощался.
В общежитии было полно народу. После Хогсмида ученики не спешили расходиться по спальням, с упоением хвастались, как провели день, и показывали покупки. Тиффани сказала, что Дора пока не возвращалась. Но вообще-то, вопреки ожиданиям, на них никто не обратил внимания.
-Жалко, что Снейп не отстанет, - не сомневался Рики. – Надо было все-таки мне пойти в штаб. Пора начинать перенос на фольгу.
Лео нахмурился и опустил глаза.
–Я уже слышал, - упредил его реплику Рики. – Все паранормальные явления вызывают у тебя сомнения.
Сам Рики недавно принял решение не задумываться, почему лично он полностью поверил, что происходящее с ним относится к таковым явлениям. Он отказался от логических обоснований после того, как в результате часового мыслительного напряжения у него заболела голова. Но его чертежная одержимость приводила в замешательство даже самых трудолюбивых среди друзей.
-Я даже за оценку столько работать не буду, - обозначил свое отношение Ральф Джордан.
Вот и сейчас Лео, уже знающий, что его мнение Рики вряд ли учтет, просто махнул рукой. А Рики стремился сообщить другу новую сегодняшнюю информацию, на что он и намекнул. Они с Лео нашли свободные стулья и перенесли их по возможности туда, где было меньше народу. Только потом Рики полюбопытствовал, почему бы не поговорить в комнате, где нежелательных ушей точно поменьше.
-Там Френк, - просто ответил Лео.
-Откуда ты знаешь? – удивился Рики. – Мы же туда не заходили. Может, он где-то тут как раз и притаился?
-Видишь вот ту первоклассницу? – указал друг.
Рики кивнул. Черноволосая, довольно высокая для своего возраста девочка ничем особенным не привлекала к себе внимания.
-Ее зовут Мирра Жанн, и она – двоюродная сестра Френка. Терпеть его не может, и поэтому, если бы он был тут, она точно пошла бы в свою спальню. Ну?
Описание зданий не показалось Лео знакомым, на что он почему-то надеялся.
-Я посещал многие колдовские дома, - объяснил он. – Совсем непохоже. Особенно тот, первый.
-Если я увижу любое из этих мест когда-нибудь, узнаю сразу, - не сомневался Рики.
-Ты считаешь, твой враг – хозяин первого дома? – спросил Лео. – Мало ли к кому люди не заглядывают.
-Нет, - Рики напряг память, стремясь найти подтверждение, похоже, ему удалось. - То, как он сидел… Он был у себя дома, или на работе, - осенило его. – Он сидел спиной к окну, лицом к двери, как расположится человек в собственном кабинете, к примеру. Если приходишь к кому-то, обычно садишься напротив, как та тетка.
-Ну, знаешь, ты сам сказал, что, находясь в чужом доме, он копался в шкафу с посудой, - напомнил Лео.
-Это другое, - упрямо настаивал Рики. – Там понятно было, что он опасается быть застуканным.
-Интересно, в какой части страны искать дом? – задумался Лео.
Профессор Снейп вызвал их только наутро.
-Вы, конечно, не могли обольщаться, - заговорил он, усадив учеников и проходя медленным шагом за их спинами, - что я останусь в неведении относительно зачинщика столь блестящих планов.
-Это я, сэр, - без ложной скромности объявил Рики. – Я просто хотел отпраздновать свое возвращение.
-Исчерпывающее объяснение, - сказал Снейп язвительно. – В замке у вас, помнится, есть штаб, кроме того, вы могли попросить любого преподавателя предоставить класс…
-Визжащая Хижина круче, - не удержалась Дора.
-Я не помню, чтобы спрашивал Вас, мисс Нотт, - отрезал Снейп. – В понедельник после уроков все вы поступаете в полное распоряжение профессора МакГонагол. Не стоит кукситься, Нотт, если бы это зависело только от меня, наказание не ограничилось бы одним вечером. Макарони, задержитесь.
Профессор не позволил Лео и Доре подождать его в классе, не поленившись выйти и попросить их оттуда. Рики решился заговорить первым, когда он вернулся в кабинет и закрыл дверь.
-Я прекрасно понимаю, сэр, что без меня Вам было гораздо спокойнее.
-Ученикам свойственно доставлять волнения своим наставникам, - неожиданно равнодушно заявил Снейп. – Ричард, я собирался поговорить с вами о другом.
Далее профессор удивил Рики еще больше. Он не стал расхаживать, а прошел к своему столу и сел напротив, не переставая сверлить мальчика почти доброжелательным взглядом. У Рики возникло желание встряхнуться.
-Я о том, что с Вами происходит, - с нажимом произнес завуч, - примерно с середины прошедшего лета.
-Не понимаю Вас, сэр, - Рики умудрился остаться внешне спокойным лишь потому, что волна паники, вызванная словами завуча, ударила внезапно. Тем лучше, потому что, ожидай он такого поворота событий, профессор заранее знал бы, что он нервничает. Сам профессор тоже, похоже, испытывал замешательство.
-Я не уверен, что смогу объяснить, поскольку не знаю, что именно должно с Вами происходить, - сказал он. – Например, не приходилось ли Вам разговаривать с кем-то непонятным?
-В смысле, с незнакомым? – решил прикидываться Рики, хотя и догадываясь, что надолго это не сработает. – Да, с кучей народу – в аэропорту…
-Перестаньте пороть чушь, - ровно попросил завуч. – Думаю, Вы лучше меня понимаете, что я подразумеваю под неопределенными контактами.
-Ну, я встречался с девушкой, - медленно начал Рики. Он заставил себя в упор уставиться на завуча, изображая смущенное удивление с примесью возмущения. Снейп помотал головой – очевидно, он не поверил.
-Ричард, я должен выразиться более ясно. Возможно, к вам стали приходить неизвестные ранее воспоминания в форме образов, или другие сигналы, цветовые вспышки, звуки…
«Так случалось и раньше», - подумал Рики, но в последний момент решился заявить вслух:
-Я не сумасшедший!
-Хватит валять дурака! – Снейп хлопнул ладонью по столу и устало откинулся назад. – Никто не считает Вас ненормальным. Моя обязанность – предупредить Вас, так как, возможно, Вам попытаются причинить вред.
-Почему именно мне? – разыграл полное непонимание Рики.
-Потому что Вы – крестник Гарри Поттера, - без промедления отчеканил Снейп.
Определенно, ответ был готов заранее, но такой наглой лжи Рики, тем не менее, не ожидал.
-У него есть, между прочим, родные дети, племянники и другие крестники, - указал он, кипя от негодования.
-Но только Вы живете среди магглов.
Они поглядели друг на друга. Рики почти физически ощутил, как завуч подавил тяжелый вздох.
-Вижу, мы сегодня ничего не добьемся, - сказал Снейп. – Ладно, Ричард, можете возвращаться к своим делам. Но Вы всегда можете меня найти, если Вам все-таки будет, о чем рассказать.
-Получается, Дамблдор и остальные – они что-то знают о твоих вестниках ниоткуда, - прокомментировал в штабе Лео по поводу приватной беседы с профессором Снейпом.
Рики оглянулся на портрет – сэр Финеан отсутствовал.
-Знают они очень плохо, - проворчал Рики. – И со мной своими знаниями делиться, как всегда, не собираются.
-Но может, стоит попробовать что-нибудь вытянуть из них? – задумался Лео.
-Я не собираюсь признаваться гриффиндорской мафии в том, что учусь формулировать фразы без различения полюсов и вижу говорящие кружки, - заявил Рики.
-А кто сказал, что вытягивать будешь именно ты? – вскинул брови Лео. – Что-то давно я не беседовал с Плаксой Миртл. Если подождать до пасхальных каникул, Дик посмотрит в архиве Министерства.
-Боюсь, я до самых экзаменов буду тиснить эту фольгу, ты посмотри только, - пожаловался Рики, кивая на разложенный перед ним тонкий лист. – Надо ведь каждую отметину вбивать, чтоб не стерлась! И это двадцатая часть одного пергамента, а их вон сколько, - он сделал попытку потрясти стопкой разровненных пергаментов, с трудом умещающейся в руке, такой она была толстой. – Ты скоро составишь алгоритм, как переколдовать внешнюю сферу, черт бы ее побрал?!
-Не нужно нервничать, наколдуем, если уж ты так настаиваешь, - сказал Лео. – Повезло, Финеан нам поверил, что мы делаем это из познавательного интереса.
-Лично я это делаю, чтоб поскорее отправить инопланетян домой, - проворчал Рики.
-Трудно поверить в такую версию, хотя другой у меня нет, - признался Лео.
Все воскресенье Рики провел над картами, пренебрегая уроками, за которые взялся только в гостиной после отбоя. И поэтому очередную сенсационную новость узнал только к третьему уроку в понедельник.
Конечно, он сразу заметил, что некоторые личности бурно обсуждают, что членов Клуба Единства поймали в нетрезвом виде и собираются исключать из школы. Френк Эйвери, усиленно рассказывающий об этом всем, кто соглашался предоставить в его распоряжение свободные уши, был немало раздосадован, когда обнаружил, с каким любопытством другие ученики воспринимают подобный опыт. Рики и Лео вынуждены были объяснять, что слухи сильно преувеличены.
-Может, не стоит все же народ разочаровывать? – сказал Рики после очередного честного признания, когда спина надутого шестикурсника уже прилично удалилась.
-Я не намерен добиваться такой скандальной популярности, - отрезал Лео, как образцовый лучший ученик. – И уверяю тебя, лучше не создавать себе образ, который потом не сможешь поддерживать.
-Не уверен, что Френк удачно выбрал амплуа моралиста, - вслух подумал Рики.
Если не считать того, что в конце своего урока профессор Снейп вызывал Френка в свой кабинет для замечания, заклинания и зельеварение прошли, как обычно. А всеобщее оживление и даже агрессивность на переменах Рики заметил только тогда, когда ему прямо рассказали, что, собственно, случилось.
Уход за магическими существами пока что проходил не в парах, поэтому слизеринцы и равенкловцы, прежде чем построиться, умудрились перемешаться в толпу. И эта толпа, хотя никто ничего конкретного не говорил, как-то уж слишком гудела.
-Что происходит? – спросил Рики у оказавшейся рядом Бетси.
-Сейчас появится новое интересное существо, - громко сообщил Генри; маловероятно, впрочем, что он услышал вопрос Рики. – Интересно, кого нам Хагрид в этот раз приготовил?
-По-моему, они примут сторону Виктора, хотя не ожидали такого. А ему все это не нравится, - прошептала Бетси.
-Не нравится что? – уточнил Рики.
-Макарони, ты что, с Луны упал? – фыркнула сзади Дора. – Чайнсби с Филипсом вчера поссорились.
В чем причина такого события, оказывается, точно знала одна лишь Каролина МакКинли. Рики отдавал ей должное: она ничего не сказала даже Мелани, несмотря на то, что та атаковала ее весь урок Хагрида, да и на других уроках, наверное, тоже.
Каролина полагала, что произошедшее – сущая ерунда, и скоро все утрясется.
-На твоем месте я объяснила бы Виктору, насколько общение с этим Филипсом до сих пор вредило его репутации, - вполголоса наставляла Мелани, пока Хагрид зачем-то ходил в лес. – Он такой вспыльчивый, совершенно несерьезный.
-Прекрати, - сказала Каролина. Рики скорее понял это по тому, как она сморщилась, чем услышал, потому что Мелани предупредительно оттащила ее в сторону от остальных. Но потом Каролина, похоже, от нажима завелась, потому что заговорила громче. – Я не собираюсь указывать Виктору, с кем ему общаться. Они в состоянии разобраться сами. Вик очень доверял Тони Филипсу, и ни во что я вмешиваться не буду.
Однако очевидно, что другие равенкловцы не собирались выдерживать нейтральную позицию. Одни выглядели возмущенно, другие казались раздосадованными. Судя по тому, что знал Рики, до сих пор команды Виктора и Тони всегда действовали единым фронтом.
-Это все потому, что ты приехал, - улыбнулась ему Бетси.
-Я же ничего не сделал, - развел руками Рики.
От размышлений и прислушивания к шипению Мелани его отвлекли восхищенные возгласы. Они стоили того, хотя Рики не сразу понял, в чем дело.
В «МентеСана» он привык любоваться единорогами хоть каждый день, когда угодно. Хрупкое великолепие этих существ завораживало его. Но в «Хогвартсе», как всегда, к этому начало примешиваться нечто странное.
Стоило мельком встретиться глазами, как в памяти вдруг начали всплывать, один за другим, все случаи его возможной гибели, прочно связанные с ощущением удара электрическим током. Изнутри поднималось гнетущее чувство тоски. Оно быстро слабело, но Рики поймал себя на том, что цепляется за него.
-Девочки, можете подойти ближе, - распорядился Хагрид. – Когда он успокоится, может быть, позволит себя погладить.
Если бы он не раздал кусочки сахара, объявив, что та, которой удастся приманить единорога, получит десять очков, любование белоснежным пугливым красавцем поглотило бы весь урок. Поскольку преподаватель не собирался и близко подпускать Рики к чудному созданию, он вместе с Дорой занялся наблюдением.
Виктор делал вид, что ничего не произошло, однако, если товарищи пытались совать нос в его конфликт, вместо ответа начинал давать указания несколько более раздраженным тоном, чем обычно. Он старался казаться невозмутимым, но при том все равно выглядел неприятно пораженным, и почти все время держал руки скрещенными на груди. Рики пришел к выводу, что Виктор Чайнсби, как это не странно, сейчас совершенно не стремится быть в центре внимания.
Таким вот образом субботнее происшествие в Визжащей Хижине не попало в центр внимания большей части четверокурсников. За все время, пока девочки плясали вокруг единорога, Рики ни разу не заметил, чтоб кто-нибудь из «Равенкло» обсуждал что-то, не касающееся Чайнсби и Филипса.
В итоге Тиффани произвела очередной фурор, добившись-таки благосклонности единорога, к недоумению многих и своему собственному удивлению. Дора слышала, как Мелани язвительно прокомментировала, что, должно быть, единороги очень уж наивные существа.
-Но я же вообще ничего не сделала! – вздыхала Тиффани по пути в школу. – Просто стояла, и не всегда даже на него смотрела! Наверное, я просто очень симпатичная, - кокетливо добавила она вполголоса.
Рики покосился на Дору, как-то она воспримет выпедреж Тиффани. Но похоже, они помирились, потому что Дора лишь захихикала вместе с Генри и Бобом. В некоторой степени, Рики считал это и своей заслугой.
-Все дело как раз в том, что ты к нему не лезла, - решился он пояснить. – Остальные просто мельтешили перед бедным животным. Кто специально прыгал, чтоб привлечь его внимание, кто не отставал от Чайнсби, кипя от любопытства. А у единорога, наверное, большая толпа незнакомых людей вызвала стресс. Например, кошки тоже такие, посторонних не вдруг подпустят. И вообще, животные сразу чувствуют, кто нервничает. Вот он к тебе и потянулся.
-Наша Тиффани всегда спокойна, как пень, - отметил любящий братец.
-Ко мне и кошки тоже охотно идут, - возгордилась Тиффани, пропустив поддевку Генри мимо ушей.
Даже если бы ребята и забыли, что их ждет взыскание у профессора МакГонагол, застывшая у дверей в Зал фигура завхоза не оставляла сомнений, ради кого мистер Филч там торчит. И профессор МакГонагол некоторое время назад покинула Зал – должно быть, уже ждала их в своем кабинете.
«На взыскание имеет смысл опаздывать, только если ты наказанный», - подумал Рики.
Но Филч проводил их в учительскую. И то, что они там застали, оказалось полной неожиданностью.
Эта комната, несмотря на старую мебель, всегда выглядела уютной и чистой. Теперь же казалось, что в ней пронесся смерч. С полок смело абсолютно все пергаменты; шкафы оказались открыты, их содержимое тоже находилось снаружи. Рики не сразу разглядел за всем этим профессора трансфигурации.
Старая ведьма все еще держала палочку в вытянутой руке; («Должно быть, только что перестала наводить этот разгром», - шепнула Дора). Несмотря не то, что старания утомили преподавательницу, она казалась довольной.
-Здесь уже давно пора убрать, - постановила она. – Накопилась куча ненужных, устаревших документов. А остальные не помешает рассортировать по новой, чтобы их можно было легко найти. Я составила список, по каким папкам вам предстоит разложить все пергаменты. Те, которые старые и порванные, сразу же выбрасывайте. Впрочем, если сомневаетесь, можете проконсультироваться со мной. Я зайду перед ужином, чтобы отпустить вас. И имейте в виду – если сегодня не управитесь, придется продлить наказание.
Объяснив Лео и Артуру, как отличать хозяйственные счета от учебных планов и личных дел учеников, она ушла.
-Это же просто адская работа, - заявил Ральф, оглядев завалы с высоты своего роста, прежде чем, как все, подтянуть стул к ближайшей стопке.
Рики очень быстро понял, что ничего полезного для себя он в этих бумажках не найдет, хотя вначале понадеялся на это. Даже личные дела учителей, которые, по идее, должны были бы находиться здесь, профессор МакГонагол благоразумно удержала при себе. «Неудивительно, - мысленно похвалил Рики, - если наш директор берет на работу всех, кому требуется «второй шанс»». Рики сосредоточился на собирании и укладывании в одну стопку разного рода объяснительных заявлений.
Очень скоро ребятам стало ясно, что их главной задачей является, по сути, отбор и удаление мелких записочек, давно утративших свое значение. Однако было похоже, что учителя на всякий случай совали их среди других бумаг, и только для того лишь, чтобы затем благополучно про них забыть. Некоторые из них казались забавными: «Мой чай не трогать! Скоро приду», по почерку легко узнавался Флитвик, или – «Уважаемые коллеги! Просьба проверять кресла. Там может оказаться жаба!», написанная рукой профессора МакГонагол, или – «Срочно повесить всех неуспевающих учеников», это постарался сам добренький директор. Большая часть таких записок, однако, не представляла никакого интереса: «Списки остающихся на Рождество предоставить до…» попадалась несколько раз. Как и предупреждала МакГонагол, все эти бумажки выглядели довольно потрепанными.
Через час скопилась приличная гора мусора. Поскольку она, в отличие от других стопок, была неупорядочена, то занимала много места. Стало очевидно, что скоро она просто начнет мешать.
-А что, если мы зажжем здесь камин и свалим все туда? – предложила Бетси.
-Все не надо, - поспешно уточнила Селена.
Ее щеку пересекал пыльный след от пальца; она совершенно правильно сделала, собрав свои длинные волосы в хвост. Рики с удивлением отметил, что друзья все немного испачкались, перебирая пергаменты, и задумался, когда это делалось в последний раз.
-Вообще-то нам не запретили колдовать, - сказал Дик. – Профессор МакГонагол даже палочки у нас не забирала.
-Да они бесполезны при такой работе, - проворчала Дора.
-Сначала стоило бы сжечь то, что и так в камине, - заявил Эдгар. – Глядите. Там полно всего!
Он наклонился, поворошив рукой действительно внушительную кучу бумаги, и вдруг замер.
-Эди, тебе рановато для подагры или как там это называется, - пошутил Артур.
Это заставило Эди выпрямиться. Он отвернулся от камина. И выражение его лица было очень серьезным – даже для него.
-Все-таки надо спросить разрешения, - упрямо заявил он. – Лучше сложить мусор пока поаккуратней.
-Да ты что! Лишняя работа, - ужаснулась Дора.
В середине спора пришла профессор МакГонагол, лично подожгла, не проверяя, все, что признали мусором, и, велев поторопиться с остальным, снова покинула наказанных.
Через час, убедившись, что все равно придется работать завтра, ребята сдались и отправились ужинать. После этого Рики планировал вернуться в общежитие и уделить хотя бы символическое внимание урокам, но в холле членов Клуба перехватил Эдгар. Он сказал, что хочет показать друзьям предполагаемый текст агитационного листка за трезвость, и это отбило у Доры всякую охоту интересоваться дальнейшей беседой. Его настойчивости подчинились с видимой неохотой, но праведника, как всегда, отсутствие энтузиазма не смутило.
Чтобы не подниматься высоко в штаб, решили быстро переговорить в туалете Плаксы Миртл. Компании невероятно повезло – она как раз летала где-то в другом месте.
-Побыстрее, пожалуйста, - попросил Рики. – У меня еще до трансфигурации руки не дошли.
Эди встал напротив товарищей, будто собрался выступать, сжимая в руке клочок пергамента – слегка обугленный, но совершенно новый.
-Я нашел это в учительской, - сказал он. – Почему-то не сгорело.
Прежде, чем предоставить написанное на всеобщее обозрение, он четко прочел:
«…Важная вещь, обнаруженная летом, отправляется в Отдел Тайн, потому что больше никаких сведений из нее извлечь не удается. Видимо, их там просто нет. Гарри, все указывает на то, что эта неизвестная сила свяжется с мальчишкой, если уже не связалась. Мы не знаем, на что они способны, и чего от них ждать. Необходимо убедить Ричарда, что они опасны…».
Равнодушие моментально превратилось в лихорадочное волнение, не оставляющее места для зевоты.
-Почерк дяди Рона, - не сомневался Артур.
-Я подумал, что даже Селене не стоит это показывать, - смущенно похвастался Эди.
-Правильно. Нотт, может, и не сделала бы из этого сенсацию, но лучше держать ее подальше, - одобрил Ральф. – И Спок тоже; с ее нервами не хватает только космических пришельцев при школе, - поспешно добавил он, видя, что Эдгару не очень приятно слышать такие характеристики.
-Получается, авроры и другие, - «гриффиндорскую мафию» Рики вовремя проглотил, - все-таки ничего не знают про моих вестников. Но зачем-то надо держать меня подальше от «них».
-Это логично, в Министерстве всегда предпочитают перестраховаться, - не удивился Дик.
Точно так же считала и леди Гермиона. Однако интуиция подсказывала Рики, что этим объяснением ограничиваться нельзя. И он с усиленным интересом ожидал первого в своей жизни урока по защите от темных искусств, который должен был провести адресат этого почти сгоревшего письма.
Вероятно, мучимый ностальгией по дому, дядя Гарри, то бишь профессор Поттер, вынес на урок уходральное заклинание.
Упражняться друг на друге Рики не хотелось совсем. У него довольно хорошо получилось с Лео, что поначалу очень смутило его. Смущение быстро прошло, когда друг потренировался на нем.
Дядя Гарри, надо признать, держался прекрасно и, казалось, абсолютно не выделял беспокойного крестника среди других учеников. Ему вообще не пришлось уделять Рики много внимания, потому что находились другие поводы для беспокойства. В частности, Дора, которая, войдя во вкус, успела сотворить с ушами Генри Флинта нечто невообразимое – они стали фиолетовыми, и Поттер даже предложил ему сходить в больничное крыло.
-Кем он нас считает? Стану Министром магии, первым делом распоряжусь насчет его ареста, - проворчал Френк, на ушах которого постаралась Тиффани.
-А еще всех нас заодно не помешает упрятать в Азкабан, если уж нам выпала честь любоваться на твои багровые уши, - неожиданно заявил Боб Бут.
Многие, включая Френка, удивленно покосились на Боба. Обычно он ни во что не вмешивался, и вообще держался по возможности незаметно.
-Ну, если ты, Френк, станешь Министром магии, я буду иметь в виду, что надо быстрее делать ноги, - ухмыльнулся Генри, поглаживая свои уши, постепенно бледнеющие.
Рики порадовался, что урок защиты был первым, и к обеду большинство из его класса уже могло показаться в Большом зале. Он ел и думал, что при таком поведении дяди Гарри, конечно, с ним будет несложно ужиться, пока он остается преподавателем, но, с другой стороны, и не спросишь ни о чем таком… Возможно, мистер Поттер уже и забыл про письмо от мистера Уизли. Значит, нужно было как-нибудь напомнить ему, или, наоборот, не стоит?
То, что гриффиндоры не были уверены в неблагонадежности вестников, порадовало Рики. Он осознал, что симпатизирует этой «неизвестной силе». Невзирая на то, что «они» не различают полюсов эмоций, он все же стремился к «ним», нежели от «них». И не только потому, что получал информацию, которой склонен был доверять. Конечно, «они» порядком загрузили его своим поручением, но ведь он сам согласился.
С другой стороны, желание держать его подальше, выраженное Рональдом Уизли, несомненно, не только лично от себя, скорее всего, подразумевало либо то, что «они» могут сообщить Рики нечто нежелательное для гриффиндорской мафии, либо дать ему значительную силу, любо то и другое. Конечно, здесь присутствовал также и нормальный страх перед неизвестным, но Рики не давала покоя та самая упомянутая «вещь, обнаруженная летом». Она должна была что-то объяснять. Но даже если, как надеялся Рики, Дик по архивным выпискам установит, что это такое, все равно в Отдел Тайн никого из них и уж тем более его самого не пустят.
В учительской не нашлось больше ничего, интересующего Рики. Возможно, оттого, что ребята на это рассчитывали, или же потому, что работы оставалось меньше, не прошло и часа, как аккуратные стопки разлетелись по полкам. Бетси даже налепила кое-куда таблички, причем две из них точно перепутала, а один раз чуть не уронила полку. Профессор МакГонагол была очень довольна и отпустила всех, больше ничего не придумывая, к великому разочарованию мистера Филча.
Планы на освободившееся время у Рики отличались нестандартностью и высокой ответственностью. Не представляя себе ничего другого, он отправился в штаб и до поздней ночи трудолюбиво переносил карты на фольгу.


Глава 20. Многоликая роль квиддича


-Я думаю, пора вмешаться, - потребовал Эдгар.
Он только что изложил свою точку зрения на развитие ссоры Филипса и Чайнсби. Его взгляд отличался принципиальной беспощадностью буквально ко всем. Хуффульпуффец честно признался, что вначале злорадствовал, потом обвинил товарищей, и не собирающихся отрицать это, в том же самом. Но теперь, по его мнению, следовало реально, не держась за свои интересы и старые счеты, взглянуть на происходящее в школе.
За прошедшую неделю Рики пришлось обратить пристальное внимание на то, что его параллель находится уже на четвертом курсе! Это имело то существенное значение, что одноклассники и большинство младшекурсников тем или иным образом оказались вовлечены в существующие объединения. Со стороны казалось, что разругались не Филипс с Чайнсби, а «Гриффиндор» с «Равенкло». Мелани выглядела довольной. С прошлого года Рики помнил, что она недолюбливала Тони. Самому Рики не нравились оба, но он представить их не мог по разные стороны баррикад. И уж совсем не ожидал того, чтоб таковые баррикады вообще появились.
-Они, по-видимому, тоже такого не планировали, - пожал плечами Дик. – Я видел лицо Вика, когда ребята ему предлагали плакаты по школе повесить. Как будто он управляет драконом, спрашивающим его совета, что именно следует поджечь сейчас, а что – потом.
-Так обычно и бывает, - важно кивнул Лео. – Я читал в одной книге рассуждения сыщика про лидерство. Если человек стремится быть главным, то в итоге оказывается, что он не столько командует, сколько вынужден оправдывать ожидания тех, кто стоит за ним.
-Министрам магии можно только посочувствовать, - сказал Дик.
-Ни Виктор, ни Тони сами уже не разберутся, - заявил Артур. – Амбиции не позволят.
-А из-за чего, собственно?.. – поинтересовался Эди.
-Черт их знает! Они давно бы помирились, но тут вмешались все, кому не лень, - сказал Ральф.
-Точно как в сериалах, которые смотрит моя бабуля, - вспомнилось Рики. – Ну, тележвачки, там на пустом месте такие страсти разгораются! И все как раз потому, что находится много желающих высказать свое мнение.
-Самое подходящее время для матча «Гриффиндор» - «Равенкло», - констатировал Дик.
Повисло хмурое молчание, Ральф отвернулся к окну. Рики вопросительно уставился на Дика, пожимающего плечами.
По причине полугодового отсутствия в «Хогвартсе» Рики, естественно, в команду «Слизерина» не попал, так что после возвращения квиддичные дела полностью выпали из его списка важности. Стоило заговорить об этом с Генри, как Френк принялся задаваться – он-то прочно укрепился в основном составе.
-Френк теперь охотник, - смущенно пояснил Генри.
-И прекрасно, а то вратарь из тебя, Эйвери, был своеобразный, - порадовался Рики.
Утром в субботу игроки, как водится, нервничали. Рики с удовлетворением отметил, что Дик спокойно жует, как всегда, погруженный в свои мысли.
-Перед первым матчем на него смотреть было вредно, - сказал Лео.
–Начинало тоже лихорадить, как от заразы, - подтвердила Дора.
-Но, на самом деле, Дейвис наводит ужас на всех охотников и некоторых вратарей, - шепнула Тиффани не без удовольствия. Погода стояла не лучшая для квиддича. Порывами налетал, то усиливался, то стихал, принося с собой сырость, ветер с озера. Неопределенная облачность одела пейзаж в тусклые краски.
Рики устроился на трибуне, плотнее кутаясь в мантию. Желание пропустить сегодняшний матч, чем он, в отличие от других, неоднократно грешил, Рики подавил, едва ступив на улицу. Он действительно хотел прийти сюда: и потому, что давно не видел игру, и потому, что хотел узнать, чем же Дик так ужасен.
Вот команды показались на поле. Интересно было взглянуть, кого взяли в состав сборных.
-Чайнсби оставили в охотниках? – уточнил он.
-Он в запасе, но Пинглтон из основного состава «Равенкло» повредила палец на тренировке позавчера, и ее убрали, - проинформировала Дора.
-А который из гриффиндорцев Фредди Гаткинс? – слова выскочили раньше, чем Рики задумался, а стоит ли их произносить. – Он же охотник?
-Бывший охотник, ему на сегодня дали другое место. Отбивающий справа, - сообщила Дора, внимательно изучая его реакцию. – Неужели непонятно, тот, который с битой, но не Ральф Джордан! Должна тебе сказать, Ричард, твое потрясение порядочно затянулось.
Рики рассеянно кивнул. Высокий светловолосый парень в алом, поигрывающий битой, показался ему похожим на вампира. Это его успокоило: вряд ли подобное сходство могло бы расположить Селену.
Дик корректно, без лишних замечаний, представил всех игроков. Капитаном гриффиндорцев оказалась девушка, которая, как позже выяснилось, была ловцом. Сборную «Равенкло» возглавлял мальчик, наверняка не старше третьего курса. Было забавно наблюдать, как они сблизились и пожали руки: его голова доходила ей аккуратно по плечо.
-Мадам Трюк сдает квофл с середины поля, - объявил Дик. – Стоун из «Равенкло» ловит его. Мяч у Стоуна… Пасует Чайнсби, тот атакует кольца, целится в крайнее левое… теперь в центральное, бросок! Защитник Огилви отсылает квофл охотнику своей команды…
-Видишь теперь! Не комментатор, а предсказатель! – в сердцах вымолвил Генри и запустил пальцы в пакетик с орешками в руке сестры; Тиффани от возмущения впала в ступор.
Когда охотник «Гриффиндора» пробился к воротам «Равенкло», он вынужден был трижды поменять стратегию броска, но все равно промазал.
-Дейвис всегда подсказывает вратарю, - решила дополнить Тиффани, радикально выяснившая отношения с братом посредством удара по лбу. – Из-за него на двух прошедших матчах забили всего три гола.
-А в этих голах вратари тоже обвинили комментатора, - сказал Лео.
-Своими мозгами думать надо, - проворчал Рики, впрочем, руководствуясь скорее желанием выгородить Дика чем справедливостью.
-…Нет, непохоже, чтобы Чайнсби собирался бить по воротам, - сообщил комментатор. – Ну конечно, он сейчас будет пасовать! При броске снизу шансов бывает больше…
Рассерженный, что было заметно даже издали, Виктор кинул квофл, но недостаточно сильно, так что мяч, не долетев, камнем пошел вниз. Почти у самой земли его подхватил другой охотник «Равенкло».
Матч продлился чуть больше двух часов. Рики довольно долго пытался понять, откуда Дик узнает, в какое именно кольцо целится охотник. Иногда ему тоже удавалось угадать. По мнению Рики, главной ошибкой охотников было то, что они зачем-то слушали комментатора, в то время как быстрая атака могла бы дать желанный гол. Они же медлили, задерживали у себя квофл, пытались поменять планы, благодаря чему становились прекрасной мишенью для бладжеров. Хуже всего – чем дальше, тем больше они заводились, зачем-то поворачиваясь к учительской трибуне, где находилась будка комментатора, наглым образом отвлекаясь от игры. Один гриффиндорец даже погрозил кулаком. Психовали также и многие на трибунах.
Кончился матч со счетом «150:0» в пользу «Равенкло».
-Ну и что это за квиддич?! – едва не плевался Генри.
-Тебе надо гордиться, - едко произнесла сестрица Флинт, - что в нашей школе на твоих глазах родилась новая разновидность этого благородного спорта. Усложненный вариант, между прочим, называется «обмани комментатора».
Утешив Генри таким образом, она начала собирать пустые пакетики вокруг себя и, кажется, совершенно забыла про матч.
Ее реакция была скорее нетипичной. Нельзя, конечно, утверждать, что вся школа пылко возненавидела комментатора, но недовольных было больше, чем равнодушных. Многие болельщики жаловались, что игра без голов теряет свою увлекательность. Но больше всех злились охотники, включая тех, которые не играли.
-Когда я был на поле, мне хотелось отобрать биту, подлететь и дать тебе по башке! – признался Эди, когда они толпой, включая кузин Артура и племянника Селены, возвращались с поля.
-Но ты же забил гол! – напомнил Дик.
-Один раз из шести возможных! – всерьез рассердился Эди.
Дик, испытывая дискомфорт от такого отношения, отнюдь не чувствовал себя неправым.
-Я же не могу прикидываться слепым! – возражал он на критику Артура и Эдгара. – Между прочим, я сам играл в квиддич! Три раза, причем дважды был охотником! Не стану же я притворяться, будто не понимаю, куда ветер дует!
-Что тебе помешало применить свой бесценный опыт на поле? – возмущался Артур.
-Лучше бы ты, в самом деле, играл, чем болтал, - поддержал его Ральф. – Хотя бы наши хоть что-нибудь забили, и проигрыш не был бы таким позорным.
-Вратарь сам должен уметь разглядеть все эти хитрости, - настаивал Дик.
-У тебя уже были проблемы, - не выдержал, похоже, Артур.
-Не смей так говорить! – возмутилась Джорджина.
Рики недоуменно поглядел на товарищей.
-У Эйвери предостаточно причин меня недолюбливать и кроме квиддича, - заявил Дик.
-Эйвери нашел хорошую причину для нагнетания обстановки, - признал Рики.
-Вообще-то, он устроил на меня засаду, - с неохотой доложил Дик.
-Что?! – вскинулся Рики.
-Мне рассказала Тиффани, - сказала Дора. – Генри с ней советовался.
-И была драка?
-Если бы! – разочарованно фыркнул Артур. – Эди без лишней дипломатии отправился прямо к Снейпу и пожаловался.
-Совершенно правильно сделал, - твердо заявила Селена.
-Это как поглядеть. Улаживать проблемы с вмешательством учителей, знаешь ли, не очень почетно, - возразил Артур. – Никто из моих родственников…
София гордо кивнула.
-Короче, Снейп использовал заклинание невидимости и пришел в названое место, - сказала Селена.
-Френк, Билл и еще пара товарищей потом две недели дежурили в больничном крыле, - закончил Лео.
-Но у «Гриффиндора» никогда, наверное, не было такого провала, как сегодня, - вздохнул Сирил и недоброжелательно покосился на комментатора.
-Наверное, хорошо, что матч уже кончился. Сегодня все-таки будет дождь, - примирительно произнесла Бетси, задрав голову, чтоб повнимательнее изучить небо. Джорджина в последний момент подхватила ее под руки, а то бы Бетси, запнувшись о вторую ступеньку, полетела бы вперед. Рики обернулся на шум перед самой дверью, и когда за спинами друзей его глазам предстало холодное озеро, вдруг вспомнил…
-Извините, я хочу прогуляться, - сказал он, и, развернувшись, быстро зашагал к озеру.
-Поосторожнее с теплыми чувствами! – крикнула вдогонку Дора. Но никто за ним не пошел.
Деревья вокруг мостика окрепли, и даже без листьев отлично маскировали. Рики подошел в воде, нагнулся… и получил фонтан из брызг в лицо.
-Вот тебе! – заявила русалочка. Только теперь она вполовину удлинилась. И зубки у нее выросли, как успел заметить Рики сквозь застилающие взор капли.
-Осторожнее, мне холодно, - фыркнул он, доставая из кармана платок. – Будешь так делать, я не смогу с тобой разговаривать!
-Какой важный! – плеснула хвостом малышка. – Всем нужен до ужаса. Хозяин твоего дома, - она указала на замок, - сказал мне, что здесь тебя подстерегала какая-то загрыбастя.
-Он сказал что? – в изумлении уточнил Рики.
-Ты должен уплыть далеко, потому что здесь расставлена сеть, так, по-моему, - повторила русалочка. – Он что, соврал?
-Ему лучше знать, - ответил Рики, посчитав, что недопустимо дискредитировать директорский авторитет в глазах ребенка. Как бы то ни было, именно Дамблдор позволил ему вообще здесь находиться. – А что еще?
-Он обещал убедить тебя возвращаться быстрее. Он тоже считает, что тебе нечего там делать. И как, хорошо далеко? – полюбопытствовала малышка.
-Я познакомился с одной старой русалкой. Его зовут Бубыль…
После примерно получасового монолога малышка перестала корчить недовольную рожицу.
-Под водой у него своя пещера, но он может плавать по всему океану. Подарил мне красивую штуку…
Рики хотел показать подарок на расстоянии, но русалка потребовала предъявить его лично в руки. Она долго рассматривала черный амулет и вернула с большой неохотой, когда Рики уже забеспокоился, получит ли его назад вообще.
-Он похож на морскую звезду, - сказал Рики.
-Как, они правда бывают?! – малышка была явно потрясена. – А я думала, это сказки.
-Кстати, - поинтересовался Рики после знакомства длиною в полтора года, - а как тебя зовут?
-Пибу, - ответила барышня. - А вон ее?
Если бы русалка не указала пальцем, Рики не услышал бы шагов.
-Здравствуй, - улыбнулась малышке Селена, ничуть не смущаясь, что ее не поймут. – Я вам не помешала?
Она остановилась, едва ступив на доски. Рики показалось, что она переоделась, но потом он понял, что Селена просто спрятала волосы под мантию, чтоб удобнее было набрасывать капюшон.
-Нет, ты не мешаешь, - ответил Рики. Селена сделала легкое движение бровями, показывая, что не понимает.
-Может, я так не думаю, - заявила малышка. – Она все равно не поделится со мной волосами.
-Я ей не нравлюсь? – спросила Селена, делая шаг назад.
-Нравишься, - возразил Рики. – В чем-то она тебе даже завидует.
-Теперь я не буду мешать! – заявила русалка и скрылась под водой.
Селена и Рики остались вдвоем, стоя на противоположных концах мостика. Между ними струилась волна ветра, хотя на себе Рики его не ощущал.
-Ты хочешь вернуться в школу прямо сейчас? – спросил Селена.
-Смотря чего хочешь ты, - пожал плечами Рики, поравнявшись с ней.
-Прогуляемся вдоль берега, - предложила она и взяла его под руку, точно как Дора. Раньше они так не поступали, но все было правильно. Через такие мелочи Рики замечал, что мир вокруг взрослеет.
-Я так и подумала, что вы встретились, - сказала Селена, - мы с Бетси сейчас стояли в холле…
-Между прочим, ты была права, когда беспокоилась о том, что именно ей сказал директор. Она считает, что здесь меня ждала засада или что-то вроде. В школе все кипит? – поспешно спросил он как можно более заинтересованным тоном.
-Как и следовало ожидать, - кивнула Селена. – Один из младших кузенов Артура с ним не разговаривает. Виктор Чайнсби на грани потери самообладания, даже победа «Равенкло» его не радует. Он уверен, что Дик так делает специально, назло ему.
-Тогда это имело бы смысл, - усмехнулся Рики.
-Ну как так можно?! - возмутилась Селена. - Хуже всего, что «Гриффиндор» и «Равенкло» не разговаривают.
-И это, по-твоему, хуже? Пусть лучше так, - решил себе Рики. – А что Тони?
-Не видно. Наверное, сидит в гостиной «Гриффиндора». Я тут подумала…
Селена замялась и вопросительно глянула на него. Он показал, что внимательно слушает.
-Квиддич так сильно влияет на отношения между колледжами, - сказала она.
-Когда я впервые с ним столкнулся, мне показалось, это такая ерунда, - честно признался Рики. – А потом понравилось играть и все такое.
-Помнишь, мы на третьем курсе сыграли с командой Эйвери? Он после этого успокоился.
-Потому, что мы так договорились, - напомнил Рики.
-Твоей идеей воспользовались. Пока тебя не было, тут состоялся дуэльный матч, - сказала Селена.
-А я ничего не знаю! Мило. Ну и как? – небрежно поинтересовался Рики.
-Не обижайся! Просто как раз мы отослали письмо, а потом столько произошло, наверное, все забыли. Два старшекурсника из «Слизерина» вспомнили про твое изобретение, такая была история, - покачала головой Селена. Рики показалось, она немного покраснела. – Парень по фамилии Боул в день Хогсмида пил пиво с компанией и под настроение шлепнул проходящую мимо одноклассницу…ну…
-Ясно, - Рики избавил ее от необходимости уточнять. – А дальше?
-Что тут поднялось! Ладно, скандал в «Трех метлах» состоялся грандиозный, туда даже профессора Снейпа вызвали – правда, уже после того, как все разошлись. Девушка оскорбилась ужасно, всю школу на уши поставила. Кто вопил о равноправии полов – тем парень отвечал, что пусть бы она его шлепнула, он не против…
Тут оба захихикали. Эта история все больше поднимала Рики настроение.
-…кто – об уважении к женщинам. Я такого вздора наслушалась! Дора Нотт тогда сказала, лучше бы уж сразу она съездила ему по морде, и все. Я не слышала, но все об этом узнали, потому что Дора заявила так той самой безвинно пострадавшей, не помню, как ее, причем в общей гостиной «Слизерина», когда она настраивала всех.
-Дора так может, - уважительно произнес Рики.
-Я с ней согласилась, хотя мы редко придерживаемся одного мнения, - сказала Селена.
- А парень что?
-Думаю, никак не ожидал такого и здорово перепугался. Извинился, конечно, но она все равно вызвала его на дуэль. Кстати, именно Снейп запретил им драться. Он настоял на квиддиче. Так и сказал: «В нашей школе основана прекрасная традиция, как раз для вашего случая».
-Нас-то он не особенно хвалил, - отметил Рики.
-Не придирайся к нему, бесполезно, - сказала Селена. – У него метод воспитания такой. Надо сказать, в команду к девушке толпы претендовали, отбоя не было. Генри Флинт позже сказал, что она безграмотно выбирала, потому что интересовалась скорее тем, кто с ней согласен, кто больше возмущался, как она. И вроде бы ее собственные игровые навыки не очень, она в запасе. Флинт пошел в команду к парню, и, между прочим, Ральф Джордан тоже.
-Ральф просто очень любит квиддич, - сказал Рики, интуитивно чувствуя, что в глубине души Селена не очень одобряет такой выбор.
-Не только, - поправила Селена. - В то время он как раз рассорился с Летти Перкинс. А она очень поддерживала эту… мисс Дафну, по-моему. Из-за Ральфа Лаура, сестра Эди, разозлилась на него, - сказала Селена, - обозвала аморальным типом…
-Кого, Эдгара?! – вскинулся Рики. – Ей бы только повод для придирок. До чего противная девчонка!
-Я тоже считаю, что Эдгар не должен обращать на нее внимания, - сказала Селена.
-Скорее бы она сдала ТРИТОН! И чем эта принципиальная история закончилась? – спросил Рики.
-Мальчики выиграли, и это было, разумеется, совершенно несправедливо, - Селена тряхнула головой. – А через месяц этот Боул начал встречаться с ее сестрой. На год младше, из «Равенкло».
-Идиллия, - нарочито-пафосно произнес Рики. Оба расхохотались.
-Я вот тут хотела сказать, - снова начала Селена.
«Как?! Разве еще не все?» - подумал Рики, но промолчал.
-Если квиддич способен создавать такое напряжение, то его можно использовать и наоборот?
-То есть, уменьшать с его помощью существующее напряжение?
-Да.
-Думаешь, если Тони и Виктору дать возможность полупить друг друга битами или квофлами, что гуманнее, они после этого пожмут руки и помирят свои колледжи? – Рики постарался поумерить скепсис в голосе.
-Стоит попробовать, - сказал Селена.
-Извини, Селена, но, говоря прямо, я не вижу, зачем бы мне это понадобилось. Они все равно соберут другое противостояние – со «Слизерином». Не упоминая того, что они не станут меня слушать.
-Ричард, мы обсуждали эту тему с Эди, - твердо произнесла Селена, - и мы считаем, что пусть лучше они дружат. Это отвечает целям Клуба.
-Да, «разделяй и властвуй» в качестве нашего клубного девиза не годится, - признал Рики.
-Я бы не подумала, что ты очень властный, - сказала Селена.
Порыв холодного ветра ударил ему в глаза. Рики опустил голову.
-Очевидно, все мы, включая меня, знаем меня с хорошей стороны, - сказал Рики.
-А ты ищешь плохую, – ровно сказала Селена.
Они остановились. Рики повернулся к хуффульпуффке, удерживающей у лица колыхающийся капюшон.
-Я почти вплотную подобрался к ней, - сказал он, - и как только увижу…
Перед глазами замаячили, застилая ее лицо с необычно глубокими, сверкающими из тени глазами, два дома.
Она убрала свою ладонь с его локтя и сжала его пальцы.
-Я сомневаюсь, чтоб существовала такая правда, которая могла бы оттолкнуть нас от тебя, - сказала Селена.
Секунду они так и стояли, глаза в глаза. Это чувство было потрясающе сильным и легким, уносящим ввысь.
-Учитывая, что наша дружба пережила испытание взысканиями у Филча, возможно, ты права, - пробормотал он.
Селена рассмеялась, а потом рассердилась, заявив, что как раз сейчас ему необходимо смотреть на вещи серьезно.
Они вернулись в замок, немного опоздав к обеду. Ничто не могло отвлечь Рики от еды, но напряжение было ощутимо. Доходили какие-то неприятные потасовки за гриффиндорским столом, самым дальним от слизеринского. Равенкловцы хранили тяжелое молчание. «Хорошо, что Френк считает, этого достаточно», - оценил Рики спокойствие ближайшего недруга.
После обеда Рики расположился в штабе. Тяжко вздохнув, он достал тот кусок фольги, над которым сейчас собрался продолжить работу. Невольно Рики сравнил, сколько ему еще предстоит: внизу ящика, аккуратно прикрытые пергаментом, купленным специально для этой цели в Хогсмиде, лежали, почти невесомые, два тончайших тисненых листа. А прислоненный к стене рулончик выглядел куда более толстым.
«Девяносто шесть, - подумал Рики. – Всего только девяносто шесть».
Лязгнул замок. Затем кто-то, убедившись, что открыто, толкнул дверь. На пороге возник Дик.
-Я как раз хочу заняться сферой для карты, - улыбнулся он, увидев Рики.
-Очень кстати, - сказал Рики и приложил линейку, вымеряя расстояние от уже намеченной «звезды» до новой..
-Что, мои комментарии так ужасны? – заговорил Дик после нескольких минут молчания.
-Я одного понять не могу, - нахмурился Рики, не отрываясь от линейки, - зачем ты им подсказываешь?
Дик хотел ответить сразу, потом задумался и сник.
-Я не собираюсь обвинять тебя, - посчитал нужным добавить Рики. – Мне вообще квиддич не очень важен.
-А те, кому важен, ненавидят меня, - закончил Дик.
-Не выдумывай. Из-за тебя, между прочим, Артур с братом поссорился, - напомнил Рики.
-Я понимаю, что надо меняться, но сомневаюсь, чтобы это помогло, - сказал Дик, - Все, что я ни делаю…
-…чаще всего отлично получается, - отрезал Рики.
-Это тоже не всем нравится, - сказал Дик.
-Но ты же сам собой бываешь доволен, - отметил Рики. – Лично я всегда знаю, когда у меня получается хорошо, а когда – не очень, - и он отстранился от стола, чтоб, набравшись духу, отодвинуть линейку в сторону ровно на миллиметр.
-Именно сейчас я чувствую, что создаю массу проблем, совершенно ненужных, и себе, и другим, - признался Дик. – Но я не хочу сдаваться! – вдруг выдохнул он.
-Поменять то, что тебя не устраивает – значит сдаться?
-Просто этого требуют, в том числе, и те, кому я поддаваться не хочу, - с несчастным видом произнес Дик. – Честно говоря, только ты меня не прессуешь.
-А чего ты на самом деле хочешь? – спросил Рики, наконец, ставя пометку.
-Дразнить некоторых игроков, и чтоб зрители не злились, - выдал Дик после короткой паузы.
-А что делали? Первое-то у тебя получается, и даже сверх!
-Зрителей можно воспитывать, - сообщил Дик через некоторое время. – Квиддич, по сути, не является высокоинтеллектуальным зрелищем.
После разговора с Селеной такой ответ вызвал вполне определенные ассоциации.
-То есть ты жаждешь воспитательной власти над толпой, - постановил он.
-Ну, не то, чтобы власти, - замялся Дик.
-Перестань. Амбиции должны быть, а ты их подавляешь. Так нельзя, - увещевательно произнес Рики, ставя новую точку.
-Я читал про Сам-Знешь-Кого и всяких темных магов, - сказал Дик.
-Это при чем? – несколько агрессивно поинтересовался Рики. Ему требовалось полностью сосредоточиться, а то, что собирался сказать друг, уже мешало.
-Некоторые из них, действительно, скрывали свои честолюбивые устремления, - сказал он.
-Поговорим об этом в другой раз, - прямо попросил Рики.
–Извини. Я до сих пор не могу отделаться от ощущения, что это плохо, а говорить о своих грандиозных планах, как о погоде, вслух – неприлично. Не хочу напоминать себе Вика.
-Необязательно трубить на каждом шагу, - сказал Рики и приставил линейку. Чуть левее…
-Я чувствовал бы себя намного лучше, если бы вступил в команду моего колледжа, но теперь поздно, - произнес Дик таким тоном, что стало понятно: «поздно» не относится к сроку приема.
-Ты намерен добиваться признания на колючем месте комментатора? – уточнил Рики. – Удачи.
-Я помню, что не могу быть хуже того, что было, - усмехнулся Дик.
-Но уверяю тебя, что Ники Боунс, высвечивающий гриффиндорскую команду всеми наивыгоднейшими красками, никогда не чувствовал угрызений совести, - напомнил ему Рики.
До вечера Дик исписал два пергамента сложными расчетами и спрятал в свой ящик. Рики перечертил два листа на девять карт. На ужин они попали с большим опозданием, столы уже опустели более чем наполовину. Впрочем, Рики, наконец, увидел Тони Филипса: вид у того был взъерошенный и определенно несчастный. Рядом сидела Летти Перкинс и заботливо подкладывала еду в его тарелку. «Не повезло Ральфу», - подумал Рики, глядя, как Летти сияет в роли утешительницы.
В гостиной Лео корпел над учебником по зельям и наступил Рики на больную мозоль, напомнив, что он ничего еще не сделал из трех рецептов, заданных до конца месяца. Уроки поглотили около часа.
-Снейп все повышает требования, - вздохнул Рики. – Он столько вам задал на Рождество!
-По-моему, вполне нормально, - возразил Лео.
Рики рассказал, как обеспокоены хуффульпуффцы состоянием дел между «Гриффиндором» и «Равенкло».
-Не могу полностью согласиться с Селеной, - сказал Лео. – Конечно, до этих двоих мне дела нет. Но я бы очень хотел снова поиграть в квиддич!
-Я тоже, - вздохнул Рики. – В «МентеСана» я каждую среду играл.
Сворачивая пергамент, Рики признал прошедший день богатым на впечатления и тяжелым. Самое время было отправиться на заслуженный отдых, однако, подойдя к спальне, они с Лео услышали определенно нервную беседу.
-Я лично не намерен спокойно терпеть, как этот дурацкий Клуб устанавливает повсюду свои правила. Даже в квиддиче, - доносился из-за двери в спальню возмущенный голос Френка Эйвери.
-Лучше не ищи проблем. С меня хватит, - раздраженно посоветовал Билли Кеттлборн.
-Добрый вечер, - вежливо поздоровался Лео, открывая дверь. Рики зашел следом и сразу отправился к своей кровати. Все, чего ему хотелось после формулы паучьего яда – поскорее лечь спать.
-Ну как, довольны? – ехидно поинтересовался Френк. – Дейвис ведь самый умный, да?
-Тебе не надоело? – бросил Рики через плечо.
Судя по скрипу и последующему звуку шагов, Френк спрыгнул с кровати и помчался за ними.
-Мне надоело, что ты постоянно тут!
-Я сожалею, но в «Хогвартсе» не предусмотрены отдельные спальни для чистокровных особ, - холодно ответил Рики, садясь на кровать и наклоняясь, чтоб снять ботинки. – Все претензии к Салазару Слизерину, это он не догадался, что такая важная птица, как ты, будет недовольна.
-Твоя наглость не знает границ! – вспылил Френк совсем рядом. Рики по-прежнему не удостаивал его взглядом.
-А что? Лучше жаловаться Слизерину, чем Снейпу, это безопаснее, - объяснил Рики.
Френк, похоже, временно онемел.
-Ты сам мог бы стать комментатором, никто тебе не мешал, - добавил Лео сквозь зевоту.
«И Мерлин свидетель, как бы это было замечательно», - подумал Рики, когда вспомнил расстроенное лицо Дика.
-Ах, так!
Рики заметил угрозу в голосе Френка, но не обращал внимания до тех пор, пока протестующие возгласы Лео и недавно пришедшего Генри Флинта не вывели его из полусна. И он поднял голову.
С победным блеском в глазах Френк сжимал в руке деревянную фигурку толстяка, которая привлекла внимание Рики в день возвращения. Рики не сразу вспомнил, что это, а потом вдруг сам словно одеревенел.
«Боггарт!». Он уже представлял удивление товарищей, когда в комнате появятся два Рики Макарони. В нем вспыхнуло отчаянно желание скрыть от Эйвери, чего он боится.
-Нет, Френк, ты спятил! Не надо! – бросился к нему Билл. Но кое-кто Билла опередил.
Распушив хвост и страшно зашипев, на Френка двинулась Моргана. Генри потирал руку чуть выше плеча; сквозь рубашку проступали пятна крови. «Должно быть, вырвалась от хозяина», - отметил Рики. Он не видел глаз кошки, но казалось, они сверкают и отражаются от всего, на что падает ее взгляд. В тот момент сверкала фигурка.
-Она всегда лезет поиграть с этим, ты же знаешь! – в гневе возопил Генри. – Придурок! Кис-кис, нельзя!
-Убери! Это же кошка! Она тебя вместе с боггартом порвет, - советовал Билл со своей кровати, на которую он запрыгнул, чтобы быть как можно дальше от Морганы. А Моргана на полу приготовилась к прыжку, жадно урча и не отводя глаз от деревянной фигурки.
-Не вздумай выпустить эту гадость на мою кошку! – шипел вместе с ней Генри. – Кис-кис, где Тиффани?
Моргана чуть повернулась в его сторону, чтоб фыркнуть нечто похожее на «отвали». Это позволило растерявшемуся Френку быстро сунуть в карман интересующий ее предмет.
Шок прошел. Рики выпрямился и выхватил свою волшебную палочку. Но ему и высунуться не дали.
Зарычав, Моргана начала обходить Френка по кругу.
-Эйвери, будешь дразнить мою кошку – я за себя не отвечаю, - предупредил, надвигаясь на него, Генри.
-А ты бы ее держал подальше. Спальня не для кошек, а для людей, - внятно проворчал Билл, после чего поспешно скрылся за пологом.
-Как ты вообще смеешь запугивать нас боггартом, Эйвери! – рявкнул с порога Боб. – Давно пора прекратить это, - продолжал он, приближаясь, пока не встал рядом с Генри.
-А тебе что надо? – разозлился на него Френк. Рики знал Боба тихоней и был не впервые приятно удивлен, что за то время, пока они не виделись, одноклассник сильно изменился.
-Сам отдашь ее Снейпу или с нашей помощью? – грозно вопросил Генри.
Моргана, разочаровано мявкнув, с гордо задранным хвостом запрыгнула на хозяйскую кровать.
-Я тоже так считаю, - присоединился Лео, жестом показывая Рики опустить палочку.
Рики долго не мог уснуть. «По сравнению с прошлым годом прогресс налицо, - думал он. - Тогда я даже не знал, чего боюсь. А теперь это не только боггарт! Еще и то, что об этом может узнать неподходящий человек». Никогда еще Рики так сильно не завидовал характеру Доры. Если бы ни единодушное решение обитателей спальни отдать брелок завучу, Рики всерьез озаботился бы тем, как бы его выкрасть у Френка.
За завтраком Дора, но особенно - Тиффани, а также Ариадна Блекуотер и другие девочки полностью поддержали требование Генри. Соответственно, вместо спокойного воскресного утра завучу «Слизерина» пришлось выслушивать четвертый курс.
Френк клятвенно обещал никогда не выпускать боггарта и уговаривал не забирать у него подарок далекого брата. Тиффани шипела на него еще хуже кошки, а подруги нападали на Френка, без стеснения перебивая ее, демонстрируя праведный гнев, что, без сомнения, доставляло им истинное удовольствие.
-Интересная восточная игрушка, - усмехнулся Снейп, - но если на Вас, Эйвери, кто-нибудь еще раз пожалуется, пеняйте на себя. А впрочем, для верности можно сделать вот что…
Френк не без сожаления позволил завучу обезвредить амулет – Снейп объяснил, что боггарт теперь надежно заперт. Рики это успокоило. Но в «Хогвартсе» хватало других поводов для волнения.
Во вторник совместные зелья «Гриффиндора» и «Равенкло» прошли чрезвычайно напряженно. Бетси с радостью подлила масла в огонь, рассчитавшись с Тони Филипсом за взорванный котел. Она заколдовала его весы так, как научила Дора, и они выстреливали теми ингредиентами, которые на них попадали. Снейп вычел двадцать очков у «Гриффиндора» и оставил Филипса убирать после урока. Гриффиндорцы восприняли это как диверсию со стороны «Равенкло», и началось…
-Виктор так стрелял глазами, что ясно – прибил бы ее раскаленным котлом, не будь она человеческим существом, - прокомментировал Дик.
-…а он – исключительно гуманным бякоклешнем, - добавил Рики.
Друзья прыснули со смеху, однако шуткой невозможно было улучшить состояние дел.
-Это был не урок, а пытка, - злился Ральф. – Снейп заставил меня работать в паре с МакКинли! Она же порошок от взвеси не отличит, неизвестно, кто хуже варит – она или Тони!
-Каролина МакКинли получила хороший повод вообще ничего не делать, благодаря Бетси Спок, - подтвердил Артур.
-С чего вдруг другие гриффиндорцы взяли, что она выполняет указание Виктора? – недоуменно пожала плечами Селена.
-Тони, конечно, знает, что она его не любит, и это ерунда, но он никогда, при мне, во всяком случае, не спорил со своими, - сказал Артур.
-Но я никак не ожидал, чтоб Снейп взялся так рьяно воплощать замысел Селены, - развел руками Эдгар.
-А он не догадывался, что Селена этого хочет, - указала Дора, - и, судя по тому, что я знаю, ничего он им не предлагал. Они сами вызвались.
-Как это? – полюбопытствовал Ральф.
-Ты вообще-то был там поблизости, а я нет, – ехидно заметила Дора. - Ну, когда Снейп вызвал их в кабинет после того, как они друг на друга наорали, он спросил их, нет ли более достойного способа выразить свое отношение друг к другу. Филипс вспомнил, как мы играли в квиддич на втором курсе, Чайнсби сказал, что никогда таким способом проблемы решать не пробовал. Снейп им настоятельно рекомендовал попробовать, но взыскания все-таки вкатил: неделю убирать в хранилище, - отрапортовала Дора.
-По-моему, Вик не в своей тарелке, - заметил Дик. – Они с Филипсом точно договорились насчет игры?
Этого Дора наверняка не знала. Но уже после обеда планы Виктора Чайнсби стали явны.
На пути в библиотеку Рики с Лео замедлили шаг, едва в поле зрения попало неожиданное зрелище. Непроизвольно Рики потянулся за палочкой, но затем понял, насколько это смешно.
Со спины он узнал Дика. Виктор что-то говорил ему, и выражение его лица, не утратившего привычной надменности, казалось взволнованным и серьезным. Дик медленно кивнул, после чего Чайнсби, обогнув его, прошествовал мимо Рики.
-Что ему нужно? – осведомился Рики.
Дик обернулся; он казался удивленным.
-Я только что узнал, что Виктор не договорился с Филипсом о дуэльном матче. Он хочет, чтобы это сделали мы.
Рики и Лео переглянулись. У Рики чесался язык спросить: «А конфетку за это дадут?».
-А шнурки ему не погладить? – возмутился он. – С какой стати нам вмешиваться?
-С такой, что нас он тоже пригласил, - улыбнулся Дик. – И более того, интересовался, не хочет ли банда Эйвери посостязаться, чтоб команд набралось ровно четыре. Каково?
-А ты что ему ответил?
-Что посоветуюсь с вами, - пожал плечами Дик. – Ему, похоже, неудобно беседовать с Тони один на один.
-Вообще-то им предстоит вместе наказание отбывать, - напомнил Лео, никогда не упускающий ни одной мелочи.
-Великолепно. Мы должны брать на себя роль посредников и организовывать все это! Наверное, еще и с директором договариваться. Кем он нас считает? – продолжал сердиться Рики.
-А вы все бездельничаете! – резануло уши завывание сверху.
Несколько проходящих мимо первоклассников шарахнулись в сторону. Рики с друзьями подняли головы, чтобы проследить, как Плакса Миртл спускается с потолка.
-Миртл, нельзя ли потише, - попросил Лео. – Невежливо так…
Конечно, если бы Лео секунду подумал, он бы припомнил, что этого говорить не стоило.
-А вежливо, - набросилось на него сердитое привидение, - что мне из-за вас и после смерти, - она всхлипнула и воздела кулаки, - нет покоя?! Между прочим, другие привидения на днях высказали мне такое! Вот ты, - бросилась она к Рики, - не видишь, какой бардак в школе? Сэр Николас говорит, что ему стыдно смотреть в глаза другим привидениям после того, что он слышит в гостиной «Гриффиндора».
-Ну, мы работаем над этим, - попробовал отвязаться Рики.
-Прекрасно, - с облегчением вздохнула, чуть подобрев, Миртл, - а то я уже разработала план, как стимулировать вас. Собиралась навещать вас почаще, раза три в день каждого, чтоб не забывали, хотя у меня есть и более важные дела. И что вы собираетесь делать? – грозно потребовала она.
Рики казалось, что она вот-вот вцепится ему в лацканы.
-Мы собираемся вызвать на дуэль всех, кто с нами не согласен, - робко произнес Дик.
-Правда? – просияла Миртл. Рики набрал побольше воздуха.
-Да, - подтвердил он, - только это будет квиддич, помнишь? Я сегодня приглашу Эйвери, а «Равенкло» уже согласны.
-Я расскажу об этом всем немедленно! – обрадовалась Миртл.
-Не стоит утруждаться. Можешь спокойно сидеть в трубе и думать о высоком, мы сами обо всем позаботимся, - попробовал отговорить ее Лео. Но, кажется, она уже не слушала.
Миртл восторженно взвизгнула и, вместо того чтоб чмокнуть Рики в щеку, как, вероятно, собиралась, от избытка чувств пролетела сквозь него и вынырнула в левом ухе. Ничуть этим не смутившись, она поспешила прочь, а троица проводила ее покорными взглядами.

Глава 21. Обилие предложений


или Как развеселить Дору Нотт
Рики сидел в общей гостиной своего колледжа и дожидался возращения Френка Эйвери, который шатался неизвестно где.
Переговоры с Филипсом взял на себя Артур Уизли. Ральф даже смотреть в сторону Тони отказывался, хотя возможность съездить по сопернику бладжером пришлась ему явно по душе. Гриффиндорцы заранее согласились, но, когда Дик пересказал угрозы Миртл, сделали вид, что пожалели об этом.
-Она всерьез думает, что может нами командовать? – рассердился Артур. – Я бы ей ни за что не поддался. Лучше идти к Дамблдору и жаловаться на ее приставания, чем попасть под каблук капризной девки!
Эдгара подобные соображения не смущали. Возможно, он еще помнил, каково это – отчитываться за Клуб, и по его лицу отчетливо было видно, что он скорее разделяет мнение Миртл, чем Артура. Артур это понял, но, поскольку Эди так сию мысль и не выразил, повода для ссоры при всем взаимном недовольстве так и не возникло. Рики усмехнулся, вспоминая, что года два назад они точно высказались бы относительно морального облика и прочих ценных качеств друг друга.
-Вот только жалко, что из «Хуффульпуффа» мало кто задействован, - сокрушался Эди. – Играть, наверное, буду только я.
«Мне бы твои проблемы, - подумал Рики. Он всегда считал, что в «Хуффульпуффе» учатся самые приличные люди, и неудивительно, что, при их честности и трудолюбии, одноклассников Эдгара не заинтересовала возможность отличиться в том мероприятии, которое все прочие вознамерились организовать. Но Эди все же решил взять на себя поиск недостающего игрока.
-Ричард Макарони?..
Рики повернул голову и вопросительно поднял брови: что могло понадобиться от него кузине Эйвери? Вероятно, она тоже была смущена необходимостью обратиться к незнакомому человеку, поскольку переминалась с ноги на ногу и поминутно опускала взор. Должно быть, она стояла возле кресла некоторое время, потому что Рики не слышал, как она подошла. В ее руке он заметил конверт.
-Профессор Поттер просил передать, - сказала она, протягивая письмо. Рики помедлил, но не представлял, как отказаться, и потому принял послание, пробормотав «большое спасибо». Первоклассницу как ветром сдуло.
Рики пожал плечами; от родственницы Френка он никак не ожидал подобной застенчивости. Он поглядел на конверт и, еще не осознав, что его так радует, заулыбался и едва не подпрыгнул. Почерк принадлежал Питу.
«Дорогой брат! С твоей стороны настоящее безобразие, что по возвращении в «Хогвартс» ты до сих пор не сообщил о себе, хотя прошло уже больше месяца! Ведь ты прекрасно знаешь, что у меня и родителей нет доступа к совиной почте до тех пор, пока ты не отправишь нам послание. По понятным причинам я хотел бы, чтобы ты держал меня в курсе…»
-Ты чего такой довольный, Макарони?
Рики поморщился и с неохотой оторвался от письма, дабы приветствовать того, кого он так долго дожидался.
Френк Эйвери подошел слева, держа руки в карманах. С ним вместе было человек пять-шесть.
-Мой старший брат вот прислал, - с неохотой пояснил Рики. – Ну, ты знаешь, каково это?
Френк важно кивнул.
-Ясно, ты нуждаешься в усиленном воспитании, - усмехнулся он. Соратники хохотнули.
«Ну, лично мне и просто так пишут, не надо по себе судить», - подумал Рики.
-Послушай, Эйвери, оставь свои дурацкие шутки. Я собираюсь серьезно с тобой поговорить, - сказал он, призывая все свое терпение, чтобы оставаться спокойным. – Насчет квиддича.
Френк переглянулся со всеми скептически настроенными товарищами.
-Если ты хочешь нас убедить, что Дейвис – прирожденный оратор, то…
-Нет, - отрезал Рики, желая поскорее закончить; он почувствовал себя виноватым, потому что Пит, действительно, имел право знать, как обстоят дела с вестниками ниоткуда. Но, увы, Френк явился некстати, и приходилось уделять ему время. – Наш Клуб, Виктор Чайнсби с равенкловцами и Тони Филипс с гриффиндорцами объявили дуэльные матчи между собой, как в позапрошлом году. То есть, вчера Чайнсби предложил нам, а потом попросил, чтобы мы пригласили и тебя тоже…
-Это, получается, вызов Чайнсби? – уточнил Френк, присаживаясь на столик напротив. Он насупился, но интерес у него явно появился.
-Ну. Вообще-то и наш тоже, – сказал Рики, помня, что нельзя допускать противоречий версии Миртл.
Френк нервно повел плечом.
-Во все-то ты лезешь, Макарони.
-Сам такой, - не остался в долгу Рики. – Так ты участвуешь?
-Ясное дело, да! – выпалил Френк. – Иначе как я это Снейпу объясню? Я не стану уклоняться!
-Снейп еще не знает! – вдруг осознал Рики.
-Он возражать не будет, - не усомнился Билл.
-А кто определяет очередность матчей? – высокомерно вскинув тяжелую голову, поинтересовался Френк.
«Не ты!» - Рики мысленно показал ему язык.
-Я думаю, в ближайшее время мы соберемся и решим, - ответил он мирно. – До сих пор, по крайней мере, директор предоставлял нам в этом полную свободу. Но может быть, мадам Трюк захочет, чтоб с ней согласовали.
-И вот еще что, - Френк уже спрыгнул со стола, собираясь уходить, но вдруг остановился. – Кто будет играть за твою банду?
-За Клуб Единства? Мы шестеро и, думаю, найти седьмого не проблема, - сказал Рики.
-Имей в виду, Флинта к себе не тащи, это нечестно! – потребовал Френк.
-Тогда и ты тоже ему не предлагай, - раздосадовался Рики.
-Идет. Но вот если Нотт будет играть за вас, я пас, - заявил Эйвери еще категоричней.
Первым побуждением Рики было заверить соперника, что подобное невозможно, поскольку Дора играет ужасно, и они постараются выбрать кого-то получше, «хотя такого, как Генри Флинт, навряд ли», о чем Рики начинал сожалеть все сильнее. Да и сама мисс Нотт, по мнению Рики, вряд ли захочет. Но тут он представил лицо Доры и прикусил язык. Одно дело – если она действительно сама откажется, и совсем другое – заранее исключить ее только лишь потому, что того требует такая важная персона, как Френк Эйвери!
-Ты что, испугался ее? – разыграл недоумение Рики и презрительно оглядел всю его толпу.
Но Эйвери проявил редкое упрямство и выдержку.
-Не твое дело, Макарони, - он смотрел в упор, скрестив руки на груди. – Но чтоб ее не было, ясно?
-Это ей решать, - холодно возразил Рики, потихоньку впадая в бешенство от того, что Френк командует.
-Отлично. Я сам ей объясню, - пообещал Эйвери и отправился с товарищами в противоположный угол гостиной.
В «Гриффиндоре», к счастью, все обстояло проще: Тони согласился сразу. Миртл ликовала.
Рики написал длинный ответ Питу, сообщив и про то, что уже переносит карты на фольгу, и про предполагаемую дуэль, и про комментарии Дика, нарушающие душевное равновесие половины школы, а главное, про своего боггарта. Он заверил брата, что дядюшка Гарри, ставший профессором, совсем ему не мешает, потому что они оба заняты своими делами. Лео подвязал письмо к лапке Весты, что гарантировало быструю доставку. Впрочем, сова Лео, как предполагал Рики, вряд ли принесет ему ответ, потому что Пит находился в колледже и не мог допустить, чтоб не владеющие магией увидели ее, а также потому, что обычно Веста вообще никому, кроме Лео, не позволяла себя трогать.
Самое время было пойти к Дамблдору с заявлением в письменном виде насчет матчей, и в устном – насчет совы, но Рики, согласно древнему правилу слизеринской солидарности, предпочел вначале поговорить с профессором Снейпом.
Он отправился в кабинет завуча один, после обеда. В подземельях было тихо, эхо далеко разносило его шаги. Рики поймал себя на том, что больше не считает подземелья неуютными и жуткими, как в первом классе. Впрочем, в «МентеСана» жизнерадостные ученики вряд ли бы к ним привыкли.
Снейп пригласил войти. Он был занят: записывал что-то в толстый журнал, сверяя нужные сведения на разных пергаментах, так что, оказавшись в кабинете, Рики сел, не ожидая разрешения, и изложил просьбу по возможности сжато.
-Я не возражаю, - ровно произнес профессор Снейп. – Меня радует, что нарушение дисциплины ограничится беспорядками на моем уроке во вторник. А как насчет Вас, Ричард? Вы не передумали?
-Насчет чего? – не понял Рики.
-Насчет того, не кажется ли Вам в последнее время что-нибудь необычное?
Профессор оторвался от журнала и в упор поглядел на воспитанника.
Рики почувствовал скорее раздражение, чем страх – для себя он еще с первого их разговора после возвращения решил, что не скажет. Казалось, Снейп давно должен это понять. Но вместо того он продолжает старую тактику, застает его, Рики, врасплох, когда он совсем не ждет этой темы!
-Нет, сэр, - твердо заявил Рики, сам отчетливо слыша фальшь в своем голосе. – И кстати, сэр, мне нужна сова, - попробовал он уйти от темы.
-Спроси у директора, - недовольно буркнул Снейп, махнул рукой и вновь углубился в свои бумажки, давая понять, что, раз Рики такой неблагодарный и не желает понимать своей же пользы, то разговор окончен.
Непонятно, зачем грозился Френк, но с Дорой Нотт он так и не поговорил. О его добром отношении она узнала от Артура и была сильно возмущена.
-Ты согласился на его условия? – потребовала она у Рики.
-Нет, конечно, - заверил он, радуясь, что так сделал.
-Но ты тоже надеешься, что я не стану препятствовать, - фыркнула она.
Ему стало неловко. Рики не знал, что сказать, и Дора это, очевидно, почувствовала.
-Не трудись объясняться, Уизли достаточно прямолинеен! – сказала она.
-Но если ты хочешь играть… - особый нажим Рики сделал на слове «хочешь». Дора раздраженно передернула плечами.
-Нет, не особенно. Квиддич – это не мое. Вот языком молоть у меня хорошо получается!
Она произнесла это так, словно повторяла сказанное кем-то. Рики догадывался, кем. Собственно, не стоило любимчику профессора МакГонагол говорить такие вещи Доре, но это соображение определенно запоздало.
-Не надо мне возражать, - тон Доры вдруг сделался мягким, почти бархатным; Рики знал, так она копирует манеру Снейпа, когда тот по каким-то причинам не хочет прямо объявлять свое недовольство.
-Я не собираюсь идти у него на поводу, - попытался оправдаться он.
-А я не собираюсь дать Эйвери повод смыться, - фыркнула Дора. – Играйте без меня, как, в общем, в любом случае получилось бы.
-Ты уверена, что все в порядке? – еще раз уточнил Рики, зная, что лучше бы он этого не спрашивал.
-Конечно, да! – заявила Дора и ушла, добавив, что найдет Френка и все ему выскажет.
Френка ей в ближайшие два часа повстречать не удалось, зато на ее пути из туалета, к своему несчастью, попался Билл Кеттлборн. О том, что именно ему следует передать Френку, было слышно на двух этажах.
Рики же хотел попросить Артура Уизли быть в подобных случаях повежливее, но встретиться вне уроков им удалось только через два дня и при обстоятельствах, не располагающих к увещевательной беседе.
Письмо из Пристанища в течение нескольких часов стало предметом живого обсуждения для всего «Гриффиндора».
-У дяди Рона сын родился, - потрясенно объявил Артур.
-Ну и что? У него же много детей? – не понял причину такого восторга Дик.
-Сына у него еще не было, - раздельно и с нажимом произнес Артур. – Каково бедняге будет ужиться с пятью девчонками? Мне теперь надо следить, чтоб совсем его не затюкали всякие Гермионы, - преисполнился сознанием глубокой ответственности Артур.
-Обязательно поздравь своих дядю и тетю от всех нас, - не забыл напомнить Эди.
В жизни Рики наладился определенный режим общения с таинственными вестниками. Теперь они связывались с ним примерно раз в три дня, обычно к вечеру. Если не знать, что «они» не различают полюсов, то по всему выходило, что «они» радуются. Вестники утверждали, что работа Рики продвигается очень быстро, что «они» давно не чувствовали таких изменений на пути к своей цели. Из этого мальчик понял, что, во-первых, при желании он тоже может отсылать им мысленные образы своих карт, и во-вторых, их мера времени очень отлична от его. Рики казалось, что карты создаются медленно, потому что мешают учеба, еда и дела Клуба.
Селена посоветовала ему чаще бывать на свежем воздухе, а ребята предлагали любую помощь, разумеется, кроме того, чтобы чертить! Никто не владел такими графическими навыками, да и особой любви к астрономии друзья Рики не питали. Так что приходилось ему подолгу просиживать в штабе одному, скрупулезно вымеряя фольгу линейкой, прежде чем отметить на ней одну точку за десять минут, если не больше.
Маленькая русалка, в сравнении с прошлым годом, приплывала реже. Она объяснила, что должна посещать какие-то собрания вместе с другими малышами; для себя Рики понял, что она теперь тоже учится в школе. Обычно малышка приплывала по вечерам, «сразу после того, как проснусь», - говорила она.
Как оказалось, она, подобно старому Барону, тоже чувствовала «круги, расходящиеся по воде во все стороны». Когда Рики признался, что это из-за него, малышка не особо удивилась.
-От тебя вообще одно беспокойство, - аттестовала она.
Рики задумался, насколько вероятно, чтоб ребенок сам выдал такую фразу. Впрочем, утверждать, что она повторяет за директором, он бы тоже не решился.
-Если это так, почему ты со мной водишься? – притворился сердитым Рики.
-Весело! Расскажи про далеко! – потребовала малышка.
После разговоров с ней Рики возвращался в замок, утомленный бесконечными «почему», и пребывая в твердом убеждении, что ему не скоро захочется заводить собственных детей. Уважения к терпению и чуткости профессоров, даже Снейпа, прибавлялось в нем до следующего урока.
Но один преподаватель после возвращения из «МентеСана» начал выводить его из себя сильнее, чем раньше. Он полностью соглашался с Джиовинезой: профессору Трелони следовало сначала наладить собственную жизнь – или хотя бы привести в порядок платье и прическу, - а уж потом учить других заглядывать в будущее. От ее индивидуальных астрономических гороскопов его клонило в сон. Естественно, скучно было только, пока он их делал, честно стараясь следовать инструкции, изложенной в учебнике, в то время как творческая натура Доры давно презрела подобный формализм и окунулась в дебри вольного фантазирования, чего она от души и другим советовала.
Впрочем, зачитывать все это вслух на уроках мало кому нравилось.
Как заметили все, профессор Трелони больше всего предпочитала, когда ученик бывал к себе «безжалостным и критичным», то есть обрушивал на себя максимум неприятностей в секунду в течение всей расписанной недели.
Но это не касалось, однако, Доры; профессор прорицаний слишком не любила ее, и потому старалась опротестовать буквально любое ее предсказание, не забывая напомнить, что вообще-то Дора совсем неспособна к благородному искусству.
-Не пожар меня ждет, а наводнение, понимаете ли! – разозлилась однажды Дора. – Можно подумать, если со мной это, в самом деле, произойдет, ее не коснется ни то, ни другое! Я, между прочим, в ближайшем месяце никуда не собираюсь выезжать из «Хогвартса»!
Зато изобилие несчастных случаев в жизни Бетси неизменно имело успех.
-Надо стойко переносить удары судьбы, милая, - вещала Трелони, перебирая четки. Рики не покидало ощущение, что она занимает пальцы, чтобы сдерживать себя, поскольку довольно потирать руки перед всем классом после объявления Бетси о появлении в школе голодных блошиных стай такое поведение вряд ли нашло бы сочувствие.
Мисс Спок покорно подпевала скорбным вздохам преподавателя, а за пределами класса радовалась, и постепенно Рики начал открывать, что она не такая простая, как кажется.
-Сюда никто из «Равенкло» с нашей параллели больше не ходит, и если я стану отличницей по прорицаниям, смогу морочить нашим головы, ха-ха, - заявила она однажды, улыбаясь ну совсем по-доброму. - Скажу Каролине, если она еще раз перебьет меня у Флитвика, что ее вскорости ждут прыщи, - поделилась Бетси. – Как?
Услышав это, недовольная «дрянным театром Трелони» Дора отчего-то смягчилась и предложила Бетси обращаться за идеями, если что.
Дора отговорила Рики идти к Дамблдору до урока Трелони.
-Она обязательно скажет, что заранее знала о твоих планах, и что скоро в «Хогвартсе» начнется повальный травматизм для всех, кто собирается играть в круглые мячи, или еще какую чушь, - аргументировала она. – Снейп-то ей точно ничего о твоих планах не говорил, а после директора все будут знать.
Рики подумал и согласился, что послушать о неудачах, ненадежных метлах и переменчивом ветре можно и в другой раз.
В душном, пропитанном восточными пряностями кабинете было, как всегда, по-своему уютно. Боб сказал, что без Трелони тут было бы даже мило. Рики, как всегда, делил столик с Селеной, Дорой и Бобом.
Профессор начала урок с проверки домашнего задания. Рики старался не вслушиваться в речь других учеников, перемежаемую комментариями профессора. Дома редко говорили о плохом, и интуитивно он чувствовал, что лучше оградить себя от такого потока негатива. Постепенно все голоса слились в глухое жужжание.
«Опасность». Знакомая горка выплыла из белого тумана. Тук-тук-тук, звук становился все четче, как будто цокали каблуки. И вот горку заслонила женская фигура. Рики мог бы описать платье, руки, открытые плечи. Женщина распахнула дверцу. Центр зрительного фокуса переместился сначала на ее запястье, а потом на кисть руки. Рики постарался запомнить все три кольца, украшающие пальцы, причем не покидало ощущение, что какое-то из них он уже видел: с маленьким синим камушком – на указательном, золотое обручальное – на безымянном, неожиданно громоздкое белое с вязью – на мизинце. Затем у него перехватило дыхание.
Из всего многообразия кубков и бокалов обладательница колец выбрала именно ту чашку, которая в Италии загнала его под воду. Прежде чем сомкнуть на ручке пальцы, женщина поколебалась, даже одернула руку, но затем все же взяла чашку.
Рики хотелось крикнуть ей, потребовать, чтобы поставила эту гадость на место, но внутренний голос говорил, что в этом нет необходимости, даже не учитывая, что ничего не выйдет. Где-то в душе угнездилось странное спокойствие.
Рики постарался не дергаться, вообще не шевелиться, чтоб не нарушить контакт. Рука дамы удерживала чашку на уровне груди, все еще оставаясь в поле зрения, хотя уже начинала расплываться – верный знак того, что картина скоро исчезнет.
«Среднее кольцо я уже видел, обручальное», - вспомнилось Рики. – «Ну конечно, это та же тетка, которая пила из этой чашки на вечеринке, которую я видел в Пристанище. Значит, она жива, слава тебе, Господи!».
Он попытался сосредоточиться, чтобы запомнить, не сможет ли он потом узнать ее руку, но только фарфор и камни на пальцах еще поблескивали из белого тумана.
«Опознавать людей по рукам – это у меня уже бзик», - философски рассудил он.
«Нет знаний, - немедленно последовал закономерный ответ. – Близко к тебе».
«Как? – удивился Рики. – Чашку могут привезти сюда?».
«Нет. Не надо движения. Другой рядом, ровно в твоей точке. Новый».
«Значит, это не тот, кто привозил ту штуку в Италию, - расшифровал Рики. – Этот другой связан с чашкой? Его тоже ищут?»
«Нет. Он как связь ты и опасность».
«Между мной и чашкой?»
-Мистер Макарони!!!
Истеричный и властный как никогда голос прорицательницы грубо вырвал его из диалога. Рики открыл глаза и почти с ненавистью уставился на нависшую над ним Трелони, чьи бусы едва не улеглись ему на голову.
-Вы что-то видели?! – потребовала она.
Не вполне пришедший в себя Рики, чтобы потянуть в ответом, обвел медленным взглядом всю комнату. Ученики изумленно глазели на преподавательницу. Никому еще не доводилось наблюдаться, чтобы она проявляла такую настойчивость.
-Где? – брякнул Рики в ответ первое, что пришло ему в голову.
Трелони вдруг энергично тряхнула его за плечи, чего Рики никак не ожидал. Глаза у нее при этом были совершенно дикие.
В ту секунду Рики открыл для себя, что психов, вообще-то, опасается.
-Мой мальчик, не притворяйтесь! – воззвала она тоном взбунтовавшейся совести. Вы ведь впали в транс, не так ли?! Вам явилось будущее, или… прошлое?
Последнее, определенно, пугало ее больше самого мрачного будущего: она резво отпрянула шага на три, схватилась за сердце, а другую руку возложила на хрустальный шар. «Чтоб зашвырнуть в меня при необходимости», - расшифровал Рики.
-Я просто заснул, - заявил он, - извините.
-И неудивительно, - проворчала Дора. Селена поглядела на нее, словно говоря «а может, не стоило?». Она не любила. Когда Дора провоцировала конфликт. Но профессор вовсе не собиралась делать Доре замечание.
-Если так, - оскорбилась она, - то самое время проверить, что Вы подготовили к сегодняшнему уроку.
Рики постарался вздохнуть как можно тише, пока разворачивал пергамент. На ближайший понедельник он запланировал занозить палец, и считал эту идею отличной, поскольку в классе больше никто еще до такой возможности не додумался. Но он предугадывал, что Трелони этого покажется мало. Судя по всему, она и мысли не допускала, что с ним может стрястись нечто фатальное. Но теперь, когда все пророчества касались текущих школьных будней, она с удвоенным жаром желала ему всевозможных бытовых неприятностей, и все ей было недостаточно.
-Опять Вы щадите себя. Я понимаю, в вашем возрасте восприятие мира такое хрупкое…
«Как твои очки», - подумал Рики и неторопливо притопнул под столом.
-…ну каким образом, я бы хотела знать, Вам удастся потерять только один учебник, сохранив все остальные?
И она поглядела на него так победоносно, словно только что поставила в тупик чрезвычайно хитроумным вопросом признанного интеллектуала с мировым именем.
-Запросто, - ответил Рики.
-Дорогой, - сердито дернулась профессор, - признайте, что уж Вы-то все это заслужили!
-А я – нет? – ехидно поинтересовалась Дора.
Трелони воззрилась на нее в немом ужасе.
-Кто Вам сказал, что Ричард что-то там заслужил? – вспылила Селена, и Рики прочитал по ее губам «опять этот Поттер!». Дора и Боб с удивлением повернулись к ней.
-Я… ничего такого в виду не имела, - пролепетала Трелони.
Коварный план оформился в сознании Рики за секунду, требуя немедленного воплощения. Дора послала ему откровенно кровожадный взгляд; Рики предполагал, что у него такой же.
-Вы знаете, профессор, я бы хотел все-таки дочитать, - он добросовестно уставился в пергамент, где, конечно, не было ничего из того, что он только что придумал. – Не хотелось бы никого пугать, но будущее – штука неумолимая, ведь так?
-Истинно так, - Трелони кивнула с каменным лицом и резким движением поправила шаль, сползающую с плеча.
-Вот по моим расчетам выходит, что в какую-нибудь следующую пятницу, - он сделал паузу, давая всем возможность осознать, что это будет ровно через неделю или несколько недель, - в первой половине дня мне предстоит убить, насколько я понимаю, лицо женского пола.
Он вновь поднял на профессора взгляд, изображающий святую простоту, боковым зрением отмечая ликующие лица Доры и Боба. А Трелони перестала демонстрировать невозмутимость, и теперь все ее чувства стали для Рики раскрытой книгой. В самые первые моменты на ее лице отразилась неожиданная смесь триумфа и облегчения: «ну вот, что я говорила!». Затем, осознав с помощью чувства самосохранения, что такое пророчество не совсем ей выгодно, профессор Сивилла Трелони стала жертвой панического ужаса.
-Вы… уверены? – спросила она севшим голосом по истечении целой минуты.
-Нет, - пожал плечами Рики и лениво пояснил. – Предполагается, что орудием убийства будет что-нибудь тяжелое, может, дажее кирпич, а я представления не имею, где в «Хогвартсе» его можно откопать.
-Как можно спрашивать такие вещи, профессор? – возмутилась Селена. – Никого он не убьет!
-Ох, не знаю, милочка! – и невероятно быстро пришедшая в себя прорицательница устремила на Селену столь двусмысленный задумчивый взор, что желание причинить ей физический вред, и в этом Рики мог бы поклясться, хоть на секунду, но возникло и у Селены.
-Как она посмела! – кипела хуффульпуффка, когда они толпой направлялись в Большой зал.
-Твое предсказание было классным, Ричард! – восторгалась Дора.
-Ничего подобного. Ужас! – заявила Селена.
После обеда Рики пригласил ее прогуляться вдоль берега. Он не сожалел о содеянном, но чувствовал, что, в самом деле, не хочет ее расстраивать. Иногда с Селеной, как и с Дан, бывало непросто, потому что у них обеих имелись принципы, значительно усложняющие жизнь. Но в противном случае он не верил бы им так безусловно.
-Очень некрасиво дразнить эту глупую зловредную старуху! – отрезала Селена, как только они вышли на крыльцо.
-Я не подумал об этом, - честно признался Рики. – Просто очень разозлился и… Понимаешь?
Селена хмуро кивнула.
-«Они» показывали мне кое-что важное, - решил объясниться Рики, - а Трелони оборвала контакт.
-Не лучше ли было подождать конца урока? А если бы она поняла? – заволновалась Селена. – У нее, говорят, действительно временами бывает этот… третий глаз!
-Ей два обычных толку не приносят, - проворчал Рики, но заметив, что Селена сжала губы, поспешил вернуться к сигналам. – Я не всегда выбираю время, и «они», по-моему, тоже, - сказал он. – Они показывают мне важные события в тот момент, когда они происходят. Я увидел женщину, за которую боялся, что чаша отравила ее.
Рики пересказал Селене оба сюжета: недавний и с вечеринкой. До сих пор такие подробности знал только Лео, не склонный впадать в эмоции. Селена была потрясена. Впрочем, Рики устраивало, что она начисто забыла про Трелони.
-Если кольцо то же самое, это еще не значит, что и женщина та же, - сказала она.
-Ты считаешь, похоронив одну жену, некий оригинальный господин уже через полтора месяца женился повторно, причем новой супруге презентовал то же кольцо? – скептически фыркнул Рики. – Так это называется «маньяк» по типу сказки про Синюю Бороду. И в таком случае ему даже черномагическая чашка не требуется.
-А тебе ее зачем показали? – поинтересовалась Селена, скрывая улыбку.
-«Они» утверждают, что в «Хогвартсе» возле меня находится человек, который делает эту чашку ближе ко мне, - ответил Рики.
-Профессор Поттер? – предположила Селена. – Но он был тут и в прошлом году.
-Тогда «их» здесь не было, - напомнил Рики. – Это я приблизился к кому-то, связанному с чашкой, когда вернулся в «Хогвартс». Это любой из учеников или учителей.
-Возможно, даже я, - в раздумье произнесла Селена.
-Я не намерен себя изолировать, - фыркнул Рики. – И я не боюсь. Вот только не могу разобраться, чего мне больше хочется: не попадаться чашке и тому человеку, который искал меня по ее поручению, никогда, или наоборот, самому найти их как можно скорее и разобраться.
-Возможно, тебе придется это сделать, - с сожалением предположила Селена. – Но лучше пока заниматься своими делами.
И она была ох как права! Идти к директору Рики предстояло с Тони Филипсом – так решили между собой Тони и Виктор.
Члены Клуба были несколько сбиты с толку, когда узнали, что совместный труд в период наказания привел к ожидаемому результату: Чайнсби и Филипс безоговорочно помирились. Казалось, теперь отпадала необходимость в дуэли, на которую все уже настроились. Однако Тони заверил Артура, что матчи пройдут по намеченному плану. «Гриффиндор» и «Равенкло» не собирались уступать друг другу.
-У Чайнсби такие дипломатические соображения, - покачал головой Дик, побеседовав с Виктором.
-Они просто хотят померяться силами, - высказал свое мнение Артур, - и кроме того, я так понимаю, еще цивильно поставить на место Эйвери.
Чтобы договориться, Рики вынужден был пригласить всех троих в штаб – больше никто не имел таких вольготных условий, а мерзнуть во внутреннем дворике у него не было никакого желания. На это собрание Рики не отказал себе в удовольствии пригласить также и Дору. Виктор пришел с Каролиной, которая вообще не сказала ни слова.
Френк, предполагавший, что все матчи пройдут по типу школьных соревнований, удивился и растерялся, когда выяснилось, что его магглорожденные соперники предпочли олимпийскую систему, согласно которой проигравшая команда выбывает из соревнования.
-Мадам Трюк сказала, что стадион почти всегда занят, - обосновал Виктор. – Для трех матчей она еще выкроит дни, а вот шесть вряд ли успеем.
-Сначала вытянем очередность, а потом – кому с кем играть, - предложил Рики.
Эйвери, вынужденный принять чуждые ему правила, наотрез отказался идти к Дамблдору. Он заявил, что и без того видит «этого магглофила гораздо чаще, чем хотелось бы».
-На редкость высоко себя ставит, - неодобрительно констатировал Виктор, когда Эйвери первым покинул собрание. Впрочем, без него стало намного проще.
-Вот мистер Поттер действительно заслуженный, но не задается, - назидательно произнес Филипс.
Рики постарался не улыбнуться. Тони Филипс с момента поступления в «Хогвартс» обожал героя волшебного мира.
-Нам очень повезло, что он стал профессором. Может, он останется насовсем?
-Не думаю, - покачал головой Рики.
Тони ушел с таким видом, будто предоставил Рики возможность исправиться, которой тот по недостатку ума не воспользовался. Профессор МакГонагол сказала, что профессор Дамблдор будет ждать их в субботу.
Разговор был, в общем, короткий. Глава «Хогвартса» поздравил их с Тони с приобретением навыков деловых переговоров, столь важных для всех воспитанных людей, пообещал договориться с мадам Трюк и завучами.
-Приятно видеть, насколько вы повзрослели, - сказал Дамблдор.
Все время, пока они были в кабинете, Филипс с интересом, а то и откровенно зачарованно, разглядывал все, что там было. Рики поймал себя на том, что ему это уже наскучило, поскольку с директором ему приходилось беседовать чаще, чем Тони. Он как будто досконально знал, где тут что лежит, хотя, вглядываясь пристальней, понимал, что это не так. В прошлый раз, когда их обоих наказали и привели сюда в Рождество ночью, у Филипса вряд ли возникло желание поглазеть по сторонам.
-По-моему, профессор Дамблдор никогда не перебирает свои вещи, - небрежно заметил Рики на эскалаторе.
-Ничего ты не понимаешь, - буркнул, снисходительно кося, Филипс. – Он – гений!
-Не спорю, - согласился Рики.
-На его месте любой другой бы нас давно отчислил, - со значением произнес Филипс.
-Ой, только не начинай песню Эйвери «Грязнокровкам здесь не место, с вашим-то манерами», - попросил, насупившись, Рики. – Между прочим, было время, когда я не возражал, чтоб меня отчислили.
-Ты точно не в себе, - припечатал Тони. – Для меня «Хогвартс» - это мечта. Я так рад, что оказался здесь.
Рики пришлось ухватиться за скользящую стену. Ему казалось, со стороны заметно, как он шатается. Он знал кого-то, кто тоже этому радовался. И ничем хорошим это не кончилось.
-…И я сделаю все, чтоб парни вроде меня могли назвать школу магии своим домом. Макарони?
Рики зажмурился и потряс головой. Ощущение погружения в чужие воспоминания, впрочем, прошло, как только Тони заговорил о себе.
-Тебя что, на эскалаторе укачивает? – чуть насмешливо удивился Тони. – Ты же нормально держишься на метле.
-Нет, я просто задумался, - ответил Рики.
Не откладывая в долгий ящик, жребий тянули в тот же день. Счастливая рука Селены вытащила очередность первенства. За команду Филипса тянула Летти Перкинс, определив гриффиндорцам играть со слизеринцами. Клубу, таким образом, предстояла встреча с «Равенкло» ровно через две недели.
Клуб начинало лихорадить. Стадион почти всегда был зарезервирован командами колледжей, в которых большинство членов Клуба не состояло. А полеты на метле вокруг замка все же нельзя было считать полноценной тренировкой.
Эдгар напомнил, что пора распределять места команде и выбирать седьмого игрока после того, как в один прекрасный день, несомненно подгадав, чтоб все присутствовали, не без помощи портрета сэра Финеана, в штаб заглянул Снейп и строго предупредил, что в случае хоть одной попытки тренироваться ночью он немедленно поставит их дежурить в больничное крыло до конца года. Его уход воодушевил как нельзя лучше!
Однажды в библиотеке, когда Рики с друзьями корпел над Призывным заклятьем, неподалеку появился Виктор Чайнсби. Он перебирал содержимое полок, и, наконец, вытащил одну книгу. Виктор уже собрался идти на свое место, но, немного подумав, повернул к ним.
-Я должен вам напомнить, что моя семья пригласила весь четвертый курс на пасхальные каникулы, - сказал он.
Рики, конечно, помнил, как Эльвира упоминала об этом. Но чтоб услышать собственными ушами?
-Зачем тебе это нужно? – спросил он.
-Ты же не думаешь, что нам будет удобно в твоем доме? – прямо заявил Дик.
Виктор заколебался; обычно Дик не решался говорить так прямо, и он поставил его в тупик.
-Я понимаю, если бы ты пригласил только своих друзей, - добавила Бетси.
«Наверное, неловко стоять под перекрестным огнем такого количества пристальных взглядов», - подумал Рики.
-Лично мне тоже было бы проще так, - признался Виктор. - Честно говоря, на этом настаивает моя мама, я только передаю ее просьбу. Вам решать, конечно.
-Ну, мы обдумаем, - сказал Рики, игнорируя скучающие физиономии Ральфа и Доры. Виктор чаще других недругов демонстрировал хорошие манеры, и слизеринец считал, что столь ценное свойство стоило поддерживать.
-Я заговорил об этом сейчас, потому что считаю, будет неудобно говорить это после того, как кто-то из нас выиграет, - предположил Виктор.
И он ушел.
-Вот интересно, что будет, если мы, в самом деле, почтим его своим визитом? – предположил Лео.
-Он решит, что от нас можно ожидать и такой наглости, - захихикала Дора.
Это было столь заразительно, а глядела она при этом столь двусмысленно, что через пару минут Эди попросил ее не сбивать людей с толку и пойти попробовать рассмешить Плаксу Миртл, если уж ей так хочется.
-Кстати, - посерьезнела Дора, сощуриваясь, как кошка, заметившая дичь, - а с каких пор и почему вы общаетесь с этой Плаксой Миртл?
Рики автоматически отвел взгляд, притворяясь, что иллюстрация помеховой порчи чрезвычайно его интересует. Он слышал, как вдруг заскрипело перо Артура, который до того меланхолично перелистывал учебник по уходу за магическими существами.
-А ты не знаешь? – простодушно изумилась Селена.
«Хуффульпуффская честность имеет и обратную сторону», - подумал Рики. Впрочем, Дора все равно разнюхала бы. Если уж ей захотелось. А Клуб не впервые скрыл от нее «малозначительный факт своей истории».
-Надо же, Плакса Миртл приглядывает за вами, - но поддержка со стороны школьных привидений подняла статус Клуба в ее глазах.
Если бы не жесткая необходимость посещать уроки, жизнь Рики целиком заполнили бы квиддичные переживания, почти как на втором курсе. «Каким наивным я был, думая, что повзрослел», - философски вздыхал он.
Проблема седьмого игрока повернулась неожиданной стороной, когда однажды на большой перемене к слизеринцам подошли Эдгар и Бетси.
-Мы тут подумали… - замялся Эди.
-Можно, я буду ловцом? – очаровательно хлопая глазами, спросила Бетси.
У итальянской бабушки Рики была манера хвататься за сердце всякий раз, когда ей сообщали что-нибудь волнительное. У Рики возникло сильное желание последовать этому примеру, а Бетси, непостижимо умудряясь совмещать наивность и заискивание в улыбке, преданно взирала на него. За этой сценой наблюдал весь класс.
-Обязательно берите, - авторитетно посоветовала Тиффани, окинув Бетси оценивающим взглядом с головы до пят. – У ловцов должна быть именно такая комплекция.
По лицу Френка легко читалось, что он хочет сказать многое, причем каждую секунду одна мысль сменяла другую, но он так и не раскрыл рта. Рики понимал его: желание поддразнить Бетси вместе с Клубом боролось в Эйвери с пониманием, насколько ему выгодно, чтоб они прогорели в этом соревновании.
-Мы подумаем, - спас положение невозмутимый Лео.
-А в чем, собственно, проблема? – спросила Дора уже в гостиной «Слизерина», с трудом делая паузу в истерическом хихиканье, от которого не могла избавиться с той поры, как Бетси исчезла из поля ее зрения.
-Рискованно. Ты не понимаешь, - покачал головой Генри Флинт, - Спок никогда не играла…
-Если бы только это, - вырвалось у Рики. Дора снова зашлась от беззвучного хохота.
-Перестань, - досадливо поморщившись, попросил ее Лео. – Между прочим, Беатрис Спок очень… э … милая девушка.
-Чрезвычайно, - с жаром согласилась Дора, вытирая глаза. – Вот только она растяпа!
-Квиддичу это не мешает, - успокоила Тиффани.
-Дождешься, что я тебе язык вырву, - погрозил ей брат.
Брат и сестра угрожающе повернулись друг к другу и насупились.
-Мы знаем, что вы любите друг друга, - Рики примирительно поднял ладони кверху.
-Что ты намерен ответить Спок? – спросила Дора.
-Я не один решаю, - сказал Рики.
-Я спрашиваю тебя!
-От ловца зависит многое, - задумчиво произнес Лео, давая Рики возможность сочинить ответ.
-А с другой стороны, - Рики вдруг вспомнил, какие соображения у него были, когда он впервые увидел квиддич, - сничт ведь можно или поймать, или не поймать.
-Абсолютно правильно, - кивнула Тиффани. У Доры прорвался новый приступ хохота.
-Я имею в виду, что я бы затруднился назвать особые навыки ловца. Ну, хорошее зрение… А в основном это ведь удача?
Рики вопросительно поглядел на Генри.
-Есть система захвата, - начал объяснять ему, как непутевому ребенку, Флинт. После двадцати минут подробной лекции Рики, во-первых, пожалел, что спросил, и, во-вторых, понял, что, в общем, прав.
-Но если вы все-таки решитесь отказать Бетси Спок, это надо делать очень тактично, чтоб ее не обидеть, - строго наказала Дора перед тем, как пожелать спокойной ночи. - Впрочем, если вы поладили с Плаксой Миртл…
«Миртл, хвала Всевышнему, никогда не набивалась в нашу квиддичную команду», - подумал он, не решаясь ничего ответить дориному глубокомысленному покачиванию головой.
Вопреки надеждам Рики, пожелание Бетси не встретило серьезного сопротивления среди его друзей.
Дик, смущенный пониманием того, насколько это нелепо, все же считал, что ответственная роль может пойти ей на пользу.
-Вы бы видели, как она воодушевлена, - сказал он. – Может, все-таки стоит поверить в нее?
-Поверь, она реальна, - фыркнул Артур, но больше ничего не возразил. Рики предполагал, что все его аргументы против кандидатуры Бетси накануне разбились о намерение Ральфа как можно сильнее досадить Тони Филипсу.
-Тони не выносит ее после той шутки с его весами, - усмехался Ральф, - как почти все наши одноклассники. При ней они разозлятся и не смогут играть!
Джордан поддерживал мисс Спок даже больше, чем Эдгар, который очевидно хотел проводить рядом с ней как можно больше времени. Рики раздражался еще и оттого, что ребята серьезно воспринимали новую фишку Бетси.
-Я видела сон, в котором бабочки летают вокруг меня и пытаются съесть мое печенье, - обосновала она. – Но я их всех отогнала! У них крылышки точь-в-точь как у снитча. И я поняла, это знак свыше. Я должна быть ловцом.
Острая на язык Дора, когда до нее дошла столь несомненная аргументация, почему-то промолчала.
-Может, в этом что-то есть? – сказал однажды Дик. – Вроде бы у нее неплохо обстоят дела по прорицаниям? Знаю, Ричард, я слышал, что ты думаешь о профессоре Трелони, но ведь это не значит, что Спок такая же?
А решимость Бетси на глазах набирала обороты.
-Когда мы сыграем, я, пожалуй, подойду к профессору Флитвику и мадам Трюк, - решила она. – Вдруг меня возьмут в команду колледжа?
-Не могу понять, чего ты так волнуешься? – спросил Лео, когда Рики однажды, как обычно, уединился в штабе и чертил карты.
-А я не могу понять, почему ты так спокоен, - парировал он. – Чуть выше, под Большой Медведицей…
Поглощенный измерением, Рики не видел друга, но, судя по звуку, он присел на стул напротив.
-Ты опасаешься, что Спок не поймает снитч?
-Намного хуже, если она упечатается в трибуну, - проворчал Рики.
-Ну, не преувеличивай, - в голосе Лео послышались нотки раздражения. – Чего ты хочешь от этого матча?
Рики наконец зафиксировал положение звезды и смог поднять на Лео удивленный взгляд.
-Ради какой цели мы в это впутались? Ты считаешь, мы обязательно должны выиграть? – пояснил Лео.
Рики как-то не задумывался; само собой подразумевалось, что они стремятся к победе. Он неопределенно пожал плечами.
-Насколько я понял, нам важно восстановить равновесие между колледжами, - продолжал Лео, разглядывая безупречно белый потолок. – Я лично жду, что квиддичное соревнование просто выпустит пар, тогда банды Эйвери и Филипса угомонятся на какое-то время. Какое значение для нас имеет, выиграем мы или нет?
-Победитель всегда получает авторитет, - сурово изрек сэр Финеан из портретной рамы. – Поверить не могу, что слышу подобное от тебя. Это не по-слизерински, молодой человек!
-Я знаю, сэр, - невозмутимо ответил Лео. – Не перебивайте меня, пожалуйста. Почему ты, Ричард, не согласился с Эйвери, когда он потребовал не допускать Нотт?
-Победа не стоит того, чтобы отталкивать хорошего друга, - подумав, высказал Рики. – Да о ней забудут все через неделю!
«Я рассуждаю, в точности, как Дан», - отметил он.
-Правильно, - кивнул Лео. – И все-таки мы хотим выиграть, так? – он продолжил, дождавшись подтверждающего кивка. – А от чего зависит победа? Я хорошо проанализировал это и могу тебе сказать, Рики, что наши соперники так же мало тренированы, как и мы. Вряд ли игра получится слаженной.
-Так что, какой смысл выбирать другого ловца, так, что ли? – в принципе, после всех аргументов Рики был согласен.
-Я не думаю, чтоб у нас был богатый выбор, - покачал головой Лео. – По крайней мере, Бетси Спок тоже хочет выиграть.
-И мы сделаем все, что от нас зависит! – улыбнулся Рики.
Кивнув, Лео поднялся и направился к двери. Рики тут же снова уставился в карту, в которой, к своей немалой досаде, обнаружил ошибку. Придется снова сверять по атласу!..
-Желаю хорошо потрудиться. Кстати, Артур Уизли выпросил у профессора МакГонагол стадион на завтра, - напоследок сообщил Лео, прежде чем закрыть за собой дверь.


Глава 22. Вопреки ожиданиям


Но до тренировки Рики пригласил к себе крестный отец, ныне профессор Поттер.
-Ричард, я не хочу читать тебе нотацию, - так многообещающе начал разговор дядя Гарри, кивком предложив крестнику садиться. Нервничал он теперь в присутствии Рики значительно меньше. Крестник приписывал это тому обстоятельству, что они постоянно виделись, так что стрессовый фактор, каковым он считал себя для Гарри, притупился.
-Вы не хотите, чтоб мы играли в квиддич? – «Опять из-за дурацких мер безопасности хочет посадить нас под замок», - предположил Рики. Беглый просмотр воспоминаний за последние дни показал, что больше он вроде бы ни в чем не отличился.
-Играй на здоровье! – махнул рукой дядя Гарри. – Ты понимаешь, что здесь я твой учитель, и стараюсь относиться к тебе так же, как к любому другому ученику.
«Большое спасибо, какой прогресс», - подумал Рики, смиренно кивая.
-Я, конечно, не всегда могу оставаться равнодушным, - серьезно продолжал крестный, - потому что, пока ты здесь, отвечаю перед твоими родителями.
«Истинно геройское самоотречение», - подумал Рики. Крестный волновался, но это волнение было намного меньше, чем раздражение. Рики ничего не понимал; он почти три минуты находился здесь, но до сих пор так и не узнал, что насторожило дядю Гарри. Но тот, наконец, решил, что предисловий достаточно.
-Дело в том, что одна из преподавательниц на тебя пожаловалась. Директор считает, что у него нет показаний вмешиваться, а твой завуч… не воспринял всерьез ее жалобу, но я, - Поттер помедлил, - хотел бы знать, зачем ты выдумал глупость насчет того, что собираешься убить профессора Трелони?
И Гарри Поттер устремил на Ричарда Макарони один из самых своих строгих взглядов.
-Я не говорил этого, - вскинулся Рики, - просто сказал «лицо женского пола», если Вам интересно…
-Но ты подразумевал, что это будет она, - констатировал крестный отец.
На это Рики решил ничего не отвечать, поскольку ни врать, ни тем более оправдываться ему не улыбалось.
-Зачем ты это сделал? – повторил крестный отец чуть более требовательно.
-Ну, по расчетам так выходит, - пробубнил Рики.
-Ты можешь предъявить мне эти расчеты? – с откровенным сарказмом полюбопытствовал Поттер.
Рики почувствовал себя в ловушке. С одной стороны, од подозревал, что Гарри Поттер блефует, ничего он сможет проверить по прорицаниям, потому что, по словам Артура, в свое время относился к этому предмету так же, как теперь – сам Рики. С другой стороны, с его связями, существовала вероятность, что он может привлечь для проверки действительно знающего мага. «Судя по тому, как дядюшка относится ко мне, он не поленится», - подумал Рики.
-Я избавлю тебя от такой необходимости, - великодушно согласился Гарри, правильно истолковав паузу.
-Профессор Трелони это заслужила, - заявил Рики. – Она замучила всех нас, и я решил ее немного попугать. Она сама виновата, дала мне понять, что я – самый страшный.
Поттер нахмурился.
-Она, конечно, очень своеобразно преподает, - произнес он небрежно. - Что именно она говорила о тебе? Должен же я знать, чем объяснить твой дикий поступок, – пояснил он.
-Ну, по непонятной причине профессор считает, что я неуязвим, - начал Рики, наблюдая за реакцией Поттера исподволь, но так, чтоб он это чувствовал, - в то время как другие ребята скончались уже раз пятьдесят.
-А ты нашел, на что обидеться, - съязвил Поттер, - но ты прав, это она любит.
-Но все равно ее глубоко оскорбляет, по-моему, что со мной происходит меньше неприятных происшествий, чем ей хотелось бы. На последнем уроке она вывела меня из себя заявлением, что уж я-то заслужил побольше проблем, чем все остальные, вместе взятые, - решил довести свою мысль до конца Рики. – Вы можете объяснить, почему она так сказала?
В душе Рики немного рассчитывал смутить крестного этим вопросом, но тот, очевидно, уже выработал иммунитет к подобным провокациям и ничуть не растерялся. Поттер сердито заявил, что понятия не имеет, о чем думает прорицательница, с видимым удовольствием напомнил, что советовал Рики не выбирать ее предмет, а потом попросил больше так не шутить и отпустил крестника. У Рики сложилось впечатление, что впервые Гарри Поттер в душе одобряет его.
Рики почти смирился с мыслью, что итог игры его команды в матче против «Равенкло» будет на большую половину зависеть от Бетси. Но Артур нашел самый дипломатичный способ поумерить пыл мисс Спок, так что даже Дора не нашла, к чему придраться. В том, что все это организовал именно Артур, Рики не сомневался, хотя гриффиндорец никак не проявил себя.
Просто однажды к Бетси подошли Джорджина и Билл Уизли и объявили ей, что тоже хотят быть ловцами. Естественно, у Бетси не было иного выхода, кроме как согласиться на отбор лучшего претендента. Смотр Рики не видел, потому что корпел в штабе над картами, но Дора Нотт расписала все так ярко, словно он сам там соприсутствовал.
-Билли Уизли гоняет на больших скоростях, но маневрировать еще не научился. Несколько раз снитч опережал, а потом он еще вырывался из кулака. Спок – вообще улет! Кричала мячу «Стоп, ты куда!». Она очень осторожна в полете, Дейвис заметил, что ей будет трудно, если на поле появятся еще другие игроки.
-Как она это пережила? – поинтересовался Рики.
-Нормально, - пожала плечами Дора. – Согласилась, что ей надо тренироваться, а сейчас уже некогда, выслушала все советы и пообещала, что придет болеть. Она сказала Селене Олливандер, что сегодня пойдет к Флитвику и добьется, чтобы ее приняли в команду колледжа.
-Значит, ловцом будет Джорджина? – уточнил Рики.
-Ну да. Один из младших кузенов уже обозвал ее предательницей «Гриффиндора», и получил, - Дора многозначительно умолкла.
-О Мерлин! – выдохнул Рики. – Неужели они теперь ссорятся!
-Это был всего лишь подзатыльник, - скупо изложила Дора. – Кузина Уизли сказала младшему, что, если они бы не состояли в родстве, он бы так не отделался.
Рики философски покачал головой, признавая, что братская любовь имеет и обратную сторону.
Ответ Пита пришел с Ракетой, которую Рики отправил сразу с небольшой запиской сразу после уточнения состава. Брат считал, что страху следует уделить самое пристальное внимание. «Вообще-то хорошо, что возникли такие обстоятельства, где ты мог наконец встретиться с ним нос к носу. У мамы тоже это недавно проявилось, папа даже настоял, чтобы она проконсультировалась у психолога. Когда мы приземлились в Хитроу, миссис Дуглас почувствовала себя неважно, перепад давление или что-то подобное, обычное дело в ее возрасте. Мама завелась, как будто ее током ударило, когда служащие в аэропорту предложили вызвать карету скорой помощи. Так отрезала: «Ненавижу врачей!». Уже в такси по пути домой миссис Дуглас с ней полностью согласилась, я так и думал, что она не захочет в госпиталь. С ней сейчас все в порядке, а вот насчет мамы не уверен. Мы с папой думаем, что она так и не отошла после смерти Арабеллы. Я не хотел уезжать из дома, потому что волнуюсь за нее, надо признать, мы правильно сделали, что не сказали родителям о твоих подозрительных контактах».
Рики почувствовал угрызения совести. Если бы не он, мама до сих пор спокойно жила бы в Италии. Впрочем, Пит считал, что такие вещи рано или поздно проявляются, и лучше с ними бороться, чем держать в себе. И потом, он, в самом деле, видел свое место в «Хогвартсе». Пит попросил отправить послание родителям, к чему Рики незамедлительно приступил. Новостей хватало – и про то, как хорошо ему было встретиться с друзьями, про предстоящий квиддич и приглашение Виктора, про уроки и улучшение отношений с дядей Гарри. Все это, по мнению Рики, должно было дать понять маме и папе, что он не зря вернулся в «Хогвартс», у него здесь дела идут прекрасно. А хорошие новости обычно так поднимают настроение, это он знал по опыту. Конечно, он не забыл упомянуть о том, как сильно по ним скучает, опять же для поднятия настроения.
Так получилось, что о гостях заговорили все. В начале недели «Пророк» опубликовал статью специального корреспондента Риты Вриттер о возобновлении необъяснимых световых сигналов, видимых разными лицами на территории Шотландии. Основной возможной причиной, согласно предположению автора статьи, была диверсия со стороны магглов, как-то прознавших о магическом сообществе. Вриттер требовала от отдела безопасности Министерства магии решительных шагов по урегулированию ситуации.
Ученики возбужденно обсуждали статью в общих гостиных, в уборных и за столом в Большом зале; за три дня там, где находился Рики, всегда находился кто-нибудь, заговаривающий на эту тему, так что Рики готов был уже заткнуть уши всякий раз, как кто-нибудь поблизости открывал рот.
Некоторые учителя вроде Поттера и Трелони тоже заволновались; впрочем, причины у них были, очевидно, другие. Поттер определенно считал мнение Вриттер вздором, но, скорее всего, опасался, как бы оно не разворошило некий неизвестный, но весьма интересующий его крестника муравейник. Трелони воспользовалась ажиотажем и скорбно предсказала третьему курсу, что «нас ждет непонимание и столкновение».
Ребята всерьез увлеклись обсуждением коварных планов магглов. Конечно, авторитет некоторых нечистокровных особ на фоне этого стал падать, чем не мог не воспользоваться Френк Эйвери. Некоторые младшекурсники неожиданно стали обращаться за разъяснениями в штаб Клуба; одной из первых была кузина Эйвери. Несмотря на то, что ему льстило и доверие, и внимание, Рики чувствовал себя неприятно беспомощным. С одной стороны, он владел информацией, позволяющий пресечь «обсасывание всякой ерунды», как называл это Ральф, переходящее едва ли не в массовую истерию. С другой, он прекрасно понимал, что уж кому-кому, а ему лучше помалкивать. Поэтому, договорившись, ребята обычно убеждали всех, что некоторые виды маггловской техники, вроде спутников, маяков и прочего, иногда светятся, но миру магии это ничем не угрожает.
Рики решился и в четверг после тренировки с участием одного только квофла, пока Джорджина гонялась за бабочками, описал всем своим друзьям два дома, показанных ему вестниками ниоткуда. Почти все, как следует подумав, объявили, что ни у кого среди знакомых колдунов похожих домов не имеется. И только Дик честно признался, что, возможно, и видел первый дом, но никогда не опознает, «тот это или другой точно такой же, потому что, судя по тому, что я читал в дедушкиной энциклопедии»…
-А нельзя покороче? – нахмурился Артур.
-Это был справочник типового строительства, - сказал Дик, недовольный тем, что его перебили. – В определенный период все учреждения государственного содержания, ну как детские сады, школы, больницы и дома престарелых, строились по одному образцу.
-То есть, тысячи таких коробок разбросаны по стране, - резюмировал Рики. – Спасибо, что предупредил, а можно ведь столько времени зря потратить. Как наши одноклассники, как у них еще языки не отсохли с выдумками Вриттер!
-Сенсации приходят и уходят, - сказал Эди, - скоро все забудется.
Так и происходило; однако процесс забывания учеников происходил взаимообратно с учителями. Было заметно, что для дяди Гарри, профессора Снейпа и остальных все очень серьезно.
-Они же не могли показать, что волнуются, пока все психовали, - доходчиво объяснил Лео.
Неоднократно на разных уроках Рики ловил на себе настороженные взгляды, расшифрованные им: «как же тебя расколоть, крепкий орешек?». Плюс к этому, таинственные гости преподнесли ему сюрприз. Он считал, что сигналы – неотъемлемая часть связи, и упомянул об этом во время сеанса, после того, как ему в очередной раз продемонстрировали субъекта с тонкими руками рядом с уже известной чашкой.
«Нет. Свет – это сила… нет знания, нет слова», - заявили вестники».
Мальчик был неприятно поражен, что вспышки, посеявшие в сердцах солидных магов вроде Поттера столько паники – это, оказывается, просто так. «Неужели инопланетяне тоже любят выпендриваться?» - рассердился он. Рики казалось, что высокоразвитая раса, залетевшая в космос так далеко от дома, что заблудилась, могла бы уж вырасти из этого.
-Печальны наши перспективы, - философски вздохнул Лео, когда Рики поделился своим возмущением.
Второй матч должен был состояться сразу поле пасхальных каникул, за неделю до следующего школьно матча между «Равенкло» и «Слизерином». Команде Клуба предстояло состязаться с равенкловцами в атмосфере сниженного внимания, что было вызвано не только завязшей в зубах статьей Риты Вриттер, но и необходимостью сделать выбор о проведении каникул, повисшей над четвертым курсом.
Рики точно знал, что можно на пальцах пересчитать людей, кто отправился бы домой. Абсолютно все получили красивые приглашения от миссис Чайнсби; но родителям многих учеников пришли открытки от Уизли.
-Ясно, я вернусь в Пристанище, - солидно кивал Артур. – Дядя Рон и тетя Луна собираются крестить малыша, соберется куча народу. Уверен, все приличные люди посетят нас, а не Чайнсби.
-Не знаю, приглашены ли мои родственники к тебе, но к Виктору я точно не поеду, - объявил Дик. – Мне его компании и в школе хватает, спасибо большое.
-Родители хотят видеть меня дома, - сказал Лео; он относился к тому редкой солидности типу, кто, заявив такое при одногодках, не рисковал вызвать насмешки.
-Ральф, так ты решил? Едешь со мной или нет? – как-то раздраженно спросил Артур.
Тут Рики обратил внимание, что хмурое выражение лица гриффиндорского наблюдателя не соответствует серьезности обсуждаемой темы.
-Не знаю, - проворчал он в ответ. – К Виктору Тони едет, и Летиция тоже…
-На кой черт тебе на них любоваться? – вспылил Артур. – Завязывай с этим, хватит!
-Пусть сам разбирается, - вмешался Эдгар, пресекая ссору.
За день до воздушного сражения с равенкловцами Рики посетил кабинет завуча, который любезно согласился в решающий день предоставить раздевалку «Слизерина» в распоряжение Клуба. Конечно, профессор Снейп воспользовался случаем и снова спрашивал, нет ли у Рики чего в рукаве, но мальчик не сказал ему ничего нового.
За завтраком Рики начало лихорадить. Он знал, что это пройдет, как только метла поднимет его над трибунами, и едва дождался, когда можно будет отправиться на стадион.
У ворот их ожидала Мелани Хатингтон. Определенно, для нее матч был знаменательным событием: она надела парадную бледно-сиреневую робу и завила волосы.
-Поскольку Дейвис будет играть, - произнесла она, как всегда, солидно, - то сегодня я возьму на себя функции комментатора. Мадам Трюк не возражает.
«А остановить тебя можно как-нибудь?» - подумал Рики, провожая глазами ее удаляющуюся спину.
Раздевалка его команде, на самом деле, особо не требовалась. Следуя сложившейся традиции, команда Клуба всегда играла в обычной форме черного цвета.
-На трибунах полшколы, - недовольно проворчала Джорджина, выглядывая на поле.
-И что? Волнуешься перед публикой? – участливо спросил Эди.
-Ничего не волнуюсь! Я думала, будет меньше, - пробубнила девочка.
-Из учителей только мадам Трюк, насколько я видел, - сказал ей Рики.
-Брось, ты же Уизли, - брат хлопнул ее по плечу.
-Тем более, Мел спустит всех собак на меня, - Дик криво улыбнулся.
Они построились. Равенкловцы напротив надели синюю форму своего колледжа. Рики убедился, что никто из них не играл в основном составе. Зато среди отобранных Виктором для сегодняшней игры находились три одноклассника: Каролина, Дон Ричмен и Джек Фишер. Сам Чайнсби умеренно волновался, отчего утратил свой привычный снобизм. Как капитан, Рики пожал ему руку, пока Мелани пофамильно представляла игроков.
Мадам Трюк дала свисток. Команды начали борьбу за квофл.
Рики играл на привычной позиции, отбивающим. Он еще в «МентеСана» почувствовал, что ему стало гораздо проще отсылать бладжер, и бита больше не казалась тяжелой. Сказывались на только еженедельные тренировки в итальянской школе, но и неизбежное при увеличении роста повышение веса. Поэтому маневрировать стало чуть сложнее, чем на втором курсе.
-Кажется, Дейвис собирается уронить квофл! – саркастически прогудел на весь стадион голос Мелани.
Эдгар уже сделал два гола почти подряд. Артур висел у колец, Джорджина парила высоко наверху, высматривая снитч. Каролина кружила поблизости от нее. Рики не мог понять, что за нелепая фантазия взбрела в голову Виктора – поставить ее ловцом. Он вовремя послал бладжер от Лео в сторону Виктора, прикидывая, что пора охранять приближающегося к воротам Дика, о котором Мелани ныне рассказывала, что на первом курсе на всех его пергаментах красовались кляксы.
Краем глаза он заметил, что Каролина резко тормозит метрах в десяти над ним и хватается за голову обеими руками. Мадам Трюк, похоже, тоже это заметила, потому что недовольно покачала головой.
Дик дал пас Лео, который бросил, почти не целясь, пока комментатор поочередно называла предполагаемую цель, каждое из трех колец отдельно. Мяч летел в центральное кольцо, и было ясно, что вратарь не успевает. Вдруг раздался свисток.
Рики в изумлении повернул голову, гадая, с чего бы Виктору просить тайм-аут: прошло не более четверти часа. Мадам Трюк вместе с ловцом соперников уже приземлились на поле, и зачем-то копались в ее прическе, шаря по всей голове.
Игроки постепенно тоже снижались. Артур уже шел по полю, быстрым шагом приближаясь к судье. Потом он замер, простояв неподвижно несколько секунд. После чего поднял голову и провел пот горлу ребром ладони.
-Ловец МакКинли получает 150 очков за поимку снитча! – огласил магически усиленный голос Мелани Хатингтон.
-Я согласен, что это случайность, - говорил Виктор пять минут спустя, - но это честная победа.
Он был слишком счастлив, чтобы бахвалиться. Рядом с ним Каролина вся извивалась от смущения.
-Даже классическая, в своем роде, - бодро пробубнил Дик.
Каролина все еще приглаживала растрепанные волосы, когда равенкловцы первыми покидали поле.
-Что ты имел в виду? – обратился Рики к Дику.
-Самый известный рекорд поимки снитча – три секунды, - проинформировал Дик. – Тогда он влетел ловцу в рукав, как теперь – Каролине в прическу.
-Такое бывает, - кивнул Эдгар, - при большой удаче.
Самоуспокоение не сработало. Компания еще в полной мере не осознала случившееся. Рики помотал головой.
-Как долго длился этот матч? – спросил он.
-Пятнадцать минут – и мы выбыли, - просветил Артур.
-Да брось, - возразила ему спустившаяся с трибун Дора. – Они ни одного мяча не забросили. «150:40» - это не «150:0»!
Но кто переживал больше всех, так это Джорджина.
-Я знала, что снитч обычно появляется не сразу, - говорила она. – Его же нигде не было!
-Ты тут совершенно ни при чем, - убеждала ее Селена.
-Я не привыкла проигрывать, - вскинулась представительница достойной династии.
Слово было произнесено – они проиграли. При возвращении в замок едва ли была сказана пара фраз. Рики старался переключиться на текущие дела: сегодня он собирался перенести на фольгу часть Млечного пути, и уроками бы заняться не помешало. Но упадническое настроение не проходило, хотя он и уговаривал себя, что ничего страшного не произошло, при сложившихся обстоятельствах никто о них ничего плохого не подумает и не скажет. И потом, в том, чтобы выбыть из соревнования, есть свои плюсы, не придется больше об этом беспокоиться. Да они с самого начала не хотели ввязываться и сделали это только ради Миртл. От таких мыслей стало еще тоскливее.
-Рики, - тихонько позвала его Селена, кивая в сторону озера, - по-моему, я видела там русалку.
Ему сейчас не хотелось беседовать даже с малышкой, но это была отличная возможность уйти от друзей. Рики замедлил шаг, словно раздумывая, идти дальше или свернуть к озеру, и Селена почему-то тоже задержалась.
-Где ты ее видела? – спросил он заторможенным, чужим голосом.
-Нигде, - сказала Селена.
Рики недовольно вскинулся. До него мгновенно дошло, что Селена просто хотела поговорить с ним наедине о чем-то жутко важном, и как бы хорошо он к ней не относился, момент казался ему неподходящим.
-Я вижу, не все были готовы к произошедшему… Ты не мог бы повлиять на Уизли, чтобы он не упрекал свою кузину? Они такие взрывные, а бедняжка и без того расстроилась.
На такую просьбу Рики почувствовал слишком много всего сразу, чтобы отреагировать. Желание объяснить, раздражение, уныние и уважение к Селене так сильно тянули в разные стороны, что он не мог выбрать между этими побуждениями, и оттого впал в ступор.
-Я понимаю, ты тоже, - Селена коснулась его локтя.
-Не понимаешь! – отрезал Рики, не в силах сдержать раздражение, в какой-то момент перевесившее все остальное.
-Ты прав, - поджимая губы почти как сердитая МакГонагол, согласилась Селена. – Квиддич меня никогда особенно не интересовал. Я не считаю правильным, чтобы игра делала людям больно!
Несколько секунд Рики переваривал услышанное.
-Вчера я сразу согласился бы с тобой, - кивнул он, приблизившись, чтобы взять ее под руку. Селена встала справа, и они пошли вдоль берега, достаточно далеко, чтоб до них не долетали брызги. – Возможно, мне даже полезно почувствовать горечь поражения, именно потому, что я к этому не привык. Гриффиндорская мафия не зря считает меня слишком…
-…самоуверенным, - закончила Селена, - и неуязвимым, как постоянно дает понять нам профессор Трелони.
-Дойдем до мостика, поглядим, может, она там? – предложил Рики.
-Давай, - согласился Селена. – Я не ожидала, что ты примешь этот матч так близко к сердцу.
-А ты не заметила, что не я один, - не удержался от колкости Рики, - при твоей-то чуткости?
-Это пустяки, - заявила Селена. – Некоторые, более чем вероятно, сегодня же получат компенсацию. Мне, конечно, не очень нравятся такие странные отношения, хотя это его личное дело.
-Ты о ком?
-О Ральфе Джордане. Сейчас Летти Перкинс непременно начнет его жалеть.
Похожий тон Рики слышал от нее однажды: когда дед прислал ей вопиллер. Это был сложный коктейль из хорошего отношения, неодобрения и сдержанного воспитанием возмущения. Повернув к ней голову, Рики заметил, что выражение ее лица в точности такое же.
-Никак не пойму эту девицу, - сказал Рики.
-А я поняла, - вздохнула Селена. – Ей жутко нравится быть нужной. Если человек несчастен, она сразу оказывается рядом. Конечно, это хорошо, но как-то неправильно.
У Рики не было желания ценить благородные чувства. Настроение все еще оставалось препаршивое, цинизм так и рвался наружу.
-Ну, даже очень большое сердце весь мир не вместит. Я так понимаю, она утешает все-таки либо Ральфа, либо Тони, - холодно уточнил Рики.
-Ну и что? – Селена протестующее дернулась и отстранилась. – Просто больше никто не переживает так из-за школьных дел.
-Конечно, - покладисто согласился Рики, - может быть, дело в этом. Но я тут подумал. Тони и Ральф - самые видные ребята на параллели в «Гриффиндоре». Есть еще Артур, но у него для душевного общения есть куча родственников под рукой, с которым лучше не связываться, и потом, он ведь Летти терпит, но с трудом.
-Для таких заявлений нужны доказательства, - отрезала Селена. – Я никогда не замечала, чтобы Летиция стремилась таким способом добиться популярности!
-Извини, я не хотел выражаться так резко, - произнес Рики. Теперь, когда он выпустил пар, он отчетливо ощутил, что его разговор с Селеной на грани ссоры. – Просто я считаю, что Летиция создает неприятную двусмысленную ситуацию.
-И ты согласен с Артуром Уизли, что лучше бы это прекратилось, - завершила Селена. – Я тоже так считаю, но мы не можем влезать. Это личное дело Ральфа.
-Мне весь мир все еще кажется мрачным, - сказал Рики.
Это состояние продлилось ровно до окончания второго завтрака следующего дня. Селена напрасно полагала, что квиддичные страсти закончились.
Артур собрал всех в штабе, объявив, что Макс, сын дяди Фреда, рассказал ему такое! Сам он при том кипел, так что Рики, планирующий посвятить остаток дня картам, не решился возразить.
-Ни у кого из вас вчера не возникло никаких сомнений? – изрек он обвиняющее, когда ребята расселись.
Двоюродный братец поведал следующее. Накануне матча он, как нормальный человек, стоял возле крыльца, грыз «Берти Ботс» в ожидании приятеля, чтобы вместе пойти на стадион, полюбоваться, с каким размахом чудят четверокурсники. И тут у него в траву упала конфетка, долгожданная клубничная, которую он только лизнуть успел. Не в силах пассивно переживать несправедливость судьбы, наплевавший на гигиену ребенок опустился на колени в тени крыльца как раз в тот момент, когда из Главных дверей вышли, судя по описанию, Каролина МакКинли и Мелани Хатингтон. Как уверял кузен, Каролина дергалась и держалась за голову.
-Если мне ветер все растреплет не вовремя? – спросила Каролина.
-Не беспокойся, я его заморозила, трепыхаться не будет, - уверила ее Мел.
-А ты уверена, что я не получу травму головы на этой игре? – не перестала волноваться Каролина, и это последнее, что слышал Макс.
-Тогда я задумался, - продолжал Артур уже от себя, пока остальные переваривали услышанное. – Помните, каким образом МакКинли вчера уложила волосы? Мог туда в принципе влететь снитч?
Рики напряг память, но ничего определенного ответить Артуру не мог по той простой причине, что прическа Каролины была последним делом, интересовавшим его накануне игры. При том он считал, что лучше него в женских прическах никто не разберется, потому что однажды ему приходилось держать шиньон, и он даже мог объяснить, чем это отличается от парика.
В качестве эксперта первой была призвана Дора Нотт, возмущенно заявившая, что такой ерундой не интересуется в принципе, и если она идет на квиддич, то смотрит квиддич, а не гольфы с помпончиками. Общение с ней затянулось, потому что она потребовала объяснить, чего ради ее расспрашивают.
Спросили Селену. Та, хорошо подумав, сказала, что начес Каролины был гладким и не очень пышным. Она сомневалась, чтобы снитчу вздумалось зацепиться за такой волос, вместо того, чтоб отлететь в сторону.
Наконец, пригласили Бетси. Она совершенно не обратила внимания на внешний вид Каролины, зато вспомнила, что вчера вечером они с Мел некоторое время сидели вместе в гостиной и тихо разговаривали.
-Если они сжульничали, то это дело рук Хатингтон, - не сомневалась Дора.
-Считаете, Виктор знал об этом? – спросил Дик.
-Да какая разница?! – вспылил Артур.
-На самом деле, большая, - сказал Эдгар.
-Молодые люди!
Глас со стены внес еще больший хаос. Рики только сейчас заметил сэра Финеана в портретной раме. Рики не мог бы сказать, как давно там находится бывший директор.
-Я вынужден обратить ваше внимание на некоторые вещи, - строго, словно призывая к порядку, начал вещать сэр Финеан. – Прежде всего, если младший мистер Уизли дословно воспроизвел беседу двух юных леди, из нее вовсе необязательно следует, что они заранее спрятали снитч в волосы ловца, как вы предполагаете. Возможно, одна из них просто сделала прическу другой; именно об этом они могли говорить и вечером, как, впрочем, о чем угодно. Даже если допустить, что вы правы, - он сделал внушительную паузу, заставляя всех присутствующих заранее проникнуться серьезностью того, что сейчас будет сказано. – Как ни прискорбно, но время, когда вы могли бы получить доказательства – например, если бы на стадионе объявился второй снитч, - безвозвратно потеряно. Любые голословные обвинения будут истолкованы не в вашу пользу. Советую вам, насколько бы несправедливым вам это не казалось, вообще забыть этот досадный случай. Я понимаю, вы молодые и горячие, но это не повод делать глупости.
Не дожидаясь, пока ему ответят, бывший директор, вероятно посчитав, что ему больше нечего здесь делать, покинул возмущенное общество.
Его слова подействовали, как ушат ледяной воды; у Рики даже возникло желание отряхнуться.
-Ты поблагодарил своего братика? – спросила Селена.
-Нет, обругал, что он пришел ко мне так поздно, - проворчал Артур. Он сам не был рад, что погорячился. Помирить их пообещала Джорджина, после чего вернулись к обсуждению злободневного вопроса.
-Не хочу соглашаться со своим предком, но во многом он прав, - сказал Лео. – Прежде всего, как правильно заметили Эди и Дик, многое зависит от того, посвящен ли в жульничество капитан команды. Лично я не симпатизирую Виктору Чайнсби…
-Но ты думаешь, он предпочел бы играть честно, - расшифровал выражение его лица Дик. – Я Виктора терпеть не могу. Но я не могу представить, чтоб он пошел на такое пошлое надувательство. Это как-то непохоже на него.
-МакКинли сама бы на такое не отважилась, - покачала головой Дора. – Видно, что Мелани Хатингтон имеет в классе «Равенкло» влияния больше, чем Каролина. Хатингтон при желании может нажать на нее и убедить вытворить что-нибудь, если только это не противоречит интересам Чайнсби.
-Хатингтон даже не играла, - фыркнул Ральф. – Ее невозможно привлечь за нарушение правил!
-Зато МакКинли можно, - не желал успокаиваться Артур.
-А стоит оно того? – поинтересовалась Дора.
-Вот истинно слизеринская порода! – тяжело вздохнул Артур. – Какие все здравомыслящие, только б не задохнуться!
-И правильно портрет сказал! Ты бы уже доспехи драил, - усмехнулся Ральф. – А Снейп запретит дуэльные матчи, если они начнут создавать проблемы.
Столь не свойственно ему неожиданное спокойствие насторожило Рики. Ральф казался уставшим. Уже было ясно, что предположение Селены насчет Летиции было в этот раз ошибочным. Гриффиндорка не бросила пост возле Тони Филипса, зато, согласно секретной информации от племянника Селены, очень долго убеждала Ральфа, что сыграли они хорошо. И потом, надвигалась контрольная по зельям, а следом за ней – по трансфигурации.
-Зато теперь мы точно знаем, что есть комментаторы намного… э-э-э… бессовестнее моего старшего брата, - сказал Эди.
-Спасибо, что не сказал «хуже Дейвиса», - усмехнулся Дик. – Но Мелани правда была ужасна.
Принявшая более мирный оборот дискуссия разделилась на Артура и большинство. Представители последнего настаивали, что, если действительно имело место жульничество со снитчем, рано или поздно об этом станет известно, надо просто ждать и наблюдать. Артур и слышать об этом не хотел. Он утверждал, что через сколько-нибудь времени ситуация потеряет значимость, и следует сейчас пожаловаться хотя бы затем, чтоб некоторые знали, что дураков нет.
-А если они ничего не сделали, как мы будем выглядеть? – напомнил Эди.
Артур раздраженно заявил, что, на крайний случай, всегда можно извиниться, язык не отсохнет.
Спор порядком утомил всех участников, и когда Дик под занавес напомнил, что впереди десять дней, заполненных исключительно контрольными работами и «подбором хвостов, если кому надо», ребята охотно разошлись по своим тетрадям, чтобы в одиночку подумать над дилеммой: наблюдать или скандалить?
В довершении ко всему, Рики получил неожиданного свойства ответ от родителей. «Можешь не переживать о том, что мы хотим увидеться с тобой на пасхальных каникулах. Мы с папой прекрасно понимаем, как важно для тебя восстанавливать дружеские связи в школе. Я так обрадовалась, дорогой, когда ты написал, что тебя пригласили. Нет, если честно, вначале я расстроилась, а потом подумала, что все равно у меня сейчас тяжелый график, меня и дома-то не бывает. Поезжай к однокласснику и ни о чем не беспокойся. Люблю, мама».
Рики чувствовал себя так, словно его оглушили. Несколько раз он, не видя, обводил глазами слизеринскую гостиную, в которой почти все корпели над учебниками.
-Может, они подумали, что ты хочешь поехать? – предположил Лео.
«Ты очень тактично спросил разрешение», - похвалил папа, который, похоже, так и считал.
-Я не помню, как именно я написал, - досадливо бросил Рики. – Но я совсем не собирался принимать приглашение матери Виктора и тащиться к ним домой, что я там делать буду?
-А почему бы тебе, в самом деле, не поехать к Чайнсби?
Дора обогнула диван и присела на подлокотник его кресла, глядя сверху вниз острым стальным взглядом.
-Там ты, может быть, услышишь, подговаривала Хатингтон Каролину МакКинли на жульничество или нет. Кроме того, Джордан очень не хотел ехать туда один.
-Ты можешь еще к Уизли поехать, - напомнил Лео, - выбирай.
Рики уже гостил в Пристанище, и поначалу этот вариант показался ему более привлекательным. Но тут перед глазами встало лицо счастливого родителя, Рональда Уизли, каким Рики видел его в последний раз в Визжащей хижине, и до того, перед поездкой в «Ночном Рыцаре». «Этого господина определенно не обрадует мое пребывание возле его деток», - не усомнился Рики. И потом, до сих пор его визиты в дом Артура как-то совпадали с теми моментами, когда там отсутствовала кузина Гермиона, жаждущая снять с него скальп или что-нибудь в этом роде. Рики не собирался всерьез бояться этого, однако, зная темперамент Уизли, с легкостью предполагал, что малышка закатит ему небольшой скандальчик, совершенно нежелательный в нервной обстановке семьи, где есть новорожденный, тем более что эта семья еще и готовится к пышному торжеству. Он хорошо относился как к бабушке, так и к матери маленькой Гермионы и не хотел, чтобы им было стыдно перед ним за поведение дочери и внучки. Кроме того, ему уже довелось выдержать несколько атак расспросами насчет того, не общается ли он с кем-нибудь необыкновенным (тут Рики усмехнулся, поскольку рядом сидела Дора). Естественно, в Пристанище его непременно начнут зондировать, потому что там соберется предостаточно представителей гриффиндорской мафии. Рики легко представил, как подобную беседу заводит Артур Уизли-старший; а отделаться от него под предлогом уроков не получится.
-Нет, - сказал он, - папа с мамой считают, что я буду у Чайнсби. Придется ставить их в известность, что я в другом месте, лишняя возня. И потом, у Виктора маггловский дом, должен быть поблизости телефон, Интернет и все такое. Пожалуй, Дора права. Я составлю компанию Ральфу.
Виктор не сдержал удивления, когда Рики подошел к нему во время ухода за магическими существами и сообщил, что изменил планы и принял приглашение миссис Чайнсби. Но он не стал ничего комментировать, просто объявил, что в таком случае на вокзале их встретят. Тут Хагрид попросил их разойтись, чтоб не мешали друг другу.
Рики вернулся к существу, которое ему предстояло описать – ему достался нюхль, пройденный одноклассниками, пока он учился в «МентеСана», что само по себе предполагало трудности – со смешанными чувствами. Виктор выглядел безмятежно довольным, сложно было предположить, чтоб его уверенность омрачала нечистая совесть. Рики попробовал присмотреться с Мелани, но, во-первых, она развернулась к нему спиной, которая ничего не выражала, а во-вторых, от его внимательного обращения с нюхлем зависела семестровая оценка; и сохранность собственных часов, как выяснилось чуть позже.
Как оказалось, среди слизеринцев нашлось довольно много товарищей, кто по разным причинам собрался провести каникулы там же, где и Рики. Роберт Бут, родственники которого долгое время ворчали, потому что не ожидали его распределения в «Слизерин», будучи поголовно хуффульпуффцами и равенкловцами, сказал, что намерен отдохнуть подальше от своей семьи, если уж представился случай. Ариадна Блекуотер жаждала посмотреть, как живут богатые магглы, чему преподаватель маггловедения отчего-то не уделил должного внимания. Тиффани Флинт выбрала каникулы у Чайнсби, потому что ее братец, с которым они регулярно ссорились, возвращался домой. Разумеется, Моргану забирал с собой Генри, так как мама близнецов Флинт категорически заявила, что не подвергнет риску разорения чужой дом.
Контрольная по зельям прошла ровнее, чем обычно, для всех учеников, кроме Рики. Снейп постоянно подходил к нему, будто позабыв о необходимости контролировать остальных учеников. Причина такого отношения раскрылась, когда профессор собирал готовые склянки.
-Должен признать, в итальянской школе Вы не валяли дурака, Макарони, - сказал Снейп, глядя зелье Рики на просвет. – На порядок лучше, чем в прошлом году. Молодая особа, преподающая там зельеварение, околдовала Вас, надо полагать?
-Нет, она просто очень критичная, - «как Вы», - едва не вслух подумал Рики.
Астрономию он мог прикончить с закрытыми глазами. Рики заметил, что находится в классе, только когда профессор Зловестра перехватила его руку и попросила не размахивать пером с такой яростью. Заданная карта заняла у него на треть меньше времени, чем у других.
«Знали бы они, на что я свободное время сейчас потрачу», - философски улыбнулся Рики, слушая за спиной завистливые вздохи, когда покидал класс.
Тщательно взвесив все за и против, Рики решил все-таки не брать с собой карты и фольгу для вестников ниоткуда в дом Виктора. Кто знает, вдруг звездная родительница запланировала им какие-нибудь экскурсии, и у него не будет времени. И потом, таская столько бумаги туда-сюда, всегда есть вероятность, что затеряется, в полном соответствии с законом подлости, самая нужная.
Наконец, контрольные остались позади, чемоданы были уложены, произнесены слова прощания, написана поздравительная открытка для дяди и тети Артура. Теперь оставалось только отправляться на каникулы, и вот тут обнаружился сюрприз.
-Если бы я знал, что надо так добираться, лучше бы вообще остался в школе, - проворчал Рики, стоя вместе с половиной параллели, переодетой в маггловскую одежду, за воротами «Хогвартса», куда с минуты на минуту должен был подойти «Ночной Рыцарь».
-А что такого? – удивился Ральф. – Понятно, что если встречать нас на Кингс-Кросс, придется снова тащиться через полстраны, так что на автобусе намного удобнее.
-Скоро поймешь, - пообещал Рики.
Огромный автобус вывалился из пустоты, заставив девочек завизжать. Кондуктор свесился с подножки. На этот раз это был мужчина, он достал палочку и начал зашвыривать сундуки внутрь.
-Ну, вперед! – скомандовал он. – Кто в три минуты не влезет, извиняй!
-Какой шанс! – проворчал Рики.
-Ну, хватит, не вредничай, - Ральф пихнул его в спину.
Рики предусмотрительно вцепился в сидение, игнорируя недоуменные взгляды большинства ребят. Впрочем, некоторые, вроде Тиффани, поступили так же, как он. И вот «Рыцарь» тронулся!
Ровно секунду Рики сожалел о том, что не подумал про фотоаппарат. А потом понял, что это благо, потому что иначе он совершил бы замечательный акробатический полет с мало предсказуемыми последствиями.
Одноклассников Рики встряхнуло так, что мало никому не показалось. Отовсюду послышались негодующие жалобы.
-Эй, молодежь, кончай ныть! – миролюбиво предложил проводник, показавшись ненадолго между рядами.
В такой обстановке было хорошо то, что никто не поссорился. Ребята почти не разговаривали, а в минуты затишья Рики представлял поезд, мирно катящий по рельсам свои вагоны, и что там даже можно играть в шахматы. А Ральф с откровенным ехидством стрелял глазами в Тони и Летти, словно спрашивая «ну как вам истинно колдовская поездка? Просто волшебно, не так ли?».
Через полтора часа автобус высадил их, изрядно потрепанных, возле какого-то провинциального вокзальчика, и пропал из виду, о чем никто не сожалел.
-Наш ждут вон там, - указал Виктор, приглаживая манжеты.
Большинство одноклассников не разбиралось в автомобилях, но размеры двух «линкольнов» произвели впечатление. Виктор неодобрительно сморщился, заметив рядом с ними «ауди».
-К сожалению, мест в больших машинах на всех не хватит, кому-то придется поехать в маленькой, - сказал он, взял за руку Каролину и устремился с ней к первому «линкольну». За ними толпой повалили ребята. Рики потянул Ральфа за рукав, заставляя замедлить шаг.
-Я не собираюсь торопиться, чтоб бороться за право ехать в толпе. Лучше прокатимся без давки. Поверь мне, никакой разницы, у машин скорость будет одинаковая.
Они сели в «ауди» вместе с не слишком довольной мисс Блекуотер, и кроме того, место впереди, рядом с водителем, успел занять ни кто иной, как Тони Филипс. Этому не обрадовался Ральф, а Рики хотел бы сидеть у окна, но нельзя же было не впустить Ариадну.
Водитель оказался неразговорчивым, предложил только пристегнуть на всякий случай ремни безопасности. В салоне было прохладно; после катания в бешеном автобусе скорость вообще бы не ощущалась, если бы снаружи не мелькали, сменяя друг друга, деревья, улочки и витрины. Тони тихо спросил, как долго еще ехать; Рики почему-то показалось, он недоволен.
-Минут десять, - ответил водитель.
«Ауди» следовала за двумя другими машинами, полностью заслоняющими все, что находилось впереди. Поэтому Рики заметил, что они въезжают куда-то, только упершись взглядом в белые створки ворот. Машина плавно сбросила скорость, Рики лениво наблюдал, как напротив окна возникла колонна, к которой крепилась створка. Время остановилось.
Он знал, что застыл, и выражение его лица не меняется, он даже не дышит. Только его глаза быстро бегают, изучая рельефный рисунок, покрывающий колонну, наверное, целиком.
А потом время ускорило бег. Рики дернулся, потом быстро обернулся, но ворота уже скрылись в гуще зелени.
-Что ты там увидел? – лениво полюбопытствовал Ральф.
-Это точно не дежавю, - пробубнил Рики сам себе. - Может, это мне снится?
-Ущипнуть? – предложил Ральф.
-Не надо, - отмахнулся Рики, и тут у него перехватило дыхание.
Из-за кроны раскидистого кедра показался дом. Четыре этажа, колонны, и те же фигуры античных атлетов на оконных рамах, которые Рики заметил и на воротах, но решил, что ему почудилось.
-Эй, не валяй дурака, - зашипел ему в ухо Ральф, - а то точно как щипну! Вон Филипс уже на тебя оборачивается, не говоря о Блекуотер, - и он с идиотским дружелюбием улыбнулся Ариадне, которая, действительно, пристально глядела на Рики.
Рики откинулся на сидение и прикрыл глаза.
-Ральф, - сказал он буднично, надеясь, что у Ариадны пропадет интерес. – Это один из двух домов, которые я видел.
Не без злорадства он пронаблюдал, как глаза Джордана расширяются от изумленного недоверия, когда до него, наконец, начало доходить.
-Где видел? – спросила одноклассница.
-В каталоге самых шикарных особняков Британии, который выписывает моя мама, - небрежно ответил Рики.
Ариадна с любопытством прильнула к стеклу, стараясь не упустить ни одной детали. Филипс впереди фыркнул и проворчал: «Вот интересы у некоторых», так что сомнений в том, что он тоже слышал, у Рики не осталось.


Глава 23. Гость


«Неужели я сам пришел в капкан?», - вертелось в голове у Рики, когда вокруг суетились с вещами. Ральф так и остался стоять у машины, тщательно разглядывая дом. У Рики создалось впечатление, что он сравнивает строение с рассказом Рики, чтобы убедиться, не перепутал ли он чего-нибудь.
Сердце стучало на удивление ровно, но каждый его удар был подобен удару колокола: размеренный и торжественный, как важное открытие.
«Ничто не указывает на опасность, - думал Рики, любуясь сияющим весенним днем. – Но я точно знаю, что именно здесь. Кстати, отчего «они» не предупредили меня? Я вызываю!».
Никогда еще не было такого. Сигнал пробивался к нему хуже, чем как сквозь толщу воды, с бульканьем.
«Ты и твоя опасность одна точка. Оно остановить сигнал. Мы не можем делать связь, только ты. Опасность ловить мы. Оно и ты одно».
-Рики! Ричард, идем, - Ральф качнул головой в сторону дома. – Вроде бы хозяйка собирается с нами познакомиться.
По широким ступеням они поднялись на террасу, где, кажется, дожидались только их. Французское окно открылось. Из дома вышла женщина, в долю секунды вызвавшая идеальную тишину среди детей. Но Рики пока не интересовало, похожа она на профессора Снейпа или нет. Его взгляд будто приклеился к ее рукам.
Ухоженные длинные ногти нельзя было назвать редким зрелищем, и даже золотое кольцо на безымянном пальце, возможно, имело двойника. Но белое на мизинце той же руки уже не могло быть совпадением.
«Итак, мать Чайнсби вызвала нас сюда, - констатировал Рики, - и она пьет из странной говорящей кружки. Впрочем, я никогда не видел, чтоб чашка разговаривала с ней, как с тем типом. Может быть, она не осознает, что ею управляют. Может быть, ей тоже надо спасаться, как и мне».
Впрочем, цветущая внешность дамы как-то не располагала к тому, чтоб ее жалеть. Мать Виктора относилась к типу пышных голливудских блондинок, каковым, по мнению соседок Арабеллы, просто полагался муж-миллионер. При всей броскости, однако, в ней присутствовало то, что миссис Дуглас называла «породой»; наверное, сказывались древние колдовские корни.
-Я рада вас видеть, - сказала миссис Чайнсби, и тут Рики снова вспомнил слизеринского наставника. Она излучала вроде бы радушие, но, как и от профессора зелий, от нее так и веяло дистанцией: ее проявленный аристократизм напоминал человека, привыкшего командовать, и это раздражало. Впрочем, еще она чем-то напоминала и миссис Дуглас, которая всегда четко обозначала, чего можно детям, а чего нельзя.
-Мама, ты хочешь, чтобы я сейчас представил тебе моих одноклассников? – предложил Виктор.
-Я – да, дорогой, но вы, наверное, устали, - улыбнулась дама. – Ваши комнаты на втором этаже, - сообщила она гостям, - вас туда проводят. Через полчаса будет обед.
Она выдала еще пару вежливых фраз, после чего пришлось подниматься, куда послали, под присмотром внимательного мажордома. Виктор собирался составить компанию Каролине, но родительница задержала его возле себя. Рики горел желанием поскорее исследовать дом. В холле он мог бы поклясться, что это то место, которое проходил его враг, но, увы, вместо бежевого ковра там обнаружился просто паркет.
Все оказалось распланировано заранее, так что Рики поселили вместе с Бобом Бутом. В принципе он не возражал, к тому же сова Боба вела себя, как воспитанная. Но поделиться своими планами с ним Рики не мог и в оставшееся до обеда время боролся с волнением, обмениваясь вежливыми репликами.
-Ну и поездка, да? – говорил Боб, или: - Я никогда раньше не ездил в маггловских машинах.
Обеденный стол размером со слизеринский с первого взгляда вызвал недоумение большинства ребят. Наверное, миссис Чайнсби до сих пор принимала только определенного рода гостей, потому что столовый прибор с таким количеством разных ложек и вилок, по мнению Рики, казался излишеством для школьников. Приборы были разложены по обе стороны от тарелки в ряд, равный размещению трех-четырех учеников в «Хогвартсе».
-И что с этим делать? – выпалила изумленная Тиффани.
Рики оглядел одноклассников и заметил, что большинство испытывает неловкость. Особо выделялось лицо Тони Филипса: если другие находились просто в затруднении, то ему больше всего хотелось бы развернуться и уйти.
-Ты можешь ничего с этим не делать, - разрешил Виктор.
-Ну, садитесь же! – кивнула миссис Чайнсби.
Рики разместился между Ральфом и Тиффани. Они находились так далеко от него, что Рики сразу отказался от намерения переговорить с Ральфом: тихую речь друг бы попросту не расслышал. А того, кто сидел через одного, было почти не видно. Напротив сидели Ариадна, Чип Вэнс из «Хуффульпуффа» и Тони; салатницы, канделябры, вазы с цветами тоже не оставляли большого простора для наблюдения за ними.
Виктор возле матери, занимающей место во главе стола, представил Каролину. Хозяйка вежливо оживилась и начала вспоминать что-то из писем сына; Рики считал, что это очень неловко, посочувствовал МакКинли, а потом вспомнил, что она, вероятнее всего, сжульничала на матче, и сочувствие улетучилось, но комфортнее от этого не стало. Тем временем подали суп.
Рики автоматически выбрал нужную ложку и попробовал. Было вкусно, хотя он и не любил креветок.
Виктор поймал паузу в монологе матери и взялся представлять ей сначала Мелани Хатингтон, а потом Фиону Шеклбот. Он встал, чтобы лучше видеть стол, Рики поднял голову, зная, что скоро очередь дойдет до него. Филипс напротив даже не начинал есть; Рики догадался, что он никак не мог выбрать ложку, и с гордостью за родной «Слизерин» скосил глаза на Тиффани, которая сразу схватила самую большую. Ральф решил проблему только что, специально отыскав такую, как у Рики. Рики от него никак не ожидал подобной щепетильности и подумал, что, наверное, этот дом плохо влияет на нормальных ребят.
-Спасибо за приглашение, мэм, - привстал он, когда Чайнсби назвал его имя.
Из других приглашенных мама Виктора уделила особое внимание Филипсу. Однако он оказался не расположен поддерживать светскую беседу, только кивал на ее вопросы. В итоге сын снова отвлек ее, поинтересовавшись здоровьем бабушки; Тони определенно рад был, что от него отстали. Рики никогда не считал его застенчивым, и теперь видел, что неловкость Филипса объясняется чем-то другим. Впрочем, думать сейчас о мотивах поведения Тони казалось лишним.
Неловкость вскоре исчезла, поскольку обедающие не видели друг друга, и каждый продолжал себе роман со своей тарелкой.
Так длилось до тех пор, пока перед десертом не появился высокий джентльмен, оказавшийся хозяином дома. С ним пришел бледный улыбчивый человек, которого представили как доктора Робертсона. На мужчинах были футболки, и как позже стало ясно из разговора, они вернулись из гольф-клуба. Мистер Чайнсби поздоровался со всеми и помахал, раз и навсегда сняв с себя подозрения: его широкая ладонь совершенно не напоминала ту, которая изобличала врага. Отец и местный врач отдельно поздоровались с Виктором. Поверх цветов Рики краем глаза проводил их в сторону хозяйки.
С этого момента миссис Чайнсби щебетала, не закрывая рта. Ее интерес к делам мужа и местного врача, по мнению Рики, давно мог бы осточертеть обоим, но, похоже, супруг, как сказала бы Дан, «тащился» от внимания к своей персоне.
Рики доедал второй кусок черничного пирога и рассуждал, как бы, не привлекая к себе внимания, увидеть руки врача, когда принесли мороженое в высоких вазочках.
-Как ты считаешь, какую ложечку лучше взять, чтоб точно влезла? – приглушенным голосом спросила у соседки Рики почти скрытая фигурой Тиффани Фиона Шеклбот.
-Я мороженое ртом ем, а не ложкой! – безапелляционно заявила Тиффани.
За столом как раз повисла пауза. Сидящий напротив нее Филипс, если верить мимике, ровно две секунды ее просто обожал.
-Какая мудрая девушка! – расхохотался хозяин дома.
Как позже оценил Рики, это был тактичный повод прервать беседу с женой и увести гостя в кабинет.
К чаю пожаловала высокая старая леди, бывшая, по словам Виктора, подругой его бабушки и всей семьи.
-Мисс Блумсберри работает в Министерстве магии! – гордо объявила миссис Чайнсби.
-Да вздор, милая! – отрезала новая гостья и поскорее уселась.
Пожилая ведьма привлекла внимание Рики уже после того, как он вместе с другими ребятами встал из-за стола и собирался покинуть комнату, через выход, указанный одной из служанок. Нужно было пройти мимо миссис Чайнсби и подруги семьи. Невозможно было не заметить, что мисс Блумсберри спрятала обе руки в меховую муфту, слишком теплую для весны.
-Неужели всю неделю будет такая тоска! – пожаловался Ральф, когда почти одноклассники разбрелись кто куда. Виктор, которому велено было показать гостям сад, естественно, ограничился той компанией, которую водил всегда.
-Интересно, можно ли нам ходить по всем комнатам? – задумался Рики. – Мне необходимо найти горку!
-А я тут заметил, - сказал Ральф, - что все слуги носят перчатки.
Смысл сказанного доходил до Рики позорно долго.
-То есть логично предположить, что связанный с чашкой человек работает в доме, - уточнил он. – Я даже придумать не могу, как заставить шофера или мажордома снять перчатки! Не говоря уже о том, что мой враг заподозрит!
-Ты ведь думал, что тебя ищет Упивающийся смертью, - напомнил Ральф. – Тогда надо просто выяснить, кто из работающих здесь – колдун.
-Как? – поинтересовался Рики.
-Проще всего прямо спросить у Виктора, - пожал плечами Ральф. – Ради праздного любопытства. Вряд ли он помчится предупреждать слугу о таком. Тем более что он занят. Тут и Каролина, и мамочка, и с Тони он вот-вот опять рассорится.
Говоря это, Ральф сплюнул в траву и нахмурился.
-Не знаю, - протянул Рики, - а почему?
-Неужели не видишь, - ехидно подобрался гриффиндорец. – Тони же завидует, для него это слишком.
-Я слышал, его родители не хотели позволять ему учиться на колдуна, - сказал Рики.
-Правильно угадал, - фыркнул Ральф. – Виктор благополучнее его во всем – ни тебе трех старших сестриц-зануд, ни проблем с предками. Хочешь быть магглом – папины связи, хочешь в маги – мамины, пожалуйста!
-Да, я заметил, что Чайнсби не слишком внимательны к другим, - сказал Рики.
-Зато Тони без внимания не останется, - проворчал Ральф. – Я догадываюсь, что ты мне хочешь сказать…
-Что Летти похожа на секретное оружие, - помимо воли сорвалось с языка Рики.
Ральф, уже достаточно на взводе, повернулся к нему в мрачном недоумении. Рики совсем не хотел сейчас с ним поссориться, но не представлял, как бы избежать объяснения.
-Ты в самом деле хочешь быть несчастным? – спросил Рики. – Насколько я понял, ей нужен такой друг, который не выберется из лужи. Я думаю, нужно водиться с теми людьми, которые помогают нам…
-Дошло, - буркнул Ральф, радикально пресекая мучительную пытку подбора мягких слов.
Пол-аллеи они прошли, не разговаривая.
-Я давно хотел спросить насчет Чески, - Ральф усиленно разглядывал цветущую крону персика. – Вы переписываетесь?
-Нет, - сказал Рики, - мы расстались еще до того, как я решил вернуться сюда.
-Она тебя бросила? – поинтересовался Ральф.
-Если тебя это утешит, то да, - произнес Рики с сарказмом, тоже начиная раздражаться.
К ужину пожаловали два новых лица: дальний родственник миссис Чайнсби, именуемый дядюшкой Барти, и сосед по фамилии Пирсон. Судьба как будто издевалась над Рики: все они были высокими и не толстыми, как, собственно, и доктор, и бабка-подружка, и почти все слуги! Кроме того, дядюшка прошествовал мимо Рики, но рук его мальчик так и не увидел, поскольку они находились глубоко в карманах!
В саду имелся бассейн, куда миссис Чайнсби с утра пригласила всех желающих и чуть позже, наверное, пожалела об этом.
Естественно, всем захотелось поплескаться в воде. Но Виктор не предупредил о наличии такого блага цивилизации, поэтому мало кто захватил купальники.
Роберт Бут оказался из предусмотрительных. Так Рики впервые увидел, что принято надевать у колдунов, когда они идут купаться, и порадовался, что вырос не в колдовской семье.
-Такая длинная и неудобная рубашка, - сказал он. – Лучше не показывай ее, а то компания Виктора юмор не оценит. Обычно в бассейнах есть плавки, на случай, если кто забудет.
Впрочем, Рики сомневался, что резерва «на всякий случай» хватит на двадцать человек. Как оказалось, напрасно.
Но, увы, купальники, находящиеся там, были сплошь маггловскими. Тиффани поначалу с негодованием отвергла их все.
-Как я такой позор надену! – рычала она, сотрясая двумя нитками бикини перед носом Виктора. – Моего папу удар хватит!
-Что за средневековье, - отфыркивался Виктор.
Рики знал, что злорадствовать грешно. Но, видя краску на лице Мелани, которая стояла рядом и слушала препирательства, уже переодевшись, притом, что комплекция у нее была такая же мощная, как у Тиффани, не мог не вспомнить, как минимум, ее комментарии в адрес Дика.
Наконец, Тиффани смирилась с цельным купальником, но ворчать не перестала. Зато Ариадна Блекуотер экспериментировала с истинным удовольствием.
Первое посещение бассейна оставило осадок неловкости. Для всей толпы там оказалось слишком тесно, и кроме того, особенности магического воспитания привели к тому, что стеснялись и мальчики, и девочки. Рики поневоле тоже заразился.
-Будем поочередно ходить, - потребовала Тиффани, - а то так не годится.
На обратном пути Рики взялся воплощать свой коварный план, придуманный ночью. Ситуация располагала: его нарочито оживленный тон ни у кого не вызывал подозрений. Рики выбрал Ариадну и специально постарался, чтоб идти рядом с ней и при этом недалеко от Виктора.
-Ты много нового узнала о магглах? – спросил он.
Ариадна скромно ответила, что чем больше видит, тем больше понимает, что ничего не знает.
-Сегодня утром я обратил внимание, что на столе дрезденский фарфор, - закинул удочку Рики, - если не ошибаюсь?
-Я в этом не разбираюсь, - сказал Виктор, не дожидаясь, пока ничего не понявшая одноклассница ответит что-нибудь.
-Но твоя мама точно понимает такие вещи, - произнес Рики тоном, соответствующим их прохладным отношениям.
-Она их собирает, - важно ответил Виктор.
-Интересно было бы взглянуть, - небрежно бросил Рики. – Я видел много коллекций у людей в разных странах…
«Чемпионат «Хогвартса» по понтам, дамы и господа», - подумал он. Но другого способа добиться своего не было.
-Думаю, она будет рада показать вам, - хмуро ответил Виктор.
Не прошло и двух часов, как повода для сомнения Рики относительно того, в тот ли дом он попал, не осталось вовсе. Он стоял в толпе товарищей возле знакомой белой горки, из недр которой на него смотрела – иначе не выразишь – коварная чашка с барсуком и буквой «Х».
С первого взгляда у Рики возникло жгучее желание подержать ее в руках. Ни на что это не было похоже, хотя ему доводилось стремиться ко многим жизненно важным вещам. Конфеты, которые миссис Дуглас убирала повыше, когда он был малышом; спасительная рука Даниэлы, когда он тонул; приз за лучшее выступление в третьем классе обычной школы; волшебная палочка, которую он с трудом отвоевал у гриффиндорской мафии; туалет в «Хогвартс-Экспрессе»; симпатия Чески. Чашка не была ни удовольствием, ни необходимостью. Она была поводком, тянущим за собой, мало интересующимся, хочет он того или нет. Ее присутствия рядом хватало, чтоб Рики не замечал ничего другого, пока комната и окружающие не начали расплываться, постепенно переходя к вращению. Тогда Рики закрыл глаза и отвернулся, разорвав таким образом зрительный контакт, но все равно не смог заставить себя уйти оттуда. Впрочем, миссис Чайнсби этого не потребовала. Она заперла горку и удалилась в компании Ариадны. Другие ребята разошлись сами. Рики остался в комнате с Ральфом, который требовал немедленно уйти оттуда.
-Я чувствую ее энергию. Как у атомной бомбы, - произнес Рики, оттягивая момент, когда придется подчиниться Ральфу. Он понимал, что тот хочет как лучше, но сомневался, был ли смысл во временной безопасности. – Знаешь, чего я хочу? Треснуть по стеклу и…
-Не вздумай! – предупредил Ральф и оттащил его подальше.
-Но она притягивает меня так, что я не могу просто развернуться и оставить ее тут! – Рики с удивлением поймал себя на том, что, кажется, капризничает, но ничего не мог с этим поделать.
-Знакомая песня, - насупился Ральф. – Два года назад она кончилась для меня больничным крылом! Черт дернул Артура тогда взять трансфигуратор, и ты туда же. Вот привалило мне счастье нянчиться с типами, неспособными сдерживать воровские порывы.
-Я не клептоман, - возразил Рики.
-Это еще что за зверь? – равнодушно поинтересовался Ральф.
-Это чисто человеческая дурость. Клептоманы крадут от нечего делать, ради острых ощущений. А у меня есть уважительная причина! – объяснил Рики. Он уже чувствовал, что ему не хватает… Как будто эту вещь он искал всю жизнь.
-Надо вызвать Авроров, - неожиданно серьезно заявил Ральф. И силой вытолкнул Рики из комнаты.
-И что мы им скажем? – усмехнулся Рики.
-Не знаю. Но ты бы видел свое лицо пять минут назад, - покачал головой Ральф. – Прямой рейс в госпиталь Святого Мунго.
-Ну, это веская причина, - согласился Рики. – Примерно такой же важности, как и то, что осенью здесь лежал бежевый ковер.
-Его недавно выбросили, дорогой!
Вздрогнув, Рики повернулся на голос. Возле лестницы стояла пожилая дама в парадной колдовской робе и с тремя нитками бус. Рики прикинул, что ничего серьезного она услышать не могла, и уже автоматически бросил взгляд на ее руки, унизанные кольцами, пухлые и ухоженные.
-Вы – одноклассники моего внука, правильно? – спросила она.
Ральф ответил утвердительно и даже объяснил, что миссис Чайнсби любезно показала им свои сокровища. Бабушка Виктора недовольно покачала головой и отправилась искать дочь.
Ужин выдался необычный. Рики отдал должное организованности хозяйки, а может, мажордома. «Вечеринка по случаю возвращения мамы» была подготовлена в кратчайший срок. Кроме стандартного набора – дяди Барти, сдержанно радостной мисс Блумсберри и мистера Пирсона, тенью следующего за хозяйкой – нанесли дружеский визит еще десятка два соседей. Почти все расхаживали туда-сюда, поэтому ребята постепенно стали делать то же самое. При таком скоплении народа Рики только успевал разглядывать чужие руки и копить разочарование. Ему казалось, что те самые он узнает сразу же, ну, как удар молнии с ним случится. А тут некоторые казались перспективными, но никакого озарения не происходило.
Рики довелось пройти мимо хозяйки дома и ее матушки, когда они, стоя у французского окна с полными бокалами чего-то недетского, послали мистера Пирсона к столу за пирожными.
-Ну и суета в доме! Зачем ты пригласила всех этих шумных детишек, Гвенни? – спросила мама.
-Сама не знаю, - пожала плечами мать Виктора. – Не ожидала, что будет так хлопотно.
Рики в чем-то понимал ее. Он тоже не ожидал, что запланированный в последний момент приезд сюда превратит его в такого неврастеника из-за какой-то чашки и единственной детали, позволяющей опознать таинственного врага.
Мисс Блумсберри прятала руки в муфте, дядя Барти – в карманах, Пирсон ускользал от наблюдения, как привидение. Рики решил, что надо написать брату, поинтересоваться, не известно ли науке особенное извращение – повышенный интерес к чужим рукам – так, на всякий случай.
Осмотрев всех гостей и наевшись, после чего в приятной компании ему было больше нечего делать, уставший Рики с головной болью решил подняться наверх и лечь спать. Когда он направился к двери, из коридора как раз появились Филипс и Виктор с Каролиной. Они шли навстречу Рики, но не замечали его. Девушка держалась чуть в стороне, Виктор легонько хлопнул Тони по плечу правой рукой. Тони кивнул и что-то сказал, чего Рики не расслышал.
-Я ничего не выпячиваю, я просто такой, как есть, - говорил Виктор, когда Рики проходил мимо.
-Я не из-за тебя психую, а из-за себя, - ответил Тони.
Рики не удивился. Давно было заметно, что в обстановке, служащей Виктору родной стихией, Тони чувствует себя неуютно. Судя по тому, что они, вероятно, поговорили об этом, ожидаемая Ральфом ссора между ними теперь представлялась мало вероятной. Каролина со всей очевидностью не хотела бы этого.
Рики ушел с вечеринки не один. Похоже, следующая часть ужина с картами и коньяком предназначалась только для взрослых, так что всех школьников деликатно попросили погулять в другом месте.
По крайней мере, Ральф теперь куда меньше интересовался, чем занимаются на отдыхе Тони и Летиция Перкинс. Рики едва отделался от него после ужина, чтоб завалиться на свою кровать и спокойно подумать. Получалось это плохо: мысли то и дело сворачивали на то, как бы завладеть чашкой, как будто их возвращало в наезженную колею.
Он попытался связаться с вестниками, но все, что доходило до него сквозь булькающие помехи – бесконечное «Отдались! Отдались! Отдались!». Он сам знал, что лучше всего бежать, кроме того, с такими советами хватало Ральфа. Концентрация на сигналах привела к усилению головной боли, которая вообще-то навещала его редко.
Так и не уснув, Рики вышел в коридор, заканчивающийся, как он знал, балконом, где можно подышать свежим воздухом.
Вход на балкон не имел двери, а был просто занавешен. Только тут Рики понял, что балкон выходит на террасу, от которой в данный момент отъезжал автомобиль одного из приглашенных. Родители Виктора внизу провожали гостей, которых оставалось немного. Мальчик мог слышать их смех и разговоры, как если бы стоял рядом там, внизу.
-Гвенделина, дорогая, - звенел насмешливый женский голос, - как у Вас терпения хватает! Я боялась, что он не отклеится от Вашей руки никогда! Как будто хотел оторвать и увезти с собой на память.
-Моя жена обладает ангельским терпением, - ответил мистер Чайнсби. – Признайся, Гвен, что ты сделала с тем вином, что старина Пирсон тебе все время подливал, а? Ведь не выпила же!
-Этого хватит, чтоб слона свалить! – поддержал какой-то мужчина.
-Бедная пальма, - вздохнула миссис Чайнсби, вызвав взрыв хохота трех-четырех гостей. – Сегодня же скажу, чтобы почву заменили, а то завянет неповинное растение!
-Как остроумно. Уже наступило сегодня – час ночи!
Скрытый в проеме за занавеской Рики не мог их видеть, но компании внизу определенно было хорошо.
-Гвенда, ты бессердечная, - хохотнула, похоже, мисс Блумсберри. – Что любовь делает с человеком!
-Удивляюсь, Чарльз, как Вы позволяете приезжать ему каждый день, - игриво бросила женщина.
-Мне не жалко, пусть любуется, - философски объяснил хозяин дома под очередной приступ хихиканья. – И потом, он превосходный адвокат.
-Понять не могу, он что, споить меня хочет? – сказала миссис Чайнсби. – Каждый раз одно и то же.
Рики решил, что надышался достаточно, и вернулся в комнату, где Боб уже крепко спал, как человек с чистой совестью. Но услышанный разговор дал Рики новую пищу для размышлений, не позволяя последовать примеру Боба немедленно.
Честно признав, что при внешних данных матери Виктора нет ничего удивительного, если бы сосед действительно в нее влюбился, слизеринец, тем не менее, оценил, что для субъекта, связанного с чашкой, это отличный повод постоянно наведываться сюда и выполнять некоторые действия, которые будут казаться всем вполне естественными. Перед глазами поплыла сцена другой вечеринки, где Гвенда Чайнсби чокается чашкой с тонкоруким субъектом и пьет из нее. Она тяготилась обществом одноклассников сына; но зачем же тогда так настойчиво добивалась его полгода? Рики казалось очевидным, что чашка управляет ей, но алкоголь мог стать не последним средством подстраховки. И кроме того, если Пирсон был адвокатом, та сцена с женщиной напротив, когда Рики впервые показали его дом, могла быть обычным приемом в конторе. Впрочем, то же касалось и доктора, и мисс Блумсберри, которым по роду службы наверняка приходилось выписывать бумажки.
Он проснулся так поздно, что его попросту растолкал Ральф, заявивший на недовольное ворчание, что, если Рики немедленно не спустится, то пропустит нечто замечательное.
Многие замечательные вещи этого гостеприимного дома Рики предпочел бы не видеть вовсе, однако он послушно потащился в столовую и съел весь омлет с запеканкой, а также пирожки с вареньем. В присутствии бабушки Виктора, почти невидимой за украшениями на столе, дети почему-то вообще не разговаривали. Рики не мог бы объяснить, как он понял, что она тому причина.
Виктор повел одноклассников в глубь аллеи, и тут-то Рики наконец услышал, что он собирается показывать конюшни. Ральф сдерживался, чтоб не потерять лица перед Чайнсби, но все же было заметно, что он изнывает от нетерпения. С Тони происходило то же самое.
-Дядя Артура когда-то катался, - сказал Ральф, - но он аврор. Ты умеешь ездить верхом?
-Только если кобыла смирная, - безапелляционно заявил Рики. – Что ты реагируешь на лошадь, как маггл на магию, понять не могу? Неужели это так необычно?
-Конечно, - не усомнился Ральф. – А давно ты катался?
-Мои родственники в Италии живут в деревне и держат полезную живность, в том числе и лошадей, - ответил Рики. – Я знаю, что ездить верхом на лошади легко, если научиться. Я это искусство, к своему стыду, не изучил, как следует.
-Надо же, такое признание от Макарони, - насмешливо прокомментировал Тони.
«Что-то я расслабился», - сделал себе замечание Рики.
-Да ты сам-то коней видел только на картинках! – немедленно ощетинился Ральф.
Рики взглядом просигнализировал Летти, шагающей следом за Филипсом, чтобы она отошла подальше, но не добился понимания и всю дорогу выслушивал, как низко оценивают способность друг друга к конному спорту Тони и Ральф.
Конюшни выглядели ухоженно, как и лошади. Два стойла оказались пусты; Виктор объяснил, что «бабуля катается где-то тут с доктором Робертсоном». И вывел своего коня.
Даже Тиффани не сдержала восхищения, когда Чайнсби сделал круг, а потом перемахнул через ближайший барьер на поле. Маячившие чуть дальше два всадника остановились и наблюдали за ним. Когда он вернулся к одноклассникам, бурные овации приветствовали его. Рики вежливо присоединился к большинству, хотя без особой радости.
-Ну что, Джордан? – приподняв бровь, Филипс приглашающее кивнул в сторону лошади, которую Виктор в данный момент привязывал.
-С удовольствием, - мрачно произнес Ральф.
-Не дури, - попросил его Рики, понизив голос. Ответом ему был откровенно злой взгляд.
Тони тоже как будто бес попутал. И Рики понимал, глупо винить Летицию, когда у некоторых товарищей играет в крови гриффиндорское бешенство.
-Виктор, ты можешь дать нам еще одну лошадь? – попросил Филипс. – Мы вон до того дуба с Джорданом решили прокатиться, - и Тони показал пальцем.
-Чайнсби, ты понимаешь, что не надо? – потребовал Рики.
То ли он переборщил с тоном, вынудив Виктора ему противоречить из принципа, то ли Чайнсби не решился отказать в просьбе лучшему другу, но он, изучив взглядом ближайших лошадей, кивнул на одну, потом на другую.
-А зачем две новые? – поинтересовался Филипс. – Я могу взять твою, если не возражаешь, конечно.
-Чайнсби! – вмешался Рики. Сам он утратил контроль над ситуацией, но считал, что Виктор обязан удерживать его. – Ты помнишь, каково первый раз садиться на лошадь? Они понятия не имеют, как будет высоко и…
-А сам покататься не хочешь, опытный наездник? – спросил, усмехаясь, Тони.
-Нет, - отрезал Рики. На секунду он понял Ральфа: как здорово было бы гарцевать и утереть Филипсу нос, а не поддавшись на провокацию, он неизбежно проигрывал в глазах наблюдателей, но все же он предпочитал восхищенным взглядам целую шею. Он даже думать не хотел, как будет объясняться с Эди и Селеной, если Ральф получит травму.
-Да ничего страшного, - неопределенно произнес Виктор. – Если просто ехать…
Рики сжал зубы. Судя по выражениям лиц потенциальных наездников, эти идиоты не собирались ограничиться шагом.
Виктор действительно уступил другу своего коня, за что Рики пообещал себе найти повод и дать ему по морде. Все отлично понимали, что животное рассчитано не на новичка, и в этом был особый шик. С губ Рики рвались угрозы и запугивания, которые он едва сдерживал. Смирившись с неизбежным, он подсадил Ральфа в седло.
-Просто держи поводья, - сказал он в качестве напутствия.
Чуть отойдя, Рики заметил в глазах гриффиндорцев знакомый испуг. Конечно, они не ожидали, что земля окажется так далеко, а лошадь брыкается и фыркает, отчего тоже начинаешь весь вибрировать. Он отвернулся и отошел со скрещенными пальцами, когда весь класс, облокотившись о перила, наблюдал.
Кони тихонько, но угрожающе заржали, а затем… Рики предпочитал не думать, что будет, если они понесут; дядюшка Лоренцо, брат бабули, любил пересказывать все виденные им жуткие случаи по этому поводу.
Первой завизжала Каролина, а затем и сами гриффиндорцы. Это никак не способствовало успокоению животных, не привыкших к дилетантскому обращению. Рики не выдержал и обернулся как раз в тот момент, когда Ральф, отпустив поводья, по боку съехал вниз и упал.
С Тони случилось примерно то же самое, разве что, кажется, досталось ему больше. Почти все, включая Рики, немедленно бросились к ним. Воспитанные кони, остановившись чуть в сторонке, выжидали.
-Доктор Робертсон сейчас подъедет! – сказал Виктор, становясь на колени рядом с Тони.
-Макарони, дай ему по башке, - посоветовала Тиффани, оказавшаяся раньше возле Ральфа. – Джордан, ты как мой братец. Все отбивающие, наверное, ничего, кроме биты, понять неспособны!
-Можешь встать? – спросил Рики.
-Подожди, не хочу, - фыркнул Ральф. – Ух, если бы я не волновался…
-Чтоб научиться кататься, нужно время, - не удержался Рики.
-Хватит умничать, - попросил Ральф.
-Красиво вы свалились, - сквозь толпу к пострадавшим пробивался врач. Рики посторонился, пропуская его. Приходилось признать, что фортуна никак не хочет способствовать обнаружению врага: на Робертсоне был костюм для верховой езды, включая черные толстые перчатки.
Ральф немедленно вскочил и отпрянул от него.
-Со мной все в порядке, - поспешно заверил он.
-Вижу, - улыбнулся врач. – Я наблюдал, головой ты не ударился, так что, наверное, я займусь вот этим юношей.
Толпа расступилась и снова сомкнулась, отгородив Рики от Тони и врача. Можно было, конечно, растолкать их и ждать, когда доктор Робертсон снимет перчатки – что-то напоминало Рики, что профессиональные обязанности вынудят его это сделать. Но Рики считал своим долгом оставаться рядом с Ральфом.
-Ты что, врачей боишься? – удивился он. Сам он, к своему удивлению, последний раз обращался в клинику в начальной школе. Впрочем, вспомнилось, что Арабелла навещавших ее эскулапов отнюдь не обожала.
-Это магглы, которые людей режут, - прошептал Ральф. Рики закусил губу, чтоб не рассмеяться.
-Необязательно, - ответил он.
-Какой вздор! Доктор Робертсон очень хороший врач, - возразил невесть как оказавшийся рядом Виктор. – Он даже работал на «скорой»!
На Ральфа столь блестящий послужной список, как и следовало ожидать, впечатления не произвел. Тони травмировался несерьезно – просто ушиб локоть, что, впрочем, весьма болезненно. Ребята вернулись в дом, как только Виктор обратно привязал лошадей.
До обеда оставалось прилично времени, поэтому Рики предложил прогуляться по саду.
-Ты считаешь, это была большая дурость? – спросил Ральф.
-Может, и нет, но я именно так считаю, - ответил Рики. – Я уже представил, как буду объясняться с твоими родителями.
-Да, они огорчатся, - кивнул Ральф. – Впрочем, может, моей смерти было бы достаточно, чтоб помирить моих дедушек.
-А в чем дело? – не понял Рики. Он видел отца Ральфа, и казалось, в его семье все нормально, ни о каких проблемах ему никто не говорил.
-Они же до сих пор против того, чтоб мои родители жили вместе. Тебе не рассказывали? Папа закончил школу раньше. Моя мама, вместо того, чтоб после ТРИТОНов ехать домой, вышла за папу. А их предки возражали. Мне они всегда рады, а вот родителям простить не могут. Определенно, с Летти, как говорит Артур, пора завязывать, - неожиданно резюмировал Ральф.
Чудесным образом ноги сами принесли их к дому.
-Только не к посуде, - зашипел Ральф, едва ступив на террасу.
-Молодые люди!
Сердце Рики забилось быстрее – навстречу им из дома появился дядюшка Барти. Скверная манера держать руки в карманах не изменила ему и на этот раз, но мальчик надеялся, что во время разговора постоянно держать их так невозможно.
-Вот тебя как зовут? – спросил он у Рики.
-Ричард Макарони, сэр. А это имеет значение?
-Странно, - дядюшка повертелся, рассматривая его со всех сторон. – Сдается мне, мы раньше встречались. По крайней мере, ты мне сильно напоминаешь кого-то. Но я никого не знаю с иностранной фамилией, как у тебя.
-Я тоже Вас не знаю, - сухо ответил Рики. «Вестники говорили, что мой враг пересекался со мной когда-то давно, - вертелось в голове. – Но не может же он так по-дурацки выдать себя. Или это тактика такая?».
-Ты похож на одного великого мага, каким он был в молодости. Я, к сожалению, видел только старое фото. Он, правда, уже давно не с нами, - закончил старик с сожалением.
«Изящная ловушка», - оценил Рики.
-Хочу верить, что я похож на приличного человека, - ответил он холодно. – Извините, сэр.
Возможность красиво уйти была слишком заманчивой, чтоб Рики согласился отказаться от нее. Ральф догнал его уже на лестнице, ведущей, конечно же, куда не надо.
-Мог бы для приличия поинтересоваться, как тебя зовут, - фыркнул Рики. – Напыщенный индюк.
-Это может быть он? Твой враг? – тихо спросил Ральф.
-Не могу сказать, - покачал головой Рики.
-Зато ты хочешь опять глазеть на эту гнусную посуду, - констатировал Ральф. – Я подумал. Знаешь, не стоит при ней говорить правду.
-То есть, - озарение медленно наполняло ум Рики, - надо сказать ей нечто такое, чтоб обмануть! Здорово! Например?..
-Что ты учишься в «Гриффиндоре» и собираешь коллекцию бабочек, - предложил Ральф. – И если после этого кто-нибудь предложит гриффиндорцу бабочку, его можно сразу хватать за…
-Ну, не сразу, - поправил Рики. – Идем!
В следующие полчаса легенда нового Рики обросла подробностями. Он стал самым примерным учеником, обожал крестного отца и всех профессоров, включая директора, пропагандировал идеи леди Гермионы в поддержку домашних эльфов, умел готовить, вязать и вышивать, словом, делал все то, что должно было, по мнению мальчиков, взбесить чашу.
-А, вот вы где!
Рики вздрогнул и, оборачиваясь, перехватил неприязненный взгляд Ральфа.
Тони Филипс просунул голову в комнату, сам оставаясь за ее пределами.
-Все уже обедают. Миссис Чайнсби просила найти вас, - сказал он.
Продолжение спектакля пришлось отложить.
За столом Рики планировал подсесть ближе к дяде Барти, но пришлось занимать свободные места, далеко от взрослых, которыми окружила себя хозяйка. Доктор Робертсон как раз уверял ее, что утреннее происшествие на конюшне исчерпано и лучшее, что можно сделать – все забыть. Ральф и Тони сидели рядом и стреляли друг в друга мрачными взглядами.
Слово взял Виктор. Он объяснил, что ничего бы не случилось, если бы ребята спокойно проехали несколько шагов, но проблемы иногда возникают, и с этим ничего не поделаешь. И все равно бабуля попросила его быть осторожнее.
-Просто счастье, доктор, что Вы оказались рядом, - умилилась она. – Так жаль, что Вы бросили науку!
-Я просто не нашел темы, достойной изучения, - сухо произнес доктор.
Довольная, бабка вдруг заспешила к своим лекарствам. Робертсон вышел вместе с ней, а беседа вернулась к прежней теме.
Кто дернул за язык мисс Перкинс, лучше не называть, тем более что ничего особенного она не сказала, ибо о том, что «все испугались», все и знали. Но решимость Ральфа последовать совету Артура подверглась серьезному испытанию. Его реакция на Летицию не понравилась Тони.
Рики вздохнул и устремил взгляд в почти опустошенную тарелку, пытаясь отрешиться от происходящего. А когда поднял голову, оба гриффиндорца исчезли.
Он сидел в самом конце стола; лишь по одну сторону от него сидела одноклассница. И это была Мелани. Решившись, Рики позвал ее по имени.
-Куда делся Джордан? – спросил он.
-Филипс кивнул на дверь, и они вышли, - не стала скрытничать достойная представительница «Равенкло».
Рики немедленно распрощался с планами дождаться десерта и, стараясь не привлекать внимания, покинул столовую.
«Где Ральф и Тони могут выяснять отношения? Не хватало только драки в этом доме». Особняк, в действительности, был не маленький, но Рики почему-то влекло к тому помещению, откуда Тони увел их с Ральфом на обед.
Он не ошибся: раздраженные голоса были слышны в коридоре, невзирая на толстые стены.
Чуть позже, уже в саду, куда Рики вытащил его проветриться, Ральф объяснил, что они с Тони не стали драться, потому что обнаружили, что при них нет волшебных палочек!
-Еще немного, и это не имело бы значения, - добавил он. – О, кто там?
-Это мама Виктора? – спросил Рики, прикрывая ладонью глаза, поскольку солнце мешало разглядеть, кто идет по соседней дорожке. Изгородь, разделяющая аллеи, росла высоко, так что скоро стала заметна только шляпка. Зато голоса слышались отчетливо. Рики с первых внятных слов задумался, сколько всего тут говорят, не беспокоясь о чужих ушах.
-Иногда, мама, мне кажется, что все его жалобы на бедность суть шантаж, - высказала мать Виктора.
-Но детка, ты же понимаешь, Барти уже стар, и потом ему не дают работать, - с сожалением произнесла бабка Виктора.
-А почему не дают? – саркастически поинтересовалась миссис Чайнсби. – Азкабан в личном деле – не лучший пропуск, да? Я все понимаю, и Чарльз его жалеет, но иногда дядя выводит меня из терпения.
-Он ведь даже не живет здесь, просто в гости приезжает, - продолжала смягчать ее мать, уводя дальше по аллее.
-Теперь мы знаем, что он точно колдун, - с удовлетворением констатировал Ральф.
-Как и то, что врач – маггл, - добавил Рики.
Через некоторое время мимо скамейки, где они сидели, прошли Тони и Летти в компании врача. Робертсон вежливо кивнул и остановился спросить, как себя чувствует Ральф; Тони хмуро глядел в сторону, с нетерпением постукивая носком по земле. Летиция сразу ушла вперед.
-Моя мама плохо относится к врачам, - в раздумье произнес Рики, когда Робертсон удалился, советуя Тони попросить Виктора показать ему, как надо обращаться с лошадьми. – Так брат написал.
-Мистер Поттер как-то говорил, что наши целители работают быстрее и лучше, - сказал Ральф.
-Если бы ты что-нибудь сломал при падении, он не смог бы моментально срастить тебе кость, как мадам Помфри, - согласился Рики. «Робертсон, надо признать, тоже имеет хороший повод постоянно приезжать сюда, - отметил он на всякий случай. – Он, наверное, вообще в любой местный дом является без приглашения».
К вечеру подул холодный ветер. Небо постепенно заволакивало тучами, и, очевидно, скоро должен был пойти первый за много дней весенний дождь. Из окна своей комнаты, где он переодевался к ужину, Рики видел, как к дому стекаются забредшие в сад слишком далеко обитатели особняка, в том числе и миссис Чайнсби с мамашей.
-Ричард, ты думаешь, будет гроза? – спросил за спиной Боб. Он кормил свою сову, то и дело роняя орешки на железное дно клетки.
-Хорошо бы, - вздохнул Рики и повернулся в комнату. Помещение из-за сильной облачности погрузилось в полумрак, так что он направился прямиком к выключателю.
-А я не люблю, - проворчал Боб.
Рики уже коснулся выключателя и собирался нажать, как вдруг момент замерз. «Тот, который пришел за двумя, последним, - шипел безжизненный голос. – Он здесь, в доме!». Рики знал, что на этот раз никаких видений нет; только его воображение рисовало злополучный сосуд и тонкие руки. А потом его самого, распахивающего дверь в буфетную, где несколько часов назад он застал ссорящихся Ральфа и Филипса.
-Рики, я не знаю, в состоянии ли магглы остановить молнию, - голос Боба стремительно приближался, пока все вокруг не стало совсем нормальным.
-Да, Боб, конечно, - ответил Рики и зажег свет. – Здесь должен стоять громоотвод.
«Если сейчас спуститься, - подсказал внутренний голос, - то много шансов застать его возле горки. Но кто знает, чем это кончится для меня?».
За столом не обнаружилось ни хозяина, ни врача, ни влюбленного соседа. Общество осталось исключительно колдовское, в чем разыгравшееся воображение Рики усматривало безусловный подвох. Когда дети садились за стол, дядюшка Барти уже вовсю препирался с мисс Блумсберри.
-А где презумпция невиновности, скажи, пожалуйста? – требовал дядя Барти. – Между прочим, в нашей семье все получили должное образование, так что твоему Министерству хуже!
-Скажи это своему брату, - фыркнула бабка, - если бы не ты, он возглавил бы Департамент международного магического сотрудничества! А так сидит рядом с Патил и гладит ее кота…
-А если бы не случайность, ты бы гордилась тем, что сидишь со мной за одним столом, - парировал дядюшка.
-Достаточно, - отрезала миссис Чайнсби.
Дядя отвернулся с видом оскорбленного достоинства, а мисс Блумсберри смутилась.
-Извини, Гвенда, - пробормотала она, но, очевидно, отступить просто так было ниже ее достоинства, так что она проворчала: - Образование, образование у тебя. Все мы заканчивали «Хогвартс». Кстати, - вдруг оживилась сотрудница Министерства, когда брови хозяйки уже опасно сошлись у переносицы, - ведь кто-то из твоих товарищей, Вик, в этом году ездил учиться в итальянскую школу, по-моему.
-Да, Ричард Макарони, - неохотно ответил Виктор и кивнул на него.
-О, - пожилая дама с нарочитым интересом уставилась на него. – Мистер Поттер, твой крестный отец, много времени потратил, чтобы уладить какие-то проблемы.
-Мы не знали, - вмешалась Мелани. Кажется, ее искренне радовало, что сейчас Рики вынужден будет поделиться информацией, до сих пор доступной только одноклассникам-слизеринцам.
-Ничего особенного, - ответил Рики. – Там все хоть раз пытались заночевать на маяке.
После чего он как можно короче объяснил, чем «МентеСана» отличается от «Хогвартса», стараясь ничем не проявить внутреннего напряжения.
Сотрудница Министерства сделала его центром внимания, и это легко объяснялось тем, что она хотела отвлечь недовольную хозяйку от некорректной темы, которую обсуждала с дядей Барти. Но она, несомненно, знала гораздо больше о том, какие хлопоты доставил Министерству Рики. Он уже понял, что она специально прячет руки всякий раз, как кто-нибудь оказывается поблизости; мотивы ее сидения за столом вместе со всеми при таком образе действий вызывали у Рики значительные подозрения.
От долгих откровений Рики избавило появление на столе отбивных с подливом, которые напомнили очаровательнейшей Фионе Шеклбот, что она ела почти такие же года два назад в Голландии, о чем она не преминула сообщить. Бабушка Виктора заинтересовалась и пообещала спросить у повара, откуда рецепт. Ужин продолжался, как обычно, Рики так же ожидал проблем и не мог придумать, как бы их избежать. Таких изнурительных каникул у него еще не было.
«Который гость? До чего надоел мне этот дрянной провинциальный детектив, - мрачно подумал он, откладывая недоеденное пирожное. – Ты слишком заигрался в магию, Ричард Макарони. Ты, кажется, забыл, что вещи сами по себе не могут ничего. Для выполнения грязной работы чашка использует человека. Стоп, он ведь не знает, кто именно заходил в буфетную после обеда! И если сейчас обезвредить эту посудину… Нет, порча чужого имущества, а если… И мой брат не сможет сделать политическую карьеру, если меня посадят, вот! Хотя вряд ли. Ну, расколочу я ее. Дядя Гарри заплатит и еще спасибо скажет, когда я ему все объясню. Оправдываться так и так придется, у меня же, черт, совсем забыл, палочка Упивающегося смертью с прошлого года на руках. Вот ею и воспользуюсь, может, меня совсем не поймают».
Отягощенный грузом принятого решения и с туманом в голове, Рики поднялся из-за стола и направился в коридор.


Глава 24. Неопределенность продолжается


Рики долго стоял в темноте буфетной, после того как дверь с тихим скрипом закрылась сама собой, а может, от сквозняка. «Мне надо только хорошо прицелиться. Еще раз, последний раз я ее увижу», - говорил он себе. Ноги словно вросли в пол, наверное, напрямую подчиняясь здравому смыслу, но в какой-то момент стремление пересилило избегание. Рики двинулся к горке, даже в темноте хорошо ориентируясь в пространстве.
«Ведь здесь ничего не видно, - подумал он в какой-то момент. – Так лучше или хуже? Если я не буду ее видеть, то она меня…».
Рики не был уверен, насколько он приблизился, и потому вытянул руку вперед и нащупал гладкое дерево.
Он тут же одернул ее, потому что в коридоре отчетливо застучали каблуки. По мере приближения можно было расслышать в очень тихом шепоте отдельные слова. Рики надеялся, что разговаривающие пройдут мимо, но на всякий случай все же прильнул к углу между стеной и горкой.
Его ожидания не оправдались – дверь почти сразу открылась настежь. Свет, упавший на пол, отчетливо вычертил в проеме две фигуры.
-Не зажигай здесь лампу, - прошептала, прикрывая дверь, женщина, в которой Рики узнал бабку Виктора. – Увидят свет, еще примчится кто-нибудь.
Вторая женщина подчинилась. Тень от муфты изобличила в ней пожилую сотрудницу Министерства.
-Как ты некстати уехала, Гонория, - заговорила она. – Не следовало позволять Гвенде приглашать школьников сюда. Я такое узнала!
Рики затаил дыхание.
-Она делает, что хочет, - с сожалением констатировала мать. – Говори, твоя тайна меня доконает, Мерлин свидетель!
-Аврорат в режиме повышенного реагирования уже несколько месяцев, - сообщила подруга. – Я, наконец, узнала, что они нашли в конце лета вещь, нет, даже не вещь…
-Говори нормально, - потребовала бабушка Виктора.
-Это думомотвод, - оскорблено каркнула подруга. – В нем сохранились удаленные мысли одного из приближенных Сама – Знаешь – Кого. И лучше бы я этого не знала…
-А мне какое дело до мыслей какого-то негодяя? – недоуменно поинтересовалась бабушка Виктора.
-Боюсь, есть дело, - протянула подруга. Рики чувствовал, что терпение бабули, как и его собственное, на пределе. – Тот – Кто – Не – Должен – Быть – Помянут, он… будучи еще могущественным, связался с таинственной силой. Он вызвал нечто, что себе нельзя представить, неземное. Те световые вспышки, круги и прочие, о которых пишут в «Пророке»…
-Это то и есть? – недоверчиво вскинулась бабушка Виктора. – Но ведь Сама – Знаешь – Кого уже нет? С чего бы кому-то являться столько времени спустя? Не верю я в такую ерунду, милая!
-Министерство верит, - ехидно оборвала сотрудница. Обе помолчали.
-Ну, если так… - пробормотала бабка, определенно разволновавшись, - чем это нам грозит? Куда бежать?
-Никуда, - осадила ее подруга. – И грозит это, прежде всего, твоему внуку. Судя по тому, что я услышала, когда несла чай мистеру Люпину, на четвертом курсе «Хогвартса» учится мальчик. Именно он почему-то привлекает их…
-Матильда, это ужасно! – простонала бабушка Виктора. – А если это мой мальчик!
-Нет, - отрезала сотрудница Министерства. – Его родители – магглы. Но хорошего все равно мало. Здесь половина его одноклассников. Будем надеяться, что до послезавтра ничего не случится, а потом они уедут.
-Пожалуй, я пока ничего не скажу Гвенде, - поразмыслив, решила бабка. - А ты не могла разузнать побольше? – упрекнула она приятельницу. – Как зовут мальчика, например? Чтобы запретить Виктору с ним водиться?
«Стоит ли зря стараться?» - подумал Рики.
-Как же! При моих родственниках в Азкабане, кто мне доверит служебные тайны? – язвительно поинтересовалась мисс Блумсберри. – Надо сказать, за этой параллелью постоянно присматривают. У мистера Поттера там два крестника и племянник, вечно во что-то впутываются.
-Благовоспитанность нынче не в почете, - с сожалением вздохнула бабушка Виктора.
-И происхождение тоже никого не волнует, - поддакнула подруга.
-А может, в этом нет ничего плохого, - мягко возразила бабуля. – Я тоже сначала не одобряла, когда Гвенни вышла за Чарльза, а теперь…
-Когда тебя возят по курортам, это трудно не одобрить, - согласилась подруга.
-Ну, я думаю, теперь все стало честнее, не так смотрят на родство и связи, - робко добавила бабушка Виктора
-Не скажи, - усмехнулась сотрудница Министерства. – Племянница Поттера в этом году заканчивает «Хогвартс», и уже сейчас ее каждый день водят по Министерству, пока каникулы. Девчонка еще ТРИТОН не сдала, а уже предполагается, что будет работать в штате Министра.
«Лаура?» - ужаснулся Рики. Неприветливая сестрица Эди, впрочем, годилась для того, чтоб не пускать посетителей и «разводить бюрократию», как говорил папа.
-Ладно, пошли, пока никто не заметил нашего отсутствия, - бодро потребовала мисс Блумсберри. - Знаю я тебя, ты ничего не можешь скрыть, если тебя прямо спросят. И учти, в бридже я Барти размажу. И нечего так вздыхать. Вам с Гвен давно пора перестать давать ему деньги.
-А ты не должна заставлять его вместо тебя работать, когда он проиграется, - назидательно произнесла мать хозяйки. – Твое начальство знало бы, кому ты даешь доступ к документации! Еще научила подделывать твою подпись, безобразие!
-Но ты же не донесешь, - хихикнула мисс Блумсберри.
Через секунду дверь за ними закрылась.
Совершенно позабыв, впервые за долгое время, зачем сюда пришел, Рики выждал и помчался в свою комнату.
Он прекрасно понимал, что только что ему невероятно повезло: никогда в школе не узнал бы он про думоотвод и причины появления вестников ниоткуда над его головой. «Значит, Темный маг вызвал их, вряд ли чтобы помочь решить их проблемы, - рассуждал Рики под аккомпанемент стука капель по стеклу. – Очень удобно, «они» ведь не различают полюсов, что есть хорошо, а что - плохо. В космосе огромные расстояния, он просто не дождался, пока «они» добрались сюда. И выбрали меня. Конечно, Снейп будет требовать, чтоб я отчитался, какие - такие у меня странные контакты. Ведь никто, кроме меня, получается, не знает, чего «им» на самом деле надо. «Они» всего лишь заблудились, ждут карту. А вдруг это не так?».
Но он слишком хорошо помнил, что ответа на этот вопрос нет ни в одной изданной на Земле энциклопедии. По крайней мере, дядя Барти тоже подписывал бумажки…
Следующие два дня прошли, как в тумане. Не прекращаясь, хлестал ливень.
В доме неизменно маячили все те же лица: дядюшка Барти и мистер Пирсон, презентовавший миссис Чайнби бутылку красного вина какой-то особенной ценности. Рики мало интересовался, что делают одноклассники; он слышал, что девочки вроде бы ходили в бассейн, но в основном товарищи лениво слонялись по дому, слушали музыку, смотрели телевизор и болтали. Мисс Блумсберри все так же неизменно оказывалась за столом. Рики все больше удивлялся, когда же она ест и работает; впрочем, сюда она вполне могла аппарировать. Доктор Робертсон не появлялся, но обещал заехать к концу недели. Летти считала, что он должен лишний раз убедиться в сохранности здоровья Филипса, в чем Ральф не видел никакой необходимости.
Рики покидал комнату только во время еды. Сознание становилось все более плавающим, Рики чувствовал, что все меньше владеет собой, будто тяжело больной, поэтому старался ограничить себя в действиях, чтобы не наломать дров. Никогда еще он не чувствовал себя до такой степени в тисках лени. Зато Ральф проявил активность.
Согласно манере «Гриффиндора» действовать в лоб, он прямо спросил у матери Виктора, что это за чашка.
-Она чуть не лопнула от гордости, - рассказывал он. – Оказывается, это дубликат утерянной чашки самой Хельги Хуффульпуфф, точная копия! Ее муж купил чашку на каком-то местном аукционе еще до женитьбы, понятия не имея о ее истинной ценности. Но, конечно, ее мать в таких вещах разбирается. Миссис Чайнсби сказала, ты представь, что это ее любимая посуда, она пьет из нее либо в особых случаях, либо тогда, когда ей плохо. И, обрати внимание, настроение тут же поднимается!
-А как часто она это делает? – поинтересовался Рики.
-Похоже, каждую неделю, - вздохнул Ральф.
Вернулся Боб, но тут же вышел вместе с Ральфом. Друг последние дни глядел на него с беспокойством, и самого Рики пугало, что ему-то почти все равно. Он понимал, что только в этом доме с ним будет происходить что-то не то, и ругал себя, что не уехал сразу же. Теперь ждать осталось недолго, но Рики буквально чувствовал приближение чего-то зловещего. Необходимо было встряхнуться и что-то сделать, потому что постепенно мальчик начал понимать, что в одиночку ему не одолеть двух действующих заодно врагов, один из которых так и не обозначил себя. Лишенный привычной уже поддержки вестников и школьных наставников, Рики не знал, что предпринять.
Возможно, поэтому, когда накануне отъезда миссис Чайнсби организовала поездку по окрестностям, он все-таки заставил себя отправиться вместе со всеми.
За пределами усадьбы ему, действительно, сразу стало лучше. Как будто пелена с глаз упала, воздух снова стал свежим, а краски – яркими. Он был рад, что Виктор, Тони и прочие в другом автомобиле. Чтобы самому не сидеть в машине, он заходил с девчонками в магазины, и пока они выбирали, принимал ответственное решение. Больше всего ему хотелось вообще не возвращаться в туман и мрак, но это было бы слишком безответственно. Он поехал назад.
Рики открыл дверцу с явным намерением немедленно потребовать от Гвенды Чайнсби, чтобы она избавилась от опасного предмета своей коллекции, пусть даже она примет его за психа, и невольно отшатнулся. На террасе учеников встречали.
Бывший профессор Люпин спустился вместе с отцом Виктора, жестом подзывающего всех трех водителей, а мама Артура направилась прямо к ним с Ральфом. По лицу хозяйки, стоящей на балконе, стало ясно, что, пока они катались, что-то случилось.
-Чашку украли, - приглушенно фыркнула миссис Уизли, жестом показывая мальчикам отойти вместе с ней в сторону от товарищей. – Прямо из-под носа у нас увели! Гарри рвет и мечет, а Рону придется завтра выходить на работу. Ральф, что помешало тебе послать сову раньше?
-Ты послал сову? – удивился Рики, поворачиваясь к приятелю, готовому при малейшем обвинении встать в позу.
-Попросил у Бута, - кивнул Ральф. – Я же видел, как у тебя едет крыша, что я мог сделать!
-Крыша больше ехать не будет, - пообещала миссис Уизли, - через полчаса сюда прибудет «Ночной Рыцарь», Министерство заказало специальный рейс. Но, Ричард, может быть, ты захочешь обратиться к целителю?
-Нет, - твердо заявил Рики, вспомнив, как отреагировал Ральф, когда доктор Робертсон попытался его полечить. Все шутки, которые Рики довелось услышать о госпитале имени Святого Мунго, как-то не вызывали желания посетить это заведение.
-Миссис Чайнсби считает, что кто-то из нас вор, да? – заволновался Ральф.
-Нет, к счастью, - успокоила его мама Артура. – Она пила из нее уже после того, как вы уехали. Вот глупая женщина! – не удержалась аврорша. – Нашла способ расслабиться. Если бы вы только сразу…
-Если бы меня предупредили, чего я должен опасаться, - сказал Рики и вопросительно поглядел на нее.
-Миссис Уизли, что представляет собой чашка? – не отстал Ральф, чем, по мнению Рики, все испортил.
Замешательство мамы Артура прошло. Она закусила губу.
-Даже ТРИТОН не дозволяет знать такие вещи. Мне запрещено говорить об этом со школьниками, я давала присягу, - с сожалением, в которое Рики склонен был поверить, констатировала она. – Просто знайте, она очень опасна.
Рики и без нее отлично это понимал.
-А миссис Чайнсби это знает? – решил схитрить Ральф.
-Еще не хватало! – ужаснулась миссис Уизли. – Наверное, вы можете собрать вещи, обыск закончили.
Рики вначале замер от ужаса, а потом порадовался, что запрещенная палочка так и осталась в кармане рубашки, откуда он просто забыл ее вытащить два дня назад. Миссис Дуглас оторвала бы ему уши за такую неряшливость.
Наверху он без особого сожаления освободил спальню от следов своего присутствия. Рики первым вытащил свой сундук на лестницу. Из всех комнат доносилась возня – ребята еще складывались. Рики проверил свою палочку, которую на всякий случай закрепил на поясе. А затем – ту, другую, что прятал за подкладкой куртки. «Все-таки я надежно защищен, - подумал он, с трудом веря, что еще несколько часов назад чувствовал себя совершенно обессилевшим. – Мало кто из колдунов имеет сразу две палочки». Прогулочным шагом он прошелся дальше по коридору и остановился неподалеку от балкона. Там все еще стояла миссис Чайнсби, но все ее внимание по-прежнему было сосредоточено на том, что творилось внизу.
Внезапно палочка за подкладкой хрустнула. Звук заставил Рики вздрогнуть, но хозяйка в двух шагах даже не обернулась. «Вероятно, она слишком далеко», - понял Рики и на всякий случай достал свое секретное оружие, проверить, не треснуло ли оно. Внешне ничего не изменилось. Мальчик взмахнул на всякий случай; сноп зеленых искр успокоил его совсем, и он поскорее спрятал палочку на прежнее место. Надо сказать, вовремя: в коридоре как раз появился Тони Филипс.
Постепенно выходили, выталкивая сундуки впереди себя, и другие одноклассники. Скоро к нему присоединился Ральф.
-Нельзя сказать, что это были бесполезные каникулы, а? – спросил у него Рики, слегка улыбнувшись.
-Поменьше бы такой пользы, - проворчал гриффиндорец.
Мама Виктора вряд ли почувствовала, когда все были готовы. Скорее всего, в коридоре просто стало очень шумно, что вынудило ее вернуться. Миссис Чайнсби превосходно умела владеть собой: никто не подумал, что что-то не так.
-Наверное, вы проголодались, - сказала она. – Ваши вещи отнесут в автобус, не беспокойтесь.
По-быстрому поглощая суп с бутербродами, Рики впервые не замечал вычурной сервировки. Как будто вирус спешки заразил всех поголовно, еще и авроры принялись сновать по дому, усиливая суету.
-Что происходит? – шепотом спросил он у миссис Уизли, когда ребята толпой выходили из дома.
-Неудивительно, что мы не можем его поймать, - прошипела она. – В доме невидимка! Еще пять минут назад его засекли.
Из-за «Рыцаря» вынырнула, ловко обогнув его, машина. За рулем Рики узнал доктора Робертсона. Залезая в автобус, он еще слышал недоумевающий голос врача, спрашивающего у хозяина, почему вдруг планы изменились; до сих пор Рики понятия не имел, что сегодня Филипсу собирались делать рентген руки. Впрочем, его давно не волновали такие пустяки.
«Если это дело рук кого-то из слуг, что почти отпадает, - рассуждал Рики, усевшись у окна подальше от выхода, - то не представляю, как его поймать. Конечно, и бабусина подруга, и дядюшка запросто аппарируют; открыть замок с помощью магии труда не составит. И дубликат сделать, если уж брать все варианты, тому, кто регулярно бывает в доме, совсем нетрудно. Подозрительно, что доктор сюда явился, хотя его, наверное, заранее ждали. А что стоит спрятаться в саду? А влюбленному мистеру Пирсону по роли полагается там крутиться, никто не удивится, если и застукает».
-Жалко, что здесь на предусмотрены ремни безопасности, - прервал напряженные размышления Ральф.
-Трясти будет нещадно, - подтвердила с соседнего сидения Фиона Шеклбот. – Я слышала, нас приказали довезти как можно быстрее.
-Тогда точно не все столбы успеют отпрыгнуть с дороги, - произнес Рики.
Сидящие впереди равенкловцы недоуменно обернулись к нему, а кое-кто повертел пальцем у виска.
Виктор зашел последним, попрощавшись с родителями, и автобус почти сразу дернулся вперед. На этот раз дорога показалась Рики гораздо приятнее, особенно после того, как он приспособился крепко держаться за спинку собственного сидения. Каждая секунда езды сокращала расстояние между ним и врагом, которому он чуть не попался. Рики знал, что позже на первый план выйдет его собственная неудача с опознанием, но пока что думал об этом равнодушно, как о не подлежащем изменению факте. Автобус остановился один раз – когда школьники прибыли на место назначения.
Вечерний Хогсмид дышал покоем. Рики заглянул бы в «Сладкое Королевство», не будь при нем сундука. Учеников встречали мадам Трюк и, конечно, профессор Поттер.
-Очень жаль, что ваши каникулы пришлось прервать на день раньше, - заговорил дядя Гарри.
-Ничего страшного, сэр, - великодушно простила Тиффани. – Я завтра все равно ничего делать не буду.
«Ты ушел. Это польза. Опасность переместилась».
Сигналы, так напугавшие его в первый раз в Италии, теперь обрушились, как бальзам на нервы, как волна адреналина.
«Я ускорю работу, - пообещал он. – Карта скоро будет».
«Не конец».
Рики осознавал это. Оказавшись в «Хогвартсе», в безопасности, ему стало еще яснее, что он не может оставить все так, жить дальше, как будто на каникулах ничего не произошло. И потому, закинув сундук в комнату, он сразу направился в кабинет профессора Снейпа.
В том, что гриффиндорская мафия сама вызовет его и Ральфа в ближайшее время, Рики не сомневался. И не возражал. От завуча он не ждал взрыва откровенности, но на полпути закономерно возник вопрос: а чего тогда? Снейп всегда был на его стороне, и вообще в школе частично выступал в роли родителя для всех слизеринцев. Рики, как ребенок, переживший стресс и еще не отошедший от него, искал ободрения в его обществе. Такая версия ему не понравилась, так что Рики сразу нашел другую: в сложившейся ситуации он чувствовал себя обязанным сообщить то, что знал, для своей же безопасности. Кроме того, давно следовало расстаться с чужой палочкой.
Снейп варил зелье – это Рики увидел еще из класса, так как дверь в кабинет была широко распахнута.
-А, Макарони, наконец-то, - сказал он.
-Вы уже знаете, почему нас привезли? – спросил Рики, усаживаясь на одну из парт.
Снейп повернулся к котлу и помешал, что-то пробормотав.
-Ты лучше меня понимаешь, в какие опасные игры вздумал играть, я полагаю, - сказал, не оборачиваясь к нему, слизеринский наставник. – Дамблдор избавит тебя от встречи с аврорами, если, конечно, ты расскажешь все, что тебе известно. Я имею в виду не только кражу в доме Гвенды.
-Вы ее знаете? – удивился Рики, но тут же спохватился. – Конечно, она же ведьма!
-Она закончила наш колледж, - сообщил Снейп. – Не буду жаловаться, она не доставляла проблем и не была полной дурой. Но я все же считаю, что ума у человека должно быть больше, чем амбиций. Даже если это как у тебя.
Тут Снейп оторвался от котла и в упор поглядел на Рики.
У мальчика снова возникло ощущение, будто его голову ощупывают изнутри. Желание освободиться от этого быстро вытеснило все остальные. И внезапно он сделал единственное, что мог: перестал думать вовсе. Голова стала вдруг абсолютно чистой, как свежезаготовленный холст.
-О чем именно меня спросит профессор Дамблдор? – спросил он.
Снейп снова медленно повернулся к котлу. Рики чувствовал, он обдумывал ответ, который позволит, сообщив как можно меньше, вытянуть из воспитанника как можно больше. Рики это начинало бесить.
-Думаю, его интересуют все твои мысли и, наверное, сны, которые ты видишь с начала лета, но не можешь объяснить, - наконец, произнес завуч. – Мы считаем, Ричард, кто-то пытается управлять тобой.
-Разве это возможно? – тоном старательного ученика, уважающего науку, поинтересовался Рики.
-А разве в твои мысли никто не вклинивался? – ехидно бросил Снейп и снова внимательно поглядел на него. – Ты можешь не знать, что авроры давно ищут источник твоих видений, но им нужна информация, чтобы покончить с этим.
-Ничего не понимаю, - отрезал Рики.
-Советую тебе подумать, - веско сказал Снейп. – И не опаздывай, пожалуйста, на обед.
Рики не отправился в Большой зал, как ему приказали, потому что не был голоден. Он вернулся в пустую гостиную «Слизерина». Упав в кресло возле камина, он глубоко задумался над последними словами профессора Снейпа. «Покончить с этим». Рики никогда не предполагал, что колдуны захотят причинить вред вестникам ниоткуда. И не был уверен, что вправе сдать их в таком случае. Более того, он не хотел этого. Именно «они» предупредили его в Италии, благодаря чему в нужное время он скрылся под водой. «Они» показали ему места и вещь, которых следовало остерегаться.
Кроме того, исходя из той немногочисленной фантастики, с которой он был знаком, у Рики нашлось очень мало оснований считать, что авроры способны совладать с инопланетной силой в открытом противостоянии. Не то, чтобы он всерьез не воспринимал мать и дядю Артура, но летом в Пристанище он лично убедился, что они понятия не имеют об инопланетянах.
Когда Снейп явился за воспитанником, чтобы сопровождать в кабинет директора, Рики уже принял решение. Он догадывался, что и завуч «Слизерина», и директор почувствуют, что он выложит не все, но, учитывая их собственную любовь к тайнам, мальчик считал, у них не хватит наглости требовать большего.
Ральф и профессор МакГонагол как раз подошли к горгулье с противоположной стороны.
-Апельсиновые шипучки, - сказала заместитель директора. Рики помнил, что в качестве пароля директор всегда использует вкусные штучки, и предположил, что, если у него когда-нибудь возникнет необходимость влезть в кабинет без разрешения, он сможет попросту угадать пароль.
Внутри, кроме Дамблдора, ждали Гарри Поттер и Рональд Уизли.
Рики сел и, стараясь не нервничать, рассказал только о том, что с некоторых пор стал видеть, а иногда и слышать чашку, не упоминая о вестниках вовсе. Его голос звучал твердо, но не для того, чтоб у представителей гриффиндорской мафии не возникло сомнений, а скорее затем, чтобы Ральф не вздумал вмешаться и возразить.
-Почему ты раньше этого не рассказал? – с горечью потребовал дядя Гарри.
-Боялся, что вы отправите меня в госпиталь Святого Мунго, - вздохнул Рики, изображая покаяние.
Поттер с Уизли ушли раньше, предупредив Дамблдора, что будут ждать в учительской.
-Ричард, - заговорил директор, впервые после того, как Рики закончил излагать ту часть правды, которую счел необходимой. Слизеринец напрягся: объединенный натиск Дамблдора, Снейпа и МакГонагол, который ему, по всей вероятности, предстоял, нельзя было назвать легким испытанием. – Ты знаешь, почему человек и чаша ищут тебя? Они говорили об этом?
-Я так понял, они собираются меня убить, - сказал Рики, с удивлением обнаруживая, что, на самом деле, не знает точного ответа на этот вопрос. – Ну, как минимум, похитить, сэр.
Директор пристально вгляделся в глаза ученика. Но в тот момент они не лгали, Рики действительно ничего не мог бы добавить к уже сказанному.
-А Вы знаете, зачем им это нужно, профессор? – спросил Рики, вдруг подумав, что, если Дамблдор может устраивать ему смотр мозгов, то, наверное, допустим и обратный процесс…
Директор немедленно перевел взгляд на профессора Снейпа и попросил его обсудить это с Рики позже, как только авроры получат любые данные.
Учеников отпустили; учителя еще остались.
-Почему ты не все рассказал? – потребовал Ральф, как только они оказались достаточно далеко.
Соображения Рики ему не понравились.
-Я чувствую, что так можно здорово влипнуть, - заявил он. – И правда, ты даже не видел своих вестников, откуда знаешь...
-Они могут не иметь физической оболочки, как мы ее понимаем, - ответил Рики.
Ральф фыркнул и покрутил пальцем у виска.
-Ты куда собрался? – поинтересовался он, заметив, что Рики отрывисто кивнул и уже начал разворачиваться, чтобы уйти.
-К учительской, конечно, - не постеснялся своих намерений Рики. – Там дядя Гарри со своим другом…
-Ты что, подслушивать собираешься?!
-А что, за это в Азкабан ссылают? – ядовито поинтересовался Рики.
Ральф вздохнул, несколько секунд подумал и неожиданно спросил:
-Мантия-невидимка нужна?
-Спасибо, но пока ты за ней сбегаешь, время потеряется, - с сожалением отказался Рики.
-Она здесь, - Ральф похлопал по обычной школьной мантии. – Прицепил с обратной стороны, как обычно.
-Но… а если бы учителя заметили? – разволновался Рики. – Они же считают, что наши невидимки сгорели?
-Нас не для обыска вызывали, - пожал плечами гриффиндорец. – Я могу подождать на лестнице. Ну?
…Случайное подслушивание слишком долго было причиной великих открытий в его жизни. «Пора брать инициативу в свои руки», - решил Рики и прильнул ухом к замочной скважине.
-Я посвятил свою жизнь, - веско сказал Гарри Поттер, и его голос дрожал от сдерживаемого гнева, - поиску и уничтожению его вещей! Поверить не могу, что вы упустили чашу!
-Судя по описанию, точно такая, как ты разбил, ну, помнишь, настоящая, которая принадлежала Хуффульпуфф, - произнес Уизли. – И непохоже, чтобы вор стащил ее из-за нас, просто не успел бы. Только Ральф Джордан и мальчик, у которого Ральф взял сову, знали, что послано письмо. А что в письме, знал только Ральф, следовательно…
-Ты считаешь, злоумышленник что-то запланировал именно на тот день? – спросил Поттер.
-Это логично, - ответил Уизли. – На другой день дети должны были возвращаться в школу, об этом все в доме знали.
-Ты сам допрашивал подозреваемых и лучше знаешь, кто это может быть, - заговорил дядя Гарри, и сердце Рики забилось быстрее. Сейчас, вот сейчас… - Я знаю, что мое мнение тебе не указ, но все-таки, если колдун уже замешан в преступлении, повторно решиться куда легче.
-Крэбб, между прочим, абсолютно точно назвал, кого искать, - проворчал Уизли. – И Гермиона в это поверила. Так что пусть он хоть трижды чист, а я слежку не сниму!
-Гермиону я уже выслушал, - проворчал Гарри. – Так что теперь знаю, что, поскольку я не мать, то ничего не понимаю в этой жизни. Но я все равно до сих пор считаю, что Люси телевизора насмотрелась. Скажите, пожалуйста!.. И ты учти, что это дорого, а он может оказаться не тем, а просто…
Его шаги опасно приблизились к двери, так что Рики посчитал, что услышал достаточно, отступил к лестнице, с благодарностью вернул мантию Ральфу и ушел в подземелья.
Ужин в «Хогвартсе» проходил в почти сонной обстановке, ничем не напоминая суету поспешного отъезда. Здесь, в защищенных древней магией стенах, рядом с учителями и воспоминаниями о сидящих обычно рядом товарищах все оставалось таким, как прежде. Только теперь Рики вспомнил, что вообще-то поехал к Виктору, чтобы выяснить, выиграли ли равенкловцы честно, но тут же решил, что ему и без квиддича хватит забот. Конечно, в этом он не собирался признаваться разочарованному Ральфу, который наконец-то осознал, что его надежды запустить в Тони бладжером не сбудутся.
Впрочем, боевой дух Рики значительно подняла возобновившаяся двусторонняя связь с гостями, а главное, куча систематической размеренной работы, которая полностью займет мысли и волю на все обозримое будущее.
Но, конечно, он не забыл о необходимости засвидетельствовать свое почтение Плаксе Миртл, и вообще, помня, что каникулы еще не закончились, не стал торопиться с чертежами.
Вечером Рики играл в карты с Тиффани и Бобом. Воображение рисовало, как завтра пустая общая гостиная наполнится, приедут Лео и Дора, и остальные друзья не-слизеринцы. Он и хотел этого, и голова гудела при мысли, что опять придется все пересказывать. Тиффани жаждала общаться со своей кошкой.
Как приятно было просыпаться со свежей головой!
После завтрака Рики вышел прогуляться к озеру. На мостике его встретили ледяные брызги.
-Пока тебя не было, те, наверху, поменялись, - сказала малышка. – Раньше они целились подальше отсюда, но теперь как сомневаются. Их сила стала больше направлена на тебя. Как будто они хотят тебя закутать. Ты их держишь около себя.
-Они что, беспокоятся обо мне? – удивился Рики.
-Похоже на то, - пожала плечами русалка.
В тот день Рики не поднимал голову и скопировал на фольгу целых три рисунка, прежде чем дверь в штаб распахнулась, и Эдгар объявил, что пришел за ним, потому что все собираются ужинать в Большом зале.
Лео изменился в лице, когда на вопрос «Как провел каникулы?» получил ответ: «Я жил в первом доме». Хорошо, что Дора не начала выспрашивать. Едва кивнув, она побежала к Тиффани, которая уже мчалась навстречу ей вприпрыжку; Рики признал, расчеты Доры узнать от нее гораздо больше, были справедливы.
-Бывает же такое невезение, - пробормотал Лео, усаживаясь рядом на диван.
-Почему? Лично я считаю, мне очень повезло, - сказал Рики. – Причем два раза. Первый – что туда попал, а второй – что все-таки уехал.
-Неоправданный риск, - настаивал Лео.
-Разве? Не представляешь, что я там услышал! Пасется при матери Чайнсби одна бабуля, которая работает в Министерстве. Нашли думоотвод…
-…И теперь Аврорат ждет, что в июне твои вестники, которых вызвал Сам - Знаешь – Кто еще до нашего рождения, сотворят что-нибудь ужасное, - сказал Лео.
-Я ничего не слышал про июнь, - удивился Рики. – С чего ты взял?
-Дик сказал, - пожал плечами Лео. – Мы весь день ехали в поезде.
Рики ощутил легкое разочарование. Оказывается, вовсе необязательно было ради информации о думоотводе подвергать себя опасности и торчать рядом с чашкой. Он постарался как можно подробнее вспомнить, чем занимался у Чайнсби.
-Ты, надеюсь, эту штуку не трогал? – обеспокоено поинтересовался Лео, выслушав до конца.
Рики с сожалением помотал головой.
-Не дали. Я как раз собирался разбить ее, но не успел.
-Тем лучше. Пусть авроры занимаются этим делом, - сурово постановил Лео.
Рики с трудом верил своим ушам.
-До сих пор мы сами прекрасно без них справлялись, - напомнил он. – Так ты утверждаешь, нужно довериться гриффиндорской мафии?
-Ричард, надо признать, что до сих пор нам фантастически везло, - Лео закусил губу. – Я, конечно, навещал Уизли вместе с родителями, ты был прав, они грандиозный пир закатили…
-И что там было? – с интересом спросил Рики, чувствуя себя неловко от того, что даже поинтересовался каникулами друга.
-Мне разрешили попробовать шампанское, - усмехнулся Лео. – Прекрасно все прошло, тебе об этом обязательно расскажет Артур Уизли, и более подробно. Так вот, остальное время я не вылезал из библиотеки. И теперь не удивляюсь, почему после совы от Ральфа Джордана в дом Чайнсби явился весь подотдел быстрого реагирования – мама Артура работает именно там. Могу тебе сказать, что эта твоя чашка…
-С чего вдруг моя? – резковато поинтересовался Рики.
-Нет, конечно, не твоя, - смешался Лео. – Это я так, просто сказал.
-Ну и что она собой представляет? – потребовал Рики.
Лео помрачнел.
-Возможно, самую опасную из черномагических вещей. Ладно, я расскажу, хоть и не собирался.
-Очень приятно, - пробубнил Рики.
-Отнесись, пожалуйста, серьезнее, - осадил Лео, в долю секунды превращаясь в копию профессора Снейпа, засекшего на уроке гриффиндорца, слушающего недостаточно внимательно. У Рики даже возникло желание вытянуться по струнке. – Ты помнишь, почему трансфигуратор подчинил волю Артура Уизли?
-Ну, да, потому что в него вселилась душа этой, как же ее… тетки-психички.
-Не сама по себе вселилась, надо отметить, - подчеркнул Лео. – По всей видимости, существовал другой хоркрукс…
-Чего?
Лео глубоко вздохнул.
-Хоркрукс – это материальный носитель, то есть вещь, в которую колдун или ведьма помещают часть своей души после проведения нескольких незаконных ритуалов, в том числе и убийства. Большинство людей неспособны создать хоркрукс, но Темный Лорд и незначительное количество его сторонников, которых он научил, кому позволил воспользоваться…
-Зачем нужен такой предмет, ведь существует заклятие подвластья? – не вполне понял Рики.
-Профессор Дамблдор считает, что хоркрукс – это и есть тот способ, посредством которого Сам – Знаешь – Кто достиг своего бессмертия. Если тело погибает, мага все равно можно воскресить и даже вернуть к телесной жизни, по-моему, еще одним ритуалом.
-Так это и есть бессмертие? – брякнул Рики. – Тьфу ты, дрянь какая!
Он невольно задумался, можно ли считать золото и драгоценности, накопленные синьором Кьяпацци, хоркруксом для его слуги Ринальдо.
Глаза Лео сверкнули.
-Потише! – потребовал он. – Я не знаю, только ли предметы, разбросанные по миру, удерживают Темного лорда, но Дамблдор считает, что да. Ты перебил меня. Трансфигуратор, мы сами слышали, изначально не содержал личность Беллатрикс Лестранж, или, как ты сказал, тетки-психички. Очевидно, есть способ перемещать душу из одного предмета в другой, что и сделал Долохов, когда пробрался в «Хогвартс» на должность преподавателя защиты от темных искусств.
Рики медленно кивал. Разговор дяди Гарри с Рональдом Уизли становился все понятнее.
-Чашка, которая заставляет колдуна искать тебя, со всей очевидностью содержит часть личности непосредственно Того – Кто – Не – Должен – Быть – Помянут, - объявил Лео.
-Понятно, чему посвятил свою жизнь мой крестный отец, - сказал Рики. – Он упомянул, что находит и уничтожает вещи, то есть, наверное, как раз такие, как чашка.
-Хоркруксы Темного Лорда, - кивнул Лео. – Что же, в этом есть смысл.
-А по-моему, нет, - возразил Рики. – Их ведь может быть, как говорит моя подруга Даниэла, дофига и больше. Не волнуйся ты так! Между прочим, мама Виктора владела дубликатом чашки самой Хельги Хуффульпуфф! Если верить дяде Гарри, оригинал он лично расколотил несколько лет назад. Ты подумай, Лео, сколько копий может быть! Кстати, а можно душу не переселять, а просто копировать вместе с вещью?
-Ты так спрашиваешь, как будто я этим каждый день развлекаюсь! – фыркнул Лео. – Не знаю. Но видел бы ты лицо моего отца, когда он заметил эту книгу рядом со мной! Он только подумал, что я в нее заглядывал, и чуть не задохнулся от ужаса. Я его разубедил, но это в самом деле жутко.
-Я не собираюсь искать приключений, - сказал Рики, не будучи, впрочем, уверен, правду ли говорит. Теперь, когда Лео и Эдгар были рядом и несли привычные функции благоразумия, он мог позволить себе не быть таким предусмотрительным, как на этих каникулах.
-Между прочим, не мешает тебе быстрее закончить астрономическую сферу для твоих вестников, - напомнил Лео. – И лучше бы их отправить до начала лета. Не вредно пощадить нервы Авроров.
-А что ожидается летом?
Лео пожал плечами и ответил, что в книгах того не написано.
Спросить Дика удалось только через неделю. Рики поставили перед фактом, что, как бы ни было важно совпадение с домом Чайнсби, от подробностей семейного торжества Уизли компанию никто не освобождал.
Кроме того, собираться в штабе стало совершенно невозможно, и не только потому, что портрет сэра Финеана почти не покидал поста. Каждый раз через пару минут после брата там появлялась Лаура Боунс. Терпение Эди приближалось к опасному пределу.
-Хотел бы я знать, как ты собираешься сдать экзамены! – постоянно напоминал он.
Даже прямые требования выйти вон, к которым в итоге прибег Артур, а следом и Эди, на Лауру не действовали. Она возмущенно требовала объяснить, чем таким они собираются заниматься, и угрожала пригласить профессора МакГонагол. Сэр Финеан Нигеллус со стены оказывал ей всестороннюю поддержку, критикуя манеры мальчиков.
-Ходит за мной, как привязанная, пользуется, что у нее свободное время для подготовки, - бросил как-то Эдгар, когда они столкнулись в толчее коридора.
В итоге спасительный туалет Миртл вновь распахнул свои двери. Туда Лаура не ходила.
-В Министерстве ее на каникулах попросили, - просветил ребят Дик. – Я каждый день там с ней сталкивался. Она везде ходила, даже заглядывала в архив, и пила чай с бабушкой и со мной. Ее водила мисс Патил по просьбе мистера Поттера, она и проболталась, что Лаура найдет к нам лучшей подход, чем взрослые.
-Это они просчитались, - фыркнул Ральф.
-То-то она какая-то ненормально радостная, - понимающе кивнул Эди, - задание!
-Нет, она рада по другой причине, - поправил Дик. – Там околачивался Филипп Уилкс, его семья поставляет в Министерство перья, и прилип к ней, Мерлин свидетель. Половина сотрудников в буфет ходила специально на них любоваться.
-Он же в «Хуффульпуффе» учился, - припомнил Эди. – Ну да, заканчивал, когда мы пришли на первый курс. Он был ловцом в команде, после него поставили его брата.
-А насчет начала лета могу сказать только одно, - напомнил Дик, когда, поглощенные романом Лауры, ребята уже забыли, зачем собрались. – Это время, когда Кто – Не – Должен – Быть – Помянут обычно наносил очередной удар. Я еще удивлялся, когда читал: весь год не высовывался, специально дожидался, когда Гарри Поттер сдаст экзамены. Вероятно, атаку с участием инопланетян он тоже планировал на конец учебного года.
-Скорее всего, так и есть, - согласился Лео. – Мысли из думоотвода нельзя считать свежей информацией.
Последний семестр, как всегда, отличался тем, что школьникам каждый день напоминали об экзаменах. В этот раз появилась новая нота: некоторые учителя, вроде Снейпа и особенно МакГонагол, вдалбливали в головы учеников необходимость уже сейчас озаботиться предстоящими через год СОВами.
Рики кочевал из библиотеки в штаб и обратно, каждую свободную минуту тратя на карты. Лео и Дик принесли невероятную жертву, время от времени возвращаясь к списку заклинаний, необходимых для того, чтобы переколдовать сферу. Впрочем, они сильно надеялись, что такой необходимости не возникнет.
Гриффиндорцы и слизеринцы все больше заводились; им предстояло играть в следующее воскресенье. Рики не ожидал, что это совсем его не волнует. Но уроки гербологии не обходились без поддевок, что нередко приводило к печальным последствиям: жгучие щупальца не терпели, когда ими пренебрегали. Профессор Стебль сняла баллы впервые в жизни, с обоих колледжей. За это Тиффани после урока сказала Френку, что он дурак.
Бетси Спок витала в розовых облаках, потому что профессор Флитвик сдался и поставил ее ловцом в матче против «Слизерина».
-Неподражаемо, - говорил Дик, - до чего прекрасный пол любит выпендриваться. Каждый раз, как она идет на тренировку, этак раза два в неделю, Бетси непременно всем показывает, что идет на тренировку.
Она, действительно, очень гордилась. На прорицаниях почти все ее предсказания два урока подряд оказывались связаны с бладжерами, битами, падениями и взбесившейся метлой. Кажется, Трелони они не очень нравились; она скорбно вздыхала, но проглатывала.
В день дуэльного матча между «Слизерином» и «Гриффиндором» Рики с легким сожалением засел в штабе, понимая, что, пока все на поле, самое время воспользоваться спокойной обстановкой. Дик сказал, что, как только будут готовы две трети необходимых карт, можно наложить сферу и посмотреть, будет ли она работать, как надо. Рики прикинул, что за сегодня успеет догнать до нужного объема. Эди обещал прийти после игры и копировать готовые листы на всякий случай.
Рики добросовестно корпел два часа, и в награду получил: «Опасность».
Ему показали чашку, целую и невредимую. Теперь она находилась в ящике стола, Рики видел ее сверху, как и ту самую неуловимую руку, которую так и не опознал в доме Виктора. В который раз мальчик отругал себя за то, что упустил момент из-за отсутствия должной настойчивости. Он не мог бы теперь сказать, имея в поле зрения край стола и корзину для бумаг, видит ли он часть дома Чайнсби или это другое помещение. Чашка шипела: «Как ты позволил мальчишке уехать! Где теперь найдешь его?». «Я организовал все так, что он сам придет, не ворчи», - ответил ей свистящий шепот, по которому невозможно было определить голос. Это мог оказаться и мистер Пирсон, и мисс Блумсберри. Раздался стук, и тонкая рука задвинула ящик.
«Приду я, как бы ни так, - усмехнулся Рики, возвращаясь к циркулю и фольге. – Разве что с дядей Гарри».
Обедал Рики почти в одиночестве, если не считать нескольких человек за соседними столами. Матч, очевидно, продолжался, а ученики «Хогвартса» были такими яростными болельщиками, что при необходимости пренебрегли бы не только едой, но, как подозревал Рики, и сном. За столом учителей, где отсутствовала только МакГонагол, обсуждали, не сходить ли тоже.
Усилия Рики были вознаграждены. Он сделал даже больше, чем две трети, правда, на чуть-чуть. Эдгар появился после пяти, когда он раздумывал, продолжать ли чертить или разложить чистую фольгу для копирования.
-«Гриффиндор» выиграл, - сообщил хуффульпуффец, садясь напротив Рики. – 200:90, умираю с голоду.
-Ужин почти через час, но здесь, кажется, остался тыквенный сок, - припомнил Рики, встал, расправляя затекшую спину, и открыл дверцу встроенного шкафа. Артур обнаружил, что домашние эльфы снабжают их соком, еще когда он учился в «МентеСана». – Да, есть.
-Налей, пожалуйста, - попросил Эди.
За спиной хлопнула дверь.
-Опять ты, - с порицанием произнес Эди.
Рики не надо было оборачиваться, одного тона хватало, чтоб опознать Лауру. Впрочем, и духов тоже.
-Ого, сколько! – вздохнула она, обозревая сверху заваленный фольгой стол. – Давно хотела спросить, зачем вы этим так долго занимаетесь?
-Мы хотим сами сделать карту, - ответил Рики.
-Столько возни, - Лаура подозрительно сморщилась. – Непохоже на вас.
-Ты ничего не понимаешь, - снисходительно усмехнулся Эди, и состроил самую праведную и строгую физиономию. – Наука стоит таких жертв, мы уже можем самостоятельно создавать что-то. Ты лучше помоги, раз пришла. Умеешь копировать?
-Это ты мне?! – оскорбилась Лаура. – Да я умею в два раза больше тебя!
«Интересно, в какой области?», - подумал Рики.
Действительно, она хорошо справлялась, и даже пару раз поправляла мальчиков. Если не считать ее замечаний, работали молча. Рики удивлялся, как они управились до ужина и даже разложили листы по прядку с две стопки.
-Иногда ты нормальная, - брякнул Эди, пока Рики запирал штаб.


Глава 25. Квиддич, экзамены и карта


Проигрыш «Слизерина» в дуэльном матче оказал существенное влияние на внутришкольный климат. И дело тут было не в реакции играющих слизеринцев – они, за исключением Френка, чья колдовская гордость была в очередной раз сильно задета, довольно быстро смирились, соглашаясь, что счет вполне приличный. Генри окончательно успокоил совесть Билла Кеттлборна, выразив сожаление, что не участвовал в игре. Но теперь определилось, кто вышел в финал. Последнее слово оставалось за поединком между «Гриффиндором» и «Равенкло». Охлаждение в их отношениях было заметно уже на следующий день. Даже те, кто вместе проводил время у Чайнсби, по наблюдениям Рики, едва здоровались.
Рики, образно выражаясь, уже видел свет в конце тоннеля. Его работа над звездными картами подходила к концу. «23 листа…19…16», - каждый день подсчитывал и пересчитывал Рики. В связи с этим его стали особо раздражать некоторые уроки, на которых он напрасно терял время. И если уход за магическими существами давал столь необходимое пребывание на свежем воздухе, то прорицания доводили его буквально до кипения. Жара и духота словно усиливали нервозность.
Однажды он, озвучив свой список ожидания отличных оценок на экзаменах, забракованный Трелони, ввиду хорошего настроения, только наполовину, вполне созрел для того, чтоб сказаться больным и отпроситься. Он ловил ее взгляд, предполагая, что выражение его лица годится для умирающего от скуки, но Трелони его почему-то вопиюще игнорировала.
И вдруг он увидел, как прямо на него летит нечто. Через секунду до него дошло, что на лоб только что сел комар.
Не задумавшись, Рики быстро хлопнул себя по лбу. Оборона оказалась удачной: на ладони появилась кровь. И тут-то профессору Трелони взбрело в голову его заметить. Зажав рот рукой, она отступила, споткнулась о подол и, к своему счастью, упала в собственное кресло.
-Профессор, это просто комар, - успокаивающе произнесла Селена.
Боковым зрением Рики отметил странный блеск в глазах Доры.
-А может, он женского пола, - сказала она.
-Ну да, точно женского, - Рики припомнил, что это года три назад послужило аргументом Питу в споре с кузиной на тему «нет зверя страшнее женщины». – Кусаются только комарихи, это маггловской науке давно известно.
-Вот! – воскликнула Дора и даже привстала. – Профессор Трелони, пророчество Макарони только что сбылось! Оно ведь может сбыться позже, да?
Когда Дора строила из себя такую наивную, хлопающую глазами дурочку, обычно это означало особо остроумную пакость с ее стороны, но Рики пока не понимал, в чем дело.
-Что Вы имеете в виду, милочка? – слабым голосом спросила Трелони, выпрямляясь в кресле.
-Помнится, Ричард обещал, что убьет лицо женского пола в первой половине дня? Так и получилось, - торжествовала Дора.
Трелони слабо махнула рукой, несколько раз открыла рот и снова закрыла.
-Урок окончен, - объявила она в итоге, хотя по времени оставалось более половины.
На досках появились объявления: следующая прогулка по Хогсмиду ожидалась в начале июня. От Дика стало известно, что Виктор и Тони встретились и назначили матч за неделю до этого.
Плакса Миртл оторвалась от мыслей о высоком и снизошла до того, чтобы похвалить Клуб.
-Теперь в школе так спокойно, не то, что зимой, – с удовлетворением отметила она. – Квиддич иногда тоже бывает полезен.
-Она права, - согласился Лео, когда они собирались перед закрытием библиотеки. – Спортивная злость снимает напряжение. Кроме того, теперь коалиция «Гриффиндора» и «Равенкло» против «Слизерина» невозможна… на некоторое время.
-Я думаю только о том, как быстрее закончить карту, - признался Рики.
-А как твоя подготовка по истории магии? – напомнил Лео.
-Не спрашивай! – махнул Рики.
…-Я тут прозондировал твои кандидатуры, - буднично заявил Лео, раскладывая перед собой конспекты на столике в гостиной в таком количестве, словно собирался просидеть тут с ними до утра. – Они интересны, даже слишком. Надо же, чтобы в одном месте собралось столько подходящих личностей. Насколько я понял, все они хотят чего-то, и Ты – Заешь – Кто мог пообещать им это в обмен на помощь, то есть на тебя. Судя по твоему последнему видению, человек не понимает, с кем имеет дело, так что это, скорее всего, маггл.
-Он или она говорили с кружкой без особого почтения, - подтвердил Рики.
-Если предположить, что это слуга, то он, как любой человек, может искать тебя элементарно ради обещанных денег, или вообще чего угодно: славы или нового брелка в дедушкину коллекцию. Не хихикай, такое бывает. Чтоб его вычислить, достаточно узнать, кто из слуг брал отпуск или отгул в то время, когда твой враг с чашкой посещал Италию, в ноябре в таких-то числах.
-Единственный способ, как мы сами можем это выяснить – спросить Виктора Чайнсби, а он, во-первых, удивится, во-вторых, все равно не знает, потому что в это время находился в школе, - указал Рики.
-Это легко выяснят авроры, и ничто не мешает тебе передать им через Снейпа, что ты как раз припомнил нечто важное. Далее, - продолжал Лео, невозмутимо игнорируя недовольную физиономию друга, - пройдемся по персонам, чьи имена известны. Начнем с единственной женщины. Мисс Матильда Блумсберри. Она прячет руки, и это кажется тебе подозрительным, тем более что муфта слишком жаркая. Но учти, эта леди ведь понятия не имеет, что ты видел ее руки, если, конечно, это она. Может, у нее ожоги или что-нибудь такое. Определенно только, что она завидует людям с хорошими связями, вроде Лауры Боунс, потому что ее саму не продвигают по службе.
-Интересно, она рассчитывает стать замминистра при Темном Лорде? – усмехнулся Рики.
-Важно допустить, что она может сознательно подчиняться не слишком законной силе, как обычно предполагают по отношению к родственникам осужденных Азкабана, - сказал Лео. – Лично я не сторонник того, чтобы считать их всех потенциальными преступниками. Вряд ли мисс Блумсберри понимает, с кем имеет дело, если, опять же, это она.
-Если бы она связалась с Темным Лордом, то не грубила бы ему, - согласился Рики, вспоминая льстивый тон всех Упивающихся смертью, с которыми он сталкивался.
Внезапно его зрачки расширились, так что Лео даже отшатнулся.
-Рики! – позвал он негромко, чтобы не привлекать внимания сидящих у камина третьекурсников.
-Помнишь, - медленно заговорил Рики, - когда мы на день рождения Эди гадали по кристаллу? Тот тип с писклявым голосом еще предупредил, что «они» здесь? Наверное, его думоотвод и нашли авроры?
Артур поддержал эту версию на гербологии, заявив, что после второго падения Того – Кого - Нельзя – Называть его пойманных сторонников допрашивали очень тщательно, но о таинственной силе стало известно только прошлым летом из пресловутого думоотвода.
-Этот секрет мало кто знал, кроме самого, ну, Лорда, - сказал гриффиндорец. – Наверное, тот Упивающийся смертью, который сейчас охотится за Рики, просто нашел чашу, и она ему сказала…
-С чего ты взял, что за Рики охотится Упивающийся смертью? – не обрадовался Лео.
-От мамы знаю, - ответил Артур. – Во всяком случае, это точно колдун, но он использует не свою палочку, а другого Упивающегося смертью, который сейчас находится в Азкабане.
У Рики невольно прибавилось уважения к аврорам, которые умеют выяснять такие вещи.
-А я уже состряпал бесподобную версию про влюбленного соседа, - не без сожаления признался Лео. – Насчет маггловских врачей я не очень разбираюсь, кроме того, что они почему-то присутствуют в половине детективов. Что касается дядюшки Барти, который, говоря официальным языком, уже привлекался, то я о нем слышал. С ним даже моя мама знакома. Она говорит, что если уж колдун начинает уважать маггловские деньги, это сложно перебороть. И потом ему уже приходилось таскать камни в Азкабане, вряд ли снова захочет туда вернуться.
К Снейпу Рики все-таки пошел.
-Значит, кто-то привозил чашку в Италию, - подытожил завуч, когда Рики закончил излагать свою готовность помогать аврорам. – Хотел бы я знать, кто подсказал тебе залезть в воду?
Рики отвернулся, обдумывая ответ: невзирая на то, что Лео убедил его прийти сюда, Рики совсем не хотелось говорить Снейпу правду.
-Это Барон, русалка, - ответил он в итоге. – Вы же знаете, профессор Доматор очень рассердился, когда узнал, что я без разрешения, он ведь сам предложил дополнительно меня учить, - поспешил заверить завуча Рики, опасаясь, как бы тот не посчитал нужным прочесть нотацию. – А потом еще Кар… профессор Убриокарра.
-Значит, профессора Доматор и Убриокарра, - повторил Снейп. – И что сказала твоя классная наставница?
-Что с удовольствием утопила бы меня, - вдохновенно сочинил Рики.
-Должно быть, эта юная леди не слишком строга, - усмехнулся Снейп.
-О нет, сэр, она просто зверь, - выпалил Рики и умолк, почувствовав, что переборщил.
Профессор Снейп больше ничего не спросил. Он вышел вместе с Рики и умчался по коридору быстрее мальчика. «К Дамблдору», - не сомневался Рики.
Подготовка к экзаменам и карты не оставляли много времени, чтоб лезть в работу Авроров. Растревоженные каникулами мозги Рики окончательно встали на место, когда однажды к обеду Ракета принесла письмо от старшего брата.
Не подозревающий о переплете, в который угодил Рики в доме Чайнсби, Пит начал с объяснения поведения Летиции. «Некоторые люди получают удовлетворение, утешая других, и к счастью, это большая редкость. Ими движет слишком сильное желание быть нужным, в ущерб тому, чтоб другому было хорошо. Большинство старается держаться подальше от проблем, и только настоящая привязанность удерживает нормальных людей возле действительно страдающей личности. У твоего друга нет никаких шансов наладить отношения с этой девочкой, и лучше, если он будет как следует готовиться к экзаменам»…
-Что тебя так заботит?
Узнав голос слизеринского привидения, Рики вначале даже обрадовался: некоторое время школьные привидения, кроме Миртл, не разговаривали с членами Клуба, считая, что те не оправдали их ожиданий. Впрочем, общение с Кровавым Бароном всегда было сомнительным удовольствием.
-Директор только что отправил очень важное письмо, из-за тебя, и у него было такое лицо, - сказало привидение. – Почему бы тебе, Макарони, не признаться, что натворил?
«Дожила гриффиндорская мафия. Привидений насылает», - подумал Рики, пытаясь изобразить улыбку для сурового призрака.
-Вы о чем? Я просто читаю письмо от брата, и задумался о… том, как сложно все в этой жизни!
Для убедительности он развернул лист так, чтобы Барон мог заглянуть.
-Думаю, профессор Дамблдор как раз послал сообщение аврорам, потому что я вспомнил важный факт, - добавил Рики.
-В твоих интересах помогать тем, кто отвечает за твою безопасность, - напыщенно произнес Кровавый Барон и улетел.
Хорошо подумав, Рики написал брату обо всем, ничего не утаивая. Он знал, что Питу, как и Лео, не слишком нравились вестники, он не представлял, чего ждать от них, но все же брат имел право на доверие с его стороны, и кроме того, мог подсказать что-нибудь стоящее, как нередко бывало. Сдобрив информацию уверениями, что все в порядке, Рики отослал ответ с Ракетой после того, как дважды его переписал.
Рики принес колоссальную жертву личной симпатии, приняв приглашение Бетси посмотреть матч, где она впервые будет играть. Он, правда, захватил с собой на трибуны учебник по истории магии, но так и не открыл его.
В этой игре решалась судьба кубка нынешнего года, поэтому страсти сидящих рядом слизеринских болельщиков накалились до предела. Дик комментировал, как обычно, но все же иногда удерживался от словесного преследования охотников. Впрочем, к его манере уже притерпелись и почти не ворчали.
Бетси Спок оказалась не таким аховым ловцом, как все представляли. Она поймала снитч на сорок третьей минуте, благодаря чему «Равенкло» обыграл «Слизерин» и набрал наибольшее количество очков среди квиддичных команд. В холл ее внесли на руках старшекурсники родного колледжа.
-«Равенкло» восемь лет не становился чемпионом в квиддиче, - радостно верещал профессор Флитвик, пожимая руку профессора Снейпа, который пытался улыбаться ему в ответ.
-Это все потому, что меня не взяли в команду, - проворчал Рики с набитым ртом, заметив, что Френк сидит рядом, а Генри и Тиффани - далеко.
За соседним столом Бетси светилась, как свеженачищенные доспехи, и казалось, хоть сейчас готова раздавать автографы. Сидящая напротив Мелани, как могла, давала ей понять, что скорее удавится, чем попросит, и это легко читалось даже по ее спине.
Но тем не менее, кубок квиддича получил «Равенкло», обойдя «Слизерин» на двадцать очков, а следовательно, только благодаря ловцу. Дик, вечером того же дня услышавший, что Виктор и компания собираются отпраздновать победу колледжа в Хогсмиде, но Бетси не пригласят, потому что ее не любит Каролина, был возмущен до глубины души.
Последний дуэльный матч между командами Тони и Виктора Рики с чистой совестью пропустил, хотя остальные члены Клуба Единства решили его посмотреть. Ровно четыре листа фольги, на которые предстояло скопировать всего лишь одну бумажную карту, отделяли его от завершения долгого бескорыстного труда.
-На самом деле мы неотрывно следили за МакКинли, - объяснил Лео, когда друзья вернулись с поля вместе с Лаурой, непременно пожелавшей выпить с ними чаю в штабе.
-Я даже бинокль захватил, - добавил Артур.
-Если бы она даже достала снитч из кармана, мы бы заметили, - продолжил Лео.
-Гриффиндорцы в межфакультетском соревновании так хорошо не играли, - оценил Эдгар.
-Если бы Тони не играл, вообще была бы идеальная команда, - высказался Ральф.
-А кто выиграл? – поинтересовался Рики, не поднимая глаз от последней фольги.
-Филипс, непонятно разве! – фыркнул Ральф. – 250:70, мы почти полтора часа на стадионе жарились.
-В этой игре точно все было честно, - признал Дик. – Виктора поставили на место, наконец-то, только вот я не ожидал, что это сделает Энтони Филипс.
-Они же не ссорились, - напомнила Лаура, приподнимая заварочный чайник.
Возня со сферой затянулась до ночи. Сестра Эдгара проявила себя с лучшей стороны и сначала помогала снимать копии, а потом не высовывалась. Довольные мальчики совсем не подумали, что слишком хорошо есть подозрительно.
На другой день пришла профессор Зловестра. До сих пор она вообще никогда не заглядывала в штаб Клуба и честно призналась, что ей пришлось обращаться за помощью к мистеру Филчу.
-Но мне сказали, вы тут собираете свою карту, и мне стало любопытно. Можно взглянуть? – попросила она.
-Не получается, - сказал Рики, в душе ругая длинный язык Лауры. – Пока ничего не видно, мы еще не все заклинания применили. Стеклянный колпак как будто непрозрачный.
-Но ведь карты ты не выбросил? – выразила уверенность преподавательница астрономии.
Рики ничего не оставалось, как достать, скрипя зубами, свои рабочие карты, и передать их ей. Конечно, нагнувшись к ящику, он за то короткое время, которым располагал, постарался перетасовать их так, чтоб стало ничего не понятно.
-Но, мои дорогие, - заявила Зловестра после двадцать минут добросовестного копания, - половина звездных систем никем не зафиксирована. Откуда вы их взяли?
-Мы моделируем фантастическую реальность, - находчиво ответил Артур, после чего пересказал прочитанную им книгу, согласно сюжету которой, пришельцы ставили опыты над людьми в научных целях. Это произвело на преподавательницу сильное впечатление, и пришлось убеждать ее, что это только сказка и не имеет отношения к сфере, которую они намерены создать.
-Ну, не знаю, надо ли это делать. В учебных целях, я понимаю, - покачала головой профессор и ушла.
-На ее месте Снейп точно напомнил бы об экзаменах, - не сомневался Артур.
-Ее Лаура наслала, - напомнил более дальновидный Лео. – Интересно, пойдет она к Дамблдору или нет?
Сессия четвертого курса началась на следующий день, в понедельник, с экзамена по защите от темных искусств. Поттер вызывал попарно и задавал демонстрировать заклятья друг на друге, а еще каждый ученик должен был придумать два вопроса для своего товарища и, соответственно, ответить на столько же.
-Какой хитрый. И задания заготавливать не надо, - одобрила Ариадна Блекуотер, выходя вместе с Эйвери.
В пару Рики досталась Дора. Она как следует надрала ему уши, после чего он вырастил на ней тысячу бородавок. Бородавки, конечно, сошли от одного взмаха палочки уважаемого профессора, а вот краска с ушей должна была сходить постепенно, естественным образом, отчего в Рики поднялись все теплые чувства к дяде Гарри, который тут же придрался к формулировке его вопроса для Доры.
-Профессор, а Вы останетесь на следующий год? – полюбопытствовала та.
К ужасу Рики, дядя Гарри ответил: «Не знаю».
-Лео, а если он останется, что будет? – вопрошал Рики.
-История магии, - ответил Лео из-за учебника, вероятно, расслышав только конец фразы.
Сочинение по восстаниям гоблинов Рики накатал почти вдвое больше минимального заданного объема, погруженный в свои мысли. Выходя из класса, он не помнил ничего, о чем писал.
Вечером со сферой что-то стало получаться: замелькали точки, после того, как Ральф случайно уронил ее. Но в них настолько невозможно было разглядеть звездную карту, что Рики начал нервничать. Однако все остальные были абсолютно спокойны.
-Конечно, если до сих пор никто не моделировал подобную астрономическую систему, сразу не получится, - сказал Дик.
-В крайнем случае, придется пригласить профессионала, - утешил Артур.
-А потом что, прикончить его? Никто из нас не умеет пока стирать память, - напомнил Рики.
-Зачем же? После того, как твои приятели улетят, можно все рассказать, - предложил Эди.
-И, за отсутствием доказательств такой невероятной истории, нас всех или только меня отправят в госпиталь Святого Мунго!
-Это ерунда! А вот МакГонагол обещала меня отчислить, если я завтра не сдам на приличном уровне, - сказал Ральф.
Гриффиндорцы сдавали трансфигурацию с утра, слизеринцы – после обеда. До встречи с МакГонагол профессор Флитвик экзаменовал очень долго, так что ученики едва не опоздали к обеду, потому что каждый выполнял не менее трех заклинаний. Починенные предметы приходилось снова ломать, преобразовывать, а потом еще отвечать теорию.
До трансфигурации удалось перекинуться на лестнице парой слов с Эди, выглядевшим довольнее всех.
-Кажется, с зельями справился прилично. Снейп ходил рядом, но так и не сказал ни слова, - похвастался хуффульпуффец.
Задание МакГонагол – создать изящную хрустальную вазу из муравейника – как всегда, не привело Рики в восторг. Муравьи не пользовались у него особой симпатией, но ведь они были живыми.
-Рисунок должен быть рельефным, - напомнила профессор МакГонагол.
Прежде всего Рики взял пергамент и расписал алгоритм. Вручив его экзаменатору, он вернулся к своему столу и только тогда достал палочку.
Контуры узкого и высокого сосуда были сигналом к тому, что нужно отрешиться от происходящего, предоставить подсознанию материализацию образов.
«Опасный контакт мимо тебя».
Рики почувствовал неловкость; когда работа близилась к концу, он вдруг стал сомневаться, а сумеет ли выполнить взятые на себя обязательства. Он представлял, как хотел бы попасть домой на «их» месте, и очень опасался, вдруг придется сказать, что ничего не вышло.
«Работа идет», - ответил он, желая оборвать контакт как можно скорее.
Чего Рики действительно хотелось в тот момент – так это полностью сосредоточиться на экзамене. Вокруг кипела довольно нервная деятельность. Временами он слышал голос профессора МакГонагол:
-Эйвери, это что у Вас – Азкабан в миниатюре? – или, - Нет, Бут, боюсь, я не могу понять Ваш рисунок. А, конечно, весь замок на такой маленькой площади целиком не поместится.
Свою работу Рики сдавал последним, после того, как профессор прекратила препираться с Дорой, утверждавшей, что она не может точно вспомнить последовательность выполненных действий. Замдиреткора, конечно, напомнила, что это следует расписывать прежде всего, а мисс Нотт, по обыкновению, плевала на такие условности.
-Достаточно, Макарони, - потребовала профессор МакГонагол, вырывая его из транса, как только за Дорой закрылась дверь.
Кивнув, Рики опустил палочку и залюбовался причудливой коллекцией ваз, украшавшей учительский стол. Больше всего ему понравилась красная и широкая, в форме тюльпана, с букашками и бабочкой на лепестках, и он задался вопросом, кто из девчонок мог так расстараться. Черная и совершенно прозрачная, с аккуратным узором формул в столбик, скорее всего, была работой Лео; тем более что назавтра назначили как раз экзамен по зельям. Стоящая рядом была точной копией бладжера на тонкой ножке, похожей на биту; позже он удивился, узнав, что это – работа Тиффани.
-Что это у Вас? – отвлекла его профессор МакГонагол.
Рики наклонился, чтобы получше разглядеть собственную вазу… и слегка прибалдел.
Форма была нормальная, высокая и прямая с легким закруглением, а вот рисунок, почти весь – зеленый, выпуклый….
-Это как называется? – потребовала преподаватель трансфигурации, тыкая в похожие фигуры.
-Маленькие зеленые человечки, - пробормотал Рики.
-Кто? – не поняла МакГонагол.
-Ну, магглы так представляют жителей космоса, - начал разъяснять Рики, чувствуя себя идиотом. – У них на голове антенны, в виде рожек, а вот летающая тарелка. Она должна светиться…
Профессор МакГонагол покосилась на него и чуть отодвинулась.
-Почему Вы позволяете себе думать о такой ерунде на экзаменах? – строго спросила она.
-Ну, не знаю… это же спонтанные образы, - напомнил ей Рики.
-А внизу?
Рики невольно возгордился: почти все чешуйки рельефно выделялись и зрительно, и на ощупь, а вместо глаз чудовища были две впадины.
-Василиск, наверное, - пробормотал Рики.
Профессор быстрым шагом прошла к своему столу и уселась в кресло.
-Несите ее сюда и можете идти, - заявила она. – Хотя, подождите. Макарони, Вы не окажете мне любезность: отнесите, пожалуйста, вот эти работы второго курса в учительскую, я их уже проверила.
Рики не возражал, тем более, что это было по пути.
-Ты просто понятия не имеешь, что такое выпускной класс, - услышал он, толкая дверь. – Конечно, он сначала освободится, а потом приедет. Ох, Макарони, а Вы что хотите? – спросил профессор Снейп.
Он стоял у окна с дымящейся чашкой в руке и обернулся, наверное, на звук открывшейся двери. Профессор Поттер сидел возле шкафа и барабанил пальцами по столу.
Рики объяснил, что его послала МакГонагол, сложил пергаменты и ушел, надеясь, что общение с дорогим дядюшкой Гарри не испортит его завучу настроение накануне экзамена.
Впрочем, что бы там ни думали гриффиндорцы о благосклонности главы «Слизерина» к своим подопечным, контрольные зелья никогда никому не казались медом. Снейп, как всегда, расхаживал по классу и раздавал критические замечания. Освободиться раньше от него, как на других предметах, было совершенно невозможно, потому что зелье всегда варилось определенное время.
Правда, потом многим слизеринцам предстоял полностью свободный день, потому что Хагрид уехал по какому-то поручению, и все его экзамены перенесли на следующую неделю. Но для Рики досуг неожиданно обернулся тяжелейшим стрессом. Сфера, над которой работали его друзья, окончательно приказала долго жить.
-Пожалуй, так даже хорошо, - оптимистично заявил Дик после двух часов возни с покойницей.
-Зато теперь мы точно знаем, как надо, - согласился с ним Лео.
-Успокойся, Ричард, ведь можно на всякий случай заготовить еще копии, прежде чем браться за новую, - утешил Эди.
Рики вынужден был снова обратиться к своим запасам и с тяжким вздохом признал, что фольги оставалось предостаточно.
Вечером Селена составила ему компанию, согласившись выйти к озеру и погулять.
-Надо будет на следующий год возобновить рыбалку, а то деградировать можно с такой учебой, - отметил Рики, когда они уже были на мостике.
-В этом году вы слишком заняты, - сказала Селена, - а я бы тоже поучилась удить рыбу, это, наверное, весело. И еще, я давно хотела тебя попросить, но все как-то, знаешь…
-Не знаю, - усмехнулся Рики, - я ведь не читаю твои мысли.
-Может быть, ты научишь меня объясняться жестами с этой малышкой? Было очень трудно, когда ты уехал. Я понимаю, что нескоро выучу русалочью речь, если вообще выучу. На всякий случай…
-Со мной всяких случаев происходит предостаточно, - согласился Рики и вяло взглянул на воду.
-Ты не хочешь, чтобы она приплыла? – догадалась Селена.
-Нет, после сегодняшнего, - признался Рики. – Малышка «их» чувствует и начнет рассказывать, как направляется «их» сила. На месте этих пришельцев я бы испарил меня, если бы узнал, что после такого долгого ожидания я все равно не попаду домой.
-Но ты же говорил, что у «них» по-другому протекает время, - указала Селена. – И правильно сказал Эдгар, не нужно переживать, все поправимо.
-Объяснить тебе, что самое противное? – предложил Рики.
-Давай, - не возражала Селена.
-Честно говоря, я привык к няньке, - выпалил, не глядя на нее, Рики. – Мне очень удобно, что «они» всегда предупреждают, заботятся обо мне, хотя и не задумываются об этом. Сначала меня пугало, что кто-то может связываться со мной, и до сих пор не по себе, но я привык. Думаю, мне будет недоставать моих вестников, когда они улетят. Наверное, так же, как я иногда до сих пор скучаю по Барону, старой русалке, которая живет в «МентеСана». Только к нему я могу приехать.
-Нам тоже тебя не хватало, пока ты жил в Италии, - сказала Селена. – Но, как бы тебе объяснить? Никто бы не стал удерживать тебя здесь, если тебе нужно…
-Я понял, - кивнул Рики. – На первом курсе Снейп сказал, что я должен следовать своей природе, помнишь? Он имел в виду, что я колдун и не должен оставаться среди магглов, как мне тогда хотелось. А вестники ниоткуда, я даже понятия не имею, какова их природа. И уже конечно, им ни к чему навечно зависнуть над нашей планетой. Они даже чувств не понимают, с ними иногда так сложно объясняться, - Рики помотал головой и скосил глаза на Селену, которая улыбалась. – Конечно, я хочу отправить их вместе с этой сферой и еще радоваться буду!
Селена кивнула и перевела разговор на необходимость быть терпимее к профессору Трелони. Они больше не вспоминали о вестниках. И тем не менее, покидая мостик полчаса спустя, Рики старался не показать облегчения от того, что русалочка так и не появилась.
Гербология и астрономия казались десертом после тяжелых блюд. К сожалению, за ними со всей неизбежностью последовал вязкий кисель прорицаний.
На экзамен уважаемая преподавательница вынесла кристалл, пройденный четверокурсниками в первом семестре. Вспоминая уроки профессора Джиовинезы, Рики надеялся, что Трелони хотя бы не станет вызывать по отдельности как всегда. Для того, чтобы как следует сконцентрироваться на белом тумане, требовалось время, и если принимать каждого, то опрос грозил растянуться до понедельника.
Профессора Трелони не волновали такие мелочи.
-Значит, так, плетем все, что в головы придет, только быстрее, - распорядилась Дора, когда они с Селеной, Фионой Шеклбот и Бетси кучковались возле веревочной лестницы, изнывая от жары и обдумывая, а не плюнуть ли на экзамен и не пойти ли на обед.
-А если она догадается? – заволновалась Бетси.
-Мне она все равно скажет, что я не способна заглянуть далеко в будущее, если пренебрегаю всеми опасностями, которые она на меня валит, - вздохнула Селена. – Ты, наверное, можешь сбегать в Большой зал, твоя фамилия в конце списка.
-Убью Бута. Что он там делал сорок минут? – проворчала Дора.
В узком пространстве Северной башни заняться было совершенно нечем.
-Уснула она там, что ли? – пробормотала после возвращения Бетси, глядя на часы.
Нэнси Льюкот из «Гриффиндора» спустилась совершенно измученная и расстроенная, потому что, на свою голову, увидела в шаре нечто белое и неопределенное, расшифрованное экзаменатором как диета, от которых, как выяснилось, без ума ее бабуля. Учитывая, что скоро всем предстояло ехать по домам, пророчество не внушало Нэнси оптимизма.
-Вот люди, - вздохнула ей вслед Дора. – Сколько тебе лет, милочка? Научилась бы врать, не переживала бы так.
Рики поднялся по веревочной лестнице, тщательно уяснив, что больше пятнадцати минут ему не простят.
-Садитесь там, - предложила Трелони, кивая на столик ближе к люку и дальше всего от нее.
Она всегда нервничала в его присутствии, и Рики подумал, что, пожалуй, освободится раньше. В животе урчало от голода, а обстановка напоминала о том, что в прошлом году его и Селену напоили здесь чаем, от чего он бы сейчас не отказался.
-Сконцентрируйтесь, - начала профессор потусторонним голосом, сквозь который то и дело прорывалась дрожь, что портило весь настрой.
-Не надо, - отрезал Рики. – Я и так вижу. То же, что и во сне сегодня.
Он вдруг рассердился. Мальчик отчетливо осознал то, о чем до сих пор никогда не задумывался. Оценка по прорицанию зависела непонятно от чего и могла испортить ему показатели всей сессии. Он не впервые сожалел, что не послушался Гарри Поттера, но все же, если бы он сдавал тот же экзамен в «МентеСана», точно знал бы, чего ждать. Впрочем, то, что Трелони ждала от него фарса, не имело главного значения. Куда важнее, этого ждали те, кто торчал внизу без обеда.
-Маленькие зеленые человечки, - засвистел он, закатив глаза, чтобы как можно натуральнее изобразить «выход за пределы обыденного». – Они бегают по всему шару, а теперь он светлеет, начинает светиться…
-Успокойтесь, - взвизгнула Трелони, но ее голос вдруг начал уноситься вдаль, как крик из отъезжающего поезда.
«Останови его. Он связь опасность».
Это помещение Рики мог бы назвать без труда: школьная совяльня, где он бывал неоднократно; из окна даже был виден кусочек Запретного леса. Но внимание Рики сразу привлек человек.
То ли вестники так видели людей, то ли внимание Рики неосознанно концентрировалось на этой детали, но угол зрения был слева снизу, и кроме части спины, представленной размыто, фокусировался на руках. В данное время руки привязывали письмо к лапке обычной коричневой совы. Рики видел ее так, будто в момент съемки тряслась камера: то птица попадала в кадр целиком, то только лапка.
«Сова, скорее всего, обычная школьная», - определил Рики и зачем-то помотал головой, будто отмахиваясь.
Человек, к которому он постарался присмотреться получше, не дал много. Судя по черной робе, это был школьник; когда Рики случайно заметил блеск на груди, то понял это точно. Что-то в ученике казалось знакомым, может, манера движения, или же руки, которых Рики уже видеть не мог!
-Мой дорогой, очнитесь, - Трелони трясла его из всех сил, когда комната вдруг начала возвращаться.
«Подождите! Покажите хотя бы значок! Из какого он колледжа?», - просил Рики, отбиваясь от нее, а картинка стремительно сворачивалась и уплывала в никуда.
«Останови его. Он опасность».
-Как Вы меня напугали, - оскорблено сообщила Трелони, выпрямляясь и отряхиваясь. Рики полулежал на стуле; эта поза была очень неудобно, и он поспешил сесть нормально.
-Извините, профессор, - пробормотал Рики, изнемогая от досады. – Я просто проголодался, и, кажется, потерял сознание.
-Идите, - милостиво разрешила Трелони, поджав губы и с опасением провожая его глазами.
-Еще раз прошу прощения, - сказал Рики, ставя ногу на первую ступень. – Очень надеюсь, что с другими не произойдет того же, что со мной, а то они тоже голодные. Всего хорошего.
-Шесть минут, Макарони, - бросилась ему на шею Дора, прежде чем, согласно своей очереди, отправиться на свидание с хрустальным шаром.
В совяльню Рики мчался напрасно; конечно, там уже никого не оказалось, да и, по здравому размышлению, тот, кто привязал письмо, успевал уйти еще до того, как его отпустили с экзамена.
Обед заканчивался; Рики завернул несколько оставшихся пирожков для Селены и Доры, представляя, какими они будут голодными и злыми. Сам он пребывал не в лучшем расположении духа, тем более что Снейп подходил к нему, чтобы попенять за опоздание. Объясняясь, что некоторых так задерживают на экзамене, он так и не смог скрыть от наставника нервное возбуждение, вызванное недавним видением.
Штаб оказался полон; гриффиндорцы, правда, сдавали историю магии, но на их место пришли близнецы Уизли. Джорджина не сдерживала восторженного любопытства, София – научного. И, конечно, никто не освобождал от компании сэра Финеана и Лауры. Рики едва выдерживал разнородный натиск, ибо ввиду невозможности поделиться последними новостями с друзьями, желал хотя бы сконцентрироваться, чтобы не забыть увиденное. Он попросил Джорджину разыскать Селену и Дору и попросить их зайти за пирожками и пожалел об этом, потому что они, зайдя, естественно, не вышли, а тоже привязались не хуже близнецов. Дора взялась спорить с явившимся с истории магии Ральфом, выводя Рики из себя.
На завершающем этапе работы над сферой от него потребовалась самая трудная, нудная и скрупулезная часть: пришлось сверять, верно ли наложены листы один на другой. Работа была почти ювелирной, ворошить тонкие слои фольги трясущимися от нетерпения руками было немыслимо, а еще приходилось заглядывать в чертежи на пергаменте.
-Честное слово, никаких больше творческих проектов, - ворчали все друзья поочередно.
Рики окунул кисточку в соединяющую жидкость и передал ее Лео. После этого сферу окончательно заклеивали.
Тишина на несколько секунд охватила собравшихся.
-Ну что, переворачивать? – спросил Дик, в чьих руках находился результат всеобщих усилий.
-А то нет? – удивилась Дора.
Последнее заклинание, запускающее обзор карты, выполнила Лаура, потому что четверокурсники его еще не проходили.
Рики вперил взор в черноту космоса, и время остановилось. Он как будто снова получал внутренние послания, видения «пути», которые ему показывали вестники в первые контакты. Ему захотелось вызвать «их», но Рики вовремя сообразил, что в присутствии стольких людей, любой из которых может запросто к нему обратиться, лучше не рассеиваться на телепатические контакты, или как это еще называется. Кроме того, у него пока хватало тем для обсуждения.
-Ну что, ужинать, - решительно постановила сестра Эдгара, вставая с единственного кресла, которое временно отвоевала у Доры.
-Я сначала зайду помыть руки, - заявил Рики, надеясь, что друзья поймут его.
Неподалеку от штаба располагался туалет для мальчиков, и, чтобы не вызывать подозрения, Рики повернул к нему.
-Тетка Пенси говорит, руки надо мыть, - веско произнес Артур, поворачивая следом за Рики. «Хвала Мерлину, хоть один догадался», - обрадовался слизеринец.
Подозрительный взгляд Лауры заскользил по членам и наблюдателям Клуба Единства. Но увы, она не могла навязаться с ними еще и в уборную.
-Дамблдор говорил мне, что хочет взглянуть на вашу работу, - бросила она напоследок, чтобы досадить мальчикам на всякий случай, и ушла.
-Не проблема. Можно показать другую сферу, если, конечно, он придет без Зловестры, - сказал Дик, закрывая дверь.
-В день Хогсмида отдать сферу лучше всего, я думаю, - начал планировать Лео. – Это завтра, и там за нами не так присматривают, как в «Хогвартсе». Рики, чего не должны знать Лаура, Дора и прочие?..
…«А ведь с таким другом, как я, и врагов не надо», - подумал Рики уже за столом. Его друзья, озадаченные наличием диверсанта в стенах школы, вроде бы мирно жевали, так же как и Лео, сидящий рядом.
Рики не видел ни лица, ни даже значка, за что Эдгар и прочие не были ему благодарны.
-Это парень или девушка? – потребовал Дик, но и тут Рики не сказал ничего определенного.
Он мог только утверждать, что ученик, отправивший письмо – это, приблизительно, ровесник, но не первокурсник и уж тем более не одноклассник Лауры. Друзья тогда согласились с Лео, который предположил, что ученик, охарактеризованный вестниками как «опасный», находился вместе с Рики и Ральфом на каникулах в доме Чайнсби.
-Логично, и там он столкнулся с тонкоруким субъектом, который как-то его завербовал, - согласился Рики.
-Ральф отпадает. Он все время был со мной и в совяльню не поднимался, - заявил Артур.
-Все равно ничего хорошего. Половина курса на подозрении, - указал Лео.
Артур хмуро покосился на него. Ему явно не нравилось, что известное всем пристрастие Лео к чтению детективов и распутыванию интриг, которое порой здорово раздражало, находит применение.
После ужина в апартаментах Плаксы Миртл состоялось новое совещание.
-Лучше тебе пока держаться подальше ото всех слизеринцев, которые ездили к Виктору, - предложил Дик.
-Тиффани Флинт, Бут, Блекуотер и Кеттлборн? – перечислил Рики. – Ну, не знаю…
-Смотреть надо было лучше, - вновь напомнил ему Артур.
-Что я мог сделать? Если бы Трелони мне не помешала, наверное, я и знал бы сейчас, кого отправить к Дамблдору для воспитательной беседы, - оправдался Рики. – А так я не могу, придется рассказывать про «них», а я не буду.
-Надо поспрашивать, кто ходил в совяльню, - предложил Эдгар, ставший еще серьезнее, чем на экзаменах.
-Лучше попробовать узнать, кто брал школьную сову, это может знать Филч, - сказал Артур и философски закатил глаза. – Но вот как бы его раскрутить?
-Завтра Хогсмид. Нет, Эди, я обязательно пойду! – объявил Рики, видя, что хуффульпуффец уже открыл рот, намереваясь предложить вполне ожидаемые меры безопасности. – Хочу быть приманкой! Я знаю, вы тоже подумали, что письмо, посланное сегодня, планирует что-то на завтра. Вы ведь будете рядом со мной?
-Интересно, куда мы денемся? – холодно поинтересовался Ральф тоном измученной бабушки, которую всюду тащит за собой непоседливый капризный ребенок.
-Ну, мы же не собираемся нарываться на приключения. Просто постараемся хорошо отдохнуть, - примирительно произнес Лео. – Все-таки четвертый курс закончили.
-А я даже не почувствовал, пока возился с этой сферой, что сегодня последний день экзаменов, - радостно вздохнул Дик.
-Кому последний, а кое-кто и уход за магическими существами изучает, - недовольно напомнил Артур.
Наутро в Большом зале царило радостное оживление. Все единодушно считали, что прогулка в Хогсмид – лучший подарок, который только мог сделать Дамблдор к окончанию переводных экзаменов. Впрочем, выпускники тоже оживленно обсуждали возможность посидеть вместе.
За Лаурой заехал тот самый Уилкс – смуглый юноша среднего роста, Рики едва его помнил, - о котором рассказывал Дик. Он вел себя прилично: поздоровался с Эдгаром, критически оглядывающим его, и даже обсудил с ним прекрасную погоду, хотя сама Лаура от ревизии брата была не в восторге.
Дик и Артур ушли сразу после завтрака, раньше всех, надеясь заказать столик в «Трех метлах», если получится. Рики с лестницы проводил глазами выходящих равенкловцев, среди которых выделялись Виктор Чайнсби с Каролиной, и гриффиндорцев, собравшихся отпраздновать свои квиддичные победы, и с легкой грустью подумал, что, судя по всему, кубок школы в этом году достанется «Гриффиндору».
-Эдгар пригласил с нами Бетси Спок, - сказала, приблизившись сзади, Селена. – Сестры Артура Уизли прийти не смогут? Они же только на втором курсе. Дору Нотт вместе с Флинт пригласили какие-то старшекурсники. Я не знаю насчет Сирила…
-Как захочет, - ответил Рики, оборачиваясь. – Я сейчас поднимусь в штаб за сферой. Неужели сегодня?..
Селена улыбнулась, и он пропустил ее вперед.
-Хочется еще раз взглянуть самому, - признался Рики, когда они миновали крутой подъем. – Неужели у нас действительно получилось провернуть такое дело.
Ком подступил к горлу, но Рики проглотил его, напоминая себе, что вестники будут рады исчезнуть из его жизни. Однако подспудно в нем начало подниматься какое-то неприятное предчувствие.
-Мне очень понравилась ваша карта, - кивнула Селена. – Совсем не отличается от тех, которые продаются.
В штабе вместе с Эдгаром находился Лео. Судя по всему, хуффульпуффец дожидался, когда наблюдатель от «Слизерина» соберет в стопку тетради и пергаменты.
-Хочу отнести конспекты и убрать, в этом году они мне точно больше не понадобятся, - пояснил, проверяя один из ящиков, Лео. – Сфера там, - кивнул он на стоящую рядом наплечную сумку.
-Лучше не показывать всем на улице, - прокомментировал Эди. – Когда несешь такое из магазина, лишних вопросов не возникает, а вот когда выносишь из школы…
-Совершенно правильно, - согласилась Селена.
Рики в последний раз вытащил сферу и критически - любовно оглядел. Она работала.
-Все копии я сложу в один ящик, - пообещал Эди, - вдруг еще понадобится.
На него зашикали, после чего Рики, договорившись ждать у ворот школы, спустился в общежития, чтобы почистить запыленные ботинки и переодеться. Вопреки советам друзей, он как-то совершенно не опасался одноклассников, хотя и Билл Кеттлборн, и Ариадна Блекуотер оставались пока еще в гостиной. Дурное предчувствие, после того как он отвлекся от него, вроде бы ослабело, но, стоило вспомнить, снова дало о себе знать.
«Спокойно. Я предупрежден, а значит, вооружен», - сказал себе Рики.
Селену он догнал, когда она спускалась по ступеням, ведущим из Главных дверей на улицу.
-Как солнце светит. Но днем, наверное, будет жарко, - сказала она.
Рики подумал, что это звучит как хорошо сформулированное, в меру туманное и не слишком оптимистичное ввиду ожидаемых событий предсказание.
-Действительно, - согласился он и поспешил к воротам, из которых уже показались Артур и Дик.

Глава 26. Призрак далекого прошлого


-Ну как? – спросил Рики, когда они поравнялись в воротах.
-Еще неделю назад было все занято, - ответил Дик, делая безнадежный жест.
-Умные люди написали родителям, чтоб договорились с Розмертой, - добавил Артур. – Ладно, кабак – не проблема, просто «Три метлы» – самый лучший.
-Можем устроить пикник, - предложил Рики, - но Артур, я бы тебя попросил не нервировать Эди. Никакого Огневиски!
Все, включая и Селену, усмехнулись, отводя глаза. Рики подумал, стал бы он, в самом деле, пить, если бы авроры не появились тогда, в Визжащей хижине.
-А что, очень будет кстати, если вдруг дождь, - не отступил гриффиндорец.
-Вы бы посторонились!
Рики огляделся: на самом деле, места хватало, просто они встали аккуратно в середине ворот. Виктор Чайнсби хмуро приглядывался к ним, прикидывая, с какой бы стороны лучше обойти. Выйдя из школы в довольно многочисленном обществе, теперь он, как ни странно, был один.
-А ты что, забыл что-нибудь? – вежливо поинтересовалась Селена.
Виктор, почти поравнявшийся с ними, остановился и словно задумался, стоит ли отвечать.
-Ищу Тони, - пробурчал он, сузив глаза то ли от солнца, то ли от неприязни. – Вы его не видели?
-По-моему, он садился в «Ночной Рыцарь», когда мы шли в сторону Хогсмида, больше часа назад, - ответил Дик.
-Как? Он сказал, что придет позже, когда я видел его до завтрака, - удивился Чайнсби. – Но вот насколько позже, не предупредил. Интересно, куда его понесло? Его ждет весь «Гриффиндор»!
-А ты откуда знаешь? – спросил Рики.
-У них, представь, столы рядом, - хмыкнул Артур.
-А у Летиции и Мелани одинаковые парадные робы, - отметил наблюдательный Дик.
«Ты сильная энергия», - пришло к Рики свыше. Он действительно волновался, пребывая в радостном возбуждении: сфера висела у него за плечом.
Расклад, обозначенный друзьями, показался ему забавным. Рики отчетливо представил, как равенкловцы и гриффиндорцы подкалывают друг друга, а заводилы пытаются соблюдать корректность и натянуто улыбаются, и Виктор, и Тони. Лицо последнего вдруг заволокло туманом.
«Он – опасность. Он – первая точка», - неожиданно сообщили ему.
«Покажите мне его», - попросил Рики, ощущая, как дурное предчувствие начинает не давить, а прямо-таки фонтанировать.
-Рики!
-Макарони, ты что, пьян? – донеслось откуда-то издалека.
Он, наверное, поднял вверх руку и отстранился ладонью, показывая, чтоб от него отстали.
Тони Филипс лежал на чем-то белом, наполовину свесившись, и, очевидно, находился без сознания. Рядом с ним был кто-то, кого Рики пока не видел.
«Это не тот! Какого черта?!», - разгневанно шипел голос, предположительно принадлежащий чашке, хоркруксу, Темному магу…
«Ты сказал - тот, который позвал двух других», - возмутился, срываясь на визг, вряд ли владеющий в ту минуту собой второй собеседник и махнул рукой, которая на долю секунды мелькнула в кадре. Неуловимая рука врага…
-Ну конечно, - вскинулся Рики, и видение, как обычно, пропало, а окружающие обнаружились на своих местах. – Все сидели за столом, когда Тони вызвал нас с Ральфом из буфетной, так? Никто не знал, что потом я ходил туда же, чтобы…
-Точно так, - кивнул Виктор. Артур и Дик непонимающе переглянулись.
-Слушайте, - чуть не набросился Рики на друзей. – Это Филипс посылал сову вчера, но мы не поняли…
-Посылал, а твое какое дело? – начинал сердиться Чайнсби.
-«Они» сказали про Тони «опасность», но это не он опасен для меня, он сам влип, хуже не надо! – объяснил Рики друзьям. – Он в опасности! Нас снова перепутали, вот что! Его вместо меня.
-Да кому ты нужен? – скуксился Виктор, и желание дать ему по морде чуть не возобладало.
Но Рики понимал, нельзя терять время, и потом, на кой черт дополнительное взыскание под конец года?
-Подожди, что ты увидел? – потребовала Селена. Виктор отступил на шаг и поглядел на нее с подозрением.
-Филипс похищен, - сказал Рики. – И мой враг с чашкой только что установили, что это не тот, кто им нужен.
-А что ему могут сделать? – еще недоверчиво, но уже начиная беспокоиться, спросил Виктор.
-Если твой враг – Упивающийся смертью, он возиться не будет. Его убьют, - закусывая губу, отчеканил Артур.
-Чайнсби, кому писал Филипс? – потребовал Дик.
-Понятия не имею, и это действительно очень подозрительно, - серьезно ответил Виктор. – Он был очень доволен, и вообще не вылезал из эйфории после того, как победил в дуэльных матчах.
-Но что-нибудь он тебе рассказывал? – возмутился Рики.
-После всех соревнований мы, честно говоря, мало общались. Я был занят, он тоже. Может, Летиция знает, с кем он договаривался. Вот, кто-то обещал ему сюрприз, и он ходил гордый, как павлин!
-Я иду к директору, - сообщила Селена и, не дожидаясь одобрения, побежала назад. Рики кивнул ей вслед.
-Что вообще происходит? – спросил Виктор.
Голова Рики все еще работала в аварийном режиме, когда действовать удавалось лучше, чем думать.
-Немедленно нужно попасть туда, где находится Филипс, - заявил он.
-Мы ведь даже не знаем, куда ехать, - напомнил Дик.
-Тогда попробуем другой способ, - решился Рики.
«Вы можете переместить меня в точку, где опасность? И моих товарищей?».
«Да».
«Сделайте это, пожалуйста», - попросил Рики и на всякий случай шагнул за пределы «Хогвартса». Артур и Дик, видя, что он надвигается на них, сделали шаг назад. Он не видел Виктора, но, кажется, тот приближался. Слизеринец начал разворачиваться, чтобы попросить его не лезть.
Рики хорошо понимал, для чего это делает. Тони Филипса он не любил. Но это не означало, что его можно просто так бросить, тем более что причиной похищения гриффиндорского соперника, несомненно, был он сам, Рики. Его таинственный враг мог уничтожить не одного человека, прежде чем доберется до него. Рики не собирался этого допускать, равно как и бегать всю жизнь неизвестно от кого. Пожалуй, он всегда скорее хотел, чем не хотел этой встречи.
Он увидел, как они начинают исчезать. Ощущение было странное, но не неприятное. Как будто их растворяло в воздухе. А потом стали медленно выплывать контуры какой-то комнаты.
Довольно скоро Рики вновь почувствовал свое тело и вздохнул. В помещении, где они оказались, было достаточно света, но окна тянулись только под потолком, узкие, продолговатые. Увидеть, что находится снаружи, не забираясь вверх, было невозможно. Впрочем, вряд ли место могло оказаться знакомым, на что Рики неосознанно надеялся, «ведь, когда знаешь, где ты, проще удирать, потому что знаешь, куда», - сказала однажды Даниэла.
-В жизни ничего подобного не видел, - Артур с жадным любопытством озирался вокруг.
Рики не мог бы сказать о себе того же: все предметы, развешанные на стенах, разложенные на столах и полках, имели для него название и даже известное назначение. Дик тоже не был сильно удивлен, но чувствовалось, что его это заинтересовывает больше, чем любого маггла.
Виктор вообще не смотрел по сторонам. Застывший, как столб, он весь устремился вверх и вперед. Выражение его лица, вначале ошарашенное, теперь приобретало все более явственный оттенок отвращения, которое, впрочем, плохо маскировало более сильные эмоции: сострадание и ужас.
-Вы! – произнес он только одно слово.
Рики медленно поднимал голову, которая наполнялась видениями далеко прошлого. Но - его прошлого, это касалось Ричарда Макарони. Свет, слишком яркий, ослепляющий. И голос мамы, она кричит, нет, плачет. Сам он утопает в адской боли, и светлые стены, белые потолки, люди вокруг вращаются, не задевая сознание. Лишь одно было отчетливым: руки, подносящие к лицу кислородную маску. Они приближались, все ниже, становились больше.
«Ну не дурак ли я, - подумал Рики. – Из всей нашей семьи ведь только меня увозили на «скорой», еще до школы, мне было лет шесть. Врачи так и не смогли себе объяснить, почему я выжил. Мама вовсе не репетировала никакой сериал!».
-И что? – с почти мягкой улыбкой спросил доктор Робертсон.
Он стоял на возвышении, за прозрачной ширмой, заслоняя частично стол, на котором находился Тони Филипс. На значке со львом не составляло труда прочесть: «Гриффиндор».
Рики оценил расстояние: от первых ступеней, ведущих наверх, к ширме, их отделяло метров пятнадцать. За спиной Робертсона отчетливо просматривались белые металлические блоки с мониторами и проводами, совсем как в фильмах про космические корабли или лаборатории. Сам доктор присел на длинный стол. На нем были разложены какие-то плоские инструменты, которых Рики не мог бы разглядеть за дальностью расстояния. Рука Робертсона любовно поглаживала нечто на столе, а когда он поднял ее, внутри у Рики все напряглось. Это была, если верить глазам, чашка матери Виктора.
Рики, до сих пор скрытый спинами друзей, невольно подался вперед.
-Рики, эту перегородку легко разбить, если она стеклянная, - шепотом сказал ему Дик.
-Нет, вряд ли это стекло, - прищурился Рики, - скорее прочный пластик.
-Вы постоянно приезжали к Тони не потому, что у него в самом деле были проблемы с рукой, - громко отчеканил Виктор, пылая праведным гневом.
-Поразительная догадливость, - ответил Робертсон.
-Что Вы собираетесь делать с Тони? – спросил Артур, медленно, без резких движений доставая из-за пояса свою волшебную палочку.
Внезапно глухое шелестение наполнило операционную:
-Он здесь!
Рики не решался вынуть свою палочку и ругал себя за то, что высунулся так опрометчиво, потому что Робертсон глядел на него в упор.
-Так значит, это ты, - сказал враг.
-Вы ошибаетесь, - возразил Артур, - если Вам нужен тот, кого Вы встретили в госпитале много лет назад, то это я.
Рики без слов понимал смысл этого рискованного блефа: Артур, побывавший под заклятьем подвластья, считал себя более способным противостоять бывшему врачу. Очевидно, тот согласился бы обменять Тони на того, кто ему действительно нужен, а если Артур окажется за ширмой, это менее опасно, потому что чаша не сможет повлиять на него так, как на Рики, которого необъяснимым образом притягивала к себе.
-Нет, - покачал головой Робертсон. – Тебя не было среди гостей Виктора. Я всех запомнил.
Молчание ознаменовалось какой-то тихой возней, на которую Рики пока не рискнул отвлекаться.
-Сколько лет я потратил на поиски, - слово артист со сцены, вдохновенно заговорил Робертсон. – Какая колоссальная потеря времени! Я так боялся, что кто-нибудь уже откроет это! Так проклинал себя за то, что упустил момент. Но серьезный интерес у меня появился не сразу. Когда наши пути пересеклись, я не был готов. Я был молодым, легкомысленным, безответственным…
«И нормальным», - закончил про себя Рики, едва ли не с пренебрежением фыркнув от того, как специфично некоторые понимают ответственность. У него эта важная черта как-то не подразумевала похищение и шантаж заложником.
Фырканье оборвало самолюбование Робертсона, и тот несколько секунд изучал Рики взглядом. Это было совершенно непохоже на то, как пристально смотрели на него, когда он что-нибудь скрывал, наставники в «Хогвартсе»: они хотели знать, что с ним происходит, иногда злились на него при этом, но ни Снейп, ни Дамблдор не стали бы ему вредить. Стоящий за перегородкой враг, при всем снисхождении к потенциальной жертве, словно любовался чем-то, видимым только ему, как бы своим отражением. «Ты есть то, что я могу с тобой сделать, что я извлеку из тебя», - так расшифровал Рики этот взгляд, и не мог понять, какое чувство, вызванное этим пониманием, сильнее: возмущение или страх.
-Но с годами я стал задумываться, - продолжил Робертсон, как ни в чем не бывало. – Твой случай не выходил у меня из головы. Есть симптоматика, при которой организм неизбежно должен умереть.
-Кончай болтать! Пусть идет сюда! – потребовала чашка. – Достаточно ему выпить вещество, которое я тебе дам, и ты получишь весь необходимый для исследований материал!
«Так вот чем привлекла его к себе эта штука. Лео прав, всегда можно предложить неуравновешенной личности то, чего она хочет, и тогда такие, как это Робертсон, толпами встанут под знамена Волдеморта», - подумал Рики. Он, впрочем, сомневался, чтобы чашка действительно собиралась помогать «великому исследователю».
Рики почувствовал, как его толкают в спину, побуждая двинуться вперед, и обернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как Дик отталкивает Виктора в сторону от него. В глазах Чайнсби, всегда осмысленных, плавала пустота.
«Эта гадость стояла в доме его родителей еще до его рождения, - вспомнил Рики. – И его мамаша постоянно пила из любимой чашки. Как нас угораздило прихватить с собой зомби?».
Потасовка между равенкловцами продолжалась. Виктор оттолкнул Дика и ударил кулаком под ребра. Тот почти согнулся, но выстоял. Прежде чем Рики и Артур успели приблизиться, он яростно ответил ударом: целился в челюсть, но попал в глаз. Такого звериного оскала у Дика Рики еще наблюдать не доводилось.
Рики с сожалением вспомнил о необходимости контролировать действия врага и обернулся. Впрочем, он считал, что тот вряд ли рискнет высунуться из своего укрытия. В долю секунды пронеслось: «А ведь я абсолютно не боюсь его. Больше того, я, кажется, разочарован, ждал чего-то страшного, а тут… Подумаешь, один псих, даже не колдун, против нас троих. По Артуру видно, что у него мать в аврорах. Дик не только головой хорошо работает, но и руками. Наверное, мне хватить заклятья Щита, чтоб он вообще не мог ко мне приблизиться. Вот только чашка…». Против нее щита не было.
После удара по горлу ребром ладони Виктор осел на пол.
-Диффиндо! – раздался тихий голос Артура.
Рики проследил, как заклятье ударило по перегородке и как будто стекло с нее.
-Зря стараетесь, - ухмыльнулся Робертсон. – Она бронированная. А еще мой талисман предупредил меня, что вы умеете, и поставил кое-какую защиту.
Тут он похлопал по чашке так панибратски, что у Рики и его товарищей не осталось сомнений: враг понятия не имеет, что представляет собой чашка и какого обращения требует персона, в ней заключенная.
-Лучше выруби Чайнсби, - шепотом попросил Рики Артура.
Тот выпустил заклинание «Ступефай» как раз вовремя: Виктор, успевший подняться на ноги, схватил со стола резиновый шланг и замахнулся.
-Спасибо, - сказал Дик, тяжело дыша.
-Если бы он ударил, это больно, - согласился Рики.
-Я опасался, что он может додуматься душить меня этой штукой, - сказал Дик.
-Потянем время, - одними губами произнес Артур, полностью повернувшись спиной к врагу. – Если Олливандер уже у директора, здесь появятся в течение двадцати минут…
-О чем вы там шепчетесь? - потребовал Робертсон. Рики впервые отметил в нем признаки неуравновешенности.
-О том, что только психи способны так долго выслеживать свою жертву, - сказал он.
-Для нас сейчас он совершенно не опасен, - шептал за спиной Дик. – Чашку не трогать, ни при каких обстоятельствах.
-Мы бы его размазали. Но там Филипс, - так же шепотом ответил Артур.
«Вечно этот Филипс все портит», - с недовольством подумал Рики.
Должно быть, неприязнь отразилась у него на лице, потому что Робертсон гневно вскинулся.
-Я вовсе не псих. Да, в наше время, если хочешь заниматься стоящим делом, это называется сумасшествием. Но я знаю, на что иду. Павлов резал собак, Гален – военнопленных, а у японцев вообще выдающиеся достижения в разработках биологического оружия, - перечислил он почти певуче. - Я сохраню свое имя в истории науки, если подарю человечеству то, чего оно так долго искало – бессмертие. И мой талисман уверяет, оно у тебя есть, так что, в конечном итоге, с тобой даже ничего особенного не случится.
-Вы останетесь в уголовной хронике, - поправил Рики, хотя у него невольно мороз пробежал по коже. Он подумал, что чашка, конечно, привлекательно сформулировала доктору тему для научного исследования.
-Ты просто глуп, молодой человек, если считаешь, что закон – это то, что люди уважают больше всего. Они ценят пользу. А я могу им ее дать. В чем секрет твоей феноменальной живучести? Я докажу, что есть способы регенерации такого уровня, о котором и не мечтали!
-Да уж. Дегенерация обычно более очевидна, - пробормотал Дик. - Нет, ну опять он, заклинание кончилось…
-Что вы там делаете? - полюбопытствовал Робертсон, когда Артур снова обездвижил Виктора. Боковым зрением Рики увидел, как Дик нагнулся к однокласснику – очевидно затем, чтобы на всякий случай забрать палочку.
-Ваш талисман управляет им, заставляет тащить меня к вам, - объяснил Рики, в голове которого начал вырисовываться план. «Вряд ли, - рассуждал он, - Темный Лорд заинтересован в том, чтобы помогать какому-то маггловскому псевдо ученому. Он преследует свои цели и просто использовал Робертсона, чтобы тот нашел меня для него. А раз так, очевидно, что чашка хочет одно, доктор – другое. Если получится…».
-Обработать Виктора? Весьма кстати, - с одобрением произнес Робертсон.
-Вы – настоящий придурок, если все эти годы, вместо того, чтоб устраивать свою жизнь, думали обо мне, - сказал Рики, желая вывести врага из себя.
-О, нет, - ядовито улыбнувшись, возразил доктор Робертсон. – Я подготовил базу для эксперимента. Я вынужден был работать, и все больше убеждался, что открытие, которое я собираюсь сделать, необходимо. Я сменил имя, потому что с настоящим возникли проблемы… и попытался разыскать тебя только тогда, когда убедился, что располагаю необходимым инструментарием. Я действительно приобретал довольно дорогое оборудование.
-Вы его, случайно, не воровали? – холодно поинтересовался Рики.
-Я уверен, что те немногочисленные организации, где я недолго работал и которые мне, скажем так, помогли в конечном итоге, с радостью предоставили бы все это добровольно, если бы знали, какого рода проект я намерен осуществить.
-Навряд ли, - возразил Рики. Пит всегда говорил, что люди в гневе плохо соображают, и их агрессию можно направить на что угодно. Проще – на то, что ближе…
-Ты не можешь объективно судить об этом, - укорил Робертсон. - К сожалению, те, от кого зависел успех моего плана, такие же безграмотные и эгоистичные, как ты сейчас. Естественно, в больнице, куда тебя привезли, никто не собирался давать мне твою фамилию годы спустя «только на том основании», что я интересуюсь. А ведь когда-то я там начинал свою трудовую деятельность, - произнес он манерно, словно передразнивая кого-то, - а может, документы и не сохранились. Даже связи, которые у меня с годами появились, долгое время были бесполезны. Так что я не знал, как тебя зовут, не знал тебя в лицо, поскольку в твоем тогдашнем состоянии ты не был таким красивым…
«Еще не хватало: комплименты от кого попало!» - вздрогнул Рики.
-Да и теперь не знаю, кто ты, но история сохранит твое имя, не сомневайся. Я запомнил, к счастью, твою мать. И год назад встретил ее в театре. Гадкая женщина.
-Лучше заткнись, - попросил Рики.
-Интересно, будешь ли ты так яростно ее защищать после того, как поймешь, что избежал бы многих мучений, если бы не ее отказ сотрудничать со мной, - глаза Робертсона сверкнули. - Я не собирался прибегать к жестокому обращению с тобой без необходимости.
-Очаровательная формулировка, - поддел Рики, но враг как не слышал.
-Я пытался уговорить эту мерзавку, но она даже не хотела ничего понимать! Она пригрозила мне, что обратится в полицию, а когда поняла, что в этом случае ей придется ответить на несколько странных вопросов, и тебя все равно обследуют – я бы этого добился, безусловно… Она поняла, что не сможет ни запугать, ни остановить меня. И решила исчезнуть.
«Бедная мама, - возмутился Рики, - до чего ее запугал этот опереточный маньяк! Ну, подожди, доберусь я до тебя».
То, о чем говорил враг, в обычной жизни Рики посчитал бы неправдоподобным. Но убежденность Робертсона завораживала своей жутковатой артистичностью.
-Наверное, не очень приятно было остаться с носом, - сказал мальчик.
-Этого я не опасался! Конечно, я быстро выяснил адрес, просто выследил ее, когда она возвращалась из театра, - в голосе Робертсона появились строгие нотки, будто призывающие к порядку. – Я знал, что рано или поздно твоя семья вернется – чтобы жить на старом месте, или чтобы продать дом. Найти тебя повторно было вопросом времени. У твоей мамы интересная фамилия, вроде как итальянская, псевдоним, да? Ненавижу манеру актрис…
«Какое счастье, что простые решения не для таких гениев, - порадовался Рики. – Хотя он не может не знать, что на свете существует телефонная книга».
-…хотя очень удобно, самому пришлось воспользоваться. Я готов был ждать. Но тут судьба сделал мне поистине волшебный подарок, - Робертсон еще раз хлопнул по чашке. - Эта штука лучше знала, как тебя найти, хотя иногда пробуксовывала.
«Темный лорд пробуксовывал всегда, насколько мне известно, но не с такими самодовольными магглами, как ты», - подумал Рики. Он незаметно сделал глубокий вдох – настал решающий момент.
-А ты уверен, что эта штука тебе помогает? – скептически бросил он.
-Чем бы связать его? Больше трех «Ступефай» для сердца вредно, - прошептал сзади Артур. – Тетя Пэнси будет ругаться.
-Есть такое заклинание, где веревки появляются сами. «Мобиликорпус» называется, - неуверенно ответил Дик.
-И где ты был до сих пор?! – прошептал Артур.
-Не понял, - спокойно ответил Робертсон, будто не замечая возни из-за Виктора.
-Может, у чашки не твои, а свои собственные цели, - указал Рики. – не всегда можно же доверять игрушке, которая умнее тебя. Вещи, они ведь тоже вредные бывают.
Робертсон расхохотался. Чашка – тоже, но в этом смехе, от которого поежились Дик и Артур, Рики уловил панику. «Довел Темного лорда до истерики, - поздравил он себя. – Вот что бы бабуля сказала? «Как не стыдно, такой пожилой козел, еще и историческая личность!»».
-Чушь какая, - пожал плечами Робертсон и вдруг его взгляд, устремленный на Рики, сделался почти влюбленным. – Наверное, именно так и сказала бы собачка Павлова, если б умела говорить.
-Так поторопись, - снова зашелестела чашка. – Дай ему моей крови…
-Ну нет, дорогуша!
Эта манера похлопывать начала раздражать уже даже Рики, и он мог только посочувствовать состоянию самого Темного мага всех времен, вынужденного терпеть столь фамильярное обращение от кого попало, тем более, что, судя по мультикам, которыми пичкала его Дан каждое лето, все бандиты жутко закомплексованные чем круче, тем хуже; наверное, лорд Волдеморт, одержимый манией чистой крови, не всяким приближенным в свое время позволял к себе прикасаться.
-…Вряд ли ты владеешь методикой научного исследования, - продолжал Робертсон. - Не зря же я так тщательно прописал весь ход экспериментальной работы. Мой метод признает научное сообщество, а твой – сомневаюсь. Тобой я, конечно, тоже воспользуюсь, но потом.
«Его методы признало другое сообщество, столкнуть бы тебя с ними», - подумал Рики, стискивая зубы.
-Мы так не договаривались! – вскипела чашка. Ожидания Рики начинали сбываться, но, с другой стороны, он почувствовал, что зря ставил себя на место лорда Волдеморта в своих мыслях. Он как будто немного присоединился к нему, стал сливаться, что ли. «Ничего, - уговаривал он себя, - сейчас предмет, в котором он себя законсервировал, будет разрушен, и это пройдет».
-Слышишь, эта штука явно не согласна с тобой, великий ученый, - поддел Рики.
-Это ее проблемы, я обойдусь без указаний, - отбрил Робертсон.
-Тогда почему бы тебе не разбить ее?
-Без чашки я ничто, ты так считаешь? – усмехнулся Робертсон. - Я раскусил твою хитрость. Конечно, я оставлю столь ценный предмет при себе. И даже заплачу за него Гвенде Чайнсби, когда получу мировое признание.
Приходилось признать, что гениальный план рухнул.
«И как теперь избавиться от чашки? – напряженно размышлял Рики. – Она опаснее этого идиота, какими бы отвратительными ни были его хвалебные оды Самому – Себе – Гениальному».
-И этот барьер мне еще пригодится, - Робертсон кивнул на прозрачную перегородку. – Будь добра, - обратился он к чаше, - сделай с двумя другими то же самое, что ты сделала с Виктором.
Несколько ужасных секунд Рики выжидал и сомневался.
-Болван, я не могу воздействовать на всех подряд! – деликатно объяснила чашка.
-Действительно болван, - громко согласился Артур.
-Неужели? Видите ли, молодые люди, ваше упрямство начинает мне надоедать. Как и то, что меня называют болваном лица, не уполномоченные судить об этом. Вы спрашивали, что будет с вашим товарищем?
Впервые с начала разговора Робертсон оторвал взгляд от Рики и обернулся к лежащему позади него Тони.
«Когда все закончится, - пообещал себе Рики, - я попрошу Снейпа, нет, уговорю Дамблдора назначить Филипсу взыскания на следующий год. Как жаль иногда, что в «Хогвартсе» нет хора».
-Вы знаете, что это такое? – Робертсон поднял со стола и показал продолговатый металлический предмет.
Рики знал.
-Скальпель, - произнес он сквозь зубы.
-Совершенно верно, - кивнул бывший врач. – Острый колюще-режущий предмет, предназначенный специально для того, чтобы резать людей.
«Ральф в чем-то прав в своем предубеждении к врачам», - признал Рики.
-Вообще-то в гуманных целях, - счел необходимым уточнить он.
-Можно и наоборот, - сказал Робертсон. – Я думаю, нет необходимости подробно объяснять, что произойдет с этим юношей, если ты немедленно не войдешь в эту операционную.
-Думаете, я поверю, что вы отпустите его и моих друзей? – спросил Рики.
-Маловероятно, - просек сын аврорши.
-Почему бы нет? – спокойно произнес Робертсон. – Мир не любит лишних жертв, и если я добьюсь своего, вы мне не нужны.
-Ричард, еще немного протяни время, - прошипел Артур.
-Оказавшись там, можно обезвредить врача одним заклинанием, - напомнил Дик. – Палочку постарайся осторожно засунуть в рукав, Лео говорил, у магглов этот прием хорошо работает.
-Главное, не трогай эту штуку!
-Мы атакуем перегородку, и когда-нибудь она развалится!
Два шепота переплетались за спиной. Рики выступил чуть вперед и нагнулся, словно чтобы поправить обувь. Собственная палочка на поясе оказалась зажата его же телом. Но целью Рики была не она.
Рики быстро переместил подобранную в прошлой схватке палочку из потайного карманчика на подоле, куда он по привычке убрал ее после возвращения от Виктора, в рукав, проследив, чтобы рабочий конец смотрел наружу. Он выпрямился и специально встал так, чтобы Робертсон мог заметить его собственную палочку, которая все еще оставалась на видном месте.
-Хорошо, что ты понимаешь, кто здесь устанавливает правила, - прозвучал сверху довольный голос Робертсона.
-Я все равно не думаю, что у тебя получится, - сказал Рики.
-Отчего же! Мой талисман уверяет, что может контролировать тебя, - сказал Робертсон.
Это была первая угроза, воспринятая Рики серьезно.
-А какие у тебя есть тому доказательства? – спросил он.
-Снова не понимаю, - улыбнулся враг.
-Разве чашка нашла меня в Италии? Или заставила прийти к тебе, когда я находился в доме Чайнсби? Она не смогла выкурить меня из школы и заставить приехать, и даже Тони Филипса, я предполагаю, ты заманил сюда хитростью, как типичный маньяк?
-Откуда ты знаешь про Италию? – побледнел Робертсон, и на сей раз пропуская оскорбление мимо ушей. – Так все-таки ты там находился?
-У меня есть своя собственная сила, - усмехнулся Рики. И пошатнулся.
«Иди сюда и ничего не бойся».
Говорила чашка. Но, судя по не меняющимся выражениям лиц друзей и врага, никто, кроме него, ее не слышал.
«Не стыдно связываться с кем попало?» - спросил Рики, но ответа не получил; похоже, связь была односторонней.
-Хватит терять время, - приказал Робертсон. Он растерял свое показное дружелюбие и говорил холодно. – Если ты немедленно не престанешь морочить мне голову, я убью его, и после этого мы будем разговаривать уже по-другому.
-Не представляю, чем тогда вы сможете удержать нас здесь, - напомнил Артур.
Прежде чем сделать шаг вперед, Рики обернулся. Друзья проводили его напутственными кивками.
«Пожалуй, сложнее проблемы у меня еще не было, - признал Рики, приближаясь к ступеням, ведущим наверх, к опасности. – Я сталкивался с Упивающимися смертью, с целой толпой, и психи мне не внове. Вроде бы там все просто: я ударю по нему заклинанием, как только он откроет дверь. Конечно, у него никаких шансов. И все же… эта чашка. Она попытается завладеть моим разумом».
Ступени Рики преодолел как-то очень быстро. Робертсон нажал на что-то, невидимое за вешалкой, когда они оказались прямо напротив друг друга. Только перегородка разделяла их, но дверь бесшумно отъехала в сторону.
-Добро пожаловать, - одной рукой врач сделал широкий приглашающий жест; другая, правая, держала скальпель и была нацелена в сторо