hpdragonrealm       Оценка фанфикаОценка фанфикаОценка фанфика

    Действие проиходит летом, сразу после окончания 6-й книги Дж.К.Ролинг. Гарри Поттер отправляется вместе с Чарли Уизли в Румынию, где Волан-де-Морт собирается привлечь на свою сторону новых сторонников. Гарри предстоит познакомиться ближе с жизнью людей, исследующих драконов; увидеть быт вампиров вблизи и пережить захватывающие приключения. Читатель фика узнает и увидит: - тайну Кровавого барона - умеют ли вампиры играть в квиддич - поединок между оборотнями - Люпином и Ферниром Сивым - драконий заповедник - могут ли драконы разговаривать - возможна ли любовь между вампиром и чело
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Гарри Поттер
    Приключения || джен || G
    Глав: 21
    Прочитано: 27765 || Отзывов: 15 || Подписано: 12
    Начало: 04.03.07 || Последнее обновление: 20.04.07


Гарри Поттер и Королевство Драконов. Книга 6 и 1/2

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1. Неожиданное предложение


hpdragonrealm
Гарри Поттер и Королевство Драконов
(книга 6 и 1/2)
Роман-Фанфик

Глава 1. Неожиданное предложение.

Благодаря чарам, обеспечивающим хорошую погоду, во время праздника ничто не омрачало небосвод. Белоснежные облака, похожие на взбитые сливки, неспешно плыли на запад, а в кронах деревьев ласково шелестел ветер. Жаркое летнее солнце долго не хотело скрываться за горизонтом. Оно будто хотело подольше понаблюдать за происходящим перед домом семейства Уизли, и не торопилось заходить за горизонт.
А посмотреть было на что. Дом волшебников, известный как «Нора», теперь напоминал скорее клумбу. От фундамента до самой верхней надстройки он утопал в цветах. Гирлянды из роз, лилий, орхидей и множества других цветом обвивали карнизы и окна. Неисчислимые наколдованные украшения вроде красных и белых шаров висели на каждом кусте, окружавшем лужайку перед домом. Даже курятник сейчас напоминал скорее домик фей, несмотря на периодически доносившееся оттуда кудахтанье. Его, впрочем, совершенно не было слышно из-за оркестра гномов, явно предпочитавших медные инструменты струнным.
Но такой подход к музыкальному сопровождению вполне устраивал гостей, сидевших за столом. Они праздновали уже не первый час, и кто-нибудь то и дело пытался встать и исполнить под аплодисменты остальных несколько танцевальных движений. Гномы тут же ускоряли темп и наддавали такого жару, что все окрестности содрогались от рева труб. Дело неизбежно шло к самой веселой части любой церемонии – танцам.
Между двумя деревьями переливалась разными цветами большая надпись:
ПОЗДРАВЛЯЕМ МОЛОДЫХ – КОЛДУНА БИЛЛА И ВЕДЬМУ ФЛЕР!!!
Гарри Поттера, однако, за праздничным столом не было. Он лежал на кровати в комнате, которую делил с Роном. По случаю праздника с ними временно жили Чарли и Перси, но пока что он был в полном одиночестве. И судя по кислому выражению лица, чувствовал себя не самым лучшим образом.
В дверь постучали.
- Гарри, ты здесь? – это была Джинни.
Ручка повернулась вправо и влево, но дверь не открылась, так как была заперта на защелку изнутри.
На мгновение воцарилась тишина, а потом сестра Рона вздохнула и произнесла негромким голосом:
- Гарри,… ээ… мама спрашивает, когда ты спустишься? Фред и Джордж собираются запускать Фантастический Фейерверк. Похоже, это будет что-то оглушительное. Я слышала, как они говорили об этом. Так что зашла взять специальные наушники и…
Она замолчала.
Гарри понял, что еще собиралась сделать Джинни. Вернуться к тому разговору, что состоялся между ними на похоронах Дамблдора. После короткого отдыха у Дурслей, по приезде в Нору он старательно избегал встречи с ней. Не потому, что не хотел говорить, нет. На самом деле он хотел, но… делать этого не стоило.
Гарри поерзал на кровати и сухо ответил:
- Нет, Джинни, я побуду здесь. Чувствую себя не очень хорошо. Наверное, объелся… А фейерверк мне и из окна будет видно.
Сказав это, Гари почувствовал себя еще хуже. Он не преувеличивал, когда говорил, что ему не по себе. Из-за этого он и сидел здесь, наверху. До какой степени надо быть бессовестным, спрашивал он себя, чтобы сбежать с празднования свадьбы брата своего лучшего друга. Но… не мог заставить себя выйти из комнаты. Дело было не в еде, на которую, говоря по чести, жаловаться не стоило. Дело было в другом…
Джинни ничего не говорила, но и не уходила.
Гарри казалось, что он видит сквозь дверь, как она стоит там, одетая в праздничное платье. Которое, насколько он знал, было подарком от Фреда и Джорджа, и которое так шло ей. В нем Джинни выглядела еще более хрупкой и женственной, еще более прекрасной. Ее чудесные золотые волосы были уложены в прическу, напоминавшую корону, и…
И хватит, оборвал себя Гарри. Достаточно терзать самого себя. Решение, принятое после гибели Дамблдора, он менять не собирался. Да, оно было тяжелым, но в то же время единственно верным. В этом он не сомневался. Впереди его ждали трудные времена. Возможно, даже смерть…
Но Джинни не должна пострадать.
Они смогут начать все сначала потом.
Когда с Волан-де-Мортом будет покончено.
Гарри сжал зубы и усилием воли заставил себя прекратить думать об одном и том же. Что толку гадать о том, что будет потом. Да будет ли оно вообще это «потом»? Что если на самом деле будет покончено с ним, а не с Волан-де-Мортом?
Веселая музыка внезапно оборвалась. После небольшой паузы ее сменили радостные крики. Похоже, кто-то собирался сказать очередную речь. Это было даже странно, так как еще час назад, когда Гарри ушел из-за стола (сделав вид, что собирается переменить рубашку, облитую сливочным пивом), большинство присутствующих, склонных к произнесению тостов, уже так напробовались различных напитков, что изъяснялись с трудом.
Джинни за дверью чуть слышно вздохнула и стала спускаться по лестнице.
Гарри приподнялся на локтях и выглянул в окно.
Во дворе стоял длинный и широкий стол. Он по-прежнему ломился от угощений – заслуга домовых эльфов, принимавших участие в готовке кушаний и дежуривших на кухне. Помощь эльфов обеспечил старый знакомый Гарри – Добби. И миссис Уизли, поначалу воспринявшая идею в штыки, так как собиралась все готовить сама, теперь не уставала благодарить его. Добби, кстати, в отличие от остальных эльфов, восседал за столом и, как и все, смотрел сейчас куда-то в сторону. Гарри проследил за его взглядом и увидел Фреда и Джорджа, колдовавших над каким-то ящиком внушительных размеров, установленным в дальнем конце двора. Очевидно, это и был фейерверк, о котором говорила Джинни.
Тут он увидел ее. Девушка как раз вышла из дома и направилась к столу. В руках она несла мохнатые розовые наушники. Гарри почувствовал небольшое облегчение от того, что она больше не стоит за дверью и не плачет. А в том, что Джинни плакала, сомнений не было. Садясь на свое место, она провела рукой по глазам. Это движение могло быть вызвано разными причинами, но Гермиона, сидевшая напротив Джинни, пристально посмотрела на нее и сразу же перевела взгляд на окно Гарри.
Он отпрянул, словно застигнутый на месте преступления. Но вскоре желание узнать, что же приготовили близнецы, пересилило. Он придвинулся к окну и осторожно выглянул.
К этому времени был объявлен официальный перерыв на еду, и за столом осталось не так уж много праздновавших. Кроме Добби, Джинни и Гермионы, там сидел лишь Перси, усиленно делавший вид, что не может оторваться от ухи из каких-то моллюсков. Гарри забыл их название, но успел попробовать уху и знал, что она действительно очень вкусна. Тем не менее, усердие Перси не могло никого обмануть. Он явно хотел избежать необходимости разговаривать с кем-либо. Его появление на свадьбе было под вопросом до самого последнего момента. Гарри подозревал, что причиной появления Перси были Фред и Джордж, которые как-то слишком уж крепко держали старшего брата за руки, когда появились во дворе Норы. Судя по всему, имело место совместное трансгрессирование.
Остальные волшебники либо отдыхали на расставленных повсюду скамейках, либо танцевали на площадке перед домом; вернее, они делали это до того момента, пока музыка не прервалась. Теперь все стояли и наблюдали за манипуляциями близнецов. Хагрид, на котором было надето что-то отдаленно напоминавшее смокинг, переминался в огромных начищенных до блеска черных ботинках рядом с профессором Макгонагалл, с которой он, несомненно, только что танцевал. Гарри пожалел, что не видел этого. Билл держал в объятиях Флер. Также крепко, как и минуту назад, когда они кружились в танце. Он что-то шептал ей на ухо. Флер счастливо смеялась. Гарри увидел, как Рон, танцевавший с одной из своих дальних родственниц, посмотрел украдкой на Флер. Гермиона, скучавшая за столом, как раз угощалась сахарной клубникой, но, видимо, была начеку, так как перехватила этот взгляд и, нахмурившись, покачала головой. Рон слега покраснел и отвел взгляд.
При виде того, как его друзья развлекаются и отдыхают, Гарри охватил новый приступ тоски. Он плюхнулся на кровать. Может, раз все дело в Джинни, стоит попросить Гермиону наложить на него какое-нибудь заклятие? Скажем, чтобы он не замечал сестру Рона? Чтобы она казалась ему кем-нибудь другим. Например, какой-нибудь троюродной тетушкой с бородавкой на носу? Тогда он сможет спокойно присутствовать на празднике и наслаждаться хорошим настроением, весельем, танцами, шутками и прекрасной едой.
Гарри так захотелось вернуться к празднующим, что на миг он нахмурился, вспоминая, существует ли такое заклятие. А также сможет ли он наложить его сам на себя. Так как сомневался в том, что Гермиона согласится сделать это. Но потом отбросил эти мысли. Подобные заклинания существовали, но дело было в другом. Гарри понимал, что как бы он не обманывал себя, он не сможет до конца отдаться веселью. Не сможет почувствовать себя счастливым даже здесь, в Норе, которую считал своим вторым настоящим домом.
Виною тому были страшные недавние события. Смерть Дамблдора, после которой внутри него что-то сжалось в комок и так до сих пор не разжалось. Временами его сердце наполняла такая черная грусть, что просто хотелось выть. Эта потеря настолько заслоняла все хорошее, оставшееся в его жизни, что он до сих пор чувствовал себя в каком-то оцепенении. Внешне он ничем старался этого не выдавать. Также общался с друзьями, помогал миссис Уизли. В общем, вел вполне обычную жизнь. Но в мыслях постоянно возникала сцена, когда Снегг направляет палочку на Дамблдора, и гнев и злость с новой силой принимались душить Гарри. Порой он ловил себя на мысли, что хочет расправиться с вероломным профессором даже сильнее, чем с Волан-де-Мортом.
После вспышки ярости неизбежно возникал вопрос, а что он собирается делать дальше? Необходимо было искать оставшиеся крестражи; пытаться выяснить, кем был этот загадочный Р.А.Б.; он собирался отправиться в Годрикову Впадину… Дел было по горло, и Гарри знал, что после того, как закончится празднование свадьбы Билла и Флер, он займется этим.
Вообще, он собирался уйти завтра утром. Еще до того, как рассветет, чтобы избежать лишних вопросов. Те немногочисленные вещи, которые он хотел забрать с собой, уже были приготовлены и спрятаны под кроватью. Первым делом он отправится в Гринготтс. Для поисков потребуются средства и, наверное, немалые. Конечно, он наследник Сириуса. Так что денег ему должно хватить. Он найдет убежище, где его не смогут отыскать слуги Темного Лорда, и там разработает подробный план действий. Несомненно, ему потребуется помощь. Но он решил, что не будет втягивать Рона и Гермиону. Если с ними что-нибудь случится, он никогда не простит себе… Нет, об этом не может быть и речи. Может быть, он обратится к Люпину, или Тонкс, или другим членам Ордена Феникса. Может быть… Сейчас Гарри не хотел думать об этом. Одна его половина, которую тянуло туда, к развлекающимся волшебникам, не хотела приближать темные времена. Если уж их нельзя было избежать, то она предпочла бы отложить ее хотя бы на день, хотя бы на этот вечер…
- Темные времена настали, профессор Дамблдор, – пробормотал Гарри. – Уже настали, сэр…
И тут же, будто протестуя, за окном раздался громкий треск петард, загрохотали хлопушки, засвистели взлетающие огненные ракеты. Зрители захлопали в ладоши и одобрительно закричали.
- Прости, Перси, - донесся голос Фреда. – Эта маленькая дымовушка попала в твой суп совершенно непреднамеренно.
- Это был ее собственный выбор, – добавил Джордж.
Если Перси что и ответил, Гарри не услышал его слов. Все заглушил новый салют и последовавшие за ним восторженные крики.
Залпов было не меньше двух десятков. Когда все стихло, снова заиграла музыка. Гарри услышал, как кто-то, кажется, это был один из друзей Билла, также работавший на Гринготтс, произнес:
- Джинни, ты что скучаешь? Пошли танцевать.
Чувствуя себя полным болваном, Гарри приподнялся и выглянул наружу.
Джинни Уизли уже танцевала зажигательный танец с каким-то щеголеватым юношей. По ее виду Гарри не смог бы со всей уверенностью сказать, что именно эта девушка стояла несколько минут назад у него за дверью и пыталась поговорить с ним.
- Ну и чего ты рот разинул? – произнес он вслух. И с досадой стукнул себя по лбу.
Может, он обманывает себя?
Жизнь на самом деле продолжается…
Но не для него. Пока не для него.
Однако оставаться здесь и чувствовать себя последним дураком ему надоело. Гарри сел, надел начищенные туфли, на которые по случаю праздника наложил заклятие, отталкивающее пыль и грязь, и пошел к двери.
Он уже открыл защелку и потянул дверь на себя, когда его внимание привлек сверток, лежавший в углу.
Тот точно не принадлежал ни Рону, ни Перси. Последний прибыл вообще без всего. За исключением свадебного подарка, который, судя по тому, что это была никогда незаканчивающаяся книга для ведения домашнего учета, Перси все-таки приготовил сам. Наверное, он думал отправить его с совой. Так что сверток, скорее всего, принадлежал Чарли. Гарри не имел привычки рыться в вещах своих друзей, но сейчас ему показалось, что сверток… слегка пошевелился.
Почувствовав любопытство, Гарри наклонился. Под плотной синей тканью что-то двигалось. Причем так странно, что не возникало ощущения, будто в свертке находится кто-то живой. Скорее, под тканью вращались части какого-то механизма. Доносилось постукивание и пощелкивание. На мгновение Гарри захотелось развернуть узел и посмотреть, что же там такое, но он остановил себя. Наверняка это был либо какой-то из инструментов Чарли, либо сюрприз, заготовленный им. В любом случае, не стоило лезть не в свое дело.
Гарри вышел на лестницу и побрел вниз. Домовые эльфы стояли у стола, ломившегося от различных яств. Они с явным неудовольствием смотрели через окно на празднующих. Те давно уже налегали на лакомства далеко не с теми темпами, с каким приступили, а это означало, что большинство блюд так и останутся нетронутыми. Гарри увидел, как Перси взял небольшое пирожное и сунул в рот. Тут же со стола, стоявшего на кухне, исчезла маленькая кремовая завитушка. Она, несомненно, заняла место пирожного на праздничном столе.
Один из домовых эльфов вздохнул.
- Не переживайте, – сказал Гарри. – Скоро все снова проголодаются. Вы что, не знаете, как это происходит на свадьбах? Все ведь только начинается.
До сих пор он не был ни на одной свадьбе, так что не мог считаться крупным специалистом в этой области. Но эльфы, кажется, приободрились после такого обещания знаменитого Гарри Поттера. Провожаемый благодарственными напутствиями, он вышел во двор.
Уже стемнело, и двор освещался светильниками, сделанными в виде причудливых сосудов. Их наколдовала Флер. Внутри каждой лампочки танцует небольшое существо, одновременно похожее на мотылька и на балерину. Свет, отбрасываемый светильниками, постоянно менял цвет. Он становился то желтым, то ярко-зеленым, то малиновым… Феи в лампах что-то щебетали. Гарри приблизился, чтобы разобрать слова, но тут кто-то схватил его сзади за плечи.
- Вышел наконец-то, рак-отшельник!
Это был Рон. Его парадная мантия расстегнулась, впрочем, также как и рубашка под ней, волосы взъерошились, а глаза блестели неподдельной радостью. Гарри невольно позавидовал ему.
К ним подошла Гермиона.
Ее щеки раскраснелись, она улыбалась.
- Может быть, господин Казанова, вы все-таки уделите один танец мне, – сказала она, с притворным гневом напускаясь на Рона. – Представляешь, Гарри, он уже перетанцевал со всеми своими кузинами и…
- С какими со всеми? – воскликнул Рон. – Меня пригласила только малышка Конни. Она дальняя родственница папы. Но мы и шага сделать не успели, как Фред с Джорджем запустили свой салют. А до этого я танцевал только с тобой. Ну, еще один раз с мамой… - добавил он, чуть понизив голос, будто опасаясь, что его кто-то услышит.
- А про Макгоналл ты забыл? – засмеялась Гермиона.
Гарри любовался своими друзьями. Они были такими полными жизни… Он вновь почувствовал себя чужим, но быстро отогнал черные мысли.
- Пойду и я потанцую с кем-нибудь, – беспечно произнес он.
- Пригласи Джинни, – сказала Гермиона и, потянув Рона за руку, увлекла его к танцующим.
- А кто такой Казанова? – успел спросить Рон напоследок.
- Тебе польстили, – ответил Гарри.
Он еще немного постоял, наблюдая за происходящим. Улыбнулся, глядя, как Хагрид выделывает коленца, похожие на джиттербаг, а Тонкс пританцовывает рядом, на благоразумном расстоянии от его ботинок. Мистер и миссис Уизли сидели рядом на скамейке, на одном краю которой спал неизвестный Гарри седовласый джентльмен. Миссис Уизли с умилением следила за танцующими в самом центре толпы Биллом и Флер. Время от времени она что-то взволнованно говорила мужу, и тогда тот осоловело кивал. Гарри подошел поближе.
- …тебе не стоило так увлекаться огненным виски, Артур, – говорила миссис Уизли, гладя мужа по голове. – Подумай о том, какой сегодня день! Наш мальчик женится. Он стал совсем большим и совсем взрослым! Ой, как бы я хотела, чтобы у него все было хорошо…
Она поднесла к глазам платок, который держала в руках, и вытерла слезы.
- Слава Богу, лицо зажило так, что почти не осталось и следа, – проговорила она, бросая на Билла новый, полный любви, взгляд. – А Флер, наша девочка… Какая она красавица!
Видимо миссис Уизли совершенно забыла о своих прежних претензиях к Флер, так как смотрела на нее с нежным восторгом. Гарри разделял ее теперешнюю точку зрения. Флер выглядела просто сногсшибательно. Свадебное платье, бывшее еще недавно белоснежным, изменило окраску. Оно переливалось всеми цветами радуги. Помимо цвета, Флер изменила длину юбки. Гарри прекрасно помнил, что в начале вечера оно было очень длинным. Настолько, что шлейф платья несли в воздухе несколько заколдованных пикси. Теперь же он мог полюбоваться на точеные ножки вейлы, лихо отплясывающие очередной танец.
- Гарри, - миссис Уизли заметила его. – Ты куда пропал? Почему не танцуешь?
Она внезапно насторожилась.
- Как ты себя чувствуешь? Я, конечно, доверяю эльфам, но…
- Со мной все в порядке, – поспешил успокоить ее Гарри. – Я просто немного устал.
Миссис Уизли кивнула.
- А мой мальчик, Билли… Посмотри на него, Гарри. Как он счастлив! Не могу поверить, что он… что его укусил этот… Скажи, ведь правда уже не заметно следов… Ну, почти не заметно?
Конечно, не только на долю Гарри Поттера возрождение могущества Лорда Волан-де-Морта принесло беды. Он знал об этом. Не он один на этом веселом торжестве чувствовал беспокойство и тревогу.
- Не переживайте, миссис Уизли, - сказал Гарри. – Билл выглядит прекрасно. И вообще все будет в порядке. Люпин ведь говорил, что Билл не так серьезно пострадал. Может быть, он даже не… - Он чуть не сказал: «даже не будет превращаться в оборотня», но вовремя остановился. – Пока ведь с ним все нормально. Хотя полнолуние только что кончилось.
Миссис Уизли обняла его.
- Гарри, милый. Когда-нибудь и ты найдешь свою половинку. Надеюсь, ты пригласишь нас на свадьбу. Мы бы тоже могли устроить ее прямо здесь. Если ты, конечно, не будешь против…
- Миссис Уизли, - твердо произнес Гарри, глядя в толпу танцующих, где виднелась фигурка Джинни. – Если я когда-нибудь женюсь, то моя свадьба состоится только здесь.
- Гарри, - произнес внезапно мистер Уизли. – П-почему бы тебе не потанцевать? Я вот, например, собираюсь пригласить Молли еще на один танец.
- Куда тебе! – засмеялась его жена. – Ты ведь на ногах еле стоишь. Ой… Артур! – воскликнула она, когда мистер Уизли с неожиданной ловкостью подхватил ее на руки и понес к танцевальной площадке. Там он поставил супругу на ноги и как завзятый франт предложил ручку в диковинном танцевальном па. При этом он пошатнулся, но Молли поддержала его, и вскоре они уже завертелись в танце. Названия его Гарри не знал, но догадывался, что он, наверное, был весьма популярен лет тридцать назад.
Он подумал о том, чтобы и самому попробовать избавиться от тоски таким же способом, но тут заметил Чарли, который разговаривал с незнакомым волшебником в фиолетовой мантии. Он сразу же вспомнил о шевелящемся свертке, и решил поинтересоваться, что было в нем. К тому же, таким образом он избегал танцев, где бы неизбежно близко столкнулся с Джинни и ее кавалером.
Подходя, он услышал, как Чарли говорит по-французски:
- Oui, oui, c’est tres interessant, monsieur Cadaver.
- Господин Кадавер, дядя нашей Флер, рассказал мне интереснейшую историю, – пояснил Чарли для Гарри, заметив того. – Оказывается, ему приходилось сталкиваться с драконами, когда он путешествовал по Китаю.
Волшебник важно кивнул.
Тут его позвала какая-то женщина из родни Флер, и он, сказав «экскюзе-муа», покинул их.
- Чарли, - сказал Гарри, обрадованный тем, что ему не пришлось представляться французу. После этого, он не сомневался, неизбежно последовало бы выяснение «не тот ли это знаменитый Гарри Поттер?», а, может быть, даже и «а у вас в самом деле имеется шрам на лбу?». – Отгадай загадку: что у тебя сидит в свертке и шевелится?
Чарли с подозрением огляделся по сторонам, ожидая какого-то подвоха. Но Фред с Джорджем «потрясали танцпол» с французскими кузинами Флер, так что он несколько успокоился и посмотрел на Гарри.
- В смысле? – спросил он.
- Я о том мешке, что ты оставил в комнате, – ухмыльнулся Гарри. – В нем что-то крутится и…
Он осекся.
На лице Чарли мелькнуло странное выражение. Не говоря ни слова, исследователь драконов бросился к дому. Как метеор он влетел в дверь и бросился к лестнице. Гарри видел, как домовые эльфы торопливо уворачиваются из-под его ног. Удивленный такой реакцией, он поспешил следом.
Наверху он застал Чарли торопливо разворачивающим сверток, внутри которого было… что же это было?
На полу стоял механизм, состоявший из нескольких золотистых обручей различного размера – внутри обручей большего размера находились меньшие – это несколько напоминало модель Солнечной системы. Каким-то образом обручи соединялись между собой и постоянно вращались в различных направлениях. Сфера, которую они образовывали, слегка вибрировала, между поверхностями обручей проскакивали искры и пробегали колючие красные разряды. У Гарри мелькнула в голове мысль, что Чарли носит с собой миниатюрную электростанцию, но тут же отогнал эту мысль. Он не был уверен, что тот вообще знает об электричестве.
К тому же, Чарли выглядел явно изумленным. Он даже не повернулся к Гарри, когда тот вошел, а продолжал стоять над вращающимся прибором. Он вытащил палочку, будто собираясь произнести заклинание, но в последний момент замер. Он беззвучно пробормотал что-то под нос, и нахмурился.
- Что это? – спросил Гарри.
Мгновение Чарли непонимающе смотрел на него, а затем встал.
- Это называется Драконьим Сердцем, – произнес он и, не давая возможности продолжать расспросы, взял Гарри за плечи и решительно подтолкнул к двери.
- Извини, Гарри, но я попрошу тебя удалиться, – сказал он. Глаза его при этом как-то странно блестели, будто он сильно нервничал. – Мне надо кое-что сделать, а это может оказаться опасным для тебя.
Чарли негрубо, но настойчиво выставил Гарри из комнаты. После этого Чарли скрылся в комнате, и до Гарри донеслись слова Заклятия недосягаемости. Он вздохнул. После этого пытаться попасть внутрь не было смысла. Сделать это можно, лишь разнеся комнату к чертям. Подслушать тоже было нельзя – заклинание пресекало и такую возможность. К тому же Чарли немедленно узнавал обо всех попытках подобраться к нему.
Гарри вышел из дома и поднял голову. В окне их комнаты вспыхнуло красноватое свечение, а потом все закрыла занавеска, задернутая Чарли. Гарри покачал головой. Заклятие предупреждало волшебника и о таких непрошенных взглядах. Бороться с магией было непросто.
К его удивлению, Чарли вернулся к празднующим очень быстро. Он, ничуть не смущаясь, подмигнул Гарри и сразу же влился в толпу танцующих.
Гарри Поттер несколько мгновений смотрел на него, а затем, сделав для отвода глаз пару кругов по двору, улучил удобное мгновение и скользнул обратно в дом. В том, что у Чарли были свои секреты, не было ничего удивительного. Гарри понятия не имел, что такое Драконье Сердце, но, очевидно, это устройство имело какое-то отношение к работе Чарли. Заинтересовало его другое. Почему-то этот предмет мог оказаться опасным для него, Гарри. Может, он стал чересчур мнительным, но теперь поневоле видел во всем козни Волана-де-Морта. Не то, чтобы он всерьез думал, что Чарли может иметь какие-то дела с Темным Лордом, скорее, дело было в расстроенных нервах… Тем не менее, Гарри вошел в комнату, держа палочку наготове.
Сверток исчез. Не было и следов ворожбы. Какого-нибудь особого запаха, дыма или чего-то в этом роде. Закончив свои дела, Чарли куда-то убрал Драконье Сердце.
Впрочем, это не слишком долго занимало мысли Гарри. Очутившись в комнате, он снова стал обдумывать свое утреннее отбытие, которое больше напоминало побег. Заново пробежавшись в уме по первоначальным мероприятиям, он пришел к выводу, что особой опасности нет. Во всяком случае, она была не большей, чем та, которой он подвергается каждый день. Даже здесь, в Норе. И подставляет других, если уж говорить об этом прямо. Гарри вспомнил, как его терзали страхи, что Волан-де-Морт узнает о свадьбе в семействе Уизли и решит напасть на них в этот день. Это слегка беспокоило его и сейчас, но, судя по тому, что рассказывал сегодня утром мистер Уизли, Темный Лорд со своими приспешниками находился в данный момент не в Англии. Несколько дней не было слышно ни о каких нападениях и происшествиях. Однако родственники Флер говорили о странных волнениях в Европе. Хотя сообщения, полученные ими с совами, были скудными и ничего толком не проясняли, Гарри почти не сомневался, что Волан-де-Морт и здесь не остался в стороне.
Он лежал и размышлял, что, по крайней мере, для него лично в этом есть кое-что хорошее. Это значит, что Темный Лорд занялся чем-то другим, и Гарри хотя бы первое время может действовать относительно спокойно. Потом его мысли вернулись к предмету, о котором он много размышлял в последнее время – изменение внешности. Он вытащил из-под матраса рюкзак, достал книгу Фарида Ферренбурга «Десять тысяч способов сделать так, чтобы вас не узнала собственная мать», и принялся листать ее. Эту книгу он тщательно прятал от Рона и Гермионы, опасаясь, что те догадаются о его планах начать поиски в одиночку. Поэтому у него не было времени хорошенько изучить ее. Тем более, что колдун Ферренбург в самом деле предлагал десять тысяч способов, благодаря которым можно было принять какое угодно обличие. Наткнувшись на совет о том, как стать внешне неотличимым от вервольфа, Гарри почувствовал отвращение к книге и спрятал ее обратно в рюкзак. Он решил, что займется экспериментами со внешностью позже.
Вместо этого он стал размышлять о самых разных вещах, пытаясь отвлечься от невеселых дум. Его мысли перескакивали на идею изменить цвет кожи на черный (на время, конечно), но сомневался, что его непокорные волосы станут кудрявыми; потом принимался представлять, как он будет искать крестражи, можно ли будет привлечь к этому делу Кикимера; но каждый раз его мысли возвращались к тому образу жизни, от которого он собирался отказаться, а также людям, с которыми он собирался расстаться. Его лучшими друзьями – Роном, Гермионой, Джинни…
Джинни Уизли была для него большим, чем просто другом. Перед его внутренним взором постоянно вставали ее изумительные глаза, в которых теперь он замечал горечь и обиду.
Так, терзаясь воспоминаниями, он пролежал больше часа, а потом неожиданно для самого себя задремал. Он не слышал, как в комнату вошел Перси и стал устраиваться на матрасе, расстеленном на полу. Разбудил его Рон, который, войдя в комнату, не заметил Перси, запнулся о брата и с грохотом упал в проходе между кроватями.
Когда Перси прекратил ворчать, а Рон, на чьем лице блуждала счастливая улыбка, рухнул на свою лежанку, Гарри спросил друга:
- Рон, ты не знаешь случаем, что такое Драконье Сердце?
Тот пожал плечами. Очевидно, его мысли были далеко отсюда, и Гарри не стал переспрашивать. У него на это и не было шанса, так через секунду Рон уже храпел.
Некоторое время Гарри наблюдал за тем, как домовые эльфы наводят порядок во дворе под руководством миссис Уизли. При этом он думал, что, возможно, не вернется в Нору больше никогда. От таких мыслей его сердце разрывалось. Потом он заметил, что небо начинает светлеть, и решил, что должен все-таки немного поспать. Произнеся короткое заклинание, которое должно было разбудить его без четверти пять, он повернулся на бок и закрыл глаза.
Когда ласковый голос в третий раз прошептал ему в ухо: «Гарри, просыпайся!», он понял, что время пришло. Он поднял голову и огляделся. Рон с Перси спали на своих местах. Чарли не было. Гарри подумал, что тот, наверное, перебрался в другую комнату вместе со своим загадочным Драконьим Сердцем или уже покинул Нору.
Стараясь не шуметь, он оделся, вытащил рюкзак и, перешагнув через Перси, открыл дверь. Внизу горел свет. Там кто-то разговаривал. Гарри был готов к такому развитию событий. Он вытащил из кармана мантию-невидимку и накинул на себя. Ступая по скрипучей лестнице, он подумал, что учел все-таки не все. Следовало заранее закрепить заклинаниями некоторые ступеньки. Время от времени они так оглушительно трещали, что он решил, будто уже выдал себя.
Ступив на пол, он с содроганием поднял взгляд, ожидая увидеть удивленные лица, смотрящие в его направлении. Но обнаружил, что никто не обращает на него никакого внимания.
В гостиной были двое – Люпин и Чарли. Они горячо, но тихо что-то обсуждали. Чтобы выйти из дома без лишних расспросов, Гарри надо было неслышно обойти их. Сняв под мантией кроссовки, он тихо двинулся к двери, попутно прислушиваясь к разговору волшебников.
- То, что тебе надо немедленно вернуться, я понимаю, – мягко говорил Люпин. – Но ты уверен, что отправляться одному – это хорошая идея? Я мог бы…
Чарли яростно замотал головой.
- Медлить больше нельзя. Когда я увидел, с какой скоростью оно вращается, то понял, что случилось что-то невероятное. Но я ведь не стал очертя голову сразу же бросаться туда. Я немедленно связался с Грегором, и когда он сообщил, в чем же собственно было дело…
Тут он замолчал и вытащил из кармана круглые часы в металлическом корпусе. Гарри как раз крался мимо и смог бросить взгляд на те. Часы, как и большинство вещей волшебников, выполняли множество функций. В данный момент их циферблат представлял собой гладкую голубую поверхность, покрытую множеством мелких красных точек. Гарри понятия не имел, чтобы это могло значить, но Чарли и Люпину это, судя по всему, что-то говорило. Они многозначительно переглянулись.
- Ты можешь отправиться со мной, Люпин, – сказал Чарли. – Но в лагерь тебе ходить нельзя. Ты сам понимаешь, что…
В этот момент неожиданно часы заговорили.
- Вас подслушивают, – произнесли они гнусавым голосом. – Здесь находится шпион. Он стоит позади вас. В двух шагах.
Гарри чертыхнулся про себя. Часы оказались еще и защитным устройством. Он поспешил к выходу, но было поздно. Две могучих руки схватили его и лишили возможности двигаться, а через мгновение в грудь ему уперлась палочка Люпина.
- Гарри? – изумились оба волшебника, когда увидели, кто скрывался под плащом-невидимкой. – Что ты здесь… Куда это ты собрался?
Дорожный вид Гарри, а также рюкзак, перекинутый через плечо, не оставляли ему возможности придумать какую-нибудь подходящую небылицу, так что он просто пожал плечами.
- Гарри, - с упреком произнес Люпин. – Ты понимаешь, что тебя нельзя одному отправляться куда бы то ни было? Здесь ты под защитой… Только подумай, сколько прихвостней Волан-де-Морта бродят там, снаружи. Они только и мечтают, чтобы ты попался им в лапы. Ты не можешь… Кстати, а куда это ты собрался?
Гарри молчал. Побег был сорван, так что, видимо, ему предстояло вернуться в свою комнату и дождаться другого случая. Или все-таки попытаться сбежать сейчас, пока Люпин и Чарли не пришли в себя? Отвлечь внимание и трансгрессировать? Он сунул руку в карман, где лежала палочка.
Но тут заговорил Чарли, обращаясь к Люпину:
- Скажи, Римус, - проговорил он многозначительно. – Я так понимаю, это имеет отношение к тому, о чем мы говорили? Гарри отправляется на охоту за Сам-Знаешь-Кем. Может, мне стоит взять Гарри с собой?
Гарри и Люпин посмотрели на него с одинаковым изумлением.
- В самом деле, - сказал Чарли. – Мы ведь пришли к выводу, что главной опасностью для Гарри являются Темный Лорд и Пожиратели смерти. А там, куда мы отправимся, в стране драконов, Гарри можно будет спрятать и защитить гораздо лучше, чем здесь.
- Спрятать? – произнес Гарри одновременно с Люпином, который сказал:
- В своем ли ты уме, Чарли?
- Определенно, – ответил Чарли с видом, дававшим понять, что он отвечает сразу на оба вопроса.
- Но меня не надо прятать! – возразил Гарри, а Люпин в то же время заявил:
- Ты хоть понимаешь, во что ты можешь втянуть его?
Тут Чарли поднял обе руки, призывая их прекратить говорить вместе, и ответил по очереди:
- Я не совсем правильно выразился. Никто не собирается прятать тебя как, скажем, беглеца, Гарри. На самом деле, речь идет скорее о том, что мы просим тебя помочь. Римус, думаю, если посмотреть на ситуацию внимательно, то Гарри, несомненно, будет там в большей безопасности и, к тому же, сможет принести немалую пользу.
Он смотрел Люпину в глаза, и Гарри не заметил никаких подмигиваний.
- Там – это где? – спросил он.
- Румыния, – ответил Чарли. – Я бы, конечно, не рискнул пригласить кого-то другого… Но я знаю, что ты прекрасно умеешь управляться с драконами. А это умение тебе может весьма и весьма пригодиться.
Гарри вздохнул. Ему показалось, что Чарли в самом деле больше беспокоится о его безопасности и собирается увезти с собой лишь затем, чтобы спрятать в каком-нибудь укромном месте. А это не входило в его планы – прятаться.
- К сожалению, - начал он, – я не могу…
- Гарри, – проговорил Чарли, внезапно посерьезнев, – времени мало. Я уже должен быть на месте. Поэтому если я просто скажу, что отправляюсь помешать Сам-Знаешь-Кому приобрести новых союзников и прошу твоей помощи, ты поможешь мне?
Гарри внимательно всмотрелся в его лицо. Нет, Чарли был абсолютно серьезен.
- Это как-то связано с той штукой… Сердцем Дракона? – спросил он.
Чарли кивнул.
- Но… - начал Люпин.
Чарли остановил его жестом руки.
- Гарри, я не пытаюсь обмануть тебя, – сказал он. – Ты хочешь бороться с Темным Лордом. Я лишь скажу тебе, что сейчас в Румынии происходят некие события, которые могут весьма сильно повлиять на положение дел здесь. Нам всем нужно время. И ты можешь помочь выиграть его. Нам всем.
- Но чем я могу…
Чарли говорил торопливо, вглядываясь в свои загадочные часы.
- Не сейчас, Гарри. Это очень длинная история. Возможно, по прибытии нас будут ждать сюрпризы… Ну, ладно, это еще не точно… В общем, я сказал тебе, чем нам предстоит заняться, так что принимай решение.
Гарри Поттер перевел взгляд на Люпина.
Тот помялся, но потом кивнул.
- Да, Гарри, признаю, что в этом есть свой смысл…
В этот момент часы Чарли издали мелодичный звон.
- Все. Время, – произнес он. – Нас ждут. Гарри, ты со мной? Если да, то берись за меня. Мои часы – это портал.
Он протянул руку.
Поверхность часов засветилась изумрудно-зеленым светом.
Гарри помедлил. Он не мог не верить Чарли, но… все происходило так неожиданно. И времени на раздумья не было. Это касалось Темного Лорда… Что Гарри мог еще сделать? В конце концов, тот был его целью… Вздохнув, он взял Чарли за руку и посмотрел ему в глаза. Люпин тоже взял Чарли за руку.
- Я пойду с вами. Если вас кто-нибудь поджидает…
Чарли кивнул.
- А кто нас там может поджидать? – спросил Гарри. – Драконы?
- Нет, – усмехнулся Чарли. - Всего лишь вампиры.
Через мгновение перемещающая сила портала завертела их словно водоворот щепки.

Глава 2. Граф Цепеш.


На них напали сразу же. Очевидно, пытались застать врасплох.
Гарри не успел подняться с земли, а его мысли все еще кружились, когда раздались чьи-то устрашающие крики. Несколько теней метнулось к выброшенным порталом волшебникам.
Чарли и Люпин уже стояли на ногах и держали в руках палочки. Не успели прогреметь их первые заклинания, как к ним присоединился и Гарри. В его голове еще все мутилось от перенесенного путешествия, но он вытащил палочку и наставил на неведомого врага. Осматриваться времени не было. Он только отметил, что портал доставил их в какой-то лес. Со всех сторон троих волшебников окружали могучие деревья. Из-за стволов которых появлялись… Кто? Гарри не стал размышлять над тем, кем была темная, почти бесплотная, фигура, бросившаяся на него, а метнул в нее заклинание:
- Риктусемпра!
На мгновение у него мелькнула мысль, что на него напал призрак, и заклинание не подействует. Но враг содрогнулся и замер. А через секунду исчез.
Гарри моргнул. Не было похоже на то, чтобы нападавший трансгрессировал. Его противник обладал способностью становиться невидимым? Для верности Гарри выстрелил несколькими боевыми заклятиями в то место, где только что находился враг, но те улетели в чащу, судя по всему, не задев никого на своем пути. Если напавшие на них… люди?... могли так быстро перемещаться, то Гарри и его друзья попали в скверное положение.
Он повернулся к Чарли и Люпину. Те тоже отбили первую атаку и так же, как и он, осматривались по сторонам.
- Кто это был? Кто на нас напал?
Чарли не ответил. Он нахмурился и что-то сосредоточенно обдумывал. Люпин внешне выглядел спокойным. С бесстрастным лицом он наблюдал за деревьями, готовый в любой момент отразить атаку.
- Похоже, их не так много, – произнес он вполголоса. – Можно попробовать прорваться.
Чарли еще несколько мгновений раздумывал, потом снова вытащил из карман часы-портал и решительно протянул их Люпину.
- Мы будем прорываться, - сказал он. – А ты немедленно возвращайся.
- Я не могу оставить вас сейчас… - начал Люпин.
- Ты лучше меня знаешь о том, что может случиться, – произнес Чарли непреклонным тоном. – Уверен, они уже почуяли тебя.
Гарри очень хотелось узнать, почему Люпину нельзя оставаться с ними, но понимал, что с расспросами приставать не стоит. Пока же он смотрел на Ремуса и видел, что тот колеблется. Что-то пугало его, но он не хотел оставлять друзей в одиночестве.
- Хорошо, – сказал Люпин наконец. – Я вернусь, но сначала провожу вас до безопасного места. Куда ты собираешься идти?
- Люпин, – покачал головой Чарли, – это очень опасно. Если с ними есть хоть один старый вампир, ты и пальцем пошевелить не успеешь, как превратишься в волка и набросишься на нас. Подумай сам. Если все так серьезно, что нас даже не смогли встретить, то это серьезная засада. Эти леса просто должны кишеть кровососами. Я ценю твою готовность помочь, но твоя помощь, прости, друг, может обойтись нам дорого. Мы будем прорываться к лагерю. Он не так далеко отсюда. По пути нас обязательно встретят.
Тут на них снова напали, и ответить Люпин не успел.
На этот раз на Гарри набросились сразу трое. Теперь он знал, с кем имеет дело. Значит, это были вампиры. Это объясняло их способность стремительно перемещаться. Гарри сбил одну из тварей «экспеллиармусом». Он попытался вспомнить какие-нибудь подходящие чары против вампиров, но в следующее мгновение двое оставшихся кровососов уже стояли рядом с ним. Один сжал руку Гарри, в которой тот держал палочку, как в железных тисках, а другой схватил его за горло. Вскрикнув от боли, Гарри почувствовал, как палочка выскользнула из разжавшихся пальцев, а к его шее прикоснулись острые зубы. Нет, взмолился он в ужасе, я не хочу становиться вампиром. Я не хочу…
- Краккантум!
Рядом будто разорвалась бомба, у Гарри заложило уши, а вампиры, державшие его, отлетели в разные стороны.
Он упал на землю и зашарил по земле, пытаясь отыскать палочку. Вот она! Сжав ее, Гарри вскочил на ноги… Враги снова отступили. Правда, на сей раз вампиры нанесли больший урон. С Чарли все было в порядке. Но вот у Люпина на плече зияла довольно глубокая рана. Гарри поднял палочку, собираясь заживить ее, но Чарли остановил его.
- Такую рану нельзя лечить обычными заклинаниями. Будь Люпин нормальным… я имею в виду, не оборотнем… В общем, Римус, выхода нет. Тебе немедленно надо возвращаться. Теперь, когда один из них почувствовал вкус твоей крови… Они не успокоятся, пока не околдуют тебя.
Люпин выглядел растерянным.
В этот момент с верхушек деревьев донесся заунывный вой. С земли ему ответили каркающие злобные голоса. Чарли, видимо, понял, что это значит. Он силой вложил портал в руку Римуса и надавил на циферблат.
- Ты слышал, что они говорят? – спросил он Люпина. – Что среди нас есть оборотень. Они призвали на помощь кого-то из старших. У тебя больше нет времени.
Тот вздохнул и кивнул.
- Ладно, постараюсь как-нибудь помочь вам, – сказал он. – Может быть, сообщить в Министерство Магии?
- Пока они соберутся, нас с Гарри здесь уже не будет. Я знаю здешние места, как свои пять пальцев, так что помощь нам не потребуется. Прощай, Римус.
Они пожали друг другу руки, а затем Чарли отступил, чтобы не быть унесенным порталом.
- Может быть, вы пойдете со мной? – произнес Люпин.
Чарли покачал головой.
Часы в руке Римуса отыграли мелодичный мотив. В тот же момент из леса донеслись слова, произнесенные зловещим хриплым голосом. Голос звучал странно. Будто кто-то говорил шепотом, но в то же время слова отчетливо разносились по лесу.
- Крапарэ Икштаргхвм Блаааавер Кулееем…
При первых же звуках лицо Люпина исказилось в муке и начало меняться. Гарри с ужасом увидел, что тот превращается в оборотня. Но часы Чарли уже действовали, и через секунду Люпин исчез в портале…
Голос из леса сразу оборвался. Наступила мертвая тишина.
- Ну, теперь пора уносить ноги, – проговорил Чарли. – Можно было бы трансгрессировать, но, боюсь, задать тебе направление я не смогу. Никогда это у меня толком не получалось.
Он оглянулся по сторонам.
- Почему же нас забросило сюда? – пробормотал он себе под нос.
- Чарли, - сказал Гарри. – А Люпин вернется оборотнем? Что если…
- Не волнуйся, – ответил Уизли. – Там колдовство вампиров с него спадет, так что волноваться не стоит. А нам, по-видимому, придется рассчитывать только на себя. Я думал, нам помогут… Ладно, давай за мной!
Не говоря больше ни слова, он побежал в сторону самого широкого просвета между деревьями. Гарри перед тем, как последовать за ним, оглянулся. Неясные силуэты высовывали головы из-за стволов и смотрели им вслед.
Что это была за гонка! Первое время вампиры не нападали на них. Хотя и не отставали. Они все время держались поблизости. Лишь время от времени Гарри Поттер замечал тени, мелькающие в кронах деревьев. Тогда он сжимал крепче палочку и пытался вспомнить заклинание, которым Чарли отбросил упырей.
Чарли не оглядывался, но, судя по всему, тоже был наготове. Во время одной из коротких остановок Чарли вытащил небольшое ожерелье и, разорвав его на две части, протянул одну Гарри.
- Возьми, – сказал он. – Нам, конечно, стоило подготовиться получше. Но, думаю, справимся и так. Держи это наготове.
Гарри увидел, что в руке у него нитка с нанизанными зубчиками чеснока. Он инстинктивно поднес защитное средство к шее и потер им кожу.
- А что это за заклинание такое - Краккантум? – спросил он, переводя дух. – Никогда не слышал о таком.
- Местное изобретение, – ответил Чарли. – В здешних местах всегда водились вампиры, так что приходится знать кучу приемов для борьбы с ними. Меня только удивляет, что их так много. А ведь мы не в Трансильвании.
В этот момент издалека донесся приглушенный рев. Он звучал вдалеке, но даже на таком расстоянии чувствовалось, что рычит какое-то огромное существо.
Гарри с тревогой посмотрел на Чарли и увидел, как тот улыбнулся.
- Нам туда, – проговорил Чарли.
И они побежали снова.
Гарри не сомневался, что был голос дракона. Очевидно, в той стороне Чарли рассчитывал найти своих друзей. Ведь он занимался здесь именно тем, что изучал драконов.
Вскоре вампиры сделали еще одну попытку остановить их.
В тесной просеке перед ними выросли сразу четверо кровососов, несколько прыгнули сверху, а сзади уже доносились звуки погони.
Они оказались в ловушке.
Действовать следовало мгновенно. Гарри не стал пытаться наложить новое заклятие, а привычным жестом взмахнул палочкой, призывая на помощь Патронуса:
- Экспекто Патронум!
Чарли прибег к тому же способу защиты, и Гарри совершенно не удивился, увидев, что Патронусом того оказался дракон. Ярко-красный, похожий на Китайского Огненного Шара, только поменьше размером.
Атака вампиров была отбита. Вурдалаки с завываниями умчались прочь, подгоняемые ударами рогов могучего оленя и струями призрачного пламени, вырывавшегося из пасти дракона. Зазевавшихся упырей Чарли подбодрил парой ударных заклятий.
Гарри ликовал. По его мнению, раз они с такой легкостью справились с нападением, то вряд ли вампиры рискнут напасть на них еще раз. Но Чарли по-прежнему выглядел встревоженным.
- Они вернутся, – сказал он. – Причем поблизости есть очень древняя тварь. Не знаю, удастся ли нам отогнать ее так легко. Надо звать на помощь.
Он поднял палочку и послал вверх сноп ярких искр. Небольшой фейерверк поднялся в воздух и завис над лесом, сияя разными цветами. Его прекрасно было видно издалека.
Они побежали снова. Вампиры больше в зоне досягаемости не появлялись, так что Гарри терялся в догадках – оставили ли те их в покое или же готовят новую атаку. До того места, где ревел дракон, было слишком далеко. Вампиры могут дождаться, когда волшебники устанут, и тогда атакуют их. Но почему они охотятся на них с Чарли? Чарли ничего толком не успел прояснить, а сейчас было не подходящее время для расспросов.
Внезапно Чарли свернул с дороги и нырнул в заросли. Гарри последовал за ним. Продираясь сквозь густой кустарник, он недоумевал, зачем понадобилось сходить с тропы. Там, по крайней мере, оставалось место для маневра в случае нападения. Здесь же их могли взять голыми руками. Если учесть, как быстро эти вампиры двигаются…
Заросли резко оборвались, и они выскочили на большую поляну. В ее середине стояла небольшая деревянная хижина. Гарри она чем-то напомнила жилище Хагрида.
Чарли, очевидно, знал это место, так как, взбежав на крыльцо, без церемоний дернул дверь. Та оказалась открытой. Гарри шмыгнул следом. К его удивлению, Чарли не стал запирать дверь. Наоборот, он оставил ее открытой и остановил Гарри, когда тот хотел сделать это.
- Не надо, – сказал он. – Возможно, потребуется продержаться какое-то время. А в тесном помещении некоторые заклятия работают не так, как надо. Вытаскивай свой чеснок.
Чарли тем временем достал свою часть ожерелья и принялся натирать ею порог.
- А ты берись за дверной проем, – скомандовал он.
Гарри торопливо принялся за дело.
Некоторое время они работали в полной тишине. Звуки леса как-то сразу стихли. Не было слышно ни пения птиц, ни треска кузнечиков. Все словно затаилось.
- Что это за дом? – спросил Гарри, не прекращая истирать в мелкие клочья суховатый чеснок. – Почему тут так темно? В нем есть окна?
- Окон в нем нет, – ответил Чарли. – В здешних местах сохранилось несколько подобных хижин. Их строили в давние времена, когда от вампиров житья не было. В них коротали ночи припозднившиеся крестьяне. Или пастухи, которые не рисковали оставаться ночевать вместе со стадом. Неподалеку есть пастбище. Правда, коров там не пасут уже очень давно. Когда сюда перебралось несколько драконов, местность совсем обезлюдела. А эти хижины остались. Можно сказать, нам повезло…
Внезапно за их спинами раздался суховатый властный голос, от которого оба волшебника чуть не подпрыгнули.
- Так можно было бы утверждать, если бы вы не заперли в хижине вместе с собой еще кое-кого.
Обе палочки одновременно нацелились в темный угол, откуда доносился голос.
- Зажгите огонь, волшебники, сделайте одолжение, – произнес невидимка. – В этих хижинах действительно нет окон, так что нам будет неудобно разговаривать.
- Люмос!
Вспыхнувшие огоньки осветили единственную комнату домика. Гарри увидел, что комната абсолютно пуста, если не считать лавку у дальней стены. На ней сидел неизвестный мужчина.
Несколько мгновений они разглядывали его, и Гарри с содроганием понял, что перед ними вампир.
В этом не было никаких сомнений. Бледная кожа с сероватым оттенком, красноватый блеск, вырывающийся из-под полуприкрытых век. Судя по внешнему виду, до того, как стать вампиром, этот человек был каким-то вельможей. На эти мысли наводило суровое выражение лица, горделивая осанка и доспехи, в которые он был закован. Железо давно потемнело, на нем виднелись пятна ржавчины. Или это была кровь? Плечи незнакомца покрывал черный плащ.
Вампир чуть поднял голову, по-прежнему избегая смотреть им прямо в глаза.
- Добро пожаловать, – произнес он глухим голосом, от которого у Гарри по спине побежали мурашки. – Вы, несомненно, удивились, встретив меня здесь.
Это был не вопрос, а утверждение.
Гарри бросил короткий взгляд на Чарли и увидел, что тот на самом деле выглядел удивленным.
Вампир продолжал:
- Не гадайте о том, как я попал сюда. Кое-кто мне помог. Пригласил войти и все такое прочее. Ну, что, теперь вам этот дом не кажется таким уж безопасным?
Он поднял глаза, сверкнувшие кровавым огнем, и кивнул в сторону двери.
Гарри обернулся.
У кромки леса стояли вампиры. Их было много. Слишком много, чтобы справиться сразу со всеми…
- Да, – произнес вампир, сидевший на скамейке. – Вам не справиться с нами. Но не стоит бояться. Я здесь, потому что хочу поговорить с вами. Только поэтому вы еще живы.
Он замолчал и искоса глянул на них.
- Кто ты такой? – спросил Чарли Уизли, не опуская палочки. – Нас не пугают твои угрозы. Не хватало еще волшебникам бояться каких-то кровососов.
Вампир усмехнулся, и Гарри Поттер с содроганием заметил острые клыки.
- Каких-то кровососов? – с усмешкой повторил незнакомец. – А от кого же вы только что удирали со всех ног? Но довольно. Я хочу решить один деловой вопрос. Я - граф Цепеш. Влад Цепеш. Хотите, называйте так, хотите – эдак. Я отвык от церемоний. Думаю, что мое имя и так вам известно, так что не буду рассказывать о себе. А для начала, чтобы вам не лезли в голову дурные мысли, я хотел бы кое-что показать.
В мгновение ока граф подпрыгнул вверх и оказался на потолке, цепляясь когтями на руках и босых ногах за обшивку. Повиснув там, он словно паук перебежал в другой угол, перевернулся, и прижался спиной к потолку, словно прилип. Уставился налитыми злостью глазами на волшебников и оскалился. Высота хижина была небольшой, так что он висел от них на расстоянии вытянутой руки.
- А теперь немного поиграем, – прохрипел он и внезапно бросился на Гарри.
Двигался он со скоростью молнии, так что Гарри и моргнуть не успел, как вампир приблизился к нему вплотную и почти коснулся зубами его шеи. Однако из-за запаха чеснока или по какой-то другой причине он не стал кусать его, а тут же отпрянул. Метнувшись в дальний от Гарри угол комнаты, он замер там, еще более похожий на огромное насекомое.
- Ах, ты… - Чарли метнул в графа ударное заклинание с такой силой, что дерево в том месте, где сидел вампир, обуглилось. Сам же Цепеш уже сидел в противоположном углу.
- Ах, вот как!
Забыв о том, что за их спинами находится целая толпа кровососов, Чарли Уизли принялся бомбардировать наглого графа Цепеша разнообразными заклинаниями. Гарри немедленно присоединился к нему.
Но все было тщетно. Вампир двигался так быстро, что успевал уворачиваться ото всех заклинаний. Гарри чувствовал себя так, будто находился в тире, где никак не может попасть в летящую тарелочку или длинный нос картонного старика.
Чарли на мгновение остановился, а затем взмахнул палочкой, собираясь произнести какое-то особо сильное заклинание. Но не успел.
Кто-то из вампиров, находившихся снаружи, метнул ему в спину тяжелый камень размером с человеческую голову. Охнув, Чарли осел на пол. Палочка выпала из его рук и покатилась по полу. Граф спрыгнул на землю и прижал ее ногой. Гарри замер, не зная, что ему делать. Вампир был чудовищно, невероятно быстр. Каким образом справиться с ним, Гарри не представлял. Патронус? Не слишком ли здесь тесно? Он отступил в сторону, чтобы его не атаковали со спины, как Чарли, и ждал, выставив палочку перед собой. Он мог попытаться трансгрессировать, но не бросать же беспомощного Чарли.
- Чего вы хотите? – спросил он вампира.
Тот слегка кивнул, будто одобряя намерение Гарри начать переговоры.
- Я хочу поговорить с вами, – ответил он.
- Что-то не верится, – произнес Гарри. – Ваши… мм… соратники пытались нас убить. – Он прикоснулся к горлу. – Или вы хотели сначала сделать нас вампирами?
Влад Цепеш и бровью не повел.
- Я знаю, кто ты, – произнес он вместо ответа. – Ты главный враг того, чье имя избегают называть волшебники. Не все конечно. Но большинство.
- А вы с ним знакомы? – спросил Гарри, чьи мысли лихорадочно заметались при упоминании Волан-де-Морта.
Чего хочет этот вампир? Несомненно, он служит Темному Лорду. Тот привлекает к себе на службу все силы зла. Чарли что-то говорил о делах, которые были у Волан-де-Морта в здешних местах. Но никто не мог знать, что Гарри Поттер объявится здесь. Наверняка вампир хочет разузнать, зачем он прибыл в Румынию.
Однако вопрос Влада Цепеша оказался совершенно неожиданным.
Некоторое время он молча разглядывал Гарри, которому стало весьма не по себе от пристального мертвого взгляда. Потом вампир отвел глаза в сторону и произнес:
- До меня дошли слухи, что между тобой и Волан-де-Мортом есть особая связь. Говорят, ты можешь читать его мысли.
Граф метнул быстрый взгляд на Гарри, следя за его реакцией.
- Можешь сказать мне, зачем он здесь? – произнес он тихим голосом, от которого кровь застывала в жилах.
- Кто? – не сразу понял Гарри. – Темный Лорд?
Вампир слегка поморщился при этих словах, но ничего не сказал, а только кивнул.
- Я… я не знаю, – произнес растерявшийся Гарри. – Я больше не могу читать его мысли.
В последнее время Волан-де-Морт закрыл свой мозг от Гарри непроницаемой стеной. Он берег свои замыслы в секрете. И пока ему это с успехом удавалось.
Граф Цепеш, однако, не стал обвинять Гарри в попытке обмана. Он снова кивнул:
- Неудивительно, – сказал он. – Вы, волшебники, называете это легилименцией. Мы, дети ночи, можем читать мысли без особых ухищрений. Я вижу, что ты не лжешь. Однако ты все равно мог бы мне помочь.
Чарли Уизли наконец нашел в себе силы слегка приподняться. Опираясь на локти, он отполз к стене и привалился к ней. Граф даже краем глаза не повел в его сторону. Гарри хотелось помочь другу, но он не рисковал появляться в дверном проеме.
- Как? Как я могу помочь вам? – спросил Гарри. – Хотя, вообще-то, я не уверен, что хочу это сделать.
- Хотеть не обязательно, – успокоил его граф. – Надо только помочь. А как? Хорошо, мне надо кое-что тебе объяснить. Видишь вон ту вещь…
Он показал на одну из стен, но когда Гарри повернул туда голову, то ничего не увидел. Стена была пустой. Но в тот момент, когда он поворачивал голову, боковым зрением успел заметить какое-то стремительное движение. Граф провел его. Гарри с изумлением посмотрел на свою руку, в которой мгновение назад была зажата волшебная палочка, и которая теперь… была пустой.
Влад Цепеш по-прежнему сидел на скамейке, а рядом с ним лежала палочка Гарри.
Что делать? Чарли видел все, но боль еще не отпустила его. С искаженным лицом он смотрел то на Гарри, то на вампира, и не мог ничего сделать.
- Есть один способ, – сказал граф. – Подойди ко мне.
Гарри не сдвинулся с места.
Вместо этого он осмотрелся по сторонам. Если бы здесь было хоть какое-то оружие… У порога валялись остатки чеснока, оброненные кем-то из них. Наверное, Чарли, так как свою часть ожерелья, насколько Гарри помнил, он вроде бы сунул в карман. Вампиры на дух не переносят чеснок. Так их учили. Может быть, попробовать… Решившись, Гарри не колебался. Двигаясь со всей быстротой, на которую был способен, он прыгнул к наполовину истертым долькам. Сгреб их одной ладонью, а следующим прыжком приземлился рядом с Чарли. Сунул другую руку в карман, вытащил свой чеснок. Он выставил перед собой обе руки, не подпуская вампира. Тот, впрочем, и не пытался подойти.
- Хватит валять дурака, Гарри Поттер, – произнес он. - Если бы я хотел убить вас обоих, я мог бы сделать это тысячей способов. Вы в ловушке, вам не уйти. Но я прошу помощи. Потом я вас отпущу.
Гарри не верил не единому слову. Раньше он не особенно интересовался жизнью вампиров. Те из них, кого ему довелось видеть, не имели ничего общего той с машиной смерти, что стояла перед ним сейчас. Но Гарри все же достаточно проучился в Хогвартсе, чтобы знать, что вампирам верить не стоит. Некоторые из них в сытом состоянии бывают вполне дружелюбными ребятами, но те, что жили в Румынии, под эту категорию явно не подпадали.
В отчаянии Гарри выглянул за дверь. Вампиры все еще были там. Они маячили в тени деревьев. Тут внезапно он кое-что вспомнил…
- Но ведь вампиры боятся солнечного света! – воскликнул он, обращаясь к графу. – Как же вы так ходите посреди белого дня?
Вампир хмыкнул.
- Солнце страшно только для молодых вампиров и тех задохликов, что живут в твоей стране. Англия… бывал я там в свое время… Собирался вернуться, чтобы отмстить тем, кто меня изгнал… Но сейчас меня интересует другое…
Он оскалился.
- С тех пор я стал гораздо сильнее. И часть силы передал своим детям, - Граф кивнул в сторону леса.
Несколько мгновений он молчал, будто погруженный в воспоминания, а, может, тайком наблюдал за волшебниками.
- Ну, а чеснока вы боитесь? – спросил Гарри, стараясь, чтобы голос не дрожал, – Или теперь едите его за завтраком?
Граф покачал головой.
- Нам лучше вернуться к тому, как ты сможешь помочь мне.
Веки снова прикрыли его красные глаза. Он будто дремал. Однако голос звучал по-прежнему уверенно и решительно.
- Возможно, и я помогу тебе. Скажи, а ты сам не хотел бы попасть в мысли Волан-де-Морта?
Гарри задумался. Проникнуть в голову своего врага, узнать его планы, где тот прячется, где его логово… Если бы он мог, то наверняка бы рискнул… Но… Но каким образом?
- Я хочу воспользоваться тобой как инструментом, с помощью которого увижу… ты увидишь мысли Волан-де-Морта. Увидишь, а потом расскажешь все мне. Что скажешь?
- Но как вы сможете это сделать?
- Я знаю способ, – ответил вампир. – Это немного больно, – Он усмехнулся, обнажив клыки, на которые Гарри не мог смотреть без содрогания. – Но ты ведь привык к боли, не так ли?
- Как вы это сделаете?
- Значит, договорились?
- Нет, не договорились. Я не знаю, каким образом…
Граф Цепеш внезапно нахмурился. Он наклонил голову, будто прислушиваясь к происходящему снаружи.
- Нам надо уходить, - сказал он, встав и отбросив палочку Гарри в сторону. – Твой друг, погонщик драконов, может остаться. А ты отправишься со мной.
Вампир сделал шаг к ним, но в этот момент в игру неожиданно вступил Чарли Уизли. Он рванулся вперед, оттолкнул Гарри, выхватил из-под мантии связку каких-то веточек, сломал их прямо перед протянувшейся когтистой лапой вампира и быстро произнес короткое заклинание.
Из сломанных веточек взвилась тоненькая струйка дыма. Она распалась на множество еще более тонких нитей, которые обволокли Чарли и Гарри словно сетью.
Граф Цепеш пришел в ярость. Вампиру явно было знакомо это заклинание. Он топнул ногой, от чего вся хижина содрогнулась. А затем, к удивлению Гарри, не запустил в них лавкой, а поднял обе волшебных палочки и направил прямо в середину защитной сетки.
- Грайндерус Крэшуурс! – взвыл он нечеловеческим голосом.
Из концов палочек ударили два красных луча, которые, попав в сетку, рассыпались снопами фиолетовых искр. Заклинание, защищавшее волшебников, выдержало. Но граф не отступил. Он снова нанес удар.
В этот момент снаружи что-то начало происходить. Гарри краем глаза заметил движение снаружи и заставил себя отвести взгляд от разъяренного Влада Цепеша.
Вампиры были чем-то напуганы. Они разбегались в разные стороны. Один из кровососов побежал к хижине, очевидно, собираясь укрыться в ней. Однако когда он находился всего в двух шагах от двери, откуда-то с небес ударила огненная струя, и вампир с воплем обратился в пепел. Граф резко повернулся к выходу и, увидев, что там происходит, отбросил палочки в сторону.
Мгновение он с ненавистью смотрел на Гарри. Потом накинул на голову капюшон черного плаща и, взмахнув руками как крыльями, превратился в летучую мышь. Она сделала круг по комнате и даже попыталась наброситься на них. Однако стоило ей лишь коснуться призрачных белых нитей, как раздался хлопок и посыпались искры. Мышь взвыла и отлетела назад.
- Я не прощаюсь, Гарри Поттер, – прошипел граф и стремительно вылетел прочь.
Гарри видел, как вампир сделал несколько маневров, уворачиваясь от струй пламени, бьющих сверху, и исчез в лесной чаще.
- Чарли? Ты как? – повернулся Гарри к своему другу.
Тот выглядел бледным, но держался неплохо. С усилием Чарли улыбнулся, произнес заклятие, сняв защитную сеть, и произнес:
- Помоги-ка мне встать, Гарри. Позвоночник вроде цел, но вот несколько ребер точно придется сращивать… Ааа, Милостивый Мерлин… Да, и не выглядывай пока наружу. Норберт может не разобраться и поджарить тебя вместо вампира… Ой!
Поддерживаемый Гарри за плечо, Чарли подковылял к выходу и вытащил из кармана металлический свисток.
Снаружи что-то шипело, топало и рычало. Гарри показалось, что среди этого грохота он различает чей-то тонкий голос.
- Стой! Прекрати! Норберт, я приказываю тебе, глупая скотина!
Чарли со значением поднял палец, как бы говоря, что выходить наружу пока не стоит, и дунул в свисток. Он подал несколько коротких сигналов. Затем Гарри с ужасом услышал, что топот приближается. Он попятился. В дверь заглянула и попыталась просунуться внутрь огромная уродливая морда.
- Норберт, малыш, – проговорил Чарли, – это мы. Не надо готовить из нас жаркое. Лучше дай нам выйти.
Но дракон (а это, несомненно, был дракон) таращился внутрь и даже попытался лизнуть Чарли свои раздвоенным красным языком. Тот увернулся, вскрикнув от боли в спине.
- Только не сейчас, Норберт, – воскликнул он. – Ведь ты же только что дышал огнем. Не хватало мне еще ожогов! Да что же ты, Мелисса, не можешь с ним справиться? Отгони его прочь.
Снаружи донесся девичий голос.
- С ним совершенно невозможно совладать. В этот дурацкий период спаривания он потерял последний контроль. Я даже не хотела его брать, но больше никого не было… Не на Вильгельмине же ехать…
Наконец невидимой девушке каким-то образом удалось оттащить дракона от двери, и Гарри с опаской выбрался наружу.
С изумлением он рассматривал огромную черную тушу и рогатую голову с желтыми глазами, нависшие над ними.
- Норвежский горбатый, – произнес он, вспомнив учебник про волшебных тварей.
- Норберт, а ты помнишь Гарри Поттера? – спросил Чарли.
Дракон разинул пасть, и их обдало горячим воздухом, словно из печки. Правда, из печи так гнусно не воняет, подумал Гарри. И тут он вспомнил…
- Неужели это он? – пробормотал Гарри, пристальнее всматриваясь в дракона. – Чарли, это тот самый Норберт?
- Да, это малыш Хагрида, – подтвердил Чарли. – Вымахал на вольных хлебах… то есть говядине. Довольно глуповат, надо признать. Но самый верный из всех наших прирученных драконов.
- Прирученных драконов? – повторил Гарри, думая, что ослышался. – Чарли, я ведь не вчера родился. Драконов невозможно приручить. Это же самые опасные твари на свете. Они…
- Давай поговорим об этом позже, Гарри, не возражаешь? Я понимаю, что у тебя много вопросов, но дай мне еще немного времени прийти в себя. Потом я тебе все объясню.
Гарри кивнул, по-прежнему не сводя глаз с Норберта, который тяжело дышал, высунув язык.
- Хагриду бы у вас понравилось, – произнес он.
- Мелисса, - говорил тем временем Чарли. – Ты не могла бы прислать кого-нибудь за нами. – Норберту в его теперешнем состоянии я не готов доверить наши жизни. Удивлен, как ты сама решилась сесть на него… Впрочем, я должен признать, что вы прибыли вовремя, и потому не буду просить Грегора наказывать тебя.
- Что? – раздался удивленный голос откуда-то из-за могучей шеи Норберта. – И это благодарность за спасение? Ты не будешь просить моего отца наказать меня? Вот спасибо!
Гарри отошел чуть в сторону, стараясь не делать резких движений, и увидел, что на спине Норберта сидит черноволосая смуглая девушка. Босыми ногами она сжимала бока дракона.
- Это самое большее, что я могу для тебя сделать, – сказал Чарли. – Ведь ты даже не надела на него седло. Не думаю, чтобы Норберт бросился ловить тебя на лету, если бы ты свалилась. Скорее всего, он бы даже не заметил этого.
- Надевать седло не было времени, – ответила Мелисса. – В лагере осталась я одна. А когда увидела твой сигнал о бедствии, то сразу поняла, что остальных кто-то ловко провел. Они ведь должны были встретить тебя совсем в другом месте. Так что пришлось скакать на Норберте как на диком мустанге.
Чарли хотел что-то сказать, но тут девушка обратилась к Гарри.
- Привет! – сказала она. – Чарли хороший парень, хотя и пытается порой показаться занудой. Но это не так. Ведь Норберта приручил именно он. А мой малыш, - тут она погладила дракона ладонью по шее, – не покорился бы кому попало.
- Покорился? – спросил Гарри.
- Я понимаю, что ты хочешь сказать, – улыбнулась Мелисса. – Прирученный дракон это не совсем то же, что домашняя собачка. Но все же он слушается меня. По крайней мере, иногда.
- Ага, понятно, – сказал Гарри. – Вы с Норбертом поспели вовремя. Мы уже и не знали, что делать.
Девушка не смогла сдержать довольную улыбку.
- В общем-то, ничего особенного я не сделала, – сказала она. – Это у нас тут обычное развлечение. Катаемся на драконах, поджариваем вампиров…
- А потом получаем хорошую порку, – закончил Чарли. – Давай-ка, Мелисса, прекращай болтать. Если ты еще не заметила, то я нахожусь практически при смерти. Оставь Норберта здесь и беги за помощью. Мы с Гарри останемся здесь, а он будет нас охранять… Куда ты? Стой!
Но Мелисса уже лягнула дракона пятками и обхватила его за шею.
- Так будет быстрее, – сказала она.
Норберт взмахнул кожистыми крыльями, так что чудом не задел волшебников, и, подпрыгнув, взмыл в воздух.
Чарли только покачал головой, глядя вслед удаляющемуся дракону.
- Я было пожалел, что не взял с собой метлу, – сказал ему Гарри. – Но у вас тут, вижу, они не нужны.

Глава 3. Западный участок


Не прошло и пяти минут, как из воздуха с громкими хлопками один за другим появились несколько колдунов с палочками наготове. У некоторых в руках были метлы. Они с изумлением оглядывали истоптанную поляну, на которой то тут, то там зияли черные выжженные проплешины, в тех местах, куда ударяли струи пламени Норберта. Один из прибывших, мужчина могучего телосложения, с окладистой рыжей бородой и в широкополой шляпе, похожей на ту, что носят в Мексике, но сделанной из грубой и толстой кожи, направился к Чарли и Гарри.
- Уизли! - вскричал он. – Какого дьявола ты делаешь здесь? Мы ведь договорились, что встретим тебя у Медвежьей Скалы. Мы потратили уйму времени, прочесывая скалы в поисках вампиров, а ты вместо этого появляешься Бог знает где!
Он шел решительно и при ходьбе так размахивал руками, что Гарри показалось, будто незнакомец, чего доброго, еще залепит Чарли оплеуху. Но вместо этого рыжебородый резко остановился и внимательно оглядел их.
- Мел сказала, что ты еле жив, а ты, по-моему, вполне здоров, – сказал он добродушно Чарли и хлопнул того по плечу. – Ну, ты и мерзавец…
Чарли охнул от боли и привалился к Гарри.
- Грегор… - простонал он.
- Осторожнее! – воскликнул Гарри. – У него сломаны ребра!
- Вот оно что! – бородач сразу же принял озабоченный вид. – Ну-ка, Марк, Крис, - закричал он. - Надо быстро доставить Чарли в лагерь. Бережно!
Двое молодых людей, одетых, как и Грегор, в одежды из грубой кожи, наколдовали прямо из воздуха носилки и ловко уложили на них Чарли. Проделали они это так профессионально, что Гарри сразу же подумал, что, по-видимому, в жизни исследователей драконов подобные манипуляции приходится проделывать нередко. Крис и Марк сели на метлы, подхватили носилки и поднялись в воздух. Но как ни плавно они это делали, Чарли не смог удержаться от стона.
- Я сказал бережно! – рявкнул Грегор. – Этот парень нужен мне живым.
Чарли повернул голову к нему и через силу улыбнулся.
- Иногда после матчей за «Драконов» я чувствовал себя и похуже.
- Ничего, – ответил бородач. – Мел мигом поставит тебя на ноги. Для этой девчонки вылечить пару сломанных ребер все равно, что тебе высморкаться.
Тут он повернулся и посмотрел на Гарри.
- А это кого ты притащил с собой? – спросил он довольно бесцеремонно.
- Это мой друг Гарри Поттер. Позаботься о нем, Грегор.
- Разгрызи меня Бог! – воскликнул бородатый мужчина. – Гарри Поттер друг каждому доброму волшебнику, так что он и мой друг. Мальчик, который выжил! Каким ветром его сюда занесло?
Он повернулся к Чарли, но носилки того уже удалились довольно далеко.
- Ладно, – сказал Грегор, внезапно прервав попытавшегося открыть рот Гарри. – Поговорим об этом в лагере. А сейчас расскажи-ка мне, что с вами произошло здесь. И начни-ка с того самого места, когда вы очутились по эту сторону холма. Мел сказала, что заметила ваш сигнальный огонь вон в той стороне. Но это значит, что вы появились в десяти милях к северу от назначенного места. Что бы это значило?
Манера разговаривать у Грегора, который, судя по всему, был местным заправилой, показалась Гарри весьма странной. Он как будто обращался к Гарри, спрашивал его, но тут же сам начинал о чем-то рассуждать вслух. При этом его лицо, такое загорелое, что напоминало дубленую кожу, не прекращало улыбаться и заговорщически подмигивать.
- Ума не приложу, зачем Чарли притащил тебя сюда. Я ведь в курсе тех дел, что происходят у вас там в Хогвартсе. Дамблдор погиб, да. Большая потеря. Он ведь раньше приглядывал за тобой. Чарли говорил, что ты пока будешь жить у его родителей, но ты, видимо, решил по-другому, а?
И прежде чем Гарри смог сказать хоть что-нибудь, оборвал его решительным жестом.
- Ладно. Лучше скажи мне, чего от вас хотели эти твари, вампиры. Я так понимаю, Норберт поджарил тут кого-то из них? Мел говорила, будто разгромила тут целое полчище кровососов, но думаю, что она малость преувеличила.
Тут он в очередной раз подмигнул Гарри и направился к хижине. Двое оставшихся на поляне колдунов тем временем обследовали близлежащие заросли и вернулись.
- Поблизости никого нет, Грегор, – сообщил один из них. – Но нам лучше убираться отсюда. Они могут вернуться, а…
- А у тебя кишка тонка, Барри Бигер, – заявил бородач, заглядывая в хижину. – Фу, как мертвецом-то пахнет. Похоже, что этот домик уже не подходит для той цели, для которой его построили. Как же вампир смог сюда войти?
- Он говорил, что его кто-то пригласил войти… - начал Гарри.
- Ну, само собой, – тут же оборвал его Грегор. – Чтобы вампир вошел в дом, его надо сначала пригласить войти. Иначе у него ничего не выйдет. Хотел бы я знать, какой идиот решился пригласить к себе упыря. Впрочем, думаю, нам это уже не узнать. Бедняга несомненно отправился на тот свет или сам стал живым мертвецом.
- Цепеш сказал, что это случилось очень давно, – быстро проговорил Гарри, надеясь, что хотя бы таким образом сумеет вставлять реплики в монолог Грегора.
Это ему удалось. Более того, он привлек его внимание.
- Кто сказал? – повернулся Грегор. – Как ты его назвал?
- Граф Влад Цепеш. Он уже был в хижине, когда мы с Чарли вошли внутрь.
Некоторое время Грегор разглядывал Гарри так, будто тот сказал что-то совершенно невероятное. Ну, например, объявил, что с ними только что разговаривал сам Лорд Волан-де-Морт. Наконец, бородатый отвел взгляд, зажег яркий огонек на конце своей волшебной палочки и обшарил глазами хижину. Убедившись, что внутри пусто и нет ничего подозрительного, он вынырнул и огляделся по сторонам.
- Что бы это все значило? – пробормотал он себе под нос в очередной раз.
- Мистер Грегор, - начал Гарри. – А кто такой этот граф Цепеш? Почему вы так удивились, услышав о нем? Он что, известная личность тут у вас?
Он уже был готов услышать очередное «потом, сейчас нет времени», но бородач ответил:
- Известная ли он личность? Хм… Пожалуй, можно сказать и так. Но, думаю, и ты о нем должен был слышать. Если только ты в Хогвартсе на занятиях ворон за окном не считал, конечно. Неужели ты никогда не слышал о знаменитом трансильванском графе Владе Цепеше, которого тамошние крестьяне прозвали Дракулой?
- Дракулой? – Гарри был потрясен. Естественно, он знал о самом знаменитом вампире в мире, но совершенно не помнил настоящего имени того. К тому же…
- Но ведь это было так давно, – сказал он. – Я думал, Дракулу убили.
Грегор пожал плечами.
- О нем не было слышно почти триста лет. Но, насколько мне известно, графа не удалось убить. Хотя и не скажешь, чтобы не пытались. Но ты об этом лучше Бигера расспроси. Он у нас главный специалист по вампирам.
Гарри посмотрел на худого черноволосого колдуна средних лет, на лице которого будто навечно застыло выражение тревоги. Тот бросил короткий взгляд на Поттера и тут же отвел его.
- Давайте собираться, – объявил Грегор. – Ты на каком курсе, Гарри?
- Шестой год закончил, – ответил тот, поняв, что имеется в виду Хогвартс.
- Так, значит трансгрессировать пока лучше не стоит. Эй, Тиль, чего ты там застрял? Отдай свою метлу Гарри. Не пешком же ему идти в лагерь. А ты, Бигер, проводишь его.
С этими словами Грегор подал знак и исчез.
Колдун по имени Тиль протянул метлу Гарри и тоже трансгрессировал.
Бигер сел на метлу и поднялся в воздух. Гарри последовал за ним. Он надеялся поговорить немного со своим провожатым в полете, но тот гнал так быстро, что в роли провожатого выступал скорее Гарри.
Смирившись с тем, что его неведение продлится еще некоторое время, Гарри раздумывал, смог ли бы Дракула догнать его в образе летучей мыши. Если бы Гарри сейчас сидел на «Молнии», то навряд ли. Сейчас под ним была не самая быстроходная метла, и он не мог выжать из нее больше семидесяти миль в час. Зато Бигер, которого Грегор назвал трусом, похоже, действительно был таким. Он постоянно оглядывался, будто ожидал каждую минуту нападения вампиров. Было видно, что он, не задумываясь, бросил бы Гарри, если б только его метла летала чуть-чуть быстрее.
Стараясь отвлечься от грустных мыслей, Гарри разглядывал местность, над которой они пролетали. Смотреть было особо не на что. Редкие, будто изможденные, рощи перемежали поляны и равнины. Еще пару раз он заметил маленькие хижины, вроде той, в которой они пытались укрыться от вампиров. Гарри подумал, что теперь ни за какие пряники не станет прятаться в таком ненадежном убежище, пусть даже за ним будет гнаться целая орда вампиров.
Они летели над чахлым хвойным леском, когда неожиданно земля внизу стала резко уходить под уклон. И Гарри понял, что имел в виду Грегор, когда говорил о «той стороне холма». Ниже расстилалась каменистая равнина. Впечатление создавалось такое, будто когда-то здесь прошел дождь из камней. Повсюду, насколько хватало взгляда, высились одинокие и сваленные в кучи булыжники. Некоторые, заостренные, указывали в небо, будто чьи-то пальцы. Среди этого каменного леса одиноко вздымалась небольшой утес странной формы, едва взглянув на который, Гарри понял, что это и есть Медвежья Скала. Значит, Чарли договаривался встретиться со своими друзьями там. Но каким-то образом они оказались в нескольких милях от назначенного места. Поскольку там их поджидали вампиры, то можно было предположить, что они все это и устроили. Гарри вспомнил, что говорил ему Чарли перед внезапным отбытием. Лорд Волан-де-Морт собирается приобрести новых союзников. Почему граф Дракула пытался разузнать о планах Темного Лорда у него, у Гарри? Или когда он увидел, что ему в руки вместо Чарли Уизли попался Гарри Поттер, то решил воспользоваться им? Он так и сказал – воспользоваться. А зачем Дракуле был нужен Чарли? Что бы он сделал с тем, если бы Гарри не было с ним?
Гарри решил, что, по-видимому, помимо изучения драконов в Румынии Чарли занимался чем-то еще.
Тут его внимание привлек маневр Барри Бигера. Тот стал снижаться, направляясь к одиноко стоящему массивному каменному столбу. Гарри следовал за ним, высматривая, где находится лагерь, в который они направлялись. Он ожидал увидеть что-то вроде нескольких хижин или хотя бы палаток. Ничего похожего в пределах видимости не наблюдалось. Однако Барри упрямо двигался в направлении столба. Судя по траектории, он должен был врезаться точно в его середину. Гарри занервничал. Камень казался монолитным и не имел никаких видимых признаков входа. Бигер не стал останавливаться, чтобы дать какие-либо разъяснения, так что Гарри приходилось следовать за ним.
В голове мелькнула мысль, что здесь может оказаться что-то вроде прохода на Платформу 9 ¾ на Лондонском вокзале, и ему следует сохранять спокойствие и уверенность. В любом случае о таких вещах стоит предупреждать, подумал Гарри, с отчаянием глядя, как Барри Бигер стремительно приближается к столбу. До столкновения оставалось всего мгновение, когда Барри выхватил волшебную палочку и взмахнул ею перед собой. В серой поверхности колонны появилось отверстие, в которое оба колдуна тут же влетели. Перевести дух Гарри не успел, так как сразу же они очутились в тоннеле, уходящем спиралью под землю. Магическим образом было сделано так, что внутренность каменного столба оказалась значительно больше, чем его наружный объем, но все равно от столкновения со стеной Гарри спасла только его реакция и навыки, приобретенные в квиддиче. Он резко вывернул метлу влево и вниз, и они понеслись вглубь хода. Гарри несколько сбавил скорость – дорога была ему незнакома, и рисковать не стоило. Он почувствовал досаду на Барри Бигера, который мог бы и предупредить его о предстоящем спуске, и одновременно облегчение от того, что с ним не было «Молнии». Если бы он летел на своей сверхскоростной метле, то, без всякого сомнения, не успел бы свернуть, а влепился прямо в стенку. На большой скорости это могло закончиться весьма плачевно.
А тоннель несся вниз. Его стены были выкрашены в зеленые светящиеся полосы, и это бесконечное чередование черного и зеленого, к тому же усугубленного вращением, неизбежно привело, к тому, что Гарри почувствовал нарастающее головокружение. Он внезапно понял, что еще несколько оборотов спирали, и он свалится с метлы. Однако гордость не позволяла ему сдаваться, поэтому он крепче сжал рукоятку, и попытался представить, что преследует снитч в головокружительном пике. Он представил, что Барри Бигер – это ловец команды-противника, который опережает его на два корпуса, и ускорился. Бигер в тоннеле тоже снизил скорость, поэтому Гарри стал понемногу приближаться к нему. Проход, вернее, пролет, был не слишком широким, поэтому, когда Гарри сравнялся с Бигером, тот недоуменно покосился на него. Они почти соприкасались локтями.
Бигер попытался вырваться вперед, но Гарри специальным приемом из квиддича его не пустил. Он провел удержание осторожно, так как столкновение в узком помещение грозило бедой им обоим, но твердо. Барри понял его и не стал больше пытаться обогнать Гарри. Более того, он стал сбавлять скорость. Гарри подумал, что, скорее всего, они приближаются к выходу, где есть опасность врезаться во что-то, но какая-то часть его не захотела останавливаться. Он подозревал, что Бигер затеял этот спуск, чтобы по какой-то причине досадить ему. Но он не собирался показывать растерянность или страх. Поэтому увеличил скорость. Главным образом, он сделал это, потому что ему хотелось, чтобы тоннель поскорее закончился. Появилось стойкое ощущение, что еще немного, и его стошнит.
Он сжал зубы, и тут вместо очередной спирали перед ним оказался прямой коридор. От неожиданности Гарри чуть не слетел с метлы, но годы тренировок по квиддичу даром не прошли – он выровнял полет и помчался вперед. Голова кружилась, глаза слезились, но он знал, что сможет удержаться в воздухе. Он слышал, как его нагоняет Бигер, видимо, желавший прийти к финишу первым, и весь вытянулся на метле, выжимая из нее все, на что она была способна.
Фууууууххх! Коридор оборвался, и Гарри со свистом влетел в огромный зал. Помещение было настолько огромным, что он, не снижая скорости, сделал несколько кругов под потолком. Он усиленно делал вид, что рассматривает все вокруг, но на самом деле ждал, когда звон в голове прекратится, и мир вокруг перестанет кружиться.
Перед глазами все передергивалось, и он с трудом разбирал, что находится под ним. До него доносился чей-то голос. Он звал его спуститься, но Гарри смог сделать это лишь после шестого или седьмого круга почета.
Он приземлился возле группы людей, наблюдавших за ним с земли, и стукнул метлой об пол, чтобы упереться ею в землю. Ему очень не хотелось упасть или хотя бы пошатнуться. Он устоял.
- Мать честная! – уже знакомый бас разнесся под сводами зала. – Ты обошел Барри на большом спуске! Не могу в это поверить!
Зрение Гарри наконец-то сфокусировалось, и он увидел, что в нескольких шагах перед ним стоит Грегор. Рядом стоял Барри Бигер, напустивший на себя такой безразличный вид, что не смог бы обмануть им никого.
- Гарри, – Грегор хлопнул его по плечу. – Ты меня извини, но это был тест. Я слышал от Чарли, что ты хорошо играешь в квиддич, и специально отправил тебя с Бигером. Ну, чтобы он проверил тебя. Знаешь, он ведь у нас ловец номер один. По крайней мере, был им до сегодняшнего дня. Этот большой спуск – его изобретение. Мы обычно трансгрессируем, когда нам надо покинуть лагерь. Для драконов у нас есть другой выход. Так что этим пользуется только Барри. Ну и те, кого ему удается уговорить… Ха-ха-ха! – Бородач громко рассмеялся. – Ну, не дуйся, Бигер. Рано или поздно всем приходится уступать свой трон.
- О каком троне ты говоришь, Грегор, - произнес Бигер - Я давно забыл, как ловить снитч. Сейчас я только копаюсь в драконьем навозе.
Барри усмехнулся и пошел прочь, старательно насвистывая какой-то мотив.
А Грегор склонился к Гарри и положил тому руку на плечо.
- Ты на него внимания не обращай. На самом деле ничего он не забыл. Я ведь зачем это сказал - Барри у нас ловец. Его даже за сборную Румынии играть приглашали. Хотя он и англичанин. Предлагали на том основании, что он всю жизнь здесь прожил. Но он с нами, с драконщиками. В сборную теперь его не зовут, там надо тренироваться каждый день. Но он по-прежнему играет. Здесь рядом есть команда. «Вардунские Вампиры» называется. В Евразийской лиге выступает. Он там ловец. Так вот. У нас в лагере тоже есть своя команда. Только ловца не было. Чарли ведь отказывается играть. Даром, что был звездой в Хогвартсе. Завязал, говорит, навсегда. А я давно хотел сыграть против «Вампиров». Так что с тобой, думаю, мы могли бы им показать. Как ты на это смотришь, а?
Гарри собирался сказать, что не имеет ничего против такого предложения, но тут же остановился. Он помнил, что не знает пока, чем будет заниматься в ближайшие дни. Он оказался здесь только потому, что Чарли упомянул Волан-де-Морта, а вовсе не для того, чтобы играть в квиддич. Поэтому только пожал плечами.
Но Грегор был не из тех, кто долго ждут ответа. Он уже отпустил Гарри и направился к группе исследователей, возившихся возле каких-то ящиков.
Гарри осмотрелся по сторонам. Похоже, нравы у исследователей драконов простые, и возиться с ним никто не собирается. Бородатый предводитель, если уж на то пошло, даже не удосужился представиться. Придется осваиваться самому.
Зал, в котором он находился, представлял собой обычную пещеру. Правда, необычайно большую, размером с десяток школьных спортзалов. Стены ее были из грубого камня, и Гарри подумал, что пещера имеет природное происхождение. Освещалась она с помощью многочисленных светильников, напоминавших старинные фонари.
Сам зал, по-видимому, представлял собой склад, так как повсюду стояли ящики самых разных размеров. В некоторых, судя по габаритам, вполне мог находиться рояль. А некоторые были не больше шкатулки. Склонившись над одной из таких миниатюрных коробочек, выкрашенную золотой краской, Гарри прочитал надпись: «Перуан.личин. - Норв.горб. 3 мес.». Он понял, что содержимое коробки имеет отношение к норвежскому горбатому дракону, но причем здесь 3 месяца? В недоумении он посмотрел на следующую коробочку. Та была сделана из необработанного дерева. В стенках имелись довольно крупные щели. Когда он попытался заглянуть в щель, внутри что-то шевельнулось. Гарри отпрянул. «Афр.слиз.- Венг.хвост., до года», прочитал он на наклейке. Мгновение он смотрел на ряды ящиков, а потом до него дошло. Это было детское питание. Перуанскими личинками следовало кормить детеныша норвежского горбатого дракона, когда тот достигнет трехмесячного возраста. А африканские слизни предназначались на обед венгерскому хвосторогу, не достигшему года.
Гарри двинулся дальше. По другую сторону от него высились ряды из коробок примерно одинакового размера, и он подошел поближе. На сей раз он сразу понял, что здесь хранятся яйца драконов. На наклейках не было указания возраста, а только короткие аббревиатуры – В.З.О, Ш.Т., К.О.Ш., В.Х., Н.Г. и так далее. Гарри прекрасно помнил все десять чистокровных пород драконов, поэтому для него не составило труда определить, где чьи яйца лежат.
В дальнем конце зала находилась массивная черная печь. Она напоминала паровоз, только без кабины. Ее труба уходила вверх и скрывалась в трещине в потолке пещеры. Гарри вспомнил, как Хагрид держал яйцо с Норбертом в котелке над огнем, и решил, что эта печь служит для тех же целей.
Он снова обвел взглядом зал. Судя по количеству коробок здесь хранились тысячи, десятки тысяч яиц, из которых могли вылупиться драконы. При этой мысли Гарри содрогнулся. Он прекрасно знал о неискоренимой злобности драконов. Если бы из всех этих яиц вывелись на свет драконы, то, наверное, человечеству пришел бы конец. Тут он вспомнил о Норберте, который позволял ездить на себе верхом. Видимо, Чарли и его друзья занимается тем, что держат под контролем численность чудовищ. А теперь еще и каким-то образом смогли приручить некоторых из них. Кстати, где Чарли? Гарри необходимо было увидеться с ним. Он надеялся получить ответы на свои вопросы. Гарри направился в обратную сторону, к Грегору, собираясь узнать дорогу в госпиталь или в то место, где у них лечат раненых.
В этот момент среди колдунов, по-прежнему возившихся над ящиком, началось движение. Один из них, тот самый, который отдал Гарри свою метлу, отскочил назад и завертелся как ужаленный. При этом он громко кричал. Когда Гарри увидел, что было причиной такого поведения Тиля, то тоже чуть не закричал. На голове у колдуна сидела огромная сколопендра. Не меньше метра в длину, с тысячей тонких ножек, она обвилась вокруг лба бедняги и, помедлив секунду, скользнула к нему за пазуху.
- Дьявол, Тиль! – вскричал Грегор. – Смотри, не вздумай ее помять. А ну, держите его за руки. Я сейчас…
Колдуны по имени Крис и Марк тут же схватили своего товарища, а бородатый предводитель нацелил палочку в грудь Тилю, где под мантией шевелилось огромное насекомое.
- Локус Ступефай! – прогремело заклятие, и движение под одеждой Тиля замерло. Тот продолжал кричать, но скорее по инерции, чем от действительного страха. Грегор вытащил сколопендру и покачал ею в воздухе.
- Хитрая шельма, – пробормотал он. – Надеюсь, что она скоро придет в себя. И наши бразильские друзья получат ее в целости и сохранности. С этими словами он положил сороконожку в коробку и скомандовал:
- Все. Заколачивайте и отправляйте сегодня же.
Он пошел прочь, а колдуны, включая успокоившегося Тиля, завалили содержимое ящика песком и забили крышку гвоздями.
Гарри подошел поближе и с удивлением увидел на боку ящика бланк обычной магловской почты, гласивший, что в коробке находится гипсовая скульптура. Он обратился к Тилю, который стоял ближе всех к нему:
- А если маглы вскроют коробку? Сколопендра не очень-то похожа на скульптуру. Я имею в виду, что если она на них набросится?
Тиль слегка поежился – видимо, воспоминания о только что пережитом были не самыми приятными. Потом он улыбнулся мальчишечьей улыбкой и потрепал свои пшеничные волосы.
- Сколопендра-то? Вряд ли. Это ведь особая песчаная сороконожка. Когда она очнется и обнаружит, что засыпана в песке, то оцепенеет и впадет в спячку. Так она может лежать хоть сто лет. А если ее вытащат, то не сразу же она в себя придет. А так никакой магл не сможет понять – живая она или нет. Хотя на этой посылке будет столько защитных заклятий, что никому и в голову не придет вскрыть ее.
- А зачем вы отправляете это насекомое в Бразилию?
- Ну, на самом деле в Бразилии ждут не ее, а то, что лежит на дне ящика. – Тиль подмигнул. – А сколопендра будет нужна им лишь на первое время.
- Как еда? – понял Гарри. – А на самом деле им нужен дракон, вернее, его яйцо, да?
- Точно, – кивнул Тиль. – Причем редкий вид. Шведский тупорылый. У них, в Южной Америке, извели почти всех Ядозубов, так что их осталось всего пара десятков. Вот они и решили создать заповедник, как у нас. И теперь потихоньку заказывают другие породы. Я, честно говоря, не уверен, что наш швед у них приживется. Норвежского горбатого они сохранить не сумели. Климат не тот. Подхватил какую-то кожную болезнь, ослаб, стал чахнуть, и, в конце концов, совсем пропал.
- Умер? – спросил Гарри.
- Наверное. Тела не нашли. Но он жил на краю океана, так что все решили, что он захотел вернуться домой, но утонул по дороге. Такой дороги ему было просто не осилить.
Коробку запечатали. Крис и Марк подняли ее с помощью палочек и осторожно понесли к выходу.
- А где Чарли? – спросил Гарри. – Можно его увидеть?
Тиль покачал головами.
- Наверное, нет. Он, скорее всего, сейчас спит. Мелисса любит накладывать на больных заклятие сна, после того как сделает все, что нужно. Попробуй, поспорь с ней…
Гарри вспомнил девушку, управлявшую Норбертом.
- Мелисса – ваш врач? – спросил он. – Это она нас сегодня спасла?
- Ага, она, – кивнул Тиль. – Отчаянная девчонка. Грегор пытается ее держать в руках, но, когда его нет, она так и норовит чего-нибудь выкинуть. Ладно, пойдем, посмотрим.
Он повел Гарри к входу в коридор, в котором только что скрылись Крис с Марком.
- А Грегор? – спросил Гарри. – Кто он? Ваш начальник?
Тиль снова кивнул.
- А что, Чарли тебе не говорил, что ли? – спросил он. – Грегор Рэшли – руководитель Западного участка Драконьего заповедника. – Он хмыкнул. - Звучит громко, но, на самом деле, драконов у нас здесь раз-два и обчелся. Мы в основном занимаемся хранением, сотрудничаем с другими странами - ну, вот как с Бразилией. Главные проблемы у нас связаны с охраной. Каждый день кто-нибудь пытается незаконно попасть на территорию.
- Маглы? – догадался Гарри.
- И они тоже, – кивнул Тиль.
Волшебники шли по темному коридору, напоминавшему подземку. С потолка капала вода, под ногами похрустывал щебень. В неверном свете редких фонарей Гарри заметил одинарный рельс, проложенный посередине тоннеля. Наверное, здесь тоже ездило какое-то средство передвижения, вроде как в банке «Гринготтс», только какое?
- Главные проблемы доставляют волшебники, – продолжал Тиль. – С маглами-то разобраться просто. Шарахнешь его заклятьем забвения и всего делов. Главное, чтобы дракон им не закусил. Но это вообще редкость. Весь заповедник окружен таким количеством защитных и отвлекающих чар, что пройти сквозь них маглу практически невозможно. Ну, а среди колдунов такие отчаянные головы порой встречаются! Им обычно нужны какие-нибудь части драконов для зелий. Бывает, убивают дракона только ради того, чтобы взять у него пару ведер крови. Этим обычно черные маги занимаются. Правда, бывают и курьезы. Например, один старый колдун решил показать своим внукам наш заповедник. И решил что официальная экскурсия – это слишком пресно. Каким-то образом провел их сюда - четверых ребятишек, а старшему и одиннадцати не было. Страшно подумать, чтобы могло случиться, если бы они сделали это на Южном или Восточном участках. Там несколько особей все еще живет на земле для изучения…
- Как понять «на земле»? – спросил Гарри. – А остальные где?
- Под землей. Где же еще? – ответил Тиль. – Мы это особо не афишируем. Но постепенно переселяем драконов туда. Так спокойнее. Слишком уж они опасные звери.
Тут он остановился и подошел к стене тоннеля. Постучал палочкой по камню, и перед ними отворилась дверь.
- Все. Пришли, – сказал Тиль, приглашая Гари войти. - Здесь находится короткий путь в лагерь.
Гарри переступил через порог и оказался в довольно большом помещении, выглядевшем как самый настоящий подвал.
Пол был залит водой по щиколотку, но Тиля это нисколько не смутило. Он бодро зашлепал вперед, не прекращая объяснений:
- С Барри Бигером ты уже знаком. Он – заместитель Грегора. Отвечает за выращивание драконов. Но, скажу тебе честно, уж лучше бы он занимался чем-нибудь другим. Чарли – вот кто у нас самый крупный специалист по тому, как правильно вырастить дракона. Но он сейчас на дрессировку переключился. Они этим с Грегором вместе занимаются. Марк и Крис – они за безопасностью следят. Я за корма отвечаю и склад. Мерзкое занятие, - улыбнулся он. – Эти чертовы сколопендры… Брр. Но, в принципе, работа ничего. Молодняк мы сейчас выращиваем редко.
- Грегор Рэшли сказал, что Бигер - специалист по вампирам. – вспомнил Гарри.
- Тут поневоле специалистом по ним станешь, – неопределенно ответил Тиль. – К тому же, Бигер раньше на Северном участке работал, в самой Трансильвании. А там этой нечисти полным-полно. Так, кого я забыл? Значит, еще есть дети Грегора – Мелисса и Альберт. Мелисса, вообще-то, в Дурмстранге учится. На лето к отцу приехала. На практику. А Альберт, он еще маленький. Только в школу пойдет. Вот и все. Такой у нас отряд.
- А вам людей хватает? – спросил Гарри. Как-то не укладывалось в голове, что таких малых сил может быть достаточно.
- Так я тебе говорю, что у нас немного работы, – сказал Тиль. – Постоянно заняты только Грегор с Чарли. Остальные более-менее свободны.
В конце подвала обнаружилась короткая лестница с массивными ступенями. Она привела их в пустой темный зал. Тиль здесь прекрасно ориентировался, так как, не снижая скорости и не зажигая света, провел Гарри между каменных колонн.
- Здесь потайных ходов больше, чем в Хогвартсе, – сказал он. – Но лучше один здесь не ходи – заблудишься. Есть и другие опасности…
Гарри только открыл рот, чтобы спросить, что за опасности здесь встречаются, как кто-то схватил его за ногу. Он издал пронзительный вопль, и напавший сразу его отпустил.
Тиль отреагировал молниеносно.
На мгновение темноту осветила вспышка, в которой Гарри увидел напавшего врага… Лучше бы он его не видел! Длинные щупальца, широкий провал пасти, глаза-шарики на ниточках… В следующее мгновение ударное заклятие Тиля отбросило монстра.
Гарри ощутил, как Тиль дернул его за рукав.
- Быстрее. Уходим.
Через пару десятков шагов они оказались перед двухстворчатой решетчатой дверью, которую Тиль запер за собой с помощью заклятия.
- Слушай, - сказал он Гарри. – Вообще-то мне не стоило вести тебя этим путем. Он, как ты сам видишь, опасен. Грегор строго запретил всем пользоваться им, но я иногда хожу тут. Понимаешь, так короче…
В темноте Гарри не видел лица своего спутника, но тот говорил торопливо и с деланной веселостью, так что он понял, что Тиль действительно волнуется.
- Я не скажу, – произнес Гарри. – Но что это за ход? И кто на меня напал?
- Ага, не говори - ни к чему. – сразу же ответил Тиль, в голосе которого ясно прозвучало облегчение. – Да и не совсем зря мы там прошли… Ты на деле убедился, что ходить там не стоит, ха-ха… А кто напал, говоришь? Ну, понимаешь, наш лагерь построен на месте старого замка. Это его подземелья. Мы ими не пользуемся. Все ходы и выходы замурованы. Ну, почти все. Но когда хочешь сэкономить время, иногда хочется воспользоваться… Там есть кое-какие твари. Но они медлительны, и от них легко отбиться. Сам видел. В общем, один ты лучше не ходи. Хорошо?
Гарри пообещал, хотя поведение Тиля и показалось ему несколько странным. Но в любом случае, он не собирался лазить по здешним подземельям. Если, конечно, не выяснится, что там спрятан один из крестражей Волан-де-Морта.
- Ну, вот мы и пришли, – сказал Тиль.
Он потянул на себя заржавевшую дверь, и они оказались в ярко освещенном помещении.
- Это нижний уровень лагеря. – Он указал в направлении больших ворот. – А это выход в тоннель. Оттуда скоро придут Крис и Марк. Мы обогнали их минут на пятнадцать, не меньше. Ладно, я пойду. У меня дела. А ты иди дальше, попадешь в нашу местную больницу. Чарли должен быть там.
И, улыбнувшись напоследок, он с хлопком трансгрессировал.
Гарри постоял, оглядываясь по сторонам, и двинулся в указанном направлении.
Нижний уровень отличался от подземелий лишь тем, что здесь было сухо, а на стенах волшебным ярким огнем горели факелы.
Каменные стены, каменный пол, каменный потолок.
Время от времени попадались двери, но все они были забиты толстыми досками. Он шел дальше, размышляя, стоит ли считать путешествие в Румынию бесполезной тратой времени. Он уже стал подумывать о том, чтобы попросить Грегора Рэшли отправить его в Лондон, когда услышал чьи-то голоса. Они доносились из-за поворота. Он свернул и увидел приоткрытую дверь.
Гарри уже взялся за ручку, собираясь войти, когда услышал чей-то знакомый голос.
- …сделаешь так, как я скажу. Я не стану повторять дважды, Грегор. Итак, сегодня ночью. Ты понял меня?
- Да, я понял вас, – ответил после некоторой паузы руководитель Западного участка. – Я сделаю это.
- Хорошо, – ответил голос. – Прощай.
Из-за двери донесся неясный шум, будто кто-то сильно встряхнул в воздухе скатерть, и Гарри, похолодев, отпрянул.
Он понял, кто был собеседником Грегора Рэшли. Таким же глухим голосом, доносившимся будто из могилы, сегодняшним утром с Гарри беседовал граф Дракула.
Чувствуя, как сильно бьется сердце, он отступил назад.
В этот момент кто-то схватил юношу сзади за плечи:
- Подслушиваем?

Глава 4. Ответы и новые вопросы


Гарри не закричал лишь потому, что его язык прилип к гортани. Он резко обернулся. Перед ним стояла фигура в черной мантии. Опущенный капюшон скрывал лицо. Незнакомец уже отпустил плечи Гарри и держал руки спрятанными в складках одежды. Может, он сжимал там палочку?
- Кто ты? – спросил человек, и Гарри сразу понял, что под мантией скрывается женщина. Голос был высоким, бархатистым, но также в нем ощущалась некая стальная нотка, будто его обладательница привыкла распоряжаться. – Что ты здесь делаешь?
Гарри, несмотря на замешательство, вспомнил недавние объяснения Тиля. Если верить ему, в замке была одна женщина…
- Ме… Мелисса? – спросил он неуверенно.
Из-под капюшона раздался короткий смешок.
- Нет. А ты кто, мой друг? Тебя ведь привел Грегор? Для меня?
- Гарри Поттер, – ответил он, раздумывая над тем, что бы означало это «для меня?». – А вы кто?
Женщина повела себя странно. Имя Гарри, казалось, не произвело на нее никакого впечатления.
- Я скажу, как меня зовут, мальчик, – произнесла она свистящим шепотом. – Обязательно скажу. Но сначала…
Она двинулась к нему и оказалась стоящей почти вплотную. Произошло это так быстро, что Гарри не успел и моргнуть. В этот момент рядом с ними распахнулась дверь, и в коридор вышел Грегор Рэшли.
Он был бледен, а, увидев их, на мгновение остолбенел. Затем шагнул и, обняв женщину за плечи, повлек прочь.
- Ольга, пойдем… Мне надо поговорить с тобой.
Гарри видел, что в глазах Грегора на мгновение сверкнул неподдельный ужас. Чего он испугался?
Глядя, как две фигуры уходят прочь по коридору, Гарри подумал, что умудрился попасть в события, не имеющие к нему никакого отношения. У графа Дракулы имелись какие-то дела с предводителем отряда исследователей драконов. В подземельях лагеря бродили неизвестные чудовища. А рядом с Чарли Уизли находилось существо, подозрительно похожее на женщину-вампира.
Загадки пока только прибывали. Чувствуя, что если сию секунду ему кто-нибудь все не объяснит, его голова взорвется, Гарри поспешил на поиски Чарли. Вскоре коридор начал вилять как лесная тропинка. Так что, когда до его слуха донеслись звуки чьего-то разговора, говоривших он увидел только после трех или четырех поворотов.
- Мерлин тебя побери, Альберт, – кричал знакомый девичий голос. – Сколько раз тебе говорить, не смей накладывать заклятия на мою ящерицу. Особенно, когда она превращается.
- Я думаю, рога ей пойдут, Мелисса. – раздался нахальный ответ. – Теперь она похожа на длиннорога. Ты ведь жалела, что он у тебя не… Ой!
- Ну, я тебе покажу!
Донесся смех мальчика и грохот мебели, который сменили разъяренные вопли.
Навстречу Гарри неожиданно выскочил ребенок… Но какой это был ребенок! Его голова представляла собой желтый шар, утыканный множеством иголок и колючек красного цвета. Только посередине был небольшой участок, откуда выглядывало вполне нормальное детское лицо. Мальчик остановился, уставился на Гарри Поттера, а потом нырнул тому за спину.
- Мелисса! – воскликнул он, задыхаясь от смеха. – Не подходи. Здесь есть, кому меня защитить.
- Что? – донесся голос Мелиссы. – Никто не сможет спасти тебя, клянусь Святой Пат…
Она осеклась, увидев, кто стоит перед ней. Но тут же справилась с собой и вытащила волшебную палочку.
- Отойди, Гарри, – сказала она, пытаясь добраться до мальчика.
Тот вскричал одновременно от ужаса и восторга и бросился бежать. Но заклятие, выпущенное сестрой, настигло его.
- Глясефиксус!
Мальчик застыл в прыжке, словно рыба во льду.
- Повиси так, пока я придумаю тебе наказание, - проворчала Мелисса и посмотрела на Гарри.
- Привет, - сказал тот. – А где я могу найти Чарли?
- Он у себя, – ответила Мелисса, убирая выбившуюся прядь со лба. – Уговорил меня, что поправится и без хорошего сна. А ведь что может быть лучше покоя для выздоравливающего больного. Нам это и в школе постоянно говорят.
Гарри вспомнил слова Тиля.
- Вас в Дурмстранге учат и как исцелять? – поинтересовался он.
Со времен Турнира Трех Волшебников ему не доводилось встречаться с учениками этой школы волшебства, поэтому он испытывал вполне понятный интерес.
- Там всему учат, – заявила Мелисса. – Кстати, наша школа считается лучшей.
Гарри подавил усмешку. Он, конечно, ни в одной школе, кроме Хогвартса, не был, но почему-то ему не верилось, что там, где был директором Каркаров, можно научиться чему-то хорошему.
Мелисса тем временем подошла к брату, висевшему над землей, и постучала палочкой по его лбу. В одно мгновение на голове Альберта выросли прекрасные ветвистые рога.
- Повиси так, подумай над своим поведением, – сказала она. – А потом я расскажу все отцу.
Альберт, до сих пор хранивший безмолвие, издал что-то вроде стона.
Мелисса направилась обратно в комнату. Гарри последовал было за ней, но потом вернулся и заглянул мальчику в лицо. Тот с мольбой завращал глазами.
- Не вздумай освобождать его, – донесся голос Мелиссы. – Или будешь висеть рядом с ним.
Гарри усмехнулся. Похоже, его новая знакомая недостатком самомнения не страдает. Тут он подумал о том, что Мелисса не стала просить его показать шрам и все такое прочее, хотя он не сомневался, что ей известно, кто он такой. Кому это знать, как не будущей выпускнице Дурмстранга? Что ж, по крайней мере, у нее есть такт. Хотя бы некоторый.
- А что у него с головой? – поинтересовался Гарри, входя в комнату. – Она выглядит весьма необычно.
Здесь в самом деле находилась больница. Посередине стояла широкая лежанка, застеленная белой тканью. На стенах стояли ряды бутылочек и пузырьков, наполненных зельями. Гарри также заметил несколько устройств, знакомых ему по госпиталю мадам Помфри. Стол был перевернут, на полу лежали осколки стекла.
- У Альберта? А, не обращай внимания. Он метаморф. Пытался изобразить Каркара после того, как сам изуродовал его.
- Кого-кого?
Мелисса показала на клетку, висевшую под потолком.
Гарри с изумлением увидел, что внутри сидела ящерица какой-то необычной формы. То есть когда-то это была определенно ящерица. Длинное зеленое чешуйчатое тело с четырьмя когтистыми лапками, гребень на спине, длинный хвост, но… Вместо головы у нее имелся колючий шар наподобие того, что он только что видел на плечах у Альберта. Также странную голову рептилии украшали два острых рога. Точь-в-точь, такие как у румынского длиннорога. Гарри не был уверен, что видел когда-либо подобное существо.
- Что это за порода? – спросил он.
- Это обычная магловская игуана, – ответила Мелисса, занимавшаяся тем, что восстанавливала разбитые колбы и ставила стол обратно на ноги. – Только я с ней немного поработала…
Она подмигнула Гарри.
- Ну, у вас ведь тоже преподают трансфигурацию. Вот я ее немного улучшила.
- Каким образом? – Гарри подумал, что, наверное, что-то пропустил на уроках МакГонагалл.
- Ну, понимаешь, мне очень хотелось, чтобы у меня был дома свой маленький дракон. Ну, хотя бы имитация. Представляешь, как круто иметь дракона. В школе все бы от зависти умерли. У остальных ведь что – совы, коты, жабы, вороны… А у меня – дракон! Представляешь! Вот я и наколдовала, чтобы ящерица изменяла внешность. Навсегда превратить ее не получилось. Но я нашла выход. Теперь она каждые десять минут превращается в какую-нибудь породу дракона. Не получился только длиннорог. Все из-за его рогов. Или они получались слишком короткими, или у него не было хвоста. Ужас! А этот балбес, Альберт, наложил на нее заклятие. И как раз в тот момент, когда моя ящерица трансформировалась.
Мелисса подошла к клетке и, просунув руку внутрь, погладила бывшую магловскую игуану.
- Бедняжка! Теперь придется ждать, пока у нее не исчезнут рога. Тогда она снова начнет меняться. А так застыла на полпути между огненным шаром и валлийским зеленым. Ой, Каркар, нельзя!
«Бедняжка» попыталась цапнуть хозяйку за руку, а когда та отдернула пальцы, дыхнула пламенем. Струя, вырвавшаяся из одной ноздри, оказалась тонкой, другая напоминала по форме гриб.
- Вот видишь, – с грустью произнесла Мелисса.
- Потрясающе! – искренне восхитился Гарри.
- Ведь правда? – сразу оживилась девушка. – А мне не разрешили ее держать в школе. Сказали, что это неудачная трансфигурация, и я не должна позорить честь школы. Что ж, теперь моя ящерица носит имя нашего бывшего директора.
Гарри вспомнил, что директор Дурмстранга при жизни весьма придирчиво относился к своим ученикам. Если те, конечно, не были знаменитостями. Например, такими как Виктор Крам. Гарри хотелось задать еще несколько вопросов об учебе в другой школе, но не успел.
В комнату вошел Грегор Рэшли.
- Мелисса, – рявкнул он. – Немедленно расколдуй Альберта и верни его в прежнее состояние.
- Хотелось бы знать, какое именно, – начала Мелисса. – Мне кажется, эти рога были у него на лбу, когда он…
- Быстро, – Грегор сверкнул глазами, и его дочь вышла из комнаты.
Руководитель Западного участка бросил на Гарри короткий взгляд.
- Чарли у себя в комнате, - сказал он. – На третьем этаже. Лифт дальше по коридору.
Не чувствуя в себе желания вести беседу, Гарри вышел из комнаты. Он знал, какой вопрос он задаст Чарли Уизли первым делом. Знает ли тот, что его начальник водит какие-то дела с вампирами? Наверняка Грегор сам подстроил так, что они вышли из портала прямо в засаду. Если это так, то Чарли в опасности. Следовало немедленно уносить ноги.
В конце коридора Гарри увидел арку, закрытую решетчатой дверью. Подойдя ближе, он увидел, что за решеткой находится небольшое помещение метр на метр. Стены его были голыми, никаких окон или других выходов не имелось. Гарри огляделся по сторонам. Других помещений рядом не было. По-видимому, это и был лифт, о котором говорил Грегор.
Гарри потянул на себя дверь. Та с жутким скрипом открылась. Ступив на каменный пол, он осмотрел стены в поисках кнопок или чего-то другого, чем можно было бы управлять лифтом. Ничего похожего.
Вздохнув, Гарри вытащил волшебную палочку. Комната Чарли на третьем этаже. Так.
- Третий этаж! – произнес он, взмахнув палочкой.
- Для начала движения закройте дверь лифта! – донеся откуда-то сверху трескучий голос.
Гарри поднял голову, но на потолке никакого говорящего устройства не было. Он запер дверь и снова поднял палочку.
- Тре…
- Да знаю, знаю, – перебил голос. – Третий этаж. Своего друга хочешь повидать? Чарли? Когда его вниз опускали, он выглядел плохо, а сейчас вроде ничего.
- Ээ… спасибо, – произнес Гарри. – А вы кто?
- Я? – удивился голос. – Как кто? Я – лифт. Вожу здешних обитателей вниз, вверх, вправо, влево и даже иногда по диагонали. Приготовься, взлетаем.
Гарри оперся о стену, ожидая резкого рывка, но волшебный лифт пополз вверх со скоростью черепахи.
Проем ушел вниз, и за решетчатой дверью поползла серая каменная толща.
- А я слышал о тебе, – снова заговорил лифт. – Ты какая-то знаменитость. Марк рассказывал своему брату. Но он говорил так тихо, что я ничего не разобрал. Неужели так сложно говорить чуть-чуть погромче, – почти с обидой произнес… хм… механизм? – Отчего бы не поговорить со стариком? Мною пользуются редко. Только если надо отвезти кого-нибудь раненого или драконьи яйца там. А я ведь скучаю. Подумать только, бывает целую неделю ни одного пассажира. Жаль, что нам запретили перемещаться между участками. Говорят, всегда может возникнуть срочная потребность в лифте. Если бы! На других участках там, может, и пользуются лифтами, а у нас все предпочитают трансгрессировать. – Последнее слово лифт произнес с отчетливым омерзением. – Одно время мною часто пользовался этот мальчик, Альберт. Он же трансгрессировать еще не умеет. Ну, хоть кто-то. От него все новости узнавал. Катался по замкам со мной, пока ему отец не запретил. Дескать, он от занятий отвлекался, и обедать не успевал. Хотя какие у него занятия? Играет целыми днями или сестре надоедает. Своей сестре, подчеркиваю. Моя работает в Управлении.
- У вас и сестра есть? – удивился Гарри.
- А как же! – подтвердил лифт. – У нее отличная работа. Возит директора Заповедника, иностранных гостей, разных шишек важных. Так… Восьмой этаж! Так вот, сестра рассказывала, что как-то раз подвозила самого Дамблдора. Представляешь! Ведь это самый великий волшебник в мире. Я дорого бы дал…
- Теперь уже нет, – ответил с горечью Гарри.
- Что? – переспросил лифт. – Что ты сказал?
- Дамблдора больше нет, – сказал Гарри погромче. – Его убили. Так что он уже не самый великий…
К горлу подступил комок, и он замолчал.
Лифт тоже хранил молчание, потрясенный известием. Но недолго.
- Какой кошмар! – воскликнул он. – А я ведь ничего не знал. Мне никто… Ай-яй-яй! Какая потеря! Поймите меня правильно, я не знал его лично, но мне известно, что он противостоял Тому-Кого-Нельзя-Называть. А мой создатель тоже пострадал от этого Врага всех волшебников.
Гарри собирался спросить, кто был создателем лифта, но тот уже накинулся с новыми вопросами.
- Как он погиб? Кто посмел поднять на него руку? Это Тот-Кого-Нельзя…
- Нет, – ответил Гарри. – Не совсем.
Скупо, в общих чертах, он пересказал лифту случившееся.
- Дааа! – протянул лифт. – Ну и ну! Какой он был… Седьмой этаж!
На этом этаже света не было, и Гарри смог разглядеть только толстый слой пыли, устилавший как ковер, пол возле входа в лифт.
- А этажи идут в обратном порядке? – спросил он, вспоминая, что у маглов вроде бы такой же принцип для подземных уровней. – Их много?
- На этом участке нет, – с сожалением проговорил лифт. – Всего одиннадцать. Но десятый и одиннадцатый затоплены. Я могу опускать туда лишь с соблюдением техники безопасности. Если пожелаешь взглянуть, – произнес лифт заговорщицким тоном, - у меня здесь есть неприкосновенный запас.
Прямо из голой стены выскочил выдвижной ящичек. В нем лежали суховатые нити.
- Жабросли! – узнал Гарри.
- Точно. Там, под водой, очень красиво. Будто на дне моря. Или внутри затонувшего корабля. Так что будет свободное время…
Гарри похолодел от мысли, что ему придется плавать где-то под землей, среди затопленных коридоров.
- Ну… - он сглотнул. – Как-нибудь…
- Вот это правильно, – обрадовался лифт. – Там много интересного. Раньше, когда я еще не работал здесь, мне рассказывали, что на Западном участке трудятся сотни волшебников. Но это было, когда Заповедник только начали создавать. А теперь драконов разводят все меньше и меньше. Все фермы находятся на юге и востоке. Печень, сердце и прочие магические компоненты заготавливают там. А у нас тут склад.
Лифт снова вздохнул.
- Шестой этаж, – объявил он.
Гарри увидел знакомую темноту и пыль.
- Жилые этажи начинаются с четвертого, – продолжил лекцию лифт. – Там мастерские. На третьем живут драконщики. На втором лаборатория и инкубатор. На первом - служебные помещения. Если пожелаешь, мы можем с тобой их осмотреть.
- Не сейчас, – сказал Гарри. – Мне надо увидеть Чарли Уизли. Да, и не могли бы вы ехать чуть побыстрее.
- Хорошо, – ответил волшебный лифт. – Пятый этаж.
Он в самом деле прибавил скорости.
- После пятого можно ехать быстрее, – пояснил он, но Гарри не особо поверил ему. Скорее всего, лифту хотелось поговорить.
На третьем лифт остановился и объявил:
- Ваш этаж, мистер Гарри Поттер. Надеюсь, вы остались довольны поездкой. С удовольствием подвезу вас в любое время куда вам будет угодно.
- Спасибо, – сказал Гарри, закрывая решетку снаружи.
- Следуй за мной, растяпа. – произнес кто-то писклявым голосом над ухом.
Гарри повернулся.
Говорил портрет. Щуплого вида паренек рассматривал Гарри с нескрываемым презрением.
- Я Родерик Пламптон. – сказал он и махнул рукой. – Иди за мной. Чарли ждет тебя, не дождется.
Он скользнул за раму, перебравшись в висевший дальше по коридору портрет. Гарри пошел следом.
- Что ты так копаешься? – удивился Родерик. – Сразу видно, что ты никогда не играл в квиддич. Разве такой увалень удержится на метле?
Гарри удивленно посмотрел на портрет. На парне была спортивная форма клуба «Торнадо Татшилла», а на груди висела какая-то медаль. Заметив взгляд Гарри, парень выпятил грудь и ткнул пальцем в золотой кружочек.
- За рекордно быструю поимку снитча. – сказал он. – Три с половиной секунды. Хотя я лично считаю, что это заняло всего три, а то и не больше двух с половиной. Но эти судьи, они всегда медлят, когда речь идет о рекорде. Хотя, что ты понимаешь в этом! Ты ведь, наверное, на метле только в лавку за продуктами летаешь.
Гарри в душе потешался над самоуверенным ловцом, но не стал возражать. Он читал про Родерика Пламптона, поэтому знал все, о чем знаменитый игрок рассказывал ему. Портрет был сделан сразу после того, как Родерик совершил свой сногсшибательный рекорд, поэтому ловец «Торнадо» еще не знал о том, что случится с ним впоследствии. Поэтому Гарри было понятно сомнение, прозвучавшее в голосе парня, когда тот сказал:
- Знаешь, моя команда побеждала пять раз подряд в чемпионате.
- Я знаю, – ответил Гарри. – Этот рекорд до сих пор не побит.
- Что? Так ты знаешь об этом! – обрадовался парень на портрете.
От радости он перестал следить за тем, куда ступал, и упал в болотистый пруд на картине, по которой бежал сейчас. Вынырнув и вытащив из-за пазухи лягушку, он воскликнул:
- Так ты знаешь! Чарли мне много рассказывал о моих достижениях в будущем… в смысле, в прошлом. Жаль, что мне, кто фактически сам совершил это, приходится узнавать все из вторых рук.
Однако Родерик долго не переживал. Вскоре он снова завелся.
- Чарли - мировой парень. Тоже был когда-то ловцом. Не таким талантливым, как я, конечно, но… А вот мы и пришли! – вскричал он, указывая на дверь напротив. – Вон комната Чарли. Скажи ему, чтобы повесил у себя в комнате какую-нибудь нормальную картину. Я хочу поговорить с ним.
Гарри вошел в комнату и закрыл за собой дверь, заглушая голос талантливого ловца.
С первого взгляда он понял, что даже если бы Чарли Уизли решил удовлетворить просьбу Родерика Пламптона, то повесить картину ему было бы просто некуда. Каждый квадратный сантиметр стен был увешан различными волшебными предметами, имевшими то или иное отношение к драконам. Здесь было множество фотографий, но на всех присутствовали драконы – большие и маленькие, и Гарри понял, что имел в виду Родерик под «нормальной картиной». Соседство с такими опасными существами не понравилось бы никому. Также на полках располагались магические кристаллы; приборы, похожие на те, что стояли в кабинете Дамблдора; кандалы, которыми, похоже, сковывали драконов; намордник, сделанный из серебристого металла. Последние вещи были небольшими и, видимо, предназначались для маленьких особей.
Сам Чарли лежал на кровати. Его туловище было туго перемотано бинтами. Однако, несмотря на довольно жуткий вид, он выглядел вполне бодрым и жизнерадостным.
- Недурная коллекция, Гарри, а? – спросил Чарли. – Ну, как ты? Грегор мне сказал, что ты обогнал Барри Бигера в его тоннеле. Это достижение. Немногие могли осилить его даже на невысокой скорости. Не справлялись с головокружением.
Гарри сел на табуретку рядом с кроватью.
Он открыл рот, но тут его взгляд упал на фотографию спящего украинского железнобрюха. Из-за края карточки выглядывал неугомонный Родерик Пламптон. Шепотом, чтобы не разбудить дракона, он произнес:
- Эй, очкарик. Скажи Чарли…
Тут железнобрюх приоткрыл глаз, и Родерика как ветром сдуло. Потревоженные драконы на соседних фотографиях зашевелились, замахали крыльями, кто-то выдохнул вслед беглецу сноп пламени и по воплю, донесшемуся из коридора, Гари понял, что огонь настиг Родерика.
- Ничего с ним не случится, – успокоил его Чарли. – Он же всего лишь портрет. Родерик кого хочешь достанет, а эти красавцы. – он обвел взглядом свою галерею, - отличный заслон от непрошенных гостей. А когда он узнал, что я играл в свое время в квиддич, повадился приходить сюда по ночам. Все хотел поговорить.
- А почему ты перестал играть, – спросил Гарри, собираясь в дальнейшем перейти к более важным вопросам.
Чарли хмыкнул.
- Ну, совсем-то я не перестал. Иногда поигрываю. Но сидеть на двух стульях как Барри, не собираюсь. Драконы отнимают много времени. Если бы ты знал, какие способности мы научились извлекать из них. Грегор настоящий гений в том, что касается драконов.
- А вампиров? – спросил Гарри, когда Чарли сделал паузу, чтобы перевести дух.
Брат Рона внимательно посмотрел на Гарри.
- Я видел женщину по имени Ольга, - продолжал Гарри. - Он разговаривал с ней. Она показалась мне чем-то похожей на вампира. Я думал, вампиры – это наши враги…
Чарли поднял руку, останавливая его.
- Гарри, - сказал он. – Что касается вампиров, то ты должен запомнить одну вещь. Им нельзя доверять. В этом я с тобой согласен. Я сам им не доверяю. И Грегор не доверяет. Но наш заповедник населяют не только драконы. Здесь очень много вампиров. Больше, чем в любой другой местности на земном шаре. Поэтому нам поневоле приходится иметь с ними дело. Понимаешь? Мы живем на одной земле. Нам приходится договариваться.
- А я думал, что вампиров по возможности уничтожают, – произнес Гарри.
- Именно так, – кивнул Чарли. – По возможности. Но начать уничтожать вампиров здесь, в Румынии – означало бы начать войну. Вампиры – одиночки по своей природе. Им так удобнее существовать и охотиться. Страшно подумать, что случится, если они все-таки создадут союз. Но пока это никому не удавалось. Не знаю, на что рассчитывает Тот-Кого-Нельзя-Называть, ведь, насколько я знаю, даже Дракула в свое время не смог сделать этого. Он собрал у себя в замке несколько особей. Они подчинялись ему, но, как только выпал подходящий момент, сбежали.
- Насчет Дракулы, – снова встрял Гарри. – Я слышал, как он разговаривал с Грегором. Они договорились сделать что-то ночью.
Чарли кивнул.
- Я знаю. Он сказал мне об этом. Граф Цепеш посетил нас. Но ты не должен волноваться. То, что Грегор собирается сделать, не относится к тебе.
Гарри вспомнил о словах, которые сказал Дракула при их встрече.
- Может, он хочет от Грегора, чтобы тот отдал ему меня. Ведь ты слышал, как он сказал, что не прощается.
Чарли покачал головой.
- Грегор взял тебя под свою защиту. Он не отдаст тебя Дракуле. У них есть один секрет, но тебя он не касается.
- Он касается той женщины, Ольги? Она - вампир?
Чарли помолчал, потом ответил:
- Я вообще-то не должен тебе об этом рассказывать. Но это действительно имеет отношение к Ольге. Она могла тебя напугать, так как ты был один на нижних уровнях, и тебя никто не знал. Но теперь тебе нечего бояться.
Гарри поболтал ногой в воздухе, не сильно убежденный.
- Знаю, - сказал Чарли, – звучит это дико, но только с непривычки. Так что просто задавай вопросы, а я буду отвечать. Думаю, что у тебя их должно быть много, а сейчас самое подходящее время для ответов.
- Ну, - начал Гарри. – Зачем ты меня сюда позвал? Мы собираемся помешать Лорду Волан-де-Морту сплотить вампиров?
Чарли вздохнул.
- Ну, должен признаться, Гарри, что я не собирался брать тебя с собой. Когда ты пробирался мимо нас с Люпином под мантией-невидимкой, я думал, что мне предстоит выполнять задание Ордена в одиночку.
- Ордена Феникса? – спросил Гарри.
Чарли кивнул.
- Причина, по которой я взял тебя с собой, была в том, что незадолго до этого старшие члены Ордена обсуждали, что им делать с тобой.
- Делать со мной? – непонимающе произнес Гарри.
- Не обижайся, Гарри. Ты должен понимать, что ты, если можно так выразиться, имеешь большую ценность для всех волшебников. Все знали, как тебя потрясла смерть Дамблдора. Она всех потрясла. Один из членов Ордена высказал мысль, что, возможно, ты попытаешься в одиночку искать Лорда Волан-де-Морта. Были высказаны разные мнения, начиная с того, чтобы спрятать тебя в безопасном месте, вплоть до заключения – для твоей же собственной безопасности. Ты слушаешь меня, Гарри?
Гарри кивнул. Тот факт, что Орден обсуждал судьбу Гарри, удивило его. В общем-то, если подумать, в этом не было ничего странного, но он почувствовал себя каким-то предметом, судьбу которого решают другие люди. Впрочем, злости на Орден Феникса в нем это не вызвало. Он был зол на кое-кого другого.
- Так что, когда я увидел, как ты крадешься к выходу, я сразу понял, что ты собрался уйти. Поэтому я решил, что тебя лучше взять с собой, так как, с одной стороны, ты оставался под моей охраной – хотя, знаю, все это чуть не стоило тебя жизни – с другой стороны, ты действительно оказался очень близок к Темному Лорду, как и хотел. В любом случае, сейчас ты можешь принять решение, как поступить. А также воспользоваться нашей помощью и поддержкой, если захочешь, - добавил Чарли. – Как видишь, я тебя не обманул, и, в то же время, возможно, удержал от поспешных шагов.
Гарри помолчал, пытаясь собрать воедино все, что ему было известно на текущий момент.
- Откуда вы узнали, что Волан-де-Морт собирается привлечь на свою сторону вампиров?
- От них же самих, – ответил Чарли. – Мы постоянно обмениваемся информацией. Должен сказать, что их самих беспокоят намерения Темного Лорда. Они одиночки, как я тебе уже говорил. И, видимо, Дракула возник из небытия именно поэтому. Он, несомненно, один из самых старых вампиров в мире. Может быть, даже самый старый. Поэтому считает остальных вампиров своими подданными. Ведь чем старее вампир, тем он сильнее, тем больше его власть. Перспектива, что Сам-Знаешь-Кто может заставить их работать на себя, насторожила его. Он знает, кто такой Волан-де-Морт, и знает, что тот способен на многое.
- Но Дракула и сам волшебник, – вспомнил Гарри. – Он пользовался палочками, чтобы разбить твою защиту.
- Да. Он был магом, когда его обратили в вампира. Я слышал об этом раньше. Но насколько он силен, мне неизвестно. Волшебники, которые становятся вампирами, обычно утрачивают интерес к обычной магии. Их перестает занимать что-либо, кроме поисков свежей крови. Некоторые пользуются заклинаниями, когда охотятся. Но Департамент Магического Контроля таких находит очень быстро и расправляется с ними в первую очередь. В общем-то, вампиры никогда не были особо опасны для магического сообщества. В отличие от гоблинов, скажем. Или великанов.
- А Министерство Магии знает об этом? – спросил Гарри.
Чарли кивнул.
- Руфус Скримджер прекрасно знает об этом. Но он тоже считает, что у Волан-де-Морта здесь ничего не выгорит. Он считает, что следует уделить больше внимания патрулированию улиц и профилактике преступлений в среде бывших Пожирателей Смерти. Как будто еще не поздно для таких мер.
- Значит, Орден в курсе, – повторил Гарри.
- Да. И ты, наверное, думаешь, почему их сейчас здесь нет? Я тебе отвечу - если Лорд Волан-де-Морт не хочет, чтобы его нашли, то найти его будет непросто. А он тщательно маскирует свое присутствие. Если бы не вампиры, мы бы никогда не узнали… Терять время попусту мы не можем. Работа есть и в самом деле в других местах. Правда, не такая, о которой говорят Скримджер и его оцепеневшее Министерство.
- А кто помешал нам выйти из портала у Медвежьей скалы, - вспомнил Гарри, – там, где нас ждал Грегор с волшебниками? Почему мы оказались среди вампиров?
- Насколько я понимаю, – ответил Чарли, – это было демонстрацией силы. Дракула собирался схватить одного из команды Грегора – им должен был оказаться я – и потребовать от Грегора помощи. Для изменения точки выхода из портала требуется довольно сильное заклинание, но ничего сверхъестественного.
- Какой помощи он хотел? – спросил Гарри.
Чарли на мгновение замялся.
- Я должен хранить это в секрете, – вымолвил он наконец. – Лучше спроси об этом Грегора. Пускай он откроет это тебе сам. Скажу лишь, что это имеет отношение к борьбе с Волан-де-Мортом.
Гарри посмотрел на Чарли в упор.
- Грегор Рэшли собирается договориться с вампирами? Чтобы они не помогали Темному Лорду?
Чарли нехотя кивнул.
- А что Дракула хочет взамен? Уж не меня ли?
- Нет, Гарри, – твердо ответил Чарли. – Грегор никогда не предаст тебя. Можешь больше не спрашивать об этом.
Гарри подумал, что он слишком часто в своей жизни слышал заверения в чьей-либо надежности, чтобы так просто принять их. Он, конечно, не мог подозревать Чарли Уизли, но Грегора Рэшли он практически не знал.
Чарли посмотрел на часы и сказал:
- А сейчас мы должны получить новости из дома.
Он показал на камин, и прежде чем Гарри успел спросить, кто сообщит новости, среди дров возникло лицо Люпина.
- Привет, Чарли, – поздоровался он. – Привет, Гарри. С тобой все в порядке?
- Да, – ответил Гарри. – А с вами?
Люпин усмехнулся.
- Да что со мной случится? Морок сошел с меня сразу же, как только я оказался в доме родителей Чарли. – Он стал серьезнее. – Чарли, Орден рассматривает возможность отправить к вам подкрепление. Возможно, скоро мы пришлем к вам кого-нибудь еще. Пока же рад сообщить, что на вас возлагается обязанность следить за действиями Темного Лорда, а также вести переговоры с Дракулой. Я говорил с несколькими специалистами по вампирам. Мы считаем, что сможем подчинить его себе с помощью магии. Лучше, если он будет на нашей стороне, чем с Волан-де-Мортом.
- Хорошо. – Чарли кивнул. – А как дела у новобрачных?
Люпин улыбнулся.
- Все прекрасно. Билл с Флер завтра отправятся в свадебное путешествие. Начнут с Египта, потом в Чехию, потом куда-то на море. Так что жизнь, как видите, продолжается несмотря ни на что. Да, Гарри, я сказал Гермионе и Рону, что ты на важном задании Ордена.
- Как они? – спросил Гарри.
- Они отнеслись к этому с пониманием, – осторожно ответил Люпин. – Рон спрашивал, может ли он отправить тебе письмо с совой. Ты ведь оставил Буклю в Норе. Но я сказал, что пока этого делать не стоит.
- Правильно, – согласился Чарли. – Гарри сможет в любой момент времени поговорить с ним через камин. При желании мы сможем организовать портал. В любом случае, Гарри здесь в большей безопасности, чем там. Хотя сам он пока в это не верит.
Люпин кивнул.
- Ладно. Когда у вас появятся какие-нибудь новости, немедленно сообщайте. До свидания.
Его лицо, померцав, исчезло.
- Теперь ты видишь, Гарри, – сказал Чарли, – как обстоят дела. Ну, так что? Ты по-прежнему хочешь искать Волан-де-Морта в одиночку?
Гарри молчал. Он сам твердо не знал, что следовало делать дальше. Здесь он, по крайней мере, с теми, кто собирается не ждать, а уже действует. С Орденом. Поиск крестражей откладывать не стоило, но он решил, что следует дождаться конца истории с вампирами. В голове даже мелькнула шальная мысль, что, может быть, Дракула сможет помочь ему советом.
Гарри выделили комнату рядом с Чарли Уизли. Не успел он войти в нее, как обнаружил, что комната ему досталась с жильцом. На стене висела картина, изображавшая крестьян за сбором урожая. Труженики поля безропотно косили какие-то злаки, когда их с радостным воплем растолкал Родерик Пламптон.
- Старик! – вскричал он. – Наконец-то мы сможем поговорить. Я хочу тебе столько всего рассказать…
Гарри перевернул картину лицом к стене и огляделся по сторонам. Других предметов, на которые мог проникнуть неугомонный ловец, не было.
Еще здесь были кровать, стул и камин.
Гарри сел на постель, чувствуя, что усталость начинает брать свое.
Он собирался, не раздеваясь, завалиться спать, когда его внимание привлек шорох в коридоре. Гарри сразу же вспомнил о своих страхах и вскочил на ноги. Сжимая в руке палочку, он подошел к двери и распахнул ее. За ней не было никого, но в дальнем конце коридора он уловил какое-то движение.
Помедлив мгновение, Гарри поспешил следом.
Вскоре он оказался в полутемном зале. Там царила полная тишина. Но вдали он сумел заметить две темные фигуры. Гарри прижался к стене и стал двигаться вдоль нее.
Когда он добрался почти до конца зала, до него донеслись голоса. Он тут же замер, боясь обнаружить себя.
- Ольга, - разобрал он голос Грегора. – Я обещал тебе и выполню свое обещание.
Женщина что-то тихо ответила.
Гарри сделал несколько шагов, размышляя, услышит ли его таинственная Ольга, если она и в самом деле вампирша. И тут, выглянув из-за колонны, он увидел, как Грегор прижимает к себе женщину и целует в губы.
Стараясь не шуметь, Гарри поспешил обратно.
Вряд ли Ольга была вампиром, думал он. Нигде и никогда он не слышал, чтобы между человеком и вампиром могла быть любовь.
Он не видел, как Ольга осторожно выглянула из-за плеча Грегора и посмотрела вслед Гарри. При этом ее глаза сверкнули ярко-красным светом.

Глава 5. Драконье сердце


В следующие несколько дней темп событий, происходивших с Гарри, несколько снизился. После того, как он познакомился с жителями Западного участка ближе и немного разобрался в окружающей обстановке, можно сказать, дни приняли рутинный характер.
Утром он вставал, умывался и шел завтракать в общую столовую. Домовиков в лагере не было, поэтому драконщики готовили по очереди. Гарри по праву гостя от этой участи был избавлен, но остальные, за исключением Грегора Рэшли и Альберта, вносили свою лепту в приготовление пищи. Лучше всех готовила Мелисса, которая, несмотря на молодость, управлялась с кастрюлями и сковородками не хуже миссис Уизли. Гарри поражался ее ловкости, глядя, как, повинуясь мановениям волшебной палочки девушки, рыба сама выскакивает из чешуи и прыгает в кипящую воду, или как картофелины трутся боками о ножи, счищая с себя кожуру. Мелисса при этом не упускала случая отметить, что подобным полезным заклинаниям она научилась в своем дорогом институте - Дурмстранге. Когда Гарри сказал ей, что в Хогвартсе они никогда не готовили себе еду, а за них все делали эльфы, Мелисса неожиданно грустно покачала головой.
- Мне рассказывали, что у вас гораздо интерес… легче учиться. Что у вас теплее, и замок больше нашего, - сказала она. Но к ней тут же вернулась гордость ученицы Дурмстранга, и она добавила: - Но и только. Зато у нас учат многим заклинаниям, которые не преподают больше нигде.
Гарри очень быстро убедился в этом, глядя, как Мелисса ловко врачует раны и ожоги, неизбежные в среде исследователей драконов.
В первый день Гарри чуть сознание не потерял, когда во время обеда в столовую с жутким воем ворвался Тиль. Его голова была совершенно черной и, к тому же, дымилась. От волос остались только воспоминания, а вытаращенные глаза выражали крайнюю степень боли. Он заметался по помещению, опрокидывая мебель, попадавшуюся ему на пути, но Мелисса одним молниеносным заклинанием обездвижила его, а другим наколдовала что-то вроде горы пушистой пены, в которую тут же укутала голову пострадавшего. После этого она вызвала волшебный лифт, который не заставил себя ждать, и с помощью Марка и Криса доставила Тиля в свой госпиталь. Лифт выполнил перемещение молниеносно, отчего Гарри еще больше укрепился в своей догадке, что тот лишь тянул время, когда вез его в первый раз. Через пару минут Мелисса уже вновь сидела в столовой и уплетала за обе щеки приготовленный ею самой креветочный пудинг (Гарри не мог без содрогания вспомнить, как креветки сами очищали друг друга от панцирей, не переставая при этом пританцовывать что-то вроде польки). Тиль тем временем лежал в специальной ванной, наполненной байкальскими водорослями – средстве, исцеляющем кожу. Когда к вечеру Гарри снова увидел Тиля, тот сверкал гладкой и розовой, как у младенца, кожей. Волосы, правда, пока не отрасли, но тот уверял, что это к лучшему.
- Они ведь и подвели меня, – так объяснял Тиль случившееся. – Лечил зуб Вильгельмине, а она возьми и чихни. Пламя у нее из ноздрей вырвалось и прямо мне в голову попало. А вы ведь знаете, какая у нее температура огня. Вся растительность под шлемом так и вспыхнула. Чуть заживо не сгорел.
К удивлению Гарри другие драконщики отнеслись к рассказу Тиля довольно спокойно. Лишь Грегор выговорил ему за неосторожность. Оказывается, Тиль не надел специальную мантию, способную выдержать прямое попадание струи драконьего огня.
Вильгельминой звали старую самку шведского тупорылого дракона – еще одного подопечного Грегора и компании. Она всю жизнь прожила в Заповеднике и давно привыкла к людям. Только с ней можно было проделать фокус по лечению зуба без предварительного усыпления. Гарри был поражен, когда увидел, как Вильгельмина позволяет сидеть верхом на себе во время утреннего моциона. Летала она только по особым случаям, а большую часть дня спала в своей пещере.
- Ей нельзя давать слишком много спать. – объяснял словоохотливый Тиль Гарри. – Она может впасть в спячку, и уже больше никогда не проснуться.
Оказывается, стареющие драконы умирали именно таким образом. Устав от долгой жизни, они свивались в клубок, засыпали, постепенно худея, пока в один прекрасный момент не окоченевали.
- Если Вильгельмине дать стимул к жизни, - говорил Тиль. – Она может еще много лет прожить. Хотя ей и так уже почти четыреста. Она одна из самых старых ручных драконов. Можно сказать, живая реликвия.
Гарри, однако, не разделял такого отеческого отношения к чудовищной твари. Глядя, как Вильгельмина одним движением челюстей перемалывает тушу теленка, он с легкостью представлял в ее пасти Тиля. Однако он видел своими глазами, как старая дракониха неторопливо шествует по каменистой пустыне, а на ее спине восседает Мелисса. Для управления движением девушка пользовалась длинным хлыстом, которым щелкала Вильгельмину по правому или по левому плечу в зависимости от того, куда следовало поворачивать. Когда надо было остановиться, Мелисса стукала дракониху по затылку. Поначалу у Гарри при этом каждый раз останавливалось сердце. Постепенно его убеждение, что все драконы – это безжалостные и хладнокровные убийцы, несколько поколебалось.
- Видишь ли, Гарри, – объясняла ему Мелисса, с которой они иногда гуляли. Девушка несколько раз предлагала ему прокатиться на Вильгельмине, но он всегда отказывался, предпочитая старую добрую метлу. – драконы действительно очень опасны. Особенно дикие. Большинство из тех особей, что живет в Заповеднике, тоже дикие. Дрессировать всех слишком долго. К тому же, если дракона выпустить из под присмотра, то он очень быстро снова одичает. Тиль, Чарли, мой отец – они тратят много сил на приручение тех драконов, что живут здесь. Вильгельмина, Норберт, Август, Майра и Огонек – они все выросли в неволе. Так сказать, люди вскормили их. Это, плюс еще специальная программа подготовки – вот то, что удерживает их под контролем людей. Такие эксперименты довольно опасны, как ты сам понимаешь. Поэтому широкую магическую общественность о них не информируют. У программы приручения драконов много противников. Так что на широкую ногу поставить это дело пока не удается.
Трое других драконов, о которых говорила Мелисса, также были молодыми особями – чуть старше или чуть младше Норберта. Августом называли годовалого самца украинского железнобрюха. Он был самым молодым, но по габаритам превышал всех остальных. Тиль обещал, что со временем Август увеличится в несколько раз.
- Придется тогда отправить его на Восточный участок, - вздыхал Тиль. – У них есть возможность содержать такого гиганта.
Август отличался самым миролюбивым нравом среди драконов Западного участка, если учесть, что слово миролюбивость в применении к драконам носит весьма относительный характер. Он был миролюбивее, чем Норберт, который, когда у него портилось настроение, поджигал все, что видел. И уж, конечно, он был дружелюбнее Майры и Огонька – двух резвых валлийских зеленых монстров - брата и сестры. Те считали день прошедшим зря, если им не удавалось разорвать на части десяток-другой овец, стада которых разводили неподалеку от лагеря для пропитания обитателей заповедника. Август же давал волю своей разрушительной натуре лишь в том, что касалось механизмов, используемых исследователями драконов. Он питал к ним неизъяснимую ненависть. Не проходило дня, чтобы он не раздавил или не сгрыз какой-нибудь из них. В тот день, когда Гарри впервые увидел его, Август сумел оторвать от пола кандалы, удерживающие в стойле Майру и Огонька. Сделал он это вовсе не для того, чтобы освободить собратьев, а просто из желания что-нибудь сломать. Майра и Огонек, сцепленные между собой кандалами, вне себя от восторга, что они оказались на свободе, бросились наружу. За ними на цепях тащился вырванный кусок стены. Мчась, словно пара гнедых, драконы крушили все на своем пути. Они чуть не затоптали Вильгельмину, выползшую из пещеры посмотреть, что за шум. Опьянев от воли, брат и сестра попытались взлететь, но цепь, соединявшая их, была слишком короткой, и они не могли толком взмахнуть крыльями. Так они и кружились в странном танце, подпрыгивая над землей и налетая друг на друга. Дело могло закончиться дракой между родственниками, если бы не подоспели волшебники. Утихомирить беглецов удалось только одновременно наложенным всеми присутствующими заклятием «Окаменей».
Управляли драконами с помощью магии. Существовало множество заклинаний, изобретенных исследователями драконов. И, насколько Гарри, понял, относительное послушание драконов тоже основывалось на чарах. В пищу всем пятерым каждый день добавляли различные составы, призванные смирить их неукротимую тягу к убийствам. Также кто-нибудь из драконщиков каждый день читал перед своими подопечными заклинания, смирявшие волю. Людям Грегора удалось достигнуть в деле приручения драконов огромных успехов. Гарри признавал это. Но все же он не мог отделаться от мысли, что исследователи драконов играют с огнем.
У драконов, кстати, была своя особая магия. Чарли Уизли рассказал ему о ней довольно много. Например, драконы могли приманивать к местам своего обитания будущие жертвы. Необъяснимым образом возле жилища дракона всегда водилось множество животных, способных стать пищей гигантского змея. Также драконы могли загипнотизировать магла или даже неопытного волшебника. Впрочем, единственной целью их гипноза было заставить мага подойти поближе, чтобы его можно было без помех съесть. Вообще, находясь рядом с этими гигантами, Гарри чувствовал себя неуютно. Особенно, когда он смотрел в их безжалостные глаза. От немигающего драконьего взгляда у него начинала кружиться голова, и он сразу же отворачивался.
Среди драконов Гарри отвлекся от мыслей, занимавших его голову в предшествующие дни. Нет, он не забыл о Темном Лорде с его крестражами, но когда стоишь рядом с живым драконом, все остальное несколько блекнет.
Дракула не объявился ни в первую ночь, ни в последующие. Таинственная Ольга тоже не показывалась. Гарри наблюдал за Грегором, но тот ни словом, ни видом не показывал, что что-то не так. К тому же, либо он избегал встречаться с Гарри Поттером, либо у него было слишком много дел, но почему-то Грегор с ним больше не заговаривал. Гарри не встречал его ни в столовой, ни в коридорах. Когда Гарри снова завел разговор с Чарли, пытаясь выяснить, знает ли Грегор об Ордене Феникса, тот неопределенно ответил:
- Напрямую – нет, не знает. Но сказать, что он в стороне – такого я тоже не могу сказать.
Тогда Гарри поинтересовался, как начальник Западного участка относится к Темному Лорду. Тут Чарли ответил более твердо.
- Он такой же враг Волан-де-Морту, как любой добрый волшебник. Более того, он…
Тут Чарли осекся и перевел разговор в другое русло. Обсуждать Ольгу он отказался, поэтому у Гарри отношение к Грегору Рэшли не изменилось: он все еще не знал, в чем секрет исследователя драконов.
А в том, что Грегор что-то скрывал, Гарри не сомневался. Уверенность в этом окрепла после сцены дрессировки драконов, свидетелем которой он стал.
Вообще-то, процесс приручения драконов был тайным. Он происходил где-то под землей. Мелиссу туда тоже не допускали.
- Отец всегда утверждает, что это опасно. – говорила она с досадой. – Но я знаю, что там есть специальная ложа для наблюдений. Мне Барри Бигер рассказывал. Когда приезжает начальство или важные колдуны из других стран, они сидят в ней за специальным огнеотталкивающим и неразбиваемым стеклом. Барри говорил, что на днях сюда приезжал один министр магии. Я видела его. Такой зловещий старик. С гривой как у льва, все зыркал по сторонам…
Описание показалось Гарри знакомым.
- Его не Руфусом Скримджером звали?
- Не знаю. – Мелисса пожала плечами. – Наверное, это был ваш министр магии. Потому что он тоже говорил на английском.
Мелисса не считала себя англичанкой, хотя ее отец родился и вырос в Англии. Саму себя она считала гражданином мира.
- Подумай сам, - говорила она Гарри. – В мире волшебников все эти магловские условности с визами, пересечением границы и прочим совершенно ни к чему. Захотел, трансгрессировал и, бац! – ты на другой стороне земного шара. Хочешь – лети на метле дезиллюминированным – тебя тоже никто не заметит. В общем, я решила, что за свою жизнь везде побываю – в каждой стране. Да, я родилась здесь, среди драконов, но я не считаю это место своим домом. Своим постоянным домом, я имею в виду. Дом волшебника – там, где есть возможность укрыться от дождя водоотталкивающим заклинанием. То есть везде.
Гарри была уже известна склонность Мелиссы к подобным масштабным заявлениям. Впрочем, он знал, что в квиддиче она болеет за Румынию.
По внешности Мелисса напоминала цыганку. Смуглая, с черными волосами, она, однако, не обладала той резкостью черт, что обычно отличает цыган. Гарри не знал, где ее мать, но не спрашивал об этом. Сам сирота, он догадывался, что вряд ли Мелисса умела бы так хорошо управляться с домашним хозяйством, если бы ее мать была рядом. Ольгу Гарри видел только под плащом, но предполагал, что та никакая не родственница семейству Рэшли. Он заговаривал на эту тему с Мелиссой, но та лишь качала головой и ничего не отвечала. Девушка отличалась прямотой характера, которая ей явно передалась от отца. Однако тема отношений внутри семьи была запретной. Гарри видел, что она любит и слушается отца – похоже, единственного авторитета для нее, но никогда не видел, чтобы они разговаривали о чем-то, кроме дела. Возможно, это было наследие Дурмстранга. Гарри слышал от Гермионы, что в северной школе от учеников в первую очередь требуют результатов и сурово наказывают за ошибки. Мелисса на его вопросы пожала плечами:
- А разве у вас не оценивают учеников?
Гарри не нашелся что ответить. Только что перед этим Мелисса рассказала ему, что как-то во время практических занятий на открытом воздухе была потеряна какая-то школьная вещь. Кажется, магический шар, Мелисса точно не помнила. И в трескучий мороз всех учеников, за исключением нескольких любимчиков, выгнали на мороз искать потерю. Студенты несколько часов бороздили снег, рыхля его заклятиями и пытаясь отыскать проклятый шар. Когда пропажу нашли, выяснилось, что почти вся школа подхватила жестокую простуду.
- Но это не беда. – как-то равнодушно заметила Мелисса. – Простуду легко вылечить. Хуже было, когда один балбес уронил книгу, принадлежавшую Каркарову, в море. Я в этом не участвовала, но мне рассказывали, что всей группе пришлось нырять за ней, пока не выяснилось, что на самом деле бывший директор забыл книгу у себя в кабинете, а упало что-то другое. Понимаешь, ее сначала пытались вызволить с помощью заклинания, но раз ее не было на дне, то ничего и не получалось. Говорят, Каркаров тогда решил, что его книгу прибрали морские демоны.
Она немного помолчала, а потом мечтательно произнесла:
- Я бы сразилась с морским демоном.
- Ты знаешь, за что убили Каркарова? – осторожно поинтересовался Гарри.
Девушка кивнула.
- Его старые дружки пришили. Пожиратели Смерти. За то, что он предал кого-то из них.
- Так ты все знаешь. – невольно вырвалось у Гарри.
Мелисса посмотрела на него.
- А что, это такая большая тайна? У нас в институте прошлый год только об этом и говорили. О возрождении Волан-де-Морта. Не все в это верят, но мне отец сказал, что это действительно случилось. Так что я в курсе, что война уже началась.
- Хм… - Гарри хотел попытаться снова расспросить Мелиссу об ее отце, но все же решил повременить. Вместо этого он заговорил о Дурмстранге. – Говорят, у вас учат Темной магии?
Мелисса покачала головой.
- Нет. Темной магии не учат ни в одной из существующих школ. По крайней мере, мне об этом неизвестно. Хотя я бы поучилась… Не за тем, конечно, чтобы стать черным магом, а чтобы знать их оружие… Но я знаю, почему о нашем институте идет такая слава. Мол, много выпускников Дурмстранга стали темными волшебниками! На самом деле, не больше, чем те, что закончили ваш Хогвартс или любую другую школу волшебства. Дело в традициях. Понимаешь, то, что ты считаешь черной магией, там, на севере, не считается ею.
Сказав это, Мелисса умолкла. Гарри пытался выяснить поподробнее, что та имела в виду, но тут их отвлек Огонек. У него случился запоздалый припадок весеннего бешенства, так что им сразу стало не до разговоров.
Огонек получил имя за врожденное уродство, из-за которого пламя из левой ноздри у него вырывалось в виде снопа искр. Он как раз и был тем драконом, свидетелем дрессировки которого стал Гарри.
Случилось это так.
Брат Мелиссы, Альберт, отличался резвым и беспокойным нравом и увлекающейся натурой. Он вечно рыскал повсюду и то и дело пытался пробраться в запрещенные отсеки. А в них в подземном лагере недостатка не было. Гарри гадал, не пробовал ли Альберт спуститься на волшебном лифте на затопленные этажи, но не знал, стоит ли спрашивать его об этом. Как бы не получилось так, что он подал идею.
Однажды Альберт за завтраком сделал Гарри загадочный знак.
- Хочешь посмотреть на Огонька? – спросил он, когда Гарри наклонился к нему.
- Нет, спасибо. – ответил Гарри. – Я на него уже насмотрелся.
В памяти были слишком свежи воспоминания о том, как они с Мелиссой попытались остановить валлийского зеленого двойным отключающим заклинанием. Выяснилось, что этого оказалось мало. На выручку им пришли взрослые драконщики, а до тех пор Гарри с Мелиссой пришлось уворачиваться от впавшего в ярость Огонька на старенькой «Комете». На которую, к тому же, им пришлось сесть вдвоем, так как это было единственное средство перемещение, способное унести их прочь от огненной струи и снопа искр. От ужаса Гарри забыл, как трансгрессировать. Впрочем, Мелисса не умела еще делать это, так что он все равно не мог ее бросить. В конце концов, Огонька оглушили, а Мелисса получила от отца выволочку. Так что Гарри не хотел смотреть на Огонька ни под каким предлогом.
- Ну, как хочешь. – пожал плечами маленький метаморф. – А то я нашел тайный проход в экзе… экзекуторскую.
- Куда?
- Ну, это Тиль ее так называет. Они там драконов дрессируют. Я вчера уже смотрел. Мелиссе говорить не буду. А то она отцу расскажет. И вообще мы с ней пока в ссоре.
Зная, что ссоры и примирения между сестрой и братом Рэшли происходят не менее трех раз в день, Гарри понял, что, возможно, ему выпал редкий шанс. Так как Мелисса, когда узнает о том, куда проник ее брат, несомненно, расскажет об этом отцу.
- А что они с ним делают?
Альберт оглянулся по сторонам, не подслушивает ли кто. Ему явно хотелось поскорее поделиться увиденным. Но он сдержался и важно сказал лишь:
- Встречаемся через десять минут на втором этаже, за драконом.
В назначенное время Гарри Поттер был на месте. Альберт – нет.
Гарри подождал немного, разглядывая диковинную статую, изображавшую огромного змея, по преданиям жившего в стародавние времена где-то на востоке. Тот скалил острые клыки, невидящими глазами глядя перед собой. Короткие крылья были прижаты к бокам. Длинный хвост, скрученный кольцами, обвивал чешуйчатое тело и заканчивался острием, похожим на наконечник стрелы. Гарри не помнил, чтобы ему попадались упоминания о подобных драконах в какой-либо книге. А если учесть, что ему пришлось пересмотреть немалое их количество в ходе подготовки к первому заданию Турнира Трех Волшебников, то, скорее всего, диковинное существо было плодом фантазии древнего скульптора.
Гарри опустил глаза и осмотрел зал, погруженный в полумрак. Из-за того, что в подземном лагере жило мало волшебников, то многие помещения были погружены в темноту. Второй этаж, где находились лаборатория и инкубатор, по идее, был рабочим уровнем. Поэтому его несколько удивило, что оба конца длинного коридора, расходившиеся в разные стороны от центрального зала, освещались лишь несколькими факелами, голубых отблесков пламени которых хватало лишь на то, чтобы обозначить их присутствие. Наверное, это связано с тем, что сейчас на втором этаже никого нет.
Альберт не появлялся. Гарри с досадой подумал, что не стоило связываться с ним, и даже подумал, что, возможно, стал жертвой розыгрыша. Он оглянулся по сторонам и уже двинулся к лифту, когда краем глаза заметил движение в глубине зала.
- Альберт? – тихо произнес Гарри.
Ему никто не ответил.
- Альберт, это ты? – спросил Гарри уже громче.
В окружавшей его тьме он почти ничего не видел, но все же чувствовал, что там кто-то есть. Смутное беспокойство зашевелилось внутри. Он вспомнил о твари, пытавшейся схватить его на нижнем уровне. Пальцы нащупали палочку, он вынул ее и поднял перед собой.
- Люмос.
На короткий миг Гарри увидел человека, прятавшегося в темноте. Тот сразу же накинул на себя капюшон и, сделав неуловимое движение, скрылся из виду. Но даже, если не обращать внимания на стремительность, с которой незнакомец исчез, у Гарри не осталось сомнений в том, кем было увиденное им существо. Бледная, с зеленоватым оттенком, кожа черепа, блестящие красным светом глаза, острые уши… Это вампир!
Гарри стал быстро отступать в сторону лифта, и тут же натолкнулся на кого-то спиной.
- Гарри, осторожно!
- Альберт?
Мальчик стоял перед ним на одной ноге, а другую потирал обеими ладонями.
- Ты мне ногу отдавил! – сказал Альберт. – Давай скорее. Они уже идут сюда.
- Кто идет?... Постой, здесь нельзя оставаться. Тут вампир. Может быть, не один.
- Вампир? Не может быть. – Спокойствие, даже беспечность, с которой мальчик отреагировал, чуть не убедила Гарри, что и в самом деле в порядке. Но он видел своими глазами…
- Послушай, надо уходить… Пошли…
Но Альберт вырвался и бросился к памятнику, собираясь спрятаться за ним.
- Нельзя, – сказал он. – Не успеем. Они уже поднимаются. Если нас увидят, то выгонят.
Гарри остановился.
- Альберт, ты не понимаешь. Я только что видел вампира. Он прячется здесь…
Мальчик высунулся из-за постамента. Он выглядел почти рассерженным.
- Давай сюда, – сказал он. – Даже если здесь вампир, он не посмеет напасть на нас, когда здесь будет мой отец и… Быстрее!
За спиной Гарри что-то заскрипело. Лифт привез кого-то. Мгновение Гарри стоял на месте, потом погасил огонек на конце палочки и последовал за Альбертом, гадая, правильно ли он поступает.
Когда они укрылись за статуей, Гарри прижался спиной к камню и огляделся по сторонам.
В этот момент зал немного осветился потоком света, вырвавшимся из кабины Волшебного лифта, и Гарри убедился, что кроме них в зале никого нет. Вампир уже скрылся. Что Гарри следовало сделать? Выйти и сообщить Грегору, что здесь бродит кровосос? Но он прекрасно помнил о том, что Грегор Рэшли водит знакомство с такими монстрами, как Дракула, так что последствия такого поступка Гарри были труднопредсказуемыми. Не отправят ли его прочь, не поблагодарив за сообщение.
Открылась решетчатая дверь лифта, послышались шаги.
- Сегодня, Чарли, я хочу попробовать новый вариант. – донесся густой бас Грегора. – Ты понимаешь, что я имею в виду.
- Не знаю. – ответил Уизли. – В прошлый раз ему очень не понравилось то, что мы делали. Он так рвался! Я боялся, как бы он не задушил сам себя.
- Не волнуйся, - ответил Грегор. – Сегодня все должно быть по-другому. Цепями сегодня будет управлять Тиль. Ты будешь мне нужен внизу. Настало время воспользоваться подарком Ангиша.
Гарри выглянул из-за постамента и увидел, что трое колдунов - Грегор, Чарли и Тиль - вошли в левый коридор. У входа в лифт стоял Барри Бигер. Он вытащил палочку и наложил закрывающее заклятие на вход. Потом повернулся и быстро пошел за своими товарищами.
- Все. Теперь отсюда не выйти, пока они не закончат. – прошептал Альберт на ухо Гарри. – В прошлый раз я просидел здесь почти весь день. Мелисса все допытывалась, где я был.
Мальчик не выглядел ни смущенным, ни испуганным. Его лицо светилось в предвкушении заманчивой авантюры.
- Пошли. – сказал он. – Сейчас увидишь, как дрессируют драконов.
- Но… - Гарри еще раз обвел взглядом зал в поисках вампира.
- Да не волнуйся ты так, – сказал Альберт, выходя из-за статуи. – Мы здесь в безопасности. Если на отца не нарвемся… конечно. – Он хихикнул. – Кстати, если встретим вампира, у меня есть способ убедить его, что мы ему не враги.
Он наморщил лоб, и через секунду его голова изменилась. Кожа побледнела, уши вытянулись, во рту сверкнули острые клыки. Перед Гарри стоял самый настоящий вампирчик.
- Не будет же он трогать своих собратьев?
Гарри покачал головой.
- Вампиры не обладают родственными чувствами. Они часто убивают друг друга.
Альберт пожал плечами.
- Ну, что ж. Попытка не пытка.
Он вошел в коридор. Гарри побрел следом.
У одной из дверей Альберт остановился, повернулся, прижал палец к губам и потянул ручку на себя.
В появившейся щели ничего не было видно. Тем не менее, Альберт скользнул туда и скрылся из вида. Гарри заглянул сначала внутрь, но тут из темноты высунулась рука и потянула его к себе. С содроганием Гарри отметил, что руки у маленького метаморфа тоже стали как у вампира: грубыми и с когтями.
Как только он оказался внутри, Альберт запер дверь.
- Не зажигай света, – раздался шепот мальчика. – Они могут заметить.
- Да здесь же кромешная тьма… - начал Гарри.
Но тут со всех сторон вспыхнул яркий свет, и он заморгал, ослепленный. Он успел лишь заметить, что они находятся в какой-то прозрачной капсуле, подвешенной под самым потолком огромной пещеры, как Альберт дернул ее рукав.
- Пригнись.
Гарри присел.
Похоже, они находились в той самой ложе, о которой говорила Мелисса. Помещение было просторным. Верхнюю часть его закрывал прозрачный купол. Отодвинув кресло, стоявшее на пути, Гарри придвинулся к краю балкона и выглянул наружу.
Его взору предстала большая пещера, по размерам сопоставимая со складом, в котором хранились драконьи яйца. Внизу, скованный цепями, сидел Огонек. Сейчас он смотрел недобрым взглядом на группу волшебников, стоявших на почтительном расстоянии от него.
Это были Грегор, Чарли и Барри Бигер. Тиля видно не было. Очевидно, он управлял кандалами, сдерживающими дракона, так как вскоре пещеру наполнил рокот и скрежет, и натяжение цепей ослабло.
Огонек переступил на месте, встряхнул крыльями, попытался расправить их, но длины пут на это не хватило, и он вновь сел на пол. Свое раздражение дракон выразил громким рыком и небольшим фонтаном пламени, направленным прямо под ложу, в которой сидели Гарри с Альбертом. Гарри подумал, что Тиль находится где-то под ними, и порция огня предназначалась ему.
В этот момент волшебники посмотрели в их сторону, и Гарри спрятал голову.
Когда через пару минут они с Альбертом снова решились выглянуть вниз, то увидели, что Чарли с Грегором стоят прямо перед Огоньком и, подняв палочки, творят заклинания. Огонек сначала отвел морду в сторону, потом фыркнул и повернулся к колдунам. Затем Грегор произнес что-то громовым голосом и взмахнул руками. Огонек лег на живот и положил голову на передние лапы, точь-в-точь как собака.
К ним подошел Бигер, несший высокий треножник. Он установил его на землю, и тут же ушел прочь.
Грегор продолжал накладывать на дракона чары, удерживая того под контролем.
Чарли Уизли извлек из-под одежды какой-то сверток и водрузил его на треножник. Он развернул ткань, и перед самыми ноздрями валлийского зеленого засверкало что-то золотое.
Гарри сначала даже показалось, что это яйцо из Турнира Трех Волшебников, но вскоре убедился, что ошибся. Предмет по форме действительно напоминал яйцо, но когда Чарли проделал над ним какие-то манипуляции, он стал ярко-красным. Изнутри яйца бил рубиновый свет. Яркий, но не ослепляющий.
Гарри пришло в голову, что и есть то Драконье Сердце, которое Чарли Уизли привозил с собой в Нору. Это и был тот подарок Ангиша, о котором говорил только что Грегор?
Глаза дракона, мерцавшие до этого, закрылись, и он, казалось, погрузился в сон.
Гарри высунулся побольше, чтобы увидеть, что будет происходить дальше. И тут увидел вампира.
Тот сидел в дальнем конце пещеры, под самым потолком, спрятавшись за небольшим каменным выступом. Он не был заметен с земли, так что волшебники наверняка не знали о его присутствии. Да и он, похоже, не старался обнаружить себя. Прижавшись к камню, вампир всматривался в фигуры колдунов, очаровывающих дракона.
Шпион?
Гарри заколебался. Должен ли он выдать себя и сообщить о соглядатае? Он может сочинить историю о том, что случайно забрел сюда до того, как лифт запечатали, не смог выйти и стал просто открывать двери наугад.
Он смотрел, не отрываясь, на кровососа, не зная, на что решиться. Тот же, почувствовав взгляд, медленно поднял голову и увидел Гарри.
Минуту они смотрели друг другу в глаза. А потом Гарри внезапно почувствовал, что не может пошевелиться. Он тщетно пытался двинуть хотя бы пальцем, но словно окаменел. А вампир, на лице которого мелькнула удовлетворенная усмешка, отвел взгляд и, словно тень, скользнул прочь. Двигался он по-паучьи, двигаясь по краю пещеры, упираясь ногами в стену, а руками хватаясь за самые крохотные выступы в потолке. Через несколько мгновений вампир скрылся в щели между камнями.
Когда через минуту морок спал, и Гарри смог двинуть рукой, поднимать шум было уже поздно. Вампир исчез.
Решив, что сможет позже рассказать об увиденном хотя бы Чарли Уизли, Гарри перевел взгляд на дракона.
Внизу происходило что-то невероятное. Содержимое свертка теперь сияло, словно маленькое солнце. Оно раскалилось до такой степени, что казалось совершенно белым, но по-прежнему странным образом не слепило глаза.
Чарли и Грегор по очереди склонялись над сверкающим предметом и словно черпали из него что-то. Потом колдуны проводили руками перед мордой спавшего дракона. Гарри с содроганием заметил, что время от времени оба волшебника дотрагивались до Огонька. Грегор будто бы смазывал чем-то веки Огонька, а Чарли поглаживал ноздри змея.
Гарри посмотрел на Альберта. Тот тоже во все глаза смотрел на ритуал, и даже открыл рот от удивления.
Затем случилось нечто поразительное.
По сигналу, данному Грегором, колдуны отступили назад.
- Огонек, - громогласно произнес Грегор Рэшли, погрузив обе руки в сверкавшее Драконье Сердце. – Проснись. Я повелеваю тебе встать.
Дракон послушно встал, не открывая глаза. Он находился будто в трансе.
Грегор, не отрывая взгляда от гигантского змея, подал рукой некий знак, и цепи зазвенели, давая дракону все большую свободу. Гарри видел, как Чарли Уизли что-то предостерегающе сказал Грегору, но тот отмахнулся.
- Посмотри на меня, – приказал Грегор дракону.
Веки Огонька медленно поползли вверх, открыв лунные глаза с черными вертикальными полосками зрачков.
- Слышишь ли ты меня, Огонек? – произнес Грегор.
- Слышу.
Гарри тихо ахнул.
Но он не ошибался. Только что дракон заговорил. Он ответил Грегору на человеческом языке. Или… Или он говорил на змеином языке? Может, Грегор – змееуст и может общаться со змеями?
- Альберт? – Гарри наклонился к брату Мелиссы. – Ты слышал, что Огонек сейчас сказал?
- Что? - мальчик повернулся. – О чем ты?
- Ну, ты не слышал, Огонек что-нибудь ответил твоему отцу?
- Когда?
- Только что.
Альберт недоверчиво посмотрел на Гарри.
- Ладно, понятно. – Гарри снова выглянул за край ложи.
- Я твой хозяин, – произносил медленно Грегор, словно внушая эту мысль дракону. – Ты будешь делать то, что я тебе прикажу.
Дракон слегка приоткрыл пасть, обнажив острые зубы.
- Ты слышал? Отвечай.
- Я слышал. Я буду подчиняться тебе… пока не вернется мой настоящий хозяин.
В голосе Грегора послышалась досада:
- Я твой настоящий хозяин. Ты должен слушаться меня. Только меня.
Дракон будто усмехнулся.
- Нет. Ты не он. Я знаю это.
Грегор Рэшли поднял Драконье Сердце перед собой.
- Видишь это? Ты должен подчиняться мне.
- Да. Но только, пока не вернется хозяин.
Грегор в ярости встряхнул своей ношей.
- Я ТВОЙ ХОЗЯИН! Ты будешь слушаться только меня. Тот, кто приказывал тебе раньше, не вернется уже никогда.
Огонек покачал головой. Из левой, покалеченной, ноздри вырвалась тонкая струйка пламени.
Грегор поставил Сердце на треножник, и повернулся к Чарли. Сделал он это явно зря. Потому что в тот момент, как он отпустил Драконье Сердце, с Огонька будто спала сонливость. Он встряхнул уродливой головой и оскалился.
- Грегор, осторожно! – крикнул Чарли Уизли, нацеливая палочку дракону в глаза.
Реакция у предводителя драконщиков оказалась молниеносной.
Огонек выдохнул облако пламени, пытаясь накрыть им Грегора, но тот уже держал палочку наизготовку.
- Фризус!
- Коньюктивитус!
Произнесенные несколькими голосами заклинания слились, и через мгновение заморгавший Огонек отпрянул назад, а клуб огня застыл в воздухе, словно огненно-красный нарост.
Дракон попытался взлететь, но уже заскрежетали цепи, снова стягивая его. К Грегору с Чарли на помощь спешил Барри Бигер.
Огонек яростно плевался и фыркал, но вместо пламени из ноздрей у него вылетали лишь густые черные сопли. Совместными усилиями наложенных заклятий и железных пут дракона утихомирили.
- Нет, ты видел это? – шепотом спросил Альберт Гарри. – Огонек взбесился. Чуть не поджег моего отца.
Гарри посмотрел на мальчика.
- Ты не знаешь, кого имел в виду… Ты не знаешь, кто может считаться хозяином драконов?
- Хозяином драконов? – Альберт недоверчиво засмеялся. – У драконов нет хозяев. Гарри, о чем это ты сегодня все говоришь? То вампиров видишь, то у тебя Огонек заговорил. Это что, шутки такие?
Гарри посмотрел на маленького вампира, из образа которого Альберт все еще не вышел, и вздохнул.
Появлялись все новые и новые загадки.

Глава 6. Ангиш, Салах и Кристи.


Гарри с Альбертом не пришлось провести на втором этаже целый день. Раздосадованный неудачей, Грегор вскоре ушел и снял защитное заклятие с выхода. Непрошенные свидетели воспользовались тем, что остальные волшебники пока что оставались в экзекуторской, и тоже покинули уровень. Закрывая за собой решетчатую дверцу лифта, Гарри бросил взгляд на полутемный зал, но никого не заметил.
- А, так вас пригласили на приручение драконов, – заметил Волшебный Лифт. – Как я вам завидую…
- Ну, не совсем пригласили… - начал Гарри, посмотрев на Альберта.
Но тот, видно, давно был знаком с магическим средством передвижения, так как беззаботно сказал:
- Мы были там тайно. Никто об этом не знает.
- Все понял, - отозвался лифт. – Тайна пассажиров для меня закон.
Гарри не очень в это верилось, но тут ему в голову пришла идея, которую он решил немедленно проверить.
- Скажите, - сказал он, глядя на потолок кабины. – А вы когда-нибудь возили вампиров?
Лифт издал смешок.
- Хотел бы я посмотреть на хоть одного кровососа, который рискнул бы сесть в меня. Когда меня создавали, то заложили целую кучу антивампирских заклинаний. Ну, сами понимаете, в здешних местах много этой нечисти обитает, так что должны быть места, где волшебник может укрыться в трудную минуту. Волшебные лифты – одни из таких мест.
- Значит, вы можете сразу же отличить вампира от обычного человека? – уточнил Гарри на всякий случай.
- Естественно. Я чувствую их даже на расстоянии. Не очень далеком, конечно. Такими способностями нас не наделили. Но если бы вампир подошел хотя бы к двери, я бы немедленно распознал его.
Получалось так, что вампир-шпион проник в лагерь другим путем. Что, впрочем, не казалось слишком удивительным, так как при огромных размерах уровней было бы странно, если бы не существовал тайный ход-другой.
Получалось так, что вампиры могли безнаказанно проникать внутрь жилища исследователей драконов, и рыскать здесь. Стоп! Гарри вспомнил то, о чем говорил Грегор. Чтобы вампир проник в жилое здание, его необходимо пригласить внутрь. Неужели, кто-то впустил их сюда. Дракула, шпион, эта таинственная Ольга… Он почувствовал себя очень неуютно.
Гарри решил, что при первой же возможности поговорит с Чарли. Если Орден хочет, чтобы он был в безопасности, то, может, Западный участок не самое подходящее для этого место?
Самого Гарри не слишком заботила его собственная безопасность. За несколько дней, проведенных в лагере драконщиков, он выучил немало специальных заклятий против вампиров. Большую часть их ему показали Чарли и Мелисса. К тому же, каждый из жителей лагеря знал немало способов, как справиться с вампиром, и охотно делился ими с Гарри.
Так, от Криса и Марка, которые были родными братьями, он узнал отличный способ распознать кровососа, когда тот пытается выдать себя за живого человека.
- Мы ведь из-за вампиров сюда сначала и приехали. – рассказывал Марк. – Потом уже на драконов подсели. У нас, в Америке, вампиров не так много. А те, что есть, перебрались в Голливуд и предпочитают сниматься в кино. Слишком цивилизованные. Наблюдать за ними – скучища смертная. Другое дело – здесь. Девственная природа, можно сказать. Это было нашей дипломной работой – повадки восточноевропейских вурдалаков и их отличия от американских. Мы сделали вывод, что здешние упыри не слишком следят за своей внешностью и улыбкой в отличие от заокеанских собратьев.
- И не любят давать автографы. – добавил Крис.
- Ага. – кивнул его брат. – Совершенно необщительны. Это нам здорово мешало. За три месяца так и не удалось поговорить ни с одним вампиром. Они или пытались выпить нашу кровь, или просто бегали от нас. В конце концов, помогли драконщики. Барри Бигер устроил для нас встречу с одним вампиром, и тот снабдил нас целой кучей нужной информации. И это обошлось нам всего в две пинты крови.
- Чьей крови? – спросил Гарри, смутно догадываясь о том, каким будет ответ. Слишком уж непосредственными выглядели братья.
- Нашей. Чьей же еще? – ответил Крис. – Марк воспользовался магловским приспособлением для сбора крови, и мы нацедили вампиру каждый по пинте. Голова, конечно, потом кружилась, но, в целом, это была отличная сделка.
Барри Бигер в самом деле хорошо разбирался в обращении с вампирами, но Гарри не испытывал особого желания разговаривать с ним. Такая близкая дружба с кровососами настораживала. Он помнил, слова Чарли о том, что местные волшебники были вынуждены мирно сосуществовать со своими соседями. Но Бигер не нравился Гарри. Было в нем что-то такое, что напоминало Снегга. Какое-то вечное недовольство происходящим вокруг.
Тиль тоже поделился с Гарри некоторыми заклинаниями. Он всегда вел себя дружелюбно, даже чересчур. Но несмотря на это, Гарри чувствовал, что у Тиля есть свои тайны.
Вскоре после увиденной сцены приручения драконов, Гарри стал свидетелем сцены, которая не добавила в нем доверия к Тилю.
Он решил отправиться на поверхность, чтобы поразмыслить обо всем, чему стал свидетелем. Для этого он воспользовался центральным выходом – вполне пристойным тоннелем, тщательно замаскированным снаружи, и которым пользовались волшебники на метлах (если только их не вел за собой Барри Бигер).
Поднявшись на небольшую высоту, он огляделся. У подножия Медвежьей скалы он увидел то, что нельзя было ни с чем спутать - силуэт прогуливающегося дракона. На спине у него кто-то сидел.
Гарри решил, что это Мелисса выгуливает Вильгельмину, и направил метлу в их направлении. Может быть, она скажет, кто такой Хозяин драконов.
Но когда он подлетел ближе, то увидел, что на спине дракона сидит кто-то другой. Фигура была явно мужской, но голову скрывал капюшон. Сам не зная почему, Гарри взял немного в сторону. Под прикрытием валунов он подлетел почти вплотную. В двадцати шагах от него, скрытая коричневым боком Медвежьей скалы, топала Вильгельмина. Гарри уже знал, что приближаться к дракону опасно с любой стороны, поэтому решил подняться выше. Скала сильно напоминала привставшего на задние лапы медведя, и Гарри сел на одну из его передних лап. Он взглянул вниз на дракониху, которая с интересом обнюхивала какую-то ямку. В этот момент всадник перекинул ногу через ее хребет и спрыгнул на землю.
- Погуляй пока тут, девочка, – сказал он, отходя в сторону. – Я скоро вернусь.
Гарри узнал голос Тиля.
Он уже собирался позвать его, но тут увидел, что навстречу драконщику идет человек, голова которого тоже скрыта плащом.
Смутное подозрение шевельнулось в душе Гарри. Слишком уж легко двигался незнакомец. Не раздумывая, он вынул палочку и тихо произнес:
- Инвизиблум!
Ничего не изменилось, но Гарри знал, что пока он не будет шевелиться, никто не сможет его заметить. Этому заклинанию его научил Чарли.
Тиль с незнакомцем встретились и обменялись рукопожатиями. Они огляделись по сторонам. Тиль посмотрел прямо в то место, где сидел Гарри, но тут же отвел их. Второй сделал жест, приглашая Тиля отойти в тень скалы, и тот последовал за ним. Теперь они не были видны Гарри, но их разговор был слышен прекрасно.
- Давно не показывался, Ангиш. – сказал Тиль.
Голос, ответивший ему, звучал приглушенно и так, будто его обладатель страдал тяжелым недугом. В интонациях слышалась хрипота и некая болезненность.
- Не мог вырваться. С тех пор, как повелитель…
Тиль рассмеялся.
- С каких это пор ты стал называть его повелителем, Ангиш? Ты ведь всегда был сам по себе.
Его собеседник помолчал. Потом со вздохом ответил:
- Потому что он мой повелитель. Не то, чтобы это мне нравилось, но… Я ничего не могу поделать с этим. Он просто приказывает мне, и я подчиняюсь.
- Как какой-нибудь домовой эльф? – в голосе Тиля, обычно добродушного, звучало презрение.
Ангиш не ответил.
Несколько мгновений никто не произносил ни слова.
- Твой подарок не сработал, – отрывисто сказал Тиль. – Грегор недоволен. Дракон не признал его своим хозяином.
- Я и не обещал, что Сердце сделает его хозяином. Оно дает лишь временную власть.
- Скажи ему об этом. Если бы ты знал…
- Я не смогу больше приходить на встречи, – спокойно произнес Ангиш. – Лучше, если я не буду давать моему повелителю повода усомниться во мне.
- Значит, ты предаешь нас?
- Некоторое время нам лучше не встречаться. Так будет лучше для всех.
- Так вот как ты заговорил! Вспомни, как мы помогли тебе. Хотя, что толку говорить об этом. Разве можно ждать благодарности от такого, как ты! Тебе наплевать…
- Мне не наплевать. – в голосе Ангиша прозвучал легкий оттенок обиды. – Если повелитель узнает о моей двойной игре, он немедленно убьет меня. А это никому не поможет.
- Да уж… - Тиль выругался. – Ты лишь о своей шкуре заботишься.
- Не стоит говорить слов, о который ты можешь пожалеть. – заметил Ангиш.
- Ты что, угрожаешь мне?
- Нет, я имею в виду, что когда выяснится, что я не предал вас, тебе придется взять эти слова обратно.
Тиль снова выругался и сплюнул под ноги.
- У меня есть просьба к Грегору. – сказал Ангиш.
- Вот как? – почти рассмеялся Тиль. – А с чего ты взял, что он выполнит ее?
- Потому что это дело касается того, что есть у Грегора. – последовал холодный ответ. – Того, что принадлежит моему господину. Он поймет, о чем я говорю. Так вот, в обмен на то, что я помогу Грегору Рэщли сохранить это у себя, я хочу узнать кое-что о мальчике, который живет сейчас в вашем лагере. О Гарри Поттере.
Гарри вздрогнул.
Кто этот Ангиш? Кого он называет своим господином? Лорда Волан-де-Морта?
То, что он услышал дальше, заставило его похолодеть.
- Зачем это тебе? – спросил Тиль.
- Неважно. Мне надо знать, где находится его комната.
Тиль молчал. Наконец он произнес:
- Тебе лучше поговорить с Грегором.
- Я прошу поговорить с ним тебя. – ответил незнакомец. - Ответ пришлите условленным способом. Но больше этим каналом не пользуйтесь. Теперь это может быть опасно.
Тиль снова погрузился в задумчивость.
Наконец он пошел прочь. Гарри услышал, как зашуршала галька под его ногами.
- Так я буду ждать ответа. – сказал Ангиш.
- Жди, жди… - неразборчиво пробормотал Тиль, выходя из тени скалы. Гарри находился прямо над ним, поэтому расслышал его слова, но, судя по всему, до Ангиша они тоже долетели. Так как тот пошел обратно в ту сторону, откуда пришел. Гарри не шевелился, надеясь рассмотреть собеседника Тиля.
Тот вышел на освещенное место и сразу же накинул капюшон. Но той секунды, в течение которой голова оставалась на виду, Гарри хватило. Ангиш был тем самым вампиром, которого Гарри видел сегодня на втором этаже, наблюдавшим за приручением дракона.
Гарри дождался, пока собеседники исчезли из виду, а затем сел на метлу и скользнул вниз. Летел он низко, чтобы не быть замеченным, едва не касаясь земли ногами.
В лагере он сразу же направился на поиски Чарли. Тот был в столовой и занимался тем, что готовил обед. Выходило это у него, конечно, хуже, чем у Мелиссы, но все же чувствовалось, что он вырос в многодетной семье. Чарли готовил плов, при этом использовал некоторые навыки из арсенала своей матери: пять острейших ножей моментально искромсали мясо. Затем четыре из них подхватил доску с разных концов и отнесли к кастрюле с кипящей водой, куда пятый нож, самый широкий, все смахнул. Вышло не очень аккуратно, но впечатляюще. Собрав заклинанием с пола рассыпавшиеся ломтики, Чарли отправил их в урну.
Чарли выглядел хмурым. Он посмотрел на вошедшего Гарри, но ничего не сказал.
- Как дела, Чарли? – спросил Гарри, не зная, как лучше начать разговор.
Тот что-то проворчал.
- Я знаешь, что хотел спросить… Могут ли вампиры пробраться в лагерь? Скажем, если бы кто-то из них захотел что-нибудь подсмотреть…
Чарли пожал плечами.
- У нас с ними соглашение, я же говорил тебе. Они не лезут в наши дела, мы не трогаем их.
Гарри замолчал. Если он расскажет Чарли все, то выдаст тем самым, что в течение одного дня он уже успел подглядеть то, что не предназначалось для его глаз, и подслушать то, что, похоже, тоже было не для его ушей. Чарли уже заверил его, что он в безопасности. Оснований не верить ему у Гарри не было. Но то, что хотел знать вампир Ангиш – где спит Гарри Поттер, вот это не давало ему покоя.
- Я сейчас летал на метле над лагерем. – сказал он спокойным голосом. – И видел, как Тиль говорил с кем-то, удивительно похожим на вампира.
- Ничего удивительного. – фыркнул Чарли. – У нас тут у всех есть знакомые среди вампиров. Правда, в последние дни - после того, как вернулся граф Дракула, местные вампиры перестали с нами общаться. Но, насколько я знаю, Грегор уже договорился с вампирами. Они не причинят вреда никому из нас. Особенно тебе.
- Кажется, Тиль называл вампира Ангиш, - заметил Гарри.
Чарли рассмеялся.
- Так ты не только видел, но и слышал. Понятно…
- Это вышло случайно, – быстро сказал Гарри. Ему не хотелось рассказывать, что он отвел от себя взгляды заклинанием «Инвизиблум», то есть фактически занимался слежкой.
- Ангиша тебе еще предстоит увидеть. – сказал Чарли. – Он наш главный осведомитель из стана вампиров. От него мы и узнали о том, что Тот-Кого-Нельзя-Называть объявился в здешних местах. Темная личность. Как и все кровососы. Но у нас есть средство влиять на него. Так что Ангиша нечего опасаться.
- Что же он не предупредил о возвращении Дракулы? – поинтересовался Гарри, вспомнив, как Ангиш говорил о своем повелителе.
- Понимаешь, он не обязан сообщать нам обо всем, что происходит среди вампиров. Наш договор касается лишь Темного Лорда. Это старая история… Он вел для нас поиски в Албании, когда Темный Лорд прятался там. Думаю, Тиль разговаривал с Ангишем о Сам-Знаешь-Ком. Какие-нибудь новости о перемещениях Пожирателей Смерти…
- Не совсем. – заметил Гарри. – Его интересовало, в какой комнате я сплю.
- Что? – Чарли выглядел потрясенным. – Что ты сказал?
Он потер подбородок.
- Ладно, я поговорю с Грегором. – сказал он. – Я думал, что он договорился с Дракулой… Чтобы тот оставил тебя в покое… Хм…
В этот момент их разговор прервали.
В огромном камине, занимавшем почти половину стены столовой, взметнулись тучи зеленых искр, и их перед ними появились голова и плечи незнакомого Гарри волшебника.
У него было худое, испещренное сетью морщин, загорелое лицо, густые брови и длинная седая борода. На голове мага красовалась феска. Его внимательные черные глаза посмотрели на Гарри.
- Мальчик, - спросил он недоуменно. – Ты кто такой?
- Я - Гарри Поттер. – ответил Гарри.
- Тысяча гномов и сладкий пирожок! – воскликнул волшебник. – Как же это я тебя сразу не узнал? Ты сильно вырос… Возмужал… Да, гхм… Ну и встреча! А, позволь тебя спросить, что ты здесь делаешь, Гарри Поттер?
- Я пригласил его погостить, Салах. – ответил Чарли вместо Гарри.
Волшебник повернулся к Уизли.
- Привет, Чарли. – сказал он. – Не заметил тебя сразу, извини. Мне нужен Грегор? Где он?
- По-моему, в лабораториях. – отозвался Чарли, убирая взмахом волшебной палочки остатки продуктов со стола.
- А, ты главный по кухне, – усмехнулся Салах. – Давно вам надо нанять повариху. Что же вы все сами за себя делаете? Прямо как домовые эльфы!
- Это неплохая идея, Салах, – заметил Чарли, скрестив руки на груди. – Насчет домового эльфа. Как только Управление выделит нам средства, так мы сразу же заложим в бюджет новую статью расходов. Это была бы просто мечта. Можно даже нанять двоих. А, Салах, как ты считаешь, дадут нам деньги на эльфов?
Волшебник в камине отвел взгляд.
- Ладно-ладно. – сказал он. – Посмотрим, что там можно будет сделать. Готовка пищи, кстати, дисциплинирует. Я ведь сам через все это прошел.
- Теперь, я слышал, у тебя в Управлении целый штат эльфов. – заметил Чарли как бы между прочим.
- Ну, это для зарубежных гостей, – заметил Салах и зачем-то потеребил рукав. – Ты же знаешь, каждый день кто-нибудь приезжает… - и с преувеличенным воодушевлением сказал. – Знал бы ты, как я соскучился по нашей старой жизни. Ночевать под открытым небом, жарить говорящую картошку на драконьем огне… Ээх, драконья чешуя и маргаритки…
- Да, в этом ты был мастер, - Гарри не понял, произнес Чарли эти слова с иронией или нет. – Картошка была твоим коронным блюдом.
- Ну, а как же, – сказал Салах и повернулся к Гарри. – Гарри, а ты помнишь, как мы встречались в Хогвартсе?
Гарри недоуменно посмотрел на него.
- Салах был среди тех волшебников, что забирали Норберта, - пояснил Чарли.
- Да, доставил он нам тогда неприятностей в полете, - Салах сдвинул феску на лоб, но тут же вернул ее в прежнее положение. – Кстати, поэтому Грегор мне и нужен. У нас все готово к приемке. Когда вы отправите дракона к нам?
Чарли пожал плечами.
- Я скажу Грегору, чтобы он связался с тобой, как только увижу. А ты заглядывал в его кабинет?
- Только что оттуда. – ответил Салах. – Там его нет. Ну, ладно. Пусть он со мной свяжется как можно скорее. У нас тут уже есть… желающие посмотреть на Норберта.
Он сделал многозначительную мину.
- Тогда всего хорошего, Чарли. Да, Гарри, приглашаю тебя в гости. Выбери денек-другой, приезжай к нам. Посмотришь Заповедник. Западный участок – это ведь пустыня. Кому это знать, как не мне. Когда я у вас каждый камень знаю.
Он засмеялся и, еще раз попрощавшись, исчез.
- Кто это был? – спросил Гарри.
- Салах Шах-баба, известный в узких кругах, как Картофельный Сэл. – Чарли подмигнул при последних словах. – Большой любитель жареной говорящей картошки, и по совместительству Директор Румынского Драконьего Заповедника.
Гарри нерешительно улыбнулся. Он уже попробовал говорящий картофель – магический овощ, по вкусу напоминавший магловский гуляш, имевший к тому же привычку непрестанно разговаривать, пока его готовили и ели. Мелисса показала, как готовить сей живой плод, и объяснила, какие клубни можно есть, а какие нет. Различие делалось на основании того, о чем говорила зажаренная картошка. Если она ругалась, плевалась и проклинала человека, решившего ею полакомиться, это следовало считать уловкой. Такие плоды были самыми вкусными. И, наоборот, самые кислые или гнилые картофелины наперебой расхваливали свои достоинства. «Съешь меня, я такая вкусная, корочка у меня зажаристая, нигде не подгоревшая, посолена, как надо», - говорила картошка, жмурясь и сочась маслом. – «Я совсем свежая, пальчики оближешь, сочная, ммм…» Однако, как правило, такие клубни были несъедобны, и ими можно было легко отравиться.
- Все дело в том, что говорящие картофелины ненавидят людей, - поясняла Мелисса, отправляя в рот одну особо злобную особу. – Мм… Вкуснятина. Понимаешь, они изо всех сил пытаются навредить нам. Но все, на что они способны – такой вот обман, который легко разоблачить.
- Однако, - сказала она, - нельзя говорить картофелинам, что ты знаешь их тайну. Иначе они сразу все переменят и начнут заговаривать тебе зубы. Так что уже не разберешь, кто врет, а кто говорит правду.
Гарри знал, что говорящие картофелины вкусны, но чтобы директор Заповедника готовил их на драконьем огне…
- Салах изобрел этот способ, и с тех пор никому не удавалось его повторить. – пояснил Чарли. – Но, правда, сейчас он совсем забыл к нам дорогу, так что, может быть, рецепт утрачен навсегда.
Вскоре в столовую стали сходиться драконщики, но Гарри не удалось ни поговорить с Грегором самому, ни послушать, о чем будет говорить с ним Чарли.
Гарри слонялся по лагерю, надеясь улучить минутку, чтобы поговорить с Грегором или Чарли. Но те будто избегали его. Наконец, Гарри решил отправиться в свою комнату, чтобы собрать вещи. После услышанного днем, он не собирался ночевать в своей комнате. Он пока не решил, попросит ли Чарли отправить его обратно в Нору, или же просто перевести в другую комнату. Но предпринять что-то следовало. Гарри не собирался бесцельно терять время, пока Темный Лорд наращивает мощь. Его раздражало, что от него по-прежнему что-то скрывают. С момента последнего сеанса связи с Люпином он не получил никаких сообщений ни о том, чем занимается Орден, ни о том, что делает Волан-де-Морт. Он не был уверен в том, что ему следует вмешиваться в происходящее в лагере. Здесь были свои законы, своя жизнь, к которой он не имел никакого отношения. Вот если бы что-то могло причинить вред Чарли Уизли… Но тот, похоже, ничуть не обеспокоен происходящим. Вампиры, говорящие драконы, возвращение Дракулы… Гарри подумал, что, возможно, ему стоит покинуть лагерь.
Он заключил сделку с неугомонным ловцом Родериком Пламптоном. Тот обещал сообщить, как только заметит Грегора или Чарли. А Гарри обещал послушать настоящий, полный рассказ бывшего ловца «Торнадо Татшила» о его рекордно быстрой поимке снитча. Обрадованный Родерик умчался, перескакивая из портрета в портрет на метле, которую он позаимствовал у какого-то спящего волшебника, висевшего на втором этаже.
- Я расскажу тебе, как это произошло на самом деле, очкарик, - крикнул он напоследок. – Есть кое-что, чего никто не знает…
- Да уж… - пробормотал Гарри, толкая дверь в свою комнату. – Сдается мне, в этой истории каждый раз открываются новые детали…
Он осекся и замер.
В его комнате кто-то был.
Девушка.
Она сидела к нему спиной и рассматривала что-то лежащее на коленях. Оттенок ее светлых волос напоминал Флер. Но незнакомка выглядела моложе. Если судить со спины…
Тут девушка повернулась к нему, и дыхание Гарри остановилось. Такой красоты он еще никогда не видел. Сердце замерло где-то в районе горла, он не мог ни вздохнуть, ни пошевелиться. Огромные, светло-зеленые глаза, от которых душу наполнило чувство воздушной легкости. На мгновение ему показалось, что сияние наполнило всю комнату, словно солнце. Девушка просто смотрела на него, с легкой улыбкой, но Гарри почему-то казалось, что мир вокруг рушится, пол шатается, а весь подземный лагерь вместе с ним летит в тартарары. Девушка не была вейлой. Но она была еще прекрасней, если только такое было возможно. Затем девушка шагнула к нему и протянула руку, и тут оцепенение с него спало.
Сделав судорожный вдох, он сглотнул и сиплым голосом сказал:
- Здравствуйте. А вы… вы кто?
- Меня зовут Кристи. – девушка сделала легкий книксен.
Что-то было в ее движениях грациозное и… старинное. Наверное, так вели себя знатные женщины в прошлые века. Какие-нибудь баронессы, герцогини, графини… Графини… В мозгу Гарри запульсировало неясное беспокойство.
- Уж не Цепеш ли? – спросил он, прежде чем подумал, что говорит.
На лице Кристи мелькнуло недоумение.
- Я не знаю, о ком вы говорите, - сказала она. – Но, может быть, вы объясните, что вы делаете в моей комнате.
- Вообще-то, это моя комната.
- Что? – девушка с недоуменной улыбкой обвела стены. – С чего это вы взяли, что это ваша комната? Здесь живу я. Или вы выбрали такой способ, чтобы встретиться со мной, сэр…
Гарри тоже огляделся.
Кровать, стол, стул и шкаф стояли абсолютно на тех же местах, что и в его комнате. Он не распаковывал вещи, поэтому вид у помещения был нежилым, но эта комната тоже была пустой. Он посмотрел в угол, но не увидел своих вещей.
- Извините… - сказал он, отступая. – Я… я ошибся. Видимо, ошибся.
Он уперся спиной в дверь. Девушка с улыбкой наблюдала за ним.
Гарри повернулся и взялся за ручку. Вместо нее он обнаружил круглое кольцо, неудобное, слишком массивное… Он толкнул дверь, но та не шевельнулась. Мгновение он с изумлением разглядывал невесть откуда взявшиеся толстые дубовые доски, стянутые железными полосами. Вроде бы таких старинных дверей на их этаже не было…
Он толкнул еще раз, но дверь не поддавалась. Он повернулся, и его дыхание пропустило еще один такт.
Теперь комната совершенно изменилась. Стены скрывали тяжелые красные портьеры, вместо узкой кровати исследователя дракона стояло огромное ложе, завешенное полупрозрачными занавесями. На столе стояло блюдо с фруктами и тонкие сосуды с напитками. От одного взгляда на них у Гарри вспыхнула жажда и голод. Но когда он посмотрел на Кристи, мысли о еде исчезли из его головы. Вместо простой черной мантии, которая была на ней мгновение назад, теперь безупречный стан стягивало шелковое платье из черной кружевной ткани. Плечи были обнажены, распущенные волосы спадали на них. Теперь это была самая настоящая дама из рыцарского романа. Она даже смотрела на него с ноткой величественности.
В руке Кристи держала бокал, наполненный до краев чем-то красным. Девушка встала, при этом край бокала наклонился, и тягучая струйка жидкости валилась на ее платье. Гарри почему-то не мог оторвать взгляда от появившегося пятна на ткани.
Незнакомка ни говорила ни слова, но и не делала попыток подойти к нему. Гарри смутно подумал, что происходит что-то очень странное, но был словно в трансе. С усилием он поднял голову и увидел, что Кристи улыбается. Теперь в ней уже не было ничего настораживающего. Это была обыкновенная девушка, каких на свете очень много… Нет, таких красавиц Гарри никогда не встречал. В ней была какая-то магия…
Ему захотелось подойти к ней, взять за руку, говорить с ней, услышать ее голос… Гарри сделал шаг вперед, но почему-то оказалось, что расстояние между ними увеличилось. Он сделал еще один шаг, и еще… Но ковер, разделявший их, удлинился. И вот уже Кристи от него в паре десятков шагов. Мысль, что она сейчас исчезнет, и он больше никогда ее не увидит, хлестнула его словно хлыстом. Гарри побежал как безумный, но преуспел не больше, чем белка в колесе. Незнакомка таяла вдали, комната превратилась в коридор, а ковер вскоре стал длиннее, чем поле для квиддича.
Мало того, до него донеслись чьи-то приглушенные смешки, покашливания и еле слышный шепот. Словно за его бесплодными потугами наблюдали. Над ним смеялись. Гарри завертел головой по сторонам.
- Кто здесь? – крикнул он.
Неясный гам усилился.
В этот момент ковер вырвался у него из-под ног, и он с маху приложился лицом об пол. Нет, это был не совсем пол. Какие-то водоросли, мягкие и склизкие, приклеились к его коже. Приклеились? Гарри рванулся, но… о, ужас! Не смог даже пошевелиться. Он был словно муха, прилипшая к липучей ловушке.
Кто-то подошел к нему и встал сбоку. Гарри скосил левый глаз и увидел стройные щиколотки, обтянутые белыми чулками. Туфли выглядели старомодными, с тупыми носами и высокими каблуками, а на их носках алели несколько капель.
В его голове помутилось. Да что же это такое? Что с ним? Куда он попал? Гарри попытался нащупать палочку в кармане, но не смог.
Стоявшая рядом с ним присела. Кристи? Он услышал шорох платья, и легкая, почти невесомая рука легла ему на плечо. Холодные пальцы, он чувствовал их кожей, отодвинули мантию с шеи. Гарри зажмурился, ожидая того мига, когда клыки вопьются в горло… Он по-прежнему находился в каком-то трансе, не дававшем ему пошевелиться.
И тут…
- Мне не нужна его кровь. Оставь его.
Этот голос был Гарри знаком очень хорошо. Забыть его он просто не мог.
Граф Дракула.
В тот же момент Гарри почувствовал, как клей, сковывавший его движения, исчез, и он поднял голову.
Он лежал у подножия высокого трона. Дракула смотрел на него сверху вниз металлическим блеском холодных глаз.
- У нас немного времени, Поттер, - сказал он. – И я хочу услышать твой ответ. Поможешь ли ты мне?
Гарри встал и, не отвечая, огляделся по сторонам.
Странное дело. Все вокруг мерцало и колыхалось. Четким был только пол у самого подножия, и сам трон с Дракулой. Похоже, его заманили в какую-то ловушку. Как он сможет отсюда выбраться?
- Через несколько минут морок спадет, – сказал Дракула. – И ты вернешься в свою комнату. Неправда ли, магия вампиров тоже кое-что может?
Он улыбнулся одними губами, растянув их и показав острейшие зубы.
- Чего… – хриплым голосом спросил Гарри. – Чего вы хотите.
- Того же самого, – вампир развел руками. – Я хочу, чтобы ты помог мне проникнуть в мысли Волан-де-Морта.
Гарри открыл было рот, но вампир остановил его, подняв руку.
- На сей раз я обращаю твое внимание на выгоду, которую получишь лично ты. Не стоит бояться, что Волан-де-Морт сможет прочитать твои мысли. Связь будет односторонней. Это я тебе обещаю. Я знаю, где он прячется. Мы сможем пробраться в его голову, и выясним, что он замыслил.
Гарри внимательно посмотрел на Дракулу.
- А вам что, и так это не ясно? Он хочет, чтобы вы сражались на его стороне.
Узкие губы вампира изогнулись в презрительной усмешке.
- Если все было бы так просто, я не стал бы добиваться встречи с тобой. Меня интересует, как он хочет это сделать. Никто из вампиров не встанет на его сторону, но до меня дошли слухи, что он нашел способ… В общем, Гарри Поттер, ты можешь оказать серьезную услугу своим собратьям. Неужели, ты хочешь, чтобы мои дети, - тут вампир поднял руки, словно взывал к небу. – быстрые, сильные, неуловимые пополнили ряды Пожирателей Смерти?
- Но неужели вы не можете, - спросил Гарри, не надеясь, впрочем, на положительный ответ. – раз уж вам известно, где прячется Темный Лорд, просто расправиться с ним? Убейте его, и от вас никто не будет требовать подчинения.
Изображение Дракулы уже начало бледнеть. Он растаивал в воздухе.
- Мне это не нужно. – ответил граф. – К тому же, не уверен, что так просто сделать. У меня свои планы… Так, время на исходе. Мне нужен твой ответ. Согласен ли ты помочь?
Гарри молчал.
- Будь сегодня вечером в своей комнате. – сказал граф. - Я пришлю к тебе своего человека.
- Уж не Ангиша ли? – спросил Гарри.
Дракула, уже еле различимый, с легким удивлением всмотрелся в него.
- Тебе нечего бояться. – сказал он. – С тобой не случится ничего плохого. Даю тебе слово вампира.
И растаял.
Гарри обвел взглядом по сторонам.
Он снова был в своей комнате. В углу стоял чемодан, на кровати лежала зачитанная до дыр книга «Летая с Пушками Педдлмор», но ни следа присутствия Дракулы или Кристи не было.
- Слово вампира? – воскликнул Чарли, когда Гарри рассказал ему о происшедшем. – Это все равно, что ничего. И даже хуже. Борода Мерлина, что же это такое происходит? Вампиры разгуливают по лагерю, словно по своему дому. Пошли, надо немедленно поговорить с Грегором. Он сейчас на складе.
- Но ведь сам Дракула не смог прийти. – заметил Гарри, когда они вошли в лифт. – Ему пришлось прибегнуть к какому-то особому способу, чтобы поговорить со мной. Кстати, что это был за морок? Ты мне о таком не рассказывал.
Чарли хмуро пожал плечами.
- Я не знаю. Это меня и беспокоит больше всего. Вообще, в последнее время у нас происходит много чего странного.
Он опустил голову.
- А кто была эта девушка? – спросил Гарри.
Даже после того, как он пришел в себя, воспоминание о красоте Кристи не изгладилось из его памяти.
Но Чарли только покачал головой.
- Некоторые вампиры могут менять обличье не хуже метаморфов. Так что это мог быть кто угодно.
Гарри с некоторым сожалением вздохнул.
- Кхм… Могу я вмешаться в вашу беседу. – донесся учтивый и дрожащий от нетерпения голос Волшебного лифта. – Мне кажется, я кое-что знаю о… хм… предмете вашей беседы.
- Подслушивать не хорошо. – заметил Чарли.
- А что я могу поделать. – ответил лифт. – По инструкции мне необходимо внимательно наблюдать за окружающей обстановкой и пассажирами, чтобы при малейшем признаке опасности предупредить…
- Ну, и какая опасность нам угрожает сейчас?
- Опасность незнания. – воскликнул лифт. – Уж кому как не мне не знать этого, простите за каламбур?
- Не замедляй движение. – заметил Чарли. – И говори, что там у тебя.
- Магия вампиров. – сказал лифт. – Я слышал, как кое-кто из моих пассажиров говорил о таком способе переговоров на расстоянии.
- Кто говорил?
- Это тайна частной беседы. – заметил лифт. – Я обязан хранить ее.
Чарли фыркнул, но ничего не сказал.
Лифт остановился на складском этаже, и Чарли открыл дверь.
- В двух словах, – сказал, остановившись на пороге. – В чем суть?
- Для этого нужен живой человек. – ответил скороговоркой Волшебный лифт. – Раб вампира. Он служит связующим связным между вампиром и человеком, с которым тот хочет переговорить. Причем человек должен быть волшебником.
- Ого! – произнес Чарли. – Но что-то я не припомню, чтобы у нас здесь водились такие. И, вообще, я не слышал, чтобы волшебники были рабами у вампиров.
Он сделал Гарри знак, и они вышли из лифта.
- Спасибо за информацию. – сказал Гарри на прощание.
- Не верь особенно тому, что он говорит. – сказал Чарли, когда они шагали по темному тоннелю. Коротким путем Тиля он не воспользовался, но Гарри нисколько об этом не жалел. – С ним такое бывает. Придумает невесть что. От скуки, или чтобы просто лясы поточить.
Гарри ничего не ответил, но от мысли о том, что такая красивая девушка как Кристи может оказаться живым человеком, да еще, к тому же, волшебником, в груди у него потеплело. Раб вампира? Он решил как-нибудь расспросить Родерика Пламптона. Может быть, тот, разгуливая по портретам, видел что-нибудь.
За поворотом тоннеля открылся проем, в котором они увидели клетку странной конструкции. В ней сидел дракон Норберт. Вел он себя довольно смирно. Разве что изредка взрыкивал и выпускал из ноздрей струйки пара.
- Норберта сегодня отправят в Управление, – сказал Чарли, отвечая на невысказанный вопрос Гарри, - Он будет там демонстрировать наши достижения. Ожидается что-то вроде глобальной конференции, которая решит, стоит ли дальше дрессировать драконов. Слишком уж это долгое дело. И дорогое… Поедут Грегор, Тиль и Барри…
- А, вот и вы! – навстречу им вышел Грегор Рэшли, с головы до ног закутанный в кожаную мантию.
Он указал пальцем на Гарри.
- Думаю, ему тоже стоит поехать с нами.

Глава 7. Дракон-Сити


Чарли, похоже, был удивлен таким предложением Грегора не меньше Гарри.
- А… а почему ты так считаешь? – спросил он.
- Ситуация изменилась, – ответил Грегор.
Он бросил короткий взгляд исподлобья на Гарри.
- Здесь стало небезопасно.
- О чем ты говоришь? – спросил Чарли. – Как так небезопасно?
- Подождите, - встрял в разговор Гарри. – Мне не нужна никакая безопасность. Я вообще собирался уйти и…
Но Грегор не слушал его.
Он посмотрел на Чарли и, криво усмехнувшись, медленно произнес:
- Тот-кого-нельзя-называть знает, что он, - короткий палец Грегора указал на Поттера. – прячется здесь.
- Я не прячусь… - начал Гарри, но известие о Темном Лорде поразило его.
- Поэтому лучше вам немедленно, немедленно, - Грегор чуть повысил голос, видя, что Гарри собирается еще что-то сказать. – отправиться в Управление. А там можете делать то, что захотите.
Он развернулся и направился к клетке с Норбертом.
Чарли шел следом.
- Откуда Сам-знаешь-кто узнал про Гарри? – говорил он почти обвиняюще. – Уж не от твоих ли друзей-вампиров? Тиль же говорил тебе про Ангиша. Он узнавал, где находится комната Гарри. Может быть, он старался вовсе не для того, о ком мы думали?
Грегор не ответил, а, обогнув клетку, открыл маленькую дверцу сбоку. Дракон в нее, конечно, не прошел бы. Но она предназначалась не для него, а для сопровождающих. Сбоку от основной клетки прилепилась решетчатая комнатка. В ней напротив друг друга стояли скамейки. Сейчас на них сидели Мелисса с Альбертом.
Чарли вопросительно посмотрел на Грегора.
Тот развел руками.
- Неужели ты думаешь, что я оставлю их здесь? – ответил тот. – Я и вас бы с Марком и Крисом не оставил, если бы мог.
Чарли нахмурился.
- Неужели все так серьезно, Грегор?
- Все может быть, – неопределенно ответил тот. – Я свяжусь с Салахом. Может быть, уже завтра к утру. Да, пойдем-ка, мне надо кое-что сказать тебе.
Они отошли в сторону. Гарри лишь успел уловить начало реплики Чарли:
- Это то, о чем ты говорил мне…
- Ну что, ты едешь с нами? – спросила Мелисса. – Отец нам ничего не объяснил. Сказал отправляться к дяде Салаху и все. Ты не знаешь, что стряслось?
Гарри покачал головой.
Но сказать что-либо он не успел.
- Приближается! Приближается! – раздался громкий крик откуда-то сверху. – Сейчас отправляемся.
Гарри поднял голову и увидел, что на дальнем конце клетки на самом верху подвешена еще одна небольшая клетушка. В ней сидел Тиль.
Из-под ладони он всматривался вдаль. Там, в черной норе туннеля появилось мерцающее свечение. Он тянулось под самым потолком и выглядело так, словно кто-то чертил огненную линию.
- Гарри, залезай внутрь. – Чарли уже вернулся и подтолкнул его к клетке.
- Мне незачем ехать туда. Я хочу вернуться в Англию.
Чарли замотал головой.
- В Управлении тебя встретит кое-кто из Ордена Феникса, - сказал он тихо. – Большего я пока сказать не могу.
Подбежал Барри и торопливо забрался в решетчатое помещение.
- Начинаю отсчет, - крикнул Тиль сверху. – Десять, девять…
Гарри вздохнул и шагнул на ступеньку. Чарли захлопнул дверь за ним.
- Счастливой поездки, - крикнул он и побежал прочь.
Гарри видел, как он присоединился к Грегору, Крису и Марку, стоявшим в отдалении. Драконщики наблюдали за отбытием… кстати, что это было за транспортное средство?
- Я бы на твоем месте села, - заметила Мелисса с сомнением глядя, как Гарри стоит, задрав голову, и оглядываясь по сторонам.
В этот момент клетка содрогнулась. Гарри пошатнулся и упал на скамейку.
- Об этом я и говорю, - сказал девушка. – А теперь лучше пристегнись.
Гарри поспешно нащупал что-то похожее на кусок веревки, свисавший со стены, и потянул его.
- Обвяжи вокруг шеи, - предложил Альберт.
- Не вздумай, - предостерегла Мелисса, – вокруг пояса достаточно.
Гарри перекинул веревку через плечо и попытался завязать с другой стороны наподобие ремня безопасности в магловских автомобилях. Стоило ему прикоснуться свободным концом к железному пруту, как веревка ожила. Она вцепилась в решетку, обернулась вокруг нее как лиана и натянулась, сжав Гарри мертвой хваткой.
- Кххх… - захрипел он. – Как ее ослабить?
Мелисса покачала головой.
- До конца поездки она тебя не отпустит. Но ты не расстраивайся. Бывает и хуже.
- … один… ноль. – закричал Тиль. – Поехали!
Все решетчатое сооружение содрогнулось, Норберт недовольно рыкнул, Гарри стукнулся головой о железный прут, и они сдвинулись с места. В памяти Гарри были все еще свежи воспоминания о поездке в глубины банка «Гринготтс», но вскоре он признал, что поездка на гоблинской тележке была легкой прогулкой по сравнению с клеткой для перевозки драконов.
Скорость, с которой они мчались, наверное, превышала сверхзвуковую, так как Гарри не раз замечал, что рев Норберта доносится сзади, тогда как сам дракон находился впереди. Не имея сил размышлять над этим интересным эффектом, Гарри лишь ворочал глазами, оглядывая тоннель. Вскоре он понял, что каким-то образом клетка движется по двум рельсам – верхнему и нижнему. Причем верхний светился во тьме в направлении их движения, а нижний – позади. Гарри обвел взглядом окружающих. Никто не испытывал удовольствия от поездки. Мелисса сидела, закрыв глаза и сжав зубы. Альберта стошнило в самом начале, прямо на Барри Бигера, который теперь с мрачным видом отвернулся от маленького метаморфа и смотрел назад.
Гарри повернул шею и посмотрел на Норберта. Тот лежал, по-собачьи положив голову на передние лапы. Гарри готов был поклясться, что в безжалостных глазах дракона сквозило что-то похожее на страдание.
Что чувствовал Тиль, он даже боялся предположить, потому что клетушка, в которой сидел тот, постоянно раскачивалась и скрежетала. Время от времени тоннель освещали вспышки молний, вспыхивавших где-то впереди. Гарри подумал, что Тиль сильно рискует жизнью.
Клетка была большой для Норберта. Очевидно, в ней можно было перевезти сразу несколько драконов или одного очень большого. Прикинув, каким мог бы быть самый большой дракон, поместившийся в клетку, Гарри почувствовал, что ему становится по-настоящему плохо. Сжав зубы, он приказал себе держаться.
Сколько они ехали, сказать было сложно. Для путешествий по тоннелям Драконьего Заповедника следовало использовать другую систему исчисления времени. По мнению Гарри, прошло не менее месяца, когда клетка несколько замедлила движение.
Через мгновение после этого они выскочили на поверхность. Уже смеркалось, но после тоннеля свет был ослепительно ярким. Гарри заморгал. Сквозь выступившие слезы он видел узкий рельс в небе над собой, и содрогнулся. Настолько шаткой казалась вся конструкция.
Где-то вдалеке раздался гудок. И скорость движения стала резко снижаться. Несколько минут они мчались со скоростью если и не сверхзвукового самолета, то хотя бы гоночного автомобиля. После безумного полета это казалось почти стоянием на месте. Гарри наконец-то смог оторвать голову от стены.
По обеим сторонам дорогу обступали ели. Гарри поднял взгляд на их вершины и увидел двоих волшебников. Те мчались на метлах над ними. Судя по ярко-оранжевым мантиям они, наверное, встречали прибывающие клетки с драконами…
- Ааааа! - Гарри невольно вскрикнул, когда верхний рельс исчез, и вся огромная конструкция, в которой они сидели, подпрыгнула в воздух на высоту трехэтажного дома. Долгое мгновение они летели, сопровождаемые колдунами на метлах, а затем с оглушительным грохотом приземлились. Но останавливаться и не подумали. Над ними снова возник рельс, вырвался целый сноп молний, их осыпало искрами, и клетка покатилась дальше. Гарри подумал, что, наверное, они только что проехали своего рода стрелку на волшебной дороге. Судя по тому, что все чаще их путь пересекали рельсы, пересекавшие небо над ними в самых разных направлениях, они приближались к крупной станции. Может быть, вокзалу. Молясь, чтобы им больше не пришлось пересекать стрелок, Гарри всмотрелся вперед.
Вдали, куда сходилась паутина рельсов, действительно высилось что-то. Но что именно Гарри не мог разобрать, а…
- Ааа! – молитва Гарри услышана не была, и они совершили еще один перелет. Который, правда, был несколько меньше предыдущего.
Колдуны приблизились к передней части клетки, где болтался Тиль. Они взмахнули палочками, и перед клеткой возник огромный красный круг, по виду напоминавший матрас.
Буух!
Клетка разнесла его в клочья, разметав в разные стороны тучи перьев.
Скорость ее движения, однако, заметно снизилась.
Колдуны снова взмахнули палочками. На сей раз клетка смела желтый круг, и Гарри и его спутников окатило фонтанами воды.
Теперь их ужасное транспортное средство неторопливо катилось, но маги все же наколдовали еще один, зеленый, матрас, в который клетка уперлась и со скрипом замерла. Обивка круга в нескольких местах треснула, и наружу посыпались опилки.
Первые несколько минут встать не мог никто. Один из колдунов в оранжевой мантии снизился, оглядел их, удовлетворенно хмыкнул, после чего крикнул хриплым голосом:
- Секция четырнадцать. Разгрузка драконов. Сопровождающим освободить вагон.
- Кто-нибудь, наложите на него заклятие, - прохрипел Барри, пытаясь освободиться от веревки.
Наконец ему удалось подняться на ноги. Он пошатнулся и слабым пинком распахнул дверь.
- Не задерживайтесь, - сказал колдун, по-прежнему висевший рядом, - На подходе тройной экспресс с перуанскими ядозубами. Они к тому же опережают расписание.
Барри оперся на решетку и погрозил ему палочкой.
- Без шуток, - заметил колдун. – Все равно это не пробить никаким заклятием.
Он похлопал себя по груди, и Гарри увидел, что под мантией на нем костюм из блестящей черной кожи.
Барри Бигер тем временем уже пришел в себя и помог отвязаться детям Грегора. Гарри смог освободиться, прижав кончик палочки к веревке, и прошептав:
- Диффиндо!
Шатаясь, они друг за другом выбрались наружу.
- И головного своего забрать не забудьте, - проворчал волшебник, указывая на клетушку.
Все подняли голову и увидели бледного как мел Тиля. Тот сидел, свесив ноги между прутьями, смотрел на них, но пошевелиться не мог.
- Зачем ему там надо было сидеть? – спросил Гарри, с усилием заставляя губы шевелиться.
- Кто-то ведь должен управлять транспортером, - пробормотала Мелисса.
- Чем управлять? – не сразу сообразил Гарри. – Что? Ты хочешь сказать, что это… эта колымага… ею еще кто-то управлял?
Мелисса пожала плечами. Ее загорелое лицо по-прежнему имело слегка зеленоватый оттенок.
- Не кто-то, а Тиль, - ответила она. - Вообще-то, обычно транспортер ездит гораздо медленнее. Видимо, Тиль получил такие указания…
Тут ее качнуло, и она схватилась за плечо Гарри.
- Все же, думаю, не стоило так гнать. – пробормотала она, садясь на корточки.
Гарри подумал, что сам не отказался бы присесть, но колдун в оранжевой мантии уже помог Барри выгрузить Тиля, и погнал всех прочь.
Издалека уже доносился грохот приближающегося состава.
- Скорее, скорее, - кричал он им. – На платформе не должно быть никого посторонних…
Он махнул палочкой, и матрас, удерживавший транспортер с Норбертом, исчез. Еще взмах, и клетка неспешно покатила прочь.
Все пятеро, поддерживая Тиля, еле переставлявшего ноги, выбрались за пределы платформы. Ажурные дверцы ограды сомкнулись за ними. И в ту же минуту три транспортера, сцепленные друг с другом, весело выкатились на путь, ткнулись в натянутую сетку, похожую на волейбольную, и замерли. В клетках копошились Перуанские ядозубы.
Волшебник, который управлял этим поездом, отворил дверцу кабинки и легко спустился. Он протянул какие-то бумаги колдуну в оранжевой мантии и направился к пассажирскому отделению.
- Вообще-то, это должно выглядеть примерно так, - выдохнула Мелисса.
За платформой сразу же начинался обыкновенный лес.
Они прошли по лесной дорожке и оказались на большой поляне, где их ждал автомобиль. Обычный магловский автомобиль. Ну, конечно, внутри салон его был намного больше, чем могло показаться снаружи, а в кресле водителя сидел гном, но все же при виде такого привычного транспорта Гарри не смог сдержать вздох облегчения.
А то, что лимузин без всяких проблем ехал по лесу, ловко объезжая пни и подныривая под поваленные стволы, и даже несколько раз подлетал в воздух, когда валежник становился непроходимым, даже вызывало умиление.
После короткой поездки по лесу автомобиль выбрался на открытое пространство, взобрался на пригорок и…
- Это – Дракон-сити, - сказал Мелисса, увидев, как у Гарри открылся рот.
В долине, окруженной со всех сторон холмами, располагался целый город. Они находились еще далеко от него, так что Гарри разобрал, что улицы расходятся от центра поселения в разные стороны, образуя равные углы. Таким образом, Дракон-сити был разделен на шесть одинаковых частей.
- По числу континентов, - пояснила Мелисса. – У каждого свой сектор. Она указала пальцем на один из кусков городского пирога. – Вон тот - евразийский. Высокий замок принадлежит англичанам.
Гарри прилип к окну, разглядывая удивительный город. Посмотреть в самом деле было на что. Здания в каждом из шести секторов строились в соответствии с архитектурой, характерной для своей части света. Более того, каждый сектор делился на подсектора, выделенные для отдельных стран, что тоже сказывалось на виде зданий строений.
Когда они проезжали мимо китайского представительства, представлявшего собой многоэтажную пагоду, Гарри увидел двух волшебников, тащивших клетку с маленьким драконом. Это был, естественно, Огненный Шар. Он постоянно пытался укусить их через прутья. Гарри вспомнил, как было непросто носить Норберта, и посочувствовал беднягам.
После безлюдья, царившем на Западном участке, суматоха Дракон-сити поразила Гарри. Здесь было очень много волшебников.
В мантиях и костюмах разных наций они спешили взад и вперед, летали на метлах и коврах-самолетах. Гарри с удивлением заметил, как одна старая колдунья пролетела в большом котле. При этом она отталкивалась длинным шестом от земли.
- А мы куда едем? – спросил Гарри.
- В Управление.
Мелисса указала на величественное белое здание с колоннами, показавшееся вдалеке. Улица, по которой они ехали, вела прямо к нему. Подъехав ближе, Гарри увидел, что здание находится в середине широкой круглой площади. К ней сходились все шесть улиц города.
- Город волшебников, - произнес Гарри. – Я и не знал, что здесь целый город…
- Иначе нельзя, - заметил Тиль, который по-прежнему выглядел слабым, но уже обрел способность говорить. – Не все волшебники согласны жить под землей годами. Поэтому и построили Дракон-сити.
Лимузин затормозил на стоянке на площади.
Они выбрались наружу, и тут же к ним подбежал волшебник с палочкой в руке. Не дав им опомниться, он обмахнул каждого из них палочкой, пробормотав что-то себе под нос. А затем умчался.
- Досмотр, - ответил Тиль на вопросительный взгляд Гарри. – С тех пор Как-сам-знаешь-кто вернулся, здесь усилены меры безопасности.
Пока они добрались до дверей Управления их досматривали еще раза три. Один раз пришлось даже вывернуть карманы.
- Неужели они думают, что Волан-де-Морт не сможет обмануть любой заслон? – поинтересовался Гарри.
- На самом деле не думают, - заметил Тиль, - Поэтому и боятся.
Они вошли в вестибюль.
Белый мрамор; коричневый, гладкий как зеркало, паркет; и скульптуры драконов повсюду.
В центре зала Гарри увидел уже знакомую трехголовую статую.
- Что это за дракон? – спросил он Мелиссу. – Я что-то не припомню, что бы нам в школе рассказывали о таком.
- Нам тоже не рассказывали, - ответила она. – Потому что это просто сказка. Легенда.
- Что за легенда? – после истории с Тайной комнатой Гарри научился относиться с уважением к преданиям.
Мелисса ответить не успела. Они как раз подошли к лифтам. Ближайший к ним распахнул двери.
- Добро пожаловать, - прозвучал приятный женский голос. – Вам какой этаж?
- Пятый, - ответил Барри Бигер, входя первым.
- Простите, - сказал лифт, причем в его (ее?) тоне прозвучало легкое раздражение. – Не могли бы вы уточнить: плюс пятый или минус пятый.
- Конечно, плюс пятый, - сказал Бигер. – Разве у нас есть допуск к подземным уровням?
Лифт фыркнула, и Гарри подумал, что если бы у нее были губы, то она бы поджала их.
Но, похоже, средство передвижения было не из обидчивых.
- А вы откуда? – спросила она уже в следующую секунду.
Барри и Тиль молчали, Мелисса и Альберт дремали, прислонившись к стенке. Поэтому ответил Гарри:
- С Западного участка.
- Правда? – воскликнул лифт. – Тогда вы должны знать моего брата. Он работает у вас. Как он там? Ведь он совсем один, бедняга. У нас тут есть хоть с кем поговорить после смены… Второй этаж. Ну, что с ним? Как он? Он ведь такой любитель поговорить…
- Это у него семейное, - заметил хмуро Бигер. – Можно побыстрее? У нас назначена встреча с директором.
- Мы едем с максимально допустимой скоростью, - заметила сестра их лифта. – По правилам безопасной эксплуатации…
Бигер заткнул уши.
Видя, что никто из волшебников не хочет говорить с лифтом, Гарри решил проявить чуть-чуть деликатности.
- А как вас зовут? – спросил он, подняв голову.
- О, как мило, что ты спросил, - обрадовалась лифт. – Мой номер написан над дверцами.
Гарри посмотрел туда.
Золоченная надпись на белой поверхности гласила: ВЛ-ПЗК-73.
- Волшебный Лифт Повышенной Защиты и Комфорта номер Семьдесят Три, - расшифровала лифт. – Но мои друзья зовут меня Полли.
- Очень приятно, - ответил Гарри.
Он помолчал, не зная, о чем говорить дальше. Но для Полли не существовало такой проблемы.
- Я не получала от брата никаких новостей с тех пор, как мы расстались, - защебетала она. – Третий этаж… С Западного участка вообще никаких новостей. Я знаю, что там работает мало волшебников, но чтобы за эти годы ни один не воспользовался лифтом! Я имею в виду здесь. Приходится получать новости из десятых рук… Четвертый этаж… Вот, сейчас перед вами я везла двух волшебников из отряда антимагловских заслонов, так один сказал, что на ваш лагерь напали. Но что, спрашивается, могут знать в отряде антимагл…
- Напали?! – в один голос спросили Гарри и Мелисса.
Барри с Тилем переглянулись.
- Так я и говорю – напали, - подтвердила Полли. - А вы разве не знаете? Или это была сплетня? Такое часто случается. Кто-нибудь сболтнет… Пятый этаж. Счастливого дня.
- О чем это она говорила? – спросил Гарри Тиля, когда они вышли на площадку. – Из-за этого Грегор отправил нас сюда? Кто должен был напасть на нас? Волан-де-Морт?
Тот открыл было рот, но увидел, что Полли не задвинула дверцы, а стоит на месте, очевидно, желая послушать, о чем они будут говорить. Они отошли подальше, после чего Тиль негромко произнес:
- Я не знаю, но Грегор выглядел очень встревоженным. Видимо, кто-то сообщил ему о нападении заранее. Но он срауз вызвал подкрепление, так что все должно быть в порядке.
- Господа беженцы? – донесся до них гнусавый голос.
Они повернулись и увидел гнома, похожего на их недавнего водителя. Разве что этот был толще.
- Нет, - ответил Барри. – Мы с Западного участка.
- Ага, - только и произнес гном.
Он поднес к глазам бумажку и прочитал.
- Гарри Поттера, Барри Бигера и Тиля Левенштайна ждут в приемной, а… - он сделал паузу, пытаясь разобрать слова, - мою маленькую крестницу и ее братика следует отвести в гостевые комнаты.
- Я не твоя маленькая крестница, - надменно заметила Мелисса.
- А я не братик. – заметил Альберт.
- Тут так написано, - возразил гном. – Короче, трое - дальше по коридору, а вы, - он показал на детей Грегора, - дуйте за мной. Малышам туда нельзя.
Гарри заметил, как Мелисса закусила губу.
- Каким это еще малышам?! – воскликнул Альберт. – Я, между прочим, настоящий вампир. Сейчас покажу.
Оставив их препираться с гномом, которого преображение Альберта совершенно не поразило, Гарри пошел следом за Тилем и Барри.
Дойдя до конца коридора, они остановились перед высоченными дверями.
Гарри прочитал табличку.
«Директор Драконьего Румынского Заповедника».
Ниже хитрой вязью было подписано:
Салах Шах-баба, Кавалер Ордена Магического Сотрудничества.
Барри Бигер, шедший первым, толкнул дверь и они вошли.
Ведьма в желтой мантии поднялась им навстречу.
- Цель визита? – осведомилась она, глядя на них поверх очков.
- Мы с Западного участка. Мистер Шах-баба предупрежден… - сказал Бигер.
- Ага… - кивнул ведьма. – Первые беженцы.
- Беженцы? – Барри с Тилем переглянулись.
Ведьма тем временем коснулась палочкой стены, и в той появилось небольшое окно. Гарри увидел, что за стеной сидит волшебник в феске. Он что-то писал, наклонив голову. Не поднимая головы, он спросил:
- В чем дело, Везувия?
- К вам беженцы с Западного участка.
- Мы не беженцы, - решительно объявил Барри. – Мы сопровождали дракона.
Везувия приподняла брови.
- Правда? А мне говорили, что вы так мчались, что чуть весь вокзал насквозь не проскочили.
- Ээ… этого требовали обстоятельства, - сказал Тиль.
- Ну, я так и говорю, - сказала секретарь. – Обстоятельства заставили вас бежать.
- Мы не… - снова начал Барри.
- Давайте заходите, - скомандовал Салах из кабинета. – Беженцы – не беженцы, нам сейчас не до этого.
Компания вошла в просторную комнату. Салах сидел за широким столом. Стены кабинета представляли собой постоянно меняющиеся картины, изображавшие сцены из жизни драконов.
На одной из панелей огромный украинский железнобрюх мчался за волшебником, восседающем на метле и отчаянно пытающемся спастись. Но, видимо, с его метлой были какие-то неполадки. Она летела низко и царапала прутьями землю. Дракон уже вытянул шею и разинул пасть, собираясь схватить несчастного.
Но прежде чем зубы сомкнулись, прямо из воздуха перед мордой дракона возникли двое колдунов с палочками наизготовку.
- Конъюктивитус! – вскричали они тоненькими голосами, и дракон отступил, мотая головой и ревя от ярости. Спасенный волшебник, однако, не захотел броситься своим избавителям на шею, а продолжал подгонять метлу. Колдуны развернулись и погнались за ним.
- Ловят Григория Грязнорукого, - пояснил Салах, тоже смотревший на экран. – Знаменитого вора и фальшивомонетчика. Тогда его так и не поймали. В последний момент он исчез. Говорят, так было изобретено трансгрессирование. Но для нас этот случай интересен прежде всего тем, что показывает способ борьбы с драконом.
Украинский железнобрюх на стене проморгался и обвел комнату злобным взором.
Салах взмахнул палочкой, и картинки на стенах замерли.
Единственным предметами мебели, кроме директорского стола и кресла, были диванчики для посетителей и камин.
- Привет, Гарри, – сказал директор заповедника. – Привет, Тиль, Барри. Присаживайтесь.
Гарри последовал совету и сел на мягкий диван.
Салах кивнул в сторону камина.
- Грегор к нам сейчас присоединится. Даст полный отчет о том, что произошло. Ну, а вы как добрались? С ветерком? – Он подмигнул Гарри, - Мы как-то раз с Грегором проверяли, какую скорость можно выжать из транспортера. Насколько я знаю, это был единственный случай аварии за всю историю подземных тоннелей. – заметил он, смеясь от души.
Бигер издал что-то вроде фырканья, но Салах ничего не заметил.
- Да, с Грегором мы чего только не устраивали… - начал директор, сдвигая феску на затылок. – Чарли ведь рассказывал тебе, Гарри, что я придумал способ жарить говорящую картошку на драконьем огне? Так вот, однажды…
В этот момент из недр камина донесся нарастающий свист.
Все повернулись к нему.
В камине возникла вращающаяся фигура, а через мгновение на ковер шагнул Грегор Рэшли.
- Сейчас прибудут Чарли и остальные, - сказал он.
Затем довольно холодно кивнул Салаху, на что тот тоже как-то отстраненно наклонил голову. Грегор сел в дальний конец комнаты.
На какое-то время воцарилось напряженное молчание.
Гарри понял, что между Грегором и Салахом существуют какие-то трения, несмотря на их прежние проделки.
К счастью тишина продлилась недолго.
Один за другим из камина появились Чарли Уизли, незнакомый Гарри чернобородый волшебник и… Тонкс.
- Добрый день еще раз, господин директор. Привет, Гарри, – сказала она, отряхивая пепел с мантии. - Я привезла твои вещи.
Гарри тупо посмотрел на рюкзак, стоявший у ее ног, и моргнул.
- А…
- Чарли сообщил мне, что ты отбыл в большой спешке.
Она села рядом с ним и добавила, наклонившись к самому уху:
- У меня есть еще кое-какие новости, но об этом позже.
- Ну, задал ты нам задачу, Салах, - сказал бородач. – Давненько не сражались мы с Пожирателями смерти.
- А, так значит, это действительно были они, - сказал директор заповедника, сразу оживляясь. – Сколько их было, Роб?
- Человек десять, - ответил тот. – Вот Грегор должен лучше знать. Мы ведь чуть позже там появились. Уже после начала атаки. А, Грегор?
- Да, - кивнул тот, смотря под ноги. – Пожалуй, ты прав, Роберт. Десяток, где-то так.
- А… - начал Салах, - А он сам там был?
- Кто? – бородатый Роберт посмотрел на него. – А, понял. Нет, Того-Кого-Нельзя-Называть там не было. Они, конечно, все в черных плащах были и лица прятали под капюшонами, но, сам знаешь, если бы он там был… Короче, мы этих прогнали очень быстро. Не думаю, что с Темным Лордом это было бы так легко… Из наших никто не пострадал.
- Чего они хотели? – спросил Салах. – Удалось вам кого-нибудь захватить в плен.
Роберт посмотрел на Грегора, но тот упрямо разглядывал пол.
- Нет, - сказал он. – Они, как увидели, что ничего у них не выходит, так сразу начали трансгрессировать. Защиту от трансгрессии мы установить еще не успели, так что ушли они… Мерлин их знает, чего им надо было.
Салах потер лоб, и, помолчав, спросил:
- А ты, Грегор, что скажешь? Есть какие-нибудь догадки? Они пытались захватить Гарри Поттера, как мы и думали?
Грегор шумно вздохнул, зашаркал ногами, посмотрел искоса на Гарри и произнес:
- Не знаю. Вряд ли.
- Что ты имеешь в виду?
- Они проникли на склад. Оттуда до уровня, где находится комната Гарри, слишком далеко. Есть и более короткие пути в жилой уровень.
- Они не знали, где искать, - предположил Салах.
- А, я вспомнил, - громко произнес, подняв руку, Роберт, - Они ведь пытались забрать с собой какие-то ящики. Двое, помню, когда мы уже начали теснить всю их компанию, стали срывать крышки и заглядывать внутрь. Может, им нужны были яйца?
Грегор покачал головой.
- Я осмотрел те ящики. Это был корм для драконов. Да и вообще, зачем Пожирателям смерти драконьи яйца? При желании их можно достать.
- Но за какую цену! – заметил Роберт. – А тут бесплатно, какие хочешь.
- Да зачем им яйца?! - взорвался Грегор, все еще избегая встречаться взглядом с Салахом. – Драконов разводить, что ли?
- Может для заклинаний каких! – развел руками бородач. – Кто их знает, темных магов.
- Так-так, - побарабанил Салах пальцами по столу. – Ясно… А что нам скажет гостья из Лондона? Что думает по этому поводу ваше Министерство?
Гарри с изумлением посмотрел на Тонкс.
Она что, здесь с официальным поручением? Как мракоборец?
Девушка, ничуть не смущаясь, ответила:
- Министерство считает, что опыты по приручению драконов следует приостановить, а драконов перевести в безопасное место.
- Значит, Скримджер тоже считает, что… - Салах не договорил, а по взгляду, который он бросил на Гарри, тот понял, что мнение Руфуса Скримджера не предназначается для его ушей.
- Если бы спросили меня, - заговорил Барри Бигер, сидевший до этого тихо, – то я бы сказал, что это неправильный шаг. Тот-Кого-Нельзя-Называть не может помешать нашим исследованиям. Необходимо только усилить охрану. Не забывайте, что драконы тоже при необходимости могут защищать лагерь.
- Думаете, я не понимаю, что значит прервать исследования? – проговорил Салах. – Уже несколько лет мы работаем над этим, а теперь приезжают какие-то бюрократы и из-за глупого слуха о Хозяине драконов… - тут он осекся и как-то преувеличенно бодро произнес: - Да у меня и негде разместить ваших драконов. У вас же их пять штук. Можно, конечно, выпустить в подземелье, но как им потом искать там?
В этот момент в стене, прямо на месте головы застывшего украинского железнобрюха, открылось окошко, и все присутствующие увидели Везувию, одарившую их дежурной улыбкой.
- Господин директор, - сказала она. – К вам делегация из Германии. Министр магии Берг и трое сопровождающих.
Салах схватился за голову.
- Сто драконов и одна ведьма! Они знают, какой час? – вскричал он. – О, как мне надоели эти бесконечные визиты, делегации, позиции, советы… Каждый хочет перетянуть одеяло на себя. Сейчас будут выяснять, что это я задумал с переводом драконов. И зачем только я стал директором?
Он сжал кулаки, опустил голову, а потом произнес негромко:
- Ладно, отложим решение вопроса до завтра. Все равно для принятия такого решения потребуется голосование. Завтра у нас будет общее собрание… хм… почему бы не решить все там? Мисс Тонкс, вы сможете представить результаты вашего… хм… наблюдения его участникам, а пока…
Он встал, и все поднялись.
- Роберт, ты останься. Неужели ты хочешь оставить меня одного с этими немцами? Гарри, Везувия покажет тебе твою комнату.
Он уже одной рукой поправлял феску, а другой медаль на груди, готовый встретить иностранцев.
Гарри взял рюкзак и вышел в приемную. Он не был уверен, что собирается смотреть свою комнату. Ему хотелось поговорить с Тонкс. И Чарли.
Но Чарли, также как и Грегор, Тиль и Барри, направился к камину, очевидно, собираясь вернуться в лагерь. Он лишь помахал Гарри на прощание и взглядом указал на Тонкс, как бы говоря, что та все ему разъяснит.
Но Тонкс не пожелала удовлетворить его любопытство немедленно, а сказала, что зайдет к нему через полчаса. Пока у нее были какие-то дела в Управлении.
Так что Гарри пришлось отправиться в гостевую комнату в сопровождении особо наглого гнома, которому Везувия передала полномочия, и дожидаться Тонкс там.
Лежа на кровати, Гарри пытался сопоставить вместе события, происшедшие в последние дни. Сколько всего произошло. Темный Лорд, Дракула, драконы, директор заповедника… Все кружилось в голове, так что вскоре Гарри оставил попытки разгадать головоломку, и неожиданно для себя провалился в сон.

- Гарри, ты будешь ужинать?
- Миссис Уизли, можно я еще немного… - пробормотал он, ворочаясь.
- Гарри, я вижу, что тебе необходим сон, но, к сожалению, у меня нет времени ждать его окончания.
- Тонкс? – Гарри поднял голову и поправил очки. – А, я заснул…
- Неудивительно, - заметила Тонкс. – Ты выглядел очень усталым там, в кабинете. Подкрепись пока вот этими кексами и соком.
- Я не хочу, - сказал Гарри, но все-таки взял один котлокекс, откусил кусочек, и не успел опомниться, как съел его в один присест, и потянулся за другим.
- Отлично, - засмеялась Тонкс. – Аппетит настоящего драконщика. Чарли сказал мне, что вы не успели поужинать.
Гарри посмотрел на нее.
- Про какое задание Ордена ты говорила? – спросил он.
Тонкс поднесла палец к губам и вынула из кармана небольшой кристалл. Она поставила его на столик и коснулась волшебной палочкой.
- Чтобы не подслушали, - сказала она. – В общем, Гарри, дело вот в чем. Понимаешь, сразу скажу, что тебя никто не принуждает. Если тебе не понравится это задание, ты можешь отказаться. Никто не будет тебя…
- Тонкс, - сказал Гарри. – Говори прямо.
Та вздохнула и опустила глаза. Гарри отметил, что она по-прежнему выглядит усталой и болезненной.
- Орден думает, - проговорила она. – что сотрудничество с Дракулой вполне возможно.
Гарри помолчал, ожидая продолжения, но оно не последовало.
Тогда он спросил:
- Зачем? Чтобы прочитать мысли Волан-де-Морта? Это Чарли вам рассказал?
Девушка покачала головой.
- Граф Цепеш вышел на нас сам. Он предложил сделку. И гарантии того, что ты не пострадаешь.
Гарри задумчиво пожевал кекс.
- Чарли говорит, что вампирам нельзя верить. Не знаю, чего добивается Дракула… Здесь происходят какие-то игры… - Он приложил ладонь ко лбу и сморщился словно от боли. – Что бы посоветовал Дамблдор?
Что бы посоветовал Дамблдор… Гарри внезапно понял, что этот вопрос будет преследовать его еще очень долго, если не всегда. Не будет больше рядом мудрого учителя, советчика, друга…
Тонкс, видимо, поняла его чувства. Она погладила его по плечу.
- Мне самой не нравится эта идея. Я думаю, тебе следует отказаться.
Но Гарри не слушал.
- Орден хочет узнать планы Волан-де-Морта, так? – спросил он.
- Да, но…
- Дракула говорит, что хочет того же… - продолжал Гарри, говоря как бы сам с собой. – Получается, что у нас общие интересы… А что думает Орден про возможности Дракулы? По силам ли ему вломиться в разум Волан-де-Морта?
- Некоторые волшебники считают, что это возможно. - сказала Тонкс. – Вампиры обладают высокими психическими возможностями. Ну, знаешь, гипноз, внушение… Так что Дракула, который к тому же был сильным волшебником при жизни, вполне мог найти способ…
- Он был сильным волшебником?
- Макгонагалл так сказала.
Гарри задумался.
Что если Дракула действительно сможет проникнуть в мысли Темного Лорда?
Гарри может заключить с ним тайную сделку, о которой не обязательно ставить Орден в известность. Вдруг Дракула сможет узнать, где Волан-де-Морт спрятал крестражи?
Мгновение он сидел, замерев от такой мысли, а затем произнес:
- Я согласен.

Глава 8. Воин-Дракон


Сказать просто, сделать сложнее.
Тонкс заявила, что подготовкой встречи Гарри с Дракулой займется Орден.
- Не думаешь же ты, что мы отпустим тебя одного? – сказала она.
Вообще, Гарри заметил, что после того, как он согласился, Тонкс стала еще мрачнее. Она и до этого выглядела расстроенной. Ее волосы были серого оттенка, а под глазами виднелись круги. Он решил, что как-то связано с Люпиным. Тонкс не отговаривала Гарри, но он видел, что она против этой затеи.
Впрочем, желание узнать, кто решил согласиться на предложение Дракулы, не сильно занимало Гарри. Он по-прежнему не являлся членом Ордена Феникса, поэтому не мог выдать его тайны. Он боялся лишь того, что Волан-де-Морт может каким-то образом проникнуть в его мысли. Если Темны Лорд узнает, что Гарри известно о крестражах… Однако граф Дракула утверждал, что Темный Лорд не заметит их вмешательства.
- Когда? – спросил Гарри. – Где?
- Пока не знаю, - ответила Тонкс. – Когда все будет готово. Тебя будут сопровождать несколько мракоборцев. Грозный Глаз Грюм прекрасно знает, как обращаться с вампирами. Так что, надеюсь, никакой опасности не будет…
Последние слова она произнесла с сомнением, которое даже не попыталась скрыть.
Вскоре Тонкс сослалась на неотложные дела и ушла. Наблюдения, о которых говорил Салах, она осуществляла по заданию Министерства Магии.
- Я ведь работаю на Министерство, - сказала она. – Не забыл? Так что в присутствии Руфуса Скримджера, пожалуйста, не показывай, что мы знакомы, хорошо. Наш министр что-то задумал. Последние несколько дней отправляю ему донесения дважды в сутки.
О чем сообщала Тонкс Скримджеру, Гарри спросить не успел. Тонкс поднялась и, ссутулив плечи, вышла.
Гарри некоторое время глядел в потолок, размышляя о том, как изменились его планы. Несколько дней назад он планировал найти укромное место, где бы разработал план по поиску крестражей… Но Если что он мог придумать? У него не было почти ни одной стоящей зацепки.
А теперь он оказался в самом центре событий. Зачем-то здесь в одно время оказались Темный Лорд, Дракула, Министерство…
- Что же их всех интересует, - пробормотал он. – Попробовать выяснить?
Затем его глаза закрылись, и Гарри медленно провалился в сон, словно в прорубь…
Утром его разбудила Тонкс.
Вид у нее был такой измученный, словно она совершенно не спала ночью.
- Гарри, - сказала девушка, вытаскивая кристалл против подслушиваний, – Сегодня у меня в Лондоне будет встреча с людьми из Ордена. Они сообщат, что им удалось придумать. А вечером мы встретимся с тобой, и я… - Она зевнула. – В общем, до вечера ничего не предпринимай. И из здания лучше не выходи. Здесь меры безопасности не хуже, чем в Хогвартсе. Трансгрессировать можно только в пределах здания. А снаружи сюда никто… ох… не сможет… Ладно, я отправляюсь в каминную…
Она встала, крутнулась на месте, и исчезла с негромким хлопком.
Гарри мгновение смотрел на квадрат паркета, на котором она только что стояла, а потом закрыл глаза. Можно было еще вздремнуть. После вчерашнее гонки на транспортере… Но тут он услышал еще один хлопок. Он открыл глаза, но никого не увидел.
Хлоп. Хлоп. Хлоп-хлоп-хлоп. Хлоп!
Гарри сел на кровати и огляделся.
За окном сидела белоснежная сова и стучала клювом в стекло.
- Букля! – воскликнул он и, путаясь в одеяле, бросился открывать окно.
Письмо могло быть только от Рона и Гермионы. Или… его сердце дрогнуло… от Джинни?
Он распахнул створки и впустил в комнату свежий утренний ветер. Следом на подоконник прыгнула Букля и протянула лапку с привязанным письмом. Вид у нее был недовольный.
- Ну, не сердись, не сердись, - сказал Гарри, пытаясь погладить птицу. Та сердито щелкнула клювом. – Я бы все равно не оставил тебя там.
Дрожащими руками он развернул кусочек пергамента.
Тот был пустым.
Что такое? Гарри перевернул его и оглядел с обеих сторон. Посмотрел на просвет. Ничего.
Он нахмурился и посмотрел на Буклю. Та издала звук, очень напоминавший усмешку.
- Что это за письмо? – спросил Гарри. – От кого оно? Постой… - Его осенило. – Наверное, его заколдовали особым образом. Чтобы нельзя было прочесть, если письмо перехватят. Да, Букля?
Та одобрительно ухнула и перелетела на стол, где принялась угощаться остатками печенья. Потом она вспорхнула на шкаф и задремала.
Но Гарри не следил за ее перемещениями. Все его внимание обратилось на письмо. Каким-то образом надо было заставить его открыть написанный текст. Гарри коснулся пергамента палочкой, произнес несколько известных ему проявляющих заклятий, но ничего не добился. Он даже прибег к чарам, которыми Снегг некогда пытался открыть тайну Карты Мародеров.
- Поведай свой секрет! Откройся мне! – сказал он, постукивая концом палочки по письму.
Но на нем не появились даже оскорбления. Честное слово, Гарри был бы рад и им. Он чувствовал себя неловко из-за того, что ушел втайне от друзей. Поэтому предполагал, что найдет в письме упреки. Рон будет злиться из-за того, что Гарри ничего ему не сказал; Гермиона будет предупреждать об опасностях и уговаривать вернуться в Нору…
Но пергамент был пуст.
Гарри на мгновение подумал, что, может быть, друзья обиделись на него. Да так, что решили отправить ему пустой лист. Дескать, им нечего сказать ему. Но тут же отогнал эту мысль. Они не могли так поступить. Они могут злиться на него, но должны прекрасно понимать, что заставило его уйти.
Как же открыть тайну письма? Несомненно, это была идея Гермионы. Если бы это придумал Рон, тогда, подумал Гарри, достаточно было бы произнести «Пушки Педдл», и все. Дело было бы в шляпе. На всякий случай он попробовал этот вариант, но ничего не произошло.
Гарри положил письмо перед собой и подпер голову рукой.
Наверное, каким-то образом нужно убедить листок в том, что он попал в правильные руки.
- Это я - Гарри Поттер, - выкрикнул он, обращаясь к бумаге. – Слышишь, ты?
Дверь заскрипела и открылась. В комнату заглянула Мелисса Рэшли.
- Альберт не у тебя? – спросила она, осматривая комнату. – Я слышала, что ты на кого-то кричишь… Ты один?
- Эээ… - сказал Гарри. – Нуу… Вообще-то не совсем. Здесь еще моя сова, Букля.
- Понятно, - кивнула Мелисса. – Это с ней ты говорил.
- Да. То есть, нет. Я так, тренировался…
- Я понимаю, - засмеялась девушка. – Мне послышалось, что ты кричишь: «Это я, Гарри Поттер!» Правильно, сов надо держать в узде. Иногда они забывают имена хозяев.
- Да нет, - махнул рукой Гарри. – Дело не в этом.
Он посмотрел на письмо. Может, Мелисса что-то знает о таких посланиях?
- Букля принесла письмо, но на нем ничего нет. Я думаю, что оно заколдовано. Ну, чтобы нельзя было прочесть, если перехватят. Только вот я тоже не знаю способа заставить его заговорить.
Мелисса села на диванчик, взяла письмо и понюхала его.
- Пахнет змеиной мятой… Запах слабый. Так… еще, кажется, паучий шалфей… Думаю, это заклятие дружбы.
- Что? – тупо спросил Гарри.
- Заклятие дружбы, - повторила Мелисса. – Я читала об этом. Редко используется, так как для этого адресаты должны быть настоящими друзьями. И даже больше. Такое встречается нечасто. Я тебе завидую. Если заклятие удалось, то это значит, что у тебя есть друг, готовый пожертвовать для тебя своей жизнью.
Гарри почувствовал комок в горле.
- И как… - сиплым голосом произнес он. – Как я смогу прочитать его.
Мелисса вздохнула.
- Ну, я уже точно не помню. Мне так и не удалось создать его… Кажется, для запечатывания письма тот, кто отправляет, задает своему другу какой-нибудь вопрос. А тот должен догадаться, о чем его могли спросить.
- Вопрос?
- Это может быть все, что угодно, - пояснила Мелисса. – Не обязательно прямой вопрос. Что-нибудь, о чем вы говорили в последнее время. Подумай, что бы первым делом сказал твой друг, если бы оказался здесь?
Он встала и подошла к шкафу.
- Красивая у тебя сова, - сказала девушка. – Пойду искать Альберта. Он опять утащил Каркара. А тот еще не отошел от путешествия. Отец прислал сегодня наши вещи транспортером.
Хлопнула дверь, и Гарри остался сидеть перед пергаментом.
Что же ему сказать? О чем бы его спросила Гермиона, если бы оказалась сейчас здесь.
Внезапно его посетила догадка.
Он коснулся кончиком палочки листа и произнес:
- Гермиона, ты здесь?
Тут же на листком появилось небольшое золотистое облачко. Мгновение оно клубилось, а потом на одной его стороне проступили черты лица Гермионы.
- О… - произнес Гарри. – Гермиона, о чем ты хотела меня спросить?
Но призрак его подруги лишь загадочно улыбался и ничего не произносил.
Гарри наморщил лоб, а потом еще раз ткнул пергамент и произнес:
- А ты, Рон, тоже здесь?
Облачко стало вращаться, и на его противоположной стороне проявилось лицо Рона Уизли.
- Так… - Гарри потер ладони. – Так-так-так. Рон, Гермиона, вы, наверное, думаете, что я в опасности? Со мной все в порядке. Не волнуйтесь. Я… - он оглянулся. – Я напишу вам ответ с Буклей.
Призрачные лица загадочно улыбались.
- Может, вы хотите знать, где сейчас Волан-де-Морт? – шепотом произнес он. – Он где-то поблизости. Но я пока не знаю, что он замышляет.
Ничего.
Гарри встал, прошелся по комнате, выглянул в окно и вернулся на кровать. От этого идей в голове не прибавилось.
- Рон, Гермиона, - сказал он. – Я, конечно, самая большая задница в мире, раз бросил вас, не оставив даже записки… Мне очень жаль.
И тут лица его друзей осветились улыбками.
- Я знал, что он это скажет, - произнес Рон. – Гарри, это была моя идея насчет задницы…
- Рон, перестань, - сказала Гермиона. – Мы загадали, что ты извинишься перед нами.
- Хотя тебе не в чем извиняться, - заметил Рон.
- Да, в самом деле, - сказала призрачная Гермиона и стала таять в воздухе.
- Пока, дружище… - пробормотал Рон, и исчез.
Гарри почувствовал, как слезы жгут глаза. Он опустил взгляд и увидел, что на пергаменте появился текст.
Он сразу узнал ровный почерк Гермионы.

Гарри!
Жаль, что ты все-таки ушел, не сказав нам ничего.
Надеюсь, у тебя все в порядке. Люпин сказал, что мы можем отправить письмо с Буклей. Он очень истощен и постоянно где-то пропадает. Надеюсь, что он не шпионит снова за оборотнями. У нас все спокойно. Нападений и убийств происходит очень мало. Мне кажется, Сам-Знаешь-Кто что-то задумал, и это просто затишье перед бурей. Где ты? Сообщать в письме это не стоит, но, может, ты найдешь способ связаться с нами?
Гарри, мы ведь сказали, что пойдем с тобой.
Даже если ты решишь не возвращаться в Хогвартс, мы останемся с тобой.
Г.Г.
Гарри, перестань валять дурака и сообщи, где ты сейчас находишься. А то ни родители, ни Чарли не хотят выдавать тайну. Говорят, что не знают. Но мы-то понимаем, что это как-то связано с делами О.Ф. Правда, нам ничего не говорят. Не ясно, будет ли работать Хогвартс в этом году. Как тебе понравилось заклятие Гермионы, которое она наложила на письмо?
Р.У.

P.S.
Билл с Флер отправились в свадебное путешествие. С Биллом пока все в порядке.
Гарри, обязательно напиши нам.
Г.Г. и Р.У.

Гарри перечитал письмо еще несколько раз, аккуратно сложил и спрятал в карман. Ничего особых новостей в нем не было, но настроение Гарри поднялось. Сразу вернулось ощущение того счастья, которым были наполнены дни в Норе. Он даже на мгновение задумался, не сообщить ли на самом деле друзьям где он. Но тутже отогнал эти мысли. Его друзья нужны ему живыми.
Слегка саднило душу из-за того, что не было ни строчки от Джинни. Что ж. Как говорится, между ними все было сказано.
Он поставил тарелку с печеньем рядом с Буклей, крепко спавшей после далекого перелета, и вышел из комнаты.
В коридоре на кресле развалился тот же гном-коридорный, что вчера провожал Гарри в комнату.
- Ну, наконец-то, - проворчал гном, сползая на пол. – Я уж и не ждал тебя. Пошли.
- Куда?
- Кушать.
Гарри не был голоден, но пошел следом за провожатым. Каким-то образом ему надо было провести этот день, и с чего-то следовало начать.
- Спите до полудня, - ворчал коротышка. – Совсем обленились… Вот когда я работал на приисках, нам вообще спать не разрешали.
- Как же вы без сна работали? – поинтересовался Гарри.
Гном покосился на него, но ничего не сказал.
В столовой сидели Мелисса и Альберт.
Им прислуживал тоже гном. Почти точная копия того, что привел Гарри.
Впрочем, прислуживал - это было не совсем точное слово.
Неизвестно, по каким критериям набирали обслуживающий персонал, но гномы в Управлении заповедника отличались наглостью, граничащей с хамством.
- Тор, бездельник! – закричал гном, стоявший у стола и накладывавший из кастрюли кашу в тарелку Мелиссы. – Кого ты привел? Мне больше не нужны едоки. Я не буду разогревать кашу дважды. Эй, только попробуй ее снять!
Последняя фраза относилась к Альберту, который попытался развязать салфетку, повязанную вокруг шеи. Гном погрозил ему поварешкой, с которой во все стороны полетели комья каши. Несколько попало Мелиссе на лицо, и та с возмущением принялась отряхиваться.
- Ничего не знаю, Локи, - ответил Тор, подталкивая Гарри к столу. – Мне приказано доставить молодого господина после того, как он проснется, в столовую и накормить.
Локи надулся от гнева и покраснел.
- Ну! Так! Корми! – крикнул он и метнул поварешку в Тора. Гном попытался закрыться Гарри, используя того в качестве живого щита. Гарри чудом избежал попадания, а Локи с грохотом поставил кастрюлю на стол, отчего все бокалы на нем попадали, и пошел к двери в дальнем конце комнаты.
Тор выглянул из-за спины Гарри и, видя, что опасность миновала, поспешил за нервным поваром.
- Локи, - заговорил он льстиво. – Это же личные гости директора Заповедника. Ты мог бы…
Они скрылись за дверью, и последним, что долетело до Гарри, был яростный вопль:
- Чихать я хотел на директора!
- Ну и ну! - сказал Гарри, садясь на свободный стул, предварительно взмахом палочки очистив его от каши. – Почему бы Салаху Шах-бабе не нанять домовиков? Зачем он связался с гномами?
Мелисса пожала плечами.
Альберт тем временем избавился от салфетки.
- Этот Локи, он сказал, что не выпустит нас из-за стола, пока мы все не съедим, - сообщил он. – Конечно, Мел тоже всегда настаивает, чтобы я съедал всю ее стряпню, но это…
Он с отвращением поднял ложку с серой слипшейся массой и тряхнул ею в воздухе. Каша не отвалилась.
Мелисса не обратила на его слова внимания. Она вообще казалась расстроенной и сбитой с толку. Она даже не заметила, как Каркар, сидевший у нее на коленях, высунул голову, огляделся и вцепился в край бутерброда. Ящерица Мелиссы в настоящий момент выглядела как обычная игуана. Видимо, опыты по превращению ее в дракона временно были прекращены.
Каркар затряс головой, стаскивая хлеб со стола, и девушка опомнилась.
Она вытащила добычу из пасти Каркара.
- Это есть нельзя, - сказала она. – Тебе сейчас можно только овощи.
- Каркар болен? – спросил Гарри.
- Еще не пришел в себя после поездки, - сказала Мелисса, накрывая своего питомца платком. Ящерица при этом с такой жадностью проводила взглядом утраченный бутерброд, что Гарри усомнился в ее проблемах со здоровьем.
- Странные эти гномы, - сказал он снова. – Что они здесь делают? Обслуживают иностранных гостей?
Мелисса нехотя улыбнулась.
- Я говорила с дядей Саланом, – сказал она, снимая свою салфетку и бросая на стол. - Он сказал, что пока мы не сможем вернуться в Западный участок. Пока там работают охранители. Пытаются выяснить, что могло понадобиться там Пожирателям смерти. Папе это не нравится…
- Кто работает? – спросил Гарри, поковыряв ложкой кашу и отодвинув ее в сторону. – Охранители?
- Служба охраны заповедника, – пояснила Мелисса. – Роберт Дасворт, ты его вчера видел, их начальник.
- Дядя Роберт приглашал нас, - сказал Альберт. – Он что-то хотел показать.
Мелисса кивнула.
- Да, точно. Гарри, если хочешь, пошли с нами. Роб Дасворд старый друг моего отца. Мы с ним виделись сегодня утром. Он сказал, чтобы мы зашли к нему после завтрака. Ты ведь не хочешь есть?
В этот момент из-за двери, за которой скрылись гномы, донесся крик:
- Кисель я отнесу им сам. Не трогай, Тор, бездельник! Уронишь… Ааа!!!
Послышались грохот и плеск.
- Нет, не хочу, - быстро ответил Гарри.
Они встали из-за стола и, не дожидаясь напитков, вышли из комнаты.
- Вообще-то надо было бы убрать за собой, - заметила Мелисса, - но я не уверена, что… Локи, кажется… что он воспримет это правильно.
Вопль ярости, вскоре донесшийся до них, показал, что Мелисса была не права.
Опасаясь погони, они поспешили к лифтам. Первой распахнула двери их знакомая - Полли.
- Привет, - сказала она. – Как дела? Удалось отбить ваш лагерь? Никто не пострадал?
- Э… Полли, - сказал Гарри. – Мы спешим. Нас, возможно, преследуют. Не могли бы вы отвезти нас поскорее на… - он повернулся к Мелиссе.
- Минус первый этаж, - сказала та.
- Преследует? Но кто? – удивилась Полли, закрывая дверцы.
- Какие-то сумасшедшие гномы, - ответил Альберт.
- А, гномы, - в голосе лифта прозвучало явное сочувствие. – Я много слышала об их выходках. Они действительно несносны.
- Почему они ведут себя так? – спросил Гарри. – Своим обслуживанием они у кого хочешь отобьют желание приехать сюда еще раз.
- То-то и оно, - произнесла Полли задумчиво. – Ходят слухи, что наш директор с этой целью и держит их. Чтобы избавляться от непрошеных гостей. Но к вам, я уверена, это не относится. Наверное, остальные работники сейчас в отпуске. Какие у него могут быть причины выгонять вас?!
Мелисса нахмурилась и проворчала под нос:
- Кое-какие у него есть.
Гарри сразу вспомнил, как вчера ее отец по какой-то причине избегал разговаривать с Салахом.
- Ваш этаж, - объявила Полли, с мелодичным звоном открывая двери.
Они вышли на минус первом этаже и оказались в большом плохо выкрашенном зеленой краской помещении с множеством дверей. В центре комнаты в кресле сидел очередной гном.
- Мы к Начальнику Охранителей, - сказала Мелисса.
Гном скривился.
- А есть ли у вас допуск? – спросил он. – Что-то не припомню, чтобы приносили разнарядку на… - он смерил их взглядом, – таких малышей.
Это было слишком. Девушка взорвалась:
- Если вы сию минуту не сообщите мистеру Дасворду, что к нему пришли Мелисса и Альберт Рэшли, я попрошу его перевести вас в службу обслуживания гостей. Будете варить кисель вместе с Локи.
Угроза произвела впечатление на гнома. То ли он питал отвращение к работе на кухне, то ли фамилия Рэшли была ему знакома, но он встал и подошел к одной из дверей.
- Обождите, - сказал он, не оборачиваясь.
Гном потянул на себя ручку и растворился в воздухе.
- Он что, трансгрессировал? – спросил Гарри.
- Нет, это сделано для того, что внутрь не проник чужой. Сам сейчас увидишь, - ответила Мелисса.
Гном вскоре вернулся, причем вышел он из совсем другой двери.
Вид у него, впрочем, был нисколько не обескураженный.
- Проходите, - сказал он и плюхнулся обратно в кресло.
- Какая дверь? – спросил Гарри.
- Любая, - ответила девушка и взялась за ручку одного из входов. И тут же исчезла. Ее примеру последовал Альберт. Гарри вздохнул и тоже протянул руку к медной ручке.
Через мгновение он получил возможность почувствовать себя мухой, прилипшей к липкой ленте. Он словно оказался в какой-то мягкой и непроницаемой клейкой массе. Гарри не мог пошевелиться и не видел ничего, что происходило вокруг. В то же время он чувствовал, что некая сила пристально изучает его. Чувство было мимолетным. Через секунду он обнаружил себя в каком-то чулане. Мелисса с братом стояли рядом.
- Ну как? – спросила девушка. – Ты прошел сквозь защитную стену. Она проверяет, нет ли у тебя каких-нибудь запрещенных или опасных предметов, устанавливает твою личность и решает: пропускать тебя или нет.
- Ничего себе, - сказал Гарри. – А сейчас где мы?
Комната выглядела странно. Во-первых, здесь не было ни дверей, ни окон. Во-вторых, стены слегка подрагивали, будто были не настоящими, а мороком. В-третьих, здесь было очень холодно.
- Не волнуйся, - ответила Мелисса. – Замерзнуть нам не дадут. Сейчас нас пропустят…
- Мел, Алик! – послышался голос из ниоткуда. – Давайте входите. Я вас уже заждался.
В противоположной стене появилась щель, словно ее разрезали ножом. Гарри увидел в просвете бородатого мужчину, которого он вчера видел в кабинете Салаха. Тот протянул руку. Мелисса с Альбертом схватились за нее. Гарри, помешкав, последовал их примеру и обнаружил себя в новом помещении.
Теперь это был огромный зал. Он напоминал амфитеатр. Вдоль стен тянулись длинные ряды кресел, а в центре оставалась овальная площадка. Несколько колдунов стояло кружком на этой арене. Все они смотрели на Гарри, Мелиссу и Альберта.
Роберт Дасворд поприветствовал ребят.
- Вы поспели к самому началу, - сказал он. – Давайте-ка сядьте где-нибудь в сторонке. И лучше подальше, чтобы заклятием не зацепило.
Он многозначительно подмигнул Мелиссе. После этого он сразу же отвернулся от них и заговорил с колдунами.
- Пошли, - дернула Мелисса Гарри за рукав. – Я знаю, откуда будет лучше всего смотреть.
Поднявшись до второго яруса кресел, Мелисса знаком указала, на какие кресла им следует сесть. Потом взмахнула палочкой и негромко произнесла:
- Тайная Ложа.
Через мгновение их окружила тьма и запах затхлости. Они находились в небольшой комнатке с десятком черных высоких резных кресел внутри.
- Мы в Ложе Тайного Советника, - сказала Мелисса. Она палочкой закрыла дверь в Ложу, и занавески, скрывавшие окно для наблюдения, разошлись.
- Особенность ложи в том, что она может перемещаться по залу, - сказала Мелисса. – И при этом другие люди не замечают ее. Смотри.
Она стукнула палочкой по стеклу и что-то прошептала.
Как будто переключили канал телевизора.
Мгновение назад они наблюдали за группой колдунов с расстояния в три десятка шагов, а теперь смотрели на них прямо сверху.
- Мы что висим сейчас над ними? – спросил он, пытаясь преодолеть нарастающее головокружение.
- Нет, - хихикнула Мелисса. – Это просто эффект такой. На самом деле я сама не знаю, где мы сейчас находимся. Нас просто невозможно найти или заметить из зала.
Она произнесла заклинание, и все вернулось на прежние места.
- А кто такой Тайный Советник? – спросил Гарри. – За кем он наблюдает?
- Это просто ложу так называют, - сказала Мелисса. – Мне дядя Роберт говорил, что никто не знает, в чем ее назначение. Она была тут задолго до создания Заповедника. Здесь стоял какой-то древний замок. Его подвалы стали одним из этажей Управления. Дядя Салах иногда пользуется ею… О, смотри.
Гарри посмотрел в окно.
Волшебники разошлись в разные стороны, встав кругом по самому краю арены. В центре остался один человек в черной мантии с капюшоном. Его лицо скрывала серебряная маска с узкими прорезями для глаз. В обеих руках он сжимал по волшебной палочке.
- Все готовы? – громовой голос Роберта Дасворда разнесся под куполом афитеатра. – На счет три. Действуем одновременно.
Гарри оглядел волшебников и увидел, что все они держат наготове палочки. Выглядело это так, будто они собираются напасть на одинокую фигуру в центре зала.
- Раз… Два… Три!
На арене будто возникло сверкающее колесо. Центром его был колдун с двумя палочками, ободом – кольцо колдунов, а спицами – все те предметы и заклинания, которые полетели в колдуна в серебряной маске.
Гарри ошеломленно застыл.
Десятка полтора заклятий, представлявших собой возникшие прямо из воздуха ножи, мечи, заточенные звездочки и всевозможные колющие и режущие предметы, полетели точно в волшебника.
Казалось, его гибель неминуема. Но тот лишь сделал едва уловимое движение палочками, будто разрезал ими воздух перд собой. И все заклятия растаяли, не причинив ему ни малейшего вреда.
- А теперь огневые заклятия! – скомандовал Дасворд.
Клубки огня, снопы искр, молнии устремились на колдуна в маске. Тот быстро-быстро замахал палочками, будто играл на множестве барабанов, и все заклятия превратились в пар, не достигнув его.
Когда облако вокруг удивительного колдуна рассеялось, он стоял не подвижно и, кажется, даже не запыхался.
- Давайте навалом! – закричал Дасворд. – Воин-Дракон, можешь защищаться.
На колдуна обрушился настоящий ураган заклятий. В него летело все, что только могло причинить вред человеку. Один из нападавших создал струю синего пламени, которая напоминала драконий огонь. Человек в маске каким-то образом остановил ее, обратил в белый лед, и ребята с изумлением увидели, как волшебник, создавший огонь, окаменел, покрывшись инеем.
На сей раз одиночка не только отбивал все заклятия, но и время от времени наносил ответные удары. Тот один, то другой волшебник, стоящий у края арены, с воплем отлетал назад и падал без чувств.
Наконец, против колдуна в маске остался лишь Дасворд и две ведьмы, стоявшие на противоположных концах арены. Ведьмы наколдовали прозрачную сеть голубого цвета и пытались запутать в ней удивительного бойца. Дасворд непрерывно бомбардировал его огненными шарами.
Гарри с изумлением наблюдал за происходящим. Он никогда не видел подобного. Никто из известных ему мракоборцев и близко не был способен на такие подвиги.
Колдун в маске на миг присел и коснулся обеими палочками пола. Сразу же от него в направлении Дасворда устремилась широкая полоса. Она была черной как смоль, а где-то в ее глубине сверкали звезды. Судя по тому, как Роберт отчаянно принялся отбиваться от нее, это было что-то очень серьезное. Пока бородач был занят борьбой с преследующей его лентой, одиночка расправился с ведьмами. Он скрестил палочки над головой, выкрикнул заклятие. Сеть изменила цвет на огненно-оранжевый. Серебряная маска взмахнул руками как пропеллером, и обе колдуньи завертелись у него над головой. Затем он резко опустил руки вдоль тела, и колдуньи отлетели прочь.
Дасворд тем временем справился с нападавшей на него лентой и уже стоял, направив палочку на Воина-Дракона. Тот слегка наклонил голову.
Мгновение они стояли неподвижно. Дасворд будто не знал, как поступит колдун в маске. Но тот, похоже, не собирался наносить ответный удар.
Наконец Дасворд рассмеялся и вытер пот со лба.
- Да, - сказал он. – Это было что-то. Как, все целы?
С кряхтением и стонами колдуны поднимались на ноги и возвращались на арену. Они исцеляли раны и ожоги друг у друга, и, насколько Гарри видел, серьезных повреждений никто не получил.
- Отлично, - сказал Дасворд серебряной маске. – Надеюсь, сегодня ты не разочаруешь представителей министерств.
Колдуны с опаской поглядывали на загадочного Воина-Дракона, который стоял как статуя, сложив руки на груди.
- На собрании бой вживую повторять не будем, - объявил Роб.
Колдуны облегченно зашумели.
- Покажем им Воина-Дракона, и проекцию сегодняшнего боя. Как только они увидят, какую он Тропу Смерти на меня напустил, - Роб усмехнулся, но Гарри расслышал в его смешке нервные нотки. – они увидят, что мы здесь времени зря не теряем.
В этот момент с хлопком на арене появился гном в зеленой с золотом ливрее.
- Директор заповедника поручил мне сообщить, что собрание перенесено на час раньше и состоится ровно в двенадцать.
- Что? – воскликнул Дасворд, взглянув на часы. – Это же через пять минут.
- Собрание будет носить тайный характер, - объявил гном и, ухмыльнувшись, исчез.
- Так, - сказал Дасворд.
Больше он ничего не сказал, но в зале через минуту все изменилось.
В центре арены появился круглый стол, накрытый черной скатертью, и стулья наподобие тех, что стояли в Ложе Тайного Советника. В центре стола стояла подсвечник в виде трехголового дракона.
- Что это за дракон? – спросил Гарри Мелиссу. – Ты мне тогда не сказала.
- Это старинный символ драконщиков, - ответила девушка. – Три головы означают мощь, коварство и магию дракона.
Колдуны, участвовавшие в бое с серебряной маской, друг за другом исчезли. Вскоре в зале остались лишь Дасворд и Воин-Дракон. Бородач, сложив руки на груди, рассматривал удивительного бойца так, будто тот был экспонатом на выставке.
Казалось, о своих гостях он совершенно забыл.
- Нам, наверное, тоже надо уйти? – спросил Гарри.
Хотя сам он, честно говоря, лучше бы остался. Но не мог же, будучи гостем, предложить: «а давайте-ка подслушаем».
Мелисса, впрочем, держалась того же мнения.
- Альберт, будешь шуметь, превращу в мумию, - сказала она брату, который пытался снова заколдовать Каркара.
Альберт тут же трансформировал голову в кочан, обмотанный бинтами, и захихикал.
- Тихо! – сказала ему сестра. – Отцу будет интересно узнать, о чем здесь втайне от него сговариваются?
В этот момент стали появляться участники совещания.
Первым прибыл сморщенный старичок в серой мантии. Его длинные седые волосы перехватывал обруч со сверкающим камнем. Волшебник опирался на сучковатый посох.
- Дасворд, – прокаркал он, кивая бородачу. – А это кто с тобой?
- Это не живой человек, министр, - ответил почтительно Роберт. – Наша новая разработка. Предназначена для демонстрации общему собранию.
- Ну-ну, - прохрипел старик и сел на один из стульев.
Он выглядел смертельно уставшим, и несколько мгновений сидел, повесив голову и будто приходя в себя после долгого путешествия.
- Я слышал, Темный Лорд пытался украсть у вас кое-что? – спросил он, бросив короткий взгляд на Дагсворда.
Тот лишь развел руками.
- Мы пока не знаем, что ему было нужно, министр.
С хлопками в зале практически одновременно материализовались рыжий толстяк, одетый в магловский деловой костюм, и Руфус Скримджер. На английском министре магии была черная мантия.
- О, - сказал толстяк. – Старый лис уже тут. Пытается, наверное, что-нибудь вынюхать.
- О чем ты говоришь, Джон, - устало проговорил старик в серой мантии. – Я уже не так скор. Вот и приходится выходить заранее, чтобы не отстать от вас. Приветствую тебя, Руфус.
- Добрый день, Вех, - наклонил голову Скримджер и огляделся по сторонам.
Толстый Джон тем временем громогласно вещал о своем недовольстве местным обслуживающим персоналом.
- Эти чертовы гномы смотрят на меня так, будто я не министр магии, а какой-то домовик. Почему нельзя было нанять кого-нибудь повежливее? Руфус, ведь ты придумал взять на работу этих мерзавцев?
Скримджер посмотрел на Джона поверх очков и холодно произнес:
- По-моему, все согласились, что гномы, связанные Клятвой Верности, лучше всего подойдут для нашей цели. Их невозможно ни подкупить, ни заколдовать. Все мы обеспокоены обилием шпионов Сами-Знаете-Кого повсюду. Это был лишь один из шагов по повышению безопасности внутри Заповедника.
Джон открыл рот, чтобы что-то ответить, но тут в зал одновременно трансгрессировали Салах Шах-баба и еще двое волшебников. Один из них был темнокожим и закутан в белую мантию, а другой, с раскосыми глазами, носил что-то вроде золотых доспехов.
- Господа министры, - произнес директор заповедника. – Рад вас приветствовать. К сожалению, меня поздно информировали о том, что вы хотите организовать тайное собрание перед общим. Я не успел…
- Нам не потребуется много времени, - оборвал его Скримджер. – Требуется решить только один вопрос. Прошу вас, господа.
Он сел за стол. Другие последовали его примеру.
Салах с Дасвордом замялись, не зная, что им делать.
- Гоподин директор, - произнес Скримджер. – Что вы встали как вкопанный? А вы - Дасворд, кажется? – тоже садитесь. Нам сегодня предстоит обсудить вопросы вашего ведомства.
Дасворд сел на один из стульев и тут же, словно вспомнив что-то, встрепенулся и огляделся по сторонам.
Гарри понял, что тот вспомнил о них.
- Сейчас нас выгонят, - сказал он тихо.
- Вряд ли, - ответила шепотом Мелисса. – Он нас не видит. Это же Тайная Ложа. Думаешь, он рискнет искать нас при министрах?
Бородтаый начальник охранителей в самом деле не стал делать ничего подобного, но то и дело косился по сторонам.
Скримджер заметил это.
- Незачем сейчас изображать бурную деятельность, Дасворд. Ваши охранители не оправдывают возложенных надежд. Почему Пожиратели Смерти разгуливают по заповеднику как у себя дома?
И, не дав тому ответить, повернулся к министрам.
- Господа, время не терпит. Поэтому без всяких околичностей прошу вас поддержать предложение, которое сегодня на общем собрании сделает представитель Румынии.
Он сделал короткую паузу, обведя всех своим пристальным взглядом. Никого из министров он, впрочем, не смутил. Те, нахмурившись, смотрели на него. Один лишь Вех опустил глаза и, казалось, дремал.
- Эксперименты по приручению драконов, которые мы проводили на Западном участке, следует немедленно прекратить и перевести всех оставшихся особей сюда.
- Зачем это? – сразу вскинулся рыжий Джон. – Мы вбухали туда кучу сил и денег. Не так давно вы докладывали нам, что есть успехи и обещали их продемонстрировать. А сейчас предлагаете все прекратить?
- Джон, - успокаивающе поднял руки Скримджер. – Успехи есть, и сегодня мы их покажем. Не только вам, но и всем волшебникам на общем собрании. Дело в другом… К сожалению, мы подозреваем измену.
Все министры посмотрели на него.
- Что? – Салах. – Какая измена? О чем вы?
Скримджер снова не ответил ему напрямую, а, сцепив руки, начал размеренно говорить:
- Как вы все знаете, мы уже давно в курсе планов Сами-Знаете-Кого привлечь на свою сторону вампиров. Небезызвестный граф Цепеш, который пытается объединить вампиров под своим началом, попросил у нас помощи. Мы не в восторге от сотрудничества с ним. Но из двух зол выбирают меньшее. Мы обещали Дракуле свою поддержку. Но недавно мы получили известие о том, что, возможно, граф Дракула не так уж честен с нами.
- Он работает на Темного Лорда? – спросил толстяк.
- По-видимому, да, - кивнул Скримджер. – И помогает ему в этом Грегор Рэшли.
Гарри вздрогнул.
Но тут к его уху прижались мягкие губы и прошептали:
- Это ложь.
Он повернулся, ожидая увидеть Мелиссу, но его взгляд уперся в лицо другой девушки. Светлые волосы, красивые грустные черты, серые глаза…
Это снова была Кристи.

Глава 9. Интриги


Гарри видел лицо Кристи перед собой очень четко и ясно. Но длилось это лишь короткое мгновение. Потом он словно потерял сознание. В глазах потемнело, он покачнулся, но зрение тут же вернулось, и Гарри обнаружил себя сидящим на том же месте. Мелисса и Альберт по-прежнему смотрели в сторону заседавших и даже не заметили, что с ним что-то случилось.
Гарри огляделся по сторонам.
Кроме них здесь не было никого. Галлюцинация? Но он был уверен, что ему это не привиделось. Тогда что это было? Дракула послал ему сообщение? Единственный раз, когда он видел Кристи, это был морок, наведенный вампиром. Хотя нет. Волшебный лифт сказал, что Дракуле для этого был нужен живой человек. Он сказал: раб вампира. Чарли считал, что верить лифту не стоит. Но Чарли также говорил, что Грегор не является сторонником Волан-де-Морта. А Скримджер только что объявил его виновным в измене… Да уж, есть в чем запутаться.
Гарри снова посмотрел на Мелиссу. Та словно впилась глазами в участников Тайного Собрания.
- Что ж, Руфус, – сказал темнокожий волшебник. - Мы понимаем, что тобой движут лучшие побуждения. Ты хочешь вывезти драконов в безопасное место, а потом арестовать изменника. Но как ты собираешься убедить в необходимости этого общее собрание. Ведь, насколько я понял, подозрения по поводу этого Рэшли ты хочешь держать в тайне.
- У нас есть вполне убедительное объяснение, министр Мо, - ответил Скримджер. – Атака Пожирателей смерти была на самом деле. Слухи об этом уже начали расползаться. Так что все решат, что мы вполне резонно желаем уберечь наши исследования от Сами-Знаете-Кого. Это ведь и в самом деле является нашей основной целью.
- Но мне казалось, - сказал министр в золотых доспехах, - что кто-то предупредил руководство Заповедника о предстоящем нападении. И поэтому оно было легко отбито. Не так ли, директор?
Все взоры обратились на Салаха.
- Да, - подтвердил тот, - Грегор Рэшли сообщил нам об этом за час до нападения. Мы сразу же отправили на Западный участок крупный отряд охранителей.
- Может, я чего-то не понял? – Мо развел руками, - Зачем ему потребовалось предупреждать вас о нападении темных волшебников? Вы ведь сами только что сказали, что он работает на Сами-Знаете-Кого.
- Прямых доказательств у нас пока нет, - согласился Скримджер, – Но у нас есть человек, который следит за каждым шагом Рэшли. Он полагает, что тот просто испугался разоблачения. Ведь, насколько вам известно, у нас не так давно появился надежный контакт среди Пожирателей смерти. Так вот наш осведомитель сообщил о грядущем нападении Рэшли как начальнику участка почти за несколько часов до атаки. И за час с небольшим до нее он сказал о том же одному из наших работников. Сразу после этого Грегор Рэшли запросил о помощи. Почему же он медлил до этого?
Салах поерзал, но ничего не сказал. Он посмотрел на английского министра магии с недовольством.
- Мы давно получали сведения о подозрительной активизации вампиров и прочей нечисти в этих краях, - продолжал Скримджер, - Мы и так подозревали Сами-Знаете-Кого, а теперь, когда он сам объявился в здешних краях, настало время действовать.
- Где он скрывается, по-прежнему неизвестно? – спросил Мо.
- Точное местоположение - нет, - покачал головой Скримджер, - Сами-Знаете-Кто умеет хорошо скрываться. Но в том, что он здесь, нет никаких сомнений. Мы постоянно получаем сведения о замеченных то тут, то там его прихвостнях. Вчера получили сообщение о очередном нападении Фернира Сивого. Еще одна жертва. Опять ребенок. Я уже имел по этому поводу беседу с Министром Румынии.
- А, это тот оборотень? – спросил толстый Джон, - Почему он до сих пор жив? У нас бы его давно выследили и уничтожили.
- Мы работаем над этим, - сквозь сжатые зубы произнес Скримджер, - Но сейчас, я вынужден признать это, для нас важнее успех задуманной операции.
Гарри навострил уши. О какой это операции говорит Скримджер?
- Да, господа, - продолжал тот, - у нас есть серьезный повод надеяться, что все закончится успешно. Впервые нам удалось завербовать агента в ближайшем окружении Сами-Знаете-Кого.
- Насколько мы можем быть уверен в том, что это не очередная ловушка Темного Лорда? – спросил министр в доспехах.
- Это абсолютно точно, Ли, - сказал Скримджер, - но надо действовать быстро. Пока Сами-Знаете-Кто не обнаружил утечку информации.
- Хм… - произнес молчавший до сих пор старый Вех, - А кто этот ваш агент?
- Я не могу произнести его имени, - сказал Скримджер, - но вовсе не из-за недоверия к кому-либо в этой комнате, господа. Дело в… - он сделал паузу, - …Заклятии Слежки.
Министры ошеломленно уставились на него.
- Вы… вы пошли на это? – пробормотал растерявшийся Джон, - В самом деле? И… и как далеко вы намерены зайти?
- Черная магия! – возмущенно воскликнул Мо и хлопнул ладонью по столу. Он повернулся к стоявшему неподвижно Воину-Дракону и ткнул в того пальцем, - Теперь я понимаю, кому пришла в голову идея работать с инферналами. Руфус, скажу честно, я думал о вас лучше.
Но Скримджер нисколько не смутился.
- Но вы же не будете возражать, господа, что это очень действенное заклинание. К тому же, другого способа подобраться к Темному Лорду мы пока найти не смогли.
За столом воцарилось молчание.
Скримджер оглядел всех своим пристальным взглядом и, взглянув на часы, произнес:
- Так, время поджимает. Скоро начнут прибывать представители других стран. Поэтому давайте еще раз вернемся к главному вопросу. Поддержит ли Совет Пяти перевод драконов?
- Зачем тебе это надо, Руфус? – как-то устало произнес Мо.
- Я хочу раскрыть заговор и покончить с Сами-Знаете-Кем, - рыкнул Скримджер. - Хватит с нас полумер. Война уже идет. А на войне все средства хороши. Я вам больше скажу… Заклятие слежки – это ерунда по сравнению с тем, что от нас потребуется в дальнейшем. Или вы считаете, что без жертв можно обойтись.
Никто ему не возразил. Все погрузились в раздумья.
- Ну, так что? – снова спросил Скримджер.
- Я выскажусь за твое предложение, - негромко произнес Вех, - Будем надеяться, что ты знаешь, что делаешь, Руфус.
Оставшиеся трое колдунов тоже пообещали поддержку. После этого собрание закрылось, а колдуны стали по одному трансгрессировать.
- Да, - сказал Скримджер, - лучше, если вы появитесь здесь снова позже. А то опять пойдут жалобы, что мы все за всех решаем.
- А разве это не так, Руфус? – ухмыльнулся Джон, перед тем как раствориться в воздухе.
Наконец, в зале остались лишь Скримджер, Дасворд и выглядевший смущенным Салах.
- Вот что, - сказал Министр магии суровым тоном, - Главным образом, я обращаюсь к вам, господин директор. Я знаю, что между вами и Рэшли в прошлом были дружеские отношения. Так вот, пускай это теперь не мешает вам исполнять свой долг. Вы же слышали, что Рэшли переметнулся на сторону Сами-Знаете-Кого. Никаких предупреждений старому другу я не потерплю.
Салах стоял, опустив голову.
Дасворд озирался по сторонам, будто до него только сейчас дошло, свидетелем какого разговора по его вине только что стали Мелисса, Гарри и Альберт.
- Ладно, - сказал Скримджер, - Уберите все это.
И исчез.
Роберт Дасворд двумя взмахами палочки убрал стол и стулья и выжидающе посмотрел на Салаха.
Тот хмурился.
- Сэл… - начал было бородач, но директор заповедника остановил его жестом руки.
- Нехорошо это, - сказал он, и его глаза упрямо сверкнули, - Что же это мы, на побегушках у Скримджера, что ли? Он ведет себя так, будто Заповедник принадлежит лично ему.
- Ну, если учесть размеры финансовой помощи, оказываемой его страной и…
- Я не об этом, Роб. Ты ведь не меньше меня знаешь Грегора. Разве мог он стать Пожирателем смерти?
Гарри покосился на Мелиссу. Та замерла, закусив губу.
- Ну, я не знаю, Сэл… - протянул Дасворд.
- А я знаю, - отрезал Салах. – Я Грегора знаю. Пусть Скримджер думает себе, что хочет, но я в жизни не поверю в такую чушь. Я знаю, что о нем болтают… Из-за Ольги и…
Он сжал кулаки, а потом неожиданно спокойным тоном произнес:
- Пускай министр осуществляет свою операцию, а нам найти способ предупредить Грегора.
Дасворд снова обвел взглядом зал.
- Ну, с этим-то проблем, похоже, не будет…
- Вот и отлично, - сказал Салах, - Сделаешь, Роб? Если что, я на себя все возьму.
- Да я что… Ладно… - сказал Дасворд, явно приободрившийся.
- Так, - сказал Салах, - Воина-Дракона надо пока куда-нибудь убрать. Давай подтягивай сюда нашу неподкупную гвардию, а я пойду. У меня есть еще срочные дела.
После того, как директор исчез, Дасворд заметался по залу.
- Мелисса, - громко зашептал он, - Быстро выходите. Вам нельзя здесь нахо…
Одновременно раздалось несколько хлопков.
В зале материализовался сразу десяток волшебников. Судя по одежде, все они принадлежали к разным нациям. Один колдун в сомбреро с подозрением посмотрел на Дасворда, застывшего с распростертыми руками.
- А это что за чудо? – спросил он, указывая на Воина-Дракона.
- Это… это будет продемонстрировано собранию позже, - сказал начальник охранителей, палочкой заставив воина в серебряной маске исчезнуть, - Кто вас пропустил?
- Как кто? – удивился колдун, - А что нас не должны были пустить. Вот хорошо!
- Чертовы гномы, - пробормотал под нос Роберт и с хлопком исчез.
Через мгновение он материализовался обратно во главе отряда гномов. Те были облачены в зеленые ливреи и держали в руках золоченые жезлы.
Дасворд расставил своих гвардейцев в проходах, где те, видимо, должны были встречать прибывающих волшебников и провожать на места. В реальности все происходило несколько не так.
Гномы сами усаживались в кресла, когда Дасворд не смотрел в их сторону; устраивали ссоры между собой; не пускали волшебников, когда те пытались протиснуться мимо рассевшихся стражей. Колдунов такое отношение к себе не устраивало. То и дело то тут, то там сверкали вспышки оглушающих заклятий, которыми они усмиряли гномов. Одна пожилая волшебница в черной вуали обратила одного наглеца в большую морковку за то, что тот наступил ей на ногу.
Ситуация грозила обернуться массовым избиением гномов, когда прибыл Салах. По-видимому, к директору заповедника гвардейцы питали особое уважение. Так как стоило ему появиться в зале, и гномы сразу же прекратили свары и с подчеркнутой любезностью стали помогать волшебникам рассаживаться. Даже гном, превращенный в морковь, сделал попытку указать старой леди ее сидение, но не удержался на остром кончике и покатился вниз.
Среди появляющихся все новых и новых колдунов Гарри замечал уже знакомые ему фигуры. Мо, Джон, Вех, Ли появились порознь и ничем не афишировали своих более тесных связей. Насколько Гарри мог видеть, Джон и Вех даже не поздоровались друг с другом.
Скримджера сопровождала самая большая группа помощников. Он явно был здесь самым значительным лицом. С большинством представителей других стран он здоровался, глядя на них свысока и протягивая для пожатия лишь кончики пальцев.
Его свита оккупировала кресла первого ряда. Министр сел и нетерпеливо огляделся по сторонам в поисках директора заповедника.
Если Салах, разговаривавший о чем-то с Дасвордом, и заметил его взгляд, то не подал вида. Тогда Скримджер приказал что-то одному из своих сопровождающих. Тот подошел к Салаху и обратился к нему. Директор коротко кивнул и взмахом палочки наколдовал в центре арены небольшой стол. Салах с Дасвордом сели за него. Вид был такой, будто их собирались судить.
Все замолчали. Даже гном-морковка, которого так никто не вернул в исходное состояние, перестал ворочаться и затих.
Никто не произносил ни слова, волшебники посматривали по сторонам, будто кого-то ждали.
Раздался хлопок и на арене появился седой и черноглазый волшебник. Он сразу же привычным шагом направился к столу и сел в его главе, между Салахом и Робертом.
Стукнув палочкой по горлу и оглядывая зал, он объявил бархатистым басом:
- Уважаемые господа министры и представители своих стран, счастлив объявить внеочередное Общее собрание учредителей Драконьего Заповедника открытым. Повод, по которому мы собрались, всем вам известен, поэтому попрошу высказываться.
Большинство присутствующих недоуменно посмотрели на него.
- Не так скоро, - ворчливо заметил кто-то с задних рядов, - Я вот понятия не имею, зачем меня сюда притащили.
- Как? – удивился седой маг, - Мы ведь сообщали повестку.
- Ладно, Марк, - громко произнес Скримджер, - Думаю, надо озвучить ее еще раз.
- Да? - председатель посмотрел на него, - Хорошо, раз вы так считаете.
В зале раздались смешки.
Седой Марк грозно оглядел публику и, вынув прямо из воздуха листок бумаги, поднес к глазам и начал читать.
- Как полномочный представитель румынского правительства, я хочу обратить внимание уважаемых учредителей, что на территории заповедника складывается опасная ситуация. Помимо нарастающей активности вампиров, что уже является установленным фактом… - тут он сделал паузу и внушительно посмотрел на зал, - помимо этого в последнее время появился слух о появлении на вверенной нам территории последователей Того-Кого-Нельзя-Называть.
Румын одарил аудиторию очередным весомым взглядом и произнес:
- К сожалению, вынужден признать, что нападение Пожирателей смерти на Западный участок произошло на самом деле.
Многие волшебники ахнули.
- Выбор объекта нападения неслучаен, - продолжал председатель. – Мы полагаем, что преступника, именующего себя Темным Лордом, заинтересовали наши последние разработки. А именно - приручение драконов.
- О чем вы говорите? – закричал кто-то, - Какое приручение? Мы уже несколько лет слышим о нем, но так пока не увидели никаких результатов. Марк Грожик постоянно говорит о нем, Руфус Скримджер говорит…
- Ну, вы это, потише, - сказал председатель, - Давайте по регламенту. С места не высказываемся.
Подал голос Скримджер:
- Господин председатель, может быть стоит перейти сразу к делу и продемонстрировать наши наработки?
- Хм… - Грожик пожал плечами, - Пожалуй…
Он повернулся к Салаху, а тот сделал знак паре дюжих гномов.
Те растворились в воздухе, а через минуту вернулись с массивным прибором, напоминавшим граммофон.
Они уронили его на пол, причем один из гномов не успел убрать ногу.
Заглушая его рев, председатель объявил:
- Итак, Норберт, молодой норвежский горбатый дракон. Воспитывается в Заповеднике почти с самого рождения. Он находится сейчас здесь, пока на карантине. Мы предлагаем вам взглянуть на проекцию того, на что он способен. Вы увидите результаты трехгодового курса приручения… Да уберите вы этого чертова гнома!
Он махнул палочкой в направлении граммофона. Тот приподнялся, гвардеец высвободил ступню и похромал прочь.
- Проекциус Норберт! – объявил председатель.
И на арене, рядом со столом появился малыш Норберт.
Он был настолько реален, что многие вжались в спинки кресел.
Но Гарри уже догадался, что это только образ, что-то вроде кинофильма. Правда, он не смог не содрогнуться, когда Норберт оглядел зал, зарычал и выпустил два клубка пламени, которые, впрочем, никому не причинили ни малейшего вреда.
- Вот так приручили! – произнес кто-то.
В этот момент рядом с драконом возник Чарли Уизли. Вернее, это была его проекция.
Он слегка поклонился аудитории, затем повернулся к Норберту и похлопал того по плечу.
Зрители замерли, но сцены разрыва волшебника на части не последовало.
Дракон склонил голову и позволил взобраться себе на спину.
- Вперед, - скомандовал Чарли, и Норберт припустил неторопливой рысцой.
Изображение проекции сразу же уменьшилось, так как, несмотря на большой размер зала, Норберт преодолел его в три прыжка.
Волшебники с открытыми ртами наблюдали за тем, как Чарли заставил дракона сделать несколько кругов по каменистому полю, остановиться, встать на задние лапы, вскарабкаться на отвесную скалу.
Потом Чарли взмахнул рукой, и Норберт спикировал с вершины вниз. У самой земли он взмахнул крыльями и, спланировав, взлетел.
Тут уж почти весь зал не сдержал восхищенных криков.
Дракон мчался в небесах, следуя указаниям Чарли. Тот указывал рукой направление, и Норберт следовал его команде.
Аттракцион был действительно потрясающий. Гарри забыл обо всем на свете, глядя, как дракон делает бочки, мертвые петли и входит в штопор. Наконец Чарли наклонился к голове Норберта и что-то прокричал ему.
Норберт оскалился и устремился вниз.
Изображение дракона с всадником исчезло. Вместо этого присутствующие увидели расставленные на земле макеты укреплений. Несколько зданий, сделанных из бревен. Солдат противника изображали вкопанные в землю чурбаны.
Потом зрителям продемонстрировали морду Норберта крупным планом. Сузив глаза и сжав зубы, он мчался как ветер. Потом все увидели Чарли, плотно прижавшегося к чешуйчатому телу дракона. В седле его удерживали специальные ремни.
Потом проекция резко уменьшилась, и все увидели, как Норберт атаковал укрепления.
Разметав в мгновение ока избушки, он поджег их; перевернул и растоптал «солдат». Разрушение городка заняло у него меньше минуты.
Глядя, как свирепый ящер скачет на развалинах в поисках уцелевших врагов, зал потрясенно охал и ахал.
- Думаю, достаточно, - сказал председатель, и картинка исчезла.
Эффект был потрясающий. Зал разразился аплодисментами.
То тут, то там раздавались крики:
- Изумительно!
- Потрясающе!
- Не могу поверить!
- Теперь нам никакой Волан-де-Морт не страшен!
Гарри посмотрел на Скримджера. Последняя реплика прозвучала из его окружения. Сам министр сидел с таким важным видом, будто это он сам сейчас объезжал дракона.
- Господа, господа! – провозгласил Марк Грожик. - Я прекрасно понимаю ваш восторг. Но не забудьте о том, с чего мы начали собрание. Тот-Кого-Нельзя-Называть пронюхал про нашу работу. Мы считаем, что он, несомненно, попытается наложить на нее лапы.
- Как?
- Каким образом?
- Мистер Скримджер, - сказал председатель почтительно, - Может быть, вы расскажете нам о том, что вам удалось узнать. Все-таки Западный участок находится под вашим патронажем.
- Как и весь заповедник, - донеслась реплика из зала.
- Конечно, господин председатель, - ответил министр магии, не обратив внимания на выкрик.
Он легко поднялся на ноги и вышел на центр арены.
- Для начала я бы хотел показать одну из проекций, которую удалось сделать отряду охранителей, отражавших атаку Пожирателей смерти. Прошу вас.
Он отступил в сторону, и рядом с ним возникло серебристое полотнище. Оно содрогнулось, а затем на его поверхности стали мелькать картинки, напоминавшие магловское кино. Разве что двигались они рывками, и изображение было нечетким, а будто потемневшим от времени.
- Качество плохое, - пояснил Скримджер, - Но вы сами понимаете, что условия для проецирования были не самые подходящие.
Отрывок длился пару минут, за которые зрители увидели чуть больше десятка фигур в черных плащах, метающих заклятия в сторону охранителей. Гарри узнал Грегора, который одним мощным заклинанием сбил с ног сразу двоих Пожирателей. Один из поверженных приподнялся, капюшон с его головы сполз и…
Сердце Гарри остановилось.
Изображение тем временем приблизилось, будто давая возможность удостовериться в том, что он не ошибся. В том, что перед ним был действительно…
…Снегг.
Гарри с ненавистью смотрел, как убийца Дамблдора накинул капюшон и отступил в сторону, потом пропал из поля зрения. После этого Пожиратели обратились в бегство, и уже было нельзя различить, кто из них кто.
- Как вы видели, это была разведка боем, - объявил Скримджер, когда показ закончился, - Конечно, они не предполагали, что мы ждем их. Поэтом ничего украсть или разрушить они не успели.
Волшебники, похоже, были потрясены даже больше, чем после увиденных полетов Чарли на Норберте.
Скримджер ковал железо, пока оно было горячо.
- Мы не собираемся ждать второй попытки, - объявил он. – Мистер Грожик, как председатель Совета учредителей, и я, как председатель Совета охраны заповедника, предлагаем принять ряд незамедлительных мер. Во-первых, следует перевести оставшихся четверых драконов, над которыми проводились работы по приручению, сюда, в Управление. Здесь они будут в безопасности.
- А что дальше? – сказал кто-то.
Гарри показалось, что это опять был кто-то из Скримджеровой свиты.
- Во-вторых, мы предлагаем ввести в состав отрядов охранителей нового бойца. Мы назвали его Воин-Дракон. И вы можете убедиться, что такое имя ему дали неспроста.
На этом собрании сюрпризы обрушивались на участников один за другим. Проекция с демонстрацией возможностей Воина-Дракона, свидетелем которой были ребята, тоже произвела впечатление.
- Но постойте, - воскликнул один из волшебников, - ведь это была Тропа Смерти. Ваш Воин-Дракон пользуется Черной магией?
Скримджер бросил недовольный взгляд на Дасворда и, улыбнувшись, произнес:
- По-моему, главное не в том, что за оружие мы используем, а в том, против кого направляем.
И не давая возразить, он объявил:
- Сейчас вопрос состоит не в том, соблюдем ли мы чистоту рук, господа. Вовсе нет. Сейчас стоит вопрос по-другому. Устоит ли наш мир, или зло возьмет верх – вот как стоит вопрос. Бить врага его же…
Но дальше Гарри не слушал. Внезапно его внимание привлекла фигура, занимавшая место неподалеку от кресла, на котором сидел Скримджер. Человек опустил капюшон так, что нельзя было разглядеть лица, но что-то в его движениях показалось Гарри знакомым.
Он повернулся к Мелиссе. Та, сложив руки на груди, наблюдала за собранием.
- Ты говорила, что можно приблизиться к любой точке в зале, - сказал он, - Можем мы рассмотреть поближе вон того человека.
Мелисса, продолжая хмуриться, стукнула палочкой по стеклу, и они оказались прямо перед заинтересовавшим Гарри чело… Нет, это был не человек. Теперь, когда в складках плаща он различил бледное лицо и блеск красноватых глаз, сомнений не осталось.
Это был Ангиш.
Вампир в свите Скримджера? Что он здесь делает? Шпионит для Дракулы? Или граф сотрудничает и с Министерством?
Мелисса тоже поняла, кто перед ними.
- Предатели, - буркнула она, - вокруг моего отца одни предатели.
Гарри почесал затылок. Недавно перед ним явилась Кристи, теперь он встречает Ангиша…
Догадка шевельнулась в его голове.
- Слушай, Мелисса, а эта Тайная Ложа, в нее есть другой вход?
Девушка непонимающе посмотрела на него.
- Можно ли попасть в нее не из зала? Чтобы подсмотреть за собранием?
- Не знаю.
Гарри откинулся на сидении. Что-то было не так с этой Ложей.
В зале тем временем Скримджер уговаривал колдунов проголосовать за его предложение.
Никто с ним особо не спорил, а после того, как его поддержали по очереди Джон и Мо из Совета пятерых, вообще воцарилась тишина. Все были подавлены новостями о войне, которую нельзя было избежать.
Похоже, Министерство сменило тактику, подумал Гарри. Что ж, по крайней мере, они начали действовать. Не все же им кондукторов по тюрьмам сажать. Но заботы министерства его не особенно волновали. Все равно, теми мерами, что предлагал Скримджер, остановить Темного Лорда было нельзя. А то, что в окружении министра магии появились темные личности вроде Ангиша, не добавляло доверия к Скримджеру.
Гарри зевнул.
В зале тем временем какой-то волшебник пытался выяснить у руководства заповедника, каким образом им удалось приручить дракона.
- Ходят слухи, что в этом замешан какой-то древний амулет, - произнес он, подняв к небу крючковатый палец. – Кое-кто поговаривает, что это как-то связано с Хозяином Драконов.
Гарри встрепенулся. Этот титул он уже слышал.
Но председатель сумел замять этот всплеск интереса. Он расхохотался.
- Ну, эти сказки годятся разве что для журналов, печатающих разные небылицы, - сказал он, - А о том, каким образом проводится обучение наших драконов, лучше всего расскажет руководитель Западного участка, мистер Рэшли.
- А где он, кстати? – спросил кто-то, - А, директор?
- Он на своем участке, - сказал Салах, - В связи с последними событиями его присутствие там необходимо. Но у нас есть способ связаться с ним.
Рядом со столом появилось облако вроде того, на котором Скримджер демонстрировал нападение Пожирателей. На нем было лицо начальника Западного участка. Теперь изображение было четким и ясным. Хмурый Грегор вопросительно посмотрел на зал.
- Мистер Рэшли, - деловым тоном спросил председатель, - не могли бы вы рассказать нам подробнее о процессе обучения драконов. Каким образом вы добились таких потрясающих успехов?
Выражение лица Грегора не изменилось. С таким же угрюмым видом он ответил:
- Для экспериментов мы отбирали тех особей, что были либо выращены человеком, либо жили в Заповеднике всю жизнь. Таким образом, можно было говорить о некоей изначальной привычке к присутствию человека. Мы разработали ряд тестов, призванных приучить драконов к подчинению. Нами изобретены специальные заклятия, позволяющие держать драконов под контролем. Мы воздействуем на них комплексно, и такой подход себя оправдывает.
Не всем колдунам пришлось такое объяснение по душе. Некоторые о чем-то переговаривались тихо между собой. До Гарри снова долетели слова «Хозяин дракона» и даже «Драконье Сердце».
Совещание подошло к концу. Программу действий приняли практически единогласно, и Скримджер с трудом сдержал удовлетворенную улыбку.
Гарри удивляло, почему Министр Магии так озаботился о безопасности драконов? Если он считал Грегора Рэшли виновным в измене, почему нельзя было просто арестовать его?
Дождавшись, когда зал покинет последний посетитель, Мелисса подала знак выходить. Вид у нее был суровый и решительный. От следа утренней грусти не осталось и следа. Когда Альберт сказала, что хочет в туалет, она сердито приказала ему терпеть, пока они… Тут она замолчала, но Гарри догадался, что она собралась предпринять. Сообщить отцу о готовящемся аресте.
Он не собирался мешать ей. Он не доверял Скримджеру. К тому же за Грегора ручался Чарли. То, что начальник Западного участка не сообщил собранию, как на самом деле происходит процесс приручения, не казалось ему странным. Похоже, Драконье Сердце было слишком драгоценным средством, чтобы сообщать о нем… Тут его осенило. А что если Волан-де-Морт на самом деле нужны не вампиры, а драконы? Что если он ищет Драконье Сердце, с помощью которого сможет подчинить гигантских ящеров? Грегор не смог сделать этого. Но вдруг Темному Лорду известен способ…
- Ладно, - сухо сказала Мелисса, когда они покинули минус первый этаж и вышли из лифта, - увидимся за ужином.
Они с Альбертом отправились в сторону своей комнаты, а Гарри побрел к своей. Обед они давно пропустили, и живот слегка бурчал. Но идти к Локи Гарри не решился. Сложно было даже предположить, как тот отреагирует на неявку на обед. А еще за ними водился побег с завтрака…
Гарри вошел к себе и обнаружил, что его ждут.
В креслах сидели Грозный Глаз Грюм и Люпин.
- Что? – вскричал Грюм, увидев Гарри, - Парень разгуливает безо всякой охраны? Это ни в какие ворота не лезет. Что если бы этот вампир решил его выкрасть? Что бы Чарли не рассказывал о местной охране, я не могу им доверять. Чего стоят эти бездельники-гномы? Что они вообще здесь делают, хотел бы я знать?
Люпин как обычно выглядел изможденным и при последних словах лишь слабо усмехнулся.
- Привет, Гарри, - сказал он, - Грюм будет сопровождать тебя к граф Цепешу.
- Я бы перенес встречу, - решительно заявил Грозный Глаз, - Я не жду от кровососов ничего хорошего, и раз уж Орден согласился на предложение вампира, что я лично считаю настоящим безумием, то можно было бы хотя бы попробовать смешать ему карты. Скажем, перенести встречу с полуночи на час назад в другом месте, где бы мы заранее все подготовили. Сами понимаете, антивампирские заклятия и все такое прочее…
- Ничего, - сказал Люпин, - Гарри будет сопровождать двадцать отборных мракоборцев. Еще столько же будут дежурить вокруг места встречи. Это устроил Кингсли Бруствер. Мракоборцы будут считать, что сопровождают какую-то шишку из министерства.
- А где… где состоится встреча? – спросил Гарри.
- Одно старинное кладбище поблизости, - ответил Люпин. - Предложение Дракулы.
- Мы его десять раз проверили, - проворчал Грюм, - но я все еще не уверен, что там нет какой-нибудь ловушки. Будь моя воля…
Время до вечера Гарри скоротал в обществе Грюма и Люпина. Они сопровождали его и в столовую, где Тор и Локи против обыкновения вели себя смирно и не позволяли себе практически никаких вольностей. Мелисса с Альбертом за ужином не появились. Гарри решил, что они отправились к отцу.
- Как мы туда попадем? – спросил он, - На метлах?
- Нет, - покачал головой Люпин, - воспользуемся подземными путями. Это она из причин, почему мы согласились на встречу. Кладбище находится в глубине заповедника. Чарли организует дополнительное наблюдение и поддержку, так что у Дракулы не будет шансов незаметно привести с собой хоть одного вампира.
Они еще немного поговорили о том, как себя следует вести Гарри, каким защитными амулетами его снабдят, кто будет его страховать и с какой стороны.
Глядя на Люпина, Гарри внезапно вспомнил о способности вампиров подчинять себе оборотней.
- Да, - согласился Люпин в ответ на его осторожный вопрос, - Я здесь по другому делу.
- Фенрир Сивый? – тихо спросил Гарри, - Из-за него?
Люпин кивнул.
- Он сопровождает Сам-Знаешь-Кого. Зачем-то ему нужен. Может быть, Темный Лорд знает заклятие против вампирских чар. А, может, он не опасается Дракулы. Чем тот может навредить ему?
- А Волан-де-Морт не сможет пронюхать о сегодняшней встрече?
- Вряд ли, - ответил Люпин, - О ее цели даже в Ордене мало кто знает. Мы прекрасно понимаем, что Темный Лорд ни в коем случае не должен узнать о ней заранее. Ведь он может обмануть вас. Показать не то, завести в ловушку…
Гарри опустил глаза. В его памяти навечно запечатлелись обстоятельства гибели Сириуса.
- А Скримджер? – внезапно спросил он, - Я видел, что его сопровождал вампир. Ангиш. Может, министерство тоже в курсе того, что состоится сегодня?
Люпин покачал головой.
- Насколько нам известно - а у нас в Министерстве хорошие источники - Дракула в самом деле обеспокоен появлением Сам-Знаешь-Кого в здешних краях. Он, конечно, не смеет выступить против него в открытую. Все, что он может – это плести интриги. Он убедил Скримджера, что Волан-де-Морта интересуют прирученные драконы. И тот сразу ухватился за эту идею.
- Но… но он считает Грегора Рэшли виновным в измене, - сказал Гарри, - Значит, это навет?
Люпин, однако, пожал плечами.
- Я точно не знаю,- сказал он, - но слухи о том, что на Западном участке не все чисто, до нас доходили давно. Чарли тоже говорил, что подозревает кого-то. Поэтому все может быть…
Гарри перебрал в уме все, что увидел в лагере драконщиков, и решил, что действительно все возможно. Взять хотя бы тех тварей в подземелье. Кто их там развел? Тиль? Без согласия Грегора?
Из задумчивости его вывел Грозный Глаз Грюм, который принялся вытаскивать из старого чемодана, принесенного им с собой, различные амулеты и обереги, которые Гарри следовало надеть.
Грюм предлагал натереть тело едучим чесноковым настоем, но потом все-таки согласился, что Дракуле потребуется приблизиться к Гарри ближе, чем на десять шагов.
- Да и кожа потом, бывает, сходит, - добавил он как бы в раздумьях, - Но в старые времена это средство широко применялось.
Впрочем, насколько Гарри мог судить, он и безх едучего настоя был прекрасно защищен.
Ожерелья на запястьях, шее и даже щиколотках должны были отпугнуть кровососов. В нагрудном кармане лежала сушеная веточка омелы – средство, которым Чарли закрыл их от Дракулы тогда, в хижине.
Более того, Люпин отдал Гарри те таинственные часы, с помощью которых они переместились из Норы в румынский лес.
- Это Портативный Портал, - сказал Люпин, - Он настроен на Западный участок, но я бы не советовал пользоваться им. Сам помнишь, что Дракуле уже удалось однажды изменить пункт прибытия. Но если не будет другого выхода, нажми на циферблат.
Когда Гарри был готов к выходу, от всех этих талисманов он значительно потяжелел.
- Удачи, - сказал Люпин на прощание.
Гарри кивнул. Удача ему не помешает.
До места они добрались на транспортере, который, слава богу, ехал со скоростью обычного лондонского автобуса. В поездке Гарри сопровождали десять мракоборцев, чьи лица были скрыты. Он, по приказанию Грюма, тоже накинул капюшон на голову.
На поверхности к ним добавился еще десяток охранников.
Гарри невольно передалось беспокойство окружающих. Он даже подумал, что не отказался бы сейчас от присутствия поблизости Воина-Дракона.
Через пять минут неспешного хода они вышли к воротам заброшенного кладбища. Вышедший из-за туч месяц осветил обрушившиеся надгробья и покосившиеся кресты. Сорняки густо заплели тропинки.
- Стой, - сказал Грюм, - Туда мы не пойдем. Бродить среди могил, в которых еще неизвестно кто похоронен… Нет уж.
Гарри стоял, окруженный плотной толпой мракоборцев и чувствовал себя по меньшей мере премьер-министром.
Несколько минут они стояли в тиши, нарушаемой лишь криками ночных птиц. Потом по рядам волшебников пронесся шепоток и Гарри разобрал: «Идет». Он попытался выглянуть в просвет между спинами, но его сжали еще теснее.
- Приветствую вас, - услышал он суровый голос, который нельзя было ни с кем спутать, - Я соблюдаю условия договора и пришел без помощников и без злого умысла. А теперь дайте мне поговорить с мальчишкой.
- Спешить некуда, - ответил ему Грюм, - Для начала я хотел бы кое-что проверить…
Судя по хлопающим звукам, он обыскивал Дракулу. Видимо, только на свой глаз он не полагался.
- Кажется, все в порядке, - наконец донесся недовольный голос Грюма, - Но, запомни, стоит мне решить, что ты делаешь что-то не то, я медлить не буду. Думаю, тройного заклятия «Краккантум» твоим доспехам не выдержать, а?
- Бояться нечего, - ответил граф. - Дело не займет много времени.
Мракоборцы перед Гарри расступились, и он увидел Влада Цепеша.
Тот стоял в десяти шагах от него. Ветер колыхал седые длинные волосы графа, шевелил полы плаща. В глазах залегла пещерная тьма, суровое лицо застыло словно камень.
А рядом с вампиром стояла… Кристи.
Гарри нахмурился и посмотрел на Грюма, но тот развел руками, будто говоря: «путь чист».
Гарри сделал шаг вперед, не отводя взгляда от лица девушки, белевшего как снег.
Она тоже смотрела на него, и в ее взгляде было что-то ободряющее, дружеское.
Почему же Дракула сказал, что пришел без помощников? Неужели остальные не видят ее?
Гарри встал в трех шагах перед графом и его спутницей.
Мракоборцы окружили их плотным кольцом.
Он вопросительно взглянул на Дракулу.
- Ну, и как вы собираетесь это сделать?
Тот чуть искривил губы в улыбке и, скосив глаза на Кристи, сказал:
- С ее помощью.
В тот же миг девушка шагнула к Гарри и взяла его за руку.
- Не волнуйся, - сказала она, - это не больно.
Грюм почувствовал, что что-то идет не так и предостерегающе крикнул.
Но было поздно.
В глазах Гарри помутилось, неведомая сила рванула его в звездную бездну, все завертелось и…
…и через мгновение Гарри обнаружил себя лежащим на холодном каменном полу.
До него донесся едкий смешок, и голос графа произнес:
- Добро пожаловать, Гарри Поттер, в мой замок. Долго же пришлось тебя ждать.

Глава 10. Сигишоар


Гарри встал, поправил очки и огляделся.
Даже он, неоднократно бывавший в самых заброшенных подземельях Хогвартса, почувствовал отвращение.
Могильный тлен и гниль окружали его со всех сторон. Каменные стены покрывали слои паутины и пыли, а подсвечники на них превратились в неопределенные комки грязи. Гарри вытер руки о мантию, стараясь не думать о том, чем таким липким были покрыты его ладони. Может, это была кровь, смешанная с пылью?
Дракула не сводил с него красных глаз, но ничего не говорил, видимо, давая гостю осмотреться.
Гарри старался не паниковать. В конце концов, у него есть портал Чарли. В любой момент он может перенестись в лагерь. Да что там… Он ведь умеет трансгрессировать. Опыт его в этом невелик, но если сильно прижмет…
Эти мысли несколько его успокоили. Вообще говоря, он не был удивлен. Ему и раньше казалось сомнительным, что Дракула будет пытаться проникнуть в мысли Волан-де-Морта в присутствии посторонних. Каким образом только ему удалось это сделать? Опять эта Кристи. Правильно ли Гарри понял, что на кладбище ее не видел никто, кроме него. Ну, и Дракулы, конечно.
В помещении, кроме трона, находилось несколько гробов. Сваленные у стен, они истлели, доски в крышках провалились, и, насколько Гарри различал в полумраке, внутри них не было никого. Хотя комья земли, валявшиеся вокруг, выглядели свежими. Словно их рассыпали недавно.
- Мои дочери, - негромко произнес Дракула. – Здесь они спят. Сейчас их нет. Я всех отослал. Мы с тобой остались одни.
Гарри пересчитал гробы.
Девять.
- Вы многодетный отец, - пробурчал Гарри, машинально нащупывая в кармане оберег, который ему вручил Грюм – Софийскую Стрелу. Это был особый дротик, способный на время обездвижить вампира. Тоже на крайний случай.
Дракула откинулся на спинку трона. Его руки с длинными, почти звериными, когтями лежали на подлокотниках.
- Я понимаю, что все здесь выглядит… хм… запущено, - проговорил он спокойно, - но у меня еще будет время привести замок в порядок. Я слишком долго отсутствовал.
- А где вы были? – спросил Гарри, с трудом заставляя себя посмотреть на графа.
Вампир не ответил. Он встал с трона и спустился с невысокого постамента.
- Давай лучше займемся делом, - проговорил он и шагнул к Гарри.
Тот невольно отступил назад. Вампир остановился. Его глаза недобро сверкнули.
- Не стоит бояться меня, - сказал он. – Я не враг тебе, Гарри Поттер. К тому же, ха-ха… я сейчас не голоден.
У Гарри пробежали мурашки по спине при этих словах. От графа исходило непрекращающееся ощущение угрозы. Гарри вспомнил, что многие учебники по борьбе с вампирами предупреждали о способности этих тварей завораживать человека. Помня об этом, он избегал даже короткого визуального контакта с графом. Но Дракула, похоже, не собирался гипнотизировать его. Странным образом Гарри почувствовал себя спокойнее от таких мыслей.
- Пойдем, - сказал вампир. – Нам надо подняться в башню.
Он пошел к темному проему, за которым угадывались очертания винтовой лестницы.
- Люмос!
Граф покосился на огонек на конце палочки Гарри, и тому показалось, что на губах вампира мелькнула улыбка. Тот, несомненно, прекрасно обходился и без света.
Внимательно смотря под ноги, Гарри поднимался следом за хозяином замка. Ступени покрывал вековой слой пыли, лишь посередине чуть примятый дорожкой следов. Ходили здесь явно нечасто. Гарри подумал, что граф и его сородичи пользовались для перемещений по замку другими путями и способами.
На первых двух пролетах стены были сработаны из грубого камня. Проржавевшие стойки для факелов, грубо замурованные ниши. В одном проеме кладка растрескалась, несколько камней вывалились, и Гарри с содроганием заметил кисть скелета, высунувшуюся наружу. На кости болтался железный наручник с обрывком цепи. Он представил, как отчаянно жертва боролась за слоем камней, и ему стало не по себе.
В том, что замок Дракулы даст сто очков вперед по мрачности любому дому темных волшебников, он не сомневался. Но все же признавал, что здесь не было ощущения таинственности и мрака, окутывавшего, например, дом Блэков. Замок графа был обычным склепом. Здесь повсюду царила смерть. Даже его хозяин был мертв.
Гарри подумал о том, что сейчас идет следом за мертвецом. Он посмотрел на высокую фигуру впереди. Граф поднимался по каменным ступеням быстро и без видимых усилий. Подол его черного плаща лишь на волосок не доставал до пола. Гарри отметил про себя, что на ткани не видно ни пылинки.
- Еще немного, - донесся до него негромкий, но звучный голос.
Граф не оборачивался, но, похоже, услышал участившееся дыхание своего гостя.
Они поднялись еще на один этаж, таким образом, оказавшись на восьмом. По пути Гарри видел пустынные анфилады, уходящие вдаль. Там было темно, слабый ночной свет проникал сквозь узкие окна, отбрасывая причудливые тени в коридоре.
Кем же был граф при жизни, если ему принадлежал такой замок? Гарри смутно пожалел, что, прочитав в последнее время немало книг о вампирах, он не догадался поискать исследований, посвященных Дракуле. Упоминания о нем встречались практически в каждой, но какие-то скупые и однообразные. Обычно сообщалось, что Влад Цепеш получил прозвище Дракула (что означало Дракон) за свою неимоверную жестокость. Жителям Румынии, где жило множество драконов, было с кем сравнивать.
Влад Цепеш был воином. Во главе крупного войска он оборонял рубежи страны от турецких набегов и был беспощаден не только к врагам, но и к своим провинившимся солдатам. История его обращения в вампира неизвестна. Основными считалось две версии. По одной из них якобы на графа натравили вампира турки, решившие таким образом избавиться от сильного противника. По другой – граф заблудился на охоте, отсутствовал несколько дней, после чего вышел из леса уже в новом обличии. После этого авторы приводили ряд сведений об особо активном периоде деятельности графа, когда он пытался перебраться из Восточной Европы в Англию. Тогда его планам помешали, и один ирландский исследователь брал на себя смелость утверждать, что с Цепешем покончено навсегда. В общих чертах, везде признавалось, что Дракула был весьма изворотливым и коварным вампиром, но не более того.
Сейчас, очутившись в замке, Гарри понял, что современным вампироведам было известно далеко не все о Владе Цепеше.
Чем выше они поднимались по лестнице, тем отчетливее Гарри понимал, что находится в доме волшебника. Хотя ни в одном учебнике не говорилось, что Дракула владел магией.
На последнем, восьмом, этаже отпали последние сомнения в этом. В просторной комнате, увенчивающей башню, вдоль стен высились полки, уставленные горшками и котлами всевозможных размеров. Все они покрылись пылью, растрескались и давно пришли в негодность, но когда-то они, несомненно, использовались для варки зелий. Уцелевшие фрагменты мозаики на одном из четырех полукруглых окнах, начинавшихся от самого пола, изображали особые цветовые схемы. Они использовались для лунной магии. О таком виде колдовстве им рассказывал Флитвик. Гарри смутно припомнил, что лучи светила должны определенным образом собираться стеклами и отражаться в определенную точку. Он посмотрел по сторонам и разглядел, что на сферическом потолке под слоем грязи и копоти виднеются линии и символы заклинаний и магических фигур. В центре комнаты имелось углубление в полу, в котором, несомненно, раньше разводили огонь. От него в разные стороны разбегалась паутина трещин. Будто в пол ударила молния или огромный молот.
Дракула стоял на фоне звездного неба, и, сложив руки на груди, наблюдал за Гарри. Легкий ночной ветер шевелил полы его плаща. Длинные седые волосы вздымались и создавали серебристый ореол вокруг головы графа.
- Следы моих былых занятий, - сказал он с еле различимой усмешкой. - Когда-то я проводил здесь недели, не спускаясь к своим людям.
Гарри подошел к одному из окон, так, чтобы стоять не слишком близко к Дракуле, и посмотрел вниз.
Они находились в самой высокой башне замка. Гладкая стена обрывалась сразу за окном и падала на небольшой дворик, вымощенный булыжником. Башню окружала крепостная стена, за которой начинался внешний пояс оборонительных заграждений. Бастионы, широкие наружные стены, по которым могли проехать несколько конников в ряд, опущенный через ров мост на цепях – все неповрежденное и выглядит так, будто жители замка ушли совсем недавно. Время пощадило строение. Замок будто в течение столетий находился под непроницаемым колпаком. Насколько Гарри знал, обычно заброшенные замки постепенно разрушались под действием воды и ветра. А чего стоят туристы? Почему жители городка, спящего в нескольких милях от замка, не разобрали его по кирпичикам? Может, боялись памяти Дракулы? Или пока он отсутствовал, здесь квартировали другие вампиры?
Или город также мертв, как и дом Дракулы?
Гарри вгляделся в разбросанные по долине и на склонах гор маленькие бедные домики. Стояла глубокая ночь, но в некоторых домах мерцали огоньки.
Может, там дожидаются разрешения Дракулы вернуться в замок его дочери? В воображении Гарри возник образ – деревня, населенная вампирами.
- Сигишоар, - тихо произнес граф.
Он встал у другого конца окна и устремил на ночной город свой жесткий немигающий взгляд.
- Я использовал опыт создателей Хогвартса, - сказал он как бы задумчиво. - Путь к моему замку может найти лишь посвященный.
Он указал на какой-то небольшой столбик, стоявший перед одним из зданий и усмехнулся.
- Все, даже маглы, знают, что я родился здесь, в Сигишоаре. Даже памятник стоит. Но никто не знает, что мой замок по-прежнему здесь.
- Заклятие Ненаносимости? – спросил Гарри.
Граф кивнул.
- И еще кое-что. Пара заклятий собственного изобретения. Сам понимаешь, волшебнику в моем положении необходимо надежное убежище.
Гарри отметил, что Дракула назвал себя волшебником. Не бывшим волшебником, не вампиром… Впрочем, он уже продемонстрировал, что владеет магией. Так почему бы ему не считать себя колдуном?
- Как вам удалось доставить меня сюда? Тоже магия вашего изобретения?
Дракула повернулся. Лицо его ничего не выражало.
- Кто эта девушка? Кристи? – не удержался Гарри от вопроса.
Дракула слегка обнажил клыки. Выглядело это так, будто он собирался броситься на собеседника, но Гарри уже знал, что это должно означать улыбку.
- Понравилась? – спросил вампир. – Но должен тебя разочаровать. Кристина – прекрасный магический объект, но не подходит для романтических прогулок под луной. Фантом.
Он облизнул узкие губы, и Гарри отвел глаза. Значит, Волшебный лифт сказал неправду. В самом деле, кому могло прийти в голову обсуждать магию Дракулы в лифте? Не самим же вампирам? Те, кстати, и не могли попасть в него.
На всякий случай Гарри спросил:
- Да? А я считал, что это ваш раб. Ведь, по-моему, только так вы могли связаться со мной. Для этого ведь вам был нужен живой человек…
Дракула больше не улыбался. Его лицо снова превратилось в каменную маску. Однако сказать, что он удивился, было нельзя. Вообще, было непонятно, о чем он думает.
- Я предлагаю заняться делом, - сказал вампир и отошел от окна так, будто они говорили сейчас о пустяках.
Несколькими широкими шагами он пересек комнату, склонился над грудой сваленных вещей, запустил руки в нее, потянул… И из-под посыпавшихся в стороны черепков и ветоши появились очертания гроба.
Он был сделан из камня и, судя по виду, весил немало. Вампир, впрочем, без особых усилий поставил гроб в центре комнаты, рядом с углублением для огня. В крышке имелась прорезь в виде креста. Граф ловко открыл гроб, внутри которого обнаружилась фигурная выемка в форме человеческого тела. Если бы кто-то лег в нее, и его накрыли крышкой, у него не было бы возможности пошевелиться. Гарри вопросительно поднял глаза на графа.
Тот недвусмысленно указал ему подбородком на каменное ложе.
- Ч…что? – спросил Гарри, похолодев от мысли, что ему придется…
- Ложись, - сказал граф и, не дожидаясь ответа, приступил к приготовлениям.
Метлой, извлеченной из дальнего угла, он отмел в стороны пыль возле гроба. Внимательно вглядываясь в открывшийся на полу рисунок, он что-то пробормотал под нос. Потом разыскал на полках несколько целых подсвечников с огарками, зажег их, щелкнув пальцами над фитилями свеч. Вспыхнуло голубое пламя. Гарри видел, что граф почему-то не использует волшебную палочку. Но сейчас мысли его занимало другое.
Неужели вампир действительно хочет, чтобы он лег в гроб?
- Что вы хотите сделать? – спросил Гарри, забыв заставить голос звучать твердо.
Вампир очертил гроб кусочком черного мелка и принялся наносить различные символы в различных местах получившегося круга.
- Я называю это Всевидящим Ложем. Звучит не очень впечатляюще, но, по сути, верно. Небольшое улучшение древней магии. Бывало, я проводил в нем несколько суток подряд, проникая в умы самых разных людей. Приходилось заставлять себя выбираться, чтобы питаться. Крышка нужна, чтобы Волан-де-Морт не увидел тебя, если он все-таки что-то заподозрит.
- А почему вы сами не хотите попробовать проникнуть в ум Волан-де-Морта? – тупо спросил Гарри.
- Ты думаешь, я не пробовал? Он закрылся очень прочным щитом. Но ты, я думаю, сможешь пробиться сквозь него. Я слышал, что между вами существует очень крепкая связь.
Гарри огляделся по сторонам.
Ему не нравилась затея Дракулы. Добровольно лечь в гроб, из которого, кто знает, может быть, его уже не выпустят? Он вспомнил про портал, лежащий в кармане. Сработает ли он?
- Бояться нечего, – повторил граф. - Забирайся внутрь.
Он уже закончил приготовления и стоял возле гроба, приподняв крышку.
- Может быть, это будет даже не больно, - сказал вампир без малейших признаков усмешки. – Не слишком больно.
Гарри мешкал. Он хотел возразить, сказать что-то, но не находил слов. Гермиона бы, наверное, сказала, что он сошел с ума. Но тут же он вспомнил, сколько раз поступал наперекор советам других людей. И это почти всегда срабатывало. Вообще, почему он все еще здесь, и до сих пор не воспользовался порталом и не унесся отсюда?
Он глубоко вздохнул, собираясь сказать, что передумал, но вместо этого шагнул вперед и ступил одной ногой внутрь гроба. Граф следил, как он садится, устраивает ноги в продолговатые гнезда, ложится на спину, расправляет руки вдоль туловища и опускает голову.
Крышка легла сверху, и в ноздри Гарри ударил странный сырой запах. Он представил, что на этом же самом месте много раз лежал мертвец, и с огромным трудом удержался от того, чтобы не сбросить крышку и не вырваться наружу.
Прорезь креста была довольно широкой, и он видел, как Дракула обошел вокруг гроба, разглядывая свои письмена. Потом вампир склонился над лицом Гарри и произнес:
- Закрой глаза и постарайся ни о чем не думать. Я открою тебе путь к разуму Волан-де-Морта. Тебе придется побороться, чтобы проникнуть в него. В этом я немного помогу. Поначалу я смогу поддерживать с тобой контакт, пока такая возможность будет. Но помни, что ты ни в коем случае не должен открывать глаза.
Скрепя сердце, Гарри закрыл глаза и попытался расслабиться. Безуспешно. Лежа в гробу, это оказалось сделать сложно. Холод от камня, казалось, обжигал. Всевидящее Ложе предназначалось для покойников, а не для живых людей.
Дракула тем временем начал читать заклинания на незнакомом Гарри языке.
Гарри в тщетных попытках очистить разум уцепился за бормотание вампира. Некоторые слова казались ему смутно знакомыми. Они напоминали латынь, но какую-то неправильную. Будто говорил плохо знакомый с нею человек.
- Приготовься, - сказал граф. - Когда я ударю в третий раз, ты попадешь в разум Волан-де-Морта. Там я скажу тебе, что делать.
- Приготовься!
Первый удар по крышке был подобен молоту. Гроб содрогнулся, но Гарри сумел удержать веки закрытыми.
- Пусть летит твой дух словно стрела! - провозгласил Дракула, и второй удар, сильнее прежнего, подбросил Гарри на его каменном ложе.
«Что я здесь делаю?» - пролетела как стрела очень интересная мысль в голове Гарри.
- Том Реддл, я вижу тебя! – голос Дракулы взревел как порыв шторма, и третий удар обрушился…
Нет, не обрушился. Только показалось, что крышка сейчас расколется напополам. А в следующее мгновение Гарри оказался в каком-то тихом и спокойном месте. Здесь царила тишина. Пропали ночные звуки, исчез треск магических свечей, замолчал Дракула.
Гарри лежал, не чувствуя тела. Что произошло? Что он должен делать?
- Открой глаза. Теперь можно.
Голос Дракулы.
Глаз по сути нет. Гарри теперь не больше чем дух. Но, видимо, он дал мысленный приказ прозреть, и перед ним возникает странная картина.
Он будто в пустыне. Куда не глянь, вокруг ярко-оранжевая пустота. Вверху, над головой она становится светлой, почти белой. Впрочем, над головой – так сказать нельзя. Тела Гарри не ощущает и не видит его. Он - точка пространства, осознающая себя и окружающий мир. Мир, который… совершенно непонятен. Стоило Гарри подумать о верхе и низе, как стало ясно, что верх вовсе не обязательно находится над ним. Он скорее вниз… Да что же это такое?
- Не пытайся осмысливать себя, - он скорее почувствовал, чем услышал, голос Дракулы. - Здесь это не работает. Просто существуй. Смотри. Запоминай. Но не проговаривай то, что видишь, про себя. Так можно сойти с ума. Мы на первом уровне охраны разума Волан-де-Морта. Его пройти довольно легко. Просто реши, что будешь плыть по этому океану вечность. Пока ты будешь надеяться добраться до конца, ты не сможешь пройти его.
Гарри подчинился.
Он представил себя птицей, летящей над (под?) песком, как он наслаждается полетом, как он хочет, чтобы это длилось вечно…
Хлоп!
Тело вернулось к нему. Но он не в гробу в замке Дракулы. А в гораздо худшем месте.
Он прикован цепями к стене, запястья и щиколотки охватывают железные кольца. Кожа под ними расползается на глазах, обнажая мясо, сухожилия…
Что с ним?!
- Ты - молодец! – Дракула снова рядом, хоть его и не видно. - Я за тобой еле поспеваю. Значит, так. На втором уровне главное не пугаться. Если дашь волю страху, то очень быстро потеряешь рассудок. Здесь это может случиться очень легко. Ты должен заставить себя наслаждаться болью, желать, чтобы тебе причиняли все большие страдания и муки. Понял…
Гарри с ужасом почувствовавший, что из стены за его спиной начинают расти острые гвозди, судорожно вздохнул. Он попытался представить, как острие одного из гвоздей протыкает кожу на руке, пронзает мышцу, выходит снаружи… Странным образом он почувствовал облегчение. Он не чувствовал боли, но разум будто освободился. Еще чуть-чуть и он сможет покинуть пыточную. Он вообразил еще десяток игл, впившихся ему в живот и разорвавших плоть, обнажая внутренности и…
Хлоп!
Перед его глазами возникло темное помещение.
На скамьях, стоявших вдоль стен, сидело несколько Пожирателей смерти. Лица были скрыты, но некоторые фигуры показались Гарри знакомыми. Гойл, Беллатриса Лестрейндж, Люциус Малфой… У отца Драко несколько прядей белых волос выбились из-под капюшона. Так что сомнений в том, что это он, не возникало. Стоп. Малфой на свободе? Значит, он сбежал?
- Фуух! – снова голос Дракулы. – У Волан-де-Морта извращенный ум. Не так-то просто догадаться, что надо причинять себе еще больший вред. Но ты проходишь все испытания без усилий. Это вселяет надежду.
- Вы хотите сказать, что Волан-де-Морт создал укрепления на пути к своему разуму? – спросил Гарри. - Зачем? Я имею в виду, он что не мог просто воздвигнуть непроницаемую стену? Зачем все эти испытания?
- В том-то и дело, что мы сейчас имеем дело не с сознательно созданными испытаниями. Полностью закрыть свой разум не в силах никто. Рано или поздно найдется кто-нибудь достаточно сильный, чтобы сломать или обойти преграду. Видимо, Волан-де-Морт подспудно догадывался об этом. Потому что все эти уровни – все они плод неосознанной работы мозга. Нам еще повезло, что их всего три.
- Так это не настоящие Пожиратели смерти?
- Нет. Это маскировка. Для того, чтобы ее пройти, заставь Волан-де-Морта действовать неестественно. Только делай это аккуратно. Мы сейчас очень близко к его разуму. Надо быть осторожнее.
- Но как я смогу заставить его?
- Ну, ты же думаешь, что видишь его глазами. Находишься внутри головы Волан-де-Морта. Почти он сам. Вот и заставь его сделать что-нибудь странное.
Гарри уставился на маленькую фигурку на самом краю. Драко Малфой? Подозвать его к себе? Рука лорда приподнялась и вытянулась в сторону Пожирателя. Указательный палец согнулся. Фигурка послушно приблизилась.
Мм… Что же ему приказать такого странного? Неестественного. Подружиться с Гарри Поттером?
- Немедленно почисти зубы, - приказал он мысленно, и уста Темного Лорда повторили эти слова.
Драко откинул капюшон и удивленно посмотрел на своего повелителя. Не сработало, подумал Гарри. Но Драко отступил на шаг, засмеялся, и тут же вся картина рассыпалась на тысячу кусочков.
- Отлично сработано, - произнес Дракула. – А вот и та самая непроницаемая стена. Ну, почти непроницаемая. Я, во всяком случае, не могу ее пройти.
Стена была в самом деле что надо. Вправо и влево уходили гладкие поверхности из плотно подогнанных друг к другу камней. Верхушка стены терялась в вышине.
- Ее не перелезть, - предостерег вампир.
- А как с ней быть? – спросил Гарри.
- Если бы я знал, то сделал бы это, - ответил граф. - Но, думаю, ты сумеешь найти способ. Ведь между вами есть особая связь. Она осталась. Волан-де-Морт мог спрятать этот канал, сузить его, но чтобы прервать навечно… Это вряд ли.
Гарри внимательно оглядел стену. Каждый из камней покрывали письмена заклинания. Они, несомненно, должны были препятствовать попыткам разрушить заграждение.
- Лучше не прикасайся к стене, - посоветовал Дракула. – Заклятия обращают в пепел любого, кто сделает это.
Гарри задумался. Если бы у него была палочка! Но сейчас его тело представляло из себя не более, чем неясную мысль. Мысль Волан-де-Морта… Мысль, каким-то образом выбравшуюся за пределы стены и блуждающую там… Вернее, проникшую извне… Но если эта стена непроницаема, то как…
Решение пришло внезапно.
Стоило ему подумать о том, каким путем Волан-де-Морт получает информацию о происходящем вокруг него, как он смог разглядеть тоненькие, еле различимые щелочки между камнями. Через которые никто не смог бы проскользнуть. Кроме… мыслей?
Гарри наклонился к щели, вглядываясь в нее, и его сразу же потянуло внутрь. Он не стал противиться втягивающему потоку и…
Хлоп!
Он стоял на каком-то возвышении и всматривался в раскинувшуюся перед ним долину. Она показалась ему смутно знакомой, но Гарри не мог вспомнить, где ее видел. На дне долины лежал небольшой городок.
К лицу приблизилась морщинистая чешуйчатая ладонь и потерла нос.
От осознания того, что он сейчас находится в голове Волан-де-Морта, Гарри стало не по себе. Он замер и приказал себе ни о чем не думать, боясь спугнуть Темного Лорда.
Минуты шли, а Волан-де-Морт все также разглядывал холмы на другой стороне долины и не двигался с места.
Похоже, Дракула не смог проникнуть вместе с ним. Или он здесь? Но Гарри не решался позвать вампира.
Задачу ему облегчил Темный Лорд. Он повернул голову, и Гарри увидел стоявшего рядом Пожирателя смерти. Лица того видно не было.
- Как ты думаешь, где он мог спря… – спросил Темный Лорд.
А Гарри тем временем чуть слышно прошептал:
- Вы здесь?
Лорд сразу же осекся. Он замер.
- Мой повели… - начал пожиратель, но Темный Лорд оборвал его, подняв руку.
Несколько мгновений Волан-де-Морт прислушивался, потом сделал несколько быстрых шагов, осматриваясь по сторонам.
Гарри благодаря этому тоже смог оглядеться.
У подножия склона виднелось несколько фигур. Темный Лорд не обратил на них никакого внимания. Очевидно, это были его слуги. Наконец, он успокоился, наверное, решив, что ему послышалось, и снова повернулся к холмам.
Но Гарри уже достаточно знал Темного Лорда. Он понимал, что тот будет начеку. Хорошо еще, что тот не понял, откуда донесся голос. Это означало, что о советах Дракулы можно забыть. Да и здесь ли он вообще?
Гарри смотрел глазами Темного Лорда на спящий город и не имел ни малейшего понятия, каким образом ему проникнуть в мысли Волан-де-Морта. Он мог слышать, что тот говорит, видеть, на что тот смотрит, даже чувствовать ночной холод его кожей, но не более…
Дракулу интересовали планы Того-Кого-Нельзя-Называть. Об этом Темный Лорд еще мог что-нибудь обронить в разговоре с последователями. Но не будет же он говорить с ними о том, где спрятаны крестражи?
Граф не дал ему никаких особых инструкций. Значит, полагал, что Гарри сам поймет, как действовать. Хм…
Он попробовал расслабиться и перестать думать о чем-либо. Может, таким образом ему удастся услышать мысли Волан-де-Морта?
Но в этот момент Темный Лорд сделал знак рукой, и Пожиратель смерти приблизился.
- Скажи остальным, - произнес он своим шипящим голосом, - чтобы обыскали каждый дюйм вокруг города. Я абсолютно уверен, что замок здесь. Он спрятан каким-то образом. Если это что-то вроде Хогвартса…
Он замолчал, задумавшись.
- Но, повелитель, - проговорил пожиратель. - Тогда мы не сможем обнаружить его.
Волан-де-Морт посмотрел на него, и Гарри почувствовал короткий приступ злобы. Нет, это не он почувствовал. Это были чувства лорда…
Этот эффект уже был ему знаком. Когда он в теле змеи напал на мистера Уизли… Вернее, это сделал Темный Лорд, но Гарри чувствовал все так, будто сам кусал отца Рона…
- Естественно, вы должны искать его не на ощупь, - произнес медленно лорд. - Пользуйтесь устройством Северуса.
Гарри подумал, что лорд каким-нибудь заклятием подкрепит свой совет, но тот уже отвернулся.
И тут до него дошло, что сейчас сказал Волан-де-Морт.
…устройством Северуса.
Снегг здесь?
Он ощутил приступ ярости, многократно превосходящей ту, что только что испытал лорд. Это даже напугало Гарри. Видимо, пока он находился в голове Волан-де-Морта, его чувства усиливались. По крайней мере, отрицательные. Или это были не его чувства? Настолько черна и бездонна была эта ненависть, что, казалось, могла убить одним фактом своего существования. Гарри подумал, что будет лучше, если Волан-де-Морт не будет сегодня разговаривать со Снеггом. Он боялся, что если встретится взглядом с убийцей Дамблдора, то выдаст себя.
Но пока Темный лорд не изъявлял желания следить за работой своих слуг. Вместо этого он размашистым шагом направился вниз, по дороге к городу. Волан-де-Морт шел не таясь, и Гарри молился, чтобы им навстречу не попался какой-нибудь местный житель. Не убьет ли лорд того просто ради развлечения?
Волан-де-Морт шел уверенно, по сторонам не оглядывался. Но в то же время Гарри чувствовал, что лорд настороже. Он был готов к чему-то. Отразить нападение? С чьей стороны?
Но тут они прошли мимо указателя с названием города, Волан-де-Морт мельком посмотрел на него, и Гарри с удивлением прочитал надпись:
СИГИШОАР
Его как будто молотком по голове стукнули. Верно, они стояли на противоположной стороне города, раз Гарри не узнал его. Впрочем, было слишком темно. Что он видел из окна башни? Небольшой памятник, несколько освещенных домов…
Но это означает, что Тот-Кого-Нельзя-Называть ищет Дракулу. И он совсем рядом.
Поразмышляв некоторое время, Гарри решил, что, в конце концов, это проблемы Дракулы. Сам он мог в любое время вернуться в свое тело и воспользоваться порталом Чарли. На мгновение у него мелькнула мысль сделать это и немедленно связаться с мракоборцами. Если бы сюда прибыли большие силы магического правопорядка, удалось бы поймать если не самого Волан-де-Морта, то хотя бы нескольких пожирателей.
Впрочем, это могло потребовать немало времени, а гарантии успеха не было. Более того, многие мракоборцы могли пострадать. Кто знает, какие меры предосторожности предпринял Темный Лорд? Кто таится в лесной чаще? Инферналы, оборотни?
Он вспомнил про Воина-Дракона. Вот кто мог бы справиться с любым Пожирателем смерти. Даже с целым десятком… Так что, звать на помощь?
Нет, у него своя миссия. Пусть поисками Темного Лорда занимается Министерство и Руфус Скримджер…
Гарри снова попытался сосредоточиться на своей цели. Как узнать, о чем думает Волан-де-Морт…
Внезапно его посетила идея. Темный Лорд слышит, как Гарри говорит что-либо. Он стал свидетелем этого несколько минут назад. Что если попытаться подтолкнуть Волан-де-Морта к нужным мыслям? Так чтобы тот принял голос Гарри за свой внутренний голос.
Он закрыл глаза и тихо-тихо, так что сам не расслышал, прошептал:
- Дракула…
Никакой реакции.
Он чуть добавил силы голосу, и перед внутренним взором словно рябь по поверхности пруда мелькнула смутная картина. Лицо графа, искаженное гримасой ярости и страха. Так… уже лучше. Может, это воспоминания Темного Лорда.
Дрожа от возбуждения, Гарри произнес также негромко:
- Дракула, планы…
Бледный Дракула превращается в мышь, уноситься прочь, вслед ему летят зеленые огненные заклятия. Он исчезает. Гарри чувствует гнев. Вампиру удалось улизнуть. Он кричит на каких-то людей в черных плащах с капюшонами, стоящих перед ним на коленях, подвергает их мукам. Он хочет рвать и метать из-за сорванных… сорванных планов.
- Планы, планы… Дракула… - повторил Гарри тем же тихим голосом.
Снова граф. Теперь он сидит на троне. Замок, возвышающийся над городком. Он гораздо больше по размеру того, из окна которого Гарри недавно смотрел на Сигишоар. Наверное, это догадки Волан-де-Морта. Таким он представляет замок Дракулы. У Гарри мелькает мысль, что при желании он мог бы выдать настоящее расположение замка Темному Лорду. Но зачем? Дракула если и не друг им, то, по крайней мере, враг их врага… Впрочем, кому это им, поправился Гарри. Ему. Сейчас он действует в одиночку.
А картины перед глазами меняются. Видимо, Темный Лорд погрузился в размышления. Теперь он думает о драконах. Драконах и вампирах. Опять появляется Дракула, прикованный серебряными цепями к пыточному станку. Волан-де-Морт направляет на него палочку и произносит:
- Сангвицианитус!
Вампир корчится от невыносимой муки. Гарри понимает, что в этот момент кровь в жилах вампира превратилась в какой-то жгучий яд. Гарри сейчас чувствует то же, что и Темный Лорд. Он хочет причинить несговорчивому кровососу нестерпимые муки, запытать того. Смутно он понимает, что существует не так уж много способов причинить боль вампиру. Жаль.
- Хозяин драконов, - свистящее шипение вырывается из уст Волан-де-Морта. - Мне нужен он. Помоги мне найти его. И я отпущу тебя.
Взметаются клубы огня, скрывая извивающегося вампира. Появляются драконы. Один за другим они подчиняются приказу и летят куда-то. Бегущие люди. Это маглы. Струи огня бьют с неба, настигают их. Взрываются машины на улицах. Гарри чувствует удовлетворение.
Это кажется ему странным, и он вспоминает, зачем оказался здесь. Видения заворожили Волан-де-Морта. Наверное, тот сейчас идет, погруженный в мечты.
Ладно, теперь к его делу.
Крестражи.
Гарри не рискнул произнести это слово. Он побоялся, что Волан-де-Морт сразу почувствует опасность. Надо подкинуть что-то другое.
- Гарри Поттер… - шепчет он. – Снегг не убил его там, в Хогвартсе… Дамблдор… Слизнорт… Слизнорт…
Он замолчал.
Мгновение спустя появляется Гораций Слизнорт. Он выглядит так же, как в те времена, когда Волан-де-Морт был еще учеником. Еще не лысый, довольно моложавый…
- Том, мой мальчик… - говорит он.
- Сэр… что вам известно… о крестражах?
Перед глазами Гарри возникает уже знакомая ему пещера с чашей в середине подземного озера. Волан-де-Морт убивает человека, превращает его в инфернала и сталкивает в воду…
Сработало!
Появляется змея. Нагина. Она скользит по камням, поднимается и смотрит Гарри прямо в лицо. В лицо Волан-де-Морту.
Второй крестраж.
Гарри забывается и произносит это вслух.
И тут же все исчезает. С содроганием Гарри открывает глаза. Волан-де-Морт выныривает из размышлений. Он озирается по сторонам.
Через мгновение он чувствует ярость. Испепеляющую, стирающую в порошок… Кто-то посмел шпионить за ним, за Волан-де-Мортом… Как это могло случиться?
Гарри замирает. Волан-де-Морт понял, что произошло. Что сейчас произойдет?
- Проклятый вампир, - выплевывает тот два этих слова и подносит палочку ко лбу.
- Окклюменция этернеллименто!
Гарри летит кубарем, словно ему отвесил пинка огромный великан.
Черный коридор, вспышка света, голова взрывается…
…он лежал на чем-то твердом и зажимал рукой шрам.
Когда способность мыслить вернулась к нему, Гарри приподнял голову.
Но не сразу понял, где находится.
Глаза слезились, каждая клетка тела саднила. Он тупо таращился на мелькающие световые пятна, чьи-то силуэты, мечущиеся звезды…
Наконец картинка сложилась воедино.
Граф Дракула стоял у разбитого окна и смотрел на него.
Гарри приподнялся и со стоном сел в гробу. Крышка лежала рядом, расколотая пополам. Тело чувствовало себя так, будто по нему били молотом. Мозг превратился в блин, утыканный иголками.
Он потер лицо руками и вспомнил, что видел только что.
- Волан-де-Морт здесь, - произнес он. – На том конце города. С ним Пожиратели. Ищут ваш замок.
- Они не смогут найти нас, - спокойно ответил Дракула. – Никто не сможет проникнуть взглядом сквозь временную петлю. Этот замок – один большой Маховик Времени. В создании его мне помог один известный волшебник. Правда, имени его история не сохранила.
Гарри почувствовал, что от этого известия ему лучше не стало. Он знал, что такое временная петля. И ему совсем не нравилось быть внутри нее.
Потому что теперь он не мог покинуть замка Дракулы по своей воле.

Глава 11. В затерянном мире


После попытки проникнуть в разум Волан-де-Морта Гарри чувствовал себя полностью истощенным. Дракула видел это и поэтому сразу, после того как выяснил, что удалось узнать, отправил его спать.
Уснуть в замке вампира было настоящим безумием. Но Гарри валился с ног. С трудом он отвечал на вопросы графа, описывал смутные мысли Темного лорда. Глаза закрывались сами собой, каждая клеточка тела требовала отдыха.
- К твоим услугам гостевая комната, - сказал Дракула, погрузившись в задумчивость. - Этажом ниже. Первая дверь по левой стороне.
- Верните меня в Заповедник, - попросил Гарри. - Потом мы снова могли бы…
Ему совсем не хотелось повторять такой болезненный опыт. Он просто хотел попробовать уговорить графа отпустить его. Но вампир только отмахнулся.
- Поговорим об этом завтра. Мне надо подумать.
Гарри вздохнул и поплелся вниз по лестнице. Он толкнул указанную дверь, вошел в небольшую комнату. Канделябр с несколькими оплывшими свечами освещал помещение. Молодой волшебник задвинул засов, мельком подумав, что у графа, наверняка, должен быть другой вход. Сонно оглядел стены, закрытые коврами.
«Там и есть тайный проход…» - мелькнуло в мыслях.
И повалился на широкую, вполне чистую, кровать. Успел лишь обернуть шею поплотнее ожерельем-оберегом и провалился в забытье.
Спал он без снов, а когда открыл глаза, его окружала темнота. Несколько мгновений Гарри слепо таращился, пытаясь сообразить где он. Потом в голове по частям сложилась картина вчерашнего дня. Он сразу же схватился за горло. Оберег был на месте. На ощупь обследовал все известные ему места тела, из которых вампиры могут сосать кровь. Ни на запястьях, ни на щиколотках следов укусов не было.
С облегчением он нашарил очки, надел их и встал. И сразу же въехал головой в навес над кроватью. Со слезами в глазах он принялся искать выход. Нащупав засов, дернул его и распахнул дверь. И тут же чуть не захлопнул ее.
Прямо перед ним стоял вампир.
Лысая восковая голова, острые уши, прижатые к черепу, прищуренный взгляд, осклабившийся клыкастый рот.
Гарри знал его. Это был Ангиш. Но тот, вроде бы, не должен знать, что молодой волшебник уже видел его дважды.
- Гарри Поттер, граф приглашает вас завтракать, - объявил вампир.
Он отступил назад и сделал приглашающий жест рукой.
Что может быть на завтрак у вампира, подумалось Гарри. Будем надеяться, что не чашка свежей крови.
Они спустились по лестнице, а затем пошли к каменной беседке, расположенной на внутренней крепостной стене. Гарри неожиданно подумал о том, что уже довольно долго действует сам по себе. В одиночку, без Дамблдора, без Рона и Гермионы.
Пока он только строил планы ухода из Норы, прикидывал, как будет искать Волан-де-Морта, процесс поисков казался ему чем-то пугающим и далеким. Взрослой жизнью безо всяких натяжек.
А теперь он уже много дней вне дома, на дороге. Побывал в различных передрягах, увидел и узнал кучу разных вещей. Так вот какова жизнь странствующего волшебника, говорил он себе. Сегодня здесь, завтра в другом месте, за сотни миль от первого.
Сейчас он находился во временнОй ловушке, в обществе вампиров, фактически был пленником. Но, к своему удивлению, особого страха не испытывал. Наверное, дело было в том, что за последние дни события происходили практически безостановочно, и чувство тревоги притупилось. Так или иначе, Гарри смело шел на встречу с Дракулой и грядущие опасности его не пугали.
Граф сидел в одном из старинных кресел, стоящих в беседку. Гарри отметил, что вампир отгородился от яркого утреннего солнца ширмой. Получается, что он не совсем безразличен к действию света.
Дракула поглядел на бодро шагающего мальчика и удовлетворенно кивнул.
- Как спалось? – спросил он и указал на стол. – Небольшое угощение.
Гарри с содроганием посмотрел на стол, но никаких кровавых кусков мяса не было.
Свежий хлеб, земляника, сливки в кувшине.
- Крестьянская еда, - сказал граф. - Ангиш только что достал в городке.
Из беседки открывался неплохой вид на Сигишоар. На улицах появились люди. Маленькие фигурки неторопливо шагали, останавливались, разговаривали друг с другом. Проехал грузовик. Жизнь шла своим чередом. Жители города не знали, что рядом с ними поселился настоящий монстр.
Гарри сел в кресло и, вздохнув, принялся есть. Пища, однако, оказалась отменной. Он был голоден и, наплевав на предосторожности, съел и выпил все без остатка.
Граф бесстрастно наблюдал за ним и молчал. Ангиш сидел в углу беседки и, накрыв голову капюшоном, перебирал в руке четки.
Гарри поставил пустой кувшин на стол и откинулся на спинку.
- Расскажи мне еще раз, - сказал вампир, глядя на него из-под опущенных век. - как Том Реддл сумел обнаружить твое присутствие?
Гарри помолчал. Рассказывать графу о крестражах он не собирался. Действовать следовало осторожно.
- Наше присутствие, вы имеете в виду? – спросил он для начала.
У него не было уверенности, что Дракула не проник следом за ним и, на самом деле, в курсе всего.
- Нет, твое, - ответил вампир. – Я не могу пройти сквозь последнюю стену. Думаю, никто не может, кроме тебя.
Гарри всмотрелся в лицо графа, но не смог прочитать на нем ничего.
Он повторил то же, что сбивчиво рассказывал вчера.
Слишком повысил голос, Волан-де-Морт догадался о том, что в его голову проникли, и выкинул Гарри из нее.
- Что ты говорил ему?
- Я говорил о планах, о вампирах. Мне казалось, что раз уж он вас ищет, то вполне естественно, что в его голове будут подобные мысли. И Темный Лорд не заметит, что его кто-то наталкивает на них.
Вампир молча смотрел на Гарри.
- Это должно было сработать, - сказал он наконец. – Он бы не заметил… Если бы ты не заговорил о чем-нибудь другом.
Гарри почувствовал, как его пальцы задрожали, но не поддался приступу паники. И вчера, и сегодня он старался закрывать разум, так как знал, что вампиры умеют читать мысли собеседника. У него были определенные сомнения, сработает ли это. Все-таки, пока что он демонстрировал слабые способности к окклюменции. Но после вчерашней атаки на Волан-де-Морта он обнаружил, что с легкостью воздвигает стену вокруг мыслей. Тренировка пошла на пользу? Он даже с невозмутимым выражением лица попробовал запустить ложные мысли. Так, он смотрел графу прямо в глаза и произносил про себя:
«Зачем только я так громко говорил? Спугнул Волан-де-Морта. Теперь нам не удастся проникнуть в его мысли. Или он начнет обманывать нас. Жаль, а мне так хотелось отомстить убийце родителей…»
Получил ли граф это послание или нет, было неясным. Но спустя некоторое время он сказал:
- Я думаю, нам надо повторить попытку. Мне хотелось бы узнать, что Реддлу известно о Хозяине драконов.
- А кто это? – спросил Гарри. – Я уже много раз слышал это имя.
Дракула повернулся к замку и кивнул в сторону барельефа над главным входом.
Причудливая каменная резьба изображала змея. У него было три головы. Они сплели длинные шеи и смотрели в разные стороны.
- А, магия, мощь и коварство драконов, - вспомнил Гарри. - Но я думал, это просто символ.
Дракула кивнул.
- Я тоже так думаю. Но Волан-де-Морт, похоже, считает, что за этим кроется нечто большее. Он что-то искал в подземельях драконщиков. Теперь рыщет вокруг моего замка. Ловит моих подданных…
Последние слова он произнес со злостью.
- Вы хотите уничтожить его? – спросил Гарри просто потому, что ему больше ничего не пришло в голову. Он-то знал, что это не такое простое дело. Но хотел разговорить графа. Может, тот расскажет ему что-нибудь интересное?
Дракула казался задумчивым. Он глядел в сторону, губы что-то шептали.
- Почему вы не объяснили мне, как подслушать мысли Волан-де-Морта? – наседал Гарри. – Мне пришлось догадываться самому.
Граф повернулся.
- Я догадывался, что это окажется не так просто, - ответил он, – но понятия не имел, как движутся мысли в его голове. У простых людей, не сведущих в окклюменции, ты словно листаешь книгу. Они сами открывают тебе ее в нужном месте, стоит подумать о чем-то. Но мысли лорда не блуждают подобно стаду баранов. Они движутся к строго определенной цели, и его трудно сбить с нее.
- Значит, теперь, когда он знает, что я… что вы проникли…
- Я думаю, от тебя ему не удастся закрыться при всем желании, - спокойно ответил граф. – Когда мы знаем, что он делает, мы вооружены. Мне пришла в голову одна идея.
- Какая?
- Объясню позже, - сказал граф, вставая. - Я позову тебя в башню, когда все будет готово. Пока можешь погулять по моим владениям. Ходи, где хочешь и куда хочешь.
При этом он слегка усмехнулся, словно говоря: «все равно бежать не куда».
Граф с Ангишем ушли в замок.
Гарри еще некоторое время посидел в беседке. Он смотрел на затерянный во времени город и раздумывал.
Его магия, способность трансгрессировать или портативный портал: все было бесполезно. Он мог попытаться сбежать отсюда. Если, конечно, здесь не было дополнительной защиты. Но это был не его мир. Он не знал, в какие времена перенес его Дракула. Что если сейчас где-то в другом месте планеты живет второй Гарри Поттер?
Он покачал ногой и встал. Засунув руки в карманы, Гарри направился по залитой солнцем каменной дорожке к воротам замка. Пройдя сквозь них, он очутился на небольшом поле. За ним темнел лесок, скрывавший дома Сигишоара. Гарри оглянулся на замок. Легкая дрожь при виде безмолвных окон пробежала по его спине. Возвращаться в склеп не хотелось. Он направился в сторону города.
Что он мог сделать? Как сбежать из этого времени? Надо ли вообще это делать? Или надеяться, что граф отпустит его, после того как узнает все, что ему нужно?
Гарри не доверял графу. Он видел, что оказался в центре непонятной игры. Дракула явно о чем-то умалчивал. Волан-де-Морт хотел зачем-то найти замок вампира. Может, искал тот «древний артефакт»… Гарри вспомнил картину, мелькнувшую в голове Волан-де-Морта. Бегущие люди, огонь с неба, смерть… Значит, Темный Лорд хочет найти средство для того, чтобы подчинить драконов? А оно у Дракулы? Нет, Драконье Сердце, если оно было этим артефактом, находилось у Грегора. То есть, у волшебников. Скримджера и компании.
Гарри потряс головой. Что-то было еще в этой истории, чего он не понимал.
Дорогой к замку не пользовались очень давно. Там, где угадывались следы когда-то широкой булыжной мостовой, была лишь тонкая полоска чуть притоптанной травы, бурно разросшейся в щелях между камнями.
Кто ходит по ней? Жители города, застрявшего во временной петле?
Шагая среди густых древних елей, под склонившимися вершинами которых царил вечный полумрак, Гарри поневоле вспомнил о других вампирах. Дочери Дракулы. Он не видел их, но никакого желания встречаться с ними не было. Не прячутся ли они сейчас за стволами?
Стоило об этом подумать, как краем глаза он заметил мелькнувшую в чаще белую тень. Гарри тут же вытащил палочку.
Птицы беспечно щебетали над головой, ничто не предвещало опасности. И он подумал, что вполне мог заметить магла, скажем, собиравшего ягоды.
Гарри огляделся и сошел с тропинки. Протискиваясь среди кустов, он внимательно вглядывался вперед. Ему показалось, что он уже достаточно глубоко зашел в лес и должен достичь места, где заметил тень. Он остановился.
В середине поляны стоял пень, покрытый мхом, словно пледом. Длинная и толстая щепка с одного края служила как бы спинкой, если бы кто пожелал сесть.
Гарри подошел к густому кустарнику на другом конце поляны и раздвинул ветви. В прохладном полумраке он разглядел человека в светлом плаще. Он стоял спиной к Гарри. Голова его была опущена, и было непонятно кто это: мужчина, женщина, магл, волшебник…
- Эй, слышите!
Человек резко повернулся, и Гарри чуть не повалился, резко отшатнувшись.
Ярко-красные угли вместо глаз, оскаленные клыки, седые лохмы на голове придавали вампиру сходство со старой гончей собакой из преисподней. Мгновение он с ненавистью смотрел на молодого человека, а затем отступил за ствол дерева.
Гарри стал пятиться…
- Не бойся, граф приказал никому тебя не трогать, - раздался за спиной уже знакомый голос.
Он повернулся едва ли не быстрее, чем только что виденный им вампир.
На пне сидела Кристина.
В коричневом старомодном платье, которое, тем не менее, выглядело совершенно новым, она казалась сказочным существом.
- Ты будешь жить здесь? – спросила девушка. - Кто ты? Я знаю, что тебя зовут Гарри Поттер. Имя простонародное. Ты не дворянин?
- Эээ… нет, - ответил Гарри, не перестававший бросать опасливые взгляды по сторонам.
- Жаль, - сказала Кристина. - Ну, да ничего. А я боялась, что, кроме графа здесь будет совершенно не с кем говорить. Отец сказал, что заберет меня только через неделю.
- А кто твой отец?
- Барон Валленберг, - последовал гордый ответ. – Лучший волшебник со времен Мерлина.
Гарри почесал голову. Имя было ему незнакомо.
- Вот как, – сказал он. – Так ты тоже волшебница, Кристи?
- А как же иначе? – изумленно начала девушка, но тут же нахмурилась. – Откуда ты знаешь, как меня зовут?
- Ты сама мне сказа… - начал Гарри, но остановился.
Здесь было что-то не так.
- Граф Дракула сказал, - поправился он.
Девушка смотрела на него недоуменно:
- Какой ты странный! Имя у тебя крестьянское, и называешь графа Цепеша этим нелепым прозвищем. Надеюсь, ты не зовешь его так в лицо?
Она тут же засмеялась этой идее.
- Представляю, как бы он рассердился. Ты с ним поосторожнее. Он тоже очень могущественный волшебник. Не такой, конечно, как отец. Но как бы он не превратил тебя в лягушку.
- Хм… - произнес Гарри. - Не думаю, чтобы он сделал это. Мы работаем над одним делом…
- Вот как? – заинтересовалась Кристина. - Расскажи мне. Только обращайся ко мне, пожалуйста, подобающим образом.
- Ээ… Кристина…
- Баронесса.
- Да… баронесса Кристина… я не могу вам рассказать всего. Это… хм… секрет графа…
Тьфу ты. Гарри чуть не расхохотался. Граф, баронесса… Да что он, в самом деле. Да, кстати…
- Баронесса Кристина, вы не могли бы подсказать, какой сейчас год?
Девушка рассмеялась.
- Что? Какой год? Да ты с луны, что ли…
Она внезапно осеклась и уставилась на него с выражением ужаса и изумления.
- Невероятно, - сказала она. – Так, значит, это не сказки.
- Что не сказки?
Кристина спрыгнула с пня и подошла к нему. Она осторожно взяла его за руку и чуть сжала, словно проверяя, из плоти ли он.
- Я слышала, как отец говорили с графом, но не могла поверить…
- Да что такое?
- Ты прибыл из другого времени, - сказала она, глядя на него широко раскрытыми глазами. – Да?
- Э, наверное. Я так понимаю, сейчас ведь не начало двадцать первого века?
Кристина чуть не задохнулась от восторга.
- Что? – шепотом произнесла она, - Двадцать первое… столетие…
- А сейчас какое? - спросил Гарри. – Девятнадцатое?
Девушка покачала головой, потом прыснула и зажала рот руками.
- Поверить не могу, - снова начала она. – Отец говорил как-то, что существует способ путешествовать по времени. Но я думала, это сказки…
- Какие уж тут сказки! – не выдержал Гарри. – Скажи толком, какой сейчас год.
- Одна тысяча четыреста девяносто…
Последнюю цифру Гарри не услышал. Он был готов к тому, что временная петля существует в прошлом, но пятнадцатый век… Как будто земля качнулась под ногами.
Внезапно он со всей ясностью осознал безнадежность своего положения. Еще вчера он был в своем времени, и ощущение это не успело изгладиться из памяти. Он неизвестно почему считал, что стоит только захотеть, и все вернется на свои места.
- Ты так побледнел, - заметила Кристина. – Что с тобой?
Гарри попытался ответить, но не смог. Он был потрясен. Вот тебе и взрослая жизнь, проговорил ехидный голосок у него в голове. В самом деле, уверенность, которую он чувствовал недавно, куда-то испарилась. Что же делать?
Он заходил по поляне, потирая лоб.
Значит, Дракула создал петлю в пятнадцатом веке. Но Волан-де-Морта они же видели в настоящем. То есть в будущем… Тьфу! В общем, из Всевидящего ложа можно каким-то образом попасть в буду… в то время, которое нужно. Так-так-так…
- Баронесса Кристина, - сказал он. - А вы не помните, как вчера были с графом на кладбище? Ну, когда вы забрали меня с собой?
Кристина выглядела изумленной.
- Вчера? На кладбище? Нет, ты действительно какой-то странный… Вчера?
- Да, в полночь.
Девушка спрыгнула с пня.
- Это можно счесть за оскорбление, - сказала она, и на ее лице действительно мелькнуло выражение негодования. Но оно тут же исчезло, сменившись удивлением.
- Постой, - сказала она. - Может, ты говоришь правду. Ты назвал меня Кристи. Так, как будто мы уже встречались. Путешествия во времени… То есть мы могли встречаться… - она сделала паузу, - …там, в будущем. Да?
Гарри кивнул.
- Два раза, - сказал он.
- И это дало право обращаться ко мне так фамильярно? Кристи! Скажите пожалуйста! Так меня только нянька в детстве называла.
- Ты сама так представилась, - ответил Гарри, которому уже надоело, что к нему обращаются так бесцеремонно и вообще считают за простолюдина.
- Я? Сама? Быть того не может!
Гарри замолчал. Его внезапно посетила мысль. А что если он находится в самом начале временной петли? Отец Кристины только что уехал, оставив ее на попечение графа. Странное, конечно, решение. Оставить дочь в лапах вампира… Или в это время граф еще не был вампиром? Гарри снова вспомнил историю про раба.
- Слушай, - тихо сказал он, оглянувшись. - здесь есть какое-нибудь место, где мы бы могли поговорить? Нужно, чтобы нас никто не мог подслушать, - быстро добавил он, увидев, как поползли вверх брови девушки.
Кристина, казалось, раздумывала, как ей следует поступить. Возмутиться или пойти навстречу этому странному незнакомцу?
- Хорошо, - сказала она негромко. - Пойдем.
Они вернулись на дорогу и пошли к замку. Гарри видел, что девушка о чем-то напряженно раздумывает. Но пока ничего не стал ей говорить. У него уже стал намечаться смутный план.
Кристина привела его в двухэтажный каменный флигель во внутреннем дворе.
- Только потому, что граф живет один, - заметила она, будто оправдываясь, за то, что впускает Гарри к себе. - и никто нас не видит.
В гостиной Кристина села на кресло и вопросительно посмотрела на Гарри.
- Здесь нас точно никто не услышит? – спросил он на всякий случай еще раз.
Она помотала головой.
- Слуга отправился провожать отца. Он вернется к вечеру. Из живых… вернее, из мыслящих… существ здесь только несколько вампиров. Они охраняют подступы к замку. Но граф сказал мне, что им запрещено выходить из леса. Разве что он их позовет.
- Эх, - заговорил Гарри. - Было бы у меня устройство как у Тонкс. Ну, да ладно.
Он воспользовался старым заклинанием из учебника Принца-полукровки. От него у окружающих начинался шум в ушах.
- Что это за чары? – спросила Кристина.
- Их пока не изобрели.
- Но они работают?
- Э… Надеюсь, что да. Это против подслушивания. Значит, дело вот в чем…
Он задумался. С чего начать?
- Я живу спустя… хм… лет пятьсот после тебя. Дракула вытащил меня сюда, во временную петлю.
- Во что?
- Не перебивай, пожалуйста. Я тебе все объясню. Что сам понимаю, конечно. Потому что мне пока не все ясно.
До этого момента Гарри не задумывался, говорит ли Кристина ему правду. И сейчас эта мысль кольнула его. А если Дракула хочет таким образом выяснить, что ему еще известно о Волан-де-Морте? Он с сомнением посмотрел на девушку. На ее лице не было ничего, кроме недоуменного ожидания.
Ладно, решил Гарри. Буду говорить лишь то, что уже известно графу. И если замечу интерес к Темному Лорду…
- В общем, так, - начал он, сев напротив. – Я с тобой встречался уже два раза. В первый раз граф с твоей помощью говорил со мной на расстоянии, а во второй – доставил сюда, в замок. А… был еще один раз. Я был в Ложе Тайного советника, и ты там появилась на мгновение. Сказала, чтобы я не верил тому, что слышу, и исчезла.
- Н-да… - только и произнесла девушка.
Потребовалось несколько минут, прежде чем Гарри смог убедить Кристину, что не сбежал из лечебницы для сумасшедших. Более-менее ему удалось втолковать, при каких именно обстоятельствах произошли их встречи. Но, похоже, все это в целом не укладывалось в ее голове.
- Хорошо, - сказала она. - но, может, это была не я. А кто-то принявший мой вид? Иногда колдуны так поступают…
Гарри пожал плечами.
- Может быть. Мне и самому иногда так кажется… Но один раз я точно видел вас вместе. На кладбище.
- Значит, я взяла тебя за руку, и ты перенесся сюда? – задумчиво произнесла она. – Вообще-то, мой отец придумал такой способ перемещения, но это наша семейная магия… Это тайна. Граф не должен знать ее.
- То-то и оно. Возможно, в будущем, не сейчас… твой отец открыл этот секрет Дракуле. Или ты сама…
- Я? Ни за что! Отец приказал…
Гарри наконец решился:
- Я слышал, что есть способ… Когда у вампира есть раб… живой человек, он, вампир, может совершать особые магические действия.
Кристина смотрела на него, открыв рот.
- Откуда ты мог узнать? Это Магия крови. Отец никому…
- Я же из будущего, - он снова пожал плечами. - Там этот секрет стал известен. Не всем. Но кое-кто все же знает. Нам в Хогвартсе об этом ничего не рас…
- Ты учился в Хогвартсе? – перебила Кристина.
- Учился… То есть, учусь. В смысле, буду учиться…
Она отмахнулась рукой от этих временных нюансов.
- А я Дурмстранг закончила, - объявила она гордо. – Все четыре года жила там.
- В будущем в Дурмстранге будут учить семь лет, - заметил Гарри.
- Вот как? – заинтересовалась девушка. - Хотела бы я побывать там. Через пятьсот лет!
- Граф Дракула сказал, что его замок работает как Маховик времени. Ты знаешь что-нибудь об этом?
Кристина помотала головой.
- Нет… Хотя, разве что он имел в виду…
- Что? – насел Гарри.
Теперь подозрение появилось в глазах Кристины.
- А зачем ты все это пытаешься узнать? Ты шпион? С чего бы мне рассказывать тебе?
Гарри усмехнулся.
- Этот раб… Неужели ты не поняла, что Дракула сделает им тебя?
Она недоверчиво улыбнулась.
- А как же иначе я мог встретить тебя? – заметил Гарри. – Откуда я вообще знаю обо всем этом? Да, эта магия. Ты знаешь о ней, а я – нет. Как она, кстати, работает?
Кристина на мгновение нахмурилась, но ее лицо тут же разгладилось.
- Ты не понимаешь, о чем говоришь. Для этого мой отец должен был бы продать меня…
Она осеклась.
Гарри опять посетила идея.
- Это ведь легко проверить, - сказал он, охваченный смутной догадкой. – Попробуй покинуть замок, выйти за пределы леса. Кого, ты думаешь, караулят вампиры в лесу…
Кристина закусила губу и поднесла руки к лицу.
- Что? Ты уже пыталась выйти? – догадался он. – И тебя не выпустили?
Она кивнула, испуганно глядя на него.
- Я… я подумала, граф боится за меня… У него много врагов, а мой отец его друг и…
Девушка в смятении вскочила и сжала руки.
- Ладно, ладно, - поспешил успокоить ее Гарри. – Это еще не точно. Может, все обстоит и не так. Это надо проверить. Лучше расскажи мне, что имел в виду граф, когда говорил про Маховик времени.
Она непонимающе посмотрела на него, подошла к окну, выглянула, сделала несколько шагов к двери, остановилась, потом вернулась на свое место. Она молчала и о чем-то думала.
Гарри уже был готов услышать, что ему не верят, и она решила поговорить с дядей Цепешем, другом ее отца. Как вдруг она негромко произнесла:
- Я знала, что так и будет. Он не пожалел мою мать, когда ему потребовалось для опыта пожертвовать ею. Теперь он и меня…
Гарри не перебивал.
Но продолжения не последовало.
- Я знаю, что отец построил для графа какой-то механизм. Почти год он жил в этом замке. Потом приехал за мной, привез сюда и…
Она устало посмотрела на него.
- Я чувствовала - здесь что-то не так… - только и вымолвила она. - Он всегда говорил, что знание для него дороже всего на свете.
- Мне очень жаль, - сказал Гарри.
Девушка не ответила. Нахмурившись, она смотрела в пространство перед собой.
- А ты не знаешь, где находится этот механизм? – сказал тогда он. - Я хотел бы взглянуть на него. Понимаешь, я ведь тоже здесь на правах пленника. Мы могли бы помочь друг другу…
Кристина посмотрела в сторону двери. Гарри не слышал, чтобы кто-нибудь вошел, но тоже повернулся. И чуть не подпрыгнул…
В проеме стоял Дракула и разглядывал их бесстрастным взором. Гарри похолодел, но тут же облегченно вздохнул. Вампир потряс головой и попытался прочистить ухо пальцем. Значит, заклинание еще действовало, и графу не удалось ничего подслушать.
Гарри незаметно взмахнул палочкой и снял действие заклятия.
Вампир слегка оскалил клыки.
- Ты, я вижу, времени зря не теряешь, Гарри Поттер, - прошипел он. – Очаровываешь мою гостью? Вынужден оторвать вас друг от друга. В башне все готово.
- Уже? – воскликнул Гарри. - Нельзя ли…
- Нет, - сказал граф с кривой ухмылкой. – Но не волнуйтесь. Я не разлучу вас надолго. Скоро у вас будет достаточно времени для любезностей.
Мурашки пробежали при этих двусмысленных словах по спине Гарри. Он встал, бросил короткий взгляд на Кристину. Та, впрочем, прекрасно владела собой. Всем видом она выражала благовоспитанную скуку.
Размышляя над этой метаморфозой, он поплелся за графом. Поверила ли она ему?
Вампир шел быстро, так что за ним было трудно поспеть.
- Что случилось? – спросил Гарри.
- Необходимо повторить сеанс.
- Сейчас?
- Да.
- Но зачем спешить? Ведь вы сами сказали, что мы во временной петле. Здесь не может быть мало времени.
- Том Реддл каким-то образом узнал, как я спрятал замок.
Граф злобно глянул на Гарри, и тот понял, что вампир подозревает его. Но это чушь. Вчера ведь он еще не знал, что замок находится в прошлом. Скорее, Волан-де-Морт сам догадался.
- Там был какой-то инструмент, - вспомнил он. – У одного из Пожирателей смерти. Темный Лорд сказал, чтобы пользовались им. Я не видел, что это было, но…
- Временную петлю нельзя найти, - резко сказал граф. – Попасть в нее можно лишь, если знаешь точное время ее начала. Не думаю, что это ему известно. Хотя, надо удостовериться.
Гроб на верхнем этаже уже окружали свежие меловые иероглифы.
- Необходимо срочно выяснить, что у него на уме, - сказал вампир. – Если кто-то выдал…
Он замолчал и сжал кулаки.
- Ваше сиятельство, - произнес Ангиш, стоявший в углу. - Может быть, стоит изменить дату?
– Временная петля находится в самом начале, - отозвался граф. – Пока это невозможно. Если у нас есть хотя бы час, я бы…
Но что бы Влад Цепеш сделал тогда, Гарри узнать не довелось.
Снаружи донеслись какие-то крики.
Дракула повернулся к окну.
- Дьявол! – воскликнул он. – Поздно. Они уже здесь.
Ангиш стоял у окна. Он некоторое время безмолвно созерцал происходящее внизу, а потом произнес:
- Как мне следует быть, ваше сиятельство? Исчезнуть?
- Да, - ответил граф. – Немедленно отправляйся. Возьми девчонку… - он покосился на Гарри, - и спрячь. Я займусь ритуалом позже.
Ангиш превратился в малюсенького нетопыря и вылетел из окна.
- Что случилось? – спросил Гарри. – Волан-де-Морт здесь?
Он тоже подошел к окну и видел, как внизу идет сражение между несколькими фигурами, но те двигались так стремительно, что нельзя было понять, кто есть кто.
- Нет, - покачал головой граф. – Его пока здесь нет. Только передовой отряд. Разведчики. Он не так глуп, чтобы совать голову неизвестно куда. Что ж… Значит у нас есть время.
- Оставайся здесь, - бросил он и направился к лестнице.
Гарри посмотрел ему вслед и снова стал разглядывать сражающихся.
Одна фигура в светлом плаще уже лежала неподвижно. Гарри показалось, что это вампир, которого он видел сегодня в лесу.
Нападавших было пятеро. В руках они держали палочки и бомбардировали защитников замка красными шарами, которые при попадании превращались в клубки огня. Гарри уже знал это заклинание. Фламмаблиус. Очень действенное средство в борьбе с вампирами.
Кто противостоял волшебникам, пока было непонятно. У них тоже были волшебные палочки, и они довольно ловко отбивали все заклятия. Хотя сил на контратаку у них не доставало.
Тут он заметил, что дверь флигеля, в котором жила Кристина, открылась. Из нее выглянул Ангиш, который затем появилась с внушительной ношей, перекинутой через плечо. Он направился к задней стороне замка. Сражавшиеся его не заметили.
В этот момент на крыльце появился граф.
Он шел, держа поднятым вверх длинный меч, голова его была обнажена, плащ развевался.
Кто-то из нападавших предостерегающе вскрикнул, и они сразу же стали отступать к лесу.
Граф направил меч вслед одному из Пожирателей смерти. Из конца оружия вылетел серебряный луч. Волшебник упал, поднял руку. Несколько защитников замка окружили его. Сверкнули вспышки. Тело замерло.
Граф не преследовал сбежавших. Он принялся раздавать приказания своим слугам. Двое отправились в лес, но двигались с опаской, будто собирались лишь проследить. Остальные окружили Дракулу, и он им что-то объяснял.
Гарри посмотрел еще раз в ту сторону, где скрылся Ангиш. Тот собирался исчезнуть, покинуть петлю. Не попытаться ли, пока граф занят отражением атаки Пожирателей смерти…
Эти мысли неслись в голове Гарри, а сам он уже бежал, перепрыгивая через ступени, вниз. Он знал, что механизм, созданный отцом Кристины, находится в подвале.
На первом этаже до него донеслись слова Дракулы на незнакомом языке. Судя по их напевному характеру, вампир творил заклинания.
Отлично, пускай не отвлекается.
Гарри понятия не имел, где находится вход в подвал. Поэтому он просто бежал по единственному коридору, мимо рядов закрытых дверей, покрытых плесенью и паутиной.
Коридор заворачивал за угол и оканчивался тупиком.
Гарри развернулся и побежал обратно. Теперь он толкал те двери, которые казались менее заброшенными. Возле некоторых останавливался и прислушивался. Он вернулся к лестнице, но так ничего и не обнаружил.
До него снова донесся голос Дракулы.
- Оборотень - это приманка, - кричал граф. – Просто обездвижьте его. Видите, как он трясется от страха.
Фернир Сивый?
Гарри оглядел зал. Входов в другие коридоры не было. Лишь маленькая дверь под лестницей. Он бросился к ней.
- Аллохомора.
Замок щелкнул, открылся темный проход, ведущий вниз в черную неизвестность.
Гарри так хотел поскорее покинуть замок Дракулы, что не стал задумываться о возможных опасностях, а бросился вниз.
Огонек на конце палочки освещал дорогу. Дважды он перепрыгивал провалы в полу. Странные шорохи и даже стоны раздавались за его спиной, но он не останавливался, чтобы узнать очередную страшную тайну графского замка.
Вскоре удача улыбнулась ему. Вдали показался свет, послышался отдаленный рокот.
Гарри сбавил ход.
В квадрате света, отбрасываемого из арки в стене, скользили тени. Доносилось пощелкивание, лязг, скрежет.
Что же это за механизм?
Он заглянул внутрь.
Впечатление было такое, будто комната представляла собой внутренности гигантских часов. Шестеренки крутились, маятники раскачивались, в огнях свечей сверкали кристаллы.
Сходство с часами также создавала длинная стрелка, вращающаяся в горизонтальной плоскости. На ее конце имелась круглая площадка. На нее как раз поднимался Ангиш. Он держал девушку на руках словно спящего ребенка.
Гарри заколебался. Как ему следовало поступить? Ворваться, оглушить Ангиша? Но что делать потом? Он не знал, как заставить Маховик времени работать. Он завертел головой, пытаясь отыскать какой-нибудь рычаг, с помощью которого можно было установить шаг перемещения.
Ответ на свой вопрос молодой волшебник получил через мгновение.
В дальнем конце комнаты спиной к Гарри стоял еще один вампир. Одно за другим он крутил зубчатые колесики разного размера.
- Значит, в безопасное время? – спросил он, не оборачиваясь.
- Да,- ответил Ангиш.
Что-то клацнуло, раздался звоночек, и стрелка со стоявшим на ней вампиром сдвинулась на деление. Фигуры сразу стали размытыми. Тик. Еще один шаг. Так. Кристина и Ангиш исчезли.
Оставшийся вампир мельком глянул на площадку, а затем вышел из помещения.
Не теряя ни минуты, Гарри бросился через комнату к пульту управления.
Перед ним оказалось несколько валов с колесами самых различных размеров. Несколько мгновений он разбирался, какие отвечают за годы, а какие за тысячелетия. Дело осложняло то, что создатель машины с какой-то целью использовал и арабские, и римские цифры. Присутствовали здесь и шкалы с буквами, что вообще поставило Гарри в тупик.
Что было делать? Рискнуть запустить машину?
Он взялся за самое большое колесо с надписью «Миллениум» и выставил на нем цифру «2». До этого оно стояло на значении «1». Затем перевел с четверки на ноль сотни лет; десятки тоже поставил на ноль. Но стоило ему протянуть пальцы к годам, как позади него раздался голос:
- Кто ты и что ты делаешь с моей машиной?
Гарри развернулся, выставив перед собой палочку, а другой рукой нащупывая Софийскую Стрелу. Впрочем, перед ним был не вампир. Это был высокого роста мужчина с седой бородой и длинными волосами. Выражение лица его было надменным и величественным. На груди его висел крупный драгоценный камень.
Человек казался странным образом знакомым.
Мгновение Гарри вглядывался в незнакомца, а потом понял, что уже не раз встречал его.
В Хогвартсе.

Глава 12. Бесконечная история Якоба Валленберга


Да, в этом не было никаких сомнений. Волшебник, стоявший перед ним, неоднократно встречался Гарри в коридорах Хогвартса. Правда, там он… ээ… выглядел по-другому.
- Кто ты? – повторил колдун свой вопрос и, направившись к машине, отстранил Гарри с дороги.
Он оглядел колесики, на которых устанавливалось время, и хмыкнул.
- Так вот куда решил отправиться граф… Далековато. Знал бы я, что он допустит к тайне ничего не смыслящего мальчишку…
Волшебник повернулся к молодому волшебнику.
- Что тебе приказал граф Цепеш? Я видел, как ты трогал маховики. Зачем? Что он приказал сделать?
А Гарри не сводил глаз с незнакомца. Впрочем, это не был незнакомец в полном смысле слова. Он не знал лишь его имени. Только прозвище. Вернее, не знал его раньше, в Хогвартсе. А теперь догадывался, что создателя Маховика времени в замке Дракулы, отца Кристины, зовут барон Валленберг.
Он поморгал, еще раз вглядываясь в черты лица. Но нет, это он. Конечно, в Хогвартсе Валленберг выглядел по-другому. Черные волосы поседели; лицо избороздили морщины, говорящие о вынесенных муках и бедах; одежде, теперь богатой и ухоженной, предстояло изорваться, истлеть, и, главное, покрыться пятнами крови.
Да, волшебнику, который с горделивой осанкой сейчас взирал на Гарри, в будущем предстояло пережить какую-то катастрофу, потерять все и превратиться в бесплотного призрака. Потому что именно в этом виде знали его учащиеся Хогвартса.
Валленберга ждала судьба привидения факультета Слизерин.
Кровавого барона.
Это так потрясло Гарри, что он не ответил волшебнику и в следующий раз, когда тот спросил:
- Почему молчишь? Ты что, язык проглотил?
На лице Валленберга появилась презрительная гримаса. Он отвернулся от Гарри, протянул руку к одному из стержней, торчащему из нагромождения механизмов, и вытащил его.
Стрекот пружин и стук шестеренок сразу прекратился. Маховик времени замер.
- Это побудет у меня, - пробормотал барон, оглядывая машину и зал, – пока граф не исполнит своих обязательств как должно.
Гарри посетила смутная идея.
- Постойте, - воскликнул он. – Подождите.
Волшебник вздрогнул от неожиданности.
- А, заговорил, - произнес он, глядя искоса на молодого человека, и, казалось, думая о своем.
- Дело вот в чем, - заторопился Гарри. – Я знаю вас…
- Не могу похвастаться этим в отношении тебя, - отрезал барон.
- Это потому что мы встречались с вами в будущем. Через пятьсот лет.
Колдун посмотрел на него чуть заинтересованнее.
- Я никогда не путешествовал в будущее. И не собираюсь.
- Нет, вы не путешествовали. Вы были… то есть будете призраком.
Барон пожал плечами.
- Никто не может жить вечно. Я подумываю о том, чтобы стать привидением.
- Но… - начал Гарри. Безразличие барона удивляло его. – Но вы были, по моему, не очень рады своей… мм… призрачной жизни.
Валленберг посмотрел на него удивленно.
- Как ты можешь судить об этом? Разве может живой человек понять чувства духа?
- Но… но… - Гарри замялся. - Вы были весь в крови. И такой… мрачный.
Но даже и это не поразило барона.
- Видимо, мне не повезет, - сказал он философски. – Все может быть. Неужели ты думаешь, что я могу изменить судьбу? Мне давно нагадали плохой конец. Но разве я опустил руки? Я живу, работаю, увековечиваю свое имя…
- То-то и оно, - воскликнул Гарри. – До нашего времени ваше имя не дошло. Я почти закончил Хогвартс и ни разу не слышал о колдуне Валленберге.
Волшебник замер.
- Что? – спросил он тихо. – Ты хочешь сказать, что через пятьсот лет мое имя забудут?
- Не знаю, - ответил Гарри. – Может, в архивах и есть что-нибудь, но я…
- Что? – воскликнул колдун, не слушая его. – Меня, Якоба Валленберга, создателя Маховика времени, изобретателя великих заклинаний Магии Крови, покорителя драконов…
Он осекся и потрясенно уставился на Гарри.
- Меня, величайшего мага со времен Мерлина, а, может, и еще более великого… Как такое могло случиться? – спросил он тихо, будто говорил сам с собой.
- Извините меня, - сказал Гарри. Он не мог не посочувствовать барону – так неподделен был ужас того. – Но мне кажется, я знаю, кто лишит вас заслуженной славы.
Барон повернулся. Его сжатые губы, побагровевшая физиономия и выпученные глаза выглядели устрашающе.
- Кто? – проговорил он, но это тихое слово прозвучало страшнее, чем рычание льва.
- Граф Цепеш, - сказал Гарри. - Мне кажется, он обманет вас. Видите ли, эта петля времени…
- Я все понял, - произнес барон, не дав ему договорить.
Он прикрыл глаза, раздумывая над чем-то.
- Ваша дочь. Граф хочет сделать ее своим рабом… - начал было Гарри, но маг оборвал его.
- Меня это не касается. Это было условием договора.
Он заходил по комнате, сжав голову руками и наморщив лоб.
- Который он нарушил. Чертов вампир!
- Не слишком-то ты любезен, Якоб. Называть так меня в моем собственном доме, - донесся насмешливый голос.
В проходе стоял граф Дракула в окружении четверых вампиров. В руках он сжимал длинный меч, острие которого смотрело барону прямо в грудь.
- Честно скажу, Якоб, - сказал он. - Мне уже надоело тебя убивать. Ты не представляешь, как легко сделать это, когда заранее знаешь все, что сделает и скажет твоя жертва. Зачем только ты вернулся? Теперь я поручаю твою смерть кому-нибудь из моих подданных. У Ангиша это выходит особенно эффектно. Но сегодня, для гостя я сделаю исключение…
Он не удержался от смеха при взгляде на открывшийся рот барона.
- Да, Якоб, теперь ты понимаешь, на какую судьбу ты обрек себя? Об этом убежище должен был знать только я. Мне нужно было время и одиночество. В утешение скажу, что я вовсе не собирался убивать тебя. Ты, маг со способностью создавать великие вещи, но с болезненным тщеславием и, что очень важно, полным отсутствием совести. Ты мог понадобиться мне в будещем. Да, в будущем, которого ты лишил себя. Впрочем, лично я считаю, что все, что ты должен был сделать в жизни, ты сделал. Спасибо, Якоб.
Из острия меча вырвалась ослепительная вспышка, но остолбеневший барон остался жить - его спас Гарри. Видя, что Валленберг не в состоянии пошевелиться от потрясения, и поняв, что граф сейчас прикончит мага, он начал действовать сам.
Одновременно в Дракулу полетела замораживающая Софийская Стрела, а перед Гарри с бароном возникла защитная сеть из сушеной веточки омелы. Дракула с воплем ярости на губах застыл, а сеть отразила все четыре заклятия, выпущенные оставшимися вампирами.
- Скорее, уходим, - Гарри дергал Валленберга за рукав. – Надо уходить.
Барон мгновение колебался. Он все еще не до конца пришел в себя.
Наконец черты его исказились яростью.
- Бежать? - произнес он. – Ни за что.
В его руке появилась волшебная палочка. Темного, почти черного цвета, толщиной в дюйм, она походила скорее на жезл.
Одним взмахом он убрал Защитную сетку с дороги. Гарри поразился. Он не знал, что существует способ избавиться от нее. Чарли говорил, что это невозможно…
Но слово невозможно, похоже, не было знакомо барону Валленбергу.
- Глясефиксус Экстремум!
Из его палочки вырвались одновременно два ослепительных синих луча и обездвижили двоих вампиров. С легкостью отразив огненные шары, посланные двумя оставшимися, он повторил операцию.
Перед ними застыла странная скульптурная группа из пятерых кровососов.
- Запускайте машину, - предложил Гарри. – Мы успеем уйти.
- Нет, молодой человек, - хладнокровно произнес барон. – Я не собираюсь убегать. Настало время изменить положение дел.
Он произнес несколько заклинаний, и каждый из вампиров оказался заключенным в вертикальный прозрачный гроб. Гроб, в котором оказался граф, Валленберг стянул несколькими серебряных полосами.
- Теперь им никуда не деться, - произнес он и повернулся к Гарри.
- Сколько их здесь?
Тот пожал плечами.
- Вроде больше нет. Но я точно не…
- Иммурталис Тоталус!
Оба входа в зал тут же оказались замурованными прочнейшей кирпичной кладкой.
Гарри подумал, что сейчас барон станет расспрашивать его. Выяснять, что ему еще известно. Но Валленберг наколдовал себе кресло, по габаритам больше напоминавшее императорский трон, и, сев в него, глубоко задумался.
Гарри помялся на месте и сел на обычную лавку, стоявшую в помещении.
Он посмотрел на графа. Тот уже ожил, но пошевелиться не мог. Только злобно вращал глазами и скалил клыки. Гарри не удержался и подмигнул ему. Дракула отвернулся.
Валленберг несколько минут сидел, нахмурив брови и что-то бормоча под нос. Потом он встал и подошел к машине. Вставил стержень обратно, покрутил несколько рычагов, задумчиво кивнул.
Он подошел к темнице Дракулы и, глядя на того, стал говорить, как бы рассуждая сам с собой.
- Значит, петля была запущена ровно в полночь. И длится одни сутки. Если бы я не тронулся в обратный путь до начала этих суток, я бы не попал сюда… И тогда бы, - он ткнул пальцем в гроб графа, - тебе не пришлось убивать меня каждый день. Так?
Дракула осклабился.
Но барон не смотрел на его реакцию.
Он уже вернулся в кресло, закинул ногу на ногу, подпер голову рукой и продолжил рассуждения:
- Значит, ты убивал меня каждый день, год за годом, столетие за столетием… За это я тебе отплачу, чертов вампир…
Он погрозил графу.
- Теперь понятно, почему обо мне забудут. Я застрял в петле. Записей я не вел. Единственного моего ученика, кто знал, над чем я работал – Кристину - ты поработил. Она тоже пленник петли. А меня обманул. Когда я вернулся к себе домой, то не обнаружил там обещанной платы за выполненную работу. Наверное, ты рассчитывал, что не успею вернуться до полуночи. И ты станешь недосягаемым…
Барон помолчал и даже с каким-то удивлением поглядел на графа.
- Знаешь что, мерзавец. Ты ведь украл мою жизнь.
Несколько мгновений они смотрели друг другу в глаза.
Сверкающий огненной яростью взгляд Валленберга уперся в ледяные зрачки вампира. Дракула отвернулся.
- Что ж, - произнес барон. - Настало время изменить статус кво. Ты обманул меня, но теперь хозяин положения – я, и….
- Сэр, - Гарри вспомнил о Волан-де-Морте и Пожирателях смерти, - возможно, вам сможет кое-кто помешать.
В ответ на вопросительный взгляд он вкратце объяснил, кому удалось отыскать владения Дракулы.
Волшебник некоторое время обдумывал услышанное.
- Гости из будущего… хм… Надеюсь, они не настолько безрассудны, чтобы изменять прошлое. Хоть мы и во временной петле, риск все равно существует.
Он подошел к машине, повертел колесики, сдвинул рычаг. Маховик времени застрекотал, стрелка сделала несколько плавных оборотов в обратную сторону и замерла.
- Все, - сказал он. – Теперь они не найдут нас, если решат вернуться. А те, кто остался здесь, не смогут сбежать.
Барон одарил Дракулу усмешкой и стал расхаживать по комнате.
- Итак, мой дорогой граф, я изменил течение времени в обратную сторону. Сейчас солнце над вашим замком поползло на восток. Отсюда нам этого, к сожалению, не видно. Когда время вернется к полуночи, петля прекратит свое существование, а вместе с ней и весь замок, а также все, кто в нем останутся.
Он смотрел Дракуле прямо в глаза. Тот затравленно косился в ответ.
- Вопрос лишь в том, - задумчиво произнес Валленберг, - имею ли право я сам покинуть петлю. Или же должен исчезнуть вместе с ней?
Гарри подумал, что ослышался. Но барон не шутил. Из дальнейших рассуждений, которые он вел вслух, его точка зрения прояснилась. Но все равно всем присутствующим она показалась несколько странной.
- Итак, я исчез из хода истории в пятнадцатом веке, - говорил барон, сложив пальцы домиком и глядя в потолок, - и навсегда застрял в петле. Если я выйду из нее и вернусь в мир, это изменит весь последующий ход событий. Не говоря уж об исчезновении графа. Это, конечно, означает, что он не будет творить свои злодейства и мошенничества… Он ведь не прекратит их? – барон повернулся к Гарри.
- Ээ… нет.
- Наверное, и твое исчезновение, малыш, окажется свое влияние на будущее, каким бы малым оно ни было. Так что вопрос состоит в следующем: могу ли я изменить будущее или должен пожертвовать собой?
Он замолчал. Его лицо побледнело, брови сдвинулись.
Гарри тоже было о чем задуматься. Насколько он понял, если барон решит сохранить свою жизнь, в чем, казалось, не могло быть сомнений, то историю человечества ожидали большие изменения. Барон Валленберг был вполне в состоянии изменить ее. Это означало… все что угодно. Гарри мог так и не появиться на свет, также как и Гермиона и Рон. Мог никогда не родиться Волан-де-Морт… Да что там. Это был бы совершенно другой мир… От мысли, что сейчас в руках одного человека находится так необозримо много власти, Гарри стало плохо. Не меньшим ли злом было бы оглушить сейчас барона, освободить Дракулу, позволить тому уничтожить изобретателя… Но сохранить мир.
Мир, в котором, помимо Волан-де-Морта, Северуса Снега, Питера Питегрю и Беллатрисы Лестранж живут семейство Уизли, Хагрид, Гермиона, Рон, Невилл…
Сможет ли Гарри сделать выбор?
Он сжал палочку покрепче и уставился на барона. Что тот решит? Что?
Но что он может решить? Кто решит добровольно покончить с собой, когда есть шанс выжить? Во всяком случае, не такой тщеславный человек как Валленберг. В том, что он безжалостен, Гарри уже успел убедиться. Его не волновала судьба собственной дочери, раз он отдал ее в лапы вампира. Что тогда для него судьба других людей…
Барон продолжал:
- Я никогда не посещал будущее. И понятия не имею, какое оно. Если я останусь в живых, события будут идти по-другому. Но откуда я буду знать, в чем заключается это «по-другому»? Мне не с чем сравнивать. Это будет другая история, да. Это будет моя история. Не думаю, что она будет так уж плоха. Я ведь не стремлюсь к власти, как этот Темный Лорд, о котором ты рассказал мне, мальчик. Моя мечта – обосноваться на удаленном острове, заниматься исследованиями. Я бы отыскал Кристину или взял кого-нибудь другого в подмастерья.
Он повернулся к Гарри. На лице его появилось удовлетворенное выражение.
- Хотя бы тебя. Хочешь быть моим учеником? Мы бы достигли выдающихся вершин в волшебстве. Больше никаких экспериментов со временем. Только чистая магия человеческого духа. Я уже начал некоторые опыты…
Он встал и заходил по комнате.
Дракула следил за ним с невыразимой злобой.
- Да, - сказал Валленберг, все более воодушевляясь. - Может быть, мы и не изменим историю. Может быть… может быть, мы просто создадим новую ветку времени. Нет, - оборвал он тут же сам себя, - это было бы преступлением. Это может привести к страшным последствиям. Если они переплетутся… Имею ли я право…
Его раздумья были прерваны. С грохотом одна из кирпичных кладок разлетелась в разные стороны. Здоровый кусок камня чуть не попал в голову Гарри. Несколько булыжников ударились в гробы с вампирами и отскочили. А вот машине времени не так повезло. С жалобным звоном из своих гнезд выскочило несколько шестеренок и пружин.
Не успев осознать последствия происшедшего, Гарри увидел, что в образовавшийся проем устремилось несколько фигур. Это были Пожиратели смерти.
Одно мгновение Гарри смотрел в лицо человека, возглавлявшего отряд, а затем, не раздумывая, вскинул палочку.
- Фламмаблиус!
- Протего!
Снегг, а именно в него целился Гарри, с легкостью отбил заклятие. Оно попало в Маховик времени, что тоже не пошло на пользу механизму.
- Не сметь! – воскликнул Валленберг.
Его толстая палочка очертила в воздухе окружность.
- Протего Максимус!
Перед Пожирателями возник огненный щит, перекрывший им дорогу. Один из слуг Волан-де-Морта, уже знакомый Гарри криворотый толстый Амикус метнул в щит заклятие. Но оно рассыпалось, обдав Пожирателей искрами. Снегг дернул Пожирателя за рукав и что-то сказал. Тот опустил палочку.
Темные маги замерли, не зная, что делать.
Гарри посмотрел на Валленберга. Тот стоял с закрытыми глазами и беззвучно шевелил губами. Видимо, заклинание, которое он собирался творить, требовало больших усилий. Что бы это ни было, подумал Гарри, Пожирателям это вряд ли понравится.
Он посмотрел на них. Они со злыми, нахмурившимися физиономиями разглядывали барона. Снегг оценивающе осмотрел Валленберга, бросил короткий взгляд на обездвиженных вампиров, с презрением поглядел на Гарри и, взявшись за подбородок, на мгновение закрыл глаза.
Он их тут же открыл, будто понял, что задумал Валленберг.
Снегг что-то скомандовал и бросился обратно в темный коридор. Пожиратели последовали за ним, со страхом оглядываясь на барона.
Барон тем временем открыл глаза и вытянул руки перед собой. Из середины щита выросли точно такие руки, но уже из огня. Барон шагнул вперед, сжал ладони, и бежавший последним Амикус с трудом избежал их хватки.
Пожиратели обратились в бегство.
Валленберг устремился им вслед.
Гарри сделал было шаг за ним, но остановился.
Он понятия не имел, что ему следовало делать. Он оказался в постепенно сужающейся петле времени в компании непризнанного магического гения, вампиров и отряда Пожирателей. Чего, кажется, еще не хватает? Он поглядел на Маховик. Тот выглядел явно поврежденным. Чудесно! Теперь и единственный выход нарушен.
Стоп! Почему единственный? Каким-то ведь образом Пожиратели попали сюда.
Он поспешил к выходу. Сзади до него донесся скрежет зубов графа.
- Люмос!
Этот коридор был в лучшем состоянии, нежели тот, которым Гарри пришел сюда. В полу не зияло провалов, а дорогу освещали факелы на стенах.
Через несколько поворотов появилась лестница, ведущая вверх. Он поднялся, толкнул дверь и оказался во дворе замка.
Он пробежал несколько шагов, завернул за угол здания и увидел барона. Щит по-прежнему был перед тем. И хотя Валленберг шел не спеша, а Пожиратели оторвались от него на несколько десятков шагов, нельзя было сказать, что он отстал от них.
Дело было в огненных руках, торчащих из Щита. Они удлиннились и вытянулись до таких пределов, что висели над головами отставших магов. Гарри усмехнулся, глядя, как Амикус и его сестра Алекто уворачиваются от смертельной хватки и отбиваются Щитовыми заклятиями.
Пожиратели спешили укрыться в лесу. Гарри подумал, что устройство, с помощью которого они проникли в убежище Дракулы, должно быть спрятано там.
Он мог обогнать их лишь одним способом.
Гарри закрыл глаза. Так, три «С». Сосредоточенность, что там еще? Потребности повторять правила не было. Он забыл совершенно обо всех страхах. Крутнулся на каблуке и… хлоп!
Он сумел устоять на ногах, и, что радовало больше всего, все части тела были на своих местах.
Он стоял на той самой поляне, где не так давно разговаривал с Кристиной Валленберг.
Позади раздались крики Пожирателей. Они приближались.
Гарри огляделся по сторонам.
Делать это дважды не потребовалось.
На высоком пне стояло странное устройство. Оно напоминало Маховик времени, который носила на цепочке Гермиона, только увеличенный в несколько раз. Он бросился к нему, но внезапно затормозил.
Почему механизм стоит здесь один, без охраны? Несомненно, его защищали какие-то чары.
В кустах уже трещали шаги, поэтому Гарри шепотом выругался и бросился в сторону. Он спрятался за стволом сосны и осторожно выглянул.
Его опасения были не напрасны.
Первым на поляну выскочил Снегг. Он взмахнул палочкой и выкрикнул:
- Фините Серпенсориум!
На миг вокруг пня проявилась полусфера, сплошь состоящая из сплетенных тел змей, и исчезла. Гарри передернуло. Он видел, что остановился вовремя. Если бы он сделал еще шаг, то очутился бы прямо в объятиях гадов. Он сомневался, что ему удалось бы даже змееусту удалось бы уговорить их.
Снегг подошел к Маховику, повернул какую-то шестеренку и повернулся, поджидая отставших.
Вот шанс!
Гарри выдвинулся из-за дерева и наставил палочку в спину своего бывшего учителя.
В той стороне, откуда прибежал Снегг, внезапно раздался чей-то истошный крик. Там засверкали вспышки заклятий. Кто-то, видимо, схваченный Валленбергом, верещал, не переставая. Снегг сделал шаг, намереваясь броситься на помощь. Гарри открыл рот, готовый произнести обездвиживающее заклинание, но в этот момент на поляне появились новые лица.
Это был Ангиш и Кристина.
Они изумленно огляделись по сторонам.
Снегг резко повернулся к ним и поднял палочку.
Вампир отреагировал молниеносно. Он закрылся девушкой как щитом, а сам прыжком, который не смог бы повторить ни один цирковой гимнаст, взмыл вверх и ухватился за ветки. Прежде, чем Снегг успел послать заклятие в него, Ангиш качнулся и прыгнул в чащу. Через мгновение он уже исчез. Гарри вспомнил об оставшихся в подвале вампирах. Ангиш несомненно освободит их.
Он так растерялся, что вышел из-за своего укрытия. И Снегг, конечно же, сразу увидел его.
- Экспеллиармус!
Гарри увернулся.
Он помнил, чем закончилась их последняя встреча. Он больше не будет вести себя так опрометчиво. За последние несколько недель он выучился нескольким новым заклятиям. Каким воспользоваться сейчас?
- Кристина, в сторону! – крикнул он и, отступив назад, направил палочку на сосну, за которой прятался.
- Грайндерус Крэшурс!
Заклинание, которым граф Дракула некогда безуспешно пытался разрушить чары Защитной сети, на обычное дерево подействовало безупречно.
Ствол наклонился, вырванные из земли корни вздыбились, и дерево рухнуло на поляну. Снегг успел отскочить, но Гарри выиграл благодаря этому драгоценную секунду и не промахнулся.
- Петрификус Тоталус!
С отчаянной гримасой Снегг повалился на траву.
Гарри тут же бросился к нему и связал наколдованной веревкой. Он вытащил палочку из закостеневших пальцев Пожирателя смерти и только после этого перевел дух.
- Ты в порядке? – он посмотрел на Кристину.
Она кивнула.
- Что здесь происходит? Этот вампир сказал, чтобы нас отправили в безопасное время, и мы очутились здесь.
Гарри поднял голову.
В небе над ними гас рассвет, загорались утренние звезды, приближались сумерки.
- Твой отец запустил время в обратную сторону, - сказал он. – А Ангиш, видимо, собирался отправиться в начало петли, чтобы что-то исправить.
- Мой отец? – спросила Кристина. – Где он?
Гарри махнул в сторону, где по-прежнему кипело сражение и раздавались крики.
Девушка бросилась туда, вытаскивая на ходу палочку.
- Стой!
Но она не слушала.
Гарри посмотрел ей вслед, помедлил и махнул рукой. Сейчас его занимало другое.
Он повернулся к убийце Дамблдора. Тот лежал неподвижно. Веревки туго спутывали его тело от шеи до щиколоток.
Гарри перевел взгляд на Маховик времени. Тот лежал неподвижно. Снегг, наверное, уже установил его на нужное время. Чтобы запустить механизм, надо отпустить вон тот маятник…
…и он вернется в свое время. В свой мир. Даже если он окажется рядом с самим Волан-де-Мортом… Он был уверен, что успеет трансгрессировать прежде, чем кто-либо опомнится.
Но он может кое-что сделать здесь и сейчас.
Например, убить Снегга. Отомстить ему. А после этого вернуться в свое время. Вряд ли Валленберг успеет восстановить большой Маховик до того, как петля времени сожмется. Будущее от этого не изменится. Барон не сможет изменить его. Исчезновение Пожирателей ни на что не может повлиять: они из будущего. Дракула? Гарри готов был рискнуть.
Но все же было еще одно желание, которое терзало его.
Не веря самому себе, он отошел от Маховика, направил палочку на Снегга и произнес:
- Финита Инкататем!
Заклятие обездвиживания спало, но веревки остались на месте.
Бледный и злобный бывший профессор заворочался.
- Неплохо, Поттер, - кривя губы, процедил он. – С того времени, как мы расстались, вы кое-чему научились. Наше прощание, если вы помните, выявило у вас весьма слабые способности.
- Зачем? – тихо произнес Гарри.
- Зачем что? Наша последняя встреча? Вы сами пожелали…
- Зачем ты убил Дамлдора?
Гарри встал на колени и уперся Снеггу концом палочки в горло.
Тот обнажил желтые зубы и издал смешок. Он попытался что-то сказать, но потом отвернулся.
- Зачем? – повторил Гарри, усиливая давление. Ему хотелось ударить предателя, начать колотить его, убить его без помощи магии…
- Вам не понять этого, Поттер, – проговорил сквозь зубы Снегг. – Вы никогда не отличались сообразительностью. Ваша глупость и самонадеянность…
Гарри взорвался.
- Да ты просто паршивый предатель, - закричал он. – Предатель и убийца. Шпионил за Дамблдором. И убил его исподтишка, когда он был не в состоянии защититься. Когда…
Слезы потекли по лицу Гарри. Он не сдерживал их. Горе той ужасной потери снова охватило его. Он чувствовал, что готов сейчас убить Снегга.
- Я давно знаю, Поттер, что вы отличаетесь несдержанностью и неспособностью думать. Но меня удивляет, как вы могли решить, что ректор Хогвартса когда-либо был не в состоянии защитить себя?
- Ты… ты не знаешь, что было… что ему пришлось перенести перед этим…
Он замолчал. Рассказывать о пещере с крестражем он не собирался.
- Я уверен, Поттер, что ректор вполне мог защитить себя, и если он позволил… если он решил…
Снегг сжал губы, будто тоже не хотел говорить о чем-то.
- Ну, ладно, пора заканчивать эту комедию, - ледяным тоном сказал он. Будто не лежал здесь связанный и беспомощный, а был хозяином положения. – Настало время выяснить, способны ли вы, Поттер, на что-то более серьезное, нежели рыскать по школе ночью и трепать языком. Сделайте то, что… что сделал я. Убейте. Если, конечно, у вас хватит на это сил…
Последнюю фразу он проговорил особенно едко, но не смог скрыть горечь, прозвучащую в ней. Гарри стоял над ним, весь дрожа. Конец палочки вдавился в горло волшебника. Снегг захрипел.
- Значит… – произнес Гарри. – Значит, у тебя хватило сил убить того, кто пригрел тебя на своей груди. Змея!
- Ну, по части змей больший специалист у нас – вы, Поттер, - просипел Снегг. – А что касается убийства, вы и понятия не имеете, что произошло… В общем, нечего болтать. Докажите, что вы не тряпка. Убейте меня.
Он посмотрел Гарри прямо в глаза и среди эмоций злости и ярости, бушевавших в них, тот разглядел что-то искреннее, почти мольбу. Будто Снегг действительно хотел, чтобы его убили.
Гарри замер, а потом отступил.
Черт с ним! Он не собирается делать ничего, что хочется Снеггу.
Маховик времени стоял от него в трех шагах.
- Куда вы, Поттер? Что, не хватает мужества? Вы никогда… никогда не сможете понять, что я чувствовал. Я не хотел… Но я не мог… Не мог не… - казалось, Снегг сейчас разрыдается.
Гарри повернулся к нему. Но мимолетный приступ слабости Снегга прошел. Тот, скрежеща зубами, бросил на бывшего ученика взгляд, почти способный воспламенять предметы на расстоянии. Он хотел что-то сказать, но не смог и отвернулся.
Что Снегг имел в виду, когда говорил, что не хотел убивать Дамблдора, но не мог? Воспоминание шевельнулось в голове Гарри. Непреложный Обет, который Снегг принес матери Драко? Он должен был защищать младшего Малфоя.
Несколько мгновений Гарри пытался сообразить. Получается, если Драко не смог заставить себя выполнить приказания Волан-де-Морта – убить ректора Хогвартса – Снегг должен был защитить Драко от гнева Темного Лорда. Должен был убить Дамблдора, иначе… Иначе бы он умер сам.
- Лучше бы ты умер, - произнес Гарри. – Ты побоялся Непреложного Обета. Но я бы на твоем месте лучше бы умер сам, чем согласился исполнить такую клятву. Ты оценил свою жалкую жизнь выше, чем…
Он замолчал. Голос перестал слушаться.
Снегг потрясенно уставился на него.
- Ты не понимаешь, Поттер… Дамблдор… Он тоже хотел спасти Драко… Он…
Гарри отвернулся и пошел к Маховику времени.
Как нелепо погиб Дамблдор. Пожертвовать собой ради какого-то никчемного малолетнего Пожирателя смерти…
Нет, Гарри в самом деле чего-то не понимал…
Он взялся за маятник Маховика, снял со шпенька.
На мгновение Гарри стало безразлично, повлияет это как-то на историю мира или нет. Он просто хотел уйти отсюда. Пусть все катится к черту. Пусть все Пожиратели, вампиры и Барон Валленберг исчезнут в петле времени. Пусть будет так, словно их никогда не было…
До него донесся женский крик. Он вздрогнул. Нет, здесь был один человек, которого он не мог оставить… Кристина, проданная собственным отцом, обреченная на века бесконечного существования в петле времени, постоянно проживающая один и тот же день, игрушка Дракулы…
Гарри убрал руку от механизма и пошел в ту сторону, откуда доносился шум борьбы.
Когда он достиг места сражения, то понял, почему никому кроме Снегга не удалось уйти. Барон Валленберг наколдовал что-то вроде магического круга, края которого представляли собой узкий ров. Через него можно было легко перешагнуть, но никто из Пожирателей не решался на это. В одном месте рва виднелось кровавое пятно, будто там кого-то растоптал великан. Гарри остановился, не доходя до круга.
Внутри заканчивалось сражение между бароном и оставшимся на ногах Пожирателем. Это был Амикус. Барон медленно, но верно прижимал его к краю, держа в левой руке светящуюся сеть. Пожиратель опасливо отступал и постоянно оглядывался на опасную границу круга.
Сестра толстяка и другие Пожиратели лежали внутри круга, крепко спеленатые толстыми канатами, и не шевелились.
Гарри огляделся в поисках Кристины. И увидел, что был не единственным зрителем, наблюдавшим за боем. У замковых ворот стояла группа вампиров во главе с Ангишем. Кристина была у них. Двое вампиров-волшебников держали ее за руки, приставив палочки к ее горлу.
Если они хотят так шантажировать барона, это у них вряд ли получится, пронеслось в голове Гарри.
В этот момент Амикус не выдержал напряжения и упал на колени перед бароном.
- Пощадите! - закричал он визгливым голосом. – Я сдаюсь! Я сдаюсь! Вот!
Он бросил палочку на землю перед собой и закрыл голову руками.
Валленберг набросил на него сеть, которая сразу же стянула Пожирателя наподобие цыпленка-бройлера в витрине магазина. Тот покачнулся и упал на бок.
Барон поднял его палочку и заткнул себе за пояс, словно кинжал. Там уже имелось пять палочек, принадлежавших темным магам.
Он мельком глянул на Гарри, посмотрел в тут сторону, откуда тот пришел, и повернулся к вампирам.
Взмах палочки, и магический круг исчез. Лужа крови от раздавленного человека осталась.
Валленберг вздохнул. Видно было, что он очень устал. По лицу струился пот, камень на шее перекинулся за спину. Но он встряхнул гривой и решительно двинулся к вампирам.
Те сразу подобрались.
- Стой, или мы убьем ее, - хрипло крикнул Ангиш.
Барон не ответил.
- Фламмаблиус!
Два огненных шара попали точно в головы вампирам, державшим Кристину. Гарри даже охнул. Настолько это выглядело потрясающе. Обезглавленные тела мгновение стояли на ногах, а потом повалились на землю.
Освободившаяся Кристина бросилась к отцу, но он махнул рукой, приказывая ей отойти в сторону. Девушка послушно отступила.
- Ангиш, выпускайте оборотня!
Громовой голос донесся откуда-то из-за крепостных стен. Он принадлежал Дракуле. Но сам граф пока предпочитал не показываться.
- А, так, значит, это ты убивал меня! – воскликнул барон, глядя, как Ангиш торопливо развязывает веревки на свертке, лежавшем за спинами вампиров. - Клянусь Мерлином, ты за это ответишь.
Но вампиры уже бежали врассыпную. Двигались они стремительно и через несколько мгновений скрылись за стенами замка.
Валленберг, так же, как и Гарри, посмотрел на сверток. Тот начал ворочаться. Он приподнялся, и стало ясно, что это человек. Он повернул нечесаную голову к ним, и гримаса страха исказила его лицо.
Гарри не сдержал вскрика.
Это был Фенрир Сивый.
Вид у него был жалкий. Он явно боялся волшебника, но не знал, куда бежать. Он оглянулся в сторону замка, потом шагнул к лесу.
Барон поднял палочку. Оборотень замер на месте.
- Не убивайте меня, - сказал он. – Я не имею ничего против вас.
В этот момент из-за крепостных стен снова донеслось заунывное пение. Дракула снова пустил в ход древнюю магию, подчиняющую оборотней.
Над стеной тянулся вверх тонкий ручеек черного дыма от костра.
- Крапарэ Икштаргхвм Блаааавер…
Сивый превратился в оборотня еще быстрее, чем это произошло с Люпином. Это заняло всего несколько секунд. И на месте, где только что стоял жалкий забулдыга, возникло волкоподобное существо. Оно встало на неестественно длинные уродливые задние лапы и прикрыло веки. Опустив голову, оно оглянулось, а затем оскалило клыки. Вой оборотня разлился в воздухе.
Невидимый Дракула отдал команду, и Сивый помчался к волшебнику. Гарри видел, что оборотень завывал от страха, но не смел ослушаться приказа.
Он прыгал из стороны в сторону, уворачиваясь от пущенных в него заклятий, пригибался и, наоборот, высоко подпрыгивал. Он двигался почти также быстро, как вампиры, а животная ловкость помогла ему подобраться к барону на расстояние прыжка. Он пригнулся и бросился на Валленберга.
Тот взмахнул палочкой, но не успел.
Клыки Сивого сомкнулись на его запястье, которым волшебник закрывал горло.
- Ааа!
Это было жуткое зрелище. Фенрир выл одновременно от страха и ярости. Он грыз руку барона, а тот пытался вытащить из-за пояса другую палочку. Оборотень заметил это. И, пытаясь помешать магу, стал рвать задними лапами живот своего противника. Когти у него были не намного короче гиппогрифьих, поэтому последствия оказались ужасны. Кровь ручьем хлынула из ран, прежде чем в оборотня попали заклятия Кристины и Гарри. До этого те лишь наблюдали за схваткой, поддавшись ощущению непобедимости барона. Гарри казалось, что у Фенрира нет ни единого шанса, но…
…но они опоздали.
Когда оборотень отлетел в сторону и с жалобным визгом растянулся на земле, барон остался лежать неподвижно.
- Отец! – воскликнула Кристина. Она бросилась к Валленбергу.
Гарри поспешил следом.
Барон лежал, раскинув руки в стороны. Его живот был разорван так, будто туда угодило пушечное ядро. Он весь был покрыт кровью.
Кристина принялась накладывать исцеляющие заклятия, но Валленберг дышал все прерывистее и медленнее. Наконец, он обвел глазами стоявших рядом с ним, явно не узнавая их, и, содрогнувшись, замер.
Его дочь зажала рот руками.
Гарри сидел рядом, чувствуя себя опустошенным. Валленбергу не удалось покинуть петлю времени.
- Якоб, Якоб, - донесся голос графа Дракулы, идущего к ним в сопровождении своих слуг. – Неужели ты так и не понял, что у тебя нет шанса выжить. Ты обречен каждый день умирать в этой петле заново каждый день.

Глава 13. Дочери Дракулы


Несколько мгновений царила полная тишина. Гарри стоял на коленях рядом с Кристиной. Та плакала, закрыв лицо руками. Он не совсем понимал, как можно оплакивать человека, продавшего тебя в рабство, но особого желания и сил раздумывать над этим у него не было. Чувства словно взяли перерыв. За последние часы произошло слишком много событий. Он вспомнил, что сейчас эти часы бегут в обратном направлении.
Гарри поднял голову и посмотрел на сумеречное небо. Звезды разгорались, становились ярче. Скоро снова настанет полночь и все они исчезнут.
Дракула, видимо, думал о том же.
- Ангиш, - приказал он. – Отправляйся в подвал. Проверь, что с Маховиком.
Выглядел он совершенно спокойным. Словно у него был запасной выход.
В этот момент в комнате на самом верху башни сверкнули всполохи зеленого пламени.
Дракула тоже посмотрел туда и осклабился.
- Не хочешь встретиться с самим собой, Гарри Поттер? Поверь мне, в первый раз это незабываемое чувство.
- Я знаю, - сквозь зубы ответил Гарри.
Граф пожал плечами.
- Как пожелаешь. Но вмешиваться в ход времени я тебе позволить не могу. Поэтому вам двоим лучше побыть в каком-нибудь безопасном месте.
Он положил ладонь на рукоятку меча.
Гарри устало вздохнул. Что он должен делать сейчас? Сражаться с вампирами?
Он подумал о Снегге, который остался в лесу. Сумел ли тот освободиться и вернуться в будущее? Или Снегг вернется за своими товарищами?
Веревки, наколдованные бароном-волшебником, утратили свое действие вместе с его смертью. Теперь Пожирателей ничто не удерживало. Но никто из них не двигался. Видимо, без палочек они предпочитали не рисковать.
Дракула не обращал на них никакого внимания.
По его знаку четверо вампиров взяли Гарри и Кристину под руки и повели к замку.
Гарри не сопротивлялся. Он сам не знал почему. Его уводили, возможно, навстречу гибели. Вырваться и броситься в лес? Оставить девушку. Он мог бы вернуться сюда еще раз, из будущего, и все изменить…
Но почему-то он тут же подумал, что Дракула, если тому удастся исправить положение, переместит петлю. Вряд ли удастся найти ее еще раз. Да и не было никакой гарантии, что настройки Маховика времени Пожирателей смерти не сбились, и его не зашвырнет в Мерлин знает какие времена.
Гарри решил положиться на интуицию. Сейчас ему ничего не подсказывал Феликс Фелицис, поэтому сверхъестественных прорывов в этой области не ожидалось. Но все же он не делал попыток вырваться. Может, дело было в предсказании профессора Трелони? Не могло все так закончиться. Есть ведь Волан-де-Морт, в битве с которым еще не сказано последнее слово. Эта мысль странным образом укрепила его веру в удачный исход.
Его заперли в одной из комнат на первом этаже. Кристину, как он понял по скрежету дверей, поместили в соседнее помещение.
Посидев некоторое время на скамейке, подвешенной на цепях, он встал и подошел к стене, что отделяла комнату Кристины.
Гарри сунул руку в карман, но палочки там не было. Он вспомнил, что оставил ее на поле, рядом с телом барона.
Он ощупал стену. Кладка была старой, некоторые кирпичи шевелились в пазах. Потратив немало усилий, ему удалось вытащить один кирпич. Он чувствовал, что на боку камня нанесены какие-то символы, но света не было достаточно, чтобы прочитать их. Наверное, это было послание кого-нибудь из узников замка.
Гарри прижал ухо к образовавшейся выемке. Он различал смутный всхлипы.
- Кристина, - произнес он довольно громко. – Ты слышишь меня?
Некоторое время было тихо, и он уже решил, что надо попытаться вытащить еще один камень, когда с той стороны донеслось несколько постукиваний. Гарри подумал, что девушка решила говорить с ним с помощью особой системы перестукиваний. Он не знал этих сигналов и уже собирался оповестить ее об этом, когда стуки сменились увесистыми ударами. Потом он услышал скребущий звук – Кристина расшатывала свой кирпич. Действовала она методично, и через несколько минут камень стал двигаться. Гарри помогал, толкая его со своей стороны.
Кирпич со стуком упал на пол, и в проеме он увидел лицо дочери Валленберга.
- У тебя есть палочка? – спросил он на всякий случай.
- Стала бы я тогда выковыривать камень руками? – ответила она почти сердито, и Гарри с неожиданным облегчением отметил, что ее боевой дух на месте.
- Ээ… Ты не знаешь, что собирается сделать граф? – задал он новый вопрос.
- Я убью его, - тихо ответила Кристина. – Он заплатит…
- Послушай, - сказал Гарри, - я понимаю, что ты чувствуешь…
- Откуда? – крикнула она. – Разве твоего отца разодрал в клочья оборотень?
- Нет, - ответил он спокойно. – Но моего отца и мою мать тоже убил один… монстр.
Она бросила на него недоверчивый взгляд и тут же опустила глаза.
- Поэтому, поверь, что мне знакомо чувство ужасной потери, - сказал Гарри. Он немного кривил душой, так как его родители погибли, когда он был слишком маленьким, но решил, что сейчас не до тонкостей.
- Послушай, - сказал он. - Нам надо что-то сделать…
Хорошее предложение и, самое главное, дельное. Кристина тоже, видимо, так подумала, так как спросила:
- Да? А что?
- В лесу стоит Маховик времени, с помощью которого прибыли Пожиратели смерти…
- Кто?
- Ну, те люди, которых… с которыми сражался твой отец.
Кристина молчала.
- Мы можем воспользоваться запасными устройствами, - сказала она наконец.
- Что? Что ты говоришь?
- Я видела чертежи отца. Он все строил в одиночку, но я хорошо помню, что здесь два механизма. Основной и два дополнительных.
- А где стоят дополнительные?
- В малых башнях, - ответила девушка.
- Надо выбраться отсюда поскорей, - сказал Гарри. – У тебя есть какие-нибудь идеи.
Кристина посмотрела на дверь, потом на окно в своей камере.
- Луна не очень яркая, - сказала она, – но можно попробовать ее магию.
Потом встала и исчезла из поля зрения.
Насколько Гарри мог судить по звукам и тому, что он мог заметить через отверстие, девушка что-то царапала на каменном полу.
- У тебя есть стекло? – в проеме появились глаза Кристины.
- Ээ… - Гарри порылся по карманам, а потом хлопнул себя по лбу.
Он снял очки и протянул ей.
- Подойдут?
- Попробую, - отозвалась она.
До него донеслось ее тихое бормотание. Кристина накладывала Лунные чары.
Он гадал, чего она хочет добиться, пока не услышал отчетливый щелчок замка в коридоре.
Сначала он подумал, что это пришел кто-то из вампиров. Но потом в зарешеченном глазке в его двери показалось лицо Кристины.
- Держи, - она протянула очки и посмотрела на его окошко. – У тебя еще лучше должно получиться.
- Почему? – искренне удивился Гарри.
- Прутья тоньше, больше лунных лучей проходит.
- Ничего не выйдет, - сокрушенно признал он. - Я не знаю Лунной магии.
- Ничего, - спокойно сказала Кристина. - Делай, что я буду говорить.
Под ее руководством он отыскал достаточно ровное место на полу, где не было трещин, способных нарушить заклинание. Нацарапал сложную фигуру из нескольких треугольников и кругов. Обозначил места приложения силы (если бы он еще знал, что это такое).
- Теперь поймай луч и отрази его в центральный круг, - сказала Кристина таким тоном, будто просила передать стакан сока.
Для Гарри, который без очков видел все в туманной дымке, это оказалось самым сложным моментом. Он вертел очками как фокусник в разные стороны, а Кристина корректировала его действия. То луч казался ей не достаточно плотным, то Гарри, у которого дрожали руки, не успевал удержать его в нужном месте долгое время…
- Вот! – вскрикнула она, - Не двигайся.
Гарри замер.
- Теперь повторяй за мной: Лунный свет белее снега, тебе подвластна страсть и нега, сердце рвется из груди, дверь скорей мне отвори.
Гарри послушно повторил этот глупый стишок и вздрогнул, когда дверь его камеры отворилась.
- Этим заклинанием пользуются влюбленные волшебники, когда хотят попасть к предмету своего обожания. Очень удобно, когда нельзя воспользоваться палочкой, - пояснила девушка. – Наверное, я понимаю, почему вам его не преподавали в школе.
Гарри сказал себе, что обязательно займется на досуге изучением Лунной магии.
Они вернулись к лестнице. Тут выяснилось, что Кристина не знает, каким путем надо двигаться, чтобы попасть в башни.
- У меня метла стоит возле флигеля, - предложила она. – Думаю, она сможет поднять двоих.
Словно тени они выскользнули во двор и никем незамеченные пересекли темный двор.
У метлы оказалась очень толстая ручка и такие густые хворостины, что в другое время Гарри, наверное, хорошо бы посмеялся, но сейчас было не до смеха.
Кристина ловко запрыгнула на метлу и подвинулась, освобождая место для него. Гарри сел и сжал руками древко.
Но когда метла сильными рывками стала подниматься в воздух, и он чуть не перевернулся вниз головой, то быстро ухватился за девушку. Она не обратила на это внимания.
Либо в пятнадцатом веке искусство изготовления метел оставляло желать лучшего, либо метла Кристины так выражала недовольство против перегрузки, но подъему оказался не из легких. Метла то взлетала на пару этажей, то резко обрушивалась вниз. До падения на землю дело, правда, не дошло.
Кристина заставила метлу двигаться вокруг замка, так что они обогнули его не меньше трех раз, прежде чем достигли высоты шестого этажа. На нем и находились четыре угловые башенки.
С грехом пополам им удалось приблизиться к окнам первой башни.
Они оба вцепились в карниз, пытаясь удержаться на месте.
Внутри было пусто.
- Давай к следующей! – скомандовала Кристина.
Она оттолкнулась от стены, но Гарри замешкался и чуть не упал. Ему удалось зацепиться за карниз, но с метлы он слетел.
Он повис на руках на высоте шестого этажа от земли. А если учесть, что в замке Дракулы высота потолков была немаленькой, то можно понять, почему Гарри стало плохо, когда он посмотрел вниз.
Кристина увидела, что случилось, и попыталась вернуться. Оседлать ее метлу в воздухе оказалось примерно так же просто, как объездить дикого мустанга. Ручка метлы дергалась и норовила стукнуть незадачливого наездника. Наконец Гарри удалось взгромоздиться позади девушки, правда, теперь они сидели спиной к спине. Благодаря этому он и заметил, что их перемещения не остались незамеченными.
Кто-то стоял внизу и, задрав голову, следил за ними. Потом незнакомец опрометью бросился к замковым воротам и скрылся за ними.
- Нас заметили, - произнес Гарри девушке. – Давай скорее.
Она пришпорила метлу, чего явно избегала желать раньше, и не без причины. Метла подпрыгнула как ужаленная, а затем сделала гигантский рывок.
Кристина вскрикнула, но столкновения избежать не смогла. Хорошо еще, что на второй башне окна не были забраны решетками. Сквозь разлетевшуюся мозаику они влетели внутрь.
В комнате метла присмирела и довольно мягко опустилась на пол.
Девушка отделалась несколькими неглубокими порезами на руках, которыми закрывала лицо.
С помощью Гарри она наскоро перевязала их носовым платком.
Потом нетерпеливо огляделась.
- Похоже, мы попали туда, куда нужно.
В середине комнаты на столе, накрытый стеклянным колпаком, стоял Маховик. Он отличался от моделей, виденных Гарри до этого, но это, несомненно, была машина времени.
Несколько циферблатов, соединенных между собой сложной системой шестеренок и цепей.
Прежде чем Гарри смог предупредить Кристину о возможной ловушке, та шагнула к столу и сняла защитный колпак.
Ничего не произошло.
Он перевел дух.
- Кажется, это делается так… - девушка повернула рычажок, взвела пружину и посмотрела на самый маленький циферблат. – Думаешь, пары часов хватит? – спросила она.
- Пары часов? – Гарри не понял. – Для чего?
- Спасти моего отца, конечно. Зачем же еще?
Девушка повернулась. В ее глазах светилась спокойная решимость.
Гарри стало не по себе. Он понимал чувства Кристины. Но она собиралась изменить историю. Она хотела спасти Якоба Валленберга. Но к чему бы это привело? Внезапно Гарри понял, что, возможно, было бы лучше, если бы Кристина с ее отцом оставались вечными пленниками петли времени.
Девушка снова занялась Маховиком.
- Подойди ближе, - сказала она. – Надо взяться вот за это кольцо. Мы вернемся за два часа, убьем оборотня, поднимемся с отцом в эту башню и сбежим. Ты сможешь вернуться в свой двадцать первый век и…
- Нет.
- Что? – она непонимающе посмотрела на него.
- Это будет уже не мой век.
Мгновение Кристина не отрывала от него взгляда, потом пожала плечами.
- Можешь остаться с нами, с отцом. Может быть, ему удастся что-нибудь придумать…
- Не думаю, - за их спинами раздался холодный голос. – Любые опыты со временем недопустимы.
Они повернулись.
В дверях стоял Снегг в окружении Пожирателей смерти. В руках у них были палочки.
- Как… - но договорить Гарри не успел. Вспышка, посланная Снеггом, сбила его на землю. Рядом с ним упала Кристина. Через мгновение их плотно спутали веревки и притянули друг к другу.
Снегг подошел к Маховику, завертел стрелки на циферблатах.
Гарри видел, какую он выставил дату. На мгновение в нем шевельнулось безумное желание попросить Пожирателей забрать его с собой. Вернуться в свой мир, покинуть это место, где время сошло с ума.
- Прощайте, Поттер, - криво усмехнулся Снегг. – Желаю вам много-много прекрасных… и однообразных дней.
Он взялся за кольцо. Другие Пожиратели тесно обступили его. Послышался щелчок, шестеренки защелкали, раздался мелодичный звон, и слуги Волан-де-Морта исчезли.
- Ты знаешь способ избавиться от этих веревок? – спросил Гарри.
- Они должны были сами исчезнуть, когда этот человек покинул петлю, - сказала Кристина. – Магия обычно исчезает вместе с человеком…
- Правильно, моя девочка, - сказал граф Дракула, входя в комнату. – Путы наколдовал не этот господин. Это сделал Ангиш.
Из темного угла комнаты выступил названный вампир.
- Так вы отпустили их, - сказал Гарри.
Граф кивнул.
- Я не собираюсь воевать с Томом Реддлом. Надеюсь, теперь он поймет, что нам с ним лучше сохранять нейтралитет в отношении друг друга. Он сделал шаг, я дал ему понять, что в состоянии постоять за себя. Более того, я вернул его людей в целости и сохранности.
- Они могли сами вернуться. У них был свой Маховик. - возразил Гарри.
- В самом деле. Был, - согласился вампир. – Но я забрал его себе в качестве репарации. Они все равно не смогли бы уйти. Не забывай, что это моя петля, мой мир, мое убежище. И все здесь идет по тем законам, которые установил я. То, что пытался изменить Якоб, уже исправлено. Время снова течет вперед.
Гарри посмотрел в окно. В самом деле, светало.
- Не думаю, что Том еще раз попробует достать меня здесь, - произнес Дракула. – Но на всякий случай мы изменим положение петли. Твой отец, - он посмотрел на девушку, - больше не будет умирать каждый день. Он просто исчезнет навсегда. Насколько я понял его натуру, это будет лучшим выходом и с его точки зрения.
- Ты – вор, - со злостью проговорила Кристина. – Здесь все создано руками моего отца, а ты лишь присвоил это себе. Ты – полное ничтожество, обманщик…
- Силенсио! – Дракула поднял руку с палочкой, и девушка лишилась голоса. Она открывала рот, но оттуда не вылетало ни звука.
- Ты не совсем справедлива ко мне, - сказал граф, неторопливо прохаживаясь по комнате. – И не слишком объективна по отношению к Якобу Валленбергу, если уж говорить откровенно. Не забывай, что Магия крови требует некоторых дополнительных условий, кроме того, чтобы ее использовал маг. Понимаешь, о чем я?
Он посмотрел на Кристину.
Девушка отвернулась.
- Вижу, что понимаешь, - сказал граф. – Так что, надеюсь, у тебя хватит ума не спорить с судьбой.
Он перевел взгляд на Гарри и оскалился.
- Ну, а что касается господина Поттера, нам еще следует решить, как поступить с ним.
Он сделал знак Ангишу. Тот качнул палочкой и снял путы с обоих пленников.
Гарри встал и стал растирать затекшие суставы.
Ангиш указал Кристине на выход. Девушка беспрекословно подчинилась. Дверь за ними закрылась.
Граф Цепеш некоторое время не сводил взгляда с молодого волшебника.
- У меня есть к тебе предложение, - сказал он. – Наше дело осталось незаконченным. Я предлагаю тебе сделку.
Гарри усмехнулся.
- Что-то последние события не убеждают в том, что вам можно доверять.
Граф кивнул.
- Если хочешь, мы можем заключить Непреложный Обет.
Гарри ошеломленно поднял глаза.
- Да, если пожелаешь, - подтвердил граф. – Ты будешь должен проникнуть в разум Тома Реддла и закончить работу.
- Почему вы зовете его Реддлом? – спросил Гарри. – Так его никто уже давно…
Он вспомнил Дамблдора, и голос подвел его. В самом деле, теперь Волан-де-Морта никто не зовет его настоящим именем.
- А как мне следует его называть? – возвысил голос Дракула. – Темным Лордом? Пусть так его зовут дураки, не видящие большего блаженства, чем быть подстилкой для его ног, игрушкой, на которой он может сорвать злость. Для меня он никакой не лорд.
Некоторое время они молчали.
Гарри краем глаза поглядывал на Маховик времени. Снегг уже установил на нем нужную дату. Если бы граф отвлекся…
- Ну, а какие обязательства вы возьмете на себя, - не без иронии поинтересовался Гарри, – Ну, если мы заключим обет?
- Я отпущу тебя, - просто ответил граф. – Ты вернешься в свое время, в то же место, откуда исчез. Я не собираюсь изменять время. Твои спутники могут даже не заметить, что ты исчезал. Устраивает тебя такое предложение?
Предложение было заманчивым, но он все равно не доверял графу. Дракула - вампир, значит, уже мертв. Неизвестно, подействует ли на него обет. Слишком уж это напоминало очередной трюк, уловку.
- Мне надо подумать, – сказал Гарри, потирая лоб.
- Думай, - сказал граф. – У тебя есть время. Видит Бог, у тебя сколько угодно времени.
В окно влетела миниатюрная летучая мышь. Она кувыркнулась в воздухе и превратилась в Ангиша.
- Ваше сиятельство, прибыли ваши дочери, - сказал он почтительно.
- Мистер Поттер, - сказал граф, - пойдемте, я представлю вас кое-кому. Вам это понравится. Вы ведь поклонник женского общества, насколько я заметил.
Гарри бросил взгляд в сторону машины времени, но Ангиш уже заботливо накрыл ее колпаком и стоял рядом. Он вздохнул и последовал за графом. Видимо, время покинуть замок еще не настало.
В подземелье по-прежнему стояло девять гробов. Однако представлен Гарри был лишь восьмерым вампиршам. Такого ужаса при общении с противоположным полом он не испытывал даже в те времена, когда пытался впервые пригласить Чжоу Чанг.
Хотя сравнение было не совсем подходящим. Если раньше дело было в мальчишеской неопытности и робости, то теперь, глядя на прекрасных женщин-вампиров, он чувствовал себя кроликом, попавшим в клетку к тиграм.
Все дочери Дракулы отличались потрясающей красотой. Очевидно, граф «удочерял» их именно по этому признаку. Здесь были представительницы различных рас и времен. Наряды их по пышности напоминали королевские. Драгоценностей на них было больше, чем в ином ювелирном магазине. Он заметил, что, став вампирами, эти красавицы стали следить за собой не так тщательно. Камни украшений потемнели, на ткани роскошных платьев глаз замечал небольшие пятна, ногти выглядели неухоженными.
- Сыты ли вы, мои дочки? – сказал граф.
У Гарри чуть сердце из горла не выпрыгнуло при этих словах.
Самая высокая из женщин ответила с томной скукой:
- Да, Ваше сиятельство, мы уже откушали.
Вид ее подтверждал это. Взгляд был рассеянным, даже сонным. Влажные губы казались неестественно красными. Гарри увидел, что она так насосалась крови, что та выступала даже в уголках глаз.
- Тогда, дочки, я с легким сердцем оставлю на ваше попечение моего гостя, - объявил граф.
И, усмехнувшись, ушел.
Вампирши не отличались особой гостеприимностью. Возможно, дело было в недавней трапезе, возможно, в свирепости, свойственной их теперешнему состоянию, но большинство разбрелись по залу, не обращая на Гарри никакого внимания. Некоторые легли в гробы и задвинули крышки. Другие легли на свои ложа, но не засыпали, а неторопливо переговаривались между собой. Одна белокурая красавица перегнулась через стенку гроба к своей сестре, ее длинные волосы разметались на пыльном полу, но она не обратила на это никакого внимания.
С Гарри остались двое – та высокая женщина, что ответила графу, и молодая черноволосая девушка, похожая на цыганку.
Высокая оглядела волшебника и потрепала его по щеке.
- Совсем еще мальчик, - сказала она. – Джулия, смотри, он в твоем вкусе.
Цыганка улыбнулась, видимо, желая показать дружелюбие, но клыки несколько подпортили впечатление.
- Нет, Брамбилла, - сказала она с каким-то кокетством. – Для меня он староват.
- Но он же девственник, - возразила ей сестра. – Я думала, ты, как и Ольга, любишь девственную кровь.
- Все равно он слишком стар.
Джулия засмеялась и, сделав несколько легких прыжков, вспорхнула на трон графа. Она перекинула ноги через подлокотник и стала наблюдать за Гарри оттуда.
- Ээ… - хрипло сказал Гарри, не зная, что сказать в этой ситуации.
Брамбилла взяла его под руку и повела прогуливаться по аллее между гробами.
- Сейчас мы несколько устали, - проговорила она. – Поэтому не сможем вас развлечь, наш «старый» гость. Как вас, кстати, зовут?
- Гарри Поттер, - тихо отозвался он.
Он ощущал легкую прохладу, исходящую от нее. Наверное, могильный холод ее тела был согрет свежей кровью, выпитой недавно.
Ему стало не по себе, и он высвободил руку.
- Брамби, - крикнула одна из вампирш. – Твои чары на него не действуют.
И захохотала.
Несколько хриплых смешков ответили ей.
Брамбилла нисколько не смутилась. Она подвела его к трону и, жестом согнав Джулию, предложила присесть.
- После обеда мы обычно спим, - сказала она. – Не угодно ли будет и вам немного поскучать?
Она толкнула его на ступеньки, так что, чтобы не упасть, ему пришлось взойти на них и сесть на трон.
- Вот так, - сказала высокая вампирша. – Побудьте хорошим джентльменом, побудьте здесь, пока мы отдохнем.
Она направилась к одному из пустых гробов. Отцепившийся край шали волочился по полу. Брамбилла встала спиной к гробу, а потом прямо, не сгибаясь, опустилась в него. Крышка сама собой надвинулась на ее спальню.
Джулия осталась стоять возле трона.
- Я тебя посторожу, - сказала она. – Совсем не хочу спать.
- Надо было не отказываться от еды, - сказала одна из засыпающих вампирш.
- Я не питаюсь всякой дрянью, - отозвалась цыганка.
Она придвинулась ближе к Гарри и положила ему руку на колено. Он с трудом удержался от того, чтобы не сбросить ее.
- Знаешь, чью кровь они пили сегодня? – тихо спросила Джулия, указав глазами на своих товарок. – Каких-то двух стариков-пастухов. Как будто не могли найти кого-нибудь лучше.
Она хихикнула, совершенно по-детски прикрыв рот рукой.
Джулия придвинулась еще ближе и зашептала:
- Это все Брамбилла. Она вечно голодная. Бросается на первого попавшегося. Когда она проснется, то я бы тебе посоветовала быть подальше. Только граф может ей приказывать. Ну, еще раньше она Ольгу слушалась, но та с нами больше не живет.
Это имя Гарри кое-что напомнило.
Он отодвинулся от вампирши, так что совершенно вжался в спинку.
- Ты говоришь: Ольга, - сказал он. – По-моему, я ее видел.
- Может быть, - прошептала Джулия, продолжая приближаться. – Говорят, что она живет с человеком, который когда-то ее любил. Но я не слишком верю этому.
Она не сводила взгляда с его шеи.
- Ээ… - сказал Гарри, когда она наклонилась к нему, и ее волосы коснулись его щеки. – Ээ… Дж… Джулия, не могла бы ты выпустить меня.
- Нет, - сказала она, хищно щелкнув зубами и поставив руки на подлокотники трона. – Тебе нельзя уходить.
Она повернулась и посмотрела на сестер.
Все уже спали в закрытых гробах, кроме женщины с длинными светлыми волосами. Она лениво глядела на них. Джулия сделала ей знак, и та в ответ ухмыльнулась.
Цыганка снова повернулась к Гарри, и тот чуть не закричал. Вампирша принимала все более чудовищный облик. Ее лицо исказилось в жестокой гримасе, ноздри раздулись, с клыков капала слюна.
- Но я могу тебя отпустить, - прошептала она. - Мне за это ничего не будет. Я – любимая дочь графа. Даже Брамбилла ничего не сможет…
Гарри все время отодвигался от нее, так что уже практически стоял на сидении трона, когда она отступила. Потом спустилась по ступенькам и поманила его за собой.
Он сунул руку в карман и нащупал там только оберег. Жаль, нет ни палочки, на Софийской Стрелы.
У него не было сомнений, зачем Джулия пытается вызвать его отсюда, но он все-таки пошел за ней. В конце концов, он решил, с одним вампиром справиться легче, чем сразу с восемью.
Когда они вышли из зала и оказались у подножия лестницы, дочь Дракулы прижалась к боку Гарри.
- Я знаю чудесную комнату, - шепнула она. – Оттуда есть потайной выход. Ты выберешься за пределами замка и сможешь бежать куда глаза глядят. В поля, в леса…
Она рассмеялась довольно мелодично, но Гарри почему-то показалось, что он различает в смехе нотки довольной кошки, в чьи лапы попалась мышь.
Он покрепче сжал оберег. Им он обматывал шею, перед тем, как уснуть в замке Дракулы. Сила амулета должна была отпугивать кровососов. Но как воспользоваться им сейчас?
Они поднялись на какой-то из этажей. Гарри не заметил, на какой именно. С того момента, как они ступили на лестницу, он находился будто в полусне. Джулия постоянно что-то мурлыкала, из-за чего он впадал в своего рода транс.
Внезапно он понял, что не хочет никуда убегать. Все, чего ему хотелось, это остаться здесь, с этой прекрасной цыганкой, он будет слушать ее голос, наслаждаться ее красотой. Неизъяснимое чувство легкости наполнило его. Смутно он подумал о том, что зачем-то потратил годы на совершенно не нужные вещи…
Учеба в Хогвартсе, Кубок мира по квиддичу, борьба с Волан-де-Мортом… Зачем ему это было нужно?
Вот он смысл жизни, рядом. Он упросит графа оставить его в замке, он будет жить внутри временной петли, наслаждаться каждым днем с Джулией, с другими прекрасными женщинами…
Он не мог отвести взгляда от цыганки. Красный блеск, наполнявший ее очи, казался ему прекрасным. Ее острые, белые как кораллы, зубы… О, ему так хотелось, чтобы она прикоснулась ими к его коже, укусила его…
- Мы пришли, - сказала Джулия и толкнула дверь.
Но та не поддалась.
Цыганка приоткрыла наблюдательный глазок и заглянула внутрь.
Гарри из-за ее плеча видел, что в середине комнаты стоит широкая кровать. За ее полупрозрачными белыми занавесками кто-то лежал.
- А, вот вы где? – послышался голос графа. – Решили уединиться.
Джулия повернулась к своему отцу.
- Джули, девочка моя, - сказал Влад Цепеш с добродушной ухмылкой. – Не могли бы вы подыскать другое помещение для своих игр? Здесь кое-что приготовлено для меня.
- Конечно, граф, - цыганка чуть наклонила голову и повлекла Гарри прочь.
Тот не мог оторвать взгляда от Дракулы. И не мог понять, почему он раньше считал его монстром. На графе были сверкающие серебряные доспехи, красивые черный плащ, его седые благородные волосы расчесаны и перехвачены обручем на лбу, черты лица светились мудростью и спокойствием. Он казался образцом мужества и благородства. Гарри подумал, что мнение о вампирах, как о жестоких существах, в корне неверно. Надо лишь узнать их поближе. Как они красивы, сильны…
- Граф… - тихо произнес он, словно хотел попросить прощения за свое прежнее сумасбродство.
- Не обращай внимания, милый, - сказала Джулия, втягивая его в одну из комнат. – У него свои забавы. Обращает новую дочь. По мне эта Кристина ничего особенного не представляет. Ну и что из того, что она волшебница? Ольга тоже была… Ну, ладно… Ложись сюда.
Гарри не заметил, как оказался на кровати. Джулия склонилась над ним, погладила по щеке…
Сладкая дремота овладела им. В голове неслись обрывки мыслей. Граф… Его дочери… Кристина… Она тоже станет одной из них… Они смогут часто встречаться. Он подумал, что Кристина, пожалуй, ему нравится больше, чем Джулия. Как же это будет здорово, если они смогут не расставаться, быть всегда вместе… Жаль, что ее отец погиб…
Что-то колючее шевельнулось в мыслях. Еще не понимая, в чем дело, он ощутил сигнал тревоги. В его руку словно вцепилась дюжина гиппогрифов и грызла ее.
Оберег. Он все еще держал руку на нем, и теперь тот предупреждал, сигнализировал об опасности.
Волосы вампирши накрыли его лицо, она прижалась губами к его шее, сейчас…
Он напрягся.
- Джулия, - произнес Гарри, отстраняя ее.
Это ему удалось с трудом. Цыганка злобно посмотрела на него, и он ужаснулся. Что могло его привлекать в ней?
Но он смотрел в звериное лицо, стараясь ничем не выдать отвращения.
- У меня есть подарок для тебя, - сказал он с улыбкой, которая, надо сказать, вышла довольно кривой.
- Потом, - сказала вампирша и сделала новую попытку приблизиться к его шее.
- Нет, - сказал Гарри, - потом я могу забыть.
Он решительно отодвинул Джулию от себя и встал.
- Повернись, - сказал он. – Это небольшое ожерелье. Я хочу одеть его на тебя перед тем, как мы… мы займемся этим…
Цыганка нехотя повернулась к нему спиной.
Гарри вздохнул и вытащил из кармана оберег. Затем так быстро, как только мог, накинул дочери Дракулы на шею и застегнул.
Вой, который издала вампирша, казалось, потряс замок до основания.
Она оттолкнула Гарри, так что он отлетел в угол и здорово треснулся об стену.
Лежа там, он со вставшими дыбом волосами наблюдал, как чудовище силится сорвать с себя причиняющий боль предмет. Но это ей не удавалось. Она не могла прикоснуться к оберегу. А тот плотно обхватывал ее шею. Бледная кожа вампира вокруг ожерелья покраснела как от ожога.
После первого вопля голос Джулии перехватило.
Она лишь тихо шипела и плевалась. Краснота на шее постепенно становилась ярче и расползалась дальше. Цыганка упала и в отчаянии стала биться головой о каменный пол.
Ее красные как угли глаза с ненавистью смотрели на Гарри.
Ожог стал чернеть. Запахло горелым. Оберег пережигал шею вампира пополам.
Джулия собрала последние силы и поползла к Гарри, цепляясь когтями за щели в камнях.
Он пополз прочь. Но ей удалось схватить его за ногу и сжать как тисками.
Гарри изо всех сил пнул ее свободной ногой по голове, и та с хрустом отвалилась. Хватка разжалась. Голова несколько раз крутнулась и замерла с жуткой гримасой боли и злобы.
Он встал, потирая ушибленные части тела, и побрел к двери.
Гарри опасался, что первый вопль Джулии привлечет других вампиров, но в коридоре никого не было.
Он вспомнил про Кристину. Граф собирался сделать ее вампиром. Гарри побежал в сторону той комнаты, судорожно соображая, как ему следует поступить.
Ситуация в самом деле была не простой.
Если бы у него была палочка, он без раздумий атаковал бы Дракулу. Но в карманах у него оставалось лишь несколько небольших амулетов от вампиров. Что ему было делать? Времени на то, чтобы отыскать какое-нибудь оружие, нет. Может быть, уже поздно.
Он замер возле комнаты, куда вошел граф, и отчаянно напряг мозги. Он прочитал немало книг о вампирах, узнал кучу средств по борьбе с ними, но сейчас не мог припомнить ничего подходящего. Требовались либо какие-нибудь дополнительные средства, либо…
- Вот твоя палочка, - произнес негромкий голос.
Гарри поднял глаза.
Перед ним стоял Ангиш.
Вампир бесстрастно глядел на него. В протянутой руке он держал волшебную палочку.
- Действуй, - сказал он, когда Гарри сомкнул пальцы на своей палочке.
И тут же исчез, будто его не было.
Времени раздумывать над странным поведением подручного графа не было.
- Бомбарда!
Дверь слетела с петель.
Гарри ворвался в комнату и увидел графа, склонившегося над Кристиной. Девушка была бледной как смерть, на ее молочно белой коже виднелись две красные точки, откуда тонким струями вытекала алая кровь.
Дракула повернулся к молодому волшебнику. Губы и подбородок были измазаны красным. Он взревел от ярости.
Но Гарри был готов, а граф нет.
- Краккантум!
Оранжевая вспышка отбросила вампира к стене.
- Глясефиксус Экстремум!
Заклинание, которым пользовался Якоб Валленберг, сработало.
Прозрачный гроб, в котором оказался Цепеш вышел, правда, не таким аккуратным. У Гарри он больше напоминал холодильник.
Посмотрев на кровососа, оказавшегося в ловушке, словно муха в янтаре, Гарри бросился к девушке.
Та лежала неподвижно. Дыхание было слабым.
Так, на случай укусов вампиров у него кое-что было припасено.
Он наложил на рану заклятие, которое остановило кровь, и залепил дырочки специальным пластырем. На время Кристина была в безопасности, до тех пор, пока он не доставит ее в место, где ей смогут оказать необходимую помощь.
В будущее.
Гарри поднял девушку и вынес в коридор на руках. Однако, вскоре понял, что погорячился, и наколдовал носилки.
Теперь следовало добраться до одного из Маховиков времени.
Он решил было подняться в ту самую башню, куда они с Кристиной попали на метле. Теперь он знал дорогу туда.
Но на лестнице он снова встретил Ангиша.
- Идите в подвал, - сказал вампир, не обращая внимания на нацеленную ему в грудь палочку. – Маховик внизу в рабочем состоянии.
Гарри не стал противиться. Вампир уже помог ему один раз.
- Почему вы делаете это? – крикнул Гарри в спину Ангишу, но тот ничего не ответил.
По пути они никого не встретили.
Стоя на стрелке Маховика, Гарри подозрительно следил за цифрами, которые Ангиш выставлял на машине времени.
Но вампир набрал тот самый день и час, когда Гарри исчез с кладбища.
Гарри покрепче прижал к себе Кристину.
Странным образом он покидал территорию безвременья вместе с той самой девушкой, благодаря которой попал сюда. Правда, положение их теперь было другим.
- Для кого вы это делаете? – спросил Гарри вампира еще раз.
Ангиш исподлобья глянул на него и коротко ответил.
- Меня попросили.
Потом он повернул рычаг, стрелка дрогнула, и все вокруг завертелось в ослепительном вихре.

Глава 14. Просьба Мелиссы


То, что Гарри исчезал с кладбища, заметил лишь Грюм. Да и тот не был уверен в этом. Остальные видели лишь, что Дракула шагнул к Поттеру и тут же растворился в воздухе. На месте вампира появилась неизвестная девушка.
Опасаясь ловушки, несколько мракоборцев тут же повалили Гарри Поттера на землю и закрыли его своими телами.
Придавленный этой пирамидой, Гарри неожиданно расхохотался. Настолько комичной казалась ситуация. Для его сопровождавших прошло меньше секунды, для него – много часов. Причем его время бежало и вперед, и вспять.
Смеяться он перестал после того, как Кристину окружили маги с направленными на нее палочками. В их главе был Грозный Глаз Грюм.
- Поттер, это та девчонка, что служит Дракуле? – спросил старик, сверля девушку волшебным глазом.
- Служила, - отозвался Гарри. – Отпустите ее, она на нашей стороне.
Но Грюм вовсе не был склонен снимать подозрения так легко. Да еще с такой загадочной особы. Но слово Поттера кое-что все-таки значило для него, так как по команде старого мракоборца маги расступились. Грюм тем не менее не спускал обоих глаз – и здорового и магического - с Кристины. За исключением того момента, когда он оглядел Гарри с ног до головы.
У того мелькнула мысль: Грюм проверяет, настоящий ли Гарри Поттер перед ним.
- Что, черт возьми, произошло? – спросил старик, пока все торопливо шли обратно к входу в подземный тоннель.
- Потом расскажу, - коротко ответил Гарри. – Думаю, это достойно внимания Ордена.
Грюм посмотрел на него, вздохнул и произнес:
- Может, и в самом деле стоит провести небольшое собрание…
Через полчаса в комнате Гарри в здании Управления заповедником собрались несколько волшебников из Ордена Феникса. Кроме Грюма присутствовали Тонкс, Люпин и Чарли Уизли.
Старший брат Рона выглядел даже более измученным, чем Люпин и Тонкс. Гарри не покидало ощущение, что он присутствует на встрече людей, поставивших целью загнать себя в максимально сжатый срок.
Эта мысль заставила его взглянуть в зеркало. Без особого удивления он обнаружил, что и сам не выглядит образцом здорового образа жизни. Он долго не спал. Глаза покраснели, под ними появились темные круги.
На это обратил внимание Люпин.
- Гарри, ты выглядишь не очень хорошо. Может, тебе стоит отдохнуть?
- На себя бы посмотрел, - грубовато заметил Грюм.
Он почему-то поглядывал на Люпина недовольно с самого начала встречи. И при этом по-отечески опекал Тонкс. Гарри подивился такому проявлению чувств со стороны старого мракоборца. Но слова Люпина напомнили ему о кое-чем случившемся во временной петле.
- Вам, наверное, будет приятно узнать, что Фенрир Сивый исчез из этого мира и, скорее всего, мертв.
Все глаза устремились на Гарри.
- Что? – в один голос спросили Люпин и Чарли.
Тонкс бросила на Римуса робкий и в то же время полный надежды взгляд и тут же отвела глаза.
- Это было… - начал Гарри. – То есть, этого на самом деле не было… В общем… Короче говоря, граф Дракула прячется во временной петле. Он создал ее с помощью волшебника по имени Якоб Валленберг. Та девушка с кладбища, Кристина – его дочь. Я имею в виду Валленберга. Дракула хотел с моей помощью узнать планы Волан-де-Морта. Но тому удалось проникнуть в петлю. Между графом и Темным Лордом произошла стычка, в которой, похоже, погиб Сивый. Сейчас между Волан-де-Мортом и Дракулой временное перемирие.
Сообщив короткий итог, Гарри не смог сдержать улыбки при взгляде на вытянувшиеся недоверчивые лица слушателей.
Он начал сначала и рассказывал теперь более подробно. Не стал рассказывать он лишь про свою попытку узнать что-нибудь про крестражи.
Рассказ занял больше часа, и к концу повествования у него появилось ощущение, что его горло наполнено изнутри стеклянной крошкой.
Грозный Глаз хлопнул себя по коленке и покачал головой.
- Поттер, у меня нет слов. Ты самый удачливый волшебник, который когда-либо рождался на этот свет. Побывать в стольких передрягах, пока мы стояли там на кладбище с открытым ртом. Ну, теперь я и в самом деле вижу, что ты достойный противник Сам-Знаешь-Кому. Честно скажу, теперь я начинаю думать, что у него нет ни малейшего шанса справиться с тобой.
Другие не испытывали такого восторга. Они явно пришли в ужас от того, что Мальчик-Который-Выжил-И-Которого-Нужно-Охранять-Как-Зеницу-Ока бродит в одиночестве в самых и темных опасных местах.
Люпин покачал головой и ничего не сказал, но Гарри по его лицу все понял без слов.
Чарли, напряженно о чем-то думавший, произнес:
- Значит, Волан-де-Морт хочет использовать драконов.
- Думаю, да, - кивнул Гарри. – Я видел это в его мыслях. Дракула нужен ему лишь потому, что, по-видимому, знает, как найти Хозяина Драконов.
- Хозяина Драконов? – переспросил Грюм. – Что-то я никогда не слышал о нем.
Другие тоже выглядели озадаченными.
- Да, Хозяин Драконов… - задумчиво протянул Чарли. – Старая легенда…
- Ну, так поведай нам ее, сделай одолжение, - сказал Грозный Глаз.
Драконщик пожал плечами.
- Это только слухи, которые бродят в среде людей, изучающих драконов. Лично я никогда не встречал человека, который бы знал всю историю о Хозяине целиком. Но, тем не менее, она не забывается. То и дело где-нибудь встречаешь упоминания о ней.
Он снова умолк и, глядя в пол, покачал головой.
- Уизли… - начал Грюм, но тот уже поднял лицо, откинулся на спинку стула и успокаивающим тоном произнес:
- Суть легенды состоит в том, что повелевать драконами сможет лишь тот, кто обладает всеми тремя основными качествами, приписываемыми этим существам. Магия, коварство, сила.
- Таких волшебников было достаточно… - заметила Тонкс.
Чарли кивнул.
- Но никому пока не удалось подчинить себе хоть одного дракона, - сказал он. – Хотя попытки предпринимались, уж поверьте. Кому знать об этом, как не мне? Дело в том, что для этого нужен волшебник с названными качествами, развитыми в огромной, выдающейся степени.
- Тот-Кого-Нельзя-Называть? – Люпин посмотрел на Чарли.
Тот криво усмехнулся и пожал плечами.
- Почему нет?
- Но тот волшебник, которого встретил Гарри, - сказал Грюм. – Валленштерн, кажется? Он вроде бы научился управлять драконами.
- Есть отрывочные данные, что в прошлом кто-то экспериментировал с приручением драконов, - сказал Чарли. – Но в библиотеке нашего Заповедника, которая, замечу, самая полная в мире в том, что касается драконоведения; так вот, даже у нас есть лишь единственное свидетельство. Да и тому верить сложно. Оно гласит, что один германский колдун привел трехголового дракона в город, не желавший расплатиться с ним за оказанные магические услуги. Устрашенные видом твари, горожане немедленно отдали долг. Колдун с драконом ушли, не причинив ни малейшего вреда. Сами понимаете, что тут дело было скорее в мастерской иллюзии, а не в приручении. Не говоря уж о том, что драконов с тремя головами не бывает.
Заговорил Грюм:
- Постой, - сказал он, хотя Чарли и не пытался говорить, - как же так? В Заповеднике только и говорят об успехах, которых удалось достичь вам. Я сам видел, как ты ездил верхом на малыше Норберте. И после это будешь говорить, что Волан-де-Морт – единственный, кто может подчинить этих тварей?
Чарли Уизли неопределенно пожал плечами.
- Наши достижения - это годы труда и применения самой современной магии. И то я не поручусь, что без ежедневных наложений чар нам удастся держать наших питомцев в узде. К тому же, другие драконы вовсе не такие покладистые. Огоньку и Майре, например, требуется двойная порция заклятий, чтобы они не норовили откусить тебе голову.
- Я понял, что для управления драконами требуется какой-то артефакт, - произнес Гарри, стараясь не смотреть в глаза Чарли.
Он не хотел рассказывать, как подсмотрел процесс приручения в лагере. Но чувствовал, что Чарли что-то скрывает от членов Ордена Феникса. И это ему не нравилось. Не хватало еще, чтобы в этом союзе кто-то начал играть нечестно.
Он чувствовал, как Чарли Уизли внимательно смотрит на него, но избегал встречаться с ним взглядом:
- На собрании в Заповеднике тоже говорили об этом. Существует мнение, что с помощью некоторого… устройства можно…
- Ты, наверное, имеешь в виду Драконье Сердце, Гарри? – спокойным тоном спросил Чарли.
Гарри поднял глаза.
Старший брат Рона не выглядел ни удивленным, ни настороженным.
- Драконье Сердце? – спросил Грюм. – Что это такое?
Чарли заложил руки за голову и откинулся на спинку кресла.
- Хотелось бы мне, да и всем драконщикам, чтобы это было именно так… Тогда не требовалось бы изо дня в день заставлять Норберта прыгать через палочку и читать над ним заклинания. Когда Драконье Сердце появилось в нашем распоряжении, мы возлагали на него определенные надежды. Но вскоре убедились, что это лишь средство передачи эмоций.
- Это что еще за чертовщина? – проворчал Грюм.
- Ну, это когда ты приказываешь что-либо сделать дракону… - несколько туманно пояснил Чарли. - Сразу скажу, что, приказывая дракону, не стоит ожидать немедленного послушания. Скорее, ты высказываешь пожелание, а дракон, если он будет в достаточно… мм… понимающем настроении, выполняет его. Причем охотнее они выполняют агрессивные действия. Например, напасть на кого-либо, разграбить и сжечь дом… М-да… В общем, я бы не стал утверждать, что нам удалось подчинить этих ящеров. Скажем так, из десяти приказаний они выполняют одно полностью, два – сносно, еще три – наполовину, на следующую пару - не обращают внимания, на последние два - огрызаются.
- Но если Сам-Знаешь-Кто добьется даже таких успехов, - заметил Грюм, - это сможет сильно навредить магическому сообществу.
- Сам он вряд ли добьется чего-либо подобного, - покачал головой Чарли. – Наши подопечные подчиняются лишь тем, кто непосредственно дрессировал их. Это всего несколько человек из лагеря. Чтобы пересчитать, хватит пальцев на руках и еще останутся. Вот если Тот-Кого-Нельзя-Называть получит власть над кем-нибудь из нас… Теперь вы понимаете, почему даже эти весьма скромные результаты старались держать в тайне? Они и сейчас, в общем-то, секретные. Не знаю, зачем Скримджер затеял это раздувание слухов. Будто у нас невесть какие успехи и все прочее… Короче говоря, может быть, то, за чем охотится Сами-Знаете-Кто, есть у Дракулы, а у нас - вряд ли.
- Но он мог думать так вначале, - поднял голову Люпин. – Это нападение на лагерь пожирателей смерти. Они ведь что-то искали. А потом внезапно объявились возле того места, где скрыт замок Дракулы.
- Вполне вероятно, - кивнул Чарли. – Хотя кто может знать, о чем думает Сами-Знаете-Кто?
- Поттер может, - сказал Грюм, повернувшись к Гарри.
- Да, странное волшебство, - подал голос Люпин. – Эта магия Крови. Я никогда о такой не слышал.
- Не ты один, - сказал Грюм. – И сомневаюсь, что сам Дамблдор… Хотя он, конечно, мог…
Он замолчал, видя, что все опустили глаза при упоминания имени бывшего директора Хогвартса, и, желая сгладить неловкость момента, громко произнес:
- Думаю, надо хорошенько расспросить эту девчонку, Валленштейн. Она наверняка много сможет рассказать о колдовстве ее папаши.
- Это может подождать, - мягко заметил Люпин. – Сейчас важно другое. Мне кажется, граф Дракула неспроста объявился именно сейчас. У меня складывается впечатление, что он затеял какую-то сложную игру. И мы не знаем, что у него на уме. Вот что самое важное сейчас – выяснить, чего хочет он.
- Граф - обычный вампир, - возразил Грюм. – Сами-Знаете-Кто – вот с кого мы должны не спускать глаз. Должны! Но до сих пор имеем только приблизительное представление о том, где он находится.
- Сигишоар? – спросил Чарли.
Грюм махнул рукой.
- Вряд ли он там. Да и я не рисковал бы отправлять туда мракоборцев. У нас не так много сил здесь для проведения подобной операции.
«Что верно, то верно», - подумал Гарри. – «Справиться с Волан-де-Мортом не под силу и сотне мракоборцев».
А вслух произнес:
- А откуда, интересно, у Волан-де-Морта появился Маховик времени?
- Его могли выкрасть из Министерства, - сказала Тонкс, – еще в те времена, когда Люциус Малфой тесно общался с Фаджем. Но не думаю, что у Сами-Знаете-Кого найдутся другие Маховики. Пропажу одного еще можно замять…
Воцарилась тишина.
Гарри, который почти не принимал участия в разговоре, полулежал в кресле и чувствовал, как на него наваливается дремота. Вначале ему казалось, что собрание членов Ордена сможет решить какие-то вопросы. Появится ясность что следует делать. Но почему-то никто из присутствующих не выглядел способным взять на себя инициативу. Чарли Уизли вел себя несколько странно, так будто чего-то не договаривал. Грюм казался растерянным, хотя и усиленно скрывавшим это. Люпин и Тонкс выглядели усталыми, и даже создавалось впечатление, будто им не до этого, их мысли занимают другие заботы. Гарри не мог избавиться от нарастающего чувства разочарования.
Внезапно он понял, почему все происходит именно так.
Все дело было в Дамблдоре. Его больше не было… Наверное, все привыкли, что величайший волшебник мира всегда был рядом и решал, как следует поступить в том или ином случае. Рядовые члены Ордена Феникса не привыкли действовать самостоятельно. Нет, они, конечно, были отличными тактиками, но стратегия всегда оставалась за директором Хогвартса.
Словно прочитав мысли Гарри, Грюм сказал:
- Надо доложить об этом Бену Кингсли. Он теперь возглавил Орден, пусть думает, что нам делать. Заодно эту девчонку отправим в безопасное место. Выясним все, что ей известно.
Люпин неопределенно повел головой.
Чарли кивнул.
- Да уж, занятную историю ты рассказал нам, Гарри, - сказал он. – Думаю, надо довести ее до руководства Орденом.
Возражений не последовало, и совещание на этом закончилось.
Какой бы занятной не была история, усталость брала свое. Один Грюм чувствовал себя сносно. Поэтому он и взял на себя задачу оповестить Кингсли и других.
Гарри лег на кровать и тут же провалился в сон.
Во сне ему являлись такие странные картины, что он несколько раз просыпался и в смятении ощупывал себя, желая убедиться, все ли с ним в порядке. Несколько мгновений он вглядывался в тени, блуждающие по стенам комнаты, пытаясь сообразить, на самом ли деле Дракула только что пытался пронзить его мечом. Потом он откидывался на подушку и снова погружался в тягучие видения, что наполняли его голову.
Когда он в очередной раз поднял голову и посмотрел на дверь, ту уже осветили лучи взошедшего солнца.
Несколько мгновений он лежал и раздумывал, следует ли ему закрыть глаза снова или же пришла пора вставать. В конце концов, он пришел к компромиссу - закрыл глаза и сел на кровати.
Что-то изменилось. Гарри чувствовал это, но не сразу понял, что именно.
Он оглядел комнату.
Кресла, в которых сидели волшебники вчера вечером, стояли на тех же самых местах. Ветер проникал в приоткрытое окно и шевелил занавески. Не было Букли, но она, скорее всего, улетела охотиться.
Гарри еще водил взглядом по сторонам, когда его посетила догадка, что произошло на самом деле.
Чувство, которое он обнаружил внутри, было таким крепким и в то же время неожиданным… Это было даже не чувство, а скорее ощущение.
Гарри Поттер ощутил, что стал взрослым.
Эта мысль оказалась такой странной, что он встал и прошелся несколько раз по комнате. Он чувствовал уверенность в себе, а также непреклонную решимость действовать. Он подумал, что присутствие Дамблдора, пока тот был жив, действовало успокаивающе не только на членов Ордена Феникса, но и на него, Гарри.
Дети, потерявшие родителей, взрослеют раньше сверстников, а он осиротел во второй раз.
Гарри подошел к зеркалу.
Там он увидел несколько непривычное зрелище. И дело было не в растрепанных волосах, ссадинах и все еще усталом виде.
Глаза. Они изменились. Этот взгляд принадлежал уже не мальчику, не учащемуся последнего курса Хогвартса. Это был спокойный, чуть отстраненный взгляд взрослого человека. Мужчины.
Это почему-то показалось Гарри удивительным, и он даже потряс головой. Снова посмотрел на себя и улыбнулся.
На этот раз даже улыбка вышла другая, непривычная. Может, из-за того, что в уголках появились чуть заметные жесткие складки?
Видели бы его сейчас Рон и Гермиона…
Он тут же вспомнил о Джинни. Льдинка кольнула его прямо в сердце. Но боль уже была не такой острой. Гарри впервые подумал, что сможет перенести разлуку относительно легко. Видимо, благодаря этому появляющемуся свойству характера взрослые и переносят утраты и разочарования, выпадающие на их долю. Внутри вырастает кокон, спеленывающий сердце. Он позволяет людям продолжать идти.
Гарри расправил плечи, подошел к окну и отдернул штору. Створки были лишь прикрыты, и он вспомнил, что не стал запирать их из-за Букли. Та все еще не вернулась с охоты.
Бледное пятнышко в том месте, где за серым облачным покровом дня пряталось солнце, не пробуждало радости к жизни. Но подобные мелочи не могли испортить нового настроения Гарри.
Довольно долго он смотрел на дома Дракон-Сити, переживая свою внутреннюю перемену.
Он как будто стал старше морально, спокойнее. Появилась уверенность в своих силах. Подобная той, что он не раз испытывал на поле для квиддича. Но та обычно покидала его на следующий день после матча под действием различных обстоятельств, постепенно вытекая как из сосуда с прорехой. Никакие попытки взболтать остатки не возвращали ее полностью. Теперь же у него было такое чувство, будто он полон спокойной решимостью до краев, даже пробка закручена и никаких течей в его душевной оболочке нет.
Наверное, дело было в том, что несколько дней подряд он находился в состоянии какой-то гонки. События сменяли друг друга с калейдоскопической быстротой, его жизни угрожала опасность, он много узнал, увидел…
Гарри вспомнил Нору, друзей, свой план действовать в одиночку… Чего бы достиг он, если бы не отправился тогда с Чарли? Это был открытый вопрос, и он не стал размышлять над ним сейчас. Он лишь подумал, что не всегда все идет по первоначальному плану, и отвернулся от окна.
В углу лежали брошенные в беспорядке его вещи. Письмо от Рона и Гермионы лежало поверх них.
Должен ли он был отвечать сейчас?
В том, что друзья с нетерпением ждут от него ответа, можно было не сомневаться. Да и сам он, говоря по совести, обязан ответить. Ведь он фактически сбежал от них, ушел тайком… Они имели полное право обидеться на него.
Гарри сел за стол. Пера не было, поэтому он взял обычную магловскую ручку. Для пергамента она подходила не очень, но все же писала, а больше от нее ничего не требовалось.
«Гермиона, Рон!
Он написал приветствие, но после этого ручка замерла в воздухе. О чем он должен был писать. Они хотели знать, где он, что с ним… Что ж, места своего нахождения он выдавать не собирался. У него не было сомнений в том, что тогда они попытаются найти его.
А вот о том, в каком состоянии он сейчас, кое-что рассказать можно было.
«Я в полном порядке. Хочу попросить прощения, что не предупредил об уходе, но…»
Гарри задумался.
«…но на данном этапе поисков лучше действовать в одиночку. Я обязательно буду держать вас в курсе событий. И обращусь, если возникнет потребность в помощи».
Он откинулся на спинку стула. Такое ли письмо он хотел бы получить от друга? «Если возникнет потребность…» В чем? В вас?..
Гарри кисло посмотрел на написанные строчки, но выбрасывать листок не стал. А потер немного лоб и добавил:
«А в том, что она возникнет, сомнений нет. Разве можно выполнить такую задачу в одиночку! Когда ситуация прояснится, обязательно напишу подробнее. Пока я мало что могу сообщить».
«Не так уж плохо выходит», - подумал он.
«Рад, что у Билла и Флер все в порядке. Спасибо за заботу. Скоро напишу.
Г.П.».
Гарри перечитал записку, нахмурился, мгновение помедлил, потом сложил и сунул в конверт.
Он вспомнил про заклятие Дружбы, но Мелиссы рядом не было, так что решил воспользоваться обычным запечатывающим заклинанием. Гарри уже поднял палочку, собираясь наложить его, но остановился. В письме он не написал ни строчки, обращенной к Джинни. Да и вообще, можно ли назвать то, что он накатал, письмом. Скорее, это была отписка, дань вежливости. У него не было времени на друзей, но он хотел поддерживать хоть какую-то связь…
Гарри снова нахмурился и вытащил листок из конверта. Пробежал строчки и дописал снизу:
«P.S.:
Рон, передавай привет всей своей семье. Особенно Джинни».
Да уж. Хороший способ напомнить о себе. «Особенно Джинни». Ладно, у него не было времени на личные переживания. Он должен действовать. Чувствуя отвращение по отношению к самому себе и какую-то затаенную тоску, Гарри тем не менее решительно запечатал письмо и бросил его на стол. Как только Букля вернется, он отошлет ее обратно в Нору.
Он старался не давать воли чувствам и пытался сосредоточиться. Мысль о Джинни разбередила спокойный ход его мыслей, но ему довольно быстро удалось собраться.
Итак, что же ему следовало сделать сейчас?
Но прежде чем он смог найти ответ на этот вопрос, в дверь постучали. Негромко, словно визитер пришел тайком.
- Открыто, - сказал Гарри, не двигаясь с места. Если это кто-то из гномов…
Дверь содрогнулась, но не открылась. Потом в нее снова робко постучали.
Тут Гарри вспомнил, что сам запер засов вчера вечером.
Он отодвинул его и потянул ручку на себя.
В комнату тут же протиснулся кто-то, закутанный в черную мантию. Лицо вошедшего человека скрывал капюшон, но, судя по его невысокому росту и хрупкой фигуре, можно было предположить, что это девушка. Гарри, как ему показалось, понял, кто пришел к нему в гости.
- Кристина, - начал он, - я хотел бы спросить тебя о…
- Вот как увидишь свою Кристину, так и спросишь ее, - оборвали его на полуслове.
Гостья скинула ткань с головы. Это была Мелисса Рэшли. Вид у нее был взъерошенный и недовольный. Гарри отметил, что полы ее походного плаща намокли, а обувь забрызгана грязью.
Девушка села на одно из кресел, оглядела комнату и мрачно посмотрела на письмо, лежащее на столе.
- Как ты запечатал его?
- Обычные чары, - ответил Гарри. – Я ведь не знаю, как накладывать заклинание дружбы. Не знал, что ты здесь, а то бы обратился к тебе.
Мелисса махнула рукой.
- Все равно я бы не смогла тебе помочь. Слишком мало времени, чтобы собрать нужные травы. Пришлось бы к тому же порыться в книгах. Я ведь говорила, что так и не смогла наложить его. У меня не было друга, который мог бы пожертвовать для меня жизнью. Отчасти по этой причине я вернулась. Мне нужна помощь друга.
Девушка напряженно усмехнулась.
- Я, конечно, не требую, чтобы ты пожертвовал жизнью… если ты согласишься мне помочь. Но мне кажется, ты захочешь потому… потому что это касается и тебя.
Она глянула на него, ожидая, какой будет реакция на такое вступление.
Гарри показалось, что он догадывается, о чем пойдет речь.
- Это связано с твоим отцом?
Мелисса нахмурилась.
- Да, - сказал она, опустив взгляд. – Помощь нужна ему. Он передал просьбу через Тиля.
- Расскажи, что случилось, - спросил Гарри, наклоняясь к ней. – Его арестовали?
Девушка грустно кивнула.
- Мы не успели предупредить его. Когда прибыли в лагерь, там уже кишмя кишели агенты Скримджера или, как они называют себя, Особый Департамент.
- Это что еще за департамент?
- Нововведение вашего министра магии, - пояснила Мелисса. – Я сама в первый раз их увидела. Одеты в черное, нос суют во все щели. Говорят, что обладают чрезвычайными полномочиями, и связано это с возвращением Сам-Знаешь-Кого. Важные такие, делают вид, будто им все известно. А на самом деле, похоже, ни черта не понимают, что происходит. Даже по их вопросам видно, что они ищут вслепую.
- А что они ищут? – спросил Гарри, не слишком удивленный подобной новостью. Скримджер явно снова пытался закрутить гайки. И выходило это у него, по всей видимости, не особенно ловко.
- Следы.
- Какие следы?
- Любые. Их интересует все, связанное с Темным Лордом. У меня сложилось впечатление, что они не знают точно, что могут найти. А потому цепляются за все, что покажется им мало-мальски подозрительным. А уж дочь человека, которого считают помощником Сам-Знаешь-Кого, по определению считается персоной, не заслуживающей доверия.
Рассказанное не удивило Гарри. Не в первый раз правительство Скримджера делало из кого-нибудь козла отпущения. И все же Грегор Рэшли мало походил на безобидного кондуктора Стэна Шанпайка. Конечно, казалось маловероятным то, что Грегор был Пожирателем смерти, но фигура начальника Западного участка выглядела весьма неоднозначной. Все, связанное с ним, вызывало множество вопросов. Поэтому Гарри не стал торопиться с выводами.
- Где твой отец сейчас? – спросил он. – В Азкабане?
Мелисса кивнула.
- Барри тоже забрали. Отец сначала отдал записку ему, но вскоре сотрудники Особого Департамента решили, что Бигер тоже не заслуживает доверия. Он успел передать послание Тилю, а тот, перед тем, как скрыться, сумел вручить его нам. Я не виню ни Тиля, ни Марка, ни Криса за то, что они не захотели оказаться в тюрьме. Не знаю, как я сама поступила бы на их месте. Никому ведь не хочется зябнуть на холодном островке посредине Северного моря.
Она поежилась, видимо, представляя, каково сейчас ее отцу.
- Погоди, - сказал Гарри, несколько озадаченный. – Ты хочешь сказать, что ваш участок фактически разогнан? Драконов перевели сюда… сотрудники арестованы или в бегах… Зачем это понадобилось Министерству?..
- Ты же был тогда в Тайной Ложе, - заметила девушка. – Слышал, как Скримджер навязывал свою волю другим министрам магии. Понятия не имею, зачем ему это понадобилось, но, очевидно, он что-то задумал.
- Может, ему нужны драконы?
Мелисса отмахнулась.
- Хотела бы я знать, кто ему подкинул идею искать прислужников Темного Лорда среди нас. Как он думает управляться с драконами? Теперь вся работа по их дрессировке может пойти насмарку. Они снова одичают и забудут все, чему их учили. Ведь из наших в Заповеднике остался только Чарли, а ему одному не справиться с оставшимися.
- В смысле, «с оставшимися»? – переспросил Гарри. – Кто-то удрал?
На лице девушки мелькнуло странная смесь выражений, будто она чуть-чуть не проболталась и одновременно вспомнила о чем-то важном.
- Никто не удрал, - сказала она. – Но ты не ответил, согласен ли ты помочь моему отцу?
Гарри молчал. Смутная, слабая догадка зашевелилась где-то в глубине его сознания. В самом деле, кто мог надоумить Скримджера взяться за Заповедник. Будто у него мало дел в Англии… Перед внутренним взором молодого волшебника встала картина Общего Собрания в Заповеднике. Красные глаза, сверкнувшие под капюшоном… Ангиш. Там был Ангиш. Как он мог забыть?! Значит, вдохновителем Скримджера мог быть Дракула. Граф затеял какую-то интригу… В чем ее цель?
Гарри испытывал странное чувство. С одной стороны, его раздражала загадочность происходивших событий. Ему казалось, что он оказался в странном учебном классе, где ему диктуют необычайно сложную задачу. Время идет, а учитель подбрасывает все новые и новые условия. Он уже успел запутаться в них и забыть то, о чем говорилось в начале, а конца заданию не видно, и даже внятных вопросов до сих пор не поставлено. С другой стороны, упорная натура молодого волшебника не желала сдаваться. Он твердо намеревался распутать клубок противоречий и интриг, лежащий перед ним. К тому же, кое-что он все-таки смог выяснить. Более того, Гарри не покидало ощущение, что все данные, нужные для решения задачи, у него в руках. Осталось понять роль каждого из действующих лиц, их мотивы и тогда все окажется ясным, паззл сложится в единую картину… Жаль, здесь нет Гермионы. Такие головоломки всегда лучше давались ей.
- Что скажешь? - повторила Мелисса. – Я бы не стала тебя беспокоить, если бы была другая возможность. Но я не знаю, к кому еще можно обратиться.
Гарри вынырнул на поверхность мыслей и посмотрел на девушку.
Она тоже была одной из частей головоломки, тоже знала что-то, что могло помочь решить задачу.
- Чем я могу помочь твоему отцу? - спросил он.
Девушка опустила взгляд.
- Я сначала хотела попросить Чарли, но он сейчас под пристальным наблюдением людей Скримджера. Альберт пытался подойти к нему, но и слова не смог шепнуть. Чарли чувствует, что за ним следят, но у него, похоже, есть какие-то причины, чтобы не уйти в подполье, как остальные.
Гарри подумал, что знает, что это за причины. Нежелание бросить тень на своих родственников, работающих на правительство – отца и брата. Если бы он скрылся, это могло дать повод Скримджеру расправиться с мистером Уизли, позиции которого в Министерстве в последнее время были весьма шаткими.
- В любом случае, одной мне не справится, - сказала Мелисса. Было видно, что слова даются ей нелегко. – Альберт еще слишком мал. А здесь такое дело, что довериться я могу немногим. Нам… мне, возможно, придется пойти против воли властей. А зная, что ты не привык во всем слушаться Министерство, и… и зная твою репутацию, я решила попросить тебя помочь.
- Так чего ты хочешь? – спросил Гарри. Он понял, о какой репутации говорит дочь драконщика. Знаменитый Гарри Поттер, защитник слабых, рыцарь в сияющих доспехах. Ну, как же иначе! К кому обратиться, как не к нему.
- Обвинения отца в предательстве несправедливы, - продолжала она. – Он никогда не служил Тому-Кого-Нельзя-Называть… В общем, есть один способ вытащить его из тюрьмы и доказать его невиновность.
Девушка снова помедлила.
- Мелисса, - сказал Гарри, - если ты хочешь попросить меня о чем-то, не лучше ли быть откровенной до конца? Рассказывай все как есть. Ты ведь знаешь мою репутацию, - он не удержался от сарказма.
Дочь Грегора Рэшли почему-то медлила.
- Все дело в графе Цепеше. Ты уже знаешь, что Дракула наведывался к отцу…
- Ты имеешь в виду, из-за одной из его дочерей - Ольги?
Гарри задал этот вопрос, надеясь, что таким образом вызовет Мелиссу на откровенность. Слишком уж та была осторожна, старалась не сказать чего-нибудь лишнего. С одной стороны, это вызывало у него раздражение, с другой – успокаивало своей явностью. Человек, который пожелал бы обмануть его, наверняка попытался скрыть такие мотивы. Зная прямую натуру дочери драконщика, он видел, что необходимость придерживать что-то при себе, вести двойную игру, были ей не по душе. Поэтому он только ждал момента, когда девушка решит отбросить условности и выложит все начистоту.
- Ольгу? – переспросила Мелисса. – Нет, она… это скорее дело отца и дяди Салаха… А почему ты спросил про нее?
- Да так, - ответил Гарри. - Просто она жила в лагере, а подставил твоего отца, несомненно, граф Дракула… - он сделал неопределенный жест рукой, - За то небольшое время, что я провел в Румынии, я научился не доверять вампирам. Не знаю, почему твой отец имеет с ними де…
- Нет, - оборвала его девушка, - это здесь совсем ни при чем. Может, Ольга и была первопричиной всего, что сейчас происходит, но… - было видно, что ей неприятно говорить об этом, - …но сейчас дело в другом. Граф требует, чтобы отец вернул ему одну вещь. Тогда он сделает так, чтобы его освободили. Ведь, как ты правильно предположил, это он упрятал отца за решетку…
Гарри неожиданно посетила одна догадка.
- Я не могу отдать эту вещь графу в руки, - продолжала Мелисса. - Отец предупреждает об этом особо. Обмен произойдет только после освобождения отца.
- Что это за вещь? – спокойно произнес Гарри. – Уж не имеет ли она какого-нибудь отношения к… Драконьему Сердцу?
Глаза девушки изумленно распахнулись.
- Что это? – продолжал он. – Какой-нибудь ключ, запускающий его? Талисман?
- Заклинание… - пробормотала Мелисса Рэшли, не сводя с него удивленного взгляда. – Чтобы Сердце работало, нужно заклинание…
- Почему же твой отец не воспользовался им раньше? – спросил Гарри. – Что-то все только и жалуются на необучаемость драконов. А тут, оказывается, под боком есть заклинание, благодаря которому Норберт будет приносить тапочки, а Огонек жарить яичницу в пасти!
- Оно не под боком, - произнесла тихо девушка. – Отец узнал о том, где оно спрятано, совсем недавно. Он сумел достать часть заклинания… Но даже с неполным наложением заклятия драконы творят чудеса…
Гарри вспомнил о головокружительных полетах Чарли Уизли на Норберте, показанных на Собрании.
- Но Дракуле нужно целое заклятие, - также тихо произнесла Мелисса. – Он знает, что у отца есть… что ему известно…
- Но откуда он мог узнать? – спросил Гарри. – Кто мог ему подсказать?
Девушка покачала головой.
- В записке было лишь напоминание об одном разговоре, что был у нас с отцом перед самой отправкой в Дракон-Сити. Странном разговоре. Он тогда спросил, помню ли я про Подвалы Пыток, и смогу ли я проникнуть внутрь. Я ответил, что на моей памяти оттуда никто живым не возвращался. А он усмехнулся и сказал: «Нет ничего невозможного. Поттер доказывал это не раз. Ты ведь знаешь».
Гарри нахмурился.
- Что он имел в виду? И что это за Подвалы Пыток?
- Подвалы Пыток – это катакомбы, наполненные различными ловушками. Отец говорил, что там хранится нечто важное для нашего дела. Так и сказал. В записке говорилось, что для спасения отца необходимо заклинание, и было напоминание о том разговоре. Все. Я много раз слышала истории о том, как ты много раз справлялся с подобными лабиринтами и загадками, поэтому решила попросить тебя помочь.
- И где же находятся эти Подвалы? – со странным нехорошим предчувствием спросил Гарри.
- В Дурмстранге.
- Где?! В твоем институте? Да это же очень далеко отсюда, где-то на Севере… - Гарри невольно рассмеялся. – У меня при всем желании нет времени…
- Мы могли бы добраться туда очень быстро, - почти умоляюще произнесла Мелисса. Она даже сложила ладони и поднесла их к губам.
- Быстро? Да ты ведь даже не умеешь трансгрессировать. На чем мы полетим? На ковре-самолете?
Девушка помотала головой.
- Туда можно добраться за полдня, даже меньше, если… если лететь на драконе.

Глава 15. В Дурмстранг!


Гарри не смог сдержать улыбки. Правда, он отвернулся, чтобы Мелисса не увидела ее. Чтобы он бросил все и отправился в Дурмстранг, когда у него имеются другие, более важные дела?! К тому же он не мог отделаться от чувства недоверия. Не то, чтобы он не верил Мелиссе, но кто знал, какова ее роль в игре, затеянной графом Дракулой? Молодой волшебник подумал, что, возможно, целью вампира является вовсе не заклинание, будто бы дарующее власть над драконами. Истинным объектом интересов Влада Цепеша мог быть он, Гарри Поттер. В памяти сразу же всплыли обстоятельства их последней встречи с графом. У Дракулы наверняка остались причины для недовольства. Кстати…
- А почему Дракула сам не может добыть заклинание? – спросил он, искоса глянув на девушку.
Та опустила голову.
- Все дело в средствах, которыми защищены катакомбы.
- И что же с ними такого? Решетки из консервированного чеснока и осиновых кольев?
Мелисса пожала плечами, не поднимая взгляда.
- Я не знаю наверное… Мне самой это не нравится, но… понимаешь, граф поставил одно условие…
- А почему ты так спешишь выполнить его?! - Гарри довольно резко перебил ее. – В чем причина спешки? Только из-за того, что твой отец оказался в тюрьме?
Девушка посмотрела на него со странной смесью удивления и боли в глазах.
Гарри сложил руки на груди и продолжил, уже несколько спокойнее:
- Пойми, я не говорю, что в Азкабане так уж хорошо. Но, по крайней мере, там сейчас нет дементоров. Заключенных охраняют по-другому. Они уже не выходят оттуда ни на что не годными развалинами. Подожди… - сказал он, видя, что Мелисса Рэшли уже открыла рот, чтобы возразить, - я о другом сейчас хочу сказать. Ведь все дело в графе. Он что-то замыслил. Ты сама об этом говоришь. Так не лучше ли, прежде чем сломя голову бросаться выполнять его условия, разобраться, чего он хочет?
Гарри сделал паузу.
Мелисса помотала головой. На ее лице по-прежнему было упрямое выражение.
- Медлить нельзя. Граф сказал, что если через три дня он не получит заклинания, отец умрет.
- Каким образом? – спросил Гарри, несколько озадаченный. – Он что, проберется в Азкабан или подшлет кого-то из своих слуг? Тебе не стоит волноваться. Мы можем попросить Орден… Ээ… есть люди, которым не безразлична судьба твоего отца. У них есть связи повсюду, даже в Министерстве Магии. Они будут охранять Грегора.
Мелисса снова помотала головой.
- Дракулу не остановить. Он уже сделал все, чтобы мой отец умер, если… если я не смогу…
Ее голос прервался. Она закрыла лицо рукой и замерла.
Гарри в замешательстве смотрел на нее. О чем она говорит?
И тут в его голове шевельнулась догадка. Но этого не могло быть!
- Непреложный Обет? – тихо спросил он. – Граф заключил его с твоим отцом?
Мелисса отняла руку от лица и, открыв бледное лицо с дорожками слез, кивнула. Вид у нее был потерянный.
- Но зачем?! – спросил Гарри. – Зачем кому бы то ни было о чем-то договариваться с вампиром? Это… это все равно что… - он не нашел подходящего сравнения для такой глупости, и махнул рукой. – Это просто никуда не годится.
- Я не могу рассказать, почему отец решился на это, - печально произнесла девушка. – Но поверь, что у него были на то свои причины.
Гарри вспомнил об Ольге – одной из так называемых «дочерей» Дракулы – и подумал, что догадывается и о причинах Грегора Рэшли.
- Так значит, твой отец обязан помогать графу? – спросил он.
Мелисса кивнула.
- Таков был их договор.
- А что твой отец получил взамен? - не удержался молодой волшебник. – Надеюсь, что-то, что стоит такой жертвы. Подумать только, обязаться помогать вампиру! Как он мог решиться?
- Я не могу рассказать этого, - повторила дочь драконщика. – К тому же, всего я сама не знаю. Мне известно лишь, что речь идет об определенной миссии, которую отец возложил на себя. Понятия не имею, в чем она состоит, но каким-то образом Дракула вправе требовать помощи от заключившего договор… в определенных случаях.
Гарри вздохнул и сел в кресло.
- Мелисса, - сказал он устало. – Тебе не кажется, что, прося помощи, ты могла бы быть откровеннее? Мало того, что ты зовешь меня непонятно куда, так ты еще и постоянно чего-то не договариваешь. Все эти «в определенных случаях» и «от заключившего договор»… Кстати, что это за договор ты тоже не знаешь? А сколько было «заключивших» тоже неизвестно?
Он посмотрел в окно.
- Нет, Мелисса, я не смогу помочь тебе, - медленно произнес молодой волшебник, глядя, как из крон лесных зарослей вынырнуло светлое пятнышко и, размахивая белыми крыльями, стало приближаться. – Ты уж извини, но…
Гарри потянулся к письму. Сейчас он отправит с ним Буклю в Нору, к Рону и Гермионе, потом свяжется с кем-то из Ордена Феникса, узнает, что решило руководство по поводу его истории…
- Гарри, - с беспомощной интонацией произнесла девушка, - пожалуйста… Я расскажу все, что знаю. Но… но, понимаешь, мне не к кому обратиться и… и…
Она села на одно из кресел и расплакалась.
Молодой волшебник шагнул к ней, но ничего не успел предпринять, так как Мелисса снова заговорила. Сначала она не поднимала лица, сбивчиво произносила слова, прерываемые сдерживаемыми рыданиями. В ее речи ощущались нотки какого-то отчаяния и даже бессилия. Гарри невольно замер, встретившись с такой мольбой.
- Это началось очень давно… - говорила девушка. – Все дело в женщине, которую отец взял в жены после того, как умерла моя мать. Ты ведь встречался с ней в подземельях лагеря. Она была какой-то болгарской аристократкой и… вампиром. Дракула отдал ее отцу. При условии, что тот согласится выполнить несколько поручений графа. Мне горько говорить об этом, но отец тогда совсем потерял голову. Раз уж он согласился… - девушка вытерла слезы рукавом и посмотрела мимо Гарри на влетевшую в комнату сову.
Букля вспорхнула на плечо хозяину, ласково заухала и несильно куснула его за ухо.
Гарри машинально погладил свою питомицу, но его взгляд не отрывался от Мелиссы.
- Долгое время Дракула не показывался, - продолжала та. – Очень долгое… - Она потерла лоб ладонью, будто вспомнила что-то неприятное. – Я точно не знаю, но вроде бы отец обещал исполнить какое-то определенное число приказаний графа. Дядя Салах как-то раз сказал, что отцу не хватит жизни исполнить их все.
- Так директор Заповедника тоже знает эту историю? – спросил Гарри.
Он посадил Буклю на стол и подвинул к ней блюдо с печеньем. Та, очевидно, насытилась на охоте, так как только ковырнула пищу когтем. Зато она опустила клюв в кувшин с водой и принялась пить. Потом вспорхнула на шкаф, где распушила грудь и принялась чистить перья.
Мелисса отстраненно смотрела на эти перемещения Букли. Ее голос внезапно стал спокойным и безразличным.
- Директор Салах был близким другом моего отца. Очень близким.
- Почему бы тебе не обратиться за помощью к нему? – спросил Гарри. Эта мысль сразу пришла на ум, и он не стал держать ее при себе.
Мелисса покачала головой.
- Они поссорились. Но дело не в этом. Не сомневаюсь, что он… да и многие другие пришли бы на помощь Грегору Рэшли, знаменитому драконщику, если бы знали, что она ему требуется… Но Непреложный Обет нельзя препоручить кому-то другому… Если только в его жилах не течет та же кровь. Поэтому теперь это моя задача. Конечно, я могу попросить сопровождать меня в пути дядю Салаха. Так же как прошу сейчас тебя. Но дело в том… я не уверена, что кто-то сможет справиться с Подземельями Пыток лучше тебя, Гарри.
Она посмотрела на него, и молодой волшебник против воли почувствовал прилив гордости. Хоть и не поверил сказанному.
- Ты это серьезно? – спросил он. – Ты считаешь, что опытный волшебник, управляющий целым зоопарком драконов, может быть в чем-то хуже меня?
- Да, - кивнула Мелисса Рэшли. – Пыточные Палаты - это особое дело. Здесь необходимо быть заклятым.
- Каким-каким?
- Заклятым. Никогда не слышал об этом? Хм, я в Дурмстранге об этом на первом курсе узнала… Заклятость - это… ну, ты можешь называть это качество удачливостью, но это не совсем верное определение. Как бы там ни было, в магическом мире волшебника, которому постоянно везет в сложных переделках, считают обладающим заклятостью. Не все верят, что такое явление существует, но я нашла в книгах один способ проверить. Вот, смотри… - быстро произнесла она, опережая его вопросы.
Девушка достала из складок мантии миниатюрный сосуд из металла, потемневшего от времени.
- Протяни ладонь, - сказала она и откупорила бутылочку.
- Что это? – спросил Гарри, подчиняясь без особого желания.
- Драконья желчь. Да не бойся ты, - произнесла девушка, видя, что он тут же отдернул руку. – Здесь слабый раствор. Он не повредит кожу. Ну, если ты заклятый, конечно.
- А я вот в этом совсем не уверен, - саркастически произнес молодой волшебник. – Мне вовсе не хочется щеголять с прожженной дыркой в руке, хотя, может, кое-кто из драконщиков и счел бы это признаком хорошего тона.
- Не болтай ерунды, - сказал Мелисса. – Я же говорю, это слабый раствор. В худшем случае у тебя выскочит волдырь, который я тут же сведу. Ты ведь знаешь, что я разбираюсь в лечении.
Гарри знал это и, хотя и не без внутренней дрожи, подставил ладонь.
Желтая капля, похожая на расплавленный янтарь, соскользнула с горлышка и шмякнулась на нее.
- Думаю, я и дырку в руке могла бы залечить, - произнесла Мелисса и слегка хихикнула, увидев, как вздрогнул Гарри при этих словах.
Но желчь не причиняла Гарри никаких неприятных ощущений. Она слегка подрагивала, будто жгучие силы внутри нее пытались найти выход для своего разрушительного воздействия. Некоторое время ничего не происходило, а потом капля стала меняться. Немного сжалась и побелела. Молодой волшебник сразу ощутил расползающееся тепло, капля словно нагревалась изнутри.
- Ну, все, достаточно, - девушка наклонила ладонь Гарри и ловко поймала скатившуюся желчь в сосуд.
- Долго она не могла раскусить тебя, - сказала девушка довольно улыбаясь. – Мы с Альбертом и секунды не выдержали. Проверяли, хватит ли у нас удачи…
Она показала ему ладонь с небольшими красными ожогами.
- Ты определенно заклят, - и торопливо добавила: - Если верить книгам, конечно.
- Вот именно, - согласился Гарри. – Если верить им. А я не верю. И, вообще, почему ты говоришь о драконьей желчи как о живом существе? Не припомню, чтобы нам рассказывали об этом в Хогвартсе.
- Обычно об этом рассказывают на Прорицаниях, - сказала Мелисса. – Да и там, наверное, это относится к факультативной части. Во всяком случае, так было у нас. Я записалась на курс, который вел профессор Огр, так он там много чего рассказывал из того, что не вошло в школьный курс. Вот, смотри.
Она капнула немного желчи на пол, и та практически мгновенно проела ямку в древесине. Девушка надвинула на прожженное место ковер и посмотрела на Гарри.
- Что ты об этом думаешь?
Гарри не знал, что об этом думать.
Слишком уж все походило на дешевый фокус. Он был уверен, что при желании и надлежащей подготовке мог бы и сам продемонстрировать нечто подобное. А уж Гермиона бы придумала что-нибудь поэффектнее. Но в словах Мелиссе, в умоляющих нотках, то и дело прорывающихся в тоне, которым она говорила, во взглядах, которые девушка бросала на него, во всем ее поведении он не видел ни малейшего признака лжи и обмана. Да, она что-то не договаривала, но у нее не было злого умысла против него. Он чувствовал это. И все же он по-прежнему не хотел отправляться в неведомую сторону, чтобы пытаться пройти какой-то зловещий лабиринт. К тому же, цель путешествия – заклинание – предназначалась для графа. А помогать Дракуле, особенно если вспомнить все, через что прошлось пройти Гарри из-за Влада Цепеша, ему совсем не хотелось. Даже наоборот. Он был бы рад, если бы вампир остался без заклинания. Но на карте стояла жизнь Грегора Рэшли – не самого близкого Гарри человека, но все же не врага…
Он взял со стола письмо, повертел его, посмотрел на Буклю. Та уже закончила туалет и с сонным выражением моргнула желтыми глазами на хозяина. Молодой волшебник встал и поманил сову к себе. Букля неодобрительно щелкнула клювом, но все-таки вспорхнула ему на плечо.
Гарри крепко привязал послание к лапке птицы.
- Извини, - сказал он. – Но тебе незачем оставаться здесь. Лети к Рону и Гермионе. Я тоже скоро покину это место.
- Ты пойдешь со мной? – спросила Мелисса. – Поможешь мне?
Гарри посадил сову на подоконник и погладил ее на прощание по спине. Но Букля почему-то медлила с отлетом. Она переминалась с ноги на ногу и словно ждала, что ее хозяин ответит Мелиссе.
- Лети давай, - сказал Гарри птице, подталкивая ту к окну. – И оставайся в Норе, пока я не свяжусь с вами.
Букля издала звук, весьма напоминавший недовольное фырканье и выпорхнула на улицу.
Молодой волшебник недолго смотрел ей вслед, потом затворил окно и повернулся к своей гостье.
Девушка ожидающе смотрела на него. В руке она все еще сжимала бутылочку. И делала это весьма крепко, пальцы ее побелели.
Он открыл было рот, но не успел ничего сказать, так как в окно за его спиной кто-то постучал.
На этот раз это была другая сова, не Букля. Коричневая неясыть не выглядела уставшей, словно путь ее не был слишком далеким.
Он развернул принесенное послание и прочитал короткое сообщение.
«Гарри, я передал все, что нужно кому нужно. Кристина в безопасности. Пока ничего не предпринимай. Подожди пару дней. Мы решим, что тебе следует делать».
Подписи не было, но он без труда узнал почерк. Письмо было от Грюма. И не сказать, что оно вызвало у Гарри хоть какие-то положительные эмоции. Напротив, оно раздосадовало его. Выходит, нынешнее руководство Ордена считает его недостойным участвовать в принятии решения. Злость наполнила душу, но он сдержался и не поддался ей. Все понятно, они хотят его подержать в безопасном месте, пока не «решат, что ему следует делать». Кто стоял за этим решением – Бен Кингсли, Артур Уизли или кто-то еще – Гарри было все равно. С некоторым удивлением он обнаружил, что ему и в самом деле все равно. Не действовал ли он последние дни самостоятельно и без чьего-то руководства? Да, нередко это происходило помимо его воли, поток событий подхватывал его и нес, но ведь почти всегда он выкручивался своими силами…
Гарри усмехнулся. Он подумал, что приключение с Дракулой, в которое он оказался втянут (или же втиснулся сам – он затруднялся определить, как именно это произошло), тоже оказалось таким же самостоятельным событием. Дамблдора рядом не было. Гарри сам решал, как ему поступить, и пока делал это вполне успешно. Может, он и в самом деле заклят? Неважно. Это его жизнь, его выбор – только от него зависит, что случится с ним в дальнейшем.
В чем заключался смысл его жизни? Борьбе с Волан-де-Мортом – ответил он сам себе. А разве сейчас он занят не этим, разве Темный Лорд не затаился где-то поблизости? Старшие товарищи из Ордена Феникса не удостаивают его своим вниманием. Что ж, хорошо. Тогда он будет сам по себе. Чрезвычайным уполномоченным Ордена. Гарри подумал, что имеет право называть себя так. Может быть, и сам Дамблдор одобрил бы такое решение.
Пускай у Гарри будут только его собственные глаза, уши и голова, но разве плохо обходился он ими в прошлом? В конце концов, один конец клубка, который он разматывал, находился прямо перед ним.
Гарри поднял глаза на дочь Грегора Рэшли.
- Я помогу тебе, - произнес он просто. – Когда нам нужно отправляться?
- Спасибо, - сказала девушка. – Спасибо.
Она взяла его за руку. В ее глазах сверкнули слезы.
Гарри нахмурился, отвернулся и, высвободив руку, принялся собирать вещи. Он почувствовал себя неловко и чтобы сгладить ситуацию постарался перевести разговор в другое русло.
- Может, лучше попробуем какой-нибудь другой транспорт? Насчет драконов, это ты серьезно?
- Да, - ответила Мелисса. – Альберт сейчас дежурит возле стойла, где держат Норберта. У нас все готово. Не волнуйся, мы быстро доберемся. Если все получится, через сутки ты уже вернешься обратно.
Молодой волшебник усмехнулся про себя. Он уже не был желторотым птенцом и прекрасно представлял, насколько способно затянуться любое маломальское приключение. А посещение Палат Пыток вовсе не казалось чем-то незначительным. Скорее, наоборот.
- Расскажи мне поподробнее об этих катакомбах, - сказал он, завязывая мешок и вскидывая его на плечо.
- Хорошо, - сказала девушка. – Я немало знаю о них. Ну, в смысле то, что о них говорили в институте. Вообще, в их истории нет ничего секретного…
В этот момент в дверь постучали.
Мелисса отступила за кресло и накинула на голову капюшон. Темная ткань скрыла ее лицо.
- Если это кто-нибудь из людей вашего министра…
Но ей снова не удалось договорить.
Дверь отворилась и на пороге появился один из уже знакомых им гномов, работавших в заповеднике. Это был Локи.
Он посмотрел на Гарри, косо глянул на его гостью, и, не говоря ни слова, уставился себе под ноги.
- Чего тебе? – спросил Гарри, шагая к двери. – Обедать мы сегодня не будем.
Гном отступил в сторону и как-то презрительно надул губы. Он заткнул большие пальцы за пояс и быстро забормотал себе под нос.
- Приказывают Локи следить за детишками… будто дел у него других нету. Вот Тору подлецу не поручили ничего такого… В карантине посидеть, чаю попить с кренделями, рассказы драконщиков послушать… Мне вот ничего подобного не предложили…
Гарри с сомнением посмотрел на Локи. Тот должен следить за ними?
- О чем это ты? – спросил он.
Гном не ответил, а снова заговорил будто сам с собой.
- Они ведь мне и не начальство никакое… Чего Локи приказывать? Тор все равно бездельник, ничего не делает полезного, а я-то, я…
Тут Гарри осенило. Гному поручили задание, неприятное для него, и теперь Локи изо всех сил саботировал его. Наверняка, приказ отдал кто-то из окружения Руфуса Скримджера.
- Значит, тебе не по душе эта миссия? – сказал он. – Так ты не будешь ходить за мной?
Гном потупился.
- Локи не может нарушить приказ, - выдавил он. – Вот если придумать что…
Гарри потер затылок.
- Придумал, - сказал он.
И, повернувшись к Мелиссе, нарочито громко произнес:
- Почему бы нам не прогуляться в восточную часть города? Посмотрим на китайский квартал Дракон-Сити. Я хотел бы поглядеть, как они управляются там с Огненными Шарами.
Он поглядел на гнома.
Тот хлопал рыжими веками и лучше всего на свете подходил для демонстрации состояния недоумения.
- Ну, если бы кто-нибудь подслушал меня сейчас, то мог бы не ходить за мной следом, а сразу отправиться в китайский квартал, - разъяснил задумку Гарри.
Локи поразмыслил над этим предложением, затем ухмыльнулся и кивнул. Он повернулся на каблуках и неспешно направился в сторону лестницы.
- Если бы вы на лифте поехали, то и опередили бы меня, - произнес он, не глядя на них. – Помимо моей воли, естественно… Пока я по лестнице спущусь…
Гарри оценил такое творческое развитие своей идеи и потянул Мелиссу за руку в сторону лифтов.
- Если бы нам удалось так же просто отделаться от его приятеля… - пробормотал он, когда металлизированные серебристые дверцы кабины сомкнулись, и она, дрогнув, начала путь вниз.
- О ком ты? – не поняла девушка.
- О Торе. Ты же слышала, что он сказал о задании, порученном тому. Приглядывать за драконами. Мне кажется, Скримджер никому особо не доверяет, поэтому и расставил своих людей повсюду. Их не хватает, поэтому и приходиться прибегать к помощи местного персонала.
- Мне он тоже не понравился, этот ваш Скримджер, - произнес чуть жеманный женский голос откуда из-под потолка. – Чересчур уж он подозрительный. Можете себе представить, он проверил меня на наличие подслушивающих устройств. Это меня-то, специальный магический лифт высокой степени защиты. Не знаю, на чем ездят у вас в Англии, но здесь у нас тоже не хлебают сливочное пиво из башмаков.
- Полли, это вы… Добрый день, - произнес Гарри, поняв, кто стал свидетелем их разговора и пытаясь сообразить, может ли это навредить им чем-то в будущем. - Не переживайте, в Министерстве Магии Великобритании не такие уж современные лифты. Они… они даже не разговаривают.
- Вот как? – удивился волшебный лифт. – Удивительно! А кто же дает справки заблудившимся посетителям? Хотя я как-то слышала, что в некоторых учреждениях нам отключают возможность говорить. Вы только подумайте: целый день ездить вверх-вниз и даже не иметь возможности перемолвиться словечком ни с кем.
- А вы даете любые справки? – спросила Мелисса.
- Все, что в моих силах, милочка, - заверил лифт.
- Не подскажете ли тогда, каким путем можно добраться до карантинного сектора? Туда, где держат новоприбывших драконов.
- Это элементарно, - не задумываясь ни на минуту, ответил лифт. – Проще всего выйти из центрального входа, пройти через площадь… смотрите внимательно по сторонам – сейчас там сумасшедшее движение из-за Общего Собрания, мне говорили… так, потом обогните парк слева, далее по технической аллее и второе здание справа и будет карантином.
- А нет ли… других путей туда? – спросила девушка. – Какой-нибудь служебный проход, ну, вы понимаете?
Звякнул колокольчик и лифт остановился. Дверцы расползлись в стороны.
- Разве что на почтовике…, - в задумчивости произнесла Полли. – Вот что я вам скажу. На первом этаже справа под лестницей находится почтовая служба. Спросите Хеккса, скажите, что я вам посоветовала обратиться к нему, а сейчас, извините, я должна спешить на третий этаж, там кто-то нажал на кнопку срочного вызова. А на третьем у нас бюро по чрезвычайным ситуациям, так что можно узнать что-нибудь интересное.
Волшебники поспешно вышли из кабины и не успели даже поблагодарить, как дверцы захлопнулись и, лифт, загудев всеми двигателями, унесся вверх.
- Передавайте привет братцу, - донесся до них напоследок голос Полины.
Они направились, куда было сказано, прошли через вестибюль со статуей трехголового дракона, спустились по невысокой лестнице и обнаружили справа под ней небольшую дверцу, обитую потемневшей медью. Вид у нее был такой заброшенный и древний, что Гарри невольно сделал шаг назад, чтобы поискать вход с другой стороны. Но Мелисса удержала его за руку.
- Слышишь?
За дверцей что-то ритмично постукивало и позвякивало.
Волшебница решительно потянула на себя металлическую ручку, и перед ними открылся темный проем.
Вниз уходил почти отвесный спуск с вделанными в стену скобами. Тот кусок помещения, что был виден им сверху, освещался неровным красноватым светом словно там топились печи.
- Это какая-то котельная. Пошли посмотрим с другой… - начал было Гарри, но тут послышалось какое-то скрежетание и внизу появилось небольшое блестящее существо. Оно напоминало игрушечного робота. Следом за ним тащился провод. Стеклянные глаза-лампочки уставились на магов.
- Чего надо? – спросило оно надтреснутым голоском. – Служебное помещение. Штраф за бесцельное проникновение…
- Нам нужен Хеккс, - сказала Мелисса. – Нас Полли послала, я имею в виду лифт.
- А, - произнесло существо. – Хеккс – это я. Спускайтесь давайте.
Оно отступило назад и скрылось из вида.
Маги переглянулись и последовали приказу странного хозяина подземелья.
Они оказались в помещении, похожем на станцию метро. В разные стороны уходили темные рукава туннелей, по дну которых тянулись металлические рельсы. Это напомнило Гарри одновременно и ходы под банком «Гринготтс» и путь, которым они ехали в Управление Заповедника из Западного участка.
Существо тем временем разглядывало гостей красными глазами-лампочками.
Гарри с удивлением понял, что это в самом деле игрушечный робот с дистанционным управлением. Конец провода, который должен был заканчиваться пультом управления, был привязан к скобе в стене.
- Нам нужно попасть в карантин, где держат драконов, - сказал Гарри. – Полли рекомендовала обратиться к вам.
Хеккс медленно наклонил маленькую голову из хромированного пластика и проскрипел:
- Могу отправить вас экспресс-почтой на четвертом регулярном. Он останавливается в карантине на десять секунд.
- Эээ… - растерялся Гарри. – На каком… четвертом… эээ…
- Нас это устроит, - быстро сказала Мелисса. – А когда он прибудет?
Робот повернул голову и посмотрел на песочные часы, стоящие на полу у стены. Песка в них не было, зато внутри прыгали и скакали десятки мелких светлячков. Стоило Хекксу посмотреть на них, как они мгновенно выстроились в определенном порядке и сформировали какие-то символы, незнакомые Гарри, но которые, по-видимому, означали время. Хеккс поглядел на них пару мгновений и произнес:
- Через три минуты с четвертью… Сейчас я вас упакую.
- Сейчас вы что…? – опять не понял Гарри.
Но Хеккс уже ковылял прочь, и молодой волшебник повернулся к Мелиссе.
- Что он имел в виду? Он собирается отправить нас заказной бандеролью?
Девушка слегка улыбнулась.
- Нет, думаю, бандеролью тут не обойтись.
Сзади раздался грохот, и Гарри повернулся.
Робот волок за собой деревянный ящик с отверстиями в боках. Коробка была довольно большой, но настолько же…
- Вы собираетесь запихнуть нас в нее? – недоверчиво спросил Гарри.
Хеккс подтолкнул коробку к ним.
- По правилам почтового сообщения на территории Драконьего Заповедника, - завел он своим металлическим голосом, - допускается отправка живых существ не иначе как в специальной таре, предназначенной для данных целей.
Гарри вздохнул и, ничего не сказав, полез в ящик.
- Подожди, - остановила Мелисса. – Надо сначала установить коробку на платформу. Не сможет же Хеккс поставить ее туда вместе с нами.
Она посмотрела на робота.
Тот кивнул:
- На данном пункте почтового пути не предусмотрены специальные погрузочные устройства.
Гарри вернул обратно ногу, которой уже было ступил в ящик, и огляделся по сторонам.
Тоннели были довольно узкими, их высота не превышала четырех футов. Если еще учесть высоту платформы, которая повезет их, то ехать на почтовом поезде они могли лишь в лежачем положении. Хеккс притащил только один ящик. Значит, им придется лежать с Мелиссой рядом. Он взглянул на девушку, но та не выказывала никаких сомнений по поводу транспортировки. Да и что здесь в самом деле такого. Если уж он лежал в гробу Дракулы, какое лежачее положение может заставить его нервничать?
- Скажите, - обратился Гарри к хозяину почтовой станции. – Вы ведь… вы ведь робот на самом деле. Ну, я имею в виду, что вы не магическое создание, а из мира магглов. Я видел подобных вам там.
Хеккс поднял на него рубиновые глаза-кругляши. Лампочки в них печально мигнули.
- Увы, – сказал он. – Вы не первый, кто говорит мне об этом. Полли рассказывала мне. Раньше у нее был доступ на мой этаж, – он указал маленькой рукой в сторону кирпичной кладки, которая выделялась на фоне штукатурки и казалась свежее ее. - Я знаю, что когда-то я был не тем, кем являюсь сейчас. Но… я ничего не помню об этом.
Он вздохнул.
- Как же это, наверное, здорово…
- Что здорово? – не понял Гарри.
Хеккс снова мигнул фонариками.
- Быть игрушкой, - ответил он, - а не рабом.
Откуда-то издалека донесся лязгающий звук, словно кто-то вез на садовой тележке гору консервных банок. Не самые лучшие подозрения Гарри вскоре подтвердились. Из тоннеля вылетела конструкция, совершенно не вызвавшая у него желания прокатиться на ней.
Вереница скрученных между собой площадок, каждая из которых стояла на одном колесе. Некоторые платформы были заняты грузами – коробками и мешками, некоторые пустыми.
- Давай скорее, - скомандовала Мелисса Рэшли. – Поезд долго стоять не будет.
- Поезд? – не удержался Гарри.
Он не понимал, каким образом это устройство вообще удерживает равновесие. Казалось, стоит ему лишь ступить на край площадки, как все перевернется.
Хеккс тем временем проковылял к головной тележке и произнес:
- Четвертый регулярный, возьмите груз. Его следует доставить в карантин.
Скрипучий и одновременно певучий голос бодро ответил ему.
- Нет проблем, шеф. Поезд не загружен и на четверть. Теперешнее начальство не сильно доверяет почтовой связи. В старые времена, помню, я не мог добраться из одного конца в другой, не перевернувшись хотя бы раз. Тогда я бывал так перегружен, что…
- Продолжайте движение, - ответил Хеккс, не дослушав.
Поезд вздрогнул, Мелисса почти насильно втянула Гарри в ящик, и он лишь на миг успел разглядеть то, что управляло поездом.
Это была обыкновенная губная гармошка!
Через мгновение они уже лежали рядом, Хеккс захлопнул ящик и чем-то стукнул сверху. Наверное, печать, подумалось Гарри, так как что горячее и сильно напоминавшее сургуч, капнуло на него сквозь щель в крышке.
- Что это еще за бюрократия?! – пожаловался он девушке. – Нам ехать-то, может быть, всего две минуты.
Они не видели друг друга, но коробка была такой тесной, что любое движение одного ощущалось другим. Мелисса, судя по всему, пожала плечами.
- Это же служебные механизмы, - негромко произнесла она. – Он не может поступить иначе, чем это заложено в его инструкции.
- Почему же он отправил нас на поезде? Это разрешено инструкцией?
Мелисса кивнула, отчего их лбы слегка стукнулись друг о дружку.
- Ой, извини… Да, это разрешено. Почтовая служба заповедника обязана принимать отправления от любого обратившегося к ней. Отец рассказывал, что раньше она действительно пользовалась популярностью. Он говорил мне, что пользовался ею в детстве, когда еще не умел трансгрессировать, и у него не было своей метлы.
Гарри помолчал. Тележка покачивалась на ходу, но не так уж сильно.
- А этот Хеккс, он ведь игрушечный робот… Откуда он взялся? Я имею в виду, кто его заколдовал? И водитель четвертого регулярного, это ведь была губная гармошка. Я видел…
Девушка снова пошевелилась, устраиваясь удобнее. Она слегка прижалась к груди Гарри, и он ощутил приятную нежность девичьей груди. Это длилось всего мгновение, потом Мелисса отодвинулась.
- Это идея дяди Салаха, - произнесла она как-то медленно. – Раньше на почтовых каналах работали гномы. Но на их работу поступало слишком много жалоб, так что он решил оживлять разные неодушевленные предметы. Им не нужна пища, зарплата. Надо только пару раз в неделю обновлять заклинание.
- Оживлять предметы? Что-то я не слышал о таком раньше? – произнес Гарри, старась вжаться в стенку ящика. Почему-то ему казалось, что девушка постепенно придвигается к нему ближе.
- Я не знаю, как это делается… - голос Мелиссы упал почти до шепота, – Но это очень крутая магия…
Внезапно Гарри ощутил на своих губах что-то мягкое и влажное, а потом девушка обняла его и прижалась к нему всем телом.
Он застыл, не зная, что ему предпринять. Не то, чтобы Мелисса была ему неприятна, но… Но все это было как-то неожиданно и сбивало его с толку.
Он попытался высвободиться, но девушка обнимала его все крепче. Почему-то в его мыслях возник образ Джинни Уизли; того, как это было с ней; как сестра Рона прижималась к нему, целовала его…
- Послушай, тебе не приходит в голову, - забормотал он первое пришедшее ему в голову, - что нас могут искать… Ну, что Скримджер… Да, люди Скримджера могут проверить почтовые поезда!
Мелисса продолжала целовать его и шептала что-то несвязное. Гарри разбирал в ее словах и то, как она благодарна ему, и как он нравится ей, и как она верила в него…
Ситуация, впрочем, разрешилась сама собой.
Поезд остановился. Каркающий голос снаружи прокричал что-то невнятное, а потом ящик задрожал и стал подниматься.
- Что такое? – Гарри попытался открыть крышку, но та не поддавалась.
- Подъемное устройство, - произнесла невидимая в темноте Мелисса, - сейчас нас снимут с платформы.
Она отодвинулась от него и сейчас, похоже, пыталсь поправить волосы.
Ящик не особо мягко опустили на землю, затем крышка откинулась и над ними склонился какой-то человек.
Мгновение он с удивлением смотрел на них, а потом отступил и крикнул, обращаясь к кому-то позади себя:
- Смотрите-ка, вот они. Похоже, это те, кого мы ищем.
Он потащил из-за пояса волшебную палочку.
Пока Гарри раздумывал, Мелисса отреагировала молниеносно. В ее руке уже была палочка, сверкнула вспышка зеленого света, и обездвиженный человек рухнул на землю.
Они выбрались из ящика, и обнаружили, что находятся на темной платформе, очень похожей на ту, которой заведовал Хеккс. Со всех сторон их окружали ящики. Некоторые были открыты и возле них стояли фигуры людей в черном. Специальный отряд Скримджера! Их взгляды уже были устремлены на молодых волшебников.
- Бежим! – Мелисса дернула его за руку.
Они бросились к первому выходу со станции, который попался на пути. Навстречу попался только один волшебник. Он настолько опешил, что даже не успел помешать. Молния, которую он метнул им вслед, пролетела мимо.
Они мчались по винтовой лестнице, потом по какому-то переходу мимо двумя зданиями, опять лестницы… Сзади нарастал топот, за ними гнались.
- Сюда! – выдохнула девушка и свернула в сторону.
Они протиснулись в узкий коридор, прошли пару десятков шагов и оказались в просторном помещении. Одна стена его была решетчатой, как в тюремном блоке. И, действительно, в камерах-ячейках за нею были драконы. Почти все они дремали, погруженные в магический сон.
Карантинный сектор.
- Альберт! – закричала Мелисса, оглядываясь по сторонам. – Ты где? Альберт!
- Здесь я! – донесся голос ее младшего брата. – А тут все куда-то ушли. Вы вовремя. Я хоть и притворялся гномом, все никак не мог подобраться к клетке. Приставал тут один мой «сородич», все хотел узнать, откуда я взялся… Пришлось его оглушить. Я вот только что смог отпереть камеру Норберта и взнуздать его.
На сей раз маленький метаморф принял обличие гнома. Причем весьма уродливого. Только по одежде Гарри понял, что перед ними брат Мелиссы.
- А чего вы так долго? – продолжал расспрашивать Альберт. – Значит, Гарри, ты согласился помочь нам, да? Молодец! Мел, я боюсь, успокоитель скоро выдохнется. Надо дать Норберту новую порцию.
- Нет времени, - оборвала его Мелисса. – Потом дадим. Где он?
Они подошли к одной из камер.
Норвежский горбатый был в хорошем настроении. Он приветственно взмахнул крыльями, привстал и издал короткий рык. Выглядел он настолько дружелюбным, насколько дракон может.
Мелисса потянула на себя решетку.
- Иди сюда, Норберт, малыш, - сказал она, - Вот, хорошо. Сюда, умница.
Дракон выбрался из клетки и огляделся по сторонам.
Гарри увидел, что на него надета узда и двойное седло со специальными ручками и ремнями для пассажиров.
- Сесть, - скомандовала Мелисса, и Норберт послушно присел.
Она ловко вспрыгнула ему на спину. Гарри, хоть и не без некоторой робости, последовал ее примеру.
Тут с грохотом в карантин ворвались несколько волшебников. При виде освобожденного дракона они разразились криками удивления и ужаса.
- Держите их, - закричал Альберт, снова входя в роль гнома. – Они наложили на меня заклятие Империус. Я не могу помешать им.
Но никто из волшебников Скримджера не пожелал исполнить эту просьбу. Они застыли у входа в растерянности.
Мелисса подхватила Альберта одной рукой и перекинула его через седло. Потом со всей силы стукнула Норберта пятками в бока.
- Держись, Гарри, - воскликнула она.
Дракон встал и, подчиняясь приказам девушки, бросился вперед, прямо на магов. Кое-кто из них, обладающий хорошей реакцией, немедленно трансгрессировал. Остальные кинулись врассыпную.
Норберт промчался мимо и направился к огромного размера металлическим воротам в дальнем конце карантина.
- Альберт, ворота не забыл отпереть? – спросила Мелисса.
- Не забыл, - пискнул гном.
И точно – Норберт своей тяжелой головой распахнул створки и выскочил на свободу.
Несколько людей и гномов, находившихся снаружи, остолбенели.
- Норберт, малыш, вверх, - вскричала Мелисса, натягивая поводья и сжимая ногами бока гигантской ящерицы.
Дракон сделал несколько неуклюжих шагов, переваливаясь на ходу, расправил крылья, взмахнул ими, подпрыгнул и полетел.
Могучие крылья с шумом хлопали по обе стороны от Гарри, он не успел пристегнуться, и его трясло так, что он с трудом удерживался в седле. Он чувствовал себя так, будто оказался в сердце урагана.
На ком он только не летал, думалось ему, - на метле, на гиппогрифах, на фестралах… Но полет на драконе - это все же нечто особенное.

Глава 16. Мертвая Деревня


Альберта высадили на границе Дракон-Сити. По-видимому, Мелисса заранее условилась с братом о дальнейших действиях, так как при расставании они не обменялись ни словом. Подчиняясь команде девушки, Норберт спикировал на одну из полян в дремучем лесу, окружавшем главный город драконщиков со всех сторон. Маленький метаморф соскользнул на землю и, тряхнув головой, превратился из гнома обратно в человека. Потом огляделся и бросился к кряжистой ели. Он сунул руку в дупло и вытащил оттуда довольно большой дорожный мешок.
- Ассио, - Мелисса Рэшли взмахнула палочкой, и мешок устремился к ней.
Она сунула его за спину, прямо в руки Гарри.
- Держи осторожней, - сказала девушка, одновременно натягивая поводья.
Норберт закрутился на месте, переступая перепончатыми лапами. Земля глубоко проминалась под ним, сучья трещали. Потом рептилия подпрыгнула, взмахнула крыльями, и волшебники снова очутились в небе.
Альберт смотрел им вслед и махал рукой. Гарри не рискнул отпустить ручку седла и ограничился кивком. Мешок, лежавший перед ним, зашевелился и стал сползать на бок. Гарри прижал его и придвинул к себе. Кто-то, сидевший в мешке, завозился и попробовал укусить руку молодого волшебника сквозь ткань.
- Что у тебя в сумке? – поинтересовался он у Мелиссы.
Для этого пришлось приблизить губы почти вплотную к ее уху. Свист ветра, а также хлопанье крыльев Норберта заглушали слова.
- Там Каркар, - прокричала Мелисса. – Держи его бережно. Он нервничает.
Возможно, в любом другом месте Гарри и последовал бы этому совету. Но сейчас, когда он рисковал в любой момент сорваться со спины дракона, летящего в сотнях футов над землей, было не до церемоний с ручными ящерицами.
Пользуясь тем, что Мелисса Рэшли сидит к нему спиной и занята управлением Норбертом, он осторожно извлек волшебную палочку и обездвижил Каркара. Потом привязал мешок к ручке седла и вцепился обеими руками в нее.
Теперь он получил возможность оценить все прелести полета на драконе.
По сравнению с фестралами, сидеть на драконе было гораздо удобнее. Из-за большего размера спины, но, главным образом, из-за специального седла. Гарри сильно сомневался, что ему удалось бы удержаться на гладкой чешуйчатой спине рептилии без него. Дракон выигрывал и в скорости. Гиппогриф Клювокрыл, если сравнить его с Норбертом, был не опаснее лондонского трамвая. Крылатый ящер мчался в воздушном пространстве словно вихрь, при каждом взмахе гигантских крыльев пассажиров то бросало вверх, то вдавливало в седло. Все внимание Гарри сосредоточилось на том, чтобы удержаться на воздушном коне, и он не сразу вспомнил про кожаные ремни по бокам седла. Мелисса не пользовалась ими, но она сидела спереди, стало быть, ближе к шее дракона, а там трясло не так сильно. Но вскоре он вспомнил о мерах безопасности и застегнул металлические застежки. Тряска не уменьшилась, но теперь он смог ослабить хватку и посмотреть по сторонам.
Зрелище было величественным. Сидеть на спине живого дракона, летящего быстрее ветра, это особое ощущение. Передать его словами сложно. Это надо попробовать.
Гарри прижал очки к лицу, чтобы холодный воздух меньше обжигал слезящиеся глаза. Он чуть наклонился, чтобы посмотреть вниз. Под ними проносилась темно-зеленая лесная масса. Гарри знал, что Мелисса, управляя драконом, будет избегать пролета над селениями маглов, и теперь задумался о том, на какое преступление магических законов она пошла. Одной из конвенций магического сообщества было категорически предписано избегать демонстрации волшебных существ маглам. Полет на драконе среди бела дня, безусловно, считался нарушением этого запрета, а нарушитель мог понести серьезное наказание.
Они, конечно, могли свершить полет ночью, но время не ждало. Летом темнело поздно, и сумерки наступили бы только через несколько часов. Мелисса, видимо, думала о том же, так как старалась держаться над самыми верхушками деревьев и избегала слишком больших открытых пространств.
Скорость, которую развивал Норберт, была ужасающе огромной, и через полчаса полета уже трудно было сказать, как далеко они находятся от заповедника. Он попытался подсчитать расстояние в уме, сравнивая скорость дракона со скоростью поезда, но Норберт летел гораздо быстрее. Для сравнения больше подошел бы самолет, но Гарри не знал, с какой скоростью летают самолеты. Он лишь предположил, что сейчас Норберт делает не меньше полутора сотен миль в час. Дурмстранг находился на острове где-то далеко на Севере. Более точных данных у него не было. Он припомнил, как Мелисса говорила, что можно вернуться уже через сутки, и попытался рассчитать примерное расстояние.
Но в тот момент, когда он напрягал мозговые извилины, Норберт внезапно содрогнулся и дернулся. Полет его изменился и стал еще более неровным. Он как будто засомневался в чем-то. У Гарри тут же вылетели из головы все вычисления. Альберт говорил, что какой-то успокоитель скоро выдохнется! Неужели дело в этом? Что будет с ними, если дракон взбесится и станет неуправляемым?
Мелисса, очевидно, тоже обеспокоило поведение норвежского горбатого. Она потянула поводья, направляя дракона в сторону ближайшей лесной поляны, которую им было видно. Норберт поначала подчинился, но тут же переменил решение. Он словно находился в недоумении. Будто какая-то часть рептилии засомневалась в том, что следует исполнять приказания существ, восседающих на его спине. Он пролетел некоторое расстояние по инерции, потом скользнул вниз, почти к самым вершинам деревьев, взмахнул крыльями и устремился в небо. Причем сделал это так стремительно, что Гарри выпустил из рук ручку и со всего маху приложился спиной и затылком о хребет дракона. Искры брызнули из глаз, очки соскочили с носа и полетели вниз. Но ему было не до них. Дело в том, что Мелисса не воспользовалась предохранительными ремнями и не смогла удержаться. Она свалилась на Гарри, покатилась дальше и, несомненно, последовала бы за очками, если бы молодой волшебник не схватил ее. Ноги Гарри стянуло ремнями еще сильнее, и он застонал от боли.
Он попытался выпрямиться в седле, но Норберт сделал какой-то совершенно безумный вираж, так что волшебники на некоторое время оказались висящими вниз головой. Гарри похолодел, когда почувствовал, как ноги выскальзывают из ремней. Впрочем, совершив поворот вокруг оси, дракон вернулся в обычное положение, и Гарри смог ухватиться одной рукой за ручку седла. Другой он удерживал девушку. Мелисса пыталась вскарабкаться на спину Норберту, а тот, похоже, все больше терял самообладание. Он двигался рывками, словно в нем боролись два чувства.
- Скорее, - закричал Гарри, изо всех стараясь подтащить девушку к себе.
Он не видел палочки в ее руках. Наверное, она выронила ту при падении. Упираясь подошвами в покрытый роговыми наростами бок дракона, Мелисса Рэшли подтянулась и навалилась животом на колени Гарри. Тот помог ей вернуться на ее место, что примерно было так же просто, как вдеть нитку в иголку, сидя на работающем отбойном молотке.
Однако им это удалось. Мелисса первым делом затянула все ремни, какие только были на седле с ее стороны. Потом она обернулась.
- Дай твою палочку, - крикнула она. – Мне нужно наложить на него несколько заклятий.
Гарри нащупал волшебную палочку, потянул ее из-за пояса, вытащил и в этот момент Норберт, движимый каким-то очередным душевным порывом, устремился к земле. На сей раз Гарри навалился на Мелиссу, палочка выскользнула из его пальцев, он в отчаянии хлопнула по кожаному боку дракона, пытаясь ухватить ее, но не успел.
Не успел он выкрикнуть и слова проклятия, как дракон приземлился. Хотя более удачным определением было бы «ударился оземь». Потому что ремни, удерживающие Гарри, с треском лопнули, он подскочил в воздух и скатился под ноги дракону. Поляна, на которой они очутились, была покрыта мягкой густой травой, но от удара молодой волшебник чуть не лишился чувств.
Тем временем Норберт, совершенно ошалевший, запрыгал на месте, пытаясь избавиться и от второго седока. Гарри пополз на четвереньках в сторону. Пару раз он чуть не угодил под когтистые лапы, но ему удалось добраться до деревьев невредимым.
Он прислонился спиной к сосне и потряс головой, пытаясь собрать мысли, которые кружились и путались.
- Да что с ним такое! – восклицала Мелисса. – Он совсем с ума сошел.
Она вытащила небольшой мешочек и вытряхнула из него золотистую пудру, целясь в морду дракона. Но тот в этот момент выдохнул небольшой клуб пламени, и весь заряд пропал даром, сгорев без остатка.
- Найди палочку! - закричала девушка, закрывая лицо от огня. – Найди ее, ради Бога.
- Ассио!
Гарри вытянул руку перед собой и повел ею из стороны в сторону. Призыв не остался без ответа. Через мгновение палочка скользнула ему в ладонь.
Он наставил ее на Норберта и замер, не зная, какое заклинание применить.
Чтобы оглушить дракона, требовалось одновременное наложение чар несколькими волшебниками. Один он ничего не мог сделать с взбесившимся чудовищем.
Гарри судорожно пытался вспомнить какое-нибудь средство, могущее совладать с Норбертом.
- Давай ее сюда, - кричала Мелисса. Дракон совершал все более высокие прыжки. Его лапы отрывались от земли больше чем на два человеческих роста.
Молодой волшебник прицелился и кинул палочку несчастной наезднице. Однако, похоже, сегодня удача окончательно отвернулась от них. Норберт взмахнул крылом, отбив палочку, словно умелый загонщик бладжер. Не успел Гарри снова подобрать ее, как дракон издал пронзительный клекот, махнул крыльями и взлетел в небо, унося с собой Мелиссу Рэшли.
Гарри остался на поляне один.
Он подобрал палочку и замер на месте, вглядываясь вслед Норберту. Без очков он видел лишь все уменьшающееся в размерах размытое пятно, поэтому сбросил с плеч свой дорожный мешок, который был крепко закреплен и потому остался с ним. Он торопливо порылся внутри и вытащил запасную пару очков.
Когда молодой волшебник снова поднял глаза, дракон уже был так далеко, что он не мог различить Мелиссу на спине у того. Смогла ли она удержаться, или взбесившаяся рептилия уже сбросила несчастную драконщицу?
Гарри раздумывал лишь мгновение. Надо было догонять дракона. Метлы при нем не было, но он умел трансгрессировать. Пускай и он и не слишком опытен в этом занятии, но он будет осторожен и внимателен.
Он приметил гору, к которой в настоящий момент приближался Норберт, и крутнулся на пятке, пытаясь сосредоточиться на том, чтобы оказаться там…
Крак! Первая попытка оказалась не слишком удачной. Все же у Гарри не было еще достаточно опыта, чтобы перемещаться в неизвестную доселе точку пространства, да еще и густо поросшую деревьями. Да еще какими деревьями! Потирая лоб, которым молодой волшебник врезался в ствол толстенного дерева, он отступил на шаг и, не выдержав боли, сел на землю и застонал. Слезы струились у него из глаз. Очки, слава Мерлину, выдержали. Шатаясь, он поднялся и запрокинул голову, всматриваясь в ослепительное небо, где искрился сразу миллион созвездий.
Норберт приближался. Хлопанье крыльев становилось все громче.
- Мелисса! – воскликнул Гарри, но его голос был слишком тих.
Он прикоснулся палочкой к горлу и произнес нужное заклинание.
- МЕЛИССА!!! – похожий на рев стада слонов, его крик, казалось, напугал даже Норберта. Тот закружился над горой, оглядываясь по сторонам и пытаясь понять, что послужило источником рева. А о лесных обитателях нечего и было говорить. Лес тревожно зашумел. Стайки птиц вспорхнули в небо. Они отправились искать убежище в воздухе, раз уж на земле объявилось такое опасное существо, способное издавать такие громкие звуки.
Гарри увидел фигурку, которая плотно прижималась к дракону. Девушка слабо помахала рукой. Мелисса по-прежнему была привязана к седлу. Как следовало поступить? Доставить ей палочку с помощью заклинания левитации? Нечего и говорить об этом. Дракон слишком стремительно двигался. Но если он не снимет девушку сейчас, то сколько ему придется гнаться за ними, налетая на деревья, каждый раз рискуя размозжить череп о чересчур крепкий пень?
- ПРЫГАЙ, МЕЛИССА! – закричал он. – Я ПОЙМАЮ ТЕБЯ! Прыгай…
Заклинание спало с натруженных голосовых связок, и последнее слово он скорее прошептал, нежели прокричал. Но девушка поняла его. Он видел, как она торопливо отстегивает седельные ремни. Норберт почувствовал шевеление на спине и закинул голову на длинной шее назад. Он клацнул зубами, пытаясь схватить наездницу, но Мелисса уже соскользнула и теперь падала с высоты добрых сорока футов.
Это был трудный момент для Гарри. Необходимо было замедлить падение девушки, чтобы та не разбилась насмерть. Это было несложно сделать. Соответствующее заклинание он выучил еще на первом курсе и имел много возможностей попрактиковаться в нем в течение жизни. Но как тут замедлишь падение, когда следом за девушкой летит дракон, намеревающийся проглотить ее? Это скорее было бы помощью Норберту, чем Мелиссе.
На размышление у Гарри было несколько секунд, и он действовал решительно.
- Грайндерус Крэшуурс! – воскликнул он, целясь в морду дракона. Заклинание, услышанное им от Дракулы, сработало как надо. Сознания из рептилии оно не вышибло, но от курса Норберт отклонился и даже как-то почти жалобно заклекотал. Мелисса уже достигла верхушек деревьев и испуганно вскрикнула, но Гарри был начеку и наложил заклинание до того, как она ударилась о ветви. Осторожно, но быстро он с помощью палочки опустил девушку на землю и помог ей подняться. В руках у нее был ее мешок.
- Как ты? – спросил он.
Кожа на правой стороне лица Мелиссы покраснела, волосы были опалены, одежда местами обгорела, но дочь драконщика твердо стояла на ногах.
- Бывает и хуже, - сказала она. – Ой!
Действительно, «ой»! Норберт разъярился и сделал новую попытку настичь своих бывших наездников. На вершине не было подходящей поляны, где бы он мог приземлиться. Поэтому дракон избрал следующую тактику. Он завис прямо над тем местом, где стояли молодые волшебники, и пустил вниз мощную струю огня.
Пламя с ревом сожгло на своем пути ветви сосен. Подобная участь едва не постигла и волшебников. Однако они успели отбежать в сторону.
- Что делать? – воскликнула Мелисса. – Он подожжет лес и поджарит нас. Дай мне палочку, я попробую…
- Нет, - сказал Гарри. – У меня есть идея получше.
Девушка непонимающе посмотрела на него.
- Не буди спящего дракона, - сказал он. – Таков девиз моей школы. Но я думаю, что его можно трактовать и так: вместо того, чтобы драться драконом, беги от него. Приготовься. Я задам тебе направление.
Он взял Мелиссу за локоть и оттолкнулся одной ногой от земли.
Первый раз он помогал кому-то трансгрессировать, и было от чего задуматься о возможности неудачи. Но времени задумываться не было, и, может быть, именно поэтому все получилось.
Они трансгрессировали как раз в тот момент, когда Норберт сделал еще одну атаку. Огонь испепелил траву на том месте, где они стояли мгновение назад.
- Ух ты! – прошептала Мелисса, когда поняла, что произошло. – Где это мы?
Она оглядывалась по сторонам.
- Единственное место поблизости, куда я рискнул переместиться, не рискуя очутиться в дупле какой-нибудь сосны, - ответил Гарри. – Это поляна, на которую я падал.
- А. – поняла девушка. – Ты уже был здесь и смог четко представить, куда хочешь попасть. Ээх, - вздохнула она. – Хорошо все-таки уметь трансгрессировать…
Она с тоской окинула верхушки деревьев, обступивших поляну, и посмотрела в направлении горы, которую они только что покинули.
Норберт, похожий издалека на гигантскую ворону, кружил над лесом, поджигая деревья.
- Ээх, - снова вздохнула Мелисса. – А на нем было бы добраться быстрее всего.
- А его поймают? – спросил Гарри. – А то если магглы увидят… Сама понимаешь.
- Он вернется в заповедник, - убежденно сказала девушка. – Все драконы возвращаются туда. Странно другое, - она нахмурилась. – Почему он так повел себя? Даже в период гона он был более послушным. У меня такое ощущение…
Она замолчала.
- Что? – спросил Гарри.
Мелисса махнула рукой, словно говоря: «не важно», и уперла кулачки в бока.
- Послушай, - внезапно осенило ее. – Ты смог перенести меня сюда. Может, ты попробуешь трансгрессировать куда-нибудь поближе к Дурмстрангу? Я объясню, как…
Гарри покачал головой.
- Если учесть, что я никогда не был в тех местах, то шансы даже на удачное перемещение одного меня невысоки. Не говоря уж о том, чтобы отправиться вместе. Честно говоря, мне кажется, что все получилось лишь потому, что я чересчур испугался.
Он усмехнулся.
Мелисса ответила неуверенной улыбкой.
- Севернее этого места, - продолжил Гарри, - я не был. Если мы решим идти дальше, надо поискать другой способ передвижения.
Девушка прошлась вперед и назад по поляне, сложив руки на груди.
- Я заметила какую-то деревню в той стороне. – Она указала направление пальцем. – Можно добраться туда, посмотреть, что это за селение. В случае чего ты всегда можешь вернуться в заповедник.
Она опустила голову. Было видно, что такой вариант ей не по душе.
- Пошли, - просто сказал Гарри и взял ее за руку.
Впрочем, широкой тропинки в лесу не было, так что вскоре ему пришлось отпустить ладонь Мелиссы. Она почувствовал, что девушка не сразу отняла пальцы. Чувствуя, как остывает на его коже влажное тепло девичьей руки, молодой волшебник двигался вперед.
- Далеко идти?
- Не очень, - ответила Мелисса. – Пара миль, не больше. За час доберемся.
Но оказалось, что лесная дорога не предполагает столь быстрого перемещения. Местная чащоба отличалась особой дремучестью. Несмотря на различные заклинания, очищающие тропу от зарослей, через час цель их пути перед ними не открылась.
По обоюдному согласию они сели передохнуть на поваленное дерево.
- Почему здесь такой бурелом? – поинтересовался Гарри, доставая флягу с водой. – Словно через заслон какой-то продираемся. Ты вообще представляешь, в какой части Заповедника мы находимся?
Мелисса отпила из сосуда, протянутого ей, и вытерла губы.
- Не знаю. - Пожала она плечами. – Это уже не земли Заповедника, это точно. Но, наверное, мы еще в Трансильвании. В северной ее части.
Гарри сделал пару глотков и спрятал флягу в мешок.
- Это ведь хорошо, - сказал он. – Если Заповедник недалеко, мы сможем вернуться и взять другого дракона. Шутка. Сегодняшнего полета, думаю, мне хватит надолго.
Мелисса грустно усмехнулась и отвела взгляд.
- Не расстраивайся, - сказал Гарри. – Правда, не из-за чего так переживать. Я знаю, что у нас мало времени. Но уверен, мы найдем другой способ добраться до Дурмстранга. Не забывай, я же заклятый. Со мной наша затея обречена на успех.
Последнюю фразу он произнес просто, чтобы приободрить свою спутницу. Но влияние ее оказалось гораздо более сильным. Мелисса подняла голову и просияла.
- Да, - сказала она. – В самом деле. Нам должно повезти.
Она вытянула ноги и откинулась назад, заложив руки за голову.
- Как придем в деревню, выясним, какие у них есть средства перемещения, и отправимся в какой-нибудь ближайший крупный город. Где есть какие-нибудь самолеты. Там мы захватим один из них. Я заколдую пилота, и он довезет нас до побережья. А там воспользуемся обычным туннелем, которым пользуются ученики Дурмстранга, когда едут в институт. Сейчас он закрыт, но я уверена, что смогу разобраться с этим.
- Эй, постой, - произнес Гарри, видя, что предприимчивая натура Мелиссы может завести их слишком далеко. – Не обязательно кого-то надо захватывать. Есть и другие способы быстро добраться до нужного места.
- Какие?
- Ну, например, воспользоваться помощью кого-нибудь из твоих знакомых, кто уже был в Дурмстранге, и кто умеет трансгрессировать. Он задаст направление и мы…
- Не пойдет, - помотала головой девушка. – Я думала уже об этом. Никто не должен знать о том, куда мы направляемся и зачем.
- Но мы можем не говорить, зачем мы…
Мелисса Рэшли покачала головой.
- Все равно, - не сдавался Гарри. – Если мы угоним самолет магглов, до добра это не доведет. Тут Азкабаном пахнет. Надо найти другой способ. Можно раздобыть метлы, в конце концов.
Мелисса пожала плечами.
- Можно, конечно. Только мы обледенеем, пока доберемся. Тогда уж лучше ковер-самолет. У дяди Салаха есть такой. Точно, - загорелась она. – Ты трансгрессируешь назад в Заповедник, добудешь ковер и вернешься сюда. Ковры ведь летают быстрее метл, а тот, что у дяди Салаха, вообще какой-то редкий экземпляр.
Он хлопнула себя по лбу, сожалея, что эта идея не пришла ей в голову раньше. Гарри тоже пожалел об этом, хотя и промолчал.
- Ну, пойдем, - сказал он, вставая. – Для трансгрессирования я предпочту стартовую площадку попросторнее. Ты не сильно устала.
- Ничего, - сказала Мелисса, вскакивая на ноги. Новая идея явно добавила ей сил. – Хороша была бы я, если бы выдохлась в самом начале путешествия. К тому же, у меня есть… так, где они?.. А, вот, слава Мерлину, не вывалились в полете.
Она показала связку каких-то кругляшков с отверстием посередине. Больше всего они походили на окаменевшие сушки.
- Засушенная в драконьей слюне медвежья трава, - сказала молодая волшебница. – Лучшее средство от усталости. Если съесть пару штук, сможешь медведя голыми руками забороть. Правда-правда, - сказала она, увидев, что Гарри скептически поджал губы.
Она разломила сушку напополам, сунула одну часть в рот, а другую протянула своему спутнику.
Гарри и впрямь чувствовал, что подкрепиться не помешает, и надкусил средство от усталости.
На вкус снадобье походило на… на простую сушеную траву.
- Эффект почувствуешь минут через пять, - предупредила Мелисса.
Они двинулись дальше. Когда им на пути попалась особо запутанная живая изгородь, Гарри поднял палочку, собираясь воспользоваться заклинанием «Диффиндо», но внезапно ощутил такой необычный прилив сил, что засунул палочку обратно за пояс и взялся за одну из веток. Потянул на себя. Весь комок спутанных веток и листвы, казавшийся неподъемным, легко подался. Молодой волшебник в два приема расчистил путь. Он с улыбкой повернулся к девушке.
- Только не надо слишком усердствовать, - сказала та. – Когда средство перестанет действовать, ты почувствуешь всю усталость, которая накопится в мышцах, и которую ты пока не чувствуешь. Магия, знаешь ли, надежнее. Действуй лучше ею.
Гарри не стал спорить, хотя силы все прибывали, и вскоре он ощущал себя так, будто был в состоянии поднять на одной руке весь земной шар.
- Хорошее ощущение, не правда ли? - поинтересовалась Мелисса. – Мы пользовались ими во время практических занятий. Без подобных вещей выдержать все эти вылазки в лес было совершенно невозможно.
- Что за вылазки?
- В конце каждого года старшекурсникам дают сложные задания, на основании которых выставляют оценки за год. Например, надо пересечь пустыню, полную магических ловушек. Или найти что-нибудь на дне моря. Мне выпало приготовить Оживляющее Зелье. Пришлось целую неделю безвылазно провести в лесу, потому что из двухсот трав, входящих в состав зелья, большинство можно было собирать только в определенный час. А ведь их еще надо было найти.
- Вам дают такие задания? – поразился Гарри. – И как, смертельные случаи бывают?
- Бывают. - кивнула девушка. – Но в моем случае ничего особо страшного не случилось. Сложнее всего было спрятать пещеру, где варилось зелье. Ведь если бы ее нашел кто-нибудь из преподавателей, я бы провалила экзамен. Скрытность – качество, необходимое порядочной ведьме.
Так, обсуждая особенности обучения в своих школах, они шли дальше. Гарри рассказывал о том, как искал Рона на дне озера во время Турнира Трех Волшебников, когда заросли закончились. Дорога стала относительно свободной, и вдали между деревьями обозначились контуры одноэтажных домиков.
Когда до ближайшего из них осталось не больше сотни шагов, Мелисса остановилась. Она все время внимательно осматривалась, и что-то, казалось, ставило ее в тупик.
- Странная деревня, - поделилась она своими сомнениями. – Посмотри, ни из одной трубы не идет дым.
- Сегодня тепло, - сказал Гарри. – А время обеда уже прошло.
Девушка нахмурилась и сказала:
- Держи на всякий случай палочку наготове.
Деревня и в самом деле оказалась странной.
В ней не было никого. Во всяком случае, такое создавалось впечатление. Дома были заперты, на стук никто не открывал, да и вид у замочных скважин был такой, словно в них не вставляли ключ уже лет сто.
Гарри охватило ощущение, что он снова оказался во временной петле графа Дракулы. Все вокруг было такое же - нереальное, неживое.
Мелисса казалась все более встревоженной.
Когда они достигли земляной площади, бывшей, похоже, центром поселения, она остановилась как вкопанная.
- Только не это, - тихо произнесла девушка.
- Что не так? – спросил Гарри.
Мелисса не отвечала. Закусив губу, она оглядывала дома, обступившие площадь. Забитые досками двери, пустые слепые окна.
Гарри попытался на глаз определить срок, в течение которого была заброшена деревня. Высокая трава, которой поросли дорожки, мохнатая пыль на стеклах – все говорило о том, что местные жители покинули дома очень давно, и не один год прошел с тех пор, как заколотили последнюю из дверей и захлопнулась последняя из ставней.
Посредине площади был вкопан шестифутовый столб с небольшой, накрытой крышей, площадкой сверху. Течение времени сказалось и на нем. Древесина потемнела, столб несколько начал крениться набок. Гарри подошел ближе, чтобы рассмотреть письмена, покрывавшие поверхность сооружения.
- Древние руны… - произнес он. – Но я не изучал этот предмет в Хогвартсе. А ты, Мелисса?
Он повернулся.
Девушка лихорадочно рылась в карманах, выбрасывая содержимое на землю.
- Эй, - снова обратился к ней Гарри. – Что не так? Куда это мы попали? Ты, похоже, знаешь это место?
Мелисса коротко глянула на него и продолжила свое занятие.
- Я слышала о нем, - отрывисто произнесла она, и в тоне ее прозвучал страх. – Это - Мертвая Деревня. Если здесь и живет кто-нибудь, так только вампиры… Проклятье, ну почему я потеряла палочку!
Она уже высыпала перед собой все, что было в карманах, и теперь, встав на колени, выворачивала дорожную сумку.
Каркар, с которого уже спало обездвиживающее заклятье Гарри, оказался весьма недоволен тем, что его бесцеремонно уронили на спину. Он заворчал и превратился из норвежского горбатого в китайский огненный шар. Он отбежал в сторону и, обернувшись, сердито выдохнул два маленьких, не больше пламени на конце спички, клубочка огня.
Но Мелисса не бросилась ловить своего любимца. Она выбирала из кучки перед собой все, что могло послужить средством защиты.
- Всего девять Софийских Стрел! – произнесла она с отчаянием. – Так мало…
Гарри давно уже вытащил палочку и держал ее наготове.
- Значит, здесь живут вампиры, - сказал он, внимательно следя за окружавшими их домами. – Ты их боишься? Но ведь сейчас еще светло. Днем они не любят появляться на поверхности. Они, наверное, крепко спят в своих гробах. Давай лучше подумаем, как убраться отсюда.
Мелисса кивнула. Зубы ее стучали.
- Да что с тобой такое?! – Гарри сел перед ней и взял девушку за плечи. – Чего ты так боишься? Ведь вы, драконщики, всегда жили бок о бок с вампирами. Чарли говорил, у вас есть договор с ними. Они не должны вас трогать.
Девушка смотрела ему в лицо, глаза ее были расширены от страха.
- Сюда… ссылают… тех вампиров, кто нарушает договор, - запинаясь, произнесла она. – Самых злых, жестоких и опасных тварей. Среди них есть и те, кто не боится солнечного света. Это… тюрьма для упырей.
Гарри еще раз огляделся, чувствуя, как мурашки пробежали у него по спине.
- Ээ… послушай, - начал он. - Не вижу, из-за чего переживать. Давай попробуем трансгрессировать. Я рискну переместиться на какую-нибудь площадь в Дракон-Сити или любое открытое пространство…
Мелисса опустила голову и покачала ею.
- Отсюда нельзя трансгрессировать. Те, кто создал эту тюрьму, постарались, чтобы у пленников не было не единого шанса покинуть ее. Те заросли, через которые мы шли, это были магические заслоны от вампиров. Человек может пройти сквозь них, а вампир - нет.
- Побежали тогда, пока не стемнело, - предложил он. – Доберемся до границы, а там…
Мелисса с каким-то горьким смешком поднялась на ноги. В каждой руки она сжимала по Софийской Стреле.
- Думаешь, нам дадут уйти? Ведь все это неспроста. То, что Норберт взбесился… Что сбросил нас поблизости от Деревни… Нас хотели завести сюда. И я знаю, кто стоит за всем этим…
- Дракула? – спросил Гарри.
- Граф Дракула, Поттер, - из его спины раздался хорошо знакомый ему сухой голос с металлическими нотками. – Я думал, что вы лучше воспитаны.
Мелисса ахнула. Молодой волшебник резко повернулся.
На сей раз граф явился в образе туманного облака, полного мерцающих голубых огоньков, в мрачной глубине которого виднелся его злобный профиль.
Настроение вампира явно изменилось с той поры, когда Гарри встречался с ним в последний раз. Теперь в нем все более проступало звериное начало. Налет аристократической учтивости испарился.
Пылающие яростью зрачки графа нацелились на Мелиссу Рэшли.
- Я ждал от тебя чего-то подобного, - прошипел он. – Но взять с собой в спутники Поттера – это, признаюсь, переходит все границы. О том, что в твою дурную головку пришла такая мысль, тебе еще придется горько пожалеть. Ты ведь знаешь условия Непреложного Обета. Если он войдет в Палаты с тобой…
- Он только сопровождает меня! - крикнула Мелисса. – Я сама иду за заклинанием.
Дракула зашипел от ярости, переводя взгляд с одного волшебника на другого.
- К дьяволу эти тонкости, - выругался он наконец. – Время не ждет. Я не намерен больше предоставлять свободу действия самонадеянной девчонке. Подойди сюда.
Из мрачного облака к Мелиссе протянулась когтистая рука.
- Мы пойдем туда вместе, - произнес граф. – Вижу, что необходимо проследить за тем, чтобы никто ничего не испортил своими сумасбродными идеями. На что согласна пойти современная молодежь, - добавил он с притворным сожалением. – Они готовы пожертвовать родным отцом, чтобы удовлетворить внезапные прихоти.
Холодные глаза вампира искоса глянули на Гарри.
- Поттер с нами не пойдет, - безапелляционно заявил он. – В его способностях испортить все что угодно я уже имел возможность убедиться.
Мелисса заломила руки.
- Но мы не можем оставить его, граф. Здесь же тюрьма для…
- Пусть сам выбирается, - перебил Дракула.
Он снова посмотрел на Гарри, и на его губах мелькнула жестокая усмешка.
- Посмотрим, как это ему удастся. Я до сих пор не могу объяснить, как ему удалось сбежать из моего замка. Наверное, он и в самом деле обладает какими-то особыми способностями. Вот и дадим ему шанс проявить себя, мисс Рэшли. Давайте руку.
И прежде чем девушка успела что-либо ответить, лапа вампира удлинилась на добрых пять футов и крепко цапнула Мелиссу за запястье.
И они оба, граф и девушка, тут же растаяли в воздухе.
Гарри снова остался один. И теперь в гораздо менее приветливом месте, чем лесная опушка.
Он огляделся.
Наступали сумерки. Ему показалось, что между домами мелькнула какая-то призрачная и неясная тень.
Не раздумывая ни секунды, он бросился к арсеналу Мелиссы, разложенному на земле. Держа в одной руке палочку, а в другой Софийскую Стрелу, Гарри приподнялся на одно колено и снова огляделся по сторонам. Ему показалось, что тени между домами сгустились. Может быть, дело было в надвигающихся сумерках. А может, и нет…
Мелисса сказала, что отсюда нельзя трансгрессировать. Но если все-таки попробовать?
Ничего не вышло. Ощущение было таким, словно связан по рукам и ногам и тычешься в глухую стену.
Он попытался не паниковать и стал думать, как ему следует поступить. Оружие и защитные средств, а также знания по борьбе с вампирами, бывшие в его распоряжении, позволили бы ему без особых проблем управиться с несколькими кровососами. Сколькими именно? Если бы те напали одновременно, то с двумя-тремя, вряд ли больше… Если использовать Патронуса, то он мог противостоять и большему количеству, но насколько у него хватит сил обороняться? И никто не знает, где он. Ладони молодого волшебника покрылись холодным потом.
Внезапно его сердце замерло. Из прохода между домами появилась фигура в темном плаще. Она медленно направлялась прямо к нему. Капюшон скрывал лицо существа, но плавность и какая-то неестественная грация не оставляли сомнений – это был немертвый.
Гарри поднял палочку и начертил ею в воздухе защитный символ, о котором узнал в Западном Участке, а потом произнес, стараясь, чтобы голос звучал уверенно.
- Кто вы? Чего вам нужно?
Фигура замерла. Под темной тканью, скрывавшей незнакомца, блеснули два красноватых огонька.
- Этот вопрос я должен был бы задать тебе, мальчик, - шипящий голос исходил, казалось, из ниоткуда, так что Гарри невольно заозирался по сторонам.
- Но можешь не говорить ничего, - продолжало существо под плащом. – Я все читаю в твоих мыслях. Ты боишься. И это весьма разумно. Ведь ты попал в плохое место, мальчик. Очень плохое…
Вампир прыгнул без предупреждения, стремительно. Но Гарри уже имел кое-какой опыт общения с вампирами и был наготове. Защитный символ, скрытый в воздухе, вспыхнул зеленым огнем, когда вампир прошел сквозь него. Кровосос издал леденящий душу вопль и на мгновение потерял ориентацию в пространстве. Гарри уклонился и ударил врага специальным усиленным противовампирским заклятием.
- Фламмасангуис Максимум!
Вампир изогнулся на земле, воздев к небу когтистые лапы, и Гарри тут же прикончил его Софийской Стрелой.
Тело напавшего не успело превратиться в горку пепла, а молодой волшебник уже опять приготовился к отражению атаки.
Его собирались взять в осаду. Сомнений в этом не было. Что-то уж слишком стремительно стемнело. Дома были почти неразличимы в серой мгле. В ней мелькали неясные силуэты. Откуда-то донесся речитатив морочной песни:
- Крапарэ Икштаргхвм Блаааавер…
Гарри быстро начертил на земле защитный символ, встал в ее середину и произнес заклинание. Оно должно было уберечь его от морока. Но от зубов вампиров пентаграмма помочь не могла.
Молодой волшебник торопливо рассовывал по карманам все оружие, бывшее под рукой, когда ему на плечо вспрыгнул кто-то чешуйчатый и холодный.
Сдерживая рвущийся из горла крик и ожидая прикосновения к горлу острых зубов, Гарри поднял палочку и обнаружил, что причиной его испуга был домашний любимец Мелиссы Рэшли.
- Господи… Каркар! – простонал он, сняв ящерицу с плеча и затолкав ее в вещевой мешок.
Каркар не протестовал, что было совсем не свойственно его натуре. Видимо, он тоже почувствовал серьезность положения и был совсем не против того, чтобы его поскорее вытащили из заварушки.
Гарри держал перед собой связку волшебных веточек, готовый в любую минут произнести заклинание и окружить себя с Каркаром непроницаемым заслоном-сетью. Для начала этого хватит, а потом… О том, чем грозит ему это «потом», думать не хотелось.
Вампиры атаковали одновременно со всех сторон.
Темные фигуры, неотличимые одна от другой, метнулись к молодому волшебнику. У того не оставалось времени даже на то, чтобы поразить заклятием или оружием хотя бы одного врага. Гарри пришлось быстро создать вокруг себя защитную сетку. По опыту он знал, что она хоть и надежно охраняет его, но также ограничивает способность двигаться и наносить удары.
Хоть Гарри и был недосягаем, по сути дела, он был в ловушке.
И вампиры это тоже понимали.
Один из обступивших его кровососов выступил вперед.
Он не прятал лица, и Гарри с отвращением посмотрел на испещренную рубцами зеленоватую кожу живого мертвеца. Темные рубины глаз вампира уставились на волшебника.
- Наш повелитель приказал, - произнес он как бы в раздумье, - сохранить жизнь этому человеку.
При последнем слове он облизнулся.
- Но я думаю, в сложившихся обстоятельствах мы можем пренебречь этим условием.
Согласное шипение других вампиров было ответом ему. Они подошли ближе, и Гарри увидел их безжалостные лица и острые кинжалы зубов.
- Карди как всегда поторопился, - продолжал изрубцованный вампир. – Он хотел наложить лапу на лакомый кусочек первым, хм… Но его смерть… дает нам шанс проявить инициативу.
Вампир осклабился.
- Мы сохраним его для повелителя, но не живым. Мы высосем из него всю кровь до капли. Он станет одним из нас, и тогда уже не станет убивать своих братьев.
Он отступил назад и поднял руки к черному небу.
- Приведите рабов. Пусть несут дрова. Думаю, понадобится костер пожарче. Клянусь моим гробом, сегодня мы славно попируем.

Глава 17. Палаты Пыток


Положение казалась безвыходной. Защитная сеть предохраняла Гарри от приложения прямой силы, заклятий, клыков вампиров, но вряд ли защитила бы от костра. Огонь, впрочем, так же как и вода, оказывал сильное воздействие и на магические и на немагические субстанции. Скорее всего, пламя заставило бы быстро истаять покровы, скрывающие волшебника, и тогда он быстро оказался бы в положении поджариваемого кролика. Сам по себе огонь не был бы так уж страшен, если бы у Гарри были под рукой соответствующие ингредиенты для приготовления, ну, например, Огнеупорной Мази. Тогда бы он мог безо всякого вреда для себя вооружиться горящими головнями и сучьями и попытаться покинуть Мертвую Деревню. Вампиры боялись огня. Эта стихия была губительна для их черной натуры. Но приготовить мазь было не из чего.
Гарри продолжал оглядываться. Вампиры отступили к границам площади. В мороковой черноте, поглотившей все вокруг, он различал лишь неясные силуэты и яркие огни глаз, неотрывно смотрящие за ним.
Сейчас притащат хворост. О каких рабах говорил вампир со шрамами? Надо что-нибудь срочно придумать. Гарри сел по-турецки, опустил голову на руки и задумался. Он постарался забыть о жаждущих крови существах, которые окружали его. Сделать это было нелегко. Мысли путались и так и норовили разбежаться в панике. Для того чтобы собрать их, потребовались немалые усилия. Гарри приказал себе отнестись к происходящему как случившемуся не с ним, посмотреть на ситуацию со стороны.
Итак, пока он в ловушке. Он не может трансгрессировать. Оружия и заклинаний, чтобы справиться со всем вампирским отродьем, недостаточно. Что он еще мог сделать?
В этот момент на площади появились новые существа. Какие-то скрюченные силуэты ползли по земле словно гигантские пауки. Серые тела, под кожей которых отчетливо обрисовывались обручи ребер, приближались. Костлявые лапы цеплялись за землю, впивались в нее тонкими пальцами и подтягивали тело вперед. Существ было около десяти. Все они волочили за собой ветки, палки, доски - топливо для костра.
Первое существо замерло в десяти футах от Гарри и, оставив там засохшую ветку, стало разворачиваться, чтобы ползти обратно. Но изуродованный вампир рыкнул на раба:
- Складывайте дрова ближе. Нам нужно его поджарить, а не согреть.
Существо взяло ветку и уложило ее на расстоянии вытянутой руки от молодого волшебника.
- Вот так, - зло ощерился вампир.
Гарри сидел, не зная, что делать. Может, следовало хорошенько врезать существу крепким бойцовым заклинанием.
Потом его посетила другая идея. Он приподнял ветку с помощью чар левитации и отбросил прочь. Защитная Сеть ослабила действие заклинания, и ветка отлетела всего на пару шагов.
Первое существо покорно направилось к ней, подняло и поползло обратно, к Гарри. Другие рабы тем временем уже пристроили свои сучья и коряги вокруг волшебника и направились за новой порции хвороста.
Их было слишком много. Потренировавшись в левитации, Гарри быстро понял, что такой способ обороны обречен на неудачу. Гора дров росла быстрее, чем он успевал ее раскидывать.
Вампиры терпеливо ждали на границе видимого круга. Их красные глаза поблескивали во мраке искусственной ночи.
Гарри решил испытать другое средство. Он вызвал небольшой дождик, стараясь намочить сырье для костра, но и это не помогло.
Вампир с израненным лицом, очевидно, бывший за предводителя, приблизился, воздел когтистые руки к небу, произнес короткое заклятие и быстро метнул в приготовленный костер щепоть серебристого порошка.
Хворост сразу же занялся синим пламенем, сразу напомнившим Гарри о газовой плите миссис Дурсль. Но, что хуже всего, он знал, какое пламя зажег вампир. Это был Злой Огонь - субстанция имевшая мало отношения к настоящему огню. Кроме того, что требовала для своего развития дерева. А каким было то – сухим или сырым – не важно.
Злой Огонь использовали древние алхимики, когда хотели расплавить тугоплавкий металл или даже камень. Гарри понял, что в центре такого костра ему долго не протянуть.
А жуткие рабы все тащили и тащили хворост. Он с ненавистью посмотрел в белое, похожее на гриб, выросший в подвале, лицо одного из существ. И вздрогнул.
Сначала он решил, что это были какие-то магические создания, может быть, инферналы, но… это было человеком.
Не веря своим глазам, Гарри разглядывал шею раба, покрытую грязью и струпьями и… всю в струпьях плохо заживших корост.
Он сразу все понял.
Это были пленники. Вампиры поддерживали в них жизнь и использовали как дойных коров. Только те давали им не молоко, а кровь.
Гарри даже забыл о положении, в котором оказался. Он не знал, случайно эти люди забрели сюда или же их сослали за какое-то преступление… Но рука сама нацелила палочку в непонимающее лицо раба и с губ сорвалось избавляющее:
- Авада Кедавра!
Это не было намеренным убийством. Это было актом милосердия.
Раб вздрогнул и покачнулся, но все же не умер. Очевидно, сеть не пропустила смертоносное заклинание сквозь свои ячейки.
- Не так быстро!
В голосе вампира послышалась настоящая ярость. Он одним прыжком оказался возле костра и пинками принялся прогонять рабов прочь. Он с ненавистью посмотрел на Гарри и оскалился.
- Хочешь уничтожить нашу собственность?!
Гарри пожалел, что Сеть не дает ему возможности прикончить кровососа на месте. Если бы сейчас он был в состоянии вспомнить, каким заклинанием снимается Защитная Сеть, то сделал бы это немедленно. Не думая, чем грозит ему такой отчаянный поступок.
- Думаю, дров достаточно, - прошипел вампир и еще раз смерил молодого волшебника взглядом василиска.
Гарри, впрочем, было наплевать на степень убийственности взглядов кровососов. Приступ ярости прошел, и теперь его мозг вновь принялся искать пути спасения.
Которых на первый взгляд не было.
- Ты так волнуешься за своих рабов, Магнус? – донесся до его слуха вопрос, заданный кем-то вожаку местных вампиров. Голос казался знакомым. Глубокий, хрипловатый, принадлежащий женщине.
Молодой волшебник поднял голову.
На краю освещенного круга стояла высокая женщина в черной мантии. Красные глаза на красивом и жестоком лице, блестящие как винные ягоды, впились в Гарри. Она чуть обнажила клыки, увидев, что он узнал ее.
Это была Брамбилла, одна из дочерей Дракулы. Что ей здесь нужно?
Тут Гарри почувствовал, что действие Защитной сети начинает ослабевать. Нити сетки стали истончаться. Пока, впрочем, это было едва заметно. Он крепче сжал палочку и Софийскую Стрелу. Когда огонь начнет подбираться к нему, он прыгнет вперед… Посмотрим, может, ему и удастся…
- Заточение приучило тебя к экономии, Магнус, - вальяжно и не пряча насмешки, произнесла вампирша, разглядывая рабов. – Ты так боишься потерять хотя бы одну овцу из своего стада. А ведь в них не наберется и стакана крови, так они отощали. Сколько раз в день вы сосете из них кровь? – Она расхохоталась. – Подожди, не говори. Я знаю. Вы, наверное, питаетесь по очереди. Строгий график, ха-ха. Бьюсь об заклад, граф Карди выбил себе право пить кровь чаще, чем все остальные. Наверняка, упирал на то, что его род древнее ваших. Как, Магнус, дал ты ему такую привилегию? Впрочем, зная Карди, я уверена, он нашел способ добиться своего. Запреты на него никогда не действовали. Поэтому отец и отправил сюда старого мошенника. Где он, кстати?
Изуродованный вампир в течение этой речи молчал. Исподлобья он поглядывал на дочь Дракулы, но не произнес ни слова. Впрочем, ярость, которую он испытывал, скрывать удавалось плохо.
- Карди мертв, Брамбилла, - ответил он сухо.
Та снова расхохоталась.
- Ну, насмешил, чудак, - сказала вампирша, откинув голову назад и сверкая острыми клыками. – Конечно, он мертв давно. Все мы мертвы. Ха-ха.
Магнус указал на волшебника, пойманного в ловушку.
- Он убил его. Карди как всегда поторопился. Решил действовать в одиночку. И парень жестоко расправился с ним.
Брамбилла посмотрела на Гарри, как ему показалось, с некоторым страхом.
Впрочем, она тут же отвернулась.
- Ладно, неважно, - сказала она. – У вас, я вижу, все на мази. Птичке из клетки не упорхнуть? А дядю Карди мне ничуть не жаль. Он никогда не дарил мне подарков на Новый Год, ха-ха.
Она неприятно и деланно засмеялась. Потом оборвала смех и сухо заметила:
- Я прибыла по поручению графа. Он попросил тебя поторопиться и исполнить его просьбу.
Магнус молчал.
Гарри заметил, что другие вампиры-заключенные приблизились и зашептались.
- Разве ты не хочешь принять свободу? – спросила Брамбилла. – Ты ведь знаешь, что граф может освободить вас всех. Все, что он просит, так это немного помощи. Помощи своему законному повелителю, - добавила она, возвысив голос. – Граф – король всех вампиров, вы должны подчиняться ему.
Она оглядела толпу вампиров.
- Помогите своему королю. И увидите, как щедра рука его. Он даст свободу вам всем.
Вампиры заговорили громче. Их голоса звучали словно шипение змей.
А Брамбилла решила усилить впечатление от своих слов:
- Здесь вы пьете в день по глотку крови, чтобы только не истлеть от голода. Посмотрите, во что вы превратились! Чтобы справиться с одним магом-недоучкой, вам надо набрасываться на него всей толпой. Вы ловите для пропитания птиц и зверей. Вы сами немногим отличаетесь от них. А на воле… Вы сами знаете, что вас ждет на воле! Кровь. Свежая кровь. КРОВЬ! Вы забыли ее вкус, и мне, видимо, надо напомнить вам, каков он – вкус крови. - Она хищно облизнула губы, и глаза ее вспыхнули сатанинским огнем. – Это вкус силы, свободы, жизни. Он словно искрящееся шампанское вливает силы в ваши мертвые жилы. Кровь оживляет вас. Вы снова чувствует себя живыми. Нет, вы лучше живых, потому что вам доступны неизмеримые силы. Как описать пьянящее чувство, которое наполняет вас? – Она сжала кулаки и потрясла ими. – Это невозможно! Я пью ее каждый день. Свежую, сочную, вкусную. Кровь! Как говорится, это лучше один раз попробовать, чем тысячу раз услышать.
Она внезапно выхватила из-под мантии сосуд объемом в добрую пинту и, взмахнув им, разбила о землю. Темная лужа растеклась у ее ног.
С ревом и рычанием толпа вампиров, и так уже заведенных речью, дочери Дракулы бросилась слизывать кровь с глинистой почвы.
Гарри на костре подобрался и прижал походный мешок к себе плотнее. Становилось все жарче. Злой Огонь пожирал магическую защиту. Скоро наступит развязка.
Магнус был единственным, кто удержался, хотя было видно, что это далось ему нелегко. Брамбилла увернулась от кучи сплетенных тел и приблизилась к вампиру со шрамом. Она выжидающе смотрела на него.
- Магнус, твоя помощь нужна графу прямо сейчас…
Вампир медленно и как бы про себя произнес:
- Тебя не поймешь, Брамбилла. То он у тебя король, то граф…
- Пока он граф, но скоро… - Она осеклась, бросила короткий взгляд на Гарри и снова впилась глазами в лицо Магнуса. – Впрочем, ты и сам знаешь. Граф просит вас пройти лабиринт и найти то, что нужно ему. Тогда ты сможешь получить обратно то достоинство и уважение, что положено тебе.
Магнус покачал головой.
- Если он сам не смог добыть заклятия, что сможем сделать мы? Ты сама видишь, что наше положение оставляет желать лучшего. Наверняка этот лабиринт - опасное место.
- Граф поможет вам, - зашептала Брамбилла. – У меня есть карта.
Она показала вампиру клочок пергамента.
Магнус покачал головой.
- Я не верю Владу. Не верил и в те времена, когда вместе дрались с турками, и когда он заразил меня этой мерзостью, когда отправил меня сюда за компанию с этим ублюдком Карди… Ты знаешь не хуже меня, Брамбилла, что твой отец… раз уж ты называешь его так… самый лживый негодяй на свете. И пусть мне вобьют осиновый кол в голову, если я стану помогать ему.
- Тебе его туда уже кто-то вбил, - прошипела вампирша. – Ты от голода потерял остатки разума. Оставайся, сгнивай тут заживо, лови чижиков и белочек. Граф хотел оказать тебе милость, дать шанс искупить вину. А, что там…
Она махнула рукой и повернулась к вампирам, клубок чьих тел уже распался. Кровососы, словно пьяные, покачивались и оглядывались по сторонам. Они совершенно одурели от вкуса свежей крови.
Гарри подумал, что сейчас их можно уговорить хоть в огонь прыгнуть. Стоит лишь пообещать еще один глоток крови.
Брамбилла тоже прекрасно понимала это.
- Слушайте меня, - сказала она. – Кровь, которую вы попробовали – она из вен еще живой девушки. Она и еще несколько ее девственных подруг предназначены для вас. Вы сможете высосать из них всю жизнь до последней капли. И сделать это уже через несколько мгновений. Все что вам нужно, это помочь графу Владу Цепешу – вашему законному повелителю, старейшему вампиру на Земле. Собственно говоря, это ваш долг. В прошлом вы все провинились, нарушив соглашение, которое граф заключил с людьми, или из-за других грехов. Знайте же, дети Дракулы, что только из-за крайней необходимости граф пошел на заключение вас сюда. Но он не оставил вас. Те люди, которых вы поработили, - их поставлял вам он. И теперь он хочет совершить то, чего в душе желал очень давно - освободить своих детей. Помогите ему, и вы снова будете свободными и сможете пить крови столько, сколько захотите, купаться в ней…
Вампиры окружили ее, хватая когтистыми лапами за плечи.
- Что, что мы должны сделать? Скажи! Веди нас! Мы сделаем все, что хочет граф!
Брамбилла торжествующе сверкнула очами на Магнуса.
- За мной! – воскликнула она. – Пусть тот, кто хочет, остается сторожить этого худосочного волшебника, а те, кто соскучился по свежей горячей крови, пусть следует за мной.
В ее руке появилась волшебная палочка, она очертила ею в воздухе прямоугольник, и перед ней возникли светящиеся очертания приоткрытой двери.
- Итак, слушайте меня, дети Дракулы! – возвестила она. – Это вход в лабиринт. В нем сокрыто нечто, что нужно вашему повелителю. Это заклинание. Мы не знаем, в какой форме оно там спрятано, но это уже ваша задача. Пустите в ход свое чутье, свое зрение. Найдите его. Тот, кто найдет заклинание, станет любимым чадом графа. Если даже он не является вам истинным отцом, награда повелителя превзойдет любые ожидания. Но главное – свобода и кровь. Море свободы и море крови. За мной!
Она шагнула в нарисованную в воздухе дверь и исчезла.
Вампиры на миг замерли, а за тем бросились следом, отталкивая друг друга.
- Стойте! – вскричал Магнус. – Она погубит вас!
Но его никто не слушал. Один за другим изголодавшиеся заключенные растворялись в неведомом лабиринте. Через несколько мгновений на поляне, кроме Магнуса, остался лишь еще один вампир - маленький старичок, почти карлик. Он был очень тщедушен и, похоже, от недостатка сил просто валился с маленьких кривых ног. Он все время бормотал под нос что-то малоразборчивое.
Этот карлик не последовал примеру большинства собратьев. Он побрел прочь от костра, во тьму. Шел он как-то неуверенно, часто опираясь тонкими руками оземь.
- Ульриху не пойдет со всеми, - бормотал он. – Ему все равно ничего не достанется. Этих молодых женщин заберут те, кто сильнее. Нет, Ульрих поступит умнее.
Он внезапно остановился, наклонив голову.
Гарри понял, что вампир слеп. В паре шагов от карлика безмолвно стоял Магнус, но Ульрих не обращал на того никакого внимания.
Вампир-карлик заковылял дальше.
- Наконец-то Ульрих сможет пообедать в свое удовольствие, - бормотал он. – Никто не помешает ему.
Он издал слабый рык и двинулся дальше. Со скоростью ненамного превышавшей скорость рабов, кровью которых он собирался полакомиться.
Магнус никак не пресек такое посягательство на общественную собственность. Последние события выбили его из колеи.
Гарри видел, как он сделал нетерпеливый шаг к двери, по прежнему мерцавшей в воздухе, но потом остановился. Голова его повернулась к волшебнику. Несколько мгновений они смотрели в глаза друг другу, затем на лице вампира появилась гнусная ухмылка.
- Думаю, я должен кое-что закончить.
Он начал рыться в складках мантии.
Гарри понял, что пришло время действовать. Не дожидаясь, что вампир извлечет наружу, он вскочил и поднял палочку.
Первым взмахом он снял Защитную Сеть, а вторым…
Нет, прикончить вампира он не успел. За него эту работу сделал кто-то другой. Из магической двери появилась фигура в плаще и взмахнула рукой.
- Риктусемпра!
Магнус согнулся, словно его ударили в поддых кузнечным молотом, и отлетел в сторону.
Гарри повернулся к неожиданно появившемуся гостю и с удивлением обнаружил, что это была Мелисса Рэшли.
Девушка сняла с головы капюшон и еще одним взмахом палочки затушила почти весь костер. Несколько головешек откатились в сторону и остались догорать там.
- Да я сам бы… - начал Гарри.
Но тут их внимание снова привлек Магнус.
Вампир приподнялся и встал на четвереньки. Он пошатывался и скрежетал клыками от ярости.
Молодой волшебник направился к нему, собираясь прикончить кровососа, но Мелисса остановила его.
- Пусть идет вслед за всеми, - сказала она. – Граф ждет его там. А ну, пошевеливайся, кровосос, - она нацелила палочку в голову вампира. – Я повторять не буду. Или ты идешь в лабиринт или превращаешься в горстку пепла. А ну!
Магнус понял, что положение безвыходно и, изрыгнув мерзкое ругательство, в два прыжка достиг двери и, секунду помедлив, исчез в ней.
- Что случилось, Мелисса? – Гарри взял девушку за руку. – Как тебе удалось вернуться?
- Это все граф, - сказала она, оглядевшись по сторонам. – Он приказал мне вернуться. Он передумал и теперь хочет, чтобы мы шли вместе. Вижу, эти твари хотели поджарить тебя. Но как ты смог продержаться? Ведь их было так много. Когда я увидела, какой толпой они ворвались внутрь, честно говоря, я решила, что… что… - Она не договорила и неожиданно обняла Гарри и прижалась к нему.
- Защитная Сеть, - пояснил он, поглаживая девушку по спине. – Если бы не появилась Брамбилла, мне пришлось бы худо. Но она увела их прочь, как раз когда Сеть уже почти исчезла.
- Слава Мерлину, - проговорила девушка, не отрывая лица от груди молодого человека.
Она всхлипнула.
Впоследствии Гарри не мог объяснить, что именно подействовало на него, но через мгновение он наклонился и поцеловал Мелиссу сначала во влажную щеку, скрытую растрепавшимися черными волосами, а потом, как только девушка повернула лицо к нему, в глаза и в губы.
Поцелуй продлился несколько секунд. Или минут? Гарри не смог бы сказать сколько точно. А потом уже стало не до подсчета времени. Потому что когда Гарри оторвался от губ Мелиссы и с нежной улыбкой взглянул на нее, то оторопел, увидев, что лицо девушки исказилось от боли.
- Что?.. – и тут же понял в чем дело.
- Ах ты, тварь! – ударом ноги он отбросил вампира-карлика прочь. Но было поздно – Ульрих уже укусил Мелиссу в ногу - с внутренней стороны чуть выше колена.
В следующий миг Софийская Стрела превратила карлика в горстку серого порошка.
- Мелисса! – Гарри подхватил девушку, которая покачнулась и стала падать. – Что делать? Что делать?
Он запаниковал. Из головы разом выветрились все сведения о том, что следует делать при укусе вампира. А девушка находилось в полуобморочном состоянии.
Гарри аккуратно уложил Мелиссу Рэшли на землю, освободил от одежды укушенное место на ноге пострадавшей и с ужасом уставился на две припухших розовых точки на коже.
- Мелисса, - затормошил он свою подругу. – Очнись, ну, пожалуйста. Что с тобой?
Он огляделся по сторонам, вспомнив, что они находятся в не самом безопасном месте на свете. Но они были совершенно одни. Морок развеялся, и над ними сияло звездами настоящее ночное небо. Остатки Злого Огня догорали. Стремительно темнело.
- Фламмабилис Максимус! – Гарри зажег на вершине площадного столба факел.
Огонь, настоящий огонь быстро охватил столб. Стало светло почти как днем.
Гарри вспомнил заклинание, которым мадам Помфри приводила в чувство учащихся Хогвартса.
- Ревиталус!
Мелисса моргнула и глубоко вздохнула. Она слабо пошевелилась.
- Где я? Что со мной?
- Тебя укусил вампир, - ответил Гарри. – В ногу.
- Что? О, нет! – девушка уставилась на место укуса и схватилась за голову. – Только не сейчас. Ну почему именно сейчас?
- Это очень плохо? – спросил молодой волшебник. – Как тебе помочь?
Мелисса покачала головой.
- Ничего страшного. Пара отваров и вся опасность позади. Но у меня нет времени варить их. Мне надо исполнить приказ графа.
Она сдавила пальцами проколы от зубов карлика. Из дырочек выползла пара капель белой субстанции.
- Сколько яда, - почти простонала девушка. – Это проклятый вампир накопил слишком много отравы. Мне надо торопиться.
- Что тебе нужно? – решительно сказал Гарри. – Какие травы? Я помогу тебе. Давай говори. Что нужно? Палочку?
Тут он запоздало заметил, что у Мелиссы уже есть палочка.
- Дракула вернул мне ее, - ответила она. – Беспокоиться было бы не о чем. Но время! Его нет. Будь у меня хотя бы пара часов, я сварила бы подходящее зелье. Не такие уж сложные составляющие нужны. Но мне надо вернуться в лабиринт. Граф почему-то очень торопится. А мы с отцом зависим от него.
Она закусила губы и в отчаянии посмотрела на Гарри.
- А что случится, если ты сделаешь целебный отвар позже? – спросил он.
- Наверное, умру, - просто сказала девушка. – От укуса обычного вампира не умирают. Но тот, который укусил меня, видимо, очень плохо питался. А когда вампиры голодает, концентрация вещества, которое парализует жертву и вводит в транс, возрастает. Оно начинает представлять угрозу. Из снотворного его действие становится ядовитым. Ээх, будь мы сейчас в лагере…
- Так ты сможешь приготовить отвар сейчас? – спросил Гарри.
- Думаю, да, - сказала Мелисса. К ней постепенно возвращалось хладнокровие. Она огляделась по сторонам. – А, вот и мой мешок. Здорово! Теперь нечего беспокоиться. Там есть нужные травы. Но время работает против меня. Мне не успеть.
Но Гарри уже принял решение.
Он пододвинул мешок к Мелиссе, развязал горловину. Каркар выпрыгнул наружу и прильнул к хозяйке. Та погладила ящерицу.
- Я пойду один, - произнес Гарри твердо. - Что я должен сделать? Найти заклинание?
Мелисса мгновение смотрела ему в глаза, потом неловко обняла одной рукой.
- Да. Эта дверь – портал, ведущий прямо в Палаты Пыток. Граф долго пытался попасть туда, но, насколько я понимаю, внутри имеется система ловушек. Дракула впустил внутрь всех этих вампиров, чтобы использовать их в качестве живого тарана. Они должны, рискуя своей жизнью, попытаться пройти столько ловушек, насколько их хватит. Потом, по расчищенной дороге, уже должна были пойти мы с тобой. Граф говорил, что лабиринт заклят таким образом, что ни один вампир не сможет выйти оттуда живым. Поэтому сам он не рискнет войти внутрь никогда. Оох!
Она скривилась и сжала коленку обеими руками.
В стороны от укуса стала расползаться серая мертвенность.
Мелисса принялась рыться в мешке. Отыскав какой-то корень, она откусила от него кончик и ткнула им по очереди в каждую из ранок.
- Ууух, - осипнув от боли, прошипела она. – Как больно! Пожалуй, от небольшой помощи я все же не откажусь.
По ее просьбе Гарри собрал в кучу хворост, брошенный рабами, разжег огонь, поставил небольшой медный котелок и вылил в него всю воду из фляги. Мелисса тем временем произвела ревизию того, что было у нее в мешке, и отложила в сторону магические средства, нужные ей.
- У меня есть все, что нужно, - сказала она. – Со мной все будет в порядке.
- Что из себя представляет это заклинание? – спросил Гарри.
Мелисса покачала головой.
-Сам Дракула не знает, что это такое. Он лишь знает, что оно сокрыто там.
Гарри вздохнул и улыбнулся.
- Ну, что ж, попробуем искать то, не знаю что.
Он встал.
- Гарри…
- Что?
Девушка помедлила, потом тихо произнесла:
- Так не должно было получиться. Пожалуйста, будь осторожен.
Молодой волшебник снова улыбнулся.
- Забыла? Я же заклятый.
Он шагнул к двери, переступил через мерцавший порог и…
…оказался в полной темноте.
- Люмос, - сразу шепнул он и огляделся по сторонам.
То, что это именно лабиринт, понятно стало сразу. Гарри находился в небольшой комнатке, стены которой были сложены из крупных серых блоков. Из помещения, не намного большего душевой кабинки, в разные стороны уходило целых восемь выходов. Они были узкими, шириной не больше пары футов. В глубине некоторых коридоров виднелись новые ответвления, такие же узкие.
Гарри стало не по себе. Как можно найти что-либо в таком хитросплетении?
Несколько мгновений он не решался двинуться с места, так как не был уверен, что сможет найти обратный путь уже через несколько шагов.
Он огляделся еще раз. Скорее всего, портал был односторонним. Он был входом из Деревни Мертвых, но не давал возможности вернуться. Так что смысла торчать на одном месте не было.
Гарри вздохнул и еще раз окинул взглядом все выходы из комнатенки. Один из них вел в коридор, выглядевший длиннее других. Почему бы не начать с него?
Стараясь ступать неслышно, он двинулся вперед.
Через пару десятков футов огонек на конце палочки осветил длинную галерею. Она была такой же узкой, как и коридор. К тому же по обеим сторонам ее через равные промежутки имелись выходы, ведущие в… Гарри заглянул в ближайший и присвистнул. Перед ним открылась еще одна такая же галерея с множеством выходов.
У молодого волшебника создалось впечатление, что он оказался внутри чрезвычайно дырявого сыра. Он не успел пройти и сотни шагов, а уже не поручился бы, что не заблудился.
Следующие двадцать минут прошли в блуждании по абсолютно одинаковым галереям, переходам и коридорам. Гарри почувствовал, что у него начинает заходить ум за разум. Возможно, подумал он, эти Палаты строились именно с таким расчетом – свести с ума рискнувшего проникнуть внутрь. Ему стало не по себе. Впервые с начала путешествия с Мелиссой его посетила мысль, что все может кончиться весьма плохо.
Гарри не так испугало бы прямое нападение, атака со стороны вампиров или каких-нибудь других враждебных существ, присутствующих в лабиринте. Но безмолвная теснота стен Палат Пыток хранила в себе скрытую угрозу. Он чувствовал ее. Не как взгляд, следящий за ним, а, скорее, как яд, которым были пропитаны камни пола, стен, потолка.
Потолка? Гарри посмотрел вверх и поднял палочку над собой. Огня освещающего заклинания было недостаточно, чтобы проникнуть сквозь темноту, скрывающую потолок. Создавалось ощущение, будто над головой зависла бесконечная черная бездна. Это не добавляло спокойствия. Теперь Гарри охватило опасение, что на него в любую минуту может кто-нибудь напасть сверху. Схватить за волосы, утащить во тьму… Он невольно пригнулся.
Впрочем, необъяснимая паника не смогла завладеть разумом волшебника. Может быть, дело было в том, что паникерство в ситуациях, когда возникала реальная опасность, вообще не было свойственно Гарри. А, может быть, сама идея о зависшей над головой бездне казалась нелепой и поэтому не могла напугать.
Гарри начал догадываться, что, возможно, этот лабиринт всего лишь испытание. О подобных вещах он и слышал, и встречался с ними в реальной жизни. Это место было вроде той стены, что защищала мысли Темного Лорда. Пока ты не поймешь принципа их работы, внутрь ни за что не проникнешь.
А блуждать по лабиринту, похоже, можно было до бесконечности.
Черная бездна над головой – так уж она страшна? Может, если попробовать погрузиться в нее, там и обнаружится заветный выход?
- Вингардиум Левиоса!
Заклинание, которое он сам наложил на себя, начало поднимать волшебника в воздух. Ноги оторвались от пола, огонек на конце палочки затрепетал, раздвигая чернильную тьму, скрывавшую… скрывавшую…
Подъем не занял много времени. В определенный момент (Гарри не понял, в какой именно – так быстро это произошло) в животе екнуло и все вокруг перевернулось вверх тормашками. Картина мгновенно изменилась.
От неожиданности Гарри чуть не оступился. Он находился по-прежнему в лабиринте. Но все изменилось. Тьмы больше не было. На смену мрачности заброшенного подземелья пришла яркая пышность дворцовых хором. В десяти футах над ним теперь был потолок, сверкающий позолотой. А, может, и настоящим золотом. Пол устилали дорогие ковры. Стены украшали картины и лепнина. Но вот странное дело! Как Гарри не вглядывался, он никак не мог понять, что изображено на них. Более того, голова закружилась, и он чуть не потерял сознание.
- Опять морок, - прошептал волшебник.
Он сосредоточился на дороге. Выход из коридора, по крайней мере, был виден ясно. Гарри направился к нему и тут же увидел первую жертву лабиринта.
Это был один из вампиров. Вернее, то, что еще оставалось от него на поверхности.
Дело в том, что паркет справа от ковровой дорожки на поверку оказался зыбучим песком. И теперь с урчанием затягивал внутрь отчаянно сопротивляющегося кровососа. Вампир медленно вращался по спирали, образованной ловушкой, неотвратимо погружаясь все глубже. Глаза его выпучились из орбит и со злобой смотрели на волшебника.
- Помоги! – проскрежетала зубами несчастная жертва. – Граф обманул нас. Здесь повсюду одни западни. Вытащи меня. Прошу тебя!
Гарри медленно покачал головой и пошел дальше.
- Постой, - вскричал вампир. – Не хочешь спасать меня, так убей. Ты знаешь, куда меня тащит? Я уже слышу вопли демонов хаоса. Если я попадусь к ним, меня ожидает вечность страданий. Ты понимаешь – вечность! Прошу, убей меня!
Волшебник остановился и повернулся.
На поверхности вращающейся воронки оставалась только голова с оскаленными в муке клыками.
- Прошу тебя… - прошептал попавшийся в ловушку вампир.
Гарри помедлил мгновение, а затем, решившись, поднял палочку. Заклинание уничтожило тело кровососа и освободило его душу. Края воронки с урчанием сомкнулись, и волшебнику показалось, будто он слышит бурю чьих-то разочарованных воплей.
Демоны хаоса?
Посмотрев на кучку пепла, лежащую на казавшемся настоящим паркете, Гарри двинулся дальше.
Он вскоре понял, что и в этом измерении Палат Пыток шансов найти неведомое Заклинание у него ненамного больше. Коридоры стали шире. Появились комнаты и залы, заходить в которые он не решался, опасаясь ловушки. Повсюду было много света. Но конца лабиринту не предвиделось.
По пути попадались лишь вампиры, попавшие в различные ловушки. Некоторые уже были мертвы, некоторые еще нет. Вампиры то умоляли спасти их, то угрожали. Некоторых Гарри приканчивал из жалости, памятуя, что когда-то эти существа тоже были людьми. Некоторых приходилось убивать из-за того, что они преграждали ему путь и отказывались пропускать.
Уничтожив десятого кровососа (он зачем-то считал их), Гарри понял, почему граф Дракула сам не рисковал спускаться в лабиринт. Большинство капканов было рассчитано именно на вампиров. В одном из мест на Гарри и застрявшего в трещине в полу вампира обрушилась стеклянная паутина. Она не причинила никакого вреда человеку, зато вампира мгновенно опутала, а затем испепелила.
Вскоре Гарри был вынужден признать две вещи. Первое – то, что скрывалось в недрах Палат Пыток, было самым защищенным местом на свете. Пока он продвигался лишь за счет гибели вампиров, которых граф Дракула погнал впереди. Второе – идти дальше не имело смысла. Умирающих вампиров он не встречал вот уже четыре коридора, так что риск попасть в ловушку резко возрос. К тому же, Гарри чувствовал, что простым переставлением ног из Палат не выбраться. Следовало снова прибегнуть к силе разума.
Молодой волшебник сел на пол и закрыл глаза, пытаясь сосредоточиться. Итак, он в лабиринте. В куске сыра. Хм, тогда уж скорее внутри какого-то кристалла. От блеска золота и хрусталя у Гарри уже начала болеть голова. Он начал понимать, почему лабиринт носит название Палаты Пыток. Тот, кто пытался дойти до конца, вероятно, замучивали до смерти.
Итак, когда он первый раз перешел с одного уровня лабиринта на другой, то опирался на самую явную странность в окружающем. Тогда она была очевидна – отсутствовал потолок. Что же было неестественного в позолоченном бесконечном дворце, в котором он очутился? Бесконечном? Да, в самом деле. Конца у этого витка залов и переходов видно не было. Может, все дело было в этом?
Гарри открыл глаза.
- Я дошел до конца, - произнес он громко и отчетливо. – Здесь заканчивается лабиринт.
И снова картина вокруг него переменилась в мгновение ока.
Теперь со всех сторон его окружали двери.
Самые разные. Большие амбарные ворота, маленькие калитки, сейфовые двери с заклепками, простые деревянные, резные, ажурные, плетеные… Не меньше двух десятков выходов (или входов?) окружало Гарри.
Впрочем, не только его.
Рядом сидел Магнус.
- Спокойствие, молодой человек, - прошипел вампир, так как волшебник тут же отпрянул и направил палочку на врага. – Мы сейчас в одной тарелке, как выбраться из которой я пока не понятия не имею. Предлагаю отложить выяснение отношений до того момента, как мы разберемся с загадкой.
Он неопределенно повел рукой вокруг себя.
Гарри молчал. Он не собирался заключать перемирия с этим существом.
Он отступил назад, нащупал ручку одной из дверей и потянул, не отрывая взгляда от вампира.
Дверь не подалась.
Он боком двинулся к следующей.
- Некоторые открываются, - заметил Магнус. – Но все равно в итоге возвращаешься сюда.
Гарри удалось открыть следующий вход. Он быстро бросил взгляд внутрь и остолбенел. Перед ним была та же самая комната, в центре которой сидел Магнус, а из одного дверного проема на него смотрел… он сам. Гарри сделал шаг внутрь и опять оказался в той же самой комнате с запертыми дверями. Вампир сидел в той же позе.
- Вам ничего в голову не приходит, господин волшебник? – с усмешкой спросил Магнус. – Как выбраться отсюда? Проклятый Цепеш привык загребать жар чужими руками. Я не уверен, что даже если мы найдем это мифическое заклинание, то выберемся отсюда живыми. Я слышал об этой магии. Закрытый лабиринт. Сами выбраться мы не сможем, пока нас не вытащит кто-нибудь извне. Так и будем блуждать из одной фантасмагории в другую. Хотел бы я знать, кто придумал тот золоченный ад.
С этими словами вампир потер глаза, так будто они все еще болели.
Гарри невольно усмехнулся.
- И зачем же нам тогда искать выход отсюда? Какая разница, где умереть с голоду?
Магнус осклабился.
- От голода тут не умрешь. Насколько я могу судить по тем людям, что мы обнаружили здесь. Они явно очень давно здесь, но нисколько не похудели. Стало быть, обычные жизненные законеы здесь не действуют.
Гарри увидел, что края рта вампира испачканы в чем-то темном. Он содрогнулся. Судьба несчастных пленников была очевидна. Несомненно, поворачиваться к Магнусу спиной было нельзя. Впрочем, чего тогда медлить? Может, отправить вампира к праотцам и продолжать поиски заклинания в одиночку? Когда он найдет его, может, удастся договориться с графом. Или же его спасут… Мелисса знает, что он здесь. Рано или поздно она придет ему на помощь. Это Магнуса вряд ли кто-нибудь будет спасать, а его… И все же он не спешил покончить с гнусным кровососом.
- Что тебе известно о Палатах Пыток? – спросил Гарри. - Что это за заклинание, которое нужно графу? Оно должно сделать его могущественным, да? Повелителем вампиров?
Магнус презрительно хмыкнул.
- Дракула всегда бредил властью. Как будто ему было мало того могущества, которым обладает каждый Пьющий Кровь. Он хочет подчинить себе всех нас. – Он фыркнул. – Чтобы кто-нибудь из нас по доброй воле отказался хотя бы от части свободы? Цепеш долгие годы пытался с помощью разных волшебников придумать заклинание, которое позволило бы ему подчинить нас. Ха, магия крови сильнее. Все его подданные – это жалкая кучка ренегатов, одурманенных разными волшебными примочками, а также те, кого он сам обратил. Вот и вся его армия, весь его народ. Вампиры были и останутся свободными.
- Тогда что же это за заклинание? – повторил Гарри. – Для чего оно?
Магнус посмотрел на него своим нехорошим взглядом.
- А вот это уже плохие новости для твоего народа, человек. Заклинание подчиняет себе кое-кого другого.

Глава 18. Королевство драконов.


- И кого же оно подчиняет? – спросил Гарри.
Он стоял возле стены. Так его отделяло максимальное расстояние от сидевшего на полу вампира.
Короткая вспышка злобы Магнуса уже прошла. Он погасил неприязнь в желтых глазах и снова вернулся к вежливому тону.
- Этого я не могу тебе сказать, Гарри Поттер. Ведь тебя зовут именно так? Не знаю, что за подвиги ты совершил в своем мире, но Брамбилла считает тебя могущественным волшебником. Она сказал мне быть начеку. Ха-ха. Как будто у меня осталось что терять!
Вампир театрально воздел руки, показывая, что находится в отчаянном положении.
На Гарри это не произвело впечатления, но кое-что в словах кровососа его показалось интересным.
- Брамбилла здесь, в лабиринте? Значит, она тоже не может выбраться отсюда.
- Я встретил ее на самом первом уровне, - ответил Магнус. –Цепеш каким-то образом впустил ее внутрь. А потом выпустил. Двигаться дальше, правда, он не рискует. Брамбилла ждала меня, чтобы объяснить, как пройти Темные Коридоры. Как выйти из Золоченого Ада, я догадался сам.
Вампир опустил взгляд и негромко проговорил:
- Цепеш хотел использовать нас как таран, но его надежды не оправдались. Только я смог пройти на следующий уровень. Все остальные погибли словно мухи, попавшие в мед. И нет никакой надежды, никакой…
- Почему нет никакой надежды? – спросил Гарри. – Сколько может быть уровней защиты? Если их разгадать…
Вампир Магнус издал сухой смешок.
- Невозможно. Я давно знаю о Палатах Пыток. В те времена, когда их строили, мы еще были дружны с Владом. Основной принцип этого лабиринта – бесконечность. Коридоры ведут один в другой, а выхода наружу просто нет. Пока, во всяком случае, ты не найдешь разгадку секрета лабиринта. А что это за секрет – еще надо догадаться. Разве ты не знал об этом? Впрочем, даже сам граф до конца не верил в то, что такое возможно. Но лично я, побродив здесь, верю.
- А кто строил Палаты Пыток? – поинтересовался молодой волшебник, чувствуя, что догадывается, каким будет ответ.
- Еще один болван, решивший довериться Дракуле. Его звали Валленберг. Правда, под занавес ему все-таки удалось провести графа.
Гарри прислонился к двери, не опуская палочки, направленной на кровососа. Он не понаслышке знал, как стремительно могут перемещаться вампиры, особенно такие старые. Но то, что говорил Магнус, интересовало его.
- Можешь рассказать об этом подробнее? - попросил он. – Зачем Валленберг выстроил лабиринт?
Вампир пожал плечами, показав всем видом, что особого желания не испытывает, но ответил:
- Для графа, естественно. Он был его основным заказчиком. Не знаю, зачем Цепешу понадобились Палаты Пыток. Впрочем, у него всегда имелись какие-нибудь планы. Темным он был человеком, а когда стал Пьющим Кровь, ничуть не переменился. Когда-то я считался его другом, если у него вообще когда-либо были друзья. И даже тогда он не особенно откровенничал со мной. Лишь раз разговорился. Сказал, что Валленберг строит для него что-то вроде святилища. Какая-то смесь древней магии с примесью их собственных изобретений. Дракула сказал, что внутри лабиринта заключено нечто. Власть над этим приведет его к власть над всем миром. Но не спрашивай меня, кто или что именно здесь спрятано. Я все равно не знаю.
Гарри задумался на мгновение. То, что говорил вампир, было похоже на правду. Выходит, Якоб Валленберг предвидел предательство со стороны графа. Иначе откуда здесь столько ловушек. Но это означает…
- Получается, Дракула не знает секрета лабиринта, - произнес он вслух, не сводя взгляда с Магнуса. – Валленберг не раскрыл его графу.
Вампир кивнул.
- Мне тоже так кажется. Но это также означает, что мы заключены здесь навечно. Если, конечно, кто-нибудь, достаточно могущественный, не пожелает нас освободить. Ну, не нас, конечно, а тебя. Никто из моих друзей не дожил до нынешнего времени. Остался только один враг. А на его милосердие рассчитывать не приходится. Сердце Дракулы холоднее льда и тверже камня. Даже если бы мы нашли то, что ему нужно, не думаю, чтобы он выпустил тебя или меня.
Гарри напряженно думал. Он был согласен с тем, что сейчас сказал Магнус. Но все же что-то не сходилось…
- Если Палаты Пыток пройти невозможно, - произнес он вслух, - тогда зачем граф требовал от Мелиссы отправляться сюда немедленно? Зачем он пустил вас вперед? Я имею в виду, что граф ведь не глуп. Зачем бы он стал тратить время на заведомо безнадежное предприятие?
Магнус сверкнул глазами и облизнул губы.
- Загадки, человек. Попробуй разгадать их, если сможешь. Если у тебя получится, что ж… я буду только рад.
Гарри поменял позу и переложил палочку в другую руку.
- Расскажи мне все, что тебе известно о сокрытом в Палатах. Как строили лабиринт? В общем, все, что помнишь.
Магнус демонстративно зевнул.
- Я рассказал все, что знаю. А что до заклинаний, я в них никогда не был особенно силен. Вроде бы этот недотепа Валленберг называл ее Лунной магией. Никогда, впрочем, не слышал о такой ни раньше, ни потом…
- Лунная магия? – Гарри поскреб в затылке.
В памяти сразу всплыли события в замке Дракулы. Способ, которым Кристина Валленберг освободила их обоих. Для этого требовался отраженный луч луны, нарисованная на полу фигура и забавное заклинание. Он с помощью Кристины смог открыть дверь и…
Дверь. Дверь! Пришедшая мысль показалась одновременно и невероятной и вселяющей надежду.
- Если бы отсюда была видна Луна… - произнес он чуть слышно.
Но вампир услышал его.
- Чтобы ты тогда сделал? – поинтересовался Магнус.
- А… - махнул рукой Гарри. – Неважно. Здесь все равно нет окон.
Вампир несколько мгновений не сводил с волшебника немигающего красного взгляда.
- Вон за той дверью, - когтистый палец указал направление, - имеется отличнейшая луна.
- Что? – Гарри был потрясен. – Но ты же говорил, что все выходы приводят в эту же комнату.
- Не все, - спокойно ответил Магнус. – Некоторые закрыты. Но вот за той дверью имеется ночное небо с прекрасной полной луной.
Гарри посмотрел на указанную дверь. Деревянная, из плотно подогнанных друг к другу брусков, стянутая полосами из серебристого металла.
Молодой волшебник взмахнул палочкой.
- Аллохомора!
Дверь распахнулась.
За ней, в антрацитово-черном бездонье плавал белый диск.
Гарри вытер внезапно вспотевшие руки о мантию. Если бы с ним была Кристина… Он, конечно, помнил заклинание; наверное, смог бы воспроизвести геометрический рисунок, но… Но… Но почему бы не попробовать?
- Освободи центр комнаты, - приказал он вампиру.
Тот не стал ни спорить, ни задавать вопросов. Лишь перебрался в противоположный от Гарри угол и замер там, не сводя глаз с волшебника.
Но Гарри уже было не до него. С трудом справляясь с нервной дрожью, охватившей его, он принялся вычерчивать на каменной полу треугольники и круги, которые однажды уже рисовал. На сей раз необходимости в ловле света стеклами очков не было. Луна в дверном проеме давал достаточно света, чтобы его лучи накрывали все места приложения силы (он по-прежнему не знал, что это такое). Оставалось заклинание.
Гарри придирчиво оглядел получившуюся схему. Потом откашлялся и произнес короткое заклинание:
- Лунный свет белее снега, тебе подвластна страсть и нега, сердце рвется из груди, дверь скорей мне отвори.
Происшедшее вслед за этим превзошло все ожидания.
С ужасным грохотом все двери одновременно захлопнулись и сразу же распахнулись.
Лицо обжег холодный ветер. Яркий свет ударил в глаза.
На сей раз за дверями Гарри не увидел ни себя, ни Магнуса, ни луны.
Из арок получившейся беседки, в которой они находились, открывался вид на скалы, серое небо и угрюмое темное море.
Они покинули лабиринт!
Молодой волшебник подошел к одному из выходов и выглянул наружу.
Они находились на самой высокой точке довольно крупного острова. От узкой тропинки, окружавшей беседку, отделялась дорожка, которая несколькими витками спирали охватывала тело скалы, а затем спускалась в долину.
Гарри забыл обо всем. Он разглядывал открывшуюся перед ним картину. Так вот он какой, Дурмстранг!
За исключением той скалы, на которой оказался Гарри, на острове больше не было значительных возвышенностей. Было ли это результатом чьего труда, или же так распорядилась природа, но на остальной поверхности суши не было ни одного каменного нароста выше четырех человеческих ростов. В таких сравнительно мелких валунах, впрочем, не было недостатка. Сверху остров напоминал субмарину, долго лежавшую на морском дне, всю обросшую кораллами и, наконец, всплывшую на поверхность.
Была здесь и растительность – маленькие корявые деревья, выросшие между валунами, назвать лесом которые не поворачивался язык.
Гарри продолжал осматриваться. Но где же сама знаменитая школа волшебства? Он достаточно знал о способах маскировки, так что отсутствие видимых признаков какого-либо здания не могло ввести его в заблуждение. Разве что… разве что они все еще в лабиринте, и это всего лишь еще одна иллюзия.
Тут он заметил человека в темной мантии, стоящего у подножия горы. Тот запрокинул голову и явно наблюдал за ними.
Гарри помахал ему рукой.
Незнакомец сделал ответный жест и растворился в воздухе.
Чтобы через мгновение с хлопком появится прямо перед молодым волшебником и… и…
- Магнус? – произнес Гарри, отступая и оглядываясь по сторонам.
Но вампир исчез. На площадке они с новоприбывшим волшебником были одни.
Гарри слегка поклонился, не зная, как следует приветствовать профессора института Дурмстранг. А незнакомец, несомненно, был именно им. На левой стороне груди красовался герб этой школы волшебства, знакомый воспитаннику Хогвартса еще со времен Турнира Трех Волшебников.
- Вы… вы и есть знаменитый Гарри Поттер? – воскликнул профессор. – Впрочем, зачем я спрашиваю. Это очевидно и так. Очки, шрам… Какое счастье встретиться с вами! Позвольте пожать вашу руку.
Он схватил руку молодого волшебника обеими своими - мягкими и мясистыми – и осторожно пожал.
Гарри разглядывал незнакомца. Невысокий, коренастый и довольно упитанный, он производил впечатление неповоротливого увальня. Однако двигался он очень быстро, и в движениях его чувствовалась сила. На Гарри профессор смотрел с нескрываемым обожанием, его румяная физиономия просто лучилась счастьем.
Потерев лысую голову, волшебник состроил забавную испуганную гримаску.
- Ой, я же не представился. Меня зовут Огастес Огр. Профессор Огр. Преподаватель Метафизики и Магических Превращений. Мерлинова борода, как же я удивился, когда одна из моих учениц, Мелисса Рэшли, связалась со мной через камин и сообщила…
Он огляделся по сторонам.
- Вы разве один? Мне снизу показалось, что… Впрочем, зрение у меня уже давно не то…
- Вам не показалось, - разуверил его Гарри. – Из Палат Пыток кроме меня еще выбрался вампир по имени Магнус. Он наверняка попытается скрыться. Я думаю, вам лучше объявить тревогу. Он очень опасен.
Профессор Огр несколько мгновений с изумлением рассматривал Гарри, словно не верил своим ушам.
- Именно таким я и представлял вас себе, - произнес он наконец. – Рыцарь, спаситель магического сообщества, появляющийся в клубах дыма и пламени, не ведающий страха, пренебрегающий опасностью! Не беспокойтесь о вампире, сэр Гарри, с острова ему некуда бежать.
Он отступил на шаг и так неприкрыто залюбовался Гарри, что тот совершенно смутился.
- Эээ… - начал молодой волшебник. - Не могли бы вы… эээ… помочь мне…
- Конечно, молодой человек, - воскликнул Огастес Огр, явно польщенный такой просьбой. – Конечно. Только скажите чем.
- Я по поводу Палат Пыток, - начал Гарри. – Каким-то образом нам удалось сбежать оттуда. Но мы… то есть только я… Вампир оказался там не по своей воле… я не успел выполнить задание, найти кое-что… В общем, подскажите, как можно попасть обратно в лабиринт.
Огр понимающе покивал головой.
- Мелисса в общих чертах объяснила, что вам нужно нечто, спрятанное в недрах Палат. Объяснение ее, впрочем, было весьма сумбурным. Она говорила о каком-то заклинании, искать которое вместо нее отправились вы. А когда я сказал, что вы, скорее всего, потеряны для мира навечно, с ней сделалось дурно. Она не пожелала перенестись сюда, хотя я был готов открыть ей проход. Совершенно потеряла голову. Говорила, что ей надо еще кого-то поднять. В общем, зная характер мисс Рэшли, думаю, скоро сюда пожалует ее отец со всем Заповедником в придачу.
Полный волшебник сложил руки на животе и еще раз оглядел Гарри с таким видом, будто тот был пасхальным куличем.
- Но наш рыцарь выходит из любого положения! – провозгласил профессор Огр. – Мне не терпится услышать историю о том, как знаменитый Гарри Поттер вышел живым из, подумайте только, Палат Пыток. Уверен, что этот ваш подвиг перещеголяет даже ваше приключение с философским камнем на первом курсе. О, - он выставил пухлые ладошки вперед, - мне все известно, мистер Поттер. Я знаю, как ловко вам тогда удалось оставить в дураках Того-Кого-Нельзя-Называтьа.
Гарри был удивлен, обнаружив своего почитателя здесь, в Дурмстранге. Где, честно говоря, ожидал встретить холодный прием. Но сильнее всех других чувств было нарастающее раздражение. В конце концов, с помощью Лунной Магии он сумел лишь выбраться из лабиринта. Цели он не добился – требуемого заклинания не нашел.
- Послушайте, профессор, - начал он. – Нам с Мелиссой очень нужно это заклинание. Может быть, вы знаете, как можно вернуться в Палаты?
На большее он и не надеялся. Судя по всему, лабиринт до настоящего времени оставался неразгаданной загадкой. Но, по крайней мере, местные волшебники могли знать способ проникать хотя бы на первый уровень Палат Пыток. Знает ведь его Дракула.
Однако, Огастес Огр просиял.
- Вы можете сделать это в любой момент. Сейчас вы можете сделать это в любой момент.
- Правда? – Гарри огляделся по сторонам, ища какой-нибудь внезапно открывшийся вход.
Профессор Огр поспешил объяснить:
- Насколько известно современной магической науке, Палаты спроектированы таким образом, что из них нельзя выбраться. Но это только до тех пор, - он поднял указательный палец, - пока кто-нибудь не сможет выбраться из лабиринта. После этого – все! Замки сняты, двери открыты, никаких тайн. Теперь Палаты Пыток не опаснее какого-нибудь пыльного музея. Попытки пройти лабиринт предпринимались неоднократно. В нем сгинуло немало студентов нашего института и, увы, даже преподавателей. Но вот за дело взялся Гарри Поттер, и твердыня пала! – закончил он с энтузиазмом.
- Правда? – Гарри не ожидал такого ответа.
Толстый профессор кивнул.
- Теперь Палаты можно изучать вдоль и поперек. И мне, честно говоря, просто не терпится заняться этим. Но прежде всего – гостеприимство! Я должен хорошенько накормить вас и дать вам отдох…
- Извините, - перебил Гарри. – А вы точно уверены, что теперь безопасно входить в Палаты?
- Естественно, - развел руками в стороны Огр. – За долгие века мы узнали многое о том, что сокрыто под Дурмстрангом. Мы не знаем разве что имя создателей этого магического чуда, но основные принципы его работы открыты давно.
- Создателей? – переспросил Гарри. – Их было несколько?
- Само собой разумеется, - объявил профессор. – Неужели вы полагаете, что кому-либо под силу создать такое в одиночку. Вы ведь наверняка знаете, что Палаты Пыток входят в список тринадцати наиболее ценных сохранившихся магических сооружений. Вернее, входили.
- Входили? – Гарри не понравилось это прошедшее время.
- Увы, - Огастес Огр сокрушенно кивнул. – Теперь, когда Палаты открыли свой секрет, магические силы, стягивающие кольца бесконечного лабиринта, растаяли. Именно поэтому теперь там находиться абсолютно безопасно. Конечно, наш институт лишился бесконечного источника энергии, но что поделать. Я лично не чувствую никакого разочарования по этому поводу. Я считаю, у всякой великой вещи есть свое предназначение. Предназначением Палат Пыток было пасть перед натиском Гарри Поттера.
Огастес Огр снова расплылся в улыбке.
- Но вы говорите, - проговорил Гарри, – что ваш институт лишился источника энергии. Мне очень жаль…
- А мне нисколько, - заявил профессор. – Да, в старые времена Дурмстранг не смог бы существовать без Палат. Обогревать столько помещений в течение полярной зимы – никаких дров не напасешься. Но давно придумано много других способов, разработанных как раз на такой случай. Конечно, ректор и правление будут не в восторге, но с Дурмстрангом не случится ничего страшного. Не говоря уже о том, что лабиринт можно будет использовать для учебных целей. Представляете, какой там можно будет устроить полигон для…
И тут Гарри словно молотком стукнули по голове. Он не слышал больше восторженных слов Огра. В голове пульсировала лишь одна мысль.
Если лабиринт открыт, то теперь в него может войти кто угодно.
- Граф! – воскликнул Гарри, не в силах сдержаться.
- Что? – не понял профессор. – Что вы говорите?
Гарри схватился за голову. Он внезапно подумал, что, может, именно в этом и заключался план Дракулы.
- Как мне попасть в лабиринт? – он схватил толстяка за рукав. – Где вход?
Профессор понимающе кивнул.
- Вам не терпится продолжить поиски. Как пожелаете. Я и сам с удовольствием составил бы вам компанию. Сейчас все равно каникулы, у меня нет занятий…
- Хорошо, - торопливо согласился Гарри. – Пойдемте вместе. Но нам надо поторопиться. Нас могут опередить. Где вход в Палаты?
- Да где угодно, - ответил профессор. – В первый уровень Палат и раньше можно было попасть довольно просто. По этой причине мы и потеряли столько людей. Нам пришлось защитить входы дополнительными заклятиями. А то в старые времена исчезало до половины потока учащихся, привлеченных рассказами о сокровищах, спрятанных в лабиринте. Кстати, - он понизил голос. – Они действительно там есть? Сокровища?
Гарри не выдержал.
- Да, я видел там коридоры со стенами из чистого золота, но не уверен, что оно было настоящим. Да вы же все сможете увидеть сами. Только пойдемте скорее.
- Стены? - профессор Огр вытаращил глаза. – Да-да, пойдемте, молодой человек. Мы можем войти прямо здесь. Подумать только, из чистого золота… Конечно, такое маловероятно, но… Встаньте здесь.
Они встали в центре сооружения на вершине скалы. Огр начертал в воздухе особый знак и произнес:
- Аллохомора!
Камни пола разошлись. Волшебники рухнули в открывшуюся трещину.
Гарри инстинктивно попытался сгруппироваться, ожидая не жесткого приземления. Но ничего страшного не произошло. Через пару мгновений они мягко опустились на землю. Они были в уже знакомом Гарри сумрачном сплетении коридоров. На сей раз никакой странной черноты вместо потолка не было, а, сделав несколько шагов, волшебники оказались в бывшем «золоченом аду». Бывшем, потому что позолота со стен исчезла. Теперь их покрывала растрескавшаяся и потемневшая от времени желтая штукатурка. Вместо хрустальных люстр висели укутанные в паутину ржавые подсвечники. Повсюду царил тлен.
Чтобы пройти второй уровень лабиринта, много времени тоже не потребовалось. Вскоре они уже стояли в комнате с множеством дверей.
Все они были распахнуты, и из каждой открывался вид на свою картину запустения и разрухи. Обрушившиеся балки, рассыпавшиеся стены, прогнившие мосты… Гарри только подивился разнообразию морочных уровней. Блуждать по ним можно было до бесконечности. Теперь же магия, поддерживавшая иллюзию, испарилась, и уровни представляли собой лишь небольшие комнатки с останками различных сооружений.
Обыскав пару уровней, Гарри быстро убедился в этом.
- Получается, - начал он, поглаживая затылок, - человек, попавший в лабиринт, не блуждает по бесконечным туннелям и коридорам. На самом деле все это время он находится в одной и той же комнате…
- Да, именно так все это и работает, - подтвердил профессор. – Жаль, что секрет создания иллюзии такого масштаба утерян.
- А откуда о нем знаете вы? – спросил Гарри.
- Прилежное изучение исторических свидетельств, - объяснил профессор Огр.- Когда-то я вел Историю Магии. В летописях о румынских волшебниках я находил несколько упоминаний о двух лабиринтах, выстроенных по такому принципу. Одним, как вы понимаете, были Палаты Пыток, другой пока не найден. Но, может быть, просто кто-то сумел разгадать его секрет, и второй лабиринт прекратил свое существование давным-давно. Боюсь, узнать это уже не удастся.
В комнате имелось порядка пятидесяти дверей.
Гарри поочередно заглядывал в каждую. Заклинание, кем или чем оно ни являлось, должно быть здесь.
А в голове уже скреблась неприятная мысль: Дракула уже побывал здесь и забрал то, что ему нужно. Гарри понимал, что найденное заклинание и так предназначалось графу. Но он помнил слова Магнуса о том, что находка обещала неприятности человечеству. От Дракулы не стоило ждать ничего хорошего. Так что Гарри очень сомневался, что сможет с легким сердцем отдать заклинание вампиру, если сумеет найти его первым. Он помнил и об отце Мелиссы Рэшли, но здесь, похоже, стоял вопрос более важный, нежели жизнь одного человека.
Первые проблески надежды он ощутил, когда заглянул в двадцать какую-то дверь. Комната за ней была наполнена призрачным свечением и абсолютно пуста. Однако в ее полу имелся люк.
Опутанный цепями, словно рыба неводом. Увешанный парой десятков замков, от одного вида которых у взломщика сами собой должны были опуститься руки. Люк словно говорил: я скрываю НЕЧТО ОЧЕНЬ ВАЖНОЕ.
- Осторожно. – Профессор Огр остановил Гарри, перенесшего уже ногу через порог. – Магия, поддерживающая лабиринт, исчезла. Но все же здесь могли остаться другие ловушки. Посмотрим…
Он наколдовал из воздуха серую домовую мышь и взмахом палочки направил ее в сторону люка.
Грызун успел просеменить десяток футов до таинственного люка, когда Гарри получил возможность убедиться в правоте опасений Огастеса Огра.
Цепи с подвешенными на них замками разом взметнулись вверх словно щупальца чудовищного спрута и стремительно обрушились на нарушителя.
Спустя миг цепи со звоном и скрежетом вернулись обратно. Волшебники увидели, что на том месте, где они в последний раз видели мышь, теперь осталось только небольшое мокрое пятно.
- Гм, - произнес профессор. – Вот, значит, как. Ну, что ж, попробуем по-другому.
Он сделал Гарри знак отступить в сторону, а сам встал боком к открытой двери. Руку с палочкой он вытянул в направлении люка, а другую поднял над головой и согнул в локте.
- Фламмаблиус Триангулум! – воскликнул Огастес Огр.
И тут же из конца его палочки ударил ослепительно яркий белый свет. Луч отразился от крышки люка и метнулся обратно, прямо в поднятую над головой ладонь профессора. Оттуда он скользнул к концу волшебной палочки. Таким образом, в руках у Огра появился светящийся треугольник.
Цепи и замки на люке встревоженно зашевелились. Их тревогу можно было понять. В том месте, где луч касался крышки, появилась струйка дыма. Волшебный треугольник плавил металл.
Профессор Огр начал перемещать луч, бормоча под нос заклинания. Несколькими ловкими движениями он обрезал цепи-щупальца. Та же участь постигла и петли, стянутые толстыми дужками замков. Освободившись от засовов, профессор не успокоился, а еще и разрезал крышку люка на четыре части.
Убрав светящийся треугольник, полный волшебник заклятием левитации поднял железные четвертинки и отбросил их подальше.
- Теперь можно идти? – спросил его Гарри.
Профессор покачал головой.
Наколдованный им десяток мышей в течение пары минут тщательнейшим образом обследовал комнату. Ничего нехорошего с ними не случилось.
- Пожалуй, теперь можно, - наконец ответил Огр.
Они вошли в комнату и приблизились в люку.
К удивлению Гарри, ожидавшего увидеть лестницу, ведущую в темную неизвестность, оказалось, что под крышкой находился небольшой колодец. Не глубже десяти футов, круглая в поперечнике, шахта была до краев заполнена прозрачной водой.
На дне находился сверток.
Гарри сразу же вспомнил пещеру, в которой Темный Лорд спрятал один из Крестражей. Но выпить столько воды было не под силу никому. А в том, что сверток можно просто извлечь на поверхность, он очень сомневался.
Профессор Огр держался того же мнения.
Для начала он испробовал несколько вариантов призывных заклятий. Сверток не двигался с места.
Наколдованная Огром рыбка мгновенно исчезла, стоило ей лишь коснуться поверхности воды.
Профессор нахмурился и погрузился в раздумья.
Гарри сел на корточки и принялся рассматривать воду. Да и вода ли это вообще? Молодой волшебник поднял камешек и бросил в люк.
Камень ударился о «воду», на мгновение замер, будто лег на что-то твердое, а потом исчез.
Как же быть?
Гарри не сомневался, что с минуты на минуту сюда пожалует граф. Если он уже не прячется где-нибудь поблизости, ожидая, когда они сделают за него всю работу. Может, сообщить о находке кому следует? Ордену? Министерству Магии?
Он приблизился к люку. От поверхности того, чем был заполнена шахта, его отделяло не более фута.
Предмет на дне, похоже, был завернут в кожу. Очертания его были трудно различимы. Гарри, впрочем, казалось, что внутри находится какой-то плоский и прямоугольный предмет.
Например, доска. На которой запечатлены слова заклинания.
Профессор Огр тем временем оживился.
- Кто знает, - пробормотал он, потирая руки. – Может, и сработает.
- Что вы хотите сделать? – спросил Гарри.
- Я встречал упоминания о подобной магии, - сказал профессор. – Если я прав, секрет состоит в том, что вещи кажутся не тем, чем являются на самом деле. Мы думаем, что перед нами вода, но, может быть, это камень. Или земля. Или даже воздух. Во всяком случае, секрет состоит в том, чтобы напугать, нежели на самом деле создать препятствие. Ну, кто в здравом уме, после того, чему мы только что стали свидетелями, решит спуститься в этот колодец.
- И, тем не менее, есть лишь один шанс проверить это.
Он сделал шаг по направлению к лже-воде, но Гарри схватил его за руку.
- Подождите, профессор, - вскричал он. – Это может быть опасно.
И прежде чем Огр успел что-либо ответить, из-за их спин донеслось сухое покашливание.
- Я согласен с мистером Поттером, - произнес граф Дракула. – У меня для этой миссии есть более достойный претендент. Или, если хотите, претендент, которым можно пожертвовать.
Волшебники разом обернулись и выставили палочки перед собой.
В дверном проеме стоял Дракула. Перед ним, опустив голову, стоял Магнус. То ли граф хотел использовать его в качестве щита, то ли подталкивал в сторону шахты. Скорее всего, и то, и другое. Это пронеслось в голове Гарри, пока он решал, стоит ли ему выстрелить в графа крепким антивампирским заклятием.
Дракула перевел быстрый оценивающий взгляд с одного мага на другого. Видимо, он пришел к выводу, что они не станут нападать на него сейчас, так как произнес следующее:
- Теперь, мой милый Магнус, у тебя появится возможность убедиться в том, что я не шутил, когда говорил, что являюсь истинным повелителем вампиров. Смотри, ты не можешь и пальцем шевельнуть без моего разрешения.
Вампир со шрамами действительно выглядел совершенно безвольным. Огонь в его глазах погас. Руки висели по бокам, голова опущена.
- Итак, Магнус. Ты постоянно напоминал мне о нашей былой дружбе, так что, думаю, настало время подтвердить ее. Давай, полезай в колодец и принеси мне то, что там лежишь. Быстро!
Магнус покорно преодолел несколько шагов, отделявших его от люка. Двигался он словно марионетка. Дракула, не отрываясь, смотрел ему в затылок. Он словно диктовал волю взглядом.
Бывший друг Дракулы занес ногу над водой и ступил на нее.
В следующий миг он исчез.
Граф впился яростным взглядом в неподвижную обманчивую поверхность, под которой по-прежнему был виден лишь таинственный сверток.
- Ну, давай скорее, Магнус, - прошипел вампир.
- Что вы хотите… - начал Огр, но его прервали.
Раздался жуткий рев.
Из люка появился Магнус. Вернее то, что от него осталось. Гарри успел мельком подумать, что спас жизнь профессору Огру. Вампир со шрамами, казалось, окунулся в чан с сильной кислотой. Одежда на нем уже растворилась, теперь настала очередь кожи. Обнажились темные сетки кровеносных сосудов и сухожилий. Тонкое мясо на груди почти исчезло, дуги ребер торчали наружу. Фактически теперь перед ними стоял скелет. О том, что это Магнус, можно было догадаться лишь по острым клыкам, торчащим из-под стремительно тающих губ.
В руках Магнус держал сверток.
- Поставь его на пол, - приказал граф.
На мгновение невидящие белесые, словно у вареной рыбы, глаза Магнуса нацелились на Дракулу, челюсти его сжались. Он отбросил сверток, схватился руками за край люка, пытаясь выбраться наружу. Ему удалось перекинуть одну ногу, но не более того. Из горла вампира вырвался жалкий клекот, в котором чувствовалась боль, страдание и ненависть.
Волшебники, окаменев, наблюдали за происходящим.
Граф, впрочем, не был столь чувствителен. В его руке появился меч. Он шагнул к дрожащему скелету вампира и занес оружие.
- Прощай, Магнус, - произнес Дракула. – Ты не можешь не признать, что я держу слово. Услуга за услугу.
Лезвие со свистом описало полукруг и разрубило дымящийся остов напополам. Одна часть свалилась на пол и рассыпалась. Другая рухнула в люк и исчезла навсегда.
Граф поддел сверток кончиком меча и поднял.
- Прощайте, джентльмены, - сказал он. – Не смею больше обременять вас своим присутствием.
Профессор Огр поднял было палочку, но Гарри остановил его. По его мнению, сейчас следовало попытаться узнать о планах Дракулы. Момент был вполне подходящим. В момент триумфа вампир мог что-нибудь выдать.
- Подождите, профессор, - сказал Гарри. – То, что лежит в этом свертке, графу принадлежит по праву. Я не говорил вам, что искал этот предмет для него? Тем не менее, это так.
Не обращая внимания на изумленное выражение на лице Огра, он обратился к Дракуле.
- Могу ли я рассчитывать, что вы исполните свое обещание по отношению к отцу Мелиссы Рэшли, граф?
Дракула пристально оглядел юношу.
- Вне всяких сомнений, - произнес он ледяным тоном и сделал еще шаг в направлении двери.
- Подождите, граф, - Гарри шагнул следом. – Еще одну минутку. Магнус сказал, что вы не в состоянии повелевать вампирами, и поэтому пытаетесь подчинить себе другое существо. Не могли бы вы поделиться с нами, кто это?
Дракула выставил меч перед собой, так что острие замерло в дюйме от груди молодого волшебника.
- Прочь, - глухо произнес вампир. – Не пробуйте помешать мне, Поттер. Я не собираюсь ничего обсуждать с вами. Вот мой совет – держитесь подальше и останетесь целы.
Гари понял, что его затея не удалась. Он отступил назад, опустив голову, будто покоряясь судьбе. Хотя сам не отводил глаза от свертка, висевшего на середине меча графа. Дракула будто сам предлагал взять его.
Не раздумывая не секунды, Гарри бросился влево и вперед. Он действовал стремительно. Так, словно ловил верткий снитч.
Правой рукой он ударил по свертку, сбивая его с клинка, а сам прыгнул в сторону. Он тут же почувствовал, как руке стало горячо. Будто прикоснулся к печке. Он тут же забыл о графе и принялся срывать с себя верхнюю одежду.
Он успел. Кислота, которая пропитывала находку из шахты, постепенно теряла свое действие. Однако ее едкости хватило, чтобы проесть дыру в плотной ткани плаща.
Огастес Огр тоже не растерялся.
- Ассио сверток!
Теперь, извлеченный из зловещего колодца, волшебный предмет подчинялся чарам. Профессор переместил сверток в дальний угол комнаты и встал перед ним, выставив перед собой палочку.
- Стоять на месте! Не двигаться! – приказал он.
Граф пришел в ярость. Он взмахнул своим огромным мечом и метнул его в профессора. Того спасла лишь мгновенная реакция. Промешкай он мгновение, и лезвие пригвоздило бы его к стене.
Гарри, еще освобождавшийся от мантии, увидел, что меч вонзился в камень на несколько дюймов. Он обрадовался, думая, что Дракуле не удастся высвободить оружие. Но меч легко вырвался из каменного плена и вернулся в руку хозяина.
Их было двое – опытных волшебников, вооруженных палочками. У графа был только меч. Но уже через пару минут Гарри убедился, что справиться с вампиром не так-то просто. Видимо, сокровище из колодца значило для того слишком много.
Дракула двигался с быстротой молнии. Его меч постоянно угрожал то Огру, то Гарри. Им же никак не удавалось объединить усилия, чтобы атаковать вампира одновременно. К тому же меч графа оказался заговоренным. Он отражал боевые заклятия, причем направлял их обратно в атакующего. Так ему удалось вывести из строя профессора Огра. Тот решил проверить оборону вампира на прочность серией пушечных заклинаний. Граф отразил их все, а Огр не смог увернуться от нескольких рикошетов. Получив два удара в живот и еще один в челюсть, волшебник растянулся на каменном полу. Палочка выкатилась из рук.
Теперь Гарри с графом остались один на один.
- Сегодня, Поттер, вам не удастся мне навредить, - мрачно говорил граф, нанося удар за ударом так часто, словно хотел изрубить волшебника в капусту. - Сегодня первый день моего триумфа. И я не могу позволить малолетнему выскочке смешать мои карты.
Гарри хотелось отвлечь его, задать какой-нибудь вопрос, чтобы сбить темп атаки. Но граф действовал слишком быстро. Внимания и сил хватало лишь на то, чтобы обороняться.
Впрочем, Дракула и сам не переставал говорить.
- Сколько лет я мечтал об этом дне! Сколько работы я проделал, пытаясь собрать осколки разрушенного. Понятия не имею, как тебе удалось выбраться из ловушки Валленберга. В другое время я бы с удовольствием послушал тебя, но сейчас, увы, мне надо спешить. Я не хочу убивать тебя, Поттер. Не думай, что я держу на тебя зло за что-то, нет. Теперь передо мной стоят новые задачи. Мне больше не до Ордена Феникса и вашей мышиной возни. Дай мне слово, что прекратишь преследовать меня, и я оставлю тебя в живых. Ну, Поттер, просто сдайся, и я пощажу тебя. Время значит для меня больше, нежели сведение счетов. Давайте, Поттер.
Гарри с трудом подавил соблазн принять предложение графа. Натиск того был так стремителен, что волшебник уже не надеялся справиться с древним вампиром. Его заклятия отражались от доспехов графа. Софийская Стрела, которую он метнул в лицо противнику, была отбита взмахом меча.
В этот момент Гарри запнулся лежащего без движения профессора Огра и пошатнулся. В мгновение ока палочка была выбита из его рук, а граф торжествующе воскликнул и занес меч над упавшим. Но пальцы молодого мага уже ломали волшебные веточки, а губы шептали слова заклинания. Поэтому острие меча воткнулось не в грудь Гарри, а в Защитную Сеть и, зазвенев, отскочило.
Мгновение граф стоял над молодым волшебником, занеся оружие для повторного удара. Но выражение злобы быстро исчезло с его лица. Очевидно, сейчас его больше занимало другое.
Вампир подошел к свертку и рассек оплетку. Кончиком меча он развернул кожи. И, протянув руку в перчатке, вынул предмет, лежащий внутри.
Гарри приподнялся, стараясь разглядеть, что это такое.
В руках графа была плоская дощечка. Со стороны, обращенной к Гарри, она была пуста. Вампир, нахмурившись, разглядывал предмет.
- Опять загадки, - пробормотал он.
Он в задумчивости посмотрел в сторону, опустив предмет. Несколько мгновений молодой волшебник смотрел на открывшееся ему изображение. Он так и впился в него глазами, пытаясь запомнить каждую деталь.
К счастью, рисунок не поражал особенной сложностью. В центре был вырезан крест, по краям которого стояли две женские фигуры, внизу – сердце, а наверху - уже виденный Гарри трехголовый дракон.
По нижнему краю дощечки шли незнакомые руны, но они были слишком мелки, чтобы их можно было разобрать и, тем более, запомнить.
Но трехголовый дракон! Гарри видел его на стене замка Дракулы, в Заповеднике… Он вспомнил слова Магнуса: «заклинание подчиняет себе кое-кого другого, человек». Но этого же не может быть! Он вспомнил, что видел в мыслях Волан-де-Морта. Летящие драконы, покорные чей-то злой воле, сеющие смерть… Неужели Дракула искал заклинание для Темного Лорда?
Граф очнулся от задумчивости. Его лицо внезапно озарило понимание. Он посмотрел на Гарри, увидел, куда смотрит тот, и усмехнулся.
- Валленберг был гением, - произнес он, - но я разгадал его загадку. Теперь меня никто не остановит.
- Вы помогаете Волан-де-Морту? - воскликнул Гарри. – Хотите использовать драконов против людей? Но у вас ничего не выйдет! Никто не сможет подчинить себе драконов.
Граф Дракула рассмеялся. Звучало это так, будто скребли по металлу острием ножа.
- С чего ты взял, мальчик, что я стараюсь ради Тома Реддла?
Его красные глаза сверлили Гарри. Тонкие губы искривились в презрительной усмешке.
- Существует распространенное заблуждение, - медленно, словно зачитывал приговор, произнес граф, - что мне прозвали Дракулой за мою жестокость, достойную дракона. Но это была лишь маскировка. Я сам поддерживал слухи, проливая реки крови. Я делал это лишь, чтобы утопить в них истину. Дракула действительно означает дракон. Но не дракон-убийца, а дракон-король. Валленберг нашел способ подчинить этих тварей. Реддл всего лишь пронюхал об этом. Он как обычно захотел забрать себе то, что ему не принадлежит. Он пытался вырвать у меня эту тайну, но она предназначена не для него.
Граф расхохотался. Торжество распирало его.
- Я - тот, кто построит новую империю, - воскликнул он. - Мои войны могучи и безжалостны. Слава Молоху, стараниями министерств магии разных стран их количество возросло. Моя армия собрана в одном месте. И она готова к сражению. Боюсь, ваш Скримджер очень скоро получит неприятный сюрприз. На развалинах его заповедника возникнет новое государство - Королевство Драконов. И я буду его королем!

Глава 19. Выбор Чарли.


Последующие события развивались одно за другим, без остановки на еду и отдых. Впоследствии Гарри с трудом мог объяснить, как так много всего смогло уместиться в несколько часов.
После того, как граф Дракула отбыл из Палат Пыток, словно сработал какой-то таймер. Заскрипели пружины плана, приберегаемого судьбой для Гарри и всех остальных, кто оказался свидетелем рождения Королевства Драконов. Столкнулись разные люди, нации, характеры, интересы. На возникновение такого круговорота, возможно, отчасти возлагал надежды граф. В разразившейся буре осуществить давно задуманный план ему было гораздо легче.
У Дракулы было преимущество во времени. Пока его противники поняли, что происходит, он уже начал действовать.
Гарри стал непосредственным свидетелем этого всего полчаса спустя после того, как граф вместе с заклинанием покинул лабиринт. На приведение в чувство Огастеса Огра потребовалось слишком много времени. Оказалось, что меч вампира усиливал отраженные заклинания. Поэтому несчастный профессор смог покинуть подземелье, лишь опираясь на плечо молодого собрата. При этом он покачивался и жаловался, что все перед его глазами троится.
На поверхности выяснилось, что Гарри не сможет попасть в Дурмстранг. Оказывается, существовал запрет на посещение института лицами, не являющимися либо работником этой школы волшебства, либо ее студентом. Огр с сожалением признал, что бессилен отменить запрет. Но он заверил, что немедленно свяжется с ректором, а тот, без сомнения, для знаменитого Гарри Поттера сделает исключение.
Однако, «знаменитый Гарри Поттер» от такой чести отказался. Время не терпело. Необходимо было остановить Дракулу.
Огастесу Огру требовалась медицинская помощь. Он растворился за невидимой защитной стеной. Гарри же вернулся на вершину горы. Профессор сообщил ему, что трансгрессировать можно только из этой точки острова. Там он бросил последний взгляд на каменную пустыню вокруг.
- Так я и не увидел Дурмстранг, - произнес он. – Ну что ж, в другой раз. А пока совершим еще одну тренировку перед экзаменом по трансгрессированию.
И он крутнулся на пятке.
Первым делом он решил отправиться в Заповедник. Следовало предупредить драконщиков о планах графа.
Гарри материализовался перед ступенями зданий Управления, и тут же рядом с ним обрушился огромный валун. Гравий брызнул в лицо. Реакция опытного игрока в квиддич не подвела – молодой волшебник отпрыгнул в сторону, поднял голову посмотреть, откуда упал камень, и остолбенел.
Прямо на него уставилась огромная драконья голова. Причем над землей находилась лишь она да еще десяток футов шеи гигантской рептилии. Остальное еще скрывалось в трещине под землей. Тварь пробивалась наружу.
Удивляться было некогда. Гарри метнулся прочь. На его счастье дракон был еще оглушен и не выпустил вслед волшебнику струю огня.
- Эй, Гарри, сюда! Сюда! – услышал он и, не поднимая головы, помчался на голос. Посмотреть, кто его зовет, он не решался. Вся площадь растрескалась как яичная скорлупа. Повсюду расползлись длинные извилистые трещины, порой весьма широкие. Оступиться и упасть в одну из них было очень легко. А остановиться Гарри не решался. Вся земля содрогалась от ударов снизу. Создавалось ощущение, что наружу рвется множество драконов.
Гарри пережил весьма неприятный момент, когда прямо перед ним из мостовой выскочил здоровенный камень и словно снаряд умчался ввысь. В проломе мелькнула темная грубая шкура дракона, а затем наружу высунулся острый коготь. Волшебник запнулся об него. Чтобы удержаться на ногах, ему пришлось исполнить нечто вроде танца на льду. Его нога скользнула по чему-то шевелящемуся, он поспешно оттолкнулся, и снизу донесся яростный рев. Гарри удвоил скорость, слыша, как позади рвется наружу еще один питомец Заповедника.
Он понял, что происходит. Очевидно, граф начал действовать. Он собирает армию, вызывает ее из подземелий.
- Гарри, прыгай сюда! – снова услышал он знакомый голос.
Молодой маг наконец рискнул поднять голову. На краю качающегося каменного озера, в которое превратилась площадь, он увидел Тонкс. Призывно машущую рукой.
Гарри прыгнул через последнюю трещину. В этот момент землю тряхнуло так, словно началось настоящее землетрясение. Волшебник не удержался на дальнем краю провала и закачался. Еще мгновение, и он полетел бы вниз, но Тонкс уже схватила его за руку.
- Что ты здесь делаешь? – воскликнула она, и, не слушая ответа, потащила за собой в здание Заповедника. – Где ты пропадал?
- Потом расскажу, - ответил Гарри.
Они взбежали по мраморным ступеням. У входа никого не было. Видимо, все пожелали укрыться внутри. Вполне разумно. Но что тогда делала внизу Тонкс?
Перед тем, как скрыться в Управлении, Гарри обернулся и вновь остолбенел.
Среди волн булыжного озера извивались чешуйчатые шеи, и уже начали вздыматься могучие крылья. Но, несмотря на всю величественность этой картины, не она поразила Гарри. Дело было не только в центральной площади, а во всем городе.
Дракон-Сити горел. В нескольких местах к небу поднимались черные столбы дыма. Языки пламени вырывались из окон отдельных зданий. И над всем этим парили несколько крылатых ящериц. Они поджигали одно здание за другим. В движениях их было нечто упорядоченное. Словно это были больше не узколобые ящеры, а штурмовые вертолеты, планомерно уничтожающие укрепления противника.
Армия Дракулы.
Гарри похолодел. Он понял, почему Волан-де-Морт так стремился овладеть тайной графа.
Тонкс тянула юношу за собой, но он не двигался. Одно из высотных зданий надломилось и обрушилось. На его месте взметнулись клубы пыли и дыма. Китайское представительство, когда-то так привлекавшее внимание своей причудливой архитектурой, превратилось в огненный шар.
- А где же драконщики? – повернулся Гарри. – Почему они не загоняют драконов обратно?
- Думаешь, это так легко? – фыркнула Тонкс. – Они сейчас решают, что делать. Ведь это началось недавно. А ты так и будешь стоять здесь? К твоему сведению, один любитель феерических зрелищ уже поплатился за это.
Она указала на мокрое темное пятно на мраморе.
Гарри несколько мгновений непонимающе смотрел на него, потом вздрогнул и поспешил за волшебницей.
Они вошли в пустой холл. Здесь тоже имелись следы разрушений. В начавшейся панике было обрушено и разбито несколько статуй. Включая трехголового дракона.
- Куда ты ведешь меня, Тонкс?
- К нашим, - коротко ответила девушка. – Здесь Чарли и Грюм. Грозный Глаз здесь как чрезвычайный представитель Ордена Феникса. Пока неразбериха не уляжется и не станет понятно, что делать. Никто не ожидал подобного. Несмотря на то, что все здания защищены от огня, сбежавшим драконам удалось устроить пожар.
- Я знаю, кто устроил все это, - крикнул Гарри. – Это все граф Дракула. У него появилось средство подчинять драконов.
- Это не новость, - ответила колдунья. – Все только и говорят о его ультиматуме.
Они подбежали к лифтам. Тонкс нетерпеливо стукнула кулаком по кнопке вызова.
- Ну почему нельзя трансгрессировать внутри этого дурацкого здания, - проворчала она.
- Потому что есть более приятный способ перемещаться внутри него, - ответил ей мелодичный женский голос.
- Добрый день, Полли, - поздоровался Гарри. – Как ваши дела?
- Прямо и не знаю, как ответить на твой вопрос, мальчик, - ответил Волшебный Лифт. – Если верить тому, что говорят о происходящем снаружи, то день сегодня ужасный. Но с другой стороны, когда еще я получала столько сенсационных новостей?
- Скоро их будет еще больше, - тихо произнесла Тонкс.
Она прислонилась к стенке. Вид у нее был изможденный и усталый. Мышастые волосы слиплись сосульками. Глаза покраснели, будто она недавно плакала.
- Тонкс, - спросил Гарри, – а что ты делала там, внизу? Ждала кого-то?
Девушка закрыла лицо руками, но тут же справилась с собой и покачала головой.
- Никого, - сказала она, закусив губу. – Смотрела, не догадается ли какой-нибудь умник вроде тебя трансгрессировать на площадь.
Гарри почувствовал, что это неправда, но расспрашивать не стал.
- А что это за ультиматум Дракулы? – спросил он.
Ответила Полли. Делиться новостями она любила также, как и узнавать их, если не еще больше.
- Этот вампир… Представляете, он все еще жив! А ведь многие считали, что ему давно воткнули кол в сердце. Так вот, этот вампир потребовал, чтобы Заповедник выпустил на волю всех драконов до последнего. Иначе он обещает разрушить Заповедник. Сказал, что не оставит камня на камне. Вы можете себе это представить?
- Пока он держит слово, - сказала Тонкс.
- Да? – изумилась Полли. – Так это правда? Но каким образом он…
В этот момент они добрались до нужного этажа, и створки разошлись.
- Пожалуйста, держите меня в курсе, - донеслась вслед просьба лифта.
На пятом этаже было также пустынно, как им на первом.
- Куда это все делись? – недоумевал Гарри. – Неужели, они решили оставить город драконам на растерзание?
Тонкс подошла к комнате, в которой Гарри ночевал прошлой ночью. Она подняла руку, чтобы постучать, но ее опередил голос, раздавшийся из-за двери.
- Входи без приглашения, Тонкс. Поттер с тобой?
- Как же это вы не разглядели его своим Волшебным Глазом? – устало съязвила метаморфша.
- Он стоял за стеной, - объяснил Грюм. – А они здесь все обиты драконьей кожей. Сквозь нее я ничего не вижу. Поттер, разгрызи меня гоблин, что вы еще задумали? Чарли сказал, что вы с дочкой одного из работников Заповедника угнали дракона и улетели в неизвестном направлении. Потом дракон возвращается, но уже без вас. Мы поднимаем тревогу, объявляем поиски. И тут начинается этот ад! Что сегодня за день? Может, вы скажете мне?
Гарри пожал плечами.
- Не знаю. Но если мы ничего не предпримем, нас ждут гораздо большие неприятности.
- Большие чем сейчас? – Грюм посмотрел на него недоверчиво.
Гарри кивнул и сел на кровать. Тут же он ощутил, как сильно устал. Путешествие на драконе, Палаты Пыток, сейчас вот Ультиматум Дракулы… Кончится это когда-нибудь? Соблазн откинуться на подушку и закрыть глаза был велик. Но сознание долга все же пересилило. Следовало взбодриться. Он вспомнил про медвежьи сушки Мелисса. Несколько штук по-прежнему лежали в кармане.
Он вытащил одну и откусил кусочек.
Грозный Глаз не сводил с него взгляда.
- Хорошо, Поттер. Соберитесь пока с мыслями. Чарли будет с минуты на минуты. Тогда вы нам все и расскажете. Мерлинова борода! Неужели наступает конец света, о котором так любят говорить магглы? Тонкс, как ты проводила Люпина, удалось ему трансгрессировать?
Тонкс вздохнула и кивнула.
- Да, - сказала она. – Удалось.
Гарри протянул девушке половину медвежьей сушки.
- Попробуй, - сказал он. – Прибавляет сил.
- Что это вы даете ей, Поттер? – поинтересовался Грюм. – Выглядит словно помет молодого гиппогрифа.
Выслушав рассказ о волшебных свойствах сушек, он только покачал головой.
- Настоящий маг должен черпать источники силы в себе, - заявил он.
Но, посмотрев, как Тонкс безропотно положила в рот снадобье, ничего не сказал. Гарри даже показалось, что в суровых чертах старика мелькнула жалость.
- А куда отправился Люпин? - спросил Гарри.
Грозный Глаз поморщился.
- Сам-Знаешь-Кто задумал какую-то операцию с участием оборотней. Кингсли задумал сорвать ее. Без Люпина там не обойтись.
- Я могла бы отправиться с ним, - произнесла Тонкс, сжав кулаки.
Похоже, сушки начали действовать.
- Нет, не могла бы, - рассудительно заметил Грюм. – Ведь ты не оборотень, хвала Мерлину. И не забывай, что ты здесь представитель Министерства Магии. Ты - наши глаза и уши в кабинете Скримджера.
- Толку-то, - отмахнулась Тонкс. – Меня все равно не пустили на собрание. Сказали, что не хватает мест, представляете. К тому же я слышала, как эта сова, Долорес Амбридж, заявляла во всеуслышание, что не доверяет мне.
- На собрании присутствует Чарли, - заметил Грозный Глаз. – А тебе все-таки не стоит раньше времени слагать с себя обязанности. Кто знает, что там Руфусу взбредет в голову. Я, конечно, не верю, что он мог снюхаться с Сами-Знаете-С-Кем, как поговаривают некоторые. Но ведь неспроста все эти странные события происходят одно за другим.
Гарри слушал вполуха. Его мозг напряженно трудился. Он размышлял над тем, как ему следует поступить. Изображение, которое Дракула забрал из Палат Пыток, не давало молодому магу покоя. Ему почему-то казалось, что разгадка где-то близко. Может быть, следовало все-таки в первую очередь оповестить волшебное сообщество о том, что ему известно о Королевстве Драконов? Он в последнее время чаще других встречался с графом. Может быть, его сведения пригодятся. Но, с другой стороны, что он узнал такого, что могло бы остановить Дракулу? В конце концов, граф уже заполучил секрет управления драконами. Как остановить его теперь?
- За безопасность здания бояться не стоит, - произнесла в ответ на какую-то реплику Грюма Тонкс. – Говорят, что оно способно выдержать любую атаку.
- Ну-ну, - скептически произнес Грозный Глаз. – Правда, скоро мы провалимся в подземелья. Но это, конечно, не считается атакой… А, вот и Чарли! Мерлинова борода, Чарли, малыш, что это с тобой?
Дверь открылась. Вид драконщика и в самом деле вызывал удивление. С головы до ног он был покрыт налетом сажи и пепла. Кожаные одежды потемнели, словно их опалило огнем.
- Драконы, - сипло ответил Чарли. – Прорвались в Зал заседаний. Пришлось спешно эвакуироваться.
Он плюхнулся в свободное кресло. Налил воды из графина в стакан. Жадно выпил.
- Каким только образом им удалось подкопаться под город? Мы ведь тщательно наблюдаем за ними, за всеми их перемещениями. А им, оказывается, удалось прорыть ходы к самому сердцу Заповедника. Причем, почтовыми тоннелями они не пользовались. Для большинства драконов они слишком узки. Без колдовства тут, думаю, не обошлось. Сейчас Совет перебрался в кабинет Салаха. Но это к лучшему. А то в зале все только кричали и обвиняли друг друга. Так хоть до чего-нибудь путного договорятся.
Гарри внимательно наблюдал за Чарли.
Тот выглядел потрясенным. Несмотря на то, что брат Рона говорил быстро и уверенно, в лице драконщика то и дело мелькала странная смесь растерянности и… испуга. Чарли Уизли выглядел как обманутый человек.
Гарри нахмурился. Непрошенная догадка шевельнулась в его голове. Она показалась ему невероятной. Он попытался прогнать мысль, но она упорно возвращалась.
- Не слишком-то надежные партнеры эти вампиры, да, Чарли? – эти слова сорвались с губ Гарри против его воли. – Нарушают договоры, когда захотят.
Чарли Уизли удивленно посмотрел на него, а потом неуверенно улыбнулся.
- Да уж… Никто не мог предположить, что ему нужны драконы.
- Нет, Чарли, я говорю о другом. - Гарри говорил мягко, но только потому что любил этого человека. Потому что тот был братом его лучшего друга. Будь это чужой ему человек, Гарри, наверное, выразился бы резче. Потому что он внезапно понял, что Чарли лжет.
- Что? Что такое? – Грозный Глаз переводил взгляд с одного мага на другого. – О чем это вы, Поттер?
- Расскажи нам правду, Чарли, - попросил Гарри. – Только не рассказывай, что никто не мог ожидать подобного. Расскажи нам об опытах с Драконьим Сердцем, которые вы делали с Грегором Рэшли для Дракулы. Расскажи нам про Ольгу, про Ангиша, про секрет Палаты Пыток…
Чарли несмотря на мужественность его профессии, вовсе не был человеком-кремнем. Слова Гарри повергли драконщика в шок. Он побледнел, поднял руки, словно хотел защититься, но тут же опустил их и обмяк.
Несколько мгновений он сидел так, опустив голову. Казалось, все силы покинули его. Гари даже подумал, не предложить ли медвежью сушку и ему. Но Чарли справился с собой.
Он с усилием усмехнулся и выпрямился.
- Хорошо, - сказал он. – Гарри прав. Признаю, мы долгие годы помогали графу Дракуле в осуществлении его планов.
- Что? – у Грозного Глаза, казалось, сейчас отвалится челюсть. – Но… но зачем.
Чарли покачал головой.
- Это не моя тайна, Грюм. Я могу лишь сказать, что мы и в самом деле не могли предвидеть, к чему все это приведет. Во всяком случае, такого… никто не мог ожидать.
Гарри не ожидал другого ответа. Но ему была нужна правда.
- Мне кажется, - произнес он, - в настоящий момент важнее всего на свете придумать способ отнять у Дракулы его оружие. Сейчас не время для семейных тайн, Чарли.
Он поймал себя на том, что говорит с Чарли как взрослый с нашалившим ребенком.
- Я помогу тебе, - сказал Гарри. – Я ведь не хранитель секретов. Клятв никому не давал. Поэтому попытаюсь описать сложившуюся ситуацию так, как это представляется мне.
Он вздохнул. За эти летние дни (язык не поворачивался назвать их каникулами) молодой волшебник провел немало времени возле Чарли Уизли. Он многое видел и многое помнил. Теперь настало время сделать выводы.
Прежде чем высказать догадку, пока еще смутную для него самого, Гарри вкратце прошелся по основным вехам своих встреч с Дракулой. Он начал с того неожиданного предложения на свадьбе Билла и Флер, приняв которое, он сразу же столкнулся с графом. Он упоминал всех вампиров, с которыми столкнулся в Румынии. Ольга, Ангиш, дочери Дракулы, Магнус и вампиры из Мертвой Деревни… Он пытался представить слушателям, а также самому себе, насколько коварным и запутанным был план графа Дракулы.
Тонкс и Грюм внимали Гарри с интересом. Часть истории была им неизвестна. Особенно те детали, что он узнал от Мелиссы.
Чарли тоже слушал внимательно. Внешне он был спокоен, лишь постукивание ногой выдавало его нервозность.
- Граф поймал на крючок начальника Западного участка, - сказал Гарри. – Не знаю, каким образом человек может любить вампира, но факт остается фактом.
- Когда они встретились впервые, - тихо произнес Чарли, - Ольга еще не была вампиром. У них даже родился сын. Граф обратил ее вскоре после рождения Альберта.
- А Мелисса? – поинтересовался Гарри. – Она дочь Грегора от первого брака?
Чарли покачал головой.
- Она не дочь ему.
Какое-то предчувствие шевельнулось на грани сознания Гарри, но догадка не подалась, не открылась. Значит, она не дочь Грегору, но зовет его отцом… Впрочем, он мог усыновить ее. Важнее было другое…
- Как Грегор решился заключить с графом Непреложный Обет? – спросил Гарри.
Чарли вздрогнул. Он явно не ожидал, что Гарри известно об этом.
- Это запутанная история с плохим концом, - произнес драконщик наконец. – Но не стоит осуждать никого, Гарри. Поверь, Грегор – хороший человек. Если он поступил таким образом, то у него были на это веские причины.
- И в этой истории как-то замешан Салах? – спросил молодой волшебник.
Чарли кивнул.
- И Ангиш, - сказал он.
В этот момент не выдержал Грюм.
- Не могли бы вы рассказать нам все по порядку? Не знаю, как у Тонкс, а у меня, поверьте, уже ум за разум зашел. Объяснитесь, пожалуйста. О чем речь?
Гарри молчал. Он не решался надавливать на брата Рона. Ему не хотелось делать этого. Грань, за которой рождается обида, пересечь легко. А он не хотел терять друга. В конце концов, ведь Чарли был не Пожирателем Смерти.
Чарли Уизли, видимо, тоже думал о чем-то таком. Наверное, в душе он делал выбор. Между Грегором Рэшли, хранителем чьей тайны он был. И своими друзьями из Ордена Феникса.
- Хорошо, - сказал наконец драконщик. – Не ждите чего-то особенно выдающегося. Истории вроде этой случались не раз. Обычный любовный треугольник, - он усмехнулся. - Даже пятиугольник, если считать Дракулу и Салаха. Короче говоря, дело было так. Ольга была ведьмой из весьма знатного рода. Ангиш - молодой подающий надежды болгарский маг. Он давно ухаживал за ней, и их свадьба была делом решенным. Но тут на сцене появились Грегор с Салахом. Молодые, отважные, готовые ради пущего эффекта прокатить даму своего сердца на драконе… Тогда это было гораздо опаснее, чем сейчас. В общем, через какое-то время оказалось, что Ангиш забыт. Ольга выбрала Грегора. Салах на словах согласился не мешать другу, хотя на деле… Мне кажется, он до сих пор не может смириться с потерей. Впрочем, счастье влюбленных было недолгим. Ангиш оказался мстительным человеком. Неизвестно, как Дракула нашел его. Возможно, это граф нашел его. Дракула всегда внимательно наблюдал за происходящим в Заповеднике. И, наверное, в этом случае он увидел возможность обзавестись в Заповеднике людьми, обязанными ему. Он видел, как безумно Грегор любит свою избранницу. И в его коварном уме возник черный план. Когда у молодых родился ребенок, явился Дракула. Он превратил Ольгу в вампира. Она была сильной волшебницей, поэтому графу потребовалась помощь Ангиша. В ту же ужасную ночь Дракула заключил с обезумевшим Грегором Непреложный Обет. Граф, благодаря обретенной им власти над Ольгой, мог делать с ней многое. Так, он сохранил ей человеческую сущность. Она не могла обойтись без крови, но не обладала такой звериной жестокостью как другие вампиры. В этой ситуации граф поступил как разбойник, отнявший у вас вашу собственность и теперь предлагающий вернуть часть, если вы согласитесь исполнить его волю. Наверное, Грегор в самом деле потерял разум, раз пошел на это. Потому что… - Чарли потер лоб ладонью, - мне всегда казалось, что настоящая Ольга давно умерла. А то существо, что Грегор скрывает в подземельях, уже не имеет к ней никакого отношения. Зато теперь граф мог в любое время появляться в лагере, требовать от Грегора, чтобы мы делали для него различные эксперименты. Мы, правда, не понимали тогда, зачем ему драконы. Понимаете, мы относились к вампирам как… ну, отчасти, как к садовым гномам. Дело в трансформации. Обычно ум вампира удивительно односторонен. Пища – вот все, что интересует его. То, что волновало его, пока он был человеком, впоследствии теряет для него всяческую ценность. Дракула был, пожалуй, единственным, кого заботило что-то помимо крови и охоты. Я думаю, дело здесь в том, что он стал вампиром по своей воле.
- Также как и Ангиш? – спросил Гарри, который вспомнил, что бывший жених Ольги не производил впечатления слабоумного.
- Да, - согласился Чарли. – После этой трагедии Ангиш сам попросил Дракулу обратить его. Наверное, ему было тяжело жить с мыслью о содеянном им зле. А у вампиров нет совести. Он стал, наверное, самым верным слугой графа.
Чарли снова отпил воды, смачивая пересохшее горло.
Гарри нахмурился. Он не стал бы называть Ангиша «самым верным слугой» Дракулы. Взять, например, тот случай, когда бывший жених Ольги выпустил их с Кристиной из замка. Не действовал ведь он по указке графа в тот раз… Или действовал?
- Так значит, вы превратили Заповедник в мастерскую какого-то недобитого вампира, - подытожил Грозный Глаз.
Он покачал головой.
- Эх, Чарли, Чарли, сынок. Неужели тебе никто не говорил, что вампирам нельзя доверять?
- А что я мог поделать? – спокойно, но с оттенком горечи произнес Уизли.
- Я скажу тебе, что ты должен был делать, - ответил Грюм. Его лицо раскраснелось, он взмахнул рукой. – Ты должен был сообщить обо всем директору Драконьего Заповедника.
- Салах знал почти обо всем, - ответил Чарли. – Он и сослал Грегора на Западный участок. Как на самый малолюдный.
- Тогда ты должен был сообщить Министерству Магии…
- Нет, я думаю Чарли прав, - вступилась Тонкс. – Друзей нельзя предавать.
- Разве это предательство? - возмутился Грозный Глаз.
Гарри тоже решил высказаться.
- Я думаю, Руфус Скримджер тоже поддерживает связи с Дракулой. Не знаю, чем тот прельстил Министра. Но, думаю, скорее всего, обещал помочь отыскать Сами-Знаете-Кого. Ведь вы в курсе, что Волан-де-Морт сейчас где-то поблизости. Его тоже интересует тайна Повелителя драконов.
Все трое взрослых волшебников вздрогнули.
- А что он хотел взамен? – спросил Грюм. – Ну, если бы он выдал им Того-Чье-Имя-Нельзя-Называть.
- Скримджер разогнал Западный участок, - произнес молодой волшебник. – Видимо, Дракула не желал, чтобы его планам могли помешать люди, которые тоже научились управлять драконами.
Стоило ему произнести эти слова, как снова смутная догадка шевельнулась на дне сознания. Она все больше выползала, открывалась… но все-таки не до конца. Гарри чувствовал, что стоит на пороге открытия. Он вздохнул и расслабился. Он не хотел спугнуть мысль. Она обнаружит себя. Надо лишь набраться терпения…
- А ты что скажешь, Чарли? – наседал на драконщика Грозный Глаз. – Дракула хотел этого?
Тот кивнул.
- Ну и еще ему было нужно Драконье Сердце.
В этот момент здание потряс сильнейший удар. Словно по нему нанесла удар машина для разрушения домов. Причем чугунная чушка, которой она била по стенам, была размером со слона.
С потолка посыпалась штукатурка.
- Что это такое?! – волшебники одновременно подскочили.
Грюм одним движением оказался у двери и распахнул ее.
По коридору бежали работники Управления.
Гарри, вставший за спиной у Грозного Глаза, увидел, что впереди группы спешит секретарша директора Заповедника. Везувия придерживала полы своей желтой мантии и причитала:
- Ну почему директор не может разрешить трансгрессирование прямо из Управления? Как можно решиться выйти наружу, когда там творится такое.
Следом за секретарем спешили старые знакомые Гарри - гномы Тор и Локи. Первый, задыхаясь на бегу, выдохнул:
- Надо идти к черному ходу. Там пока никто из земли не лезет.
- Что происходит? – спросил Грозный Глаз.
Один из волшебников, пробегая мимо, крикнул:
- Гигантский дракон! Он пытается разрушить здание. Это просто ужас какой-то!
Гарри, Грюм, Чарли и Тонкс бросились к галерее, окна которой выходили на площадь.
В галерее почему-то было темно. Гарри решил, что начали рушиться стены, и окна просто завалило. Но тут темная масса, закрывавшая дневной свет, задвигалась, отступила в сторону и… волшебники увидели, что это бок живого существа.
- Гиппогриф меня раздери! – воскликнул Чарли и бросился к окну.
- Осторожно! – Тонкс попыталась удержать его за рукав, но тщетно.
Чарли Уизли подбежал к окну и замер. На лице его застыла сложная смесь ужаса и восторга.
Гарри мог понять, что должен чувствовать человек, посветивший жизнь драконам, при виде существа, появившегося в центре Дракон-Сити.
Потому что дракон на площади поражал воображение. Высотой с десятиэтажный дом, с лапами толще самого старого дуба, хвостом не меньше полутора сотен футов и… с тремя головами!
- Что это такое, Мерлинова борода! – воскликнул Грюм. – Что это такое, Чарли?
Тот молчал и не отрывал взгляда от гигантского существа, которое топталось на месте и поднимало в воздух изогнутый хвост.
- Берегитесь, - воскликнула Тонкс. – Он же сейчас снова ударит.
Волшебники поспешно бросились назад. Чарли, который еще пришел в себя не до конца, пришлось буквально тащить на себе. Когда они достигли комнаты Гарри, здание потряс новый удар.
На ногах не удержался никто. Гарри оказался наверху пирамиды из тел, так что отделался сравнительно легко. А вот Грозному Глазу не повезло. Придавленный тремя телами, он сильно ударился об пол и потерял сознание.
Волшебники подняли Грюма и втащили в комнату. Там его уложили на кровать.
- Надо уносить ноги! – воскликнула Тонкс. – Против такого монстра не поможет никакая защита.
Чарли кивнул.
- Сейчас, только приведем в чувство старика.
Гарри выглянул в коридор.
Несколько волшебников толпилось возле лифтов. Но те, похоже, не работали. По лестнице спускаться было опасно – несколько маршей сдвинулись и угрожали обрушиться в любую минуту. Впрочем, некоторые маги на такие мелочи внимания не обращали. Один из волшебников наколдовал себе симпатичный зелененький парашют и спустился с его помощью.
Молодой волшебник вернулся в комнату.
К Грозному Глазу вернулось сознание, но он еще не мог подняться.
Тонкс распахнула окна и оценивающе оглядела пейзаж за ним.
- На эту сторону выбраться не получится. Тут тоже целая куча драконов пытается выбраться на поверхность. А нам ведь надо хоть немного отойти от здания. Такое впечатление, что Управление построили в самом центре подземного улья с драконами.
Подземный? Гарри пришла в голову идея.
- Здесь же есть подземный ход, - сказал он. – Можно попробовать уйти им.
- Почтовая служба? – задумчиво Чарли посмотрел на него. – Попробовать можно.
- Вы с ума сошли? – Тонкс покрутила пальцем у виска. – Под зданием сейчас, наверное, ад кромешный творится. А вы хотите лезть туда?
Чарли подошел к окну.
- Рискнуть можно, - сказал он. – На северном направлении не видно ни одного дракона. А там, насколько я помню схему почтового сообщения, имеется тоннель. К тому же, под само Управление им вряд ли удастся подобраться. По крайней мере, так быстро.
Здание опять содрогнулось. Стены застонали. Из коридора донесся грохот рушащихся перекрытий, взволнованные крики.
- Скорее, - скомандовал Чарли. – Надо выбираться, пока нас не завалило.
Дверь в проеме перекосило, так что выйти они смогли, лишь выбив ее тройным заклинанием «Бомбарда».
На этаже царила сумятица. Группа волшебников в темных мантиях быстро двигалась по коридору.
Гарри успел заметить за спинами Охранителей Скримджера, Веха, Мо, Салаха…
Значит, началась эвакуация руководства.
Руфус Скримджер раздраженно говорил:
- Почему защита здания устроена так глупо, Салах? Она не может защитить нас от нападения извне, зато мы заперты здесь как в мышеловке.
- Никто не мог предусмотреть подобной атаки, господин министр, - возразил директор Заповедника.
- Да уж, в последнее время вы, Руфус, что-то ничего не можете предусмотреть, - заметил чернокожий министр Мо.
- Заповедник – территория под общим управлением, не только Великобритании… - ворчливо начал Скримджер, но тут его взгляд упал на Гарри.
- Поттер? Что вы здесь делаете? Необходимо немедленно эвакуироваться. Присоединяйтесь к нам.
Гари покачал головой.
- Я в состоянии позаботиться о себе сам, сэр.
- В отличие от вас, Скримджер, - не преминул заметить старый Вех.
- Мы так и будем стоять на месте? – поинтересовался толстый министр Джон, которого не было видно за строем Охранителей. – Скримджер, время разговоров прошло. Вы и так много говорили за последние дни. Теперь Общий Совет должен сообща ликвидировать последствия ваших козней.
- Каких козней? О чем вы говорите? – взвился Скримджер. – Мной двигала лишь забота об общем благе…
Однако он двинулся с места, напоследок окинув внимательным взглядом Тонкс.
- Ну все, - заметил Грюм, от которого не ускользнул этот взгляд Министра Магии. – Теперь, девочка, можешь считать, что твоя служба в кабинете Скримджера завершена. То, что он видел тебя рядом с нами, для тебя означает одно – волчий билет.
- Кто бы еще жалел об этом, - откликнулась Тонкс. – Вы готовы идти?
- Да, - откликнулся Грюм.
И они двинулись вслед за свитой Министров. Те уже спустились, наколдовав огромную подушку, мягко опустившую всю компанию на первый этаж.
- Что они делают? – удивилась Тонкс, увидев, как Охранители подняли палочки в воздух и наколдовали подобие светящейся арки. Министры один за другим заходили под нее и исчезали. Первым вошел толстяк Джон, Скримджер пропустил его вперед.
- Из-за разрушений, возле входа в здание защита ослабла, - объяснил Грюм - Они локально сняли запрет на трансгрессирование. Создали портал, который переносит всех в одно место. Мощная магия. У нас на подобные штуки просто сил не хватит.
- Может, попроситься с ними? – предложила Тонкс.
- У нас свой путь, - отрезал Чарли. – К тому же, не думаю, что они возьмут нас с собой.
Впрочем, проверить это они не успели. К тому времени, как они спустились, арка вместе с Охранителями растворилась в воздухе.
- Потрясающая магия! - не удержался Грозный Глаз. – Что тут скажешь. В Министры кого попало не берут.
- Только не в нашей стране, - буркнула Тонкс. – Ну где тут вход в подземный драконий ад?
Они прошли мимо свалившейся статуи трехголового дракона, и Гарри снова ощутил, как зашевелилась в голове смутная догадка. Такой же дракон был изображен на дощечке в Палатах Пыток. Что там еще было? Драконье Сердце? Чарли сказал, что оно уже у графа. Значит, оставались две женские фигурки. Что здесь имелось в виду? Хельга Хаффлпафф и Ровена Равенкло? Но какое отношение они имели к драконам?
Гарри потянул ручку дверцы, за которой скрывались станция Хеккса, почтового робота. Петли заскрипели. Здание сотряс новый удар, волшебников осыпало известкой и пылью. И в этот момент Гарри неожиданно осенило.
Он резко повернулся к Чарли.
- Где Мелисса Рэшли? – спросил он.
- Что? – не сразу понял тот. – Зачем она тебе?
- Где она сейчас? – настаивал молодой волшебник.
- Понятия не имею, - ответил Чарли. – Может, отправилась к отцу, в Азкабан?
Гарри нахмурился и повернулся к Грюму:
- А где Кристина Валленберг? – спросил он. – Где вы ее спрятали?
- В надежном месте, – ответил за Грюма Чарли. - Ты спускаться собираешься? Тут становится неспокойно.
В подтверждение его слов начали рушиться лестничные пролеты. Гарри прыгнул в люк, не особо заботясь о том, чтобы держаться за скобы. Он помнил, что здесь было не очень высоко. За ним в подземелье последовали Тонкс, Грюм и Чарли.
- Рад снова приветствовать вас, молодой волшебник, - раздался знакомый скрипучий голос. – Вы решили искать здесь убежища?
Маленький робот взирал на прибывших своими красными фото-глазами.
- Здравствуйте, Хеккс, - ответил Гарри. – Мы хотели бы покинуть территорию Управления, чтобы было можно безопасно трансгрессировать.
- А, - робот понимающе кивнул. – Можете идти по северной линии. Через двести футов будет служебный колодец. Вы сможете подняться на поверхность и трансгрессировать оттуда.
- А прямо из тоннелей не получится?
- Нет, - покачал маленькой головой Хеккс. – Почтовые пути надежно защищены от любого проникновения на всем протяжении. По крайней мере, - он вздохнул, – так было до сегодняшнего дня. Драконы разрушили практически все подъездные тоннели, уничтожили несколько поездов… Хорошо, что они не могут добраться сюда. Пока… Полли говорит, на поверхности творится такой же кошмар.
- Полли? - Гарри посмотрел на заложенный кирпичами вход в лифт.
- Она там, - объяснил робот. – Спряталась. Мы разговариваем через стену. Ей страшно. И мне, честно говоря, тоже.
Грюм, Чарли и Тонкс тем временем уже спустились на рельсы и направились к входу в северный тоннель.
- Гарри, не отставай, - позвал Грозный Глаз.
- Иду, - молодой волшебник снова взглянул на робота. Он вспомнил, как тот говорил, что не хочет быть рабом магов. И теперь Хеккс вынужден оставаться в этом аду, брошенный, забытый хозяевами…
Гарри поднял робота на руки.
- Мы не бросим вас здесь, - сказал он твердо. – Вы достаточно потрудились на благо волшебников.
- Очень благодарен вам, сэр, - произнес Хеккс.
Гарри приблизился к стене и стукнул по ней кулаком.
- До свидания, Полли, - крикнул он. – Не переживайте. Все будет хорошо. Скоро драконов опять загонят в клетки.
- Поскорее бы, - донесся приглушенный голос Волшебного Лифта. – Но на всякий случай… Прощайте. И не забудьте передать привет моему брату.
- Хорошо, Полли, - сказал Гарри и бросился к тоннелю.
Сверху доносились такие звуки, будто по земле били огромным молотом.
Некоторое время они бежали по темному тоннелю. Служебный выход, о котором говорил Хеккс, оказался не заваленным.
Волшебники выбрались наружу и огляделись.
Трехголовому дракону удалось сокрушить фасад здания. Две боковых головы принялись за крылья дома, а центральная ударила внутрь основного пролома словно таран. Да с такой мощью, что вышла наружу с другой стороны. Обсыпанная каменной крошкой морда чудовища заморгала, приходя в себя. Потом удивительный дракон высвободил среднюю голову и вспорхнул на развалины. И тут же все увидели, что на спине трехголового чуда восседает кто-то в серебристых доспехах с мечом в руке.
- Это же сам Дракула! Мерлин, спаси нас! – вскричал Грюм. – Я отправляюсь к Кингсли. Надо сообщить им о том, что здесь творится.
Он с хлопком исчез.
- Я туда же, - произнесла Тонкс. – Может быть, есть новости от Люпина. Чарли, Гарри, вы с нами?
Чарли кивнул. Гарри тоже.
Но когда Тонкс исчезла, он взял драконщика за рукав.
- Чарли, где спрятана Кристина? – спросил он.
- На Западном участке есть множество укромных место, - ответил Чарли. – В одном из них. Да ты не переживай, никто ее там не найдет. Давай руку, я помогу тебе перенестись. В штаб-квартире Ордена мы будем в безопасности.
- Нет, - Гарри отступил назад. – Западный участок. Надо отправляться туда.
- Но зачем? – удивился Чарли. – Дракула здесь. Чего ты боишься?
- Долго объяснять, - махнул рукой Гарри. – На месте расскажу. Только мне кажется, я понял, в чем секрет Повелителя драконов. Если я прав, то и Кристина и Мелисса в руках графа.
Чарли медлил.
- Даже если это так, мы должны связаться с Орденом…
- Да при чем здесь Орден! – воскликнул раздраженный Гарри. – Его задача – бороться с Волан-де-Мортом. А здесь совсем другое дело. Надо действовать быстро.
Брат Рона молча смотрел на него.
- Мы сможем остановить графа, - сказал Гарри, посмотрев еще раз на фигуру вампира, восседающую на гигантском драконе. – Поверь мне. Я знаю, что делать.
Чарли вздохнул и кивнул.
- Что ж, может, это судьба. Я сам должен исправить вред, которому стал причиной. Хорошо, Гарри. Куда именно мы отправляемся?
- На нижний уровень лагеря, – ответил молодой волшебник. –Я думаю, именно там находятся вторые Палаты Пыток, выстроенные Якобом Валленбергом.

Глава 20. Король Дракула.


Западный участок опустел недавно, но в его помещениях уже появилось ощущение заброшенности. Пол и мебель покрылись пылью, пускай. Воздух приобрел легкий оттенок затхлости.
С того момента, как Чарли и Гарри вошли внутрь пещер лагеря, первый не переставал оглядываться по сторонам.
- Не понимаю, - сказал он. – Неужели Скримджер никого не оставил для охраны? Магическая защита тоже снята. А ведь здесь столько ценного. Взять те же драконьи яйца…
- Думаю, Скримджер скоро спохватится, - заметил Гарри, – если уже не спохватился. Ведь это он предоставил участок в полное распоряжение графа.
- Гарри, - осведомился Чарли, – так ты вправду думаешь, что Скримджер мог рисковать таким дорогостоящим научно-исследовательским заведением, как Западный участок?
- Все свидетельствует об этом, - ответил молодой волшебник.
Огоньки на концах палочек волшебников освещали недра черного тоннеля, в который превратился первый (если считать от поверхности) этаж. Приходилось смотреть вперед и под ноги, так что у Гарри не было времени следить за реакцией своего собеседника. Он пояснил ход своих мыслей:
- Вряд ли Скримджер когда-нибудь признается в том, что поверил графу, будто тот в состоянии преподнести Министерству Волан-де-Морта на блюде. Но, тем не менее, другого объяснения для того, что происходило здесь в последнее время, придумать сложно. Цель Дракулы – власть над драконами. По некоторым причинам, обрести ее он может лишь здесь, в подземельях Западного участка. Желательно, чтобы ему при этом не мешали. Он убеждает Скримджера, что если тот удалит из лагеря драконщиков и снимет магическую защиту, то граф сможет заманить Темного Лорда в ловушку. Что ж, Министр Магии, наверное, испытал жестокое разочарование, когда узнал, каковы истинные намерения вампира.
Гарри поглядел на Чарли, но на лице того было написано недоверие. Требовались дополнительные разъяснения.
- Вспомни внезапную атаку Пожирателей Смерти на Западный Участок. Именно после нее Скримджер предложил Совету арестовать Грегора Рэшли. Мне кажется, граф сам спровоцировал это нападение. Дракула знал, что Темный Лорд заинтересовался его делами. И он потянул за этот интерес, как за крючок. Конечно, Волан-де-Морт сам не стал совать голову в пасть льву. Он отправил своих Пожирателей. Это нападение удалось отразить сравнительно легко, скорее всего, потому что Дракула одновременно предупредил и Грегора.
- Значит, слуги Того-Кого-Нельзя-Называть в тот раз пытались обнаружить какой-то секрет Дракулы? - произнес Чарли.
- Думаю, да, - подтвердил Гарри. – Кроме того, графу требовалось время на подготовку, и оно было ограничено. Поэтому Дракула так торопил Мелиссу с путешествием в Палаты Пыток. Поэтому он пожертвовал своими собратьями в Мертвой Деревне. Он играет по-крупному. И пока выигрывает.
Чарли помолчал. Потом спросил:
- Та картинка… которую Дракула забрал из лабиринта. Ты говоришь, там были изображены Драконье Сердце, Трехголовый дракон и две девочки?
- Две женские фигуры, - поправил Гарри. – Насчет Мелиссы и Кристины – это пока только догадка…
Догадка эта внезапно родилась в тот момент, когда Гарри подумал о том, что ни разу не видел девушек одновременно. Но Чарли он пока говорить об этом не стал.
Они подошли к залу, из которого осуществлялось управление техническими службами лагеря.
- Надо посмотреть, что происходит на других этажах, - сказал Чарли.
Гарри не бывал здесь ни разу. Меньше всего он ожидал, что обнаружит внутри нечто вроде маггловского центра управления космическими полетами с мониторами во всю стену. Но, тем не менее, за состоянием Западного участка следили именно с помощью восьми больших экранов, вырубленных в каменных стенах.
Клавиатур и компьютеров, впрочем, не было. Чарли произнес нужное заклинание и прикоснулся палочкой к одному из экранов.
На том возникла схема, состоящая из разноцветных линий. Они были очень плотно переплетены между собой. С первого взгляда Гарри решил, что магический «дисплей» дал сбой. Но Чарли снова взмахнул палочкой и произнес:
- Первый этаж.
Из всего хитросплетения осталась линия слабо-зеленого цвета. Изгибаясь, она очерчивала план служебного этажа лагеря драконщиков.
- Мы здесь одни, - произнес Чарли Уизли, оглядев схему.
Гарри понял, что перед ними нечто вроде Карты Мародеров, на которой отображалось, кто в данный момент находится в здании.
Один за другим они осмотрели все этажи с первого по девятый, но никого не обнаружили. Когда Чарли снова стукнул палочкой по стене и произнес: «Десятый», Гарри затаил дыхание. Десятый и одиннадцатый подземные этажи. Они находились под водой. Именно здесь мог находиться второй лабиринт Палат Пыток.
- Что за чертовщина? – удивился Чарли.
Он внимательно рассматривал план этажа.
- Там кто-то есть? – Гарри всмотрелся в схему.
- Нет, - медленно ответил драконщик. – Вода ушла. Раньше Карта Заповедника в этом секторе показывала даже рыб. А теперь тут пусто…
- Карта Заповедника? – переспросил Гарри. - Значит, мы можем посмотреть ситуацию не только на Западном участке?
- Да, - кивнул Чарли. – Людей, конечно, не увидишь, но перемещения драконов – легко. Для этого и существуют все эти карты.
Он стукнул по экрану и произнес:
- Общий план.
В Заповеднике бурлила деятельность. По крайней мере, в той его части, где находилось Управление. Светящиеся точки, обозначавшие драконов, стягивались к разрушенному зданию и сливались в одно облако. Гарри прикинул размеры войска драконов, и ему стало не по себе.
Общий сбор армии Дракулы. Что, интересно, сейчас делает граф? Проводит смотр войска?
Чарли стал мрачнее тучи.
- Одиннадцатый, - произнес он.
На это этаже они увидели первых живых существ. Ну, не совсем, конечно, живых. Это были вампиры, как любезно уточнял волшебный экран.
- Вампир Брамбилла, вампир Изольда… - начал читать Гарри.
Все имена, кроме Брамбиллы, были ему не знакомы. Но так как все они были женскими и их было ровно семь, то он решил, что внизу находятся дочери Дракулы.
Фигурки застыли в разных концах этажа, словно охраняли подступы к… К чему?
В центральном зале одиннадцатого этажа волшебники увидели еще три фигурки с подписями.
Мелисса. Кристина. Ольга.
Чарли нервно сглотнул.
- Я должен немедленно сообщить об этом директору Заповедника.
- Не думаю, что стоит так поступать, - раздался низкий голос за их спинами.
Реакция волшебников не подвела. Оба метнулись в разные стороны, одновременно поворачиваясь и вскидывая палочки.
Перед ними стоял Ангиш.
На сей раз на нем были боевые доспехи, а в руке он держал меч. Гарри подумал, что оружие тоже, скорее всего, заколдованное.
- Чарли, - проговорил он быстро, - поосторожнее с этим мечом. Он, наверное, может отражать заклятия.
Вампир усмехнулся.
- У меня нет приказа убивать вас, - сказал он. – И даже теперь, когда вы узнали то, что вам знать не следует, я не хочу вашей крови.
Звучало это весьма двусмысленно.
- Если вы отдадите мне палочки, я обещаю не причинять вам вреда. Некоторое время вы проведете под арестом, пока не исполнятся планы моего господина. Потом мы вас отпустим.
- А если мы не согласимся, вампир? – спросил Чарли. – Неужели ты думаешь, что сможешь остановить нас даже с таким чудо-мечом?
- Только мечом?
Усмехнувшись, Ангиш отступил в сторону. И маги увидели, что за его спиной в дверном проеме стоит…
- Сивый? – удивился Гарри.
Это и в самом деле был Фенрир. Только какой-то странный.
Куда-то исчезла прежняя агрессивность, стремительность, живость. Теперь он скорее напоминал инфернала, нежели оборотня. Спутанная грива волос падала на лицо, блеск глаз потух, но в позе – руки опущены, колени чуть согнуты - чувствовалась какая-то неумолимость. Эдакий страж. Чем, интересно, его околдовали вампиры? Наверное, справиться с оборотнем-зомби будет не просто. Если лишить его страха за свою жизнь, Фенрир способен стать опасным противником.
Чарли не думал об этом. Как только до него дошло, что перед ним стоит прихвостень Волан-де-Морта, изувечивший его брата, он был уже не в состоянии внимать предупреждениям.
Драконщик выкрикнул заклинание.
Гарри оно было незнакомо, но он как-то сразу понял, что это очень темная магия.
В грудь Фенрира ударила голубая молния. Отвратительно запахло жареным мясом. Однако оборотень даже не пошевелился. И это несмотря на то, что на его груди появилась оранжевая светящаяся зигзагообразная полоса. Она тлела прямо на живом теле.
Фенрир поднял голову. Его пустые глаза уставились на волшебников.
- Эти оборотни бывают необыкновенно невосприимчивы к боли, - заметил Ангиш. – Естественно, когда обработаешь их соответствующим образом.
Полоса обожженной плоти стремительно затягивалась. Сивый стоял на месте, как ни в чем не бывало.
Чарли раздумывал недолго. Следующую атаку он обрушил на вампира.
- Риктусемпра!
Ангиш увернулся и скользнул за спину оборотня.
- Попробуйте сначала справиться с ним. Взять их, Фенрир!
Оборотень издал глухой рык и двинулся к Чарли. Волшебник попятился.
Несколько заклятий, пущенных в него обоими магами, успеха не принесли. Сивый превратился в настоящую машину для убийства. Неумолимую как сама смерть.
Волшебникам пришлось отступить в дальний конец помещения. Там Фенрир бешено набросился на них, но они смогли увернуться и, осыпая заколдованного оборотня заклятиями, стали отступать к выходу. Гарри бросил взгляд через плечо. Ангиша в дверном проеме не было, стало быть, атака с тыла им не угрожала.
В этот момент он почувствовал, как в его кармане что-то шевельнулось.
Хеккс.
После прощания с Полли Гарри положил маленького робота в карман мантии, и больше не вспоминал о нем.
И тут, ухватившись за ассоциацию с Полли, мозг молодого волшебника подкинул идею.
- Волшебный Лифт, - негромко произнес Гарри. – Чарли, двигаемся к лифту. Там есть дополнительные двери пред площадкой. Можно будет отсечь его.
Чарли понимающе кивнул.
Они ускорили отступление.
Гарри вышел из зала первым и огляделся по сторонам. Ангиша не было. Неужели вампир нисколько не сомневался в том, что оборотню-зомби по силам справиться с двумя волшебниками? Или он побежал докладывать обо всем графу? Сердце молодого волшебника сжало нехорошее предчувствие.
До Волшебного Лифта было недалеко.
- Побежали, - скомандовал Чарли.
Они помчались со всех ног. Сивый кинулся следом. Бежал он, слава Мерлину, не слишком быстро. Волшебники успели без помех добраться до входа на лифтовую площадку. Они захлопнули обе створки, и Чарли скрепил их заклятием.
Спустя секунду Фенрир с такой силой грянулся о дверь, что чуть не вынес ее вместе с косяками.
- Хорошо, что Волан-де-Морт не знает, каких монстров при желании можно сделать из Сивого и его компании, - проговорил Гарри, вытирая пот со лба и одновременно нажимая палочкой кнопку вызова лифта. – Это не намного хуже дракона.
- Добро пожаловать, - поприветствовал их Волшебный Лифт, когда они вошли в кабину и прикрыли за собой решетчатую дверцу. – Давненько мною никто не пользовался. Вообще в лагере как-то тихо последнее время. Вам какой этаж?
Маги посмотрели друг на друга.
- Скажите, - спросил Гарри, посмотрев на потолок кабины, - а вы не замечали в последнее время какой-нибудь активности на нижних этажах?
- Как не заметить. Вода ушла, - сказал лифт. – Теперь, чтобы туда опуститься, жабросли больше не нужны. Хотя на одиннадцатом еще есть места, где можно замочить ноги. Знаете… - произнес он шепотом, - я понимаю, о чем вы говорите. Я хоть и могу перемещаться лишь только по специальным шахтам, но все-таки я почувствовал, что там внизу, кто-то есть. Они стараются действовать тихо и незаметно, так что я даже не смог определить, кто это такие.
- Это вампиры, - сказал Гарри.
- Вампиры? – переспросил лифт. – Что ж, очень может быть. Это многое объясняет. Мне ведь неспроста показалось, что они избегают приближаться к входам в мои шахты. Знают, что я оборудован специальной антивампирской защитой. По-видимому, они спускаются вниз через спиральные тоннели.
- Надо вооружиться, - сказал Чарли. – И сообщить обо всем Ордену, руководству Заповедника и Министерству. Лифт, вези нас на третий и поскорее.
Гарри отметил, что на первое место волшебник поставил Орден.
С помощью камина в комнате Чарли им удалось переговорить с одним из членов Ордена Феникса. Управление Заповедника фактически уже перестало существовать и связаться с Салахом не удалось. Зато служебный канал с Министерством Магии работал прекрасно. Чарли с помощью специального портрета сообщил дежурному обстоятельства происходящего.
- Что ж, нам вышлют подкрепление, как только появится возможность, - произнес он, закончив переговоры. – Теперь не будем терять времени. Надо спасать то, что осталось от нашего Заповедника.
На случай столкновения с вампирами на Западном участке запасли большое количество специальных приспособлений для обороны и нападения. Враг превосходил числом, поэтому волшебники вооружились до зубов. Оба облачились в специальные латы, которые нельзя было пробить большинством заклинаний. Чарли надел на плечо особый скорострельный лук. Гарри он посоветовал взять кистень с серебряным шаром, усеянным острыми шипами.
- Это все наконечники Софийских Стрел, - пояснил он. – Такой штукой и отбиваться легко и себя не покалечишь.
Маги вернулись к лифту.
- Одиннадцатый, - сказал Чарли.
Кабина начала спуск к подземелью Дракулы.
- Да, - вспомнил Гарри. – Уважаемый Волшебный Лифт, ваша сестра Полли передавала вам привет.
- Правда? - спросил Лифт. – Вот спасибо. И как она там?
Молодой волшебник помедлил мгновение. Потом сказал:
- С ней все хорошо.
После этого все хранили молчание. Было не до разговоров.
Наконец лифт замер.
- Одиннадцатый, - тихо произнес он.
Чарли открыл решетку и осторожно ступил на площадку.
Этаж зеленоватым светом освещали редкие факелы, укрепленные в стенах. Воздух пах сыростью и гнилью.
- Я буду наготове, - прошептал им вдогонку Волшебный Лифт.
Волшебники двинулись вперед. Чарли вставил в лук три стрелы, каждую из которых спускала отдельная тетива. Гарри держал наготове и кистень и палочку.
Их уже ждали.
Засада была организована по всем правилам. В узком проходе их атаковала с двух сторон группа из шести вампирш – трое с одной и трое с другой.
Лук Чарли обладал страшной силой. Одна из стрел, выпущенных им, пронзила сразу двух дочерей Дракулы, оказавшихся на одной линии. Вампирш охватило пламя, и через пару мгновений они уже обратились в пепел.
Это несколько сбило пыл с нападавших.
Волшебники встали спина к спине. Гарри со всей быстротой, на какую был способен, вращал кистенем, не подпуская троих дочерей, атаковавших его. А Чарли тем временем перезарядил лук. Вампиры, увидев, что грозное оружие снова нацелено на них, бросились наутек. Одной из дочерей уйти не удалось. Стрела настигла ее, и с хриплым воем она превратилась в факел и исчезла.
- Вперед, - снова скомандовал Чарли.
Волшебники направились в ту сторону, где, как они помнили по карте, находились пленницы.
Местами пол этажа обрывался провалами, заполненными водой. Приходилось внимательно смотреть под ноги, иначе можно было легко поскользнуться на покрытых слизью камнях.
К тому же, как оказалось, кроме засад их ожидали другие неприятные сюрпризы. В одном месте Чарли ступил на плиту, которая выглядела вполне крепкой, разве что уж чересчур гладкой. В следующий миг из-под плиты взметнулась целая туча щупалец и оплела ноги волшебника. Чарли зашатался и выронил лук. Тот сразу же был схвачен извивающимися отростками и утянут под воду.
Со странным осьминогом маги справились быстро. Несколько поджаривающих заклинаний умерили его охотничий пыл. Однако лук был утерян.
Далее они двигались медленнее. Внимательно осматривали каждый камень, на который собирались встать.
Вторая атака не застала заставила себя ждать, но для вампиров тоже окончилась неудачей.
Волшебникам помог никто иной, как Родерик Пламптон.
- Эй, четырехглазый! – услышал Гарри приглушенный голос откуда-то сбоку. Он как раз ощупывал ногой подозрительно бугристый камень и чуть не потерял равновесие от неожиданности.
На стене криво висела картина. Полуразложившаяся от воды. Что на ней было изображено раньше, по-видимому, останется вечной тайной. Сейчас же на рваном холсте присутствовал бывший Ловец команды «Торнадо Татшилл».
- Будьте осторожны, - сказал он, прикладывая палец к губам. – За следующим поворотом вампиры подготовили вам ловушку. Они хотят обрушить на вас каменный свод.
- Спасибо, - сказал Гарри. – А их там много?
- Четверо, - ответил Пламптон. – Фу, как же здесь воняет. Я буду ждать вас дальше. Там есть застекленный портрет, который неплохо сохранились.
И он исчез.
По предложению Чарли волшебники поступили так. Они стремительно ворвались за поворот и заклинаниями Глясефикус намертво сковали льдом камни в арке, которую вампиры хотели уронить на них. А затем, уже не боясь быть заваленными, маги атаковали дочерей Дракулы.
На сей раз им удалось уничтожить одну кровососущую тварь. Гарри метнул в группу опешивших вампиров смертоносный кистень, и тот попал в грудь одной из дочерей. Остальные тут же поспешно ретировались.
- Ловко, - одобрительно заметил Родерик.
Сейчас он выглядывал с портрета, на котором когда-то был изображен седобородый человек. Теперь от того осталась лишь борода. Причем Пламптон старался держаться от нее подальше, зажимая нос пальцами.
На благодарности волшебников он ответил:
- Ну что вы, не стоит. Игроки в квиддич должны помогать друг другу.
- Послушай, Родерик, - обратился Чарли к ловцу. – Мы направляемся к центральному залу. Не мог бы ты разведать обстановку? Есть там подходящие картины?
Пламптон покачал головой.
- На этом этаже сравнительно цел остался еще только один портрет, но он находится в темной кладовке.
Тут Гарри снова почувствовал, как возится в его кармане почтовый робот. Он вытащил Хеккса.
- Уважаемый Гарри, - сказал робот. – Находясь в кармане вашей мантии, я стал невольным свидетелем происходящего. И, думаю, сейчас мог бы оказать вам посильную помощь.
- Ты хочешь пойти вперед и сообщать о том, что нас ждет? – спросил Чарли.
Хеккс кивнул.
- Но здесь слишком глубоко для тебя, - заметил Гарри. – Ты утонешь.
- Не думаю, - сказал почтовый робот. – Я сделан из легких материалов. Я вполне способен плавать и уже имел возможность убедиться в этом, когда как-то раз по весне почтовый тоннель затопило.
Гарри нерешительно опустил Хеккса на воду. Тот действительно ко дну не пошел.
Похоже, внутри робота имелся двигатель, так как он довольно резво поплыл вперед, словно маленькая моторная лодка.
- Если верить схеме, - произнес Чарли, провожая Хеккса взглядом, - центральный зал, где они держат девушек, будет через два поворота. Я, правда, до сих пор не понимаю, как ты догадался, что они окажутся здесь.
Гарри оперся на стену и улыбнулся.
- Меня на эту мысль, Чарли, навел ты. Когда сказал, что Мелисса не дочь Грегору. У меня тогда появилось странное ощущение, что Мелисса и Кристина чем-то похожи. Не внешне, конечно. Но что-то в них было… - Гарри сделал паузу, подбирая слово, - …странное.
Он замолчал, понимая, как неубедительно это определение. Но как объяснить, что он почувствовал в обеих девушках некую странную предназначенность? Они были словно ключи, дожидающиеся своего часа.
К его удивлению, Чарли понимающе кивнул.
- Я не знаю, откуда взялась Мелисса, - сказал он. – Просто в один прекрасный день Грегор представил ее как свою дочь. И мы все как-то разом решили, что она до сих пор жила вместе с матерью. А когда та умерла, Грегор взял ее к себе. Но дело в том, что никто и никогда не слышал от Мелиссы ни слова о ее детстве. Я сам пытался говорить с ней на эту тему, но она просто не отвечала. И я, как и остальные, решил, что ей просто неприятно говорить об этом. Но… - Чарли вздохнул, - видимо, здесь не все так просто.
Некоторое время они молчали, прислушиваясь к звукам.
Наконец раздалось негромкое бульканье. Возвращался Хеккс.
- Два ближайших коридора свободны, - объявил он. – А дальше проход перегорожен решеткой.
Волшебники поспешили вперед. Робот плыл следом.
Решетка была заперта на огромный висячий замок. Обычные заклинания не смогли открыть его.
Волшебники застыли на месте, теряясь в догадках, как же им следует поступить.
- Я пока проверю, чист ли путь дальше, - сказал Хеккс и, протиснувшись между прутьями, поплыл вперед.
- Если бы отсюда была видна луна, - заметил Гарри, - я бы наверняка смог открыть эту дверь.
Чарли вопросительно посмотрел на него.
- Лунная магия, - пояснил молодой волшебник. – Кристина показала мне одно заклинание.
- Никогда не слышал о такой магии, - заметил Чарли.
- Не удивлюсь, если окажется, что это еще одно из изобретений ее отца, - сказал Гарри.
И тут они услышали звук, от которого им стало не по себе.
Он донесся не с той стороны, куда уплыл Хеккс, а с той, откуда они пришли.
Глухое звериное рычание.
Которое могло принадлежать и человеку и волку.
- Сивый, - произнес Чарли. – Он идет сюда.
Он повернулся к решетке.
- Надо применить грубую силу, - сказал он. – Давай, Гарри. Одновременно. БОМБАРДА!
Удар состряс преграду, но та не уступила. Может быть, после тысячи таких ударов они и упала бы…
Вот если бы они могли усилить мощь заклинаний…
И тут Гарри вспомнил о том, как они с Мелиссой Рэшли прокладывали путь в Мертвую Деревню. Если они не могут справиться с преградой с помощью колдовства, то, не лучше ли будет воспользоваться мускулами?
Он сунул руку в карман и вытащил медвежьи сушки. Четыре штуки, одна из которых была надкушена. Он сунул надкушенную в рот и протянул Чарли две целых.
- Ешь скорее, - сказал он. – Это увеличит твою силу. Это дала мне Мелисса.
Чарли не стал расспрашивать, а засунул обе сушки в рот и яростно заработал челюстями.
Гарри почувствовал, как сила наполняет мышцы рук, спины, ног… Он принялся за вторую сушку.
Чарли с изумлением ощупывал свои бицепсы. Чары начали действовать и на него. Он оценивающе посмотрел на прутья решетки. Расправил плечи.
Рык оборотня заставил его обернуться.
Фенрир Сивый стоял в паре десятков футов от них и скалил желтые зубы в отвратительной гримасе. Похоже, колдовство вампиров стало терять свою власть над ним. Зомби он уже напоминал гораздо меньше. В чертах его жуткого лица появились проблески разума. Но пока только проблески.
Чарли усмехнулся и направился к оборотню.
В этот момент до них донесся тонкий крик Хеккса.
Робот поспешно плыл обратно.
- Помогите, - кричал маленький начальник почтовой станции. – За мной гонится что-то страшное.
В темном коридоре позади него и в самом деле виднелось нечто. Над поверхностью воды возвышался небольшой горб. Он быстро нагонял робота.
Хеекс оглянулся и издал вопль отчаяния.
Гарри схватился за решетку и дернул ее изо всех сил. Она чуть-чуть подалась, но одному она все же была не по зубам.
Он повернулся к Чарли. Волшебник с Фенриром уже застыли друг напротив друга, готовые сцепиться в смертельной схватке.
Гарри присел на корточки и просунул руку сквозь прутья.
- Сюда, Хеккс. Скорее, - позвал он.
Но робот не успевал и, похоже, понял это сам.
- Дальше начинается большой зал, - вскричал Хеккс. – Там осуществляется какой-то странный ритуал. Девушки привязаны к пирамиде. Там полно таких монстров. Мне кажется…
Что ему кажется, маленький робот сообщить не успел. За его спиной вздыбилось нечто, состоящее из острых зубов и коротких пупырчатых щупалец. Чудище схватило игрушку. Хеккс издал жалобный писк и исчез под водой.
Второй раунд схватки между Чарли и Сивым не имел ничего общего с первым. Оборотень не смог ничего противопоставить волшебнику, многократно увеличившему свою силу.
Когда Гарри отвернулся от пузырящейся воды, где бедный Хеккс, по-видимому, только что обрел вечный покой, Чарли поднял человековолка над головой. Он железной хваткой держал его за шкирку, так чтобы Сивый не мог укусить противника. Фенрир тяжело дышал, из пасти текла мутная слюна.
Чарли размахнулся и бросил оборотня об стену. Удар оказался достаточным крепким, чтобы вышибить из Фенрира сознание. Сивый жалобно, по-собачьи, взвизгнул и сполз бесформенной кучей на пол.
- Чарли, - крикнул Гарри, - надо спешить. Там что-то хотят сделать с Мелиссой и Кристиной.
Чарли Уизли некоторое время стоял над бездыханным Сивым, сжав кулаки. Но потом справился с яростью, душившей его. Он подошел к решетке и взялся своими крепкими ручищами за прутья.
Гарри последовал его примеру.
- Раз, два, взяли…
С треском и грохотом решетка вырвалась из гнезд. Дужка замка лопнула. Волшебники толкнули прутья. Преграда рухнула в воду тучи брызг. И, похоже, придавила какую-то тварь, таившуюся под водой. Она задергалась, пытаясь высвободиться.
Волшебники снова бросились вперед.
Гарри отдал кистень Чарли, а сам держал наготове палочку.
Несмотря на многократно возросшие силы, неизвестность пугала. Молодой волшебник чувствовал, как нарастает нервное напряжение.
Что ждало их за поворотом? Дочери Дракулы? Ангиш? Хеккс предупреждал о множестве подводных монстров…
Как оказалось, все вместе.
Только благодаря съеденным медвежьим сушка волшебникам удалось устоять, когда на них обрушился первый вал атаки.
Вампирши бросились с хищным клекотом, пытаясь вцепиться непрошеным гостям в глотку. Десятки щупалец обвили ноги Чарли и Гарри и попытались опрокинуть магов. Ангиш, державшийся за спинами дочерей Дракулы, поднял лук, которого волшебники недавно лишились, и стал целиться в Чарли.
Гарри мельком заметил, что приспешники Дракулы закрывают собой каменную пирамиду, к граням которой кто-то привязан. Но сейчас было не до рассматриваний.
Гарри покрепче уперся ногами в пол.
- Экспекто Патронум!
Когда-то такое сложное, теперь заклинание не представляло особого труда.
Призрачный олень разбросал напавших на молодого волшебника двух дочерей Дракулы рогами, а щупальца растоптал острыми копытами.
Чарли управился со своими противниками без Патронуса, но не менее эффективно.
Два взмаха кистеня отправили к праотцам обеих вампирш. Из хватки подводных чудищ Чарли вырвался с такой легкостью, словно это были не щупальца с присосками и крючьями, а простые водоросли.
В этот момент Ангиш спустил тетиву.
Все три стрелы должны были попасть Чарли в грудь.
Но не попали.
Гарри был начеку.
- Глясефикус Экстремум!
Заостренные палочки мгновенно обледенели и повисли в воздухе, затем рухнули на пол и рассыпались белой пылью.
Чарли перевел дух.
- Отличная работа, Гарри! Теперь наш черед.
Они нанесли ответный удар одновременно.
Ангиш обладал прекрасной реакцией. От кистеня Чарли он увернулся, а от испепеляющего заклятия Гарри закрылся одной из оставшихся в живых дочерью Дракулы.
Теперь магам противостояли всего двое – Ангиш и Брамбилла.
Вампирша старалась держаться от своего собрата подальше, явно не желая разделить судьбу сестры.
- Скоро вернется граф, - проскрежетал Ангиш, озираясь по сторонам в поисках возможности улизнуть. – Он уже на пути сюда.
- Тебе он не поможет, - спокойно произнес Чарли. Он держал вампира на прицеле волшебной палочки. – Не будешь ли ты так любезен объяснить, что вы здесь затеяли?
Ангиш только осклабился.
Гарри преграждал путь Брамбилле и краем глаза оценивал ситуацию.
В центре зала, за спинами вампиров, находилась каменная пирамида. К двум ее противоположным сторонам были привязаны Кристина и Мелисса. Девушки находились без сознания. Обе были бледны, глаза закрыты. Страшная мысль мелькнула в голове Гарри. Может, они уже мертвы?
Стараясь совладать с охватившей его бурей эмоций, он оглядел помещение. Та же картина, что и в подземельях Дурмстранга. Множество дверей, комнаты, короткие коридоры.
Тут Гарри заметил Драконье Сердце. Оно лежало у подножия пирамиды. Рядом с ним валялись какие-то зеленоватые обломки, похожие на яичную скорлупу. Кто же из нее вылупился? Гарри признался себе, что ответ, похоже, ему известен.
И тут его осенило.
- Власть Дракулы в этом трехголовом драконе, - выпалил он. – Трехголовый обладает властью над всеми драконами. А граф владеет им. Так вот, значит, что придумал Якоб Валленберг!
В этот момент лицо Ангиша исказилось. Он наклонил голову, будто прислушиваясь.
Потом оттолкнулся от пола и прыгнул вверх. Прилип к потолку, словно муха, и быстро помчался к выходу. Но помещение было слишком мало для того, чтобы у него был шанс уйти.
Оба заклятия, выпущенные волшебниками, сбили кровососа наземь. Он попытался вскочить, но Чарли поставил ему ногу на грудь и прижал к полу.
- Как прекратить это безобразие? – спросил он вампира, мотнув головой в сторону пирамиды.
В этот момент попыталась сбежать Брамбилла.
Она оттолкнула Гарри, который на мгновение отвлекся от нее, бросилась к выходу и тут же отпрянула назад.
Новая вспышка! С воплем дочь Дракулы исчезла в огне.
В зал вошел Грегор Рэшли.
Он мрачно оглядел всех присутствующих. Увидев лежащего на полу Ангиша, он поднял палочку.
- Умри, предатель! – произнес он.
Сверкнула зеленая вспышка, и Ангиша не стало.
Чарли и Гарри от неожиданности отступили назад.
Взгляд Грегора остановился на пирамиде.
К удивлению Гарри, он не бросился к своей дочери, а лишь горестно вздохнул и произнес:
- Значит, он все-таки добился своего.
- Грегор, я не понимаю… - начал Чарли, но начальник Западного участка, казалось, не слышал его.
Несколько долгих мгновений Грегор Рэшли рассматривал пирамиду, потом подошел к ней. Носком сапога тронул скорлупу.
- Если эта тварь вылупилась, всему конец… - тихо произнес он. – Всей работе, Заповеднику…
- Нет, Грегор, пока это не так, - раздался тихий женский голос, и из темного угла комнаты выступила фигура, облаченная в черную мантию.
Гарри даже вздрогнул от неожиданности. Он совсем забыл об Ольге.
Та приблизилась к Грегору и обняла его.
Красные глаза на мгновение остановились на Гарри и Чарли. Потом вампирша прижалась к лицом к шее своего мужа. Гарри показалось, что она собирается пить его кровь, но это было лишь проявление ласки.
- Есть еще способ прекратить это, - произнесла Ольга. – И ты знаешь его.
Грегор крепко обнял жену и прижал к себе.
- У меня не хватит сил, - сказал он.
- Я помогу тебе, - прошептала вампирша. – Но нам надо торопиться. Граф скоро прибудет сюда. Ангиш предупредил его. Он летит на Повелителе Драконов. Ты знаешь, что ему не потребуется много времени.
Чарли Уизли и Гарри молча наблюдали за разыгрывавшейся сценой. Они поняли, что им уготована роль зрителей.
Грегор и Ольга начали творить колдовство.
На полу появился магический огонь. Ольга поставила на него наколдованный из воздуха горшок. Потом надкусила себе запястье. Темная кровь потекла в сосуд. Грегор сел напротив и протянул Ольге левую руку. Вампирша, глядя мужу прямо в глаза, нежно сжала зубами кожу у основания его ладони. Кровь Грегора брызнула, словно сок из переспевшей ягоды.
Некоторое время Ольга помешивала зелье из двух видов крови, произнося нараспев заклинания на неизвестном Гарри языке.
- Готово, - сказала она.
Грегор взял горшок. Они приблизились к пирамиде.
Ольга обмакнула палочку в кровь и нанесла непонятные знаки на щеки каждой из девушек.
- Теперь можно покончить с этим, - произнесла вампирша.
- Не советую этого делать, - донесся от двери холодный ответ.
Чарли и Гарри повернулись к графу.
Тот стоял в проеме и представлял собой воплощение холодной ярости. Меч в его руке блистал словно зеркало и, казалось, светился.
Гарри невольно посмотрел ему за спину, ожидая увидеть одну из морд трехголового дракона. Но Дракула прибыл один. Неужели он ничего не боялся?
Грегор и Ольга напали на графа одновременно.
Тот легко отразил вспышки их заклятий и сделал шаг в направлении Драконьего Сердца. Он протянул руку, призывая его к себе мысленным заклинанием. Вещь приподнялась в воздух, но Гарри опередил Дракулу. Сердце скользнуло в руки молодому волшебнику. Он сразу же метнулся в укрытие – за пирамиду.
Граф взревел от ярости, но нанести удар в спину не успел. Остальные волшебники атаковали его втроем.
Гарри выглянул из-за камня, и увидел, что маги теснят графа к стене.
Драконье Сердце тихо постукивало в руках молодого волшебника, словно было живым… А, может, оно делало кого-то живым?
Что же собирались сделать Грегор и Ольга?
Он снова высунулся и выкрикнул:
- Если я разобью Драконье Сердце, Трехголовый Дракон умрет, да?
- Ты должен разбить его об пирамиду, - крикнул хриплым голосом Грегор. – Слышишь, обязательно разбей его об пирами… Ох!
Граф, несмотря на то, что одновременно отбивался от троих, сумел ткнуть драконщика мечом в грудь.
Грегор осел на землю.
Что было дальше, Гарри не видел. Он понял, что граф во что бы то не стало постарается не дать ему разбить Драконье Сердце. Следовало действовать немедленно.
Он стукнул механизмом о стену. Металлические листы обшивки чуть прогнулись. Он ударил сильнее. И тут же скорее ощутил, чем услышал – содрогание земли. Будто на поверхности кто-то огромный топнул ногой. От боли.
Тогда Гарри поднял Сердце над головой и изо всех сил треснул им об угол пирамиды. Вернее, он хотел сделать это. Но в результате лишь разбил о камень ребра ладоней.
Он непонимающе посмотрел на пустые руки.
Потом посмотрел на графа. Тот одной рукой прижимал Драконье Сердце к себе, а другой – ловко орудовал мечом, отбиваясь от Чарли и Ольги. Грегор лежал неподвижно на полу. Дракула отступал к выходу.
И в этот момент в зал ворвался Фенрир Сивый.
- Взять их, песик! – приказал граф.
Оборотень бросился на Чарли.
Действие медвежьих сушек уже почти закончилось, поэтому Чарли прибегнул к магии. Ударным заклинанием он отбросил Сивого, но тот тут же вскочил и снова бросился в атаку. Хотя было видно, что морок вампиров с него практически спал, и такие подвиги духа и воли даются Сивому непросто.
Гарри решил, что Чарли справится с оборотнем самостоятельно. Он хотел броситься на помощь Ольге, но сегодня ему было не суждено скрестить оружие с Владом Цепешем.
Из коридора донесся топот, голоса, и в зале появились новые действующие лица. Теперь подкрепление пришло к волшебникам. Здесь были представители и Ордена, и Министерства, и Заповедника.
Гарри видел Грозного Глаза, Люпина, Салаха Шах-бабу, Роберта Давсорда, Охранителей…
А впереди всех шел Воин-Дракон.
Граф ударом меча свалил наземь Ольгу, и повернулся к новому противнику.
Воин-Дракон вытянул вперед обе руки. В каждой было зажато по палочке.
Светящиеся лучи ударили в грудь Дракуле. Тот не смог устоять на ногах. Вампир отлетел и ударился о стену.
Драконье Сердце выпало из его рук и покатилось по полу.
Гарри метнулся к волшебному артефакту и схватил его.
Граф зарычал и потянулся к Сердцу. Но пара боевых заклинаний, выпущенных Воином-Драконом, заставили вампира отвлечься от молодого волшебника. Он вскочил на ноги и бросился на противника-инфернала. Меч его засверкал с невероятной быстротой.
Все невольно замерли, наблюдая за небывалым сражением.
Противники были под стать друг другу. Ярость, скорость и мощь графа были равны хладнокровию, умению и расчетливости Воина-Дракона.
Гарри не стал дожидаться окончания поединка. Он снова вернулся к пирамиде и, пользуясь тем, что теперь у графа не оставалось возможности уделить внимания происходящему вокруг него, обрушил Сердце на пирамиду.
На сей раз все сработало.
Механизм развалился напополам, пружины и шестеренки полетели в разные стороны.
В этот момент произошло два события.
Земля содрогнулась до самого основания. Это, как предположил Гарри, испускал дух Трехголовый Повелитель Драконов.
А Мелисса и Кристина внезапно стали прозрачными, словно приведения. Их тени втянулись в каменную кладку пирамиды. И они исчезли.
На этом закончилась история Королевства Драконов.
После уничтожения секрета Якоба Валленберга, все надежды графа Дракулы на власть над драконами растаяли как дым.
Конечно, граф не поднял сразу же руки и не сдался.
Напротив, осознание крушения своих планов привело его в неистовство. Он так стремительно взмахнул мечом, что противник не успел отреагировать. Голова Воина-Дракона покатилась по полу, а Дракула, бросив исполненный ненависти взгляд на Гарри, метнулся к выходу.
Фенрир Сивый, который до сего момента лежал в уголке, загнанный туда Чарли Уизли, и боялся пошевелиться, бросился следом за графом.
Растолкав волшебников, Дракула и Сивый побежали прочь по коридору.
Гарри вместе со всеми бросился вдогонку.
Сивый, которому граф приказал прикрывать отступление, вскоре остановился и оскалил зубы.
Маги в нерешительности остановились. Все знали, к чему могут привести укусы оборотня.
Сивого взял на себя Люпин. Он не боялся быть укушенным. Мракоборец напал на Фенрира и повалил того на землю. На подмогу Люпину бросились Грозный Глаз и другие маги.
Гарри бросился следом за графом.
- Эй, очкарик! – услышал он знакомый голос.
С портрета бородача ему махал Родерик Пламптон.
- Я знаю, куда он побежит. Обычно он превращается в летучую мышь и улетает отсюда через лестничные пролеты. Ты там не пройдешь, так как все ступени давно обрушились.
Гарри остановился.
- Но ты можешь взять метлу, - заметил Родерик. – Здесь есть поблизости одна комнатка, про которую вам говорил. Это - кладовка. Так вот, там есть одна метла. Вроде бы, на ней еще можно летать.
- Где?
- Пятая дверь слева.
Гарри помчался туда. Он не думал, что на метле, долгое время пробывшей под водой, можно летать. Но, видимо, прежний хозяин наложил на свой летательный аппарат немало водоотталкивающих заклинаний, так как и рукоятка и прутья производили вполне приемлемое впечатление.
- Удачи, - пожелал Пламптон.
Молодой волшебник вскочил на метлу верхом и приказал ей лететь.
Скорость та давала не слишком большую, но Гарри подумал, что догнать летучую мышь сумеет.
Так и случилось.
Поднимаясь по винтовой шахте, Гарри увидел впереди машущую черными крыльями тень. Он постарался выжать из метлы все, на что та была способна.
Граф свернул в какой-то проход.
Гарри последовал за ним. Внутри царила пещерная тьма. Он зажег огонек на конце волшебной палочки и понял, что оказался в том спиральном лабиринте, через который впервые попал в Западный Лагерь. Тогда его вел за собой Барри Бигер.
Молодой волшебник полетел по изгибам тоннеля следом за графом. Крылья того, едва видные в слабом свете огонька, отбрасывали трепещущие тени.
- Поттер! – внезапно крикнул Дракула. Голос его был противным и писклявым. – Ты ведь играешь в квиддич? Ловцом? Никогда не думал, что придется сыграть матч под землей? Ха-ха! К твоему сведению, я когда-то играл за «Вардунских Вампиров». Инкогнито, конечно. Так вот, представь, что я снитч. Поймай меня, ха-ха-ха!
Тон его внезапно изменился. Он стал глухим и зловещим.
- А если не поймаешь, я оторву тебе голову и выпью всю твою кровь. Впрочем, я никогда не прощу тебя. Ты, наверное, считаешь, что твой главный враг – Том Реддл? Поверь мне, теперь это не так. Теперь я – главная опасность в твоей жиз…
Однако осуществить свои угрозы граф так и не успел.
Не получилось и игры в «поймай снитч».
Дело в том, что, заговорившись, граф не заметил, как вылетел на какую-то открытую площадку. По инерции он влетел в открытую дверь, и та сразу же захлопнулась.
Гарри затормозил и спрыгнул с метлы.
В свете огонька своей палочки он оглядел решетчатую дверь, и недоумение на его лице сменилось улыбкой.
Он постучал костяшками пальцев по косяку и спросил:
- Уважаемый Волшебный Лифт, граф у вас?
Дверь со скрипом открылась. В кабине загорелся свет, и Гарри увидел, что полу лифта лежит внушительная кучка серого пепла.
- Вампир, попавший ко мне в лапы, обречен, - произнес внушительно Волшебный Лифт. – Я, кажется, уже говорил вам об этом?

Эпилог


Над Норой ярко светило июльское солнце. Трое друзей сидели на ограде огорода. Они ели вяленую вишню и лениво поглядывали на садовых гномов, копошащихся среди грядок.
- Не понимаю, зачем Сивого оставили в живых, - проворчал Рон. – Надо было вбить ему осиновый кол в сердце.
- Так убивают вампиров, Рон, а не оборотней, - поправила Гермиона.
- Оборотню тоже бы не поздоровилось, - пожал плечами рыжий волшебник и сплюнул косточку.
- Орден считает, - сказал Гарри, - что Фенрир пока нам нужен в стане Волан-де-Морта. Через него Люпин будет узнавать о планах Темного Лорда. Сивому стерли память, так что он не помнит ничего из того, что с ним было, после того, как он попал под власть вампиров.
- И все-таки, Гарри, я не понимаю, как ты мог бросить нас, - сказала Гермиона. – Мы ведь договаривались, что всегда будем вместе.
Гарри подумал, что договора как такового не было. Рон и Гермиона сами вызвались идти с ним до конца. Но вслух произнес:
- Это было ошибкой - то, что я отправился один. Втроем мы разобрались бы со всем быстрее.
И он был вполне искренен. Ему в самом деле больше не хотелось расставаться с ними. Только если им действительно будет угрожать опасность…
Некоторое время все молчали. После того, как Гарри рассказал друзьям все, что случилось с ним в Румынии, те еще не до конца пришли в себя.
Рон выплюнул косточку так далеко, что попал в лысину гному. Тот что-то возмущенно забормотал и погрозил кулаком небу.
- Смотрите, вот ведь дурень, - рассмеялся Рон.
Он поудобнее устроился на заборе и произнес:
- И зачем только Чарли потащил тебя с собой? Продвинулся ты в поисках Крестражей хоть немного?
За Гарри вступилась Гермиона:
- Зато он помешал Темному Лорду подчинить себе драконов. Разве этого мало?
- Если бы он… я имею в виду мы… если бы мы нашли и уничтожили Крестражи, то драконы мало бы чем помогли Сама-Знаешь-Кому.
Гарри молчал.
Он сам не мог решить, что он извлек из истории с Королевством Драконов. Слишком часто в жизни, подумал он, нам приходиться придумывать оправдание тому, что мы сделали. Неужели нельзя просто жить? Гермиона была права. В словах Рона присутствовала значительная доля истины. Себя Гарри тоже не считал совершившим ошибку.
У всех была своя правда.
«Я взрослею», - подумал Гарри уже не в первый раз.
- Чарли хотел удержать тебя, Гарри, от необдуманных поступков, - со смешком заметил Рон, хлопнув друга по плечу. – А в результате ты влип в потрясающую заварушку.
Он спрыгнул на землю и потер место пониже спины.
- Я, кстати, забыл спросить, а те рабы из Мертвой Деревни… ну, из которых пили кровь… их спасли?
- Они в госпитале Святого Мунго, - ответил Гарри. – Проходят курс восстановительной терапии. Состояние их неважное, но толком пока ничего неизвестно.
- Видишь, Рон, - заметила Гермиона. – И здесь путешествие Гарри не прошло даром.
- Да я разве против, - заметил Рон. – Я только хочу, чтобы он пообещал нам больше никогда не покидать нас тайком.
Гарри улыбнулся. Он уже думал на эту тему.
- Обещаю, - сказал он. – Спасение мира в одиночку – слишком хлопотное дело.
Трое друзей рассмеялись и, не сговариваясь, положили руки друг другу на плечи. Некоторое время они стояли, не говоря ни слова. Гарри вновь чувствовал себя счастливым. Получается, взрослая жизнь не так уж плоха. Если у тебя остаются друзья, конечно.
- А Кровавый Барон? - снова вспомнил Рон. – Интересно, что он скажет, когда вы встретитесь с ним в Хогвартсе? Думаешь, он помнит что-нибудь из всей этой истории с замком графа, затерянным в петле времени?
Гарри покачал головой.
- Не думаю, - сказал он. – Тайны Якоба Валленберга ушли вместе с ним в пучины времени. А этот призрак – всего лишь легкая тень без памяти и истории.
- А те девушки - Мелисса и Кристина? – спросила Гермиона. – Значит, они не были настоящими людьми, только фантомами?
- После того, как я разбил Драконье Сердце, - сказал Гарри, - они пропали и больше не появлялись. Мне кажется, мы вряд ли когда-нибудь узнаем, кем они были на самом деле.
Он вспомнил поцелуй Мелиссы, ее теплую руку, очаровательную улыбку Кристины, то, как девушки говорили, смеялись…
- А, вон и Джинни наконец-то отпустили с кухни, - заметила Гермиона. – Я пошла к ней.
Гарри повернулся к дому.
Джинни стояла на крыльце. Прикрыв от солнца глаза ладонью, она улыбалась Гермионе.
Рон заговорщицки подмигнул Гарри.
- Может, вернешься к моей сестре? Люпин вон одумался. Тонкс опять цветет и пахнет.
Молодой волшебник не отвечал. Он смотрел, как легкий ветер шевелит золотистые волосы Джинни, и ему казалось, что целого королевства мало отдать за возможность снова прижаться лицом к ним, не беспокоясь ни о чем…

К О Н Е Ц

Вот и закончен первый вариант моего фанфика.
Спасибо всем, кто читал его.

До конца года я собираюсь вычитать фанфик еще раз и исправить все неточности, корявости, убрать лишнее. Окончательный вариант фика будет выложен на www.hpdragonrealm.narod.ru

Просьба к тем, кто любит рисовать:
Для оформления сайта мне нужны рисунки по мотивам фика.
Присылайте их мне на мыло hpdragonrealm@yandex.ru. Я размещу их на сайте с указанием авторства.

Также я хочу сделать музыкальное оформление к сайту. Если у кого есть способности к сочинению музыки, то мне нужна фоновая тема (неплохо бы, если бы она включала основной мотив из фильмов по ГП) не сильно отвлекающая от чтения, но создающая настроение. Лучше в МИДИ-формате.



Оставить отзыв:
Я зарегистрирован(а) в Архиве
Имя:
E-mail:


Подписаться на фанфик

Rambler's Top100
Rambler's Top100