Лицо в ночи       Оценка фанфикаОценка фанфика

    В сущности этот фик нельзя назвать моим, я тут выступаю отчасти как вдохновитель, отчасти как переводчик, бета, ну может еще соавтор. Этот фик написан моим французким знакомым, который немного говорит и читает по русски. Потому он, видимо вдохновившись мои фиками, решил написать это. История обычная, почти штампованная, Поттер пропал, без него мир катиться в тартарары, а потом он возвращается жуть каким крутым. Все одиннадцать глав отбечены, спасибо ~Twilight_fairY~.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Гарри Поттер, Хельга Хаффлпафф, Гермиона Грейнджер, Вольдеморт, Альбус Дамблдор
    AU/ Приключения/ Юмор || PG-13
    Размер: макси || Глав: 14
    Прочитано: 174335 || Отзывов: 26 || Подписано: 334
    Начало: 22.03.07 || Последнее обновление: 29.01.09


Лорд демон.

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Глава первая.

Очередное заседание Ордена Феникса проходило в подавленном настроении, что за последний год уже стало традицией. Лорд Волдеморт, при поддержке дементоров и каких-то новых, невиданных ранее существ, все ближе и ближе подходил к захвату власти в Англии. Бесчисленные жертвы как среди маглов, так и среди волшебников стали уже чем-то обыденным. Маглы так и не знали, откуда приходят все беды сыплющиеся им на головы. Появляющихся то там, то тут инферналов они считали последствиями какого-то неудавшегося эксперимента, а может болезни. По-прежнему не способные видеть дементоров они, тем не менее, заметили связь между странными температурными аномалиями и приступами непонятного ужаса и уныния, которое охватывало людей в этой области, часто сопровождаясь настоящими эпидемиями непонятных и необратимых ком. И с тем, и с другим, а так же со множеством прочих бед они пытались бороться стрелковым оружием, взрывчаткой, напалмом и своей наукой. Иногда у них это неплохо получалось, но нехватка информации сказывалась очень отрицательно на этих результатах. А связь между двумя частями Англии почти полностью пропала, после гибели Премьер Министра и Министра Магии в один и тот же день.
Министерство Магии слабело, точно так же как и Орден, и даже посланные другими странами отряды мракоборцев не могли переломить ситуацию... Ну а Надежда Магического Мира бесследно исчезла год назад, незадолго до начала шестого года своего обучения. Гарри Поттер пропал, и никто не знал, куда и как, и даже сам Темный Лорд не имел ни малейшего представления, где искать своего юного врага. Сам же он не имел к этой пропаже никакого отношения, все источники и наблюдения говорили об этом. Мальчишку искали все, но никто не нашел, все склонялись к мнению, что он погиб неизвестно где, неизвестно по какой причине... А потом стало и не до него...
Члены сильно поредевшего Ордена собрались в кабинете Альбуса Дамблдора, своего предводителя, и по совместительству директора школы Чародейства и Волшебства Хогвартс, где и располагалась ныне и Штаб Квартира...
Но не успел Аластор Грюм сказать и пары фраз своего доклада, как страшный звон заполнил кабинет, все вскочили на ноги просто автоматически, еще даже не осознав, что случилось. Было понятно, что этот жуткий звук означает то, чего они все уже давно опасались, продолжая надеяться, что всё обойдется. На Хогвартс напали...

Уже через несколько минут стало ясно, что бежать невозможно- странная сила, которая уже не раз проявляла себя, но против которой так и не нашли противодействия, заблокировала камины. Один из старинных способов магического перемещения словно бы никогда и не существовал, та же судьба постигла и порталы, даже феникс директора оказался словно бы заперт в стенах бастиона древней магии. Бастиона, который так долго считался самым безопасным местом в мире, а ныне обратился в смертельную западню.
Невозможно было эвакуировать учеников, невозможно было даже позвать на помощь... Все пути сообщения с внешним миром были отрезаны.
А перед стенами Замка выстраивались бойцы армии Тьмы, готовые к штурму. Пожиратели Смерти, сотни темных магов во всех концах, очевидно, они в большинстве своем были руководителями отдельных отрядов различных существ. Красные Колпаки, инферналы, сколько-то закутанных в черные плащи вампиров и еще неисчислимое множество прочих... Дементоры и их загадочные сородичи держались особняком... А в центре, в окружении своего Внутреннего Круга, стоял сам Лорд Волдеморт.
А потом как-то без переговоров, угроз и похвальбы начался штурм. К тому времени уже что-то вроде организованного сопротивления было создано в школе. Высшие классы Гриффиндора, многие ученики Ревенкло и Хаффлпаффа, в основном из числа полукровок и маглорожденных, те, кто знал, что терять им нечего... И вот, когда враги пошли на штурм, в них полетели оглушающие заклятья, посыпалась утварь; какой-то особенно невезучий Пожиратель лишился головы от упавшего на него горшка. Сам директор вместе с остальными учителями боролись прежде всего с дементорами и прочими существами, которые ныне были вместе с пожирателями. Несколько старшекурсников, под предводительством Северуса Снейпа притащили из подземелий пару наполненных какой-то дрянью котлов, что бы в них ни было, но все создания, которым перепало несколько капель, уже не встали.
Пока что древние чары и все многочисленные слои защиты, что были добавлены за последний год сдерживали врагов, не давая им ворваться внутрь, даже дементорам и их сородичам пока не удавалось сломать заклятья наложенные на ворота...

А потом как-то все это кончилось, кончилось очень просто - ворота не выдержали, и проход внутрь замка был открыт. Только врываться никто не спешил, почти все враги отошли от стен, а вперед выдвинулся лично Волдеморт со своими ближайшими сторонниками. Неспешно, с видом хозяина положения, он вошел через главные ворота.
Организованное сопротивление к тому времени уже успело приказать долго жить, почти все учащающиеся разбежались по своим гостиным, словно рассчитывая, что там их не найдут. Сам директор и преподавательский состав, не считая не пожелавшей выходить из астрала Трелони, вместе с несколькими особенно твердыми учениками, в числе которых были Рон и Джинни Уизли, а так же Гермиона Грейнджер, ждали в Большом Зале...
Потом вошел он, Том Нарволо Реддл, а следом за ним и Пожиратели - три десятка.
- Ну, здравствуй, старик! – странным звонким шипением раздался голос Темного Лорда.
- Здравствуй, Том, – даже в этой ситуации Дамблдор остался верен своим привычкам.
- Знаешь, даже такой разбитый радикулитом, столетний маразматик как ты, должен был бы выучить мое истинное имя за все эти годы, – похоже, у Волдеморта сегодня было удивительно хорошее настроение, что означало много всего нехорошего тем, кто ныне стоял лицом к входу в Большой Зал. – Да давненько не бывал я в этих стенах...
- Думаю, последний раз ты тут был шесть лет назад, на затылке этой заикающейся жертвы лоботомии. – раздался вдруг голос за спиной спутников Лорда Тьмы. Такой знакомый голос... хотя и порядком изменившийся.
Все - и обитатели замка, и незваные гости, подпрыгнули на месте и поспешно обернулись. В дверях, небрежно оперевшись рукой об косяк, стоял молодой, черноволосый парень... Очень рослый, намного выше, чем они его помнили, роскошная черная грива до плеч, но лоб открыт, выставлен на показ. А еще яркие зеленые глаза, без очков, смотрящие прямо и довольно холодно. Он был безоружен, а может, просто не держал палочку на виду. Все остолбенели, словно увидели выходца с того света, в чем были не так уж и не правы.
- Поттер... – прошипел первым пришедший в себя Волдеморт. Похоже, из-за этой встречи со старым знакомым очень хорошее настроение Лорда Тьмы резко сменилось очень плохим.
- Реддл... – в тон ему ответил новоприбывший, вернее попытался ответить в тон, но его голосу явно не удалось опуститься до шипения достаточной низости.
- Вот, значит, ты... Явился в день моего триумфа, один, без оружия... А я–то полагал, что ты где-то сложил голову, а может, поумнел в достаточной мере, чтобы бежать на край света, подальше от меня. Я вижу, что был не прав. Может быть, ты хочешь присоединиться ко мне?.. – голос сочился сарказмом.
- Томми, мальчик мой, как ты сам уже заметил, ты не прав. – доза сарказма в ответе превышала предыдущую на пару порядков.
- Наглый мальчишка! – чем дольше длилась беседа, тем ниже становилось шипение потенциального владыки не то Англии, не то Европы, не то вообще всего мира. Все остальные присутствующие пока благоразумно помалкивали, прежде всего потому, что еще не отошли от изумления. – Но сейчас то тебе никуда не убежать, этот замок полностью оцеплен...
- Томми, Томми, Томми, ну, а если он так надежно оцеплен, то как я вообще сюда попал? Любой присутствующий подвертит тебе, что раньше меня тут не было. А заявиться сюда следом за тобой тоже нельзя, через толпу твоих друзей у ворот только на танке проберешься... Видишь? Ты не прав. И ты опять же не прав, считая, что некуда бежать. Еще раз ты не прав, считая, что я собираюсь куда-то бежать, я сюда селиться пришел, и выселять нежелательных жильцов... Ну, и наконец - ты совершенно не прав, полагая, что я один...
При этих словах у него за спиной появилось несколько человеческих фигур, еще через мгновение в зал вошли несколько женщин или девушек. Пожалуй, самых прекрасных женщин, которых видел кто-либо из присутствующих. Они не были столь соблазнительны и головокружительны, как вейлы, они просто... были еще более красивыми. А вслед за ними из-за спины Гарри Поттера показалась еще женщины, и еще...
И вот уже больше двух десятков невероятных красавиц молча стояли в один ряд с новым действующим лицом. Во взглядах членов Ордена зажглась надежда, их ведь еще даже не успели обезоружить... Пожиратели же растеряли часть собственной самоуверенности, ибо равновесие сил в этом зале сильно изменилось, и отнюдь не в их пользу...
- Видишь, Том? Ты опять был не прав... – ленивым голосом проговорил Гарри, отделяясь от стены, на которую опирался последние минуты. А потом рявкнул резко изменившимся голосом:
– Убить их!
Все пришедшие с ним женщины сорвались с мест, в их руках что-то ярко засветилось, а потом с их ладоней сорвались шары огня. Они швыряли их, как снежки, скатывая рождающееся у на пальцах пламя наподобие комков снега. Те, в кого попадало это оружие, падали со страшными ожогами, а их мантии охватывало пламя. Отвратительный запах горелой плоти заполнил Большой Зал.
Пожиратели оказались атакованными с двух сторон, все члены Ордена Феникса так же бросились бой, а директор уже успел вывести из строя двоих... Пожиратели метали Смертельные Проклятья, но были в крайне неудобном положении, у них не было возможности толком прицелиться – они отражали огонь, который обрушивали на них загадочные спутницы Гарри Поттера, было очень трудно его отбивать - требовались самые сильные щиты...
Гарри Поттер сделал невероятно длинный прыжок, и оказался вплотную к одному из слуг Волдеморта - один миг, и его правая рука схватила того за горло, еще миг, и голова повисла на сломанной шее подобно шарику на веревочке.
- Авада Кедавра! – выкрикнул оказавшийся совсем рядом с ним Пожиратель. Поттер, явно не ожидавший угрозы так близко к себе, резко дернулся в сторону, одновременно пытаясь загородиться телом, которое еще держал в руках. Он двигался невероятно быстро, но пущенный почти в упор смертоносный луч был быстрее...
Но еще быстрее, чем этот луч, оказалась одна из девушек, которая преодолев за долю секунды почти два метра, как из-под земли выросла перед ним, загородив своим телом. Зеленый луч ударил... Тело женщины ярко вспыхнуло, а через миг исчезло, оставив за собой лишь горстку оседающего на пол красного пепла. Большинство сражающихся изумленно застыло, но тут же вновь пришло в движение, ибо остальные спутницы Поттера никак не отреагировали на столь странную гибель и продолжали атаковать, мигом поразив насмерть еще троих остановившихся Пожирателей... Гарри Поттер проводил взглядом пепел, оставшийся от той, что закрыла его собою, потом он поднял свои глаза на того, кто выпустил это заклятье. Пожиратель, а так же все те, кто в этот миг имели возможность видеть его глаза, почувствовали, как душа уходит в пятки, а потом, просочившись через подошвы, исчезает где-то в полу. В глазах Поттера полыхала ярость, они стали огненно красными, казалось; адское пламя полыхает в них...
С воплем, не очень похожим на крик человеческого существа, Гарри Поттер в одно мгновение оказался рядом со слугой Волдеморта. Мгновение, и Зал оглашает жуткий крик, который почти сразу обрывается, а еще через пару секунд тело Пожирателя оседает на пол. Поттер с пару мгновений простоял над ним, сжимая в окровавленной правой руке еще не остановившееся человеческое сердце...
Примерно в эти же секунды последний Пожиратель рухнул на пол с обгоревшим до черепа лицом. Темный Лорд остался один, и на него мигом обрушились потоки пламени. Во время схватки он сражался с директором, и как-то само собой оказался оттертым к столу Слизерина. Сам же Дамблдор и члены Ордена остановились, и лишь огнеопасные женщины из свиты Гарри Поттера продолжали атаковать Волдеморта. Тот, оправдывая репутацию могучего мага, с успехом отбивал десятки сгустков пламени, летящих в него со всех сторон, и даже как-то не спешил с попытками свалить как можно дальше отсюда, например, к своей армии за стенами.
А потом Поттер перестал рассматривать труп у себя под ногами, он не прыгнул, не бросился на Волдеморта... Он просто указал на того пальцем, и с него сорвался не огненный шар, а яркая, ослепительно белая молния. Волдеморт увидел новую угрозу, он даже успел адаптировать свой щит, но мощь, ударившая в него, во много раз превышала ту, что он сдерживал перед этим. Молния ударила в щит и расколола его, и тот, кто провозгласил себя Лордом Судеб, оказался отброшен на несколько метров, перелетел через стол, за которым когда-то сидел, и оказался в буквальном смысле размазан по стенке. Вслед ударило еще и несколько смертоносных шаров огня, казалось, никто не сумел бы пережить это... Но Волдеморт еще жил.
Страшный крик, нечеловеческий вопль боли и ярости был тому свидетельством, а потом дергающаяся на полу, охваченная пламенем фигура просто исчезла. Очевидно, Темный Лорд предусмотрительно оставил для себя лазейку в своих же чарах, на случай, если ему вдруг потребуется бежать...
- Проклятье... – почти прорычал Поттер, чья новая молния ударила в то место, где скорчился его враг несколькими мгновениями позже, чем следовало. – Ладно, давайте за дело! – он кивнул головой в сторону ворот, и, вняв этому призыву, почти все его спутницы устремились вон из Зала. С ним остались лишь двое.
- Г-Г-Гарри? Это ты? – первым голос вернулся почему-то к Рону.
- Да, это я. – в голосе не было особой радости, как ,впрочем, не было и раздражения, так, скорее безразличие, вернее не безразличие... Казалось, ему сейчас просто не до этого, голова занята иным.
- Мистер Поттер, - Снейп проговорил своим обычным, довольно презрительным тоном, верно по привычке, хотя и снизошел до «мистер», - может ты не в курсе, но вокруг Замка...
- Собралась чертова куча всякой погани. Я знаю. Полагаю, с ними уже разобрались.
- Гарри... – наконец подал голос Дамблдор, ухитрившись вставить в одно единственное слово и заботу, и испуг и легкий упрек, и еще много чего, заботливый дедушка...
- Не стоит Дамблдор. – вот теперь голос был и впрямь холодным. – Давайте прямо к делу, я хочу, чтобы вы все, вся эта школа покинули МОЙ замок.
- Что? – один и тот же вопрос вырвался одновременно почти у всех присутствующих.
- Как я уже сказал мальчику-Томми, я пришел сюда, чтобы занять мои владения, и выселить всех чужаков, коими вы являетесь. Поэтому, повторяю, я хочу, чтобы все ваши ученики, учителя и вы сами покинули мои владения...
- Гарри... – теперь уже в голосе Дамблдора слышалась с трудом сдерживаемая насмешка, он явно полагал, что мальчик перенервничал. – А почему ты так уверен, что Хогвартс принадлежит тебе?..
- Вот. – Поттер спокойно вынул свиток пергамента и протянул недоуменно приподнявшему брови директору. Несколько минут Альбус Дамблдор читал содержимое свитка. Похоже, он перечитывал его несколько раз, и чем дальше, тем больше становились его глаза. Под конец, стало вообще непонятно, как они помещаются под его очками.
- Невозможно...
- Но так, дарственная, подписанная одним из Основателей, законных владельцев этих мест. – никто этого не заметил, но при этих словах одна из оставшихся с Гарри женщин пустила на свое лицо странную, довольную улыбку. Вообще, она выглядела немного иначе, чем остальные. Дело было не во внешнем виде, хотя ее одежда больше напоминала платье, в отличие от обтягивающих комбинезонов, что носили остальные... Дело было в чем-то еще... - За отсутствием других претендентов, и других документов опровергающих мое право, я становлюсь владельцем этого Замка. Ну, а если ты по-прежнему сомневаешься, позовем экспертов! – Поттер один раз хлопнул в ладоши. В тот же миг появилось несколько домовиков, во главе с Добби. Существ, связанных с этим местом и его владельцами, тех, кто точно знает, кому они служат. – Скажите, кому принадлежит этот замок?
- Вам, сэр! – хором заголосили домовые эльфы.
- Спасибо. Свободны. Итак? – Поттер вновь обратился к директору, в глазах которого плескались изумление и ужас.
- Но, Гарри...
- Мне это надоело! – Поттер взмахнул рукой, все почувствовали, как какие-то силы пришли в движение, все закружилось...
А когда мир вернулся на место, все обнаружили, что стоят они уже не в Большом Зале, а на дороге перед главными воротами Школы, и что они не одни. Вокруг стояли все до единого ученики, да ещё и со своими вещами. Сами окрестности, где совсем недавно стояли ряды воинства Волдеморта, были завалены останками... Тела Пожирателей, несколько убитых великанов и вампиров, годы обгорелого мяса, явно то, что осталось от инферналов... И пепел, пепел покрывал все вокруг. Различные оттенки черного – тот, что остался от Деметоров и их загадочных сородичей, и красный - похоже, места гибели соратниц Гарри Поттера. Последнего было совсем мало, лишь несколько десятков пятен на фоне застилающей все черноты. Но все же было ясно, что значительная часть этой армии, где были собраны далеко не все силы Темного Лорда, успела бежать... А еще сами спутницы Поттера, множество, сотни, нет, больше, наверное, тысячи полторы. Столь же красивые, как и те, что вошли вместе с ним в Большой Зал, да и одеты похоже, кстати, отнюдь не по осенней погоде, они были повсюду...
Гарри Поттер сделал какой-то неопределенный жест и все они, кроме двоих, что остались с ним еще в Зале, молча двинулись к главным воротам, одна за другой пропадая где-то внутри Замка. Над толпой ничего не понимающих школьников начал расти невнятный гул...
- Ну, вот вроде бы и все... – перекрыл все звуки голос Поттера, когда он уже почти вошел в замок. – На том, разрешите откланяться. Счастливо оставаться... – с этими словами он просто повернулся и переступил порог Замка, который теперь принадлежал ему. Но вдруг остановился. – Впрочем... Я понимаю, что вы все сгораете от любопытства и желания задать мне огромное количество вопросов... Я даже признаю, что у вас есть на то право... Потому... пусть Римус придет сюда завтра около полудня, один, я впущу его внутрь и расскажу то, что посчитаю нужным.
Окончив свою речь, которую никто не решился прервать, Гарри Поттер сделал еще пару шагов, а потом неизвестно как восстановившиеся ворота Замка закрыли за ним. И никто уже не слышал, как он негромко произнес: «Вот мы и дома, Хельга...».

Глава 2


Глава вторая.

Меня зовут Гарри Поттер. Мне... ну пусть будет семнадцать лет. Очень странно начинать собственные мемуары, а может исповедь, таким образом, но я действительно не могу точно назвать свой возраст. И это даже не зависит от меня. Все зависит от точки зрения, если считать возрастом время, прошедшее с момента рождения, то мне семнадцать, если считать прожитое мною время, то оно скорее приближается к тридцати... А если считать жизненный опыт, то в некотором роде мой возраст можно исчислять столетиями...
Но об этом позже. Как я уже сказал, мое имя Гарри Поттер. Если оно ничего вам не говорит, то вы явно не из Магического мира, и мне не понятно, как эти записи могли к вам попасть. Рекомендую или положить их, во избежание головной боли и других бед, или прочесть для начала пару книг об Истории магии. Моя история началась еще даже до моего рождения, когда одна ненормальная, обкурившись какой-то дряни, объявила, что я Избранный. Смешно? Возможно, но это стоило жизни моей семье, ибо нашлись на свете идиоты, готовые в это поверить.
Нет нужды описывать это, как нет и желания, я пишу не для того, чтобы рассказать кому бы то ни было свою жизнь, а ради того, чтобы лучше осознать все то, что произошло со мной за последние годы. Тогда мне было не до размышлений, в эти дни я лишь плыл по течению...

Предполагал ли я, что моя жизнь окажется совершенно перевернутой после гибели Сириуса?
Да.
Ожидал ли я, выходя из дома на Тисовой улице в последних числах августа, что я не вернусь, и что не увижу ни одного знакомого мне человека в течение многих лет?
Нет. Я просто в очередной раз обвел вокруг пальца моих «бдительных» стражей из Ордена Феникса, чтобы немного погулять по окрестностям, несмотря на «настоятельную рекомендацию» Дамблдора. Добрый дедушка фактически запер меня в доме Дурслей наедине с моими мыслями и терзаниями совести. Не знаю, беспокоился ли он о моей безопасности, или просто хотел, чтобы я не путался под ногами, а тихонько сходил с ума, глядишь, стану послушнее...
В общем, вышел я в тот день погулять, просто для того, чтобы не свихнуться от непрерывного сидения в четырех стенах... Дурсли странным образом смягчились по отношению ко мне, дядюшка даже обменял мне несколько золотых галлеонов на фунты, потому я сходил в кино. Все случилось по возвращению.
Я не знаю и, наверное, никогда не узнаю, почему этот грузовик ни с того, ни с сего помчался на красный свет. Было ли это случайностью, неполадкой, или же покушением, но факт остается фактом. Знаменитый Гарри Поттер попал под грузовик.
Ну, или почти попал. Я уже чувствовал, как многотонная громадина врезается в меня, сокрушая по пути мои кости и плоть, когда вмешались какие-то иные силы. Не знаю. Может быть, это была моя собственная магия, которая сработала инстинктивно и перенесла меня в первое попавшееся место, подальше от непосредственной угрозы. Возможно, это было делом рук неких иных сил, которым по какой-то причине это было выгодно. То ли хотели меня защитить, то ли что-то еще... Но что бы это ни было, результат налицо: в одно мгновение я обнаружил себя не на улице небольшого городка, на пути огромного автомобиля, а где-то еще.
Огромная, раскинувшаяся насколько хватало глаз, равнина, никакой растительности, то там, то тут из-под земли торчат какие-то скалистые бугорки. Совсем рядом расщелина, из которой буквально пышет жаром и льется красноватое свечение. Этот пейзаж можно было со спокойной душой назвать адским.
Я оказался один на этом, как в последствии выяснилось, плато, за спиной у меня оказалась одна из этих скалистых формаций. Впрочем... я был совсем не один.
Не успел я еще толком оглядеть все, что меня окружало, и совершенно ошалеть от неожиданности этой перемены, как местные обитатели почтили меня своим вниманием. Сперва появились двое: существо, отдаленно напоминающее Акромантула, не считая красного панциря, покрывающего местами черный мех, и жутких зубов, рядом с которыми даже челюсти Арагога показались бы булавками. Вторую же тварь вообще сравнить было не с чем, этакая помесь огромного жука, соплохвоста и танка времен Первой Мировой Войны. Сея компания не стала утруждать себя словами приветствия, а просто целенаправленно кинулась ко мне, недвусмысленно разевая пасти. Паучишка, ныне я уже не могу думать об этих созданиях без презрения, оказался первым. Хотя в тот момент соображал я довольно туго, все же перспектива послужить обедом чудищам, о которых я и от Хагрида не слыхивал, не показалась мне привлекательной. И я выпустил в монстра первое заклятье, которое пришло мне на ум.
Этим заклятьем оказалась «Авада Кедавра». Не то, чтобы я вдруг ни с того, ни с сего, воспылал бурной страстью к этому заклятью, просто... Ничто другое не казалось подходящим в этом месте. Смертоносное темное заклятье получилось у меня с первой попытки и в полную свою силу, я ощутил это. Зеленый луч сорвался с моей палочки и ударил желающего полакомиться мною прямо в морду. Гиганта отбросило на несколько метров, но он тут же вскочил и вполне бодро вновь кинулся в атаку. «Аваду Кедавру», по идее, никто и ничто не могло выдержать, за единственным исключением в лице меня самого, но этому демону, я уже успел определиться с этой характеристикой, явно забыли сообщить об этой небольшой детали...
Пока тот вновь спешил ко мне, на первый план вышел его товарищ по желанию мною пообедать, в него я запустил «Круциатусом». Невилл, думаю, не одобрил бы. Результат был совершенно потрясающий: абсолютно нулевой, чудище даже не почесалось, продолжая приближаться. Я не замедлил прибегнуть к методу, который уже показал свою хотя бы частичную эффективность, и танко-жуко-соплохвост точно так же отлетел на несколько метров. К этому времени паучишка уже успел вновь приблизиться. И пошло-поехало...
Где-то через час я все так же стоял, прижимаясь спиной к скале, а вокруг меня собралась уже более чем значительная толпа тварей, горящих общим рвением. Все это время я сдерживал их Авадами, а так же взрывными заклятьями, которые оказались довольно эффективными. Теперь уже на некоторых из этих тварей появились раны, и, хотя кровотечение немедленно останавливалось, выглядели они несколько потрепано. Но, несмотря на это, они продолжали раз за разом лезть вперед с упорством футбольного фаната, которого, в его стремлении попасть на матч своей любимой команды, не остановят и трубы Страшного Суда. А я продолжал плеваться заклятьями со скоростью, которую не выдержал бы, наверное, и сам Волдеморт. Просто удивительно, какие силы могут проснуться в человеке, если на карту поставлено выживание, а может, сам этот адский мир способствовал применению Темной, разрушительной магии.
Так прошел еще один час, толпа монстров лишь еще больше разрослась, теперь к ним присоединились и такие, которые производили, и вполне оправдано, впечатление разумных существ. Какие-то красные, стоящие на двух ногах, несколько разных видов, изрядно похожие на демонов из разнообразных игр моего кузена. Эти расположились немного позади основного скопища, все прочие твари, видно, ну очень хотели мною полакомиться, и даже не замечали конкурентов, не считая парочки невезучих тварей, которых новоприбывшие не замедлили порвать. А потом я заметил еще одну группировку, эти засели еще дальше. Тогда у меня не было времени разглядывать их, и я не предполагал, как вскоре это обстоятельство в корне изменит мою судьбу. И не только мою.
Я отплевывался заклятьями, тупые твари перли как на буфет, а их менее безмозглые сородичи, или не сородичи, ждали в сторонке окончания. Не знаю, кажется, с попытки этак с двадцатой, моя Авада таки завалила одну бестию, она легла и более не вставала. Уж не знаю, сколько времени все это длилось, может, несколько часов, но за это время я применил «Аваду Кедавру» не знаю сколько тысяч раз. Волдеморт бы, наверное, ссохся от зависти.
А дальше... что бывает, если ты пытаешься вытянуть из розетки слишком большое напряжение? Не знаю точно, но мне почему-то кажется, что она взорвется. Примерно то же самое случилось с моей магической силой, она просто не выдержала такое количество примененной магии. Не знаю, как это выглядело снаружи, я не мог тогда взглянуть на себя со стороны, знаю лишь, что ощутил. А ощутил я себя в тот миг огромной дырой, которая готова поглотить все вокруг. И этим «всем» не повезло оказаться именно любителям человеченки, которые собрались вокруг меня...
В какие-то доли секунды все сборище монстров оторвалось от земли и с огромной скоростью полетело на меня, и это явно против их воли... Вернее добраться то до меня они были совсем не против, но вот лететь, будучи подхваченными странным ветром – это явно не входило в их планы. Ах да, забыл добавить, в этом мире ветра не бывает никогда... ну, кроме именно этого случая.
Как описать это невероятное чувство внезапного наполнения? Представьте, что вы потеряны в пустыне уже несколько дней, солнце палит безжалостно, и даже укрываясь днем, невозможно спастись от него. Представьте, что у вас нет воды, что вы уже умираете... И как потом, за одно единственное мгновение вы выпиваете столько воды, сколько это вообще возможно... Прекрасное и одновременно весьма кошмарное ощущение. Возможно, мой истощенный, растративший магические силы организм воспротивился этому потоку мощи, что хлынул в меня, подобно тому, как желудок голодающего много дней человека отказывается вновь переваривать пищу...
В те минуты, а может быть часы, я, честное слово, не знаю, я ничего не понимал, ничего не видел; я лишь ощущал, как раз за разом в меня вливаются все новые порции силы, и каждый раз это сопровождается новой вспышкой адской, но одновременно и очень приятной, муки. Сколько прошло, скажем так, «реального» времени, если это понятие хоть что-то значит, я не знаю, и я уже говорил это, но для меня это длилось небольшую вечность... Не знаю, сколько демонов я поглотил в тот день. Может, несколько сотен, но для меня это было так долго, что я мог различить каждую новую жертву той черной дыры, в которую я превратился. Большую часть составляли те твари, которые осаждали меня все это время, они хотели сожрать меня, а теперь я поглощал их...
Каждая из них имела свой вкус, если можно так назвать мои ощущения после каждой порции мощи. Но и очень многое объединяло их - это была грубая сила, совершенно неподконтрольная... Это было именно тем, что представляли собой эти создания: тупые и неутомимые хищники, кидающиеся на всех, кто был не столь безмозгл, как они. И с каждой новой порцией этой хаотичной мощи я справлялся, не давал ей разлететься по всему моему существу и обратить его в такую же, ничем не управляемую массу. Я наводил в ней порядок, я распределял ее равномерно, я обращал ее в новые силы и способности... Это происходило само по себе, я не контролировал ничего, я даже не смог бы сказать во «что» я, нет, не я, а мой организм, уж если на то пошло, обращал эту мощь. Я лишь чувствовал, что он обрабатывает ее.
А я еще я чувствовал, что он слабеет, что ему все труднее и труднее справляться с продолжающим прибывать хаосом. И я мог лишь со страхом ждать момента, когда он не выдержит... Но потом пришло облегчение. Полагаю, что в тучу безмозглых чудищ наконец затесался один из тех двуногих, кто был достаточно сообразителен, чтобы подождать окончания в сторонке. Эти тоже оказались слишком близко ко мне... Новая порция силы, она уже имела некое подобие порядка в себе, и это помогло... Это дало моему слабеющему организму новые силы для упорядочивания хаоса... Потом еще, а потом еще несколько раз. Пока в один прекрасный момент все это не кончилось.
Я вновь получил возможность видеть... И увидел я, что вокруг меня пусто, по крайней мере, так мне сперва показалось... Я упал на колени, как оказалось, все то время, что длилось поглощение мною моих же потенциальных поглотителей, я, не смотря ни на что, продолжал стоять на ногах. Не знаю, каким образом мне удавалось держаться, возможно, просто потому, что в то время мне было не до этого. Сейчас же мои ноги подкосились. На коленях я тоже не удержался, и, содрогаясь всем телом, рухнул лицом в тонкий слой сухого песка, что покрывал холодный камень, который служил землей. Я пролежал так, наверное, минут пять, а может больше, но мало-помалу сотрясающие меня конвульсии утихли, потом ко мне даже стали возвращаться силы. Я приподнялся на локте...
На подходе были новые гости, как я тогда решил, еще пяток желающих отведать меня. И учитывая то, что в тот момент приподняться на локте было для меня сравнимым с восхождением на Эверест, у них были все шансы добиться успеха. Как в последствии, а точнее в скорости, выяснилось, я им был интересен не с гастрономической, но с магической точки зрения, волшебники оказавшиеся в этом мире - редкость, но бывает, и в таких случаях их судьба зачастую, да что там зачастую, всегда не весела...
Сказать, что мне как-то очень не захотелось умирать, значит не сказать ровно ничего. Все-таки не зря меня называют Мальчик – Который – Выжил, и не только жертва моей мамы, слепая удача, и толика силы Волдеморта во мне хранили меня от смерти. Я просто никогда не хотел умирать, а воля к жизни – это уже немало. И сейчас эта самая воля к жизни словно бы дала мне огромного пинка, позволяя совершить нечто совершенно не мыслимое: я вновь встал на ноги. Секунду назад я едва-едва приподнял голову и шевелил рукой, а сейчас уже стоял. Стоял, но на большее я пока оказался не способен, я просто стоял и смотрел, как они приближаются шаг за шагом. И вот уже пламя начинает пробегать между пальцами первой из них... Первой, да, это несомненно были женщины... Хотя они были покрыты чем-то коричневым, напоминающим чешую, несмотря на пылающие адским пламенем глаза и более чем внушительные рога, это были явно представительницы прекрасного пола.
- И насколько прекрасного! – могу я ныне добавить, но в те мгновения мне было не до этого, демоницы были уже всего в нескольких метрах от меня. Они явно спешили, поскольку плохо понимали, что тут произошло, и какая судьба постигла их конкурентов, но одно они знали хорошо: скоро придут новые... Я по-прежнему бессильно наблюдал, мой подвиг, что поднял меня на ноги, лишил меня остатка сил. Казалось, я ничего не мог сделать, я и сам так думал, но я ошибался, тут это и случилось...
В какой-то миг я словно увидел себя глазами самой ближней из демониц - чувство более чем странное, но не для меня. Для меня странное уже давно стало привычным. И все прелести смотрения чужими глазами я уже давно успел оценить благодаря Волдеморту и его змеюке. Хотя на себя я до этого так не смотрел, это был первый и на пока что единственный раз.
Я видел себя ее глазами, и выглядел я, надо заметить, довольно дерьмово, но меня вполне можно было понять - денек выдался не из лучших. И кроме прочего, выглядел я как-то не так, не совсем собою, но на тот момент не придал тому значения - не до того было. Я чувствовал ее холодный интерес, не ко мне, а к тому, что из меня можно будет добыть, и какую выгоду вынести... Я был кандидатом на препарирование. И мне это очень не понравилось.
И вновь воля к жизни, нежелание быть вскрытым взыграло во мне, и спящая до этого сила пробудилась. Мой организм, хотя, наверное, все-таки не организм, а нечто большее, более разумное, мое под-над-сверх-или-черт-его-знает-какое-сознание не зря трудилось, поглощая бурный океан мощи, обращая его в нечто иное. Теперь, все это время спустя, я полагаю, что на это ушла львиная доля впитанной мною силы, возможно даже, что она не развилась до конца, чем объяснялась ее, как бы назвать-то... узконаправленность, что- ли, но, право же, оно того стоило.
И вновь, уже в который раз за этот сумасшедший день, неведомое доселе ощущение охватило меня, и на мгновение я показался сам себе необычайно ярким источником сияния... Учитывая, что в этот миг я смотрел и ощущал не только своими, но еще и ее глазами и прочими рецепторами, это было вдвойне немыслимо... Потом все кончилось, словно бы ничего не произошло, и ничего, на первый взгляд, не изменилось. Но это было только на первый взгляд.
Потом… потом я вновь начал ощущать находящуюся всего в нескольких метрах от меня демоницу, теперь я просто слышал, даже не слышал, а видел ее мысли... В эти секунды я ощущал их так же четко, как если бы они были моими.
В тот миг, когда излучаемое мною сияние пошло на спад, она осознала Истину, или то, что казалось ей Истиной. И Истина эта была в том, что ЕГО, то бишь меня, нельзя не любить, за мною нельзя не следовать, мне невозможно не подчиняться, ибо я прекрасен, могущественен, великолепен... Боюсь, что не знаю слов достаточных, что выразить то, чем она воспылала ко мне за одну единственную секунду. Кажется, вся ее жизнь, право скажем, не отличающаяся легкостью, промелькнула перед нею во всех мельчайших деталях, промелькнула и исчезла, оказавшись ничтожной, ничего теперь не значащей для нее. Оставался лишь ОН, то бишь опять же я, Властелин и Повелитель, ее полноправный Господин. С каким невыразимым блаженством она бы тотчас умерла по малейшему мановению моего мизинца или движению брови... При этом у нее перед глазами по-прежнему стоял отнюдь не рослый, растрепанный подросток, весьма помятого и изможденного вида, совсем не тянущий на роль великого бога...
Тут связь прервалась, и я перестал видеть ее глазами. Ощущение не из приятных, надо заметить, но за последние время у меня вообще не было ни единого приятного ощущения. Откинувшись спиной на каменную формацию, я просто глядел на пять демонических фигур, которые уже не двигались, они застыли, как вкопанные. Вы полагаете, что я удивился, выпучил глаза, разинул рот, рухнул на землю от изумления в тот миг, когда все пятеро демониц дружно опустились передо мною на колени? Вы считаете, что у меня в голове зажегся сигнал тревоги: «Осторожно Гарри, тут дело не чисто!». Может быть, вы думаете, что я начал задавать вопросы, силясь разобраться в происходящем? В принципе, у вас есть полное право так считать, но только вы полностью ошибаетесь. Честное слово, в те минуты я был совершенно не в настроении разгадывать загадки.
Что же я тогда сделал? Я воспринял все как данность. Да, сии, милые, рогатые девушки надвигались на меня с целью выпустить кишки, но потом передумали, посчитали меня своим повелителем, и теперь стоят на коленях, ожидая приказа. Что с того, в жизни и не такое бывает...
Я с изрядным трудом отделился от камня, который все это время очень мило помогал мне стоять, и пошагал куда-то вперед, что-то словно бы гнало меня подальше от этого местечка, где мною чуть не пообедали. Расценив мой случайный кивок, как приказ, мои новоявленные спутницы последовали за мной, через пару минут они уже вовсю поддерживали меня, помогая идти вперед. Они бы меня и понесли, но на это я был решительно не согласен...

Глава 3


Глава третья.

- Милорд?
- Да? – С комфортом развалившийся в кресле директора Гарри обратил свой взгляд к обратившейся к нему женщине.
- У ворот Замка появилась группа чужаков...
- Группа? – Ленивым голосом переспросил новоявленный хозяин замка Хогвартс.
- Да, ее возглавляет старик, потом тот оборотень, о котором вы говорили, и многие другие, в основном из числа тех, кого вы выставили вон вчера...
- А есть там высокий рыжий мальчишка?
- Да, мой Лорд, и еще девушка с растрепанными каштановыми волосами...
- Явились всей толпой, хотя я просил Римуса придти одного... Почему я не удивлен? Ладно, пригласи внутрь Римуса, старикана и этих двоих, а остальные пусть дальше торчат под стенами, если их это радует.
- Да милорд. – С поклоном его собеседница направилась к выходу из Большого Зала.
Гарри несколько секунд провожал ее глазами, а потом опять откинулся на спинку роскошного кресла, устремив взгляд к потолку. Как и следовало ожидать, они не приняли всерьез его требование, он даже не знал злиться или смеяться... Хотя для него прошли годы, и он стал воистину новым существом, которое и человеком-то не назовешь, в нем осталось что-то и от того мальчишки...
Гарри любовался потолком, который так хорошо имитировал небо - Основатели хорошо потрудились, создавая этот замок. Хельга сейчас наверняка осматривает постройку, в которую она так много вложила, ее, понятное дело, распирает от желания узнать, что же изменилось в замке за тысячу лет... Тысячу лет, а она здесь, если подумать, то ведь дух захватывает! Но с другой стороны, теперь, если никто не помешает, то они вполне могут прожить тут еще одну тысячу, или даже не одну... Для выходцев из этого адского мира понятия старость просто не существует.
Гарри еще раз оглядел все вокруг - да, Большой Зал сейчас был не таким как обычно, вместо учеников и учителей, то там, то здесь застыли его «девочки», старательно изображая неподвижных часовых... Точно так же другие застыли на стенах замка, в коридорах... Кара, которую он назначил начальником охраны, поняла все, пожалуй, слишком буквально... Ну да ладно, пусть девочка старается...
Двери отрылись и под усиленной охраной в Большой Зал не то впустили, не то ввели посетителей. Альбус Дамблдор изо всех сил старался казаться всезнающим, добрым и снисходительным хозяином положения, но получалось у него не очень. В окружении стражниц, не проявляющих и тени дружелюбия, его потуги казались скорее клоунадой. Римус производил совсем другое впечатление. Мантия на нем была поновее, да и сам он выглядел не столь усталым... Гарри чуть улыбнулся, вероятно, Сириус не забыл помянуть о старом друге в своем завещании...
Особого внимания заслуживали Рон с Гермионой. Рыжий просто светился завистью, казалось, он извергает ее всеми порами тела: «Опять этот Поттер! Как он надоел! Исчез, и с ним все носятся, и вот ведь, вернулся, и сразу такое. Сколько девок с собой притащил, так еще сразу и школу прикарманил...». Ну и так далее, и тому подобное. Гермиона тоже легко читалась, ее мысли текли в несколько ином направлении. «Что Гарри себе позволяет?! Сперва исчез, мы все так волновались, а он даже ничего не рассказал... Мы все считали, что он погиб... И вот появился... убивает так, словно так оно и надо. Отдает команды, грубит директору, самому Альбусу Дамблдору! Это... это неправильно... надо будет с ним поговорить... наставить на путь истинный».
Гарри криво усмехнулся, движением руки отпуская охрану, и с еще большим удобством развалился в кресле. Эта развязность, понятное дело, не понравилась предыдущему владельцу кресла.
- Гарри... – начал, было, свою речь бывший директор, но в планы Гарри не входило дать ему свободно говорить.
- Директор, здравствуйте. – прервал он его.
- Я очень рад...
- Здравствуй, Гермиона. – вновь оборвали его.
- Мы все...
- И тебе тоже привет, Рон.
- Мне бы хоте... – в голосе Дамблдора появились раздраженные нотки.
- Профессор Люпин, – как ни в чем небывало продолжил Гарри.
- Гарри, пожалуйста...
- Здравствуй, Гарри, - вежливо ответил терпеливый Люпин, теперь уже он прервал начальника Ордена Феникса. Альбус Дамблдор, впервые за черт знает сколько времени потеряв терпение, поднял взгляд к потолку.
- Вы что-то хотели сказать, профессор? – спокойно обратился Гарри к старцу.
- Где ты был, Гарри? – с места в карьер вопросил тот.
- Вот мы и подошли к главной теме. – удовлетворенно заметил узурпатор директорского кресла. – Пожалуй, я был на том свете. Хотя это и совсем не так, я был... ну, это место можно легко назвать Адом. – с этими словами Поттер уже совершенно вызывающе развалился в кресле, потянувшись к стоящему рядом бокалу.
- Ты был мертв? – вопрос, как ни странно, вырвался изо рта Гермионы.
- Мертв? Вряд ли. Смерть - это такая штука, о которой невозможно говорить, как о чем-то завершенном. Ладно, слушайте... – сжалился он, видя выражение лиц собеседников.
Гарри рассказал им о многом: и о машине, и о месте, куда он попал, и кое-что о том, как выжил там. Он говорил минут десять, в конце концов, для него прошло более десяти лет. Разумеется, он не стал выдавать своих секретов, он не рассказал о том, как вернулся в этот мир, о том, как встретил в Аду Прорицательницу, истинную Прорицательницу. Не упоминал он и о Хельге Хаффлпафф, ни о своих силах. Незачем им знать об этом.
- Гарри... – дружный хор четырех разных голосов обратился к нему, когда он замолк.
- Да?
- Так... – Дамблдор, явно понявший гораздо больше остальных, с некоторым трудом собирался с мыслями. – Что же ты теперь будешь делать?
- Жить, я полагаю. Ныне, когда я обладаю этим Замком, вы, смею надеяться, оставите меня в покое.
- В покое...
- Ну да, я не сомневаюсь, что не сегодня-завтра, меня объявят новым Темным Лордом, еще темнее Тома, приговорят к поцелую дементора, Министерство же слишком тупо, чтобы предположить, что эти охотники до душ не вернуться к ним. На меня объявят охоту, назовут угрозой магическому миру и все такое прочее. – Гарри презрительно махнул рукой. – Но тут, думается мне, меня не достанут... Что-нибудь еще?
Тут все в один голос принялись уверять его, что ни у кого и в мыслях такого не было... Все... нет, не все, Римус Люпин молчал, напряженно о чем-то думая.
- Ну Гарри, мы же твои друзья... – неуверенно ввернул Рон.
- Возможно... – не стал возражать Гарри. – Только...
- Ты теперь не человек, Гарри... – тихо произнес Римус.
- Да.
- И тебя, разумеется, впишут в магические существа...
- Разумеется, опасные, агрессивные, представляющие угрозу, и все прочее. В общем, комиссия по уничтожению мною заинтересуется... Особенно после того, как Томми сдохнет... Поскольку мне совершенно ясно, что весь этот жалкий, трусливый, ленивый магический мир и не почешется, спокойно давая себя съесть изнутри, убить его придется таки мне. Просто из принципа. Ну а тут все, разумеется, начнут бороться со мной, оно и понятно, - Гарри мрачно сплюнул на пол, там, куда упала его слюна вспыхнул небольшой огонь. – Нельзя же, чтобы какой-то нечеловек загреб себе славу победителя Темного Лорда, надо его объявить главным злодеем и уничтожить, и жизнь станет проще...
- Гарри... наш мир все же...
- Дамблдор, думаешь, я не знаю, кто на самом деле убил Гриндевальда? – непринужденность исчезла из голоса Гарри Поттера.
- То... то был особый случай... – Директор отвернулся, не в силах выдержать взгляд сидящего в его кресле. Возразить было нечего... если Гарри знает...
- Так ЭТО тоже назовут «особым случаем». Ладно, теперь давайте к делу. МНЕ от вас ничего не нужно, я уже получил все, что хотел. Все же надеюсь, что, когда придет время, вы не забудете, что вчера я спас ваши жизни. Хогвартс принадлежит мне, у меня на него законные права, магия этого места признала во мне полноправного владельца. Даже не пытайтесь его у меня отобрать. Не думаю, чтобы мы могли бы остаться друзьями... но и врагами нам быть совсем не обязательно.
- Гарри... но ты же должен...
- Я ничего, никому не должен. Может быть вы не в курсе, но до этого момента я не получил от Магического мира ничего кроме горя и разочарования. Я могу его вам вернуть, и с процентами. Но не думаю, что вы этого хотите.
- Гарри... – со слезами в голосе выдохнула Гермиона. – Как ты можешь? Что ты делаешь?
- Что я делаю? Я прощаю вас. Прощаю тебя, Рон Уизли, за то, что ты подсел ко мне тогда, первого сентября, рассчитывая воспользоваться моим неведением во всём, касающимся магического мира. Я прощаю тебя за то, что ты хотел воспользоваться мною, чтобы вырваться из тени своих братьев. – если бы у Гарри были сомнения относительно истинности того, что рассказала ему Провидица, то выражение лица Рона было бы заключительным доказательством. – Впрочем, ты и сам уже проклял себя за это решение, ибо вместо того, чтобы сиять в отраженных лучах моей славы, как ты этого хотел, ты оказался в моей же тени... И я прощаю тебя за то, что, начиная с третьего года, ты шпионишь за мной для нашего дорогого директора... Я прощаю и тебя, Гермиона Грейнджер, за то, что ты шпионила за мной в течении пятого года. – Гермиона в ужасе поднесла ладонь ко рту. – Тебя, Римус, мне прощать особо не за что... если только за твою доверчивость. А ты, Дамблдор... пошел вон! – глаза Гарри вспыхнули огнем, и он один раз хлопнул в ладоши. Через секунду рядом с почтенным старцем появилось четверо девушек. – Проводите...
- Да, милорд.
С определенной долей страха трое оставшихся посетителей смотрели, как красотки повели директора вон из Зала, мало что не выкрутив ему руки за спину.
- Так, на чем мы остановились? – подчеркнуто жизнерадостно обратился к ним Гарри.
- Гарри... как ты можешь так поступать с директором? – похоже, никто и ничто не в силах отучить Гермиону от привычки читать нотации. Гарри поднял взгляд к потолку и усмехнулся.
- Почему? Начнем с того, что он не директор. Школы Хогвартс вообще больше нет.
- Гарри... – тут уже подал голос Рон. – Он ведь столько для тебя сделал, даже теперь он еще может помочь, спасти...
- Да! – прервала его Гермиона. – Мы хотели, чтобы было лучше для тебя. Правда, я все рассказывала директору, но это было только для твоего же блага...
- Правда... – было в голосе Гарри что-то, что заставило его рыжего друга замолкнуть. – Начнем с того, что я не считаю, что нуждаюсь в чьей бы то ни было помощи. Сейчас, как никогда, я могу позаботиться о себе. Все только для моего же блага... предать во имя великого добра... И те книги, что он тебе подарил, ваши занятия с Грозным Глазом летом, пока я торчал взаперти с моими родственниками, все это, конечно же, ни при чем... – в зеленых глазах вновь полыхнуло яростное пламя. – Дамблдор должен все знать, он великий светлый волшебник... столько для меня сделал... Тут вы правы - на соревновании, кто причинил больше зла Гарри Поттеру, Волдеморт не был бы единоличным лидером. – лица собеседников перекосились. – Что же, вам я все сказал, полагаю, дорогу назад вы найдете и сами, и провожать вас не придется... Прошу оставить меня наедине с тем, кого я приглашал, в отличие от вас. – Рон и Гермиона сами не поняли, как оказались снаружи.

Римус Люпин оказался один с сыном своего лучшего друга, который сейчас его пугал... Пугал, может быть, сильнее Темного Лорда, с которым ему однажды пришлось встретиться лицом к лицу...
- Рад видеть тебя, Римус... – негромко произнес Гарри. Его голос, тон - все настолько разительно отличалось от того, как он говорил минуту назад, что бывший Мародер изумленно замигал. – Я хотел поговорить с тобой с самого начала, но мечты, как известно, редко сбываются. Сожалею, что ты присутствовал при этом.
- Гарри... так это действительно ты? – проговорил Римус втягивая воздух, словно бы силясь найти ответ по запаху.
- Я... то чем, кем я стал, некоторые скажут, что это то, что от меня осталось. Ладно, Лунатик, с тобой я хочу быть более откровенным, чем с остальными. Как я уже сказал, тебя мне прощать не за что. Ты не сделал мне ничего плохого, правда, ты не сделал и много хорошего из числа того, что мог бы сделать...
Сами не понимая, как так оно получилось, вскорости оборотень и демон уже оба сидели за стол, и продолжали беседу, в то же время поглощая обильный обед. Своему бывшему учителю Гарри поведал больше, хотя опять же не углублялся в подробности, и Римус это прекрасно понимал. Пожалуй... Римус был готов понять Гарри, в сущности, они были в чем-то похожи, только Гарри повезло намного больше. Оборотень – это, что ни говори, проклятье, а то, чем стал Гарри – это больше похоже на дар. Если только это действительно Гарри... Римус, продолжал сомневаться. В ответ на откровенность со стороны своего собеседника он и сам рассказал немало...
- Что же Римус... думаю, мы обговорили все, что только могли, теперь нам надо поразмыслить обоим... Ты можешь остаться здесь, тебе приготовят комнату, или уйти - как пожелаешь. И знай: для тебя, и только для тебя, двери моего замка всегда открыты.

Орден Феникса собрался на совещание в Норе, которая за последнее время получила дополнительную защиту. Обсуждалась одна единственная тема – Гарри Поттер. Даже Волдеморт оказался отфутболен куда-то далеко. Оно и понятно: вчера его войска получили такую трепку, что в ближайшие несколько дней о нем точно ничего не будет слышно. Пока он там соберет силы, подтянет подкрепления и поднимет моральный дух бойцов хорошей долей «Круциатусов»... Сейчас была другая проблема.
- Это не Гарри. – выразил общее мнение Дамблдор после мало что не часовой дискуссии.
- Что же стало... с-с-с н-нашим мммальчиком?.. – сквозь слезы выдавила из себя Молли Уизли, чье лицо ныне было столь красным, что сливалось с ее волосами.
- Не знаю... Думаю, в него вселилось какое-то могучее и темное существо... Скорее всего, оно как-то сумело вырвать его из-под защиты его дяди с тетей, а потом... может быть, весь этот год оно ломало его... внушало ему, что хотело... А может быть, оно овладевало его телом. – веско проговорил Дамблдор.
- Да не знаю... – протянул Снейп. – По-моему, как он был несносным, невыносимым, наглым, никого не уважающим мальчишкой, так им и остался. Только еще хуже стал.
- Северус...
- Что? Почему вы так сразу решили, что Поттером кто-то управляет? Все, что я видел - это мальчишка, не спорю, немало изменившийся, который уже совершенно сорвался с цепи, так что...
- А те, кто его сопровождали? А дарственная? А то, как он одним словом выставил нас всех за дверь? – это был редчайший случай, когда Альбус Дамблдор кого-то прерывал, это означало сильнейшее раздражение.
- Это не мог быть Гарри. – заговорила Гермиона - ее и Рона пригласили на собрание в силу того, что они тоже говорили с новым Гарри Поттером. Римус Люпин же рассказал Дамблдору все, что произошло, когда он остался с Гарри один на один и ушел, сказав, что должен подумать. – Гарри не стал бы вести себя так, он бы никогда не стал говорить таким тоном, ни с нами, ни с вами, профессор. Тот, кто говорил... он темный, он презирает вас, а значит, презирает добро и свет. Настоящий Гарри бы никогда...
- Я согласен. – поддержал ее Рон. – Вы видели, как он держался, как он говорил? А все эти девчонки... – Гермиона довольно чувствительно толкнула его в бок. – Что? Я хочу сказать, помните, как он ими командовал? Вы-Знаете-Кто ведет себя так же...
- Ну, не скажу... – вмешался Снейп, он сам не понял с каких это пор, он разговаривает с этим рыжим идиотом. Он недолюбливал всю эту семейку, но младший сыночек был воистину ошибкой природы.
- Да что ты знаешь... – на автомате огрызнулся Рон, но осекся, вспомнив, с кем разговаривает.
- Уж знаю я побольше вашего... – прошипел Северус Снейп. Рональд Уизли попятился и скрылся за спиной Гермионы.
- Хватит! – поднял голос директор. – Мы тут не для того, чтобы ругаться между собой! Мы должны найти решение для этой проблемы.
- Ты уверен, Альбус. – подал голос молчавший все это время Аластор Грюм. – Из того, что вы и Римус рассказали, выходит, что с Поттером, если это Поттер, лучше вообще не связываться!
- Аластор... – пробормотал явно не ожидавший подобного Дамблдор, остальные тоже глядели на старого мракоборца, как на сумасшедшего. – Но... Гарри... мальчику надо помочь... школа... Хогвартс, наконец.
- Хочу напомнить, что если бы не Поттер, или то, что им притворяется, вы бы все были мертвы, или хуже. А Замок был бы в любом случае потерян! Он, черт возьми, вас спас, а это что-то да значит!
- Да... но...
- Гарри стал темным! – выкрикнула Гермиона. В ее глазах стояли слезы... Она надвигалась на ошарашенного мракоборца. – Вас там не было, вы не видели, как он с нами обращался! Мы были с ним все эти годы! А он... он пропал, и не давал вестей, а мы ночи не спали...
- Стоп! Стоп! Стоп! – закричал Альбус Дамблдор видя, что теряет контроль над разговором. – Мы говорили, по-моему, не об этом. Северус, ты лично считаешь, что Гарри просто все выдумал...
- Нет, директор, - неожиданно возразил мастер зелий, - не подлежит сомнению то, что с Поттером что-то случилось. Я просто сомневаюсь в том, что он чем-то одержим. Хотя это и не исключено...
- Вот и хорошо! – Дамблдор, видя, что вновь пользуется вниманием всех присутствующих, опять включил версию самого себя класса «добрый дедушка». – Вам, мисс Грейнджер замечу, что если Гарри в беде, то он никак не мог бы сообщить нам, и ваши упреки беспочвенны. А Гарри без сомнения в беде...
- Мы должны помочь ему! – выкрикнула немного успокоившаяся миссис Уизли.
- Не беспокойся, Молли, мы поможем ему. Думаю, у меня уже есть план, как изгнать это чудовище из тела Гарри...

Глава 4


Глава четвертая.

Так, на чем я уже остановился? Ах да, мой первый день в этом новом адском мире, который стал моим домом на очень долгое время. Я как раз отправился в путь...
Что же, я, честное слово, не смогу сказать, сколько времени я брел в сопровождении пятерых демонов женского пола, которые поначалу чуть, было, не выпустили мне кишки... Если только они не собирались открутить мне голову... или вырвать сердце... а может... нет, хватит, а то я буду перечислять различные способы умерщвления еще очень долго.
Я, думается мне, еще не все рассказал об этом мире, где я прожил столь долго. Там нет солнца, небо затянуто чем-то вроде белесого тумана, за все мое пребывание там, я ни разу не видел, чтобы эта завеса рассеялась, потому не могу сказать, что же лежит выше. Но светило, чем бы оно ни было, все же существует, и оно никогда не садится. Понятия дня и ночи не существует, точно так же как и чего-то вроде смены времен года. В этом мире ничего не меняется, потому трудно вести счет времени...
Я шел, поначалу это давалось мне с большим трудом, и меня поддерживали, но позже силы вернулись ко мне... Не могу сказать, сколько времени это длилось - я механически шел вперед, а демоницы следовали за мною. Ничего не происходило, лишь проплывали мимо, сменяя друг друга однообразные пейзажи: равнина, кое-где скалистые формации, изредка провалы, порой наполненные лавой... За это время нам никто не встретился, что ныне, когда этот мир и его законы мне в достаточной мере известны, кажется чем-то удивительным. Мы тогда шли совершенно открыто, а так там не походишь, обязательно появится кто-нибудь горящий желанием покушать...
Наверное, мне тогда просто повезло. В общем, шли мы, шли... кажется, начинаю повторяться. Да и слог мой явно хромает, но тогда я был несколько не в себе... Долго ли, коротко ли, но я устал, и прилег отдохнуть, прилег, что интересно, не на плато, а взобравшись на скалу. Полагаю, во мне уже тогда начали просыпаться некоторые навыки, без которых в этом мире просто не выживешь... Эти хищники, которых я немало скушал перед этим – удивительные существа, при всей своей силе они живут всего в одной плоскости. Им никогда не придет мысль поднять глаза, чтобы проверить, не укрылся ли кто на скале...
Я чувствую, что чем дальше, тем сильнее я удаляюсь от главной темы, потому надо вернуться к ней. В тот «день», или «ночь» я заснул как убитый - все-таки организм требовал отдыха. Сон мой никак нельзя было назвать спокойным. Разные картины, события, схватки... теперь я знаю, что это были воспоминания, обрывки воспоминаний тех демонов, которых я поглотил. Эти отрывочные знания я получил вместе с их силой... Эти воспоминания были, как я уже трижды повторил, весьма отрывочны, но их было много и от многих существ сразу, потому проснулся я уже в не столь незнакомом мне мире...
Странное ощущение... Я встал и огляделся - с одной стороны, я не знал эти места, но с другой - мне было известно, что если идти и идти вперед, вон в ту сторону, то однажды это плато кончится, будет спуск и передо мною раскинуться леса... А если идти в другую сторону, то можно добраться до «сухих болот», а вот что собой представляют эти «сухие болота», я не знал...

Скажу честно, не хочется мне рассказывать об этом, сам не знаю почему... Я сразу перейду немного вперед в своем повествовании, думаю, что даже если я пропустил что-то важное, а мне так не кажется, то все ответы появятся позднее.
Я узнал этот мир, я познал то, как разумная жизнь боролась тут за существование, и, похоже, проигрывала эту борьбу. Некоторое время спустя я вновь двинулся в путь. Сопровождающие меня демоны шли следом, теперь я уже не был в состоянии полного офигения, когда просто ничему уже не удивляешься. Но с другой стороны, теперь я так же знал ответы на большинство вопросов, которые бы мог задать. Тем не менее, поговорить с ними было о чем. Я и сейчас не знаю, то ли это они понимали английский, то ли это я в одночасье выучил их язык, и пользовался им, сам того не замечая. Но не это важно.
Даже эти разумные демоны были, что ни говори, созданиями хаоса, и именно этим, наверное, объяснялась одна из их основных черт - почти полное отсутствие организации. Их мир становился все враждебнее, ибо число населяющих его безмозглых хищных тварей все время росло, а их самих становилось все меньше. Но даже это не могло заставить их объединиться. Они продолжали жить по своим странным устоям, которые мне кажутся совершенно непонятными.
Возможно, они чем-то сродни великанам и просто не могут уживаться группами более чем по пять-десять... Не то, чтобы они враждовали между собой, им не до того, хотя и конфликты случаются. Но сама их природа противится этому, а может их характеры, в общем, в том мире царит полная анархия. Вернее царила. Не было не то что государства, но даже какого-то подобия союза, чего бы то ни было, что могло бы координировать усилия этих существ в их борьбе за выживание. Ничего такого не было, небольшие их группки двигались по просторам этого огромного, а возможно и вовсе бескрайнего мира. Занимались они своими делами, поиском источников силы - мест, где магия просто била из-под земли, подобно гейзеру. Эту силу они могли использовать, но не могли унести с собой, а еще одной их отличительной чертой была неспособность находиться долго на одном месте... По этой причине в том мире нет почти ни единой постройки. Хотя эта самая сила, бьющая из-под земли, вполне могла создать хоть целый город... Как я сам это доказал.
Все было так в этом мире, где дикие твари не преставали множиться, а разумная жизнь медленно, но верно исчезала. Пока не появился я. Из рассказов я узнал, что бедолаги, подобные мне, которых как-то занесло в это неприятное место, отнюдь не редкость. И они тоже представляют собой источник силы, и вот эту силу можно забрать себе, потому они кончают быстро и плохо. И именно из-за них чаще всего разгораются локальные конфликты между разными группами демонов. Мне повезло больше. Намного больше...
Эта моя сила, которую я получил, поглотив огромное количество голодных монстров, она давала мне власть. Не знаю и, честно говоря, не хочу знать, каким образом она воздействовала, но результат был прост. Любая представительница местного населения немедленно и безоговорочно признавала меня своим повелителем, стоило ей меня увидеть. Результат был прост: за довольно короткий промежуток времени вокруг меня собралась целая армия бойцов, каждая из которых была фанатически мне предана. Любая из них была готова отдать свою жизнь за меня, более того, такое много раз случалось. Иногда они просто закрывали меня своими телами... Так я и стал Лордом Демоном, хотя это имя появилось лишь намного позже.
Уже в тот же, второй день в этом мире, мне и моему, пока маленькому, отряду встретилась еще одна группа демониц. В обычной ситуации эти две группировки бы просто разошлись, ну, может, обменялись бы парой слов, а в каком ни будь особом случае дело могло бы кончиться дракой. Я, вообще говоря, поначалу рассчитывал на первый вариант развития событий, но все прошло иначе.
Полагаю, вы уже и сами поняли, стоило нам встретиться, как встреченные девушки, будем звать их и так, дружно опустились передо мною на колени. Число моих слуг, рабынь, воинов, спутниц, девочек, имен можно подобрать немало, возросло с пяти до одиннадцати.
Это не имело ничего общего с Империусом, по крайней мере, насколько я мог судить, учитывая мое, прямо скажем, не очень хорошее знание Непростительных Заклятий. Каждая из этих девушек оставалась личностью, разумным существом, наделенным волей, но менялась система ценностей, цель, идеалы... И не просто менялась... Я, конечно, могу ошибаться, но из того, что они мне рассказали, следовало, что раньше они жили без цели, просто жили, чтобы жить, выживали, а с моим появлением они стали жить ради меня... И еще они говорили, что жить, служа мне, лучше, чем то, как они жили до этого, как продолжали жить представители мужского пола. Правда, я не могу поручиться за объективность этих слов. В любом случае мое появление быстро изменило этот мир, по крайней мере, те его части, где я побывал. Преданность по отношению ко мне оказалась сильнее их природы. Что я имею в виду? То, что подчиняясь моим приказам девочки без труда уживались и сотнями, и тысячами. Похоже, тот факт, что все они служили мне, был объединяющим фактором. Очень сильным объединяющим фактором. Точно так же по моей воле они с готовностью оставались месяцами в одном месте, если таковы были мои приказы... В общем, не потребовалось много времени, чтобы я стал доминирующей силой в этом мире.
Что я могу рассказать об этом времени? И многое, и почти ничего.
Думаю, мою жизнь в том мире можно разделить на несколько периодов. Сперва это было в достаточной мере бесцельное блуждание по бескрайним просторам. Я просто исследовал этот мир, узнавая его лучше, постигая его своими глазами и силами, а не через чьи-то отрывочные воспоминания. Мои силы росли, уже через несколько недель мой отряд насчитывал почти сотню.
Недель... Тут вновь необходимо сделать отступление. Как я уже заметил ранее, здесь не было ни дней, ни ночей, единственным способом отслеживать прохождение суток была усталость. Цикла сна и бодрствования. Опираясь на него, я старался вести счет. Но там я бодрствовал намного больше, и, думается мне, одни «сутки», то есть время между двумя пробуждениями, длились намного дольше двадцати четырех привычных часов.
Теперь, когда мое воинство насчитывало немало демонов, устраиваться на ночлег на высотах стало нереально. Но когда вас много, эти безмозглые твари уже не представляют собой столь страшной угрозы. Мне всё же пришлось установить порядок охраны лагеря ночью. Зачастую всех монстров мои девочки со своей способностью метать огонь уничтожали еще вдали, но случались и трагедии... Однажды одна такая тварь каким-то образом подобралась совсем близко ко мне. И лишь самоотверженность одной из моих телохранительниц, что в последний момент оттолкнула меня в сторону, сама попав монстру в пасть, спасла меня. Эту тварь я потом разорвал на части голыми руками...
Эта пора, пора блужданий, странствований длилась долго. Но однажды мне это надоело...
И я пришел к одному из самых больших источников мощи этого мира, в те дни я считал его величайшим, но позднее мне встретился еще один, более могучий. И я использовал эту неисчерпаемую мощь на создание своего замка. Он вырос как из-под земли, материализовался из воздуха. Как раз такой, каким я его представил, а поскольку жизнь меня замками не баловала, это строение очень сильно напоминало Хогвартс.
Это место стало моей твердыней, моей, так сказать, столицей, хотя государства, как такового, не было. Даже ближе к окончанию моего пребывания там, мои владения ограничивались похожими крепостями на других источниках. Прочую землю я не удерживал, не защищал, да и что там было защищать? Голую пустошь, болота, камни? Огромные, бесполезные пространства, населенные бесчисленными чудовищами?
Для человека это звучит дико, но это правда, земля там не представляла ценности. На ней нечего было добывать, ее нельзя было обрабатывать, да и нужды не было...
Я только сейчас сообразил, что не поделился еще одной стороной жизни в этом мире. Пища тут не растет, охотиться тоже не требуется. Еду можно просто... создавать. Сила, что вблизи источников может создать замок, или целый город, она разлита повсюду, и в любом месте ее можно использовать для своих маленьких нужд. Достаточно лишь хорошо представить, и можно без труда сделать себе на привале блюда достойные самых элитных ресторанов. Но тут, понятное дело, нужна практика, не так-то просто достаточно подробно представить себе... да хотя бы свиную отбивную. Первое время мне приходилось довольствоваться чем-то средним между мясом и манной кашей, что получалось у меня, или довольно экзотическими яствами моих соратниц. Девочки при всем желании не могли вообразить что-то привычное для меня, просто потому, что такое словами не опишешь, а сами они не видели такое и не пробовали.
Ладно... на чем я остановился? Ах да, я создал свою первую крепость. Так начался следующий этап, который, в сущности, так и не закончился. Я начал укреплять свою мощь...

Я полагаю, что попади эти записи в руки кого-то, кто знал меня еще до моего попадания в ад, то он меня не узнает. В общем, его можно понять, шестнадцатилетний Гарри Поттер, Мальчик-Который-Выжил, известный своей добротой, мягкостью и застенчивостью, не стал бы вести себя так. Не начал бы создание собственной Империи, не стал бы собирать вокруг себя верных союзниц... Думаю, он бы забился в самый темный угол, принялся дрожать, мучить себя мыслями о том, что он не имел право похищать, захватывать, брать под контроль чью-то волю, и теперь ему надо держаться ото всех подальше. Это, конечно, при условии, что его еще не съели.
Знающий меня с прошлых времен читатель будет прав, тот Гарри Поттер не поступал бы так, как поступал я... Мальчишка-волшебник не стал бы Лордом Демоном. А мальчишка-волшебник, впитавший в себя силу, сущность, некоторые воспоминания, а возможно и черты характера нескольких разумных существ? Существ, каждый из которых прожил, насколько я могу судить, не один десяток человеческих жизней...
Это словно бы в тебе сразу множество голосов, точек зрения... чуждый тебе опыт, который ныне служит тебе, а ты не знаешь, как это воспринимать... Это... это непросто выразить, да я не хочу и пытаться, скажу лишь, что тут есть отчего съехать с катушек. Более того, возможно, я в какой-то степени и съехал, так что моя крыша, зашуршав шифером, укатила в неведомые дали, захватив с собой изрядную часть моих сомнений, комплексов и, может статься, что и моральных принципов.
Я... я стал таким, каким я стал. Другим, но и прежним. В какой степени я изменился, я не знаю, трудно судить о самом себе.

Ладно, вернемся к нашим баранам (от переводчика: довольно редкий случай, идиома общая для двух языков!), установив свою крепость, я продолжил исследовать этот мир. Тактика была проста, оставив мощный гарнизон в крепости, я вместе с остальными двинулся дальше в путь.
Этот мир необъятен, и хотя большая его часть пустынна, есть в нем и более интересные места.
Около «года» я путешествовал вместе с отрядом, члены которого мало-помалу стали кем-то вроде моей постоянной свиты, моими телохранителями. Наше число непрерывно росло, временами мне казалось, что находившихся неподалеку представительниц женского пола притягивало ко мне, как магнитом. Возможно, в какой-то мере так оно и было. Тогда же начало зарождаться то, что впоследствии стало моим ближайшим окружением: Кара, Провидица и Хельга. Они трое оставались со мною всегда. Пока что была лишь Кара, она тогда была... моей фавориткой, что ли, именно ее я еще в те дни назначил главой моих телохранительниц, моей гвардии. Почему? Наверное, потому что она осталась единственной из тех, кого я встретил в первый же день. Уж не знаю, была ли это просто воля слепого случая, или нечто еще, но из тех пятерых демониц она осталась одна.
За это время ряды моих спутниц достигли уже почти четырехсот, и я захватил еще два других источника магии, где так же возвел замки. А потом до моих ушей долетела легенда о Предсказательнице. Я узнал о ней со слов одной из моих новоприобретенных слуг, уже довольно давно я взял за правило расспрашивать новоприбывших, за свои долгие жизни они могли узнать нечто важное.
Не помню, говорил ли я, но все эти годы моей основной целью всегда оставалось найти способ вернуться домой. И именно слухи о каких-нибудь порталах в иные миры я мечтал услышать из рассказов моих рабынь. Но она рассказала мне о другом.
Где-то там... понять, что имеется в виду под «там», было непросто, за Сухими Болотами и Черными Скалами стоит башня. Башня, воздвигнутая на еще одном источнике магии. Уже это привлекло мое внимание, до этого я полагал себя первым и единственным архитектором во всем этом мире. И живет в этой башне могучее существо, тоже демон, демоница, но она иная. В отличие от других она не стремиться к блужданиям, и живет в этой башне, и даже, кажется, не покидает ее. А еще говорили, что она обладает странными способностями...
Если короче, то она как Трелони, с той лишь разницей, что шаманства намного меньше, а толку намного больше. А еще она специализируется не столько на будущем, хотя и такое бывает, сколько на прошлом. Она способна познать все события связанные с кем-то или чем-то, и так докопаться до истоков, найти объяснения, раскрыть тайны... И что она принимает всякого, кто ищет совета.
Надо ли говорить, что я очень заинтересовался этим? Мне это представилось хорошим шансом найти путь домой, а если не получится, то хотя бы понять, каким ветром меня сюда занесло.
Положа руку на сердце, я скажу, что достигнув этой башни, а это было непросто, она была еще дальше, чем гласили легенды, да и сам путь был не из легких... Так вот, скажу совершенно искренне, входя туда у меня и мыслей не было о том, чтобы это могучее существо пополнило ряды моего войска. Мне это просто не приходило в голову, провидица отличалась от остальных демонов, я был уверен, что среди прочего у нее есть и иммунитет ко мне. Я пришел, чтобы задать вопросы и только. Я вошел в башню, чья дверь открылась передо мною, один. Легенды гласили, что она пацифистка, я в это не очень верил, но, в крайнем случае, я мог рассчитывать на собственные немалые силы, а девочки ждали внизу.
Наш разговор я помню так, словно это было вчера.

Одолев длиннющую лестницу, что заставило меня задуматься о возможной корреляции между пророками и высокими башнями, я взобрался наверх. И обнаружил совершенно пустое помещение. Довольно уютно, кровать вполне по человеческим стандартам, стол, стулья... Вполне милый интерьер. Особенно я обрадовался отсутствию хрустальных шаров, чайных чашек и прочей дребедени, с которой ассоциировалась у меня Трелони. Только вот отсутствие хозяев настораживало... Я уже, было, решил, что облом.
- Ты пришел... – раздался довольно приятный голос где-то под потолком. Короткий взгляд туда показал то же самое – пустоту.
- Кто ты? – обратился я в никуда.
- Я та, к которой ты шел.
- Говоришь загадками... – устало бросил я, уже успел отвыкнуть оттого, что собеседники, то есть собеседницы, не горят желанием рассказать мне решительно все.
- Учитывая, что это – мой дом, я могу говорить так, как хочу с гостем... – резонно возразили мне.
- Ну, если я гость, то, может, уважишь меня, говорить с непонятно кем, не шибко приятно.
- Говорить с верной рабыней, я полагаю, приятнее? Я не спешу увидеть тебя глазами.
- Ээээ... а тебе это грозит? – как я уже упомянул, мне такое в голову как-то не приходило. А осведомленность собеседницы подтверждала, что она не шарлатанка. – Ты же столь могущественна... – я значительно понизил голос, все, с кем я говорил о ней, так делали. – Я думаю...
- А я знаю, я видела. Я видела себя на коленях перед тобой, я видела, как с радостью выполняю все твои приказы, пожелания и прихоти...
- Да? Хорошо, тогда можно поговорить и так... Понимаю твои сомнения, но, честное слово, я тут лишь для беседы. Не будем встречаться лицом к лицу, раз ты не хочешь, боишься... – я опять же был искренен, как и тогда, когда говорил вам, что не все мое гриффиндорское добродушие умерло во мне.
- А кто сказал, что я не хочу? – в стене передо мною открылся узкий лаз, и оттуда вышла женщина... Ну, не совсем, конечно, женщина, но она больше была похожа на человека, чем прочие обитатели этого мира. Ее рога были меньше, не сразу заметны, чешуйчатое тело почти розового цвета покрывало что-то вроде плаща. Наши взгляды встретились. Я почувствовал большую силу, которой обладала она, и эта сила не была настроена на борьбу или подчинение, нет, ее целью было познание...
Не спуская с меня глаз, легендарная провидица опустилась передо мною на колени. Мне не требовалось усилий, чтобы понять, что она не претворяется, моя сила сделала ее моей.
- Зачем? – единственный вопрос, который мне в тот миг пришел в голову. Зачем ей, зная, чем это кончиться, смотреть на меня, когда это было совсем необязательно.
- Когда живешь столько, сколько прожила я. Любое изменение, новая цель – это благость, мой повелитель. – ответила она, не поднимаясь с колен.

Так появилась она, Провидица, вторая из трех женщин, что потом были почти всегда со мною. Знаете, наверное, то, что она добровольно отдала сама себя мне в рабство, еще больше примирило меня с тем, кем я стал, а я это понял только сейчас. Провидица дала мне многое, именно ей был известен способ быстрого сообщения между различными источниками мощи . Это решило множество проблем, ибо раньше само сообщение между моими разными крепостями было совсем непростым. Это изменилось.
Она не смогла поведать мне способ вернуться домой, она так же не знала, как меня занесло сюда. Но от нее я узнал многое о себе, о своей судьбе, об истинной роли многих моих знакомых. Я узнал многое о Дамблдоре, о завещании моих родителей, которое он проигнорировал «ради высшего блага», о личности шпиона, который рассказал часть Пророчества Волдеморту, о мотивах моих друзей... Она рассказала мне многое.
Она была первой, с кем я разделил свою постель. Многие поразятся, что находясь в непрерывном окружении девушек, не совсем людей, что это не делало их менее привлекательными, я ждал столько времени. Тем более что мое собственное тело протерпело определенные изменения, что сводило на нет проблему внешности... И, тем не менее, она была первой. Потом-то я разошелся... Но это уже личное.
Еще одно, не смотря на это, детей у меня с ними ни разу не было, вероятно, разные виды...
Заметка на ближайшее будущее: убедиться, что здесь, в нашем мире это так же.
Она была также той, кто рассказал мне о Хельге. Тем самым она, в конечном счете, открыла мне путь обратно в мой мир... Это было на третий «год» моей жизни там, когда ее посетило новое видение, видение о другом человеке из моего мира оказавшегося здесь и сумевшего выжить...
Я немедля двинулся на поиски. Думаю, не стоит описывать мое изумление, когда, найдя этого человека, я без труда узнал Хельгу Хаффлпафф, одну из основательниц Хогвартса. Эта великая женщина не умерла, в общем-то, история умалчивала ее судьбу, теперь я могу восполнить этот пробел. Работая над каким-то новым зельем или заклятьем, а точнее - над и тем и другим, она добилась самых неожиданных результатов. Она открыла проход сюда, который втянул ее в этот негостеприимный мир. Могучая волшебница, она тоже как-то выжила тут, она тоже сумела получить силы демонов, что помогли ей просуществовать тут тысячелетия. Теперь я уже знаю, что время течет в этом мире иначе, намного медленнее. Да, и совсем забыл упомянуть, что нам, демонам, старость не страшна. Волдеморт бы опять сдох от зависти. Как именно она получила свои силы, я не знаю, а она не помнит, если подумать о шоке, что она должна была пережить, да помножить это на ту вечность, что прошла с тех пор, то ее вполне можно понять.
Да и важно другое, получив эту силу, она изменилась, просуществовав тут все это время в борьбе за свое право жить, она, думается мне, изменилась еще сильнее. А главное, эта демоническая сила, что есть в ней, сделала ее тоже подверженной моему воздействию... Ряды моих слуг пополнились... Основателем Хогвартса.
Все это почти бесконечное время тут, которому она давно потеряла счет, Хельга искала способ вернуться. И она его почти нашла, способ был, но он требовал немыслимую силу, силу большую даже той, что давал один источник магии. И потому она не могла вернуться, ибо она была одна, и никак не могла использовать несколько источников магии разом.
Но я, Лорд Демон, который уже тогда владел пятью бастионами на подобных источниках, мог. Вместе мы могли вернуться домой.
Подготовка заняла почти семь «лет», за это время мое войско превысило полторы тысячи воинов, и я обладал уже десятью крепостями...
Признаюсь, я предполагал, что мы с Хельгой покинем этот мир одни. Забирать с собой всех девочек казалось немыслимым, тем более что кто знает, не обрекал ли я так весь род демонов на полное вымирание... Да, их размножение требует отдельного рассказа, который вы от меня не услышите...
В общем, я думал, что они останутся там и, вероятно, освободятся от моей власти. Но, видимо, силе, что связывала их со мною, нипочем была даже граница между мирами. И когда мы с Хельгой шагнули в Портал, он перенес нас в наш мир, появились мы, кажется где-то в Сахаре. А вместе с нами сюда перенеслись все мои рабыни. До единой...
Этот перенос изменил всех, все получили или вернули назад человеческий облик, но сохранили свои демонические способности... Вот такой вот заворот судьбы, возможно, она посчитала это справедливым.

Я дописываю эти строки два дня спустя после моего возвращения, я уже успел узнать положение дел здесь. Тут прошел всего год... Волдеморт готовиться напасть на Хогвартс... Что же, полагаю, я смогу этим воспользоваться. У меня было время обдумать мои действия, мою судьбу...
Держись крепче, Волшебный мир, Лорд Демон здесь!

Глава 5


Глава пятая.

Гарри Поттер начал всерьез задумываться, была ли это столь хорошая идея – возвращаться в свой мир с таким громом и треском... Волшебникам потребовалось меньше двух дней, чтобы отреагировать на его появление. Доказательством тому были целые стаи сов, которые начали прибывать уже на третий день его владения замком. Содержание колебалось между восторженными одами, признаниями в любви и требованиями немедленной женитьбы с одной стороны, и угрозами самой жуткой гибели с другой, проходя через упреки и обвинения связанные с его захватом Хогвартса. Сотни...
Гарри едва сдержался, чтобы не мобилизовать свою армию и дать приказ стрелять на поражение по каждой приближающийся сове. Вместо этого он быстренько позвал себе на подмогу полторы сотни демониц, чтобы разбирались. Те добросовестно рассматривали поступающую почту и раскладывали по кучкам... Кучки становились все больше... И это притом, что камины теперь горели уже совсем не пустые.
Гарри опасался разных неприятных сюрпризов внутри конвертов, но значительная часть проклятий на демонов просто не действовала. А Хельга еще и установила какой-то «подавляющий», как она сказала, порчу щит. В общем, пока ничего не взорвалось...
Какое-то время новоявленный владелец замка принимал активное участие в разборе почты, но потом ему это крепко осточертело, и он покинул поле читабельных действий. Ныне он сидел в библиотеке, изучая кое-какие исторические документы, а так же самую подробную книгу о магических законах, какую только откопал. Рядом с ним уже стояла целая батарея пустых кубков из-под вина - сие чтиво вызывало желание хлебнуть, а эльфы были всегда раду услужить Хозяину. Особенно старался Добби, которого Гарри по старой памяти быстренько поднял до звания Старшины домовиков, что-то это значило для них...
- Милорд?..
- Да? – Гарри даже не вздрогнул от неожиданности, а просто поднял глаза на явившуюся Кару.
- Мы закончили разбирать вашу почту.
- И, что-то стоящее?
- Да, мой Лорд, одно письмо отличалось содержанием, оно из банка, какого-то Гринготтса... – Кара чуть скривилась, силясь произнести незнакомое слово.
- Гринготтса?
- Да, милорд, именно. Я посчитала нужным взять его, чтобы сразу показать вам... – в голосе демоницы звучала неуверенность, она, похоже, не была до конца уверена, что имела право принимать такое решение, и была готова получить выговор.
- Ты правильно сделала. – поспешил подбодрить ее Гарри. – Давай сюда это письмо, что же им от меня надо...

«Уважаемый мистер Поттер.
Такое послание должно было быть доставлено вам в иное время, но в связи с вашей предполагаемой кончиной, сие было невозможно.
Прошу вас прибыть в центральное отделение банка Гринготтс в Косом переулке, в кратчайшие сроки и в любое удобное для вас время. Вам надлежит получить свою часть наследства, оставленного мистером Сириусом Блеком после его преждевременной кончины.
Нам так же нужно рассмотреть некоторые последствия вашего возвращения и предъявления законных прав на Школу Чародейства и Волшебства Хогвартс (Если имя замка уже успело смениться, приношу извинения за свою неосведомленность). Убедительная просьба взять с собой оригинал дарственной, ее сохранность гарантируется.
Наконец, будет так же необходимо разрешить серию проблем и трудностей, вызванных вашим исчезновением и предполагаемой гибелью.
В ожидании вашего визита, с безграничным уважением, Увархатан Долгопальцевый, глава отдела магических наследств банка Гринготтс.»

- Так... Ну, эти, по крайней мере, по делу. – констатировал Гарри, перечитав письмо по второму разу. – Трудности, связанные с моей гибелью... А, понимаю, наследие Поттеров, его уже, поди, кому-то передали. Даже догадываюсь, кому... Надо идти. Кара.
- Милорд?
- Собирай наших, надо будет прогуляться, заодно и мир посмотрите.
- Сколько?
- Мою личную охрану. Больше не надо, а то все решат, что я пришел завоевывать банк или Косой переулок. Впрочем, они и так могут так решить. И позови Хельгу и Провидицу. – за все эти годы Гарри так и не узнал имя провидицы, вероятно, у нее его и не было.
- Да, Лорд.

Владельцы еще не закрывшихся магазинов, немногие покупатели, и охраняющие переулок мракоборцы получили незабываемые ощущения. В самой середине торговой улицы, неподалеку от Гринготтса взметнулась струя неведомо откуда взявшегося пламени, разрослась, а потом опала. Опала, оставив за собой три десятка человеческих фигур. Стражи порядка поспешно выхватили оружие.
- Спокойно! – раздался громкий голос предводителя новоприбывших. – Давайте попробуем обойтись без глупостей.

Гарри рассчитывал на подобную реакцию, почти наверняка нервы у мракоборцев уже давно на пределе, и они хватаются за палочки при первом шорохе. И дошли до этого они, наверное, сами, даже без помощи незабвенного Аластора Грюма. Тут надо было быть осторожным, его девочки-телохранители тоже были весьма нервными, когда дело касалось его безопасности, а тут – достаточно искры, чтобы мирная прогулка переросла в кровавую, огненную баню.
- Повторяю, давайте не будем совершать опрометчивых поступков, мы сюда пришли совершенно не для того, чтобы драться... – с этими словами Гарри сделал шаг вперед, чтобы его все видели.
- Гарри Поттер... – прошептал рослый мракоборец, вероятно, командир этого подразделения.
- Он самый. Опережая ваш будущий вопрос, я здесь по приглашению из банка Гринготтс, со мной хотят обсудить какие-то финансовые вопросы, и что-то касающееся наследства. – Гарри по мере сил старался казаться вежливым.
- Гарри Поттер... – повторил предводитель, о чем-то напряженно размышляя. Потом наконец оглядел своих людей и проговорил неуверенным голосом. – Мне, в общем-то, предписали арестовать Гарри Поттера. Приказ прибыл утром... – в голосе совсем не было уверенности, он еще раз окинул два десятка своих людей, в большинстве зеленых новичков, а потом посмотрел на более чем три десятка девушек сопровождающих потенциального арестанта. О способностях этих дамочек уже успели прослышать в их отделе.
- Чтобы объявить кого-то в розыск, необходимо решение Визенгамота. – подала голос Хельга. – А за эти два дня решение бы просто не успели принять, процедура занимает около недели.
- Да... – теперь к неуверенности в голосе командира прибавилось еще и неловкость. – Но в связи с положением... и... сам министр... угроза... задержать, чтобы расспросить... – Командир совсем растерялся, ему явно не улыбалась перспектива пытаться взять бывшую, или еще не бывшую, Надежду Магического мира. Тем более, когда численное преимущество не на его стороне. Да и с юридической точки зрения...
- Ладно, мистер...
- Коул, – автоматически представился тот.
- Так вот, мистер Коул, официально я не в розыске, и я не представляю ни для кого угрозу. Потому, самым разумным будет, если мы просто дальше займемся своими делами. Я пойду в банк, а вы продолжите охранять общественный порядок. – попробовал разрулить ситуацию Гарри. – Опять же, обратитесь к начальству. Пойдем...
Оставив позади себя так еще и не решившего, как поступить, мракоборца, Гарри в сопровождении Кары, Хельги, Провидицы и тридцати бойцов его личной охраны направился в банк. «На обратном пути хорошо было бы пройтись по магазинам, посмотреть, глядишь, и к близнецам загляну. Посмотрим, как они отреагируют. Но это только, если на выходе меня не будут поджидать все мракоборцы Министерства...» - сказал он себе и толкнул ворота банка. Странным образом ни на лестнице, ни у дверей гоблинов не стояло.
Обширный внутренний зал не изменился, только народа тут было намного меньше, чем обычно. Гарри вместе со своей охраной подошел к ближайшей стойке. Гоблин окинул его самого, а так же сопровождение удивленным и настороженным взглядом, прежде чем заговорить с полупоклоном.
- Добрый день, сэр. Чем могу помочь?
- Гарри Поттер, прибыл по приглашению мистера... – Гарри пришлось кинуть короткий взгляд на письмо, что вспомнить непроизносимое имя. – Увархатана.
- А, разумеется... Грыгор! – какой-то молодой гоблин вмиг оказался рядом. – Проводи мистера Поттера и...
- Моих ассистенток и личную охрану. – невозмутимо подсказал Гарри, обводя держащихся у него за спиной демониц широким жестом.
- Да, проводи их до отдела наследования.
- Прошу... – учтиво поклонившись, Грыгор жестом пригласил следовать за ним.
Гоблинов было за что уважать, Надежда Магического мира, которая могла в любой миг стать его главным пугалом, пришла к ним в сопровождении целого взвода, а они и бровью не повели и относились как к любому клиенту. Внешне, по крайней мере.
Грыгор повел их по каким-то коридорам, залам, пустым или набитым гоблинами, темным или поражающим красотой, пока, наконец, их путь не окончился перед деревянной дверью кабинета. Попросив подождать, провожатый скрылся за дверью, а через несколько секунд пригласил войти. За дверью оказался кабинет, роскошно обставленный, с четырьмя креслами для посетителей, но явно недостаточно обширный, чтобы там поместились еще три десятка... Поколебавшись, Гарри оставил за дверью всех, кроме ближайшего окружения.
- Что же, мистер Поттер, - начал Увархатан, уже явно немолодой гоблин с лицом менее вытянутым, чем у большинства его сородичей. – Благодарю вас за то, что вы откликнулись на наше приглашение столь быстро. Большинство волшебных семей считают подобное ниже своего достоинства и являются с максимально возможным опозданием...
- В эти дни у меня есть свободное время, но не факт, что оно будет и дальше, потому я решил прибыть сразу. – спокойно ответил Гарри.
- Хорошо... Давайте начнем... По порядку. Завещание мистера Блэка. Оно было составлено всего за две недели перед его кончиной... Согласно его последней воле, вам должно было отойти звание Лорда Блэка, фамильный перстень вместе со всеми правами и обязанностями, особняк в Германии и крупная сумма денег. Подробности на этой бумаге... – рука гоблина передвинула свиток пергамента. – Но... в связи с вашим исчезновением до оглашения завещания, и объявленной в последствии гибели, возникли затруднения. Перстень Блэков был передан Нимфадоре Тонкс, второй в списке наследников, Лордом Блэком должен стать ее будущий супруг... Случай очень необычный, теоретически, перстень, однажды переданный, невозможно забрать. Если вы желаете, можно начать судебное разбирательство... С домом все в порядке, его новый владелец так и не занял его, и таким образом он сразу переходит в ваше владение. Вопрос с деньгами мы обсудим чуть позже...
- Простите, а кто еще был в списке наследников? – поинтересовался Гарри.
- Минутку... этим делом я не занимался лично... ага, мистер Римус Люпин получил в свое владение два дома и достаточно крупную сумму. Нимфадора Тонкс, ей были завещаны различные привилегии, ее возродили в семье Блек, ну, а также вновь очень крупная сумма... Если позволите, вернемся к нашему делу. Поговорим о том, что переходит к вам, как последнему наследнику Поттеров. Помимо перстня, который хранится не у нас, вам должно было перейти все... Деньги, земли, артефакты и многое другое, вот полный список... А так же то, что перешло вам от Блэков. Но, поскольку вас объявили мертвым, все это перешло вашему магическому и законному представителю и опекуну...
- Позвольте предположить, Альбусу Дамблдору?
- Вы совершенно правы, и вот тут возникают проблемы. Мистер Дамблдор за этот год успел использовать определенную часть этих средств, а так же предметов... Он даже продал кое-какие владения. Теоретически, он не имел права, учитывая необычность случая, когда человек пропадает без вести, его собственность не подлежит продаже в течение двух лет, даже если он считается мертвым. Но... мы не досмотрели...
- Меня это не сильно удивляет, что можно сделать?
- Альбус Дамблдор лишен доступа к вашему счету, все оставшееся в ваших сейфах ему отныне не доступно. Но понесенный вами ущерб мы оцениваем почти в полмиллиона галеоннов, и эти деньги будет непросто стребовать назад. Мы же... легально не причем. – Поспешил отмазаться Увархатан.
- Я вновь не удивлен.
- Если вы желаете, то опять же можно подать в суд, потребовать возместить ущерб...
- Именно так я и думаю поступить. – прервал собеседника Гарри. – Звание Лорда Блека меня не интересует, и без него проблем хватает, но я требую вернуть каждый мой кнат. Кроме того, как я выяснил, все эти годы, со времени гибели моей семьи, Дамблдор переводил деньги с моего счета. С основного счета, пользуясь правом опекуна, которым его никто не назначал, и о чем меня никто не предупреждал.
- Простите?! Если я правильно понял, что вы говорите, то это является нарушением...
- Седьмого параграфа, четвертой статьи закона о наследовании, нарушением прав несовершеннолетних... – начала перечислять Хельга.
- И еще двадцати трех других законов. – остановил ее Гарри. – Это я тоже хочу добавить в мой иск. Вот полный список моих обвинений. Думаю, вы сможете их проверить. Я бы хотел воспользоваться услугами банка в этом деле.
- Я и думал предложить вам это, все это большое пятно на нашей репутации, и мы сделаем все, чтобы смыть его... – пробормотал гоблин. – Я прошу у вас времени для рассмотрения ваших жалоб.
- Конечно. Но, как я понял, мы еще не обсудили всех вопросов.
- Простите?.. А, конечно. Вы позволите ознакомиться с документом, объявляющим вас владельцем школы Хогвартс? – чуть поколебавшись, Гарри передал требуемый документ, в конце концов, Хельга могла сделать ему еще десяток таких же, случись что. – Удивительно... Истинная магическая подпись Хельги Хаффлпафф, что же, не могу знать как это возможно, но вы полноправный владелец замка, а значит... По старинному завещанию леди Ревенкло, я обязан передать вам вот это. – в руки Гарри перешла небольшая шкатулка. – Я не имею понятия, что внутри, ее никто никогда не открывал, но она должна перейти в руки того, кого Хогвартс признает своим хозяином. Кроме того, вы объявляетесь наследником семьи Хаффлпафф, со времени гибели семейства Прюитов оно так никому и не досталось. Тяжба за право наследования между несколькими семьями тянется до сих пор, но у вас этих прав несоизмеримо больше, чем у других претендентов...

Гарри покинул Гринготтс в некотором смятении, эта шкатулка Ревенкло осталась загадкой. Открыть ее он не смог, и даже Хельга не сумела помочь. У Гарри сперва был соблазн сообщить, что есть более полноправный претендент на владение правами Хаффлпаффа, но это бы спровоцировало слишком много трудностей.
После посещения банка Гарри прошелся по переулку, скупая все, что ему нравилось, и заодно давая всем возможность вволю на него поглазеть. В замок он вернулся лишь вечером. О визите в магазин близнецов как-то забылось.

Альбус Дамблдор был в очень плохом настроении, что с ним случалось очень редко. Мало того, что это пришелец изгнал его из Хогвартса, так он ещё и сделал что-то с Гарри, это ведь точно не Гарри - он сам позаботился о том, чтобы этому мальчишке никогда в голову не пришло обернуться против него. Ведь он всем ему обязан... Так вчера этот монстр еще и обрушил на него серию обвинений, в краже денег, в подмене и в игнорировании завещания Поттеров... Даже если это правда, то это было ради высшего блага! Нельзя было позволить, чтобы Гарри Поттер вырос в Магическом мире, он бы стал совершенно неуправляемым и неумным маленьким принцем... Если бы вообще вырос, а не пал жертвой заговора...
Но ничего, уже очень скоро с этим чудовищем будет покончено, ритуал можно начинать. Два магических круга, в одном уже стоит юная мисс Уизли, человек обязанный Гарри жизнью, а значит, связанный с ним. Личность этого демона будет поделена между сознанием Гарри, которое он занимает, и сознанием Джинни Уизли, разорвана на части, и уничтожена таким образом. Эта темная душа в чужом теле, а значит, она уязвима. Этот древний ритуал экзорцизма сработает...
- Вы готовы? – обратился он к собравшимся.
- Да, профессор. – ответил за всех юный Рон Уизли. Остальные кивнули. Мисс Грейнджер, Минерва, Северус, семья Уизли в полном составе и все остальные. Здесь собралась большая часть Ордена Феникса, только нет Римуса, но его можно понять.
- Тогда предлагаю начать. Вы помните, что надо сделать? Хорошо.
Он активировал свой особенный портал - недаром он столько времени был директором Школы... Почему был, он им и остался! Особые заклятья, которые он наложил давным-давно и для других целей, сейчас могли доставить Гарри Поттера, демона, что вселился в него, прямо сюда.
Гром, короткая вспышка, и в центре второго магического круга возник молодой парень. Длинные черные волосы, зеленые глаза без очков и неприкрытый шрам на лбу...
- Что все это значит? – спросил Гарри Поттер, Дамблдор решил называть его так.
- Все кончено, сейчас ты освободишь тело нашего мальчика! – выкрикнула Молли Уизли.
- Чего?! – недоуменно переспросил тот. – Миссис Уизли, вы что такое несе...
- Мы все поняли. – спокойно ответил Альбус Дамблдор, ловя шанс отомстить демону за все прерывания во время прошлого разговора. – Ты не Гарри, и чем бы ты ни был, мы изгоним тебя из его тела... Начинаем.
- Дамблдор, ты что, с дуба рухнул, или на старости лет тебя таки достал маразм?! Или ты просто хочешь уничтожить меня, чтобы избежать... АААА! – с криком боли парень упал на колени. – Что вы делаете?!! Ааа...
- Ты не сумеешь удержать это тело, тебя разорвет на части, монстр... И Гарри вновь будет собой...
- Я и есть Гарри! А... черт, вы меня убиваете!! – он попытался вырваться из кольца, но то удерживало его - пока юная Джинни оставалась внутри своего круга, никто не мог выйти или войти туда, где сейчас заключен этот демон...
И тут Джинни Уизли неожиданно осела и затряслась, теперь кричали уже они оба. Что-то было не так, этот демон уже должен был ослабнуть, а то и вовсе исчезнуть... Его черная душонка должна была лопнуть, а он все еще страдал, значит, жил и еще как-то добрался до мисс Уизли... ее не должно было задеть вообще...
И тут Джинни резко вскочила и просто выпрыгнула из своего круга, одновременно в ее руке появилась палочка, и заклятье ударило в директора. Альбус Дамблдор был к этому совершенно не готов, его отбросило и сильно ударило об стену... Ритуал был сорван, Гарри вскочил и тоже покинул магический круг...

Боже, это была страшная боль, словно бы его рвали изнутри, но потом она прекратилась, и во второй раз в жизни он увидел не только своими, но и чужими глазами, и так же в него хлынули воспоминания чужого человека... Джинни... Теперь он понял, что случилось.
Все присутствующие отпрянули к стенам и схватились за палочки, но пока еще не поднимали их. Они ошарашено глядели на освободившегося Гарри и на освободившую его Джинни, чьи глаза сейчас непрерывно полыхали адским пламенем. Миссис Уизли явно раздумывала, не разреветься ли ей немедленно и прямо на этом самом месте. Рон вместе с братьями жался поближе к отцу, у него на лице читалось больше всего готовности пустить палочку в ход... Гермиона же к своей даже не притронулась.
Гарри оглядывался, силясь привести мысли в порядок, но это было непросто, Джинни точно так же поворачивала голову, а сразу две картинки в голове мешали сосредоточиться...
- Что... – простонал явно крепко стукнувшийся Дамблдор.
- Старый идиот! – прорычал Гарри, одновременно с ним говорила и Джинни. – Ты хоть понимаешь, что сотворил?
- Что ты сделал с нашей Джинни?! - выкрикнул мистер Уизли, наводя на Гарри палочку.
- Что Я сделал? – возмутился Гарри, а голос Джинни ему вторил. Он на мгновение замолк, силясь взять хотя бы под частичный контроль эту связь... – Спросите лучше, что с нами сделал этот маразматик в фиолетовом! – кажется, получилось, сейчас он говорил один, Джинни промолчала, хотя и продолжала повторять все его жесты и движения.
- Это невозможно... – прошептал Альбус Дамблдор.
- Что?! – Гарри вновь не сдержался, и Джинни выкрикнула это вместе с ним, а потом вдруг стало получаться лучше. И девушка заговорила одна, заговорила вместо него, хотя теперь она и была им... – Неведомо почему вбив себе в свою старую голову, что я кем-то одержим, ты хотел вырвать этого демона, разорвав его между мною и Джинни, пользуясь связью Долга Жизни. Браво, гениально.
- Только вот, сладкоежка пустоголовый, никем я не одержим! – заговорил теперь Гарри. - И если есть во мне демон, то это я сам, то, кем я стал! И вместо того, чтобы освобождать, ты меня чуть не убил, идиот!!! – не в силах сдерживаться, Гарри от всего сердца угостил так и не поднявшегося с пола волшебника хорошим разрядом тока, который тот отразил лишь частично. – Только вот, новость! Поскольку это мое тело, и только мое, меня в нем много! Как оказалось, достаточно, чтобы не просто остаться во мне...
- Но еще и вселиться в Джинни! – рыжеволосая девушка закончила фразу.
- Что?..
- ТО! Возможно, случай с дневником Волдеморта тому посодействовал, а, может, Долг Жизни помешал ей участвовать в моем убийстве, но факт остается фактом...
- Ты, вы все, вы превратили Джинни Уизли в придаток моего собственного тела! Фактически, я сейчас живу, контролирую два тела разом! Поздравляю вас, отлично сделано!!! – Гарри в ярости топнул ногой, проломив пол.
- Да как... – начал мистер Уизли поднимая палочку для атаки, многие последовали его примеру...
- Ну уж нет! – выкрикнули Гарри и Джинни в один голос. Несколько молний и обезоруживающих заклятий, и драчуны попадали в конвульсиях, или лишились оружия. – Не глупите...
- Поздравляю, Дамблдор, раньше я намеревался не трогать тебя, если ты не станешь вмешиваться в мои дела, но теперь хватит. Не сегодня, но ты заплатишь за все, и за это тоже. Теперь мы враги! – Еще один заряд тока на корню пресек попытку Дамблдора что-то сказать. Гарри повернул лицо Джинни к ее матери и заговорил ее ртом.
- Я постараюсь вернуть вам дочь. Но не из теплых чувств - вы сегодня сделали все необходимое, чтобы не оставить от них и следа, я это сделаю просто потому, что жить в двух телах, с разорванной душой – то еще удовольствие. И я не хочу, чтобы она была рядом.
Гарри Поттер сделал один шаг, схватил Джинни за руку, и они оба исчезли в потоке огня.

Глава 6


Глава шестая.

Орден Феникса вновь заседал в Норе. Необходимо было найти решение уже двум проблемам. Вдобавок к Гарри Поттеру, Волдеморт вновь начал действовать два дня назад, очевидно, оклемавшись после поражения. В Ордене все как-то избегали упоминаний о том, что поражение Темный Лорд потерпел как раз от Гарри Поттера.
Первым в этом благородном начинании, то бишь умалчивании, был Дамблдор, который по-прежнему оставался лидером Ордена Феникса, который не распался даже после фиаско с Джинни почти две недели назад. Для него тот факт, что ритуал экзорцизма все же подействовал на Гарри, стал подтверждением присутствия демона, хотя и появились некоторые сомнения в том, не был ли демоном сам Гарри. Но демон в любом случае был, а демон – это зло, и представляет угрозу для всех, и для Света, и для людей.
Но сейчас вновь вернулась и встала в полный рост проблема Волдеморта, а Гарри Поттер сидел в Хогвартсе и занимался какими-то своими делами, наверное, готовился к захвату мира. В общем, пока демон вел себя тихо, а вот Темный Лорд снова напал. Его целями стали маглы, очевидно, несколькими убийственными рейдами по их городам он думал существенно поднять моральный дух своих войск. Впрочем, атакам подверглись не только они... Кое-кто из присутствующих тоже потерял родных... И это были не только Уизли.
Альбус Дамблдор кинул грустный взгляд на сидящую за столом вместе с другими членами Ордена Гермиону Грейнджер. Ему было жаль девочку, и он бы очень хотел помочь ей, но не мог бросать свои силы и ресурсы, которые были очень ограниченными ныне, на это, пусть и благое, но не имеющее стратегической значимости дело... Эти силы должны были служить их борьбе, борьбе за добро... а здесь необходимы жертвы.
Единственное, что мог сделать он и Орден, это поддержать ее... Дамблдор даже убедил принять ее и юного мистера Уизли в Орден раньше срока, теперь они, хорошо когда-то знавшие Гарри, могли сослужить хорошую службу их общему делу... Бывший директор бывшей школы Хогвартс был очень рад, что гнев этих детей был направлен в правильное русло, в сторону истинных виновников: Волдеморта и Гарри... И если то, что Рон воспылал ненавистью к тому, кто что-то сделал с его сестрой и похитил ее, было понятно, то вот ярость, проскальзывающая в глазах Гермионы каждый раз, когда его упоминали, была неожиданна, и потому особенно радовала.
По другую сторону стола сидела хозяйка дома вместе со своим мужем и сыновьями. Даже Перси Уизли тоже был там, он так же вступил в Орден, хотя и сказал открыто, что он - прежде всего человек Министерства. Дамблдор всерьез подозревал, что молодой человек шпионил, но Молли была шалой от счастья, что сын вернулся. Впрочем, ныне никакого счастья в ней видно не было, она вообще не производила впечатления живого человека со времени пропажи дочери...
- ... кроме прочего, этой ночью дементоры напали на небольшую деревушку на западе страны. – продолжал Аластор Грюм, старый соратник Дамблдора. Впрочем, в последние дни уже не столь верный. Они с Римусом заявили, что на данный момент Гарри никому из них не причинил вреда, и потому они отказываются принимать участие в действиях Ордена направленных на демона. Дамблдор пытался открыть им глаза, показать, что когда тот начнет причинять зло – будет уже поздно, он даже повернул против Аластора его собственный аргумент с «Постоянной Бдительностью». Старый друг ответил, что пока Поттер сохраняет нейтралитет, но если Орден и дальше будет на него покушаться, то долго это не продлиться. В общем, он рекомендовал оставить того в покое, по крайней мере, пока... Молли и Римус даже разругались. Теперь эти двое присутствовали лишь при обсуждении вопросов, связанных с Волдемортом, и уходили, когда тема менялась. – Как многие уже знают, мы прибыли почти одновременно с мракоборцами, и атаку удалось отбить.
Да и сам директор был там, похитители душ явно не ждали столь яростного и быстрого отпора...
После этого они обговорили случай в Уэльсе, там Пожиратели Смерти наслали на небольшой город орду инферналов. Видимо, хотели посмотреть, что будет. Случилось тоже, что происходило уже не раз - маглы справились с этим сами. Почти сразу после нападения над городом появились их верталаты... нет, вертолеты - даже Артур не мог толком выговорить название. Живые мертвецы были быстро превращены в фарш, по-прежнему живой, и куда-то увезены. Бедные неволшебники никак не могли понять, откуда берутся эти чудища, но не прекращали попыток разобраться...
Орден обсудил еще некоторые вопросы, были приняты решения. Потом разговор перешел к школе, до сих пор не удавалось найти замену Хогвартсу, хотя часть учеников уже отбыла в иные школы. А после этого разговор сам собой перетек на Гарри. Аластор и Римус удалились.

Она сидела за столом вместе с остальными членами Ордена или, как его последнее время называл ее Господин, птицефабрики. Она сидела вместе с ними за столом и слушала, как они обсуждают способы борьбы с той угрозой, которую ее Господин якобы представлял для Магического мира. Дураки. Она уже видела достаточно, чтобы понимать, желай ее Господин им смерти, они бы все уже были мертвы. С его силой, захватить Англию для него было бы вопросом нескольких дней... Только ему эта власть была совершенно не нужна.
Идиоты. Эти Уизли, сначала согласились отдать Джинни для этого идиотского ритуала, а теперь отказываются смотреть правде в лицо и предпочитают всю вину сваливать на того, кто был совершенно не причем. Он тогда даже не успел оказать сопротивление, все произошло само, они увидели на лицо тяжкие последствия собственных необдуманных поступков. Но все равно отказываются принять это! И еще они имеют невероятную наглость называть себя защитниками добра, справедливости и света. Ладно, света может быть... И этот Дамблдор... удивительно, как быстро она научилась презирать этого человека… Если бы кто-то обвинил ее Господина в том, что он один внушил ей это презрение, то этот кто-то был бы так же далек от истины, как и все здесь присутствующие. Дамблдор сам сделал все, чтобы настроить ее против себя, и, кажется, сам этого не заметил. Вон сидит в своем кресле, оглядывает всех со своей коронной, добродушной улыбкой. Старый ипокрит, как и большинство прочих, точно так же, хотя, может, чуть более грустно, улыбался он ей тогда, когда отказывался спасти ее семью... Она вновь погрузилась в воспоминания, прокручивая в памяти события последних девяти дней...

Когда Гарри исчез, захватив с собой переставшую быть собой Джинни, она уже тогда отреагировала на произошедшее иначе, чем остальные. Гарри... теперь она думала о нем лишь как о Господине, ему самому это не нравилось, но она ничего не могла с собою поделать. Очевидно, это было одним из эффектов принесенной ею клятвы...
Она кое-что читала о ритуалах экзорцизма, и потому, в отличие от большинства, понимала, что Гарри сказал правду. Он сам был тем демоном, что они пытались изгнать, иначе бы душа демона исчезла, ибо ее было бы... слишком мало, если так можно выразиться. И еще все случившееся не могло быть его волей, с этим ритуалом невозможно бороться, Дамблдор все сделал для этого, так что все произошло само. Но никто, даже сам директор, не хотел в это верить... Да и сама она тогда слишком уважала Дамблдора, чтобы усомниться... сильно усомниться.
А потом... потом Темный Лорд вновь начал действовать. И одной из первых целей была ее семья, ее родители. Она помнила свое отчаяние, и сочувствие в глазах и словах окружающих. Сочувствие искреннее, но столь же пустое и бесполезное, как фотография бутылки с водой для умирающего от жажды человека. Она кинулась к Альбусу Дамблдору, она рыдала у него на груди, умоляя сделать хоть что-нибудь, чтобы спасти ее семью. И слышала в ответ утешения, теплые слова сожаления, уверения в том, что он попытается, что не стоит отчаиваться... А между строками было нетрудно прочесть, что надежды мало, это он хотел дать ей понять. Но она прочла и другое, она ясно поняла, что ничего он не сделает. Максимум: для вида порасспросит пару осведомителей, либо ничего не узнает, либо выяснит, что заложников уже не спасти. И вздохнет почти с облегчением. Оно и понятно - он не может тратить свои силы на поиски двоих маглов, от которых пользы Ордену не будет. Он не может рисковать своими источниками ради малости... Все понятно, логично... на войне, как на войне. Только эта «малость» была ее семьей. Самым дорогим... Отчасти именно ради них она решилась предать Гарри тогда, на пятом курсе, директор тогда пообещал дать ее семье дополнительную защиту...
Весь день она металась, как львица в клетке, натыкаясь на все то же сочувствие, которое теперь начинало выводить ее из себя. Все это было пусто, бессмысленно, глупо! Где-то сейчас люди, если их только еще можно называть людьми, глумились над ее родителями, которые, по их понятиям, не стоили того, чтобы дышать... И она ничего не могла сделать! Ее друзья ничем не могли помочь, да и не пытались! А Дамблдор уже, кажется, обдумывал, как в последствии пустить ее ярость в полезное ему русло...
Ей не к кому было обратиться за помощью. Министерство? Да что оно теперь может?! Они и министра не смогли защитить. А если бы даже могли, то вряд ли стали бы, у них других дел по горло. Закон и правосудие в военное время – понятие растяжимое. Обратиться в полицию маглов? Смешно! Нет, они ее выслушают, но вот сделать ничего не смогут, хотя честно попытаются. Там, слава Мерлину, силы правопорядка делают свое дело по мере сил. Только вот найти укрытие Волдеморта им не удастся. А если еще она расскажет, кто похитил ее родных, так и вообще ее выставят.
И, наверное, из безысходности и отчаяния, после бессонной ночи родилось это решение: если нельзя получить помощи у людей – проси ее у... дьявола. Черт возьми, она была готова продать душу, если бы она ему понадобилась.
Выйти за пределы Норы оказалось нетрудно, всем, несмотря на их доблестные попытки оставаться добрыми, очевидно уже осточертели ее метания. Потому они то ли просто не заметили, как она вышла, то ли дали уйти. Скорее второе. Лицензия на аппарацию у нее была, она перенеслась к самой границе магических барьеров замка и несмело пошла вперед.
Ее остановили почти сразу - три этих странных, пугающих красоток выросли как из-под земли. Ее схватили, кажется, их первоначальным намерением было развернуть ее на сто восемьдесят градусов и пинком отправить куда подальше. Но она рыдала и умоляла пропустить ее, и ей, похоже, удалось их разжалобить. Каждая из этих воительниц была совершенно предана Гарри, даже сильнее, чем она сейчас. Но и они знали, что такое жалость... Две из них остались ее сторожить, а последняя отправилась в замок сообщить о ее прибытии.
Продержав так минут пятнадцать, ее впустили. Хогвартс изменился, стал светлее, чище, проходя по коридору, ведущему в Большой Зал, она своими глазами видела Пивза, моющего потолок... Сам большой зал остался прежним, почти прежним. Знамена факультетов не убрали, но отодвинули в сторонку, и теперь над учительским столом красовался иной знак. Бушующее пламя, перечеркнутое молнией, а поверх него, в центре, еще и герб Хогвартса... А под ним, во все том же кресле директора сидел он, Гарри, уже тогда она оказалась потрясена тем величием, что он излучал... И это притом, что в его фигуре по-прежнему довольно ясно проглядывался подросток... Он поднял на нее взгляд. Его глаза сейчас были обычные, зеленые, в них не полыхало адское пламя. Судя по выражению лица, он намеревался встретить ее парой насмешек, но, увидев ее состояние, передумал. Он просто встал со своего места, в мгновение ока оказался рядом, положил ей руку на плечо, проводил к ближайшему сиденью и спросил:
- Что случилось?
Она рассказала ему все, она снова не смогла сдержать слез. Она рассказала о похищении ее семьи, о том, что никто из Ордена Феникса не собирается и пальцем о палец ударить. Рыдая, она описала свое отчаяние... Он молчал и просто смотрел на нее...
Она впала в истерику, решив, что он собирается выкинуть ее наружу, она стала умолять помочь ей. Гарри заставил ее вновь посмотреть ему в глаза, где-то на дне этих зеленых глаз виднелся огонь.
- Я помогу тебе. Постараюсь... Позовите Прорицательницу! – тут он уже обратился к одной из стражниц.
Услышав про Прорицательницу она, было, подумала о Трелони, но появилась просто еще одна женщина, которая производила впечатление более человеческое. Она долго ее рассматривала, касалась в разных участках тела, смотрела в глаза. А потом заговорила.
Она словно бы видела, что случилось с ее родителями. Видела, как Пожиратели Смерти ворвались в дом, преодолев магические барьеры. Как схватили ее семью и увели куда-то, не забыв помучить прямо на месте. Тут она замолкла... казалось, она всеми силами пыталась сконцентрироваться на чем-то, словно преодолеть какой-то барьер. Но у нее не получилось, и она извиняющимся голосом сказала Гарри, его все тут называли «милорд», что она не в силах увидеть, куда увели ее семью... Но потом что-то еще привлекло ее внимание. Она в деталях увидела одного из похитителей, который знал, куда увели похищенных, и она узнала, где он сейчас. По описанию выходило, что это Амикус, один из Пожирателей, известных и Ордену, и Министерству, но неизвестно, где ныне укрывающийся... Теперь известно где.
Гарри собрал несколько десятков своих «девочек», как он их называл, и отправился по адресу. Оставив ее в замке, он дал ей свободу передвижения, но приказал, чтобы за ней следили...
Каково это, сидеть в четырех стенах, когда где-то, возможно, решается вопрос жизни и смерти для самых близких тебе людей?! Она не находила себе места. Металась по Хогвартсу, пока ноги сами не принесли ее туда, где у нее была малая надежда забыться - в библиотеку.
И ей это удалось. Она наткнулась на совершенно незнакомую ей книжку, как выяснилось, никто вообще не знал, как она там очутилась. Называлась она: «Клятвы и Обеты: нерушимые обещания». Эта книга поглотила ее целиком, она и не заметила, как пролетели часы... В себя она пришла, лишь тогда, когда вернувшийся Гарри появился в библиотеки своего замка. Он просто жестом призвал ее следовать за собою... И она пошла за ним, прихватив с собою эту книгу, сама не заметив этого.
Он привел ее в Больничное Крыло, там, на двух кроватях неподвижно лежали ее родители. Окровавленные, измордованные, бесчувственные, едва узнаваемые... Но они дышали. И это было самое главное. Она сама не помнила, как оказалась рыдающей на плече у Гарри.
- Провидица была совершенно права. Мы нашли эту жирную тварь с перекошенной челюстью там, где она указала. Не потребовалось много времени, чтобы он выложил мне все, что знал, да и что не знал тоже. Это ничтожество рассказало, где искать твоих родных. Те, что охраняли те подземелья, никак не ждали такого визита... – Гарри на мгновение замолк. – Можно сказать, им повезло... Не знаю, что с ними там делали, но в соседних камерах были несколько пленников, вернее их тела... Твои родители были единственными, кто еще жил... И если есть на свете человек, способный их выходить, то это Хельга.
Она уже заметила, что над больными хлопотала одна из женщин, если подумать, то одна из тех двоих, что были с ним, когда он выставлял их всех вон Хогвартса.
- Гарри... спасибо... спасибо. Гарри... я не знаю, как тебя отблагодарить...
- А никак... Рад был помочь. – Гарри решительным движением освободился из ее объятий и сделал шаг к выходу...
Она видела его лицо и выражение в его глазах: усталость, некоторое разочарование, почти презрение, а так же мысль «а чего я вообще в это ввязался?». И она хорошо его понимала... Она предала его, она была в числе тех, кто следил за ним... Если подумать, то уже тогда она видела в нем того, кто спасет ее от Волдеморта, а не друга. Она ожидала от него геройства, он был «обязан» совершить подвиг, и не важно, выживет ли он после... Она предала его, а потом посмела придти и молить о помощи. И он помог...
А что ей оставалось делать теперь? Поблагодарить его и уйти? Это казалось самым простым, и он явно именно этого и ожидал. Ожидал с долей презрения. И она чувствовала, что эта ее благодарность будет столь же искренней, пустой и бесполезной, как и соболезнования членов Ордена, которые, кроме прочего, еще и заподозрят ее во всех грехах, за то, что имела дело с «демоном»... Что она могла сделать? Орден перестал казаться идеалом, организацией, частью которой хотелось быть...
И еще она понимала, что ограничься она простыми словами благодарности, и она не сможет смотреть на себя в зеркало без презрения. За спасение ее семьи надо было расплатиться сполна, но что она могла дать? Ничего... ничего, кроме себя самой. Решение, совершенно безумное, но и истинно гриффиндорское родилось из ниоткуда. Ее взгляд упал на книгу, которую она все еще держала в руках, и ей вспомнился один из Обетов, о которых она прочла. «Обет уплаты», так он назывался. Решилась она с удивившей ее саму опрометчивостью...
Через мгновение она уже стояла на коленях и читала заклинания по латыни...
Гарри, который в тот миг еще не успел стать Господином, недоуменно смотрел на это, он явно не понимал, что она делает. Но потом рядом с ним появилась та женщина, что ухаживала за ее родителями. И она явно знала, что происходит.
С каждым произнесенным ею словом, она чувствовала, как ее наполняет призванная ею сила, и эта сила уже начала на нее воздействовать... А когда она выговорила последний слог, острый жар заполнил все ее тело, и вслед за ним пришла боль. Казалось, вся ее кровь закипела, расширилась, и теперь стремится наружу... Она не понимала, ни о чем таком в книге сказано не было... тут она вспомнила, что даже не дочитала до самого конца.
Но если она не знала, то вот та женщина, ее называли Хельгой, потом она с благоговейным трепетом узнала, что это основатель школы… Так вот, Хельга знала, что это за ритуал, и она прошептала несколько слов на ухо Господину... То был первый раз, когда она подумала о нем так, и это потрясло ее. Господин недоуменно приподнял брови, своим ногтем сделал маленький надрез у нее на ладони, боли от ранки она не почувствовала. Потом поднес рот к ране и пригубил ее кровь... И тут же жар спал, ушла и боль... Вместо этого появилось острое ощущение связи, которая теперь существовала между ними. Вернее, эта связь была почти полностью односторонняя. Это она была привязана к нему...
- Хельга, - обратился ее Господин к своей советнице. – Можешь ты мне сказать, что она только что сделала?
То, что ответила Основательница, многократно превысило ее собственные ожидания. Рассказ был о древнем обряде, созданном еще до Мерлина. Это был способ выразить свою благодарность человеку или расплатиться с ним за нанесенный вред. Расплатиться по высшему счету. Виновный или задолжавший фактически передавал свою жизнь, свою волю, в полное владение того, кому он приносил эту клятву. Некая сила справедливости следила за соблюдением Обета, она же взвешивала грехи и долги. Потому, этот обряд срабатывал лишь в том случае, если преступление было действительно велико, или если долг был очень велик. Долг жизни, например, своей собственной, или своей семьи... И еще этот Обет мог быть только добровольным. В случае малейшего принуждения ничего бы не получилось.
Так она отдала сама себя в рабство Гарри Поттеру, Лорду Демону, как он стал себя называть. Так она начала называть его своим Господином, к его неудовольствию, надо заметить, но тут она ничего не могла поделать. Он был ее Господином, так же, как Дамблдор когда-то был директором. Принесенный Обет сделал так, и уже неважно, что сыграло решающую роль, эпизод с троллем, ее предательство или факт, что ее семья жива лишь благодаря нему...
Потом ее Господин предложил ей вернуться в Орден шпионом, и она согласилась. И не только потому, что она бы без колебаний выполнила любую его прихоть, но и просто потому, что ей хотелось им отомстить за это предательство. И защитить своего Господина от возможной...

- Гермиона? Так что ты думаешь об этом? – из своих размышлений Гермиона Грейнджер была вырвана настойчивым голосом Рона.
- Что? Простите, я задумалась и прослушала...
- Профессор МакГоннагалл предложила пробраться в школу через тот ход из Сладкого Королевства. Она сама готова прокрасться туда в форме кошки, чтобы узнать, что там происходит... – с готовностью резюмировал ситуацию Рон.
- А... вы уверены, что не опасно? Гарри ведь знает об этих ходах...
- Я полагаю, что игра стоит свеч. – Ответила бывший декан факультета Гриффиндор. – Думаю, он и думать забыл об этом. Вдобавок Карта Мародеров у нас, а это увеличивает возможности...
- Возможно, вы правы...
- Я думаю, это стоит сделать. – заговорил Дамблдор. – Минерва, я уверен, тебе удастся проникнуть внутрь и все разузнать.
- Да... – поддакнула Гермиона. – Гарри этого наверняка не ждет... – «Надеюсь присутствовать в тот момент, когда тебе сообщат, что мой Господин схватил твоего лазутчика... А он его схватит, уж я позабочусь...» - подумала она про себя, прикрывая свои мысли Окклюменцией, в которой поднаторела за минувший год..

Глава 7


Глава седьмая.

Гарри перенесся на Тисовую улицу, сегодня он решил дать себе не то, чтобы выходной, он и раньше не перенапрягался. Когда у тебя полторы тысячи надежных помощниц, они способны принять на себя изрядную часть работы. Хотя дел в любом случае хватало. Но Гарри решил-таки взять отгул, перед тем, как вновь начнутся события. Гермиона сообщила, что профессор МакГоннагалл собирается проникнуть в его замок завтра ночью, а за этим наверняка последует обострение... Все-таки этот птичий клуб не понимал по-хорошему.
Сегодня, ближе к вечеру, должна была быть завершена первая порция этого нового зельца, пожалуй, самого эффективного и продуктивного способа разбираться с плененными врагами. Хотя, конечно, не самого, но и это уже неплохо. И вот, в этот день Гарри решил выйти за переделы своих владений и погулять, поговорить, разобраться...
Тисовая улица... Как всегда чиста и ухожена. Посмотришь – и в жизни не догадаешься, что дети большинства обитателей развлекаются травлей тех, кто помладше... В этот самый миг до его нечеловечески острого слуха донесся характерный шум, крики, насмешки и всхлипывания... Гарри ухмыльнулся, начало беседы обещало быть очень насыщенным.
События происходили в небольшом темном тупичке, куда Дадли с бандой неоднократно пытались заманить или загнать его в прошлом. Но Гарри уже тогда был пуганым зверем и в ловушку ни разу не попался. К счастью... А вот этим двоим девчушкам ,лет четырнадцати, не повезло... Их зажали в угол, зажали пятеро здоровенных бугаев, хотя, предводительствующий Дадли затмевал всех. Гарри оглядел хорошо знакомые ему фигуры: Пирс, Деннис, Малькольм и Гордон, как и раньше здоровые и безмозглые, под начальством самого здорового и безмозглого. Надо полагать, все ресурсы ушли в размеры, не дойдя до содержимого черепа. И мысленного развития у них не было со времен... а неизвестно с каких времен, но что с давних – это точно.
- Пустите нас... – тихо и жалобно проговорила одна из девочек.
- Ну что вы так сразу? – издевательски заговорил Пирс. – Мы к вам со всей душой, а вы... как грубо.
- Сперва поцелуйте, а потом мы вас пустим! – прервал его Дадли.
- Знаете, когда девушку приглашают на свидание, то обычно поступают иначе. – подал голос Гарри из-за их спин. – Если уж эти юные леди настолько разбили ваши сердца, что вы не можете жить, не получив хотя бы поцелуя, то вам следует начать с цветов... – привалившись к стене с крайне ленивым видом, Гарри стал ждать реакции, но та наступила не сразу.
- Ты... – первым выдавил из себя Дадли.
- Я, кузен, я... развлекаешься? – дружелюбно улыбнулся Гарри.
- Поттер... – признал новоприбывшего Гордон. – А мы все гадали, куда ты делся...
- Скучали без меня? Честно, я польщен...
- Да, без тебя было так скучно. Ни одного психа, которого можно поколотить, под рукой... – Деннис немедля попер напролом, сжимая толстые кулаки. Его товарищи поступили так же, девчонки были забыты. Лишь Дадли сомневался...
- Ой, как страшно... А вы не боитесь кровавого маньяка? – поинтересовался Гарри.
- Чего?
- Так вы не в курсе, не смотрели новости? Там же об этом только и трубят: ученик исправительной школы имени Святого Брутуса совсем сбредил, добыл автомат, перебил всех учеников и учителей, и теперь наводит ужас на всю страну.
- Что... ты... – Гарри не сдержал улыбки, судя по выражению лиц, его экспромт, помноженный на тупость собеседников, родил доверие. – Ты... – четверо горилл немного попятились.
- Да, да... – с все той же доброжелательной улыбкой ответил Гарри. – Ладно, парни, я сегодня в хорошем настроении, потому, если вы будете хорошими, умными мальчиками, и исчезните в течение следующих десяти секунд, я не стану за вами гнаться...
- Да я тебя!! – как и следовало ожидать, его милость немного прочистила мозги бугаям, которые поняли, что над ними издеваются, а это подействовало на них, как красная тряпка на быка.
Пирс подскочил к нему, замахнулся, но тут же, хрюкнув, согнулся пополам, получив под дых. Этого никто не видел, но Гарри просто ткнул его пальцем. Гордон уже был рядом, ударил... Гарри перехватил его руку в пути, воспользовался ею как рычагом, и довольно мягко впечатал противника в стену. Попутно он двинул по ребрам Деннису, который лег на месте. Оставшийся последним Малькольм, то ли очень храбрый, а скорее невероятно тупой, все равно сделал попытку двинуть ему кулаком. Гарри поймал его кулак, немного сжал, и надавил сверху. Детина упал на колени и заревел дурным голосом... Гарри его выпустил.
- Пффф...я рассчитывал на большее. – Гарри перевел взгляд на вжавшегося в стену Дадли и таращившихся на него девчонок. – Дадли, Дадли, Дадли... неужели мама в детстве тебя не учила, что к маленьким приставать нехорошо? Впрочем, она вероятно была слишком занята подглядыванием за соседями, покупками сладостей для тебя и борьбой с моею «ненормальностью»... Что же, успехов она не добилась. Надо будет поговорить, пойдем...

Вся Тисовая улица могла любоваться необычным зрелищем: по тротуару шагал черноволосый юноша, в котором почти невозможно было узнать заморыша Поттера. Он буквально тащил за собой грозного Дадли Дурсля, и не просто так тащил, а тащил за ухо. Обычно грозный Дадли тут лишь попискивал и тяжко дышал, силясь держать темп, дабы не лишиться важного рецептора... Слухов будет... на многие годы. Дорогие родственники этого не переживут.
Гарри добрался до родимого крылечка и от души постучал... Постучи он чуть-чуть сильнее, и дверь пришлось бы менять. У демонической силы были свои небольшие недостатки, впрочем, преимущества их многократно превосходили.
- Кого там принесло... – Раздался голос дяди Вернона за секунду до того, как дверь распахнулась. Внушительный дядюшка застыл с раскрытым ртом, на крыльце стоял парень, которого он пока не признал. Этот парень небрежно удерживал его Дадлика за ухо, да так, что его сын даже и не подумывал о сопротивлении.
- Здравствуйте. – поприветствовал его Гарри и шагнул через порог, захватив с собой и Дадли.
Переступив порог, Гарри выпустил кузена и с хозяйским видом направился в гостиную. Там он подошел к стойке и начал преспокойно выбирать, что бы такое себе налить... Он как раз остановил свой выбор на Мартини с Тоником, когда родное семейство наконец подало голос.
- Да, кто ты такой?! – это была тетя Петунья, вероятно прибывшая на шум из кухни, где готовила Дадлику угощение.
- Тетушка, неужели ты меня не узнаешь? – Гарри спокойно повернулся к двери, где собрались все Дурсли. Не считая сыночка. Этот, проявив недюжинную смекалку, удрал к себе в комнату. Сейчас Гарри был целиком поглощен приготовлением коктейля, отмеряя нужную пропорцию Тоника.
- Ты... маленький псих... Ты же исчез! И даже твои ненормальные дружки не знали, где ты! Мы уж надеялись, что избавились от тебя навсегда!
- Ну разве так надо встречать любимого племянника? Можно подумать, вы мне не рады... – Гарри с удобством устроился в кресле. – Я пришел навестить родное семейство. Поговорить, обменяться сплетнями, решить пару-тройку вопросов... Присаживайтесь, и если можно, избегайте оскорблять меня и мою семью, я могу обидеться... – Гарри всем дал почувствовать угрозу в своем голосе.
- Ты не имеешь права применять все эти свои... ненормальности! Тебя исключат! Это ваше... Министерство.
- Начнем с того, что я теперь совершеннолетний, а это все меняет. Ну а во-вторых, Министерство со всеми своими законами меня сейчас волнует не больше, чем прошлогодний прогноз погоды. Потому... дорогие мои, единственное, что мешает мне убить вас, это мое собственное нежелание. – все так же дружелюбно сообщил Гарри. Судя потому, как съежились собеседники, они приняли его всерьез.
- Ты... ты... – ничего более умного никому в голову не приходило.
- Да я. – Гарри пригубил свой коктейль... Получилось неплохо, но он малость переборщил с Тоником. – Знаете, я уже давно хотел у вас спросить. Зачем вам было делать мою жизнь кошмаром?
- Ах ты неблагодарная свинья! Мы приняли тебя, приютили, кормили. Мы... Ай!! – с пальцев Гарри в дядюшку ударила молния, на корню прервав его пылкую речь. Похоже, вопрос Гарри вернул Вернона в родную стихию, и тот настолько забылся, что вообразил, будто перед ним опять беспомощный мальчишка...
- Это я уже слышал... Но ведь вы не производите впечатления совершенных идиотов. В отличие от твоей сестрички, по которой явно психбольница плачет. Вот скажите мне, когда меня подкинули вам, вы согласились меня приютить, не отдали в приют, не бросили на улице. Вы сами говорили, что хотели искоренить во мне эту «опасную чепуху». Не так ли, тетушка?
- Да...
- А вот теперь скажи мне, логично ли в таком случае превращать жизнь парнишки в ад? Так, чтобы ваше мнение не имело для него никакого веса. Так, чтобы кто угодно, кто забрал бы его от вас, казался бы ему спасителем. Так, чтобы он кинулся в Магический мир не столько ради него самого, сколько просто для того, чтобы спастись от вас? Тогда, в одиннадцать лет, я ведь поехал в Хогвартс не только как в сказку, и не потому, что там была магия... а потому, что там не было вас. – Дурсли молчали... Похоже, спокойное, уверенное поведение Гарри, его слова... все это не прошло мимо. – И вы настолько увлеклись моим воспитанием... как вы это называли, что совершенно забыли о собственном сыне. Хотя... пожалуй, тут вы упустили ситуацию еще до моего появления.
- Что ты такое говоришь?!
- Наш Дадлик золотко! – воскликнула тетя Петунья. – Добрый и отзывчивый мальчик! Он и мухи не обидит!
- Растет умницей, здоровым, сильным... – добавил Вернон, но их прервал хохот Гарри.
- Добрый и отзывчивый... А уж про здоровый образ жизни... вы знаете, за чем я застал вашего сыночка, прежде чем приволочь его сюда? Они с дружками загнали в угол двух девочек лет четырнадцати, и угрожали, вымогая поцелуи. Согласитесь... доброта просто зашкаливает...
- Ты все врешь... ты такой же ненормальный... – дядюшка был зациклен на своем. Возможно, Гарри поторопился, заявив, что он производит впечатление нормального человека.
- Да? Пойдемте, посмотрим... – Гарри поднялся, поманил семейку пальчиком, и направился к лестнице. – Тетушка, у меня вопрос, ты вообще в комнату к сыночку заходишь?
- Нет... Дадлику это никогда не нравилось...
- Ну, а ты слишком боишься сына, чтобы ему противоречить...
- Что, я боюсь Дадлика, да... – тетя не договорила.
- Вот-вот. Пойдемте-пойдемте. – Гарри широким жестом распахнул дверь комнаты кузена.
Комната Дадли, как и раньше производила впечатление, словно по ней сперва пронесся ураган, а следом стадо бешеных гиппопотамов, сокрушивших то, что осталось. Гарри одним жестом загнал хозяина комнаты в угол, и что-то насвистывая, принялся рыться в его вещах.
- Так... что у нас тут? Сигареты... табачок... это хорошо, хотя не могу понять, что в этом привлекает людей. А это... о, марихуана, уже интереснее... Так-так... – Гарри вынул из карманов куртки кузена несколько характерных сигареток и пакетик... – Я не большой знаток уголовного кодекса, но, по-моему, это наказуемо. Что тут у нас еще есть... Ага! Экстази! И ЛСД в придачу. Ну, Дадлик, у тебя все есть... – Гарри перевел взгляд на родителей Дадли. Кажется, их проняло. – Знаете, такими темпами ваш сынуля окажется за решеткой в течение года... Доброго дня! – и Гарри исчез в огне.

Следующей его остановкой была Гордрикова Впадина, Гарри было немного стыдно, что он еще ни разу до этого не побывал на могилах своих родителей. И одновременно ему было немного боязно. Упреки за то, чем он стал, за то, как он поступает... Упреки из любых уст не значили бы для него много. В мире не осталось живых людей, чье мнение было бы для него священным. Никого, кроме его мертвой семьи... Кто знает, не переворачиваются ли сейчас Джеймс и Лили Поттеры в своих могилах, видя ныне своего сына...
Гарри помотал головой, отгоняя навязчивое и неприятное видение, и направился к могилам, держа в руке заранее купленный букет...

После этого Гарри погулял по Лондону, пообедал в одном ресторане. После этого перенесся в Бристоль. Там тоже нашлось что посмотреть. Гарри обошел кое-какие музеи, заодно тщательно изучил все, что говорилось о магловских методах борьбы с инферналами и прочим. Не исключено, что некий союз, или хотя бы сотрудничество могло иметь место... Гарри взял на заметку, что следует все разузнать поподробнее, используя иные методы...
Напоследок он зашел в бар и, просто смеха ради, учинил там пьяную драку, расшвыряв завсегдатаев, не хуже главного героя в каком-нибудь вестерне, после чего удалился. Отыскав достаточно безлюдное местечко, он просто перенесся обратно домой. Неплохо отдохнул.
Стоило ему только появиться в замке, как откуда-то примчалась Кара, он никогда не мог понять, как командир его личной охраны ухитряется отыскать его где угодно.
- Слушаю?.. – с легкой ноткой разочарования и безнадежности в голосе, мол, передышка кончилась, спросил он. Его закинуло немного дальше от его апартаментов, чем он рассчитывал. Остаток пути надлежало пройти. Невелика беда, Кара увязалась следом... уж не надеялась ли она...
- Милорд. За время вашего отсутствия Прорицательница сумела узнать местоположение двоих носителей Черной Метки, - по какой-то причине все его девочки, даже Хельга, категорически отказывались называть слуг Волдеморта Пожирателями Смерти. – В соответствии с вашими инструкциями, я лично повела группу захвата. Оба врага взяты живыми. Они в подземелье.
- Хорошая работа.
- Я рада служить вам, милорд. Кроме того, Хельга сообщила, что зелье готово. Можно действовать, как вы запланировали.
- Хорошо. Но завтра, сегодня у меня отгул, сделаем небольшую паузу... Да, и всех пленников не кормить этим вечером, пусть мрачнее будут. Ты, - Гарри, отвлекшись от своей советницы, обратился к попавшейся на пути стражнице. Кара расставила охрану везде. – Я бы хотел видеть тебя у меня в покоях этим вечером.
- Разумеется, милорд! – просияла демоница, разумеется, всем было ясно, зачем она ему понадобилась.
- Кара, позаботься, чтобы в крайнем случае ее подменили.
- Да, милорд. – та не смогла сдержать разочарования... Для Гарри уже давно не было секретом, что его ближайшие советницы стараются быть рядом с ним как можно дольше, в надежде попасть под раздачу. Поскольку сам он выбирал себе компанию на ночь исключительно от балды, а скорее просто ту, что первая попадается на глаза, когда ему придет в голову эта идея...

Минерва МакГоннагалл прибыла в Хогсмид около полуночи. Волшебная деревня рядом с Хогвартсом почти опустела, и это вовсе не из-за нового владельца замка. Очевидно, немногие оставшиеся жители решили, что новоиспеченному владельцу Хогвартса тоже может захотеться сладостей или сливочного пива, и потому на них не будут нападать. Так они считали. Возможно, они были даже правы, и тут было немногим опаснее, чем в остальной части Англии, а вернее всего мира... А может и безопаснее, Темный Лорд дважды подумает, прежде чем появляться тут. Просто большинство бежало, когда он напал на Хогвартс в тот самый день. И предпочли не возвращаться, тем более, что гиганты сравняли с землей изрядную часть поселения...
Ей не составило труда найти вход в подземный ход, Сладкое Королевство было разрушено. Но часть предприятия переехала в соседнее не пострадавшее здание. В темноте никто, конечно, не заметил проникшую на развалины кошку. Потом она нырнула в туннель. Здесь было темно, но для ее кошачьего зрения это не было помехой. Некоторое время спустя она добралась до статуи Горбатой ведьмы, изнутри она открывалась от просто касания... Проход приоткрылся, грациозное тело проскользнуло внутрь, и колдунья немедленно вернулась на свое место. И вот уже никаких следов проникновения.
Неслышно ступая, Минерва МакГоннагалл направилась в сторону подземелий, инстинкт подсказывал ей, что если в этом замке действительно творились темный дела, то проще всего в этом будет убедиться как раз в подземельях... Он бесшумно кралась, спустилась на один этаж... пока ей не встречалось ничего и никого... кроме Пивза. Полтергейст, вооружившись тряпкой и ведром с мыльной водой мыл стены... Почти минуту она глупо пялилась на это зрелище, которое и во сне не приснится. Мастер Хаоса наводит порядок... А потом ее кто-то схватил за хвост!!!
Непроизвольно, от испуга она немедленно вернула себе человеческий облик. В результате, тот кто ухватил ее за хвост, теперь держал ее за... зашипев не то от шока, не то от злости, она обернулась, вынимая палочку... которою у нее немедленно отобрали. У нее за спиной стояли четверо красивых, молодых женщин, явно из числа спутниц Гарри Поттера. И, судя по выражению их лиц, ее визиту тут были совсем не рады... В данной ситуации она не смогла придумать ничего лучше, чем поднять руки вверх...
Потом ее куда-то вели, надо заметить довольно-таки грубо, тащили, конечно, не волоком, но не скупились на толчки в спину, если она шла недостаточно быстро на их вкус. Через некоторое время они добрались, к немалому удивлению бывшего декана Гриффиндора, до класса профессора Бинса. Она из ее конвоиров, чье число по ходу дела возросло до почти двух десятков, скрылась за дверью, не забыв постучать. Из класса донеслись голоса, в одном из говоривших она узнала Гарри... Потом дверь открылась, и ей недвусмысленно велели зайти.
Едва кинув один единственный взгляд внутрь, она была потрясена. Классная комната была превращена в огромную спальню. Все парты, доска, кафедра, все школьные принадлежности куда-то исчезли. На их место пришла колоссальная кровать, мягкие кресла, столик... В одном из кресел в пижаме сидел Гарри Поттер.
- Я решил устроить себе спальню там, где мне всегда так сладко спалось. – ответил он на невысказанный вопрос бывшего профессора Трансфигурации. – Здравствуйте профессор МакГоннагалл, чем обязан столь поздним визитом?
- Ну... я...
- Понимаю, вы вспомнили, что перед уходом забыли в классе свою любимую кошачью кроватку... – пришел ей на помощь Гарри. У Минервы появилось нехорошее предчувствие. – Ну, а поскольку просто придти и попросить вернуть вы не решились, то захотели забрать втихую... Ради этого, как мне сообщили, вы воспользовались тайными ходами. Наверное, тоскуя по своей кроватке, вы совсем забыли, что эти ходы мне известны, и я могу попросить подруг присмотреть за ними...
- Гарри... – нехорошее предчувствие Минервы только возросло.
- Но не волнуйтесь, получите назад вы свою кроватку. А в качестве подарка – еще и клетку...

Гермиона Грейнджер проснулась в достаточно сложном настроении. С одной стороны, все вроде бы было неплохо. Прошлой ночью шпион Ордена попытался проникнуть в Хогвартс, где его, разумеется, ждали. Гермиона не знала, что ее Господин собирается сделать с профессором МакГоннагалл, но вряд ли что-то по-настоящему страшное. Но вовремя она, понятное дело, не вернется. А значит, ее ждет неуверенное выражение лица директора, а потом экстренное совещание Ордена, где будут выдвигать предположения одно другого безумнее и неправдоподобнее... Это будет забавно.
В общем-то, ее жизнь не сильно изменилась, и никому, даже Грюму не пришло в голову, что взгляд на мир мисс-Всезнайки и ярой последовательницы правил мог кардинально измениться после гибели ее семьи. Миссис Уизли была по-прежнему мила и ласкова, хотя потеря Джинни все еще лежала камнем у нее на сердце. Остальные тоже остались теми же, только Фред с Джорджем растеряли изрядную долю своей веселости и беззаботности. Окружающие не изменились.
Изменилось другое, ее отношение к ним. И самым ярким тому примером был Рон. Она сама не могла понять, почему ее мнение о нем изменилось столь сильно, буквально до неузнаваемости... Рон как был балбесом, так и остался. Чувства такта никакого, мозгов – тоже негусто, хотя в шахматы играет отлично, манер недобор... Только раньше это ее отчасти умиляло и даже нравилось, а кроме этого, она находила в нем множество положительных черт, которые преобладали над всеми недостатками. Ныне же она этих черт в упор не могла разглядеть. Ранее, всякий раз, когда он был рядом, она ощущала к нему симпатию, теперь ничего, только голова иногда начинала болеть. Безо всякой причины... Пока она по мере сил оставалась его подругой, которая всерьез размышляла, не стать ли его девушкой. Поскольку эта перемена ее мнения была без сомнения связана со всеми событиями, перевернувшими ее жизнь, она не спешила ссориться. Кто знает, может, все эти изменения временны, а значит не стоит так сразу портить отношения... Но все это было подозрительно.
День начался примерно так, как она и ожидала. Вскоре после завтрака в Нору стали прибывать работники птицефермы... Прозвище, которое ее Господин дал Ордену, крепко засело у нее в голове. Потом подоспел директор, сообщивший, что от разведчика ни слуху, ни духу. Обсуждение началось. Грюм, бешено вращая глазом, заявил, что он предупреждал, чем могут закончиться попытки вмешаться в дела Поттера.
- С другой стороны, - добавил он, - если с Минервой и случилось что-то плохое, это может служить доказательством враждебности Поттера.
Тут влез Рон, без обиняков предположивший, что «злобный Поттер», - как его окрестили, – схватил профессора, изрубил на кусочки, зажарил на медленном огне... И все это - ни на мгновение не прекращая изрыгать дьявольский смех.
Покуда Орден размышлял над возможностью такого исхода, хотя него вроде никто особо не верил, в дверь Норы постучали. Теоретически, кто-то с враждебными намерениями не сумел бы добраться до порога без поднятия тревоги. Мистер Уизли и Дамблдор лично отправились встречать гостей, таковых не оказалось. На пороге лежал пакет. Такое впечатление, что его доставили почтой. Проверив посылку на предмет проклятий, ее внесли...
К посылке прилагалось письмецо. Вернее Громовещатель, который был неплохо спрятан и активизировался, едва груз оказался в комнате...
«Уважаемый профессор Дамблдор! – вещал искаженный голос Гарри, почему-то сейчас она не назвала его мысленно Господином. – Надо внимательнее следить за своими домашними животными! Кошка, она, конечно, гуляет сама по себе, но надо же знать границы! Она же – животное глупое, если не следить, может потеряться, попасть под машину, залезть на частную территорию. А она даже без ошейника! Будьте впредь внимательнее, лучше ее кормите, и она не станет от вас сбегать. А то в другой раз с ней может случиться какое-нибудь несчастье...».
Под оберткой обнаружилась клетка, в ней сидела кошка, в которой можно было без труда узнать профессора МакГоннагалл. Клетка была неразбиваемой, потому профессор Трансфигурации смогла стать человеком лишь тогда, когда ее освободили. Гермиона, которой потребовалось немало самообладания, чтобы не рассмеяться, пожалела, что у нее нет фотоаппарата. Физиономии некоторых присутствующих были просто бесценны. Ее Господин вернул шпиона в целостности и сохранности, хотя ее немного покоробила эта, достаточно жестокая, шутка над учительницей, которую она все же уважала...
После того, как бывший декан рассказала все, что с ней произошло, и то, что ей удалось узнать, то есть ничего, кроме судьбы кабинета Истории. Орден еще какое-то время посовещался, а потом начали расходиться.
После обеда она почувствовала, как небольшое колечко у нее на пальце греется и начинает чуть-чуть вибрировать. Ее Господин звал ее к себе. Прежде чем отправить ее сюда, он вместе с леди Хельгой наложил особые чары на кольцо, что она по какой-то прихоти носила на мизинце. Теперь оно одновременно служило и сигналом, которым он мог позвать ее, и быстрым способом передвижения. Этот особый портал мог в любой момент доставить ее в Хогвартс, минуя любые барьеры... Полезно иметь в союзниках Основателя... Кольцо было лишь теплым и не сильно дергалось. Это означало, что ее хотят видеть, но ничего срочного... Если бы кольцо было действительно горячим, это бы означало «вопрос жизни и смерти, плюй на все, в том числе и на конспирацию, скорее ко мне!».
Ей потребовалось полчаса, чтобы не вызывая подозрений отлучиться из Норы, отойти на достаточное расстояние и активировать портал. Активировать его могла она одна. Перенеслась она прямиком в Большой Зал, куда и следовало. Но сейчас тут были лишь несколько охранниц. Те тревожно вскинулись при ее появлении, но продемонстрированное ею кольцо было красноречивей любых слов.
- Лорд сейчас в госпитале. – сообщила одна из них, делая жест в сторону входа в Зал.
- Благодарю...
Первым, что ей бросилось в глаза, стоило только переступить порог того, что раньше именовалось Больничным крылом, были ее родители. Они выглядели намного лучше, но оставались в коме, как он и предсказывал... Но они шли на поправку, и это главное.
- Гермиона, рад, что ты прибыла так скоро.
- Господин, я прибыла так быстро, как только смогла... – Гермиона поспешно повернулась на голос. Она испытывала огромное желание опуститься на одно колено перед своим бывшим одноклассником, но знала, что ему это не понравиться. Тут она могла сдерживаться...
- Гермиона, я же просил, не зови меня так. К Лорду и Милорду я привык быстро, но от Господина меня коробит...
- Прости... ничего не могу с собой поделать... – она виновато склонила голову, отворачиваясь. Ей на глаза попалась другая койка, на ней лежала Джинни.
- Бедняга... – заметил Гарри. – Я попытался вернуть назад ту часть души, что перекочевала в нее стараниями этого идиота с бородой... Вроде бы все получилось, по крайней мере я более не чувствую раздвоения, и нехватки души тоже не наблюдается. Только вот... – он указал на неподвижную мисс Уизли. – И как это исправить, я пока не знаю. Ладно, я не для этого позвал тебя, пошли... Они получили мою посылку? – спросил он уже в коридоре.
- О да, Дамблдор уронил свою вазочку с лимонными дольками. А профессор Снейп...
- Просто Снейп.
- Да, Господин, - автоматически ответила Гермиона, - Снейп, кажется, даже восхитился таким способом обращения с давней соперницей... Даже обидно.
- Да, но ничего, и его очередь придет. Теперь слушай. Как ты, наверное, догадываешься, за все эти дни мы успели отловить немалое количество Пожирателей. Я поначалу не знал, что с ними делать, но теперь мы с Хельгой нашли достаточно оптимальный метод. – к тому времени они уже спустились в подземелья. - Тюрьму я организовал в бывших владениях Снейпа. Смотри.
Бывший кабинет зелий и впрямь был обращен в каземат, заодно его еще и расширили, вероятно, за счет соседних помещений... В довольно-таки маленьких отдельных клетках сидело порядка полутора десятков человек в черных мантиях разной степени грязности. Среди прочих она заметила и Амикуса, тот выглядел похуже большинства... Гарри вновь закрыл дверь и повел ее дальше.
- Обсудив этот вопрос, мы посчитали, что лучше всего будет обращать Пожирателей в сквибов. И не казнь, и трудно придумать более жестокое наказание. А потом... тут я еще не решил. Одних, вероятно, сдам в Министерство, а прочих прямо к Волдеморту... Пусть думает, что делать со слугами, потерявшими магию...
- Но как?
- Одно зелье. Кажется, оно придумано Слизерином, а может и нет... Да, Хельга сказала, что ее коллеге удалось восстановить рецепт, значит, это изобрели еще до них. Так вот, оно состоит из двух несмешивающихся между собой частей. Одной из них надо напоить жертву... Те, кого ты видела, они уже хлебнули. Их магия перетекла во вторую часть этого зелья. Теперь они все сквибы, но еще не знают об этом. – ее Господин недобро усмехнулся. Он привел ее в небольшой кабинет, скорее всего здесь тоже обитал Снейп. На столе стояло шестнадцать небольших флаконов. – Выпей два из них, на твой выбор.
Гермиона подчинилась еще до того, как поняла смысл сказанного. Наугад схватив одну из посудин, она сняла крышку и опрокинула содержимое в рот... Ее захватило удивительное ощущение. Необычайное тепло и энергия растеклись по всему телу. Он почувствовала, как вместе с зельем в нее вливается сила... Но она не успела додумать до конца, ибо уже взялась за содержимое второго флакона... И вновь то же самое, необычайное ощущение... Небывалая эйфория.
- Поздравляю, твоя магическая сила только что возросла раза в два. Ну... приблизительно.
- Что произошло? – спросила она, едва эйфория немного спала.
- Я ведь сказал, что сила этих новоиспеченных сквибов перенеслась во вторую часть зелья, не так ли? – Господин сделал жест в сторону оставшихся флаконов. - Ну вот, так эту силу можно в таком виде хранить или передавать кому-то.
- То есть, я только что получила всю их магическую силу?.. – Гермиона едва устояла на ногах.
- Ага. Ну не всю... где-то половина силы теряется, но другая... Теперь она твоя.
- Спасибо... – ничего более умного она сказать не смогла... Она уже довольно давно заметила, что сложные и сильные чары у нее получаются плохо, просто из-за того, что силенок не хватает... Молода еще. – Но... зачем?
А что еще делать с этой силой? Солить? Мариновать? Вдобавок, раз уж ты теперь моя верная сторонница... – он скорчил рожу а-ля Волдеморт. – Так тебе и могущество нужно, а то не интересно... Д и мне спокойнее будет, знай я, что ты сможешь постоять за себя. Теперь, я думаю, у тебя даже «Авада Кедавра» будет получаться без проблем. Я думаю потом дать тебе еще, но лучше действовать постепенно, чтобы ты могла освоиться с новыми возможностями...

Глава 8


Глава восьмая.

Гермиона Грейнджер сидела на крыше Норы, за последнюю неделю она привыкла устраиваться тут, когда хотелось побыть одной и подумать. Ныне попасть сюда не доставляло для нее проблем. Теперь, когда она владеет силами приблизительно трех взрослых волшебников, плюс своей собственной, у нее получались все чары, о которых она когда-либо читала или просто слышала. Сейчас она, по утверждению ее Господина, капитально превосходила по силе среднестатистического волшебника, да и большинство мракоборцев или Пожирателей. До Дамблдора или Волдеморта ей, конечно, было далеко, но стоит довольствоваться тем, что есть. Хельга заявила, что больше ей пить таких зелий не надо, а то можно нажить неприятности. Как известно, нет ничего полностью хорошего, и если перепить этой силушки то... в общем, лучше не перепивать.
Еще она однажды робко предложила подлить эту настоечку Дамблдору, на случай, если тому опять придет в голову какая-нибудь гениальная идея. Господин понимающе усмехнулся, не ей первой в голову пришла такая мысль. Только вот забирающее силы зелье на вкус было настолько гадким, что заливать его в кого-то надо было воистину силком.
Было приятно вот так просто сидеть на крыше и дышать воздухом, когда все прочие сейчас где-то занимаются своими делами и не мешают. И Рона тоже рядом нет, что не может не радовать. Объяснение этой внезапной перемене ее отношения к своему... ну, наверное, все-таки другу, нашлось довольно случайно. Во время ее предпоследнего визита в Хогвартс ее Господин неожиданно повел себя довольно необычно. Объясняя ей что-то не особо важное, он вдруг остановился на полуслове. А потом начал словно бы принюхиваться, на самом деле он улавливал магические токи, но выглядело это...
Неброская, но, тем не менее, весьма красивая подвеска, Рон подарил ей ее на прошлое Рождество. А на ней лежали приворотные чары... Потому, каждый раз при виде Рона она испытывала солидный скачок симпатии к этому парню... Очевидно, принеся клятву Господину, она заодно стала невосприимчивой к этим простым, но сильным чарам. Ее первым побуждением было немедленно пойти и спустить с Рона шкуру, пользуясь новоприобретенными силами... Но, как известно, первое побуждение зачастую дает неверные советы.
Это было верно и в этот раз, тем более Рон, похоже, был не главным злодеем в этой маленькой истории, не исключено даже, что он вообще был ни при чем. Она наконец узнала причину столь ярко выраженной неприязни ее Господина к Джинни, а заодно и к миссис Уизли, но последнее не было столь заметно. Как выяснилось, каждое лето, начиная с четвертого года, миссис Уизли делала особую добавку в каждое блюдо Гарри, который, как известно, не жаловался на аппетит, спасибо Дурслям. Добавку очень особую, приворотное зелье с аккумулятивным эффектом. Молли Уизли была очень сильна в таких делах, она сама не раз об этом рассказывала... Зелья были рассчитаны особым образом, и лишь после третьего лета их действие стало бы заметно. Прибудь год назад Гарри в Нору, как это было изначально запланировано, и к концу каникул черное дело было бы сделано, и где-нибудь ближе к октябрю он бы оказался без памяти влюбленным в Джинни. Дамблдор, сам того не зная, защитил Гарри, в конечном счете, старик был прав, у Дурслей Мальчик-Который-Выжил был в большей безопасности... Удивительно, пока она думала о своем Господине до Обета, она могла называть его Гарри, после этого он был только Господином. Ее Господин так и не смог с точностью установить, до какой степени Джинни знала об этом, но было очень трудно представить, что мама держала ее в полном неведении. Молли Уизни, очевидно, таким образом заботилась о будущем своих детей. Рон, в своей невероятной непосредственности, упоминал как-то, что подвеску ей в подарок подбирала его мать... Добрейшая женщина...
Временами Гермиона желала, чтобы ее предательство стало известно как можно скорее, чтобы полюбоваться на их физиономии, а потом покинуть это место навсегда. Сейчас, она по мере сил пыталась притвориться, будто эта дурацкая висюлька все еще действует на нее. Это было непросто.
Да, просто удивительно, как быстро и необратимо развалился, казалось бы, прочный, окружающий ее мир. Семья Уизли оказалась в изрядной мере собранием неприятнейших личностей. Орден Феникса обернулся птицефермой, которая в некоторой мере дискредитировала дело, за которое взялась. Ну, это может быть слишком сильно сказано... А Дамблдор... Дамблдор это отдельная история.
Во время своего последнего визита в школу, для получения последней порции силы, она вспомнила о вопросе, который сперва немало ее волновал, но потом забылся. Она спросила о Гриндевальде. Тогда, на следующий день после своего громкого возвращения, Гарри намекнул, что гибель этого темного волшебника была отнюдь не делом рук Альбуса Дамблдора. Ответ Господина ее немало потряс...

- Все-таки, тебя ничто не в силах изменить. – усмехнулся он, когда она несмело задала свой вопрос. – А что ты вообще знаешь про Гриндевальда? – поинтересовался он, чем немедля поставил ее в тупик. В самом деле, что она о нем знала? А ничего. Только имя и то, что он считался Темным Лордом в сороковых годах, и был побежден Дамблдором в сорок пятом. И самое удивительное то, что ей, любящей всегда докапываться до сути, вполне хватало этого более чем краткого описания. И в книгах по истории об этом тоже почти не упоминалось. – Понимаю, что же, слушай краткое резюме. Фердинат Гриндевальд был... ну, скажем, радикально настроенным реформатором. Если попытаться провести параллели, то его можно назвать социалистом... ну и экстремистом заодно. Этот действительно могучий волшебник заметил, что Магический мир – место несправедливое, что люди-волшебники притесняют прочие расы, и все такое прочее. До маглов ему дела вообще не было. Ну и надумал он все это изменить, сделать волшебное сообщество более равноправным, а заодно и сплоченным. Полагаю, ты со мною согласишься, идея сама по себе неплоха. Только вот самым эффективным способом он посчитал вооруженную борьбу. Ну, а дальше пошло-поехало, я не думаю, что он сам заметил, как из реформатора превратился в революционера-убийцу. Началась весьма масштабная война, где обе стороны не сильно стеснялись в средствах, хотя им, конечно, было далеко до нынешних зверств... К тому же, уже не помню в какой момент, Гриндевальд совсем сошел с ума, и объявил политику по типу: «Кто не с нами – тот против нас». Тем самым он ухитрился обернуть против себя изрядную часть тех, за чьи права он, теоретически, боролся. Но мы отдалились от темы, в те дни наш дорогой директор руководил тем, что в последствии стало называться Орденом Феникса. И в день гибели Гриндевальда он и тогдашний Министр как раз планировали атаку на лагерь темного волшебника. Наводку они получили не откуда-нибудь, а от вампиров, так что можно видеть, насколько этот борец за права и свободы их достал. Только погиб он не от рук Дамблдора или его команды. Погиб он от клыков своего лучшего друга и верного сторонника, по совместительству оборотня, который воспитал Фенрира Сивого. Этот оборотень... черт, не помню имени, был убежденным борцом за свободу своего народа, и этому же хотел научить Сивого, но не преуспел, и тот вырос в нынешнего маньяка-убийцу.
- Господин, кажется, вы опять отклонились от темы... – позволила она себе заметить.
- Ты права. Так вот, дело было в полнолуние, почему Дамблдор задумал атаковать именно в такую ночь мне не известно. Ну, и дальнейшее мне тоже почти и неизвестно, даже Прорицательница не в силах разглядеть все получше. Но главное, что в неразберихе штурма Гриндевальд оказался в одном помещении со своим верным товарищем, и тут-то луна и показалась. Великого революционера нашли мало что не по кускам... Ну, поскольку все это случилось аккурат во время рейда под командой Дамблдора, то, «для общественного блага», было решено объявить его победителем вышеупомянутого реформатора... – Гарри неопределенно покрутил пальцами. – А что стало с истинным убийцей «магического вдохновителя Адольфа Гитлера», кстати, откуда они это взяли, я не представляю, так вот, что стало с тем оборотнем, учителем Сивого, выяснить мне не удалось.

Гермиона мрачновато усмехнулась... Вот так вот становятся героями Магического мира... а на примере ее Господина можно увидеть, как под час становятся его врагами и официальными злодеями. Источники Ордена сообщали, что законопроект, фактически объявляющий ее Господина темным существом и по совместительству врагом нации, был уже подготовлен и его собирались принять. Не последнюю роль в этом наверняка сыграли сторонники Волдеморта в Министерстве и люди вроде Малфоя, которые знали, кому и когда заплатить. Более того, не исключено, что и Орден приложил к тому руку, тогда получается, что люди Волдеморта и Дамблдора делают одно дело...
Ее Господину было на то, похоже, начхать, он не без оснований полагал, что пусть хоть все Министерство штурмует его замок, они там и лягут... Кроме того, он что-то упоминал о контакте с маглами... Это могло быть интересно...
- Гермиона?! Вот ты где, девочка моя! – во дворе появилась Молли Уизли. – Что ты там сидишь совсем одна, спускайся...
- Конечно миссис Уизли... – не стала возражать Гермиона. Приятная передышка кончилась, пора вновь играть роль хорошей девочки...

Еще через пару дней Джинни Уизли нашлась прямо на пороге Норы. Девочка была без сознания, но вскоре пришла в себя, она клялась, что ничего не помнит с самого Ритуала. Только вот поверили ли ей?..

Гарри сидел в своем любимом кресле, когда-то оно принадлежало директору, а тот, что ни говори, умел выбирать мебель. Он разбирал очередную партию писем - ныне их поток изрядно спал, да и помимо этого, им с Хельгой удалось сымпровизировать парочку заклятий, которые Гермиона в шутку назвала антиспам. Теперь в его руки в основном попадали письма, в которых содержалось что-то важное. Такие, как послания Гермионы, письма из Гринготтса, ну и еще по мелочам... Например, письмо от близнецов Уизли, их послание немало удивило его. Последние, явно так и не смогли определиться с тем, как следовало относиться к бывшему другу. И, в общем-то именно об этом и было это письмо, очевидно, близнецы хотели выговориться, но не решались затронуть больную для Ордена тему, потому поступили таким странным образом. Гарри показалось, что авторам этого письма не требовался ответ и потому не стал отвечать.
Гоблины так же не теряли времени даром, во всю шла подготовка к судебному процессу над Дамблдором и другими расхитителями его наследства. Пользуясь какой-то, оставшейся для него непонятной, лазейкой в судебном праве, представители Гринготтса собирались предупредить Великого Волшебника лишь за четыре дня до слушания. Все это с вполне понятной целью: тому останется мало времени на то, чтобы готовить линию защиты и угощать членов комиссии Лимонными Дольками. Сам Гарри так и не знал, надлежит ли ему являться в Зал Заседаний. Как бы ему потом не пришлось вырываться оттуда с боем... А если еще его девочки почувствуют, что он в опасности, то такое начнется... Гарри совсем не улыбалась мысль, чтобы на месте Министерства Магии осталась груда мусора...
Гермиона же, чьи послания составляли основную часть попадающей ему в руки почты, исправно передавала все мало-мальски важное, что она слышала в Ордене. Учитывая, что теперь ее пускали на заседания, ей было что рассказать. Покуда, впрочем, критической информации она передать не могла. В ее докладах были различные планы Ордена, касающиеся Волдеморта и его самого, а также списки Пожирателей и работников птицефабрики, там теперь состояло немало незнакомых ему личностей из разных стран. И естественно, множество предположений, одно другого страшнее, касательно того, что «злобный демон» предпримет. Порой, читая про все ужасы, которые от него ожидают, Гарри хохотал на весь замок, отчего девочки вскакивали как ошпаренные, считая, что на них кто-то напал.
Вся эта, а так же другая поступающая от нее информация была без сомнения ценна, но не могла быть использована немедленно. Что же, заодно и Орден пока не имеет оснований предполагать, что где-то капает, хотя Грюм конечно что-нибудь заподозрит. И очень быстро... Но не зря же он отдал им мелкую Уизли. Рыжей определенно не везет - сперва ее отдали ему на поселение, а ныне ее, разумеется, будут подозревать во всех грехах... А Гермиона может чувствовать себя поспокойнее.
- Милорд! – в Большой Зал ворвалась Кара, Гарри немедленно нахмурился - если она влетает таким образом, значит что-то случилось. – Наблюдательница в Лондоне только что вернулась! Она сообщает, что на город напали ваши враги, которых вы зовете дементорами!
- Что?! – Гарри оказался на ногах. – Сколько их?
- Великое множество, как она сообщила.
- Понятно, поднимай мою гвардию, а так же еще семь сотен, а то мы как-то уже засиделись... – Гарри позволил заряду тока пробежать у него между пальцами. – Пора повоевать...

Армия демонов появилась на поле боя через десять минут. Первыми был сам Гарри со своей охраной, а так же командиры сотен, которые потом должны были передать приказы основным силам.
Окраина Лондона превратилась в настоящий ад. Огромная толпа жадных до людских душ тварей вливалась в город. На пути у нее пытались встать мракоборцы, которых было явно мало, а так же сами маглы. Уже успев оценить угрозу как инферналов, так и невидимой опасности, что навечно погружает свои жертвы в растительно-подобное состояние, правительство пошло на беспрецедентный шаг. В штатное оружие полиции вошли огнеметы. И сейчас защитники правопорядка, самые стойкие из них, что еще не потеряли голову от ужаса, или не лишились души, вслепую посылали струи горящего напалма туда, откуда они ощущали приближение угрозы. Надо заметить, кое-что у них получалось. Но этого кое-чего было явно недостаточно. Огромное количество недвижных тел повсюду было тому лучшим подтверждением. Темное море дементоров уже окружало рифы сопротивления, почти одновременно с появлением Гарри Поттера кучка мракоборцев обратилась в неподвижные, но все еще дышащие тела...
Четыре десятка огненных шаров сорвались с рук спутниц Гарри, он и сам выпустил из пальцев потоки молний. Запахло озоном, но на дементоров электричество, похоже, никак не подействовало. Чего никак нельзя было сказать об огне.
- Ладно. Ты, давай в замок, после чего со своей сотней занимай позицию вот там... – Гарри указал командиру сотни место. - Выстраивайтесь в цепочку и не подпускайте тварей близко!
- Да, милорд. – демоница тут же исчезла в пламени.
- Дальше. Ты... – Гарри принялся указывать командирам своих отрядов позиции, которые им надлежало занять. Он охватывал толпу дементоров этаким полукругом, одновременно отрезая пути вглубь города. Пытаться перекрыть дорогу с окраины, откуда продолжали прибывать хищники, было бы совершенной глупостью и самоубийством. – И еще одно, следите за своим тылом, мало ли что... Ходят слухи о каких-то неизвестных мне тварях...
Семь сотен демонов растянулись широким полукругом, выпуская потоки огненных шаров в темную массу дементоров. Но, как оказалось, далеко не каждое попадание было смертельным, то ли твари успели приспособиться, то ли просто были сильнее в окружении огромного количества себе подобных, и требовалось несколько попаданий подряд, чтобы дементор вспыхнул и осыпался пеплом. А пожиратели душ изо всех сил старались не дать такому произойти. Если раньше они действовали довольно разрозненно и отдельные группы занимались каждая своим делом, то тут они немедленно изменили тактику. Вся многотысячная толпа дементоров собралась в одну плотную группу, вернее толпу. Тех, кто двигался в первых рядах, непрерывно заменяли, так что в результате, в большинстве случаев тот просто не успевал получить достаточную порцию огня, ведь его сменяли иные, свежие, а раненный скрывался где-то в глубине строя, где, наверное, восстанавливал силы. Невозможно было сказать с уверенностью ведь, все дементоры были на одно лицо, хотя лица видно как раз не было. Но в любом случае, потери нападавших упали просто ужасающим образом.
Если за первые пару минут четыре десятка демониц уничтожили чуть ли не две сотни врагов, то за следующие десять тех погибло от силы десятков пять... И это притом, что теперь по ним вели огнь с трех сторон более семи сотен воинов Гарри! Дементоры надвигались, сейчас уже не очень быстро, но так же неумолимо, как горная лавина. Гарри не оставалось ничего другого, как скомандовать отход, надеясь сохранить разрыв между тварями и его девочками.
Они тем временем остались одни, до этого остатки мракоборцев и стражей порядка дрались чисто на автомате. Инстинкт самосохранения заглушал внушаемый дементорами ужас, сейчас же, когда последние отвлеклись, все люди, еще остававшиеся поблизости, разбежались.

Сражение для Гарри длилось уже почти полчаса. Они медленно отходили в глубь городских улиц. Ему пришлось в спешной мере реорганизовать построение своего войска, чтобы перекрыть все улицы и переулки, дабы не допустить обхода.
Шаг за шагом назад, его девочки теперь бьют залпами. Он разделил их на группы по пятнадцать, те брали на прицел одного дементора и обрушивали на него полтора десятка пламенных шариков разом, этого хватало. И если обходилось без промахов, то цель не успевала укрыться за спинами сородичей и опадала пеплом...
А потом на одной из улиц дементоры применили иную тактику - полсотни этих созданий неожиданно вырвались из рядов, и, на огромной скорости, понеслись в сторону противостоявших им. Не стесненные плотным строем, они вновь стали двигаться гораздо шустрее. Демоницы отреагировали немедленно, первый же залп почти ополовинил атакующую группу. После второго от нее осталось лишь пятеро, но они дорвались уже до самой линии своих врагов. Еще трое были уничтожены вовремя, но два последних набросились каждый на одну из демониц за секунду до того, как были уничтожены соседками своих жертв. Черный и красный пепел смешались...
Строй на несколько мгновений нарушился, а огонь, что все это время сдерживал дементоров, вынуждая их держать строй и не разгоняться, ослаб. На секунды плотность огня упала, и дементоры не замедлили этим воспользоваться. Разрывая строй, они резко ускорились, собираясь мигом покрыть расстояние, отделяющее их от дерзких воинов Гарри... Будь демоницы готовы встретить их, то потери дементоров были бы огромны, их атака захлебнулась бы. Но воны Гарри Поттера были как раз не готовы, а их строй был нарушен... Мгновения оставались до того, как волна темных существ достигнет своих жертв...
Прямо перед рядами своих воительниц в огненной вспышке материализовался Гарри вместе с личной охраной и свитой. Он поспел вовремя. Три десятка огненных зарядов были пущены разом, первый ряд монстров вспыхнул и осыпался, но это не остановило следующих... Им осталось преодолеть какой-то метр, чтобы добраться до своих врагов... Но они его не преодолели.
Их Лорд выиграл для демониц пару лишних секунд, и именно этого им хватило, чтобы перестроиться. Настоящий поток огня вновь обрушился на нападавших - сейчас у них не было плотного строя, и они не могли его выдержать. Атака захлебнулась в крови, хотя крови-то у дементоров как раз и не было. Потеряв очень многих, они восстановили свой строй.
Потом они повторили попытку на ином участке, потом на третьем... а потом уже там, где однажды пробовали. Все эти атаки удавалось отразить, но теперь и войско Гарри Поттера несло потери.

Гарри был в ярости, вообще говоря, отправляясь сюда, он рассчитывал на совсем другое развитие событий. Дементорам, на присутствие которых его воины никак не реагировали, надлежало быть разбитым в пух и прах, вдребезги и пополам. А вместо этого, все вылилось в игру со смертью, где его войско было в большой опасности...
А самое главное, где, черт их всех побери, эти идиотские защитники света?! Где мракоборцы, Орден? Поди, сидят, рассуждают над тем, как он, Гарри Поттер будет захватывать мир... Идиоты. Ну, а кроме того, с волшебниками ладно, с них станется решить, что для «высшего блага» будет лучше, если дементоры и «злобные демоны» передерутся. Неважно, если при этом погибнет весь город... Но где тогда сами маглы? Сейчас схватки шли на опустевших улицах, все живое, очевидно, бежало, но может же так длиться вечно! Где полиция, где армия, в конце концов? Не позволят же они, чтобы на улицах столицы такое творилось!
И именно в тот момент, когда он уже собрался плюнуть на все и покинуть поле боя вместе со своими воинами, покуда потери не исчислялись и тремя десятками. Какого черта должны они погибать за тех, кто даже не пытается постоять за себя?! Пускай сами разбираются.
Так вот, именно тогда подмога и прибыла. Полиция на машинах, в которых Гарри с немалым удивлением признал пожарные, а так же на броневиках с водометами для разгона демонстраций. Гарри даже отвлекся от сражения, разглядывая гостей, они что, решили смыть невидимую для них опасность?
- Эй! Кто бы вы там ни были, раздайтесь! – с передней машины соскочил человек в мундире. Лицо у него, как и большинства его подчиненных было совершенно дикое. Он явно прилагал все силы, чтобы не поддаться ужасу, и потому не был способен удивляться. Неважно, что дорогу к угрозе преграждает толпа мечущих огонь красавиц, с этим можно будет разобраться потом...
Гарри чуть было не начал чесать затылок. Что они задумали?.. Но решать надо было быстро, в конце концов, дураками маглы не были... Несколькими командами он открыл для техники проход в рядах своих воинов.
- Пали! – рявкнул мужик в мундире. И тут, вместо струй воды, из брандспойтов ударили потоки пламени. Маглам наводчикам не требовалось видеть своих врагов, чтобы направить импровизированное оружие в нужном направлении.
Гарри немного округлившимися глазами наблюдал как струя горящего чего-то там, не факт, что напалма, ударила в плотную толпу дементоров, смела ее подобно волне... Залитые горящей жидкостью твари попытались бежать, но тех, на кого попало пламя, уже ничто не могло спасти.
- Огонь! – рявкнул Гарри во всю мощь легких, и девочки немедля принялись вносить свою лепту... Дементоры спешили убраться на расстояние, где импровизированные огнеметы их уже не могли достать.
Дело обернулось очень славно, сильно прореженные ряды дементоров спешно откатывались назад. Маглы, хотя и не могли этого видеть, тем не менее чувствовали, как угроза отдаляется, вероятно, сейчас они станут выключать свои приспособления... Как же они ухитрились превратить устройства, предназначенные для тушения огня, в нечто совершенно противоположенное? Изобретатели. Наверное, следовали плану «ГИ», то бишь, гениальная импровизация...
Вдруг, с соседний улицы донесся оглушительный грохот... Зарево мощного взрыва поднялось над домами. Гарри в один миг оказался там... Заметная воронка, три перевернутые единицы магловской огнетехники, покореженные обломки, тела... Живые и мертвые, раненные и разорванные на части... красный пепел. Было нетрудно догадаться, что случилось. Импровизация, даже самая гениальная, не ходит парой с техникой безопасности... (ЭХ! Нет в Великом Могучем достойного перевода этого милейшего выражения...) И капитальные, непонятно как произведенные изменения дали сбой...
Гарри перевел взгляд на три поврежденных машины, слава богу, что их начинка не детонировала... Пока.
Пока... Будь его тело на это способно, Гарри бы, наверное, прошиб холодный пот.
- Скорее... – прошептал он, ни к кому особенно не обращаясь.
- Милорд?.. – голоса Кары и Хельги раздались одновременно. Конечно, его личная охрана следовала за ним повсюду...
- Быстрее, надо унести отсюда всех живых! Все может взорваться... Живо!!
Девочкам не понадобилось повторять дважды, они начали живо начали передвигать уцелевших подальше от опасного места. Довольно скоро к ним присоединились и некоторое из числа уцелевших. Демоницы, в конце концов, не так уязвимы как люди... А дементоры, почувствовав слабину, вновь кинулись вперед по этой улице...
- Тааак... Пора погеройствовать! – заключил Гарри. Пришло время узнать пределы его физической силы...
Огромная красная пожарная машина, он поднял ее так, как нормальный человек поднял бы груз килограмм в двадцать... Описав дугу в воздухе, она рухнула прямо в центр отряда дементоров... И вот этого удара она уже не выдержала - расцвел еще один огненный цветок.

Вскоре после этого бой закончился, к тому же, наконец подоспели маги, тогда, когда почти все уже было кончено. Гарри поспешил вернуться в свой замок. В этом бою он потерял пятьдесят одну соратницу...
А на следующий день черная сова принесла официального вида конверт, внутри которого было письмо.

«Уважаемый мистер Поттер. Приглашаю вас на встречу, дабы обсудить вопрос, успешное решение которого может принести выгоду обеим сторонам.
Прошу ответить положительно, и прибыть в любое удобное для вас время. Прошу вас так же известить о времени вашего визита заранее.

Сергей Власиков, Министр Магии России.

Безопасность Высокой Договаривающейся стороны гарантируется, но вы можете прибыть в сопровождении личной охраны, если пожелаете».

Глава 9


Глава девятая.

Гарри некоторое время сомневался, но, в конечном счете, гриффиндорская натура все же взяла свое. В конце концов, стоило узнать, чего от него надо Русским. Визит был назначен на следующий же день, и Гарри перенесся в здание Министерства Магии России, расположенное, кстати, в Эрмитаже, вместе со своей личной охраной.
Его ждали, но встретили отнюдь не залпами атакующих заклятий, а чем-то вроде почетного караула. Его встретили вполне почтительно, по-деловому, и проводили в кабинет Министра, который, между прочим, предпочел чисто личной встрече компанию трех своих бойцов. Гарри последовал его примеру, и в результате встреча прошла ввосьмером: Министр и его личная охрана с одной стороны, и Гарри Поттер вместе с Хельгой, Карой и Провидицей с другой. Эта почтительность и почти торжественность не усыпили Гарри, все это означало, скорее всего, что им от него действительно что-то нужно...
Сергей Власиков начал разговор издалека. Он описал всю обеспокоенность российской стороны по поводу событий сотрясающих магическую Англию и всю Европу. Поздравил с «приобретением», как он назвал факт обладания Хогвартсом... И еще многое другое... в частности он как-то вскользь упомянул о том, что здесь, в России, политика происходит несколько иначе, прежде всего с точки зрения власти чистокровных. Причина тому была проста, в России, стараниями большевиков, среди которых были и маги, аристократии, а значит и древних волшебных семей, осталось раз-два, и обчелся. Гарри взял эту информацию на заметку, она наверняка имела отношение к главной теме разговора, до которой пока еще не добрались. Но вскоре Министр дошел и до нее.
- Что же, мистер Поттер, не знаю, в курсе ли вы, но английское Министерство Магии подготовило законопроект, объявляющий вас темным и опасным существом. Если мои сведения верны, то голосование должно состояться через полторы недели. Этот закон, кроме прочего, фактически лишает вас звания человека и приравнивает к, - Министр сверился с бумагой, - «существу, обладающему интеллектом, близким к человеческому».
- В общем, созданием, лишенным почти любых прав, а кроме того, почитаемого опасным, а потому подлежащего уничтожению. – закончил за собеседника Лорд Демон. – Да, я в курсе, хотя точная дата голосования мне не была известна.
- Я предполагаю, что у вас есть основания считать себя в безопасности за стенами вашего Замка, но не думаю, что вы готовы провести там всю свою жизнь...
- Есть другие страны... – довольно небрежно ответил Гарри. В общем, ему действительно было наплевать Захоти он попутешествовать, это можно было проделать инкогнито, или с достаточной охраной.
- И вот тут вы упускаете из виду одну немаловажную деталь. – прервал его Министр. – Вы забываете о многочисленных договорах, что связывают между собой магические правительства всех стран. Решение вашего Визенгамота послужит прецедентом, и большая часть правительств, а может быть и все, последуют этому примеру. Я не берусь судить о ваших намерениях, но сомневаюсь, чтобы вы желали чего-то подобного.
- Вы наверняка правы, господин Министр. – легко согласился Гарри. – И что же вы предлагаете?
- Думаю, стоит сделать еще одно отступление от темы. Как вам, вероятно, известно, вейлы, редкий случай, фактически приравнены к человеческим существам Международной Конфедерацией Магов. Дети от смешанных браков не подпадают под законы касательно полукровок с нечеловеческими расами. Известны случаи, когда вейлы занимали высокие посты в правительствах различных стран. При этом, согласитесь, особых причин, почему именно этой расе так, ну скажем, повезло, нету. Первой страной, что признала за вейлами людские права, была Испания, в 1543 году, и причина тому проста: у Генриха Морророва, Министра Магии Испании тех времен, была любовница вейла.
- Ну, и он решил сделать ей приятное. – закончил Гарри, когда собеседник остановился, чтобы поглубже вздохнуть.
- Можно сказать и так. Из Испании, по союзным договорам, закон мало-помалу расползся по Европе, а потом и по всему миру. Вот так и решилась судьба целой расы. А не случись такого, кто знает, как бы обернулась история? Учитывая, что вейлы обладают определенной властью над людьми, их вполне могли занести в ту же группу, что и вампиров, оборотней, великанов наконец... – Министр сделал многозначительную паузу.
- Позвольте предположить, вы предлагаете и меня точно также облагодетельствовать?
- Да. Законопроект, которой закрепляет за вами права человека на территории нашей страны готов. Все консультации уже проведены, Дума может проголосовать за него хоть завтра.
- Осмелюсь предположить, вы не будете этого делать исключительно по доброте душевной.
- Разумеется. Представьте, какими могут быть последствия, если вдруг мы ошибемся? Мы должны быть совершенно уверены, что не даруем человеческие права самому настоящему монстру...
- Да... я понимаю. – Гарри принял правила игры. – И как я же могу доказать чистоту моих намерений? Показать миру, что в мои планы не входит перебить всех и вся?
- Есть один способ. – Министр переменил позу, и сразу стало ясно, что сейчас разговор зайдет о главном. – Слышали ли вы когда-нибудь о «Братстве Суккуба»? – Гарри пошарил в памяти, кинул вопросительный взгляд на Хельгу, а потом признал свое незнание. – Что же... это меня не удивляет. – сказал Министр и начал рассказ.

«Братство Суккуба» было чем-то средним между тайным обществом и религиозной сектой. Сектой, в которой состояли как маги, так и маглы. Более того, членам этой секты приписывались странные, нечеловеческие способности, способности, которые можно было назвать магическими, с той лишь разницей, что они не имели ничего общего с магией в привычном смысле этого слова. А самое главное, подобные способности были замечены и за теми членами, которые, несомненно, были маглами... Вот и попробуй, разберись.
Этот культ существовал уже несколько столетий, первые упоминания о нем появились в середине шестнадцатого века. Для Европы это было чем-то неизвестным. Культ действовал исключительно на славянских землях, а так же его активность отмечалась в Прибалтике. Чем они занимались, и в чем заключалась их цель, так и осталось невыясненным. Ни один из членов секты не раскрыл этого даже под пытками, а все попытки внедрить лазутчика заканчивались плачевно.
Известно было одно: «Братство» похищало людей, а какое-то время спустя их находили... Вернее, находило то, что от них оставалось. То, чему подвергались несчастные перед смертью, не соответствовало ни единому известному ритуалу жертвоприношения... Их жертвами становились и маги и маглы.
В общем-то, большую часть времени этот культ держался довольно-таки тихо, и кто знает, его делишки могли бы долго оставаться незамеченными. Но так уж случилось, что в шестнадцатом веке магическим сообществом России руководил человек – немного параноик. Он кое-что раскопал, и тут уже закрывать глаза стало нельзя.
Тем не менее, даже века спустя, о «Братстве Суккуба» известно было очень мало. И, несмотря на усилия мракоборцев России, покончить с ним не удавалось. Бывали успехи, попадались члены этой секты, иногда удавалось схватить тех, кто играл в ней важную роль, но добраться до центра не получалось. Пленники молчали, ни Сыворотка Правды, ни Легилименция, ни пытки, для которых, бывало, даже приглашали специалистов из КГБ и военной разведки, ничто не могло развязать им язык...

- Тем не менее, кое-что нам все-таки известно. – говорил Министр. – Эти культисты поклоняются, а может и не поклоняются, некой нечеловеческой, демонической силе, а возможно, что и существу. С поклонением не все ясно. Крохи информации, которыми мы располагаем, весьма противоречивы. Судя по всему, жертвоприношения предназначены именно этой сущности. По одной из версий, в обмен на принесенные в жертву людские жизни, оно дарует своим почитателям эти загадочные способности. А по другим данным выходит, что создание, если это действительно что-то живое, является пленником этих «Братьев». Как я уже говорил, точно нам ничего не известно, но все сходится на том, что что-то там есть, и что происхождение у этого «чего-то» демоническое.
- И тут-то на сцену и выхожу я. – высказал предположение Гарри.
- Вы правы. Вы сами объявили себя демоном, и мы, понятное дело, очень этим заинтересовались. Мы имеем дело с чем-то нечеловеческим, так что возможно, что решать эту проблему так же надлежит нечеловеческими методами.
- Итого, если я правильно вас понял, вы хотите, чтобы я помог вам разобраться с какими-то религиозными фанатиками, с которыми вы сами не можете совладать вот уже четыреста лет, а в обмен вы обещаете раструбить на весь мир, что я белый и пушистый?
- Ну... это довольно грубый, примитивный и не очень точный взгляд на наше предложение, но, в общем, вы правы. – не стал отнекиваться Министр. – И я, и мои предшественники уже давно пытаемся покончить с этой нечистью. Они, конечно, не то, что ваш Темный Лорд. К власти не лезут, да и масштабы совсем не те, но сделать с ними ничего не удается, и с этим надо покончить! Сколько можно терпеть присутствие в своей стране подобной враждебной и неконтролируемой силы, от которой неизвестно, чего ждать. На случай, если вы сомневаетесь в нашей искренности, вот магический договор, если вы согласны с условиями, то я со своей стороны готов его подписать. С другой стороны, если вы считаете наше предложение недостаточным, то мы готовы обсудить ваши собственные требования...

Полчаса спустя...
- Итак. По рукам?
- По рукам. – ответил Гарри. Лорд Демон и Министр Магии России скрепили свой договор крепким рукопожатием.

Гарри сидел в своем любимом кресле, перебирая разложенные перед ним бумаги. Вот уже третий день он использовал все имеющиеся у него в распоряжении средства, чтобы найти «святилище» этого дурацкого «Братства». Да, он принял предложение Русских, и даже не столько ради признания его разумным существом и прочих мелочей, которые он выторговал. Прежде всего, его интересовало это самое демоническое нечто, не даром же он был Лордом Демоном! Русские предоставили ему всю информацию о культе, какой только обладали, Прорицательница не осталась в стороне, и ее видения заполнили немало белых пятен. Наконец, Гарри подключил к делу и Гермиону, тут ей очень помогла ее репутация одержимой знаниями. Потому, когда она, не мудрствуя лукаво, подняла за обедом тему о «Братстве Суккуба», о котором якобы прочла в какой-то книжке, никто ничего не заподозрил. Дамблдор, как самый всезнающий, удовлетворил ее любопытство. И среди сказанного им было и то, что имело ценность.
За три дня он добился того, с чем Русские не смогли справиться много веков – он нашел храм этих фанатиков. Теперь оставалось лишь решить, как с ними поступить. Можно было просто заявиться и выжечь все огнем, Русские плохо представляли себе численность культистов, которых, пожалуй, можно было отчасти назвать сатанистами. Но в любом случае, вряд ли их было так уж много. А эти их «нечеловеческие способности», даже если это и правда, для его бойцов не проблема. С другой стороны, можно было попытаться схитрить, как-нибудь их переловить... Но как? И что потом с ними делать?
В общем, Гарри склонялся к мысли о силовом решении. Тех, кто попадется живым, отдать Русским, пусть порадуются. Ну а главное – разобраться, что же это у них за идол, или пленник, или что еще, чем бы оно там ни было. Может быть... действительно Суккуб?
Что же, у Гарри был план.

Обширный подземный зал был залит красным цветом. Несколько десятков людей не то в рясах, не то в сутанах, цвета от красного до черного, проходя через бордовый, стояли на коленях и раскачивались. У стены зала стоял огромный алтарь, все присутствующие знали, что позади алтаря, в стене есть ниша, а в ней хранится ОНА. Их идол, их сила, та, которой они даруют жизни, и от которой получают свои силы. Силу, чтобы однажды вознестись, достигнуть иной сферы жизни, стать чем-то великим, бессмертным, как ОНА...
- Шан ечто... – пели они на манер церковного хора. – Шан ечто... – и они все вместе затягивали свою молитву.
Верховный Жрец Суккуба, Отец Пламени поднялся над алтарем...
- О великая мать, порожденье совершенства, мы снова здесь, перед тобой, твои ничтожные последователи. В начале следующего цикла новые жизни будут принесены тебе, великая мать. Мы молим тебя даровать нам твое внимание, одарить нас твоей безграничной силой и мудростью, дать нам хоть на секунду окунуться в океан твоей мощи... Ака-барата-никту. Ака-барата-никту...
- Ака-барата-никту. – вторило ему множество голосов. – Ака-Барата-Никту... – никто не знал значения этих слов, но в Священной Книге АХ-куру-Чербукак было сказано, что это великая молитва, на которую отзывается Великая Мать, на время пробуждаясь от своего сна. Покуда, за всю историю Братства она не отозвалась ни разу, но если в Священной Книге так сказано, значит это правда... – Ака-барата-нитку...
- Знаете, вы вызываете у меня практически жалость. – раздался дерзкий голос посреди священнодействия. Одна из распростертых фигур поднялась на ноги, и сбросила с головы капюшон, являя миру лицо с пронзительно зелеными глазами и шрамом на лбу. – Такие взрослые дяди, а занимаетесь какой-то чепухой. Разодеты черти как... Ааа? – Гарри Поттер подскочил к ближайшему своему соседу, одним движением сорвал с него багровое одеяние. – Идиотизм. Вы правда полагаете, что эта ваша Великая Мать снизойдет до молитв таких придурков? Посмотрите на себя! Ни одна уважающая себя нечеловеческая сила не станет иметь дело с подобными вам! – в зеленых глазах полыхнуло пламя, а между пальцами пробежало несколько разрядов электричества. – И я в этом кое-что понимаю! Сам демон! Пора всю эту катавасию закрыть...
- Неверный!!! – Верховный жрец взревел так, что Гарри Поттер впрямь отшатнулся. – Схватите его, братья! Он станет нашим внесрочным даром Великой Матери!
Гарри Поттер позволил себе скорчить презрительную физиономию. С его пальцев сорвались молнии и отбросили троих, что оказались ближе всего. Три фигуры в красном отлетели на десяток метров, корчась от боли.
Но в ту же секунду еще с десяток людей взмыли в воздух в невероятных прыжках. Подобно красным молниям, они обрушились на Гарри со всех сторон. Руки их лидера мелькнули, стремясь схватить Гарри Поттера... Но захватили лишь пустоту, их противник не уступал им в скорости и ловкости.
Остальные подоспели на помощь своему вожаку, один из них оказался совсем близко, его рука выстрелила, кулак рванулся к лицу Гарри Поттера... И отлетел назад, отбитый жестким блоком. Другой напал с тыла... Раздался характерный хруст ломающихся костей, и он отскочил назад, держась за вывернутую под неестественным углом руку.
Куча-мала из десятка тел продержалась вместе несколько секунд, а после распалась на части. Четверо остались неподвижно лежать на полу, шестеро откатились или отлетели в стороны в более-менее побитом состоянии. Гарри Поттер остался стоять, где стоял. Новые члены культа уже спешили к месту схватки.
- Взять его! – вопль Главного Жреца, высокий, чуть ли не переходящий в ультразвук, вновь ударил по ушам.
- Пожалуй, мне это надоело... Кара! – мощный взрыв смел ворота в подземный зал. Через образовавшийся проход внутрь ворвались воины Лорда Демона.
По всему залу прокатилась волна схваток, члены «Братства» действительно обладали нечеловеческой силой и скоростью, но не могли тягаться с истинными демонами. Некоторые из сектантов, те, что носили черные мантии, даже оказались способны метать огонь, что окончательно убедило Гарри в том, что силу они получили от демона. Но даже эти не могли считаться серьезными противниками для воительниц Гарри Поттера. Один за другим члены секты падали наземь, либо мертвыми, либо обездвиженными. Сам Гарри Поттер носился по полю боя не пользуясь более своей способностью метать молнии, теперь он дрался только руками. Раздавались крики боли, хрустели ребра, ломались конечности... Одного за другим вывел он из строя троих сектантов в черных рясах, а небольшой огненный шар, пущенный одним из них в Гарри, но не попавший в цель, лишь снабдил его сильным загаром.
Верховный Жрец остался один, его прижали к стенке, все его братья лежали на полу, мертвые или раненные, а враги обступали его со всех сторон... Но он не сдастся... Великая Мать защитит его... Как жаль, что его оттеснили от Алтаря...
- Ака-барата-никту... – пробормотал он вновь, взывая к дарованным ему Матерью силам.
- Заткнись, а? – раздраженно бросил Гарри Поттер. – С ним я разберусь сам! – бросил он подчиненным.
Одним неразличимым движением Лорд Демон оказался рядом со Жрецом, правая рука выстрелила, этим ударом он рассчитывал впечатать противника в стену, да так, чтобы ему половину ребер чинить пришлось... Но Верховный Жрец оказался сильнее прочих, он успел перехватить руку, более того, когда-то он был магом... Из пальцев его левой руки вырвались красные лучи, обычные для Оглушающего заклятья. Он был всего в метре от противника, даже нечеловеческая реакция не могла спасти Гарри Поттера. Его отбросило на пол метра. Чувство было такое, словно в грудь угодил солидный булыжник, но требовалось нечто намного более мощное, чем банальная Оглушалка, чтобы достать его... Новый рывок, удар... Жрец опять успел подставить блок, но в этот раз его это не спасло. Кость пришлась в кость. И рука служителя Великой Матери переломилась как щепка, а кулак Гарри Поттера продолжил свое шествие и обрушился ему на грудную клетку. Жрец отлетел назад и упал на пол, подобно мешку с дерьмом. От удара у него, наверное, ребра вывернулись наизнанку.
С «Братством Суккуба» было покончено.

Гарри стоял перед алтарем. Да, в этой стене жила сила, и эта сила принадлежала живому, более того, разумному существу. Это было все, что он мог сказать сейчас. Что же, во всем этом надо разобраться. Гарри обрушил нечеловеческой силы удар на каменную кладку. Он чувствовал, что существо находится в чем-то вроде магического кокона. Не то оно в нем живет, не то он служит ему темницей. Он так и не определился в этом вопросе: находится оно тут по своей воле, или его держат в заключении. Пора это выяснить. Гарри не опасался обитателя этой стены, он уже давно привык к тому, что его могущество служит мощной защитой от всего демонического.
Каменная кладка крошится от первого же удара, кулак проникает глубоко внутрь. В тот же миг он ощутил что-то вроде удара током и отдернул руку. В стене осталась пробоина. И через эту дырку наружу выплывало что-то вроде белесого тумана... Гарри сделал пару шагов назад, между его рук начал скапливаться заряд электричества, несколько демонов из его свиты так же напряглись...
Тем временем туман сгустился, несколько секунд неподвижно провисел, словно в сомнении, а потом вдруг прянул в Гарри намного быстрее бросающейся на добычу змеи. Тот ничего не успел предпринять, и белесое нечто вошло в его тело...

Гарри оказался в темном помещении, а этот самый туман висел перед ним. Прошло несколько мгновений... Туман сгустился... где-то в глубине проступили контуры тела. Человеческого, более того, несомненно женского тела...
- Что же ты такое?.. – донесся до него голос, голос просто завораживающей мелодичности... – Я, вообще говоря, ожидала одного из этих психов, который оказался психованнее прочих, и убедил себя, что Великая Мать благословит его... но ты что-то иное.
- Я тот, кто за несколько минут до этого положил конец этому… «Братству Суккуба» - совершенно искренне ответил Гарри. – А потом мне захотелось узнать, чему же они поклонялись...
- Можно сказать, что и мне. Вернее своей собственной безумной фантазии. Они держали меня в плену тут дольше, чем я могу сосчитать. Они пленили меня тут, но со временем сами забыли об этом, уверив себя, что я являюсь их божеством. Они дарили мне человеческие жизни, выкачивая из меня тем самым мои собственные силы, из меня, Суккуба, кому ранее случалось вершить судьбы целых царств! Благодарю тебя за то, что покончил с этим. Но боюсь, не смогу ответить тебе добром, ибо мне нужно тело, и твое подойдет, пока что! Не возражаешь, если я возьму его?.. – перед последним вопросом голос немного изменился, он и ранее был прекрасен, но сейчас и вовсе полился райской музыкой. Гарри ощутил, как в нем растет желание ответить «Да». Но он не отступил... Его собственная сила активизировалась, выстраивая вокруг него некую защиту, куда немедля ударил могучий таран обаяния. – Ну, так как?.. – вновь спросила собеседница, в ее голосе звучало удивление, очевидно, ему уже давно пора было согласиться... – Так... ааа... что ты со мною делаешь?! – в голосе резко убавилось музыкальности и обольстительности, вместо них был гнев, изумление и... страх.
Гарри весь напрягся, теперь он уже осознанно излучал свою силу, сдерживая продолжающийся напор шарма, которому очень хотелось уступить... Потом он понял кое-что еще, его сила уже не просто защищала его, теперь она так же и нападала. Та самая сила, которой покорились все демоницы, Кара, Прорицательница и даже Хельга Хаффлпафф, сейчас она воздействовала и на Суккуба. Но та еще не покорилась. Это был воистину поединок воль. Вопрос был таков: «Кто кого подчинит?»… Гарри чувствовал, что выигрывает в этом поединке.
- Нееет!!! – вскричало оставшееся туманным нечто и кинулось на него.
Ударом Гарри сбило с ног, и они покатились по... неизвестно чему, Гарри полагал, что все это происходит у него в сознании. Это существо не уступало ему по силе, они боролись на земле, а одновременно с этим боролись и их силы воли...
Гарри становилось все труднее и труднее удерживать туманные руки своей противницы, когда она вдруг неожиданно застыла и прекратила борьбу. В ее позе было что-то униженное, было видно, что враг признал свое поражение...
- Ты победил... – голос вновь лился сладкой музыкой, но атака на его волю прекратилась. – Я присягаю тебе на верность... мой повелитель.

Гарри пришел в себя, он все так же стоял перед алтарем, все его спутницы еще не сдвинулись с места, похоже, еще не прошло и секунды. Оказалось, что борьба и последующий разговор происходили внутри его сознания. Суккуб уже улетела, она отправилась занять то тело, которое он ей указал. Тут выигрывали они оба - его новоиспеченная прислужница получала необходимое ей тело, а он шпиона...

Глава 10


Глава десятая.

Нарцисса Малфой спала неспокойно. Это было самое меньшее, что мог сказать ее супруг этой ночью. Где-то около часа после полуночи она вдруг начала усиленно дергаться в постели, он чувствовал это даже сквозь сон... Сначала его это не сильно беспокоило, он даже не просыпался. Но потом эта дура ухитрилась прямо во сне от души его пнуть... И этого благородный аристократ стерпеть уже был не в силах.
Резко открыв глаза, он повернулся в сторону источника всего этого безобразия, из-за которого порядочный волшебник уже даже не может спокойно отдохнуть после тяжелого дня борьбы за чистоту своего народа. Нарцисса дергалась во сне, судя по всему, снился ей отнюдь не кошмар, а просто что-то очень бурное. В чистую душу Люциуса немедля закрались самые черные подозрения... Кто знает, чем занимается его жена, пока он бьется за правое дело?
Нарцисса еще раз резко дернулась, почти взлетела на кровати и открыла глаза. На долю мгновения ему померещилось что-то вроде красного пламени в глубине ее зрачков... Но это тут же пропало, вероятно, привиделось, да и что тут разглядишь в темноте…
- Ну?.. – вопросительно и одновременно угрожающе поинтересовался безвинно разбуженный супруг. Он очень не любил, когда его сон прерывали. Один из домовиков, за такого рода ошибку, сам не понял, как оказался в котле с кипящим маслом... И его жена об этом хорошо знала.
- Ой... прости, дорогой... мне... мне приснилась наша брачная ночь... – несмело ответила супруга, и улыбнулась, улыбнулась просто обворожительно... Он и не помнил, чтобы она могла так улыбаться...
- Да... ну ладно... – невольно смягчаясь, ответил он... Одной этой улыбки хватило, чтобы все его раздражение, как рукой сняло... Как-то это странно... – Давай спать.
Если бы Люциус Малфой не лег сразу после этого, а понаблюдал бы еще за своей женой, возможно тайком, он бы увидел, как она жадно рассматривала его, и как на ее лице проступила хищная, просто плотоядная улыбка. Сестра Беллатрисы тоже легла обратно, на лице у нее оставалось то же плотоядное выражение. Она больше не была Нарциссой Малфой.

Русские сдержали свою часть договора - уже на следующий день после того, как Гарри и его команда сдали им с рук на руки три десятка еще живых культистов, на передовице «Пророка» красовалась сенсационная статья. Гарри бы многое отдал, чтобы видеть физиономию уважаемого Министра, когда ему сообщили такое. Как же, Россия, более чем весомый игрок на мировой арене, признала людские права за тем, кого он как раз собирался объявить мало что не врагом человеческой расы...
Впрочем, в качестве компенсации, он мог полюбоваться на реакцию дедушки Дамблдора. Сперва ему ее в красках расписала Гермиона в своем докладе, но этим он не удовлетворился, позвал ее в Хогвартс, где и нашел применение Омуту Памяти директора. Он бы использовал его раньше, да только старый хитрый змей как-то ухитрился утащить оттуда все свои воспоминания... Гарри не без основания подозревал Фоукса. Человека внутрь он затащить никак не мог, меры были приняты, но вот, что он мог унести кое-что в клюве, никому как-то в голову не приходило.
Благотворные результаты договора с российским Министерством были на лицо:
· Во-первых, Визенгамот перенес рассмотрение законопроекта на месяц, и Гарри почему-то не сомневался, что это не крайний срок.
· Во-вторых, Германия уже последовала примеру России, и сейчас схожие законы готовились во Франции, Бельгии и Италии.
· В-третьих, русские, кажется, даже пошли чуть дальше, чем то было обговорено. Теперь в прессе нет-нет и появлялась статейка о Гарри Поттере, где его не выставляли потенциальным монстром. Стоит ли говорить, что привычных «английских» имен, среди авторов таких статей попадалось немного?
А через неделю с ним наконец-то связалась Суккуб, от которой до этого не было ни слуху, ни духу. Что же, это было простительно, сначала она сделала все необходимое, чтобы ни муж, ни сын не заметили ее изменившееся поведение.

Нарцисса Малфой, она еще с очень давних времен привыкла называть себя именем, что носила та, чье тело она позаимствовала, стояла перед огромным зеркалом в ванной. Что же, совсем неплохо. Ее сила продолжала делать свое дело. За эту неделю она помолодела лет на двадцать пять, а то и все тридцать. Никто бы теперь не мог дать сногсшибательной красавице, которая глядела на нее из зеркала, больше двадцати. Что же, совсем, совсем неплохо. Нарцисса была более чем удачным выбором. Сейчас она уже вполне затмевала своих дочерей, внучек... да мало ли, сколько поколений вейл уже родилось? Повелитель посоветовал ей отличную роль. Повелитель... как же необычно для нее, бывавшей царицами и императрицами, а порой ее даже считали богиней, с чьих рук, бывало, ели величайшие люди истории, из-за которой, подчас, вспыхивали войны... как необычно называть кого-то своим повелителем, и искренне считать его таковым... Впрочем, с определенной точки зрения, это даже справедливо... Он освободил ее, а она, в качестве благодарности, покусилась на его тело, даже плюнув на свои принципы жить лишь в женских телах... Что же, может быть такова расплата.
Покинув наконец-то ванную, она прошествовала в небольшую гостиную, где имела обыкновение завтракать семья. Ее муж и сын уже были там, и оба они расплылись в блаженных и несколько идиотских улыбках, стоило ей появиться. Нарцисса усмехнулась про себя, всего нескольких дней хватило, чтобы в корне переменить роли в этом семействе. Люциуса, конечно, нельзя было назвать домашним тираном, но с женой он был более чем строг и требователен, а уж Драко... Мальчишка, похоже, чем дальше, тем сильнее верил, что мама, она в природе существует лишь для того, чтобы исполнять его мелкие прихоти и ходить с ним за покупками...
Что же, она быстро все поменяла, гордые, благородные Малфои и сами не заметили, как превратились в домашних собачек своей хозяйки. Да, теперь она уже была полноправной хозяйкой этого дома, хотя муж и сыночек об этом, наверное, даже не догадывались.
Это было совсем не трудно, ночью, когда Люциус уже был готов на стенку лезть и волком выть, лишь бы она не останавливалась здесь, упросить его прямо здесь, в постели, переписать завещание было совсем просто. И Люциус Малфой тут же, лежа под ней, написал, что он, находясь в здравом уме и твердой памяти, что не было полной правдой, но кто же об этом узнает, завещает все деньги, владения, звания, права, и так далее, и тому подобное, своей жене Нарциссе. После чего подписал и поставил печать, тем самым дав этой бумаге нерушимую юридическую достоверность... Ну, и кроме того, любящий супруг, которым теперь стал Люциус, дал любимой жене фактически неограниченный доступ к своим счетам...
Теперь оставалось только решить, когда избавиться от муженька, который ей совершенно не нравился, и был, к тому же, одним из главных врагов повелителя - прямо сейчас, или попозже. В конце концов, было решено дать ему отсрочку, покуда он не выболтает ей все известные ему секреты, или пока этот ненормальный, что объявил себя Темным Лордом, не задумается над тем, как это его враг узнал почти все тайны его организации. Что же, и в былые времена войны бывали выиграны не на поле брани, а в постели, при условии, что там есть кто-то способный развязать язык, а уж она-то в этом была мастерицей...
И теперь каждую ночь, когда муженек от блаженства уже не помнил, как его звать, она устраивала ему своеобразный допрос. Все, что делалось, говорилось, планировалось в стане Темного Лорда, в Министерстве Магии, если он там бывал, и просто в высших кругах, куда ее муж оставался вхож, несмотря на короткий отпуск в Азкабане, откуда его выпустили, да еще и с извинениями. Самым смешным в этом было то, что утром Люциус не помнил ничего из этих бесед, он предавал своего Лорда, которому почему-то был искренне верен, даже не подозревая об этом.
Еще надлежало решить, что делать с сыночком, изрядной свиньей, если говорить откровенно. Но убивать собственных детей, это, знаете ли, перебор, даже если они не совсем ваши или совсем не ваши... К тому же, он был, что ни говори, весьма симпатичным... Ну и что, что извращенство? Пусть живет, может, пригодится еще. Да и вообще, она с ним слишком строга, ему бы еще немного дрессуры, и вообще человеком может стать...

Гарри сидел и размышлял, благо, подумать было над чем. Теперь у него был осведомитель не только в стане Дамблдора, но уже и у Волдеморта. Причем Нарцисса имела гораздо лучший доступ к секретам, чем Гермиона. У Гарри было достаточно четкое представление о том, откуда она черпала эту информацию, что же, пусть старается. Благодаря ней одна тайная база змееглазого уже познала на себе, что это такое – стать объектом внимания Лорда Демона. Пещерка, где, судя по всему, был склад разного добра, тренировочный лагерь, а заодно убежище некоторых, объявленных вне закона, была очень заманчивой добычей.
Вход охраняла пара олухов в черных мантиях. Две демонесы тихонько появились из пламени прямо у них за спинами, сцапали их, и точно так же тихо испарились с ними. Оба горе-охранника были теперь на очереди на «осквибивание» - Гермиона, вероятно, неплохо поизвращалась, прежде чем изобрести это слово.
Переступая порог этой сверхсекретной, и, по переданным через Нарциссу словам Люциуса, хорошо охраняемой базы, Гарри не сдержал презрительной ухмылки. Лагерь и впрямь был немаленький, в этой, без сомнения, расширенной пещере, собралась почти сотня кандидатов в покойники или сквибы. Надо сказать, это был довольно крепкий орешек.
Поначалу это представлялось Гарри плевым делом, поскольку в пещере царила темнота, и казалось простым переловить всех обитателей одного за другим, не привлекая шума, тем более, что демоны видели в темноте не хуже кошки. Но, как оказалось, были в этой пещере и другие, не менее чувствительные существа...
- Чужаки!! – от рева, что издал один из оборотней, даже у Гарри по спине пробежали мурашки.
Дальше началось черти что. Все Пожиратели вскочили, они мало что видели и понимали, и потому направили свои палочки во всех направлениях, в том числе и друг на друга... А потому у одного из них, похоже, сдали нервы...
- Авада Кедавра! – прокричал он свое любимое словосочетание, тыча палочкой не куда попало, а в собственного товарища...
- Авада Кедавра!!! – ответил ему дружный хор, после того, как первый зеленый луч мелькнул и безошибочно нашел свою цель – еще одного Пожирателя Смерти...
- Ложись! – завопил Гарри, перекрывая своим голосом шум начавшего разгораться сражения...
Это был классический пример потери управления войсками, Гарри и все его девочки благоразумно лежали на земле, пока вокруг них Пожиратели посылали заклинания во всех направлениях, сами не понимая, с кем сражаются... Поскольку видели они плоховато, целили в то, что двигалось, то бишь, друг в друга...
Гарри насчитал минимум семь фигур, которые, получив заряд концентрированной смерти, попадали наземь, но тут у кого-то из них, вероятно, командира, в голове что-то щелкнуло.
- Стойте, дурачье!!! Вы стреляете друг в друга! Люмос! – светлая голова подняла свою палочку повыше, надо заметить, силы у этого мага хватало, его «Люмос» осветил фактически всю пещеру целиком. Пожиратели так же начали соображать, что к чему...
- Убей его! – прошипел Гарри лежащей рядом с ним Каре, та понимающе кивнула, мгновение – и огненный шар уже мчится в направлении груди того, кто вздумал строить из себя маяк.
Как известно, добрые дела никогда не остаются безнаказанными, именно эту грустную истину познал на своей шкуре чрезмерно смекалистый Волдемортовский Пес. Захотел помочь товарищам, не дать перебить по ошибке друг друга, вот и награда - заряд демонического пламени прямо в грудь.
Тем не менее, свое дело сделать он успел, Пожиратели увидели незваных гостей... Гарри сделал последнюю попытку вернуть их в состояние растерянности и паники. Четверо ближайших разлетелись в стороны, сотрясаясь всем телом - заряды электричества в корне пресекли их попытку навести палочки на Лорда Демона...
Тут-то и началось, эффект неожиданности использовать в общем не получилось, хотя воины Гарри более-менее окружили своих противников. Понеслись навстречу друг другу лучи заклятий и сгустки пламени, какая-то неудачливая демоница попала в перекрестье сразу пяти Авад, две из них прошли мимо, от пары других он сумела уклониться, но последняя таки задела ей плечо. Прекрасная девушка беззвучно вспыхнула и осыпалась на землю красным пеплом, она умерла без крика... Впрочем, в те же мгновения сразу шестеро песиков схлопотали ожоги «несовместимые с жизнью».
Прямо на Гарри мчалась жуткая образина, в которой, при определенном воображении, можно было узнать оборотня. С той лишь разницей, что передвигался он на двух ногах, шерсть была какого-то болотного цвета, плюс покрытая не то шрамами, не то язвами. Ну и самое главное, полнолуние было почти неделю назад. Очевидно, этот был из числа матерых, которые могут превращаться, когда им это надо...
Оборотень, тем более в своей волчьей форме, намного сильнее человека, только вот не знал бедолага, что кидается на того, кто способен поднять и швырнуть пожарную машину. Гарри схватил бросившегося на него полуволка за передние лапы, принял на себя всю инерцию, и даже не пошатнулся. Не теряя времени, Гарри резко уложил противника на спину, проведя что-то весьма отдаленно напоминающее бросок через бедро. Но монстр вскочил гораздо быстрее, чем того ожидал Гарри. Взмах когтистой лапы... которую Гарри лениво отбил в сторону. Оборотень опять прыгнул на него... Гарри перехватил его в полете, извернулся, собираясь швырнуть его через плечо. Но тут он заметил, как неподалеку Пожиратель направляет палочку в спину одной из демониц, которая смотрит в другую сторону. Гарри остановил свое движение, поменял руки, и вот оборотень, оглушительно воя, подобно снаряду полетел в указанном направлении. Две фигуры встретились, столкнулись... и продолжили полет в одном направлении, покуда не были остановлены ближайшей стеной. Если это путешествие не выбило из них жизнь, то уж дух точно.
Гарри оглядел поле боя, схватка уже почти закончилась, строго говоря, шансов у Пожирателей не было никаких, на то и рассчитывали. Дальше началось планомерное опустошение этой берлоги, всех еще живых врагов вязали и отправляли прямиком в замок. Кроме того, тут нашлись книги, зелья, кое-какое оружие, парочка артефактов, и что-то подозрительно похожее на карту. Когда все дела были сделаны, Гарри уже совсем, было, собрался отчаливать, но тут остановился. А почему бы не последовать примеру Волдеморта? Тоже изобрести себе визитную карточку, которой можно будет щеголять и оставлять за собой, другим в назидание...
Гарри по-особому скрестил пальцы, поднес их ко рту и резко дунул, разводя ладони в стороны. С его рук сорвалась неясная форма, подлетела к входу в пещеру, где разрослась, стала ярче и четче. И вот над зевом пещеры завис его знак: пламя, перечеркнутое молнией. Самое милое в этом – то, что никто не знает, как это делается, и даже Волдеморт, или Дамблдор, захоти они этого, не сумеют воспроизвести этот знак.

Все найденные в пещере вещи были тщательно изучены. Книги, артефакты, оружие, перекочевали либо в библиотеку, либо на склад, в который был превращен Зал Почета. Все его содержимое, как то: Кубок по квиддичу, медали, награды за особые заслуги перед школой и все прочее чуть было не отправилось на помойку. Но, в конце концов, Гарри передумал.
На следующее утро обитатели Норы обнаружили у себя в саду солидную горку почетных табличек и прочих наград. Очевидно, подбирая место, где все это сложить, искали самое мокрое и грязное. Под горой почетных трофеев обнаружилась лужа, оставшаяся после дождя. На вершине этой кучи лежала небезызвестная табличка, награждающая Тома Нарволо Реддла. На ней лежала коротка записка: «Вообще-то, ошибки принято исправлять...».
Особого внимания заслуживала карта, которая прилагалась к чему-то вроде дневника исследований и поисков. Непонятно было, что за место она указывает, и вообще к какой части света оно относится, судя по записям, ее предыдущий владелец тоже не знал этого. Все это, вместе с наблюдениями Ордена Феникса и какими-то слухами, которые дошли до ушей Люциуса Малфоя, говорило о том, что Волдеморт разыскивает какой-то клад. Вопрос лишь в том, какой? Вот это выяснить не удалось. Гермиона была совершенно уверена, что Дамблдор просто знает об этом гораздо меньше, чем ее Господин. Нарцисса долго пыталась добиться ответа от своего мужа, но и он не знал, похоже, это было что-то очень важное, если Темный Лорд так тщательно скрывал свою цель. Провидица пока что не смогла понять значение своих видений, связанных с этим вопросом. В общем, пока что ничего не было известно.
Запасы магической силы в зельях продолжали расти, скоро сосуды перестанут помещаться в помещении, где их хранили. Большую часть плененных Пожирателей Гарри оставлял связанными в Министерстве, прямиком в Фонтане Магического Братства. Теперь у Министра прибавилось головной боли, и причина тому была проста - Азкабан был тюрьмой для волшебников. И было непонятно, куда девать десятки сквибов с Черными Метками. Не то отпускать на все четыре стороны, что неприемлемо, не то менять законодательство, чтобы таки отправить их на остров, не то строить новую тюрьму...
Пожирателей же более высоких рангов отправляли в Лютный Переулок, где у них были все шансы вернуться к Хозяину. Тот явно был не рад возвращению своих слуг в таком состоянии. Мракоборцы нашли труп Амикуса через два дня после того, как Гарри его «отпустил», похоже, его закруциатили насмерть.
Кроме прочего, приближалась дата суда над Дамблдором по всем предъявленным ему обвинениям. Плохой новостью было то, что директор как-то пронюхал об этом, и успел подготовиться. Более того, он узнал об иске в первый же день, что означало, что у него есть высокопоставленные осведомители в Гринготтсе. Хорошей новостью было то, что гоблины приняли это как вызов и плевок в лицо, они развили бурную деятельность, чтобы воспрепятствовать попыткам Дамблдора подействовать на присяжных и судей. Более того, они как-то ухитрились впихнуть в состав суда максимум людей из числа тех, кто не относился к Великому волшебнику с большой любовью. С другой стороны, Амалия Боунс тоже была членом Ордена Феникса, и она, как глава Отдела Магического Законодательства, была просто обязана присутствовать на таком слушании. Так что еще неизвестно, кто кого. Впрочем, Гарри не очень переживал. Даже если суд решит не в его пользу, что, учитывая отношение к нему Министерства и репутацию Дамблдора вполне вероятно, это не смертельно. Он конечно был бы очень рад, вернись к нему его деньги, но если нет, то что же, у него их и так хватает. Тем более теперь, когда огромнейшее состояние Малфоев практически у него в руках. Другое дело, что будет очень досадно, если Дамблдор сумеет выбраться сухим из воды.

Глава 11


Глава одиннадцатая.

Гарри сидел в своем неизменном кресле, настроение у него этим утром было приподнятое. Вчерашний день был весьма успешным - сперва из Гринготса пришло сообщение, что последние приготовления для суда завершены, и само заседание состоится через четыре дня. Потом Нарцисса неожиданно заявилась в замок, сказав, что ближайшие несколько часов ни ее муж, ни сын не будут в состоянии обнаружить ее отсутствие. Что случилось с мужем, было достаточно понятно, но вот по поводу Драко у Гарри были определенные вопросы, в самом деле, не стала же она... с собственным сыном... ну, может, не совсем собственным, но все-таки... В конечном счете, Гарри предпочел не задавать вопросов - судьба белобрысого семейства его не волновала ни в малейшей степени, пусть Суккуб делает там, что ее душе угодно. И даже если Драко возьмет, да повторит судьбу царя Эдипа, то и черт с ним.
Да и вообще, мысли о Малфоях довольно быстро вылетели из головы, он, сперва, грешным делом подумал, что Нарцисса пришла что-то ему сообщить, но у резко помолодевшей красавицы было совсем другое на уме... Все-таки очарование Суккуба – вещь крепкая, вейлы и рядом не стояли. Гарри и сам не понял, как они оказались в постели. Он уже спал и с Хельгой, и с Прорицательницей, и с Карой, и с огромным количеством прочих демонов, которых уже и не вспомнишь, но это было чем-то особенным... Гарри в очередной раз не сдержал улыбки при этих воспоминания... Суккубы... он так и не додумался расспросить ее, является ли она единственным представителем своего народа. Ну так вот, Суккубы знали толк в постельных делах.
Уже ближе к вечеру, Нарцисса отбыла, перед этим выразив восхищение его энергией и выносливостью... Да, Гарри отлично понимал, почему Люциус был недееспособен в это время. Вероятно, только демон мог... удовлетворить демона.
Еще через некоторое время подвалила с докладом Кара. Пока он развлекался, его девочки отловили еще пару Песиков, каковых уже должны были доставить в темницу. Впрочем, у Гарри на этот счет были определенные сомнения, у него уже довольно давно было подозрение, что его девочки используют ожидающих своей участи пленников для личных нужд. Оно и понятно, чай, он единственное лицо мужского пола в замке, на всех не хватает. Это, кстати, объясняло крайне изможденный вид многих пленников. Ну, а пару дней назад он застал нескольких плутовок с поличным. Те, кажется, собирались немедля сгореть от стыда, но успокоились, когда он, ограничившись тем, что шутливо погрозил им пальцем, пошел дальше по своим делам.
Короче, день удался, и сегодня утром у Гарри было отличное настроение - он как раз поедал очередной кулинарный шедевр домовиков. Те добросовестно работали на полноправного владельца замка, но их чуть-чуть тяготил более чем необычный вкус большинства обитателей. Гарри хорошо знал, что кушанья, которые больше всего любят его демоницы, покажутся странными даже самому утонченному гурману и любителю экстрима в еде, и это еще мягко сказано. Эльфы страдали вовсе не из-за того, что готовка была чрезмерно сложной. Просто маленькие старательные труженики никак не могли свыкнуться с мыслью, что ЭТО, они даже не решались назвать результат едой, нравится обитателям. Эльфам казалось, что они плохо кормят хозяев, и это притом, что они в точности следуют их инструкциям. Бедолаги никак не могли разрешить этот парадокс и оттого страдали. В результате они с огромным энтузиазмом готовили для Гарри, Хельги и иногда Гермионы, которые делали привычные заказы.
Рядом с ним опустилась сова, Гарри даже не требовалось смотреть на ее груз, чтобы узнать, что она принесла. Единственными пернатыми, которые могли добраться непосредственно до него, были разносчики «Ежедневного Пророка». Выдав птахе кнаты, Гарри развернул газету. Нескольких секунд чтения было достаточно, чтобы его хорошее настроение сменилось очень плохим...
«Гарри Поттер: сила тьмы, воплотившаяся в народном герое, или первый этап иностранного вторжения?» - красовалось на заглавной странице.
Глаза Гарри сразу переместились в конец статьи, где он без удивления обнаружил, что автором этого творения была Рита Скитер. После этого он начал читать, что же именно насочиняла эта букашка...
Итак, для начала наша доблестная летающая журналистка, которая, вероятно, уже давно разучилась писать самостоятельно, напоминала своему читателю предысторию. Исчезновение Гарри, его возвращение, как нельзя вовремя, надо заметить, именно тогда, когда всем без него было особо худо. Написала она и о том, как он узурпировал Хогвартс... ну, и, наконец, то, что русские вдруг признали его разумным существом и закрепили за ним все права человека. Очевидно, это правдивое перечисление событий чрезвычайно утомило Риту, ибо сразу после этого она с головой погрузилась в домыслы один чуднее другого... Чего тут только не было... демоны, хитрые козни Волдеморта, дьявол и чуть ли не происки инопланетян. Правда, все эти предположения мало интересовали Риту, ее главной версией было нечто иное: все это – происки Министерства Магии России с целью захватить сперва Англию, а потом весь мир!
Гарри перечитал это произведение искусства дважды, после чего вернулся к имени автора... Нда... а почитаешь, так скорее заподозришь кого-то из числа редакторов Придиры. Впрочем, слог был чисто Скитерский: «Всем уже давно известно, что Российскую Федерацию Магов можно считать рассадником для темных существ...». Это она о том, что в России, да и вообще в большей части восточной Европы положение вампиров и оборотней куда более сносное, чем на западе. Российскому Министерству удалось найти золотую середину. Впрочем, за это приходилось расплачиваться - одним из последствий было то, что всем иностранным представителям этих рас доступ на территорию России был закрыт. При всей своей терпимости, русские вовсе не желали, чтобы к ним хлынули потоки довольно опасных искателей лучшей доли. Результатом тому были беспрерывные слухи о том, что они нарочно выращивают этих «монстров», чтобы засылать их в иные страны. Ну и вот опять...
Скомкав эту газету, Гарри швырнул ее куда-то вверх, одна из стоящих на страже демониц совершенно верно поняла его жест, и обратила Пророк в пепел. Гарри же, чье настроение было безнадежно испорчено, поднял взгляд к потолку. Да, Рита, похоже, впала в маразм, большего идиотизма придумать было трудно. А, может быть, ей заплатили? Тоже вариант, кстати, весьма правдоподобный... Гарри мысленно вернулся к написанному, самое главное это то, что каким бы бредом не казалось ему написанное, найдется чертова уйма идиотов, которые все это проглотят, не подавятся, да еще и добавки потребуют... Уже давно не секрет, что маги просто на дух не переносят каких бы то ни было перемен. Как на пятом курсе большинство предпочитало считать его тщеславным психом, так и теперь все эти недоумки с огромной радостью сожрут этот идиотизм про иностранное вмешательство, лишь бы не верить во всяких там мирно настроенных демонов, прибывших из иного мира... А всякие там Министры и Дамблдоры не могут пожелать лучшего расклада.
Не то, чтобы общественное мнение много значило для него, но все равно как-то обидно. И вообще, эта Скитер тут посмела назвать его, Лорда демона, каким-то русским агентом! Да он ее... ведь, как истинному демону, ему просто необходимо немедля отомстить, а то какой-то непорядок... В общем, Рите надо объяснить...
НО. Чтобы Рите объяснить, надо Риту иметь. А чтобы Риту иметь, надо Риту найти. А чтобы Риту найти, надо знать, где ее искать. А вот этого он пока не знает, значит, в этом направлении и следует работать...

Гермиона сидела на скамейке в небольшом скверике в восточной части Лондона, и со скучающим, даже тоскливым видом, наблюдала за трехэтажным зданием напротив. Она была здесь не просто так - она выполняла задание для Ордена. Ее первое настоящее задание... не так давно она бы прыгала от гордости и чувства собственной значимости, что ей, Гермионе Грейнджер доверяют настоящие задания. Но с тех пор прошло некоторое время, и теперь она не чувствовала в себе ни капли энтузиазма, который она старательно изображала, отправляясь на это дежурство. В конце концов, для нее, секретного агента ее Господина в рядах Ордена Феникса, это было просто тратой времени.
Само строение казалось совершенно никому не нужным, кажется, там был какой-то склад, и даже не было уверенности, что он там все еще есть. Но один из осведомителей Дамблдора сообщил, что в этом строении может быть что-то, чем интересуются Пожиратели. Что – неясно. Но решили подстраховаться. А так как взрослого волшебника на такое, на первый взгляд, пустяковое дельце не отправишь, пустили вперед молодое поколение. И вот, вместо того, чтобы добывать в Норе сведения для Господина, она торчит тут, одна-одинешенька во всем этом сквере, и таращится на постройку, а карман ей оттягивает Портал на случай непредвиденного. То есть на случай, если Пожиратели действительно вдруг возьмут, да и заявятся сюда, тогда ей надлежит сматывать удочки и мчаться в Нору за подмогой. Вот только она прекрасно знала, что Пожиратели не заявятся, нечего им тут делать. Она еще два дня назад сообщила об этом подозрительном доме и его перерыли с подвала до чердака. Ни черта тут нет, так что и Темным магам тут делать нечего, только вот как объяснить это Ордену?
Именно в тот миг, когда она уже с головою погрузилась в такого рода пораженческие мысли, чуть заметное щекотание прямо в голове, вырвало ее назад в реальный миг. Теперь она в этом сквере была не одна, и новоприбывший тоже был магом... Все же, Гермиона не тратила время понапрасну - за время ее многочисленных визитов в Хогвартс она успела нахвататься у Хельги разных чар, которые могут быть чрезвычайно полезными... В частности, одно старинное и уже давно всеми забытое сторожевое заклятие. Главным недостатком такого рода чар является то, что они выдавали сотворившего их с головой... что-то вроде сонара для подводной лодки - активировав его, капитан узнает обо всех, кто плавает рядом, но и они вычислят его немедля. Подобных заклятий существовало немного, всех их хорошо знали, точно так же, как и их ауру, потому пользоваться подобным, когда исполняешь роль наблюдателя, в высшей мере нежелательно.
Но это заклятье было давно всеми забыто, и потому опознать эту ауру, выделить ее на фоне прочих магических токов, было невозможно... И сейчас это заклятье, которое она предусмотрительно наложила, предупреждало ее о визите. А смена должна была прибыть лишь через два часа. Гермиона, повинуясь наитию, одним движением соскользнула со своей скамейки и скрылась за деревом...
Оттуда она могла видеть, как к подъезду этого нежилого здания подошла... Беллатриса Лестрейдж, собственной персоной. Ее Гермиона ни с кем не могла спутать, чай встречались лицом к лицу тогда в Министерстве, больше года назад. «Благородная чистокровная волшебница» скрылась во тьме подъезда...
Гермиона осторожно выглянула из-за своего укрытия... Итак, все-таки что-то в этом здании было... и что-то важное, раз сюда пришли такие люди... Так, нужно что-то быстро сделать... Но что?
Можно было немедля схватиться за Портал в кармане, и поднять на ноги Орден...
Можно было воспользоваться кольцом, и отправиться за помощью в Хогвартс...
Можно... тут только она совершенно случайно обнаружила, что широкими шагами направляется прямо к входу в строение. Похоже, она уже выбрала третий вариант, который еще даже не успела продумать... «Гриффиндорка» - пронеслось у нее в голове - не то оправдание, не то диагноз.
За входной дверью было пусто, охранное заклятье, что продолжало действовать, подсказывало ей, что Беллатриса наверху. Настороженно оглядываясь, палочка наизготовку, Гермиона шла по коридору, пытаясь понять, что тут ищет одна из вернейших последовательниц Волдеморта, а заодно, что она сама тут позабыла... Пока что ей не удалось найти ответа ни на один из поставленных вопросов.
Между делом, она сама уже добралась до лестницы, неслышно ступая, чему ее научили пять лет в составе Золотого Трио, несколько месяцев жизни в доме на площади Гриммо и, наконец, нередкие за последнее время побеги из Норы... Так вот, не производя шума, благо лестница была бетонная, Гермиона добралась до второго этажа... Беллатрису она чувствовала совсем рядом, наверняка вот за этой дверью... Которая именно в этот момент открылась. Решительным шагом из помещения показалась Беллатриса Лестрейдж, судя по всему она еще не нашла то, что искала. Она сделал еще один шаг вперед... повернула голову... и столкнулась взглядом с Гермионой, они были друг от друга в паре шагов...
Решение пришло мгновенно, в порыве чудесного наития. Гермиона одним прыжком достигла колдуньи, левой рукой ухватила ее за волосы, одновременно коснувшись кольца на своем пальце... Беллатрису эта встреча явно застала врасплох - она растерялась на пару секунд, и этого было достаточно. В тот миг, когда их обеих понесло в Хогвартс, Гермиона уже держалась за свою жертву обеими руками. Короткое ощущение полета... и вот они обе возникли прямо посреди Большого Зала Замка Хогвартс!
Беллатриса, пришедшая в себя, очень быстро вскочила на ноги, еще не сообразив, куда занесла ее судьба...
- Схватите ее!!! – голос Гермионы сорвался на визг, а в следующий миг она бросилась в ноги лихорадочно оглядывающейся по сторонам темной колдунье.
Потеряв равновесие, убийца Сириуса Блэка упала на живот, еще через пару мгновений на нее сверху обрушился сразу десяток демонесс, которые быстро сообразили, что к чему... В образовавшейся куче-мале, где было мало понятно кто, кого и за что, Беллатрису быстро скрутили, отобрали палочку, связали руки, ноги, заткнули рот и все остальное, что нашли... в этот миг в Зал вошел Гарри Поттер.
Гермиона неловко поднялась на ноги - в ходе драки она ощутимо схлопотала по ребрам, и почти наверняка нет от Беллы... Да и вообще, почти все поучаствовавшие в потасовке выглядели потрепанными, не то Беллатриса билась как лев, не то это они сами сгоряча, в пылу драки наваляли всем подряд...
- Что тут такое произошло? – недоуменно спросил Лорд Демон, оглядывая демонесс, одна из которых красовалась роскошным фингалом под правым глазом. Он не сразу заметил дергающуюся на полу Беллатрис, но это не продлилось долго... – А это у нас тут что? - Гарри носком ботинка перевернул пленницу на спину и его лицо вытянулось. – Ничего себе... Это откуда?.. – он обвел взглядом присутствующих, и уперся в Гермиону...
- Мой Господин... – старая школьная подруга как-то очень неловко и растерянно начала объяснять суть произошедшего, покуда связанная Беллатриса изо всех сил пыталась вставить словечко, но предусмотрительно вставленный ей в рот кляп мешал ей в этом благородном начинании.
- Ну ты даешь... Неплохо сработано. Да что там, отлично сработано!
- Благодарю...
- Теперь, во-первых, надо придумать, как преподнести все это Ордену... – Гарри не стал слушать ее изъявления покорности ,и уже начал строить планы на будущее. - Во-вторых, хорошо бы понять, чего же в этом идиотском доме есть такого важного. Думаю, что эта гадина нам в этом поможет, - Гарри отвесил пинка так и не угомонившейся Пожирательнице. – В-третьих... у меня было к тебе еще одно дело, не связанное с этим, но оно может подождать.

Всего через пять минут после этого разговора, то есть минут через двенадцать после того, как Гермиона увидела Беллатрису, перепуганная девушка появилась в Норе, зовя на помощь. Она тут же сообщила находящимся там членам Ордена, который, кстати, разросся за последние недели, что в дом, за которым она наблюдала, заявилась лично Беллатриса Лестрейдж. Эти самые члены, в количестве семерых, немедленно помчались брать... Гермиону они, понятное дело, оставили, слишком маленькая. Та, впрочем, и не думала жаловаться. На нее налетел Рон, потом они вдвоем пошли звать его отца, потом директора... ну и пошло-поехало.
Между делом, сотрудники птицефермы прибыли на место, установили антиаппарицыонный барьер, и принялись все обыскивать. Совершенно очевидно, что ни черта они не нашли, если не считать остаточных следов Портала, которым, как они предположили, Беллатриса и свалила с места действия. К тому времени к ним присоединились еще несколько членов Ордена. Вместе они принялись искать следы того, зачем Белла сюда явилась и что, как они полагали, она нашла...
Ну, а покуда они без толку обыскивали дом уже по третьему разу, Волдеморт, который забеспокоился, поскольку его верная Беллатриса все не возвращалась, собрал отряд Пожирателей и лично отправился выяснять, что к чему. Одновременно с ним к месту действия прибыл профессор Дамблдор, чтобы помочь своим людям в поисках.
В результате, в тихом скверике в восточной части Лондона, начала решаться задача: что будет, если в одно и тоже место прибудут члены двух враждующих группировок, каждая возглавляемая своим лидером? И это при условии, что и те и другие считают, что в окрестностях есть что-то немаловажное, а присутствие противников лишь еще сильнее укрепляет их в этом убеждении?
Решение было самым очевидным: начнется драка! Она немедля и началась. Два лидера не замедлили сцепиться, выпуская друг в друга заклятья, которые большинству присутствующих даже не были ведомы. Пожиратели и члены Ордена сразу же последовали их примеру. Понеслись навстречу друг другу синие, красные, зеленые, фиолетовые и серо-буро-малиновые лучи...
Пара Пожирателей крайне неосмотрительно засела рядом с детской каруселью. Одно заклятье, и аттракцион, обратившись в смертоносный снаряд, обрушился на них сзади, проломив одному голову и крепко придавив второго. Какой-то невезучий член Ордена, новичок из Польши, схлопотал Смертоносное проклятье. Профессор МакГоннагал обратила парковую скамейку в огромного кабана, и тот с жутким то ли хрюканьем, то ли визгом устремился в атаку прямо на особо плотную кучку Пожирателей. Трое из них познали те незабываемые ощущения, которые испытываешь, когда на тебя обрушивается почти центнер свинины...
Ход боя начал складываться в пользу Ордена, когда вдруг выяснилось, что у Волдеморта еще припасено несколько козырей в рукаве. Даже занятый схваткой с Дамблдором, он сумел вызвать новых слуг. Новый отряд Пожирателей появился посреди когда-то такого мирного и тихого сквера, и прибыли они не одни, а с двумя десятками троллей...
Судьба, казалось бы, повернулась к защитникам Света спиной, но почти сразу за теми на место действия прибыл крупный отряд Мракоборцев. Тех привлекли многочисленные Непростительные заклятья, столь обильно применяемые во время сражения. При более пристальном рассмотрении, в них можно было опознать американцев, которых сюда прислали для поддержки дружественного им Министерства Магии Англии...

В то время, пока в Лондоне шла битва, Гермиона Грейнджер, из-за которой, собственно говоря, и началось все это безобразие, преспокойно сидела на кухне в Норе.
Ну, конечно не совсем спокойно, вокруг нее расселись: Рон, миссис Уизли, Джинни и еще Дин Томас, который оказался тут случайно. И вся эта компания требовала хлеба и зрелищ. Хлеб предоставляла Молли Уизли, а зрелищем была Гермиона. В общей сложности, Гермионе пришлось трижды повторить свою короткую и почти полностью выдуманную историю о том, как она, укрывшись в кустах, заметила Беллатрису. Как она буквально залегла в этих кустах, едва-едва приподняв голову, чтобы наблюдать... И как, едва Белла скрылась в подъезде, она немедля помчалась в Нору предупредить Орден. После того, как всю эту историю посмаковали, поохали, поужасались и почувствовали себя удовлетворенными, часть слушателей разошлась. Остались Рон и Молли.
Рон, чувствуя, что его девушка, каковой он теперь считал Гермиону, очень взволнована, хотел ей помочь, успокоить ее... И самым действенным средством ему показались объятия, которые он надеялся перевести в стадию поцелуев... Объятия Гермиона стерпела... в конце концов ей надо было продолжать притворяться, что эта чертова висюлька у нее на шее делает свое дело. Глядя, как ее сын обнимает Гермиону, Молли Уизли довольно улыбнулась, а ее глаза сверкнули...
Но потом Рон посчитал, что девушка дошла до нужной кондиции, и полез целовать... Вот на это у Гермионы самообладания уже не хватило. Завопив дурным голосом, она оттолкнула Рона и умчалась куда подальше, правда, удержавшись от того, чтобы влепить ему пощечину.
Растерянный Рон и нахмурившаяся миссис Уизли могли лишь проводить ее взглядом...

Тем временем, в Лондоне дело приняло нешуточный оборот - отряд американских Мракоборцев ворвался в гущу схватки, как танк в болота, щедро расшвыривая вокруг себя всевозможные заклятья, начиная простыми Сногсшибателями, и заканчивая Авадами. После того, как один из них рухнул замертво, получив здоровенный кусок льда в лицо, Авад стало намного больше. Одна беда, американцы не всегда были способны отличить Пожирателя от члена Ордена. Сейчас они все были уже грязными, запыленными, многие окровавлены... в общем черные плащи Пожирателей уже не так бросались в глаза.
Директор и Волдеморт продолжали обмен любезностями, время от времени отвлекаясь для того, чтобы подгадить бойцам неприятеля. Так Дамблдор обратил одного из троллей в болонку, а Темный Лорд залпом лезвий, созданных из воздуха, покрошил в капусту сразу трех янки.
Тем не менее, чем дальше, тем яснее становилось, что сегодня преимущество на стороне Ордена и Министерства. Тролли все полегли, успев правда перед этим развалить решительно все в этом несчастном скверике. Десяток Пожирателей погибло, еще многие были выведены из строя, ранены, или оглушены.
В конце концов, Волдеморту это надоело и он скомандовал отход. Пожиратели похватали сколько смогли своих пострадавших товарищей и аппарировали прочь, благо барьер был разрушен их Лордом заранее. Члены Ордена остались осматривать своих поверженных товарищей, оставшихся на поле сражения Пожирателей...
Уже после всего этого, дом был опять подвергнут очередному тщательнейшему обыску, который, как и все предыдущие, ничего не дал. В конце концов, отчаявшись что-либо найти или хотя бы понять, что именно следовало искать, все начали расходиться.
В Норе, на внеочередном заседании Ордена, где Гермионе пришлось в очередной раз пересказывать свою липовую историю, все продолжали ломать голову над тем, что же скрывалось в этом доме. А так же над тем, какой дьявольский план Темного Лорда им удалось расстроить. В конце концов, было решено лишь одно: продолжать следить за домом, и в этот раз приставить к этому взрослых волшебников.
Через некоторое время Альбус Дамблдор покинул заседание - ему надо было еще раз, как можно более тщательно обдумать стратегию своей защиты на суде, который должен состояться через три дня...
А в это время в Министерстве уже готовили экстренный выпуск Пророка с сообщением о «важной и решительной победе над силами зла»...

Беллатриса Лестрейдж пришла в себя, она была в каком-то темном каземате, прикована к стене... с некоторым запозданием до нее дошло, что на ней нету даже нижнего белья. Немного повернув голову, она скривилась от боли, боли в шее, в руках, в ногах... во всем ее покрытом синяками и кровоподтеками теле. Последнюю пару часов, что она помнила, ее неспешно, без озлобленности, и даже с некоторой ленцой, пинали... пинали по всему телу... спокойно, размерено... и сильно. Пинали ничего от нее не требуя, ничего не спрашивая... да она бы и не ответила. Ее просто пинали... А потом она отключилась...
- О! Я смотрю наша спящая красавица проснулась! – раздался презрительный голос. Она немедля обернулась на голос и зарычала, зарычала не от боли, а от ярости и желания немедленно убить того, кто предстал перед нею. Поттер... Поттер, главный враг ее Хозяина. Тот, кто, похоже, всем тут заправляет... О, с каким наслаждением она бы выцарапала ему глаза... – Я гляжу, мои девочки хорошо поработали... массаж явно пошел тебе на пользу.
- Да пошел ты! – как-то ничего более умного ей в голову не пришло. – Когда мой Хозяин те... ААА! – договорить она не смогла, Поттер просто ткнул ее пальцем в бок, и от боли у нее потемнело в глазах... Она умела терпеть боль, но тем не менее...
- Да, я даже не знаю, чем наградить Гермиону за этот замечательный подарок... – Поттер глянул ей прямо в глаза, в его бездонных зеленых буркалах плясало пламя, и это был отнюдь не свет факелов. – А теперь, скажи мне Белла, мне просто интересно, что ты делала в том доме? – Его голос неожиданно стал ласковым и чарующим...
- Ха! Пошел на... – наследница благородного рода выплюнула ему в лицо самое грязное из известных ей ругательств. – Можешь пытать меня, ничего я тебе не скажу!
- О... ну а я попытаюсь... – так же нежно ответил ей Поттер, и у него между пальцами пробежало несколько молний...

Глава 12


Глава двенадцатая.

Беллатриса Лестрейдж проснулась оттого, что кто-то протирал ее ссадины теплой водой, попутно смывая с ее сильно избитого тела грязь, пот и кровь, которые накопились на нем за эти... она не могла сказать, сколько времени прошло с тех пор, как эта грязнокровка приволокла ее сюда. Какой позор, ее - верную, полностью чистокровную сторонницу Темного Лорда, захватила какая-то маглорожденная дрянь, которой, возможно, еще и восемнадцати не исполнилось... Она застонала, и вовсе не от боли, а от неожиданно накатившей на нее волны острого стыда.
Рука, что водила по ее телу теплой влажной губкой, пугливо отдернулась...
- Белла? – донесся до нее хорошо знакомый, можно сказать, родной голос, которого она никак не ожидала услышать. – Не бойся, это я...
- Цисси? – выдавила из себя пленница, открыв, наконец, глаза. Да, перед нею стояла ее сестра. – Но? Как?.. ты пришла вытащить меня? А где остальные? – она всем телом дернулась, словно рассчитывая, что ее оковы рухнут сами собой. Она еще раз огляделась, в поисках других Пожирателей, что прибыли ее выручать...
- Успокойся Белла... Нет, никого больше здесь нет... и... я не смогу вытащить тебя отсюда.
- Но... – голова Беллатрисы сейчас работала довольно туго, но, в конце концов, она выдала новый вопрос: - А как ты здесь очутилась?
- Меня пустили... – грустно улыбнулась Цисси. – Пить хочешь? – не дожидаясь ответа, она поднесла к губам сестры кувшин воды, к которой та буквально присосалась.
- Пустили? – переспросила она, когда закончила жадно глотать воду. Но как...
- Лорд Демон пустил меня позаботиться о моей сестре, поговорить с ней...
- Эй, так теперь зовет себя этот Поттереныш! Эта мразь...
- Попрошу не называть его так! – голос Нарциссы резко похолодел.
- Эта маленькая дрянь схватила меня! Он отдал меня под ноги этих своих сучек! А потом...
- И?.. Скажешь мне, что ты никогда никого не пытала?
- Маглов! Грязнокровок, и маглолюбцев! Никогда я не поднимала руки на истинно благородных и чистокровных волшебников! – взвизгнула Беллатриса.
- Скажи скорее, что ты пытала своих врагов... И не думаю, чтобы ты пускала к ним родственников, чтобы те поухаживали за твоими пленниками.
- Цисси, да что мы вообще тут говорим?! Помоги мне освободиться.
- Я не могу, – совершенно спокойно ответила Нарцисса. - по крайней мере пока.
- Что... – до Беллы медленно, но верно начало доходить, что тут что-то совсем неправильно.
- Скажи мне, Белла, что ты получила за свою верную службу Темному Лорду? Что он сделал, чтобы заслужить твою преданность? Чем наградил тебя за нее? – нежным, участливым и ласковым голосом спросила ее сестра.
- Цисси, что ты такое говоришь?!
- По-моему, единственной наградой, которую ты получила, были тринадцать лет Азкабана...
- Наш Хозяин величайший из всех магов! – вновь взвизгнула Беллатриса, а потом понесла обычную преданную чушь, о величии Темного Лорда, о будущей победе, уничтожении всех тех, кого надо уничтожить, вознесении тех, кому надлежит вознестись...
- А стоит ради этого погибать? – невозмутимо спросила Нарцисса, когда ее сестра наконец выдохлась.
- Что, да что ты хочешь...
- Я скажу прямо, сестричка. Вот уже некоторое время назад я поклялась в верности Лорду Демону. Замечу, что за это короткое время я получила от него больше, чем ты от своего Лорда за все эти годы.
- Да как ты?!
- Мне удалось упросить его дать тебе шанс - если ты присоединишься к нему, то он передумает предавать тебя смерти...
- Ни за что! Как ты могла?!
- Что такое, Белла? Я просто присоединилась к истинно сильнейшему. Посмотри! – Нарцисса отошла в более освещенную часть помещения, демонстрируя себя. – Он вернул мне молодость! Он дал мне это! А твой Темный Лорд? Что он тебе дал? А ничего! Зато ты отдала за него все: юность, свободу, здоровье...
- Ненавижу!!! – почти животный вопль вырвался из груди Беллатрис, она яростно рванулась из своих оков. – Изменница! Ты не сестра мне более! Будь ты... – изо рта Беллы полился настоящий поток черной ругани.
- Итак, ты отказываешься... – с какой-то отстраненной, но тем не менее искренней печалью констатировала Нарцисса.
- Тем хуже для тебя. – С этими словами дверь в подземелье распахнулась, и вошел сам Гарри Поттер. Начавшая, было, выдыхаться Беллатриса немедля зашлась новой бранной тирадой. – Я же говорил, что она тебя даже слушать не станет, с безумными фанатиками не договоришься. К тому же, прямо скажем, вербовщик из тебя не самый лучший получается.
- Ты прав, Повелитель. – ответила ему Нарцисса таким толосом, что даже ее сестра подавилась собственной руганью. К ней Цисси и повернулась, теперь в ее голосе не было той теплоты и участия к сестре, что слышались до этого. – Ты выбрала. По-своему ты была хорошей сестрой Нарциссе, именно поэтому я упросила моего повелителя дать тебе шанс, ты его упустила. – Тут голос неожиданно изменился, полившись сладкой, пьянящей музыкой. – Ты все равно послужишь его интересам, но теперь ты ничего за это не получишь!

Гермиона опять расположилась на своей ныне любимой крыше. Нора сейчас была почти пуста. Весь Орден стоял на ушах, ибо всего час назад была новая попытка проникновения в тот никчемный дом, который теперь называли «Объект И». Неизвестно, как это расшифровывалось, но для Гермионы «И» означало Идиотизм. Это очень хорошо отображало всю абсурдность ситуации.
Ее Господин уже успел разговорить Беллатрису. Гермиона не знала, да и не хотела знать, как он этого добился, но показания этой сволочи, плюс информация из некоторых иных источников подтверждали ее первое впечатление: ничего этот «объект» собой не представлял, он был просто никому не нужным зданием.
Изначально у Пожирателей была непроверенная информация, которая бы после проверки оказалась ложной, и дело этим бы и закончилось. Только вот беда - этот неизвестный осведомитель Дамблдора выкрал именно эту информацию, то ли не упомянув, то ли просто не зная, что она непроверенна. С этого момента все и началось - за домом стал следить Орден, а когда Белла, которая считала эту миссию этаким выходным днем, прибыла на место, чтобы удостовериться, есть ли внутри что-нибудь, Гермиона ее сцапала. В последствии имело место это сражение. И теперь обе стороны уверены, что в этом доме скрыто что-то феноменальной важности, и потому не жалеют сил, пытаясь наложить на него лапу.
Министерство и Орден сторожат дом круглые сутки, а лучшие специалисты, в том числе и из Отдела Тайн обыскивают его сантиметр за сантиметром. А Волдеморт видя это, а так же получая от своих шпионов сообщения о том, какие колоссальные ресурсы пущены в ход, все больше убеждается в том, что тут скрыто что-то важнейшее... Отсюда постоянные попытки силой или хитростью добраться до него. А это, в свою очередь, укрепляет веру Министра и Дамблдора в то, что они на верном пути.
И вот, Министерство, Орден и Волдеморт яростно сражаются, в то время как ее Господин, единственный, кому хватило мозгов и информации, чтобы подумать, прежде чем нестись вперед сломя голову, покатывается со смеху, глядя на все это. У него сейчас другие мысли в голове...
Прочитав эту статейку ненавистной Скитер, Гермиона не сомневалась, что так просто ей это не пройдет. И она была права, Господин что-то задумал касательно этой грязной писаки. И Гермиона знала, что достать ее не очень просто. Скитер обитала в собственном загородном доме, который был превращен в этакую мини цитадель. В Ордене не без оснований подозревали, что приобрести и обустроить это уютное гнездышко Рите помог Министр, на которого у нее компромату вагон и маленькая тележка. Кроме всевозможных магических средств защиты, там посменно дежурил десяток охранников из числа мракоборцев, по той или иной причине покинувших службу...
Захоти Лорд Демон ворваться туда силой, сокрушая все на своем пути, он бы все это давно проделал, но у Господина, очевидно, на уме было что-то другое...

Беллатриса Лестрейдж с тихим хлопком появилась рядом с особняком Риты Скитер. Первым делом она установила антиаппариционый барьер, в таких делах она всегда была сильна, пожалуй не меньше, чем в заклинании «Круциатус». Теперь она должна была попасть внутрь, справиться с тремя охранниками, убить одного, вывести из строя двух других, после чего найти хозяйку дома и похитить ее...

Белла безучастно, как бы со стороны, смотрела, как ее тело безо всякого труда преодолело мощные магические щиты особняка. Где-то на краю ее затуманенного сознания всплыла мысль, что именно в этот миг Поттер из своего замка нанес по этой защите мощный удар.
Все в том же ступоре она наблюдала, как ее тело вошло в особняк, отразило одно заклятье охранника, как пригнувшись избежало второго, а потом зеленый луч из ее палочки оборвал жизнь храбреца. Ей не потребовалось много времени, чтобы найти свою главную цель - Рита вместе с двумя своими охранниками пыталась укрыться где-то в подвале. Но ее перехватили до этого.
С чем-то похожим на гордость, глядела Белла на то, как она одного за другим выводит из строя этих увальней-охранников, ни одного лишнего слова, ни одного лишнего жеста, ни единого лишнего вздоха... Она действовала, как идеальный агрегат, выполняя поставленную задачу.
И вот, оба горе-телохранителя лежат более не способные помешать ей, и одному из них прекрасно видно, как она направляется к вжавшейся в стену журналистке, как выбивает у нее из рук палочку, которой та пробовала защититься...

«Рита Скитер похищена Темным Лордом!» - вот таким был заголовок передовой статьи «Пророка» на следующее утро. Под этим красовалась фотография особняка, над которым парила Черная Метка.
В Норе Гермиона с все более возрастающим изумлением читала о том, как в дом проникли, предварительно пробив брешь в его защите. О том, что один из дежуривших в тот вечер стражей мертв, а два других сейчас в больнице с многочисленными травмами... Ну, и что самое главное, оба они в один голос утверждают, что нападавшей была Беллатриса Лестрейдж. Для всех прочих именно эта часть сообщения не казалась чем-то столь невероятным. Но для Гермионы, которая всего два дня назад схватила вышеупомянутую Пожирательницу и передала Лорду Демону, это было чем-то в высшей степени неправильным...
Словно в ответ на ее еще только начавшее рождаться желание задать пару вопросов, кольцо на пальце завибрировало и стало теплым. В общем-то она догадывалась, что к произошедшему приложил руку ее Господин, но вот как он это проделал, оставалось загадкой. Оборотное зелье не могло объяснить этого...
- Знаешь, Гермиона мне даже очень жалко этой Скитер, - вырвал ее из размышлений сидящий рядом Рон. – Как вспомню, все то, что она писала...
- Да... Рон... да... – деревянно ответила она, уже успев вновь погрузиться в размышления.

В этот раз ей потребовалось много времени, чтобы выбраться из Норы, где начался стихийный совет части Ордена Феникса. Все сошлись во мнении, что эта акция не очень характерна для Темного Лорда, тем более что Рита частенько писала статейки подрывающие авторитет его противников... Впрочем, кто его знает, какие темные замыслы мог вынашивать Тот-Кого-Нельзя-Называть... А если добавить, что на следующий день было заседание суда над Альбусом Дамблдором, из-за которого Орден не переставал причитать и нервничать... В общем, все были на переделе, ругались, бегали туда-сюда... Гермиону то и дело куда-то дергали... А кольцо, которому были не ведомы ее проблемы становилось мало-помалу все горячее... В конечном счете, ей пришлось его просто снять. Ну, а вскоре после этого Орден немного угомонился, и она таки отбыла...
- Нда... а я уже начал привыкать к тому, что ты появляешься не позже чем через сорок минут после призыва... – поприветствовал ее недовольный Господин.
- Прости... там, в Норе настоящий сумасшедший дом, эта история со Скитер, суд, да еще и этот дом, в тайну которого они все пытаются проникнуть... в общем, меня задер...
- Суд? Како... – недоуменно переспросил Лорд Демон, но остановился на полуслове и хлопнул себя по лбу. Гермиона всерьез подозревала, что хлопни он ее, то останки пришлось бы отскребать от пола... - О, Мерлин! Со всей этой историей я и думать забыл по судебное слушание! Оно же завтра! А я так и не решил, являться туда или нет... Впрочем, - оборвал он сам себя, - тебя я звал не за этим.
- Я... я так понимаю, Рита здесь? – решилась задать вопрос Гермиона, с некоторым трудом поспевая за ним, ее Господин явно направлялся в подземелья.
- Конечно, я рассудил, что не стоит лично похищать репортершу, которая незадолго до этого перемыла мне косточки, найдутся те, кто увидит в этом подтверждение ее слов. Нет, все будет иначе! Через несколько дней я планирую нападение на еще один лагерь змеелицого... И там - о чудо! Случайно обнаружится пленная Рита.
- Понимаю... но как вы подделали Беллатрис?
- А кто сказал, что ее подделали? Все она и сделала! – Гермиона остановилась с приоткрытым ртом. – Что? Не веришь?
- Но... как?
- О, сперва Нарцисса просто хотела ее перетянуть на нашу строну, мол я и круче всех, и щедрее, и все такое прочее... Судя по всему, сестры Блэк были, как бы странно это не звучало, очень близки. И это повлияло даже на Суккуба. Но, как ты наверное догадываешься, в ответ мы получили лишь пожелания гореть в Аду... – остановившись, ее Господин неожиданно засмеялся. – Нам, демонам гореть в Аду...
- И что? – несмело спросила Гермиона, ей не хотелось прерывать вспышку веселья, но уж очень ей было любопытно...
- Наркотики, немного "Империуса", кое-какие демонические способности, плюс зелья, что я недавно нашел в Тайной Комнате. Слизерин был явно помешан на секретных ходах и помещениях, и сделал одно прямо в том подземелье... И вот результат - Белла, как хорошая, послушная девочка сделала все, о чем я ее попросил. Ныне она отлеживается... думаю, когда придет в себя, она вообще не будет помнить последних дней. И повторить этот трюк уже не получится... дважды это не работает...
- Что ты с ней сделаешь? – Гермиона предпочла не углубляться в обсуждение произошедшего. - ты ведь уже давно хотел...
- В том то и дело, что это было давно, для меня со времени гибели Сириуса прошло более десяти лет. А еще... знаешь, это странно звучит, но я обнаружил, что просто не люблю убивать. В схватке это одно... а вот так... даже ее... если говорить прямо, то мне, наверное, просто не хочется марать руки. Потому я отсылаю своих пленников в Министерство или назад к Волдеморту - пусть сами разбираются, и это мою совесть не тяготит.
- Тогда... у меня есть предложение, Господин...
- Да?
- Думаю, мы оба знаем того, кому эта женщина принесла еще больше горя, чем тебе... Если кому решать, что сделать с ней, то это ему.
- Нивилл... что же... думаю, ты права, к тому же, это ты сцапала ее, так что у тебя есть право решать. Так и сделаем, когда она оклемается настолько, чтобы не было ясно, что тут с нею было, а главное, чтобы все подумали, что мы схватили ее, когда нашли Риту... А теперь насчет Риты... Сколько времени ты можешь пробыть здесь?
- О... ну, еще часа два, думается мне. Пока они хватятся, к тому же, все уже привыкли, что я люблю одна гулять по окрестностям...
- Не шибко конспиративно, но черт с ним. Так вот, - они остановились около двери, надо полагать, она вела в чью-то камеру. – ты, если не ошибаюсь, не так давно выражала желание поближе ознакомиться с Непростительными Заклятиями... Попрактиковаться, так сказать...
- Ааа-ээээ... – ничего умнее выдать Гермиона не смогла, она действительно не так давно говорила что-то вроде этого... но это была скорее шутка... поверхностное замечание... но ее Господин все принял буквально.
- Прошу, думаю Рита примет небольшую пытку, как должное... А учитывая все неприятности, которые она тебе организовала, ты будешь только рада... – у него по лицу пробежала странного вида ухмылка. – Да, только сначала надо приодеться, - он как из воздуха извлек черную мантию и маску, явно не настоящую, но кто же будет разбираться...

Альбус Дамблдор, с угрюмым выражением лица, что для него было совсем не характерно, вошел в зал заседаний Визенгамота. Направившись, было, по привычке, к креслу председателя, он был вынужден одернуть сам себя - сегодня это место не принадлежало ему... он был не судьей, а подсудимым.
Под пристальным вниманием множества глаз Великий Волшебник опустился в кресло с кандалами, которые, впрочем, и не думали сковывать его. Хотя он и так не сомневался в этом, но все же тот факт, что его не приковали, самую малость улучшил его настроение. Он окинул присутствующих внимательным взглядом...
Да, гоблины постарались, значительная, очень значительная часть присутствующих была очень далека от того, чтобы называться его друзьями. Более того, некоторые из числа присяжных-заседателей просто были сторонниками Волдеморта... Уж они-то все сделают, чтобы вердикт был не в его пользу... «Эх Гарри, Гарри, если это действительно ты, то что же ты делаешь? Неужели ты не видишь, сколько зла принесут твои действия?..» - грустно подумал Дамблдор...
- Итак, слушание объявляется открытым, - после достаточно продолжительной паузы, во время которой зал мало-помалу заполнялся, официальным голосом заговорил Министр. – Подсудимый Альбус Персиваль Вулфрик Брайан Дамблдор, вы обвиняетесь в мошенничестве в особо крупных размерах, в нарушении закона о наследовании, в подлоге и в подделке завещания, в неисполнении взятой на себя роли опекуна... – Министр продолжал перечислять обвинения, это длилось достаточно долго. Поле этого он представил себя, Амелию Боунс, свидетелей защиты и обвинения, последними были несколько нотариусов и сотрудников банка Гринготтс. – Обвинитель - Увархатан Долгопальцевый, глава отдела магических наследств, представляющий сэра Гарри Джеймса Поттера...
И тут речь Министра была прервана, на скамье обвинителей вдруг зажглось пламя, поднялось до высоты человеческого роста, а потом опало, оставив после себя четыре человеческие фигуры.
- Приношу свои извинения за опоздание, Ваша честь, - раздался чуть насмешливый голос Гарри Поттера. – Некое, совершенно непредвиденное обстоятельство помешало мне вовремя прибыть на заседание. Тем не менее глубокоуважаемый Увархатан заверил меня, что я, как инициатор обвинения имею право прибыть на слушание в любое время...
- Дддд-да, мистер Поттер... – выдавил из себя Министр. Кинув нерешительный взгляд на дежуривших у входа мракоборцев.
Вопреки самому себе, Альбус Дамблдор про себя восхитился Гарри Поттером - никто и никогда не решится арестовать члена обвинения в зале суда. Министр, вполне возможно, подготовил своих людей для того, чтобы схватить Гарри до того, как он достигнет Зала, но, появившись прямо тут, вопреки всем могучим защитным барьерам, Гарри Поттер был теперь в неприкосновенности... «Гарри, ну почему мы с тобой стали врагами?» - подумал Дамблдор, когда обвинитель приготовился задавать ему первый вопрос...

Глава 13


Вота вам новая глава, получилось на мой взгляд несколько сумбурно.

Глава тринадцатая.

Заседание длилось уже третий час, поочередно вызывались свидетели, Защитники и Обвинители задавали вопросы, а Дамблдор чем дальше, тем неувереннее себя чувствовал. Ибо чем больше свидетелей выступало, тем яснее он понимал свою вину. Он и раньше знал, что поступал с Гарри несправедливо и незаконно, но это было необходимо. Он считал, что все прегрешения будут возмещены с лихвой... Он и сейчас был уверен, что поступил правильно, но вынужден был признать, что прегрешений было несоизмеримо больше, чем он считал.
Тревожно переводил он взгляд со свидетелей на присяжных и судей. Некоторые из них, он знал это, в любом случае проголосуют в его пользу. Это были его друзья и просто люди, которым он когда-либо оказывал ту или иную важнейшую услугу. Их было немного, но они все-таки были - даже гоблинам не удалось убрать с этого заседания их всех. Сторонники Фаджа и сам Министр тоже наверняка поддержат его... Люди Волдеморта, которых в зале было немало, несомненно будут против него. Плюс остальные присяжные, которых нельзя было назвать его друзьями, именно за их голоса и шла в основном борьба... И Дамблдор чувствовал, что эту борьбу выигрывает Гарри.
Сотрудники Волшебного Банка показали завещание Поттеров... Да, он полностью проигнорировал эту бумагу, более того он сделал все возможное, чтобы уничтожить его, убрать, сделать так, чтобы никто его никогда не увидел. И он считал, что ему это удалось, он ошибался.
Были представлены доказательства того, что он переводил деньги со счета Гарри. Дамблдор был в шоке, когда услышал сумму, она была гораздо больше, чем он думал...
Было и множество других обвинений...
Дамблдор мысленно прикидывал чем это может ему обернуться. Лет сорок тюрьмы и астрономический штраф мило ему улыбались.

Наконец обсуждение закончилось, Амелия Боунс поднялась со своего места - на ее обычно невозмутимом лице было видно, что ее владеют противоречивые чувства.
- Итак, кто за то, чтобы оправдать подсудимого по всем пунктам обвинения? – задала она положенный протоколом вопрос.
Встало лишь несколько человек - самые верные соратники Дамблдора, в основном те, кто был обязан ему жизнью.
- Кто за то, чтобы признать подсудимого виновным по всем пунктам обвинения? – этот вопрос задал уже Министр.
Дамблдор поднял взгляд и почувствовал, как изумленно расширяются его глаза. Встали некоторые из числа «нейтральных» судей, но удивительным было не это. Все сторонники Волдеморта, которых он знал, остались сидеть на своих местах. Люди его врага не пользовались возможностью навсегда от него отделаться! В общем-то все понимали, что в Азкабане Альбус Дамблдор не задержится, даже если таки удастся его туда отправить. Но сам факт ареста, тем более признания виновным по всем обвинениям был бы для него сокрушительным ударом. И, тем не менее, сторонники Волдеморта остались сидеть... И в результате, виновным по всем статьям его тоже не признали, да что там, - не набралось и половины необходимых для этого голосов.
Дамблдор видел, как изумлённо оглядывал зал Гарри, он тоже явно знал, кто есть кто в этом Зале. Переводя взгляд с одного сторонника Темного Лорда на другого, он мрачнел все больше, а когда он перевел свой взгляд на своего бывшего директора, сердце Дамблдора упало. Он ясно понял, что именно подумал Гарри... «Но будь я проклят, если он прав!» - пронеслось в голове у лидера Ордена Феникса.

Гарри почти перестал обращать внимание на заседание, Дамблдор упал в его глазах еще ниже. Если Пожиратели не хотят его ареста, значит он им нужен! Дамблдор был полезен Волдеморту...
В Зале что-то обсуждали, за что-то голосовали... Фадж, ухитрившийся вернуть себе пост Министра после того, как его приемника убили меньше чем через месяц после вступления в должность, что-то говорил. Теперь голосовали отдельно по каждому пункту обвинения...

Альбуса Дамблдора признали виновным в мошенничестве, с целой серией облегчающих вину обстоятельств, в игнорировании Завещания и невыполнении своей роли опекуна... Тоже с серией оговорок. За это Пожиратели Смерти, присутствующие в зале проголосовали, и именно их голоса решили дело. Но ни по подделке документов, ни по серии других обвинений, вставать они не пожелали.
Дамблдор был снят с поста главы Визенгамота и президента Международной Конфедерации магов. Его обязали выплатить двести тысяч галлеонов возмещения ущерба, плюс еще двести десять тысяч компенсации за растраченные деньги из наследства рода Блэков. Здесь была от силы лишь половина всех убытков, что понес Гарри из-за бывшего директора.

После оглашения приговора все стали расходиться, Гарри Поттер сразу и без разговоров исчез во вспышке пламени вместе с тремя женщинами, похоронив тем самым все надежды Дамблдора объясниться.
Сам директор так же не задержался в Зале суда - глубоко погрузившись в свои невеселые думы, он почти не реагировал на слова своих товарищей. Не вступая в разговоры, почти ничего не сказав, он покинул Министерство Магии.
Люциус Малфой задержался, Лорд велел ему подкинуть Министру несколько новых идей, а так же несколько тысяч галлеонов в подтверждение того, что это стоящие идеи. Он признавал, что последние инструкции Хозяина оставили его в недоумении. Зачем было помогать этому старому выжившему из ума маглолюбцу? Ведь было вполне реальным, чтобы его признали виновным по всем статьям, Поттер неплохо постарался, и это было бы могучим ударом по всем защитникам грязнокровок и прочей тому подобной погани... Единственным объяснением представлялось то, что Хозяин видит большую угрозу в Поттере... Ладно, в конце концов, кто он такой, чтобы обсуждать решения своего Лорда? Хозяин почти не допускает ошибок, именно поэтому мир уже скоро будет принадлежать им... Люциус Малфой направился в сторону кабинета Министра - ему хотелось как можно быстрее закончить все дела здесь и вернуться домой к Нарциссе...
При мысли о жене глава семейства Малфоев почти сразу забыл думать о чем бы то ни было другом. Всю дорогу к кабинету Фаджа встречные таращились на него, а некоторые даже шарахались в сторону, недоумевая, что могло заставить обычно холодного Люциуса Малфоя улыбаться самой дебильной улыбкой, какую только можно было себе представить.

На следующий день Гарри проснулся уже в относительно хорошем настроении, но это было нелегко. Потребовались совместные усилия Хельги, Прорицательницы, Кары и еще трех демонесс, чтобы успокоить и расслабить своего разъяренного повелителя. Помощь Нарциссы была бы очень кстати, но ее рядом не было.
Гарри решил, что наилучший способ справиться с разочарованием от исхода дела – это вернуться к делам. А дел было немало: был свеженький Пожиратель в подземелье, была Рита, которая верила, что находится в плену у Темного Лорда, и должна была продолжать верить в это, были и другие вопросы.
С Пожирателем особых вопросов не возникало – влить ему в пасть зелье, подержать в подвешенном состоянии пару деньков, пусть помучается, ну а потом отправить эту мелкую сошку прямо в Министерство. Там наконец пришли к решению проблемы со сквибами-заключенными - нашлась одна думающая голова, которая предложила отправлять их в магловские тюрьмы.
С Ритой уже сложнее - горящая энтузиазмом Гермиона прекрасно изображала Пожирателя Смерти, Гарри не ждал от нее такой отдачи. Видно, бывшая мисс–Я–все–делаю–по–правилам не забыла и не простила статейки времен Турнира. Потому она с большой охотой практиковала на журналистке разные милые заклятия, в том числе и Круциатус - видимо, было в Гермионе что-то такое, о чем не догадывались окружающие.
Но вечно Риту Скитер в подземелье не продержишь, у Гарри на нее были особые планы, и пора было приводить их в действие. Он и так уже довольно долго откладывал из-за этого суда.
Опять же Беллатриса, которая пришла в себя после всех процедур, сделавших ее на некоторое время безвольной куклой-марионеткой, так же сидела в подземелье и подавала голос. Да так, что подчас не помогали даже заглушающие заклятия. Как и следовало ожидать, она совершенно не помнила событий предшествующих ее пленению. Ее амнезия зашла даже несколько дальше, чем предполагал Гарри, в результате она ничего не помнила: ни кто захватил ее, ни когда это произошло, ни роль, которую играла ее сестра в этой истории. Это решало кое-какие мелкие трудности.
Гарри планировал нападение на лагерь Пожирателей, в ходе которого должна была быть «освобождена» Рита, на начало следующей недели. Потому нужно было действовать...

Альбус Дамблдор сидел в своем кабинете. Он заперся в своем небольшом особняке почти сразу после окончания суда и не выходил оттуда уже почти сутки. Он не отвечал на вызовы членов Ордена, не реагировал на письма...
Альбус Дамблдор думал, он всегда считал, что одним из признаков истинной мудрости является умение видеть и признавать свои ошибки. Умение оглядываться назад... и умение остановиться...
Он не мог не признать, что произошедшее вчера глубоко потрясло его. Все это время он искренне считал, что борется за правое дело, что его действия приближают триумф света и добра, и что все грехи, которые он совершал в пути к своей светлой цели стоят того... И тут Волдеморт помог ему.
Альбус Дамблдор уже давно отбросил всякие иллюзии по этому поводу, его бывшего ученика Тома Реддла не вернуть, он сжег за собой все пути назад к свету. Он представлял собою зло, тьмы... силу враждебную всему, во что верил бывший директор Хогвартса. С некоторых пор Дамблдор был почти склонен считать, что он представляет собой силу враждебную всему человеческому.
Его враг не стал бы помогать ему просто по прихоти, и уж он точно не предлагал мира... Все это могло означать лишь одно - ему, Лорду Волдеморту, было от него, Альбуса Дамблдора, больше пользы, нежели вреда. И он предпочитал видеть его на свободе, действующим и продолжающим пользоваться влиянием...
Это ужасало. Неужели он, сам того не заметив, из главного врага Лорда Тьмы, единственного, кого тот когда-либо боялся, превратился чуть ли не в его помощника?!
Наверное, все-таки нет... Но теперь у Лорда Тьмы появился иной противник - Лорд Демон, он же Гарри Поттер. И именно на Гарри Поттере были сосредоточены значительные силы Ордена Феникса...
Было ли это ошибкой? Аластор неоднократно заявлял, что Гарри Поттера не следовало трогать... Был ли он прав? Да, до этого момента это новое действующее лицо почти не предпринимало враждебных действий... Беда в том, что невозможно было знать, что именно он замышляет. Его сила, и сила тех, кто служит ему, она... она была чужда миру, в котором они жили.
Этого никто не знал, но Великий Волшебник Альбус Дамблдор уже однажды имел дело с носителями чужеродной силы... То были очень неприятные воспоминания... То была могучая сила... Могучая и темная... Темная и враждебная... С теми, кто обладал этой силой, договориться было невозможно.
Могло ли статься, что из-за этих воспоминаний он судил новоприбывших предвзято?
Дамблдор дал сам себе честный ответ – да, могло. Более того - так оно, скорее всего, и случилось. И именно отсюда шла его убежденность, которую он пытался передать тому же Аластору, убежденность в том, что от Гарри Поттера или демона теперь надо ждать лишь худшего... Это притом, что он всегда старался видеть в людях лучшее, давать им шанс. Ему всегда был очень близок принцип юстиции маглов, до которого покуда не дошли волшебники: «Человек считается невиновным, пока его вина не доказана». Лишь несколько раз в своей жизни он отворачивался от этого принципа... и очень часто потом горько жалел об этом.
Означает ли это, что он ошибался, что его решения и действия были в корне ошибочными?
Нет. Не обязательно. И тем не менее, ему стоит пересмотреть свою позицию... Но как? Глупо отрицать, что теперь-то Гарри точно видит в нем противника. Как взять назад все случившееся? Как компенсировать все те преступления, в которых его обвиняли? Как извиниться за тот ритуал экзорцизма? Если Гарри действительно демон сам по себе, то в его глазах этот ритуал был ничем иным, как покушением на убийство. Как, наконец, сгладить впечатление, которое наверняка осталось у Гарри после завершения суда?
Вопросы, вопросы... и нет ответа. Более того, даже не понятно, на какие вопросы отвечать.

Гарри устроился на небольшом стульчике около двери в камеру Риты. Оттуда доносились довольно-таки характерные крики, Гермиона отрабатывала заклинание «Мысленный кошмар». Жертва в больших подробностях и почти всей полнотой ощущений переживает на себе все прелести Инквизиции и Лагеря Смерти одновременно. Хотя в те времена, когда это заклятьеце изобрели, не существовало еще ни того, ни тем более другого. Ну и Гермиона почти наверняка не использовала его на всю мощь, поседевшая Рита никому не нужна...
Гарри еще раз пересмотрел бумаги, лежащие перед ним, а так же добрый десяток всевозможных флаконов. То, чему он думал подвергнуть настырную журналистку было продуктом не одного года исследований Хельги, не без его помощи. Кое-что почерпнули у высокоуважаемого, но, чего чужие грехи таить, несколько ненормального Салазара Слизерина.
Если все пройдет удачно, то результат будет несравнимо более длителен, изящен и надежен, чем то, что они проделали с Беллатрисой.
Ту, чтобы она не скучала, регулярно почивали Оглушающими заклятиями. Таким образом она никогда не сможет узнать, сколько времени провела в плену.
Спасенная из плена Рита будет выглядеть и вести себя вполне нормально, так, как и должна выглядеть дама проведшая почти неделю в такой нехорошей компании. Да и сама она ни о чем не будет подозревать... до того момента, когда ему понадобится, чтобы она что-нибудь написала. Ну и тут-то... Ну, а кроме этого - еще одно, гораздо более простое внушение - просто чтобы ей больше не приходило в голову писать о нем разные глупости.
Дверь в камеру открылась, оттуда выбралась одетая в черное фигура. Едва закрыв за собой дверь Гермиона поспешно сдернула с себя плащ и маску и швырнула в самый пыльный угол, который оставили специально для нее. Иначе бы Пивз, который теперь был главным уборщиком Замка, уже давно бы вымыл его до блеска.
Гарри уже скопил изрядный запас фотографий бывшего полтергейста за его новым занятием. В декабре у Филча будет день рожденья и Гарри собирался послать ему в подарок фотоальбом с этим материалом, пусть человек порадуется.
- Уффф... – Геримона расправила волосы сбившиеся из-за капюшона и маски. – Я сама себя пугаю.
- А что такое?
- Чем дальше, тем яснее мне становиться, что мне просто НРАВИТСЯ слушать, как она вопит... Я... я не знала, что я такая... темная, Господин.
- Гермиона, человек многое о себе не знает. Ну и не волнуйся, уж совсем темной я тебе стать точно не дам, - успокоил ее Гарри.
- Ладно... мне, наверное, пора, а то меня еще хватятся. Пойду дальше изображать умную, послушную девочку и слушать болтовню Рона...
- Да, ну а я займусь делом, – с этими словами Гарри быстренько создал черный плащ со всеми причиндалами для самого себя.

Миновало три дня, которые были в достаточной мере полны событиями.
Гарри сделал все, что собирался сделать с Ритой. Неиспытанный ранее ритуал закончился полным успехом, и жуколетная журналистка обратилась в инструмент, с помощью которого он сможет воздействовать на внешний мир.
Из Гринготтса пришло сообщение, что деньги уже были переведены на его счет - все то, что ему удалось отсудить у своего бывшего директора.
Сам же Дамблдор наконец вышел из своего уединения, после чего изрядно удивил своих соратников заявлением, что Орден слишком отвлекся на Лорда Демона, и что это надо поменять. Главный враг – по-прежнему Волдеморт. Более того,- может быть разумным попытаться заключить перемирие с нынешним владельцем замка Хогвартс...
По словам Гермионы, члены Ордена были изрядно удивлены таким поворотом событий, совсем недавно их лидер проповедовал несколько иную точку зрения. А уж после этой истории с судом, они вообще считали, что Великий Волшебник и вовсе выйдет на тропу войны. Ан нет, вместо этого Альбус Дамблдор уступил, чуть ли не признал свое поражение... нечто совершенно ему не свойственное.
Волдеморт, кстати, тоже не сидел сложа руки. По словам Нарциссы, в рядах Пожирателей имело место некое волнение, связанное с исчезновением Беллатрисы. Она была немаловажным винтиком организации, вообще было непонятно, почему именно она отправилась исследовать тот злополучный домишко. Волдеморт разыскивал ее,- он был уверен, что она попалась Ордену Феникса или Министерству, у него были на то основания. К тому же, насколько он знал, демоны вообще не были причастны к этой истории. Потому он бросил немалые силы на то, чтобы выяснить, что стало с ней. Ну а пока что среди Пожирателей происходили кадровые перестановки. Не последней причиной тому было то, что за последнее время из строя выбыло немалое количество командиров нижнего и среднего класса.
Но Темный Лорд был занят и другим - к немалому удивлению всего мира он вдруг с большими силами обрушился на Министерство Магии... Албании. Две сотни Пожирателей, десяток великанов, полсотни вампиров и толпа дементоров, плюс Темный Лорд собственной персоной – все это напало на Министерство, в котором с трудом насчитывалась сотня сотрудников.
Все было обставлено по всем правилам: Черная Метка, огромные разрушения вокруг и многочисленные жертвы среди маглов, работники органа власти были все убиты, а Министра повесили в главном холе учреждения. Единственный вопрос, на который никто не мог найти ответа – на фиг им сдалась Албания?
Через некоторое прибыли мракоборцы из соседних стран, плюс крупный отряд «Борцов за правое дело» - элиты американских боевых магов - с некоторых пор расквартированных а Польше.
Очевидно, что-то тут Темному Лорду было надо, так как его слуги дали бой, а сам куда-то запропастился - наверное, шарил по захваченному зданию. В результате досталось и тем и другим. Великаны и Взрывные заклятия сделали все необходимое, чтобы в радиусе пары кварталов не устояло ни единого строения. Очевидно, всем хотелось сражаться на просторе...
Мракоборцы из сразу множества стран действовали не слишком согласовано, но у них было численное превосходство. Сперва, застав противника врасплох, они вывели из строя полтора десятка Пожирателей и нескольких кровососов. В это время «Борцы за правое дело» устроили собравшимся в кучу дементорам небольшой Армагеддон, существенно поубавив их численность.
Начало было удачным, но это было только начало. Взревев, как стадо бешенных носорогов, великаны кинулись в атаку, вольно или невольно, но они создали собой что-то вроде живого щита для темных магов. Тут-то и имели место основные разрушения.
Трое гигантов не добежали, а дальше началась кровавая баня, тем более что подоспели вампиры. Дементоры в это время в компании с тремя десятками Пожирателей и «Детей Ночи» втянули в драку американцев. Но у тех, как оказалось, был готов ответ на все. Один из них притащил с собой Световой Куб и не долго думая разбил его о землю. В результате, изрядная часть присутствующих на поле боя временно лишилась зрения, а число вампиров упало сразу раза в три. К тому времени завалили еще двух великанов, да и Пожиратели оказались изрядно потрепаны.
Тут Волдеморт наконец-то соизволил явить свою физиономию миру. То ли он нашел, что искал, то ли нет – неясно. Парой удачных Авад он отправил на тот свет двух американцев, которые отвечали за Патронусы. А «Борцы за правое дело», вместо того, чтобы заращивать прореху в своих рядах, предпочли выслать в него целый рой проклятий, в том числе и Смертельных. Волдеморт не оценил их стараний и просто-напросто аппарировал прочь, предварительно разломав хилый барьерчик, который непонятно уже кто установил.
Дементоры же, очень обрадованные таким поворотом событий подобрались вплотную, и когда американцы разобрались что к чему, было уже поздно. Хорошо еще, что вслед за своим Хозяином драпанули и Пожиратели, захватив, сколько смогли, своих раненых, а также великанов с вампирами. В результате остальные мракоборцы смогли придти им на помощь, а то бы тем уж совсем кисло пришлось...

И вот пришел день, на который была запланирована атака на лагерь Волдеморта...





Оставить отзыв:
Я зарегистрирован(а) в Архиве
Имя:
E-mail:


Подписаться на фанфик

Rambler's Top100
Rambler's Top100