akchisko_san1    закончен   Оценка фанфикаОценка фанфикаОценка фанфика

    Старосты, СОВы и прочие прелести пятого курса. А еще Рики предстоит выяснить, что Лорд жив, здоров и даже упитан...
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Вольдеморт, Гарри Поттер, Северус Снейп, Новый персонаж
    Пародия/стёб/ Приключения || джен || PG-13
    Глав: 38
    Прочитано: 45648 || Отзывов: 35 || Подписано: 4
    Начало: 02.04.07 || Последнее обновление: 13.06.07


Рики Макарони и Старая Гвардия

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Прошлое и настоящее
В открытую форточку залетал свежий ветерок, давно раскидавший по полу непредусмотрительно оставленные на столе пергаменты. Большинство из них уже приспособил под игрушки-мышки огромный рыжий кот, с урчанием зажимающий на полу очередной огрызок. Владельцу оставалось только радоваться, потому что содержимое пергаментов некоторое время назад стало ненужным, а выбросить их в неиспорченном виде ему было бы жалко. В школе он потратил на них много времени и стараний.
Парень по имени Рики Макарони удобно устроился на кровати, подперев спину подушками, держал в руке раскрытую брошюру, в которую время от времени заглядывал, но так и не начал читать. Все же «Стандарты СОВ по зельеварению» требовали внимательного и вдумчивого подхода. А Рики чувствовал себя слишком хорошо и мирно, чтобы сейчас напрягаться. Ведь заканчивался всего лишь третий день его каникул.
От рождения Рики был колдуном, то есть умел извлекать заклинания из волшебной палочки, превращать вещи, варить зелья и даже летать на метле. Из Макарони никто больше не владел такими способностями. И сразу же, как только четыре года назад он отправился постигать тайны магической науки, приключения и враги нашли его.
Каждый учебный год в школе одаривал Рики тем и другим в разных вариантах. Он уже упустил несколько значительных вероятностей отправиться на тот свет, и на это, конечно, не жаловался. Но чем дальше, тем больше волновало Рики то, что все прошедшие годы ему просто везло. И в последний раз юноша твердо решил, что должен владеть информацией, позволяющей если не защитить себя и своих близких, то хотя бы знать, где гнездятся возможные подводные камни, которых следует избегать. Для этого ему нужен был ответ на простой вопрос, который обычно знает каждый: «кто я?». За прошедшие четыре года Рики вполне настроился, чтобы адресовать этот вопрос своим родителям. С чего и начал, как только вернулся летом из школы.
В результате третий день каникул в родительском доме ознаменовался долгожданным окончанием грандиозной семейной ссоры. Инициатором конфликта, естественно, был он сам, и разбирательство началось тут же, как только утихли первые радостные возгласы и объятия в прихожей. Итальянский темперамент, как выяснилось, был свойственен всем членам семейства Макарони без исключения, о чем постоянно с юмором напоминал старший брат. Особенно в этом отличилась мама.
Люси Макарони, будучи стопроцентной англичанкой, проявила редкую несговорчивость. Она прямо и категорично отказалась раскрывать младшему сыну тайну его происхождения, и папа, хоть и смутившись, поддержал ее. По крайней мере, они теперь не отрицали, что знают больше, чем говорят.
Два дня прошли, словно в осаде. Находиться в комнате с кем-нибудь из родителей и не ссориться, казалось, невозможно. Рики раньше представить не мог себе такого, но стоило заговорить, и любая самая обычная фраза вроде «как дела?» сворачивала разговор на скандальную тему. Больше всего Рики раздражало то, что даже отец не считал нужным объяснять свою позицию, не в состоянии при этом с нее сдвинуться; никогда еще мама не была так категорична, а привыкать к ее манере в стиле итальянской бабушки типа «я знаю, как для тебя лучше» парень не собирался. Благоразумный Пит, брат Рики, в общем и целом соглашался с ним, но было заметно, что намного больше, чем справедливости, он жаждет мира в доме. То же самое выражала и экономка, которую, конечно же, в суть конфликта не посвятили, потому что некоторых вещей о Рики ей знать не полагалось. Собственно, только в ее присутствии он заставлял себя не качать права.
На третий день рано утром Рики спустился в кухню. Мама еще не ушла в свой театр. Она доедала завтрак и, должно быть, оторвалась от еды, чтобы поглядеть, кто идет. Так что Рики, оказавшись на пороге, наткнулся на ее напряженный взгляд.
-Доброе утро, - поздоровалась мама. Рики сконцентрировался на ее замершей в воздухе руке с тостом.
-Оно могло бы быть добрым, если бы я мог верить тебе, как раньше, - пожаловался он, не будучи при этом доволен сам собой. Он действительно хотел бы прекратить это и злился на собственное упрямство, и так неприятно было сознавать, что у нее сегодня предстоит работа, а он портит ей настроение, и себе заодно. Но отступить уже не получилось бы.
-Молодой человек, будь любезен, прекрати свое вымогательство, - попросила она скорее устало, чем раздраженно. И откусила тост.
Рики, конечно же, совсем не хотел, чтобы она подавилась. Но такое равнодушие!
-Ты в самом деле на это рассчитываешь? – спросил он.
Люси Макарони замотала головой. Но, как воспитанная леди, не заговорила, пока не прожевала. Неприятное подозрение, что это хорошо организованная отсрочка, дающая время для фильтрования лишних слов, против воли Рики усиливалось с каждой секундой.
-Нет. Дождаться, что ты угомонишься – это недостижимый подарок, - улыбнулась она. – Ты мало изменился по сравнению с ранним детством. Помнится, тебя не привлекала нормальная песочница, но ты почему-то непременно хотел залезть в нее после дождя. Специально, чтобы вымазаться и промокнуть. Чего я наслушалась от миссис Дуглас! – мама скривила губы. - Но все-таки, иногда мне удавалось удержать тебя от этой забавы.
-Ну спасибо, - фыркнул Рики. – Мне не хочется напоминать, но я уже немножко вырос.
Возражение прозвучало, как детский лепет. Именно так разговаривали в фильмах бунтующие подростки, претендующие на взрослость. Примерять тот же стиль к себе сейчас и находить сходство казалось Рики оскорбительным. Это наносило ощутимый удар по старательно культивируемому им чувству собственной правоты. Он понял, что подобным заявлением дал отличный повод подтрунивать над собой.
-Мало кому нравится слушать, каким он был во младенчестве маленьким и хорошеньким, - с иронией согласился мама, но потом сразу помрачнела. – И проблемы, к сожалению, тебя волнуют совсем недетские.
-Хорошо, ты хотя бы признаешь, что это серьезно, - одобрил Рики. Если мама и пожалела о сказанном, то никак этого не показала, и он продолжил. – И ты думаешь, можешь удержать меня подальше от колдовской… песочницы?
-Насколько это в моих силах, не подпущу, - пообещала она.
За два предыдущих дня он устал беситься, и теперь отказ, сформулированный таким образом, невольно забавлял Рики.
-Может, ты сядешь? – предложила мама, кивая на стул напротив.
Рики удивился, почему до сих пор не осознал неловкость ситуации, стоя в дверях и глядя сверху вниз на маму, которая так старалась привить ему приличные манеры. Впрочем, теперь это не слишком его смущало. Он проследовал к столу и сел.
-Налить тебе чаю? – предложила мама.
После ее очередного утверждения считать, будто она тянет время, было уже глупо. Ему неловко было принимать ее заботу после своих непрекращающихся атак на родительское спокойствие.
-Неужели это такая грязная песочница? – произнес он сочувственно.
Ее внимательный взгляд дал это понять яснее ясного, и могла бы не отвечать.
-Невероятно, - подтвердила мама, кивая для убедительности. – Я тебе больше скажу – это совсем даже не песочница. Это намного, намного хуже!
Рики без труда предугадывал, по какому пути пошли бы ассоциации большинства его знакомых после такого намека. Но, после долгих раздумий о преступниках, которые искали его, он почему-то вспомнил о другом.
-Склеп? – уточнил он.
Люси выглядела недовольной.
-Боюсь, что да, - подтвердила она. – Склеп, заброшенный, заплесневелый и затхлый, и совершенно ни к чему в него заходить.
-Тревожить призраков, которые там обитают, - добавил Рики.
-Рики, мне не нравится этот тон, - довольно резко прервала его мама. – Ты говоришь о действительно опасных вещах, как об игре. Что-то вроде испытания на прочность, просидеть ночь в доме с привидениями или пройтись по карнизу на втором этаже. Это так, по-твоему? Однажды ты уже попробовал. Хватит.
-Эти призраки могут найти меня сами, - настаивал он, хотя мама нажала на довольно болезненное своей свежестью приключение. До школы он попал однажды в госпиталь – именно благодаря тому, что полез, куда нельзя. Это не привело ни к чему хорошему не только его, но и совершенно не имеющих к тому далекому эпизоду отношения нынешних одноклассников Рики. Некоторые из них вынуждены были познакомиться с очень опасным типом, которого обезвредили взрослые колдуны буквально неделю назад. Больше всего Рики беспокоился, что его поиски могут втянуть в тяжелую историю его друзей и родственников. Он бы даже предпочел бы, чтобы они ему совсем не помогали.
Люси глубоко вздохнула, но сын не понял – выразила ли она силу своих волнений, или сдерживала направленный на него гнев таким образом.
-Грязь крови, - сказала она вдруг с отвращением.
-Что? – опешил Рики и даже привстал. И было от чего.
Он никак не ожидал, чтоб его мама рассуждала такими понятиями. Чистота крови, то есть исключительно колдовское происхождение, и наоборот – этот показатель служил основой для понимания ценности любого мага в глазах некоторых родовитых особ, мнивших себя аристократами. В худшем варианте, это и были те типы, которых Министерство магии приговорило к пожизненному тюремному заключению, но некоторые из них вместо этого скрывались и разыскивали Рики. Когда-то у них был сильный вожак – он называл себя Темным Лордом и еще именем, которое боялись произносить, и ходили слухи, что ему удалось добиться бессмертия; однако он куда-то пропал и оставил своих сторонников с носом. По мнению друзей Рики и его самого, этот Лорд Как – Его - Там отлично сыграл на желании старых колдовских кланов воображать о себе много и ничего для этого не делать. Но сочувствующие благородной идее попадались до сих пор, особенно среди отпрысков чистокровных семейств. Конкретно в «Слизерине» существовал кое-кто пусть менее опасный, чем бывшие сторонники несостоявшегося диктатора, зато поближе, и звали этого принципиального субъекта Френком Эйвери. Они оказались в конфронтации на следующий день после прибытия в школу, и оставались в таких отношениях по сей день. Рики не всегда находил достаточно слов для того, чтоб описать, как сильно Френк его раздражает. Одноклассник тоже не питал к нему теплых чувств и постоянно твердил, что Макарони и ему подобные позорят колледж. Он периодически затевал что-нибудь, чтобы собрать себе единомышленников, не упускал возможности оскорбить учащихся из неколдовских семей, причем его любимым ругательством было не всем им понятное слово «грязнокровка».
Рики мог помыслить, что матери об этом известно, - помнится, как-то при ней о мании чистой крови упоминал очень почтенный, но нелюбимый семьей Макарони колдун, - но чтобы она разделяла такое предубеждение, как понял сын из ее тона – это сильно напоминало конец света. Чтобы она презирала кого-либо только за то, что его семья насчитывает недостаточно поколений, состоящих только из колдунов и ведьм?! Мама, которая даже не спросила о происхождении его друзей, когда они приезжали на каникулы. Или, как не ужасно это предполагать, вдруг она считает, что напротив, колдовство – это недостойная мутация, верит в то же превосходство, только наоборот, не обладающих магией?! И при этом согласилась усыновить ребенка явно колдовского происхождения? Что-то маловероятно…
-О чем ты? – уточнил он все же.
Люси явно расстроилась. И, похоже, она боялась.
-Не надо так смотреть, я, конечно, знаю больше, чем ты ожидал, об этих маньяках, которые ищут тебя. Я знаю, что они долгое время заключали браки в своем кругу, и кровь у них вообще не обновлялась. Наверное, поэтому они ненормальные, - она скривилась.
Рики расслабился – для англичанки, вышедшей замуж за итальянца, не посчитавшись со снобизмом родной нации, мама рассуждала вполне естественно. По крайней мере, в этом случае он не сомневался: она призналась, как действительно думает. Грязь крови означала для нее именно то, что она сказала. Эта тема не скрывала больше никаких других подводных камней.
-Тем более странно, чтоб они вдруг оставили меня в покое, - напомнил он.
-Ну, надеюсь, все это прекратится естественным путем, - оптимистично заявила она. - Они сами вырождаются, да еще и стареют. И Гарри мне обещал, что они тебя не найдут, - мама отставила чашку. – Все, мне нужно ехать. Сообщи, пожалуйста, папе, что я не смогу вернуться до трех – думаю сегодня задержаться и поговорить все же об отпуске, хотя бы на неделю. Конечно, мне вряд ли его предоставят.
Этим она его обезоруживала – заботилась, раздавала поручения так, как будто все в порядке. Рики кивнул – действительно, какой отпуск, когда мама полгода провела в Италии из-за прошлогоднего переезда. Причиной была, конечно, его безопасность.
-Ну вот что, мама, - начал он, тоже вставая. - Аргумент «Гарри мне обещал» от тебя звучал совершенно надуманно…
-Ты опять скандалишь?
В кухне появилась миссис Дуглас. Она работала у Макарони с тех пор, как он себя помнил, и, конечно, вмешивалась. Рики предпочитал не препираться с ней, неважно, из каких соображений – привязанности или старого детского страха перед поварешкой. А сейчас она, к тому же, могла услышать что-нибудь, ставящее под угрозу декрет магической секретности.
-Нет. Просто мама верит дяде Гарри примерно так же, как я, - объяснил он более спокойно.
-Я думаю, мы рано или поздно поймем друг друга, - примирительно произнесла мама.
-Но ты ведь ничего не сказала обо мне, - нахмурился Рики.
-Разве? – мама вскинула брови. – А, ну, значит, не сказала. До вечера, дорогой.
На прощание мама поцеловала его в щеку. Рики проводил ее глазами, прежде чем остаться один на один с помрачневшей миссис Дуглас.
-Ну и воспитание в этой твоей школе! Что там случилось, что ты с самого приезда сам не свой?! Тебе не надоело? – мрачно поинтересовалась она.
-Миссис Дуглас, Вы же ничего не знаете, - в сердцах выговорил он. Рики понимал, впрочем, как ему повезло, что он беседует с солидной, уравновешенной миссис Дуглас, а не с любой из итальянских бабушек и теток.
-Я знаю, какими неблагодарными бывают дети, - поджала губы экономка.
Уколы совести случались с ним нечасто. Раньше Рики не беспокоился, каково ей понимать, что он в ссоре с родителями, и при этом представления не иметь, что происходит. Он знал, что миссис Дуглас не общается со своими взрослыми сыном и дочерью. Наверное, ей не нравится думать, что в семействе Макарони, возможно, происходит то же самое.
От предложенной помощи экономка отказалась. Рики поднялся наверх, не прекращая мысленно спорить с мамой. Мало кто из его друзей одобрил бы, разве что Артур Уизли. Да, Артур, несомненно, понял бы, он прекрасно знает, каково претерпевать заботу осторожных и энергичных женщин, потому что такими были его мать и бабушка. А вот Эдгар бы его точно раскритиковал. Тогда Рики мельком вспомнил, что надо купить подарок хуффульпуффцу и написать поздравительное письмо, но отложил это благородное занятие на потом. Возможные аргументы, очевидно бесполезные в деле убеждения мамы, поглотили его до обеда.
Чем больше он думал, тем яснее становилось, что крыть ему нечем. Определенно, ничто не убедит его родителей, потому что – эту новую мысль он особо отметил – они верили, что предупредить его опаснее, чем оставить в неведении. Рики признал этот довольно спокойно. Наверное, он уже устал беситься по этому поводу.
Конечно, радость от того, что любящие родители его оберегают, была весьма сомнительной, но отчасти понять их позицию у Рики получилось. Они не были магами никогда. Конечно, глупее Диего и Люси Макарони от этого не становились, однако вполне возможно, склонны были преувеличивать могущество колдовства. Рики приходилось наблюдать обратный процесс: оба Артура Уизли, и младший, и старший в особенности, не уставали удивляться различным маггловским, то есть изобретенным не-колдунами, выдумкам. Дед Артура был страстным поклонником образа жизни магглов и особо восторгался маггловской техникой. А его внукам ровно год назад Рики показывал, как пользоваться электронной почтой.
Рики вскинулся. Всемирная паутина служила источником информации. Здравый смысл подсказывал, что о себе он там не найдет ничего. Не такая он важная птица по меркам нормального мира, разве что… сын своего отца! Диего Макарони был довольно известным художником. Если имя «Ричард Макарони» и попало на сайты, то только благодаря этому обстоятельству.
Однако мысль об Интернете не уходила, подспудно напоминая о себе. «Возможно, это может пригодиться с чем-то другим», - предположил юноша. А после беседы с мамой ему, невзирая ни на что, хотелось бы перемирия в семье.
Рики всегда знал, что его усыновили, хотя это не влияло на его отношения с родителями. Он считал сам себя любящим и почтительным сыном. Но соглашаться с мамой, признавая все ее намерения благими, все равно не собирался. Не в этом вопросе.
Он бы, возможно, никогда не задумался, кем является по рождению, вот только слишком много с ним случалось необычного и даже опасного – именно потому, что кто-нибудь, знающий это лучше него, очень старался до него добраться. Впрочем, сложности такого рода в его жизни возникали не всегда, а только с тех пор, как Рики поступил в британскую школу магии «Хогвартс».
Не сразу он понял, что некоторые его способности даже по меркам волшебного мира странны. Он говорил на двух нечеловеческих языках и осваивал сложную магическую премудрость почти без усилий, а еще умудрялся выживать при не допускающих это обстоятельствах. Сам Рики относился бы, наверное, к этим странностям как к должному, не понимая, насколько опасна такая беспечность.
Осознать многие вещи, достойно противостоять опасностям и неизвестности помогали друзья. С ними Рики действительно повезло, и более того, главным образом из-за них он смирился, что, в конечном итоге, не вернется в мир своих родителей, а продолжит учебу в «Хогвартсе» и станет колдуном.
Рики не заметил, что улыбается, думая об этом. Расставив приоритеты, исходя из симпатии, он отдал должное воспитанию итальянских бабушек. Если бы он заявил такое, допустим, служащим Министерства магии, набирающим детей с магическими способностями, или другим ученикам из обычных семей, большей частью они не поняли бы его. По логике вещей, он поступил в школу, чтобы стать волшебником, а приятная компания – дело второстепенное. Рики видел, какой привилегией была возможность обучаться колдовству, например, для Тони Филипса, с которым он не ладил с первого курса и совсем недавно угодил в неприятный переплет. Тони действительно боялся, что родители заберут его обратно в мир магглов, то есть не-колдунов; он старался проявить себя, заслужить авторитет, что и становилось основой разногласий с Рики. А Рики, наоборот, магии учиться вообще не хотел, и даже, впервые пойманный за пределами общежития после отбоя, озадачил своего завуча просьбой об отчислении. В самом колдовстве, особенно поначалу, Рики находил что-то отталкивающее; потом почти привык, но это чувство усиливалось с каждым годом в отношении трансфигурации. Ему часто становилось противно превращать одно в другое, особенно живое в неживое. Ради этого он не стал бы жить три четверти года вдали от дома.
Несомненно, друзья были самым ценным его приобретением в школе колдовства. С ними он нашел и отстоял свою волшебную палочку, а позже основал Клуб Единства; друзья поддерживали Рики даже в те особо трудные моменты, когда школьное руководство не одобряло. Но и некоторые из них тоже сразу ему не понравились. Чего стоил Эдгар Боунс; Рики не забыл их первую встречу в книжном магазине. Они разговаривали минуты две, и все это время Эди не лень было воспитывать его, какие книжки нельзя читать! Тогда, да и потом Рики остался в шоке от того, что на планете еще сохранились такие праведники. Эдгар учился в колледже «Хуффульпуффе», следовательно, он был честным, трудолюбивым и добрым. Последнее Рики заметил и оценил только после того, как узнал его ближе, потому что хуффульпуффец уж очень любил учить жизни. К счастью, в сравнении с первым курсом этого у него поубавилось.
«Прекрасно, что вспомнил про Эди, - снова отметил себе Рики. – Надо на днях поздравить его с днем рождения».
Собственно, все, кого он встретил в начале знакомства с миром магии, куда тогда страшно не хотел, показались, как внезапно понял Рики, малосимпатичными. С Артуром Уизли он поначалу с ходу не поладил. Отчасти из-за традиционной вражды колледжей «Слизерина» и «Гриффиндора», куда Уизли страстно мечтал попасть и попал, отчасти потому, что тот наступил Рики на ногу как раз перед тем, как его представили друг другу, и наверняка – из-за разного отношения к общим знакомым, Артур показался ему заносчивым и нахальным. Артур был старшим внуком в исключительно уважаемом и добропорядочном семействе Уизли, имел кучу двоюродных родственников, с каждым годом пополняющих его колледж, и мог служить для всех них достойным примером истинно гриффиндорской храбрости. Именно Артур выступал обычно зачинщиком всевозможных проделок и традиций Клуба, идущих вразрез со школьными правилами.
Вместе с Уизли в ближайшее окружение Рики попал лучший друг Артура, также гриффиндорец Ральф Джордан. Иногда он вел себя разумнее, но дурная смелость брала свое. Он был хорошим другом, в чем Клуб убеждался неоднократно. Вот только в сердечных делах ему дважды не повезло, причем Рики невольно принимал в этом несомненное участие. Хотя, наверное, когда ему и гриффиндорцам понравилась одна девушка, это не считается, потому что она приехала и уехала, и в тот год это ничем не кончилось, рассудил Рики. Главное, что между собой они не поссорились. А в прошлом году Ральф распрощался с мисс Перкинс, которая ушла не к кому-нибудь, а именно к Тони Филипсу, чтоб ее в жабу превратили! Как назло, получилось так, что сразу после этого с ним остался только Рики. Но у Ральфа, конечно, было, на что отвлечься. Например, квиддич, он был таким же хорошим загонщиком, как Эди – охотником.
С Диком Дейвисом они познакомились в поезде, еще до того, как попали в школу. Застенчивый и воспитанный, Дик порой напоминал ходячую энциклопедию. Этим он немного раздражал активного Рики, а потом, когда их распределили в разные колледжи, стал казаться и вовсе несимпатичным типом. Его терпение тоже выводило из себя. Сейчас Рики с трудом понимал, как мог так относиться к Дику. Тот заслужил уважение только за то, что летом торчал в архиве Министерства и помогал своей бабушке (ну и между делом находил всякие интересные новости про Рики, хотя пока его усилия и не увенчались значительным успехом); и за то, что только ему удавалось преодолеть отвращение к истории магии, внушенное нудным профессором Биннзом; и за то, что, не посчитавшись с неодобрением собственных одноклассников, рискнул объединиться с учениками других колледжей, хотя ему это стоило дороже, чем остальным. И вообще, Дик был отличным парнем. Его совершенно заслуженно распределили в «Равенкло», потому что именно ум служил пропуском туда.
Но по отношению к Лео Нигеллусу у Рики никогда не возникало враждебных чувств. В суматохе распределения Рики едва заметил его. Но они попали в один колледж – и на следующий день уже стали друзьями. На Лео произвело впечатление, когда Рики обозвал руководство школы гриффиндорской мафией. Хотя вообще-то он был серьезным и никогда не впутался бы ни в одну историю – если бы не дурное влияние Рики. Это не мешало Лео уделять должное время учебе и соперничать с Диком за звание лучшего ученика. Рики и ужасала, и раздражала, и невольно восхищала эта гонка. Лео, как истинный слизеринец, стремился быть лучшим. С недавних пор он еще взялся изучать итальянский и, непостижимо, китайский!
К кому он успел привязаться? А, конечно, Селена. Воспоминание о ней заставило Рики тепло улыбнуться. Селена Олливандер – без нее он не получил бы свою волшебную палочку. Ей с самого начала было наплевать, слищеринец он или нет. Она была настоящей хуффульпуффкой, и если в ряду хуффульпуффских качеств для Эди на первом месте стояла честность, а потом – трудолюбие, то Селена, без преувеличения, отличалась необыкновенной добротой.
Еще Рики, в общем-то дорожил своей волшебной палочкой. И не оттого, что она давала возможность колдовать. До нее ему продали другую, но она оказалась не соответствующей его характеру. А с этой он, действительно, чувствовал себя сильнее. Впрочем, в отличие от многих волшебников, не увлекался.
В один прекрасный день Рики открыл, что может понимать змей и русалок. Относительно первых он особо не гордился, да и разговаривал с ними всего пару раз. Но привилегия общаться с русалками стоила того, чтоб стать колдуном! В «Хогвартсе» он подружился с малышкой Пибу, которая не прочь была облить его ради забавы, в итальянской школе – с пожилым странным русалидом по имени Барон, предпочитающим жизнь в зверинце компании своих сородичей. Рики плавал с ним в океане и получил от него подарок – амулет, долгие годы лежащий на дне моря. В Италии, куда Макарони ездили каждое лето, Рики планировал навестить его. Больше никто из людей не умел разговаривать с ним; Рики опасался, что Барон ужасно скучает.
Что еще привязывало его к миру магии? Честь «Слизерина», безусловно, была дорога Рики. Колледж «Слизерин» находился в «Хогвартсе» на особом счету по ряду причин. Он был отрезан от трех других колледжей и считался самым неподходящим по мнению того же Гари Поттера, главным образом по причине неодинакового отношения его завуча, профессора Снейпа, преподающего зельеварение, к ученикам своего и других колледжей в пользу первых. А также свою роль сыграло то, что большая часть чистокровных маньяков вышла именно из подземельных стен «Слизерина». Конечно, это внушало мало симпатии. Поначалу Рики не собрался в нем задерживаться. Хотя еще до распределения признавал, что по своим качествам больше всего подходит именно этому колледжу. Сколько он там пробыл, когда впервые почувствовал себя частью «Слизерина»? Ему теперь казалось, так было всегда. Ценности успеха и честолюбие настолько импонировали ему, что Рики задерживался в гостиной каждое первое сентября, чтобы послушать традиционное напутственное слово завуча для первокурсников. И он был горд, когда Чемпионом «Хогвартса» выбрали слизеринскую старосту, и когда на третьем курсе родной колледж наконец-то получил Кубок Школы.
Результат соревнований волновал его – впрочем, меньше, чем других слизеринцев. Еще бы – он ведь возглавлял Клуб Единства. Его основали четыре представителя всех колледжей – Артур, Эдгар, Дик и он, Рики; впрочем, Рики принадлежала идея. Позже, когда дело было сделано, Лео, помнится, долго объяснял, насколько безнадежно объединять враждующие колледжи, и как несерьезно делать это в мужском туалете ««Хогвартс» – Экспресса». Но «туалетное объединение» постепенно превратилось в настоящую дружбу, подкрепленную совместно пройденными опасностями. Директор ценил оригинальность, так что теперь Клуб имел в замке штаб, а Рики, как его главе, выдали в распоряжение самую ленивую школьную сову.
Итак, в «Хогвартсе» Рики распределили в колледж «Слизерин», что априори характеризовало его как личность честолюбивую, настойчивую и не особо разборчивую в средствах. Но это вовсе не означало, что у слизеринцев не может быть никаких принципов. Вот Рики, допустим, хоть и злился на родителей, все же не считал возможным давить на них до победного конца. Он знал, что в Англии проживает достаточное количество людей, причем, возможно, не только магов, которые тоже владеют его тайной. К некоторым из них вполне допустимы превентивные меры.
Список таковых персон Рики составил давно, еще прошлым летом. Но потом начались другие заботы, и пришлось на время оставить историю в покое. Лицом номер один в этом списке числился упомянутый за завтраком Гарри Поттер, колдун, в высшей степени интересный тип.
Дядя Гарри был крестным отцом Рики и маячил перед ним с детства, но до школы это вовсе не способствовало налаживанию отношений. Вместе со школой чародейства и волшебства «Хогвартс» в жизнь Рики вошла магия, и лишь тогда мальчик узнал, что Гарри Поттер – победитель черного мага, Которого – Нельзя – Называть, и один из самых уважаемых колдунов современности. Рики приходилось убеждаться в его храбрости и прочих драгоценных гриффиндорских качествах. Кроме того, крестный неоднократно улаживал проблемы Рики, проистекающие, наверняка, из его таинственного происхождения.
Взять хотя бы прошлогоднее возвращение из итальянской школы, когда разрешение на продолжение учебы в «Хогвартсе» пришлось выбивать из самого министра магии. Гарри сам просил крестника обращаться к нему в случае трудностей. Рики не стремился к этому, невзирая на то, что обращаться приходилось. В целом, за 4 года восприятие дяди Гарри сдвинулось в положительную сторону. Но Рики всегда знал, что дражайший крестный ожидает от него подвоха. В довершение ко всему, прошлым летом слизеринец умудрился вызвать антипатию старших сыновей Поттера. Именно дядя Гарри особо тщательно оберегал от Рики его тайну и требовал того же от других. Но, в отличие от мамы с папой, его беспокоил не Рики, а – это мальчик слышал сам – безопасность магического сообщества.
Далее, логично, что в списке числились приближенные Гарри Поттера, занимающие достойное положение в обществе. Особое место принадлежало представителям чистокровного, демократичного и богатого семейства Уизли. У Рики тоже имелись друзья в этом клане – Артур, - старший внук, гриффиндорский представитель Клуба Единства, его двоюродные сестры Джорджина и София. Но они не знали, хоть и пытались разнюхать.
Абсолютно точно, тайной владел лучший друг Гарри Поттера, ныне руководящий аврор Рональд Уизли, свою настороженность по отношению к Рики он скрывал еще менее удачно, чем крестный отец. Его чуть удар не хватил, когда он однажды обнаружил, что его дочки одолжили Рики через Артура некоторые свои вещи.
Вообще, почти все взрослые представители семейства Уизли, с которыми Рики был знаком, все прекрасно знали. И, вне всяких сомнений, придерживались еще более категоричного мнения, чем родители Рики. Ничего они ему не расскажут. Легче выжать кровь из камня.
У дяди Гарри имелись и другие друзья. Например, леди Гермиона, она училась с ним и Роном Уизли. С той школьной поры все считали ее очень умной, с чем Рики соглашался, и сокрушался, что ей сложно запудрить мозги. Но куда более заметны были ее другие качества: упорство и привычка покомандовать. Требовать любви к магической домашней прислуге от кого угодно, вторгаясь на чужую территорию, она могла, как будто так и надо, а вот вытянуть из нее секретные сведения Рики не представлял возможным: леди Гермиона была самой настоящей гриффиндоркой, которую невозможно запугать. Но дядюшка Гарри точно не скрыл от нее, почему у него столько хлопот с крестником. Семейство ее мужа, мистера Малфоя, тоже неоднократно показывало свою осведомленность. Сэр Драко Малфой, бывший слизеринец и эксперт черной магии, старался пересекаться с Рики пореже. Даже увещевания профессора Снейпа не могли убедить его, что Рики не кусается, поскольку его папаша, бывший Упивающийся смертью, с которым Рики ни разу не встречался, тем не менее, впадал в панику всякий раз, как кто-то из членов семейства Малфой приезжал в «Хогвартс». Насколько слышал юноша, старый хрыч боялся его до смерти. Нет, Малфои тоже сохранят тайну, да и возможности подобраться к ним он не видел.
Ближе всего к Рики находились уважаемые учителя. Большинство из них он уважал, примерно половине – симпатизировал. Самой загадочной личностью был сам директор, Альбус Дамблдор. Именно потому, что он, как и Поттер, в свое время закончил «Гриффиндор», Рики обозвал тех, кем он руководил, гриффиндорской мафией. Сюда относились не только учителя, но весь, мало знакомый Рики, Орден Феникса, куда входило большинство школьных наставников. Они были связаны давней борьбой с темными силами и трепетно хранили свои тайны. Члены гриффиндорской мафии не все симпатизировали Рики, но семейственно опекали его. И при случае грудью встанут у него на пути, если он сунет нос, куда не следует. И они тоже не годились. Но кто тогда?
Внезапно он сел, захлопнув «Стандарты СОВ». Рики раньше не фиксировал этого в памяти, но существовал еще один источник. Очень грязный и мутный. Зато почерпнуть в нем нужную информацию можно было наверняка. Источник состоял из тех самых остатков старой гвардии Темного лорда, которого как-то победил в свое время дядюшка Гарри Поттер, носящих мрачное имя Упивающихся смертью.
Это было напичканное дурными идеями уголовное сообщество, разбитое ныне, при отсутствии лидера, на различные группировки. Рики не признался бы в этом, но… Ему случалось чувствовать себя связанным с ними странной связью. По счастью, они сталкивались очень редко – не чаще пары раз в год, что по меркам добропорядочных магов считалось сродни катастрофы почище, чем один визит леди Гермионы Малфой в дом, где прислуживают домашние эльфы. Совершенно некстати, например, в разгар сражения, где рисковали жизнью он сам и его друзья, Рики вдруг посещали эмоции сопереживания этим деградировавшим магам вне закона. Найти их для него, на первый взгляд, не представляло такой уж большой проблемы – они сами стремились к его обществу с завидной настойчивостью.
Вот только цели у сторон были разные. В худшем варианте, Макарони однажды хотели попросту сварить. Впрочем, Рики признавал, что большинство преступников все же мечтало сделать ему «добро». Они очень хотели, чтобы он занял место их обожаемого предводителя. Он же никак не стремился к этому, но отказов Упивающиеся смертью не принимали. Здравый смысл предостерегал его от налаживания подобных контактов, потому что плата за сведения могла оказаться слишком высокой.
От размышлений Рики отвлекла миссис Дуглас, объявив из коридора, что пора обедать.
Рики проголодался. Он быстро придвинул к себе тарелку и с трудом удержался от того, чтоб схватить жареную рыбу руками. Случайно поймал недоверчивый взгляд, которым обменялись мама с папой, и ему тоже стало неловко. В последнее время он слишком часто садился к столу «в боевой раскраске».
-Родители Сэма приглашают нас на пикник. Поедешь? – поинтересовался брат.
-С радостью, - откликнулся Рики. В самом деле, три дня не выходить из дома… в школе он мог хоть каждый день гулять на свежем воздухе.
После этого первым, некоторое время спустя, заговорил папа.
-Я думаю, Рики, ты понял нас теперь, - сказал он, глядя прямо в глаза. Это немного напоминало профессора Снейпа, испытующие взгляды были любимым средством разведки у завуча «Слизерина».
-Не совсем, но почти, - проворчал сын.
-Мы поступаем так ради твоего блага, - смущенно произнесла мама.
-Пожалуйста, не начинайте, - скуксился Рики.
Они не стали уточнять, с чего это он вдруг успокоился, и жизнь потекла дальше совсем как всегда. Почти неделю ничего не происходило. Рики съездил на пикник и посетил театр. Он обещал себе, что скоро начнет придумывать разные каверзы, разнюхивать, вот-вот соберется в гости к дяде Гарри, но на самом деле ему было просто лень, да и не хотелось портить долгожданные каникулы. В глубине души он, чем дальше, тем яснее понимал, что от родительских откровений лучше заранее отказаться. Они не сдадутся, не пытать же их, в самом деле?!
Неделя вялого недовольства оборвалась, когда внезапно он понял, зачем ему может пригодиться такое благо цивилизации, как компьютер с подключением к всемирной паутине. Мысль была самой обычной, но Рики воспринял ее, как озарение.
Все привычно говорили, что в сети можно отыскать все, что угодно. Однако Рики знал, что это возможно в том случае, когда правильно сформулирована цель. Безусловно, информация о Темном Лорде не представляла проблемы – книжек в стиле фэнтази хватало. Что касается выражения «Упивающиеся смертью», наверняка нашлись бы сайты – от триллеров до сводок новостей. Все это было не то. Рики хотел бы получить представление, как работает сборище это изгоев, а точнее – знать логику Упивающихся смертью
Подумав, он назвал в строке поиска «организованная преступность».
По иронии судьбы, первая перспективная ссылка рассказывала о мафии.
«Формирование мировоззрения будущего члена мафии основывается на убеждении, что мир вокруг враждебен. Общество в целом, то есть люди, не относящиеся к группировке по тем или иным причинам, расцениваются как враги. Поскольку они признаются менее достойными во всех отношениях, законы общества принципиально ставятся ниже законов мафии. В сознании членов группировки взращивается элитарность».
«Это ли не мания чистой крови?!». Рики поразился – совпадало один в один. Пожалуй, стоило читать дальше.
«Любая преступность, так или иначе, противопоставляет себя закону. Организованная преступность делает это проявлено, но удачно маскируется. На первый взгляд, группировка служит защитой для своих членов, что привлекает к ней новичков – молодежь или тех, кто оказался в кризисной ситуации. Однако от них требуется подчинение интересам группировки – вплоть до полного игнорирования собственных интересов. К тому моменту, как посвященный обнаруживает это, он уже не может выйти из игры».
Голова Рики раскалывалась. Она как будто хотела выпустить из себя что-то. Он не мог утверждать, что все это было ему уже знакомо, и при том… да, было.
«…Предательство карается смертью».
У Рики создалось впечатление, что, невзирая на необходимость поддерживать друг друга, Упивающиеся смертью, даже действуя вместе, зачастую не выказывали товарищам особой симпатии. Их объединяла цель; но, допустим, если бы зелье бессмертия все же сварили, и его не хватало бы на всех, Рики легко представил, как бы они передрались. Да, вполне вероятно, члены банды уничтожали провинившихся без сожаления.
«Невзирая на то, что организация в значительной степени основана на страхе, большая часть ее членов действительно убеждена в ее непогрешимости».
«Знакомая песня», - кивнул Рики. Несмотря на то, что логика тут хромала, он знал, так бывает. Он видел этих магов.
«Вопреки распространенному заблуждению о мафии как братстве, нравы там далеки от демократических. Ее члены соблюдают жесткую иерархию. Случаи, когда некто из низов становится крестным отцом, практически нереальны. Каждый знает свое место, и в течение жизни может подняться на одну - две ступени. Возможны бунты, которые практически обречены на провал».
Рики вспомнил, как плохо кончили те Упивающиеся Смертью, которые на третьем курсе претендовали на место повелителя.
«Обычно преступная группировка желает контролировать жизнедеятельность как можно большего числа людей во всех сферах, особенно распределение благ. Тот, кто претендует на успех, становится более уязвимым».
«Ставят границы магглорожденным, - приложил Рики, - а то как бы они слишком умными не оказались». Его глаза как будто приклеились к монитору.
«Молчание и круговая порука, а также невозможность жить без оружия».
Рики отлично помнил, как на первых курсах обучения в «Хогвартсе» временами забывал носить с собой волшебную палочку. Чистокровные колдуны никогда не пренебрегали правом носить ее при себе. В школе это, ввиду запрета колдовать в коридорах, все же частенько сходило за необходимость. Привычка хвататься за палочку находила применение в дуэльных выпадах, конечно, не чаще, чем такая же возможность применить кулаки. Отношение к палочке как к продолжению собственного тела и универсальному средству защиты от всего с самого начала казалось Рики ненормальным. Он даже, со значительным скрипом, сумел убедить в этом своих друзей, впрочем, частично.
Не очень приятной показалась внезапно возникшая мысль, а не является ли это взлелеянное с колыбели пристрастие к палочке, то есть, как вот написано: «постоянному ношению при себе оружия», своего рода предрасположенностью к уголовщине? Но Рики тут же одернул себя, поскольку не все маги стали Упивающимися смертью.
«…Обычно легко приспосабливаются к любому окружению, ввиду отсутствия ценностей».
С этим Рики бы поспорил. Упивающиеся смертью ради дела связывались с кем угодно, в том числе с Хагридом, которого сам Рики терпел с трудом, и при этом хорошо маскировались. Но чтобы им это давалось легко… Скорее уже, прочитав их мысли, вполне вероятно пополнить словарь ненормативной лексики.
«…презрение к смерти и опасности».
Сердце Рики сделало резкий прыжок, после чего подозрительно замерло. Он чувствовал кого-то прошедшего опасным путем, кажется, задолго до появления первых Упивающихся смертью. Он тряхнул головой, чтобы вернуться к здравым рассуждениям. Что касается опасности, то она, казалось, вызывает у старой гвардии что-то подозрительно похожее на эйфорию. Умирали они, впрочем, не очень охотно, что оставалось в них одной из малочисленных сохранившихся черт сходства с нормальными людьми. Но, жертвуя собой, слуги лорда Волдеморта, несомненно, считали себя героями.
«…ритуал принятия».
Рики уже ожидал, что любое слово вызовет прилив образов, поэтому пульс изменился не так сильно. У старой гвардии такой ритуал точно был, ему рассказывали, вот только он не помнил, кто и когда. Кажется, Лео упоминал, что они давали клятву, а может, это был Дик, или Артур. Дядя Гарри уж точно не рассказывал о ритуалах, хотя впервые о последователях Темного лорда Рики услышал именно от него.
«Вождь укрепляет свою харизму и власть. Его влияние и силу подпитывают преступления».
Насколько знал Рики, Лорд Волдеморт был очень жестким, нет, скорее жестоким. Его бессмертие, например, держалось на неких талисманах – вещах, которые получали часть его души после убийства. Он вряд ли делился властью даже с приближенными и, конечно, все планы преступлений исходили от него.
Пришедшие мысли были невероятно неприятны и тяжелы. За ними, он знал, стояли картины, которых он пока не мог, ну, и не хотел видеть. «Стоп», - сказал себе Рики, когда экран начал расплываться перед глазами.
«Сильны кровные узы и кумовство».
Это касалось не только Упивающихся смертью! В колдовском мире семьи потомственных колдунов неизбежно состояли в разнообразном родстве. Рики нередко приходилось выслушивать, до какой степени все друг друга знают. Порой самые разные колдуны оказывались неожиданным образом связаны. Так, Артур Уизли-младший был двоюродным племянником Драко Малфоя, и внучатым племянником одной из самых знаменитых Упивающейся смертью. Ну и конечно, семейные узы не могли не отражаться на работе Министерства магии. Сестра Эдгара Лаура Боунс поступила туда на работу, в том числе, и потому, что приходилась родной племянницей супруги дядюшки Гарри; впрочем, так считала одна предвзятая особа.
«…смерть считается нормальной концовкой биографии».
«Не думаю, чтоб вступающих об этом предупреждали», - подумал Рики. Он, кажется, приспособился не выпадать из реальности, хоть голова все еще побаливала, а видения, которых он не в силах разгадать, проплывали перед внутренним взором параллельно сознанию. С другой стороны, если рассуждать, как Пит, с естественнонаучной точки зрения, то смерть была не только нормальной, но вообще единственно возможной концовкой биографии. Однако именно Лорд Водеморт, своего рода Крестный Отец, утверждал, что стал исключением из непреложного правила. А его, Рики, крестным отцом был Гарри Поттер, этого бессмертного победивший.
Ассоциации совсем запутали его. Непонятно, что все это значило. «Скорее всего, ничего. Игра слов», - подумал Рики.
«…Сочетаются необузданный индивидуализм и абсолютное послушание».
Как ни странно, к Упивающимся смертью то и другое относилось в полной мере. Каждый из них считал себя лично, безусловно, на несколько порядков важнее тех, с кем сражался; Рики чувствовал это пренебрежение, исходившее от них, подобно запаху холода и грязи. Они глубоко чтили себя и свою принадлежность к кругу избранных, которая в собственных глазах давала им неоспоримое право на массу привилегий. При этом те лазутчики, с кем Рики довелось поговорить, выказывали до отвращения подобострастную преданность своему повелителю и идее. Он не сомневался, все, кого отправляли на задание в тот же «Хогвартс», даже не заикались о безопасности своей породистой шкуры.
«…ощущение силы от принадлежности к группе».
Поначалу утверждение вызвало у Рики недоумение. Его первое и второе столкновение свело его с теми Упивающимися смертью, которые действовали в одиночку. Впрочем, их, несомненно, подбадривало понимание того, кто они такие и чьи интересы представляют. Они были частью могущественной силы и отдали ей все. Ради этого сторонники Врлдеморта жертвовали уважением других, покоем, свободой, иногда - жизнью. Когда-то Рики слышал – от отца или от брата, а может, по телевизору - что «ощущение силы от принадлежности к группе» - явление, в общем, нормальное и необходимое; он по себе знал, что такое круг единомышленников и как это здорово. Но зависимость от этой самой группы возникает у того, кто на самом деле слаб, поэтому легко позволяет командовать собой. Рики на своем опыте убеждался, что всегда можно сделать собственный выбор.
«…Желание завоевать власть, проявив доблесть».
«Если учесть, что львиная часть чистокровных рождена в золотой колыбели, - подумал Рики, невольно вспоминая великолепный замок, принадлежащий семье Нигеллусов, - то им, наверное, было не к чему стремиться и потому скучно. Может, так Волдеморт и заманивал их – обещал приключения… Как в типичную дворовую банду. Подумать только! У них ведь от рождения все было», - припомнил он почти с сожалением. Но у него ведь тоже все есть, и, однако…
«Подчинение кодексу правил весьма относительно».
Примеров к этому Рики не мог подобрать. Впрочем, может, это следствие двойного стандарта? Когда для себя и равных – одни возможности, для всех остальных – другие, как тут не запутаться? «И, собственно, кого им бояться, кроме своего Лорда?».
В голову опять ударило. Внизу оставалась еще пара строчек, но Рики лишь мельком взглянул на них. Он почувствовал, что ему хватит и даже слишком. Вскинулся, намереваясь прогнать тяжесть, и это ему удалось. Но почему-то чтение так измотало его, что он не сразу смог собраться с мыслями.
«Вывод по прочитанному – если связаться с ними, то потом я не отвяжусь, - подвел итог Рики. – И стоило стараться. Можно подумать, я не знал этого раньше».


Глава 2. Взгляд в клетку


Рики сразу решил для себя, что гриффиндорская мафия и чистокровная – это две большие разницы. Гриффиндорская мафия была скорее чем-то хорошим в его понимании, вызывала ассоциации с семьей по итальянскому типу – с назойливой заботой и бесконечным контролем. Но они не стали бы вредить ему даже в том случае, когда он не подчинялся. Собственно, он ведь выходил из повиновения чуть ли не каждый раз, как предоставлялась возможность, с удовлетворением отметил Рики. Кроме того, они вряд ли рассчитывали, что он вступит в их ряды, хотя поначалу планировалось распределить его в «Гриффиндор»; он подслушал, что с этой целью даже подговаривали распределяющую шляпу. Но главное отличие директорской команды, на взгляд Рики, заключалось в их приверженности интересам закона. Лично он не прочь был бы умерить спесь того же Френка Эйвери – но для директора и учителей все ученики имели равные права.
Находясь дома, он не обнаружил больше ничего, кроме статьи про мафию. Родители снова разговаривали с ним, как раньше. Всей семьей смотрели телевизор, гуляли. Рики не хотел бы, чтоб это оказалось затишье перед бурей. Он не то чтоб совсем окончательно, но решил притвориться, что смирился. «Если добровольно никто не расколется, значит, следует выбрать, кого прессовать до победы», – рассуждал слизеринец. А выбирал он, конечно, из тех, кому не особенно сочувствовал.
Еще ни разу на летних каникулах Рики не планировал навестить дядю Гарри. В прошлом году заботливый крестный сам настойчиво зазывал его. Такое радушие объяснялось необходимостью увезти Рики от умирающей бабушки, которая вознамерилась рассказать ему правду. Вспоминать то время было и печально, и вместе с тем забавно. Бедный дядя Гарри, как он нервничал! Хотя… он был по-своему привязан к старушке и даже забрал одного из ее котов. Арабелла была не таким человеком, чтоб грустить и бояться. Она и маму пыталась убедить сказать правду, безуспешно, хотя Люси Макарони уважала ее. Это лишний раз указывало на серьезность всех его приключений и самой тайны, усиливало и беспокойство, и любопытство Рики.
Но дядюшка Гарри, хоть и был колдуном, все же, как любой нормальный человек, мог уехать в отпуск. Если уж напрашиваться к нему в гости, следовало поторопиться. Рики не хотел позволить этому лету закончиться безрезультатно. За три дня до того, как отослать поздравления Эдгару, он написал вежливое письмо, в котором интересовался, в каком месяце дядюшке Гарри будет удобно принять его. Пользуясь случаем, он также, как истинный слизеринец, попросил купить одну вещь, которая, как он считал, должна была положительно повлиять на будущего именинника.
Адреса, разумеется, не нашел бы обычный почтальон, так что отправить послание парень мог только традиционным магическим способом – совиной почтой.
– Не хотел беспокоить тебя до дня рождения Эди, – с сожалением произнес Рики, разглядывая жадно клюющий дар гриффиндорской мафии. Птица и ухом не повела в его сторону.
Ракета была такой ленивой, что могла не вернуться в нужное время. Но он все же привязал к ее лапке письмо с несколькими сиклями в конверте и стал ждать ответа.
Результат сказался удивительно скоро. Крестный отец написал, что он и леди Сюзан с радостью приглашают его к середине июля. Кроме того, заказанный им подарок для Эдгара Поттер прислал в красивой упаковке; это, не сомневался Рики, постаралась для племянника его жена, дядя Гарри не замечал таких мелочей.
И, только добившись своего, Рики задумался, как бы поаккуратней сообщить об этом родителям.
Между ними и крестным отцом были не то чтобы враждебные, но достаточно сложные отношения. Нельзя сказать, чтобы это была взаимная неприязнь, но все Макарони, как и Рики, считали: чем меньше дяди Гарри в их жизни – тем лучше. Никто не сомневался, что намерения мистера Поттера обычно благие. При этом как сам Рики, так и его родственники, в особенности папа, сильно расходились с ним в понимании того, что же для Рики благо. Мама, похоже, опасалась подозрительности по отношению к сыну, папа иногда посмеивался над тем, как Поттер нагнетает обстановку. Они терпеть не могли, когда дядюшка Гарри пытался раздавать указания. Он заслужил такое отношение тем, что несколько раз давал понять, насколько они, по его мнению, некомпетентны для того, чтоб справиться с такой серьезной задачей, как воспитание Рики. Поттер назойливо предлагал свою помощь.
Впрочем, иногда ее принимали и даже обращались за ней. Стороны оставались взаимно вежливыми и соблюдали в отношении друг друга некий договор о взаимной поддержке. Так, папа советовал Рики поладить с дядюшкой Гарри, чтоб закалить волю. С этим у мальчика ничего не вышло, но зато побочным результатом той попытки стало создание Клуба Единства.
В целом, Макарони негласно поддерживали Рики в его нежелании водить дружбу с дядей Гарри. Рики представлял их лица в тот момент, когда они узнают о его планах поехать в гости к дяде Гарри. Они удивятся и постараются скрыть недовольство, а мама, может быть, испугается. А если вдобавок они узнают, что он сам проявил инициативу? По здравому размышлению, вероятность скрыть от них это была ничтожно мала, если не он, то скажет сам Поттер.
Это ясно даст им понять, что Рики не собирается успокаиваться. Возможно, отец попытается его отговорить, но не потому, что сомневается в умении дяди Гарри хранить тайну: тот будет усердно держать язык за зубами, но вот Рики разозлиться от безуспешной попытки, факт! Опять ругаться…
Хуже всего получится, если сроки приглашения от крестного совпадут с ежегодной поездкой к итальянским родственникам. Рики еще ничего не знал о том, когда родители планируют туда отправиться. В Италии Рики имел возможность навестить школу, где проучился полгода; именно там обитала старая русалка. И, как бы ни хотелось юноше попытать счастья с дядей Гарри, все же встретиться с Бароном было важнее.
Он еще не решил, когда сообщит родителям, но с братом собрался переговорить немедленно. От него не было секретов.
Питу странный выбор компании не показался таким уж вредоносным. Компания дяди Гарри не вызывала его беспокойства. А вот маленькие сыновья Поттера родились настоящими разбойниками.
– Я не с ними буду водиться, – отмахнулся Рики.
– Это ты так думаешь, – усмехнулся Пит.
Рики не собирался задерживаться там так долго, чтобы надоесть им. Да и сам он готов бы терпеть дражайшего крестного максимум неделю. Он осознавал, что у того в отношении него тоже свои планы, и предчувствовал серию назидательных бесед, лекций по славной истории школы, выспрашивания планов на будущее и занудных рассуждений на самые разные темы.
Пит не считал все это таким уж невыносимым.
– Ты сам признаешь, что твой крестный отец – храбрый колдун, и его уважают, как героя. А герои по прошествии многих лет любят ударяться в ностальгию.
– Потому что им больше нечего делать, – пробурчал Рики.
– Выходит, он должен радоваться, если ты наживешь на его голову приключения, – с юмором констатировал Пит.
– И без меня есть кому, – возразил Рики, не вдохновленный такой перспективой. – Упивающихся смертью до сих пор не всех переловили!
– Он, что ли, лично этим занимается? – уточнил Пит. – Совсем непохож на агента спецподразделения.
– Не знаю. Его друг Рональд Уизли точно занимается, а он – большое начальство.
– Как именно их ловят?
– Не скажу точно, – признался Рики. – Но сомневаюсь, чтобы колуны придумали в этом смысле что-то особенное. Те же засады, слежка и прочее. Натуральный боевик, только вместо пистолетов волшебные палочки.
Его голос становился все раздраженнее, так что в итоге он сам заметил это и смутился. Пит удивленно и настороженно смотрел на него.
– Извини, – сказал Рики. – Иногда я сочувствую Упивающимся смертью.
– Я хотел спросить, – быстро произнес Пит и осекся.
Теперь заинтересовался Рики. Он ожидал другой реакции на свое заявление. Теперь, как ни странно, нормальным казалось ему отношение большинства колдунов, да и Пит, которому он рассказывал о магических преступниках, никогда не выказывал к ним никакой симпатии. Нелогично, что от него не последовало никакого замечания.
– Говори, – попросил Рики.
– Судя по тому, что ты рассказывал, старая гвардия состоит из просто ужасных типов, – удрученно произнес Пит. – Они как бы изначально испорчены воспитанием.
– Как ты по-умному выражаешься, – усмехнулся Рики, но Пит остался серьезным.
– Что же с ними делают? – спросил он.
– В смысле? – не понял Рики.
– Ты говорил, Упивающихся смертью отправляют в колдовскую тюрьму? – напомнил брат.
Слышать об этом месте Рики было совсем неприятно. Все, что он знал о колдовской тюрьме, было настолько жутко, что даже его пугало. А уж большинство потомственных магов, стоило им лишь пригрозить отправкой туда, в падали в такую панику, что готовы были признаться в чем угодно. Что-то кольнуло, но он отмахнулся, приготавливаясь к тому, чтобы рассказать Питу о порядках этого заведения, значительно смягчившихся после второго падения Того – Кто – Не – Должен – Быть – Помянут. Заключенные занимались бессмысленным тяжелым трудом, и преимущества такого режима могли оценить только те, кто знал, как обстояли дела до того.
– Азкабан, – начал он, – раньше охраняли дементоры…
По ходу рассказа Пит все мрачнел.
– Это просто возмутительно, – сказал он.
– Многие колдуны и ведьмы с тобой не согласятся, – Рики знал это наверняка, но смутился оттого, что приходилось возражать брату. – Они совершили ужасные преступления, – добавил он еще менее уверенно.
– Ничего себе точка зрения, – вздохнул старший брат.
– Ты можешь объяснить, в чем дело? – Рики начинал раздражаться.
– Очевидно, придется, если у тебя в голове такие правильные представления, – проворчал брат.
Рики почувствовал, как его раздражение усиливается.
– Ты знаешь, откуда в принципе появляются нарушители закона? – поинтересовался Пит.
– Ну… – пожал плечами Рики.
– Оттуда же, откуда и все, – объявил Пит. – Раньше это в основном были выходцы из неблагополучных семей, те, у кого не хватало денег, и прочее. Но, на самом деле, таких везде хватает. Сам факт существования преступности говорит о том, что в обществе существуют обстоятельства, ее допускающие.
– Но есть же нормальные люди, – возразил Рики.
– Конечно. Я не собираюсь оправдывать всяких уродов. Конечно, нарушители закона в определенном смысле ненормальны. У них есть проблемы, которые они позволяют себе разрешать с применением агрессии. Поэтому их надо изолировать в местах лишения свободы. Спрашивается, зачем?
– Чтобы не мешали другим жить своими проблемами, – ответил Рики.
– Точно. А еще? – Пит смотрел на него так, как будто оценивал, хватит ли у него мозгов сообразить, что прямо-таки выводило из себя.
– Чтобы наказать, – в сердцах выдал Рики.
– Не спорю. Тюрьма и есть наказание. А в чем смысл наказания? – брат выжидательно покосился на него, вскинув брови.
– И какой? – подыграл его тону Рики, которому все меньше нравился этот разговор.
– Результатом любого наказания должно быть исправление, – снисходительно улыбнулся Пит. – Вся проблема, собственно, в том, как этого достигнуть, особенно с такими больными, как ваша старая гвардия – которые мнят себя героями. Есть разные способы воздействия, чтобы вернуть к нормальной жизни, но, кажется, ни один не может дать стабильного результата. Очень много зависит от того, насколько сам преступник согласен работать.
Уже собираясь оборвать надоевшую лекцию чем-нибудь колким, Рики опешил. Вообще-то возразить нечего. Миссис Дуглас однажды в раннем детстве, помнится, не отпустила его гулять, когда он украл конфеты, но ведь руки не оторвала. И профессор Снейп, назначая взыскания, имел при этом определенную, хотя и не очень достижимую цель: убедить, что лучше так не делать.
– То есть, осознать свою вину? – перефразировал он. – И измениться…
– Получается, что у колдунов вообще не дается шансов на возвращение к нормальной жизни. Причем одно решение для всех правонарушителей, только срок разный, – недоумевая, Пит казался огорченным. – Основной рычаг управления – страх. И это так примитивно, отдает средневековьем. Признаюсь, маги меня разочаровали. Я ожидал от них лучшего.
Расчет Пита на волшебное перевоспитание оказался утопическим. Память Упивающимся смертью не стирали, созидать не учили, хотя колдуны располагали такими возможностями.
– Что касается видов преступления, тут я с тобой согласен, – признал Рики. – Но, может быть, я заразился от колдунов, но все равно, нянчиться с бандитами – это, по-моему, несправедливо.
– Я бы и сам согласился, – кивнул Пит, – особенно когда слышишь в новостях некоторые вещи. Безусловно, каждый человек отвечает за свои действия. Не в том дело, чтоб нянчиться, а в том, чтобы дать шанс.
– Ты рассуждаешь, как Дамблдор, – заметил Рики.
– Умный старик. Решать судьбу другого – довольно обременительная ответственность. Насколько я плохо знаю религиозные правила, даже Господь Бог не спешит осудить на вечные муки.
– Я бы не решился, – признался Рики. – Но маги следуют традициям.
– Как раз им бы пересмотреть, – жестко постановил Пит. – Честно говоря, меня всегда удивляло то, что ты рассказывал о колдунах. Такая массовая криминализация общества не укладывается в голове. Это слишком даже для средневековой Сицилии!
– Вообще-то да, колдунам стоило бы бережнее относиться друг к другу, поскольку их так мало, – согласился Рики. – Но, вряд ли их могут простить…
– Проблема даже в другом, – Пит встал и прошелся мимо стола. – Колдунам очень сложно понять одну важную вещь, которая никак не может быть ошибочной. Для того чтобы провокации вашего Темного Лорда стали возможны, нужно, чтобы в самом мире магии что-то шло не так. Давно и долго! В противном случае, даже если б он появился, кто стал бы его слушать! А так он сразу нашел благодатную аудиторию.
– Ты считаешь, он просто снял крышку с кипящего котла? – удивился Рики. Как-то до сих пор он не задумывался об этом, и поймал себя на том, что, в общем-то, поверил на слово крестному и считал Темного лорда одного виновным во всех несчастьях магического сообщества. Собственно, и он и теперь не прекратил так считать.
– Не совсем, – задумчиво произнес Пит. – Все-таки, личность Гитлера…
– Только не ударяйся в историю, – сморщился Рики. – Вообще-то, ты прав, тюремные порядки у нас никого не интересуют. Но колдунов сложно будет разубедить.
– Если империя держится на страхе наказания – это последнее дело, – приговорил Пит. – Человек должен стремиться к лучшему, а не избегать худшего.
– Знаешь, при встречах с Упивающимися смертью меня посещали необъяснимые приступы жалости, – рискнул признаться Рики. – Я никогда не говорил о них друзьям – меня бы не поняли.
– А я понимаю, – фыркнул Пит. – Разве возможно более жалкое состояние?!
После этого разговора Рики все равно не готов был говорить кому бы то ни было в школе о подобных чувствах, но мнение Пита он, пожалуй, вознамерился озвучить, хотя и не ждал доброжелательной реакции.
После ужина и просмотра телевизора он почти отвлекся. Но, снова оказавшись в своей комнате, вдруг почувствовал то самое, хорошо знакомое противное состояние, как будто должен немедленно вспомнить что-то.
«Колдуны готовы на что угодно, лишь бы не очутиться в Азкабане».
Как только в сознании всплыла эта вроде бы очевидная мысль, Рики прошиб холодный пот. Он присел на кровать и уставился перед собой, ничего не замечая. Откуда, черт побери, ему об этом известно?!!!
После нескольких секунд напряжение спало. Кто говорил ему, что осужденные готовы давать любые взятки, оговорить кого угодно… Упивающиеся смертью сдавали своих соратников. Почему при мысли об этом внутри поднимается дикая злоба, такая сильная, что, кажется, еще чуть-чуть – и грудь взорвется.
Когда, открываясь, заскрипела дверь, для нервов Рики это было подобно удару током. Он резко дернул головой.
«Мяу!» – сказал мистер Лапка, по обыкновению, вспрыгивая к нему на колени, чтобы пожелать спокойной ночи. Нервно хохотнув, Рики погладил домашнего любимца. Но, наверное, его состояние котику не понравилось, потому что вместо того, чтобы перепрыгнуть на любимый стул, тот предпочел ночевать в другой комнате. Когда его гордо поднятый хвост исчез в темноте, Рики окончательно успокоился. Теперь можно было погадать, откуда он знает животный ужас заключенных перед Азкабаном и почему его лично это так бесит.
Говорил ли профессор Биннз? Рики не помнил; убеждать себя, что мог услышать сквозь дремоту, не имело смысла. И вообще, они еще не проходили эту тему. Может, он читал? «Если бы я был Лео, ответ был бы утвердительным», – усмехнулся Рики. Мог ли он слышать про узников Азкабана от одноклассников и друзей? Увы, Рики отлично помнил все, что ему когда-либо сообщали. По этой причине ему было сегодня нетрудно повторить все для брата почти слово в слово. Ни Поттер, ни Снейп, никто из знакомых ему взрослых колдунов точно не заговаривал с ним на подобные темы.
Наиболее правдоподобным, в итоге, представлялось, что он сам сочинил это. Домыслил, поскольку такое часто показывали по дурацкому ящику. Против этого был лишь один, но решающий аргумент – привнесенные извне знания не должны вызывать таких сильных негативных эмоций. На этом этапе Рики решил, что хватит, залез под одеяло и начал считать овец.
Теперь у него не осталось путей к отступлению. Сообщив о своих планах Питу, Рики неминуемо обрек себя на то, что вскорости брат начнет напоминать ему о разговоре с родителями. Поэтому лучше, он сам это понимал, рассказать им о поездке к крестному отцу самостоятельно и без понуканий.
За завтраком подходящий момент не представился. Мама снова ушла рано, отца дважды вызывали к телефону, а потом и он уехал. Пит искал что-то в компьютере, миссис Дуглас ходила по магазинам, по телевизору не показывали ничего интересного, и дома полдня держалась такая скука, что Рики пожалел, зачем отказался от праздника у Боунсов.
Конечно, он не бездействовал. Он никак не ожидал, что существуют обстоятельства, которые заставят его взяться за летнее задание в самом начале каникул. Рики не хотелось думать, что его, как большинство одноклассников, тоже тревожат надвигающиеся СОВы. Он убедил себя, что когда-то все равно придется это делать, и лучше не дожидаться, когда сроки подожмут. Так прекрасное летнее утро было загублено на черчение сводной таблицы растительных ядов. На потом осталось выписывание несметного количества формул по трансфигурации и заклинаниям и еще море работы, объем которой он еще не определил. Все это ясно продемонстрировало юноше, что подготовка к экзаменам станет действительно серьезным делом, так что вряд ли в этом году у него и других членов Клуба, также сдающих СОВы, хватит времени на приключения.
Зато на обед Рики получил вкуснейший суп с филе, и еще бисквит. Это вполне вознаграждало все усилия. Пока он рассуждал, как бы выложить карты на стол и при этом не испортить приятную трапезу напоминанием о существовании дяди Гарри, раздалась мелодия, которой Рики не придал значения. Экономка тут же вышла, а потом вернулась.
– Позвонила Даниэла и просила передать, что приехала, – сообщила миссис Дуглас и ушла на кухню.
– Так это был телефонный сигнал? – догадался Рики, не замечая, как его брови недовольно сдвинулись. Честно говоря, он предпочитал старомодные дребезжащие звонки, потому что всевозможные ритмы и мелодии, а то и чириканье не всегда давали понять, что звонит именно телефон.
– Да. Мы купили новый телефон после того, как вернулись из Италии. Ты же пользовался им, – сказала мама.
Пока Рики мысленно возражал, что по виду корпуса невозможно определить, какой звук издает аппарат, миссис Дуглас принесла заварочный чайник.
– Почему вы меня не позвали? – спросил ее Рики.
– Я сказала, что ты обедаешь, и она не слишком настаивала, – ответила экономка. Рики не стал спорить, потому что миссис Дуглас всегда почему-то неодобрительно относилась, если ради телефонного разговора дети бросали еду.
– Она, значит, уезжала? Как она могла успеть? – не понял Рики. Он звонил подруге сразу по приезде и удивился, услышав, что ее нет дома.
– Она еще не возвращалась из школы. Ты не знал, что ей предложили играть на гитаре на выпускном вечере? – сказал Пит.
– Дан играет на гитаре?
– Нельзя же так отстать от жизни, – рассердился Пит. – Между прочим, твой приятель из «Хогвартса», который посылал ей сов, наверняка все это знает.
Родители переглянулись, когда он отложил вилку. Для Рики и последняя новость оказалась полной неожиданностью. Он, конечно, знал, что Артур передавал для него сообщения через Дан, но дальше им не было необходимости контактировать.
– А ты откуда знаешь?
– Я так и не решился открыть ей правду. Она переписывается со мной, думает, что я – это ты, – признался Пит.
Рики постарался придать лицу безразличное выражение, потому что оснований для недовольства у него, в сущности, не было. Даниэла осталась его единственным другом в неколдовском мире, ну, кроме Пита, разумеется. И она, само собой, имела полное право водиться с кем угодно, в том числе с его друзьями без его ведома. Он испытывал похожие чувства раньше и понимал, что рассчитывать, будто он будет единственной темой ее общения с тем же Уизли, нехорошо. Особенно если учесть, насколько он выпал из ее жизни.
Стремясь восполнить этот пробел, из-за стола Рики отправился прямо к телефону. Но никто не поднял трубку. Так что пришлось ему потратить вечер как раз на то, чем он и планировал заняться: днем рождения Эди.
Его, конечно же, пригласили. Но в этом году Рики решил не поздравлять лично, щадя чувства родителей, которым изрядно потрепала нервы колдовская реальность, пока он учился. Чтобы попасть в гости к Боунсам, следовало воспользоваться магическими средствами перемещения, а следовательно, приглашать дядю Гарри, который бы точно просветил их, что Рики напросился к нему. Юноша считал, честнее будет признаться в этом самому, но пока еще тянул время.
Рики потратил почти час, прежде чем заполнил поздравительную открытку. Так получилось потому, что он отвлекался так часто, как получалось. Он сам не любил открытки, потому что они имели свойство накапливаться, представляя собой, по его мнению, излишество. Тем не менее, их принято писать, а Эдгар мог иметь на их счет другое мнение, да и вообще, он во многом придерживался консервативных взглядов. Рики не хотелось строчить банальности, поэтому он задействовал в этой рутинной процедуре свою известную в «Хогвартсе» фантазию и пожелал другу «огромной любви к родственникам, прямо пропорциональной свободе от них, видеть сны, которые хочется воплотить, и, конечно, не пролететь на СОВах».
Рики не удержался и все же распечатал упаковку. Маленький серебристый волчок, называемый вредноскопом, сам по себе принял вертикальную позицию и замер. Если верить инструкции, это должно означать, что в данный момент дому Макарони не грозила никакая опасность. У самого Рики не было такого приборчика, потому что он был убежден, что это абсолютная чушь. Он купил вредноскоп Эдгару для того, чтобы тот тоже в этом убедился. По мнению Рики, таким способом можно добиться, чтобы хуффульпуффец, все еще временами склонный к страхам, преодолел когда-нибудь дурную привычку.
Ракета совсем не обрадовалась новому заданию. Оставалось только молиться, чтобы она не опоздала дня на два.
Дан перезвонила на следующее утро. Рики понравилось, каким стал ее голос в сравнении с тем, когда он слышал его в последний раз: более взрослым и глубоким. К сожалению, встретиться с ним в ближайшие два дня никак не вписывалось в ее планы.
– Ты не мог бы, – попросила она вместо этого, – заехать за мной послезавтра в зоопарк? Меня там не выставляют, – поспешно добавила она.
– Я знаю, – не усомнился Рики, с трудом сдерживая смех.
– Мы собираемся в полдень у ворот. Ты должен меня там встретить, как будто случайно, – проинструктировала Дан. – И обязательно увести, потому что ты купил новую потрясающую кассету про воинов света.
Рики ничего не имел против, хотя у него не было никакой «новой потрясающей кассеты про воинов света».
Как было условлено, он пришел к воротам с небольшим опозданием. Даниэлы пока нигде не было, но он заметил в центре одной из столпившихся групп девушку в заметном голубом берете; Дан должна присоединиться к этой компании. Он встал так, чтобы они его не видели, и некоторое время разглядывал журналы.
Раньше он этого не делал, и, мягко говоря, интеллектуальное убожество живописных обложек его, пожалуй, шокировало. Советы знаменитой, четырежды разведенной наштукатуренной актрисы в вопросах семейной жизни; поразительно, как ей только не стыдно. «Откровение сердца» – реклама мыла. Фотографии процедур в чудодейственной грязелечебнице, от которых тошнило. Рассуждения о надежности банка на фоне картинки, где деньги падают, похоже, в пропасть. Утверждение, что коврики для вытирания обуви полезны для здоровья, поскольку сделаны из чего-то там натурального! Пожилая гражданка, подбирающая, как уверяет надпись, любимую газету с пола зубами; антисанитария жуткая. Акула с мужским дезодорантом в зубах – кому же надо такое притяжение?! И чем должно пахнуть, чтоб привлечь акулу?
Он так увлекся, что чуть не пропустил Дан. Сделал вид, что проходит мимо, и вдруг случайно обратил на нее внимание…
Спутники Даниэлы состроили недовольные физиономии, но, похоже, они понимали, что против «воинов света» она не устоит. Через минуту они вдвоем удалялись от шагающей в противоположном направлении коварно покинутой компании.
– Ты не объяснишь, что все это значит? – полюбопытствовал Рики.
– Я не хотела идти в зоопарк. Не хочу видеть запертых животных, – вздохнула Дан.
Он едва не споткнулся. Иногда ему казалось, что слишком много в его жизни совпадений. Рики вспомнил рассуждения брата о заключенных в Азкабане еще до того, как она договорила.
– Их там, конечно, кормят, и все условия, но все же не то, – продолжала она, грустнея.
Его голова закружилась сильнее. Держать в плену кого-то, кто хочет вырваться… звериную сущность…
– Иногда мне кажется, что люди сами себя загнали в клетки, поэтому не чувствуют, когда отнимают свободу. Рики?
Никогда еще он не терял в ее присутствии самообладания до такой степени. Рики почувствовал на себе внимательный взгляд подруги. Теперь Дан, похоже, полностью высказалась и переключилась на него.
– Согласен с тобой, люди не понимают того, что на них непохоже, – сказал он. Падение в небытие замедлилось уже оттого, что он заставил себя отреагировать.
– Наши предки недолго жили под открытым небом, при первой возможности забрались в пещеры, – проинформировала Дан.
– В зоопарке, конечно, хорошие условия, – не сдержал возражения Рики, и, в самом деле, контуры реальности определились, как он и рассчитывал. – И полное отсутствие естественных врагов. Животные там живут дольше, чем на воле. А еще есть домашние любимцы. Я вот не считаю, что Мистеру Лапке чего-то не хватает.
– Да. И я не лучше, – напомнила Дан. – Держу пса в городской квартире.
– Ну, он не захочет обходиться без тебя, – заявил Рики. – Он тебя любит!
– Поедем в какой-нибудь парк, – предложила Дан, – и спокойно поговорим обо всем.
В автобусе громко играло радио, и большую часть пути они молчали. Рики не мог не оценить, что это весьма кстати. Он успокоился и собрался с мыслями. Был ли он сам в клетке? Нет, ничего подобного. Тогда почему ее предположение ударило так больно?
– Ты, наверное, считаешь меня трусихой, раз я воспользовалась твоей помощью, чтобы сбежать? – спросила Дан, пока они приближались к облюбованной незанятой скамейке.
– Думаю, у тебя были свои причины, – ответил Рики, хотя, в самом деле, удивлялся. Но и он хорош – до сих пор не уведомил собственных родителей, что навестит Поттера.
«Раньше мы такими не были», – отметил он, вглядываясь в подругу.
– Половина ребят, которых ты видел, учится в моей школе. Это наш клуб, – объяснила она. – Оливия хотела сегодня провести оценку, насколько условия содержания соответствуют стандартам, указанным в правилах, которые нам надиктовал профессор Томпсон. Для них такие прогулки приятны.
– А почему ты прямо не отказалась? – спросил Рики.
– Потому что я учусь в естественнонаучном классе и, следовательно, должна нормально относиться к садизму, – изрекла Дан. – Вообще-то, я часто отказываюсь, но надо иногда уважать общественное мнение, – добавила она.
– Тебе что, совсем не нравится? – Рики раньше не приходилось ей сочувствовать, обычно случалось наоборот, и ему было против воли лестно чувствовать, что она опирается на него.
– Не совсем, – уточнила она. – Я, в общем, получила то, что планировала. Просто есть некоторые сопутствующие моменты, неприятные. Мы с Питом говорили об этом. Я думаю, такое есть всегда.
– Наверное, – согласился Рики, вспоминая, как начинал учиться в «Слизерине».
– А что тебе сейчас нравится? Кроме мультиков, – уточнил он.
Дан усмехнулась.
– Хорошо, что ты стала играть на гитаре, – поспешил продемонстрировать свою осведомленность Рики.
– Это очень полезно, – кивнула Дан.
– Полезно? А эстетическое наслаждение? – пижонски поинтересовался Рики.
– Для меня это не самое важное, – ответила Дан. – Я начала играть, потому что меня научил один парень. Это совсем несложно, но, я заметила, не всем нравится. Я берусь за гитару, бывает, если мне нехорошо. Мысли грустные лезут, или, наоборот, злюсь. Пока играю, успокаиваюсь. А потом меня пригласили выступить на выпускном вечере, ты знаешь.
– Что, неужели приходилось так часто играть, что мастерство отшлифовалось?
– Ну, мне не нравится жить вдали от дома, а так терпимо.
Рики уже не помнил, когда его посещали подобные мысли. При том, что он, вообще-то, с самого начала не хотел учиться в «Хогвартсе», там он практически не скучал по дому.
– Сыграешь для меня? – попросил Рики.
– Обязательно, – пообещала Дан. – Жарко, да?
Рики придержал колкое замечание, что в зоопарке она бы сейчас не страдала, под кондиционерами.
– Вообще-то, музыка и так помогает, – вернулась к теме Даниэла. – Ты какую слушаешь?
– Ну… разную, – нашелся Рики, не имеющий понятия о том, что теперь модно у нормальных людей. – Вообще-то мне, как раньше, нравится опера.
– Я бы послушала, – улыбнулась Дан.
– Без проблем. Попрошу маму купить нам пару билетов, – пообещал Рики. Это должно было порадовать родителей – они старательно приобщали и Пита, и Рики к культуре. Противную мысль, что это – что-то вроде взятки, которая должна смягчить атаку козырным тузом – дядюшкой Гарри, юноша отодвинул подальше.
День пролетел незаметно. Они перекусили гамбургерами, потом съели по мороженому. Даниэла рассказывала о своей учебе, причем Рики не рискнул уточнять некоторые вещи, опасаясь, что ему, переписываясь с ней, полагается их знать. Только теперь он удивился, почему не удосужился изучить содержание ее писем к Питу и наоборот. Досаду на старшего брата, который не рассказал ей правду, Рики подавил справедливым возражением, что, вообще-то, идея, чтоб брат играл его роль, принадлежала ему, следовательно, и признаваться должен он. Вот только он понятия не имел, как это сделать, чтобы она не обиделась. Получалось еще сложнее, чем с мамой и поездкой к крестному отцу. Эту тему он хотел бы, кстати, обсудить с Дан, но мешало отсутствие нормального объяснения, с какой стати какой-то там мафии за ним гоняться. Он сам предложил возвращаться, как только спустились первые легкие сумерки.
Они договорились встретиться дома у Рики, Дан вышла из автобуса на пару остановок раньше. Рики проводил ее взглядом. Давно он не чувствовал себя таким бодрым и умиротворенным под конец дня, возможно, оттого, что в это время обычно находился дома. Свежий воздух и широкое пространство под открытым небом пошли ему на пользу. И он был действительно рад встретиться и поговорить обо всем с Даниэлой, которую не видел около года. Для полного счастья ему теперь не хватало только компании ее собаки!
– Если бы мне пришлось рассказать Дан, что меня разыскивают бандиты, какую причину надо назвать, как думаешь? – спросил он брата.
– А зачем? – не обрадовался Пит, уважающий закон о магической секретности.
– Ну, вдруг придется ее предупредить, – неопределенно пожал плечами Рики. – Всякое может случиться, а со мной постоянно случается. Мы сегодня гуляли в парке, и все было хорошо.
– Ты ведь говорил ей о своей тайне? – уточнил Пит. Получив в ответ согласный кивок, он продолжал: – Ну, тогда скажи ей, что ты – богатый наследник, ну, из-за родных родителей. Она мне рассказывала, как обалдела, когда за ее рыбками Поттер прислал дюжих ребят в военной форме. Думаю, это все объяснит. За тобой стоит много денег, поэтому такие важные шишки, как Поттер, оберегают тебя и постоянно околачиваются рядом.
Это прозвучало так заманчиво, что на секунду Рики, в самом деле, почувствовал себя таким наследником – как будто у него много денег, которыми он хоть сейчас может распорядиться по своему усмотрению. Тратить, просматривать счета, кататься на дорогих машинах. Внезапно деньги стали властью. И чувство стало не таким приятным. Тоже опьяняющим, но более тяжелым, и все ужесточалось… Рики схватился за голову.
– Все в порядке? – услышал он неожиданно близко взволнованный голос Пита.
– Чужие… воспоминания, – произнес он.
Как всегда, обращение к реальности развеивало наваждение. Пит сказал, что все будет хорошо, и хотя тон, каким успокаивают маленьких детей, невольно раздражал Рики, через пару минут его сознание полностью прояснилось. Он снова почувствовал себя Ричардом Макарони, которому выдают карманные деньги, и к разным датам, случается, дарят, а он их тратит или копит. И, чтобы распоряжаться большими суммами собственных денег, ему, конечно, нужно найти работу по окончании школы «Хогвартс», пусть он пока понятия не имел, как это делается у колдунов.
– Теперь ты понимаешь, почему я так настойчиво требовал правды от родителей? – сказал он Питу. – Со мной такое случается. Меня посещают непонятные видения, ты знаешь об этом. Я, конечно, сам согласился бы с мамой…
Рики уже знал, что это не так. Он постоянно думал об Упивающихся смертью и сейчас просил совета у брата, поскольку все же хотел почерпнуть из грязного источника, и, как только слышал очередное мнение, что не надо туда лезть, успокаивался ненадолго. А потом опасный интерес снова всплывал, ведь Упивающиеся смертью точно знали, чего хотят от него, иначе быть не могло. Он постоянно, так или иначе, планировал обратиться к ним. И теперь Рики хотел знать, что об этой возможности думает Дан. Обычно он прислушивался к ней, что не мешало ему, конечно же, в конечном итоге поступать по-своему. Кроме того, надеялся Рики, она не станет занимать такую же жесткую позицию, как родители.
Им с Даниэлой суждено было жить в разных мирах, и все же Рики не хотел потерять ее. Вот если бы она училась в «Хогвартсе»… Испортились бы их отношения, если бы ее распределили не в «Слизерин»? Рики отдавал себе отчет, что она мало годилась для его колледжа, хотя не далее как сегодня продемонстрировала хитрость и изобретательность, коварно обманув одноклассников, желающих затащить ее в зоопарк. Но она так поступила не сколько из соображений своей пользы, а скорее затем, чтоб не обидеть их. На ее месте Селена Олливандер вполне могла поступить похоже. Конечно, изворачиваются не только слизеринцы, но намерения при этом разные. Селена, с позиций «Хуффульпуффа», поступила бы так в основном с целью сохранить мир; даже праведник Эди отступал от честности из благих намерений. Впрочем, умные равенкловцы тоже не обостряют отношения без необходимости. Дан могла бы там учиться.
Но только не на его параллели! Рики не сомневался, она бы точно не поладила с Виктором Чайнсби – еще одним противником Клуба Единства и звездой «Равенкло». Виктор не отличался бескомпромиссностью Эйвери или Филипса о безусловном превосходстве своего колледжа; впрочем, с Тони они дружили. Именно Чайнсби, по мнению Рики, умом и воспитанием все же выгодно отличался от Эйвери и Филипса, учился очень хорошо, происходил из приличной, наполовину не колдовской семьи, но при всем этом оставался не менее невыносимым. Виктор любил командовать, причем его манера делать это отличалась своеобразием: он учил других жизни, не спрашивая, надо им это или нет. Если уже на втором курсе терпение лопнуло у Дика Дейвиса, то Дан, куда более темпераментная, подралась бы с ним на второй день.
Следовательно, «Гриффиндор» для нее тоже годился. И, невзирая на то, что прошли годы с тех пор, когда он разделял традиционные чувства «Слизерина» к «Гриффиндору», Рики сразу понял, что такой вариант его не устроил бы. Тогда она подружилась бы с Артуром и Ральфом и отдалилась бы от него. Нисколько не удивительно, что Артур нашел в ней родственную душу! Ведь у нее хватало и храбрости, и мужества. Рики же чувствовал, что все это может лично ему нравиться только до тех пор, пока не привело ее в колледж Уизли.
Такие эмоции были недостойны ученика, создавшего Клуб Единства. Поэтому Рики мысленно благословил тот факт, что его подруга детства – не ведьма.
Даниэла пришла, как запланировали, и, прежде чем сесть и выслушать его, некоторое время просматривала новые и не очень книги в библиотеке. Их, похоже, покупал Пит. Только когда Рики довольно раздраженно заявил, что она может спросить у владельца, не одолжит ли он ей «вот эту классную раритетную «Энтомологию»», с которой просто песок сыпался, она угомонилась.
Новость о предполагаемом богатстве и благородном происхождении, которое Рики приплел по собственной инициативе, Дан восприняла сдержанно. Вкусные запахи, прилетевшие с кухни, впечатлили ее гораздо больше. Она даже согласилась на предложение миссис Дуглас сначала перекусить, а потом уже окультурить Рики очередной принесенной ею кассетой.
Все это сбивало его с толку. Проблема, в которую он целиком погрузился, как-то не захватывала ее, и он начинал сердиться. Но, когда они снова остались одни за кухонным столом, Даниэла исправилась. Она облокотилась подбородком о кулак и сказала, что теперь внимательно его слушает.
– Хуже всего, что меня, похоже, ищут какие-то преступники, – высказал Рики самое главное. Собственно, ради этого он и придумал себе легенду, точнее, воспользовался той, которую придумал Пит. Впрочем, Даниэла знала или догадывалась, что его ищут, потому что, пока он учился в Италии, пересылала ему письма друзей по Интернету.
– С чего ты взял? – спросила Дан.
– Наверное, поэтому Поттер меня так усердно охраняет, – Рики пожал плечами, но вышло не совсем убедительно. Он чувствовал натянутость в собственном голосе, и вдруг неприятная мысль, что она ему не верит и считает, что он сочиняет, чтобы произвести на нее впечатление, как это делают придурки разного возраста, когда рассказывают про себя жуткие истории. Впрочем, будь он не магом и в здравом уме, именно так бы и решил.
– И твоя школа такая закрытая, – кивнула Дан абсолютно серьезно. По логике вещей, это недолжно было его радовать, потому что она подозрительно относилась к этой таинственной школе с тех пор, как Рики вернулся на каникулы с первого курса. Она несколько раз просила объяснить, что такого особенного в «Хогвартсе», чего Рики, конечно, сделать не имел права.
– Да, – согласился он. – Я, понимаешь, не хотел бы, чтобы они меня нашли. Даже изучал, как обычно действует организованная преступность. Но написано так не конкретно!
– Собственно, у всех монстров и злодеев одна беспроигрышная тактика, – пожала плечами Даниэла, наматывая спагетти на вилку. – Они находят слабые места и бьют по ним. А такие есть у каждого.
Рики кивнул. Дан не знала этого, но однажды ее из-за него чуть не убили. Заклинание Щита остановило смертельное проклятие, посланное ей в спину, благодаря тому, что его этому обучил, хм, другой преступник, проникший в школу на первом курсе под видом преподавателя. Тогда мальчик случайно услышал, как отец сказал, что Рики способен обменять себя на безопасность близких ему людей. В иные моменты своей жизни он был готов так поступить.
– Так что, если эти типы, о которых ты не рассказываешь, ищут тебя, они могут применить ту же тактику, – продолжала Дан.
Рики хотел возразить, при чем здесь «ты не рассказываешь», но в последний момент все-таки прикусил язык. Она почувствовала, что он знает о своих преследователях больше, чем готов объяснить ей, и так давала ему понять, что не будет настаивать на дальнейших откровениях. С его стороны глупо будет поднимать этот вопрос снова.
– Не так трудно узнать, с кем человек дружит, кого любит и прочее, – сказала Дан.
– А ты откуда знаешь? – не сдержал замечания Рики. Он ожидал выслушать очередной мультяшный сюжет, но она удивила его неожиданно практическим взглядом на проблему.
– Это все знают, – пожала плечами подруга. – Ты читаешь рекламу в газетах? Можно «жучки» купить в свободной продаже, скрытые камеры и все что угодно. Нанять слежку…
– Хватит, – попросил Рики, порадовавшись себе, что Упивающиеся смертью, скорее всего, не опустятся до того, что читать маггловкие газеты, да к тому же рекламу. Новости – еще куда ни шло. Кроме того, колдуны, к сожалению, располагали более богатыми возможностями для той же слежки, могли исчезать, перемещаться, становиться невидимыми. Кое-что из этого списка Рики приходилось проделывать самому. – Мне интересно, чего они от меня хотят, – вернулся он к прежней стратегии. – Я почти уверен, что не денег. Как бы мне это выяснить?
Он постарался, чтобы Дан не заметила, как важен для него ответ.
– Только не у них, – усмехнулась Дан, и Рики, встретившись с ней глазами, в ужасе опознал один из тех взглядов миссис Дуглас или бабушек, когда они точно знали, что он запланировал недозволенную шалость. – Я догадываюсь, ты склоняешься к этому варианту. Помнишь, в прошлом году ты жаловался, что родители не рассказывают тебе чего-то?
Как он мог забыть! Рики мысленно отругал себя за глупость, он ведь, в самом деле, говорил, что от него тщательно охраняется какая-то тайна, нет, именно тайна его происхождения. Даниэла тогда посчитала, что ни к чему копаться в этом и наживать неприятности.
– И об этом знала твоя умершая бабушка, – продолжала безжалостное разоблачение Дан, стараясь не показывать, что забавляется. – Я совершенно уверена, она бы тоже не хотела, чтобы ты совал пальцы в розетку.
– Но я не могу так оставить, – попытался возражать Рики.
– Можешь, – постановила Дан. – А если ты действительно когда-нибудь получишь наследство, сделай пожертвование питомнику для бездомных животных, хорошо?
На это юноша сразу согласился. Он узнал из последнего разговора в парке, что Даниэла будет делать такие пожертвования всю жизнь независимо ни от какого наследства, а то и заведет свой собственный питомник. Он бы помог ей в этом…
Дан оставалась в своем амплуа, и очень скоро Рики перестал чувствовать неловкость за то, что пытался запудрить ей мозги. Они посмотрели чрезвычайно насыщенный всевозможной космической техникой мультик с моралью «уважайте старость и здоровый образ жизни», причем папа и Пит составили им компанию. Критические замечания по сюжету Рики удержал при себе и назавтра узнал, что Пит сделал то же самое. Потом играли в лото.
Рики видел все меньше возможностей признаться, что писал ей Пит, а не он, и не так это важно. Выбирая карточки, юноша постепенно начинал соглашаться, что сидящие сейчас рядом близкие удерживают его на поводке неведения из лучших побуждений. Собственно, он тоже не стремился пострадать, но у него были причины для риска. Они же не могли иначе относиться к его поискам истины, даже Пит.
Даниэла, как все нормальные люди, косвенно дала ему все тот же совет – не связываться со старой гвардией. Рики же теперь сожалел, что в его окружении нет ни одного ненормального – ни одного мутанта, которому, как ему, с начала обучения в «Хогвартсе» периодически приходят всякие видения и приступы ярости. Тогда бы его лучше поняли. Рики подумал, почему до сих пор не обращал на это внимания, хотя это никогда ему особо не мешало, что, как он вдруг осознал, тоже нехорошо.
– Сейчас все сумасшедшие, – бодро отмахнулась миссис Дуглас, когда он за чаем перевел разговор на галлюцинации.
– Между прочим, для многих племен индейцев это – признак высоты духа, – просветил папа. – Тот, кто умеет видеть духов, занимает место вождя или жреца и руководит общиной.
Тема культурных различий, в которой Макарони хорошо разбирались, была тут же с удовольствием подхвачена гостьей. Получилось, что намека никто не уловил. Рики не стал настаивать.
Даниэлу проводили поздно. В тот вечер Рики опять не сказал родителям про поездку к Поттеру.


Глава 3. Как создаются яркие воспоминания


Ракета бурно обставила свое возвращение с задания. Она не только опрокинула маленькую пальму в гостиной, где Рики с братом играли в карты, но еще и взялась ухать, как барахлящая фабричная труба. Чуть позже она уничтожила трехдневный запас корма.
К сове прилагалась короткая записка от Эдгара с благодарностью за подарок и добрые пожелания. Сова, как уверял хуффульпуффец, прилетела вовремя, так что Рики стало вдруг неловко, сколько же Боунсам пришлось кормить эту обжору.
Из такого содержания Рики понял, что ничего особенного на празднике не случилось. Однако ему сообщили о незначительных дополнениях, когда через некоторое время пришло письмо от Дика.
«На дне рождения Лаура объявила о своей помолвке с этим Уилксом. Ну, то есть, они вместе объявили. По-моему, могли бы найти отдельное время», – считал равенкловец.
«Видно, для Эди это такой подарок!», – подумал Рики. Он не особенно жаловал сестру хуффульпуффца, потому что считал ее врединой. Но соглашался, что даже таким девушкам надо выходить замуж. Тем более, Эдгару больше не придется терпеть ее рядом, и, что совсем тяжко, устраивать ей личную жизнь. Рики помнил, сколько хлопот Клубу стоил старший брат Эдгара Ники, влюбившийся в слизеринку.
Дик успел просмотреть новые бумаги, накопившиеся в архиве за короткий период летнего семестра. Их оказалось на удивление много. Показания всех участников инцидента с ненормальным врачом, насколько мог судить равенкловец, не были искажены, но их интерпретация вызвала у него легкое недоумение. Версия вмешательства пришельцев в документах начисто опускалась, что, собственно, не удивительно. Но, как уверял Дик, в конце каждого протокола допрашивающий аврор расписывался в том, что допрашиваемый «не заметил ничего подозрительного по делу №», а номер неизменно оказывался закапанным чернилами. И уж он совсем не мог объяснить, почему дело, оформленное как вполне тривиальное, после регистрации собственноручно Рональд Уизли вложил в папку «Секретно». Равенкловец с мстительным удовольствием описал, как его бабушка на такое недоверие слегка обиделась, а Уизли долго извинялся, хотя в этом не было совершенно никакой необходимости.
Еще, по мнению Дика, Поттер и сам министр как-то уж очень часто отправляли сов в «МентеСана». Конечно, их переписка не поступала в архив, но все в Министерстве об этом знали.
Но в основном в письме, конечно, расписывался день рождения Эдгара. Реакция именинника на подарок Артура Уизли – набор самопишущих перьев, непонятно, где им раздобытых, была скорее нетипичной. Все ждали, что Эди рассердится на такое откровенное предположение, будто он способен облегчить себе конспектирование на уроках таким способом и при том прятать перья под партой. Но именинник даже не упомянул о такой возможности. Зато Эди воодушевленно пообещал взять у гриффиндорца интервью и отправить в «Пророк».
На праздник явилась выдающаяся предсказательница современности, леди Парвати Патил. И в этот раз она непременно возжелала Эдгару погадать. Но, памятуя прошлогодний опыт, тот к ее услугам совсем не стремился и произнес-таки твердое «нет» в присутствии нескольких гостей, в том числе собственной матери. Рики представлял, чего ему это стоило. Миссис Боунс немедленно приняла огонь на себя, умильно попросив предсказать ей «что-нибудь». Это едва не кончилось скандалом, потому что у леди Парвати хватило бестактности уверять хозяйку дома, будто она успела похоронить двух мужей. Наличие двух лишних полос на руке легко объяснил желающий услужить жених Лауры: попросту врезалась и оставила следы кнопка от миксера давней магической модели «Победа». Леди Парвати как-то не очень была ему за это благодарна, да и предполагаемая теща не радовалась, когда гостям раскрылся возраст бытовой техники в ее доме. Учитывая, что выговаривать будущему родственнику миссис Боунс не стала, воспитанный и терпеливый Эдгар выразил надежду, что после этого его родители, наконец, перестанут звать мисс Патил в гости.
Кроме того, двоюродные братья Эди, старшие сыновья дяди Гарри, взяли моду подходить к Эдгару и жаловаться друг на друга. Ники прикрикнул на них, чтоб не надоедали, и даже собирался пойти к матери и возмутиться. Но его законное недовольство разбилось о снисхождение именинника. Эди заявил, что «все равно кому-то придется за ними приглядывать».
Эдгар предупредил, чтоб захватили метлы, так что вместе с геройскими детками собравшиеся члены Клуба Единства сыграла в квиддич. Был вкусный торт и мороженое. Дик выразил вежливое сожаление, что не встретил там Рики, хотя, расставшись пару недель назад, компания вряд ли успела по нему соскучиться.
Удостоверившись, что его друзья-колдуны проводят каникулы не хуже, чем всегда, Рики переключился на культурную программу, которую обещал Даниэле.
По его просьбе Пит купил билеты на «Севильского цирюльника». Спектакль этот он смотрел давно, еще до «Хогвартса» и, как ему теперь казалось, в то время мало чего соображал. Помнится, там красиво пели. Он не перестал любить итальянскую оперу даже после того, как ему самому во время учебы в «МентеСана» приходилось вставать с утра пораньше, потому что неизвестная светлая голова придумала использовать пение как наказание.
Даниэла воодушевилась. Ей, собственно, давно хотелось освежиться культурой. Она удивила Рики, заявив, что наконец-то наденет в театр один из самых красивых своих костюмов, для которых обычно нет повода. До сих пор, насколько он помнил, она проявляла мало интереса к своему внешнему виду. «А может, мы просто слишком давно не виделись?», – от этой мысли Рики невольно почувствовал себя виноватым.
– Надеюсь, не костюм воина света, – съехидничал Рики.
– Нет, – поджала губы Дан. – Я не собираюсь тебя позорить больше, чем ты заслуживаешь. Если подумать, то мы очень редко ведем себя, как взрослые.
Рики понял ее, когда примеривал одолженный у брата парадный костюм с галстуком в полоску перед зеркалом. У него в гардеробе ничего такого не имелось, действительно, потому что не возникало необходимости. Он вдруг почувствовал себя таким солидным! Это было волнительно и очень приятно.
Родители заказали такси. Рики подумал, что общественный транспорт, действительно, совсем не годится. Его сердца коснулась благодарность за то, что они так о нем заботятся.
Он заехал за девушкой, как подобает, исполняя старинный ритуал.
Непонятно, как бы он заговорил, если бы Дан не была его давнишним другом. Она надела синее длинное платье, оказавшееся юбкой и топом, закрутила волосы в узел и казалась старше и солиднее. Причем в глазах заискрило, потому что и ткань платья и бусы на свету переливались.
– Ты прекрасно выглядишь, – сказал Рики, и штампованная фраза прозвучала очень к месту.
Мама Даниэлы пожелала им хорошего вечера и набросила на плечи Даниэлы пиджак. Рики почувствовал, что подруга готова бы запротестовать, но не хочет портить свое приподнятое настроение. До машины он провел ее под руку. Это было тем необычнее, что раньше они всегда общались запросто.
На улице было еще совсем светло и жарко. Рики даже подавил порыв распустить галстук, напомнив себе, сколько возни потребовала процедура его завязывания. Заметив, что Дан проследила движение его руки, он поспешно указал на ожидающее такси.
– Надо же, карета подана, – улыбнулась она.
Доехали они, как показалось Рики, молниеносно. Дан только и успела похвалить погоду, а он – согласиться с ней. Затем Рики помог ей выйти из машины, и, пройдя по величественным мраморным ступеням, открыл для нее дверь.
Огромный холл и высокие потолки, каких не бывает в современных домах, поглощали всю суету приходящих зрителей. Театр всегда погружал его в другой мир. Раньше Рики чувствовал себя там настолько культурно, до нарочитости, что это немного портило удовольствие и вызывало протест. Но только не сегодня. Ему очень хотелось сделать все, как полагается.
– Я себя чувствую графиней какой-нибудь, не меньше, – призналась Дан в опере.
– Понимаю тебя, – кивнул Рики.
– Купим программку? – предложила она.
Она и взялась за ее изучение, к чему у Рики не возникло никакой охоты. Он просто стоял рядом и, как ни странно, ему было вполне комфортно.
Со вторым звонком они оказались в зале.
– Обожаю такие кресла, – сказала Дан.
Рики одобрительно кивнул. Он знал, что совсем откидываться на спинку как-то не принято, но, поскольку Дан это сделала, решил забыть о таких пустяках.
– Съедим в антракте по мороженому? – предложил он.
Дан кивком поддержала эту инициативу.
– У меня такое ощущение, будто мы готовимся принять в свои души благодать, – улыбнулась она. – Даже мурашки по коже, я как на иголках! Все так торжественно.
– Да, мы ведем себя нетипично, но я чувствую, так надо, – твердо ответил Рики.
В зале погас свет. Занавес разошелся, открывая сцену. Дальше – окно и серенада…
Рики любил музыку и обычно быстро расслаблялся. Но состояние «как на иголках» не проходило. Певица, исполняющая главную женскую роль, немного не попадала в такт, что Рики охотно прощал за ее прекрасный голос, но в другое время просто не заметил бы. Костюмы героев, пышные и великолепные, показались ему неудобными. Хотя сам он не прочь был облачиться в такой костюм, за исключением парика.
Раньше Рики периодически поглядывал на реакцию своих родителей. Теперь он точно так же покосился на Дан. Она оставалась в той же позе, как будто совсем без движения, и неотрывно следила за происходящим на сцене. Рики этого никогда не делал, так как считал, что в опере главное – пение. Он пометил в памяти спросить ее потом, что она от этого получает.
Впрочем, его подруга детства всегда была образцовым слушателем, это Рики знал по опыту. Сидя в темном театральном зале, он благодарил неизвестно кого за то, что их дружба дожила до сегодняшнего дня, и они сейчас, почти взрослые, сидят рядом просто вот так, без всякого. Захотелось погладить ее руку, лежащую на подлокотнике, но он не стал ее отвлекать.
Коварные планы опекуна вдруг вырвали его из раздумий: в остальном отлично справляющийся со своей ролью, певец нещадно сфальшивил. Рики осознал, что поют на итальянском, а не на английском. В общем-то, это не влияло на качество, но недовольство он ощутил. Рики вопросительно оглянулся на Дан, но она явно ничего такого не замечала.
Рики автоматически проследил ее взгляд. Сцена. На ней двигаются, что-то говорят люди. Их поведение кажется узнаваемым. Конечно, он ведь уже видел эту пьесу.
Состояние было слишком хорошо знакомо, но впервые у Рики хватило силы воли стряхнуть его сразу же. Он не позволит испортить себе этот вечер.
В антракте они первым делом разбежались по туалетам. С другой девушкой от подобной прозаичности он бы почувствовал себя неловко. Но Дан, действительно была отличным другом.
– Ты точно не хочешь булочку? – переспросил он, когда они доедали мороженое.
– Мы же пришли за духовной пищей, – наигранно упрекнула Дан.
– Да. Этим мне нравятся театры – никаких тебе хрустящих чипсов и попкорна, – высказался Рики.
– Точно. Бескультурье! Когда возле тебя шуршат, хочется с размаху дать по башке. Прекрасно понимаю тех, кто это делает. Их надо не судить, а премии выдавать. За счет пострадавших!
– Согласен, – кивнул Рики. – Но, может, ты все-таки хочешь булочку или пирожное? А то я хочу, но неудобно одному…
Дан ткнулась лбом ему в плечо, сотрясаясь от хохота, и согласилась на бисквит.
Продолжение спектакля Рики встретил совсем не так, как его начало. На душе стало не столь торжественно, но более уютно. Он даже знал, почему: из-за еды. В какой-то момент Рики вспомнился «Хогвартс», трапезы в большом зале, чувство усталости, тепла и покоя после банкета в начале года, когда ученики начинали расходиться по колледжам. Атмосфера чего-то старинного и волшебного, похожая на декорации и музыку, оживала в каждом мгновении.
– До чего красиво, – вздохнула Даниэла.
Позже она призналась, что заговорила с ним, потому что настолько расслабилась, что захотела взбодриться.
– Извини, я не хотела тебе мешать, – сказал Дан, когда Рики помогал ей надеть пиджак.
– Ты мне никогда не мешаешь, – ответил Рики.
Ему хотелось подольше задержаться в театре. Даниэла тоже не торопилась. Это было все равно, что находиться в сказке, с возможностью в любой момент вернуться в реальный мир. Состояние Рики, как ему вспоминалось, походило на детское, с той разницей, что его больше не водили за ручку. Он понимал, что вечер заканчивается, но совсем не думал о времени.
Они остановились у окна и стали смотреть на ожидающее их такси.
– Хороший спектакль, – сказал Рики.
– Да! Только жаль, что мы так редко выбираемся куда-нибудь. Это же классика, а я и сюжета не знала до сегодняшнего дня, – вздохнула Даниэла.
«Это пустяки. Я вот не имею понятия, кто я такой», – мысленно ответил Рики. И как будто порыв холодного ветра разрезал безмятежный воздух. Эта задача стояла перед Рики. И ему предстояло ее решить, но он не обязан думать об этом каждый день. Не сегодня, не горит. Рики вдруг понял, что между ним и зловещей тайной, на самом деле, стоит еще очень много всевозможных событий, большей частью приятных, но есть и не очень. Все, что получше, и есть его настоящая жизнь.
Но, хотя, поняв это, он во второй раз сумел выбросить из головы всякое беспокойство, все же атмосфера волшебства начинала таять.
– Ты кем хотел бы быть? – спросила Дан.
– Фигаро, – не задумался Рики. – Я сам думаю, и слышал от многих, что мне без труда удаются авантюры. А ты, конечно, прекрасная Розина!
– Будешь устраивать мою судьбу? – вскинула брови Дан.
– Если тебе понадобится, – подыграл Рики. – Идем?
На улице разливалась приятная прохлада, и он постоял бы немного у входа, но Дан поспешила сесть в машину.
– Скоро десять. Вдруг мне забудут записать результаты розыгрыша? Лучше уж самой успеть, – объяснила она.
– Ты играешь в лотерею? – удивился Рики.
– Играю, – кивнула Дан. – Вдруг разбогатею и буду спонсировать общество защиты животных. Или хотя бы велосипед куплю и научусь, наконец, кататься! Родители отказываются, потому что я почти не живу дома – то в школе, то в гостях.
Они снова становились друзьями, такими, как всегда. Кавалер и дама остались в театре, и нельзя сказать, чтобы Рики так уж сильно сожалел об этом.
– Да, в самом деле, – согласился Рики непонятно с кем. – Я, наверное, вырос из своих роликов, сто лет не доставал из коробки.
– А Пит сказал, что отнес их в общество Красного Креста, – обескуражено произнесла Даниэла.
– Да? Ну и прекрасно, – не расстроился Рики.
– Пойдешь завтра в парк со мной и мистером Франкенштейном? – пригласила подруга.
– С радостью, – пообещал Рики.
Машина затормозила возле ее дома. Рики даже не заметил, как они доехали. Он вышел первым и помог выйти ей, хотя знал, что она этого не ждет. Настроение уже стало совсем другим.
– Хочешь зайти? – пригласила Дан.
– Нет, – ответил Рики, подумав. – Тогда твои родители пригласят меня, а я, честно говоря, не очень люблю, когда меня спрашивают про мою школу и все такое. Тебе же сейчас будет не до меня, а до лотереи.
– Ну, как хочешь. Счастливо, – попрощалась Дан и скрылась в подъезде.
Рики развернулся и отправился в противоположную сторону. Неизвестно почему, ему вдруг захотелось увидеть, как в ее окне загорится свет.
– Ты куда собрался? – окликнул его шофер.
Рики совсем забыл о нем. Собственно, вопрос был законный. Но голос, которого Рики ни разу за весь вечер не услышал, вдруг показался ему знакомым. Он обернулся, будто ужаленный.
– Мистер Уизли?!!
Самый младший дядя Артура между тем высунулся из окна, и даже в сумерках взгляд руководящего аврора светился усталым недовольством. Они встречались несколько раз, благодаря чему Рики прекрасно знал, что Рональд Уизли относится к нему еще более настороженно, чем даже дорогой крестный отец.
– Вы водите машину? – удивился Рики.
– С двенадцати лет, – кивнул мистер Уизли. – Правда, тогда я не умел делать это так хорошо.
«Сам себя не похвалишь…», – раздраженно подумал Рики.
– Вы договорились с моими родителями? – уточнил он.
Рональд Уизли раздраженно фыркнул.
– Дождешься от них, – высказался он. – Твои родители не настолько бдительны. Они почему-то воображают, что все обойдется. А моя работа – контролировать, чтоб все обходилось. Ну, так ты намерен сегодня домой вернуться или как?
– Могу и пешком дойти. Тут недалеко, – проворчал Рики, но все-таки сел на место рядом с водителем.
Рики не хотел злиться и он не мог не сердиться. С одной стороны, он сам себе удивлялся, почему не предвидел такой возможности. Даже ни разу не взглянул на шофера. С другой, забота подобного рода его неизменно бесила. И наконец, ему совсем не хотелось бы привыкать к столь назойливой опеке.
– Спокойной ночи, – произнес мистер Уизли, затормозив через несколько секунд.
– Мне рассказать родителям о вашей замечательной инициативе? – нарочито вежливо поинтересовался Рики, прежде чем выйти из машины.
– Как хочешь, – донеслось ему вдогонку. – Симпатичная у тебя подруга, – кивнул на прощание школьный друг дядюшки Гарри и вместе с машиной скрылся с глаз быстро, как в мультиках Дан.
Рики уставился туда, где только что был автомобиль. Его взгляд постепенно смягчался. Как бы то ни было, у него был прекрасный вечер, Уизли вообще не высовывался, но главным он считал другое.
Благодаря Даниэле за весь вечер он даже и не предположил, чтобы гриффиндорская мафия снова взялась за ним шпионить.
Он ничего не стал говорить даже Питу. Несколько дней жизнь Рики ничто не омрачало. Он ходил гулять и с Даниэлой, и с семьей, а в субботу приходили в гости папины знакомые. Как всегда на каникулах, он начинал забывать о магии, и как раз успел вспомнить, как правильно пользоваться пультом от телевизора, когда в один прекрасный момент все изменилось.
Гром среди ясного неба прогремел из уст экономки.
– Рики, спустись немедленно вниз, – хмуро приказала миссис Дуглас. – Приехал твой крестный отец и требует вас всех.
Тон экономки, недолюбливающей, как и все в доме, Поттера, говорил сам за себя.
– Почему? – удивился Рики, представляя, какое противодействие вызвала бы в нем подобная формулировка года три назад.
– Мне он не докладывал, – сердито фыркнула миссис Дуглас. Рики не раз удивлялся полной неспособности дяди Гарри понимать, с кем следует считаться.
– Целую толпу с собой привел, – отчетливо проворчала она, удаляясь дальше по коридору, чтобы заглянуть в спальню Пита.
Это уже было что-то новенькое! Крестный позволял себе сваливаться неожиданно и требовал при этом внимания к своей персоне, а еще «настоятельно советовал» родителям – он сам так называл свои попытки командовать семейством Макарони, а точнее, Рики. Пару раз с ним действительно приходили по два сотрудника Министерства магии, однажды – без всякого приглашения со стороны Макарони, и лишь потому, что канарейка Пита изволила прокричать павлином.
Погруженный в недоумение, Рики автоматически преодолел спуск по лестнице и остановился в нерешительности. Миссис Дуглас ведь не сказала, в какой комнате ожидает его сверхзаботливый крестный.
– Добрый вечер, Ричард.
Знакомый голос прозвучал совсем близко, заставив мальчика вздрогнуть. Наверное, прав Хагрид, полезно меньше думать и больше смотреть по сторонам. Возле входной двери толпились, вместо того, чтоб присесть на расположенные чуть дальше вдоль стены кушетки, несколько мужчин и женщин, кто в явно колдовской одежде, кто – в обычной, но не очень тщательно подобранной. Так, одна женщина нацепила свитер в летнюю жару и совсем не была этому рада сейчас. Рики не сомневался, все визитеры – маги, хотя и не знал почти никого из них, кроме высокой леди, поприветствовавшей его. Ее звали Нимфадорой Уизли, и она была мамой его гриффиндорского друга, Артура. Ее визит сюда в компании, как догадывался Рики, коллег с высокой степенью вероятности означал проблемы. Мать Артура работала аврором – представителем закона, армии и полиции магического мира в одном.
– Здравствуйте, миссис Уизли, – Рики вопросительно поглядел на нее, надеясь, что она объяснит, в чем дело.
– Как твои каникулы? – дежурно поинтересовалась она.
– Обычно, – с нетерпением отмахнулся Рики. – Мэм, что происходит?
На лбу Нимфадоры пролегла глубокая складка.
– Действительно, не все благополучно, – призналась она. – Гарри пошел в мастерскую к твоему отцу. Вам придется немедленно уехать.
– Вообще-то туда не следовало ходить, – указал Рики, чье возмущение начало выходить из-под контроля от такой наглости.
– Обстоятельства требуют, – сурово покачала головой миссис Уизли.
– Какие? У кого на этот раз обострилась паранойя – у крестного или у директора «Хогвартса»? А может, у самого министра магии?
Идеальная тишина, повисшая после такого предположения, объяснялась только тем, что у присутствующих перехватило дыхание. Люди в прихожей, до сих пор делающие вид, что их тут ничего не интересует, и они мечтают поскорее уйти, во все глаза уставились на него с одинаковым непередаваемым выражением – и любопытства, и возмущения, и ужаса, и чего-то еще такого, чего Рики даже и назвать не мог.
Зато собственное состояние он понимал очень хорошо: как будто вернулся в то лето, когда ему сказали, что определить, в какую школу он пойдет, невозможно без дядюшки Гарри. Как его бесило, когда с его мнением не пожелали считаться! Он даже и к рассказу о магической школе не проявил сразу доверия, потому что информация исходила от Поттера, который тогда впервые взялся командовать, причем непонятно – почему.
– Ну, знаешь ли… – выпалил, наконец, пожилой колдун.
Рики почувствовал, что сзади кто-то приближается, но не успел обернуться.
– Здравствуйте! Присаживайтесь, – настороженно, но вежливо обратился к незваным гостям Пит, становясь плечом к плечу с Рики. Брат вопросительно поглядел на него, кивнув в сторону Нимфадоры Уизли; он раньше видел мать Артура и теперь, вероятно, догадывался, что опять у магов не все нормально.
– Опасно, некогда рассиживаться, – проворчал тот же колдун, очевидно радуясь поводу отвести глаза от Рики.
– Почти все заключенные сбежали из Азкабана, Ричард, – понизив голос, объявила Нимфадора Уизли.
Рики, не намеревающийся прекращать ехидничать, прикусил язык.
– Вы хотите сказать, последователи вашего… – начал Пит.
– Да, собственно, именно они и сбежали, – обрадовала миссис Уизли. – Некоторые мелкие жулики тоже воспользовались возможностью…
– Но как? Азкабан разве плохо охраняется?
Голос брата доходил до Рики, как сквозь вату. Он не мог отделаться от мысли, что это не случайно: он специально собирал информацию об Упивающихся смертью, и вот теперь, похоже, они ищут его. Если они встретятся, а ведь этого хотят не только они, но и он, пусть и боится…
Миссис Уизли и ее коллеги определенно этого не хотели.
– Хорошо охраняется, – убежденно заявила она. – Это скалистый остров, практически связь с внешним миром обеспечивает одна лодка. Если нет палочек, то оттуда не выбраться.
– Хотите сказать, у них были волшебные палочки? – догадался недовольный Пит.
Миссис Уизли нахмурилась и вздохнула.
– Охрана вооружена, так положено, – объяснила женщина в теплом свитере. – Никто не ожидал, чтоб заключенные напали на вооруженных колдунов, но…
– Они там так накачались, кто же знал? – проворчал пожилой аврор.
Некоторые его товарищи недоуменно поглядели на него, ожидая объяснений. Но Рики понял и поразился, насколько комично складываются иной раз обстоятельства.
– Таская тяжелые камни, Упивающиеся смертью, Вы считаете, стали сильны физически?
Маги, обожающие свои палочки, применяют примитивную, совсем не магическую тактику! Впрочем, Рики сразу посерьезнел. Они понимал, что вряд ли они пошли на такое ущемление самолюбия, не имея надежного плана с высокими шансами на успех. Среди заключенных, которые попали туда недавно, находились те, кто знал его в лицо. Рики не был уверен, что все преступники проходят через обработку памяти, но и в этом случает не поручился бы за безопасность свою и своей семьи.
– Да, Мерлин раздери! – воскликнул старик. – Они просто отобрали несколько палочек, наверное, заранее договорились между собой, в какое место аппарируют, ну, наверное, перемещались по несколько штук, а потом кое-кто возвращался, чтобы забрать остальных. И никаких следов, чтоб им!
– Порой я завидую магглам! Вот уж работка – не бей лежачего. Никогда клиент не исчезнет, – раздались подтверждающие голоса. Похоже, тема зависти к маггловским коллегам была животрепещущей для авроров. Рики подозревал, что руку к этому приложил уважаемый Артур Уизли-старший.
– И много их сбежало? – уточнил брат.
– Около сотни, – вздохнул старый аврор.
Рики и Пит с опасением переглянулись. Рики сталкивался с Упивающимися смертью и знал, что может устроить один такой преследователь. Желание стражей закона спрятать его в недосягаемое место становилось ему понятным.
– Хватит, – спохватившись, скомандовала миссис Уизли. – Вам, ребята, это знать совершенно необязательно. Мы сами как-нибудь справимся с нашей работой. Их уже поймали один раз, тут нет ничего невозможного. А вот вам на некоторое время лучше исчезнуть, и не только вам. Так считает Министр, и я с ним согласна. Ясно?
Ответить отрицательно Рики, при всем взыгравшем в нем духе противоречия, не мог. И он догадывался, что родители, невзирая на аналогичные чувства к колдовским распоряжениям, скорее всего, рисковать не станут.
– Артур тоже уедет? – съехидничал Рики.
– Безусловно, – с самым серьезным видом кивнула Нимфадора. – В Румынию, к отцу. И не только он, я рассчитываю на Невилла и Джинни. Они, если ничего непредвиденного не случится, отвезут туда всех моих племянников.
Рики им не завидовал; он не знал всех кузин и кузенов Артура, но младшее поколение Уизли, по самым скромным подсчетам, насчитывало не меньше двух десятков отпетых хулиганов.
– Добрый день! Ты хочешь сказать, Гарри, что нас будет сопровождать столько народу?
Рики с надеждой обернулся к отцу. Диего Макарони держался непринужденно, даже улыбался, но отнюдь не беззаботно. Он даже чем-то напоминал дядюшку Гарри, шагающего за ним по пятам, по которому было заметно, что в самое ближайшее время он не настроен бездействовать. Отец нисколько не казался удивленным; можно подумать, глава семьи давно подготовился к тому, что происходит сейчас.
– Почему всегда все недовольны, когда Министерство о них заботится? – проворчала в ответ одна из ведьм.
«Люди не любят, когда их пасут», – мысленно ответил Рики.
– Нет, я не жалуюсь, просто не вполне понимаю необходимость, – сказал ей Диего.
– Мы можем выехать немедленно. Сколько вам понадобится времени на сборы? – деловито обратился к отцу старик.
– Немедленно не получится, – обломил его энтузиазм дядя Гарри. – Люси вернется только через два часа.
«Впервые ты сказал что-то разумное», – мысленно похвалил Рики. Он даже жалел, что у него на день нет никаких планов, за разрушение которых можно позлиться на Министерство.
– Думаю, миссис Дуглас уже приготовила бутерброды, – сказал хозяин Нимфадоре Уизли, выбрав ее, наверное, потому, что она здесь уже бывала. – Я попросил ее об этом, потому что предположил, что вам имеет смысл перекусить, пока время терпит.
– Вот еще! – проворчал другой пожилой аврор, чернокожий. – Я еще не сошел с ума, чтоб есть приготовленное неизвестно кем. Как нас учили, неусыпная бдительность!
– Это уже паранойя, а не бдительность, – возмутился Рики. – Мало кто в Лондоне готовит, как миссис Дуглас.
Стражи закона смущенно переглянулись. «Наверное, беспокоятся, что опять ляпнули лишнего в моем ненадежном присутствии», – скорее почувствовал, чем подумал Рики.
– В самом деле, – поддержала Рики мать Артура.
– Пит, проводи гостей на кухню, – попросил отец. – Мне придется переговорить с миссис Дуглас. Нужно, чтобы она поехала с нами, как я понял?
– Никого нельзя здесь оставлять, – категорично постановил Поттер. – И потом, ее тоже будут искать. Известно, что она живет с вами. Лучше всех держать при себе.
Рики определенно не нравился его тон. Отец, впрочем, не счел нужным возражать. Еще раз пригласив авроров на кухню, он развернулся к кухне вместе со всеми, потому что экономка, наверное, находилась там.
– Соберите вещи для поездки, – кивнул он детям. До этого Рики еще не был уверен, что они подчинятся Министерству.
Дядя Гарри задержался.
– Я знаю, что у вас живут канарейки. Если их не с кем оставить, то профессор Люпин, которого Рики знает, согласен приглядеть, пока вы не вернетесь.
Рики закусил губу, чтоб не заулыбаться. Предусмотрительность дядюшки Гарри объяснялась тем, что прошлым летом ему пришлось пристраивать в хорошие руки невероятное количество живности: сначала кошек, потом – золотых рыбок Даниэлы, и те же канарейки тоже чуть не достались ему.
– Оборотень?! – ужаснулся Пит.
На лице Гарри Поттера отразился праведный гнев – он очень уважал бывшего профессора, невзирая на его опасную особенность. Сам Рики считал Люпина милейшим человеком и никак не верил, чтобы тот мог сожрать птичек.
– У него есть секретарь, она может взять их к себе домой, – сухо успокоил Поттер.
Доселе нормальный дом в одночасье превратился в бедлам. Неожиданность необходимой поездки настолько раздражала всех, даже собранную экономку, что они никак не могли сосредоточиться. Рики, полностью уложив чемодан, несколько раз вспоминал, что забыл жизненно важную вещь. В последнюю очередь он едва не забыл миниатюрную сувенирную дверь, без которой Италия теряла половину своей привлекательности в его глазах, потому что дверь эта служила тоннелем, ведущим в магическую Италию. С помощью этой двери он мог попадать в колдовскую школу «МентеСана» и общаться с русалкой, учителями и, возможно, бывшими одноклассниками. Упаковав ее, Рики снова испытал дурацкое чувство сожаления оттого, что одним поводом быть недовольным Поттером стало меньше.
Рики потратил, наверное, целую вечность на то, чтобы придумать объяснение для Дан, с чего это вдруг они уезжают. Выдумывать болезнь кого-либо из родственников казалось ему негуманным, да и не слишком правдоподобным. К тому же последний раз, когда он пытался навешать ей лапши на уши, она так его высмеяла, что повторять подвиг как-то не тянуло. Рики не чувствовал в себе должного подъема, чтобы солгать вдохновенно. В итоге он сказал, что в Риме состоится выставка, важная для папы.
– Понимаю, – кивнула Дан, – Жаль, я рассчитывала, что мы будем чаще видеться.
Рики положил трубку, ощущая себя негодяем, потому что Дан нечего делать, и ей будет скучно из-за неожиданной перемены его планов.
Мама вернулась раньше планируемого на полчаса и, наверное, пожалела об этом. Рики помнил ее упрямство в деле отстаивания его безопасности и вместе со всеми не ожидал, что она начнет протестовать.
– Но я собиралась навестить могилу Арабеллы, – расстроилась она.
– Можно сделать это потом, – как всегда, дядя Гарри вел себя практично и не очень чутко.
– Но в первую годовщину! – возмутилась Люси.
Она, впрочем, довольно скоро согласилась, что ее сыновьям следует уехать, и даже вознамерилась рискнуть и поехать одна. После этого отец взялся отговаривать ее вместе с Поттером.
– На кладбище, возможно, сейчас опаснее, чем где-либо, – рассудил Диего.
– Арабелла была разумным человеком, – настаивал дядя Гарри. – Я хорошо ее знал. Поверь, ей бы это не понравилось.
Люси хмуро покосилась на него, вздохнула и промолчала.
Миссис Дуглас отчего-то проявила редкую сговорчивость и согласилась без заблаговременного предупреждения отправиться с ними. Впрочем, ей уже дважды доводилось отступать от намеченных планов из-за обстоятельств, связанных с Рики, хотя она не догадывалась об этом. Возможно, с возрастом она стала более покладистой. Между тем Поттер, авроры и родители Рики составили план.
– Не стоит лететь в Неаполь, как вы обычно делаете, – советовала Нимфадора. – Маловероятно, но об этом могут знать. На всех рейсах туда установлено наблюдение.
– Я давно не был в Риме, – высказал пожелание папа. Так вопрос был решен ко всеобщему удовольствию.
Вылетели вечерним рейсом. В аэропорту Рики постоянно замечал, что их сопровождают, и это невольно заставляло нервничать не только его, но и всю семью. Только в самолете, когда улеглась суета, он смог подумать обо всем. Впрочем, он знал, что среди немногочисленных пассажиров тоже затесались авроры и, как знать, может, беглецы. Но в это мало верилось.
Чем больше думал Рики, тем серьезнее рисовалась ему ситуация. Если целью Упивающихся смертью был он, то аврорам выгодно было просто использовать семью Макарони, как приманку, затаиться поблизости и ждать, когда беглецы появятся, а потом переловить и отправить назад. Но и Гарри Поттер, и сотрудники Министерства настаивали на том, чтоб обезопасить его полностью. Следовательно, само приближение преступников к нему было настолько нежелательно, что они предпочитали оставить их на свободе, но не подпустить к Ричарду Макарони на пушечный выстрел.
– Как там Мистер Лапка? – высказался рядом Пит. – Он, наверное, нервничает. Терпеть не могу оставлять животных даже с друзьями.
Но больше никто не выразил никакого недовольства. Рики приятно грела мысль, до какой же степени мама, папа, Пит и миссис Дуглас любят его. И еще просматривалась какая-никакая забота гриффиндорской мафии в том, что Ракета будет ждать его после посадки самолета уже в Риме.
Надо признать, Гильдия Авроров Великобритании работала ничуть не хуже, чем всякие киношные тайные организации. С гостиничными номерами все оказалось в порядке, невзирая на разгар туристического сезона. Даже наличие мольбертов и красок не создавало проблем, хотя с ними обычно допускали не везде.
Местные родственники, по плану, не должны были сразу узнать, что они здесь. Решили позвонить и напроситься в гости только через несколько дней. Рики это очень устраивало, маму – тем более. Они могли делать, что хотят, и никто не интересовался, зачем и почему.
Экскурсию предложил отец. Он знал музеи лучше других.
– Классику тоже не вредно изучить, – считал он.
Он сам изучил ее достаточно хорошо, чтоб не нуждаться в услугах экскурсовода. Но рассказывал папа ради собственного удовольствия, потому что, как однажды заявил Пит, задавать вопросы, когда можно самому посмотреть, по меньшей мере странно.
Рики любил такие прогулки. Он как будто оказывался в далеком прошлом, где все дышало миром, покоем, и облагороженной древностью пылью, незаметной, но ощутимой. Огромное прохладное помещение, дышащее солидностью, совершенно не располагало к выяснению отношений. Суета отъезда постепенно отступала.
– Мне нравится простор. Как в «Хогвартсе». Шаги так звучат, отдаются эхом под потолком.
Вначале Рики подумал, что ослышался, когда от противоположной стены галереи прозвучало его имя, но на всякий случай обернулся.
– Тихо! – потребовала экскурсовод возле знакомой Рики супружеской пары. Он опознал бы обоих, но раньше его взгляд скользнул дальше. Там находился Лео.
– И ты здесь! – сказал лучший друг.
Его родители неловко переглянулись, когда Рики пересек разделяющее их пространство.
– Прошу прощения, синьора, – обратился Лео к экскурсоводу по-итальянски, после того, как они обменялись рукопожатиями.
– Добрый день, мэм, сэр, – раскланялся Рики с родителями Лео.
Те степенно кивнули в ответ и сказали, что рады его видеть, хотя он чувствовал, что они не слишком-то обрадованы.
– Как ты здесь оказался? Я не помню, чтобы ты планировал поехать в Италию, – сказал он Лео.
– Не помешает проверить свой итальянский. Все-таки два года изучаю, – ответил Лео. – И когда пришлось срочно собираться…
– Как, вам тоже? – сдержанно удивился Пит. Он успел подойти вместе с папой и мамой. Все они, несомненно, поняли, с кем встретились, поскольку видели друзей Рики на фото.
Но Рики все же представил своего ближайшего друга, после чего взял на себя и остальную процедуру знакомства.
– Подумать только, англичанам, чтоб встретиться, надо уехать за границу, – вздохнул мистер Нигеллус, пожимая руку Люси Макарони.
– Все дороги ведут в Рим, – напомнил отец Рики.
Рики наблюдал. Реакция родителей Лео на его собственных родителей, прикрытая безупречной вежливостью, все же выдавала озадаченность иного рода, чем от неожиданной встречи. Патриция Нигеллус скрывала свои эмоции хуже супруга: Диего и Люси Макарони казались ей чем-то вроде героев, при этом глубокое уважение в ее взгляде необычно переплеталось с раздражением, как если бы эти герои, которым желательно держаться все же подальше от нормальных людей, вздумали поделиться с последними своей тяжелой миссией. Когда Рики представил своего брата, она на секунду онемела.
– Я не знала, что у вас еще один сын, – изрекла мать Лео с плохо скрываемым обвинением.
Это заметил не только Рики. Мистер Нигеллус предупредительно сжал ее локоть. Сын недоуменно повернулся к ней, а потом к Рики, взглядом давая понять, что ничего не понимает, при этом как бы извиняясь.
– А что тут особенного? – поинтересовался Диего Макарони.
– Ну… дети могут плохо ладить между собой, – нашлась леди Пат. – Не всегда же хватает времени, чтоб уделять каждому достаточно внимания. Я бы не отважилась на вашем месте… – она покачала головой и виновато улыбнулась.
– Не стоит так опекать меня, мама, – отшутился Лео и указал: – У Артура Уизли несколько младших кузин, и он никогда не жаловался на недостаток внимания.
– Не хочу слышать! Его мать постоянно на работе, это, я считаю, возмутительно! – высказалась миссис Нигеллус.
Экскурсовод деликатно кашлянула, и все внимание взрослых вернулось к ней. Дальше по музею все отправились вместе, что, кажется, вызывало понятную растерянность у родителей, вынужденных поддерживать вежливую беседу о произведениях искусства. Ребята держались чуть обособленно.
– Позже мне обязательно скажут, что это делалось для моего образования, – смирился Лео.
– Насколько я понял, ваш «Хогвартс» – что-то вроде лабиринта с неуправляемыми кошками, – сказал Пит. Он и Лео много слышали друг о друге, и Рики был счастлив, что два важных для него человека, наконец, познакомились.
– Зависит от того, чем ты там занимаешься. Вообще-то это может быть просто школа. Для некоторых – даже скучная, – объявил Лео.
– Явно не для вас! – Пит обернулся, убедился, что старшие внимательно выслушивают рассказ о вазе, и заговорил чуть тише.
– Мне странно, что школьникам не обеспечили должную охрану. Вы же несколько раз там столкнулись лицом к лицу с бандитами.
– В этом смысле кому угодно может не повезти, – не стал отрицать Лео. – Сейчас время такое.
– Ты тоже помогал брату узнать, почему именно к нему так липнут подобные происшествия, – благодарно улыбнулся Пит.
– Об этом сейчас лучше думать поменьше, – произнес Лео почти небрежно.
Рики недовольно вскинулся, не понимая, почему Лео пытается преуменьшить для Пита значимость опасных событий. Он ведь знал, что Рики полностью доверяет старшему брату… но, похоже, сам все еще сомневался в силах тех, кто не умеет колдовать, иного объяснения Рики не находил.
– Надо отдохнуть, как следует, – продолжал Лео. – В следующем году нам предстоят СОВы.
– Это экзамены? – уточнил Пит.
– Да. Стандартизированные Оценки Волшебника, – расшифровал Лео с самым серьезным выражением на лице. Если они будут ниже границы, установленной преподавателем для продолжения курса…
– Тебе это не грозит! – перебил Рики, прекрасно зная, что если этого не сделать, друга уже не остановишь.
– Самоуверенность никого не украшает, – назидательно произнес Лео. – Между прочим, Снейп примет на шестой курс только тех, кто получит самые высокие баллы.
– Не поверю, что он откажется от Доры, сколько бы баллов она не получила, – категорично заявил Рики. – Талантами так просто не разбрасываются.
– Это та самая любительница совершенствовать любые инструкции? – уточнил Пит.
Рики кивнул. Их одноклассница Дора Нотт отличалась исследовательским азартом.
– Ты прав, она перспективная, – согласился Лео. – Но, по-моему, МакГонагол постарается от нее избавиться.
–Дора к ней сама не пойдет, – предположил Рики. – Они и так слишком долго терпят друг друга.
Освежившись культурой, компания отправилась перекусить в ближайшее кафе. Родители Лео поддержали тему экзаменов и с готовностью расписали для родственников Рики процедуру сдачи СОВ.
– До сих пор страшно вспомнить, – нарочито поежился мистер Нигеллус. – В комиссии все еще заседает минимум половина профессоров, которые меня экзаменовали.
– Есть и те, кто экзаменовал нынешних учителей «Хогвартса», я думаю, – добавила его супруга.
Макарони начали прощаться. Через час их ожидал поезд.
– Вы заезжаете в Геную? – спросил Рики у друга. И на всякий случай оставил ему схему находящегося там магического квартала, где вдобавок жили их общие знакомые, сестры Этерна.
– Нервные родители у твоего друга, – с улыбкой произнес Диего Макарони уже в такси.


Глава 4. Обычные каникулы


С того момента, как он ступил на итальянскую землю, Рики порывался установить дверь к школьному коридору. Но всякий раз останавливал себя, потому что после этого уже не смог бы переместить ее, в то время как им еще предстоял переезд из отеля.
Возможность попасть в «МентеСана» он получил, лишь оказавшись в знакомой спальне бабушкиного дома. Он делил помещение с братом, который не имел ничего против как самой дверцы, так и его перемещений. Вот только, помимо него в доме в изобилии водились любопытные родственники.
– Может, на шкаф поставишь? – предложил Пит, правильно угадав причину, по которой Рики стрелял глазами по углам, выискивая, где предмет будет менее заметен.
– Это не гарантия, что какой-нибудь тетушке не захочется снять ее и рассмотреть поближе, – насупился Рики. – Им же все равно, что твои учебники, что мамины парижские туфли! А она должна фиксироваться! И вообще, по инструкции положено ставить на подоконник.
– Значит, надо прикрыть ее чем-нибудь, что точно не вызовет интереса, – сказал Пит.
– Бабуля всем интересуется, – покачал головой Рики, живо вспоминая, как она вот только что добросовестно изучала оба последних отзыва с папиных выставок за прошедший год, требуя при этом разъяснения каждому слову.
– Миссис Дуглас тоже может захотеть проконтролировать, какой у нас тут порядок, – напомнил брат.
Экономку поселили на правах почетной гостьи. Рики знал, что бабуля с сестрами недолюбливают ее и даже побаиваются. В свое время их желание контролировать хозяйство в доме Диего и Люси разбилось о ее чопорный порядок. Экономка собиралась жить здесь всего неделю, и потом, с наступлением отпуска, находиться где угодно по собственному желанию. Но она уже объявила, что намерена, в который раз, поближе познакомиться с Италией.
– Ну, тогда стоит вспомнить старую мудрость. Лучше всего прятать у всех на виду, – посоветовал Пит.
– Хочешь, чтобы я ее сам вниз отнес и похвастался? – ужаснулся в первый момент Рики.
– После этого ею уж точно никто не заинтересуется, – считал брат.
Публичная презентация «сувенира» прошла, по сравнению с мамиными туфлями, довольно ровно. Из мужчин только один дядюшка повертел ее в руках, пробормотал «симпатично» и вернулся к шахматам. Особо внимательна была только бабушка, вероятно, считая, что интерес к внукам – это ее долг, и раз уж мальчики показывают это штуковину, надо восхищаться.
– А ее можно распилить? – полюбопытствовал маленький братик Энцо.
– Я тебе голову распилю! – увидев, как вздрогнул Рики, пригрозила тетка Кармелла. Рики припомнил, что, кажется, именно она приходится малышу родной бабкой. – Ничего себе работа, – оценила она, тщательно разглядев резьбу. – Долго же кому-то пришлось повозиться.
– Красиво, – похвалила бабуля. – Говоришь, это тебе подарили, когда ты учился в здешней школе?
– Да, – почти не соврал Рики.
– Там всем такие дарят? – продолжала обстоятельный расспрос бабушка. Сколько Рики себя помнил, родственницы в Италии всегда любили вот так побеседовать ни о чем, и считали такое общение архиважным. Обычно он относился к этому очень терпеливо, но сейчас, изнывая от желания шагнуть в эту дверь, которую она вертела в руках, про себя то и дело чертыхался, если не хуже.
– Я думаю поставить ее на подоконнике, – заявил, наконец, Рики. – Только, если ее прилепить, она уже не снимается.
– Почему? – едва не ужаснулась бабушка.
– Просто нашлепка портится, если часто отрывать, – объяснил Пит.
– А, – с пониманием кивнула бабушка. – Только окно покрашено.
Вместе с братом Рики заверил ее, что краска не пострадает. Бабушка пожелала лично в этом убедиться. В сопровождении двух своих сестер синьора Мичелина поднялась к внукам, проконтролировать, как именно Рики ее прилепит и куда. К счастью, эта процедура не требовала применения магии.
В последний раз для приличия разглядев сувенир, она передала его Рики. Тому стоило большого усилия воли удержать вздох облегчения. Он поставил ее, а потом все пошли обедать.
– Ну вот, теперь ты получил благословение, – ободрил его Пит по возвращении. – Теперь ты под защитой. Если даже кто-нибудь и проявит к этой штуке нездоровый интерес, бабули ему быстро вправят мозги.
Это было, несомненно, хорошо, но Рики почти не радовался. Он словно завелся. Дверца притягивала его, как магнит. Рики уже несколько раз оставлял компанию и под разными предлогами возвращался в свою комнату, чтобы просто поглядеть на нее. Но его постоянно отвлекали. Происходило это каждый раз не специально, а просто так. Насколько Рики помнил, так было всегда, первые три-четыре дня, пока они оставались новыми лицами в доме, их так или иначе тормошили.
В целом все, кому не лень, жаждали пообщаться именно с Рики, или ему так казалось. Так что проход по школьному коридору пока оставался закрытым. Мало утешало даже то, что вне дома он, вообще-то, был свободен и мог даже полетать на метле, что он осуществил сразу после завтрака на второй день в гостях.
Летать Рики давно не приходилось. Последний раз его команда проиграла в квиддич, и с тех пор в школе никто из Клуба, кроме Эди и Ральфа, не прикасался к метлам. Но теперь обстановка была совсем другой, так что юноша охотно растворил все школьные печали в воздухе.
Его «Молния» считалась одной из самых маневренных метел, так что Рики не отказал себе в удовольствии попрактиковаться в фигурах высшего пилотажа. Ветер свистел в ушах, одежда хлопала, как крылья, и иногда он повисал вниз головой. После того полета ощущение приятной усталости в мышцах было почти такое же, как после хорошей тренировки.
– Только не надо кудахтать! – оборвал он брата, который оставался внизу и следил, чтобы никто не заметил их на пустыре. Рики во время полета и думать забыл поглядывать, не подает ли Пит условных знаков, чтоб он снижался. – Хватает бабули, знаешь ли. Мы же специально пришли сюда отдохнуть от воспитания.
Место, выбранное Рики для полетов, было пустынно, хотя и располагалось недалеко от деревни. Он летал здесь не первый год, и до сих пор его за этим делом никто из местных не застукал.
– И все-таки, по-моему, ты дважды поднимался слишком высоко, – не сдержал критики Пит. – Представляешь, что будет, если местные бабки тебя увидят? «Ваш внук летал на метле, синьора Мичелина, я это видела своими глазами, как вот вас сейчас, истинная правда! Не иначе как он связался с нечистой силой».
– Ну, это почти что так, – ответил Рики, – только эта сила гоняется за мной. Представляю, как бы папа расхохотался, если бы тетушки ему на меня пожаловались. Но меня никто не заметил, потому что мне с той высоты, на которую я поднялся, не видно деревни.
– Все равно снизу жутковато, – покачал головой брат.
– Да не свалюсь я с метлы! – пообещал Рики.
Как-то ближе к вечеру семейство пожелало прогуляться перед ужином. Никто не имел ничего против того, чтоб осмотреть окрестности, которые были всем хорошо знакомы, как свои пять пальцев. Хотя, надо признать, к ним всегда прилагался свежий воздух! Рики не отказался от приглашения, понимая, что уже поздно и в «МентеСана» он все равно не попадет.
Солнце щедро разбрасывало косые лучи, но уже не жарило. Родственники растянулись на несколько групп, кто ушел вперед, кто отставал, и каждый мог выбрать разговор по душе. Рики постарался опередить степенных тетушек, но и с родителями тоже не пошел, не хотелось выглядеть маменькиным сынком в толпе кузенов и кузин.
С холма, на который взобрались, отдалившись от старших, ребята, были видны развалины старой часовни.
– Рики, – вдруг спросила Анхелика, – а что ты сделал с последним кулоном?
– С последним? – спросил, припоминая, Пит.
Рики остановился. Его время прокручивалось назад, к тем каникулам трехлетней давности, когда они втроем, с Питом и кузиной резали кулоны для Клуба. Сейчас Анхелика, похоже, переболела страстью к резьбе по камню.
– Ну надо же, ты помнишь! – сказал он. Сам Рики как-то и думать забыл о последнем осколке мрамора. Ему вполне хватало тех шести, которые они тогда сделали с ней и Питом.
– Еще бы ей не помнить! – вмешался Арчи. – Она тогда весь дом камнями забила, и даже прятала их под подушкой, когда мама пыталась выбросить все.
– Не лезь, – рявкнула на него Анхелика. – Ну так что ты с ним сделал, Риккардо?
– Ничего, – честно ответил Рики.
Предчувствие чего-то охватило его. Непонятное предчувствие. Он не мог бы заявить, что оно однозначно плохое. Но и радостным ускорение сердечного биения не назвал бы. Ощущение было таинственным – да, именно так. Но времени разобраться в себе ему не дали.
– Но ты ведь не выбросил его? – строго, почти как бабуля, спросила Анхелика.
– Нет, храню, – честно ответил Рики. Он почти пожалел об этом, потому что собственные слова усилили чувство погружения во что-то непонятное. Зачем, в самом деле, нормальный разумный парень будет три года хранить кусок камня, подобранный на развалинах, безо всякой определенной цели? С точки зрения логики, таковой парень либо ненормальный, либо неразумный. Последнего быть не может, он слишком хорошо учился.
Анхелика давно уже отвлеклась и даже поругалась с Лореной из-за разности мнений по поводу привлекательности незнакомого Рики знаменитого поп-певца, местного уроженца. Его раздражали их темпераментные вопли, потому что сам он давно отошел от подобных интересов.
Пожалуй, так он чувствовал себя, когда узнал, что он колдун, и ему придется ехать в магическую школу из области фантастики и жить там большую часть года. Поначалу Рики, помнится, считал, что это просто ужасно. Возможно, и продолжал бы так считать, если бы не поменял свое мнение на противоположное.
Терпение его, наконец, достигло критической точки. После завтрака Рики попросил отца прикрыть его, на случай, если в доме его хватятся. Пока он поднимался в комнату, к нему обратилось человек шесть с разными пустяками. Он улыбался им, как болван, кивал и неуклонно стремился к цели.
Двери в этом доме не запирались. Юноша подошел к окну, постоял немного, собираясь с духом. Если он сейчас исчезнет, а в комнату сунется кто-нибудь, кто видел, как он сюда входил? Раньше, в детстве, его это так не раздражало. Мелькнула мысль, что, наверное, с возрастом у людей развивается потребность в уединении. Последний раз обернувшись через плечо и уловив, что в коридоре относительно тихо, Рики открыл дверцу и наклонился к ней.
Его моментально втянуло внутрь, сальто, и через секунду он уже мог встать на ноги в другом месте.
В здании «МентеСана» было тихо. Рики отвык кувыркаться, так что голова немного кружилась, но он знал, что это пустяки. За окнами вовсю бесилось лето. Рики поспешил на воздух, по ходу припоминая, что где на маяке находится.
Солнце, казалось, светило ярче, чем он помнил. Но, может, это каникулы так влияют на восприятие школьников, предположил юноша, поскольку ему доводилось бывать тут осенью и зимой.
Чуть дальше, насколько хватало глаз, плескалось море. Но Рики пришел сюда не купаться. Прикрыв глаза ладонью, он оценил, не изменилось ли ничего в спуске к зверинцу.
– Вот чудеса! Макарони!
Рики обернулся на знакомый голос сторожа – тот стоял, опираясь на палку и, похоже, до появления гостя просто любовался на красоты природы. Старик ничуть не изменился, да и времени прошло не так много.
– Как поживаете, синьор Мичи? – улыбнулся Рики.
– Хвала Создателю, не жалуюсь, – гордо ответил сторож.
– Профессор Доматор разве не предупредил, что я приеду?
– Может, и предупредил, – честно признался старик, – да только я не вникал. Они с Лютиком постоянно бывают, а Доматору не ново притащить какую-нибудь зверюгу.
– Ну, спасибо, – фыркнул Рики.
Старик, сообразив, что сказал, громко расхохотался. Поболтав минут пять о прекрасной погоде, они вплотную подошли к спуску. Рики простился с синьором Мичи, у которого оказалось «полно дел», и собрался уже в одиночестве отправиться в зверинец, где, если повезет, рассчитывал застать Барона.
…– Черт подери! Риккардо! – окликнул его еще один голос, на этот раз намного моложе.
– Пеппе!
Рики заторопился наверх, а парень – ему навстречу. Они недолго пробыли одноклассниками, но за полгода наладились хорошие приятельские отношения. Рики посчастливилось познакомиться с двумя старшими братьями Пеппе, а его отец, профессор Лютик, преподавал здесь гербологию. Как бы ни хотелось Рики повидать, в первую очередь, старую русалку, он понимал, что с этим придется подождать, пусть его не очень устраивал такой поворот событий. Если, встретив знакомого-англичанина, можно вежливо кивнуть и пойти по своим делам, здесь этот номер не проходил.
И в самом деле, бывший одноклассник оказался не прочь поболтать. Как выяснилось, итальянские колдуны знали про побег из Азкабана и активно интересовались, какие шаги предпринимают авроры, чтобы поймать преступников.
– Рики, ты просто так, в гости, или в твоей стране по-настоящему опасно? – настороженно спросил Пеппе.
Вопрос застал врасплох. Рики не ждал, что эту тему придется обсуждать здесь, под горячим солнцем Италии, которое, кстати, нещадно пекло голову, нетрудно и сболтнуть лишнее. Вероятно, дискомфорт отразился на его лице, потому что взгляд Пеппе сделался более любопытным и требовательным.
– Я не знаю, – ответил Рики. – Моя семья приезжает сюда каждое лето. Может, семьи моих друзей предупреждали…
Он прикусил язык. Приятель мог насторожиться, с чего это он вдруг заговорил об этом. Но Пеппе, не обремененный подобной придирчивостью, ничего не заподозрил.
– Скорее всего, – кивнул он со всей серьезностью. – Даже у нас напуганы.
– А с чего? – резковато удивился Рики.
До сих пор он не ждал, чтобы слухи о его чрезвычайной притягательности для Упивающихся смертью просочились в Италию. Здесь его тайной наверняка владел лишь один человек: профессор Джиовинеза, директриса. Не исключено, что знали еще двое: ее племянница Карлотта, учительница зелий, и профессор Доматор, в ведении которого находились школьные магические твари, в том числе и Барон. Всем трем персонам Рики, в принципе, верил, и склонности посплетничать в них не замечал. Но, с другой стороны, учась здесь, он сам не раз убеждался, что утаить в этих стенах что-либо – возможность вроде той, что у всех честных людей планеты в одночасье вырастут крылья. Вся страна узнавала школьные секреты в считанные часы. Стало неприятно при мысли, что все местные знакомые теперь будут коситься на него, как на потенциальную цель преступников, с сочувствием и опаской.
Однако Пеппе ни на что такое не намекал.
– У нас только и разговоров, что о сбежавших английских маньяках, – объяснил он. – Это удивительно, сколько о них сразу стало известно. А раньше-то мы и не знали. Ты не представляешь!..
– Представляю, – улыбнулся Рики. – У меня бабушка – итальянка. Она любит поговорить! Наверное, список их злодеяний вся страна цитирует.
– Нет, я не про то, – явно досадуя на непонятливость собеседника, возразил Пеппе. – Когда мы узнали, какие жуткие порядки в этой вашей тюрьме… Разве можно так наказывать?!
– Да? – растерялся Рики, глядя на пылающего благородным негодованием приятеля. Впрочем, итальянцы казались ему всегда более милосердными, чем англичане, но, во-первых, они не пострадали так сильно во времена могущества Волдеморта, а во-вторых, он уже выслушал мнение Пита и не ждал, что здесь ему предстоит то же самое, только в более темпераментном изложении.
– Вместо того, чтоб сразу кинжалом по горлу, – пояснил Пеппе, – держать взаперти до самой смерти в сырости! Лучше бы тогда пытали. Тут кто угодно спятит. Это же грех!
– Нечего возразить, – поспешно кивнул Рики, поскольку бывший одноклассник взглядом требовал подтверждения. Но такого понимания милосердия ему еще не доводилось выслушать, хотя он читал исторические книжки и знал, оно существует.
– Какая уж тут справедливость, когда губишь свою душу, – вздохнул итальянец.
И Пеппе, осуждающе покачивая головой, вновь пристально уставился на Рики.
– Твое предложение радикально решает все проблемы, – от души похвалил слизеринец. – А вот мой брат, он не колдун, перевоспитывать их предлагал.
– Кому предлагал? – в свою очередь, опешил Пеппе.
– Да так, мы с ним разговаривали, – неопределенно повел плечом Рики. – С министром магии он, конечно, не встречался.
– Ну и прекрасно!
– Единственное, что смущает меня в твоем мнении, это судебные ошибки, – все же возразил Рики. – Так ведь можно полстраны перебить.
– Да, точно, – словно опомнился Пеппе. – Есть такая игра, называется «мафия»… Жарко, правда? – поморщился Пеппе. Может, посидим пока в столовой? Мой отец еще час будет обрезать свои растения. Анна сегодня приготовила салат.
– Как, разве она и в каникулы готовит? – удивился Рики, параллельно решая, принять приглашение Пеппе или нет. Собственно, время ничего не решало, у него не было гарантии застать старого Барона на месте ни сейчас, ни через час. А если отказаться и пойти в зверинец, велика вероятность, что Пеппе увяжется за ним, так что пообщаться с русалкой в любом случает не получиться. Пусть вся Италия и дивится, что он говорит на русалочьем языке, все же демонстрировать это лишний раз неразумно.
– Нет, только иногда. Джиовинеза предупреждает ее, когда кто-нибудь из учителей придет. Сегодня, например, мы с отцом, а утром заходил профессор Прифиссато.
Рики понимающе кивнул. Анна была троллихой. Она жила на маяке и очень хорошо стряпала, «правда, только в обед», потому что завтраками и ужинами в школе не кормили. Рики не имел понятия, платят ей за работу или нет, и решил спросить об этом для поддержания разговора.
– Как ты можешь не знать? – удивился Пеппе. – Троллей ведь дрессируют. С Анной работал ваш, английский специалист. Не слышал разве?
Пеппе продолжил, удостоверившись, что Рики ничегошеньки не слышал.
– Она стала не дикой после того, как ее научил синьор Гойл, – сообщил он, понизив голос, когда Анна, снабдившая их салатом, отошла к себе на кухню. – Она помнит его и очень радуется, когда он приезжает, хотя последний раз это случилось до моего поступления в «МентеСана». Говорят даже, у синьора Гойла именно потому и получилось научить ее готовить, что он сам любит покушать.
– Гойл – приятель Малфоя? – дежурно спросил Рики, удивляясь, как тесен мир.
Но Пеппе на невинное, с точки зрения Рики, замечание отреагировал нетипично.
– Что? – выпалил он почти возмущенно.
– А что? – не понял Рики.
– Малфоя у нас терпеть не могут, – отрезал бывший одноклассник и захрустел салатом.
Рики запоздало вспомнил, что, в самом деле, ему говорили: Малфой как эксперт забраковал половину итальянских авроров, и логично, что его здесь не жалуют. Впрочем, взрослые маги вроде Доматора отзывались об эксперте уважительно, невзирая на известный Рики его заносчивый характер. Пеппе же был свободен от дипломатии и высказался прямо.
– А Гойл никому не говорил, что водится с Малфоем!
Судя по выражению лица Пеппе, этот факт менял его мнение о дрессировщике троллей в худшую сторону.
– Вообще-то я этого Гойла ни разу не видел, – честно признался Рики. – Мне дядя Гарри рассказывал, что вроде бы они с Малфоем напились на вечеринке, – на ходу сочинил он, полагая, что портить репутацию человеку, не сделавшему ему ничего плохого, не совсем порядочно. – А как он управляется с троллями?
Он спросил, отчасти, чтобы сменить тему, отчасти из настоящего любопытства. Рики не рискнул бы приблизиться к Анне, если бы не был уверен, что, если уж ее сюда пустили, это безопасно. Она была огромного роста, с явно сильными массивными руками, так что могла вызвать трепет даже у мага с палочкой в руке.
– Не знаю, у него, говорят, свое ноу-хау, – произнес Пеппе уже не с таким энтузиазмом, как вначале. – На самом деле настолько обученных случая, как с Анной, на его счету всего два, хотя считается, что это очень много. Тролли неповоротливые и плохо соображают, но непривередливые и очень сильные. Обычно они что-нибудь охраняют или таскают, вроде того. Редко дрессировщики добиваются от них, чтоб они выполняли такие сложные и последовательные действия, как стряпня. Я бы и сам хотел научиться так работать, – признался он.
– А что, этот Гойл обучает? – догадался Рики.
– Теперь уже получил разрешение обучать, – кивнул Пеппе.
– Ну, если ты хочешь, какое тебе дело, с кем он там дружит? – рассудил Рики.
– Надо подумать и, главное, СОВ сдать сначала, – отмахнулся от совета Пеппе. – Я знаю, у этого Гойла высокая квалификация. Сам Доматор сожалел, что не смог с ним встретиться, когда ездил в твою школу.
– А где Доматор? – спросил, наконец, Рики.
– О, не повезло тебе! Он только через пару недель, не раньше, вернется из Африки, – проинформировал Пеппе. – Так-то он почти каждый день наведывается в зверинец.
– А теперь кто тварей кормит? – невольно заволновался Рики, хотя такого, чтобы Доматор об этом не позаботился, быть не могло.
– Договорился с отцом, чтоб кормил его красавцев, а он в августе будет поливать в теплицах, когда мы отчалим во Францию, – объяснил Пеппе. – Мы бы раньше уехали, но мама ждет, когда Роччо привыкнет к новым обязанностям.
– Он учится делать метлы, как собирался? – с интересом спросил Рики, знакомый со старшим братом Пеппе.
Одноклассник подтвердил, что теперь можно порадоваться за Роччо, чья заветная мечта сбылась. А потом пришел профессор Лютик. Рики поздоровался с ним и поболтал минут пять о разных пустяках. После этого отец с сыном попрощались, пожелали ему отличных каникул и ушли. Теперь Рики обрел полную свободу идти, куда заблагорассудится и, конечно, поспешил в зверинец.
По пути Рики кое-что вспомнил. Он не заметил умной мысли, пришедшей, пока он разговаривал с Пеппе. В Италии существовал как минимум один человек, знающий причину, по которой с ним и вокруг него творились странные вещи. Возможно, с профессором Джовинезой окажется проще, чем с родителями.
Встретив синьора Мичи, Рики спросил, удастся ли ему в школе найти когда-нибудь синьору Джиовинезу. Судя по ответу, ему не повезло, как и с Доматором: директриса аппарировала домой с полчаса назад. Когда она снова появится, смотритель не поинтересовался, так что оставалось только уповать на случай.
Рики верил, что это не так сложно, однажды Джиовинеза даже приходила к ним домой. Он только пожалел, что не родился кисейной барышней и не носит с собой зонтик от солнца, когда шагал вдоль вольеров. Доматор почти ничего не менял, вот только кое-где исчезли зимние домики, а у авгура появился высокий купол. Огненный краб тут же начал палить по нему, и лишь особое заграждение уберегло парня от сильных ожогов. Единороги не показывались. Рики с трудом обнаружил ход, весь заросший высокой травой. Он вел на ровную утоптанную площадку. Очутившись там, Рики не мог сдержать улыбки, потому что Барон должен был слышать его шаги.
Старая русалка в озерце, огороженном ивовыми прутьями, усиленно зевала и погоняла стрекозу, делая вид, что не замечает его.
– Привет, Бубыль. Как твои родственники?
– Надоели, – пожаловался Барон, как будто они расстались вчера.
Рики чувствовал себя возле Барона удивительно хорошо. Может, оттого, что тот был русалкой, юноша мог, не раздражаясь, выслушивать его наставления и критику. Возле огороженного маленького озера, уходящего в океан, все дышало зноем и ленью, так что Рики присел в тени прямо на землю.
– Ты вырос, малек, – объявил Барон, – ну и чем ты занимался все это время? Опять возмущал спокойствие?
– Почти, – хитро улыбнулся Рики. Барону он мог, не опасаясь, что тот проговорится, признаться в чем угодно. Но все же волновать старую русалку действительно серьезными проблемами казалось ему негуманным, за исключением тех случаев, когда Рики требовалась помощь. Поэтому он поделился самым своим, на его взгляд, безобидным планом.
В «Хогвартсе» Рики водился с маленькой русалкой, которая жила в школьном озере. Поскольку он владел языком русалок, это было нетрудно. Но в будущем учебном году Селена выразила желание научиться объясняться с малышкой. Рики собирался этому способствовать, хотя он еще не очень четко представлял, как именно.
– Очень даже просто, – фыркнул Барон. – Мне объяснил самый первый бесхвостый, с которым я разговаривал. Без слов есть кривляния.
Рики и Селена до необходимости пользоваться мимикой и жестами додумались сами, так что, делая вид, будто Барон очень помогает, парень чувствовал себя дураком.
– Бесхвостые издревле так делают, – рассказал Барон. – Если не понимают слов, начинают стукать по предметам, гримасничать и тыкать пальцами, чего куда. «Я – ты – рад», – изобразил Барон, указав сначала себе на грудь, потом на Рики, а улыбка, сияющая сверхрадушием, вышла даже устрашающей.
– Мои соплеменники переняли эту науку много веков назад. Это срабатывает, когда двое не могут передать новости по-другому. Но у твоих красавиц задача полегче – ты ведь понимаешь их обеих. И ты будешь у них как веревка, – усмехнулся Барон, – от одной к другой, так они договорятся между собой, какое кривляние что означает.
– Не все слова можно так перевести. Это долго учить, надо выбрать самые нужные, – отметил Рики.
Близилось время обеда, на котором Рики обязательно надлежало появиться.
После ужина молодежь снова собралась гулять. Рики вдруг накрыла волна паники: ему показалось, что он оставил дверцу открытой. Он не был уверен в своей оплошности и ничего не знал о том, какие последствия она за собой влечет. Но вдруг в таком случае начнутся неполадки в Тоннеле?
– Я сейчас! – бросил он, когда несколько родственников уже вышли на крыльцо.
Рики пулей взлетел наверх, ворвался в комнату и помчался к окну. Дверца, конечно, была закрыта. Наряду с облегчением накатила досада на себя. Рики не беспокоился, что кузены обнаружат в его поведении что-либо необычное. Скорее всего, они уже нашли самое простое объяснение, так что он ожидал их деревенские простоватые шуточки. Рики развернулся обратно, и тут в окно стукнуло.
При виде совы с обрывком, зажатым в клюве, его точка зрения на ситуацию круто переменилась. Как повезло, что он один в комнате! Вот было бы здорово, если бы птичка вручила ему послание на улице, в окружении любопытных кузин. Впустив сову, он бросился к чемодану за сиклями, на случай, если она почтовая. Но та, оставив клочок на подушке, отбыла восвояси.
Рики развернул свернутый вдвое листок и почему-то сразу узнал почерк, хотя замечаний в своих контрольных работах, им написанных, не видел полгода.
«Риккардо! Мне дали знать, что сегодня ты побывал в школе. Буду рада видеть тебя завтра до полудня и специально приду. Профессор Убриокарра».
Карлотту не интересовало, получится ли у него исчезнуть из дома снова и именно тогда, когда она приглашает. Но сейчас не следовало заставлять себя ждать.
На улице Рики не преминул поделиться с братом тем, как относится Пеппе к возможности перевоспитания Упивающихся смертью. Он также рискнул предположить, что многие согласны с Пеппе, и самый простой и действенный выход во все времена – это острый кинжал.
– Я бы сказал, это последнее средство, ведь после него уже ничего не исправишь, – сказал Пит. – Хотя ты прав, мне частенько жаль, что нельзя им воспользоваться.
– Наверное, местные колдуны имеют другие представления о правосудии, – предположил Рики. Вечер выдался действительно прекрасный, теплый, и ему совсем не улыбалось начинать принципиальный спор с братом.
– Между прочим, в немагической Италии отменена смертная казнь, – проинформировал Пит. – Что касается кинжала, то я иногда балуюсь фехтованием в школе, и…
К несчастью, про фехтование услышали сестры, так что Пит уже не смог от них отвязаться.
Сон, который явился Рики в ту ночь, наутро, пересказывая брату, он назвал «мешаниной моих тайных страхов и свежего воздуха». В нем сначала появился Барон, почему-то в океане. Океан казался огромным и безбрежным, но Барон был больше. Потом явился кентавр, он бил копытами на скале и также выглядел огромным, но на фоне валунов, на лысой горе терялся, подобно точке. А еще в небе летала какая-то птица. Все существа были как бы в одном месте, и одновременно – каждый на своем.
«Можно иногда нырять на глубину, малек, – булькал Барон, постукивая по воде хвостом, – но, в общем, это не для тебя».
Кентавр, гнедой и очень красивый, вскидывал копыта, словно горячий конь. «Каждому дана его опора. Когда нет дороги, лучше не двигаться с места», – доносилось тихое ржание.
Птица вдруг душераздирающе закричала, отчего синее небо стало наполовину черным. Растерянность охватила Рики во сне: он был уверен, что это сова, очередное напоминание об экзаменах пятого курса. В то мгновение, когда он понял, что слышит крик авгура, на него бросилось что-то черное и косматое.
Очнувшись, Рики не сразу понял, что сидит на кровати, и его одеяло почти полностью сползло. Он поправил постель, улегся и заснул через некоторое время, когда решил, что ничего особенно жуткого ему не пригрезилось, и до появления черной мерзости это было даже увлекательно.
– Если бы я общался с такими существами, наверное, они бы мне тоже снились, – произнес Пит почти с завистью.
Потом они долго разглядывали медальон, подаренный слизеринцу Бароном в прошлом году. Рики не носил его, потому что тогда пришлось бы слишком много нацепить на свою шею, занятую кулоном Клуба Единства. К тому же, подаренная вещь была тяжелая. Но он гордился тем, что старая русалка достала для него такой подарок, может быть, сотни лет пролежавший в глубинах океана. Эту вещь он еще не показывал бабуле, потому что просто забыл, но ему и не хотелось хвастаться. Как-то нелепо казалось демонстрировать черный резной камень, хранящий в себе некий магический морской покой, в суете этого дома. Рики не сомневался, какая-нибудь из кузин непременно попросит дать поносить, а к ней присоединяться остальные. И, пусть он не был жадным, все же отдавать им медальон даже на время не собирался ни за что.
– Мы так и не узнавали, сколько он стоит, – практично заметил Пит. – Конечно, это нужно сделать просто так, медальон, я понимаю, дорог тебе как свидетельство дружбы с русалкой.
– Ты бы такое тоже не продал, – догадался Рики по выражению лица брата. – Знаешь, Пит, я бы очень хотел показать тебе «Хогвартс», – неожиданно признался он. – Или хотя бы «МентеСана».
Старший брат смиренно пожал плечами.
– Я же знаю, что это сомнительная возможность, – ответил он. – Мне там не место.
– И все-таки было бы здорово, если бы ты тоже все это увидел, – воодушевился Рики. – Привидения, озеро…
– Меня больше интересуют магические существа, а в остальном я вполне доволен жизнью без привидений, – сказал Пит.
– Хагриду ты бы понравился, – усмехнулся Рики. – Жаль, что уехал Доматор. Я попросил бы его принять тебя в школе. Постараюсь поговорить об этом с Джиовинезой.
– Не рассчитывай на согласие, – благоразумно предупредил Пит. – И, кроме того, если мы оба начнем исчезать, что подумают бабуля и тетя Кристина?
Позвали завтракать. И только за столом Рики вдруг вспомнил, о чем говорил отец Артура, с которым он и виделся-то однажды. Мистер Уизли, драконозагонщик, тогда назвал огонь очищающей силой, и еще растолковал, что только среди магических тварей есть такие, которые живут в огне. Во сне присутствовали вода, земля и воздух. Но очищающая сила огня так и не показалась… или, может быть, он не доглядел сон.
«Все-таки в душе я маггл, – подытожил Рики. – Не хватало только, чтоб в моих снах огненные саламандры бегали».
Наверное, то, что его первый визит в школу остался без последствий, в некотором смысле вскружило Рики голову. Во всяком случае, он отказался от чая и прямо из-за стола помчался к заветной дверце, уже никого, кроме Пита, не предупреждая.
– Синьоры ждут тебя в кабинете зелий! – сообщил смотритель, стоило Рики вылететь из арки.
У Карлотты чай был накрыт на двоих. Приветливо улыбающаяся директриса поселила смущение в душе бывшего ученика. При раскладе «два к одному» он, конечно, не рискнул бы допытываться. Обе дамы, его бывшая классная наставница и ее тетка, обладали способностью прекращать разговор на неугодные им темы. Вот только директриса делала это мягко, а Карлотта – так, что потом долго не хотелось с ней разговаривать.
– Садись, Рики! – кивнула Карлотта, наливая третью чашку. – Тебе с молоком? Пирожные пекла моя мама.
– Вы прекрасно выглядите, синьорина, – вдохновенно произнес Рики. – И Вы тоже, синьора, конечно… – спохватился он.
Джиовинеза рассмеялась.
Несколько минут мирно перебирали общих знакомых. Джиовинеза сообщила, что ее внучка Франческа сейчас отдыхает у моря вместе с родителями. Рики стало легче – несмотря на то, что расстались они, все обсудив и не имея друг к другу особых претензий, он почувствовал неловкость при мысли, что они встретятся. Она наверняка спросит, есть ли у него девушка, и что ответить? Правду – что пока нет – именно Ческе говорить не очень хотелось. А вранья в его жизни хватало в изобилии.
Говорила в основном Карлотта, потому что большая часть близких знакомых Рики училась в ее классе. Со своей стороны, Рики заверил ее и Джиовинезу, что все учителя «Хогвартса», насколько ему известно, здоровы.
– Как поживает синьор Поттер? – наконец, спросила директриса.
У Рики перехватило дыхание. Словно гончая, взявшая след, он замер. Сейчас важно было не упустить момент, направить разговор в нужное русло так, чтобы потом она не смогла перевести его на похвалы пирожных.
– У него много работы, – сказал Рики.
– Еще бы! – с жаром кивнула Карлотта.
– Он очень настаивал, чтобы мы уехали как можно дальше от дома, – добавил Рики.
– Прекрасно сделали, что послушались его, – похвалила Джиовинеза.
Рики решил брать быка за рога.
– У меня такое впечатление, что я постоянно создаю ему неприятности, – заявил он. – Например, когда выяснилось, что я говорю с Бароном, ему даже пришлось приехать сюда.
– Да, – кивнула Джиовинеза. – И еще твои прогулки по маяку ночью с чужой палочкой! Сколько ему пришлось выслушать! Но главное, конечно, это представление с кладом, которое устроил Барон. Почти невероятно, чтобы ребенок обучился языку русалок, а твоих родителей об этом не спросишь, они ведь магглы.
– А как дядя Гарри объяснил ситуацию Министерству? – Рики постарался скрыть охватившее его напряжение.
Дамы переглянулись и захихикали.
– Ох, уж эти сплетники министерские! – покачала головой Джиовинеза. – Я убедила синьора Поттера никак им не объяснять. Он держался той позиции, что ты – просто исключительный мальчик, а таланты, как известно – достояние нации. Секретами их производства нельзя делиться, – и директриса размеренно отпила из своей чашки.
– Понятно, – протянул Рики, скрывая разочарование. Это объясняло, почему вся магическая Италия от него не шарахается, но, по здравому размышлению, и пугало. Кроме того, Рики почти готов был поклясться (поклясться совсем мешала слизеринская осторожность), что директрисе дядя Гарри рассказал побольше, чем Министертсву магии Италии. По крайней мере, засуживающий доверия источник просветил Рики: директрисе объяснения крестного не понравились настолько, что знаменитый мистер Поттер заработал пощечину.
Рики перевел взгляд на жующую пирожное Карлотту. Ее безмятежный вид должен был означать, что тема разговора не вызывает в ней особых эмоций. Но, если бы она, в самом деле, ничего об этом не знала, реакция заинтересованности казалась Рики более естественной. Бывшая классная наставница, наверное, почувствовала пристальное внимание к ней.
– Мама давно предлагала пригласить к нам моих учеников. Жаждет с ними познакомиться, – скуксилась Карлотта. – По случаю твоего приезда я, так и быть, дам согласие. Как еще ты сможешь встретиться со всеми ребятами? В квиддич поиграете. Кстати, моя сова не доставила тебе хлопот?
– Не доставила, но благодаря счастливому стечению обстоятельств, – не стал скрывать Рики. – Я сейчас живу у папиных родственников, а они не умеют колдовать.
– Тогда у них, наверное, есть маггловские средства развлечений, которые работают на электричестве, – предположила Карлотта. – Мне знакомые рассказывали, что по выходным теток за уши не оттащишь от этих штуковин.
– От телевизоров? – уточнил Рики. – Да, но наши по воскресеньям обязательно отвлекаются. Утром мы ходим в церковь, это для всех обязательно, даже для мамы, хотя она не католичка.
– Значит, в субботу, – предложила Карлотта.
Желание Рики продемонстрировать брату зверинец в «МентеСана» натолкнулось на неожиданную сложность.
– Я бы не возражала. Но если он маггл, то не сможет перемещаться по Школьному коридору, – объяснила Джиовинеза. – Дверца просто не отреагирует на него, это необходимая мера безопасности. Наверное, профессор Доматор не отказал бы тебе в просьбе. Если бы кто-то мог, аппарируя, прихватить его с собой…
Рики еще не умел аппарировать, но догадывался, что эта процедура, как почти все магические перемещения, неприятна. Если Питу не очень нравилось пару лет назад летать на метле, то ради магических тварей он, конечно, согласился бы на аппарирование, но вот проблема, где взять взрослого колдуна? А главное, привести такового в дом к бабуле? И Рики решил подождать, когда сам научится аппарировать.
– Если у тебя будет такая возможность, заранее предупреди меня, в какой день, – почти строго указала директриса. – Мне нужно тогда находиться здесь и следить, чтобы ничего не случилось.
Рики помнил, что лучше показаться в доме до обеда. Поэтому он, поблагодарив за чай, первым покинул компанию и устремился к воротам.
Но на полпути он был перехвачен неожиданной личностью. Причем, не учись он в «Хогвартсе» с первого курса, свирепость напавшего на него создания привела бы Рики в ужас. Привидение страдающей графини, о которой он и думать забыл, выскочило из стены и бросилось на него со сжатыми кулаками. Впрочем, она затормозила в полутора шагах.
– Вот и ты! – злорадно взвыла она и оскалилась в полубезумной улыбке.
Если бы не уверенность, что привидение ему ничего сделать не может, Рики, пожалуй, бросился бы удирать.
– Добрый день, синьора, – поздоровался он и подался вперед, подразумевая, что она уступит дорогу. Вообще-то, законы материального мира позволяли ему пройти сквозь нее, но в таком случае его обдало бы неприятным холодом. А главное, это было не очень вежливо.
– Все это время я так боялась, что ты проболтаешься, – зашипело бестелесное существо. – Если бы ты посадил такое пятно на мою репутацию, я бы этого не вынесла!
«И повторно отбросила коньки», – скептически нахмурился Рики. В прошлом году он случайно выяснил, что давно покойный супруг нервной тетки при жизни неумеренно употреблял алкоголь. Самому ему этот факт представлялся мало интересным. Впрочем, Рики понимал, что для школьников «МентеСана», которые в большинстве боялись встреч с рыдающей истеричной дамой, это известие на пару недель могло бы стать сенсацией.
Между тем графиня сменила тактику. Молитвенно сложив руки, она двинулась в сторону юноши, обдавая его струями прохлады. Прохлада пока была приятна, а вот ее компания – не особенно.
– Я не слышала, чтобы здесь кто-либо обсуждал меня, – заговорила она. – Но, может быть, ты обсуждал с кем-то там…
– Кому нужен, – не сдержался Рики, и вдруг продолжение фразы «давно умерший алкоголик» замерло у него на губах.потолок начал наваливаться, сдавливать голову. И в довершении засверлил голос графини:
– Поклянись, что никогда…
– До свидания, – оборвал юноша, дернувшись прочь. Обескураженная графиня успела отодвинуться, но он все равно задел ее.
Рики не помнил, чтобы в этой жизни у него были неприятные воспоминания, связанные с алкоголиками. Анализируя свои отношения с горячительными напитками, Рики мог только констатировать отсутствие неприятного опыта. В деревне, где родственники порой угощали его вином, все проходило ровно, ведь больше стакана не наливали. Во время вечеринки в Визжащей хижине по случаю его возвращения в «Хогвартс» Рики особо не возмущался, когда Артур принес огневиски. Сливочное пиво он очень любил, но чтобы опьянеть с него – такого никогда не получалось. Рики свалился на свою кровать, подумывая о том, не напиться ли в «Хогвартсе» в научно-исследовательских целях.
Рики посвятил в субботние планы Пита и родителей. Они обещали прикрывать, а папа даже посоветовал уйти из церкви пораньше, чтобы они могли говорить, будто бы он уехал в гости. В предвкушении Рики ни о чем другом не думал. До тех пор, пока в пятницу после полудня за семейным столом не состоялся интересный разговор.
Между ним и родителями имелось своего рода негласное соглашение – не портить друг другу отдых намеками на толстые обстоятельства. Поэтому сложную тему открыла, сама того не подозревая, одна из сестер бабушки.
– Мария писала, что познакомилась с крестным отцом Рики, – сказала тетя Кристина. – Я тут вспомнила, вы так и не сказали, в какой церкви его крестили.
И она вопрошающе поглядела сначала на мать Рики, потом на отца.
Сам Рики резко проглотил все, что в тот момент находилось у него во рту. Да, тетя Мария, единственная из родственников папы, действительно с дядей Гарри познакомилась, это случилось на Рождество в присутствии Рики. Но что касается собственных крестин… Его никогда не занимал этот вопрос. Родители посещали службы, только когда приезжали сюда, а крестный отец появился в его жизни вместе со школой. В вопросах религии и маму, и отца отличала редкая прохладность. Почему его взволновали слова тетки, Рики не знал, но, похоже, ему теперь везде мерещился какой-нибудь подвох.
Однако родители нисколько не смутились.
– В Англии, – ответил папа, когда дожевал.
– Это я поняла. А где? – не пожелала отстать родственница.
«Допросить бы вас по отдельности», – подумал вдруг Рики, сожалея, что не научился сверлить глазами так, как профессор Снейп. Впрочем, надавить на его родителей практически не удавалось никому, даже теткам.
Диего между тем вопросительно поглядел на Люси.
– Как называется эта церквушка в Литтл Уиндинге? – спросил он.
Люси пожала плечами.
– Никак, – с некоторым удивлением, как это обычно бывает с человеком, припомнившим то, о чем давно не задумывался, констатировала она. – Просто местный приход англиканской церкви.
Бабушка и ее сестры немедленно сморщили носы.
– Хорошо, хоть такой, – покачала головой тетя Кристина. – Просто я знаю, что старшего вы окрестили только здесь, причем ему уже было три года, – напомнила она. – Не понимаю, как так можно.
Тетушка не могла задать более злободневной темы. Родственники немедленно начали вздыхать и возмущаться. Почти весь день посвятили критике родителей, не уделивших должной заботы духовному воспитанию таких замечательных сыновей.
– А его крестная мать? – полюбопытствовала бабуля, когда решила, что достаточно выразила свое возмущение.
– Она – знакомая Гарри. Мы почти не знаем ее, – ответила мама.
– Как же так? Ведь крестные заменяют ребенку родителей? – не поняла бабуля.
– В этом смысле я всегда рассчитывал на вас, – сказал папа.
– Конечно, – с жаром подтвердила бабушка. – Но, все-таки.
– Гарри тогда вроде бы жениться на ней планировал, но передумал, – объяснила мама.
После такого заявления представительницы старшего поколения махнули рукой.
Когда все собирались на мессу, состоялся еще один эпизод. Бабушка предложила Питу исповедаться, но он отказался.
– Я никогда этого не делал и сомневаюсь, чтобы творцу вселенной это было нужно, – объяснил он.
– Англичане странно рассуждают, – проворчала бабуля, но не решилась настаивать.
Рики понимал, ему надо радоваться, что она не потребовала от него того же, потому что в противном случае он рисковал не попасть в гости к Карлотте. Но, сидя в церкви, не переставал думать о том, что торжественные и прекрасные псалмы, которыми был пронизан воздух, почему-то не могут наладить в его душе такую же стройность и гармонию.


Глава 5. В гостях и дома


Рики воспользовался суматохой и ушел, как только служба закончилась. В комнате он переоделся в робу, упаковал в пакет джинсы, намереваясь надеть их перед возвращением, не забыл повесить на шею знаменитый медальон. А еще он захватил метлу, потому что надеялся, что многие ребята не прочь поиграть в квиддич. Он немного повозился возле окна, опасаясь, что метла может застрять, но в итоге все же рискнул и шагнул в Тоннель школьников вместе с ней.
Профессор Джиовинеза дожидалась его около арок.
– Надеюсь, синьора, я не заставил Вас ждать? – вежливо осведомился он, внутренне пожираемый недовольством. Сейчас они были одни, и он не знал, представится ли другой такой удобный случай заговорить с ней. Но, с другой стороны, их ждали, следовало поторопиться, и в такой обстановке много не выведаешь.
– Нет, – улыбнулась она. – Подойди. Тебе придется обнять меня за талию, молодой человек.
– Мы будем аппарировать? – спросил Рики, прикидывая, что обнять директрису Питу вполне по силам.
– Да. Держись крепче за меня. Готов?
Ответить Рики не успел. Внезапно возникло ужасное чувство, будто бы он зажат в толстой резиновой трубе. Он не мог дышать, все его тело сжало до невозможности, и когда он уже подумал, что сейчас задохнется, все закончилось.
Рики решил дважды подумать, прежде чем подвергнуть брата такому неприятному испытанию.
– Это Риккардо, – представила его Карлотта.
Тогда Рики, заранее любезно улыбаясь, огляделся. Они с Джиовинезой находились на балконе небольшого, вроде бы двухэтажного дома. Рики поспешно убрал руку с талии профессора прорицаний и кивнул высокой осанистой ведьме рядом с классной наставницей. Та улыбнулась в ответ.
– Один из самых способных и беспокойных учеников, – отрекомендовала Карлотта. – Вы с тетей можете идти в комнату.
Рядом раздался хлопок.
– О, Мариола! – воскликнула Карлотта. – Так и знала, что ты опоздаешь, как всегда. Спасибо, что доставил ее, Эдуардо. Не останешься ли на обед?
Рики оценил, что ему не выговаривали за опоздание. Впрочем, его все-таки привела директриса, которую собственная племянница не стала бы критиковать перед учениками.
– Мне надо на работу, – отказался брат Мариолы. – Привет, – поздоровался он с Рики.
– В таком случае заберешь ее после восьми, – распорядилась Карлотта, и Эдуардо исчез.
– Ну зачем? Пусть остается, сколько захочет, – упрекнула Карлотту хозяйка дома.
– Не хватало только, чтобы ты расшатывала мне дисциплину, мама, – проворчала та.
Мать Карлотты была так радушна, что строгая наставница постоянно ее одергивала.
Рики быстро освоился и чувствовал себя вполне комфортно, тем более что внимания ему уделяли примерно столько же, сколько всем. Ребята давно не виделись и охотно обменивались впечатлениями от каникул. Карлотту навестил почти весь ее класс, за исключением нескольких, в том числе Чески и ее давнего воздыхателя Карло Робусто.
С особой радостью Рики поздоровался с Марко Фарелли, которого многие недолюбливали за излишнее с точки зрения некоторых рвение при исполнении обязанностей старосты, а также с Мариной, сестрой чемпионки Тремагического турнира двухлетней давности. Дело, связавшее их накануне его возвращения в «Хогвартс», само по себе не очень приятное, все же было дорого им всем и объединяло, как совместно пережитая трудность. Они держались вместе и, похоже, ныне представляли собой парочку.
– Твоему другу пригодилась книга, которую ты покупал? – поинтересовалась Марина.
– По рунам? – вспомнил Рики. – Да, Дику любая книга пригождается. Он ими почти питается.
– Нам всем это предстоит, начиная с осени, – сказал, отсмеявшись, Марко.
– Ты только не начинай про СОВы! – попросил Рики.
За столом, впрочем, родители Карлотты его все же выделили. Медальон, подаренный Бароном, послужил прекрасным стимулом для привлечения внимания.
– Такая милая русалка, дай Бог ей долгих лет, – хвалила Барона хозяйка. – Ты всегда это носишь?
– Только на торжества, – Рики постарался голосом подчеркнуть особую ценность подарка.
– Наша дочка тоже редко надевает браслеты, – кивнул хозяин, высокий усатый колдун с проседью. – Но зато примеряет их почти каждый день.
– Папа! – предупреждающе произнесла Карлотта.
Но медальон не был единственной причиной интереса к Рики.
– Как твоя школа? – сгорали от любопытства хозяева. – Прорицания, наверное, не так хорошо поставлены?
– Не настолько, как в «МентеСана» – согласился Рики, не желая, однако, компрометировать родную школу рассказом и методах ведения занятий профессора Сивиллы Трелони.
– Конечно. Ведь Италия – родина гадания на кофейной гуще, – объявила с улыбкой Джиовинеза.
Рики этого не знал и в «Хогвартсе» вознамерился при случае блеснуть эрудицией. Но, собственно, прорицания с Трелони ему предстояло терпеть последний год. Почтение к Джиовинезе не заставило бы его изучать этот предмет дольше.
– А в «Хогвартсе» проводят экскурсии в Тайную комнату? – спросила Мариола.
За столом сразу возникло оживление. Ребята начали переговариваться с ближайшими соседями, кое-кто подавился.
– Когда ты уехал, мы книжки почитали, – пояснил недоумевающему Рики Луцци.
– Ческа так возмущалась, что нас туда не водили, – усмехнулась директриса.
– Куда? – брякнул Рики и почувствовал, что сказал нечто из ряда вон.
– Как?! Гарри Поттер же побывал там! Это один из его знаменитейших подвигов, – Пеппе неуверенно поглядел на дам.
– При мне туда никого не водили, – категорично заявил Рики. – А может, я просто не знаю, где это.
Он действительно не знал многих вещей о «Хогвартсе», и в такие моменты, как сейчас, сожалел, что редко заглядывал в купленную им книгу об истории родной школы.
– Даже без монстра, попасть туда трудно, – пришла на помощь Джиовинеза.
– Нам с Марио ничего такого не показывали, – констатировала Карлотта.
За десертом Рики сгорал от любопытства. Как бы расспросить? На помощь пришел Марко.
– Удивляюсь, как ты не знаешь, – попенял он. – Это история…
– Я в ней не силен, – признался Рики, всегда скучавший на уроках профессора Биннза.
Марко лишь покачал головой, и сразу приступил к рассказу, из которого следовало, что вездесущий дядюшка Гарри отличился везде, где только можно, не только в небесах, но и под землей. Оказывается, он победил ядовитую гигантскую змею со смертоносным взглядом, и забрался для этого в тайное место, которое никто до него со времен основателей «Хогвартса» найти не мог. Рики как будто не слушал, а спал и видел сон. Темные стены, просторные залы глубоко под землей, мрачноватые, плохо освещенные тоннели, потому что светит лишь волшебная палочка. Потом поплыли вовсе смазанные картины из старого фильма. Они никак не могли относиться к «Хогвартсу»: черно-белый телевизор, загороженный чьей-то спиной, банкноты в руках, звук барахлящего радио… Отдавшись во власть воображения, Рики то терял нить рассуждений рассказчика, то снова включался, и даже вовремя кивал.
– …Несколько романов вышло, – добавил Марко в конце. – Про то, что чувствовали бы их авторы, если бы сами оказались на месте Гарри Поттера.
Рики пробормотал благодарность, чувствуя, как на него наваливается серьезность, которая портит все веселье. На третьем курсе он создал один из последних своих рисунков. Когда изображение сравнили с картинкой в учебнике, оно сильно напоминало василиска.
– Кто играет в квиддич? – деловито осведомился Луцци, первым поднимаясь из-за стола.
Желающих оказалось предостаточно, и Карлотта быстро разбила их на две команды. Пока ее отец бурно выражал сожаление, что возраст вынуждает его ограничиться ролью зрителя, а Мариола оспаривала у Марко звание капитана, Рики продолжал думать о героической личности дяди Гарри, которая почему-то вызывала у него большей частью отрицательные эмоции. Однако это отношение не распространялось на метлу. Услышав команду «Строиться!», Рики без колебаний выкинул крестного из головы. Привычная для него позиция отбивающего требовала предельной концентрации.
Игра оказалась довольно выматывающей. Она длилась три с лишним часа, так что отвыкшие от нагрузок игроки успели проголодаться. Команда Рики выиграла с перевесом, равным по очкам поимке снитча.
Пока ребята вместе с родителем Карлотты обсуждали результат, Рики поспешил в дом. Он чувствовал, что ему изрядно напекло голову, и постарался побыстрее оказаться в тени. В прихожей он решил, что нужно попросить воды, и потому отправился дальше в поисках кухни. Поскольку Рики не знал, где она находится, то заглядывал во все открытые двери. Таким образом он наткнулся на директрису. Синьора расположилась в широком кресле возле окна, водрузила на нос очки и увлеченно читала. После недолгой внутренней борьбы Рики посчитал, что вода может подождать.
Он никогда не сомневался, нужно начинать этот разговор или нет. Возможно, Рики даже не располагал временем, достаточным для того, чтобы убедить Джиовинезу, ведь в любой момент мог войти кто-нибудь из ребят или членов семьи Карлотты.
– Синьора, я знаю, что вы предпочли бы, чтобы я остался учиться в Вашей школе, – сказал он.
Джиовинеза мягко улыбнулась ему поверх газеты.
– Ты сам выбрал, как тебе лучше, – улыбнулась она без всякого недовольства. Может, она и почувствовала намек, но только не желала его замечать. Рики решил выразиться яснее.
– Мне неудобно в этом признаваться, но перед рождеством, когда Вы навещали моих родителей, я слышал часть вашего разговора, – произнес он с намеренным напряжением в голосе.
– Да?
Джиовинеза уже не казалась такой же умиротворенной и ленивой. Она выпрямилась в кресле и глядела на него в упор, но все же, как показалось Рики, почтенная дама надеялась вскорости вернуться в исходное состояние, а следующая реплика Рики должна была ей это позволить.
Прежде чем обмануть ее ожидания, юноша постарался прикинуться, что ему очень стыдно.
– Вы не единственная, кто считает, будто в «Хогвартсе» я опаснее, чем где бы то ни было, – заявил он.
Надо отдать должное профессору Джиовинезе – она выгодно отличалась от Гарри Поттера. Ей даже в голову не пришло внушать ему, будто он что-то не так понял. Она сразу посуровела.
– Кто еще так считает? – быстро спросила она.
– Почти все, – пожал плечами Рики. – Даже члены семей моих друзей. Я уже несколько лет пытаюсь понять, почему со мной происходят всякие странные вещи.
Профессор Джиовинеза отложила газету.
– Риккардо, это не твое дело – подслушивать разговоры взрослых, – заговорила она, – кроме того…
– Синьора, если это меня касается… – попытался возразить Рики.
– …кроме того, – не остановилась Джиовинеза, вдруг становясь чем-то похожей на слизеринского завуча, – в твоем возрасте уже пора понимать, какая ответственность тебе по зубам, а какая – нет. Для многих мудрейших колдунов мнение Альбуса Дамблдора стало бы достаточным основанием не ввязываться в опасные игры, но нет, молодой человек, Вам непременно надо сунуться, куда нельзя! Конечно, я не знаю конкретных обстоятельств, но твой характер мне хорошо знаком, – пояснила она, заметив, что Рики с подозрением поглядел на нее.
«Неужели ей донесли, как меня в далеком детстве током ударило? – поразился он. – Интересно, директорам про всех учеников положено запоминать такие подробности?».
– Разве ты не знаешь, что в этом деле замешано достаточно опасных преступников, чтобы отвадить от него раз и навсегда любого здравомыслящего человека? – закипятилась директриса. – Пусть ты не слушаешь нас, но твои родители! Они заслужили больше доверия. На их месте я бы обиделась.
Рики плотно сжал губы и нахмурился. Никто еще не выдавал ему такой холодной отповеди. Враждебность, отчетливо заметная во всем ее облике, впрочем, направлялась не столько на него самого, сколько на его намерения.
– Так что, будь любезен, найди себе занятие соответственно твоему возрасту, лучше всего займись учебой, – закончила она.
– А Вы не думаете, что незнание опаснее всего? – снова попробовал Рики. Еще не договорив, он понял, что просчитался.
– Я, помнится, говорила об этом на своих уроках, – недовольно улыбнувшись, напомнила директриса «МентеСана». – Так-то ты внимательно слушал!
– Нет, я помню, – оскорбился Рики. Ему в свое время, пожалуй, нравилось, как она преподает прорицания. – Вы сказали, что человеку не нужно знать свое будущее, если он не в состоянии осилить груз этого знания и правильно им распорядиться. Но ведь такой момент, когда он готов, все равно однажды возникает, и, кроме того, меня интересует прошлое.
– Твое прошлое началось в твоей нынешней семье, – твердо сказала Джиовинеза. – Риккардо, что именно тебе удалось выяснить?
– Это нечестно, профессор Джиовинеза, – сказал Рики. – Вы не должны пытаться выудить из меня информацию, если сами ничего не хотите рассказывать.
– Святая дева! – закатила глаза директриса. – Я такое уже проходила. «Честно-нечестно», ты, в самом деле, как мои внуки. Сущий ребенок. Но, Риккардо, разве твой крестный отец знает, что ты…
– Расследую обстоятельства моего рождения? – Рики сам пришел в восторг от того, как солидно это прозвучало. И явно произвело впечатление на директрису. – Подозревает, как и все учителя в школе, но я почти никогда у них напрямую не спрашивал. А, понимаю Вас, – осознал он вдруг, отчего собственная велеречивость враз перестала ему казаться такой уж гениальной. – Теперь Вы, конечно, сделаете так, чтобы они знали об этом точно.
– Это мой долг, – подтвердила Джиовинеза, всем своим видом выражая сожаление, что обязана так поступить.
– Оберегать меня от меня самого, – скептически прокомментировал Рики.
– Ты даже не понимаешь, насколько ты прав, молодой человек, – посерьезнела Джиовинеза. – Тебе повезло, что я расскажу об этом только руководству твоей школы и синьору Поттеру, а не вашему Министерству.
– Это уж точно, – Рики закусил губу.
– Послушай, Риккардо, – директриса подалась вперед и потрепала его по плечу. – Не нужно тебе сейчас искать дополнительные сложности. Самое главное – готовься к экзаменам…
Рики даже язык прикусил от неожиданности, лишив себя тем самым возможности высказать возмущение. То, что ему предлагали, ни в коей мере не заменяло того, что он хотел. Это все равно, что предложить чернила вместо мороженого. Впрочем, чего еще ждать от учителей?! Неудивительно даже, что Лео с этим согласен. Как истинный слизеринец, лучший друг никогда не пытался добиться невозможного. А Рики в этом смысле всегда больше напоминал гриффиндорца, чем представителя своего славного колледжа.
– Исходя из моего опыта, СОВы всем даются труднее всего, – продолжала Джиовинеза, игнорируя отсутствие интереса к теме у своего слушателя. – А все потому, что ребята начинают готовиться в последний момент! Когда наступит весна, все начинают жалеть, почему раньше не начали заниматься…
– Я думаю, надо учиться на предыдущих курсах, – не сдержался Рики. – Терпеть не могу зубрежку!
– Я тоже, – улыбнулась Джиовинеза. – После нее в голове ничего не остается. С ЖАБАми уже проще, люди приобретают опыт, и курсовая все-таки – другой уровень, надо хорошо разбираться в избранной тематике...
Определенно, почтенная дама оседлала любимого конька. Рики заподозрил, что с помощью ценных указаний сия верная союзница гриффиндорской мафии пытается очистить его голову от не одобренных ею планов. Он слушал до тех пор, пока в комнату не заглянула мама Карлотты, настойчиво приглашая родственницу к себе на кухню.
– А ты можешь пока попить чаю вместе со всеми, – посоветовала Рики хозяйка дома. – Карлотта удивляется, куда ты пропал так надолго.
За чаем возобновились светские беседы.
– Как поживает Консуэло? – спросил Рики у Марины. Он предполагал, что вряд ли встретится с ее старшей сестрой, но все равно желал засвидетельствовать последней свое почтение.
– Расчудесно, – отрезала Марина. – Отвечает на письма поклонников и своих знакомых «со всего конца света», – передразнила она. – С ней каждый день конец света. Решила выучиться на целителя.
– Передай ей привет.
– Ради Бога! И ты туда же, – улыбнулась Марина. – Опять она будет сиять, как рождественская елка. Недавно ей ответил китайский чемпион. Конечно, она поздравила его с днем рождения, неприлично не ответить.
– Ван? И что? – с искренним интересом спросил Рики.
– О, я чуть не забыла. Он собирается в твою Англию. Года через два.
Рики сам не загадывал на столь долгий срок, но, помня методичность молодого китайца, вполне поверил.
– Я видела Лео неделю назад. Он покупал книгу – кажется, на латыни. Отлично поболтали. Пожалуйста, объясни Марко, кто он такой.
– Постараюсь, но думаю, это излишне. И как ему поездка?
– Его итальянский стал намного лучше…
Отправляясь домой первым в седьмом часу, Рики чувствовал себя Золушкой. Он попрощался абсолютно со всеми, прежде чем Джиовинеза подвергла его столь же противной процедуре сжатия. Последнее, что он увидел в доме Карлотты – хихикающие при виде того, как он обнимает директрису, ребята.
В здании «МентеСана», куда доставила его Джиовинеза, возле арок, невзирая на светлое время, уже прогуливалась парочка привидений. При появлении людей они немедленно ушли сквозь стены, так что Рики даже не разглядел их, как следует.
– Я обратно, – сказала профессор. – На случай, если мы больше здесь не встретимся – не забивай свою голову проблемами, не соответствующими твоему юному возрасту. Кстати, подготовься, как следует, к СОВам. Удачи.
Взмах палочки, и с привычным уже хлопком она исчезла. Рики постоял немного, приходя в себя после аппарирования, затем шагнул в арку, кувыркнулся и оказался у себя в спальне.
Дома Рики планировал потихоньку спуститься вниз, хлопнуть дверью и объявить о своем прибытии. Но в прихожей постоянно кто-то топтался, так что в итоге он просто распахнул окно и взялся за книжку. Через некоторое время в комнату заглянула бабушка.
– Уже вернулся, Рики? Я не слышала, как ты пришел, – сказала она.
Рики промычал что-то нечленораздельное, давая понять, что это не так уж и важно.
– Будешь ужинать? – продолжила синьора Мичелина.
Рики не хотелось есть, но в итоге он поддался на уговоры выпить чаю и вместе с ней отправился в одну из общих комнат.
Поначалу ему никак не удавалось переговорить с родителями, поскольку отец помогал тете Кристине разматывать пряжу, а мама возилась с малышами. Чуть позже Рики воспользовался тем, что почти все женщины, обитающие в доме, сконцентрировались перед телевизором.
– Сегодня я попробовал раскрутить профессора Джовинезу, – сказал он, обращаясь к отцу.
– То есть? – вскинул брови родитель.
– Я спросил ее, что ей известно обо мне от дяди Гарри, – объяснил Рики.
Никакой особой реакции родители не выказали.
– Это очень плохо с твоей стороны, – сказала мама.
– Почему? – спросил Рики.
– Потому что она – посторонний человек, и у тебя должно было хватить такта, чтобы не осложнять ей жизнь такими просьбами, – ошарашила его мама. – Уж если для меня тяжело говорить с тобой на эту тему, то…
Она сделала театральную паузу и продолжила чистить апельсин.
– Неужели все так ужасно? – в отчаянии возопил Рики, поднимая глаза к потолку. Но он действительно начинал терять терпение. – Что такого есть в моей родословной? Психи? Преступники? Генетические болезни? Еще какая-нибудь дрянь, которая бывает от излишней чистокровности?
Родители переглянулись. Рики показалось, они чувствуют себя виноватыми.
– Зачем же так? – неуверенно заговорила мама. – Ничего такого мне не говорили.
– Твоя тайна, я бы сказал, ближе к колдовской политике, – добавил отец.
– А политика – грязное дело, – назидательно произнесла мама, – и не суйся в нее, сколько можно просить. Будешь апельсин?
Он апельсина Рики не отказался. Но объяснению не поверил. Собственно, в том, что политика имеет место, он не сомневался. Но ее было недостаточно, чтобы объяснить, почему он говорит с русалками и змеями и отличается феноменальной живучестью.
Надо признать, с тех пор, как он начал ссориться с родителями, стало проще. В их отношения вернулась честность. А когда она была утрачена? Пожалуй, после турнира, когда он стал отмалчиваться, чтобы не огорчать их подозрениями гриффиндорской мафии и не пугать собственными видениями. Пиком скрытности с обеих сторон стал четвертый курс. После смерти Арабеллы члены семьи стали слишком чутки и предупредительны друг к другу. Родители не назвали истинных мотивов переезда в Италию, Рики не рассказал о том, что общается с инопланетянами и принимает их советы (доказательств, как и опровержения их инопланетности до сих пор не было, но Рики в это искренне верил). Он хотел бы вернуть отношения, какими они были до «Хогвартса». Только поэтому стремился к тому, от чего его все оберегали. Рики любил их.
Тем более задевал его утренний разговор. Чем дальше Рики думал об этом, тем меньше понимал, почему. Ну и что такого, какая разница, где его окрестили? Как будто его когда-то интересовали такие вещи. Теперь Рики лучше понимал своего друга Лео, который в период обострения детективной болезни придирался абсолютно ко всему.
Временами закрадывалось подозрение вовсе нелепое: вдруг никаких крестин не было вовсе, а Гарри Поттер ему неизвестно кто? Но эту ложь было бы слишком легко разоблачить, просто посетив церковь в Литтл Уиндинге. Кроме того, рассказывая об этом, родители держались совершенно естественно. Единственное, во что Рики концептуально не поверил – что они якобы не знают имени крестной матери, которая так и не вышла замуж за Гарри Поттера. Впрочем, он считал, в какой-то степени этой даме повезло.
Рики обдумал, расспросить ли бабулю, что ей известно о том времени, когда его усыновили, и отказался от этого. Если она не присутствовала, то, очевидно, знает о тех событиях только исходя из того, что говорили ей родители. Ничего он этим не добьется, разве что только шума и переживаний пожилой женщины.
Отдых продолжался ровно. Рики раз в неделю навещал Барона, слушал рассказы о его плаваньях по морю и о том, чем занимался Доматор, пока не отправился в Африку. Джиовинезу он больше не встречал, Карлотту – тоже. Однажды сова принесла небольшую открытку от Консуэло. Чемпионка желала ему приятного времяпровождения, но ее послание доставило несколько волнительных минут: сова прилетела как раз, когда кузина Лорена зашла, чтобы предложить им посмотреть телевизор. Девочка захотела погладить сову, против чего Пит решительно воспротивился. Пока он ненавязчиво отвлекал ее, Рики незаметно взял открытку, а птица улетела.
– Мы скоро поедем домой? – спросил Пит у мамы на исходе третьей недели, когда она вечером заглянула в спальню, пожелать сыновьям спокойной ночи.
– Мы еще не думали об этом. А в чем дело? Тебе здесь не нравится? – притворилась удивленной Люси Макарони.
– Нравится, только Сэм в августе устраивает вечеринку, и я хочу на нее попасть, – ответил Пит.
– Что, знаменитый Гарри Поттер еще не давал команды возвращаться? – догадался Рики.
Мама помотала головой.
– Нет. Все беглецы на свободе.
– И теперь мы должны тут торчать до судного дня? – закатил глаза Рики. – А то ведь Министерство не догадается расклеить для них плакаты на улицах «…вернитесь, пожалуйста, в тюрьму до начала учебного года».
– Я изложу отцу твои соображения, – пообещала мама.
Замечание Пита возымело слишком быстрое действие, чему Рики поначалу не слишком обрадовался. Доматор задержался в Африке и собирался вернуться в грядущий понедельник, но теперь стало совершенно ясно, что Рики его не застанет. Его недовольство заметил Барон, когда юноша пришел прощаться.
– Подумаешь! – снисходительно усмехнулся он, когда Рики объяснил ему причину. – В твои-то годы это пустяки! Вы еще обязательно встретитесь с лучшим из бесхвостых.
– Учитель в моей школе мне совсем не нравится, – признался Рики, отдавая себе отчет, что почти капризничает.
– Но он же не решает, когда к тебе приплывает та малышка. Надеюсь, ты сможешь научить ее понимать другую, бесхвостую. Ты делай, как я тебе говорил!
– Обязательно, – пообещал Рики, – и спасибо тебе за все.
– Поменьше непонятностей, – напоследок пожелал ему Барон. – А то бесхвостые любят плодить секреты. Помню, мне рассказывал самый первый бесхвостый, которого я здесь встретил. Однажды засекретили тайну, чтобы враги не догадались. А потом потеряли способ, как обратно самим это узнать.
Рики важно кивнул – он имел некоторое представление о шифрах.
– Узнали все-таки. Совсем недавно, – зевнул Барон. Там была какая-то ерунда, никому не нужная. Расположение места, которого давно нет. Но зато гордятся! Как будто акул научились ловить в одиночку.
На душу Рики вдруг снизошли легкость и спокойствие. Может, его тайна, над которой он бьется годами, тоже выеденного яйца не стоит. Вот Барон, скорее всего, именно так и считает. Здорово, что он все это время занимался своими делами, как советовали Селена и Дан.
Вечером Рики прошел в старую беседку. Когда он сел, скамья под ним подозрительно прогнулась, но выдержала. Раньше такого не было, но ведь он вырос. Теперь ему открывался немного больший обзор на поля и холмы, на соседние дома.
Возвращение домой означало практически конец отпуска. Там его ждали нерешенные дела, загадки и, конечно, школа. Рики почувствовал на мгновение нежелание возвращаться ко всему этому. Ветерок нежно пробегал по его волосам, и не надо было никуда торопиться. Он просидел бы так до сумерек, если бы его не заметила Анхелика.
– Ты разве не знаешь, что сюда лучше не ходить? – заявила она, вторгаясь в обитель медитации. – Здесь нужен хороший ремонт, крыша может обрушиться. Пойдем скорее, пока бабуля не заметила. Ей плохо станет, чего доброго!
Вместе с кузиной Рики вернулся в дом, будучи настроен уже иначе. Во всяком случае, на Брук-стрит ему гарантирована свобода от назойливого наблюдения. Впрочем, он отдал должное великолепному прощальному ужину, помня о том, что отпуск миссис Дуглас еще не кончился, следовательно, несколько дней предстоит питаться полуфабрикатами.
Наконец, прощания и напутствия остались позади, Рики с родителями и братом сели в такси и отчалили.
Обратный перелет прошел нормально, если не считать того, что в самолете Рики всегда предпочитал смотреть в иллюминатор и оттого не высыпался. Он не стал завтракать и отправился в постель, хотя и знал по опыту, что все равно дневной сон не компенсирует ночного бодрствования.
Уже вечером явился с визитом знаменитый Гарри Поттер. Рики как раз собирался сесть перед телевизором и заново посмотреть старый фильм, который ему когда-то нравился. Но по случаю появления почетного гостя он пожертвовал культурным досугом почти без сожаления.
– У тебя есть новости, Гарри? – спросил отец, как только Поттер отказался от предложенного мамой какао.
В старые добрые времена церемонии растянулись бы минут на двадцать.
– Да. И я сразу предупреждаю, что сам не знаю, хорошие они или нет, – дядя Гарри покосился на крестника, подпирающего косяк и явно не планирующего уходить.
– Мне тоже интересно, – твердо произнес Рики.
– Говори, – решил за Гарри отец.
Рики восхищался отцом и надеялся, что пропасть между ними исчезнет. Папа всегда трезво оценивал обстановку, в то время как мама иногда перегибала палку и перестраховывалась.
– Садитесь, что же вы, – подбодрил он все еще стреляющего в него глазами крестного отца.
– Ты не беспокойся, мы ко всему готовы, – уверила крестного мама.
– В общем, двое из тех, кто сбежал, обнаружены, – медленно произнес Поттер. – Оба мертвы, и непонятно, кто это сделал. Авроры уверяют, что не имеют к этому отношения, а соратникам вроде нет смысла. Рон даже предположил, что они захотели перейти на нашу сторону. Хотя это невероятно, после стольких лет.
– Да, должны возникнуть особые обстоятельства, – сказала мама, заполняя паузу, пока он переводил дыхание.
– Они погибли не от простого убивающего заклинания, – произнес Поттер, не заметил, как передернуло родителей.
«Чуткости в нем не прибавилось», – с неудовольствием подумал Рики.
– А от чего? – рискнула узнать мама.
– Мощнейший колдовской обряд, не вполне понятно, какой и зачем, – порадовал Гарри Поттер. – Но очевидно, что-то пошло не так. Экспертиза должна разобраться. Но это древнее магическое знание, даже я не владею, – догадался признаться крестный. – И они как следует не умеют, но вот откуда у них…
– Ну, если и в Международной Ассамблее магов у них свои люди, – пожал плечами Рики.
Все немедленно обернулись к нему, причем по выражению лица Поттера родители сразу поняли, что лучше бы он ничего такого не говорил. Пришлось пояснять в ответ на недоуменно-встревоженные взгляды.
– Переложил же кто-то на солнце огненную чашу. И вряд ли там всех подряд пускают куда угодно.
Такая осведомленность Поттеру совсем не понравилась. Он нахмурился и уже собирался высказаться, но передумал и вернулся к прежней теме.
– Самое странное – тела нашли возле погребальной конторы, – выдал Поттер.
– А вы опять никого не взяли?! – не сдержалась мама. Поттер напрягся. Крайне редко они выражали недовольство друг другом в присутствии Рики. Крестный первым об этом вспомнил и притворился, что его не прерывали.
– Маггл – владелец, ему модифицируют память – заявил, что ему приказали бальзамировать.
– Других свидетелей нет? – уточнил отец.
– Только вещественные доказательства, – развел руками Поттер. – Ну, эти двое. Допросить их, конечно, уже невозможно, хотя это очень жаль.
– У Вас нет предположений, что это была за магия? – деловито осведомился Рики.
– А ты что, такой эксперт? – и Гарри Поттер вновь покосился на него, но иначе: скептически, и вместе с тем с опасением, которое, хоть и ослабло за последние годы, все равно раздражало.
– Я – не всегда, но мои эксперты лучше Ваших, – Рики сознавал, что заносчивость его не красит, но ничего не мог с собой поделать.
– То есть?
– Нет ничего такого, в чем не разобрались бы Лео и Дик, – похвастался он охотно. – И Артур, и другие мои друзья тоже. Но только вот Вам они помогать не станут.
– Почему? – спросил Поттер. Родители недоуменно воззрились на него, словно требуя объяснений, с чего он так разошелся.
Рики даже не задумался – слова сами вырвались.
– Понимаете, дядя Гарри, людям не нравится, когда их используют. А Вы подговаривали и Артура, и Эдгара, чтобы они шпионили за мной. Разве не так?
С истинным удовольствием отметив растерянность крестного, Рики продолжил.
– Мы это давно поняли, представьте. Ваша особа авторитетна, впрочем, для Тони Филипса, вот только у него нет шансов подкатиться ко мне. Исходя из всего выше сказанного, можно задать один вопрос? Не бойтесь, не тот, на который Вы не ответите. Что заставило Вас считать, будто я идиот, не видящий дальше собственного носа?
Он выложил все карты. И не сожалел об этом. Рики был убежден, что нет смысла дальше притворяться, будто он ничего не замечает. За предыдущие годы он мало что выведал такой тактикой. И, пусть его поведение не располагало к другому результату, все же стало гораздо приятнее.
Между тем Поттер справился с изумлением и отреагировал по-гриффиндорски.
– Ты постоянно доставляешь одни неприятности! – разгневался он.
– Если это так, почему Вы настаивали, чтобы я учился в «Хогвартсе»? – парировал Рики. – Ведь вы точно знали, что я буду доставлять неприятности, и Вам больше, чем другим? Почему Вы не воспользовались тем, что мои родители не хотели отправлять меня туда? Вы могли оставить нашу семью в покое, и заодно себе обеспечить беззаботную жизнь. Вы же постоянно маячите перед глазами, появляетесь, когда Вас не звали, и прикидываетесь незаменимым!
– Ричард, перестань! – пришла на помощь Поттеру мама.
– Ты несколько несправедлив к Гарри, – согласился с ней папа.
Рики осознавал, но его это не волновало. В нем обнаружилось столько упрямства и нетерпимости! А герой полностью взял себя в руки и назидательно-понимающе заявил:
– Я знаю, Ричард, сейчас ты меня не понимаешь. Пусть я тебе не симпатичен…
«А я – тебе», – продолжил про себя Рики, но почему-то не озвучил.
– …возможно, когда ты станешь старше…
– Дурацкая отговорка, – оборвал его Рики. Постепенно он тоже успокаивался, и на смену торжеству приходило ощущение, что он зашел слишком далеко. Неловкость толкала его к тому, чтобы закончить разговор. Как ни странно, это породило новое хамство. – Даже для вопроса о птичках и бабочках.
– Наши разногласия относятся к вопросу, который важнее, – усмехнулся Гарри.
– Что может быть важнее жизни на Земле? – Рики сделал большие глаза.
– Тут я с тобой согласен. Это – самое важное, – кивнул Поттер.
Рики почему-то пришло на ум, что Филипс на его месте был бы горд: герой волшебного мира признался, что судьба планеты зависит от него.
Но после ухода дядюшки ему предстояло объясниться с родителями.
– Ричард, мы полагали, что дали тебе достойное воспитание, – папа даже скрестил руки на груди. – До сих пор ты всегда вел себя с гостями прилично.
– Я даже не знала, как извиняться перед Гарри, – возмущенно сообщила мама.
– Я знаю, – согласился Рики, – Вы правы. Но Гарри Поттер действует мне на нервы. Я ничего не могу с собой поделать. И я знаю, что он тоже…
– Но он не говорит с тобой в подобном тоне, – указала мама.
– Зато он постоянно врет, – высказался Рики.
Повисло напряженное молчание. Взгляд мамы словно говорил «Мы же все обсудили, разве нет?».
– Не думаете же вы всерьез, что я отступлюсь, – сказал Рики.
Мама глубоко и тяжело вздохнула.
– Мы надеемся, что ты будешь сохранять разумную осторожность, – произнес отец.
– Не беспокойтесь. В школе рядом со мной достаточно благоразумных советчиков. А за ссору с дядей Гарри мне, я полагаю, придется отвечать? Вас устроит, если я завтра пропылесошу весь дом?
– Будет кстати, – признал папа.
Рики чувствовал себя все более неловко именно оттого, что они не ругались, как итальянские бабушки. Они, особенно мама, казались сильно подавленными. Он предпочел бы хороший скандал.
– Можно, я пойду к себе?
– Конечно, – ответила мама.
На пороге комнаты Рики не сдержался и обернулся. Родители обменялись явно расстроенными взглядами.
На следующий день после уборки он приступил к знакомству со своей корреспонденцией.
Рики не сомневался, что друзья были в курсе той причины, по которой его выпроводили. Возможно, они тоже уезжали на лето. Все письма были датированы последней неделей.
Он надорвал ближайший к руке конверт. Как оказалось, ему предстояло прочесть самому себе нотацию от Эдгара.
«Надо сказать, ты поставил этого Гойла в затруднительное положение. Два итальянских джентльмена, с которыми он в приятельских отношениях, написали ему. Их страшно огорчает, что он может быть связан с мужем леди Гермионы, с которым он, собственно, дружит со школы. Мистер Гойл до сих пор не может решить, врать ему или нет. Дошло до дяди Гарри, и Малфой-старший его обвинил в том, что он при тебе распускает язык, а это почему-то всех так пугает. Идиотизм какой-то, – справедливости ради признал хуффульпуффец. – Я не утверждаю, что это полностью твоя вина. У тебя вряд ли был умысел.
Но, тем не менее, создалась патовая ситуация, и то, что это в очередной раз связано с тобой, не очень хорошо. У тебя феноменальные способности наживать проблемы, в этом дядя Гарри абсолютно прав.
По словам Дика, Министерство тяжело и долго отходило от мании невидимок, которая мучила Гильдию Авроров весь прошедший учебный год. У Рики были все основания считать себя ответвленным за это, потому что именно он не только незаконно присвоил палочку преступника, но еще и колдовал ею. Конечно, слуги закона незамедлительно реагировали на сигнал и принимались искать непонятно кого. Дик собственными глазами видел целую кипу различных документов, отправленных в архив. «Если отбросить мелкие бумажки, Ричард, то получается, что твое слушание все-таки состоялось, и на нем ты все-таки получил от Министерства запись в личное дело. Потом за тебя поручился Поттер, но учти, что ты помилован с испытательным сроком, причем срок неограничен. Поинтересуйся у своих родителей, поставили ли их в известность относительно всей этой тягомотины. Мне пришлось рассовывать приказы в разные папки, потому что моя бабуля уже не желает так резво прыгать по стульям. Она рассердилась, потому что мое имя тоже встречается этих бумагах, я же давал показания и все такое. Но надо сказать, твое дело покрыло половину номенклатуры. На кой черт вкладывать отчет о том, что ты применил чужую палочку в условиях необходимой обороны, в папку «К дальнейшему рассмотрению», если дело закрыли?».
«Кстати, мне прислали значок старосты. Представляю, как это не понравится Виктору. Когда его мать приехала в июне и любезничала с профессором Флитвиком, можно было ожидать, что он назначит нашего гения. Это, конечно, было бы не очень мне приятно, но я как представлю, сколько обязанностей у старосты».
Рики отложил письмо. Он как-то не придавал значения, что к пятому курсу выбирают старост. Но сердце его забилось быстрее, потому что в связи с этим у гриффиндорской мафии, точно, имелись странные планы. Они решали, доверить ему эту должность или нет, еще когда он только закончил второй курс. Теперь, очевидно, его или назначили, или назначили кого-нибудь другого. Исходя из этого, он мог бы сделать какие-нибудь выводы, если бы знал, конечно, какое отношение имеет должность старосты к его происхождению. По логике вещей, получалось, что никакого.
Столько неопределенных мыслей сразу заморочили ему голову. Рики даже пришлось помотать ею, чтобы вытряхнуть такие ценные рассуждения.
Распечатав следующее письмо, Рики с первых строчек почувствовал, что его нервозность, связанная с настойчивым стремлением докопаться, заразна. Артур Уизли, побывавший с ним в последней школьной переделке, поинтересовался не только, как у него дела, но и как он себя чувствует. Раньше за гриффиндорцем такого этикета не водилось.
«Я снова попытался, и без толку, выяснить интересующий тебя вопрос. Мне кажется, мои родственники, даже дядя Рон, сами толком не знают, чего от тебя ждать. Думаю, тебе стоит поискать в Италии, – посоветовал Артур очень вовремя. – Ни у кого из нас больше нет близких, происходящих из другой страны, а на любые отличия есть смысл обратить внимания. Странно, что мы до сих пор про это не подумали».
Предположение показалось Рики нелепым. Впрочем, возможно, сторонники Поттера и в самом деле не знали, на что он способен. Подразумевалось, что на что-нибудь ужасное, но ничего конкретного. Но чтобы итальянские родственники оказались в это замешаны? В тайны магов Британии и козни Упивающихся смертью?! Не было на свете людей более мирных, за исключением тех случаев, когда они буянили… Возможно, над этим стоило поразмыслить, и сопротивление в нем вызвала всего лишь непривычная точка зрения.
Домашние дела в Пристанище Артур описал довольно кратко, но Рики, побывавший там, воочию представил, какой кавардак способно создать желание Луны Уизли выйти на работу. Указанная тетка Артура, полгода назад подарившая мужу долгожданного сына, жаждала бурной деятельности. Зная ее беспечность, Рики представить не мог, чтоб на нее когда-либо возлагали уход за всеми шестью ее детками полностью. Бабушка Артура тоже не возражала, но дядя Рон настаивал, чтобы супруга наконец-то посвятила себя семье. Он утверждал, что так ему спокойнее, на что Рики скептически усмехнулся.
Впрочем, спокойствие и размеренность в доме Уизли в любом случае были редкими гостями. Артур сообщил, что недавно его младшие кузины Гермиона и Гризельда попробовали готовить под присмотром бабушки. Получилось удачно, им понравилось, но, по словам Артура, знай он, к чему это приведет, ни за что бы ни стал бы хвалить их бульон. Воодушевившись, девчонки попробовали самостоятельно, на этот раз жарить, и извели весь чернослив на жуткую гадость, которую дед по обнаружении закопал в саду. И в результате Артур остался без любимого пирога, потому что свой подвиг сестренки совершили накануне его дня рождения. «Хорошо, хоть кухню не подожгли», – порадовался гриффиндорец.
Артур тоже уезжал – в Румынию, где жил и работал его отец. Рики отвлекся, с искренним интересом читая описание нескольких видов драконов, которые содержались в питомнике. Гриффиндорец упоминал, что уход за магическими существами, предмет, который Рики тоже посещал, позволит ему в будущем заниматься чем-нибудь подобным, хотя бы в качестве хобби. Но относительно себя Рики не был уверен, что ради этого стоит ходить на уроки лесничего Хагрида. Впрочем, семейные традиции Уизли он уважал, и ценил, что именно по настоянию Артура одной из важнейших традиций Клуба Единства стали посещения Запретного леса в начале каждого учебного года.
Живописные подробности неожиданно оборвались.
«…Я получил с письмом из «Хогвартса» значок старосты. Надо было видеть радость бабули».
Рики отложил письмо и взял другое – из школы. Взломал печать с гербом «Хогвартса».
Внутри находились те же два пергаментных листа, что и всегда – школьные правила, написанные рукой профессора МакГонагол, и список учебников. И никакого значка.

Глава 6. Подготовка к тяжким испытаниям


Зато, покопавшись в конверте, Рики обнаружил приложение к обычному комплекту. Профессор МакГонагол написала ему коротенькую записку.
«Уважаемый мистер Макарони! В связи с тем, что большинство назначенных в этом году старост имеют отношение к Клубу Единства, председателем которого Вы являетесь, педагогический совет счел целесообразным сделать штаб вашего Клуба также местом, где собираются старосты вашей параллели. Каждому из них будет выделен ящик и все необходимое. Мы ожидаем, Ричард, что возможность собираться вместе сделает более эффективным контроль над дисциплиной. Я надеюсь, Вы лично и другие члены Клуба не будут возражать. С Вашей стороны будет очень желательно способствовать развитию взаимопомощи и обмену сведениями между Вашими одноклассниками. Кровавый Барон уверил меня, что эта задача Вам по силам. С наилучшими пожеланиями
Минерва МакГонагол».
«А если я возражаю?!» – на первые несколько секунд Рики парализовало от такой наглости. Затем мозг заработал с бешеной скоростью, подгоняемый яростным всплеском адреналина.
Поначалу Рики решил, что, ко всему прочему, Клуб выживают из штаба. Подумать только, учебный год еще не начался, а замдиректора вместе с Кровавым Бароном уже раздают поручения!
Молча побесившись пару минут и даже ударив подушку, он успокоился достаточно, чтобы перечитать письмо. Он обнаружил, что МакГонагол даже не упоминает о том, чтобы они освободили помещение. Речь идет всего лишь о том, чтобы добавить народу. Рики это тоже не нравилось, и он стал думать дальше.
Сделать следующий вывод было нетрудно. Если три члена Клуба избраны старостами, следовательно, остается еще один парень и четыре девушки.
– Мяу!
На его кровать вскочил и вальяжно приблизился к нему Мистер Лапка. Значит, Пит уже съездил за ним и забрал у Сэма.
Рики все еще кипел, но котик, очевидно, хотел поздороваться, и бедное животное не имело отношения к нововведениям гриффиндорской мафии. Кроме того, он с детства привык к почтительному обращению с кошками. Когда домашний любимец приблизился и, урча, потерся носом о его плечо, Рики погладил его пышную рыжую шерсть.
Котик ходил вокруг, обнюхивал его, а потом игриво прикусил за руку.
– Ах ты, разбойник! – сказал Рики, совсем, как когда-то Арабелла. Мистер Лапка не хотел отставать, и цапнул снова. – Хочешь поиграть? – догадался хозяин и бросил на пол один из прочитанных пергаментов. Кот немедля спикировал вниз и начал гонять листок по всей комнате.
«Ну что же, если нам подсунут любопытных и болтливых девиц, придется чаще видеться с Миртл» – Рики помотал головой, чтобы хотя бы на время избавиться от столь оптимистичной перспективы меж двух огней. Он взял два оставшихся письма и, поколебавшись, распечатал сначала то, на котором узнал почерк Лео.
Рики твердо знал, если значок прислали не ему, значит, только Лео могли назначить старостой. Он был лучшим учеником и, в целом, годился для этого лучше, чем кто-либо. Лучше, чем он сам, неохотно признал Рики.
Первая половина письма состояла из впечатлений от путешествия по Италии. Маршрут составлял лучший друг лично, и посчитал нужным включить Рим, Венецию, Геную и Верону. Родители Лео шли навстречу всем его пожеланиям, так что он катался в гондоле, слушал оперу, кормил голубей на площади святого Павла и посещал музеи. Семейство Нигелусов перепробовало самые разнообразные виды пиццы, как и многие другие блюда местной кухни. Лео упомянул о встрече с Мариной и, подытоживая, написал, что поездка ему понравилась.
Опасения Рики подтверждались в двух строчках ближе к концу. Лео получил значок, и как истинный слизеринец, смотрел на это под таким углом зрения, который Рики не сразу пришел в голову. «Совсем не уверен, что мне хочется иметь дополнительные обязанности именно сейчас. Я планировал посвящать больше времени учебе и даже сократить время на легкое чтение. Конечно, мои родители очень горды…».
Это было нетрудно представить – леди Патриция, должно быть, совершенно растаяла. Наверное, она полагала, что иначе и быть не может. Стиснув зубы, Рики продолжил читать дальше.
«…но я ожидал, что назначат все-таки тебя», – немилосердно наступил на любимую мозоль лучший друг. «Ведь руководство школы давно решало этот вопрос. Единственное объяснение, почему они отказались от твоей кандидатуры, которое приходит мне в голову: нашему директору слишком дорога идея Клуба Единства. Он не хочет, чтобы ты отдавал предпочтение какому-либо одному колледжу, поскольку ты возглавляешь наш Клуб».
«Спасибо, подсластил пилюлю», – подумал Рики. Далее Лео пожелал ему хорошего отдыха на оставшееся время каникул, и на этом письмо заканчивалось.
Рики глубоко вздохнул. Ему понадобилось некоторое время, чтобы переварить это послание. Он сказал себе, что правильно сделал, узнав эту новость как можно раньше. Теперь он точно знал, что ему не на что рассчитывать. И, как знать, в самом деле, может быть, и не нужна ему лишняя возня с нарушителями порядка.
Оставалось письмо от Селены. Конечно, ее тоже назначили старостой, отчего «дедушка очень удивился. Он сказал, что в его время ни за что бы не доверили такую ответственность ученице, которая замечена в стольких происшествиях, как я», – писала Селена. Хуффульпуффку позабавило то, как это обстоятельство поставило в тупик ее родителей, потому что они никак не могли придумать, что бы такое ей подарить по такому случаю. Сова у нее уже была, а в метле Селена не нуждалась. Рики прогнал не слишком приятные мысли, что его родители им бы тоже гордились, но не придумал сразу, какой подарок попросил бы. Правду они все равно не скажут, а остальное и так купят.
Селена сообщила, что ее дед, изготовитель палочек, получил секретный заказ от Министерства. Писала она об этом как-то вскользь, туманно и обещала поговорить с ним об этом позже. Имея хороший нюх на проблемы, Рики почувствовал, что с заказом мистеру Олливандеру связана одна из них.
Все прочитанные пергаменты Рики на всякий случай тут же порвал и сделал целую кучу игрушек для кота. Этот поступок, естественно, не имел никакой связи с новым статусом его друзей. Но на этом испытания дня не закончились.
Посовещавшись, родители приняли единодушное решение, которое и сообщили ему, когда он собирался прилечь после трудов праведных.
– Думаю, тебе стоит поговорить с Гарри о том, что вчера случилось, – объявил папа.
– Станешь ты извиняться или нет, это твое дело, но Гарри хочет прояснить ситуацию, и я с ним согласна, – добавила мама.
Рики хотел было ответить, что если дядя Гарри, в кои-то веки, решится прояснить ситуацию, он «за» обеими руками, но промолчал и только кивнул.
Любимый дядюшка прибыл, однако, только через пять дней. Было заметно, что за прошедшее время он хорошо понервничал, но настроен был на удивление мирно. Рики понял, почему, когда крестный отец открыл рот и приступил к своей типичной функции – нравоучению.
– Ричард, моя работа и деятельность Министерства в целом не может быть настолько прозрачной, как тебе хочется, – сказал он. – Мне казалось, что ты, как взрослый человек, должен это понимать.
– Очевидно, у нас разные понятия взрослости, – ответил Рики.
– Некоторых вещей не знает даже моя жена, – продолжал Поттер. – А ты, позволь напомнить, даже не совершеннолетний! В некотором роде, тебе и так позволено больше, чем другим.
– Другие не оказывались в таких ситуациях, как я.
Рики говорил это уже неоднократно, и прежде чем произнести эти слова, у него уже возникло ощущение Дежавю.
– Ты тоже не отказываешься от приключений, – заметил дядя Гарри.
Было ясно, что ничего менять он не собирается. Рики поймал себя на ощущении, что у него даже протеста не возникает. Они дели в креслах напротив друг друга, причем, каждый понимал, что своей цели не достигнет: Рики – что Поттер заранее отрепетировал и ничего лишнего из него не вытянуть, а крестный не был клиническим идиотом и, конечно, понимал, что Рики от своих намерений не откажется. Но герой волшебного мира, кажется, все-таки немного надеялся на благоразумие крестника и не рассчитывал, чтобы Рики любой ценой допытывался до своей тайны.
– Могу я узнать все-таки некоторые вещи, которые касаются лично меня? – не дожидаясь разрешения, Рики продолжил: – Как получилось, что вы стали моим крестным отцом?
Дядя Гарри пожал плечами и, наверное, не стремился отвечать и на это, но все-таки решился.
– Это ведь я передал тебя Арабелле Фигг, и моя ответственность перед твоими родителями… В целом, я сам предложил свою кандидатуру, а Арабелла убедила твою маму согласиться. До этого я не знал ни Люси, ни Диего. Крестили тебя в Литтл Уиндинге главным образом из-за Арабеллы – она как раз в очередной раз ушибла ногу, споткнулась об одну из своих милейших кошечек.
Поттер слегка усмехнулся. Он почему-то не разделял любви к этим животным, в отличие от его сыновей, из-за которых ему приходилось в настоящее время терпеть в своем доме одного из бывших питомцев бабушки Арабеллы.
– Дядя Гарри, а кто моя крестная мать? – Рики, наконец, приступил к той части разговора, которая волновала его дольше всего прочего.
Реакция Поттера в некотором смысле его разочаровала. Крестный удивился, но нисколько не растерялся и тем более не испугался.
– А почему тебя это вдруг волнует? – спросил он.
– Моя бабушка спрашивала, пока мы у нее гостили. Я и задумался, – честно ответил Рики.
– Ну, это никакой не секрет, – пожал плечами дядя Гарри. – По-моему, ты даже виделся с ней.
– Так она не умерла? – вырвалось у Рики. Ему отчего-то казалось, что самый простой способ прекратить разговоры на эту тему – назвать какую-нибудь давно погибшую женщину, которая уже не в состоянии ни подтвердить, ни опровергнуть слова крестного отца. Рики считал, что это вполне в духе интриг гриффиндорской мафии. То, что интриги тут, по всей видимости, не никакой, его озадачивало.
– Нет, абсолютно, – ответил Поттер. – Это Джинни… Жена профессора Лонгботтома, помнишь, она приходила к Артуру, когда он попал в больничное крыло на… втором курсе вы тогда были?
– Которая дверь пинком открыла? – озвучил Рики самое яркое воспоминание о той женщине.
– Да. Она – сестра моего друга Рона, – пояснил Гарри Поттер.
«Жениться на сестре друга… Ну, правильно, лучшего способа испортить дружбу не придумаешь, – оценил Рики. – А ты еще и умный, дядя Гарри». Кроме того, гриффиндорский темперамент миссис Лонгботтом, по мнению Рики, мог выдерживать каждый день только святой. И действительно, бывший профессор Лонгботтом терпением отличался. А Поттер сам не всегда умел держать себя в руках.
– А почему Вас я вижу достаточно часто, а ее – никогда?
– Она очень занята. Сейчас у нее уже четверо детей, – Поттер ностальгически вздохнул. – Подумать только… А твои родители не очень охотно шли на контакт с нами, поэтому она не связывалась с тобой. Ты же понимаешь, у женщин другие обязанности в собственной семье.
Предполагая, что сестра Рональда Уизли по хозяйственности схожа с собственной матерью, Рики ничего не оставалось, как согласиться.
После его ухода Рики как-то сразу переключился на то, что все еще не купил себе новых учебников и остальных необходимых для учебы вещей. Крестный отец, по счастью, ничего не сказал о том, ему можно посещать Косой переулок только под охраной, но юноша подозревал, что он просто запамятовал, или же считал, что еще рано. Не собираясь дожидаться, пока он исправит эту оплошность, Рики запланировал поездку на послезавтра.
Он не знал, что больше повлияло – ранний уход родственников или взыгравшая вредность, но он ничего не сказал домочадцам о том, куда идет. Рики добирался на метро и за всю дорогу ни разу не заметил, чтобы кому-то было до него дело, кроме кондуктора.
Косой переулок в Лондоне не нашел бы никто, если не знать, куда идти. Рики же сразу направился к невзрачному бару, мимо которого проходили, словно не замечая его существования, разные люди.
«Дырявый котел» не вызывал у него особенных эмоций, но одно неизменно волновало. Закрыл за собой дверь – и полностью отрезал себя от немагической действительности. В баре, как всегда, было многолюдно. Юноша решил заказать себе сливочного пива, так как вдруг обнаружил, что успел соскучиться по его вкусу. Он прошел прямо к стойке, за которой старик бармен глазел в сторону.
– Здравствуйте, Том, – сказал Рики.
Тот рассеянно кивнул и даже не поглядел на него.
– Я хочу пиво, – все-таки попросил Рики, хотя такая отстраненность от клиента показалась ему странной.
В ответ мальчик получил еще один рассеянный кивок и блуждающую, отрешенную улыбку. Рики уже ощущал, что при всем том, что посетители занимаются как будто каждый своим делом, имеется некий общий объект интереса, и все исподтишка косятся туда. Что за объект, он решил выяснить позже. Пиво важнее, поэтому он повысил голос и попросил уже настойчивее:
– Том, налейте мне пива!
Старик вздрогнул и виновато поглядел, наконец, на него.
– Пожалуйста, – твердо добавил Рики.
– Извините, – засуетился Том и добавил почти шепотом: – Святая троица. Вместе!!!
Он кивнул налево. Повернувшись в указанном направлении, Рики не мог сдержать понимающей усмешки. За столиком в углу расположились Гарри Поттер, Рональд Уизли и Гермиона Малфой. Судя по всему, леди Гермиона грузила друзей очередной проблемой, уж очень озадаченной и расстроенной она казалась. Проблема, впрочем, не относилась к глобальному масштабу: Поттер и Уизли, невзирая на сочувственные кивки, скрыто забавлялись, как и сама рассказчица.
– Спасибо. Пойду, поздороваюсь, – сказал Рики, когда получил, наконец, свое пиво. Разворачиваясь, он перехватил взгляд бармена «не слишком ли много ты себе позволяешь?».
– Скажи ей просто, чтобы прекратила глупости выдумывать, – без всякого почтения присоветовал Рон грозной даме.
– Рон, это не помогает! – вздохнула леди Гермиона. – Нарцисса заявила: «если ты не видишь дальше своего носа, это не означает, что вещи, которых ты не видишь, не существует», – саркастично процитировала она. – Ты бы ее слышал! «Мой мальчик ухаживал за этой противной девицей!»
– Как, у тебя разве есть еще один сын, кроме того, которому в мае исполнилось пять лет? – деланно удивился Рон. Гарри незаметно под столом сделал ему жест угомониться.
– Одного хватит, столько расстройства, – буркнула леди Гермиона. – А эта «шестилетняя пигалица», Нарцисса разглядела, строила ее драгоценному внуку глазки!
Рики обалдел.
– Нельзя же так драматизировать, – попытался уловить логику Гарри, – они дети!
– Брось, она «все поняла», – не успокаивалась Гермиона. – Она смотреть не могла на то, как он ей свою метлу показывал! И даже покатал! При этом не уронил с метлы, вот безобразие! «Как только я не запретила Драко покупать ему такую опасную игрушку!», – Гермиона скривилась, – а когда я возражала, так меня и послушали. Зато теперь меня оценили: «Этот неблагодарный мальчишка чуть не отдал ей машинку, которую родная мать подарила!». Правда, потом я узнала, что «нельзя дарить воспитанному ребенку всякую маггловскую гадость»!
Все трое прыснули. Потрясенный логикой ревнивой бабушки, Рики попытался припомнить, наблюдались ли когда-нибудь схожие симптомы у его матери. Он пришел к выводу, что нечто похожее замечал только у итальянских родственников. Его опыт убедительно свидетельствовал в пользу того, что предлагаемые Уизли доводы рассудка тут бесполезны.
– Малыши всегда хвастают друг перед другом, – не сдавался серьезный Гарри.
– Она считает, это был не просто выпендреж! – со значением произнесла леди Гермиона. – Даже Люциус заметил и чуть не лопнул от гордости за внука. Это все их с Нарциссой влияние, так ей и надо! Прививают детям интересы не по возрасту…
– Радовалась бы, что парень растет мужчиной, – назидательно произнес Рон. – А ты бы, похоже, как и она, хотела зануду вроде Перси?
– Я радуюсь, только меня не поддерживают. Между прочим, моя мама с ней полностью согласилась, – добавила Гермиона.
– А она с чего? – удивился Рон.
– Приревновала. Видите ли, она в кои-то веки приехала к внукам, а этот начинающий ловелас предпочитает ей постороннюю девчонку и на ручки не идет ни в какую!
– Ну конечно, предпочитает юную ведьму старой… не-ведьме, – Уизли прикусил кулак, чтоб не расхохотаться.
– Я его понимаю, – глубокомысленно кивнул Гарри. – Он тут кавалера из себя строит, а бабка при даме обращается с ним, как с мелюзгой. Мой старший сын меня за это укусил однажды. А почему ты все-таки расстроилась?
– Я всегда так хорошо относилась к Ханне, а Нарцисса, когда гости ушли, заявила, что она их больше не пригласит. «Я не собираюсь допускать, чтоб моего мальчика соблазняли в столь юном возрасте»!
Рики не выдержал и хихикнул. Его тут же заметили, и три пары возмущенных глаз – причем больше всех недовольно глядел дядя Гарри – вперились в него. «Надо сделать комплимент», – гласила папина наука.
– Не ожидал, что вы такая заботливая, – сказал он первое, что пришло в голову.
– Почему? – вскинулась леди Гермиона.
– Мне казалось, Вас больше интересуют эльфы, кентавры и воспитание взрослых, – честно ответил Рики.
Светская дама фыркнула и нахмурилась.
– Ричард, не наступай на любимую мозоль, – попросила она, сверкая глазами друзьям, лица которых выражали полное согласие с предположением Рики. – Вокруг меня и так хватает желающих, чтобы я этим не занималась!
– Значит, твоя свекровь не хочет видеть Ханну, – вернулся к теме Рон. – Но это же не проблема, вам все равно приходится приглашать всех, чтоб старина Люциус не свихнулся от скуки!
– Рон, что за выражения, – поморщилась Гермиона.
– Но ведь это и Ваш дом тоже, – указал Рики, – и Вы имеете право принимать там кого угодно.
– Да, конечно, – кивнула Гермиона и молвила в сердцах: – Собственно… в этот раз старый черт согласился со мной!
– Люциус? – осторожно уточнил Гарри, переглянувшись с Роном.
– Да. Но обставил он все так, будто я согласилась с ним, – определенно, морально леди Гермиона от этого сильно пострадала. – И знаешь, как он это объяснил? Якобы я наконец-то подпала под благородное влияние семейства и научилась выбирать, с кем мне общаться!
– Так вот почему ты злишься, – догадался Рональд Уизли.
– Ричард, ты садись с нами, – пригласил дядя Гарри. Рики подозревал, это стоило ему внутренней борьбы, и он решился, только когда понял, что назойливый крестник уходить не собирается.
– Еще бы! И зла не хватает! – леди Гермиона даже сжала руку в кулак.
– Меня больше удивляет, как ты позволяешь собственному мужу приглашать к вам… ну, нашу чувствительную барышню, – сказал Рон Уизли.
– О, ты неправ, – радостно оживилась леди Гермиона. – Она, пожалуй, самое полезное знакомство Драко.
– Но приглашать ее каждое лето на целую неделю! Я бы спятил, – закатил глаза Рон.
Его друзья обменялись взглядами, из которых Рики понял, что типичная обстановка в доме Уизли вызывает у них те же опасения.
– Ну и отлично! Между прочим, в ее присутствии Люциус помалкивает, а дети совсем перестали ныть с тех пор, как она им показала класс в этом отношении. И не подумаешь, что можно так эффективно воспитывать!
– Вы о ком? – вмешался Рики.
– О нашей общей знакомой, – ответил Уизли.
– Ладно, хватит обо мне, – решительно сказала леди Гермиона. – Гарри, ну как твой визит в парикмахерскую?
Поттер провел рукой по волосам, как всегда торчащим в разные стороны.
– Как видишь, без изменений, – ухмыльнулся он.
– Прошу прощения.
Даже если бы Рики не узнал голос, звучавший у него за спиной, все равно обернулся бы узнать, у кого еще хватило мужества вмешаться в приватную беседу дяди Гарри и его знаменитых друзей.
– Вот здорово, Дик! И ты здесь, – сказал он.
Леди Гермиона величественным кивком поприветствовала подошедшего.
– А, мистер Дейвис, – приветливо улыбнулся Дику Уизли.
– Ты сегодня не в Министерстве? – осведомился Поттер.
«Неужели Дику уже дали там постоянное место жительства?» – нахмурился Рики.
– Надо купить учебники, – просветил Поттера равенкловец.
– Мне тоже, – сказал Рики и поднялся. – Наверное, мне уже нужно идти. Не стоит провожать нас, дядя Гарри, – поспешно добавил он, видя, что крестный тоже порывается встать. – Нам надо обсудить некоторые вещи…
Даже специально он не мог бы придумать лучшей отмазки от компании крестного. Тот вынужден был кивнуть, изображая понимание, но в то же время он явно предпочел бы на всякий случай знать, о чем Рики будет беседовать с доверенным другом после того, как они не виделись целое лето. На лицах мистера Уизли и – в меньшей степени – миссис Малфой читались похожие чувства.
– Рад тебя видеть, старик, – сказал Рики, когда они удалялись к противоположной двери. – Я даже не рассчитывал на такую встречу.
– Можно было бы договориться по почте, – пожал плечами Дик. Вынув палочку, он постучал по стене, возле которой по-прежнему стояли, казалось, такие же мусорные баки, как в тот день, когда Рики пришел сюда впервые. Он даже принюхался инстинктивно, но никакой особенной вони не уловил. Стена разошлась, открывая Косой переулок.
– Хорошо, что мистер Поттер не пошел с нами, – сказал Дик. – Из «Дырявого котла» следом за ним утекла бы половина посетителей, а здесь и так народу хватает.
Действительно, впечатление было такое, как будто все заблаговременно подались отовариваться к учебному году. Рики на всякий случай убрал кошелек во внутренний карман – он уже не раз убеждался, что в вопросах честности маги отличаются от магглов не настолько сильно, как им хотелось бы.
– Дядя Гарри где-нибудь может появиться без надзора общественности? – вздохнул он, выполнив эту предосторожность.
– Наверное, только среди магглов, – пожал плечами Дик.
– Здорово же он их не любит, если предпочитает терпеть такое вот обожание. Я бы сбежал.
– Ты слышал последние новости? – спросил друг.
– Не знаю, что ты имеешь в виду, – ответил Рики. Вроде бы крестный отец приезжал к ним, чтобы сообщить таковые новости.
– Ограблена аптека в Косом переулке, – сказал Дик. – Это не обязательно Упивающиеся смертью, но ты же знаешь, сейчас все их подозревают. Хотя жена аптекаря, говорят, лет пять назад нравилась какому-то мошеннику, который тоже сбежал.
Последнее дополнение, наверное, потребовалось потому, что Рики, не в силах сдерживаться, нахмурился. Конечно, Поттер дал понять, что не станет перед ним отчитываться, и даже правильно сделал, когда не стал волновать родителей… хотя они, возможно, и знают. Рики сам не понимал, почему временами относится к этому спокойно, а иногда начинает беситься.
– Не волнуйся ты об этом. Еще ничего не ясно, – добавил друг.
– Я не волнуюсь. Что за толпа? – спросил он у Дика.
Возле магазина «Все для квиддича» разновозрастного народа собралось столько, что они полностью загораживали витрину.
– Похоже, досрочная презентация новой модели «Лебедь», – нахмурился Дик.
– Новой? – заинтересовался Рики. – А в чем ее преимущества?
– Метлы этой марки производятся из водостойких сортов дерева и позволяют не только летать, но плавать на ней. А метловище становится вроде пропеллера. Незаменима для путешественников, перелетающих океаны, – пустился в объяснения Дик. – Новая модель более скоростная, хотя все равно уступает гоночным, например, твоей «Молнии».
– Тебе она чем-то не нравится?
– Нет, я купил бы именно «Лебедя».
– А в чем проблема?
– Дед и бабуля хотят мне ее подарить на окончание школы. А я не привык брать просто так, как…
– …как Виктор? – закончил за него Рики, удивляясь, какие бывают заморочки у людей. – Дик, если они любят тебя и хотят тебя порадовать, почему не взять?
– Поэтому я и не хочу их обижать. Но когда тебе покупают, как маленькому, это одно, а когда сам выбираешь и расплачиваешься – совсем другое ощущение.
– Понятно. И когда ты сможешь себе позволить этот счастливый момент? – поинтересовался Рики.
– Сейчас, – неожиданно выдал Дик, с голодной безнадежностью поглядев в сторону магазина.
– Тогда попроси их купить тебе потом что-нибудь другое, – рассердился Рики.
– Может быть, к тому времени я действительно захочу что-нибудь другое. У меня уже есть старая метла дяди Роджера. Кстати, министерские рыбки частью передохли, а вообще разводятся. Так что теперь в архиве тоже стоит аквариум, – сообщил Дик, развернулся и зашел в книжный магазин.
Рики ничего оставалось, как пойти туда же. Внутри он небрежно пробежал глазами список учебников…
Во «Флориш и Блотс» Рики наведывался в августе каждый раз для того, чтобы купить необходимые книги. Но он никогда раньше не ходил сюда с Диком. И быстро почувствовал, что это – совсем другое дело.
Они никак не могли добраться до очереди. Возле каждого стеллажа равенкловец простаивал по несколько минут, внимательно читал заглавия, да еще и спрашивал мнение Рики, насколько та или иная толстая чертовщина с мудреным названием будет полезна для подготовки к экзаменам.
– А потом что ты с этим сделаешь? Выбросишь? – поинтересовался Рики.
– Нет, зачем же. У Лео огромная библиотека, – логично аргументировал Дик.
– Все еще не можешь отказаться от этой дурости? – вспылил Рики. Соперничество друзей за место первого ученика параллели началось на втором курсе, и уже тогда оно надоело ему едва ли не больше, чем общение с дядюшкой Гарри.
Проигнорировав его тон, друг глубоко задумался.
– Если я получу таких СОВ, как рассчитываю, наверное, это неважно, – наконец, определился он. – Все-таки не помешает дополнительный курс «Ошибки трансфигурации»?
Терпение Рики таяло медленнее, чем он от себя ожидал, но все же таяло.
– После СОВ первым делом устрою костер из прорицаний, – выдохнул он сквозь зубы.
– Какое кощунство, – возмутился Дик.
– Ты не знаешь, что такое год с Трелони, – возразил Рики и умолк, кивая Дику в сторону.
– …Безусловно, юноша, ваше поведение было крайне опрометчивым, – выговаривал Гарри Поттер Тони Филипсу. – Я бы не доверился маггловскому целителю.
– Хорошо, что Вы успели вовремя, сэр, – ответил Тони.
Рики скорчил гримасу.
– Как жаль, что Вы больше ничего не смогли вспомнить, – продолжал Поттер.
Друзья постарались втянуть головы в плечи и прошмыгнули мимо. Скорее всего, герой волшебного мира все же взялся разыскивать их, и в этом предприятии Рики нисколько не желал ему удачи. К счастью, за их спинами сразу выросла даже большая очередь, чем впереди.
– Вот зануда, даже здесь не может без допросов.
– Да, это уже перебор, – согласился Дик.
Когда они вышли, нагрузившись покупками, толпы, кажется, еще прибавилось.
– Жаль, что здесь нельзя использовать магию. Даже в школе не приходится носить при себе столько книг сразу, – Дик поморщился и постарался выровнять плечо.
– Послушай, – надвинулся на него Рики, – так что ты решил с метлой?
– Ну, – руки Дика дернулись вверх, но ноша удержала. Рики знал это движение: его итальянские родственники рассматривали свои ногти, когда хотели сменить тему, и мямлили.
– Что «ну»? А, в первый день цена, наверное, высокая?
– Наоборот, скидки, – почти расстроился Дик.
– Пошли, посмотрим, – предложил Рики. Не дожидаясь и не оборачиваясь, он направился к витрине. Он рассчитывал, что Дик все-таки присоединится к нему.
Причина увеличения толпы открылась ему не сразу, и она не имела прямого отношения к метлам. Лишь заметив журналистку Риту Вриттер с фотографом, юноша заподозрил неладное.
В центре Джеймс Поттер увлеченно сражался врукопашную с крупной пухлой девочкой, в которой Рики предположил мисс Рози Гойл. Мать драчуна леди Сюзан Поттер оттаскивала сына, но девочка этим бессовестно пользовалась, а после атаки тот вновь рвался в бой. От вида довольного лица репортерши-скандалистки, которую терпеть не мог, Рики стало нехорошо. Сцену следовало прекратить, хотя пикантные заголовки в следующем номере «Пророка» обеспечены. Уронив сумки, он бросился к девчонке и потащил прочь от старшего сына дядюшки Гарри. Она лягнула, но совместные усилия Рики и леди Сюзан постепенно увенчались успехом.
– Спасибо, Рики, – нервно улыбнулась жена Поттера.
Джим глядел хмуро и явно благодарность матери не разделал.
– Пустяки, мэм, я уже разнимал драки… – выдохнул он.
– А, Ричард, тебе уже приходилось участвовать? При каких обстоятельствах? Что ты об этом думаешь?
Рики обернулся, только чтобы подтвердить себе, что дела плохи; впрочем, злорадная репортерша была так счастлива, как будто не чужие дети подрались, а ей только что вручили орден Мерлина за особые заслуги. Перо Вриттер строчило со скоростью звука, компенсируя отсутствие речи у объекта интервью, когда в круг ворвались еще два лица. То были мать и тетушка драчуньи, сестры-близнецы. Рики сразу понял – дело дрянь, от леди Парвати, известной, но не очень умной прорицательницы, Вриттер просто так не отвяжется. Впрочем, хорошо, что все отвлеклись на тетю милой малютки Рози.
При виде того, что Рики продолжает удерживать девочку за плечи, на лице миссис Гойл появилось непередаваемое выражение. Она достаточно хорошо знала свою дочь, чтоб не понимать, что здесь только что произошло, и, тем не менее, присутствие Рики не радовало ее. Девочка, поняв, что слишком долго терпит такую вольность, сбросила его руки и гордо прошагала к матушке.
– Что случилось? – обратилась та к леди Сюзан.
– Ничего, – заверила ее мама Джима.
Прежде чем их окончательно развели, Джеймс и Рози обменялись мрачными кивками, как дуэлянты. Толпа продолжала роптать, Вриттер – брать интервью, не заботясь, что его никто не дает.
– Рики, ты бьешь все рекорды, – шепнул ему Дик и увлек в помещение магазина.
Рики и сам был не прочь убраться от внимания. Репортерша, впрочем, не преследовала его, и сама быстро испарилась.
– С этой девчонкой никто справиться не пытался, – покачал головой Дик.
– Мне не впервой наблюдать такие драки. Ничего особенного, – сказал Рики, но не стал хвастаться, что итальянский темперамент его родственников производит впечатление посильнее, чем недовольство мисс Гойл. – Надо же, мы стоим как раз около твоей модели!
– Прекрасно, – слабо улыбнулся Дик.
Только что он готов был скрыться от толпы хоть в магазине, но теперь его тоскливый взгляд устремился к выходу.
– Что, Макарони, крестный покупает тебе новую метлу? – презрительно поинтересовался сам Френк Эйвери, вырастая за спиной как будто из-под земли.
– Нет. Дик себе покупает, – громко произнес Рики.
– В самом деле?!
Не успели они опомниться, как рядом казались не только продавец, а еще – о ужас – фотограф «Пророка», но, к счастью, без Вриттер. Рики готов был откусить себе язык и полностью соглашался, что Дик имеет право в лучших итальянских традициях дать ему по морде.
– Конечно, – голос друга дошел до него совсем издалека.
Рики в изумлении повернулся к нему, замедленно постигая происходящее. Между тем Дик уже ответил, как его зовут.
– Мистер Дейвис, счастлив сообщить, что Вы – первый покупатель этой модели. Вы не возражаете, если Вас с ней сфотографируют?
Судя по всему, Дик предпочел бы обойтись без этого, но для продавца вопрос был чисто риторическим; он уже всучил равенкловцу новенькую метлу и начал показывать, как лучше ее держать. Защелкала магическая камера.
Внимание Рики сосредоточилось на метле. Он никогда не считал себя специалистом по оценке метел и, на самом деле, думал, что внешне они все одинаковые, но все же заметил некоторую разницу. Более широкое древко казалось тяжелей, чем, допустим, у его «Молнии». Метловище «Лебедя», как и говорил Дик, разделялось к хвосту на три пучка и немного напоминало пропеллер. Дерево казалось очень гладким.
Стоя в стороне и наблюдая за тем, как Дика фотографируют, Рики признавал: да, ему не очень приятно, когда не он, а кто-то другой находится в центре внимания. Но это не имело такого уж сильного значения. Потом он молча стоял в стороне и ждал, пока Дик расплачивался; это тоже запечатлевалось фотоаппаратом.
– Пришлите мне домой, – попросил Дик, когда съемки закончились.
Рики обернулся, чтобы посмотреть, как обломился Эйвери, но Френк уже подевался куда-то.
– Извини, если я опять полез не в свое дело, – сказал он Дику, когда они покидали «Все для квиддича».
На лице друга застыло такое выражение, как будто его сковало чем-то неожиданно приятным.
– Я сам согласился, – отмахнулся равенкловец. – Наверное, покупку метлы надо отметить. И, в любом случае, я хочу есть.
В кафе-мороженое они смогли, наконец, поставить сумки и дать отдых уставшим от тяжести рукам.
– Послушай, Рики, что, по-твоему, значит быть старостой? – спросил Дик.
Рики приложил усилие, чтобы не нахмуриться. Но слова Дика кольнули его напоминанием о том, что перед ним сидит староста, а вот ему в этой чести отказано.
– Мешать другим совершать разные проступки из числа тех, которые обычно совершает наш Клуб, – торжественно ответил он.
– Конечно, – отмахнулся Дик. – Я понимаю, придется контролировать дисциплину и все такое. Ты же знаешь, я никогда не пользовался особым авторитетом в нашем колледже. Особенно после того, как стал спортивным комментатором.
Тут Рики не смог сдержать улыбки. Как раз подошла официантка и поставила перед ними вазочки с мороженым и два стакана лимонного сока.
– Вот Виктор от рождения умеет руководить и распоряжаться. У тебя, между прочим, эта способность тоже хорошо развита, – обрадовал друг. – Мне надо как-то почувствовать себя старостой.
– Ты не уверен в своем праве делать замечания? – догадался Рики.
– Честно говоря, мне комфортнее всего, когда я отвечаю только за себя, – сказал Дик.
– Думаю, так и останется. Просто иногда тебе придется кое-кого ругать и наказывать, – говоря это, Рики подумал, что, наверное, нет ничего веселого в том, чтоб тратить на это свое свободное время.
– Я помню, как ты научил меня противостоять давлению Виктора, – Дик смотрел на свою руку, как будто хотел убедиться, что точно не промахнется, обхватывая стакан.
– Я? – Рики напряг память, но на ум пришло только то, что после вступления в Клуб Дик сильно переменился.
– Ты рассказал мне сказку о змеях и жабах, – улыбнулся Дик.
– А теперь тебе нужна сказка про тоскующего принца? – Рики как не пытался, но никаких змей, кроме той, которую на втором курсе материализовал Артур в кабинете трансфигурации, вспомнить не смог.
– Про тоскующего принца? – переспросил Дик.
– Ну да. Он пустился в странствие, чтобы найти свою принцессу, потому что его сердце охватила смертельная тоска. Может, это и несущественно, – прервался Рики.
– А если принцесса… слишком далеко? – осторожно поинтересовался Дик.
– Принца это не остановило, – категорично заявил Рики.
– Спасибо, понял, – к его удивлению, ответил Дик.
– А я – нет. Послушай, что за разговор у нас с тобой? Вроде бы трезвые… Ты учти, на всякий случай, что принцев обычно преследуют ведьмы! – предупредил Рики.
– Главное – мороженое не успело растаять, – напомнил Дик.
– Я подозреваю, ты так и торчал в архиве все лето, – заговорил Рики, когда с мороженым было покончено.
– Да. Работы хватало, – подтвердил Дик.
– Вот это интересно, – Рики навострил уши.
– А мне интересно, зачем ты поссорился с мистером Поттером, – ответил Дик. – Это теперь главная тема в министерском буфете. Ему все сочувствуют.
– Скажите, какое развлечение! Мы давно все уладили, – проворчал Рики.
– В общем, там занимались главным образом тем, что запрашивали досье сбежавших преступников. Каждый день по несколько раз папки таскали туда и обратно. Секретари с ног сбились.
Упоминая беглецов, Дик нахмурился, совсем слегка, но Рики все равно заметил.
– Что было в этих папках? – спросил он.
– Их запрещено читать, – ровно сообщил Дик, стрельнув глазами в обе стороны.
Рики понизил голос, хотя в кафе было полно народу, и внимания на них все равно никто не обращал.
– Но ты все-таки посмотрел, – констатировал он.
– Конечно, – Дик отпил соку. Рики не любил такие моменты, когда равенкловец давал понять, что из него придется тянуть клещами.
– Тебе не все понравилось, – сказал он, в упор глядя на друга.
– Я не уверен в том, что меня правильно поймут. Сейчас в Министерстве очень боятся паники, поэтому критиковать его деятельность… я вообще не вправе.
– Меня интересует твое мнение, – настаивал Рики.
– Надо сказать, меня озадачили некоторые приговоры, – признался Дик. – Там было несколько колдунов и ведьм, относительно которых доказано однократное применение пыточного проклятия, либо применение в отношении одного лица. Хватает и таких, у кого на счету несколько убийств. Те и другие получили пожизненное заключение.
– Ничего себе! – поразился Рики. – Но это же не одно и то же!
– Наверное, ты единственный, кто в этом смысле со мной согласится. Моя бабуля не поняла бы меня, она жила в годы их расцвета и относится ко всем, как к маньякам. Хотя я не спорю, что, конечно, все они опасны. По вечерам нас целый месяц по пути домой сопровождали авроры.
– А что, на кого-то напали за это время?
– Нет, потому меру предосторожности и отменили.
Дик допил свой стакан и вытащил кошелек. Рики, в принципе, соглашался, что пора уходить.
– Неловко спрашивать, но какой вывод ты сделал из моей болтовни, ну, насчет сказки, – спросил Рики, когда они, расплатившись, снова обвешивались сумками.
– Если принц не чувствует себя принцем, то ему нужна принцесса.
По тому, как он это произнес, Рики заметил, что подобная перспектива вызывает в нем куда больший трепет, чем роль старосты.
– Теперь я выбываю из гонок, – сказал Дик, оправив на плече сумку. Рики вдруг сообразил, что ему со всей поклажей предстоит возвращаться на метро, и впервые пожалел, что не только не предупредил родителей, но и не купил сотовый, по которому можно было вызвать отца на машине.
– Ну почему же? – пробормотал он.
– Явиться в школу с двумя метлами, как пижон? Это не по мне, – отрезал равенкловец. – Неужели опять обходить?!
На этот раз Гарри Поттер о чем-то беседовал с Френком, и обоих очевидно увлекла тема.
«Дал ему понять, чтоб не отвлекался на друзей, так взялся обрабатывать врагов», – подумал Рики.
По счастью, людей на улице было слишком много, так что крестный его не заметил. Но скоро впереди замаячила еще одна знакомая личность. Рики остановился.
– Гойла не хочешь видеть? – понимающе спросил Дик.
– Нет, Малфоя. А это Гойл? – Рики с любопытством разглядел дрессировщика троллей. Надо признать, внешность мистера Гойла вполне соответствовала его профессии. Рики сразу понял, почему все, кого кормила Анна, полагали, будто ее воспитатель любил хорошо покушать. Приятель Малфоя был крупным высоким мужчиной с огромными руками, и при необходимости, возможно, способен был свалить тролля щелчком по лбу. Рики даже забеспокоился, не пожелает ли такой тип предъявить ему претензии за то, что он сболтнул лишнее о нем в Италии.
Но собеседники не интересовались им.
– Не боишься, что Мери матери проговорится? – недоверчиво хмурился Гойл.
– Нет, моя девочка все понимает, – гордо ответил эксперт темной магии.
– По-моему, рано водить ее в такие места. Тебе отец показал, когда ты год проучился в «Хогвартсе».
– Но Мери намного опережает меня в развитии, – аргументировал Малфой.
Мистер Гойл покачал головой так, что сразу стало ясно: каким бы сильным не было его почтение к семейству Малфоев, подобных методов воспитания он не одобряет. Продолжая разговаривать, приятели медленно направились в противоположную от Рики сторону.
– Посмотри, первогодки выбирают волшебные палочки, – сказал Дик.
Рики как-то не заметил, что они стоят прямо напротив магазина Олливандеров. Через серое стекло витрины было видно, как маленькая девочка взмахивает палочкой. Рики словно утонул в ностальгических воспоминаниях…
А потом резко включился в реальность. На самом деле, вспомнить ему было нечего: свою палочку он не выбирал. Вокруг галдели, огибая его, прохожие, но сумбур в чувствах и мыслях как будто замер.
– Так давно это было, – вздохнул Дик. – Интересно, что бы я сейчас делал без своей палочки!
Рики понимающе улыбнулся. Волшебники были обычно привязаны к своим палочкам, и он не был исключением в этом смысле.
– Будешь записываться в квиддичную команду? – спросил Рики.
– В год СОВ? – изумился Дик. – Для экзаменов нужна подготовка.
– А еще нужна удача, – произнес Рики в пространство. И они медленно побрели к «Дырявому котлу».
– Уже уходишь, Ричард? – окликнул его дядя Гарри. Он с недовольной женой, удерживающей за руку упирающегося Джима, стоял так, что невозможно было не пройти мимо него, возвращаясь в «Дырявый котел».
– Да. Я все купил, – кивнул Рики.
– А мне вот приходится заниматься родительскими обязанностями, – герой бросил суровый взгляд на сына, – вместо приятной компании.
«Это Френк-то приятная компания? Ничего себе», – покачал головой Рики, распрощался и ушел.

Глава 7. Оглядываясь назад


Посещение Косого переулка встревожило Рики, хотя он и не сразу это понял. Виной тому послужили, частично, маггловкие привычки. Он ожидал, что на всех столбах будут развешены объявления «Разыскиваются…» с фотографиями и всем прочим. Не обнаружив ничего похожего, Рики поначалу пришел в недоумение. Позже, проанализировав свои ощущения от пребывания в толпе книжного магазина, а потом слова Дика о Министерстве и панике, он догадался. Маги не нуждались в напоминании, они носили в себе страх, слишком сильный, чтобы его еще провоцировать. Он уже предвкушал, какая атмосфера сложится в любимой школе к началу года.
Помимо этого, он никак не мог подавить не до конца осознаваемое разочарование. Причину этого Рики смог определить только через несколько дней, и объяснялось все, пожалуй, простым любопытством. Желание поглядеть на развешанные колдографии преступников означало ни что иное, как желание видеть их лица.
Рики сталкивался с последователями Темного Лорда почти каждый год, но никогда не знал, как они выглядят. Даже тот, что притворялся преподавателем защиты от темных сил, изменил внешность. Обычно же лица Упивающихся смертью скрывали маски, а все прочее – плащи с капюшонами. Если раньше это делалось для того, чтоб затруднить опознание, то теперь они, по всей вероятности, таким образом отдавали дань своим традициям.
Когда он явился домой с покупками, домочадцы уже начали ужинать. Миссис Дуглас, открыв дверь, была шокирована и тут же возжелала знать, чем он так нагрузился. Папе пришлось отвлечь ее, кроме того, как Рики понял позже, своим вопросом она вовсе не пыталась добиться ответа, а лишь выказать свое потрясение.
Поначалу и мама, и папа удивились, поняв, что он побывал в Косом переулке, но даже словом не обмолвились по этому поводу. Его тут же послали мыть руки, вовсю расхваливая гренки. И чем естественнее они вели себя, как обычно, тем больше Рики чувствовал, что им очень хотелось бы попенять ему. И причину такой сдержанности Рики видел в том, что родители не хотят пугать его.
Он размышлял об этом и перед сном. Безусловно, дяде Гарри удалось внушить им мысль об осторожности и бдительности. Да что там дядя Гарри, он был неповинен в том, что на свободе целая армия преступников, которых так опасается мама. Рики уже довелось убедиться, что она реагирует на угрозу очень остро и подчас принимает достаточно крутые меры, вплоть до переезда в Италию. Он, безусловно, поступил некрасиво, прогулявшись по колдовскому кварталу не только без сопровождения, но и почти целый день. Извиняло его лишь то, что все это время она была в театре и не знала о его длительном отсутствии.
Он долго ворочался в постели, а когда проснулся, оказалось, что все уже позавтракали и разъехались по своим делам. Даже миссис Дуглас ушла в прачечную. В записке, оставленной рядом с закрытым салатом на кухонном столе, она сообщала, что скоро вернется, а завтрак в микроволновке – как будто он сам не догадался бы.
«Надо же, оставляют такое сокровище, как я, без присмотра», – подумал Рики, жуя. Он старался развеселить себя, но при каждом неожиданном скрипе или шорохе вниз по спине пробегал холодок. За это юноша все больше раздражался, но не мог злиться ни на кого, кроме самого себя. Рики никогда не считал себя трусом, поэтому сначала постарался не обращать внимания. Но все равно напряжение не проходило.
Он вспомнил, что тетя Мария, сестра бабули, уверяла, будто, чтоб успокоиться, надо принять расслабленную позу. Он сел в кресло, закрыл глаза и сконцентрировался на мыслях о мягкости сидения. Это действовало, пока он так и сидел. Но вскоре ему это просто надоело. Он представил, каково выглядит со стороны, и тут же внутри возникло сопротивление. Такое времяпровождение, во-первых, казалось ему странным для парня на каникулах, во-вторых, не давало возможности заняться хоть чем-то интересным.
Тогда Рики решил попробовать иной способ и призвал на помощь свой разум. Он привел сам себе логические аргументы. Ведь до сих пор никому из его врагов не удавалось попасть в этот дом. Если такого не было вообще никогда, то по закону больших чисел и не должно произойти. Но та же логика подсказала, что изменились обстоятельства.
К тому моменту Рики уже понял, что действует на него наиболее угнетающе. Что-то зловещее мерещилось ему в звенящей тишине, разлитой в доме. Он уже успел забыть нехитрый способ, с помощью которого магглы обычно создают иллюзию присутствия рядом кого-то. Рики немедленно взялся за пульт и включил телевизор.
Это средство помогало с переменным успехом. Рики никогда не смотрел телевизор просто так, от нечего делать, поэтому это оказалось для него сомнительным развлечением. Некоторые программы были откровенно занудными, так что внимание сразу отвлекалось от них, заставляя концентрироваться на том, что происходит в доме. Другие точно специально делались с таким расчетом, чтобы производить панику. Рики остановился было на передаче про жизнь золотистых хомячков, но она быстро закончилась.
Через час он устал от ящика, сделал звук потише и отправился за палочкой. Ему было просто необходимо чувствовать ее в руке. Впрочем, по пути он на всякий случай вооружился вазой. И, несмотря на это очевидное проявление страха, внутри заиграла необузданная отвага.
Школьный сундук со всеми вещами Рики держал в своей комнате. Там же находилась и волшебная палочка. Рики не одобрял типичного пристрастия магов к этому атрибуту, но, трезво рассуждая, признавал, что в случае действительного нападения Упивающихся смертью любое другое оружие окажется бесполезным.
Он еще не успел покинуть гостиную, когда за его спиной зазвонил телефон. Рики остановился. Аппарат продолжал дребезжать, и, хотя мелодия звонка была довольно приятной, напоминая щебет канареек Пита, все же сейчас она действовала ему на нервы.
Как назло, он знал, что поблизости никого. Пришлось снять трубку.
– Алло, – услышал Рики незнакомый мужской голос. Впрочем, он мог быть и женским, только очень низким.
– Дом Макарони, здравствуйте, – сказал Рики, желая поскорее закончить.
– Можно услышать Рики Макарони? – попросил незнакомец.
За долю секунды мир переменился. Рики понятия не имел, с кем разговаривает, но это не казалось ему угрожающим – до того, как было названо его имя.
– Я слушаю, – сказал он как можно ровнее. – Кто это?
– Совсем не узнаешь? – уточнил голос в трубке.
По правде, Рики не мог вспомнить, но и не поручился бы, что никогда не говорил с этим человеком.
– Роджер Пуддис, – представился неизвестный, и пока Рики соображал, не слышал ли такую фамилию среди Упивающихся смертью, соизволил уточнить, – мы учились вместе в начальной школе.
– Да, конечно! – дошло до Рики, и как будто гора свалилась с плеч. – Ну, и как ты?
– Переезжаю в Австралию, – сообщил бывший одноклассник. – Вот решил устроить по этому поводу небольшую тусовку.
– Здорово, – сказал Рики, потому что пауза в трубке подразумевала, что от него ожидают ответной реплики.
– Значит, придешь? – обрадовался Роджер.
– Ну, хорошо, приду, – согласился Рики.
Разговор с приятелем продолжался и после того, как вернулась экономка. Они беседовали о разных малоконкретных вещах, Роджер делился новостями о тех одноклассниках, с которыми уже созванивался.
– Кстати, – спросил он, – ты по-прежнему общаешься с той девчонкой… вот черт, забыл?
– С Даниэлой? – догадался Рики. – Да, постоянно.
– Помню, вы постоянно были вместе. Саймон страшно ревновал, – заявил Роджер.
– Да ну?! – удивился Рики. Он никогда ничего такого не замечал.
– Да-да, – подтвердил Роджер. – Дело прошлое, теперь уже можно сказать. Ну, так ты, может быть, ей передашь, что я ее тоже приглашаю. А то у меня ее телефон куда-то подевался. Она не переезжала?.. И хорошо, что нет. С ней и приходи, записывай адрес, потому что я теперь живу у отчима…
Только положив трубку, Рики смог в полной мере оценить, насколько позорно с его стороны было поддаться неконтролируемой панике. Надо же, дожить до пятнадцати лет и бояться остаться одному в доме!
«Так нельзя, – подумал он. – Неужели я теперь каждый раз, как позвонят по телефону, начну трястись?! Поменьше бдительности и советов дяди Гарри!».
– Ричард, ты это смотришь?! – столь же неодобрительно, сколь и недоверчиво поинтересовалась миссис Дуглас.
Рики бросил взгляд на экран и автоматически состроил невинную физиономию: экран как раз демонстрировал, как одна элегантно одетая, но мало воспитанная женщина отвешивает оплеуху другой, такой же «бизнес-леди». После этого они продолжили ругаться; со всей очевидностью, Рики посчастливилось любоваться сериалом. Миссис Дуглас их не выносила, и, если нечто подобное смотрели итальянские бабушки и тетушки, снисходительно морщилась и помалкивала. Но мужчина, западавший на тележвачку, был в ее глазах едва ли не деградантом. Тем более, молодому парню не пристало проявлять такие интересы, и миссис Дуглас в расстройстве покачивала головой из стороны в сторону.
– Нет, я просто так включил, чтобы нескучно было, – объяснил он, и ту же вспомнил, что телевизор в качестве фона она тоже не одобряет. И, конечно, если Рики не сумел сам заполнить свое время полезными делами, она от души готова была в этом ему помочь…
– Если тебе нечего делать, порежь капусту, – улыбнулась экономка.
После обеда Рики прямо спросил отца, охраняют ли их авроры. Ответ был краток и конкретен.
– Безусловно, да, – сообщил сыну Диего Макарони. – Мне, в общем, не особенно это нравится – жить как в аквариуме. Но я понимаю, сейчас это необходимо. Я специально не стал спрашивать, каким образом они нас контролируют, чтоб не впасть в паранойю. Знаю только, что в доме никого лишнего нет, и то хорошо.
Как ни странно, узнав об этом, Рики и рассердился, но в глубине души почувствовал себя лучше. Он хотел быть в порядке, даже если его уберегут другие.
После этого Рики вплотную занялся приглашением Роджера. До конца каникул оставалось меньше двух недель и, по всей видимости, эта вечеринка должна была стать последним развлечением перед самым хлопотным и нервным годом в школе.
Он совершено точно знал, что явиться к Роджеру в таком же виде, что и в театр – несусветная глупость. Но, в то же время, явиться в футболке тоже казалось ему не слишком праздничным. С другой стороны, может быть, если все запросто, то так и надо, а он отстал от жизни, впитав устаревшие колдовские понятия. Как бы то ни было, сам он не мог решить, какому варианту отдать предпочтение.
Самое простое решение он принял не сразу. Но все-таки Рики обратился к брату за советом, как одеться на вечеринку.
– Что касается Сэма, то он принял бы меня в любом виде, – сказал Пит. – Но вы давно ведь не общались? Даже не знаю, в той компании может быть прият какой-нибудь определенный стиль.
– Вряд ли. Они не видели друг друга столько же, сколько я – их, – сказал Рики.
Он позвонил Даниэле и предал приглашение одноклассника. Разумеется, она согласилась пойти.
– Это уже второй раз, когда мы идем вместе, – констатировал Рики.
– И тебя попросили передать мне, – в раздумье произнесла Дан. – Замечательно, что мы вместе до сих пор, а то я бы никуда не попала. У меня как раз нет никаких планов…
Но особого энтузиазма она, судя по тону, не испытывала. Рики, вообще-то, тоже, хотя не стремился признаваться в этом. За четыре года бывшие одноклассники стали для него людьми малознакомыми, если не совсем посторонними. Он охотно узнал бы, как они живут теперь; но для этого хватило бы справки по телефону. Впрочем, ему, как и Даниэле, тоже было нечего делать под конец лета.
Рики не сомневался, что, несмотря на все опасения, родители не стали бы доносить Поттеру о его планах. Возможно, телефоны прослушивались, но после разговора с Роджером в тот же день его посетил крестный «для серьезного разговора».
О вечеринке он, впрочем, не заикнулся. Главной темой был «Хогвартс».
– Предстоящие экзамены, Ричард, могут исполнить твою мечту первого курса. Если ты не сдашь СОВ, твое обучение прекратится, – меланхолично пригрозил Гарри Поттер, что при его гриффиндорском характере выглядело очень странно. Впрочем, он тут же добавил: – Но я видел твои оценки и знаю, что тебе это не грозит. Все годы ты учился вполне прилично, я надеюсь, так будет и дальше?
Он вопрошающе поглядел на крестника, который смирился с нотацией, но не предполагал, что еще придется соглашаться.
– Дядя Гарри, это зависит от того, какую оценку надо получить, чтобы продолжать обучение, – ответил Рики.
Миссис Дуглас, поставив поднос с чаем, уже минуту назад могла удалиться. Гарри Поттер это заметил.
– Между прочим, сэр, – заговорила она сурово, воспользовавшись его вниманием, – экзамен – это ненормальная ситуация. Человек может растеряться, и я бы сказала…
– Я не могу согласиться с Вами, мэм, – ровно произнес Гарри Поттер. – Подобные недоразумения совсем некстати. К тому же я знаю Ричарда. Он не растеряется.
Их взгляды встретились. Внезапно Рики впервые вспомнил, что им доводилось вместе встречать опасность. В некотором роде то, как удачно он, школьник, и его друзья тогда отражали атаки, казалось теперь невероятным. Но никогда он не медлил и не колебался. Когда все заканчивалось, ему, конечно, случалось переживать о том, как все могло обернуться, если бы что-нибудь пошло не так, но это не имело значения.
Сдавать экзамены Рики тоже доводилось, и он как-то не испытывал по отношению к ним особенного трепета.
Миссис Дуглас извинилась и ушла. Несомненно, Гарри Поттер понял, насколько он ей не симпатичен, но воспринял это так же беспардонно, как всегда.
– Даже эта женщина волнуется, хотя она не является членом твоей семьи, – догадался дядюшка использовать ее в назидательных целях. – Ты начал готовиться на каникулах?
– Нет. А Вы? – спросил Рики.
– К моему стыду, нет, – признался Поттер, отчего на секунду стал чуточку симпатичнее. – Но мой друг, леди Гермиона, получила почти всех СОВ на высший балл потому, что…
– А какую СОВу не на высший балл? – оборвал Рики. Он знал, что уважаемая леди в свое время была идеальной ученицей, но это не помешало ей в настоящее время висеть, как дамоклов меч, над головами добропорядочных сограждан. Добропорядочных, потому что иные ее попросту не слушались. Рики относился к боевой подруге крестного отца с должным почтением, но вовсе не стремился быть на нее похожим, поэтому пример, приведенный дядюшкой, его не особенно вдохновлял на учебные подвиги.
– Защиту от Темных Сил, – признался Поттер, подумав, стоит ли выдавать такую тайну. – Но у нее было меньше практики, чем у меня – я уже несколько раз сталкивался с Лордом…
– А Вы мне советуете – «ни во что не впутывайся»! – сделал замечание Рики. – Но если больше практики?..
– Прекрати! – поморщился дядя Гарри. – Надеюсь, ты не играешь подобными высказываниями на нервах твоих родителей. Эти люди просто святые…
Поняв, что сболтнул лишнее, Поттер осекся.
– Большое спасибо, – нахмурился Рики. – Что-нибудь еще?
– Я еще хотел переговорить с тобой о другом, – подхватил Поттер. – Думаю, у нас больше не будет случая обсудить это. Как глава попечительского совета «Хогвартса», я имею некоторое влияние на внутришкольные дела. Поэтому я настоятельно рекомендовал профессору Снейпу назначить тебя старостой. Мне думается, ты хорошо справляешься с организационной работой, – Гарри неопределенно пожал плечами.
– Значит, выбирает он, – полувопросительно произнес Рики.
– Конечно. Кто лучше завуча колледжа знает своих учеников? Я всегда считал, что к тебе он благоволит. Да и ты его принял в качестве наставника, в чем мне, увы, отказано.
Так и было, поэтому Рики не мог справиться с обидой на Снейпа. Но показывать свои чувства крестному мальчик не хотел, поэтому ответил даже агрессивно:
– Если бы Вы были честны со мной, дядя Гарри, возможно, могли бы рассчитывать на мое доверие.
– Мы уже говорили об этом, – Поттер частично перенял его тон. – Моя обязанность – помочь тебе, если требуется, с определением профпригодности. У тебя есть планы?
– А это обязательно решать сейчас? – Рики не был готов к серьезному разговору на эту тему, но, опять же, не хотел обнажить легкомыслие в столь серьезном вопросе при Потере. В нем взыграло редкое упрямство, словно крестный отец своей заботой посягал на его самостоятельность, и он вознамерился во что бы то ни стало держать его подальше.
– Нет, – не очень охотно признался Поттер. – На самом деле, собеседование с каждым учеником проводит завуч. В школе будут выдаваться информационные листы.
– Ну, тогда я их прочитаю и подумаю, – пообещал Рики.
Но у Рики создалось впечатление, что дядюшка Гарри уж очень заботился о его самоопределение. Возможно, даже сожалел, что не был его завучем. При мысли об этом Рики ужаснулся и едва не перекрестился: «Только этого не хватало моему многострадальному колледжу! Поттер в «Слизерине», завуч…Бя!».
Расстались они вполне мирно. Дядя Гарри пообедал и рассказал, как поживает котик, которого унаследовала от Арабеллы Люси Макарони. Теперь Тигр проживал у старшего сына мистера Поттера, Джеймса, так что Рики предполагал, что котик, получивший навыки дрессировки у Пита, мог уже научиться у своего юного хозяина драться. Но ни в чем таком дядя Гарри не признался.
В назначенное время Рики и Даниэла встретились возле того дома, где предполагалась вечеринка. В этот раз Дан выглядела почти буднично, разве что в блестящей блузке.
– Надеюсь, тебе не пришлось ждать меня? – озабоченно спросила Даниэла.
Рики развеял ее опасения. На само деле, он опасался, что придет позже нее.
Швейцар на входе пропустил не сразу; спросил их имена, позвонил и только потом разрешил войти.
– Как долго ты намерен оставаться у Роджера? – осведомилась Дан в лифте.
– Пока будет интересно, – пожал плечами Рики. – А что?
– Мне нравится, как ты рассуждаешь, – усмехнулась Дан.
Рики постарался пожать плечами как можно небрежнее, но внутренне насторожился. Закралась догадка, которая раньше не приходила ему в голову: он отвык от обычных понятий, в которых все эти годы варились его одноклассники. Необходимость следить за собой в этом плане значительно портила удовольствие.
– Ты считаешь, нетипично? – спросил он.
– Обычно остаются до утра, – пожала плечами Дан. – Конечно, если родителей выпроводили.
Рики глубокомысленно кивнул.
Дан оказалась права. Уже с порога на них повеяло буйной свободой, происходящей только от отсутствия контроля. Магнитофон играл довольно громко, почти все гости, как предупредил хозяин, уже явились.
Роджер долго здоровался, потом проводил в комнату. Там насчитывалась примерно половина их класса, причем девушек было больше. К лицу Рики будто приклеилась улыбка. Его охватил странный мандраж; ведь он впервые встречался с друзьями из начальной школы.
Почти всех собравшихся Рики узнал сразу. Но его бывшие одноклассники изменились, и не только в том, что выросли. У них на лицах были написаны заботы и печали, и вообще держались они совсем по-взрослому.
Только Саймона Рики не узнавал. Он выглядел так, будто недавно обрил голову наголо, а еще проколол нос и вытянулся почти под потолок. И, тем не менее, это был тот самый человек, который когда-то подарил ему удочку. Они сцепили руки в крепком пожатии.
Даниэлу немедленно увела Хиллари Маршалл, которая зачем-то перекрасилась в блондинку. Парни образовали небольшую группу как раз напротив двери в гостиную.
– Ты чего такой надутый, Робби? – поинтересовался Джек.
– Моя бывшая подружка, дура, очень похожа на Хиллари, – сказал Робби. – Я мог бы сегодня прийти с ней, если бы она оказалась посговорчивее. Но такая стерва, черта с два что уступит. И я ей сказал…
Рики как-то отвык, чтобы о прекрасно половине человечества говорилось в таком тоне, и ему стало неуютно. Даже Уизли, при всей своей гриффиндорской прямоте, не высказывали подобных соображений.
– Где ты видел, чтоб девчонки уступали? – Джонни толкнул его в плечо, и они захихикали.
– Они же теперь все феминистки, – произнес Саймон уже серьезно.
Рики как-то не приходилось сталкиваться с этим бедствием, и двусмысленными шуточками, он даже поймал себя на мысли, что в своих мыслях сейчас ближе к профессору Снейпу, чем к своим ровесникам.
– И потом она, видите ли, не любит рок. Запала на попсу, и меня туда же, – проворчал Робби, – но фиг дождется!
– В пещерный век все было намного проще, – высказался Джонни.
– Что-то не верится, чтобы ты приволок на себе буйвола, – не выдержав, возразил Рики.
– А что? Загрузил бы на «Мерседес» и привез, – не растерялся приятель. – А вообще-то скоро появятся роботы, пусть они и таскают буйволов.
Рики не имел желания углубляться в философию деградации цивилизованного человека, вся жизнь которого, похоже, скоро должна была уложиться в нажатие нескольких кнопок.
– Какого буйвола? Они же теперь все на диетах сидят, – напомнил Джек. – То похудеть им надо, то поправиться, то грудь подтянуть…
Ребята снова захихикали. На сей раз Рики присоединился к ним, чтобы не выделяться.
– Вот именно, и меня это все достало, – буркнул Робби.
– Если не ладится с девушкой, надо напиться, – присоветовал Саймон.
– Лучше не надо. Похмелье – мерзкое состояние, – тоном бывалого человека начал вещать Джонни. – Пожалуй, единственное, о чем думаешь – как паршиво, что ты все еще жив. Тошнит от всего, кроме ледяной воды, и то…
– Ладно, хватит про это, – пресек хозяин, – есть же другие радости на свете. Я вот, к сожалению, продул свое место в основном составе футбольной команды. Ногу подвернул, и все.
Это обстоятельство заслуживало самого горячего сочувствия. К теме спорта никто не остался равнодушным.
– Я играю в регби, – сразу утешился Бобби, – в основном составе.
– Везет, – так Саймон коротко дал понять, что сам таким счастливчиком не является, и – о ужас – повернулся к Рики. – А ты?
– Помнится, в старой школе ты хорошо играл в баскетбол, – поддержал его Роджер.
– Увы, другие интересы, – пожал плечами Рики. – С баскетболом я завязал.
На самом деле, Рики вдруг поймал себя на том, что, если бы в «Хогвартсе» были условия, охотно занимался бы каким-нибудь видом спорта. Безусловно, говорить о квиддиче здесь не имело смысла. Это было даже не опасно, умом Рики понимал, что ребята воспримут это как шутку и похвалят его буйную фантазию.
– Жаль, – почти покровительственно произнес Робби, – из тебя вышел бы хороший игрок. Не понимаю я тех, кто предпочитает зубрить, по-моему, ничего хуже быть не может.
– Каждому свое, – философски рассудил Рики.
– Согласен. Я вот получил стипендию, – похвастался Роджер.
– И как же? – высказал Рики общее любопытство.
– Занял первое место на олимпиаде, – пожал плечами бывший одноклассник. – Правда, мне не особо теперь нравится микробиология, так что даже хорошо, что уеду в Австралию. Хотя, может быть, останусь, и буду ездить туда на каникулы, смотря, как родители договорятся.
– Твой отец так и не хочет отпускать тебя из страны? – с пониманием произнес Джек.
– Да, они с матерью никак поделить меня не могут.
Рики помнил, что такие разговоры, в общем-то, типичны, но против воли был шокирован. В мире магии он вообще никогда не слышал, чтобы кто-то разводился, за исключением леди Парвати Патил, которая проживала с мужем на разных континентах, но она была очень странной теткой. И кроме того, муж от нее просто сбежал, а не развелся.
– Ладно. А ты что изучаешь? – обратился он к Рики. Как назло, на него тут же уставилась вся компания.
– Физику, – назвал Рики первое, что пришло на память.
– Да? – как будто обрадовался Джек. – Я тоже. И на чем хочешь остановиться?
Рики почувствовал, что ступил на шаткую почву. Он старался не выдать своего напряжения, что ему пока удавалось, но, как назло, в голову не приходило ничего подходящего, притом что Рики частенько слышал всякие околонаучные разговоры и даже когда-то читал газеты.
– На излучениях светового спектра, – сказал он, смутно припоминая, что от этого зависит восприятие цвета.
– Я бы подумал, – пожал плечами Джек. – По-моему, это прошлый век.
К счастью, он не был подследственным, а всего лишь участником дружеского разговора, к тому же не единственным. После этого разговор переключился на карьерные планы. Джек, как оказалось, собирался дальше заниматься полупроводниками и компьютерами. У Роджера нашлось, что высказать по этому поводу.
– Обсуждение нового оборудования, сколько себя помню, никогда не обходится без крепких выражений, – усмехнулся он. – Везде столько косяков, и чем новее, тем хуже.
С ним почти все согласились. Рики чувствовал себя неандертальцем: он, конечно, умел пользоваться компьютером, и бывало, что программа зависала, но чтобы относиться к этому столь трепетно и критично… Для него компьютер был чем-то вроде ножа – инструмент, только более сложный. Но, помнится, по умению разбираться в технике магглы имели привычку судить об образованности в целом. Он отмалчивался, пока Роджер и Саймон высказывали Джеку все свои претензии, главным образом относительно программ, работающих с картинками.
– Несколько версий программного обеспечения на самом деле позволяет выбирать, на какую фирму работать, – снисходительно просветил простофиль Джек. На этом реклама его интересов кончилась.
– Я хотел играть в группе, но предки настаивают, чтобы я учился на журналиста, – с кислой миной сообщил Робби.
– Обычная история, – пожал плечами Рики. Он правильно рассчитал, что благодаря этой реплике не будет выделяться.
– И не говори! – поддержал его Робби. – Отец хочет затащить меня на стажировку в одну редакцию, там работает его стародавний приятель, ну, такое занудство, как у всех.
– Когда это будет? – поинтересовался Рики.
– Года через три, – зевнул страдалец.
Роджер отвлекся, чтобы открыть дверь Майклу и Шарлоте, а после на правах хозяина пригласил всех к шведскому столу.
Этого Рики тоже не ожидал. Там была только легкая закуска, причем бутерброды почти сразу все расхватали. Еще там были всякие хрустящие чипсы и сухарики из пакетиков. Но изобилие спиртного оказалось для него неожиданным.
– Пива, Ричард? – спросил хозяин.
– Нет, пожалуй, вино, – решил Рики, исключительно потому, что с вином ему уже приходилось иметь дело. У пива, он знал, вроде бы градус меньше, но совершенно иной принцип действия. К тому же когда-то в Италии ему говорили, что в первый раз от пива здорово развозит. Рики же считал своим долгом сохранять пусть не совсем трезвую, но хотя бы относительно ясную голову.
Рики помнил, что алкоголь надо обязательно чем-то закусывать, иначе он ударит в голову. Изобильного выбора блюд, как на праздниках в Италии, здесь, однако, не наблюдалось. Уже представив, какой странный букет вкусов получится в результате, Рики, тем не менее, взял со стола, что было.
– Ты закусываешь вино чипсами? – заметив, удивленно спросила Дженнифер.
– Какую только дрянь не научишься жрать в школе! – неожиданно вступился Рождер.
Рики в этом смысле к «Хогвартсу» никаких претензий не имел, однако большинство в вопросе школьной еды придерживалось другого мнения.
– Мы как-то с соседями по комнате выпили бренди, а тут проверка комнат, пришлось зажевать капустой, – признался Джонни.
Рики заметил, что Даниэла выбрала, как почти все, пиво. Только она тоже не стала много пить.
– Я не могу видеть овсянку, – поморщилась Хиллари.
«Ее не глазами надо, а желудком», – подумал Рики.
Вдоволь посетовав на отсутствие в меню красной икры и суши, принялись обсуждать иные недостатки родных учебных заведений.
– В нашей школе такой скандал случился на Рождество, – пожаловался Саймон. – Накрыли двух полуголых придурков в туалете и прекратили дискотеку.
Отовсюду сочувственно закивали. Рики поспешно глотнул еще вина. Он даже думать не хотел, что произошло бы в «Хогвартсе» в подобном случае, и вдруг почувствовал себя старым, потому что в глубине души соглашался скорее с черствой администрацией.
– А у нас все никак не соглашаются продавать пиво в школьном буфете, хотя мы каждый раз пишем об этом в анкетах, – сказала Шарлота.
– Нам запрещают есть в постелях. Как будто спят на наших крошках, – пожаловался Майкл.
Рики не выдержал и прыснул в кулак. Однако, это заметили.
– Что смешного? В твоей-то школе преподаватели читают, думаешь, ваши пожелания? – повернулся к нему оскорбленный в праведном возмущении Майкл.
– Они редко спрашивают, – констатировал Рики.
– А как реагирует профсоюз студентов? – изумилась Эллис.
– Обычно соглашается. У нас редко бывают конфликты, – солгал Рики. Он не задумывался, насколько это хорошо, просто представил, каково будет узнать им истинное положение вещей, например, отсутствие такового профсоюза. Его уже не беспокоило, что МакГонагол могла называться антидемократичной, а отношения Снейпа к ученикам-не-слизеринцам наверняка подходили под статью какого-нибудь кодекса. Рики, всегда считавший сам себя очень свободомыслящим, впервые почувствовал, что может быть уличен в консерватизме.
Между тем рассуждения о школах продолжались. Желающих высказать свое возмущение оказалось более чем достаточно. Критика учителей, восторг от спортсменов и музыкантов школьного производства сотрясали воздух не хуже попсы.
Он все глубже осознавал несходство интересов.
– А вот у нас все очень здорово, – выделилась на фоне общего недовольства Эллис. – Отбой отменили в этом году, эксперимент такой. Можно слушать музыку хоть до утра, если соседи не возражают.
Рики совершенно не разделял зависть, которую вызвала эта привилегия почти у всех. На втором курсе он частенько ложился поздно, и с тех пор научился ценить здоровый и своевременный сон.
А потом музыку включили еще громче, и начались танцы. Сначала все прыгали, кто как хотел, пока Рики допивал свой бокал, ибо Роджер не поскупился и налил ему полный. Рики даже испытывал некоторую гордость, потому что навык у него имелся. Он прекрасно знал, что лучше пить большими глотками, и вроде бы не пьянел.
Но уже вторая мелодия была медленной. Его бы это не волновало, если бы он не увидел вдруг, что Даниэлу пригласил Робби. Это очень напоминало тесные объятия. Они стояли очень близко, почти не перемещаясь, так, покачивались на месте.
Рики не нравился этот танец, хотя в нем до некоторого времени не было ничего особенного. Но потом Дженнифер, вероятно посчитав, что в помещении лишком жарко, под бешеный восторг и улюлюканье публики сбросила кофточку.
Поначалу Рики показалось, будто он оказался в фильме – маггловском кино из тех, что иногда смотрел, про всякие студенческие вечеринки и золотую молодежь. В его реальной жизни никогда такого не происходило. Он дернулся с места, намереваясь войти в круг танцующих и увести подругу. И остановился. Ведь у него, собственно, не было никакой уверенности, хочет ли этого Даниэла
– Она твоя подружка? – спросил Саймон, возникнув как будто ниоткуда.
Секунду Рики обдумывал. Собственно, весь вечер он только и делал, что напрягал мозги, как бы ни сказать чего лишнего, и это ему порядочно надоело. Как, должно быть, сложно бывало с ним Даниэле, внезапно осознал Рики, когда они общались. Впрочем, всегда можно было поговорить о мультиках…
– Почти, – ответил он, втайне надеясь, что его лаконичность отобьет охоту к дальнейшему любопытытсвованию. Мог бы вспомнить, что подобная тактика, применяемая дядей Гарри, никогда не останавливала его самого.
– Почему почти? – скуксился приятель. – Я бы тебе советовал…
– Не надо, – оборвал его Рики. – Я как-нибудь сам разберусь.
Вряд ли доброжелатель сдался бы так скоро, но Рики, воспользовавшись тем, что песня заканчивалась, направился к Даниэле.
– Можно тебя? – произнес он и, не дождавшись ответа, запросто потянул ее к себе за руку, так что ее недавний партнер даже не успел сориентироваться, как остался с носом.
Следующая мелодия была динамичной и не менее громкой. Они танцевали так, как будто, как в анекдоте, током шарахнуло. Рики почему-то подумал, что именно так должна выглядеть реакция на пыточное проклятие, или на Щекочару. А что, дергаться было даже забавно, действительно, адреналин заиграл. Кто-то из девчонок снова выбросил топ в воздух, и снова зал огласился поощрительными визгами.
Рики начал бить чечетку. Иногда раньше он пытался подражать профессиональным танцорам, коих повидал великое множество. Получалось так себе, но лучше, чем у Даниэлы. Наступив сама себе на ногу, она расхохоталась и чуть не упала на него. Рики помог ей восстановить равновесие. Вокруг все прыгали, грохотала музыка, никто не обращал внимания на других танцующих.
Под конец Рики почувствовал, что ему стало жарко. Конечно, если бы он с себя что-нибудь снял, это было бы не так эффектно, – почему-то пришло на ум. Даниэла поправляла прическу, при этом умудряясь кивать ему в сторону, предлагая выйти из круга танцующих. Она тяжело дышала и, насколько он понял, хотела отдохнуть от бурной активности. Он взял ее за руку и отвел к окну, где было не так шумно.
– Тебе тут нравится? – напрямик спросил он.
– Ну, Рики, – Дан стрельнула глазами в комнату и вздохнула.
– Я бы ушел. Я не знаю, хочешь ли ты остаться?
– Честно говоря, не особенно, – призналась Дан. – Я раньше хотела тебя попросить, но думала, ты хочешь пообщаться.
– Уже пообщался, – кивнул Рики, и тут рядом материализовался Джек.
– О чем вы шепчетесь? – полюбопытствовал он.
– О любви, – загадочно улыбнулась Дан, пока Рики подбирал ответ.
– …Нет, все классно, но мы устали, – говорил он десять минут спустя, пожимая руку хозяину.
– Ага. Мы утром ездили на пикник, – поддакнула подруга.
– Вместе? – покосился на них Роджер.
– Мы все делаем вместе, – с каменным лицом отчеканил Рики.
За дверью они вздохнули с облегчением. Затем переглянулись и расхохотались.
– Представь, что о нас там говорят, – сказала Дан.
– А меня это мало интересует, – нахмурился Рики. – По-моему, это несовместимо – ты и пошлости всякие.
Он прикусил язык, но Дан не стала углубляться в эту тему.
– Ты не привык к таким вечеринкам, – констатировала она.
Рики представил половинчатый топлесс в присутствии бабули Артура, и его передернуло.
– Нет, – признался он, даже понимая, что это странно.
– Обычно ребята любят беситься.
– В моей школе мы бесимся иначе, – сказал Рики. В этом смысле славная история Клуба Единства могла похвастаться разными замечательными случаями: Рождеством на третьем курсе, к примеру. – Я ожидал, что после того, как мы столько лет не виделись, будет нечто другое. А тут такой грохот, не поговоришь. Я привык, что во время танцев все-таки можно разговаривать. А то, как на уроке.
– У тебя настолько старомодная школа? – удивилась Дан. – Как в фильмах, нормально поговорить не о погоде и дорогах можно только… Все, поняла, эта тема под запретом.
На улице Рики поймал такси. Усевшись, он почувствовал, что отговорка оказалась правдой: он устал и ничуть не возражал против здорового сна.
– Как я завтра встану? – вздохнула Дан. – Собаку выгуливать пораньше.
– А прямо сейчас придется будить родителей.
– Нет, у меня ключи, – сказала Дан.
У Рики появились угрызения совести. Сам он оказался не таким предусмотрительным, но собственный ключ он перестал носить при себе, когда поступил в «Хогвартс».
– Давай лучше ходить в театр, – выразила пожелание Дан, когда он помог ей выйти из машины. Манеры сработали на автомате. Чмокнув его в щечку, девушка направилась к своему подъезду. Он проследил, когда за ней закроется дверь, вернулся в машину и тут пригляделся к шоферу. Нет, раньше они не сталкивались, но отсюда еще не следовало, что это обычный таксист.
Его благополучно доставили по адресу, он расплатился и поднялся по ступенькам. Рики вяло отметил, что раньше Дан его не целовала в щечку. «Определенно, если мысли так тормозят, пора на отдых», – подумал Рики. Ночной воздух, однако, бодрил, что было вовсе некстати. Рики нажал на звонок, приготовившись к долгому ожиданию.
Но миссис Дуглас открыла достаточно быстро; он даже подумал, не страдает ли она от старческой бессонницы. Рики сказал ей, что все нормально, от молока отказался и отправился в свою комнату.
Снимая ботинки, он обнаружил в себе редкое желание поворчать. Ради чего, спрашивается? Рики начал перебирать ценные результаты. Во-первых, стоило повидаться, мороженое было восхитительное, кроме того, его друзья-маггловеды получили бы отличный материал. Внезапно его озарило, благодаря чему все разочарование испарилось.
Этот вечер, где он скучал и чувствовал себя чужим, преподал ему важный урок. Его жизненные помыслы сосредоточены, как ни крути, в «Хогвартсе». Следовательно, его место находится в мире магии не только потому, что только там имеет значение балл по СОВам. Ни о чем не связанном с магией он больше не думал.
Зато подумал наутро. С Даниэлой следовало вести себя осторожнее. Иногда по ее замечаниям ему казалось, что она постоянно изучает его. Это вряд ли соответствовало истине, так было и раньше. Но все равно, она обращала внимание как раз на то, что имело смысл скрывать.
Рики не хотел, чтобы Дан знала, кто он такой. Собственно, она отлично смотрелась бы на метле, но судьба распорядилась иначе. Поэтому его долг – держать ее подальше.
Это не должно было составить значительного труда. Каникулы заканчивались; даже в воздухе повеяло осенней прохладой. В это время в душе поднимался протест против скорой потери свободы, но и наверстывать особенно уже не хотелось. Рики наслаждался бездельем, и даже иногда заглядывал в учебники.
Лучше бы он этого не делал, потому что, раскрыв в один прекрасный вечер на странице 142 «Историю «Хогвартса»», прочел следующие строки: «Невзирая на принятые в начале предосторожности, в замок иногда забредали магглы. Последствия бывали печальны. Не всех удавалось обнаружить в лабиринте «Хогвартса», тем более – в Запретном лесу. Известен случай миссис Чарльз Смит, которая пошла искать свою корову и набрела на совет кентавров. Что именно она услышала там, достоверно неизвестно…».
На этом месте Рики прикрыл книгу и подумал, стоит ли читать дальше. Он прекрасно знал, насколько бескомпромиссными бывают кентавры. И все же решился. «Она вернулась в родную деревню три месяца спустя и с тех пор начала красть у соседей подковы, прибитые, согласно маггловской традиции, на счастье над входом в дом».
«Всего-то?» – фыркнул Рики, но, как оказалось, главной проблемой несчастной женщины стала неприязнь соседей. Это был, конечно, не самый трагический случай, но другие Рики просто не стал читать.
«…Со временем, конечно, отталкивающие чары стали совершеннее, а «Хогвартс» – безопаснее»…
«Ничего себе! А родителям поступающих магглокровок это показывают?» – подумал Рики и еще больше укрепился в своем намерении не подпускать к этому Дан.
Однако, игнорируя логику, он вовсе не отказался от мысли однажды пригласить в школу брата и маму с папой, особенно Пита. Он знал, что в «Хогвартсе», вообще-то здорово интересно, и сам он обычно не чувствовал себя там в опасности, разве что в исключительных обстоятельствах. Рики считал, что в состоянии уберечься от магических штучек. Рики понимал, ему придется смириться с тем, что в этом году ничего не получится. Но, может быть, когда он повзрослеет и займет пост в Министерстве…мистер Филч, школьный завхоз, не встанет крестом в Главных дверях с криком: «Нарушитель!».
Ход собственных рассуждений удивил Рики. До сих пор он не строил подобных планов на будущее, хотя, разумеется, интересовался, чем занимаются колдуны после окончания школы.
Родителям и Питу Рики не стал много рассказывать о том, как провел время у Роджера. Только миссис Дуглас, после того, как за завтраком он сказал, что все нормально, предприняла попытку вытянуть из него больше. Рики связал это с тем, что она открывала ему дверь и потому унюхала запах вина. Тем более, выражение ее лица при упоминании о той ночи ясно говорило о том, что она чего-то не одобряет. Но Рики уверил ее, что ничего особенного там не случилось, и она отстала.
После встречи с бывшими одноклассниками прошло два дня. Рики колебался, надо ли это делать, но все же набрал номер Роджера и справился, как все прошло после их с Дан ухода.
– Отлично! – восторженно, хотя и немного устало сообщил тот.
Опасения Рики насчет того, что одноклассник обидится на них за ранний уход, развеялись, как только он услышал, каким тоном это было сказано. У хозяина, сообразил он, и без них хватало ярких впечатлений.
– Все прошло, как планировали? – осторожно поинтересовался он.
– Не совсем, но оторвались мы классно, – похвастался приятель.
– Дом не разнесли? – осторожно уточнил Рики.
– Нет, только одна проблемка вышла. Робби здорово налакался. Пришлось звонить к нему домой, – сообщил Роджер.
На секунду Рики представил, каково было бы его отцу, художнику, написавшему две воспитательные картины о вреде пьянства, видеть своего сына в таком состоянии после того, как его разбудят в районе пяти часов утра. Нет, что ни говори, а для своей семьи он все-таки подарок, никогда не доставлял им особых хлопот, если не считать…
– …Мы с его мамой едва затолкали его в такси. Тяжелый, черт! А водитель чуть не отказался везти, начал беспокоиться, как бы он не наделал в его салоне, – доносилось из трубки.
Рики озарило. Нет, в подобном случае с ним следовало звать никак не отца, а исключительно дядюшку Гарри! Вот кто заслуживает приключений с утра пораньше! Рики вообразил, как его шокированная мама, а еще лучше рассвирепевшая миссис Дуглас требует с крестного отца объяснений, почему он доставил ее ненаглядного мальчика в таком виде?! Но ради этого, право, не следовало напиваться. Если похмелье, в самом деле, такая противная штука, как о нем говорят, пусть дядя Гарри спит себе спокойно, для беспокойства у него есть три сына.
– …Салат уронили на ковер, но это пустяки, – продолжал Роджер.
– Ну, я рад, что ты всем доволен, – Рики вовремя вспомнил этот тон – верный сигнал, что Роджер сейчас начнет жаловаться, и остановить его потом получится, но только с применением невежливых выражений, которые наверняка услышит из столовой миссис Дуглас. – Извини, мама требует телефон, – соврал он из самых благих побуждений.
– Рад был тебя повидать, – стал закругляться Роджер.
– И я тоже, – уверил его Рики.
– …а то о других я слышал, а о тебе – нет, – вонзил нож в спину бывший одноклассник. – Трое наших учатся в Итоне, остальные кто где, а тебя никто не видел. Как называется-то твоя школа?
– Извини, до свидания, – скороговоркой произнес Рики и опустил трубку на рычаг быстрее, чем требовалось.

Глава 8. Первая ласточка разделения


На этот раз он с легким сердцем укладывал в сундук учебники, почти не сожалея об окончании каникул. Сильного желания вновь окунуться в мир «Хогвартса» он не чувствовал, но неизбежность этого странно успокаивала. У Рики было убеждение, что в этот раз он точно найдет там все разгадки.
Он вздрогнул, когда раздался неожиданный отчетливый стук в дверь. Нервно оглядевшись, Рики быстро потащил сундук, который, конечно, упал за кровать с грохотом. Рики сомневался, чтобы его чересчур громкое «Войдите!» заглушило этот звук. Тем более что не всем обитателям дома колдовской сундук показался бы нормальной вещью.
Через секунду Рики уже был в комнате не один. Он угадал правильно – его апартаменты посетила миссис Дуглас. Она медленно вошла и затворила дверь – значит, целью прихода было не приглашение к телефону или еще куда-то. По счастью, Рики как раз накануне прибрался у себя.
– Ричард, я еще не беседовала с тобой насчет твоей учебы, – сказала она, присаживаясь напротив.
«О нет! Вторая Дан», – напрягся Рики, хотя ему стало лучше оттого, что она не собиралась заглядывать за кровать.
Миссис Дуглас солидно прокашлялась.
– В этом году, – заявила она, – тебе предстоят серьезные экзамены. Даже твой крестный зачастил, – экономка поджала губы.
Наверное, так родители объяснили ей визиты дяди Гарри. Рики никогда не задумывался о том, как ей объяснили, в какой школе он учится и все прочее. Ему было приятно чувствовать ее поддержку, потому что миссис Дуглас тоже недолюбливала зануду дядюшку Гарри.
– Лишнее беспокойство, – пожал плечами Рики. – Все сдают, и я сумею.
– Я не знаю, приедешь ли ты на каникулы, поэтому решила поговорить с тобой сейчас, вдруг ты не появишься до следующего лета. Питу это не надо, он сам понимает, но вот ты…
– Я, по-вашему, плохо соображаю? – обиделся Рики, не понимая, куда она клонит.
– У тебя амбиции, – покачала головой миссис Дуглас. – Это надо, но ты при любом раскладе стремишься быть лучшим. А это не всегда получается, и не всегда надо, и вообще… Вот послушай, как со мной было, – торопливо заговорила она, не давая хлопающему глазами воспитаннику возможности возразить. Мы с моей подружкой Эмили на выпускном курсе писали контрольные. У меня получилось на пять баллов больше, так она в туалете пряталась и так ревела. Это она потом уже мне призналась, когда моего мужа в тюрьму посадили. Она тогда работала, а замуж так и не вышла.
– Какой предмет вы сдавали? – из вежливости поинтересовался Рики.
– Не помню, – удивленно констатировала миссис Дуглас. – Но теперь ты понимаешь, какая ерунда эти экзамены? А ведь мы так переживали, – погрузилась в воспоминания суровая экономка. – У нас на курсе был парень, все учил, зубрил, хотел максимальную оценку, и не добрал один балл. Ему это даже планы не перечеркнуло, но нервами он повредился. Как это, по-твоему, когда у парня в 18 лет руки трясутся? А некоторые пить начинают…
– Я не начну, – пообещал Рики.
– Ну конечно нет, – вскинулась миссис Дуглас. – За этим я прослежу. Я что сказать пытаюсь. Экзамены – это не главное.
– Я так никогда и не считал, – заверил ее Рики.
– Да, но когда что-то идет не так, забываешь, что, может, оно тебе и не надо. Главное – чтобы дома все было хорошо.
Она вздохнула. Рики редко приходилось испытывать к ней сочувствие.
– Ну, у нас все отлично, – сказал он.
– Надеюсь, ты больше не будешь вести себя, как в начале лета, – эту фразу экономка произнесла так весомо, словно только ради нее и пришла. – Пойду, погляжу, может, бульон уже закипел, – заявила она и поспешила вон из комнаты.
Рики был удивлен и тронут. Похоже, миссис Дуглас все больше подпадает под власть возрастной сентиментальности. Подобными назидательными историями иной раз увлекались бабуля и ее сестры; Рики всякий раз пропускал их мимо ушей. И он вернулся к своему сундуку, который оказалось куда сложнее поставить на кровать, чем скинуть вниз.
Пит уезжал в тот же день, но позже. По случаю их возвращения к учебе миссис Дуглас сотворила изумительный ужин. Рики невольно задумался о том, что завтра вечером ему тоже предстоит объедаться. Некоторые, наверное, стремились к школьному изобилию. Но дома у Рики не было оснований пожаловаться на диету.
– Желаю вам успехов! – предложил тост отец.
– Не помешает, – согласился Пит и, ожидая подтверждения, поглядел на младшего брата.
Рики постарался показать, что он-то настроен только на успехи, и ему стало неуютно. Он словно наблюдал за собой со стороны, как будто был незнаком сам себе. Рики был по-прежнему счастлив в кругу семьи, но то, что он особо отмечал это, напрягало.
Наверное, брат заметил его напряжение, потому что, заглянув к нему пожелать спокойной ночи, спросил, все ли в порядке.
– Почти, – решил не притворяться Рики. – Проблема в том, что я не чувствую себя собой. Вроде бы ничего особенного не происходит, но на душе как-то странно.
– Ты связываешь это со своей тайной? – Пит прикрыл дверь и оперся о косяк.
– Не уверен. Раньше я так не чувствовал, – ответил Рики и пожалел об этом; зачем надо говорить все это Питу, грузить его своими проблемами?
Пит задумчиво покачал головой.
– А может быть, ты просто взрослеешь? – предположил он. – Твое восприятие меняется. Ты действительно становишься другим человеком. Это нормально.
– Может быть, – согласился Рики. Ему как-то сразу захотелось спать, а не обсуждать эту тему. Если объяснение столь банально, а он каждый раз будет тревожить Пита…
– Пиши мне в случае чего, – попросил старший брат.
– Я всегда так делаю, – ответил Рики. – Доброй ночи тебе.
– И тебе также, – сказал Пит и ушел. Скорее всего, он тоже не сказал всего того, что хотел.
Погасив свет, Рики долго лежал с открытыми глазами. Желание брата помочь, помимо благодарности, вызвало тягостное чувство. Рики осознал, насколько мало может помочь ему Пит. Вспомнились слова слизеринского завуча, сказанные в то время, когда он еще хотел бросить магию: «Ты должен следовать своей природе»; следовательно, Пит должен следовать своей, и он, Рики, не вправе втягивать Пита в иной мир. Хотя умом слизеринец всегда понимал, что брат далек от колдовских проблем, но раньше Рики охотно ими делился. Сейчас же ему очень хотелось, чтобы Пит не отягощал свою жизнь беспокойством о нем и был счастлив.
Перед отъездом миссис Дуглас присоединилась к пожеланиям учиться отлично. Рики уселся на переднее сидение рядом с папой и до последнего оборачивался на дом, который, как назло, быстро остался позади. Он думал, что нет обратного пути. И не так чтобы сожалел о своем выборе пятилетней давности. Да и много ли он тогда мог осознать?
Внезапно машина резко затормозила, выводя его из нередкого в последнее время состояния задумчивости. Подняв глаза к лобовому стеклу, Рики даже подскочил: впереди стояли ровными рядами машины, а где-то далеко высился светофор. Они угодили в пробку.
Рики знал, что это – типичное явление для большого города, пару раз они даже застревали, но это было до «Хогвартса», и он успел забыть, насколько противно продвигаться по сантиметру в минуту. Впереди, ближе к перекрестку, водители сигналили, но вокруг них было тихо.
– А я надеялся, в объезд будет лучше, – раздосадовано произнес папа.
Очень скоро Рики понял, как выматывает это обычное явление. Расстояние до светофора сокращалось очень медленно, а время, оставшееся до отхода поезда – очень быстро.
– Папа, – в отчаянии, едва не ноя, спросил он, – когда это кончится?!
– Спокойно, – отрывисто бросил Диего Макарони, барабаня пальцем по рулю, – мы же не можем взлететь.
Рики немедленно возжаждал этого всей душой. Он откинулся на сидение, зажмурился, чтобы не видеть столпотворения впереди, и представил огромную метлу, которая подметает дорогу, очищая от машин впереди, разметая их в разные стороны, освобождая путь. Машина продвинулась, потом опять встала. И так повторилось несколько раз, так что Рики устал напоминать себе, что терпение – это высшая добродетель. Утешение, что он, оказывается, высшей добродетелью наделен, оказалось почему-то слабой поддержкой.
Когда они выбрались, времени осталось строго в обрез.
– Быстрее, – выдохнул он сквозь зубы.
– Если я нарушу правила, мы вообще никуда не поедем, – напомнил отец. – Собственно, сейчас везде пробки. Учебный год во всех заведениях начинаются одинаково. Удивительно, что раньше мы избегали таких проблем.
У вокзала, по счастью, быстро нашлось место для парковки, и даже не так далеко от входа, но каждая проволочка ударяла по нервам Рики, как палочка по барабану. К платформе 9 и 3/4 они мчались бегом, невзирая на вес сундука. Часы оставляли Рики две минуты для посадки в ««Хогвартс» – Экспресс».
– Удачи, – напоследок пожелал отец. Юноша крепко стиснул его руку и помчался прямо на железный барьер…
Когда Рики оказался по ту сторону, платформа, которую он помнил всегда оживленной, поразила своей пустынностью. Несколько родителей еще ждали на перроне, но меньше, чем обычно.
Двое смутно знакомых как раз направлялись на выход и едва не столкнулись с его тележкой. Последовали взаимные извинения.
– Не беспокойся, поезд опоздает минуты на две, – бросил ему огромный мужчина, чьим оскалом можно было распугивать старушек на скамейках в парке.
– Спасибо, сэр, – ответил Рики, уже опознавший в нем звезду квиддича, Маркуса Флинта, знаменитого выпускники «Слизерина» и, главное, отца близнецов Генри и Тиффани, одноклассников Рики, благодаря которым однажды и был представлен мистеру Флинту. Другого мужчину юноша видел мельком пару раз, он доводился приятелем Гарри Поттеру и, кроме того, его сыном был Ральф Джордан.
– Как дела, Флинт? – натянуто поинтересовался отец Ральфа, обозревая перрон.
– Идут, Джордан, – ответил отец Генри. – И у тебя все то же?
– Да, потихоньку. Рад был встретиться.
– Всего хорошего, – попрощался сквозь зубы квиддичный игрок.
Обогнув Рики с разных сторон, колдуны, должно быть, столкнулись еще раз непосредственно перед барьером. Рики показалось, что они не очень хорошо ладят между собой.
– Поторопись! – дернул его за плечо подоспевший кондуктор.
Вдвоем они втащили сундук в вагон багажа. После чего искать друзей Рики отправился уже в одиночестве и наткнулся на них почти сразу. Лео и остальные прогуливались вдоль поезда, но казались при этом напряженными, словно не просто так слонялись. Заметив его, все четверо поспешили навстречу.
Они приближались, как в замедленной съемке. Ребята вдруг показались Рики совсем взрослыми. Артур как никогда напоминал солидностью дядюшку Рона. На отца шестерых детей гриффиндорец, конечно, пока не тянул; впрочем, в роли дуэньи он, несомненно, напрактиковался. Дику значок уже пошел на пользу – он перестал сутулиться. Лео блистал во всей своей благородной породе. Эдгару как нельзя лучше подходило теперь озабоченное выражение лица, за которым, по всей видимости, навсегда исчез страх, терзавший его многие годы.
С ними был Ральф Джордан. Судя по тому, что значок Артура не был распилен пополам, его тоже не назначили старостой.
– А вы почему здесь? – спросил Рики, когда приветствия иссякли.
– Следим за отправкой. Старосты-девочки контролируют ситуацию изнутри, потому что там делать нечего, – сказал Артур.
Рики кивнул его словам, как чему-то само собой разумеющемуся.
– Какое купе мы заняли? – небрежно поинтересовался он.
Ребята обменялись взглядами, в которых Рики отчетливо уловил неловкость.
– Нам придется ехать в другом вагоне, – с сожалением констатировал Лео.
До Рики не сразу дошло. Он этого совершенно не ожидал.
– И патрулировать коридоры, – добавил Эди.
– Я бы лучше просто так по ним ходил, – вздохнул Артур.
Рики слушал, заботясь о том, чтоб сохранять на лице дружелюбное выражение. Само по себе это было малоприятно. Раздражение поднималось в нем вместе с новым чувством тоски. Рики хотел бы оставаться вместе с друзьями; это было одно из важных преимуществ в «Хогвартсе» и особенно в поезде, когда нечем заняться. Смутно догадываясь, что теперь у них, вероятно, появится много отдельных от него интересов, Рики чувствовал себя не в своей тарелке.
– О, привет! Как хорошо, что я не опоздала!
Вместе со всеми Рики развернулся, чтобы поприветствовать одноклассницу. Он не мог сдержать совершенно искренней улыбки.
Бетси Спок из «Равенкло» поправила растрепанные волосы, при этом едва не уронив увесистую стопку журналов с движущимися иллюстрациями. Рики заметил, как заалели щеки Эдгара, хотя не только он дернулся, стремясь предотвратить падение ее ноши.
– Всюду такие пробки, – продолжала щебетать Бетси.
– Я тоже угодил, – кивнул Рики.
– Вам надо бы уже занять какое-нибудь купе, – заметил Дик. – Поезд вот-вот отойдет.
– А почему вы не… – тут взгляд Бетси упал на значки, и она, сконфузившись и уронив журналы, которые тут же все бросились подбирать, промямлила: – Ох, как неудобно.
– Да ладно, брось, – проворчал Артур.
– Простите, я не успела вас поздравить. А почему вы еще здесь? – спросила Бетси, взяв себя в руки.
– Да, пора, – нарочито бодро согласился с ней Артур.
Рики понял, что не только он, все оттягивают момент, когда нужно будет разойтись.
Поезд дал гудок. Старосты помчались к первому вагону, в то время как Ральф увлек Рики в сторону ближайшей двери.
Довольно быстро они с Ральфом и Бетси наткнулись на почти свободное купе. Его занимали Тиффани Флинт и ее кошка Моргана, которые любезно согласились потесниться.
– Вы не видели Дору? – прежде всего, спросила Тиффани. Она казалась взволнованной.
Увы, насчет этого ни Рики, ни его спутники ничего не могли сообщить.
– А где Генри? – вежливо поинтересовался Рики.
– Понятия не имею, – надулась Тиффани. – Он отделился в другом купе со своей совой.
– Можно спросить, почему вы с братом все время ругаетесь? – дружелюбно спросил Ральф, закидывая с помощью палочки свой сундук на багажную полку.
Тиффани смерила его мрачным взглядом и фыркнула, но все же соизволила объяснить.
– Он меня раздражает! Вечно носится со своим квиддичем.
Бетси смущенно уставилась в окно – она очень гордилась тем, что в прошлом году попала в квиддичную команду своего колледжа. Однако Ральф, кстати, такой же отличный отбивала, как и обруганный братец, не страдал застенчивостью.
– Но это же нормально, – заявил он.
– Я и не спорю, – Тиффани сердито вскинула голову. – Просто терпеть не могу квиддич. А вокруг меня его слишком много!
– Вы только послушайте! – воскликнула Бетси, которая успела закопаться в один из своих журналов. – Скоро в моду войдут мужские носки на подтяжках!
– И какой дурак будет их носить? – поразился Ральф. Рики был с ним полностью согласен.
– У тебя там есть «Придира»? Дай мне, – попросила Тиффани, потянувшись к стопке. Бетси кивнула, слизеринка грациозно потянулась и начала перебирать кипу, пока не вытащила из середины номер с летучей мышью в темных очках на обложке. Очень довольная, она подсела с ним к окну. От Рики не укрылось, что Ральф наблюдает за ней с отвисшей челюстью.
– Я-то думал, никто не читает этот бред, – не сдержался гриффиндорец.
Слушая их, Рики и не заметил, как отошел от волнений. Итак, он – на пути в «Хогвартс», в вагоне, залитом солнечным светом.
– Конечно. С тех пор, как мистер Лавгуд удалился от дел, там стали писать такую скукотищу, – согласилась Тиффани.
– Мистер Лавгуд? А можно мне почитать? – попросил он. Судя по всему, что он слышал раньше, это был тот самый Лавгуд, отец одной из теток Артура, весьма оригинальной особы.
Бетси кивнула ему на стопку, словно предлагая угощаться. Рики нашел один экземпляр внизу, перебрав всю пачку. На этом нарисовали ветку с красными бусинками и подписали: «Волчья ягода – народное средство от лунатизма».
«И от всего остального, – подумал Рики. – Покойники вообще не болеют».
В статье подвергалась критике политика Отдела международных торговых стандартов, запретивших ввоз и обработку столь полезного сырья, доказавшего на протяжении множества веков свою эффективность. Правда, в конце приписывалось, что после его использования требуется «всего-то два несложных противоядия».
– Ну и как тебе? – выжидательно спросил Ральф. Ответ Рики, похоже, удивил его.
– Мало чем отличается от маггловских статей, – ответил он. – Особенно в том, что касается рекламы.
Поезд все продолжал катить по стране, в вагоне было душно, но Тиффани позволила лишь немного поднять окно, чтобы Моргана не вздумала попрыгать.
– Она что, не понимает? – удивился Ральф.
– Все она понимает, – обиделась Тиффани, – только я не хочу рисковать.
– У тебя очень умная кошка, – уважительно произнесла Бетси. В отличие от Доры она, однако, не рисковала ее тискать и лишь несмело погладила.
– Еще бы брат был такой же, – буркнула Тиффани.
– По-моему, у тебя хороший брат, – заметила Бетси.
Тиффани недоуменно поглядела на нее.
– На самом деле, Тиффани очень привязана к Генри, – умильно произнес Рики.
– Увы. От родственников так сразу не отвяжешься, – ответила на это Тиффани.
В дороге делать абсолютно нечего. Ральф предложил сыграть в карты. Наверное, ему потом было обидно чаще других оставаться в дураках. Играли часа полтора, и за это время Рики удалось чудесным образом выиграть, не держа на руках ни одного козыря.
– Может, на что-нибудь? Так будет интереснее, – сказал Ральф.
– На твоем месте, я бы не предлагал, – усмехнулся Рики.
Но у Тиффани возникли другие мысли.
– Еще чего! Не буду я никого целовать! – гордо отказалась она.
– Магглы на раздевание играют, – смущенно произнесла Бетси.
– Правда?! – Тиффани немедля загорелась живейшим интересом. – Ну, тогда я вообще больше играть не буду, – спохватилась она.
– Я такого не предлагал! – надулся Ральф.
– Ладно, карты все равно надоели, – примирительно сказал Рики.
Бетси согласился с ним и изъявила желание прогуляться по вагонам, поздороваться со знакомыми. Ральф скоро последовал за ней. Тиффани снова подсела к окну с журналом в руках. Какое-то время Рики еще листал свой экземпляр, а потом, наверное, задремал.
Ему приснилось, будто он – староста. Преисполненный важности и достоинства, он ходит из вагона в вагон. Перед ним расступаются другие ученики, а некоторые стараются как можно быстрее скрыться из виду. Чувствует он себя потрясающе – как будто ему дали крылья, а не значок. Все, о чем он мечтал…
В одном из туалетов староста слышит подозрительный шум. Он тихо приближается к двери, осторожно пробует открыть – заперто заклинанием. Взмах палочки – и вот застукал детишек с навозной бомбой, как раз в момент взрыва! Стены, потолок, ученики – все забрызгано зловонной коричневой массой. Ему тоже досталось, и староста дает волю законному гневу.
– Я вынужден буду сообщить об этом вашим завучам, – собственный голос музыкой отдается в ушах…
…и в этот момент его вдруг весьма непочтительно тяпнули за нос.
– Моргана! – завопила Тиффани и оттащила свою ненаглядную кошку.
Рики тряхнул головой. Происшествие с бомбой выглядело настолько реально, что он не сразу понял, что это сон. Он даже подумал поначалу, что Тиффани не хочет, чтоб ее кошка провоняла.
Изнутри с новой силой поднялось чувство неправдоподобности происходящего, только в тот раз оно не было связано с обидой. Просто Рики несколько секунд был убежден, что случилось недоразумение, он, конечно же, староста...
– Извини, что она тебя так напугала, – сказала Тиффани. – Понять не могу, с чего вдруг. Она раньше никогда тебя не кусала. Ты, случайно, во сне не злился?
– Возможно, – пожал плечами Рики. Провинившиеся младшекурсники его действительно рассердили.
– Куда рвешься?! – рыкнула Тиффани Моргане, которая скребла закрытую дверь. – Нечего тебе делать у Генри. Еще прыгнешь на сумку с навозными бомбами. Осторожно!!!
Вернулся Ральф. Он успел в последний момент перехватить Моргану поперек туловища и передать владелице.
– Зачем Генри навозные бомбы? – удивился Рики. До сих пор он не замечал за ним никакого хулиганства.
– О! Папочка рассказал ему, как трудно приходится на пятом курсе. Вот он и запасся – если станет совсем невыносимо, срывать уроки. Я ему сказала, что он не умеет этого делать, и пусть лучше не пробует, только взыскания заработает. Но он же не слушает!
– А почему ты думаешь, что не сработает? – по Ральфу сразу было видно, что он собирается возражать. – Фекальные бомбы – одни из самых надежных, проверены временем. Они изобретены лет сто назад, а то и больше.
– Так надо же не попадаться! – доходчиво объяснила Тиффани. – Кстати, почему ты его все время оправдываешь? Вы невыносимо похожи!
Дальше в критике ей зайти не дали, так как дверь снова заскользила в сторону. На этот раз заглянул Лео.
– Никаких происшествий? – спросил он.
– Полный порядок, – заверил его Рики.
Ральф, смирившись с ролью укротителя, удерживал Моргану, так что Тиффани вынуждена была его поблагодарить.
Рики нелегко далось возвращение в реальность. Он настолько полно прожил воплощение в представителя власти, что, пожалуй, готов был и просто так последить за дисциплиной, конечно, хватило бы его ненадолго, но все-таки… Это как будто существовало специально для него. При всем том, достаточно очнувшись, Рики нисколько не сожалел, что ему не придется выполнять обязанности старосты. Умом он понимал, что эта должность медом не помазана. Достаточно вспомнить хотя бы, сколько беспокойства лично он причинил своим старостам. Вздохнув, он перелистнул страницу странного журнала – там все равно был примерно такой же бред, как в его голове – насчет целесообразности отправки гоблинов на Луну, против чего те категорически возражали. Других дел Рики все равно не мог себе придумать. Вот если бы здесь сидели Лео и Эди, они бы играли в шахматы…
По крайней мере, он делил купе с Ральфом, Бетси и Тиффани, а не с Френком Эйвери. Но все равно, без Лео и Клуба Рики чувствовал себя одиноко. Невзирая на обычную активность кошки Флинтов, так что Тиффани даже пришлось прогуляться с ней по вагону.
– Она так разнервничалась из-за отправки, – объяснила Тиффани по возвращении. – Если бы нас не торопили…
– Я так и не поняла, почему нас так сразу засунули в поезд? – спросила Бетси.
– Я тоже заметил, что никого нет, но не придал значения, – сказал Рики. Он совершенно забыл об этом, и никто не сказал ему, будто не все в порядке, но теперь Рики насторожился.
– На самом деле, перрон не был пустой. Там шаталось полно невидимых авроров, – просветил Ральф.
– Мы задержались с вещами, а Моргана вырвалась и одну такую тетку тяпнула, – похвасталась Тиффани. – Обадеть – висит кошка над землей и держится лапами и зубами за воздух. Даже я учуяла духи.
Узнать подробности Рики не удалось, потому что в этот момент появился неизменно нежеланный визитер. Он остановился в проеме, поглядел на присутсвующих и, судя по всему, собрался тут же развернуться и исчезнуть, но передумал.
– Ну и как ты пережил назначение, Нигеллуса, Макарони? – почти сочувственно спросил Френк.
В груди Рики поднялась волна гнева: как ни старался он делать вид, что все нормально, истинные чувства от себя не спрячешь. При этом в глубине души угнездилось непоколебимое спокойствие, как будто его лидерские качества столь несомненны, что любые придирки разобьются о них, как волна о скалы.
– Лео подходит для роли старосты больше всего. Вот если бы выбрали тебя, это оказалось бы действительно несчастьем, – пожал плечами Рики. – А ты ожидал от меня чего-то другого?
– Я ожидал, что ты сам хочешь, – справившись с собой, злорадно выпалил Френк.
– Я возглавляю Клуб Единства и не могу отдавать предпочтение даже нашему колледжу, – заранее заготовленное объяснение казалось Рики достаточно убедительным. И утешительным.
– Френк, не дразни мою кошку, – потребовала Тиффани. – Зайди или выйди!
– Ладно, – и Эйвери предупредительно задвинул дверь как можно аккуратнее.
– Филипс меня уже спрашивал о том же, и к тебе придет, – предупредил Ральф.
Рики рассеянно кивнул, давая понять, что это не имеет значения. Тиффани, довольная закрытием квиддичной темы, заговорила с Бетси о способах пользования шпаргалками.
Прошло обеденное время, купленные сладости были съедены, когда, наконец, в купе появились Дик и Эдгар.
– До чего нудно патрулировать коридоры, – пожаловался Дик.
– Не возражаю, – отмахнулся Эдгар.
Обменявшись взглядами с Ральфом, Рики понял, что не ему одному припомнился первый курс. Эди лучше всех годился, чтобы контролировать порядок.
– Вы, значит, видели Дору, – оживилась Тиффани.
– Она – староста «Слизерина», – сообщил Эди.
– Да?! – Бетси в изумлении уставилась на него, умудряясь не замечать, как смущает его обилием своего внимания.
Рики тоже не ожидал такого поворота. Собственно, он вообще упустил из виду, что среди девочек тоже выбирают старост. Предполагаемый расчет профессора Снейпа был ему понятен: поставив Дору на страже школьных правил, он думал, что она сама станет нарушать их меньше.
– Сегодня она уже поговорила с Лео о разделении обязанностей, но они пока вместе. Я думаю, мы с Селеной такому примеру не последуем, – сказал Эди.
Эта традиция шла от слизеринских старост, встретивших их на первом курсе. Рики понял, о чем речь, А Бетси – нет.
– В один день будет контролировать порядок только она, следующий – только он. По очереди, – объяснил он.
– У меня так все равно не получится, – вздохнул Дик. – Моя напарница – Мелани Хатингтон.
Рики от души посочувствовал ему.
– Она так расстроилась, что не Виктор получил значок, – вздохнул Дик.
– А ты огорчись, что не я, – посоветовала Бетси.
– Не знаю, насколько правильно с ней поссориться сразу же. Старосты обязаны действовать вместе, – напомнил Дик под одобрительное кивание Эдгара.
– Это происшествие так осложнило отправку. Пока мы размешались, в вагоне старост была суматоха, что уж говорить о других, – сказал Эди.
Определенно, роль пришлась по нему, как одежда, сшитая на заказ, и он наслаждался. Рики подшучивал бы над ним без примеси горечи, если бы тоже был старостой.
– Ох, кончилось бы это дело с Азкабаном, – раздраженно подхватила Тиффани. – Нас попросили отправиться в летнее путешествие. А кто не выезжал, тот наводит на себя подозрения!
– Подозрения? – переспросил Рики.
– Да. Вроде как неблагонадежный гражданин, вдруг специально остался, чтобы помогать, – разъяснила Тиффани.
Рики не подумал о том, что Министерство развивает такие гипотезы.
– Поголовье Уизли увеличилось. Еще немного, и будет половина школы, – заговорил после паузы Дик.
– В «Гриффиндоре» кого из девочек поставили? – с интересом спросил Ральф.
– Маргарет Фэрли, – ответил Дик.
– Конечно. Кто же еще, с ее баллом в трансфигурации, – обосновал Ральф. – Ну и как вы себя чувствуете в роли старост?
Рики чувствовал зависть, хотя и подавлял ее. Наверное, поэтому он так и не задал этот вопрос.
– Никак, – ответил Дик.
– А я раньше думал, что будет, когда я уеду в октябре, – задумчиво произнес Эди.
– Уедешь? Зачем? – удивилась Бетси.
Прежде чем ответить, Эдгар неловко кашлянул в кулак.
– Моя сестра Лаура выходит замуж. За этого Уилкса.
– Что, так быстро? – спросил Рики.
– Ну, они уже три недели, как помолвлены, – объяснил Эди. – Надеюсь, Лаура будет счастлива. У Фила, в самом деле, мягкий характер…
Поняв, что сказал, он захихикал вместе со всеми.
– А Ники и Эльвира? Я думал, твой брат женится раньше, – Дик вопросительно поглядел на хуффульпуффца.
– Ники копит деньги, – важно объяснил Эдгар. – У Эльвиры свой капитал, ну, помните, хотя она и не победила в Турнире, ей все равно дали пятьсот галеонов. Он хочет, чтобы у него было вдвое больше.
– Какой принципиальный, – пожала плечами Тиффани. – И не подумала бы, – добавила она с ехидством.
– Он давно уже не спортивный комментатор. А я думал, тебя не интересует квиддич, – невинно заметил Ральф.
Старосты отдыхали в купе недолго. Они вернулись к своим обязанностям, оставив других радоваться назначению Мелани. Бетси это казалось ужасным. Тиффани кривила губы и брови, но до комментариев не опустилась.
– Мне кто-нибудь расскажет, что именно произошло на перроне? – спросил Рики.
– А мы сами толком не знаем. Нас заставили срочно рассесться по местам. Может, это меры предосторожности, и все, – сказал Ральф. – Все-таки столько Упивающихся смертью разгуливают на свободе.
– Но я не заметил ужесточнея конроля. Прошел барьер, как обычно, – отметил Рики.
Наконец, порог купе переступила Дора. Ее новая роба с не менее новым значком уже была опалена на рукаве.
В мгновение ока флегматичная Тиффани, подскочив, раскрыла ей свои объятия.
– Поздравляю! Ну, надо же!
Рики непроизвольно искал в лице Тиффани какой-нибудь намек на зависть. Если бы она тиснула старосту чуть крепче, чем требуется, он почувствовал бы удовлетворение оттого, что не один такой. Но Тиффани, казалось, даже не подумала о том, что вместо Доры могли назначить ее.
– Я сама не ожидала, – смущенно призналась Дора. – Интересно, на что рассчитывали наши завуч и директор, когда повесили на меня такие обязанности.
– Хотя бы на то, что ты будешь занята и не сможешь тратить время на неподходящую деятельность, – объяснил, исходя из собственного опыта, Рики.
– Да? Ну, может и так. А как мы поживаем? – умиленно протянула Дора и провела рукой по шерсти Морганы. Та, не будучи расположена к общению, едва не укусила ее и замахнулась лапой. И снова Рики не разглядел никакого торжества в глазах ее хозяйки. Наверное, решил он, ничего такого и быть не должно. Тиффани не была лишена амбиций; но они, очевидно, располагались в другой плоскости. Ее, как дочь знаменитого квиддичного игрока, нередко осаждали поклонники. Так он размышлял, пока Тиффани выспрашивала у подруги последние новости.
– Кстати, кто назначен на должность преподавателя ЗОТС в этом году? – спросила Бетси.
– Не знаю, – призналась Дора. – А вы не спрашивали Уизли или Боунса? Может быть, они говорили с профессором Поттером?
– Думаешь, опять будет он? – Рики постарался скрыть свое недовольство.
– Нет! Он же дал отвод, – напомнила, к его огромному облегчению, Тиффани. Впрочем, Рики знал, оставался шанс, что в связи с изменившимися обстоятельствами крестный отец может вернуться в школу.
– Я имела в виду, что он возглавляет попечительский совет, – пояснила Дора. – В конечном итоге, это ведь он принимает учителей на работу. Было бы прекрасно, если бы он вернулся, конечно.
– Мистер Поттер в прошлом году отлично справлялся, – кивнула Бетси.
– Он знает, как бороться с темными силами, – согласился Ральф.
Выслушивая заслуженные похвалы знаменитому крестному отцу, Рики решил сохранить нейтралитет. Он имел свои причины желать видеть дядю Гарри как можно реже, но, безусловно, другие ученики имели полное право быть довольными качеством его преподавания.
Рики представлял своих друзей в том самом купе, где некогда останавливались Марк и Эльвира, слизеринские старосты. Тогда вагон старост казался чем-то неприкосновенным, и каждый задерживался в раздумье, прежде чем туда постучать, совсем как перед дверью в учительскую, или даже в кабинет директора. Старост, конечно, никто не причислял к богам, но все же их власть и авторитет уважались наравне с учительскими. Однажды Рики провел половину пути в вагоне старост, а Марк Эйвери наблюдал за ним; в тех форс-мажорных обстоятельствах ему даже в голову не пришло разглядывать обстановку. Теперь это около-олимпийское пространство и полномочия принадлежали его друзьям, которые пять лет назад вместе с ним впервые увидели «Хогвартс». Естественно, он не смог бы относится к ним так же, как к своим первым старостам, уже закончившим школу. Ведь друзья такие же, как он, совершенно такие же!..
– Уже уходишь? – вскинулся он, когда Дора встала.
– Конечно. Мы скоро приедем, надо сложить кое-какие вещи. С этой беготней по вагонам я не успела, – и Дора небрежно поправила свои светлые пепельные волосы.
– Можно с тобой? – удивляясь своему ребячеству, попросил Рики. – Мне… надо переговорить с Лео.
– Давай, – пожала плечами Дора.
Шагая по коридорам рядом со старостой, Рики придумывал, о чем бы, в самом деле, заговорить с Лео, если вдруг они встретятся. Но из старост там находились только Дик и малознакомая семикурсница из «Хуффульпуффа» – староста девочек, как объяснила Дора.
Купе, на первый взгляд, были самые обыкновенные, как везде, с той разницей, что их не надо было срочно занимать, опасаясь остаться без места.
– Хочешь чаю? – предложил Дик.
Рики заколебался. При других обстоятельствах он был не отказался. Но слишком назойливыми были мысли о том, что на месте Дика он предложил бы то же самое. А место это он не получил, и теперь чувствовал себя виноватым за свою зависть.
– А он что здесь делает? – раздался сзади непомерно строгий голос.
Рики скрестил взгляды с новой старостой «Равенкло». Мелани Хатингтон, которую он до сих пор подозревал в мошенничестве на прошлогоднем дуэльном матче, теперь пылала благородным негодованием.
– Он пришел со мной! – возмутилась Дора.
– Это – вагон для старост! Тебе нельзя здесь! – Мелани нисколько не сбавила оборотов.
Рики почувствовал, как к щекам приливает кровь. Он понимал где-то в глубине души, насколько это все нелепо. Добиваться
– Послушай, это не твое дело, Хатингтон, – вмешался Дик.
– Между прочим, существуют правила, Дейвис, и ты должен выбирать между своими обязанностями и всякими… друзьями, – назидательно заявила Мелани.
Рики вонзил ногти в ладонь. Он был как никогда близок к тому, чтобы показать себя психопатом. Схватить за горло девчонку, пусть даже это Мелани… Пусть даже однажды она довела непробиваемо спокойного Дика до того, что он дернул ее за волосы… И тем не менее изнутри рвалась почти звериная ярость.
– Старосты должны соблюдать дистанцию, иначе их никто не будет уважать, – продолжала поучать Мелани.
– А не попить ли тебе холодной водички?! – прошипела ей Дора.
– Что тут такое? – за спиной Мелани возникла староста девочек, которая, несомненно, все слышала. – Собственно, я не понимаю, в чем проблема. Нет такого правила, которое запрещает нам приглашать сюда других учеников.
– Вот так! – с торжеством выпалила Дора. Рики был почти уверен, что сейчас она еще и покажет мисс Хатингтон язык.
– Не беспокойтесь. Если тебе так тяжело меня видеть, Хатингтон, то я уже ухожу, – сказал Рики. На его лице как будто застыла маска – он старался, чтобы не дрогнул ни один мускул, потому что в нем поднимали голову самые что ни на есть кровожадные намерения, которые он вознамерился сдерживать, пока возможно. Но инстинкт подсказывал, что его терпение на исходе.
– Но Ричард, – попыталась задержать его Дора.
Рики старался не смотреть ни на кого, в особенности на Мелани. Он не поручился бы, что его взгляд в тот момент никого не напугает.
– Все нормально, – заверил ее Рики, кивнул Дику и быстрым шагом помчался прочь.
Наверное, после его ухода они выясняли отношения. Но он не мог себе позволить остаться. Рики весь кипел. Хатингтон его выгнала! Самообладание его истончалось, как песок в песочных часах, и из всех здравых мыслей осталась только одна – укрыться где-нибудь, чтобы его никто не увидел.
Рики ввалился в ближайший туалет и заперся там. Вспышка бешенства охватила его мозг, словно голова взорвалась изнутри. Он, кажется, колотил кулаками по стене, но потом не помнил этого. Рики даже не был уверен, что эта ярость принадлежит ему.
Внезапно все прекратилось. Он разжал кулаки, изучая их даже с недоумением. Злость испарилась, и теперь он не мог понять, откуда она вообще взялась. Ведь он всегда знал, что Мелани Хатингтон любит выпендриваться, и отношения между ними далеко не дружеские. Могла ли она упустить шанс задеть его? Это было единственно возможное и ожидаемое от нее поведение, это знал он сам, именно это сказали бы ему Пит, Арабелла и миссис Дуглас. Расстраиваться из-за этого было глупо, пусть даже она и постаралась оскорбить его. Странным было другое: почему он поддался?
«Так нельзя, – подумал Рики. – Мне нужно как можно быстрее разобраться, откуда такие мысли. Я ведь чувствовал себя неприкосновенной персоной, наверное, как и чистокровные Упивающиеся смертью. Какого черта Поттер не хочет предупредить, чего я должен опасаться?! Я все равно узнаю… и хорошо, если до того, как сотворю что-нибудь непоправимое».
Ему уже случалось терять контроль, но все поводы к тому Рики до сих пор считал уважительными. А Мелани Хатингтон, невзирая на ее солидные объемы, была для него почти пустым местом. Конечно, после того, как старосты получат доступ в штаб, она будет появляться рядом с ним немного чаще, но от этого, как подозревал Рики, отношение может поменяться только в худшую сторону. «Надо взять себя в руки».
В туалет постучали. Рики бросил придирчивый взгляд в зеркало, пригладил вспотевшую прядь и снял заклинание.
Снаружи дверь немедленно дернули, и с большей силой, чем требуется. Внутрь ворвался Боб Бут, одноклассник Рики, которого он еще не видел. Но Рики даже не успел открыть рот, чтобы поздороваться, как тот скрылся в кабинке.
Рики решил умыться холодной водой. Это было испытанное средство, и действительно, он почувствовал себя намного лучше. Недавний эпизод показался ему воспоминанием вроде: «это было давно и неправда».
Вскоре Боб занял его место возле рукомойника. Теперь он уже был в состоянии поздороваться. Рики поддержал светский разговор, спросив, как у него дела.
– Отлично. После того, как нас попросили попутешествовать, родители наконец-то собрались в Египет, – казалось, даже воспоминание об этой поездке приносит однокласснику радость. – Так что я за все лето почти не видел никого из наших родственников. Кстати, моего кузена сегодня будут распределять.
– Ты же не хочешь видеть его в «Слизерине», – улыбнулся Рики. Роберт Бут был единственным слизеринцем в своей семье, и потому вздохи родственников по этому поводу в какой-то момент ему надоели.
– Ни за что! Ты видел кого-нибудь из наших? – поинтересовался Боб.
– О, Френк изволил поздороваться! Со мной в купе Тиффани, у нее вроде никаких особенных новостей, – ответил Рики.
– Да, знаю, я ехал с Генри. А Френк что-то затевает, – сказал Боб. – У него такой важный вид, как будто Министерство магии поручило ему сверхсекретное задание.
– Скорее всего, очередной план возрождения колдовской гордости, – пожал плечами Рики.
В купе были все те же лица. Бетси собирала свои журналы, Тиффани суетилась, убеждаясь, что ничего не забыла. За окном стемнело, так что Рики пялился туда просто так, не рассчитывая что-то увидеть. Он напомнил себе, что дорога в школу – очень ценная возможность отдохнуть, потому что завтра у него совсем не будет времени, а дел появится полно. Но бездействие не длилось вечно. Поезд замедлял ход, а это значило, что они уже на станции Хогсмида.
Выгружались быстро. Рики почти не почувствовал суеты – людей в его купе стало непривычно мало. Он без возражений взял Моргану, которая все норовила его укусить или поцарапать, и первым вышел на освещенный фонарями перрон, зная, что о сундуке ему беспокоиться не надо.
В прибывающей толпе отчетливо выделался силуэт Хагрида, собирающий первокурсников. Им предстояло добираться до школы по воде. Рики раньше, за исключением своего первого приезда, не обращал внимания на лесничего, а теперь замер, наблюдая за тем, как огромный светильник покачивается на недосягаемой высоте, напоминая восточные сказки.
– Рики, все в порядке? – прозвучало почти под ухом.
Собственно, проблемы возникли скорее у Дика, задавшего вопрос, поскольку он едва не налетел на Рики.
– Да. Я сейчас иду к каретам. Просто вот… Моргана, – объяснил он свою задержку. – Слушай, извини, что доставил тебе хлопоты с Мелани. Она только ищет повод, чтобы к тебе придраться.
«А я, как маленький, хочу посмотреть, где сидят серьезные ребята», – добавил он про себя.
– Вот еще чушь, – возразил Дик. – Это ей надо научиться нормально себя вести.
В этом Рики полностью соглашался с другом.
– Кстати, я каждый раз забываю поздравить тебя с прошедшим днем рождения, – извинился он.
– Я сам уже забыл, – заверил его Дик. – Между вчера и сегодня пролегает целая пропасть, и так каждый год.
Рики тоже чувствовал, что граница между летом и осенью – самая четкая. Возможно, ему пришлось бы еще долго ждать Тиффани, но тут к ним подбежал другой хозяин Морганы и охотно забрал свою кошку.
– Соскучилась, солнышко? – лопотал Генри Флинт, удерживая упирающуюся нервную красавицу. При его габаритах и мощном баритоне это вызвало бы смех, если бы Генри, пробиваясь сквозь толпу, смотрел, куда идет.
– Эди занял карету, – сказал ему Дик, – и там точно не будет никакой Мелани. Идем?
– Стоит подумать. Может, я не хочу учиться, – сварливо заявил Рики, позволяя Дику увлечь себя сквозь толпу.



Глава 9. Перед фактом


Только в карете Рики удалось перекинуться парой слов со своим ближайшим другом. Лео выглядел усталым, отчего завидовать ему казалось глупым. Рики жаждал статуса, а не ответственности, осознавал это, так что, раз уж его оставили без того и другого, он соглашался, что это в какой-то степени справедливо.
– Я разработал систему подготовки к СОВам, – обрадовал Лео. – Она распределяет повторение пройденного равномерно на все восемь месяцев, и это позволит избежать перегрузок накануне экзаменов.
– Да? – переспросил Рики, не зная, как еще это прокомментировать.
– Я, конечно, учел Рождество, – утешил Лео.
– Отлично, – сказал Рики, и больше они до самого Хогсмида не разговаривали.
Было заметно, что старосты утомлены общением. Даже Артур, привыкший к толпе и руководству над малышней в своей семье, казалось, стремился забиться в угол, чтоб ему не надоедали. Сочувствуя им, Рики старался не замечать, что его сострадание приправлено приличной долей злорадства. Если патрулировать коридоры – это «привилегия» старост, то его добросовестные друзья сегодня наелись ее с лихвой. Рики подумал, стал бы он так напрягаться, если бы все-таки получил значок. Скорее всего, промелькнул бы пару раз туда-сюда для приличия. Хотя, если рядом Эдгар, не так гладко это получится.
Навязчивая тема уже начинала надоедать. «Так не годится, – сказал он себе. – Сегодня последний день, когда я допускаю такие мысли. С завтрашнего дня никаких больше фантазий на тему «Если бы я был старостой…». А то заставлю себя написать дополнительное сочинение и отправлю дяде Гарри», – дал себе зарок Ричард Макарони.
Кареты остановились, и Рики первым поспешил наружу. Там его ожидало небольшое разочарование. Конечно, он понимал, что все кареты никак не могут затормозить строго напротив крыльца или хотя бы близко к нему. До сих пор ему, однако, получалось напрямик выходить к Главным дверям, а не огибать другие кареты. Но не в этот раз.
Нога Рики с хлюпаньем опустилась в лужу, по счастью, неглубокую. Пришлось зажигать свет на конце палочки. Благодаря этому Рики понял, что у его ног лужа только начиналась, и если бы он не посветил, то пошел бы коротким, но самым грязным путем. Предупредив об этом друзей и параллельно жалея, зачем он вышел первым, Рики отправился дальше по суше. На его пути возникла соседняя карета, а за ней – другая лужа.
«Да, вот ты какая – полоса невезения», – подумал он.
На крыльце Рики остановился перевести дыхание и подождать остальных. Мимо него шли к настежь раскрытым дверям, возникая из ночи, студенты «Хогвартса». Рики знал, что после того, как все они уйдут, здесь появится Хагрид с первогодками. Было бы интересно встретить их на крыльце, но в школе почему-то никогда этого не делали. Он мог бы посмотреть, как они приплывут по озеру, но немедленно отверг возможность подобного хулиганства, потому что делать такой подарок свеженазначенным старостам с его стороны было бы некрасиво, а Хагрид, лесничий, его терпеть не может и, чего доброго, воспользуется случаем и придушит. Скажет потом, что в темноте принял за оборотня, а дядюшка Гарри и директор великана прикроют своими широкими спинами. И еще почему Рики не собирался дожидаться здесь новичков… ах да, он проголодался!
– О чем задумался? Ты идешь или нет? – довольно-таки раздраженно спросила Дора.
Толпа в холле уже схлынула, они должны были войти в Зал в числе последних.
– Привет, Рики, Ральф, – прозвучало сбоку. Рики мгновенно обернулся на голос.
– Селена! Я тебя еще не поздравил, – расплылся в улыбке Джордан, оборачиваясь.
Селена Олливандер приветливо улыбнулась ему. Ее длинные золотые волосы на этот раз были собраны в два хвостика, напоминая Рики одну любимую Данэлой героиню аниме, а на робе красовался значок старосты, впервые за весь день не вызывая в нем никакого раздражения. Они подружились с того момента, как увидели друг друга. Рики сегодня еще не встречал ее, и ему было даже обидно, что Ральф со своей галантностью опередил его, и ему осталось лишь присоединяться к поздравлениям.
– Спасибо, – кивнула Селена.
– Тебе идет эта прическа, – решил добавить от себя Рики. Селена кивнула, не переставая улыбаться. И все друзья рядом, и он сам улыбались – конечно, не оттого, что соскучились по учебе, вдруг подумалось Рики. Но они были рады встрече, и поэтому год за годом ученики возвращались в «Хогвартс» с самыми добрыми чувствами. Пожалуй, именно это привязывало их к школе гораздо сильнее, чем все полезные знания на планете.
Большой зал встретил их во всем своем великолепии. Ярко горели, оттеняя темное небо наверху, свечи, отражаясь миллионами блесток в золотой и, увы, пока еще пустой посуде.
– Макарони!
Рики поморщился, в который раз недоумевая, что могло понадобиться завучу в начале года, когда он еще даже поругаться ни с кем не успел. Профессор Снейп в совершенно новой черной мантии дожидался у входа.
– Добрый вечер, сэр, – приветствия и почтительные кивки других старост слились в один звук. Почти все друзья, кроме Лео, тут же последовали дальше. Рики видел, что они оборачиваются.
– Рад Вас видеть, Нигеллус. Ричард, мне нужно переговорить с Вами.
Тон профессора был не настолько приказной, чтобы немедленно отправляться в его кабинет. Рики согласно кивнул, предвкушая, что, вполне возможно, любопытство будет грызть его до утра.
– Зайдите ко мне завтра, – не преминул подтвердить его догадку профессор.
Снейп отправился к учительскому столу. Толпа школьников расступалась перед ним. Рики и Лео остались возле дверей, но ненадолго.
– Марш отсюда! Скоро поведут первогодков, – рявкнул на них завхоз Филч. Он терпеть не мог учеников и, судя по его виду, сегодня был в очередной раз обманут в ожиданиях, что пополнение в «Хогвартс» не доедет и утонет посреди озера.
Рики и Лео заняли свои места за столом «Слизерина», где Дора уже оживленно обсуждала что-то с Ариадной Блекуотер. Обе кивали в сторону учителей.
– Эта леди, по-моему, из министерских, – сказала Дора.
– А я видела ее на вокзале года два назад. Кажется, с Уизли, – вмешалась Тиффани.
Поняв, кого они обсуждают, Рики поначалу застыл с открытым ртом, а затем переглянулся с Лео, вид у которого был столь же изумленный. Между Флитвиком и Зловестрой восседала одна из теток Артура, Луна Уизли собственной персоной. Рики узнал ее сразу, несмотря на то, что сегодня эксцентричная дама ничем особенным не выделялась: ее белокурые волосы были собраны в пучок, а на парадной робе цвета аквамарина, вроде бы, ничего особенного не висело, хотя с уверенностью он не мог этого утверждать, поскольку Луна сидела.
– Вы ее знаете? – полюбопытствовала Ариадна.
«Если я правильно угадал, почему она здесь, Артур не захочет, чтобы все знали, кем она ему доводится», – решил Рики. На втором курсе защиту от темных искусств вел его дядюшка, и уж тогда он скрывал это, как мог.
– Это сотрудница Департамента магических происшествий и катастроф, – небрежно сообщил Рики.
– Скорее бы. Есть хочу, – проворчал Генри.
Церемония распределения новых учеников по колледжам занимала обычно достаточно времени, чтобы названное Генри состояние усугубить, но, тем не менее, приток новых лиц был радостным событием для всех четырех колледжей.
Вот внесли старую шляпу, которая выполняла эту важную процедуру со времен основателей. Рики вдруг с удивлением обнаружил, что не видел ее с тех пор, как распределили его самого. МакГонагол водрузила шляпу на табурет и вышла, чтоб через минуту вернуться с новичками. Дети стеснялись, но все равно не могли удержаться от того, чтобы не вертеть головами по сторонам. Большинство из них были впечатлены царящим вокруг великолепием. Некоторые старались сдерживать эмоции, всем своим видом будто говоря: «ну и что же, ничего особенного». Похоже, многие первогодки были знакомы между собой; при желании Рики мог бы выделить в толпе тех, кто прибыл не из мира магии. Такие дети ни с кем не переговаривались и не дергали товарищей за рукав, чтобы показать на что-нибудь потрясающее, и чувствовали себя не в своей тарелке в большей степени, чем все. Припоминая свое распределение, Рики, однако, не помнил, чтобы его так смутила новизна обстановки.
Профессор МакГонагол потребовала тишины. Рики с трудом верилось, что новички не знают, каким образом проходит распределение, хотя он сам когда-то был таким же. Некоторые дети косились на Шляпу почти со страхом.
Вездесущая Дора, воспользовавшись тем, что МакГонагол инструктировала их, взялась перечислять тех, кого знала.
– Видишь, – кивнула она Ариадне на очень смуглого брюнета с большими глазами, – его зовут Дон Вуд.
– Сын Парвати Патил, предсказательницы? – заинтересовалась Ариадна.
– Да, той зануды, которая нас доставала как-то на прорицаниях на пару с Трелони, – подтвердила Дора.
«Сын Патил – какой ужас! Бедный мальчик!» – посочувствовал Рики. Он никак не ожидал, что у непрактичной прорицательницы, на попечение которой он год назад не очень хотел отдавать кота умершей бабушки, есть дети, хотя ему говорили, что леди Парвати замужем.
– Наверняка попадет в «Гриффиндор». Его родители оба там учились, – неодобрительно прокомментировал Френк Эйвери, знаток родословных.
– Как и все эти, – не стала спорить с ним Дора, пересчитывая рыжие головы. – Еще четверо Уизли.
Тут шляпе традиционно дали слово, и она запела.
Немало веков пронеслось с той поры,
Когда снизошла благодать
Волшебникам, что велики и мудры,
Волшебную школу создать.
Герой Гриффиндор очень смел и силен,
Врагов побеждал он легко.
Себе выбирает таких же, как он:
Таких, кому страх незнаком.
Ученостью всех Равенкло превзошла
И логикой просто железной.
Лишь умных она в обучение брала,
«Других обучать бесполезно».
А в хитрости равных не знал Слизерин,
К себе собирал он лишь тех,
Кто в жизни стремится добиться вершин,
Кому очень важен успех.
Была Хуффульпуфф всех намного добрей,
В работе себя позабыв.
И к ней собирались подобные ей:
Кто добр и трудолюбив.
Я знания эти с той давней поры
В себе неизменно храню.
Заветы Великих, что были мудры,
Сегодня опять применю.
Как только на голову буду надета
Любому – отбросьте сомненья.
Я тут же ему укажу факультет,
Где будет успешно ученье.
Распределение тянулось долго. Все замеченные лица попали, действительно, в «Гриффиндор», причем одна из рыжеволосых, девочка, носила фамилию Лонгботтом. Рики испытал странное чувство, осознав, что эта совершенно незнакомая ему малявка – дочь его крестной матери. Она сильно напоминала ему кого-то, и чем пристальнее он вглядывался, тем больше убеждался в этом. Конечно, это объяснялось логически – он видел и ее мать, и бабушку, и Артура Уизли, на которых она, естественно, была очень похожа. Все же, остановив на ней внимание, он забеспокоился, и никак не мог объяснить себе этого. Разговоры за столом постоянно отвлекали, хотя Рики с непонятным упорством возвращался к ней до тех пор, пока девочка не села за стол «Гриффиндора» – намного раньше, чем ее кузены по фамилии Уизли.
Распределение подошло к концу не раньше, чем все окончательно проголодались. «Слизерин» пополнился девятью новыми учениками, почти все они были знакомы кому-нибудь из чистокровных одноклассников Рики. Больше всего в этом году оказалось умников – «Равенкло» набрал в свои ряды целых тринадцать новичков!
Но начать есть нельзя было просто так. Согласно традиции, сигнал к началу пира подавал директор, и только после того, как он выдавал ученикам немного духовной пищи из мудрых уст, позволялось переходить к более материальным радостям. В школе имелась оригинальная система, не позволяющая никому нарушить это правило – просто-напросто, пока глава «Хогвартса» не хлопнет в ладоши, еда на тарелках не появится. Так что, когда сребробородый старец начал подниматься со своего места, чтобы сказать несколько напутственных слов, все разговоры за столами враз стихли.
Бесспорным достоинством этой, первой речи всегда была ее краткость. Дамблдор пожелал ученикам узнать побольше. Рики не сомневался, что сдающему СОВы пятому курсу это светит.
Долгожданный пир наступил сразу за директорской речью. Рики, как всегда, быстро пережил шок, наступающий после того, как пустота сменяется изобилием. Его взгляд, жадно блуждающий по всему столу, остановился на жареной рыбе.
Минут через пять разговоры возобновились.
– Френк, почему ты не приехал на чай к моей тете Сесилии? – сердито поинтересовалась Ариадна. – Она так ждала тебя!
– Я уже извинился перед крестной, и совершенно необязательно тебе лезть не в свое дело, – отрезал Френк, вспыхнув.
– А, это насчет того, что ты обманул родителей, как будто едешь в гости, а сам прогуливался возле «Все для квиддича»? – уточнила Дора.
Щеки и шея Эйвери приняли еще более темно-красный оттенок. Если бы не давняя антипатия, Рики посочувствовал бы ему; в самом деле, кому понравится, когда за столом в школе обсуждается, как тебя опекают папа с мамой, а ты не слушаешься? В маггловской школе его подняли бы на смех, но колдуны слишком любили рассуждать о том, как знакомые и родственники относятся к тому или иному явлению, а Френк пользовался репутацией если не головореза, то маньяка.
– Такая была суматоха, – покачала головой Ариадна, которую, при ее родословной, это ничуть не пугало.
Френк насупился и явно хотел бы ответить, но передумал, забеспокоившись, что, пока он будет дискутировать, расхватают все пирожные.
Постепенно сознание Рики начало затуманиваться. В другие дни после ужина ему никогда не приходилось чувствовать себя настолько уставшим, как после банкета в честь начала учебного года. Теперь уже ему хотелось поскорее оказаться в общежитии «Слизерина». Его мозг жаждал встряски, чтобы не уснуть, не прослушав напутствия слизеринским новичкам. Так что, когда профессор Дамблдор снова поднялся, чтобы изложить теперь уже сытым студентам школьные правила и прочие новости, те ждали этого почти так же, как вначале.
– Ну что же, каждый год в жизни нашей школы происходят обновления и перемены. Я рад объявить, что должность учителя защиты от темных искусств займет лицо, знающее все об искусстве темных сил в самых разных его проявлениях, – сказал Дамблдор.
Неотрывно следящий за Луной Уизли Рики больше не сомневался, что его предположение верно: она медленно поднималась с места.
– Профессор Лавгуд, – представил директор.
Миссис Уизли вежливо кивнула ученикам.
– Что скажешь? – спросил Лео, воспользовавшись громом аплодисментов.
– Хороший выбор, – похвалил Рики, впервые забывая, что на первом курсе зарекся доверять носителю этой должности. – Она точно многому может научить. Вот только почему… кое-кто, – поправил себя он, заметив, что Дора прислушивается, – не предупредил нас?
– Кроме того, есть и не очень хорошие известия, – сообщил директор. – Всем вам известно, что в связи с летними событиями Министерство магии разработало новые меры безопасности. Эти правила развешаны на досках объявлений в гостиных и коридорах, кроме того, конечно, они должны находиться у всех школьных старост.
Возле тарелок Лео и Доры медленно возникли два свитка.
– Можно, я возьму твой? – спросил Рики у Доры, так как она не предпринимала попыток ознакомиться с ним. Рики подумал, что на первом курсе вел бы себя, как она.
Как и следовало ожидать, Дора не возражала. Рики поразился, насколько мал кусочек пергамента, пропустил обращение и объяснения, для чего это нужно, и прочел:
– «В целях повышения магической безопасности Министерство магии рекомендует всем учащимся:
не покидать школу без необходимости».
– А разве нас выпускают иначе, чем в Хогсмид? – вскинула брови Ариадна.
– Теперь будем знать, что раньше нарушать правила было легче, и сожалеть об упущенных возможностях, – пожала плечами Дора. – Дальше?
– «…не выходить из здания в одиночестве», – продолжил Рики.
– То есть, на территории школы уже небезопасно, – подытожил Боб.
– Тот, кто это писал, не знал, что бы еще такое придумать, – упокоила его Дора.
– «…в Хогсмиде прогуливаться большими группами», – добавил Рики.
– Вот это уже не лишено смысла, – прокомментировал Лео.
– «…при малейшем намеке на опасность доставать палочки; вызывать дежурных авроров специальным заклинанием…». Что оно делает? – спросил Рики, вопросительно поглядев на Лео и усевшись вполоборота к Дику, который оказался как раз у него за спиной.
– Посылает искры в воздух, – ответил Дик с другого стола.
– Представляю, сколько ложных вызовов придется принимать, – сказал Лео.
– Еще бы, какая-нибудь чувствительная барышня увидит таракана, – невинно заметил Френк.
Дора гордо проигнорировала его поддевку. Вместе с другими одноклассниками посверлив недруга неодобрительным взглядом, Рики продолжил знакомиться с правилами, но уже читал сам себе. Ничего сложного или непонятного там не было больше, разве что между строк читалось паническое желание перестраховаться. Если бы это не было технически сложно, Министерство, пожалуй, рекомендовало бы каждый раз, садясь за стол, проверять каждый сантиметр пищи на предмет отравы.
«Если дать такое поручение профессору Снейпу, он, пожалуй, сам от нас избавится», – подумал Рики. Завуч и без того, как всегда, выделялся за профессорским столом самым мрачным выражением лица. Если директор всегда обращался к ученикам с неизменной симпатией, профессор Снейп никогда не стеснялся дать понять, как же ему надоело скопище бездарных и неаккуратных лентяев, которых ему, увы, обычно приходится учить. О том, что ему пришлось выучить одну из таких, а именно профессора Лавгуд, слизеринский завуч, судя по взгляду, в данный момент умеренно сожалел.
Директор закончил предупреждением о том, что в этом году могут отменить Хогсмид, и на этой ноте под аккомпанемент разочарованных вздохов подал знак к окончанию банкета.
Лео вдруг куда-то заторопился. Рики, собравшийся, как обычно, отправиться в общежития вместе с ним, растерялся.
– Первокурсники! – отчетливо позвал его лучший друг. – Все ко мне!
Рики был не единственным, кого это привело в чувство. Дора Нотт, почти дошедшая до дверей, метнулась обратно.
К Лео медленно стекались новые слизеринцы. Рики вначале тоже хотел подождать. Но внезапная неприятная мысль заставила его встать и как можно скорее покинуть Большой Зал. «Это – дело старост. Эйвери точно подумает, что я увязываюсь».
В гостиной Рики все же вознамерился, как обычно, выслушать напутственное слово профессора Снейпа, тем более что в прошлом году он был лишен этого удовольствия. Другие слизеринцы, не задерживаясь, спешили в спальни, усталые и довольные. Так что Рики, как всегда, занял кресло возле камина. Скоро появились Лео и Дора вместе с новичками.
Первокурсники кто робко, кто с любопытством озирались по сторонам. Рики задался вопросом, что каждый из них может знать о его любимом «Слизерине». Дети не колдовского происхождения и потомственные маги относились к его славной истории по-разному. Многие из них мечтали попасть сюда, и только сюда. Возможно, были и такие, кто боялся этого, как худшей кары. Но Рики знал, что «Слизерин» каждому помогает добиваться своих целей.
Пока Лео объяснял порядки общежития, расположение комнат и прочее, Дора нетерпеливо косилась на каменную стену, закрывшую выход. Профессор Снейп, впрочем, не заставил себя долго ждать.
Рики всегда было интересно наблюдать, как реагируют новые лица на профессорскую холодную манеру обращения. Он производил жутковатое впечатление и без труда завладевал всеобщим вниманием. Профессор Снейп умел внушить чувство долга перед традициями «Слизерина» и гордость за колледж. Он рассказывал, чего ждет от учеников, так, как будто нисколько не сомневался в их способности в точности выполнить его пожелания. А новички из магглов смотрели на него с трепетным ужасом, почти как на людоеда из страшной сказки… и были недалеки от истины, с точки зрения учеников всех других колледжей. Впрочем, почти все слова его короткой речи Рики уже слышал ранее, и уже приготовился к тому, что сейчас завуч отправить своих подопечных по спальням и уйдет. Рики даже подался вперед, намереваясь подняться с кресла, но…
– …Наш колледж в этом году празднует круглую дату основателя, – профессор указал в сторону, и только тогда Рики заметил в обстановке картину, которой раньше тут не было.
Над невысоким столиком из тех, за которыми делают домашние задания, появился средних размеров портрет. В данный момент изображение колдуна находилось на месте. Колдун держал в руке склянку, нетерпеливо постукивая по ней пальцами другой руки. Непроизвольно бросив взгляд на друга, Рики заметил, что Лео глубоко потрясен.
– Этот портрет сэра Салазара Слизерина отреставрирован недавно и доставлен сюда летом. Надеюсь, вы понимаете, что поступить в «Слизерин» в этом году – огромная честь и большая ответственность.
– Спасибо, профессор Снейп, – довольно сильным для такого худого телосложения, но свистящим голосом заговорил Слизерин. – Я основал наш колледж для тех, кто знает, чего хочет.
Рики даже спать меньше захотелось. Нововведение в программе инструктажа для первогодков ему очень понравилось, несмотря на то, что основатель, собственно, повторил, но другими словами, речь завуча. По реакции на него детей Рики теперь точно мог сказать, кто из них – урожденный маг и потомственный слизеринец; у них даже дыхание перехватило от благоговения и восторга. Рики же постепенно успокаивался. Основатель производил впечатление, но не настолько сильное, как уважаемый завуч. Собственно, если бы Слизерина им не представили, он не получил бы столько внимания, но его историческое значение затмевало даже способности Снейпа к нагнетанию стресса.
– Как ты считаешь, – спросил он друга уже в спальне, – с ним можно разговаривать?
Рики прилагал усилия, чтобы расслышать ответ, поскольку как раз воочию убедился, какое это блаженство – после целого дня стянуть носки! Он поправил пижаму и отдернул одеяло, собираясь завалиться набок.
– Думаю, это так же интересно, как с сэром Финеаном, – Лео указал на участок стены между их кроватью, где портрет упомянутого родственника когда-то висел, и доставил этим мало приятного.
– Слизерин мне кого-то напоминает, – сказал Рики, дергая полог. – Как думаешь, кого?
На это Лео не ответил.
Рики проснулся около пяти утра в холодном поту. Сон, который ему приснился, нельзя было назвать кошмаром, но ощущение осталось угнетающее. Это был спуск – все глубже вниз, вроде бы в подземелья «Хогвартса», но он не был уверен, где все это происходило. Просто других подземелий юноша вроде бы не знал.
Состояние напряжения не покидало его, пока он лежал неподвижно и прислушивался. Пошевелиться отчего-то было так трудно, словно его парализовало, но, как только это удалось, напряжение начало уходить и вскоре исчезло, оставив о себе лишь память.
После этого Рики уже не мог заснуть, и все ворочался в теплой и уютной постели, размышляя, что бы мог означать этот сон. Спрашивать у Трелони было бесполезно. Рики решил воспользоваться предложенной помощью и отправить письмо брату.
Как назло, спать ему захотелось только тогда, когда его более удачливые соседи по спальне начали просыпаться. Он волевым усилием заставил себя одеться, не предполагая, что это будет так трудно – противостоять желанию вернуться под одеяло и закрыть глаза.
В общей гостиной его внимание привлек пустой портрет основателя. Рики вдруг пришло на ум, а не мысли ли о Слизерине привели к появлению этого сна? Рики знал, что обладает богатой фантазией, что; если образ Слизерина связан с погружением в подземелья? Личность сэра Салазара была окутана тайной в большей степени, чем других основателей, отсюда и жутковатый налет. Ощущение, что все это происходит с ним самим – просто игра воображения, Рики в детстве снились сны, что он – супермен и все такое прочее. Ему даже стало жаль, что он раньше не подумал о портрете.
– Ты чего такой хмурый? – спросила Тиффани. Рики даже не заметил, что одноклассницы уже вышли с женской половины.
– Учиться лень, – улыбнулся он.
– Понятно, – одобрительно кивнула Тиффани.
Вид сервированного стола в Большом зале поднял ему настроение. Здесь были отличная копченая рыба, бекон и яичница, которым он сразу же воздал должное.
– Френк, тебе передать капустный салат? – нетерпеливо осведомилась Тиффани, сидящая по другую сторону от Рики.
Рики поднял голову и обратил внимания, что указанный салат стоит как раз напротив него. Но Эйвери, конечно, никогда бы не обратился к нему, недостаточно чистокровному, с просьбой. Френк вообще вел себя крайне молчаливо со вчерашнего вечера, после того, как Ариадна взялась его отчитывать за то, что он не поехал в гости к ее родственнице и заставил родителей беспокоиться.
– Будь любезна, – процедил Эйвери, – а то я никак не подгадаю, как подобраться.
Возможно, как раз благодаря тому, что враг не высовывался, за завтраком Рики все еще не хотел верить, что учебный год начался. Пока что у него действительно не появилось никаких обязанностей – до тех пор, пока профессор Снейп не подошел к столу своих подопечных с расписанием.
– Защита от темных сил и трансфигурация в один день?! Вот не знала, что смогу еще больше возненавидеть понедельники, – проворчала Дора.
– Ужас! – возопил, пробежав глазами лист пергамента, Генри. – Почти все уроки парные, и вообще, когда спать и есть?!
– Что у нас сегодня? – спросил Рики.
– Кошмар и пытки! – последовал ответ.
На первом курсе такое многообещающее начало года обеспокоило бы его, но теперь уже Рики чувствовал себя стреляным воробьем. Не дослушав, он тут же потянулся за следующим кусочком кекса.
Первым уроком слизеринцы пришли на астрономию. Преподавательница дала короткую лекцию, а затем – задание средней сложности, что после каникул оказалось под силу далеко не всем.
Даже Рики не был доволен первоначальным чертежом. На самом деле, в прошлом году ему пришлось нарисовать довольно много карт, так что летом он даже не брался за карандаш, а от пера и вовсе отвык. Рики понимал, что для восстановления навыка потребуется время, но его нетерпеливая натура жаждала результата, и как можно скорее. В астрономии он был лучшим учеником и никому не собирался уступать это место, находя в своей одержимости массу поводов для самоиронии.
Но профессор Зловестра ничего не заметила. Когда он, как обычно закончил раньше, она попросила его помочь ей с контурами раздаточных материалов для второкурсников.
Вся прелесть нового расписания предстала перед Рики, как на ладони, когда Лео сказал «Пока» и покинул класс вместе с теми ребятами, которые ходили на нумерологию. Рики остался с Дорой и Бобом.
– Прорицания? Сейчас? – уточнил он, хотя это было очевидно.
– Да. Весь год придется узнавать неблагоприятные прогнозы в отношении СОВ, – невесело пошутил Боб.
Рики тоже не ждал ничего другого. Они, как всегда, расположились за одним столиком. И тут мысли Рики получили неожиданно приятное направление. Обычно четвертой к ним подсаживалась Селена Олливандер. Рики так и не обсудил с ней каникулы, и поймал себя на том, что ему очень этого хочется.
Однако Селена опоздала. Ее голова возникла в люке уже после того, как профессор замогильным голосом поздоровалась с учениками.
– Милочка, – скривила губы Трелони, – я ли не предупреждала, чтобы Вы были осторожнее?
– Да, профессор, – не могла возразить Селена. Трелони преследовала ее своими предупреждениями с самого первого урока.
– А Вы рискуете ходить по замку одна! – обличительно произнесла Трелони.
«В чем проблема? Я же здесь», – Рики давно знал, что Трелони считает его самым опасным существом в школе, особенно – для Селены.
– Простите, – покладисто сказала хуффульпуффка, а после того, как она получила, наконец, разрешение сесть, стало не до разговоров. Она кивком поздоровалась с соседями по столику. Летние каникулы пошли ей на пользу. Но при туманном свете класса прорицаний она показалась Рики обеспокоенной.
– Сегодня мы, к счастью, собрались в том же составе, что и всегда. Я опасалась, признаюсь, что этого могло не случиться. Но провидение хранило вас. Мы начнем наше познание будущего с одной из самых увлекательных и деликатных областей предсказания – толкования сновидений.
При последних ее словах у Рики помутилось в глазах. Он как будто окунулся в сон – и не самый лучший. Он не подозревал Трелони в чтении мыслей, ей было далеко до профессора Снейпа, но благодаря Лео совпадения стали вызывать в нем сознание опасности.
– Уверена, что в течение этой недели вам что-то снилось, – продолжала Трелони. – Запишите свой последний сон.
По классу пронесся протестующий ропот, отчего-то напомнивший Рики тусовку у Роджера. Он живо представил, что бы написали те гости, и усмехнулся, мысленно рисуя, как Трелони объясняет значение появления во сне «голых сисек» или чего-нибудь в этом роде.
Однако, задание в самом деле оказалось довольно интимного свойства. Рики полагал, что почти все, ну, минимум половина сочинит свой сон.
– Как можно более подробно, – вклинилась в его мысли профессор.
Ученики, кое-как расположив на тесном столе пергаменты и чернильницы, принялись грызть перья. Рики поколебался, не написать ли, в самом деле, что в голову придет. Но что-то (как он подозревал, обыкновенная лень) все же заставило его выбрать правду.
На бумаге сон получился простой и даже примитивный – атмосфера жутковатого ожидания при облачении в письменную форму улетучивалась. Он закончил минут за десять и, поскольку Трелони не собиралась заставлять его немедленно зачитывать работу, оглядел класс. Половина продолжала сосредоточенно пыхтеть над пергаментами. Скоро к его бездействию присоединились Селена, потом Боб и, наконец, Дора. Последняя, изображая растерянное уныние, явно скрывала от Трелони, как довольна на самом деле.
– Я списала со старой книжки! – шепотом похвасталась она. – Вспомнила почти точь-в-точь! Интересно, что она скажет?!
Селена покачала головой. Она тоже невысоко оценивала способности преподавательницы, но эксперименты Доры редко вызывали в ней понимание.
До конца урока оставалось четверть часа, а трое все еще не разделались с сочинениями. Предсказательница скорбно обозревала остальных, но не спешила их спрашивать. В какой-то мере это соответствовало пожеланиям Рики, он охотно оставил бы свой сон при себе. Но Дора от бездействия начала раздражаться, и другие ученики постепенно стали переговариваться. Рики, как назло, даже повернуться к Селене не мог, потому что Трелони, как ему казалось, поглядывает на них чаще, чем на других.
Вот Нэнси Льюкот отложила перо; за ней то же самое сделала Фиона Шеклбот. К тому моменту, когда закончил Чип Вэнс, оставалось около пяти минут до желанного удара колокола.
– Должна сказать вам, – заговорила профессор, – что не все справились с заданием так добросовестно, как я ожидала. Поэтому к следующему уроку – а вы, надеюсь, вновь придете в полном составе – напишите весь сон не менее чем на целый свиток.
Рики покинул ее «восточную чайную», кипя от раздражения. Если бы он знал, что она просто тянет время!
– Какого черта я выбрал прорицания?! – прошипел он сквозь зубы.
– Я рада тебя видеть, Рики.
Он вздрогнул, и почему-то совсем расхотелось продолжать в том же духе. Селена стояла рядом, и, наконец, все ее внимание безраздельно принадлежало ему.
– А я – тебя, – живо откликнулся он. – Пожалуй, то, что мы чаще видимся – лучшее в этом бесполезном уроке.
– Но оно, судя по выражению твоего лица, все равно не перекрывает худшее, – проницательно заметила Селена, и они стали вместе спускаться в Большой зал.
По пути завернули в штаб. Она решила, что заниматься здесь будет намного лучше, чем в общей гостиной. Рики тоже считал, что удобнее хранить все свои конспекты на полке в штабе, чем в случае чего каждый раз перерывать свой сундук.
Помещение Клуба переоборудовали. Теперь там стояли шкафчики, всего десять, с фамилией на каждом. Рики стало чуть теплее в груди, когда он обнаружил, что фамилия «Макарони» числится под номером первым. Мелькнула мысль, может ли он считать себя в некотором роде главным над старостами.
В целом, места стало меньше. Но портрет сэра Финеана Нигеллуса остался неотъемлемой частью обстановки.
– Надо же, теперь у меня здесь есть законное место, – Селена провела рукой по дверце своего шкафчика.
– У тебя всегда оно было, – произнес Рики.
– Мне в самом начале казалось, что гриффиндорцы не очень мне доверяют, – сказала Селена. – Зато теперь я прописалась!
Рики кое-что вспомнил. Он попросил ее подождать, пока запишет, что надо написать письмо брату. Он знал, что не забудет об этом, но все же Рики хотелось получить ответ как можно раньше.
А потом пришлось ждать ее, так как Селена заинтересовалась подборкой книг на полках.
– «Сверкароль Чаруальд», – прочитала она имя автора нескольких позолоченных томов, несколько потускневших от времени. – Интересно, почему они здесь? Учитывая, что это комната для пятикурсников, нам должны поставить что-нибудь полезное для учебы, я думаю.
– А ты не знаешь, что за книги? – спросил Рики.
– Понятия не имею, – покачала головой Селена.
– А почему ты опоздала к Трелони? – поинтересовался Рики уже на лестнице.
– Представь, не выспалась, и потеряла счет времени, пока сидела за столом, – робко улыбнулась она. – Филч подошел и стал меня тормошить. А я даже не сразу правильно прочитала, куда идти, думала, что сегодня понедельник.
– К счастью, выходные гораздо ближе, – напомнил Рики.
Внизу они как раз нагнали слизеринцев, спешивших на обед с нумерологии.
– Профессор Снейп будет ждать тебя в учительской, – сообщил завхоз Филч, и лицо его перекосилось. Он, как всегда, испытывал неимоверные страдания от необходимости говорить с учениками, которые все поголовно были ему отвратительны.
– Поздравляю, – внятно пробурчал Френк и, демонстративно отколовшись от одноклассников, скрылся за дверью Большого зала.
Но Рики с вечера был предупрежден, что профессор собирается о чем-то сказать ему, и потому с легким сердцем отправился на обед. Он уписывал за обе щеки, не в силах поверить, что уроки кончились и впереди целых полдня свободы. Он впал в полу-транс; сегодняшние события казались странными и далекими. Рики с трудом мог припомнить их последовательность.
Когда Рики закончил, его завуча за столом учителей уже не было. Но в учительской он застал лишь профессора Стебль.
– Профессор Снейп предупредил, что вызовет тебя. Можешь подождать здесь, – разрешила она и задумчиво добавила: – Значит, уже пятый курс. Как летит время! Поверить не могу, что тебе предстоят СОВы.
– Я Вас не подведу, мэм, – заверил Рики.
– Я не сомневаюсь, – улыбнулась гербологичка. – У меня редко бывают такие ученики, как ты.
– Почему? – насторожился Рики. Он уже столько раз обманывался, но ему вновь казалось, что вот сейчас она каким-то образом выдаст его секрет. А здравый смысл, словно насмехаясь, напоминал, что она, скорее всего, похвалит его за то, что он отлично учился все предыдущие годы.
– Все дело в отношении. У тебя редкая способность обращаться с землей, – сказала она.
– Спасибо, – Рики, ко всему прочему, невольно начинал чувствовать смущение, что было вовсе некстати.
– Ты уже думал о выборе специализации? – спросила Стебль.
– Ну, так, – ответил Рики, предпочитая переменить тему.
– Я бы тебе рекомендовала оборудовать собственные теплицы, – предложила профессор Стебль. – Есть постоянная потребность, это тебе и профессор Снейп скажет, а продукции не всегда хватает. Я не знаю, позволяют ли это твои возможности, ведь на все требуются деньги… – она смутилась, потому что никогда раньше они не обсуждали такие темы.
– Чтобы считать деньги, не нужно учиться нумерологии, – усмехнулся Рики.
– Хорошо, этого не слышит профессор Вектор, – покачала головой Стебль.
Дверь отворилась совершенно бесшумно. Но каким-то магнетическим образом профессор Снейп всегда давал знать о своем появлении. Рики автоматически встал, профессор гербологии немедленно поднялась тоже.
– Ну, не буду вам мешать. А Вы подумайте, Ричард, – сказала она, затворяя за собой дверь.
– Садитесь, – понимающе усмехнулся Снейп. – Я тоже присяду, чтобы не возвышаться.
– Как скажете, сэр, – не стал противиться Рики. Он выбрал одно из старых кресел с плюшевой обивкой, которое показалось ему особенно мягким, и тут же мысленно отметил, что это детское желание вальяжно расположиться в учительской – ни что иное, как протест против того, что его обошли значком.
Профессор Снейп расположился во главе стола и скрестил пальцы перед собой. Прежде чем заговорить, он подался вперед.
– Ричард.
Профессор медлил. У Рики впервые возникло предположение, что завуч сам хочет отвести взгляд.
– Не сомневаюсь, у Вас возникал вопрос, почему я не назначал Вас старостой, – продолжил Снейп как всегда глубоким и ровным, ни на миг не дрогнувшим голосом.
– Потому что Лео больше подходит, я полагаю, – сухо ответил Рики.
– Вам, несомненно, известно, что на меня оказывалось давление со стороны попечительского совета. Не все требовали, чтобы я выбрал Вас, некоторые не желали допускать этого ни в коем случае. Я был бы рад насолить тем и другим, – профессор усмехнулся, – но принимать решение пришлось, исходя из Ваших интересов.
– Вы считаете, мне вредно быть старостой? – осведомился Рики ровно в той степени ехидства, чтобы это не прозвучало нагло.
– Вы упростили, но, в общем, сказано верно, – кивнул Снейп. – На самом деле, я нарушил свою собственную традицию, которую основал с тех пор, как получил назначение на пост завуча. Я всегда выбирал старост параллели из тех, кто первым получал взыскание, или из особо стойких нарушителей, вроде мисс Нотт. Я предполагал – и не ошибался практически ни разу, что, заставив таких учеников контролировать дисциплину, значительно снижу количество инцидентов. Уж не знаю, как, но это благотворно влияет и на других учащихся. На Вашем курсе Вы в этом смысле отличаетесь, пожалуй, даже от Уизли. Помните, Ричард, как получили первое взыскание?
Рики кивнул, но недовольство не позволяло полностью погрузиться в дорогое теперь воспоминание. Он покинул общежитие ночью, а когда возвратился, наткнулся на завуча собственной персоной. Рики мечтал быть отчисленным за это, но Снейп вкатил ему всего один вечер взысканий плюс нотацию, перешедшую в разговор почти по душам. Наверное, с тех пор он и проникся к профессору Снейпу, при всей его отстраненности и холодности, определенной симпатией, основанной на доверии, ну насколько можно верить слизеринскому представителю гриффиндорской мафии.
– Ты даже в нарушении правил идешь напролом, – прервал его мысли Снейп.
– Так почему все-таки Вы выбрали Лео? – не удержался Рики. – Не спорю, он подходит…
-Более чем, – согласился Снейп. – Но ты запомнил, что я так решил, думая о тебе. Свой выбор я остановил на нем, поскольку, во-первых, он – один из немногих людей, кто в состоянии иногда охлаждать твой бурный энтузиазм. Кроме того, тебе ни к чему дополнительные полномочия. Ты и так уже возглавляешь Клуб Единства.
– И что?
– Власть портит, – отрезал Снейп.
У Рики язык зачесался брякнуть что-нибудь насчет власти завуча и скверного характера профессора зельеварения.
– Я не сомневаюсь, что Вы компенсируете себе отсутствие значка старосты, – продолжил завуч уже мягче. – Вы удивительно активный юноша, и меня это неоднократно беспокоило. Я не знаю, как вы отнесетесь к тому, чтобы получить место запасного отбивалы в нашей квиддичной команде?
Профессор пристально вгляделся в него и наверняка заметил, что воспитанник вспыхнул от обиды. Рики поверить не мог своим ушам – Снейп пытается подсластить пилюлю, подсовывая ему квиддич! И, хотя играть он любил, но не собирался из разумных соображений, теперь ответил сердито, исключительно потому, что не хотелось принимать от гриффиндорской мафии никаких подачек:
– Спасибо, не хочу!
– Жаль. Вы прилично играли, – ровно произнес завуч.
– А почему тогда Вы предлагаете мне запасной состав? – ехидно осведомился Рики. Он бы очень хотел встать и уйти, что наилучшим образом выразило бы его отношение, но не мог на это решиться.
– Потому что места в основном составе заняты, – логично объяснил Снейп. – Я подумал, может быть, ты захочешь принимать больше участия в жизни колледжа, если то, что ты не староста, тебя так… расстраивает.
Говоря это, профессор наблюдал за Рики, словно ставил какой-то интересный для себя опыт и очень хотел узнать, как юноша отреагирует.
– Зачем Вы мне все это рассказали? – не пытаясь быть любезным, хмуро осведомился воспитанник.
Ответа Рики не ожидал.
– Я тебе доверяю, – сказал Снейп.

Глава 10. Переход к будням


Тем, что же все-таки случилось на перроне, Рики заинтересовался только на следующее утро.
-Конечно, все из-за тебя, - оправдал его опасения лучший друг. – Тебе опять пытались передать какую-то гадость.
-А подробнее?
Лео говорил тихо, хотя в этом не было особенной необходимости: Боб и Генри отвоевывали у Морганы набор гусиных перьев Боба, производя при этом достаточно шума.
-Поттер подошел к нам, когда мы ждали разрешения на посадку, поздоровался. Потом вернулся и уже спросил про тебя, но мы ничего не знали. Потом мы собрались залезть в вагон, а он все крутился неподалеку. Подошел мальчик и спросил, знаем ли мы Ричарда Макарони. Твой крестный совсем приблизился и начал прислушиваться. Ну, мы сказали, да, имеем такое счастье. Мальчик объяснил, что недавно к нему обратился кто-то из провожающих родителей, дал два сикля и попросил передать тебе сверток.
-А почему этот родитель не попросил своего ребенка и бесплатно? – спросил Рики.
-Наверное, потому, что это был никакой не родитель, а Упивающийся смертью, - высказал очевидное Лео. – Но мальчик, конечно, ничем не поинтересовался, он из магглов и только поступил на первый курс. Так вот, когда он протянул мне сверток, Поттер бросился, как коршун. Он выхватил его у нас обоих и стал ребенка строго так допрашивать, кто, откуда и прочее. Но потом опомнился, что за ним, как обычно, наблюдает вся платформа. Впрочем, мистер Поттер уже автоматически снял верхний слой газет. Я заметил внутри предмет, похожий на шкатулку.
-Что за шкатулка?
-Деревянная лакированная, резьбу я не разглядел. Но твоему крестному эта вещь отчего-то так не понравилась, что он, едва ее обратно завернул, поднял тревогу. Нас быстро распихали по вагонам. Мне показалось, твой крестный избегал прикасаться к шкатулке.
За завтраком Рики узнал немного больше благодаря тому, что Лео теперь выписывал газету.
«Джерри Хаген, ученик первого курса школы «Хогвартс», показал, что неизвестный подошел к нему на платформе 9 и 3/4 и попросил юного мистера Хагена передать некий предмет в руки своего знакомого. По описанию мальчика был вычислен мистер Скотт, отец четырнадцатилетней Бриджит Скотт, также ученицы. К счастью для мистера Скотта, с момента своего появления на перроне он не расставался с группой других родителей и их детей, ровесников его дочери. Предполагается, что его внешностью воспользовался злоумышленник. Мистер Скотт припомнил, что за два дня до происшествия на лондонской платформе 9 и 3/4 посетил парикмахерскую. Представитель авроров мистер Рональд Уизли полагает, что это облегчает задачу преступников…».
-Подумаешь, сварили оборотное зелье, - пожал плечами Лео. – Если они брались за более сложный состав… Неспроста была ограблена аптека в Косом переулке.
-Я не знал, - сказал Рики.
-Ты же не читаешь «Пророк» вне школы, - констатировал Лео без всякого упрека.
Рики вновь углубился в газету.
«По свидетельству мистера Уизли, переданная вещь оказалась проклята. Комментировать характер проклятья, а также цель Упивающихся смертью он, однако, отказался».
-Вот нормальный репортаж, - прокомментировал Рики, откладывая газету. – Я думал, всякую ерунду только и пишут.
-Рита Вриттер не единственный корреспондент. Хотя она недавно постаралась. Описала драку сына Поттера с дочкой Гойла и посиделки Поттера с друзьями в «Трех метлах». Она их со школы грязью поливает, а в прошлом году, на годовщины свадеб…
-Да? – удивился Рики. Он впервые услышал об этом, и не то чтобы стремился следить за событиями в жизни дядя Гарри, но ведь тот постоянно и назойливо контролировал его! Юноше показалось обидным, что крестный отец даже не сообщил о таком, безусловно, далеко не рядовом моменте.
-Ты был в Италии и не читал наших репортажей, - продолжал Лео, - и тамошних газет, как я догадываюсь, тоже не открывал. Десятилетние годовщины свадеб золотого трио отмечались прошлой осенью. Месяца два газеты ни о чем другом не писали. Мистер Поттер даже отпрашивался из «Хогвартса», и его заменял Снейп…
«Логично, кому нужен муж, не присутствующий дома даже в годовщину свадьбы? – подумал Рики. – Даже если он герой - трудоголик». Пример похожего положения вещей он во время описанной Лео кутерьмы наблюдал в Италии, и в итоге ведь Карлотта бросила такого жениха. Дядюшка Гарри был лицом слишком знаменитым, чтоб испытывать кроткий нрав леди Сюзан.
-Был банкет в Министерстве. Потом Малфои, конечно, устроили грандиозный бал, который леди Гермиона гостям подпортила.
-Что, попыталась свести все мероприятие к митингу защиты домовых? – удивился Рики. Энтузиазм этой дамы не сильно отличался от дядюшкиного, но все же – торжество по такому личному поводу… Все его тетки, а также мама более трепетно относились ко всевозможным годовщинам. Впрочем, Рики уже не раз убеждался, что дядя Гарри и его друзья были сделаны из одного, и достаточно странного, теста.
-Почти что так, - согласился Лео. – Вот, отовсюду раздавались хвалебные оды столь достойным гражданам, но Вриттер-таки догадалась накапать ложку дегтя.
-Неужто наши знатные персоны вымазались в одной ложке? – не поверил Рики.
-Нет, конечно, их слишком уважают, - сказал Лео, спасая в глазах Рики суммарный интеллектуальный показатель магической общественности. - Она писала всякую чушь – ну зачем, спрашивается, десять лет спустя во всеуслышание сомневаться, мог ли такой брак быть заключен? Повытаскивала на свет «факты из прошлого», - Лео скривил губы, не скрывая своего отношения к этим «фактам».
-Какие? – внезапно заинтересовался Рики. Он догадывался, что нить, ведущую к его происхождению, вряд ли имеет смысл искать в личной жизни дяди Гарри, но все-таки почему-то ему хотелось послушать – возможно, просто оттого, что вокруг неизменно восторгались Поттером и его командой, так что узнать о них какую-нибудь гадость было бы очень утешительно.
-Якобы леди Геримона дружила со знаменитым квиддичным чемпионом и никак не могла связаться с Драко Малфоем, с которым не сходится ни по одному принципиальному вопросу; а еще он в юности называл ее всякими обидными словами, Вриттер лично слышала. И потом, в то время за ней, я имею в виду леди Гермиону, начинал ухаживать Рональд Уизли, а потом связался с Луной Лавгуд, которую все считали сумасшедшей. А мистер Поттер собирался жениться на сестре лучшего друга, и с чего вдруг раздумал, стало ужасно важно после того, как он десять лет прожил с другой ведьмой.
-Действительно, кому нужен такой вздор, - согласился Рики, умолчав о том, что насчет бывшей мисс Уизли слышал лично от крестного отца. Но даже если предположить невероятное, будто сэр Драко Малфой тащил столь строптивую женщину, как леди Гермиона, к алтарю за волосы, это все равно наверняка не имело к нему, Рики, никакого отношения.
-Они, как всегда, никак не стали комментировать откровения этой вредной тетки, так что она, наверное, злилась, - сказал Лео и вилкой зацепил себе еще бекона.
-Наверняка, - кивнул Рики, вновь пробегая глазами небольшую заметку. - И ведь в статье не упомянуто мое имя. Нигде, - отметил он чуть позже.
-Ну и отлично, - бросил поглощенный беконом лучший друг.
На перемене Рики отнес в совяльню письмо для Пита, написанное накануне. Он охотно вручил бы его любой школьной сове, если бы Ракета с покровительственным видом не выставила свою лапку.
-Проще запродать черту душу, - вздохнул Рики. – Это намного быстрее. Или ты постараешься? – он покосился на сову, которая, похоже, все же поняла его, потому что сразу, хоть и медленно, поплелась к окошку, на ходу задевая пергаментом за всякие поверхности.
Утренние занятия принесли ему исключительно положительные эмоции. Рики всегда нравилась гербология, даже невзирая на то, что некоторые растения вопили и визжали, а иные – и кусались. Но гербология, поставленная с утра, казалась ему отличной идеей.
-Почти как в солярии, - вздохнул он, копаясь в земле.
-Не дразни, - попросил Лео. – Загорать здесь все равно нам не позволят.
Плавясь в солнечных лучах, как-то не верилось, что большую часть года придется переживать слякоть и холода. Как всегда на этом уроке, к слизеринцам присоединились гриффиндорцы. Правда, с друзьями Рики только поздоровался, их кадки оказались расположенными довольно далеко.
С начала года Рики еще не виделся с Тони Филипсом, но тот не проявил к нему никакого интереса. Они здорово невзлюбили друг друга на младших курсах, но теперь воинственная неприязнь Тони к «Слизерину» как будто поулеглась. В конце прошлого года гриффинорец втянул Рики, а также Дика, Артура и своего лучшего друга Виктора Чайнсби в опасное дело, сам едва не расстался с жизнью, после чего всех участников продержали два дня в больнице. С тех пор они не общались, и такое положение вещей Рики очень устраивало.
Зато Артур не поладил с одним особо вертким корнем, и тот весь урок норовил шлепнуть его по пальцам. Иногда попадал. Так что на уроке было весело. Гербология была одним из немногих школьных предметов, на которых Рики с первого дня чувствовал себя, как рыба в воде. Вот только пролетела она слишком быстро.
Рики не раз убеждался, что после свежего воздуха не может быть ничего лучше хорошего обеда. В этом смысле «Хогвартс» никогда его не разочаровывал. Суп из фасоли, копченая рыба, салат с почками, вареный картофель, цветная капуста, а на десерт – три вида пирогов с лихвой вознаградили учеников за затраченные усилия на ниве науки.
Отправляясь на уроки, Рики заметил за столом учителей Луну Уизли, отрешенную и жующую. Ее урок ожидал его только на следующей неделе.
Артур Уизли не мог не знать, что его тетушка, проживающая с ним в одном доме, будет работать в «Хогвартсе». Не только Рики хотелось бы понять, с какой стати другу потребовалось держать это в секрете, ведь он прекрасно знал, насколько на особом счету в школе должность преподавателя защиты от темных искусств. Об этом заговорили сразу, когда все вместе собрались в штабе.
-Артур, почему ты не предупредил, что твою тетю назначили вести защиту? – укорил Эдгар.
-Я надеялся, она все-таки передумает, - проворчал Уизли.
-А почему она назвалась другой фамилией? – спросила Селена.
-В школе много Уизли. Она взяла прежнюю, чтоб не давать повода для упреков в необъективности, - объяснил Артур. – И я, в самом деле, не хотел бы этого. Достаточно того, что меня называют «любимчиком МакГонагол».
при необходимости Рики взялся бы разубеждать друга, хотя он прекрасно знал, что завуч «Гриффиндора» в самом деле относится к Артуру чуть терпеливее – потому, что ему, как сыну полиморфной ведьмы, хорошо давался ее предмет, и потому, что он носил ту самую знаменитую фамилию Уизли. Все члены его семьи в свое время учились в «Гриффиндоре» и стали видными колдунами и ведьмами, так что отношение профессора МакГонагол к старшему внуку этого почтенного семейства объяснялось легко.
-Почему она решила работать в «Хогвартсе»? – спросил Дик. – Я могу понять, если ей надоело в Министерстве, но говорят, эта должность не совсем… а у нее ведь шестеро детей.
Артур хмуро покосился на равенкловца. Рики тоже приходилось раньше слышать, будто место преподавателя защиты проклято, но на его глазах эту должность занимали три колдуна, в том числе Гарри Поттер, с которыми до сих пор ничего не случилось. Только самый первый его учитель скончался, но он ведь был Упивающимся смертью. Рики лучше других понимал, что с тем типом тоже бы все было в порядке, если бы он сам не постарался, чтобы было наоборот. И вообще, не верил он в суеверия; правда, чистокровные колдуны относились к ним чуть иначе.
-Она осталась бы в Министерстве, но ведь тетя больше года не работала. Она ухаживала за малышом, а потом ее не восстановили на прежней должности. Количество магических катастроф в последнее время сократилось, - Артур одарил друзей хмурым взглядом исподлобья, - не потому, что ее там не было.
-Ну конечно, - подхватил Эди.
-Ее обещали восстановить, как только позволят обстоятельства. А пока что она не захотела переводиться в отдел, где пишут бумажки. Дамблдор предложил эту работу, и они договорились, что после уроков она будет перемещаться домой через камин. Не может же она не показываться сутками дома, - проворчал гриффиндорец, и Рики как будто услышал не его, а его уважаемую бабушку, Молли Уизли.
-Отлично. По-моему, ты зря смущаешься, - высказал Рики. – Она замечательная!
-Сверх всякой меры, - отозвался Артур.
Однако у пятикурсников были более важные проблемы, чем назначение нового преподавателя. Точнее, пока что у них еще не появилось никаких забот, но все вокруг уже выражали им свою озабоченность.
Профессор Снейп на своем первом уроке, прежде всего, поставил учеников в известность, что категорически не желает, чтобы они его позорили перед комиссией из Министерства. А потому подготовка к сдаче СОВ по его предмету не предполагала никаких поблажек. Он сразу же предложил ученикам сварить сложнейшее зелье, точно выверяемое не только по количеству компонентов, но и по времени, а еще его требовалось поворачивать то по часовой стрелке, то против. Все, даже Френк Эйвери, усиленно пыхтели над котлами два часа, боясь, однако, лишний раз дунуть на свое творение. Даже Лео не казался, как всегда, невозмутимым, тем более что профессор предупредил о возможных последствиях неправильно сваренного зелья.
-Если вы проявите неловкость при обращении с ингредиентами, то сон человека, принявшего ваше зелье, будет тяжёлым, а в некоторых случаях и непробудным, поэтому вам следует быть предельно внимательными, - сказал он.
А Снейп был из тех, кто способен заставить нерадивого ученика выпить то, что им приготовлено. Невзирая на предстоящие сложности зубрежки, пока что никому не хотелось в беспамятство.
Но, когда в конце урока преподаватель велел разлить зелье по пробиркам и сдать для проверки. Рики, поставивший свою колбу на профессорский стол последним, никак не мог заметить в результатах сколько-нибудь очевидного единообразия. Разные цвета, консистенции… Зелье Доры было зеленым, легким и абсолютно прозрачным. Из пробирки Лео поднимался серебристый клочковатый дым. Его собственное зелье оказалось синим и вязким.
-Имейте в виду, я поставлю вам такие оценки, как вы получите при сдаче СОВ, - пригрозил профессор Снейп.
-Все сдадут на порядок лучше, если его не будет на экзамене, - проворчал Эди, покидая класс.
Рики специально задержался у двери, потому что Селена до сих пор оставалась внутри. Он кивнул Лео и Эдгару, давая понять, чтобы его не ждали. И они ушли, как только появилась Селена.
-Ты все еще хочешь разговаривать с русалочкой? – поинтересовался он в ответ на ее вопросительный взгляд.
Селена смутилась.
-На самом деле, я об этом давно не думала, - призналась она. – Но, если ты согласен…
-Я согласен, - быстро ответил Рики. – У тебя сейчас нет никаких планов?
-Абсолютно, - пожала плечами Селена. – Идем?
-Я не предлагаю тебе пропускать обед, - сказал Рики.
-Мерлина ради! Возьмем что-нибудь с собой. Так даже лучше, - сказала Селена.
Она улыбнулась, зная, что он вспомнил о том же: последний экзамен по прорицаниям, когда он брал со стола пирожки для нее и Доры. Рики чувствовал некоторую натянутость, но во что бы то ни стало хотел поддерживать разговор. Идти и молчать казалось ему еще хуже.
-Мрачноватые у нас подземелья, - заметил он. – Понять не могу, отчего Снейп проводит здесь большую часть времени. Слизерин, должно быть, был таким же.
-Наверное, потому, что здесь ничто не отвлекает. Все средневековые лаборатории располагались под землей. Ты хотел бы стать ученым? Сомневаюсь, - вздохнула Селена и лукаво улыбнулась.
-Я – нет, - не стал возражать Рики, - но мой брат хотел бы. А он, между прочим, на Снейпа вообще непохож!
-С чего бы? – усмехнулась Селена. – Логично, если он похож на тебя.
Заворачивая куски пирога в салфетку, Рики нарочно встал спиной к учительскому столу. Он не знал, заинтересуется ли кто-нибудь из наставников, зачем он это делает, но ему совсем не хотелось услышать рядом их строгие голоса.
-Ты куда собрался, Ричард? – полюбопытствовал Боб. Впрочем, если не он, то этот вопрос задал бы кто-нибудь другой; все одноклассники и некоторые другие слизеринцы наблюдали за ним.
-Планирую погреться на солнышке, - ответил он. – Не хочу тут сидеть.
-Здесь такой потолок, что какая разница? – проворчал Генри. – Все равно, что под небом.
Рики пожал плечами. Он не опасался, что за ним увяжутся: все сидящие поблизости одноклассники уже наполнили свои тарелки. Кроме того, Тиффани, заметившая Селену с точно таким же свертком в руках, шагающую к выходу из Большого зала, состроила елейную физиономию дурочки, отчего Дора, проследив ее взгляд, тоже поняла, что компания Рики не требуется.
-Жалко, что нельзя кушать в библиотеке, - донеслось от соседнего стола «Равенкло».
-Если на Спок уже так действуют СОВы, то я не знаю, что будет в конце года, - покачала головой Ариадна Блекуотер со своим неизменным фиолетовым бантом. Удаляясь, Рики еще услышал, как она спрашивала: - У кого сохранился конспект по зельям за третий курс? А то мой делся неизвестно куда. И надо же, чтобы именно по зельям…
«Истинная катастрофа для слизеринки», - подумал Рики, подавив желание броситься к своему сундуку и перепроверить, все ли на месте у него или какая-нибудь тетрадь все же пострадала от когтей мистера Лапки.
На улице все еще сохранялось лето. К середине дня воздух накалился, но озеро смягчало жару, как бы раздувая ее в разные стороны.
-Хорошо, что ветер в лицо, иначе волосы бы лезли мне в глаза, - сказала Селена, руки которой также были заняты. Рики очень хотелось узнать, что выбрала она из еды. – Давно думаю о том, не следует ли мне их срезать.
-Нет! – вырвалось у Рики, он едва не выронил свой сверток.
-Мои родственники тоже против. Сестра говорит, такие волосы – это чистое золото, - Селена слегка изменила голос, пародируя, вероятно, как раз сестру.
-Она права, - горячо поддержал Рики.
-А свои косы она состригла! – взгляд Селены выражал удивление его горячности, так что Рики поспешно сменил тему:
-Надеюсь, ты все-таки не решишься. Но сейчас, я подумал, нам надо выработать условные знаки, которыми вы будете обмениваться. Как ты смотришь, если радостную новость обозначать улыбкой? – произнося это, Рики не мог отделаться от ощущения, что говорит глупости. Будь на месте Селены Дора, он уже наверняка услышал бы подтверждение.
-Конечно, - согласилась Селена. – У малышки изумительный оскал, как раз для передачи хороших новостей. А плохие новости – зажатый нос, годится? Я обсуждала это с Диком на твоем дне рождения, и он предложил мне несколько вариантов посланий. Эти два достаточно очевидны, их может понять непосвященный. Значит, мы остановимся на этом, упрощенном варианте?
Рики не ожидал, что Селена будет подготовлена к этому разговору лучше него. Но обсудить стратегию помешал фонтан брызг, обрушившийся на мостик подобно девятому валу.
-Вот и я! – заявила зеленоволосая голова над водой.
Малышка, которую теперь трудно было так назвать, поскольку она выросла по сравнению с тем, как помнил ее Рики, вдвое, выглядела очень довольной оттого, что их облила.
-Я просил тебя так не делать! – рассердился Рики, в то время как Селена отряхивала от капель щеку.
-А она не просила! – и русалочка с торжеством показала язык. – Может, ей это надо, чтобы стать еще красивее? Вы, на земле, поливаете ведь зелень, чтобы росла!
От такой логики Рики почувствовал, что его раздражение нарастает.
-Может быть, она отнесется ко мне лучше, если попробует копченую рыбу? – предположила Селена. – Или не стоит рисковать, вдруг их желудки не принимают копченое? Это все-таки рыба…
Рики однажды давал Барону рыбные консервы, и ничего плохого со старой русалкой не случилось. Поэтому он, с удовольствием пристыдив малышку, сказал ей, что такая замечательная и добрая Селена принесла ей подарок. Хуффульпуффка почти не показала, что нервничает, когда ее рука соприкоснулась с мокрой ладошкой.
Угощение русалочке понравилось, и она попросила дать ей еще и пирог. В этой просьбе ей также не отказали.
-Не пора ли нам пообедать? – предложил Рики. – А не то ведь она все выманит, а мы до ужина останемся голодными.
-Какой ты предусмотрительный, - расхохоталась Селена, но совету последовала.
Малышка, в самом деле, попросила еще копченой рыбы.
-Мне не жалко, но я не уверен, что тебе это не вредно, - Рики предпочел не сообщать, что опасения исходят от Селены. Он потратил некоторое время, уговаривая русалочку, которая, как он догадывался, настаивала скорее из упрямства, чем потому, что хотела есть.
-Скажи ей, что ее сородичи учуют от нее странный запах и начнут задавать вопросы, - посоветовала Селена.
Рики так и сделал, ругая себя, почему сам до этого не додумался. Но русалочка, видимо, догадалась, что здесь не обошлось без советчицу. Аргумент ее убедил, но никак не расположил к золотоволосой гостье.
-Что она здесь делает? – поинтересовалась, кивая на Селену, малышка.
-Тебе надо научиться понимать ее, если меня не будет рядом, - объяснил Рики.
-А почему ее, а не его? – капризно потребовала малышка.
-Потому что мои друзья в случае опасности будут со мной, и придти к тебе не смогут, - сказал он.
Нетрудно было объяснить, что от нее требуется. Корчить рожицы русалка умела в совершенстве. Причем изображать радость у нее получалось куда более устрашающе, чем у Барона.
-Я устала, - объявила она внезапно и собралась уплывать. Рики удалось уговорить ее задержаться на пару минут, чтобы договориться насчет других занятий. Русалочка, недовольная тем, что он хочет продолжать «это скучное дело», тем не менее, согласилась появляться примерно раз в неделю, а точных обязательств с нее получить, конечно, не удалось.
-Для первого раза – очень даже хорошо, - улыбнулась Селена, когда он подавал ей руку, помогая сойти с мостика. – Хорошо уже то, что мы начали.
-Да. На самом деле, я не знаю, понадобится нам это когда-нибудь или нет, - заметил он.
-Хорошо бы не понадобилось, - глухо, но, как показалось Рики, с сильным чувством произнесла она.
-Селена, мне кажется, или ты в самом деле неспокойна?
Рики решился спросить об этом прежде, чем они окажутся в школе.
-Да, - кивнула Селена, - ты прав. Это все из-за сбежавших преступников.
-Я знаю. Все жили за границей на каникулах, - сказал Рики.
-У нас магазин волшебных палочек, - веско произнесла Селена.
-Ах, вот как! – Рики удивился, каким же надо быть болваном, чтобы не вспомнить об этом. Фамильным ремеслом Олливандеров с давних веков было изготовление волшебных палочек. Упивающиеся смертью, естественно, захотят вооружиться, а значит, прежде всего, подумают о лавке ее деда.
Селена нахмурилась, так что он вообще засомневался, следовало ли поднимать эту тему. И тут же ему стало противно – надо же, каким он стал тактичным. Раньше он не боялся говорить правду – но эта правда никого и не обижала. Как будто с тех пор, как умерла Арабелла, он утратил чувство границы между прямотой и бессердечностью.
-Но ведь вас должны охранять, - сказал он.
-Да, но это все равно не гарантирует, - вздохнула Селена. - Будет намного хуже, если они, в самом деле, доберутся до волшебных палочек.
Рики подумал, что его родственники вряд ли в большей безопасности, чем ее, но не стал соревноваться в этом.
В школе их ждала библиотека и повседневные обязанности. Дик, уже выписавший, что хотел, из первого тома «Стандартной книги заклинаний», согласился уступить свой экземпляр, так что Рики не пришлось спускаться в подземелья. Лео что-то говорил о своей системе подготовки к СОВам, а потом Дик сообщил, что Виктор Чайнсби разрабатывает что-то подобное для «Равенкло».
-Естественно. Все постараются сдать этот экзамен как можно лучше, - кивнул Лео, но Рики показалось, он несколько раздосадован.
За ужином только Рики осознал, насколько утомил его очередной день в школе. Он набросился на еду и не замечал ничего до тех пор, пока тарелка не опустела.
-Поверить не могу, что придется просыпаться по утрам рано и ходить на все уроки, и время расписано на много недель вперед! Ненавижу соблюдать режим! – едва не возопил он.
-Я тоже, - кивнула Дора.
-Ничего, скоро мы привыкнем, - Лео произнес это так, будто не мог сказать ничего более ободряющего.
-А почему Генри пришел только сейчас? – обратилась Ариадна к Тиффани.
И в самом деле, Флинт, невзирая на свою мощную комплекцию, приближался к столу летящей походкой, и на его лице был написан фонтанирующий восторг. Его как будто не волновали ни отсрочка трапезы, от чего раньше он никогда не уклонялся, ни усталость, ни что другое.
Это было столь необыкновенное зрелище, что, когда Генри, наконец, уселся, глаза всех чутких одноклассников и одноклассниц беззастенчиво впились в него.
-Я – капитан! – громыхнул он, словно все еще не веря своему счастью.
-Тьфу! А я думала, ты нашел подходящего котика для Морганы, - Тиффани не стеснялась демонстрировать разочарование.
-Котика? – переспросила Дора.
-Ну да, ей надо такой же породы, а в школе, по-моему, больше нет сиамских, - с грустью сказала Тиффани.
-Какая же ты бестолковая, - упрекнул Генри сестру, хмурясь так, как будто вот-вот его глаза заметают молнии.
Одноклассники немедленно смутились, почувствовав себя толстокожими и бестактными. И Рики вместе со всеми поспешил поздравить Генри с назначением, о котором тот грезил, возможно, задолго до того, как его нога ступила на землю «Хогвартса». Рики соглашался, что невозможно было назначить лучшего капитана для сборной «Слизерина», чем Генри с его наследственностью и фанатизмом. И лучшего старосты, чем Лео, он же лучший ученик и светлая голова. И вообще профессор Снейп прекрасно разбирался в том, кто на что годен, так что им всем повезло невероятно еще и с завучем.
Рики потянулся за новым куском копченой рыбы и с силой вонзил в него зубы.
То, что Рики с первых дней оказался загружен школьными делами, ненадолго отвлекло его от переживаний собственной персоны. Он почти не обращал внимания на то, что друзья теперь, проходя по коридору, частенько останавливаются, чтобы сделать кому-нибудь замечание. Учителя тоже ничего особенного не делали, так что Рики не замечал повышенного к себе внимания, как бывало в предыдущие годы, когда что-то происходило, и он становился подозреваемым номер один. Мелани Хатингтон, возможно, уже появлялась в штабе, но до сих пор с ней не пересекся.
Рассказ Лео и статья в «Пророке» взволновали его не сразу, потому что не могли послужить достаточным поводом для того, чтобы пропускать уроки. Рики мог позволить себе беспокоиться об этом в редкие минуты досуга, но каждый новый голос учителя, напоминающего о СОВах, заставлял его перестроиться на другую волну. Он сразу вспоминал миссис Дуглас и ругал себя за то, что оказался слишком тщеславным, чтобы последовать ее совету и не волноваться.
Но все же этому сонному напряжению пришел конец. Однажды Рики пришел на обед как ни в чем не бывало, наполнил свою тарелку и начал есть. В какой-то момент ему показалось, что за столом на него поглядывают с удивлением. Но Рики не придавал этому значения до тех пор, пока не ощутил холод в левом плече, как от ветра. Прежде чем в памяти что-то зашевелилось, до него дошел мягкий шелестящий голос:
-С твоей стороны, юноша, не слишком хорошо забывать о друзьях.
Оборачиваясь, Рики заметил на своем плече прозрачную руку. Ему приветливо, но с укором улыбался Жирный Монах, привидение «Хуффульпуффа».
-Сэр, - кивнул он в знак приветствия, успевая отметить, что менее устойчивый ученик наверняка бы подавился.
-Кое-кто хотел бы встретиться с тобой, - сказал Монах.
Рики заметил, что слизеринские, да и другие девочки переглядываются и хихикают. Очевидно, они предположили, что Монах является посредником в его так называемых «сердечных делах». Но, на самом деле, это так и было – если понимать, что против пославшей хуффульпуффского призрака особы сердечные капли не помогают.
Жирному Монаху не было необходимости называть ее. В первый момент, поняв, о ком речь, Рики поразился самому себе. Как он мог так долго не вспоминать о Плаксе Миртл?! Сия безвременно скончавшаяся барышня когда-то училась в «Хогвартсе». Теперь ее привидение обитало в женском туалете, и отучило за долгие годы обращаться туда по прямой надобности. Благодаря этому Клуб мог собираться у нее – после того, как другие привидения убедили ее помогать ребятам.
Собственно, Плакса Миртл неоднократно указывала членам Клуба, чем им следует заниматься, иногда заставляя менять планы. Она была мастерицей художественного плача и щедро демонстрировала свое искусство по любому поводу. Кроме того, случалось, она без приглашения являлась в общежития.
Были у нее и положительные стороны, которые она редко являла миру, оберегая в сейфе своей души подобно бриллиантам. На Миртл можно было положиться; она держала язык за зубами, то есть, Рики ни разу не получал доказательств обратного.
-Конечно, сэр, я ее навещу, - Рики понизил голос и пожалел об этом, потому что любопытные вокруг, включая Френка Эйвери, немедленно навострили уши.
-Я передам, мой мальчик, - заверил Жирный Монах и отправился к столу «Хуффульпуффа».
Лео наверняка понял, о ком речь, поэтому, когда Рики остановился за дверями Большого зала, чтобы дожидаться других представителей Клуба, не задал никаких вопросов.
Эдгар немедленно согласился, что навестить Плаксу Миртл действительно надо. Дик флегматично пожал плечами. Но Артур, едва услышав об этом, скривился так, что во рту сразу стало кисло.
-Неужели это обязательно?
-Но мы всегда приходили к ней, - растерялся Рики.
Даже Ральф с удивлением покосился на друга.
-Откуда такой эгоизм? – возмутился Эди.
-Только не надо упрекать меня в нечуткости! Это может сделать и сама Миртл, намного лучше вас! – проворчал гриффиндорец.
Рики сдерживал раздражение. В глубине души он был согласен с Артуром, но все же, пообещав Монаху, сам уже не мог отступить и чувствовал, будто его пытаются оставить одного в поле воином.
-Послушай, ты хочешь, чтобы она прилетела к тебе в спальню? – поинтересовался Дик.
-Нет, конечно, - казалось, произнося это, гриффиндорец кое-что понял. Во всяком случае, его облик больше не выражал столь воинственного сопротивления.
-Так ты пойдешь? – нетерпеливо спросил Рики.
Артур пожал плечами.
-Если вы решили, то я тоже, - ответил он.
Друзья договорились навестить неработающий туалет в выходные и разошлись по своим делам, благо дел хватало.
Даже Хагрид заговорил о СОВах, пообещав, что ученикам обязательно придется выучить «всю скукотищу», но в целях поднятия боевого духа начать им предстояло «с чего поинтересней».
Рики приходилось любоваться гиппогрифами в «МентеСана», но там они содержались за прочной оградой. Только сам Доматор заходил в этот вольер, и только тогда, когда поблизости не оказывалось взвизгивающих от ужаса девиц. С шикарным оперением, мощные и своенравные, насколько откуда-то помнил Рики, эти существа могли оказаться очень опасными. «Как все, что любит Хагрид», - философски смирился он.
Лесничий объяснил, что, разумеется, это милейшие существа, с которыми нужно только правильно обращаться, как-то: не грубить, не моргать, кланяться, а также удерживать дистанцию, комфортную для них.
-Ну, кто хочет подойти и погладить? – пробасил Хагрид.
Ученики заволновались, многие опустили взор. Девчонкам вдруг срочно понадобилось разглаживать складки на одежде.
Дальнейшего Рики не ждал, но когда недобрый взгляд Хагрида остановился на нем, легко объяснил себе: « Ну, если что, меня ему будет не особо жаль. И потом, я такой живучий!».
Хагрид открыл рот…
-Я хочу! – заявила Дора и решительно отделилась от группы.
Рики вскинул голову. Это, конечно, было не очень храбро с его стороны – чувствовать к ней благодарность…
Между тем Дора отделилась от толпы и зашагала к загону. Гиппогрифы обратили на нее внимание – огромные настороженные полуптицы - полузвери замерли, неотрывно сверля желтыми немигающими глазами фигуру приближающейся к ним девушки.
-Не так шустро! – предупредил ее Харгид. – Они не любят спешки.
На середине пути Дора послушалась и замедлила шаг. Она распрямила плечи и, насколько мог судить Рики, глядя ей в спину, смотрела все время в упор и не моргала.
Похоже, ее выбор пал на вороного гиппогрифа. Тот заволновался, став объектом столь пристального внимания, и начал постукивать копытом по земле. Рики невольно вспомнилось, как во время последних весенних каникул, проведенных им в доме у Чайнсби, лошади сбросили Ральфа Джордана и Тони Филипса. А эти еще и клевались.
-Мне идти дальше? – ровно спросила Дора у преподавателя.
-Постой пока, - посоветовал тот и потрепал зверя по холке.
-Он людьми, случайно, не питается? – завопила вдруг Тиффани.
На гиппогрифа это предположение не оказало почти никакого влияния, он лишь чуть приподнял голову, одарил школьников свирепым взором и повернулся к лесничему. Дора вздрогнула, но не сдвинулась с места.
-Ты чего его пугаешь, бестолочь? – заорал Хагрид, так что огромная птичка шарахнулась от него и тряхнула могучими крыльями. – Он же нервный будет!
Дора простояла еще минут пять, прежде чем получила разрешение приблизиться еще на пару шагов. Класс, наблюдающий за ней, нервничал значительно больше гиппогрифа.
-Если ее когтями разорвет, мне будут кошмары сниться, - пробормотала Каролина.
Рики пришлось отшатнуться, поскольку Тиффани резко развернулась в ее сторону и даже взметнула кулак. Рики с первого курса знал, что двинуть по-маггловски она вполне способна, причем привыкла сражаться с братом, гораздо более крепким, чем мисс МакКинли.
-Эй, тихо там! – снова рявкнул Хагрид, отчего льнувший к нему гиппогриф вновь шарахнулся в сторону и издал короткий пугающий звук.
-Отойди! – приказал лесничий.
Но Дора не подчинилась. Существо, похоже, уже подпустило ее к себе, потому что не делало попыток на нее наброситься.
-Ну что за безобразие! – укорил ее Хагрид. – Жить надоело, что ли?
-Мне надоело репетировать балет, - произнесла Дора жизнерадостным тоном, в котором совсем не замечалась фальшь. – Шаг вперед, два назад, поворот на месте…
-Не вздумай вертеться! – пригрозил лесничий. – Ладно, давай, поклонись. Ежели он в ответ тоже поклонится, я разрешу тебе подойти и погладить его. Нет – сразу уходи, но без резких движений. Усекла?
Дора кивнула. Кивок плавно перешел в поклон. Она наклоняла голову медленно, ниже, и остановилась. А потом, похоже, приподняла, так, чтобы, не разгибаясь, посмотреть, как отреагирует гиппогриф.
Тот покосился на Хагрида, будто спрашивая у него совета. Если бы Хагрид, не особо благоволивший к Доре, мог ответить птичке, чего он хочет, Дора немедленно отправилась бы обратно. Но, не посчитавшись с выражением лица хозяина, гиппогриф бухнулся на колени передних когтистых лап, так что земля дрогнула, и все это почувствовали. А затем птичка склонила голову.
-Вот, - Хагрид, казалось, немного успокоился. – Ну, теперь ты можешь совсем близко подойти, он даст себя погладить. Только без резких движений!
Рики подумал, что на месте гиппогрифа от таких вот выкриков он сам давно бы сделался неврастеником.
Вместе со всеми он напряженно следил, как Дора почти вплотную приблизилась к огромному существу. Она потянула к нему руку, в ответ на что зверь поднял птичью голову и потянулся к ней мордой.
Ребята затаили дыхание.
-Не могу! – почти без голоса выдохнула Каролина и закрыла лицо руками, вызвав на себя злобные взгляды слизеринцев.
Вот рука и клюв соприкоснулись, девушка несколько раз провела ладонью и хотела погладить по лбу, но Хагрид отрицательно помотал головой. По всему было видно, что гиппогриф уже не станет кидаться на нее. Слизеринцы зааплодировали.
-А теперь иди ко всем! – велел Хагрид, к великому облегчению наблюдателей. – И вы все – доставайте перья, и давайте, рисуйте красавцев!
Возвращаясь к одноклассникам вместе с преподавателем, Дора казалась обескураженной.
Преподаватель четко показал, насколько можно приближаться к загону. Ученики встали полукругом, и скоро все погрузились в чарующий мир косых и ломаных линий. Разговаривать на этому уроке обычно не запрещалось, так что скоро стало слышно, в основном, девушек из «Равенкло».
-Ты чего выпевала каждое слово? – поинтересовалась Мелани у героини дня. – С Хагридом заигрываешь?
-Вот чушь! – прибалдела Дора. - Я боялась, что если буду говорить с учителем резко, настрою этим против себя гиппогрифа.
-Правильно, - согласился Рики. – Животные реагируют на то, как ты относишься к их хозяину.
Рики был готов к тому, что его великолепный реалистичный рисунок не будет отмечен похвалой, и поэтому особенно не торопился. Графика давалась ему прилично, и гиппогриф получился очень похожим – это отметили вздохи всех восторженных одноклассниц. Он заметил, с каким выражением на лице слушают это Виктор и Френк. Чайнсби быстренько свернул свой рисунок, а в конце урока показал так, чтобы видеть мог только Хагрид. У Эйвери же получилось нечто вроде рахитичной курицы со свинячьими копытами. Но и вообще, его одноклассники, как выяснилось, не могли похвалиться художественными способностями. Даже Хагрид на секунду задержал взгляд на его пергаменте, бросил «превосходно» и переключил все внимание на Генри.
По возвращении Тиффани не могла сдержать упреков в адрес подруги.
-Почему ты постоянно ищешь компании всяких чудовищ? Я чуть в обморок не упала! – заявила она.
-Ты вот ищешь общества парней, и я тебе не мешаю, - огрызнулась разочарованная Дора. – Каждому свое.
-Правильно, - поддержал Генри. - Нечего других критиковать, на себя посмотри.
Брат и сестра враждебно уставились друг на друга.
-А ты почему такая хмурая? – спросил Рики у Доры.
Ему казалось, у нее есть все основания гордиться собой и быть довольной. Дора собиралась ответить, но заботливая подруга ее опередила.
-Разве не ясно? Она хотела, чтоб эта пернатая громадина ее покатала! – судя по выражению лица, Тиффани подобная перспектива представлялась ей чем-то вроде казни.
-Как-нибудь я ее угоню, - решительно заявила Дора.
Рики подумал, что профессор Снейп, конечно, не мог ожидать ничего другого, даже назначив ее старостой.
Школьные будни постепенно входили в свою колею. У Рики часто возникали ощущения, напоминающие первый курс. В атмосфере прочно поселилась нервозность. Профессор МакГонагол, похоже, вознамерилась начинать каждый урок с напоминания о СОВах и косилась на Дору. Это было тем хуже, что новая тема, вынесенная ею на первый же урок, «Испарение живых существ», Рики невероятно не понравилось, даже если не думать о том, что за лекцией должна была последовать практика.
Но одна трансфигурация погоды не делала. Повсюду находились конспекты за предыдущие годы обучения. Рики постоянно ловил себя на мысли, что все это он уже проходил, но все равно читал, учил и переписывал. Отчасти этому способствовала придуманная Лео система подготовки. Она занимала почти все время, это показала первая же неделя.
Иной раз Рики не был уверен, пообедал ли он уже или это происходило вчера. Так что ровно через неделю, к субботе, он взбунтовался.
-Ты хочешь не спать последний месяц? – пригрозил друг.
-Миссис Дуглас мне сказала, что экзамены – не главное, - решил настаивать на своем Рики, и неважно, насколько ценно для Лео мнение миссис Дуглас. Любые аргументы годились, лишь бы не браться за восстания гоблинов.
-Нам действительно необходим отдых, - вынужден был признать Лео через некоторое время. – Но в этом году все равно придется отказаться от многих лишних занятий.
-Ты беспокоишься, что я начну совать нос в тайны гриффиндорской мафии?
-Что? А, нет, я не об этом, - ровно произнес Лео. – Хотя, ты столько раз попадал из-за этого в истории, и мы с тобой. Так что ты прав, это теперь некстати.
-А о чем ты подумал, говоря «лишние занятия»?
-Я хотел, чтоб у меня было хобби, а то даже странно. Я не играю на скрипке, не выращиваю розы, не капризничаю в еде…
-Ты читаешь детективы, - указал Рики.
-Из них я и узнал, что мне полагается какое-нибудь увлечение, - объяснил Лео.
-Надо на рыбалку пойти, - подскочил Рики. – Годится?
-Вообще-то, да, но не такой уж страстный я рыболов, - усмехнулся Лео. – Кстати, что ты думаешь о Марго Фэрли?
Рики напряг память, поскольку слышал это имя, и совсем недавно.
-Староста «Гриффиндора», - избавил его друг от умственных усилий. – Я хотел бы пригласить ее в Хогсмид, когда нас начнут туда отпускать.
После этого Рики неловко стало говорить, что он о ней вообще не думает. Ввиду отсутствия увлечений Лео, однако, вряд ли собирался стать бабником, поэтому ответил Рики со всей серьезностью:
-Разве за два месяца приглашают? Поговори с ней о чем-нибудь другом!
Я догадался, - сказал Лео. – Она действительно хорошо разбирается в трансфигурации.
Рики закатил глаза, а потом подумал, что и он не лучше, лезет всюду со своей тайной, как Лео – с учебой.
В общем, то, что Лео стал старостой, ничего особенно не меняло. Марго Фэрли оказалась светловолосой гриффиндоркой, которую Рики раньше не замечал. Однако теперь, когда ее сделали старостой, его внимание привлекли, прежде всего, две вещи – в меру длинные, аккуратные ногти и громкий стук ее каблуков. Последним она, несомненно, оказывала услугу хулиганам.
Однажды они встретили ее, когда она выходила из штаба с одной из подруг. Марго кивнула на ходу, не переставая болтать с Нэнси Льюкот, а потом вдруг обрадовалась, что теперь ей не нужно запирать дверь, и ушла.
-Она напоминает мне Гао Лян, - неожиданно признался Лео.
-Китаянку? Но ведь Марго блондинка! – удивился Рики.
-У нее удивительный контраст волос и глаз. Глаза темные. У Гао Лян было наоборот, - пояснил Лео. – А какие данные ты подставил в формулу засушивающегося зелья?
Прежде чем ответить, Рики помотал головой, дабы вытрясти оттуда все лишнее, не связанное с СОВами.


Глава 11 Вопрос своевременности



-Селена, у тебя еще есть возможность отказаться, - предупредил Ральф, когда они остановились перед дверью неработающего женского туалета на третьем этаже.
-Попробую не сбежать, - ответила хуффульпуффка.
Рики запоздало подумал, что появление девушки с ними может не понравиться хозяйке территории, несмотря на то, что Селена имеет на это право. Миртл не жаловала мальчишек, но это не означало, что к девчонкам она относится лучше. Впрочем, Селене случалось заходить за ними сюда.
Дору отговаривать не пришлось – узнав, куда они торжественно собираются, она сразу отказалась.
Рики покосился на Артура. Даже сейчас по его лицу можно было понять, что Уизли не особенно жаждет встретиться с Миртл.
-Мы – старосты, и ходим в женский туалет, - театрально вздохнул гриффиндорец.
-Если ты сам на себя пожалуешься, МакГонагол оценит твое рвение, - проворчал Эди.
Рики пожал плечами. До него смутно доходило, что заместитель директора вызывала к себе старост и сказала о своих подопечных что-то настолько лестное, что это не понравилось остальным старостам. Лео объяснил, почему Дора вернулась оттуда разъяренная: оказывается, профессор МакГонагол поставила на вид профессору Снейпу, как мог он доверить подобной хулиганке столь ответственную роль.
Рики же это, по счастью, не касалось, а вот общение с Плаксой Миртл, увы – его обязанность. Слизеринец подавил вздох, вежливо постучал и вошел первым.
Поначалу помещение показалось пустым. По виду Артура легко читалось: «Отлично! Скажем, заходили, но тебя не застали».
Но Рики немедленно отправился к любимой кабинке меланхоличного призрака. Унитаз булькал – следовательно, Плакса Миртл была на месте. Он постучал по трубе и громко сказал:
-Привет, Миртл!
Тотчас на него обрушился ледяной вихрь. То Миртл вылетела прямо из трубы и заорала:
-Ты что себе позволяешь! Я почти поняла смысл смерти!
-Тебе не мешать? – Рики знал, если сейчас не сделать вид, что они уходят, она может очень долго вопить.
-Я уже отвлеклась, - Миртл надула губки и утерла глаза прозрачным рукавом, давая понять, что теперь они обязаны развлекать ее.
-Мы пришли узнать, как ты провела лето, - сказал Эди.
-Почти хорошо, - заявила Миртл и деловито почесала подбородок.
-Что так? – Артур не скрывал удивления, но Миртл этого не заметила. Она выглядела более задумчивой, чем всегда, потусторонней, как Трелони, но отнюдь не печальной.
-Наступит важный для меня год, - ответила она. – Да, я праздную круглую годовщину! Гарри сказал, он позаботится, чтобы все прошло, как положено. Но это будет летом, - добавила она.
-А ты не передумаешь… праздновать? – с наигранным опасением осведомился Артур.
И опять Миртл упустила возможность закатить истерику, просто заверив его, что не передумает. Она казалась слишком увлеченной своими предпраздничным волнениями, готовясь, как истинно консервативная личность, к важному событию за год. И ничто не могло сбить ее с этого курса! Миртл начала явно напрашиваться на то, чтобы ребята попросили ее о приглашении. Рики соглашался потерпеть это, учитывая, что за редкостное отсутствие нытья Плакса Миртл заслуживает вознаграждения. И Селена охотно подыграла бы ей, но…
-Подумай, захочешь ли ты видеть нас на своем празднике, - пресек выпендреж Артур.
И только будучи выставленными за дверь, ребята осознали, что так и не в курсе, что, собственно, вознамерилась отметить Плакса Миртл.
-Хорошо, что она выла меньше обычного. Это уже праздник, - проворчал Артур.
-Что с тобой такое, Артур? – спросила Селена.
-Не знаю. Наверное, я становлюсь несносным. Возраст такой, - объяснил гриффиндорец.
Для Рики это уже не имело значения. Долг был исполнен, и можно было спокойно погружаться в обыденную школьную жизнь. Надо признать, море ученических голов, наблюдаемое им в коридорах ежедневно в перемены, бурлило и волновалось, подобно неспокойным волнам. И для этого имелась причина.
За каждым столом с неугасимым азартом обсуждали побег из Азкабана. «Пророк», правда, больше ничего не писал, но почти каждый день кто-нибудь получал письмо из дома, благодаря чему школьники по сарафанному радио узнавали, насколько бдительно Министерство оберегает покой честных граждан.
-Мою маму продержали в аптеке час, прежде чем продали мандрагоры, - пожаловался третьекурсник из «Хуффульпуффа». – Хотели убедиться, что через час она не превратится в другую колдунью!
-Напишу бабушке, чтобы пока не занималась своими омолаживающими зельями. Пусть себе их мандрагоры лежат на полках, - немедленно отозвалась какая-то гриффиндорка.
-В «Дырявом котле» хотят установить пароль на входе, - донесла разведка от «Равенкло». – Предлагают сделать паролем название самого бара! Это же какой идиот не догадается!
-Невесте моего кузена на работе предложили подписать бумагу о неразглашении производственных тайн, - покачивала головой слизеринка курсом старше. – Какую она истерику закатила! Дома все знают о ее служебных делах, да и вообще, разве это нужно кому-то в преступных целях?..
-А где она работает? – поинтересовалась Дора.
-В департаменте колдовских игр и спорта, фильтрует биографии знаменитых спортсменов…
подобные заявления казались Рики абсурдными, как и многое в мире магии, и, тем не менее, такова была магическая действительность. Несмотря на то, что лето, потрясшее всех чудовищным известием о побеге Упивающихся смертью из самой надежной крепости, осталось позади, о беглецах нигде не забывали. В штабе Клуба тоже однажды об этом заговорили.
-Для чего они сбежали? – удрученно вопрошал Эди.
-Если бы это были нормальные люди, я бы тебе точно ответил – для того, чтобы оказаться на свободе, - ответил Рики.
-И, будь они нормальны, не спешили бы совершать такие действия, которые эту свободу вновь у них отнимут, - поддержал его мысль Лео. – Но все опасаются обратного.
-Когда это кончится? – рассердился Артур, чья мать теперь наверняка пропадала сутками на дежурствах.
-Летом мне предложили целых два способа, как можно это закончить, - вырвалось у Рики. Он чувствовал, что должен этим поделиться.
Итальянский способ чрезвычайно пришелся по душе Артуру.
-Я все больше убеждаюсь, что старые маггловские методы очень надежны, - сказал он.
Идея Пита вызвала бурную реакцию протеста, так что Рики пришлось долго обосновывать ее.
-Я согласен только насчет судебных ошибок, - категорично заявил Ральф.
Эдгар сильно разволновался.
Хуффульпуффцу прохладное отношение показалось возмутительным.
-А ты готов потратить свои нервы и время на такое неблагодарное дело? - спросил слизеринец.
Эди промолчал, задумавшись.
-Если бы не это, я был бы за, - продолжил Лео. – Но, пока я не готов жертвовать собой, не считаю возможным требовать и от других такого энтузиазма.
В целом мнение Пита Лео с присущим ему спокойствием «принял к сведению» и пустился было в рассуждения, почему это сейчас не выполнимо, но потом счел за лучшее сменить тему. Но друзья согласились, что существующая система никуда не годится.
Рики, как и многие его одноклассники, с нетерпением ждал встречи со специалистом в области контроля над темными силами. Тем более, у них сменилось четыре учителя, и тетушку Артура было, с кем сравнить. Из разговоров можно было почерпнуть, что ей придется трудно, потому что ее предшественником на этом посту был сам Гарри Поттер. В целом же о том, кто такая новая учительница, в «Слизерине» знали очень мало. Куда более известен был журнал ее папочки, и острые языки утверждали, что он станет основным учебным пособием на этот год. Когда с болтуном вскорости случалась мелкая неприятность, вроде лопнувшего по швам портфеля или жвачки на стуле, в этом не усматривали никакой закономерности. Конечно, ведь Уизли не афишировали, что в числе племянников новоиспеченного профессора имеются близнецы Джорджина и София.
Профессор Лавгуд появилась в классе со звонком. Ее одежда мало чем отличалась от ученических роб, и в целом внешне тетушка Луна напоминала школьницу. Рики мысленно сделал себе замечание, что следует перестать называть ее тетушкой Луной. Однажды это могло сорваться с языка, чего он ни в коем случае не должен был допускать – хотя бы потому, что рядом находился Эйвери.
Миссис Уизли расположилась за столом. Она присела на краешек своего стула, сложила руки перед собой и, прежде чем начать, пересчитала присутствующих.
-Некоторых из вас я знаю. Думаю, будет нетрудно выучить ваши имена. Что касается меня, то я – профессор Лавгуд, и в этом году защиту от темных сил у вас буду вести я. В следующий раз, - сказала профессор, - у нас будет практическое занятие. Директор взял с меня слово, что я должным образом подготовлю вас к своей манере вести дела… то есть занятия. Что?
-Нам понадобятся сегодня тетради, профессор? – спросила Тиффани. Рики заметил, что она нервничает.
-Не знаю. Посмотрим, - отмахнулась Луна Уизли. – То, что вам прежде всего следует уяснить: темные силы не являются чем-то сверхсложным и недоступным, хотя, конечно, есть разные уровни.
Рики незаметно следил за выражением лица Доры. Она внимательно слушала, и было заметно, что ожидает большего.
-Я бы даже сказала, - продолжала профессор, - что все колдуны и ведьмы, которые нарушали закон и становились темными магами…
Рики не мог отказать себе в удовольствии отметить, как напрягся Френк.
-…насколько позволяет судить мне мой опыт, не добились значительных успехов в других областях, что угнетающе подействовало на их способность рассуждать разумно, пусть вначале это были люди, руководимые законом и совестью. Почти все они от рождения обладали высоким статусом. Но это необязательно.
-Неправда. Те, кто применяют темную магию, не сумасшедшие, - внятно проворчал Френк.
-А я этого и не утверждаю, - сказала профессор Лавгуд. – Просто важно понять: тот, кто в совершенстве владеет приемами темной магии, может оказаться совершенно беспомощным в простейшей бытовой ситуации. Так оно, чаще всего, и происходит. Похоже на хищника, выполняющего сложные цирковые трюки, но разучившегося добывать себе пищу.
-Мы не поняли, - покачал головой Дора.
-Ничего, - не смутилась профессор Лавгуд. - Страх колдуна, объявленного в розыск, напоминает страх дикого зверя перед клеткой. В целом, темный маг попадает во власть инстинктов, поэтому становится ближе к зверю, чем к человеку. Сообщество таких магов устанавливает свои законы, и это позволяет преступнику на какое-то время ощутить себя богом.
Рики читал похожие рассуждения – о мафии, и непроизвольно кивнул, соглашаясь.
-Драма последней войны заключается как раз в том, что многие колдуны разучились жить мирной жизнью. Мы, чтобы побеждать наших противников, должны были научиться мыслить, как они. Аврор на работе – это зверь, взявший след, а преступник – зверь, убегающий от охоты. Но мы применяем другие способы, в этом разница. Я ясно выражаюсь?
Ученики закивали.
-Есть несколько несомненных признаков… Вот их вам, пожалуй, стоит записать, - распорядилась профессор Лавгуд.
Вокруг зашелестели, открывая тетради.
-Прежде всего это, конечно, простота. Почти все живые существа, как правило, идут по пути наименьшего сопротивления, то есть выбирают решение, быстрее всего ведущее к результату. В частности, поэтому те, кто использует темную магию, достаточно часто убивают. Это позволяет им избегать проблем.
Многих, особенно девушек, покоробил ее ровный отрешенный голос, однако, никто не возмутился. Все знали, что профессор говорит правду.
-Практически во всех случаях темные чародеи применяют те заклинания, которые радикально упрощают ситуацию. Часто это – наиболее сильные проклятия, что следует принимать во внимание, вступая с ними в битву…
Рики не заметил, как подошло время перемены.
-И последнее из теории. Я бы рекомендовала вам для дополнительного чтения…
-«Придиру»! – расслышал Рики шепот нескольких голосов.
-…книги Сверкароля Чаруальда. Этот автор теперь малоизвестен, но несколько собраний сочинений, несомненно, сохранились в библиотеке. Они интересны не с магической, а с тактической точки зрения. Человекоподобные черномагические существа во многом ведут себя так же, как те, кто применяет темную магию с помощью волшебной палочки.
Ученики высыпали в коридор, когда там уже собралась приличная толпа.
-Вот ужас! Я взяла ту тетрадь, которая внутри вся в чернилах. Придется переписывать, - и Тиффани, оказавшись за пределами класса, вздохнула полной грудью.
-Не торопись. Мне кажется, эта леди не страдает аккуратизмом, - предположил ее брат.
-Она говорит о проклятиях так, словно капусту в лавке выбирает, - проворчала Ариадна Блекуотер.
Одноклассники столпились неподалеку, ожидая вердикта Доры. Рики понравился первый урок, он узнал много нового о повадках темных магов, и почти все, что он заметил при столкновениях с ними, совпадало с рассказом профессора. Однако он, пожалуй, соглашался с тем, что в итоге сказала староста.
-Подождем, что она понимает под «практикой», - постановила она.
Рики, от души желающий удачи профессору Лавгуд, однако, отвлекся от обсуждения. Сквозь поток проходящих мимо школьников он заметил Дика. Равенкловец расположился в оконной нише и делал ему знаки подойти. Рики, оглядевшись, устремился к нему.
-Я жду Дору Нотт. Ты можешь ее позвать? – попросил друг.
-Думаю, что позвать могу, но не гарантирую, что она подойдет, - ответил Рики.
Выполнить просьбу Дика ему ничего не стоило. К тому моменту она уже перестала быть центром внимания. Дора не стала задавать никаких вопросов, хотя по ее виду было ясно, что она удивлена.
-Увидимся позже,- сказал она Тиффани и Ариадне.
Спешить было особенно некуда, поэтому они какое-то время стояли и наблюдали, что Дик и Дора о чем-то беседуют.
-Что ему нужно? – спросил Лео.
-Понятия не имею, - честно ответил Рики.
Позже, когда он заходил в штаб, Дора и Дик обсуждали что-то, склонившись над астрономической сферой, сделанной им в прошлом году.
Рики знал, что и Марго Фэрли, и Мел Хатингтон появляются в штабе. Он мог заметить это сам: на их полках появлялись вещи. Селена упоминала, что Мелани в ее присутствии раскритиковала Дика за то, что он доложил профессору Флитвику о проступке равенкловских третьекурсников в общей гостиной, в то время как она считала себя способной разобраться в этом самостоятельно. Рики предполагал, что когда-нибудь благодаря ей в штабе разразится скандал. Но однажды несколько молний выпустили члены Клуба.
Он возвращался из подземелий, куда спустился, чтобы вынуть из сундука пару чистых пергаментов. Он был целиком погружен в учебные проблемы, появившись на пороге штаба – еще бы, в прошлом году письменные принадлежности так быстро не заканчивались.
-Позволь тебе напомнить, что ты не имел права снимать баллы с Лоуренса, не посоветовавшись со мной, - проворчал Эди, глядя в сторону.
-С каких это пор ты одобряешь хулиганство? – с сарказмом поинтересовался Артур.- Между прочим, он зашвырнул в Демби его же собственной тетрадью через весь коридор.
-Мне он сказал, что Демби заколдовал его перо так, чтобы оно не писало! А ты даже не разобрался, - уличающее бросил Эдгар.
-Мерлин! – закатил глаза Ральф. – Поверить не могу. Вы спорите, как две старые сплетницы!
Рики был ему благодарен. От него, как от главы Клуба Единства, ждали, что он разведет ситуацию.
-Почему бы вам не остыть для начала? – дружелюбно предложил Рики, подавляя желание прикрикнуть на обоих. – Разобрать этот вопрос легче спокойно.
Эдгар проворчал что-то невнятное и сделал вид, будто его ничего, кроме рекомендованного по защите от темных сил «Единения с йети», больше не интересует. Артур состроил равнодушную физиономию. Они не собирались ничего «разбирать».
В тот день Рики впервые задумался, какие проблемы может создать ему изменение школьной роли членов Клуба. Его беспокойство, что значки старост отделят друзей от него, не оправдалось. Но что если они рассорят их между собой?
Однако, они все еще оставались Клубом Единства. По крайней мере, как выяснилось – для других. И в один прекрасный день обнаружился человек, желающий обратиться к ним за советом.
Мирра Жанн, слизеринка-второкурсница, пришла в штаб в сопровождении Лео. Несмотря на довольно близкое родство с Френком Эйвери, Мирра была вполне воспитанной девочкой.
-Извините, - сказала она. – У меня возникла такая проблема, даже не знаю, как и быть.
В тот момент в штабе находились почти все, кроме Марго и Мелани. Рики, последние пять минут пытающийся обнаружить ошибку в своем графике роста ядовитых щупалец, с удовольствием оставил это занятие.
Лео кивнул на свободный стул, сам присаживаясь напротив.
-Ты не хотела говорить в общежитиях колледжа, как я понял, - сказал он.
-Да, - кивнула девочка. – Это очень сложно, и я боюсь, что мои друзья подумают, что я плохо отношусь к ним.
-Говори, наконец, по делу, - потребовал Артур, все еще отворачиваясь от Эдгара.
-Дело в том, что у меня пропадает… - она замялась.
-Попросту говоря, ты подозреваешь, что у тебя крадут, - резюмировал Артур.
Девочка кивнула.
-Это очень серьезно, - сказал Лео. – Что именно?
-У меня стал пропадать летучий порох для каминной сети, - сообщила Мирра. – Дело в том, что мой папа нездоров, профессор Снейп знает об этом, и он разрешил мне связываться с домом по каминной сети. Может понадобиться и срочно попасть туда. Я сейчас покажу разрешение, - она засуетилась, полезла в карман и зашуршала пергаментом.
-Не надо. Ты бы не рискнула обратиться к нам, если бы у тебя не было этого разрешения, - рассудил Эдгар.
Рики тихонько фыркнул; подобно Эди, он судил по себе, и потому спокойно отнесся бы, если бы Мирра блефовала с разрешением. Но никто из присутствующих старост не стал делать такого предположения.
Даже Лео согласно промолчал, но его недовольный взгляд давал понять, что разрешать Мирре имел право только он или Дора. Рики не нравилось это трепетное отношение к разделению полномочий, но сейчас важнее было выслушать Мирру.
-Я заглядываю домой каждый день, и сначала не была уверена, что в коробочке меньше пороха, чем я беру. Наверное, все хотели бы так, поэтому я подхожу к камину рано утром, чтобы никого не дразнить.
-Где ты держишь летучий порох? – спросил Лео.
-В общей гостиной, над камином есть выдвижная полка, специально для таких случаев, - сказала Мирра. – Вообще-то я никому не должна рассказывать, но вы же старосты.
-Доступ через пароль? – вмешался Рики.
-Нет, - пожала плечами девочка. – Просто открываешь и берешь.
-Дело простое. Кто-то подглядел за тобой и полез туда же, - вынес решение Артур. – Вот интересно будет выяснить, кто, когда в «Слизерине» учится больше семидесяти учеников!
И он оценивающе стрельнул глазами в Лео.
-Невозможно, - покачала головой Мирра, - за мной никто не подглядывал. Я же слышу, что происходит в гостиной. А еще профессор Снейп дал мне указания, как избежать такой проблемы, и я посыпаю оба выхода из спален, а еще вход шуршащей бумагой. Даже если кошка пройдет, я буду знать. Но они уже привыкли и не интересуются мной. Кроме того...
-Что? – подбодрила ее Селена.
-Портрет основателя колледжа знал бы, если бы кто-нибудь меня застукал. А он следит, профессор Снейп его попросил, и сэр Салазар говорит, никого не видел. Так что я даже не знаю…
-А почему ты обратилась к нам? Почему не рассказала все профессору Снейпу? – поинтересовался Лео.
-Он и так не слишком доволен, что приходится отступать от правил, - вздохнула девочка.
-Он не любитель раздавать привилегии, - кивнул Эдгар.
-Профессор просто заберет у меня порох и скажет, что совиной почты вполне хватит, - кивнула Мирра.
-Случайно туда никто не полезет, - задумчиво произнесла Селена. – Ну, не будешь же шарить руками по стенам, если не ждешь ничего там найти? – ответила она на ехидный взгляд Доры.
-А кто знает, что ты привезла с собой летучий порох? – спросил Лео.
-Две моих подруги, ну, и мой двоюродный брат, Френк.
Рики нахмурился. Он уже не раз убеждался, что Френк Эйвери редко бывал замешан в то, что не имеет отношения к чистокровным предрассудком, но условный рефлекс недоверия к врагу сработал, заставляя его напрячься.
-Френк почти не интересуется моими делами, и я рассердилась на него, хотя Марк и просил приглядывать за ним, - сразу внесла ясность Мирра. Рики смутился, и не он один; члены Клуба при упоминании имени Эйвери отреагировали примерно одинаково, что отразилось на их лицах, давая девочке без труда понять, кто главный объект подозрения. Теперь все поспешно надевали маски равнодушия.
В этот момент вошла Мелани. Возникший в сознании Рики вопрос о том, известны ли Мирре отношения Клуба с ее кузеном, невзирая на их взаимную нелюбовь, провис. Все быстро сориентировались.
-А Марк тебе пишет? – живо поинтересовался Рики.
-Да. Он такой хороший!
-Мы тоже его уважаем, - кивнул Лео.
-Кого? – воинственно спросила Мелани.
-Нашего бывшего старосту, - ответил Рики. – У нас в этом смысле имеется достойный пример для подражания.
-Спасибо, что выслушали, - сказала Мирра и встала.
-Мы разберемся, - пообещала Дора.
-Чего ей надо? – пожелала знать Мелани, когда за второкурсницей закрылась дверь.
-Это дело «Слизерина», - ровно ответил Дик.
-А что помешало поговорить с ней в таком случае на территории «Слизерина»? Я не уверена, что стоит пускать сюда всех подряд.
Рики сжал зубы, в очередной раз признавая, что доля старосты медом не помазана.
-Послушай, Мелани, - начал он, понимая, что когда-нибудь придется расставлять точки. – Это помещение является штабом Клуба Единства. Можно понять директора, что он не хочет предоставлять вторую комнату для почти тех же самых людей.
-Я – староста, а ты, если мне память не изменяет – нет, - заявила Мелани.
-Согласен. Но я возглавляю Клуб Единства, а ты, насколько я помню не состоишь в нем, - ответил Рики. - Я признаю твои права, пожалуйста, будь старостой сколько угодно. Но здесь – Клуб Единства. И мне решать, кого сюда пускать, а кого – нет, - отрезал он.
-И как это понимать?
-Мелани, не пытайся больше нами командовать, - миролюбиво посоветовал Дик.
Хатингтон изменилась в лице.
-Очень надо, - проворчала она, подошла к шкафчику, хлопнула дверцей и принялась демонстративно в нем копаться.
Ненадолго повисла напряженная пауза.
-Какого ты мнения о книгах, которых задала профессор Лавгуд? – поинтересовался Лео у Эдгара.
-Я думаю, нужно прочитать их все. Не могу сказать, что я в полном восторге, но что-то есть, - ответил Эдгар.
Мелани постаралась покинуть их как можно раньше, чему Рики нимало не расстроился. Его огорчало лишь то, что Артур и Эдгар после недавней размолвки так и не пришли к соглашению. Они, правда, здоровались и обменивались какими-то репликами, но все же чувствовалась натянутость.

Но даже взаимное недовольство не служило основанием для прерывания клубных традиций. Посещение Запретного леса запланировали на третью субботу семестра. Рики очень надеялся, что совместное ежегодное злостное нарушение правил помирит его друзей.
Лео и Ральф под мантиями провели остальных под покров деревьев мимо хижины лесничего. Заранее заготовленные пакеты с едой раскидали по карманам.
-Как будто здесь все знакомо, - сказал Рики.
-Может, прогуляемся в другом направлении или подальше? – предложил Артур.
-Ты все-таки староста, - не сдержал упрека Эдгар.
-Не напоминай, - попросил Рики.
В полумраке разливалась прохлада. Даже днем здешняя тишина временами казалась жутковатой. Возможно поэтому сюда временами тянуло почти каждого школьника.
-За традицию, - Ральф откупоривал бутылку сливочного пива.
«А что, в самом деле, с нами сделают, если однажды снова поймают?» – внезапно подумалось Рики. Следующая мысль заставила его отвернуться, чтобы не смотреть в глаза товарищам. Если бы их сейчас здесь застукали, что, если Лео и остальные потеряют значки старост? Рики признавал, что его это устроило бы как нельзя лучше. Тогда и разборки бы прекратились, и у него пропал бы повод для зависти. Чувство стыда смягчала уверенность, что, даже подумай он о такой возможности раньше, ни за что не стал бы доносить. Это, однако, не означало, что ему не хотелось такого развития событий.
-Ричард, твой стакан.
-Спасибо, Артур.
Они чокнулись. Рики пил медленно. А кого, в самом деле, назначили бы тогда. В «Слизерине», например, имелся такой Френк Эйвери. Мерлин упаси, да и вряд ли. Скорее всего, Снейп выбрал бы Билла Кеттлборна. Впрочем, завуч был достаточно остроумен, чтоб назначить Френка именно в наказание Клубу. А в «Гриффиндоре», конечно, будет Филипс; впрочем, других претендентов он просто мало знал. Но если вместо Дика назначат Виктора Чайнсби, что неизбежно, причем по его вине, за это положена высшая мера – поселиться с Хагридом.
-О чем ты так задумался?
-А, - Рики рассеянно поглядел на друзей. – Я просто подумал, как было бы здорово, если бы мой брат Пит все это когда-нибудь увидел.
-Да, жаль, что его сюда не пустят, - согласился Артур.
-Я все-таки за то, чтоб дойти до пристани, откуда возят первогодков, - высказался Дик. – Вдоль берега мы не заблудимся.
-А если нас увидят? – с осторожностью Лео не расставался.
-А кто тебя просит высовываться на вид? – возразил Ральф.
-Согласен. Так мы никогда не ходили, - с энтузиазмом поддержал Рики.
Вышагивая по влажной почве, скрытый прибрежными деревьями, он задумался, откуда у него такие гадкие наклонности. До недавних пор Рики относился к себе очень хорошо. Самокритичности он был обязан, пожалуй, недовольству миссис Дуглас, как, впрочем, многими своими ценными качествами вроде аккуратности. И вроде бы не было у него раньше такого стремления быть первым любой ценой. Взять хотя бы соперничество Лео и Дика за место лучшего ученика, он же не стал третьим.
Перед ребятами вдруг возникли гладкие поваленные стволы. Они стали перебираться.
-Так вот куда кладут сваи, когда разбирают трибуны на воде, - сказал Лео.
-Это сколько же времени занимает, и работа нешуточная, - оценил Эдгар.
Рики едва не упал на скате. Добиваться своего систематическим, упорным трудом ему было не очень-то свойственно. А вот должность старосты, на его взгляд, этого как раз и не требовала.
Плескалась вода, посвистывал ветер, потом кто-то заговорил, вроде бы Дик. И его сознание вдруг вывернулось неизведанным ранее странным образом.
«Где я? И что здесь делаю? Кто эти люди?» - эти вопросы заполнили все пространство, весь воздух вокруг. Он рискнул двинуться, шагнул вперед, и в поле зрения возникла высокая волосатая спина.
Существа были ему известны. Другие кентавры еще не распрямились. Один из них, зачерпывая полой деревянной посудой, пил из озера.
Отвлекшись от этого зрелища, Рики снова ясно осознал, кто есть кто, и почему они здесь.
-Спускайтесь оттуда, - велел седобородый кентавр. Рики и сам чувствовал, что сваи не очень устойчивы.
-Мы не мешаем вам? – почтительно осведомился Лео.
-Паситесь, - разрешил кентавр, опускаясь на передние ноги. Вероятно, он тут же забыл о них, убедившись, что они не несут никакой угрозы и беспокойства.
Компания медленно прошла мимо по скользкой почве. Рики старался не разглядывать кентавров, опасаясь быть бестактным.
-Это у них водопой такой, - шепнул он сам себе, как бы ставя точку этой встрече.
Он постарался вернуться в предыдущее ощущение, и не мог не отметить: тот, кто не понимал, что происходит, однако, прекрасно сознавал, кто он такой. И впервые за многие видения, в этом не было ничего страшного.
Впереди замаячил еще один кентавр. Он остановился, поглядеть, кто так шумит кустами сзади. Погруженный в задумчивость, Рики не сразу понял, что могучий лесной житель двинулся на него.
-Неминуемое свершится, - произнес он с глубоким сожалением.
-Со мной? – быстро спросил Рики.
-Ты несешь в себе многое, что давно уходит.
-Что я несу?! – Рики давно не фонтанировал такой одержимостью.
Бух! Поскользнувшись, Лео уронил пакет, поднялись брызги. Рики подал ему руку и тут же обернулся к собеседнику, которого тоже обдало грязью. Тот открыл рот…
-Сэр, Хагрид просил передавать привет, - радостно воскликнул Артур, очевидно чтобы заполнить паузу.
Издав негодующее ржание, кентавр развернулся и исчез.
-Просто вспомнил, - продолжал каяться Артур несколько минут спустя.
Рики понимал, что, вернув способность хладнокровно рассуждать, будет радоваться, что кентавр ускакал просто так. Но пока что он себя не помнил от разочарования.
Прогулка продолжалась ко всеобщему удовольствию.
-Да. С этого места я впервые увидел «Хогвартс», - сказал Дик.
Башни замка высились вдали, подернутые дымкой. Рики с друзьями стоял у воды, легкий холодный ветер колыхал их мантии.
-Четыре года прошло, - ровно произнес Лео.
«Похоже на целую жизнь. У меня все переменилось», - подумал Рики.
Ему было удивительно легко. Стоять вот так и смотреть со стороны на свою новую жизнь, о которой он одиннадцать лет и не подозревал. Ненадолго он как будто стал снова тем ребенком, который приплыл в школу, еще не зная, кто такие Упивающиеся смертью и что такое трансфигурация, а также чем грозит недовольство профессора Снейпа и доброжелательность Риты Вриттер. Просто красивый пейзаж, старинный замок на горизонте…
Но все хорошее в жизни тоже имело свойство заканчиваться. Невозможно было вечно стоять и любоваться на замок. Пока еще озеро отражало дневной свет, однако Рики не хуже других помнил, что в это время сумерки спускаются быстро.
-Я бы еще раз прокатился на лодке, - произнес Дик.
-О, да! Проехаться головой в гроте по потолку – очень кстати, - саркастично бросил Ральф.
-Нет, зачем? Хагрид всегда возит учеников, и голова у него на месте, - возразил Эди.
«Так он такой косматый, по нему не видно», - подумал Рики.
-Рики, ты ведь ехал с нами в одной лодке, - припомнил Артур.
-Да, и еще там сидел Френк Эйвери, - Рики отчетливо помнил это, потому что к тому моменту успел познакомиться со своим недругом и, соответственно, узнал его.
-Я так волновался, что могу не попасть в «Гриффиндор», - признался Артур.
-А я – в «Слизерин», - сказал Лео.
-И тем не менее, бывает только одна поездка в школу по озеру, - сказал Дик.
-А мне было все равно, в какой колледж я попаду, - проворчал Рики.
-Да уж! – фыркнул Дик. – Ты ничего не знал о колледжах и был настроен очень критично.
-Вряд ли кто-то из нас сейчас жалеет о своем распределении, - заметил Эди.
-Конечно. Колледж – это все равно что наш дом, - согласился Лео. Рики поймал себя на том, что теперь и сам так считает.
Дорогу обратно они нашли без труда. Оказывается, как просто – не отходить далеко от воды. Эдгар много говорил о правилах и, как ни странно, это звучало уместно.
Обед они пропустили, но Рики особенно не жалел об этом. После свежего воздуха он гораздо терпимее отнесся к куче домашних заданий, оставленной после прошедшей недели. Но зато ужин бы он не пропустил ни за что на свете!
Рики уплетал пирог с почками, закусывая заливной рыбой, и все мысли из головы словно улетучились.
-Приятного аппетита, - услышал он вдруг за спиной.
«Он считает меня совсем бесчувственным или специально хочет, чтобы я подавился?» - подумал Рики, обернулся и вежливо кивнул профессору, делая вид, что все в порядке.
-Где вы были сегодня весь день? – поинтересовался Снейп.
Мысли пронеслись в голове, одна быстрее другой, так что он так толком и не ухватил ни одной. Единственное, что Рики успел понять – надо выбрать такое место, чтобы его ложь нельзя было разоблачить. Он уже привык, что завуч обычно знает, когда ему лгут, но без доказательств он ничего не предпримет. Если только не произошло что-то действительно серьезное.
-Бродил по подземельям, - ответил он. – Вместе с друзьями.
-И вы не слышали, когда мистер Филч вас звал?
Рики помотал головой.
-Жаль. Директор хотел встретиться с Вами еще сегодня, - обрадовал Снейп, продолжая внимательно наблюдать за учеником.
-Что-то случилось? – спросил его Рики.
-К сожалению, да. Это мелкое недоразумение могло быть улажено уже сегодня, но, увы, Макарони, Вы неуловимы как раз тогда, когда нужны.
Рики невольно почувствовал себя виноватым, и тут же, как всегда рассердился на завуча. С какой, в самом деле, стати гриффиндорской мафии надо искать его именно в то время, когда это совсем нежелательно?! Такое невезение, что нарочно не придумаешь.
-А что случилось, сэр? – рискнул вмешаться Лео. – Или это касается только Ричарда?
-Нет, - почти сердито бросил Снейп, - это касается всех вас. И, если Вы спросили, Нигеллус, я ожидал, что представители вашего Клуба воспитаны лучше. Впрочем, вам лучше знать, насколько ваши поступки соответствуют требованиям обстоятельств.
-Вы так туманно выражаетесь, - заметил Рики.
-Ничего туманного. Мисс Мелани Хатингтон пожаловалась, вы грубо обошлись с нею, когда она пришла в комнату старост. Она утверждает, что Клуб Единства не позволяет ей исполнять ее прямые обязанности. Это соответствует действительности?
Потрясенный Рики вдруг понял смысл выражения «отпала челюсть». Он ожидал всего, чего угодно, но только не этого.
-Сэр, - Лео явно не знал, что ответить.
-Мы просто попросили ее не лезть в наши дела, - выпалил Рики.
-Очень интригующе. Вот это вы будете объяснять в учительской, - сказал Снейп холодно. – Завтра в полдень, Макарони, и не опаздывайте.
Профессор отвернулся и гордо прошествовал мимо.
-Поверить не могу, - вспылила Дора. – Хатингтон не просто вредительствует, но еще и жалуется. Мало ей «Равенкло», пусть себе распоряжается, куда первоклашкам ставить обувь!
-Хатингтон желает хозяйничать везде! – елейно вставил Френк. – Как только ты этого не заметила?!
-Снейп должен быть на вашей стороне, - поддержала Клуб Ариадна.
-Снейп не любит, когда мы создаем ему проблемы, - ответил ей Лео.
«Ну вот. хоть я и не староста, но отдуваться за всех приходится мне», - подумал Рики и, вероятно, в знак протеста немного опоздал на эту встречу.
Чуть за полдень в воскресенье он постучал в дверь учительской и получил разрешение войти.
Невзирая на то, что ему предстоял неприятный разговор, Рики сразу проникся уютом. В камине потрескивали поленья, а старые кресла, он знал, были очень удобны. Директор и завучи, а также Мелани Хатингтон, заварившая всю кашу, уже сидели там.
-Располагайтесь, где Вам удобно, - радушно предложил Дамблдор, кивая на единственное пустое кресло рядом с Мелани. Рики решил не делать демонстративных жестов и все же подсел к ней.
-Мистер Макарони, Ваша соседка обратилась к нам с жалобой. Надо признать, что, когда мы решили расположить комнату старост в штабе вашего Клуба, то не подумали о таких последствиях, - сказала профессор МакГонагол.
-Я понимаю. Но мальчики получили это помещение три года назад, и нельзя просто вот так подселить к ним новое лицо, - неуверенно произнесла профессор Стебль, которая всегда хорошо относилась к Рики.
-Но у Маргарет Фэрли не возникло таких проблем, - претенциозно пожаловалась Мелани. – И, вообще-то, я не настаиваю на этом помещении! Лучше бы старосты сидели где-нибудь отдельно от Клуба Единства. Я против того, чтобы меня выживали.
-Тебя не выживали! – возразил Рики. В самом деле, наоборот, это она вытесняет их из Штаба, да не куда-нибудь, а в туалет Плаксы Миртл, если на то пошло!
-Тише! – заговорил Снейп. – Макарони, как бы вы прокомментировали просьбу мисс Хатингтон?
-Мы бы хотели, чтобы Мелани занималась своими делами и не вмешивалась в дела Клуба Единства.
Внезапно Рики с подозрением уставился на Дамблдора. А что, если он подсунул им Хатингтон специально, чтобы она лезла? Да ну, вряд ли… Хотя Мелани и годилась на роль шпионки, гриффиндорская мафия не стала бы так доверять ей. И потом, нетрудно понять, что в ее присутствии члены Клуба ничего важного не скажут. Достаточно послушать Артура, пока он дома, чтобы понять, как мало симпатичны ему равенкловцы с параллели, за исключением Дика.
Невозмутимо посверкивающий очками Альбус Дамблдор не заметил его пристального внимания или сделал вид, что не заметил.
-Иными словами, Ричард, Вы готовы смириться с тем, что мисс Хатингтон получит ключ от комнаты вашего штаба?
Не будучи уверен, что его ставшие старостами друзья согласились бы так легко, Рики медленно кивнул.
-Но Вы возражаете, чтобы она приглашала в помещение Клуба Единства своих товарищей для приятного общение, и вообще кого-либо, если это не касается обязанностей старосты? – продолжал директор.
-Именно так, - согласился Рики.
-При этом оставляете за собой право на все вышеперечисленное.
Мелани отвернулась к окну и фыркнула.
-Да, - признал Рики, превозмогая ощущение, что все это как-то не очень справедливо. Хотя, почему?! Они заслужили свою территорию, на которую она теперь вторгалась всего лишь потому, что получила какой-то значок… который он тоже хотел бы получить.
-Зато честно, - саркастически прокомментировала Мелани.
-Мисс Хатингтон, - рассек воздух голос профессора Снейпа, - Вы будете настаивать, чтоб комнату старост отделили от помещения Клуба Единства? Я хотел бы четко услышать, какие у Вас основания быть недовольной существующим положением вещей?
-Да, в чем суть вашего конфликта? Что, собственно, случилось, деточка? – взбодрился профессор Флитвик.
Мелани набрала в легкие побольше воздуха, чтобы как можно дольше не замолкать.
-Когда я вошла, там была младшекурсница из «Слизерина», и все сразу замолчали. Девочка быстро ушла, и тогда я спросила, что ей было нужно. И меня попросили не лезть не в свое дело.
-Макарони, у Вас есть, что к этому добавить? – повернулся к нему директор.
-Да. Мелани не спросила, а потребовала. Она знала, что никто не станет перед ней отчитываться, особенно Дора Нотт..
-Речь шла о чем-то сверхсекретном? – свойственным только ей образом напряглась профессор МакГонагол.
Тут Рики посетило вдохновение.
-Мирра Жанн приходила отдать Лео его конспект за второй курс. Тебе это интересно? – профорчал он, поворачиваясь к Мелани.
-Нет, - не усомнилась она. – Сказать по правде, я сейчас подумала, и не вижу смысла менять комнату. Туда переместятся все те же лица, за исключением Макарони. Так что я уж как-нибудь смирюсь с его персоной.
-Спасибо, - буркнул Рики, уязвленный самой возможностью исключить его на таком основании. Напоминание о том, что он – не староста, из уст Хатингтон было вдвойне неприятно.
-Мелани Хатингтон! – возмутилась МакГонагол, тоже не упуская случая наступить Рики на больную мозоль. – Напоминаю Вам, что Вы – староста. И если уж между Вами и другими старостами не наладится должное сотрудничество, как можно требовать дисциплины от других учеников?
-Я думаю, Минерва, этот вопрос уладится, - мягко остановил ее директор. Как видите, ни мисс Хатингтон, ни мистер Макарони не настаивают на немедленном разделении. Предлагаю дать им шанс договориться и оставить комнату старост в Клубе Единства.
-Согласен, - первым поддержал профессор Снейп.
«Вечно он старается, чтоб мне жизнь медом не казалась», - отчего-то недовольно нахмурился Рики.
Ввиду отсутствия других предложений, директора поддержали все. Мелани выглядела очень довольной, и за дверью недоумевающий Рики спросил ее:
-Зачем тебе это понадобилось?
-А чтобы ты знал! – задрала нос Мелани.



Глава 12 Трудности жестокой трансфигурации



Если бы Рики был суеверным, как бабушка Мичелина, он вопрошал бы, чем Мелани Хатингтон так обрадовала Бога. Ее воскресное пожелание, чтобы он знал, что в жизни не все так просто, преследовало его неделю. Снейп поставил многим «допустимо», но замечание сделал именно ему. Рики забыл написать сочинение для прорицаний, и она не успела его спросить; но, слушая весь урок творения других учеников, а также спор Трелони с ними, он едва не уснул, и потом весь день болела голова. Хагрид заставил сортировать перья гиппогрифов, и этим очень разозлил Дору; все бы ничего, но она сообщила Лео о своем намерении без разрешения проникнуть в загон и полетать на птичке. Выяснение отношений о долге старост переросло в ссору, причем Рики, оказавшийся рядом, периодически выступал в ней арбитром.
Урок защиты от темных сил многие ждали с нетерпением. Но, прежде чем перейти к обещанной практике, профессор Лавгуд высказала пару соображений.
-Одно из наиболее, на мой взгляд, глубоких заблуждений заключается в том, что борьба с темными силами сводится к искусству дуэлей, - сказала она.
-А разве это не так? – удивилась Дора.
-Крайне редко можно встретить темного мага, который сражается по правилам, - покачала головой профессор Лавгуд. – Обычно они стараются напасть без предупреждения. Но и в открытом бою. Применяют нечестные приемы, если это возможно. Вы учили дуэльный кодекс? – обратилась она к классу.
-Учили, - ответила за всех Дора, в то время как по выражению лица Тиффани можно было без труда прочесть обратное. – Вы хотите сказать, это бесполезная трата времени?!
-Нет, отчего же? Мы будем сражаться по правилам… некоторое время. Сначала нужно овладеть основами. Думаю, будет очень хорошо, если сейчас вы подеретесь, - сказала Луна.
Слышать такое заявление от учителя было как-то необычно. Слизеринцы начали переглядываться.
-Начнем с самого простого. Разбейтесь на пары через одного.
-А что не простое в Вашем понимании, мэм? – рискнула высунуться Тиффани. Впервые на памяти Рики, она проявляла инициативу на уроке.
-Когда вокруг тебя на открытом месте толпа вооруженных и абсолютно беспринципных противников, и ты можешь противопоставить им только свою палочку, мозги и удачу, - ответила профессор Лавгуд. – Впрочем, когда за тобой гоняются в темноте, а ты не знаешь расположения комнат – тоже не очень комфортно.
-И мы все это будем делать?! – радостное волнение Доры вызывало на нее косые взгляды других девчонок.
-Будете, - не моргнув глазом, пообещала профессор Лавгуд. – Разбейтесь на пары, быстрее.
Ученики начали оглядываться в поисках партнера по ожидаемой дуэли. Рики спокойно остался рядом с Лео, хотя его посетила мудрая мысль, что лучше не испытывать дружбу подобным образом. В прошлом году, когда защиту преподавал дядя Гарри, ему не понравилось, как лучший ученик параллели применил на нем уходральное заклинание.
-Нет, в этот раз я с Нотт в паре не встану, - категорично заявил Эйвери.
Вероятно, он планировал в напарники Билла, но тот оказался далеко и уже был захвачен Тиффани. С Дорой же, по общему мнению, иметь дело было небезопасно, и к тому же ее отношения с Френком портились с каждым годом – отчасти из-за его нетерпения к ее всеядным контактам, отчасти как раз потому, что именно ей обычно приходилось выполнять с ним задания в парах.
-Не возражаю, - ответила Дора. – Один Мерлин знает, как ты мне надоел.
-Тогда прошу, Ричард, - и профессор Лавгуд, в полном соответствии с законом подлости, предложила ему занять место рядом с Френком.
-Еще не легче, - вздохнул неприятель.
Но профессор, наверное, выработала свойство не слышать того, чего не хочется.
-Вы готовы устроить демонстративную дуэль? – спросила она.
Френк одарил его одним из тех взглядов, от которых кровь Рики, недостаточно, по мнению Эйвери, чистая, неизменно закипала. Неприязнь, установившаяся между ними с первого курса, поднялась на поверхность, хотя минуту назад оба были вполне спокойны.
-С радостью, - произнес Рики.
Френк не спешил ему возражать, так что Рики даже заволновался, не слишком ли часто они стали соглашаться. Учительница указала на свободное пространство между стеной и столом, где и раньше, при Люпине, проходили практические занятия. Рики встал напротив противника, следя за каждым движением Эйвери. Они выхватили палочки и резко дернули головами, что должно было означать поклон.
-Вижу, вы знакомы с дуэльным кодексом, - похвалила профессор Лавгуд. – А от вас, - обратилась она к зрителям, - может потребоваться применение отражающих чар, так что будьте бдительны.
«Если она так хорошо понимает, чем чревата наша с Френком дуэль, то почему допускает ее?» - невольно удивился Рики. Любой другой учитель, конечно, держал бы их подальше друг от друга.
-Начнете с заклинаний попроще. На счет «три», - сказала тетушка Луна. – Раз…
-Таранталлегра!
-Риктусемпра!
Выкрики раздались почти одновременно. Рики считал, ему повезло, что Эйвери выбрал чуть более длинное в произношении заклинание. Уворачивались они при этом не колдовским способом, как будто вернулись на первый курс.
Луч, вылетевший из палочки Френка, расплавил прилепленную кем-то к стене жевательную резинку. Атака Рики достигла цели в виде кусочка мела на учительском столе.
Резинка взорвалась фонтаном горячих розовых брызг, из мела получился настоящий мучной фейерверк. Причем и розовые брызги, и белый порошок извергались в невероятных количествах, игнорируя закон сохранения массы. Меньше чем за минуту классная комната и все, кто в ней находился, приняли весьма живописный облик.
Как только первая горячая струя обожгла его со спины, отношение Рики к противнику ухудшилось, как минимум, втрое. И того, что Эйвери вынужден был закрывать лицо, чтобы не обжечься, Рики не сразу разглядел, прикрывая глаза от удушливой порошковой пыли. Чувство, что выглядит он настолько нелепо, как никогда до сих пор, настроение не улучшало. Эйвери, одежда которого теперь напоминала маскарадный костюм цветущей сакуры, казалось, как никогда был близок к тому, чтобы его убить. Они снова наставили палочки друг на друга, приготовились…
-Ну, если не считать незапланированного эффекта, вы сделали именно то, что требуется, - констатировала профессор Лавгуд.
Рики с трудом оторвал разъяренный взгляд от врага и повернулся к классу. Тетушка Луна уже очистила себе рукав и ближайшую парту. Другие ребята тоже прилагали усилия к тому, чтобы привести себя в порядок. И только они с Френком, как два дурака, торчали на всеобщем обозрении и гневно пялились друг на друга, притом, что досталось им, естественно, больше, чем другим. Рики стало немного стыдно за себя.
–Только теперь попрошу вас блокировать заклятья противника, а не позволять им попадать куда попало, - сделала замечание невозмутимая Луна. - Ну, теперь что-нибудь посерьезнее. Начинайте, как получится.
«Понимать с первого раза – редкий дар», - оценил Рики. Профессор Лавгуд блокировала саму возможность не послушаться ее, не стала больше считать и передала всю инициативу ученикам. Но, как почувствовал Рики через несколько секунд, дарованная самостоятельность может быть тяжким бременем.
Рики перебрал в уме несколько комбинаций заклятий, приготовился, но так ничего и не сделал. Френк внимательно сверлил его глазами и не начинал, и ему тоже стало не совсем удобно. Какое-то время он ждал действий от противника, причем физически чувствовал, как его собственный взгляд становится все неувереннее. Потом вдруг ему стало смешно: Эйвери, в самом деле, при своей комплекции и репутации выглядел бесподобно солидно!
-Продолжайте, - мягко вернула их к заданию профессор Лавгуд.
Рики атаковал Помеховой порчей. Френк блокировал заклинание почти сразу.
-Теперь Вы, Эйвери, - сказала профессор Лавгуд. Примерно таким же тоном она комментировала бы письменную работу. Рики слышал, как затаил дыхание, наблюдая за ними, класс, но преподавателя дуэль, казалось, не волновала.
-Петрифифкус Тоталус! – выкрикнул Френк.
-Протего! – защитился Рики.
Они упражнялись весь остаток урока и даже не поцарапали друг друга. Рики не хотел бы, чтобы у Ппройфессора Лавгуд возникли из-за них неприятности. Он предполагал, что вне класса и при наличии повода дуэль не прошла бы так на удивление спокойно. Но Френк тоже держался нейтрально.
-Кто скажет, какие ошибки были допущены? – поинтересовалась профессор.
Пока одноклассники наперебой комментировали поединок, Рики успел немного почистить робу, но все равно вознамерился отнести ее в стирку. Прозвенел колокол.
-Все свободны. А вы останьтесь, - распорядилась профессор Лавгуд, кивая на них с Френком.
Недоумевая, Рики собрал сумку и приблизился к учительскому столу, за которым профессор не могла расположиться, по причине того, что тогда на ней остались бы следы показательной дуэли.
-Не могли бы вы помочь мне убрать все это? – потребовала она. – Это не наказание, конечно, вы ведь не специально навели такое безобразие. Но мистер Филч это вряд ли поймет. А я не хочу поссориться с ним в первый же месяц , хотя, конечно, это когда-нибудь произойдет.
-Думаю, после настоящей дуэли не приходится столько убирать, - улыбнулся ей Рики.
Бурча что-то недовольное, Эйвери начал махать палочкой. И, пусть толку от этого было немного, он оставался в классе до того момента, как профессор Лавгуд поблагодарила их и отпустила.
-А настоящая дуэль у нас когда-нибудь будет, - пообещал он за дверью и гордо ушел вперед, так и не задев рюкзаком Лео.
-Надо признать, профессор Лавгуд может нас научить, - прокомментировал друг, приближаясь к Рики. – Чего она хотела?
-Мы прибирались, - ответил Рики.
-Эйвери тяжело пережил это? – понимающе поглядев вслед Френку, поинтересовался Лео.
-Вроде нет. Я как-то не обратил внимания, - пожал плечами Рики. – Такого урока у нас, конечно, еще не было!
-Несомненно, профессор Лавгуд знает толк в дуэлях и проклятиях, - медленно произнес Лео, - и она тебе нравится, но, должен признать, ее манера поведения меня обескураживает. Она все время ведет себя так, как будто все нормально. У меня возникло ощущение, что, обрати вы друг друга в порошок, она только скажет «как интересно»!
«Похоже, многодетные мамаши ко всему привычные» - такой вывод сделал Рики для себя. Внезапно возникло ощущение тревоги. Оно прошло еще быстрее, чем появилось, но Рики успел понять, что это связано с уроком профессора Лавгуд. «А что необычного случилось? – подумал он. - Френк был так же заносчив и невежлив, как всегда. Дуэль пообещал… Интересно, это можно считать вызовом?»
К вечеру он уже считал, что все его дурные предчувствия оправданы. И обязан он тому исключительно любимым друзьям и никому другому.
Дику стало известно, что первокурсники «Гриффиндора» вызвали на себя праведный гнев мистера Филча. Он неосторожно сообщил об этом Артуру, который тут же помчался туда разбираться. Вернулся он, естественно, в самом скверном настроении, и тут выяснилось, что там еще были первоклассники «Слизерина». Когда после всего этого слизеринский второкурсник, поспоривший в гриффиндорцем своей параллели, проник в кабинет профессора МакГонагол, но вместо того, чтобы, как оговорено, снять пуговицу с ее мантии, уронил вешалку, дело приняло гигантские масштабы. Проходящий мимо Эди задержал его, что называется, с поличным, началось разбирательство с участием завучей и всех старост.
Рики считал эти дрязги по сути пустяковыми, но сам прочувствовал, как они затягивают. Узнав от профессора МакГонагол, какими надлежит быть настоящим старостам, его друзья зачем-то вернулись в штаб. Рики посоветовал всем разойтись, пока они не наговорили друг другу лишнего. Он, как никогда, осознал, что находится между нескольких огней, и не знает, как быть. Но обстановка казалась ему настолько скверной, что он предпочел пока о ней не думать, и при случае написать Питу.
Однако самое худшее ожидало Рики на трансфигурации.
Профессор МакГонагол делала записи в журнале всю перемену, пока ученики заходили и рассаживались. Она резко кивала в ответ на приветствия, но до звонка так и не подняла головы.
А потом, пока она говорила о наиболее распространенных заданиях на СОВах, напрямую связанных с темой, которую они проходили, Рики настолько отвлекся, что изобразил пару розочек на полях. Он пришел в себя, когда прямо перед ним оказалась белая мышка в коробке, которую профессор, раздавая материал, почти грохнула о его парту.
-Весьма кстати, что у некоторых из вас открыты тетради, - произнесла МакГонагол, давая понять, что даже такие суровые преподаватели, как она, не лишены ехидства. – Вы можете повторить весть алгоритм заклинания испарения, с тем, чтоб воспроизвести его по свежим, так сказать, следам.
Рики сделалось не по себе.
-Возьмите палочки, - велела МакГонагол, - и тренируйтесь!
-Как? – вырвалось у Рики.
-Вы ведь в состоянии выговорить «Эванеско», Макарони? – спросила строгая дама, всем корпусом разворачиваясь к нему.
Эйвери стало чрезвычайно весело.
-Да мэм, - ответил Рики. – Я хотел узнать, а каким заклинанием можно потом вернуть мышку обратно?
Профессор казалась удивленной.
-Никак. Это же заклинания испарения! – ответила она тоном, словно объясняет очевидные вещи законченному тупице. Разве непонятно?
Рики, чье сознание еще не усвоило значение ее слов, но руки уже похолодели, переводил взгляд с мыши, которая танцевала вдоль стены, надеясь выбраться, на орлиный профиль профессора трансфигурации. Строгая дама казалась ему как никогда похожей на хищницу.
-Я не могу! – выпалил он, и собственный голос показался ему по-детски жалобным.
Он чувствовал, что выглядит глупо, что за ним наблюдает весь класс. Обеспокоенное выражение на лице лучшего друга, глядящего на него с вопрошающим сочувствием, яснее ясного говорило Рики о том, что с ним происходит нечто из ряда вон выходящее.
-Что значит – не можете? – спросила профессор МакГонагол.
И как на это ответить? «Они хорошенькие, пушистенькие, а Вы заставляете меня совершить убийство. И предмет Ваш я терпеть не могу с первого класса»? Рики как никогда ясно осознавал, что находится в школе, выбрал эту школу себе сам, а значит, согласился выполнять учебную программу.
-Это жестоко! – осенило его.
На мгновение бесстрастное лицо профессорши показалось ему свирепым. Рики даже показалось, что она вот-вот кинется на него и даст в морду. Но профессор так быстро справилась с собой, что он даже усомнился, не померещилась ли ему эта дикая вспышка.
-Вот еще новости, - почти насмешливо сказала она. – Ричард, я не ожидала от Вас подобного ребячества.
-Это задание не согласуется с моими принципами, - понимая, что это звучит несколько напыщенно, Рики стоял на своем.
-Принципы! – насмешливо просюсюкал Френк, заставляя Рики вспомнить давнее намерение схватиться с ним врукопашную.
-Ваша чуткость похвальна, - отчеканила профессор МакГонагал. – Но я не могу освободить Вас от задания. Кроме того, мыши в замке долго не живут, так что успокойтесь, ничего не изменится. Чем лучше Вы выполните заклинание, тем меньше сами будете страдать. Ну же!
Рики сфокусировал все усилился на коробке. Сосредоточиться… Если бы он смог испарить коробку, чтобы мышь убежала!.. Он понимал, МакГонагол права: в «Хогвартсе», где полно кошек, у нее нет шансов на долгую жизнь. Но такой исход не казался ему противоестественным.
Рики направил палочку, закрыл глаза. Никогда еще он не был настолько сконцентрирован.
-Эванеско! – прошептал он, и после этого осталась только одна мысль: «Только бы не стошнило. Френк этого не забудет до конца жизни».
Дружный вздох пронесся по классу. Кажется, люди вставали со своих мет; кто-то заглядывал ему через плечо. Любопытство пересилило, заставив Рики отрыть глаза.
Перед ним не оказалось ни мыши, ни коробки. Только нечто черное и блестящее, похожее на заостренный кусок проволоки, лежало на том месте.
-Он что, все испарил? – возопил Генри.
-Очевидно, так, - ответила профессор МакГонагол. Рики не заметил, чтобы она сильно этому радовалась. Внезапно его охватила такая слабость, что, даже сидя, он не был уверен в своей способности удерживать равновесие. Оказаться бы сейчас в штабе, где можно откинуться на спинку кресла.
Отовсюду неслись восклицания.
-А это что? – спросила, указывая на блестящую толстую нитку, Ариадна.
-Наверное, кончик хвоста, - после тщательного осмотра ответил Лео.
Ребята, склонившиеся было над партой, тут же подались обратно. Их лица проплывали перед Рики, то отдаляясь, то вновь приближаясь, и он знал, что это не имело ничего общего с их перемещениями. Просто у него кружилась голова.
-Должна признать, блестяще, мистер Макарони, - сказала профессор МакГонагол. но Рики было наплевать на эту оценку.
-Можно, я больше не буду? – попросил он.
-Как угодно, - оскорблено произнесла заместитель директора. – Может быть, Вам стоит пройти в больничное крыло? У Вас нездоровый вид, Ричард.
«Конечно, кто с Вами не согласен, тот нездоров. Она-то кошка, и совершенно не ценит жизнь мышей», - вдруг подумалось Рики. Но все же, он охотно уцепился за это предложение. Ему совершенно не улыбалось оставаться здесь до конца урока и быть свидетелем того, как другие осваивают премудрость испарения. С него вполне хватало собственных подвигов, и если бы оказалось возможным, он немедленно отказался бы от посещения трансфигурации. Получив разрешение покинуть класс, Рики встал и направился к выходу. Гордость заставила его расправить плечи, и вообще он старался, чтобы со стороны никто не догадался, что его шатает.
-Как у него все быстро получается? – проворчала Дора.
МакГонагол посмотрела на нее так, словно рада бы испепелить на месте.
-Я зайду к мадам Помфри позднее, узнаю о Вашем здоровье, - прозвучало ему вдогонку.
Рики мысленно выругался. На самом деле, он не планировал заходить в больничное крыло. Ему казалось, МакГонагол тоже понимает, что, отпрашиваясь, ему важно просто не присутствовать на уроке. Отвращение же сложно было отнести к болезням, и уж, во всяком случае, Рики был убежден, что оно не исцеляется средствами колдовской медицины.
Это был самый невыносимый урок на неделе, и его последствия не обошлись тем, что мадам Помфри едва не заставила его выпить Глоток покоя. Дора прицепилась к нему, не желая понимать, что с ним такое, но его пацифические наклонности не нашли у нее понимания. У Френка прорезался голос, и он невероятно громко спросил в общей гостиной, не падал ли Рики по дороге к мадам Помфри в обморок. А хуже всего было то, что по дороге на ужин его остановил профессор Снейп.
-Ричард, мне передали, что Вы не желаете выполнять некоторые задания, - сказал он.
-Не желаю, но пока выполняю! – отрезал Рики, не настроенный принимать ни заботу, ни нотацию от завуча.
-Верно. Надеюсь, Вы сумеете продержаться в том же духе и получите все необходимые вам оценки не ниже приличного уровня, - выразил надежду профессор.
Рики невероятно пожалел, что рядом с ним нет миссис Дуглас, которую его душевное состояние беспокоило больше, чем показатели СОВ. От всей этой учебы он порой чувствовал себя одиноко.
Его друзья все чаще пропадали неизвестно где. Эдгар проводил много времени с Бетси, а Лео удалось привлечь внимание гриффиндорской старосты. Однажды в штабе Марго, отчитав нарушителя, долго сидела просто так. Когда пришел Лео, она поднялась ему навстречу.
-Мы однажды договаривались посмотреть растения в теплицах, - сказала она.
-Да, - немедленно вспомнил Лео, - если ты не занята сейчас.
-Как раз освободилась, - сказала Марго.
И они тут же исчезли, хотя Рики прекрасно помнил, что лучший друг допоздна собирался работать над рефератом по зельям, потому что выбранная им тема оказалась куда многограннее, чем он ожидал вначале. «Широкий выбор, - подумал Рики, - от подземелий до башен. Что я буду показывать моей девушке – звезды или капусту?».
Но вечером того же дня, вернувшись в общую гостиную, Лео почему-то не выглядел счастливым.
-Марго, кажется, не возражает против твоих планов. Понять не могу, почему ты такой хмурый, - упрекнул Рики.
На самом деле, он чувствовал обиду на друга, в чем, однако, не хотел признаваться. Раньше они много разговаривали, делились мыслями, проблемами и радостями. Рики уже получил достаточно доказательств тому, что этот год особенный, и все же, как ни эгоистично, ему не хватало внимания Лео к своим делам.
От его слов друг нахмурился еще сильнее.
-Не нравится мне эта история с летучим порохом, - сказал он.
Рики и думать забыл о Мирре с ее порохом после того, как они прогулялись по лесу, а потом его вызвали в учительскую с жалобой Мелани. Он поразился способности Лео ничего не упускать.
-Из-за того, что в этом замешаны слизеринцы? – уточнил он.
-И плохо, что кузина Эйвери призналась – Френк знает. Он может проболтаться. Сейчас меня больше всего волнует, что пользоваться каминной сетью может не один нарушитель.
-Надеюсь, до эпидемии ночных прогулок дело не дойдет, - усмехнулся Рики.
Но Лео не желал переводить все в шутку.
-Не зря слизеринцы особенно склонны не подчиняться распорядку. Многие наши – чистокровные, они думают, снаружи им ничего не угрожает. Но ты видел тех типов?
Да, встречи с Упивающимися смертью не изгладились из памяти Рики. Но время хорошо их затерло, и потом, перед ним стояло слишком много других проблем, чтоб, в самом деле, сидя в гостиной вечером после тяжелого дня, вызывать к жизни столь жуткие образы.
-Не нужно так накручиваться! – отмахнулся Рики. – Если кто-то гуляет, это долго не скроешь. В школе ведь каждый на виду!
-Ты прав, - воодушевился Лео. – Секреты имеют свойство раскрываться! А Дора всегда узнает все сплетни сразу.
Однако, у Рики создалось впечатление, что сейчас она этим мало интересуется. Он редко видел ее в общей гостиной, и если бы Тиффани этого не отрицала, подумал бы, что Дора тоже с кем-то встречается.
Он подозревал, что повальная увлеченность противоположным полом возникла у пятикурсников в противовес учебной загруженности. Но, когда он заговорил об этом с Эди, тот признался, что пока еще не говорил ни о чем конкретном с Бетси Спок, к которой, Рики знал, хуффульпуффец неровно дышал уже больше года.
-Эдгар, я не понимаю твоей тактики. Тебе нравится Бетси, - сказал он.
-По-моему, это всем очевидно, - не очень охотно подтвердил Эди.
-Но ты не говорил с ней об этом, - продолжал Рики.
-Пока нет, - признался хуффульпуффец.
-А почему? Я понимаю, что лезу не в свое дело, но все-таки, - настаивал Рики.
-Сейчас неподходящий момент. Ну, ты сам понимаешь, - Эдгар неопределенно махнул рукой.
-При чем туту момент? Наши друзья с тобой вместе могут ругаться так очень долго, но это не накладывает мораторий на твои личные дела. Просто ты не решаешься.
-Я ко всему отношусь ответственно, - пробубнил Эдгар, несомненно смущенный словом «мораторий».
-Точно, - согласился Рики. – Еще ни разу не поцеловал девушку в щечку, а уже решаешь, жениться или застрелиться.
Эдгар улыбнулся.
-Только не надо меня подгонять.
-Это личное дело, - согласился Рики. – Меня больше волнует трепетное увлечение дисциплиной. Это ненормально.
-Такова наша обязанность, - сухо ответил Эди. Рики, однако, почудились в его голосе виноватые нотки.
-Лучше бы уж никто из нас не стал старостой! – Рики бросил расстроенный взгляд на внимательно слушающего Эдгара и продолжил, удостоверившись, что тот не собирается протестовать. - Вы ругаетесь каждый день, а в промежутках между ссорами дуетесь. Даже когда мы только основали Клуб, было попроще.
-Ну, с тех пор мы повзрослели, - напомнил Эди, словно указывая на очевидный факт.
-Непохоже, - отрезал Рики.
-Я согласен с тобой, новые обязанности, они…
-Разрушают нашу дружбу! – не удержался Рики. Долгое время он, понимая, что друзьям тоже тяжело, не подавал виду, как ему было горько. Собственные слова словно сняли крышку с кипящего котла его эмоций, так что Рики даже сам забеспокоился, стоило ли начинать.
-Нет, надеюсь, - вздохнул Эди.
-Я тоже хочу верить, что ты прав, - закруглился Рики.
В общем, сочувствовал ему только Эдгар, а временами сам ввязывался в ссоры. Более того, он делал это не только тогда, когда вовлекались хуффульпуффцы. Пару раз он пробовал образумить других, но в итоге из наблюдателя превращался в участника и сам начинал всерьез злиться.
Девушки старосты в этих вопросах, по наблюдению Рики, сохраняли редкий нейтралитет. Их отношения оставались такими же, как в прошлом году, не портились, но и не улучшались. Однажды Мелани в коридоре до хрипоты поругалась с Артуром; но стоило Марго Фэрли оказаться там, конфликт разрешился мгновенно. Она увела провинившихся к профессору МакГонагол, а те и не заметили.
Из всего происходящего Рики понял истинность одного из многих афоризмов, которые слышал от отца: «Хочешь переделать мир – начинай с себя». Он понимал, но никак не мог втолковать друзьям, что нарушения правил были и будут всегда, поэтому не стоит так бурно реагировать на них и добавлять масла в огонь, вместо того, чтоб самим вести себя прилично. . Он удивлялся, почему на них не действует их же собственный пример преодоления трудностей в учебе.
На самом деле, дисциплинировать себя оказалось гораздо проще, чем это виделось поначалу. В выходные Рики думал не о том, как бы отдохнуть, а о следующем понедельнике, и учебной неделе в целом. Возможно, он и решил бы, что это слишком, но вокруг были точно такие же.
-Как ты собираешься делать задание Трелони? Все сочинишь? – спросил он Дору.
-И не просто так, - усмехнулась слизеринка. – Вот, - она потрясла сонником. - Я думаю, что надо идти от противного.
-То есть, ты сначала выберешь символы, а потом составишь из них сон? Круто, - оценил Боб.
Он подсел к ней, и остаток вечера они о чем-то шушукались. Дора глядела победоносно и торжествующе.
Но Рики не стал пользоваться вспомогательными средствами. Он слишком устал от того, чтобы выписывать откуда-то, когда в собственной голове роились разнообразные мысли. И, по сравнению с точными заданиями сочинение по прорицаниям предоставляло разнообразие.
Еще Рики никогда не упускал возможности выйти с Селеной на мостик и повидаться с русалочкой. Даже если она не приплывала, все равно это была передышка. Им с Селеной и без языка жестов находилось, о чем поговорить, и однажды Лео спросил его, не трансформируется ли их дружба во что-то другое.
Вопрос застал Рики врасплох, хотя он соглашался, что уже должен был сам об этом подумать.
-Не знаю, - ответил он. – Мои планы сейчас так неопределенны. Не поверишь, но, кажется, вы зависит от этих дурацких СОВ! – неожиданно для самого себя признался он.
-При чем здесь СОВы? – Лео не углядел в этом никакой логики.
-Может быть, пока их не будет, я не поверю окончательно, что мне предстоит жизнь колдуна. Селена об этом даже не думает – они из старинного колдовского рода…
Рики понимал, что несет чушь, и в подтверждение этого Лео покачал головой.
-Мне казалось, ты сомневался на первом курсе. Или в мире магглов есть что-то такое, с чем не хочется расставаться?
-Я и так не расстанусь со многим, хотя вряд ли откажусь от магии. Не обращай внимания, - попросил Рики. - У меня всегда так. Когда я здесь, мне не хватает маггловских порядков, я ворчу. А дома – тянусь иногда к колдовству. Раньше я стремился приспособиться к магии, и добился этого, но все равно не знаю, какому из двух миров я принадлежу в большей степени.
-Но ты получишь диплом колдуна, - напомнил практичный Лео. – Насколько мне известно, в мире твоих родителей он совершенно бесполезен.
-Это я знаю, - отмахнулся Рики. – Но Селена… Я всегда относился к ней почти как к Даниэле.
В глазах друга появилось понимание.
-Следует ли мне понимать, что ты не можешь выбрать между магглой и ведьмой? – уточнил Лео.
-Этого я не говорил, - недовольно пробубнил Рики.
-Ты сказал, что Селена всегда напоминала тебе подругу детства. Ты имел в виду, что теперь твои чувства к Селене отличаются от привычных?
-Возможно, но я еще не разобрался в этом. И потом, у нас с ней прекрасные отношения, И я не хочу их портить. Я действительно… люблю Селену, - Рики показалось, что у него в легких кончился весь воздух, - но пока не могу сказать, как именно. И не надо гадать.
В такой обстановке подошла очередь урока прорицаний. Рики довольно потирал руки. Сон у него получился преотличный. Он даже сожалел бы, если бы Трелони не попросила зачитать. Рики нравилось быть в центре внимания, и художественный шедевр, над которым он трудился в воскресенье, несомненно, этого заслуживал.
Но профессор Трелони начала опрос с Доры Нотт, которую не любила и не упускала случая заявить, что Дора делает все неправильно. Однако, Рики в этот раз полагал, что Трелони пожалеет об этом.
Поднявшись со своего пуфика, слизеринка глубоко вздохнула на весь класс и приступила к чтению.
-«Я ходила гулять по поляне, на которой росли синие ягоды. Но, когда я попыталась сорвать одну из них, она превратилась в осу и улетела. Я стала плакать так громко, что заколыхались верхушки соседних деревьев».
Этого Рики никак не мог себе представить. Дора же продолжала:
«Из моих слез образовалась лужа. Она промочила мои ноги, потом стала подниматься выше, и вдруг превратилась в озеро».
Профессор Трелони кивала ей как никогда сочувственно.
«В озере плавала рыба. Я стала хватать рыбу руками, но, как только поднимала над водой, она вся облезала, и в моих руках оставались только кости».
-Дурной знак, - дежурно прервала Трелони и вновь кивнула, как заведенная, побуждая Дору читать дальше.
«Я стала класть кости в карман, и в какой-то момент мне надоело ловить рыбу. Я пошла дальше и шла долго, пока не добрела до суши».
-И там тебе встретились облезающие змеи, - хмыкнул кто-то на другом конце класса.
Дора сверкнула глазами в ту сторону, но не позволила надолго отвлечь себя.
-«Там я закопала рыбьи кости в землю, головой вниз. И они стали расти. На их месте появлялись дома, большие, высокие дома. Я захотела зайти в один дом, и тут мне навстречу поползли»…Тараканы! – взвизгнула она, что резко контрастировало с ее вялым и размеренным тоном до этого, отчего весь класс едва не повскакивал с мест. - Тараканы! – Дора завопила, закрывая лицо руками, и выронила пергамент. Она упала обратно на пуфик и забилась в истерике.
Поднялась суматоха.
-Дайте воды! – требовала Селена.
Трелони метнулась к своему чайнику, открыла его и поставила на место.
-До вас у меня были третьекурсники. Они все выпили! – заявила она обиженно, словно требовать у нее, пьющей небесную амбру, воду было высшей бестактностью.
Дора же как будто ничего не слышала, закрывала лицо руками и издавала всхлипывающие звуки, которые, как подозревал Рики, и не он один, могли оказаться и смехом.
-Я боюсь тараканов, - объяснила она минут пять спустя. – Представляете, каково мне было видеть их во сне! Таких огромных, как Вы, профессор!
Трелони не стала больше ничего выяснять. Она упустила и толкование сновидения, и то, что оно не догоняло заданный объем. Очередь была за Бобом. Рики знал, что Дора помогала ему проявлять прорицательскую фантазию.
-Мне снились похороны, - монотонно загнусил Боб. – «Я не видел себя, но ощущение было такое, будто я там присутствую. Зеркала и окна в большой незнакомой комнате были занавешены. Там было много людей, и все – в колпаках. Шкафы с резьбой скрипели дверцами, потому что по комнате гулял сквозняк. Всюду висели колдографии в рамках, но портретов было не разглядеть. А гроб оказался пустым». Извините, профессор, но мне больше ничего не снилось.
Однако Телони это не огорчило.
-Прекрасный сон, - сказала она. – В нем очень много деталей. Продолжай.
С особым усердием Боб вновь погрузился в пергамент.
-Похороны означают окончание неприятного дела и облегчение, - заявил он.
«Точно. Все мы спим и видим, когда кончится последний год с вами, мадам», - подумал Рики.
-Как вы неаккуратны, - помотала головой Тредони. – Присутствие во сне на чужих похоронах предвещает скорую смерть близкому человеку.
-Но я же не уверен, что присутствовал! – возразил Боб. – Еще это может означать наследство.
-После смерти родственника – логично, - решил поддержать Рики, видя, что Трелони вновь поджимает губы.
-Продолжайте, - попросила она Боба.
-Открытый гроб означает важное событие – я думаю, мэм, это СОВы. Закрытые шторы – от меня скрывают какие-то факты.
«Точно. Например, Трелони ото всех скрывает свой божественный дар», - усмехнулся Рики.
-Да Вы балансируете на грани краха! – вскричала Трелони. – Об этом ясно говорят темные занавески.
«С такой скоростью, мы потратим на это развлечение урока три, не меньше», - Рики подавил зевок.
-Шкаф опять же указывает на наследство, - невозмутимо продолжал Боб.
Это, казалось, делало Трелони вконец несчастной.
-Достаточно, - сказала она. – Я вижу, Вы отнеслись к своему заданию довольно-таки поверхностно, мистер Бут. Следующий!
Ее взгляд скользнул к Селене, но Рики, демонстрируя рвение, поднялся первым.
-У меня странный сон, профессор, - предупредил он. – Вот, послушайте только. «Я просыпаюсь, а в общежитиях никого нет. И потрет сэра Салазара куда-то делся. Иду по подземельям – никого. И во всем замке тихо-тихо. Наверху встретилась мне миссис Норрис, хвостом вильнула и убежала. И я чувствовал во сне полную свободу – что никто за мной не следит, и я могу делать, что захочу».
Он оторвался, чтобы поглядеть на реакцию профессора. Трелони, похоже, ужасно боялась, что такое вольготное для него состояние когда-нибудь наступит. Рики продолжил читать, все усиливая недоуменные интонации:
-«Я вышел на крыльцо, а дальше хижину Хагрида обошел, заглянул в окно – никого. А потом я вдруг очутился в чаще Запретного леса. Кругом – следы кентавров, но я один». Следы, между прочим, означают, что я найду ответ на волнующий меня вопрос.
-Не отвлекайтесь, - слабым голосом попросила Трелони.
-Вы правы. Я подхожу к самому интересному. «Не знаю, как долго я шел по лесу, вдруг вижу – поляна, и на ней Вы сидите! У Вас в руках зеленая бутылка, Вы наливаете, из нее, профессор, и не заканчивается. А потом Вы сказали: «Куда смотрит школьный профсоюз?». А я…».
-Что за вздор?! – вскричала Трелони.
-Но, профессор, я специально проснулся, чтобы записать все, что Вы говорили в моем сне, а это много, я ведь мог забыть, - начал объясняться Рики.
В глубине души он гордился: абсолютно все, сбросив сон, внимательно случали его, чего не добивались предыдущие ораторы, даже Дора. Но Трелони неодобрительно покачала головой.
-Мне разъяснить значение сна? – кротко спросил он.
-Сдадите в письменном виде, - сухо распорядилась преподавательница. - Следующий!
«Вот балаган», - подумал Рики, и память тут же услужливо подсунула воспоминание о том, что дядя Гарри заботливо не советовал ему не связываться с прорицаниями.
Селена едва успела прочитать, как в башню проник спасительный звон колокола. Так хуффульпуффка была избавлена от экзекуции, и ее толкование не подвергли публичной критике. Профессор объявила, что остальным предстоит отчитаться на следующем уроке. Похоже, она была рада выставить любимых учеников.
Весть класс собрался передохнуть под лестницей.
-Дурдом, - высказал общее мнение Чип Вэнс.
-Нереально это – написать сон на целый свиток! – заявила Льюкот.
-Нет, можно, - похвасталась Фиона Шеклбот и продемонстрировала свой свиток, исписанный мелким почерком до конца.
-Не показывай это стрекозе! – потребовала Дора.
-Да ты прочитай! – усмехнулась рекордсменка и передала слизеринке шедевр.
-«Я гуляю по лугу. Там растут: ромашки белые и синие, майские розы, черные розы…» - начала Дора и отодвинув, стала разглядывать пергамент на расстоянии вытянутых рук, словно не веря своим глазам.
-Есть и латинские названия. Всего 49 наименований цветов, - похвасталась Фиона. – А потом я их заново перечисляю, когда пишу, которые повернуты к солнцу, которые против солнца.
-И мы все это будем слушать! – покачал головой Боб. – Точно уснем.
Селена казалась озабоченной более других. Рики замедлил шаг, чтобы поравняться с нею.
-Все нормально?
-Рики, я ведь просила тебя не дразнить Трелони! - Селена выглядела сердитой.
-Хорошо. Я постараюсь, - пообещал Рики, прекрасно отдавая себе отчет в том, что ему совсем не хочет давать такое обещание.
Школьные будни проходили своим чередом. Теперь уже Рики всегда знал, на каком уроке чего ожидать. Профессор Флитвик посвящал повторению последние пятнадцать минут своих уроков. Эта работа требовала особой сосредоточенности, поскольку в случае отсутствия должного мастерства домашнее задание удваивалось. И если Рики еще требовалось доказательство, что пятый курс в «Хогвартсе» - самое тяжелое время, то твердость Флитвика послужила решающим аргументом.
Зато уход за магическими существами как будто перестал доставлять беспокойство. Хагрид, как и обещал, понемногу объяснял им методы обращения со «скучнейшими тварями», и в конце каждого урока позволял недолго наблюдать за гиппгрифами. Пару раз он спрашивал, не желает ли кто-нибудь поглядеть этих существ в Запретном лесу. Но, поскольку большинство не желало, а Виктор, как представитель данного большинства, всегда успевал открыть рот раньше Доры, то вопрос решался самым скучнейшим образом. Правда, Хагрид предупредил, что в весеннем семестре им все равно придется там побывать, и посоветовал настраиваться уже сейчас.
-Какой мне прок от этого? – с чувством благородного негодования говорила подругам Каролина по пути в школу. – Я, наверное, займусь шитьем. Но в любом случае не стану носиться по таким местам.
-Я слышал, сейчас кентавры особо насторожены в отношении людей, - обосновал ее опасения Виктор.
-Нет там ничего особенно опасного, - проворчала Дора. – Правда, Ричард?
Рики припомнил, что в прошлом году ребята приглашали ее на традиционную прогулку. Но Тиффани опередила его ответ.
-Если бы там не было ничего такого, ты бы туда не стремилась, дорогая!
В отличие от Доры, Тиффани не привлекали приключения подобного рода. Поняв, что он согласен скорее с ней, чем с Дорой, Рики мысленно поставил на себе печать с надписью: «Пора на пенсию». Но, в самом деле, вел он себя благоразумно!
Однажды сова дяди Гарри принесла письмо из дома. Рики даже неловко стало: он писал брату, но совершенно забыл о родителях. Ему приходилось слышать, что взрослые дети становятся неблагодарными, но он никогда не примерял это на себя. А ведь, помнится, в первых классах он часто писал домой.
Он дождался свободного времени и сразу отправился в штаб, чтобы спокойно прочитать домашние новости. Ничего особенного, как он и думал, в письме не было, мама интересовалась его делами, описывала домашние события. На весь ее театр обрушилась повальная эпидемия простуды, «но миссис Дуглас хорошо за мной ухаживала и быстро поставила меня на ноги. Я на своем опыте знаю, какая сейчас опасная погода, а по замку, наверное, гуляют сквозняки. Береги себя и старайся пореже выходить на улицу», - советовала мама.
«Конечно. Помимо сквозняка, там можно встретить кое-кого», - он без труда разгадал настоящую причину беспокойства матери, но, кажется, такие хитрости перестали раздражать его.
«Мистер Лапка часто садится за компьютер, должно быть, подражает тебе и Питу. Думаю, теперь нам придется покупать новую клавиатуру, потому что он придавливает кнопки на старой, разваливается прямо на ней. Отец говорит, должно быть, это ученый волшебный кот, но на самом деле, он просто считает, что ему все позволено».
«В этом смысле я похож на него, - подумал Рики. – Не случайно животные выбирают себе хозяев».
Закончив читать, он поколебался, браться ли сразу за ответ. Но не было никакой гарантии, что позже у него появится больше свободного времени, чем сейчас. Раскатав пергамент, Рики достал шариковую ручку, которую привозил в «Хогвартс» специально для того, чтобы писать Питу или домой. Поскольку с ним, в общем, ничего особенного не происходило, он был твердо убежден, что своим посланием уж точно не расстроит маму с папой. Тем, более, описывать радости трансфигурации он не собирался, и впервые подумал, может, есть смысл собрать все истории, свидетелем которых он был на уроках профессора Трелони, и издать в виде анекдотов.
Но пока что от него требовался менее масштабный труд. Приветствия, обычные вопросы – с этой часть все справлялись легко. Сложности возникли, когда Рики взялся за описание собственных дел. «Я занимаюсь только уроками, и этот год в школе самый тяжелый. Мне даже снилось, что я куда-то погружаюсь – должно быть, священное знание Слизерина поднимается в моей душе».
«Надеюсь, я хорошо объяснил им, кто такой Слизерин, и они оценят юмор», - очень довольный витиеватой фразой, Рики отвлекся, придавив пергамент книгой, чтоб не скатывался. Он отвык писать домой и долго думал, о чем бы еще сообщить родителям. В целом, получалось, на его взгляд, банально и неинтересно.
«Кстати, потрет основателя нашего колледжа теперь висит в общежитиях, чтобы вдохновлять нас на подвиги. Он выглядит очень важным и хитрым. У меня нет сомнений, если я буду так стараться, как сейчас, то стану таким же, как и он, и вы будете мной гордиться».
Рики задумался, стоит ли писать про Селену и уроки с русалочкой. Все же гриффиндорская мафия, не препятствуя гулянию на мостик, не знала, или притворялась, будто не знает о том, зачем он туда ходит. В итоге Рики ограничился заверениями, что гулять возле школьного озера безопасно, ведь он не помнит, чтобы там кто-нибудь утонул.
Дело продвигалось медленно, потому что он твердо вознамерился исписать весь лист до конца. Кроме того, по привычке он уже трижды попытался макнуть ручку в закрытую чернильницу.
«А ведь, в самом деле, пора поздравить отца с днем рождения», - вспомнил вдруг Рики.
Завершая этим свое послание, Рики, впервые за долгое время, чувствовал себя хорошим и почтительным сыном.


Глава 13 В нервной обстановке



В начале октября погода испортилась. Между прочим, в результате этого на улице появилась грязь. Раньше это закономерное сезонное явление не имело для Клуба никакого значения. Но теперь, когда мистер Филч добросовестно вылавливал первоклашек, недостаточно тщательно вытирающих ноги перед тем, как ступить в замок с улицы, старосты должны были относиться к грязи со всей серьезностью. И они, к удивлению Рики, относились, хотя, несомненно, понимали, каким вздором занимаются.
-Если меня еще раз задержат по пути в библиотеку, я отправлю Филча прямо к профессору Снейпу, и пусть попробует ему пожаловаться, - проворчал Лео.
-Да что такого сложного в том, чтоб счистить грязь с обуви! Одно простое заклинание! – возмущалась Мелани.
-Это для тебя простое, потому что мы его только что прошли, - спустила ее на землю Селена.
-Может быть, объявления везде повесить? – задумчиво произнес Дик.
-Везде – это где? – не удержался от поддевки Ральф.
Но Рики не обращал внимания на такие разговоры. По его мнению, серьезным основанием для разногласий в Клубе становилось другое событие, о котором незаметно заговорили повсюду.
В середине семестра, по традиции матчем «Гриффиндор» - «Слизерин», открывался квиддичный сезон. Тиффани, не ленясь, напоминала брату, что, если он не сдаст приемлемо ни один экзамен, то в следующем году вылетит из «Хогвартса и потеряет место капитана. Из всего этого до Генри дошло только то, что его сестра не только противная, но еще и зануда.
Рики не был членом команды колледжа, да и болельщик из него в прошлые годы получался не ахти какой азартный. И все же он предполагал, что теперь поменяет мнение, и будет ходить на все матчи, хотя бы ради того, чтобы поменьше торчать в библиотеке.
С другой стороны, временами он очень хотел, чтобы квиддича не было вовсе, потому что этот любимый волшебниками вид спорта служил еще одним поводом для отчуждения среди его друзей-старост. Раньше, впрочем, не имело значения, кто за какую команду болеет, хотя Эди и Ральф играли за свои колледжи в прошлом году. Но теперь, когда Ральф получил место капитана и, подобно Генри Флинту, грезил наяву о том, как бы оправдать доверие своего завуча, ежегодный школьный Кубок квиддича стал одной из самых напряженных тем, обсуждаемых в штабе.
Надо признать, сами старосты, утомленные интенсивным повторением, не слишком активно выражали свои предпочтения, но и наступившее затишье тоже не свидетельствовало о дружелюбии. Рики сочувствовал им, потому что понимал, насколько, должно быть, неприятно разрываться между дружбой и долгом. Он, пожалуй, никогда раньше не задумывался о том, чтобы школу закрыли. В порыве отчаянного вдохновения он даже сочинил стишок:
Давайте, ребята, мы школы взорвем.
Представьте, на нашей планете
Несчастных детей мы от гнета спасем
И будут все счастливы дети!
Однако взрывов в подземельях как раз поубавилось.
С некоторых пор «Хогвартс» завалило всевозможными проспектами информационно-рекламного свойства. Скорее всего, их замечали только пятикурсники, которые кто хаотично, кто более-менее целенаправленно копались в них с намерением определиться в профессии. Каждая такая брошюрка обычно включала перечень требований, позволяющих избрать ту или иную специальность. Благодаря этому Рики постоянно приходилось слушать вой, несколько менее отчаянный среди слизеринцев. А все потому, что выяснилось: для большинства престижных и высокооплачиваемых видов деятельности ЖАБА по зельям просто необходимо получить, и как можно выше. Но, чтобы попасть на ЖАБА, надо было сначала пройти требуемый уровень СОВ.
Профессор Снейп соглашался продолжать обучение на шестом курсе только для тех учеников, которые получали «превосходно». Как слизеринец, Рики понимал его: ему тоже не захотелось бы на месте профессора возиться с теми, кого предстояло вытягивать за уши. С такими, как Лео или Эди, и напрягаться не надо, только лавры успевай собирать. И вот теперь многие ученики осознали, что о бескомпромиссную суровость зельевара могут разбиться их блестящие планы на будущее. Бетси рассказала, что красавица Каролина МакКинли, планировавшая стать целительницей и получать цветы от благодарных пациентов, узнав о необходимости зелий для этого дела, схватилась за сердце.
-Пусть лучше она схватится один раз, чем все ее возможные пациенты – каждый раз, - мудро рассудил Дик.
Для Тони Филипса СОВа по зельям, очевидно, также стала источником неприятных переживаний. По свидетельству гриффиндорцев, он выбирал себе профессию с особой тщательностью, и при этом сильно нервничал. Общеизвестно было его желание остаться колдуном и доказать своим родственникам, что это – стоящее дело. Несомненно, умение готовить яды и мгновенно заживляющие эликсиры впечатлило бы их. Но, увы, на уроках Снейпа Тони блистал примерно так же, как и Каролина.
Рики редко сталкивался с ним, разве что на гербологии, и неизменно Филипс казался погруженным в свои мысли. Но однажды он столкнулся с Эйвери возле бочки с навозом.
С чего именно все началось, никто не слышал. Рики и не заметил бы, но в какой-то момент их обмен репликами сделался слишком громким.
-Могу представить рекомендации о твоей семье, - процедил Филипс, побледнев.
-Ты просто завидуешь, потому что тебе вообще не на кого рассчитывать, - высокомерно бросил Френк. – И непохоже, что уважаемый профессор Поттер стремится иметь с тобой дело!
Лучше бы он этого не говорил, и не оттого, что Филипс с первого курса восхищался героем волшебного мира. Тони, не выносящий намеков, что ему и ему подобным магглорожденным не место в «Хогвартсе» и в мире магии, не замедлил ответить. Не страдая чистокровной брезгливостью, он собственноручно зачерпнул горсть навоза и запустил ею во Френка. Тот же, получив прямо по лбу, выхватил палочку как раз в тот момент, когда профессор Стебль обернулась. Но Эйвери успел сбить цветок хрюкающего нарцисса над головой Филипса, прежде чем преподавательница наложила на обоих помехову порчу.
Профессора Стебль все это очень расстроило, особенно – порча цветка. Она попросила старост написать рапорт о случившемся и поставить в известность завучей, что, понятно дело, друзей Рики не обрадовало.
«По крайней мере, - думал Рики, когда Лео и Артур вернулись из учительской, единодушно ругая свои обязанности, - они не стали ссориться из-за Филипса и Эйвери».
Но зато, по мнению Рики, ничто так не способствовало напряжению в отношениях между старостами, как отдельный стол для них в Большом зале, который иногда накрывали рядом с учительским. Если бы каждый из них обедал со своим родным колледжем и следил за порядком, проблем возникало бы меньше. Рики подозревал, что в нагнетании обстановки первая скрипка принадлежит Мелани, или ему просто нравилось так думать. Но, как бы там ни было, он замечал, что его друзья, трапезничая в обществе друг друга, из Большого зала выходят неизменно в подпорченном настроении, и делают разного рода странные заявления, чаще всего высказывая очевидные факты для поддержания разговора. Узнав пару раз, что «сегодня неважная погода», или «у МакГонагол всегда одна и та же изумрудная мантия», Рики проникся убеждением, что совместные приемы пищи отрицательно сказываются на умственных способностях старост. Поэтому, когда в один прекрасный четверг после второго завтрака он стоял в дверях, ожидая Лео, чтобы вместе идти на историю магии, он ожидал чего-нибудь в таком духе.
-Меня беспокоит Дора, – задумчиво произнес Лео.
-Это нормально, - сказал Рики. – Дора в принципе существует для того, чтобы вызывать беспокойство.
-Сейчас за столом она жаловалась на МакГонагол, да так занудно, - в голосе Лео слышались удивление и досада.
-Что делают с человеком эти несчастные СОВы! – резюмировал Рики.
Собственно, его нисколько не удивляло поведение Доры. Рики понимал самовольную одноклассницу – он и сам жаждал освободиться от трансфигурации. При каждом приближении урока ему становилось не по себе, приступами накатывало волнение и возникало сильное желание не пойти. Теперь он понимал злостных прогульщиков, однако этого было недостаточно, чтоб с легким сердцем последовать их примеру. Это было слишком непривычно, мерещились ужасные наказания, и пусть умом он понимал, что миссис Дуглас права и ни один самый важный экзамен не помешает ему найти свое место в жизни. «Кем ты будешь, - говорил неприятный внутренний голос, непохожий ни на миссис Дуглас, ни на родителей, - если не докажешь всем своими оценками, чего ты стоишь», и страх сковывал горло. Прежде не было такого страха остаться никем. Рики стойко отбывал за партой положенное время, испытывая облегчение от письменных заданий. В случае совсем невыносимого задания он оставлял себе возможность сказаться нездоровым и уйти к мадам Помфри, но ждал.
Однако Дора конфликтовала не с предметом, а с профессором МакГонагол. Возможно, она настраивала себя, ведь последняя ссора случилась за два дня до ее жалоб за столом на ближайшем уроке трансфигурации. Еж Доры исчез тогда, а испарившееся вместе с ним покрытие парты навоняло. МакГонагол открыла окно и приказала Доре пересесть.
-Не стоит волноваться, мэм, я могу остаться, - ответила Дора вежливо, но свирепея.
-Я кому сказала, пересядьте! – потребовала МакГонагол. - И почему постоянно с Вами происходит что-нибудь ненормальное? Я не могу заниматься только Вами!
Атмосфера явно накалялась. Профессор выказывала Доре настолько явное и недоброжелательное внимание, что весь класс невольно отвлекся на них и следил, что же дальше.
-Послушайте, профессор, у меня все отлично получается, - не выдержала Дора. – Почему бы Вам, в самом деле, не контролировать кого-нибудь другого?
Ноздри МакГонагол побелели.
-Позвольте мне самой решать, Нотт, кого контролировать. Я думаю, профессор Снейп со мной согласится, что Вы, юная леди, слишком много себе позволяете.
Остаток урока Дора просидела хмурая. Украдкой обернувшись на нее пару раз, Рики мог бы поклясться, что одноклассница недобро улыбается, словно уже придумала, как расквитаться.
Между тем отношения между гриффиндорцами и слизеринцами все более накалялись. В обеих командах поставили новых капитанов, и те готовы были круглые сутки пропадать на тренировках. И если Ральфа еще сдерживала необходимость готовиться к урокам, то у Генри таковой барьер отсутствовал напрочь. Он с первого курса считал, что ничто, кроме квиддича, в этой школе не имеет значения.
-Ты так замучаешь всех игроков, что они ни на что не будут годны, - раскритиковала однажды его действия Тиффани.
-Послушай, ты так хорошо разбираешься в квиддиче, да? – ухмыльнулся брат. – Поставить тебя вратарем?
Тиффани, которая боялась бладжеров и потому терпеть не могла квиддич, в ответ на это самым нелестным образом высказалась относительно его умственных способностей.
Естественно, Ральфу был известен энтузиазм Генри, кроме того, они неоднократно встречались на поле в прошлые годы. И, никогда не переставая думать, какая стратегия лучше против соперников, в библиотеке гриффиндорский капитан временами отключался посреди разговора, а потом выдавал совершенно не связанную с темой фразу вроде:
-Если я веду тренировки, то нужно сделать несколько планов игры, да?
Или:
-Поверить не могу, что капитаном слизеринской команды тоже выбрали загонщика! И тоже впервые за многие годы.
Судя по отсутствующему виду и нервно вздрагивающему перу, Ральф плел всякую чушь, лишь бы что-нибудь говорить. Но Артур принял за чистую монету.
-А я не знаю, кого еще там можно поставить, кроме Флинта, - сказал он. – Громила с такой наследственностью – у Снейпа давно не было лучшего выбора!
Рики с Лео обменялись понимающими взглядами. О том, как волнуется накануне первого матча в звании капитана Генри, они не могли забыть, случалось, даже ночью, когда Флинт вскакивал в холодном поту после очередного кошмара. Его кровать трещала по всем швам, казалось, пол начинал ходить ходуном, как при землетрясении. Просыпались обычно все, и Генри в качестве объяснения обязательно делился увиденным. В своих снах он уже разваливал учительскую трибуну, случайно промазав, и страшно переживал, что за это его могут исключить; бладжеры взрывались; наши проигрывали; а однажды его метлу украла и разломала Тиффани. Впрочем, когда она взяла ее просто полетать, чего в реальности до сих пор не случалось, эффект был тот же.
-Рики, а почему ты не вернулся в команду? – спросил Артур.
На самом деле, Рики думал об этом, но после того, как Снейп предложил ему запасное место в начале года, самолюбие не позволило ему принять такое предложение. Генри Флинт не расстроился – в его распоряжении хватало желающих.
-Я не предлагал своей кандидатуры. Интерес как-то пропал, - признался Рики. – Может, сходим на рыбалку?
К его сожалению, особого энтузиазма предложение не вызвало. Друзья как будто сознательно стремились забыть обо всех существующих удовольствиях. При этом в познании они тоже не находили особенной радости. Приняв за день приличную порцию знаний вперемешку с угрозами, что будет, если они эти знания не переварят, пятикурсники добирались до кроватей, падали и засыпали.
Рики совершенно не помнил, снилось ему что-нибудь или нет, и потому прорицания превратились в настоящую проблему. Придумывать у него не хватало вдохновения, и Трелони поставила ему на вид, почему сны такие короткие и в них мало деталей.
Зато у Бетси обнаружился в этом смысле настоящий талант.
-Гоблин с серебряным колокольчиком на шее идет по ковру из шерсти, на котором красные цветочки в голубых капельках росы…
-Из одного предложения можно целое сочинение накатать, - с завистью вздыхал Боб.
Дора осталась верна старому средству – составлению сна из того, что дано в соннике, но против Трелони это не помогало.
-Рики, скажи ей, что видел во сне, как Сам – Знаешь – Кто вернулся и укусил ее за нос, - посоветовала она после того, как прорицательница в очередной раз заявила, что в смысле ее предмета у слизеринки начисто отсутствуют способности.
-Перестань, - нахмурилась Селена.
Кроме того, в «Хогвартсе» существовала еще одна причина для напряжения, о которой Рики, конечно, знал, но почти не замечал. Временами в «Пророке» появлялись заметки, что в Министерстве приняты меры безопасности и тому подобное. Родители учеников не ленились напоминать своим чадам, чтоб были осторожными. В общем, эта тема никогда не ослабевала. Иногда Рики прислушивался к разговорам, но, не находя в них ничего нового, благополучно забывал об опасности, нависшей над магическим сообществом. Впрочем, так происходило не всегда.
С прорицаний он всегда попадал в Большой зал, когда многие уже успевали позавтракать. Поэтому ему сразу стало очевидно, что все сидящие за столами чем-то взбудоражены. Совы уже успели доставить почту, припозднившись из-за нелетной погоды, и каждого второго ученика заслоняла развернутая газета.
Стол старост никогда не казался Рики таким дурацким излишеством, как теперь. Лишенный общества Лео и Доры, Рики подсел к девочкам с параллели, чувствуя себя при этом, мягко говоря, глупо.
-«Пророк» пишет, что сотрудники Министерства побывали во всех домах родственников сбежавших преступников, - сказала Гризельда Грегор. – Как вам это нравится? Никого, естественно, не нашли, но я представляю, как им обрадовалась моя тетушка.
Многие вокруг сочувственно закивали.
-Мой папа тоже вряд ли был любезен. Он терпеть не может, когда приходится запускать посторонних в наш подвал. В прошлый раз бутылку коллекционного вина разбили, - пожаловалась Ариадна Блекуотер.
-А потом принесли извинения, - понимающе хмыкнула Мелисса МакНейр с шестого курса, сидящая напротив.
-Хорошо, что папина троюродная сестра давно померла, - присоединилась к беседе Тиффани.
-А к твоему отцу никогда не сунутся, - заявила Ариадна. – Он такой скандал закатит!
-А Моргана не любит посторонних, - добавила Тиффани.
Мнение сидящих за столом казалось вполне однозначным. Большинство слизеринцев восприняли шаги, предпринятые аврорами, скептически. Но позже Рики довелось услышать другую точку зрения, исходящую, впрочем, от магглорожденных колдунов и ведьм и потому, весьма вероятно, не основанную на знании причин и следствий магического правопорядка.
Возможно, суровые меры Министерства заставили кое-кого занервничать, но после этого в школе случилось несколько чрезвычайных происшествий. Или же это было связано с борьбой квиддичных команд за время тренировок на стадионе. Определенным было только то, что отношения Артура и Лео стали гораздо прохладнее; несколько дней они только здоровались, и то если не оставалось другого выхода.
В такие моменты Рики был рад, что количество домашних заданий не позволяет ему сильно переживать подобные ситуации. Преподаватели не давали возможности расслабиться, и даже на астрономии и гербологии он теперь очень старался ничего не перепутать. Рики читал всевозможные справочники, потому что, как оказалось, для экзаменов имела огромное значение теория. А он до сих пор пренебрегал заучиванием всяких латинских названий, дат, обходясь своими навыками, многие из которых приобрел задолго до «Хогвартса».
Во время чтения его не раз посещало чувство, что он все это уже учил, но, как назло, не помнил. Открывая книгу, Рики нередко не мог понять, с какого места ему начинать – все казалось знакомым, даже если он первый раз в жизни брал в руки этот учебник. Пусть Рики и старался не отвлекаться на пустяки, но временами это вызывало отчетливое беспокойство.
Однако, в его жизни оставались неизменные спокойные часы. История магии проходила все так же скучно, а профессор Биннз излагал самые драматичные факты так, словно они не имели никакого значения. Да так они, в принципе, и было для всех учеников, за исключением Дика.
Если бы тот урок был парным, Рики точно успевал бы заснуть. Но обычно голос преподавателя доводил его до границы между сном и бодрствованием аккуратно к звонку. И, в очередной раз устраиваясь за партой с пером наизготовку, Рики уже знал, что скоро отключится. Он всегда честно конспектировал – даже когда комната перед глазами начинала расплываться. Правда, потом не все из написанного удавалось разобрать.
Занятие началось, и класс скоро погрузился в сонную тишину; даже посторонние разговоры на этом уроке долго поддерживать не удавалось. Рики не обратил внимания, когда комната совершенно исчезла.
Он куда-то полз. Темные коридоры, и зигзаг, извивающийся между стенами. В какой-то момент все его сознание стало змеей. Ему было тревожно в непривычном месте, но не возникало желания покинуть его, словно он выполнял задание. Темно было, как в лабиринте, и он весь собрался в ожидании того, когда увидит неизвестную еще цель…
Внезапно это кончилось. Рики вскинулся, вся расслабленность слиняла с него, как змеиная шкура. Но погруженные в дремоту одноклассники не заметили его резкого движения, а Биннз и подавно. Только Лео слегка покосился на него, и то потому, что дрогнула парта.
Рики не сомневался, что впадал в некий транс. Следующим шагом было понимание того, почему он из этого транса выпал. Не лезть, куда не просят, его заставила мысль о дядюшке Гарри.
Он осознал, что знакомое ощущение, будто дядюшка Гарри рядом и его контролирует, в этот момент всплыло на поверхность сознания. Оно словно заставило его вытянуться по стойке смирно. С досады Рики схватился было за голову…
Рука, взметнувшись вверх, задела чернильницу. Рики был уверен, она стояла дальше. Или, может быть, после транса бывают расстройства координации? Так или иначе, но несколько строчек, которые он, оказывается, нацарапал вверху новой страницы, безвозвратно исчезли.
-Эванеско! – выдохнул он, спасая остальное. Просто чудо, что он по привычке выложил на парту палочку.
-Осторожнее! – одновременно с ним произнес Лео.
пролитые чернила испарились, но теперь ему предстояло в течение ближайшей недели заказать новые. Немного успокоившись, Рики признал: то, что непонятное состояние закончилось, пожалуй, к лучшему. Даже если бы оно что-то дало ему, это было опасно. Кроме того, он помнил, что ничего не контролировал, просто следил за видением, притом довольно однообразным.
Во всяком случае, Рики вышел из класса бодрым, как никогда. Он воспользовался этим состоянием, как сам позже считал, не лучшим образом, но зато разобрался с большей частью заданий и побывал на тренировке слизеринской команды. После этого он понял, что никогда не сможет заниматься сочинениями и прочими формулами на трибуне, потому что игроки постоянно подлетали к болельщикам и стреляли у них чипсы и другую закуску.
Все это время он намеренно не обращал внимания на то, что Мелани неоднократно возмущалась, почему старосты не имеют права снимать баллы друг с друга. И вообще, в трудные времена Рики начал ценить, что в жизни, на самом деле, есть много приятных вещей и еще больше – вполне терпимых.
Уроки профессора Флитвика, например, были, как всегда, желанной отдушиной. Не то чтобы он загружал меньше, чем другие учителя, но нагнетание обстановки вокруг СОВ еще не вошло у него в привычку. Крошечный профессор лишь напомнил о необходимости повторения. Рики показалось, он смотрит с сожалением и осуждением. Юноша связывал это с разговором в учительской; все-таки, Мелани училась в колледже, где Флитвик был завучем.
А к тетушке Луне ученики привыкли, как и к тому, что после обеда ее невозможно было застать в школе. Некоторых она раздражала; другие ее побаивались, особенно после того, как она рассказала шестому курсу эффект от пыточного проклятия, которое переживала она и ее знакомые. Но были и те, кто пребывал от нее в полном восторге.
-Профессор Лавгуд меня хвалит! – сияла Бетси, когда они вместе нарезали почки для хрупов по заданию Хагрида. Существа, похожие на сухие ветки, отнесенные лесничим к классу «скучных», впрочем, вряд ли стали бы пользоваться результатом их труда: сам Хагрид только что рассказал, что их очень трудно накормить в неволе.
-Неудивительно. Вы обе не вполне адекватны, - прокомментировал Виктор.
-Как трудно молчать, когда тебя не спрашивают, - так же тихо произнес Рики.
Артур всячески старался делать вид, что незнаком с теткой, что находило мало понимания у Джорджины и Софии.
-Никто не подумает, что она завышает тебе оценки, - сказала София.
-Да брось, - хмыкнула ее сестра. – Он и с нами бы не здоровался. Староста!
-Вот именно, - с нажимом произнес Артур. – И было бы очень хорошо, если бы мои родственники…
-Боюсь, мы вредим твоему имиджу, - потупив глаза, хором пропели близнецы.
Хотя Рики и не одобрял того, что Артур стал старостой, все же немного понимал, насколько трудно делить школьное пространство с такими вот родственниками.
Но Уизли, так или иначе, ладили между собой. А вот Френк Эйвери делал вид, что у него вообще нет кузины. Рики сочувствовал девочке, тем более после того, как она пришла в Клуб со своей проблемой.
Лео не оставляла надежда обнаружить похитителя летучего пороха.
-Бесполезно, конечно, просить портрет сэра Салазара, - размышлял он. – Наверняка профессор Снейп это уже сделал. Но ведь портрет никогда не остается в рамке постоянно. Он будет отлучаться.
-Ты ведь не хочешь, чтобы мы караулили порох? – забеспокоился Рики. Знакомый огонек безумия в глазах друга говорил ему, что он пойдет на все.
-Нет. Нам понадобятся силы, чтобы готовится к СОВам, - с присущей ему логикой успокоил друг. – Я думаю испробовать иной путь. Нам нужно выяснить, у кого из здесь живущих появились новые вещи, или там покупные сладости, которых не бывает в школе.
-А если из дома прислали? – сразу же пришло в голову Рики. – Как это проверить.
-Сложно, - согласился Лео. – Я очень надеюсь на Дору.
Но застать Дору в гостиной последнее время было не так просто. Должно быть, она предпочитала готовиться в тишине, но ее время пребывания в штабе тоже не совпадало с тем, когда туда приходили Лео или Рики. А говорить о своей просьбе на уроках Лео не решался, опасаясь, что другие услышат. Но он продолжал наблюдать и не терял веры.
Его энергия поражала Рики; другу, казалось, нетрудно было за день перелопатить кучу книг, поучаствовать в половине слизеринских конфликтов со школьными правилами, сделать домашние задания, а еще он умудрялся читать детективы. Рики несколько раз с начала года видел разные книжки в его руках.
-Каждые две недели надо отвлекаться, - объяснил он, - я это предусмотрел для себя в моей программе подготовки.
-И неужели помогает?! – изумился Рики. Почитать временами на каникулах он сам был не прочь, но чтобы переходить от чтения к чтению – это казалось ему излишеством.
-Конечно. Это же художественное произведение – совсем другое дело, - как само собой разумеющееся, заявил Лео. – Ты постарайся как-нибудь перехватить хотя бы одну из книг Чаруальда, Марго обещала послезавтра вернуть на полку «Свидание с Банши».
«При полном отсутствии личной жизни, ты считаешь, подойдет?» - Рики едва не обиделся, пусть и понимал, что Лео не намекает ни на что подобное.
-А вообще-то, - сказал друг однажды в штабе, куда все старосты собрались, чтобы поучить в тишине латинские названия трав, - это так угнетает, когда каждый день напоминают об экзаменах. Можно подумать, все учителя на них помешались или вдруг забыли все другие аргументы в пользу образования.
-Не каждый день, но чересчур часто, - пробубнил Дик, не отрывая взгляда от толстого фолианта «Быт и нравы британских магглов». – Ты прав, надоели.
-А ведь каждый год кто-то заканчивает пятый курс, - задумчиво произнес Рики.
-И седьмой! – напомнила Дора.
-Ну, перед семикурсниками они, должно быть, предстают уже в другой субличности, - предположил Рики и вынужден был объяснить непонятное слово: - Ну, ведут себя, словно совершенно другие люди.
-Это же ненормально, - покачал головой Эдгар.
-Ну почему же, - возразил Рики. – Никто не ведет себя одинаково со всеми, и они не обязаны. Но все-таки было бы лучше, если б та же МакГонагол не настаивала бы так на своих противных заданиях.
Ненадолго повисла пауза – все знали, какого рода проблемы с трансфигурацией возникли у Рики в этом году, и предпочитали не комментировать это.
-И не только учителя озабочены СОВами сверх меры. Мне вот мама написала, да и Френк постоянно получает письма от брата, - сказал Лео.
-Это необязательно насчет СОВ. Я вот тоже получил, - сказал Эди. – Ники пишет, что дома началось светопреставление. Моя сестра учится готовить.
-Он что, уже отравился? – забеспокоился Рики.
-С чего ты взял? – обиделся Эди. – Нет. Проблема в том, что она стала нервной.
«Более нервной, чем всегда – это проблема», - согласился Рики.
-Ники считает, что дома жить стало невозможно, и завидует мне, потому что я учусь в «Хогвартсе». Как будто сам СОВ не сдавал, - вздохнул хуффульпуффец, обозревая пространство перед ним, заваленное тремя толстыми книгами и несколькими свитками так, что не видно было стола.
-А что, по его мнению, хуже? – спросил Артур.
-«Покупки, которые я переношу в ее комнату, еженедельные примерки с беготней по всему дому в поисках ниток и булавок, обсуждение списка гостей за завтраком, обедом и ужином», - зачитал Эди.
-Иначе не бывает, - пожал плечами Рики. – Если твоя сестра выходит замуж, то весь дом и ближайшие родственники и друзья пару месяцев находятся в чрезвычайном положении.
-Насчет родственников ты прав. Скорее всего, тетя Сюзан этим занимается. Дядя Гарри в ближайшее время в «Хогвартсе» не появится, если только не случится что-нибудь из ряда вон, - пообещал Эдгар. – Ники уверяет, что «он в этом мероприятии увяз по уши».
Ну, на мертвую хватку Лауры Рики полагался целиком и полностью. Впрочем, он не представлял, как еще можно усложнить ему жизнь, пусть даже в ней и появится Гарри Поттер.
Как-то раз после уроков Рики перерыл весь свой сундук, разыскивая старые конспекты по ядам. Он вынул все свои вещи, разложил на кровати, ни на секунду не забывая о том, что этот материал необходим ему для эссе, которое нужно сдавать уже послезавтра. Но, даже когда в сундуке ничего не осталось, тетрадь он так и не нашел.
После довольно нервного повторного перебирания конспект совершенно случайно обнаружился в «Истории «Хогвартса»». И, пусть рабочее настроение он растерял, Рики вздохнул с облегчением оттого, что ему не придется заказывать у мадам Щипц четыре толстые книги, одна из которых вряд ли доступна, и по крупицам выписывать все по новой. Сбрасывая все обратно, он на радостях едва не убрал также и свою находку.
Когда Рики, наконец, с конспектом под мышкой пересекал общую гостиную, стена отъехала в сторону, и в проеме появилась Дора. Она казалась непохожей на себя, а скорее – на старосту, так серьезен был ее взгляд. Поманив Рики жестом за собой, она направилась прямо в тот угол, где расположились Боб Бут и Билл Кеттлборн.
-Я не знаю, что происходит, но профессор Снейп вызывает меня, тебя, Ричард, и тебя, Боб, - сказала Дора.
-Неужели Трелони на нас пожаловалась? – предположил Боб, в то время как Рики все еще терялся в догадках.
Но он сразу признал, что эта версия не лишена оснований. Ведь единственное, что выделяло их среди других слизеринцев-пятикурсников – прорицания.
В некотором роде, Рики был рад, что не надо идти в библиотеку вместе с друзьями и поддерживать мир на вулкане – ведь сегодня мадам Трюк собирала всех капитанов, чтобы составить расписание тренировок, всех их устраивающее. А рассчитывать, что у нее это легко получиться, Рики не мог, потому что слишком хорошо знал, как пристрастно ребята относятся к школьному чемпионату.
-Интересно, если это действительно Трелони пожаловалась, то чем нам Снейп пригрозит? – вслух рассуждала Дора, когда они быстро шагали по коридору, и по пути перед ними загорались факелы.
-Взысканием, если она еще раз поставит двойки, - уныло предположил Боб. – Придется брать пример со Спок.
-Это не поможет, - отрезала Дора. – Бетси Спок ее не раздражает так, как я.
Атмосфера родных подземелий действовала на слизеринцев менее угнетающе, но все же подавляла, особенно в ожидании возможной критики. Профессор принял проблемных учеников в классе, где специально ждал их, работая с домашними заданиями. Он попросил их присаживаться, а сам тут же оставил свои занятия и встал, изучая ребят сверху вниз.
-Я получил неприятное для меня известие, - сказал он, прохаживаясь между рядами.
Прежде чем объяснить, он убедился, что ученики отдают ему все свое внимание.
-Видите ли, я – честолюбивый человек, - добавил завуч «Слизерина».
-Это понятно, сэр, - сказал Рики, поскольку взгляд профессора как раз остановился на нем.
-Я жду, что наш колледж будет лучшим, и смею надеяться, вы прикладываете к этому все усилия, которые от вас зависят.
-Я думаю, да, - самоуверенно заявила Дора.
-Но сегодня утром я был неприятно удивлен, когда за столом профессор Трелони сказала, что у вас, далеко не худших моих учеников, неудовлетворительный уровень по ее предмету, - объявил Снейп.
Он внимательно поглядел на сидящую перед ним троицу, словно ожидая, как они могут объяснить столь чудовищное явление. Впрочем, Рики прекрасно понимал, что его мало интересуют оправдания; их позвали сюда, чтобы настроить так, как профессор считал правильным.
-Но, сэр! – не в силах сдержаться, Дора вскочила. – Это же абсолютная чепуха.
Снейп сверкнул глазами в ее сторону и, похоже, собирался урезонить ее, но передумал и ограничился лишь холодным напоминанием.
-Вы сами выбрали эту чепуху. И теперь будьте любезны не допускать, чтобы ваши учебные показатели от этого страдали, - отрезал он. Рики показалось, что в глубине души он согласен с оценкой Доры, и его резкость вызвана как раз нежеланием позволить ученикам понять это.
-Мы не планируем идти на ЖАБА по прорицаниям, - сказал Рики.
-Это не имеет никакого значения, - отрезал Снейп. – Пока что у вас только одно «ужасно», но ведь и год начался недавно. Вам понятно, для чего я вас вызвал?
-Да, сэр, - одновременно прозвучали три голоса. В такие моменты Рики неизменно переживал бурный протест против собственной дисциплинированности: его раздражало, когда он и его одноклассники ведут себя, как воспитанницы пансиона благородных девиц.
-Постарайтесь в ближайшее время урегулировать ситуацию, - сказал завуч, словно не замечая недовольства Рики. – Я понимаю, это непросто, когда невозможно понять, что от вас требуется.
-Подлизываться к Трелони! Этого не хватало, - проворчала Дора за дверью.
-Лишь бы у слизеринцев не было проблем, - понимающе кивнул Рики. Он слишком хорошо знал завуча и поэтому не ждал от него ничего другого.
-Да, конечно! Все обо мне заботятся. Только я делаю себе хуже, - проворчала Дора.
Рики вынужден был признать, что она и в самом деле напряжена больше обычного. В последующие дни они редко виделись, потому что Дора не появлялась в штабе. Но однажды она, как позже рассказал Эди, специально нашла Бетси и пригласила ее в штаб для разговора. Когда они втроем вошли, равенкловка казалась взволнованной и очень серьезной.
-Что-то случилось, Бетси? – спросил он, поздоровавшись.
-Завтра моя очередь читать сочинение, - улыбнулась она.
-А, понимаю. Есть хоть кто-то, кто растолковал свой сон правильно? – поинтересовался Рики.
-Не знаю. Я выписала из книги толкование половины моего сна, точно такое, как давал один кентавр, - ответила Бетси.
-Ну, кентавры - настоящие предсказатели, - кивнула Дора. – Она не должна возражать.
Эдгар предостерегающе поднял руку.
-Лучше не надо, - сказал он. – Профессор Трелони их терпеть не может.
-Откуда ты знаешь? – спросила Дора. – Ты ведь к ней не ходишь?
-Дядя Гарри рассказывал, что Дамблдор приводил сюда одного, – объяснил хуффульпуффец. – После этого ей пришлось пересмотреть весь учебный план.
-Все равно бесполезно, - проворчала слизеринка.
-Дора, с чего ты такая хмурая? – рискнул напрямую спросить Рики.
-Да надоело все! – Дора сердито махнула рукой и потянулась за графином с тыквенным соком.
Так, наверное, мог сказать любой из них. Именно теперь, когда учеба стала важной, как никогда до сих пор, в жизни появилось слишком много других интересов и обязанностей. Да, получать «ужасно» по прорицаниям было неприятно, а если ты еще и староста, трудно вдвойне.
Между тем на первый план выходило событие, которое Ники Боунс в своих письмах – в шутку, а газеты всерьез называли вторым по значимости событием года после побега из Азкабана. Приближалось замужество Лауры Боунс, и, судя по тому, сколько внимания уделяли этому обстоятельству газеты, Рики предполагал, что спесивой сестрице Эди нет покоя от назойливых репортеров.
-Она и без того нервная, - выразил беспокойство по этому поводу Ральф.
-Она не любит оказываться на виду, - подтвердил Эдгар. - Дядя Гарри и тетя Сюзан всегда брали ее с собой, ты же помнишь, Рики, как мы ездили в Косой переулок?
-Так это они ее избаловали? – догадался Рики.
Раньше он ограничился бы поздравлениями в адрес друга и попросил бы его передать сестре открытку. Однако, теперь это была одна из нейтральных тем, на которые можно было говорить с друзьями.
-Я даже знать не хочу, что скажет мне МакГонагол, если кубок этого года не будет стоять на ее столе! – вздыхал Ральф.
-Если ты этого боишься, то как же тогда рассчитываешь победить? – язвила Дора.
А когда речь заходила о всевозможных жалобах Филча, главе Клуба Единства частенько казалось, что некто злонамеренный подменил его друзей, поставив вместо них роботов с ограниченным набором реакций. Рики представить не мог, сколько учеников еженедельно затевают в «Хогвартсе» дуэли, и наотрез отказывался понимать, почему старост это должно волновать так, словно хулиганы им – дети родные.
Нет, свадьба Лауры все же оставалась куда более безопасным предметом дл обсуждения.
Однажды в штабе Мелани Хатингтон, апеллируя к свежему номеру «Пророка», хмуро поинтересовалась, действительно ли охрану будет обеспечивать Министерство магии.
-Неужели аврорам больше нечем заняться? – возмутилась она.
-Думаю, это не так официально, - предположил Рики. – Гарри Поттер пригласит своих друзей и знакомых, а они, представь, там работают, в отделе магической защиты.
-Ну почему же неофициально? – возразил Лео. – Там будет присутствовать много уважаемых колдунов и ведьм…
-«Триста приглашенных»! – процитировала Мелани. – В такое время!
-Свадьба – важное событие в любое время, - вступилась Селена.
Дик ничего не сказал. Он теперь старался проявлять себя как можно меньше, поскольку ему первый матч сулил возобновление деятельности спортивного комментатора. И потому равенкловец не стремился лишний раз раздражаться или вызывать раздражение. Дик еще понимал разумный язык, Рики даже удалось втолковать ему, что если старосты вступают в спор между собой по поводу имеющихся проблем между учениками разных колледжей, они удваивают проблему, но не решают ее. «Но нельзя требовать от него многого, поскольку понимать это, сидя в штабе над книжкой – одно, а действовать сообразно этому – совершенно другое», - заранее готовил себя Рики, чтобы не разочаровываться.
О Лауре Боунс вдруг заговорили во всей школе. Многие вспомнили, что знают ее, и некоторых родителей пригласили на свадьбу. Рики почти перестал заглядывать в «Пророк» - там все равно не было ничего другого.
Но Эдгар неизменно читал, и почти все статьи его выводили из себя. И в штабе теперь, как будто мало других бумажек, постоянно лежали газеты. Каждый день, собираясь в любое время, можно было услышать подкрепелнные иллюстративным материалом разговоры следующего содержания:
-Ну и как вам это нравится! – Эдгар тряс уже знакомым номером «Пророка». - «Племянница Гарри Поттера выходит замуж!» Между прочим, у нее родители есть! И вполне приличные!
-Эди, ты же знаешь, репортеров интересуют знаменитости, а не приличные люди, - объяснил Рики.
-Думаю, твои родители даже не обижаются, - добавил Лео.
…-Я не хочу, чтобы меня тоже вот так фотографировали, - возмутился хуффульпуффец в другой раз, стуча пальцем по движущейся странице, где Лаура в кухонном фартуке поспешно отряхивала руки от муки. - И вообще, не желаю попадать в газеты!
-Перестань, - усмехнулась Дора, - ведь всем до смерти хочется узнать, какой зубной пастой пользуется племянник знаменитого Гарри Поттера.
-Мне не хочется, - проворчала Мелани.
-Ничего ты не понимаешь! Я думаю, эта свадьба станет главной темой надолго, - серьезно кивнул Артур. – Это необходимо для поддержания духа читателей «Пророка». Если в таких условиях кто-то женится, это настоящий подвиг, а если племянница Гарри Поттера – то вдвойне.
«О да! Куда там победа над Тем – Кто – Не – Должен - Быть – Помянут! Лаура бьет все рекорды», - подумал Рики.
-Лучше бы уже переловили всех бандитов, и не пришлось бы никого вдохновлять, - выдала свою точку зрения Мелани, и не то чтобы Рики не соглашался с ней, но ее манера рассуждать слишком напоминала Виктора Чайнсби, чтобы найти сочувствие в Клубе.
В присутствии Мелани Рики никогда не говорил с Селеной о встречах на мостике, которые происходили у них каждую неделю. Он не был уверен, что остальные помнят их с Селеной намерение обучить ее объясняться с русалочкой, хотя друзья могли слышать об этом в конце прошлого года. Но с тех пор утекло много воды, и никто, кроме Селены, не заговаривал с ним о том, каковы их успехи в этом нелегком деле.
Словарь постепенно расширялся. Поначалу Рики набрал двадцатку необходимых понятий и этим бы ограничился. Но малышка заявила, что ей скучно.
Появление Селены она неизменно приветствовала нарочитой улыбкой, давая понять, что у нее «все хорошо». Она научилась мотать головой и показывать кукиш. Ей ничего не стоило ударом хвоста поднять брызги на воде, что значило нахождение рядом незнакомого наблюдателя. Она закрывала уши, прикладывала ручку и ко лбу, и к глазам. Она вертелась на месте, а язык показывала еще охотнее, чем улыбалась. Каждому пальцу нашлась своя функция, хотя о значении некоторых жестов в мире людей Рики и Селена предпочли ей не разъяснять.
-Если придется много учить, вы обе запутаетесь, - возразил Рики.
-Но фразы, в самом деле, получаются однообразные, - поддержала идею Селена.
-Тогда подумайте, какие слова еще могут пригодиться, - поняв, что это прозвучало, как распоряжение, он добавил: - и я тоже подумаю.
Рики чувствовал, что руководство школы в курсе его встреч с малышкой и того, что Селена имеет к этому отношение. Возвращаясь с мостика, он всегда поглядывал в сторону хижины Хагрида и неизменно обнаруживал в окне его бородатое лицо.
Но ни Снейп, ни директор, ни Гарри Поттер так и не заговорили с ним на эту тему.
Зато Эди теперь вызывали к МакГонагол едва ли не каждый день. Он рассказывал, что с ним несколько раз беседовали авроры, а также представители отдела магических перевозок. Родители хуффульпуффца прислаи директору длинное письмо с просбой отпустить его из школы на два дня. Кроме того, аналогичное письмо пришло профессору Стебль, и в нем супруги Боунс специально указали, что дни эти выпадают на конец недели и, следовательно, их сын не пропустит занятий и это не скажется фатальным образом на результатах СОВ.
Отъезд Эдгара по случаю свадьбы сестры, таким образом, превратился в источник тревожных переживаний.
-Скорее всего, меня отправят через каминную сеть. За ней хорошо следят, и потом, это проще, чем аппарировать с кем-то. Если выходить из школы, меня придется охранять, - рассуждал хуффульпуффец.
-В общем, дело простое, но хлопот полно, - мрачно кивнул Артур.
-Мама передала, что купила сестре подарок от моего имени. Я бы лучше сам выбрал, - продолжал Эди. – Но главное, чтобы там ничего не случилось.
-Старая гвардия не рискнет напасть при таком количестве народа и охране. Но есть риск, что именно в это время они объявятся где-то еще, - резонно высказался Артур, но Эди только махнул рукой.
-При чем здесь старая гвардия! – скривился он. – Ники непременно пригласит своих друзей, а они, когда выпьют, могут подраться. Лаура взбесится…
Рики почему-то казалось, что на свадьбе сыновья дядюшки Гарри подерутся с кем-нибудь из приглашенных детей или между собой, но он не стал говорить об этом.



Глава 14 Проклятие Амура



С начала года уроки Хагрида сделались для Рики терпимее, чем до сих пор. Он не рискнул бы заявить, что все хорошо, чтобы не сглазить. Но лесничий пока не выделял его из числа других учеников. Кроме того, гиппогрифы и самому Рики казались великолепными существами.
Он, конечно, не считал бы так, если бы Хагрид настаивал на обязательном контакте с ними. Рики разумно опасался их огромных когтей и независимого нрава. Но лесничий, впервые с тех пор, как он стал посещать его уроки, остерегался подпускать учеников близко к гиппогрифам. Они смотрели, как Хагрид кормит их дохлыми крысами – в сравнении с уроками у МакГонагол, отвращение удалось подавить довольно скоро. Еще лесничий доверял ученикам собирать перья и чешуйки , но близко не подпускал к своим гигантским крылатым любимцам. Кроме того, случилось нечто удивительное – Хагрид, не замеченный до сих пор в возне с бумажками, задал сочинение!
Вряд ли преподаватель нарочно интриговал слизеринцев и равенкловцев. Но такая манера возымела действие – уже на втором уроке многим захотелось подойти поближе к существам. Но чем дальше, тем больше это желание усиливалось.
-Почему Вы не позволяете нам полетать? – взбунтовалась однажды Дора.
-Потому что вы еще не все про них прочитали, - аргументировал Хагрид. – Вам надо хорошенько усвоить…
-Но Вы же сами говорили, что не бывает тварей абсолютно опасных, - настаивала Дора.
-Зато дети абсолютно дурные бывают, - отрезал Хагрид. У Рики создалось впечатление, что он имел в виду кого-то конкретного. Сам он покосился на Френка, и заметил, что в этом споре недруг, как все, на стороне Доры.
-А Вы верите, что чтением можно добавить ума? – поинтересовалась Дора.
-Не всем, но можно, - заявил лесничий и зашагал к загону, считая на этом беседу завершенной.
Дора в негодовании топнула ногой. Затем демонстративно выставила вперед ладонь.
-Когда огненные крабы нас едва не зажарили, это ничего, - и загнула мизинец. – Бякоклешни, наверное, совсем милашки…
-Думаю, после раздражаров мог бы нас не запугивать, - проворчал, соглашаясь с ней, Генри.
-Ты же не собираешься, - обратился к Доре Виктор, - прокрадываться в загон и угонять гиппогрифа?
Рики невольно покосился на нее – Дора была на такое способна, а он уже прочитал, насколько опасно действовать подобным образом. Все успели убедиться, как гиппогрифы привязаны к Хагриду. Действия за его спиной не понравятся им…
-Нет, я хочу поставить ультиматум, - тряхнула головой Дора. – После сочинений он позволит покататься, а иначе зачем мне все это нужно?!
-Ставь, - одобрил Виктор.
-А почему ты сам с ним об этом не поговоришь? – поинтересовалась Тиффани.
Чайнсби в ответ состроил равнодушно-благонравную физиономию.
-Потому что мне не очень-то и хочется! – заявил он.
Рики не стал бы говорить то же о себе. Он никогда не боялся риска, возникающего на пути к чему-либо, чего он хотел. С тех пор же, как в школе появилась тетушка Луна, всякого рода нестандартные ситуации стали даже обыденными. Ему приходилось останавливать текущую лаву, замедлять спонтанно возникшее падение шкафа, а с животными он вообще всегда прекрасно ладил и знал, что если только гиппогриф вообще позволяет садиться себе на спину, именно его он непременно покатает.
Рики было немного жаль, что это удовольствие не светит Питу. Возможно, такой полет понравился бы ему больше, чем на метле. Рики живо представлял, каково это – два крыла по обе стороны от тебя, перья вокруг и ветер. В самом деле, интересно было бы попробовать, и скоро ему подтвердили, что это возможно.
-Дядя Гарри летал с третьего курса, - сообщил Артур.
«И здесь он!». Рики в который раз задумался, почему везде, где ему хотелось бы попробовать себя, будь то Тремагический турнир или нарушение школьных правил, Гарри Поттер уже успел показать класс. Крестник общался с ним достаточно часто и считал, что в самом герое нет ровно ничего особенного – добропорядочный зануда вроде бывшего профессора Лонгботтома. «Должно быть, Джинни Уизли трудно было выбрать, как тому ослу, что умер от голода между двумя одинаковыми кормушками с овсом», - подумал Рики, у которого против воли возникала мысль, что он словно соревнуется с Поттером, не имея возможности поставить новый рекорд. Допустим, та же Луна Уизли отличалась значительным своеобразием, и всякого рода необычные поступки увязывались с ее образом гораздо проще.
Возможно, Рики считал так потому, что, в отличие от всех прочих преподавателей защиты от темных сил, с ней он был заранее знаком и, пожалуй, немного симпатизировал. Так что, когда во время второго завтрака ее не оказалось за учительским столом, он заметил это и очень удивился. Но его сотрапезников волновало другое.
-Министерство сегодня проводит масштабный рейд, - объяснил Лео. – Хотят проверить все подозрительные места, и будут прочесывать города с наибольшей плотностью магического населения. Хочу верить, что после этого нас спокойно отпустят в Хогсмид.
-А могут не отпустить? – удивился Рики.
-В прошлом году в это время всегда начинаются прогулки, - друг покачал головой. – Мне же Снейп специально сказал, что пока это не разрешено. И других завучи тоже предупредили. Тебе разве никто не сказал?
-Нет, я давно не слышал от вас ничего стоящего, - проворчал Рики. – Рейд… Кто сообщает такие вещи заранее? Какая польза от рейда, о котором знает любой ребенок?
-Кому ты это ставишь на вид? Я тут ни при чем, - ответил Лео.
-А по мне, так не трогали бы их. Разворошат осиное гнездо, - высказался Билл Кеттлборн.
И Фрнек, по всему было ясно, с ним согласился.
До начала уроков новость о министерских мерах облетела весь Большой зал. Когда слизеринцы его покидали, Рики лично услышал, как один третьекурсник из «Равенкло» уверяет другого, будто бы нескольких авроров уже взяли в заложники.
-… и требуют за них выкуп в виде шоколадных лягушек, - закончила Тиффани.
-Да не высунутся они, - уверенно заявил Френк. – Еще заложников с собой таскать. Нет, старая гвардия залегла на дно.
Слизерицам предстояла сдвоенная защита. Поднявшись по главной лестнице, пятикурсники миновали еще полкоридора и вошли в знакомый кабинет.
В ожидании профессора Лавгуд Рики механически вычерчивал пером линии на уголке пергамента. Приглядевшись, он вдруг заметил, что сквозь них проглядывает случайный образ. «Если соединить вот так, получится роза». Рики принялся дорисовывать, и вдруг поймал себя на том, что почти не замечает неудобств пера. Как давно он не брался за карандаш, ничего не рисовал…
-Прошу прощения, леди и джентльмены.
Голос, отвлекший его от любимого занятия, был знаком, но принадлежал определенно не профессору Лавгуд, поэтому Рики лениво поднял голову, выяснить, кому чего надо.
-Доброе утро, - поприветствовало учеников привидение Жирного Монаха. – Мисс Лавгуд не сможет сегодня провести с вами занятие. Поэтому меня попросили заменить ее. Я обещал вашему преподавателю, что изложу азы теории. Определение темных сил…Вы записывайте!
Ученики неохотно раскрыли тетради.
-Как вы знаете, возможности нанесения вреда другому существу довольно обширны.
Рики встретился взглядом с Эйвери. Он мог бы поклясться, что враг за долгое время их знакомства перебрал в уме немало таких возможностей.
-Равно как и степень нанесения вреда. Однако, не всякое деяние подобного рода заслуживает наказания.
Например, война или самооборона – исключения. Возникает вопрос: как обозначить круг действий, которые недопустимы ни при каких обстоятельствах?
-Но, сэр, - Боб чуть приподнялся, - таких нет!
Монах слегка нахмурился.
-Большинство заклинаний и приемов, действительно, применяются. И от их использования тоже следует воздержаться, если нет необходимости. Но однако, выделяется перечень заклятий и деяний, безусловно обозначенных как недопустимая магия. Согласно классификации…
-В свое время он был неплохим проповедником, - пробормотал Рики, собирая сумку.
Попрощавшись, Монах замешкался перед выходом и дождался, чтобы Генри открыл для него дверь. Биннз пренебрегал подобными церемониями.
Суббота пришла, неся желанное облегчение после тяжелой недели. Впрочем, Рики уже знал, что облегчение это иллюзорно. В выходные он не обязан был общаться с учителями, но не с собственными мозгами, которые специально сам же настраивал на интенсивное поглощение ненужной информации.
К его удивлению, с утра за столом учителей находились только Хагрид и мадам Трюк. И заметил это не он один.
-Наверное, что-то случилось, - забеспокоилась Ариадна, вытягивая шею, словно рассчитывая таким образом разглядеть преподавателей под столом.
-Конечно, - невозмутимо кивнул Лео. – Сегодня свадьба Филиппа Уилкса и Лауры Боунс. Они все приглашены.
-А эти – нет? – удивился Рики.
-Думаю, они будут меняться. В обед мы увидим кого-нибудь другого, - предположил Лео.
Отсутствие наставников сказывалось на дисциплине, ученики шумели больше обычного. Во время завтрака Лео три раза вынужден был требовать тишины за слизеринским столом.
-А ведь придется еще патрулировать коридоры, - сказал он. – Как повезло Эдгару, что его не будет в школе эти два дня.
Рики нахмурился; он не сомневался, что по возвращении кто-нибудь, скорое всего, Мелани или Артур, обязательно это хуффульпуффцу выскажут. Сам он не почувствовал бы никакой разницы, если бы ни провел весь день почти в одиночестве. Старосты заглядывали в библиотеку, но казались при этом озабоченными и постоянно сновали туда-сюда.
То же самое повторилось и в воскресенье, разве что теперь учителя почти все вернулись в школу. Отсутствовали только преподаватели гербологии и трансфигурации, когда-то бывшие завучами новобрачных. Судя по тому, что другие наставники вели себя, как обычно, можно было предположить, что ничего особенного там, откуда они прибыли, не случилось.
Выходные заканчивались, так что Рики решил посвятить остаток дня приятному чтению, как советовал Лео. он направился в штаб и в дверях столкнулся с Мелани Хатингтон, которая как раз выносила оттуда «Свидание с Банши». Ожидающая ее снаружи Каролина приплясывала от нетерпения. Раздосадованный Рики едва сумел прикусить язык, что б не сказать ей, что женский туалет не так уж и далеко отсюда.
Мелани покосилась на него и протянула подруге книгу.
-Я так искала другие после «Вояжа с вампиром», - с благодарностью произнесла Каролина и добавила, как бы извиняясь: - Он, конечно, все врет. Но так захватывает!
Мелани досадливо покачала головой, давая понять, что никогда бы до такого не опустилась. Ну конечно, Каролина не знала, что пару недель назад равенкловская староста оторваться не могла от «Единения с йети» и даже почти перестала вмешиваться в чужие разговоры.
Девушки ушли, пару раз обернувшись на него. И в самом деле, было довольно странно, с чего это он, как столб, остановился перед дверью. Ему было, в самом деле, все равно, куда идти, поэтому Рики нажал на ручку, пользуясь тем, что Мелани не запирала, и зашел.
Все шедевры пера Чаруальда с полок исчезли. Зато имелся самый скучный учебник по защите от темных искусств «Теория защитной магии» Уилберта Уиляйла. Повинуясь непонятному чувству, он взял его в руки и раскрыл на первой странице. А постояв так некоторое время, решил удобно устроиться в кресле и налить себе соку. «Прежде чем применить защитную магию, следует убедиться, что ситуация, в которой вы находитесь, относится к опасным. Признаки…».
«Вот чушь», - подумал Рики и, не успел он вновь склониться над учебником, как хлопнула дверь: вернулся с дежурства Дик.
-Сок есть? Красота, - сказал он и призвал к себе один из стаканов.
-Нет, это невероятно, - пробормотал Рики. – Ну что же, пойдем от противного. Если мой противник попробует действовать подобным образом, то что я отвечу?»
Вариантов нашлось столько, что Рики ощутил даже острую потребность записать. Он даже мог легко представить некоторые варианты, особо невыгодные противнику, и Дик с ним соглашался. Листая учебник, они все больше удивлялись одаренности автора – надо было постараться, чтобы из верных в принципе теоретических постулатов делать такие странные выводы.
Увлеченный своим делом, Рики не обратил внимания, что в штабе появился еще кто-то.
И только когда напротив заскрипело кресло, он неохотно поднял голову. Как оказалось, вернулся Эдгар. Он выглядел несколько взбудораженным, так что Рики, в любом случае собирающийся спросить его, как прошла свадьбе его сестры, насторожился. Но Эдгар опередил его, не дав рта раскрыть.
-Странные вещи происходят с Артуром, - сказал он.
-Его кузины опробовали на нем летучий порошок? – вскинул брови Дик. – Они грозились!
-Он признался в любви Доре Нотт, - сказал Эди и потянулся за графином с тыквенным соком.
-Нет, этого не может быть! – воскликнул Дик.
Его вид подтверждал подозрение Рики - потрясение равенкловца было далеко не радостного свойства.
-Дора нравится мне, - сказал он. – И я даже собирался пригласить ее в Хогсмид.
Первой мыслью Рики был протест. Вторая, более разумная, мало чем отличалась от первой.
Он представить не мог настолько неудачного расклада событий. Того, что Лео и Дик соперничают из-за учебы, казалось ему более чем достаточным. Но отношения полов были явлением однозначно более эмоциональным. Кроме того, сама личность камня преткновения, то бишь Доры, располагала к всевозможным проблемам.
Эдгар немедленно превратился в живейшее воплощение тревоги.
-Ничего себе ситуация! – вздохнул он. – Я не знал, иначе сказал бы тебе об этом как-нибудь поаккуратней.
«Никто не догадывался… кроме меня, - подумал Рики. – Вот кто воя принцесса!».
-При чем здесь ты, - не скрывал, тем не менее, раздражения Дик.
Рики постарался взять ситуацию под контроль.
-По-моему, никакой трагедии здесь нет. Так было два года назад с Ческой, и мы это урегулировали, - кстати вспомнил он. – Я думаю, тебе и Артуру придется поговорить об этом.
По выражению лица Дика было ясно, что ему совсем не кажется, что это эффективное средство для решения проблемы. Но, тем не менее, он медленно кивнул.
Рики не думал об этом долго. Тем более что Эди очень хотелось поделиться впечатлениями от поездки, а ему – выслушать их.
-…В первый момент я Лауру не узнал. Платье, прическа – она как с картинки сошла. Министерский чиновник на нее пялился минуты две и все никак не мог разглядеть жениха, - он хихикнул. – Родители считают, что в остальном все прошло хорошо, как и надо, но я не ожидал, что столько приличных колдунов и даже ведьм уже к обеду переберут.
-Ну, это каждый умеет в меру своей воспитанности, - мудро заметил Рики, повторяя за отцом.
-Вообще-то это ужасно невежливо, - высказал свое мнение Эди. – Каждый должен знать свою меру. А леди Парвати взялась расспрашивать меня о своем сыне! Как будто, если мы оба живем в «Хогвартсе», то я все знать о нем должен. Но мороженое там было просто потрясающее.
-Вот чего нам здесь не хватает, - кивнул Рики, обращаясь к Дику. Его беспокоило, что тот как-то уже очень напряжен и где-то витает, и надеялся все же вовлечь его в разговор.
-Эльвира поймала букет, и подруги Лауры сразу так мило заулыбались. Кстати, моему брату все надоедали, почему он раньше не женился. А бабуля взялась каждому объяснять, что он копит деньги. Ну почему людям обязательно надо совать носы в то, что их абсолютно не касается?!
-Потому что люди наделены речью, и считают, что им обязательно болтать, - ответил Рики.
И он просто еще не знал, до какой степени прав. Когда пару часов спустя, поужинав и ничего не подозревая, он открыл дверь штаба, то обнаружил там Артура, Дика и Эдгара. «Надо же, как замечательно. Все члены Клуба в сборе», - хотел сказать Рики, но не успел.
-Слушай, что тебе нужно от Нотт? – Артур определенно сердился.
-Похоже, то же, что и тебе, - ровно произнес Дик.
Рики беспомощно следил за тем, как его друзья, застывшие, словно каменные изваяния, сверлят друг друга отнюдь не приятными взглядами.
-Красота, - умилилась Мелани, которую Рики не заметил за стопкой пыльных фолиантов.
Рики дорого бы дал, чтобы ее здесь не было. Соперники, особенно Уизли, с трудом держали себя в руках. В глазах Дика светились сожаление и отчаянная решимость, в глазах Артура – ярость и обида.
-Кто тебе дал право зариться на мою девушку?! – вскричал Артур.
-Она не твоя девушка. К тому же, я первый начал за ней ухаживать, - заявил Дик.
-Ну, раз так, посмотрим, - злобно произнес гриффиндорец и развернулся к выходу.
-Страсти накаляются, - прокомментировала Мелани.
Перед дверью Артур покосился на нее, чертыхнулся, рассек кулаком воздух и пулей выскочил из штаба. Дик постоял немного, потом уселся на прежнее место и начал перекладывать пергаменты. Чувствовалось, что ему здорово не по себе.
И было отчего. Даже при поверхностном рассмотрении ситуация сильно не нравилась Рики. Эдгар, глядя на него, только руками мог развести. А равенкловец был и вовсе выбит из колеи.
Через некоторое время участники и наблюдатели сцены относительно пришли в себя. Кроме того, за Мелани зашла Каролина, так что она ушла, что позволило обсудить случившееся без лишних ушей.
-Он как будто спятил, - покачал головой Дик.
-Именно Артур предложил, что соперничество любого рода не встанет между нами, - напомнил Эди.
Но было непохоже, чтобы гриффиндорец об этом помнил. Еще больше напрягало то, что Дик тоже отвечал на его явную враждебность. Глава Клуба надеялся, что ссоры, как в случае с Ческой два года назад, не произойдет, но похоже, с возрастом чувства стали сильнее и импульсивнее.
Письмо от брата пришло как раз в тот момент, когда Рики напрочь забыл о нем, пребывая в расстроенных чувствах из-за друзей. «Возможно, ты надеешься, что вещие сны – это глупые суеверия. Я обсудил это с одним из своих преподавателей – специалистом в данной области, и должен сообщить тебе, что сны имеют значение. По ним невозможно предсказывать судьбу, потому что символизм вещей и предметов, принятый в культуре, не пригоден ко всем отдельным случаям. То есть, значение любого предмета для разных людей будет различаться. Значение любого символа определяется индивидуально, поскольку сны выражают состояние человека – а именно, как правило, то, чего он обычно знать не желает.
Профессор Дулиттл полагает, что с помощью снов мы получаем послания из бессознательного, о чем я и раньше слышал. Каждый человек подобен айсбергу – большая часть скрыта от него самого. Насколько много можно узнать из снов – другой вопрос. Во всяком случае, твое представление о самом себе не позволит показать тебе больше, чем ты готов переварить».
В этом Рики вынужден был убеждаться каждый день. Его друзья своего поведения явно не замечали. Артура вовсе как будто подменили.
-Артур устроил настоящий спектакль на уроке профессора МакГонагол, - Ральф выглядел удрученным и растерянным.
Отсутствие Мелани позволило посвятить присутствующих в ход событий. Профессор трансфигурации имела неосторожность раскритиковать действия Доры и собственно ее отношение к занятиям. Артур не сумел пережить это молча.
-Дело приняло крутой оборот! – констатировал Рики.
-Куда уж круче! – Ральф зажмурился и помотал головой, словно хотел прогнать само воспоминание. – Так и слышу его вопли. «Вы несправедливы, профессор МакГонагол! У Доры такой талант!». А под конец вообще намекнул, что ей завидно. МакГонагол чуть не лопнула от злости.
-Взыскания вкатила? – предположил Эди.
-Ему придется оставаться после уроков и переписывать, - кивнул Ральф. – Для него это трагедия.
Но друзья буйного гриффиндорца сошлись на том, что так гораздо лучше. Чем меньше свободного времени у него оставалось, тем меньше он создавал головной боли.
Рики спрашивал себя, почему так. Ведь когда-то, и вроде бы не так давно, его жизнь была простой и ясной. Раньше он считал, что каждый человек в состоянии разобраться с теми проблемами, которые встают на его пути. Он не мог свалить свою теперешнюю неуверенность на то, что его собственная загадка, над которой он бился не первый год, так и не разрешилась. Нет, похоже, что правы были взрослые: с возрастом мироощущение, в самом деле, менялось, и причем пока он замечал только худшие перемены.
Однажды Рики сидел в одиночестве и думал, сколько всего поменялось в его отношениях с друзьями. Они забросили не только рыбалку. Лео, должно быть, разучился метать лассо и бумеранг. Они так и не научились обращаться с ножами, хотя собирались. Рики знал, что друзья хранят их, скорее всего, как бесполезные сувениры. И не то, чтобы ему хотелось, чтобы они почаще пускали их в ход…
«Неужели вся взрослая жизнь заключается в том, чтобы заниматься всякой ерундой?! – вопрошал он сам себя. – Неужели переживания о том, кто как о тебе думает, и есть то, ради чего мы растем, учимся, прилагаем усилия в этой жизни? Мы забываем все стоящие занятия, наши мечты, и ради чего? Какое стремление приходит вместо этого?».
Раньше Рики неоднократно приходилось слышать, что власть портит. Возможно, с тех пор, как его друзья стали старостами, они стали распоряжаться другими учениками и слишком привыкли чувствовать себя правыми. Поэтому они никак не желали уступать друг другу – ни в том, что касалось правоты или вины их подопечных из колледжей, ни в делах более серьезных и деликатных. Да, определенно, ощущение собственной солидности не пошло им на пользу – так считал Рики.
Если раньше они были просто детьми, то теперь, стремясь получить оценки как можно лучше, пятикурсники вынуждены были задуматься о том, какое место займут в своей будущей жизни. Желание что-то значить, о чем Рики неоднократно читал, заставляло людей бороться друг с другом за то, что они считали лучшим. При мысли об этом ему почти стало нехорошо, накатил хаос посторонних образов, но на этот раз Рики, как ни странно, сбросил их с себя довольно легко. Ему хватало неразберихи вокруг себя, чтобы еще копаться непонятно в чем. Сейчас имело значение, чтобы конфликт из-за Доры был улажен без ущерба для дела Клуба.
Гриффиндорец среагировал слишком импульсивно, но Рики рассчитывал, что позже он остынет. Однако, когда на следующий день, почти через неделю после его ссоры с Диком, они встретились в теплицах, тот не казался образумившимся. Рики оставалось только радоваться, что Дора с Тиффани и Генри выбрали самую далекую кадку от их четверки.
Артур же ничего не мог делать, у него все валилось из рук. Рики несколько раз просил его положить резак, и сам исправлял его погрешности. Его честолюбие не вынесло бы, если бы их общая, а значит, и его работа оказалась бы безнадежно испорчена. Но просто так стоять на месте гриффиндорец не мог и был непривычно молчалив.
-До каких пор это будет продолжаться? – вспылил, наконец, Ральф.
-О Мерлин! Я и не думал, что любовь – такое тяжелое чувство, - вздохнул Артур. – Рики, мне нужна твоя помощь.
-Не представляю, что я могу сделать, - ответил Рики. На самом деле, ему не хотелось не только вмешиваться, но, тем более, отдавать предпочтение одному из друзей. Впрочем, ему уже приходилось приглашать Дору для Дика.
-Делать тебе ничего не нужно, - заверил Артур. – Только, ты ведь имеешь доступ к общей гостиной «Слизерина»…
-Ясное дело, - не мог отрицать Рики.
-И ваши девчонки сплетничают между собой, как везде. Вдруг ты услышишь что-нибудь, ну, интересное для меня, - гриффндорец неопределенно повел плечом.
Рики подумалось, что для ученика другого колледжа в гостиной «Слизерина» говорится много интересного, но предпочел не распространяться об этом. Тем более, он отлично понял, что имел в виду Артур. Если он услышит о предпочтениях Доры… В конце концов, он не священник и не обязан хранить тайну исповеди. Артур просил его помощи, и так трепетно, что он не мог отказаться.
-Хорошо, - пообещал он, и почему-то сразу возникло предчувствие, что он пожалеет об этом. Рики постарался как можно скорее переключиться на другое.
«Столько домашних заданий! Разве это реально выполнить за выходные?!» - подумал он, перебирая в уме прошедшую неделю.
Собственно, ему редко когда выдавалось спокойное время в школе. Но он не ожидал, что Артур будет подходить к нему каждый день. Это оказалось довольно утомительно, и уже к выходным Рики понял, что избегает его компании. Поэтому в субботу он остался в общей гостиной, а перед ужином сильно задержался, потому что ему хотелось подольше посидеть у огня с книгой – валил снег, и во всей школе стало холодно.
Зато при виде еды его словно с цепи спустили. До «Хогвартса» Рики не поверил бы, что интеллектуальное напряжение способно вытягивать из человека столько энергии. Вокруг возбужденно переговаривались, но он слышал через слово. Однако и так можно было понять: опять случилось что-то из ряда вон выходящее.
-Чем все так взбудоражены? – спросил, наконец, Рики, прежде чем приступить к десерту.
Лео не ответил – погруженный в чтение «Пророка», он хмурил брови. Сосредоточенный взгляд свидетельствовал о том, что к написанному там он относится очень серьезно. Этому Рики удивлялся – к прессе он и дома-то относился скептически, а после того, как познакомился с репортершей Вриттер, и вовсе перестал уважать печатное слово. Он решил не портить себе аппетит, тем более, что на столе обнаружились потрясающие пирожные.
-Поверить не могу! – прозвучало за столом «Равенкло». – Они что, совсем идиоты?
Рики отхлебнул чаю и твердо решил не обращать внимания ни на что, пока не поужинает. Пусть его то и дело отвлекали. Разнородные реплики, гудящие в Большом зале, казалось, исходят из ниоткуда.
-Да, плохи наши дела, - очередной раз вздохнул кто-то.
Рики махнул рукой и вернулся к пирожному.
Но атмосфера нервозности и всеобщей озабоченности просачивалась сквозь блаженство взбитых сливок.
-Неслыханная наглость, - вот что узнал Рики вместе с последним глотком чай.
-Ну что, в библиотеку? – уточнил он у Лео, всем своим видом показывая, что, если ему не говорят, он и спрашивать не будет. Но друг выглядел встревоженным и намека не заметил.
-Тебе неинтересно, что происходит? – неодобрительно спросил он.
-Я узнаю в любом случае, - сказал Рики. – Итак?..
-Надо признать, этого никто не ожидал, но… Извини, начну по порядку. Ты же знаешь, что после побега магазин Олливандеров тщательно охранялся. У беглецов было всего пять или шесть волшебных палочек, а их около пятидесяти.
-Не понял. Они отобрали палочки у охранников Азкабана, так? – напомнил Рики. – Неужели в Азакабне всего пять или шесть охранников?
-Нет, конечно, но когда дежурным стало ясно, что они не справляются, некоторые попрятались, а другие нарочно сломали свои палочки, чтобы они не попали в преступные руки.
-Интересное кино, - проворчал Рики. «Хорошо, что магглы не знают, как беспомощны колдуны в некоторых ситуациях. Так хоть иллюзии останутся», - подумал он.
-Поэтому магазин волшебных палочек в списке возможных мест нападения стоял первым номером.
-Неудивительно, поэтому на их месте я бы не сунулся туда. Нельзя же быть такими недогадливыми, - высказался Рики, готовясь услышать рассказ о кровавой бойне в магазине деда Селены. Он обернулся и отыскал ее глазами. Но Селена не казалась более встревоженной, чем другие студенты.
-Они оказались достаточно догадливы, - развеял его опасения Лео. – На самом деле, авроры опасались, что преступники начнут подкарауливать одиноких магов и отнимать у них палочки.
-Единственный выход для них, - согласился Рики, втайне радуясь, что его родственники в таком случае Упивающимся смертью не нужны.
-Но последователи Темного лорда превзошли ожидания, - покачал головой Лео. – Вчера вечером они проникли в Министерство Магии.
-Что, вот так запросто? – поразился Рики.
-Никто не знает. Но в отдел авроров Упивающиеся смертью, конечно, не пошли. Они посетили самый заваленный бумажками отдел Министерства, - Лео уставился в газету, - «Департамент по колдовским играм и спорту, там еще штаб-квартира квидичной лиги Британии и Ирландии, судейская коллегия клуба побрякушей, а также бюро потешных патентов», - он оторвался от чтения, - которое, кстати, ушло в отпуск. Так что преступники без труда разоружили всех, кто там был. Перед уходом они подожгли шкаф с приказами по хозяйственной части – из хулиганских, как пишет «Пророк», соображений. А потом быстро скрылись.
-Как же они успели? Я не знаю, как устроено Министерство магии, но неужели там не охраны?
-Пострадавшие пришли в себя не сразу. А главное, только через несколько минут смогли позвать на помощь. Они просто не знали, как это сделать без палочек. Пока кто-то не догадался выйти в коридор и поискать кого-нибудь с палочкой, долго думали, чем бы просигналить.
-Ну и как это назвать приличным словом? – возмутился Рики.
-Но пойми, они боялись, что могут встретить Упивающихся смертью, - вздохнул Лео. – Удивляюсь тебе. Ты так и не научился понимать колдунов.
-Я так и не научился понимать, почему министерские маги, в каком бы отделе они ни сидели, так просто отдают свои палочки. Зачем вообще тогда им палочки? – спросил Рики. – Или в Министерство берут умственно отсталых, которые больше нигде не способны найти себе работу?
-Не всех, - отчеканил Лео. – Но ты сам подумай. Если люди привыкли всю жизнь комментировать матчи и писать отчеты, они становятся легкой добычей.
-И об этом знают абсолютно все, - не унимался Рики.
-Ты так рассуждаешь, как будто во всем с ними согласен, - съязвил Лео.
-Я?! – ужаснулся Рики. – Ты же знаешь, я – последний человек, который хочет, чтобы они добились своего. И, судя по тому, что ты рассказал про Министерство, оно – плохая крыша.
Рики не желал подавать виду, но то, что Упивающиеся смертью теперь вооружены, взволновало его. Он не хотел поддаваться панике и предпочитал не думать, насколько сильно стремились они к встрече с ним в предыдущие годы. Мысли, однако, так и лезли в голову, одна другой неприятнее. Он долго ворочался без сна, хотя на этот раз положил рядом на подушку свою волшебную палочку, чего почти никогда не делал раньше.
Но, как оказалось, настоящая угроза для его душевного спокойствия находилась в школе. В воскресенье к нему в штабе подошел взволнованный и расстроенный Дик и попросил помощи для себя.
Как выяснилось, Артур, не мудрствуя лукаво, пустил в ход еще одно средство.
-Ральф честно предупредил меня, что Артур попросил его позвать в Хогсмид Тиффани Флинт, - сообщил Дик. – Он считает, что она, как подруга, сможет повлиять на Дору.
-Не знаю, - пожал плечами Рики. - Но кто ожидал такого коварства от гриффиндорца?
-Ральф сказал, что Флинт уже согласилась, - продолжал Дик.
-Даже так? – удивился скорости Рики.
-Поэтому мне необходима твоя помощь, - Дик вернулся к тому, с чего начал. – От тебя не потребуется ничего особенного. Я вовсе не хочу, чтобы ты разрывался между мной и Уизли. Но и не могу…
То, что Дик назвал Артура по фамилии, покоробило Рики. Однако, видя, насколько расстроен равенкловец, он не стал делать ему замечания.
-Ты хочешь знать, что я могу услышать в слизеринской гостиной в твою пользу или наоборот, - констатировал Рики.
Дик казался удивленным этим заявлением.
-Вообще-то, нет. А, понимаю, Артур просил тебя об этом, - быстро догадался он.- Что ж, тогда я тоже попрошу. Но вообще-то мне нужно было, чтобы ты уведомлял, когда она одна и свободна. Ну, как до сих пор.
-Вот отличная работа, - проворчал Рики. – Постараюсь, но ничего не обещаю.
-Я понимаю, - удрученно пробубнил Дик.
После этого разговора Рики вдруг почувствовал себя так, словно почва уплывает у него из-под ног. Он ощутил настоятельную потребность немедленно привести в порядок хаотичные мысли и расстроенные чувства. А штаб перестал быть таким местом, где это возможно. Оставив свой реферат, и не закрыв чернильницу, он поспешно вышел и направился к лестнице, с каждой секундой ускоряя шаг.
Он спешил в туалет Миртл, чтобы уединиться и подумать. Наконец, он закрыл дверь и привалился к ней, что даже ему самому казалось несколько театральным.
-Что ты здесь делаешь? – кокетливо спросила Плакса Миртл.
Неудивительно, что наступает конец света – она снова была в терпимом настроении.
-Пришел простить у тебя совета, - проворчал Рики.
-Сэр Николас мне рассказал, - с пониманием кивнула Миртл.
Он в изумлении вскинул на нее глаза.
-В этой школе есть хоть что-нибудь, не известное всем! – воскликнул Рики.
-Ну, ты же каждый раз находишь, - хмыкнула Миртл.
-Да, верно, - согласился Рики.
-Ну, так я тебе посоветую…
«Этого только не хватало». Но Миртл явно настроилась давать концерт.
-Это очень странно с точки зрения здравого смысла: как такая шустрая, - Миртл неодобрительно скривила губы, - любопытная девчонка может кому-то понравиться.
-Ты думаешь?
-К твоему сожалению, так думаю я, - с ударением на «я» произнесла Миртл. – Парни со мной не согласны, - она вздохнула. – Вообще, я много повидала их, всяких разных. И они все одинаковые.
-Хочешь сказать, ты наблюдаешь за учениками? – спросил Рики.
-Нет! – возмутилась Миртл. – У меня нет времени на такую ерунду. Иногда даже поразмыслить некогда…
-Извини, я верю. И что, по-твоему, будет дальше?
-Время покажет, - утешила Миртл. – Но одно могу тебе обещать – долго беситься твои друзья не будут. Это надоедает.
Рики очень хотелось бы поверить ей, но настоящее было настолько напряженным, что он верил в наступление другого будущего.
Вот если бы Миртл тянула на мудрую наставницу, слово которой рассеивает сомнения и вселяет надежду в сердце! Однако, невзирая на почтенный стаж в роли привидения, она совершенно не казалась таковой. А что касается других привидений и сэра Финеана, то они понятия не имели о делах Клуба, да Рики и не хотел их вмешивать. Даже с помощью Лео он не представлял, что ему делать. В отличие от большинства счастливых и гордых слизеринцев, в этом году он чувствовал, что ему не с кем посоветоваться.
Впрочем, сэр Салазар появлялся в рамке крайне редко. Все знали, что виной тому повышенный интерес к нему в первые дни. От желающих переговорить с ним отбоя не было, а место за столиком, над которым висела картина, сразу стало элитным.
Рики не понимал всего этого. Единственным портретом, с которым ему приходилось разговаривать, был сэр Финеан Нигеллус, но по своей воле он вряд ли сказал бы ему больше трех слов: «Здравствуйте» и «До свидания». Но для отпрысков многих старинных колдовских семейств Слизерин был кумиром.
Большинство придерживалось иного мнения, причем было в нем твердо убеждено. Рики временами казалось, что он чего-то не понимает и ошибается. Но, к счастью, Лео разделял его отношение.
-Я понимаю, добиваться компании живого человека, которого ты не знаешь, но он может быть полезен, - практично заметил Лео. – Они же бросаются на основателя, как фанаты на рок-звезду.
-У магглов проще. С портретами на стенах можно говорить лишь в одностороннем порядке, и то, как правило, в сильном подпитии, - сказал Рики.
-Склоняюсь к тому, что это правильно, - согласился лучший друг. – У нас имеется живой наставник.
Наставник же на своих уроках становился все строже, если такое вообще возможно. Рики не раз вспоминался тот прекрасный урок в первом классе, когда они варили простейшую настойку от кашля. Но Снейп, как назло, все усложнял рецепты, благодаря чему у Рики постепенно складывалось убеждение, что ему не очень-то и нравятся зелья.
Прогулки на свежем воздухе во время ухода за магическими существами и беседы с русалочкой становились истинной роскошью. Впрочем, погода так испортилась, что просто так Рики и не высунулся бы на улицу.
В один из хмурых дождливых дней Лео, Дора и Рики спешили в библиотеку. По пути их догнала Мирра Жанн.
-Извините, вы придумали что-нибудь насчет моего пороха? – спросила она, волнуясь.
-На самом деле, пока нет, - честно ответил Лео.
Мирру, как ни странно, это признание смутило больше, чем представителей Клуба Единства.
-На самом деле, я не беспокоилась бы, если бы старостой был мой кузен Марк, - заговорила она. – Он никогда бы не выдал меня. А вы ведь расскажете все профессору Снейпу, если возникнет необходимость?
Лео вынужден был ответить на ее испуганный взгляд.
-Мне совсем не хотелось бы этого делать. Наш завуч очень не любит, когда возникают проблемы, тем более – когда их вокруг и так полно.
-Он просто запретит мне навещать папу, - вздохнула Мира. – А письма – это ведь совсем другое дело. – Там всегда одни нравоучения, делай это, туда не ходи…
Рики никогда не получал писем с одними только нравоучениями, и ему оставалось только сочувствовать девочке, у которой такая семейка. Он толкнул дверь и, оказавшись в библиотеке, сразу приметил столик подальше от библиотекарши.
-Ну, иногда это полезно, - успокаивающе произнес Лео. – Например, Марк часто пишет твоему кузену Френку, чтобы объяснить ему важность СОВ, - сказал Лео, кивая на Френка за вторым от окна столом, увлеченного очередным письмом.
-Да. И Френк мне даже приветов не передает, - пожаловалась второкурсница. – Может, я зря с ним поссорилась.
-Что порох? Больше не пропадал? – спросил Рики, устраиваясь на облюбованном месте. Девочка все не отставала от них, и ему казалось, она не решается сказать главное.
-Нет. Я начала думать, что все-таки случайно его рассыпала. Но теперь точно знаю, что кто-то брал, - с готовностью кивнула она.
Мирра сделала паузу, прося поощрения. Дора кивнула.
-Вчера в баночке оставалось чуть больше половины. А сегодня она почти полная.
-Интересно. Получается, кто-то решил вернуть долг, - рассудил Рики. – И перестарался.
-А профессор Снейп не мог этого сделать? – спросил Лео.
-Я думала об этом. Хотя с какой стати он будет мне покупать? – резонно удивилась Мирра. – Свой порох я привезла из дома. Но я на всякий случай спросила профессора, не приходил ли он в гостиную. Он ответил, нет.
-Интересное дело, - недоуменно произнес Лео. – Я точно знаю, что никто не следит за каминной сетью школы. Гарри Поттер заставил Министра подписать приказ сразу, как только его назначили. Поэтому невозможно отследить, с кем связывались отсюда, если нет распоряжения от Гильдии Авроров.
-Есть, конечно, защитные чары против нежелательных посетителей, - сказала Дора.
-Мне что не нравится, - вклинилась в паузу Мирра. – По-моему, этот вор не просто связывается с кем-то. Он или она перемещаются по сети туда и назад. Он очень много взял, поэтому я и заметила пропажу.
-Тогда все запросто, - сверкнула глазами Дора. – Кто удержится от такой возможности гулять вне школы?
«Уж точно не ты», - подумал Рики.
-Понятно, откуда он взял новый порох. Можно, наверное, в том же Хогсмиде купить, - произнес он вслух.
-Мы, как старосты, обязаны пресекать подобные нарушения, - назидательно произнес Лео, покосившись на Дору и Рики.
Рики демонстративно обиделся, что его неблагонадежность оценивается настолько высоко, чтоб приравнивать к Доре, но и порадовался, что ничего такого не обязан.
-Значит, будем ходить в Хогсмиде по магазинчикам и спрашивать, кто покупал порох? – усмехнулся Дик, когда Рики, пользуясь отсутствием Мелани и Марго, рассказал о втором обращении Мирры. – Сомневаюсь…
-А если он или она отправлялись в Косой переулок? – предположил Лео.
-Но ученика обязаны были запомнить! – рассудил Эди.
Теоретически Эдгар был прав – в неспокойное время каждый почтенный гражданин колдовского мира должен был фиксировать даже незначительные необычные моменты, вроде шатания ученика по улице в разгаре учебного года. Но Рики вспомнил, как в прошлом году во время рождественских каникул, проведенных в Италии, в Генуе зашел вместе с ребятами из «МентеСана» в аптеку, принадлежащую родителям чемпионки последнего Тремагического турнира. Сама чемпионка, хорошо знакомая Рики Консуэло Этерна как раз стояла за прилавком и не пылала восторгом от того, что ее оставили присматривать за нудным, с ее точки зрения, делом.
Собственные пессимистичные мысли навевали на Рики уныние. Никогда еще на нем не повисало столько проблем, которые он сам считал неразрешимыми.
То, что и Артур, и Дик требовали от него шпионить за Дорой, отягощало его совесть. Он мучился, наблюдая их отношение друг к другу. Кроме того, Рики не мог не видеть, насколько недовольна Дора тем, что Артур не дает ей проходу. Гриффиндорец же как будто потерял голову. О его безумной любви знала вся школа, тем более что он умудрился устроить еще пару инцидентов на уроках профессора МакГонагол.
Его кузины София и Джорджина, до того прекрасно ладившие с Дорой, теперь также изменили отношение к ней. С одной стороны, их возмутило ее безразличие к чувствам Артура; с другой, слизеринка тут же была объявлена недостойной их драгоценного брата. Более молодое поколение Уизли взирало на Дору, как на дуру.
Дик страдал относительно тихо, и видно было, что его, ко всему прочему, удручает разлад с Артуром. Но уступать он не собирался. Он был не из тех людей, чьи чувства можно наблюдать со стороны, как на ладони, однако Рики, хорошо знающий его, понимал, насколько серьезно равенкловец относится к Доре. Впрочем, он не был уверен, что Дора об этом знает.
Рики не представлял, каким волшебством гриффиндорец и равенкловец, сраженные, по мнению Клуба, страшной болезнью похуже гриппа, еще успевали справляться с неиссякаемым потоком домашних заданий. Рики много ломал голову над тем, как бы им помочь, не отдавая предпочтение одному и не разрушая дружбу. Одно было несомненно: позволяя помыкать собой, он только вредил им. Иногда он сожалел, что не может повлиять на Дору, но на самом деле он совершенно не должен был этого делать.
Встречи с Селеной на мостике ободряли его и поддерживали его дух, но теперь и они почти прекратились, поскольку озеро заволокло ледяной коркой. Так что из приятных вещей в жизни внезапно остались только еда и некоторые уроки.
«Ну что же, - думал Рики, наблюдая за окном танец чего-то среднего между снегом и дождем, - как говорится, испытания укрепляют дух».


Глава 15 Прогулка до Хогсмида



На доске объявлений появилось долгожданное для многих сообщение, что на следующую субботу запланировано посещение Хогсмида. Общая гостиная гудела больше обычного. Особенно выделялись третьекурсники. Их блестящие от возбуждения глаза и слишком резкие жесты поневоле привлекали к ним внимание. Рики не помнил за собой, чтобы чувствовал что-либо подобное. Конечно, он был заинтересован Хогсмидом, но, помнится, тогда его больше волновала возможность пойти гулять вместе с Ческой. А вот его друзья стремились туда. «Опять я не как все нормальные люди», - скуксился Рики.
Впрочем, наблюдать радостное оживление в общежитиях ему теперь доводилось редко. Большую часть свободного времени Рики, как и его друзья, проводил в библиотеке. Помимо учебной, это имело и другую цель: отвлечь поклонников Доры от страданий и направить их энергию в конструктивное русло. Дик хандрил, но особо не сопротивлялся; с Артуром было сложнее. Временами он казался совершенно нормальным, но иногда вдруг его эмоции начинали бить фонтаном. К счастью, он не догадался, почему за ним закрепилось место спиной к двери; впрочем, если Дора все же заходила в библиотеку, он непостижимым образом чувствовал это, заставляя Рики поверить в силу животного магнетизма. Так что скоро частым посетителем библиотеки стала Тиффани. Она набирала целую стопку книг и уходила.
В один из обычных вечеров Рики, не дописав реферат по зельям и сильно уставший, вернулся в подземелья. Он пересек общую гостиную, направляясь к свободному месту, как раз напротив Тиффани и Доры.
-Может, тебя все-таки накрасить? – как раз приставала к подруге преисполненная энтузиазма Тиффани.
-Даже не вздумай, - бросила Дора.
-Вот упрямая! Ричард, скажи, ведь она у нас такая хорошенькая, - решила апеллировать к нему Тиффани.
-Конечно, - кивнул Рики, только этот факт в сложившихся обстоятельствах его совсем не радовал.
-Может, все-таки покажешься Уизли? – продолжала Тиффани. – Если он тебя пригласит, у нас сложится чудесная компания вчетвером.
Рики показалось, что лицо Доры посерело, хотя на нем не дрогнул ни один мускул. Вместо ответа она резко встала, повернулась в сторону камина и закричала:
-Билл!
-Что? – откликнулся Кеттлборн, который от неожиданности уронил с колен сумку.
-Иди сюда, - потребовала она.
Одноклассник явно не хотел подчиняться и, даже будучи научен горьким опытом конфликтов с Дорой, глазами показал, что рисковать таким отличным местом не станет. Дору это не взволновало.
-Ты кого позвал в Хогсмид? – спросила она уже тише, но любой желающий в гостиной мог слышать ее.
-Пока никого, - без особой охоты признался Билл.
-Так пригласи меня! – посоветовала Дора.
Билл, однако, заколебался.
-Точно? – пробормотал он, словно не верил, что дважды два – пять, но никак не решался это высказать.
-Несомненно, - отрезала Дора.
-Ну, хорошо, - согласился Билл.
Дора кивком дала ему понять, что он может заниматься своими делами, чему Билл был очень рад.
-И зачем тебе это понадобилось? – не поняла Тиффани.
Рики собрался с духом.
-Тебе так не нравится Артур Уизли? – спросил он. Рики не собирался выдавать, что в противостоянии друзей из-за Доры его голос дает перевес в сторону Дика.
-Нет. Я отношусь к нему ровно. Для гриффиндорца он ничего, - чуть прикусив губу, сказала Дора.
-При чем здесь, гриффиндорец он или нет? – обиделась Тиффани.
-Ни при чем, конечно, - согласилась Дора. – Это я ерунды напорола, и чем дальше, тем больше.
-И тебе обязательно продолжать в том же духе?
Рики, увлеченный странным поведением Доры, не заметил возвращения Лео в общую гостиную. Тот изучал их с вежливым любопытством.
Вместо ответа Дора встала и, не прощаясь, направилась в спальни девочек. Рики чувствовал, что ее самообладание на исходе, и понимал желание Доры уединиться прежде, чем она распсихуется.
-Меня серьезно беспокоит ее поведение, - заявил Лео, усаживаясь на освободившееся место. – Скажи, Тиффани, ведь с начала года вы с ней не ссорились?
-Нет, это не из-за меня, - вскинулась Тиффани. – Мы не ссорились совсем.
-Вы много времени проводите вместе? Или она последнее время пропадала из виду? – продолжал Лео.
Рики пока не понимал смысла его вопросов, но отчетливо понимал, что за ними уже стоит некоторое предположение.
-Сейчас – нет, а раньше она отсутствовала, и подолгу, - охотно сообщила Тиффани. По всему было ясно, что она переживает за подругу. – Да, вот что, она стала странно вести себя после того, как перестала пропадать! – осенило ее.
-Интересно, - Лео был глубоко серьезен.
-Кстати, сейчас она опять стала пропадать, - сообщила Тиффани неохотно.
-Она просила тебя не вмешиваться, - констатировал Лео.
Тиффани вспыхнула и обиженно кивнула.
-В самом деле, я думаю, не надо, - посоветовал ей Лео.
Если Рики с трудом переносил такую скрытность, то Тиффани это тем более не понравилось, и она недолго оставалась в их компании. Даже с удовольствием свернула свою домашнюю работу по заклинаниям.
-Я надеюсь, ты не станешь создавать ей проблемы. Вы оба старосты, - бросила она напоследок.
Провожая ее стеклянным взглядом, Лео медленно скрестил руки на груди.
-О чем ты думаешь? - потребовал Рики.
-Полагаю, Дора ставит эксперимент, - задумчиво произнес Лео. – И ее поведение говорит о том, что это ее близко касается. Понятно, она не хочет, чтобы кто-то приближался к ней…
-Хочешь сказать, она экспериментирует на себе? – понял Рики. - И это делает ее такой неуравновешенной?
Он хотел задать следующий вопрос, но вдруг проглотил язык. Следующее собственное предположение словно ударило его по лбу каминной кочергой. Рики ни за что не хотел бы в него поверить, но в голову не приходило ничего другого. Он, конечно, слышал о наркотиках, но чтобы варить их в «Хогвартсе», чтобы Дора…
Однако, когда он изложил свою версию Лео, тот едва не расхохотался.
-Я, разумеется, знаю, что это – большая проблема для магглов. Но в случае с Дорой все не так запущено. Могу тебя успокоить, ее это не касается.
-Но что тогда с ней происходит? – Рики, как всегда в подобных случаях, сердился на скрытность друга, напавшего на след, но не желающего делиться.
-Дело серьезное, - помрачнел Лео. – И на этот раз было бы просто отлично, если бы я ошибся.
-Следовательно, ты не сомневаешься? – уточнил Рики.
-Я хотел попросить тебя составить мне компанию, когда придет время, - сказал Лео.
-И когда же оно придет? – Рики все еще не мог сдержать ехидства.
-Боюсь, не так скоро. Я должен во всем убедиться. Придется, как это ни жаль, следить за ней, - вот все, что узнал Рики о его планах.
В иные моменты Рики готов был следить за кем угодно, тем более, что про Дору его и так постоянно спрашивали. И ему казалось, что если кто-то и знает больше всех о ее перемещениях, то это он. Лео же ясно давал понять, что самое важное он проворонил, и Рики это чрезвычайно раздражало, но и заставляло сомневаться.
В таком состоянии он шел однажды в штаб, сомневаясь, должен ли он немедленно предупредить своих проблемных друзей о решении Доры. Здравый смысл подсказывал, что это придется сделать, и чем скорее, тем лучше, но, как любой человек, он хотел бы оттянуть неприятный момент. Поэтому Рики помедлил перед дверью.
Если бы он не встал так близко, то не услышал бы сердитые голоса. Артур и Дик снова выясняли отношения. Все аргументы и претензии повторялись по десятому разу;
-Если бы у тебя была совесть, ты бы, - и Артур красноречиво умолк.
-Поверить не могу, на кого ты стал похож, - не остался в долгу Дик.
-Достаточно, - толкнув, наконец, дверь, ледяным тоном произнес Рики.
Поднимаясь сюда, он не знал, хватит ли у него духу сообщить им неприятную новость. Но послушать их пару минут оказалось полезно – его сочувствие безвозвратно испарилось. Когда же они оба развернулись к нему – с абсолютно одинаковыми требовательными выражениями на лицах – Рики больше не усомнился, насколько необходим им будет холодный душ.
-Дора ни с кем из вас не пойдет, - мстительно огорошил он, и не удержался от нравоучения. – А делить шкуру неубитого медведя вредно.
-Какую шкуру? – потрясенно пробормотал Артур.
-Почему? – едва не возопил Дик.
-Потому что ее уже пригласил Билл Кеттлборн, - истинный ход событий Рики предпочел не излагать. Собственно, вдруг подумалось ему, Дора значительно упростила его положение – выбери она одного из его друзей, было бы хуже, пришлось бы сидеть с другим и успокаивать. - И она согласилась.
-Конечно, - простонал, хватаясь за голову, Артур. – Раньше надо было думать.
Дик хранил мрачное молчание.
Рики постарался как можно скорее повернуться к ним спиной. Он копался в своем шкафчике больше, чем требовалось, а когда расположился за столом, весь углубился в сочинение о вампирах, заданное профессором Лавгуд. Лео утверждал, что рекомендованные ею книги для дополнительно чтения по этой теме «хорошо написаны с художественной точки зрения».
«Какое может быть чтение, - досадливо поморщился, - когда вокруг такое кино!».
Тишину он себе обеспечил – ни Дик, ни Артур надолго в штабе не задержались. «Отправились зализывать сердечные раны по своим логовам», - припечатал Рики, сам поражаясь собственному ехидству и бесчувственности.
Артура он увидел на следующий день на гербологии. И, невзирая на то, что Дора постаралась встать от него как можно дальше, гриффиндорец все равно к ней привязался.
-Объясни, пожалуйста, - потребовал он, нарочно останавливаясь возле их с Тиффани кадкой, когда шел за водой, - чем этот Кеттлборн для тебя так хорош!
-Уизли, я не обязана перед тобой отчитываться, - слегка дрогнувшим голосом произнесла Дора.
Профессор Стебль поглядела в их сторону, так что Артуру пришлось шагать дальше. Но на обратном пути он снова напомнил о себе.
-Когда-нибудь, - зловеще изрек Артур, - ты пожалеешь!
Дора закусила губу и отвернулась; Рики показалось, что она побледнела.
Рики всегда считал, что работа с землей успокаивает. Но, похоже, это распространялось не на всех. Со звонком Артур удалился первым, не на шутку распсиховавшись.
-Ну что вот с ним делать, - развел руками Ральф и натянул на плечо сумку.
-Задержитесь, Ричард, - попросила профессор Стебль.
Половина учеников уже покинула теплицы. Рики кивнул Лео и Ральфу, давая знать, чтобы его не ждали.
Профессор провела его к своему уголку, с засыпанным глиной столом и несколькими табуретками. На одну из них ему предложено было сесть.
-Вы не очень торопитесь, надеюсь? – спросила она.
-Если я успеваю на обед, то нет, - честно ответил Рики.
Профессор с улыбкой кивнула и тоже присела напротив. Она казалась смущенной и, когда заговорила, её голос, как ему показалось, звучал тише обычного.
-Дело в том, Ричард… В моем возрасте пора передать свой опыт, поделиться, так сказать, с будущими поколениями тем, что наработано, понимаете?
Теперь смутился Рики. Как бы хорошо ни относился он к профессору Стебль, все же не был уверен в своем желании связать жизнь именно с гербологией. Разговор в начале года дал ему понять, что она на это, некоторым образом, рассчитывает. Он же не знал, как сказать ей о своей нерешительности.
-В общем, я издаю свой учебник, - призналась пожилая ведьма.
-О, поздравляю! – воскликнул Рики.
-Это Ваше?
Она протянула ему рисунок – гиппогриф, изображенный графикой.
-Да, - теперь Рики совсем ничего не понимал. – Но как он попал к Вам?
-Хагрид показывал в учительской, - улыбнулась профессор.
-Понятно, - Рики живо представил себе эту сцену: великан потрясает пергаментом и вопит: «Полюбуйтесь, на что способен этот дьявол!».
-Скажите, а Вы умеете рисовать в цвете? – спросила профессор Стебль.
-Думаю, да, - ответил Рики.
-Должна признаться, этот рисунок мне очень понравился, - сказала Стебль, вновь внимательно разглядывая картинку.
Рики ощутил законную гордость за свое творение.
-На фотографии не всегда можно выразить то, что надо… Извини, мой мальчик, тебе непонятна цель этого разговора? – спохватилась она. – Я хотела бы, Ричард, чтобы ты нарисовал несколько иллюстраций к моему пособию.
Рики не знал, что и ответить. Он, хоть и был всегда высокого мнения о своих способностях, абсолютно не ожидал ничего подобного.
-Разумеется, эта работа будет оплачиваться, - поспешила заверить его профессор. – Понимаю, ты пока несовершеннолетний. Твоим представителем будет Гарри Поттер?
-Не знаю, - совсем растерялся Рики. – Наверное. А почему не родители?
-Для Министерства магии нужно поручительство взрослого колдуна, или ведьмы, - объяснила профессор. Казалось, она волновалась, что это станет препятствием. То, что она так стремилась к сотрудничеству с ним, тронуло Рики, но он все равно предпочел бы обойтись без забот крестного отца.
-А почему это не может быть профессор Снейп? Ведь он мой завуч? – спросил Рики.
-По правилам, завучи колледжей представляют интересы сирот, а о тебе ведь есть, кому позаботиться, - сказала профессор. – Честно говоря, меня больше беспокоило то, что ты очень занят учебой. Только тебе решать, найдешь ли ты время.
Рики сразу вспомнилось, что в последние недели его драгоценное время растрачивалось впустую вместе с нервами в значительных количествах, и быстро спросил:
-А в чем заключается моя работа?
-Четырнадцать изображений, в том числе – со схемами, - ответила Стебль. – Я объясню, что именно потребуется. Кроме того, Вы сможете изучить мой учебник, а это поможет Вам в подготовке к СОВам, так что, можно сказать, это не отвлечет Вас от учебы. И я подарю Вам один экземпляр своего труда, - пообещала она.
-Я согласен, - ответил Рики.
Профессор, казалось, удивилась.
-Так сразу? – спросила она. – Ну что же, меня это очень устраивает. Но нам, конечно же, еще предстоит собраться втроем: Вы, я и Ваш крестный отец, чтобы обговорить все условия.
По пути в замок холодный ветер способствовал тому, чтобы он Рики подумал над интересным предложением более трезво. Собственно, деньги его не интересовали; он хотел меньше присутствовать при грозах в штабе, и чувствовал, что это нечестно. Он на самом деле хотел бы быть хорошим другом, но пока что это плохо удавалось. И Дик, и Артур с тех пор, как он сообщил им о том, что Дору пригласил Билл, временами глядели на него так, словно едва сдерживают упреки. И не только ему надоело такое положение дел.
-Между прочим, вас обоих оставили с носом. Пора бы прекратить грызню, - напомнил Ральф, когда Мелани и Доры не было в штабе. Собрались почти все, включая кузин Артура, так что Рики планировал обсудить, как провести день в Хогсмиде. Сам он был очень доволен тем, что на последних зельях пригласил Селену, и, пожалуй, предпочел бы погулять только с ней. Но в свете сложившихся обстоятельств он чувствовал, что это вряд ли получится.
-Я считаю, Дора Нотт повела себя совершенно неправильно, - сообщила всем Джорджина.
-Билл Кеттлборн вам в подметки не годится, - добавила София.
Рики считал, что друзьям следовало потрудиться сделать перерыв в выяснении отношений и пригласить ее, но решил не сыпать соль на раны. На них, в самом деле, было жалко смотреть. Дик еще держался, но Артур! Рики не поверил бы, если б не видел собственными глазами, что гриффиндорец способен так раскиснуть. Он как будто не мог больше думать ни о чем другом, жаловался при каждом удобном поводе и в целом вызывал беспокойство.
-Я не пойду в Хогсмид, - заявил он.
-Только этого не хватало! – возмутился Ральф.
Рики тоже вознамерился разубедить гриффиндорца. Он рассчитывал, что в Хогсмиде тот немного развеется, а намерение страдать в гордом одиночестве не пойдет на пользу при его взрывном характере. Но, похоже, чувства Рики и других слишком явно отразились на их лицах; Артур немедленно направился к двери.
-Пойду позанимаюсь… Нет, все нормально. Здесь, в самом деле, слишком много народу, - заявил он, прежде чем покинуть компанию.
После его ухода повисла неловкая пауза. И в последнее время, с тех пор как поклонники Доры впутали его в это дело, Рики считал своей обязанностью прекращать подобные инциденты.
-Значит, нам нужно собраться в холле послезавтра, - нарочито бодрым тоном произнес он. – И лучше выйти пораньше, пока останутся места в «Трех метлах».
По едва заметным признакам он понял, что напряжение отпустило. Застывшие в своих позах друзья как будто оттаяли, начали переглядываться, хотя только что избегали смотреть в глаза друг другу.
-Марго, я еще не пригласил тебя… - заговорил Лео.
Но грифифндорская староста неожиданно помотала головой.
-Извини, но я не могу, - сказала она с очевидным сожалением. – Дело в том, что мои родители не подписали мне разрешение на этот год. Они считают, это слишком опасно – выходить из школы.
Лео мужественно принял удар.
-Жаль, - произнес он, и Рики в очередной раз оценил его тактичность. Непостижимым образом Лео выбрал как раз такой тон, чтобы не усугубить расстройство девушки, но и не слишком пренебрежительный.
-Если в этот раз ничего ни с кем не случится, я постараюсь убедить их, - добавила Марго.
-Значит, ты свободен? – хищно оскалилась София.
-А ты… Извини, то есть, тебя можно пригласить? – Лео вопрошающе поглядел на гриффиндорскую старосту.
-Я рада, что у тебя будет замечательная компания, - улыбнулась Марго.
София одарила ее снисходительным взглядом, из которого следовало понять, что Марго не должна быть так уверена в ее потенциальной безопасности.
-И ты мне расскажешь о заклинании Щита? – спросила она требовательно, обращаясь к Лео.
-Да, если тебя это интересует, - ответил он.
-Дик, а ты хочешь пойти со мной? – осведомилась Джорджина.
-С огромным удовольствием, - ответил равенкловец.
-Удивительно, как это еще никто не пригласил таких милых девушек, - не сдержавшись, Рики тоже решил присоединиться к обмену любезностями.
-Нас приглашали, но мы отказывались, - деловито сообщила Джорджина.
На ужине Артур появился поздно.
-Перестань беспокоиться о нем, - посоветовал Лео.
Рики медленно проводил взглядом запоздавшую сову, которая как раз снижала высоту.
-Но это же ненормально – так страдать, - сказал он в свое оправдание.
-Ты ему ничем не поможешь, - резонно возразил Лео.
«Хотел бы я быть таким же черствым», - подумал Рики и с неодобрением покосился на лучшего друга.
За соседним столом «Равенкло» между тем поднялся такой шум, что даже Генри оторвался от своей тарелки, полюбоваться, что же там происходит.
-Какая миленькая! Дай посмотреть, - визжали девчонки.
-Не знал, что ты такая скрытная, - удивлялся Виктор Чайнсби.
-Прекратите! Это уже не смешно, в самом деле! – выговаривала подружкам пунцовая Мелани. – Не могу же я принимать подарки неизвестно от кого!
«Точно неизвестно, от кого», - в душе согласился Рики, считая, что ухаживать за правой рукой Виктора может только тот, кто находится от нее на приличном расстоянии и не имеет возможности, как следует, ознакомиться с ее ангельским нравом.
Между тем Дора и Тиффани повернулись друг к другу с выражением величайшей заинтересованности.
-Ничего себе! – возбужденно зашептала Тиффани, так что по всему слизеринскому столу задребезжали графины. – Какой придурок дарит такие дорогие подарки? Это же неприлично!
-Настоящий придурок, - не усомнилась Дора. – Кому еще она может понравиться!
-Вы, тихо, - фыркнул на них Эйвери. – Вы ничуть не лучше нее, если не можете найти более достойной темы для разговора.
-Вообще-то она, помнится, из магглов, и вряд ли понимает, сколько это стоит, - обратилась к девочкам Ариадна, отвлекая на себя их внимание от Френка. Рики оценил ее благие намерения – иначе ссоры было не миновать.
Он не выдержал и все же вытянул шею, пытаясь высмотреть, что же такое вызвало ажиотаж.
-Считаешь, ей надо сказать? – задумалась Тиффани.
В руке Каролины между тем красовался браслет. Вещь показалась Рики очень красивой. Стоить он мог сколько угодно - Рики знал, что голубые камни с такого расстояния могут оказаться с равной вероятностью и драгоценностью, и стеклом. Но не было сомнения в том, что вещь выбиралась специально для Мелани, и не только по цвету камней, подходящих для старосты «Равенкло». МакКинли, держащая браслет так, чтоб другим одноклассницам было видно, прокомментировала, что он подходит Хатингтон точно по руке; Рики на вскидку с ней согласился.
-Надо сказать ей, пусть не надевает, - решила Дора. – А вдруг он проклят?
Но Мелани не собиралась надевать, хотя настаивала, чтобы браслет, наконец, отдали ей. Еще не закончился обед, как она отправилась к учительскому столу, где, невзирая на протесты подружек, передала подарок завучу. При этом она достаточно громко возмутилась, так что все, кто хотел, ее услышали.
-Зачем, он же тебе понравился! – разочарованно вздыхали одноклассницы.
Мелани хмурилась и периодически гавкала на них. Даже за ужином.
Надо признать, в жизни Рики оставались и приятные моменты. Он вспомнил об этом на следующее утро, когда увидел под потолком Большого зала Ракету. И на этот раз она не делала попыток заснуть прямо у него на плече, а, как подобает воспитанному почтальону, отправилась в совяльню.
Почерк на конверте принадлежал Питу. Рики так давно не получал от него известий, даже не вспоминал, что у него есть замечательный брат! Рики нуждался в хороших новостях. Он немедленно распечатал конверт.
«Приветствую тебя, дорогой брат, - начиналось письмо. – Не знаю, смогу ли я быть тебе полезным в твоей просьбе. Тебя интересует, можно ли как-нибудь угасить пыл твоих друзей или одного из них. Если я правильно помню, когда-то тебя интересовало, можно ли вызвать любовь. Твой теперешний запрос представляется мне попроще, потому что разрушать всегда легче, чем созидать.
Ликвидировать чувство влюбленного можно, если вызвать необратимое разочарование в предмете любви, а недостатки есть у любой девушки.
Еще могу предположить, что чувство ослабевает, если влюбленному приходится отвлекаться на свои проблемы. В этом случае, как ни цинично, лучшее отворотное зелье – касторовое масло. Одновременно сидеть на унитазе и вздыхать от любви – такого мне что-то никогда наблюдать не доводилось».
«Не хватало тебе только наблюдать за людьми, восседающими на унитазах», - подумал Рики. Он с ходу отверг ценную идею, и не оттого, что маггловской аптеки поблизости не было, а Артур был его другом. Все же Рики порядком устал от его выходок. Но в том, чтобы создавать Артуру проблемы со здоровьем, Рики не видел смысла – у гриффиндорца было полно имеющихся, и более затяжных, и все же он как-то умудрялся безумно страдать от любви.
Рики поделился соображениями брата с Лео, когда они, покидая класс зелий последними, укладывали ингредиенты в сумку.
-Нет, пожалуй, - подумав, сказал Лео. – Это средство скорее для спокойствия окружающих. Я считаю его жестоким и недолговременным.
-Я же просто пошутил! – вспылил Рики.
Но Лео оставался невозмутимым.
-Не нужно нервничать. На уроке профессора МакГонагол Артура с нами не будет. Но вот тебе потребуется вся твоя собранность, - проницательно заметил он.
-Ты прав, - вынужден был признать Рики.
Рики совершенно не хотел никого испарять. От этого задания его тошнило больше, чем от всех предыдущих на трансфигурации до сих пор. Ощущения от прошлого урока оставили тягостное впечатление. Как это ему вдруг удалось с первого раза? Это напоминало дошкольные годы, когда он, сам того не подозревая, непроизвольно вытворял всякие магические штучки. Однажды даже стер из дневника плохую отметку. Но испарить мышь! Юноша хорошо относился к зверюшкам, а мыши, вдобавок, внешне напоминали хомячков. Свой поступок он считал прямым предательством памяти Криса, который скончался от старости как раз перед его поступлением в эту дурацкую школу…
-Надеюсь, Макарони, сегодня Вы не намерены закатить истерику? – прозвучал за спиной строгий голос преподавателя.
-Очень постараюсь, - холодно ответил он.
-Это стандарт СОВ, Макарони, - произнесла, огибая его, профессор МакГонагол. Хорошо, что она отвлекла его внимание на себя, потому в классе уже начали работу. – Поверьте, я не сама выдумываю задания. Вполне вероятно, что на экзамене Вам попадется именно это. Мне будет очень неприятно, если ученик, получающий все эти годы такие прекрасные отметки, как у Вас, провалится.
Рики поднял на нее глаза. Профессор заранее хмурилась, как будто он уже обманул ее доверие.
-Я могу уйти, когда выполню задание? – спросил он с надеждой.
-Наверное, - недовольно согласилась она, подумав. – При условии, что Вам удастся повторить подвиг прошлого урока.
Рики постарался найти в этом что-нибудь хорошее, и ему удалось. По крайней мере, ему не придется долго возиться с неприятным заданием. Мышь сидела в коробке, он мельком заметил ее серую шубку. Парень зажмурился, взмахнул палочкой…
-В чем дело? – раздался резкий окрик профессора МакГонагол.
Рики кожей почувствовал, как воздух меняется, и, повертев головой по сторонам, обернулся, но разглядеть толком уже ничего не сумел. Откуда-то с последней парты валил густой пар. Рики только и успел закрыть рукавом нос и рот на всякий случай, как сам оказался в густом облаке.
-А нам не надо бежать? – пробился сквозь вату простодушный голос Тиффани.
-Оставайтесь на местах, - строго распорядилась учительница. Впрочем, ничего другого не оставалось, потому что перемещаться всем при такой видимости в классе, где горел камин, и находились разные препятствия вроде полок и этажерок, такому количеству учеников гарантировало повреждения.
-Что это, по-твоему? – Рики повернулся в ту сторону, где сидел Лео.
-Без вкуса и запаха. Похоже, просто пар, - предположил тот. – Но все равно нас могут отправить в больничное крыло, на всякий случай.
Рики закрыл глаза, продолжая дышать сквозь рукав. Он как раз давно там не был!
Прошло несколько минут, прежде чем профессору МакГонагол удалось разогнать туман. Собственно, она применила самый простой и негуманный метод – распахнула окно. Так что скоро разогретые паром пятикурсники дружно задрожали. Рики знал это точно, потому что теперь они могли видеть друг друга. И, конечно, он был не единственным, кто оглянулся назад – туда, куда уже спешила МакГонагол.
-Боюсь, это моя вина, профессор, - раздался с последней парты голос Доры.
-Я и не сомневалась, - заявила преподавательница, поднимая с парты палочку Доры. – Ну конечно, растянуть произношение, и вместо испарения - пар валит сам собой! Очень остроумно!
В классе начали обмениваться недовольными взглядами. Даже несмотря на то, что всем пришлось померзнуть, в давнем противостоянии заместителя директора и Доры одноклассники оставались на стороне последней. Профессор МакГонагол сейчас даже не скрывала предубеждения. Собственно, с некоторых пор Дора почти ничем на уроках не выделялась. И в этот раз Рики почему-то посчитал, что она не нарочно.
-Извините, профессор, - ровно произнесла она, - это по рассеянности.
-Нотт, на СОВах такой ответ не примут, - рассердилась на нее профессор МакГонагол. – И, если Вы не начнете учиться как следует… Думаю, бесполезно объяснять Вам, что произойдет в этом случае. Останетесь после уроков. А вы продолжайте!
Повернувшись к своей коробке, Рики с удовольствием заметил, что мышь куда-то испарилась совершенно без его помощи.
Невзирая на раздражение, профессор МакГонагол особо не возражала, что Рики и большинство его одноклассников провели остаток урока, занимаясь преимущественно высушиванием одежды.
-Отправляйтесь в больничное крыло, мадам Помфри даст вам настойку, чтобы вы не простудились, - распорядилась заместитель директора со звонком.
В коридоре было прохладнее, чем в кабинете трансфигурации, поэтому весь класс устремился в больничное крыло почти бегом.
-Дора Нотт, тебе обязательно каждый раз злить профессора МакГонагол? – предъявил претензии Генри.
-Я сегодня не собиралась, - пробубнила Дора. Рики показалось, что она в самом деле огорчена, но не происшествием с паром, а чем-то другим помимо этого.
-Ладно, МакГонагол всегда к ней придирается, - вступилась за подругу Тиффани.
-Из-за нее я совершаю всякие гадости, - с сожалением выпалила Дора.
-Тебя послушать, так все учителя на тебя дурно влияют, - указал Билл.
-Можешь радоваться, Макарони, - сказал Френк. – Не до мышек оказалось.
-А я и радуюсь, - не стал отрицать Рики.
Отвращение к трансфигурации послужило ему опорой в последующих испытаниях. Настойка мадам Помфри оказалась противной, но согревающей. Вообще-то, от нее возникло ощущение, что он горит изнутри. Когда фельдшер, вдобавок, запретила пить и есть десять минут после приема лекарства, сочувствие к Доре у большинства ребят поубавилось.
-Как ты дожила до таких лет, с твоими-то фокусами, - проворчал Френк, проглотив свою порцию и приближаясь к Доре, которая стояла в очереди последней.
-А я думала, ты меня любишь. Я же чистокровная, - съехидничала она. – С кем тебе еще водить компанию, а?
Френк удалился, ворча что-то насчет того, что ему никак не выбрать худшее из двух зол – она или Мел Хатингтон?
Уже в общежитиях, Рики нарадоваться не мог, что этот день наконец-то закончился.
-Неужели завтра не будет никаких уроков, Артур останется в школе, и мы пойдем гулять? – вопрошал он, развалившись в кресле в общей гостиной неподалеку от портрета основателя. – Брату надо написать. И Селену никто не успел пригласить… Как все замечательно!
-Ты забыл, что с нами идут близнецы Уизли? – напомнил Лео.
Рики лишь отмахнулся. Для него это вовсе не было проблемой – скорее гарантией того, что они весело проведут время.
Назавтра, однако, казалось, что весь свет сошелся клином на близнецах. Даже Артур, не посчитавшись со своей депрессией, вышел проводить их и попытался давать ценные указания.
-Ни в коем случае не сворачивайте в темные переулки…
Тиффани, стоя в парадной серебристой робе рядом с Ральфом и поправляя прическу, не была к Уизли лояльна так, как члены Клуба, и потому поглядела на него, как на ненормального.
-Слушай, тут такая толпа, и ты будешь меня учить шнурки завязывать? – зашипела на него София.
-Я не хочу, чтобы вас лишили права посещения деревни с первого раза, - заявил старший брат.
-Не кудахтай, - поморщилась София. – Неужели непонятно – если мы что-нибудь такое задумаем, то позаботимся о том, чтоб нас никто не поймал. Или ты меня дурой считаешь?
-А где Билл? – смирился с бесполезностью воспитания Артур.
Он и Дик стояли с противоположных концов группы и избегали смотреть друг на друга. Рики отчасти был даже рад, что в холле полно народу, и все вокруг толкаются.
-Уже ушел с нашими ребятами. Кого ждем? – уточнила София.
-Селену и Эди, - ответил Рики, осознавая, как опасны паузы в разговоре.
-Артур, может, ты все-таки пойдешь с нами? – спросила София.
Тот помотал головой, немедленно становясь несчастным на глазах.
-Как мы будем гулять? – потребовала Джорджина у Дика. – Я хочу в «Голову борова»!
-Не вздумайте их туда вести! – предупредил друзей Артур и назидательно заявил сестрам: - Это не для вас!
-А что такое? – спросил Рики. Кажется, в его познаниях Хогсмида обнаружился значительный пробел…
-Сомнительное место, которое не по душе нашей бабуле, - объяснила Джорджина, сдерживая хитрую улыбку. Кажется, она больше не собиралась настаивать, чтобы кузен составил им компанию.
Даже всегда невозмутимая Тиффани с интересом поглядела на гриффиндорскую малявку. И кажется, Артур впервые пожалел о том, что надоумил Ральфа пригласить ее.
Наконец, группа высыпала на крыльцо. День выдался слякотный. Пожалуй, Рики охотнее провел бы его в гостиной у камина, и позаимствовал бы по такому случаю у Лео что-нибудь легкое для чтения. Но они уже условились. Чавкая по мокрой траве, компания устремилась к воротам.
Дорога к Хогсмиду, как предвкушал Рики, утопала в грязи.
-Отец говорил, они так и не проникли в Визжащую хижину, - доверительно сообщила Дику Джорджина.
Заинтересованно слушающий ее Дик неопределенно пожал плечами. Он, как и Рики, мог гордиться тем, что Клуб Единства обошел в этом владельцев магазина магических приколов. Более того, члены Клуба могли проникнуть в Хижину в любое время. Но, не посоветовавшись с Артуром, Рики не стал бы посвящать в эту тайну Софию и Джорджину.
На близнецов Уизли погода совершенно не повлияла. Даже утопая по колено в грязи, они плавились от переполнявшего их энтузиазма. Он, помнится, тоже интересовался в первый раз всем, что увидит в Хогсмиде, пусть и не столь темпераментно. Хотя погода тогда не была такой противной, и рядом с ним находилась его первая любовь.
-Совершенно не на что смотреть в этой Хижине, - самым дружеским образом уверил их Эди.
София снисходительно усмехнулась, взгляд ее говорил: «Ты ничего не понимаешь».
-Сначала зайдем все-таки в «Зонко», - сказала она.
-Успеем мы туда, - хмуро зыркнул на нее Ральф. – А в «Трех метлах» можно не успеть занять столик, у нас уже так было, и я не хочу повторения прошлого раза!
Рики усмехнулся; он прекрасно знал, что опасения Ральфа, хвала Мерлину, беспочвенны, потому что тогдашняя проблема решена.
Внезапно на поясе Софии что-то звякнуло. Шедшие за ней Рики с Селеной затормозили, едва не столкнувшись с застывшей, как столб, девочкой. Вперед ушедшие начали оборачиваться и поспешили обратно.
-Подвеска! – охнула София, ощупывая свою талию.
Все большее волнение отражалось на ее лице, пока она быстро расстегивала свою мантию. Хорошо, что не было ветра, но она, казалось, не чувствовала холод.
-Моя заговоренная подвеска из замка самого Дракулы! Едва уговорила папу купить мне нее!
Слушатели постепенно проникались серьезностью проблемы. Начали поиски, но ничего такого, что бросилось бы в глаза, под ногами не оказалось. Не только глубокая вязкая грязь и лужи на дороге, но и собственная отзывчивость служили препятствием в поисках. Скорее всего, если бы вся компания не поспешила сразу к Софии, найти вещицу было бы куда проще.
-Зачем ты вообще ее взяла? – возмущался Ральф, сидя на корточках и шаря рукой в холодной луже.
От возмущения София, казалось, лишилась дара речи.
-Имеет она право нарядиться в свой первый выход, - вступилась Селена.
-Мы хотели похвастаться перед Хетти Фишер из «Равенкло», - объяснила Джорджина. – Просто так ведь в школе особенный пояс не наденешь, МакГонагол будет ругать.
-Надела бы потом, - логично, но совершенно бесполезно предложил Рики.
-А ты трусы потом надеваешь?! – возмутилась София.
Через несколько минут бесполезных поисков сестры, наконец, рассказали, как выглядит искомая вещица. Оказалось, она бронзовая, примерно того же цвета, что и грязь.
-Ее ценность, - в древности, - объяснила Джорджина. – Это крутейший оберег.
Мимо постоянно проходили, огибая их, другие ученики. Некоторые спрашивали, чем таким странным они занимаются в свободное время на свободе и почему, другие проходили молча, но никто не выразил желания присоединиться к поискам. Наверное, это было к лучшему: в изначальном составе они развели на дороге такую кашу, что, пожалуй, проходя здесь на обратном пути, станут сами себя ругать, подумал Рики.
Бетси создавала болото с особым энтузиазмом и обеими руками. Впрочем, подвеску нашла именно она.
-Я – ловец! – скромно констатировала равенкловка, принимая благодарности.
-Ничего себе! – выдохнул Эди, разглядывая собственные руки.
-На кого мы похожи, - в тон ему проворчал Ральф.
Дождь, заморосивший, едва они выпрямились, стал усиливаться, и его крупные капли успели намочить волосы, но для мытья рук воды все равно не хватало.
-Надеюсь, в «Трех метлах» есть ванная? – полуспросил Рики, обращаясь к товарищам.
-Если нас вообще туда впустят в таком виде, - бросил раздосадованный Ральф.
Его замечание было обоснованным не только из-за грязи. Пока они занимались поисками, мимо прошел почти весь «Хогвартс». Маловероятно, что для них найдется свободный столик. И все же компания поспешила к таверне, насчет «Зонко» София уже не настаивала.
Свернув на нужную улицу, Рики резко затормозил. Толпа напротив пункта назначения превосходила его ожидания, и ощущение неясной еще угрозы сковало мышцы.
-Упивающиеся смертью, - одними губами произнес Эдгар, и в тот же момент у дверей взметнулось пламя.
-Палочки! – прорычал Ральф.
Замечание адресовывалось Рики, Бетси и Софии, которая все еще сжимала в руке найденную реликвию. Остальные уже позаботились о том, чтобы обнажить оружие.
В толпе различались черные мантии и знакомые лица авроров. Они пробивались к таверне.
-Туда или обратно? – с волнением уточнил Эди.
-Если туда, мама меня, пожалуй, отлупит. Вперед! – скомандовала Джорджина.
Впоследствии, сидя в тепле и тишине штаба, Лео поражался, как могли они повести себя настолько безответственно, ведь с ними были третьекурсницы, и вообще… Позже то же самое высказал им профессор Снейп, а потом, персонально для Рики, Артура и Эди – дядя Гарри.
Но самым обидным оказалось то, что их помощь не очень-то и требовалась. Не успели они пробежать середину пути, как таверну окутало серое облако, оттеснившее от нее служителей закона. Когда оно рассеялось, никого из нарушителей закона не оказалось. Очевидно, Упивающиеся смертью аппарировали. Улицу огласила единодушная разноголосая ругань авроров, продемонстрировавшая всем желающим их богатые познания в этой области.
Внезапно Рики услышал хлопок позади себя. Он обернулся как раз вовремя, чтобы заметить в трех шагах от них фигуру в маске и капюшоне. Упивающийся смертью повертелся и, быстро убедившись, что попал не туда, где ему стоит оставаться, взмахнул палочкой и снова исчез, прежде чем ребята успели опомниться и задержать его.
Но при взмахе с его руки что-то соскользнуло. Предмет с характерным хлюпаньем приземлился в грязь. Авроры, которые находились дальше, ничего не заметили, тем более что ребята загородили преступника от них собой.
В следующий момент Рики совершил второе за день дурацкое и бессмысленное геройство, за которое ему потом выговаривали все друзья. Он спокойно, благо взрослые не наблюдали за ним, подошел и поднял сей предмет с относительно чистой, выложенной камнем улицы Хогсмида.
К его неописуемому разочарованию, это оказались обыкновенные наручные часы. Правда, они выглядели довольно старыми, оттого и лопнул потрескавшийся ремешок.
-А какие еще у них могут быть? – пожал плечами Дик позднее. – Скорее всего те же самые, в которых этого типа арестовали сто лет назад.
София немедленно предложила продать раритет, но ее никто не понял.
Как Лео, так и Эдгар искренне сожалели, что не удалось сразу же облагодетельствовать этой находкой мистера Рональда Уизли. Впрочем, его нелюбезное обращение не располагало к тому, чтобы передавать ему улики. Заметив компанию, заботливый дядюшка близнецов сразу кинулся к ним с горящими глазами и потребовал, чтобы все немедленно возвращались в школу. Слушать он ничего не стал, на ходу отдал приказ двум подчиненным, чтобы проводили их. Он даже не ответил Джорджине, спросившей, пострадал кто-нибудь или нет, хотя она явно переживала.
Как ни странно, после этого инцидента Рики, впервые за долгое время, чувствовал себя расчудесно, находясь в штабе в обществе любимых друзей. Разногласия были забыты; его друзья взволнованно делились впечатлениями и версиями, как будто никогда не выясняли, у кого грязнее обувь, у равенкловских или слизеринских первокурсников. Тиффани, впрочем, больше интересовалась тем, что ее мало кто видел в испачканной робе.
Вскорости в школе стало известно, что все кончилось ничем. Никого не поймали, но никто и не пострадал. Рики ожидал, что вскоре в прессе появится критическая статья, низко оценивающая труд служителей закона. Но сам он считал, что в данной ситуации от авроров нельзя требовать многого. Когда непонятна цель преступников, то их действия предугадать невозможно, а именно так он оценивал произошедшее.
Артур же с интересом вертел в руках оберег Софии.
-Ну надо же, сработала эта штука, - он не скрывал удивления.


Глава 16 Подозрение



Весь остаток дня происшествие в «Трех метлах» не сходило с языка. Столы в Большом зале гудели, как ульи; каждый очевидец желал обменяться впечатлениями. После ужина компания снова собралась в штабе.
-Я поговорил с Чипом. Он был в «Трех метлах», когда все случилось, - заговорил Эдгар. – И он утверждает, что там вообще не поняли, что происходит. Вроде как началась драка на улице, а внутри все было спокойно. Он так рассердился, что ему не дали допить шоколад.
-Да, - кивнула Дора. – В общем, он прав. Но кое-что там все-таки происходило.
Все повернулись в ее сторону.
-Там вообще много всяких типов, за всеми не уследишь. Но я заметила…
-Так скучно было с Кеттлборном? – уточнил Артур.
-Уизли, перестань, - поморщилась Дора. – Вот, значит, когда мы сели на свободные места, а с нами остались еще две шестикурсницы, мимо проходил какой-то тип и запнулся о стул девчонки напротив меня. Я проводила его глазами, просто так. Мне показалось, он не идет к определенному месту. Через пару минут снова его заметила. Он ходил между столиками и поглядывал на сидящих, причем торопился, - закончила она.
-Значит, там кого-то искали? – постановил Эдгар.
-Кого? – спросила Дора.
-Знать бы, - небрежно ответил ей Лео, стараясь не возбудить в ней большую подозрительность. – А ты рассказала об этом аврорам? Снейпу?
-Нет. Но ты прав, надо.
-А у них как, было в руках фото? – спросил Рики.
-Нет, - помотала головой Дора. – Наверное, по памяти искали. Но, похоже, никого не нашли. А через несколько минут на улице началось невесть что. Я даже хотела встать и выглянуть в окно, да побоялась потерять место. Когда подожгли выход, началась паника. Аврорам просить народ особо не пришлось, почти все были рады убраться оттуда. У Чипа Вэнса, должно быть, крепкие нервы, я больше не слышала, чтоб кто-нибудь еще вспоминал тогда о своем шоколаде.
Вскорости Дора ушла к профессору Снейпу. Рики был в числе тех, кто убеждал ее сделать это поскорее, пока Дик и Артур опять не начали.
-Как видишь, с нашей стороны было очень некрасиво жаловаться на возню в грязи. Передай Софии наши извинения, - попросил Артура Лео.
-А что, искали-то кого? Из нас разве? – заинтересовалась Джорджина.
-Нет, просто в передряги лучше не попадать.
-Хорошо тебе говорить, ты столько раз попадал! – проворчала Джорджина.
-Ты дождешься, что я напишу твоей маме, - пригрозил ей двоюродный брат. – Или бабуле. Но эти часы… Они, похоже, остановились.
-Странно, - Рики наклонился над ними. – Когда я их подобрал, они тикали. Время, правда, показывали неправильное, отставали примерно часа на два.
-Лучше не трогать, - одновременно прозвучали предупреждающие голоса Лео и Эди.
-Да кому надо накладывать заклятья на собственные наручные часы?! – воззвал к здравому смыслу сытый по горло предостережениями Рики.
И тут распахнулась дверь.
-Не жди или зайди, - бросила кому-то через плечо входящая Мелани. – Ах, вы все тут! Так я и думала.
-Да. Обсуждаем пожар в «Трех метлах», - заговорила с ней Селена.
-Самое противное, что вам нарочно испортили гулянье по Хогсмиду, - поддержала беседу хмурая Мелани. – Никто не видел план подготовки к СОВам? Вообще-то это план Виктора…
Мелани принялась рыться в своем ящике, остальные – оглядываться вокруг себя.
-Считаешь, кто-то в школе им сообщил, когда Хогсмид? – удивился Эди.
Поскольку даже совместными усилиями они не нашли никакого разумного объяснения действиям беглецов, Рики попытался прислушаться к своей интуиции. Как ни странно, он чувствовал только возбуждение и азарт, но не было страха, хотя обычно постфактум он тревожился о том, что могло бы случиться. Но теперь Рики не замечал за собой ничего, кроме пошлого любопытства.
-Я не думала об этом, - сказала Мелани, до крайности взволнованная потерей нужного пергамента.
Всем пришлось встать, убедиться, что не сидят на драгоценном документе. В течение двадцати минут Мелани перевернула все и, не найдя пергамент, ушла. После нее попрощалась Джорджина и столкнулась в дверях с Дорой.
-Ричард, профессор Снейп зачем-то зовет теперь тебя. А что такое с Хатингтон?..
Как выяснилось в подземельях, завуч «Слизерина» узнал о намерении профессора Стебль привлечь Рики к полезному делу, и был их сотрудничеством очень доволен.
-Я уже написал Вашим родителям и получил одобрение с их стороны, - ошарашил он Рики; впрочем, юноша понимал, что сам был виноват, пренебрегая сыновним долгом и не поддерживая связь с домом вот уже больше месяца. – Они намерены выдать доверенность Вашему крестному отцу, чтобы он имел право представлять Ваши интересы.
Рики не знал, что и сказать. В свете последних событий иллюстрации к учебнику напрочь вылетели у него из головы. Он был растерян, но, с другой стороны, Снейп не так уж часто его хвалил. А, учитывая его сдержанность в проявлении положительных эмоций, именно это он и делал.
-Возможно, опыт, который Вы приобретете, работая таким образом, поможет Вам определиться с выбором специальности, - продолжал профессор. – Я бы предпочел, конечно, чтобы профессор Стебль дала Вам это задание курсом раньше или позже. Но она уверяет меня, что дополнительная нагрузка не помешает Вам в учебе и позволит интенсивно готовиться к экзаменам.
«Уже все рассчитано!», - удивился Рики, согласно кивая. От завуча он ушел довольным, что случалось нечасто.
Однако в штабе его ожидало неприятное известие. Никто не мог вразумительно сказать, куда подевались часы. После ухода Рики на них уже не обращали внимания. Лео и Эдгар остались в штабе, поиграть в шахматы, Марго наблюдала этот увлекательный интеллектуальный поединок, а остальные разошлись по своим делам.
Эдгар сказал, что собирался убрать их в ящик и не нашел. Помощь Лео и Марго оказалась столь же неэффективной.
Начались поиски. После того, как Мелани перевернула все вверх дном, это оказалось сложнее, чем в нормальных условиях. Потом наводили порядок, и несколько раз по новой все вытаскивали. Безрезультатно.
-Может, эльфы здесь убирают? – предположил Эди. – Они же грязные были.
Посетив кухню, Артур вернулся оттуда с донесением, что эльфы не имеют к этому отношения, никаких часов не видели и убирать ни сегодня, ни вчера не приходили.
Рики не находил себе места. Если до сих пор он не придавал этой вещи особого значения, то теперь часы целиком завладели его разумом. С каждой секундой крепло убеждение, что они обладают магической силой, а он их упустил!
-Это Мелани! – решил он. – Она могла взять!
-Или кто-то другой, - осадил его Лео.
-Ох, уж эти твои логические выкладки! – в сердцах выпалил Рики. – Если эта вещь что-то значит.
Друг, глубоко вздохнув и призвав к свидетели окружающих, попытался воззвать к его здравому смыслу.
-Ну откуда Мелани может знать о предполагаемых тобой магических свойствах?!
-Может, просто так стащила, - злился Рики, - как сорока!
-Для таких обвинений нужны доказательства, - покачал головой Дик.
-Я тоже так думаю, - поддержала Селена. – Такие часы ни она, ни какая другая девушка не оденет. Им место в музее или на свалке.
-Нет доказательств! – кипятился Рики. – Ну, пусть. А то, что она пришла, все перевернула и ушла с пустыми руками? Где же расписание Виктора? Она его выдумала!
Эту гипотезу довольно скоро опроверг Дик, поинтересовавшись результатами поисков у Мелани за столом старост. Расписание обнаружилось на дне ее портфеля. Позднее Бетси подтвердила, что Мел и в спальне устроила разгром, и просила Каролину отвлекать Виктора, пока не найдет ценную бумажку.
-Подожди недельку, пройдет твоя паранойя, - усмехнулся в итоге Ральф, дружески хлопнув Рики по плечу.
Рики было обидно это слышать. Друзья толпились вокруг него, и создавалось впечатление, что их самих часы совершенно не интересуют, и они занимаются ими исключительно ради него.
Подозрительность Рики прошла быстрее, чем он думал, как только Лео высказал следующее предположение.
-Не исключено, что часы просто исчезли сами по себе. И хорошо, если с их помощью за нами не наблюдали все это время. Есть даже, я слышал, такая магия, которая через предмет поражает на расстоянии. Удивляюсь, как мы могли быть настолько неосторожны?
Рики хотел пойти и рассказать все Снейпу, на всякий случай. Но, стоило представить, как профессор отчитывает его, находились другие дела. Так, постепенно откладывая, Рики перестал придавать этому значение.
И недели не прошло после разговора с завучем о гербологических рисунках, как он столкнулся нос к носу с дядей Гарри.
Произошло это сразу после обеда, когда школьники толпой валили из Зала, довольные тем, что до конца дня могут распоряжаться своим временем по собственному желанию. Многих, однако, появление в холле знаменитого героя заставило задержаться. Тем более, в прошлом году он здесь учительствовал, и почти все помнили его как профессора Поттера.
-Добрый день, сэр, - услышал Рики голос Тони Филипса.
Дядя Гарри кивнул ему, рассеянно улыбаясь, и начал подниматься вверх по лестнице. Потом, очевидно, передумал, обернулся к шагающему за ним ученику, которым почему-то оказался Френк Эйвери, и явно вознамерился что-то спросить. По такому случаю в холле вдруг установилась почти идеальная тишина.
-А директор уже поднялся к себе? – поинтересовался Поттер.
-Нет еще, сэр, он обедает, - ответил Френк, и Рики с удивлением уловил в его голосе слащавые нотки. - Если не возражаете, мистер Поттер, я хотел бы переговорить с Вами, - закончил он более твердо.
«Надо же! Поступаемся принципами, лишь бы не читать три тома по защите от темных искусств», - с пониманием кивнул Рики. Эйвери, почитающий чистокровные колдовские родословные и потому сочувствующий сторонникам Того – Кто – Не – Должен – Быть – Помянут, конечно, не любил Поттера, который это все прекратил.
-К сожалению, сейчас у меня мало времени, - ответил герой волшебного мира, и было заметно, что он удивлен просьбой.
Дядя Гарри обогнул Эйвери и спустился обратно, а Рики недовольно поймал себя на том, что мысленно аплодирует ему, наблюдая раздосадованное выражение на лице слизеринского недруга.
Но у него оставалось полно дел в библиотеке. Одна трансфигурация чего стоила! Ненавистную Рики тему испарения пятикурсники, наконец, завершали, но это сопровождалось таким количеством разнообразных контрольных, и практических, и теоретических, а также дополнительных заданий, что голова шла кругом. Но, с другой стороны, юноша так жаждал разобраться с этой темой и не вспоминать ее никогда, что готов был на любой учебный подвиг. Теперь он точно знал, что один только вид профессора МакГонагол будет вызывать в нем негативные эмоции, и постепенно присматривал в проспектах такую профессию, где трансфигурация не требуется.
Дядя Гарри заглянул в «Хогвартс», наверное, не ради него. Но профессор Стебль немедленно этим воспользовалась, поэтому через час Рики вызвали в учительскую.
Рики поверить не мог, откуда у него такое стремление к взрослости и важности. Он согласился, когда ему предложили чаю, не потому, что хотелось пить, а чтобы почувствовать себя равным профессорам! Между тем его, а заодно и крестного, стали знакомить с условиями соглашения.
-Пятьдесят галеонов за иллюстрацию, - сказала профессор Стебль. – Такую цену назвали мне в Министерстве. Я думаю, учитывая тираж, это справедливо.
Рики очень постарался выглядеть солидно и не подавать виду, насколько он ошеломлен. Пятьдесят галеонов умножить на четырнадцать иллюстраций… Он даже представить не мог, на что потратит такое богатство. Разве что вложить в научные разработки средства от безумной любви…
-Я предлагаю оговорить в контракте открытие банковского счета для Ричарда, - выдернул его из мечтаний голос дяди Гарри. – Все деньги следует перевести в «Гринготтс».
Профессор Стебль кивнула.
-Также я думаю, что располагать всей суммой ты сможешь после совершеннолетия, - добавил дядя Гарри.
-Почему? – насторожился Рики; у него давно выработался условный рефлекс на все предложения откладывать на потом.
-Молодые люди, распоряжаясь деньгами, часто делают глупости, - заявил крестный.
-Я, по-вашему, похож на дурака? – возмутился Рики.
-Непохож, - мирно произнесла профессор Стебль. – Но подумай, сколько ты тратишь в школе в течение года. Ты собираешься носить с собой повсюду сотни галеонов? Это недальновидно и небезопасно. А большие деньги понадобятся тебе для взрослой жизни. Ведь твои родители – магглы?
-Да, но… - протест Рики только усилился, и неожиданно пришла идея, как его культурно выразить. – Дядя Гарри, а Вы в молодости делали глупости?
Поттер вдруг донельзя смутился.
-Ричард, я – вовсе не показатель, - произнес он.
Но дядя Гарри так и не открыл тайну своего транжирства. Рики настоял на том, чтобы пятьдесят галеонов ему все-таки предоставили в виде золота сразу. Через два дня подписали контракт, и профессор выдала ему ключи от теплицы. Крестный отец привез из дому все необходимое для рисования, так что юноша оглянуться не успел, как оказался один среди растений, отделенный от пасмурного неба над ним всего лишь прозрачной крышей.
Сегодня его целью был хрюкающий нарцисс. Ровный и чистый альбомный лист лежал перед ним на столе. Рики знал, что может не торопиться – профессор Стебль сомневалась в реальности обозначенных им сроков – он собирался закончить за месяц, но она предоставила ему два с половиной. Он провел линию.
Постепенно напряжение отступало, сменяясь волнением другого рода. Выполнить работу оказалось не так-то просто, сказывалось долгое отсутствие практики. Профессор сказала, что позже изображения обработают особым раствором, чтобы они двигались, поэтому он старался передать сходство как можно точнее.
Рики потратил около четырех часов, прежде чем получил один рисунок, которым остался доволен. И у него больше не оставалось времени, если он не собирался пропустить ужин. Он очень бережно упаковал рисунок, чтобы не пострадал от дождя, и, прежде, чем войти в Большой зал, спустился в подземелье и убрал пергамент подальше в свой сундук. Конечно, когда он взялся за еду, многие уже перешли к десерту.
-Я нигде не мог тебя найти, - Лео не спрашивал, но подразумевал, что Рики должен объяснить свое долгое отсутствие.
-Я был в теплицах. Рисовал, - кратко ответил он и набросился на омлет.
-А твои астрономические расчеты? Готовы?
Рики нахмурился. Он не планировал на сегодня больше никаких занятий, и при одной мысли о том, что придется еще пялиться в учебник, настроение сразу портилось.
-Лео, - простонал он, - ну какая тебе разница?!
Друг собирался ответить, но не успел.
-Что ты о себе возомнила?
Рики, как многие в Большом зале, обернулся на крик. И только тут он обратил внимание на то, что возле учителей сидят старосты, но Лео почему-то остался со слизеринцами. «Неужели он думает, что мне нянька нужна?», - возмутился Рики, но сейчас некогда было об этом думать. Назревала неожиданная ссора, за которой с интересом наблюдал весь Большой зал.
-Давно не бывало скандалов за столом старост, - с удовлетворением отметил Билл.
Упершись кулаками в стол, Мелани привстала и наклонялась к Доре.
-Думаешь, ты такая остроумная, сама себе нравишься, да?! А меня, Нотт, от тебя тошнит! Просто вот видеть не могу…
«Зачем тогда пялишься?», - подумал Рики, шокированный поведением старосты «Равенкло».
-Мисс Хатингтон, что происходит? – окрикнула ее профессор МакГонагол. Из учителей в Зале оставались только она и Хагрид, который любовался сценой со своего места с таким же недоумением, как ученики.
-То, что я ее ненавижу!!! – прорычала Мелани.
Заместитель директора повернулась к другим старостам.
-Чем вызван этот припадок? – сурово спросила она.
Ребята начали переглядываться и пожимать плечами.
-Ничем, - ответила за все Селена.
-В таком случае, мисс Хатингтон, попрошу следовать за мной, - потребовала МакГонагол и властно увлекла Мелани к выходу.
-А я всем скажу, - не останавливалась Мелани. – Нет другой такой гадюки! Почему ее до сих пор не отчислили?!!
Мелани продолжала вопить и за пределами Большого зала.
«Она что, белены объелась?» - удивился Рики. Он считал Мел врединой, но не истеричкой.
На другой день до начала уроков все одноклассники единодушно выразили сочувствие Доре.
-Не стоит обращать на нее внимание, - посоветовал Генри.
Дора кивнула. Она не скрывала, что произошедшее не очень ей приятно, и даже притихла. Конечно, ведь ей никогда еще не закатывали подобных сцен! Как и другие ребята, Рики не сомневался, что вскорости Дора ответит в своем стиле.
Неудавшийся поход в Хогсмид не мог забыться просто так.
-Не повезло нам, - вздыхали некоторые.
-Как бы не так! – говорили другие, до невозможности напоминая Лео.
-Эта банда держит нас за идиотов, - не сомневался третьекурсник «Гриффиндора». – Они специально выбрали такой день, чтобы мы там были. Может, хотели взять заложников. Авроры ведь не станут рисковать детишками, вот как они думали!
-А почему же тогда никого не похитили? – спросили у него.
-Что-то не получилось, - не смутился проницательный мальчик.
Однажды на уходе за магическими существами, насыщенном подобными разговорами, Виктор Чайнсби додумался до того, что давно беспокоило членов Клуба.
-Но в этом случае в деревне или в школе есть предатель. Кто-то же сообщил им…
Когда Рики в гостиной закончил описывать Лео, как разволновались равенкловцы после слов Виктора, то сразу понял, что на друга это подействовало, как провокация. Он немедленно отставил в сторону астрономическую сферу, позаимствованную у Боба, огляделся и тихо спросил:
-Ты не замечаешь, может быть, кто-нибудь проявляет к тебе повышенный интерес? Допустим, вы постоянно сталкиваетесь в коридорах или…
-Ты намекаешь, что за мной следят? – вскинулся Рики. – Только не надо заражать меня манией преследования! Что ты вообще имеешь в виду?
-Если предположить, Рики, что искали все-таки тебя, то кто мог знать, когда и с кем ты собрался в Хогсмид? – протянул Лео.
На это Рики нашел ответ без труда.
-Да все! – не усомнился он. – В холле собралось столько народу, а близнецы, если помнишь, выбирали, куда пойти сначала, куда – потом.
-Не обольщайся. Большая половина учеников этой школы может помнить тебя в лицо, но вряд ли ответит, как тебя зовут, - указал Лео. – На такого информатора, который не может заранее предупредить, бесполезно рассчитывать. Нет, искать его следует среди ближайшего окружения.
-Это ты и ребята, - сказал Рики.
-Необязательно, - терпеливо разъяснил Лео. – Но не так уж много учеников видится с тобой каждый день. Одноклассники, например, кто-то в общей гостиной, кого ты не замечаешь.
-Одноклассники? Да, точно. И Френк не нарадуется моим мучениям на уроках МакГонагол, спасибо, что напомнил, - язвительно заметил Рики.
-Видишь ли, другие обстоятельства заставляют меня думать, что в «Слизерине» есть опасный субъект, - сказал Лео.
-И не один, охотно согласился Рики. – Каждый человек, в принципе, опаснее гадюки.
-Я имею в виду конкретные факты, - не пожелал выйти из себя Лео. – Ты ведь еще не забыл эту историю с кузиной Эйвери и летучим порохом?
-Хватит и того, что ты о ней помнишь, - с деланным безразличием ответил Рики. Втайне он досадовал на себя, как это сам не помножил два на два. – Считаешь, придется помешать ребенку летать домой?
Лео покачал головой.
-Вряд ли это приведет к большей безопасности. На самом деле, каминная сеть контролируется лучше, чем любой другой канал магической транспортировки. Поэтому школьник может, при большой удаче, незамеченным переместиться туда и обратно пару раз, особенно если Мирре выдали разрешение. Но если это подозрительное лицо, а тем более – несколько, есть предписания, как действовать. Ни по одному камину в «Хогвартс» не попадут Упивающиеся смертью, на школе древние чары. Рики, ты слушаешь?
-Ты сказал – «при большой удаче», - медленно проговорил Рики. – Но что, если это не случайность? Есть способы не подвергаться опознанию в сети?
Друг сразу посерьезнел.
-Безусловно, есть, - ответил он. – Даже обереги…
-Что, такая ерунда на веревочке? – перебил его Рики, не удержавшись. Однажды он пользовался целой кучей талисманов, и в результате попался Снейпу в рождественскую ночь уже после того, как посчитал, что его приключения остались позади. Если безопасность магического мира зависит от них, надежнее всего спать с ножом под подушкой.
-Нет, предметы, заряженные рассеивающими чарами, - объяснил Лео. – Их, кстати, не так трудно сделать. Некоторые студенты «Хогвартса», сдающие ЖАБА, выбирают эту тему у Флитвика.
Рики стало даже неловко, что он не знает подобных вещей.
-Ты хочешь сказать, что старой гвардии это ничего не стоит? – спросил он.
-Вот именно, - ответил Лео. – И это может быть любой предмет, абсолютно любой, так что мы не будем знать, что обнаружить при обыске.
-А ты разве обыск планируешь? – спросил Рики.
-Нет, это я на всякий случай, - успокоил слизеринский староста.
В целом, ситуация выглядела довольно привычной: снова рядом был кто-то, от кого следовало ждать неприятностей, и на этот раз – предположительно связанный с Упивающимися смертью.
Но если кого-то Рики исключил бы из этого списка, помимо своих друзей, то это был бы, несомненно, Тони Филипс. Предположение Виктора, по словам Марго, заставило его вспомнить все препятствия его учебе в «Ховартсе».
-Хорошо, что ко мне домой не доходят колдовские новости, - говорил он в гостиной колледжа. – Мало того, что здесь, по мнению моих предков, учат непонятно чему, так еще и бандиты на каждом шагу!
-Хорошо бы, им кто-нибудь написал, - не преминула высказаться Мелани.
-Только надеюсь, это будешь не ты, - не удержался Артур. Он не симпатизировал Тони, но Мелани не любил еще больше.
-Я не способна на такие мелкие пакости, - обиделась Хатингтон.
«Конечно. Только по-крупному», - подумал Рики.
Нет, Тони был совершенно не заинтересован в появлении Упивающихся смертью где бы то ни было. Но оставался открытым вопрос: кому это могло понадобиться, и связано ли это с пропажей летучего пороха, привезенного с собой Миррой?
-Конечно, связано, - безапелляционно заявил Эдгар.
-Я не был бы так уверен, - покачал головой Лео. – Эти два факта не привязаны друг к другу по времени.
-А как ты думаешь? – по Эдгару было видно, что он, как и Рики, начинал терять терпение, только у него этот процесс происходил гораздо быстрее.
-Ну, - Лео скрестил Рики и откинулся назад на стуле. – Я попробовал рассуждать в обратном порядке. Не о том, что произошло, а какой цели достигли преступники, действуя подобным образом. Совершенно очевидно, они создали панику. Мы можем только предполагать, то они искали кого-то, но не нашли.
-Думаешь, они хотели просто запугать? – засомневался Эдгар.
-Ну, им всегда были свойственны бессмысленные действия, просто для проформы, - пожал плечами Лео.
Но перед глазами Рики вдруг отчетливо предстало, как в замедленной съемке: часы, падающие с руки… Вещь, которую они принесли в штаб, откуда она почти сразу исчезла. А вдруг Упивающийся смертью вовсе не терял их, вдруг это не случайность?!
Но, когда он изложил свои соображения друзьям, то почти сразу понял, что лучше бы держал их при себе. Эдгар побледнел и вознамерился немедленно бежать к завучу, директору, писать в Министерство, и вообще отнесся к этому со сверх- серьезностью. а Лео, наоборот, скептически помотал головой, но у Рики возникло подозрение, что он завидует, потому как не ему первому пришла на ум эта мысль.
Но Рики от нее не отказался. Его не покидало ощущение, что он не улавливает чего-то еще. И вот однажды в библиотеке он уловил это.
-Лео, - тихонько позвал Рики и отложил перо.
Друг поднял голову от сочинения.
-Мелани Хатингтон. Может, она так повела себя из-за часов?
-Каких часов?
-Помнишь, те, которые упали с руки Упивающегося смертью, когда мы были возле «Трех метел». Она же их свистнула из штаба, так ведь?
-Ну, - Лео нахмурился и с неохотой отложил свои записи.
-Может, на них все-таки есть заклятье подвластья или что-нибудь в этом роде? – предположил Рики, все больше заводясь. – А Дора, как и я, из «Слизерина», она нас перепутала и наорала на нее.
-Совсем похоже, - скривил губы Лео. – И очень логично.
-Ну, может часы просто делают человека неуравновешенным. Мел обычно так себя не ведет.
-Действительно, странно, - согласился Лео. – Но я не уверен, чтобы она стала носить такое старье.
-Странно, если бы она его стащила, - на секунду Рики даже засомневался в этом. – Может, они все же гипнотизируют. Как считаешь, надо поговорить об этом со Снейпом?
-Давай, - пожал плечами лучший друг.
Во время таких обсуждений Артур и Дик обычно сидели с разных сторон парты и редко вставляли реплики. И чем дальше заходило их взаимное отчуждение, тем с большей настойчивостью они требовали поддержки от главы своего Клуба. Рики иной раз начинал сомневаться, уж не из-за его ли поддержки они соперничают. Артур, казалось, совсем забывал о Доре, красочно расписывая, как он ужасно страдает. Но в конце монолога неизменно возвращался к цели.
-Неужели ты не знаешь, куда она пойдет после гербологии?!
-На обед, - отвечал Рики. И ради того, чтоб держаться подальше от таких вопросов, он готов был даже сообщить неприятную новость своему завучу. Но сейчас это необходимо было сделать.
Снейпа пришлось разыскивать по всей школе. В подземельях его не оказалось, в учительской и в Большом зале – тоже. Зато им встретился Филч, который поискам совершенно не помог, но зато с подозрением оглядел их подошвы.
Наконец, когда слизеринцы совсем утратили надежду и вознамерились вернуться в библиотеку, вдруг оказалось, что профессор спускается прямо к ним, в холл.
-Должно быть, он был у директора, - тихо заметил Лео.
Взгляд Снейпа сразу же остановился на них; подобно тому, как коршун безошибочно различает свою добычу, завуч «Слизерина» умел распознавать учеников, которым есть, что скрывать. Впрочем, Рики в любом случае был объектом самого пристального его наблюдения.
-Где Вы были, сэр? – спросил он, направляясь навстречу.
Глаза Снейпа сердито блеснули; это мог быть и страх, поскольку Рики со своим любопытством частенько вмешивался в то, что гриффиндорская мафия желала скрыть от него. Но в любом случае, вопрос вызвал у профессора раздражение.
-Я обязан отчитываться? – вкрадчиво спросил он.
-Нет, конечно, - его тон заставил Рики поостыть. Он вдруг подумал, на что обрек себя и Лео, причем безо всякого понукания. Рассказать самому строгому преподавателю в школе о том, как они всем Клубом пренебрегли министерскими правилами безопасности, предварительно вызвав в нем раздражение; впрочем, последнее неважно, Снейп и благодушие – явления редко сочетаемые.
Между тем завуч кивнул не без ехидства.
-Опять, я понимаю, у вас что-то произошло. Ну что же, побеседуем в моем кабинете, - и он жестом пропустил их вперед.
Странное чувство возникло у Рики по пути в класс. Он шагал впереди; перед ним загорались факелы и отступала тьма. Подземелья вдруг показались ему языческим храмом, а сам он почувствовал себя жрецом, проводником неведомого знания.
Однако, критика профессора Снепа основательно развеяла все иллюзии. Завуч как будто заранее составил обличительную речь на все случаи жизни, настолько гладко текла его обвинительная речь.
-Я не ожидал от вас такой безответственности. Вы столько раз попадали в переделки, могли бы уже чему-нибудь научиться! А подбирать все, что плохо лежит – вообще недостойно слизеринца.
Снейп так рассердился, что даже забыл про наказание, чего Рики, признаться, опасался. В заключении профессор, однако, пообещал немедленно переговорить с директором на предмет пропажи в школе потенциально опасного предмета.
Рики вышел от завуча со смешанными чувствами. Быть отчитанным, ему, разумеется, не нравилось, но тем не менее, когда это осталось позади, из глубины души поднималось чувство удовлетворения от сознания исполненного долга, которое далось ему нелегко.
-Ну и отповедь! Лео, я удивляюсь тебе – ты как будто совсем не расстроен, - заметил он.
Друг смиренно склонил голову.
-Как староста, я чаще тебя присутствую при проявлениях его гнева, и уже выработал к ним некоторую бесчувственность, - скромно пояснил он.
Рики очень хотел бы выработать такую же бесчувственность в отношении того, что происходит с дружбой Дика и Артура. И напоминание об этом настигло его буквально в нескольких шагах от кабинета Снейпа.
Как раз за углом, на полдороги к общежитиям «Слизерина», беседовали Ральф и Тиффани. Капризная дочь Маркуса Флинтса, казалось, скучала. Но Ральф, добросовестно исполняя свою роль, навязанную ему Артуром, как раз расписывал критическое состояние души последнего и взывал к ее лучшим качествам. Он даже не пытался спорить, когда она категорично потребовала не говорить с ней о квиддиче, хотя в последнее время для него не существовало ничего важнее этой темы.
Вечером перед сном Рики окончательно решил, что больше так продолжаться не может. Ему следовало поговорить с друзьями; и он знал, что больше никто этим заниматься не будет. Какую гордость у него в начале года вызвала бы мысль, что существуют обязанности, с которыми в состоянии справиться только он, а значок старосты не дает такой возможности.
И, однако, он до сих пор медлил. Лежа в темноте с открытыми глазами, Рики попытался разобраться, что же ему до сих пор мешало… пролезть между молотом и наковальней. Ответ пришел к нему почти сразу. Он винил друзей в том, что они отвели ему двусмысленную роль, вызывающую дискомфорт. Но он и сочувствовал им обоим даже больше, чем осознавал это. В его представлении, они были больны страшной лихорадкой и требовали обращения с собой такого, словно они – хрупкие фарфоровые цветы. Мысленно представив перед собой двух здоровых парней, в которых Артур и Дик превратились к пятому курсу, Рики вынужден был приглушить хихиканье подушкой.
Он думал о предполагаемом разговоре в течение завтрака и потом, на уроках. Не очень приятно это было – медлить и набираться мужества.
После обеда действующие лица собрались в штабе. Дора не пришла, что, по мнению Рики, было скорее хорошо. Марго и Мелани тоже не появлялись пока, и этот момент не следовало упускать.
И только Рики открыл рот, как в комнату ворвалась Мелани Хатингтон. Ругая себя за то, что он радуется отсрочке, Рики сделал вид, что весь поглощен сочинением, и рассеянно кивнул ей в знак приветствия.
Было очевидно, что Мел сильно не в духе: она шуршала в своем ящике намного громче, чем требуется, как будто нервно ворошит бумаги, не заботясь о порядке. Селена не могла безучастно выдерживать это долго.
-Что-то случилось? – спросила она.
-Абсолютно ничего, - излишне ровно ответила Мелани. – И вообще, я сейчас уйду. Где мои перья?!
«Перья? А хвост у тебя есть?», - подумал Рики.
-Наверху, - указал он.
Она тут же схватила их. Не поблагодарив, Хатингтон демонстративно захлопнула за собой дверь.
-Мел дуется на всех, - пояснил Дик.
-Что-то я не видела ее в Хогсмиде, - заметила Джорджина.
-В том все и дело. Ее там не было. Ее пригласил какой-то семикурсник из «Гриффиндора». Пока она собиралась, он успел подраться в холле с Эйвери.
-А! Я слышал, МакГонагол обоих наказала, - сказал Ральф.
-Важно, что сразу они оба угодили в больничное крыло, так что Мелани осталась без компании. Все ее подружки уже ушли в Хогсмид без нее. Собственно, у нее нет оснований на них обижаться. Она же не предупредила, чтоб ее подождали, - рассудил Дик.
-Опять Френк, - нахмурился Лео. – Он так давно не высовывался, вот счастье было.
-Вроде бы опять ему не понравилось происхождение кавалера Мел, - предположил Дик.
«Наверное, Эйвери сильно разозлился», - подумал Рики. Напасть на выпускника – он не ожидал от Френка такой смелости. Впрочем, существовала вероятность, что Френк вывел из себя старшекурсника, а не наоборот.
-Стоп! Припоминаю, я видел, как Хатингтон беседовала с Кристаллуотером. Так он чистокровный, - сообщил Ральф.
-Мало ли поводов для разногласий с Эйвери? – отмахнулся Эдгар. – Гораздо важнее, с какой целью бросали дымовую завесу в «Трех метлах»?
И в самом деле, учитывая последние события, Хатингтон следовало бы радоваться, что она не попала в Хогсмид. Впрочем, Рики еще не знал, где Снейп найдет часы, но если у нее, то, значит, даже школьные стены не укрывают некоторых зловредных персон от собственных недостатков.
Ее приход напрочь испарил его решимость поговорить с друзьями. Какую бы сумятицу не вносила Дора в ряды Клуба Единства, ее присутствие не мешало настолько, как Мелани Хатингтон. Почувствовав, что ей не удастся перевесить, Мелани, надо отдать ей должное, повела себя по-равенкловски мудро: она больше не скандалила, не жаловалась, и если обращалась, то по делу и чему-то, что казалось ей таковым. Но то, что теперь она имела право в любое время нагрянуть в штаб и находиться там сколько угодно, чем пользовалась в меру, но часто, сковывало языки. Это почувствовал даже почтенный шпион, поглядывая на Хатингтон без особой симпатии.
Артур считал, что тому была и другая причина: якобы сэр Финеан в прошлом году ставил на Клуб Единства в дуэльном матче, который они продули благодаря так и не доказанному мошенничеству, спланированному Мелани. в отличие от других Уизли никак не мог забыть о такой возможности, и все еще вынашивал планы разоблачения. Благодаря его непреходящей враждебности и постоянным напоминаниям Рики чувствовал, что Мелани часто раздражает его сильнее, чем того требует ситуация, и этого не было бы, если бы Артур не радел так за квиддичную честь Клуба.
Рики надеялся, что накал квиддичных страстей заставит его позабыть все другие хотя бы на время, но пока что это плохо помогало. Рики понимал, почему Дора старается держаться от гриффиндорца подальше. Казалось, его отношение даже пугает ее, как любое безумие, хотя он не предполагал, что будет думать так о бесстрашной Доре.
Ральф обычно уводил Артура оценивать, как он ведет тренировки, что, несомненно, усложняло его и без того нелегкую роль. Благодаря этому в присутствии Рики теперь редко ссорились, но зато почти не разговаривали. Происшествие в Хогсмиде ненадолго сплотило команду, но теперь все возвращалось на круги своя. Рики беспокоило не только то, что между Диком и Артуром прекратилось общение, но стабильно вызывало тревогу их состояние. Любовная безнадежность проялялась у них по-разному: если гриффиндорец горел, то равенкловец таял, и его уход в себя Рики совсем не нравился.
Однажды после уроков Рики не пошел в библиотеку, чтоб сделать карты для астрономии. Он полностью погрузился в работу и сделал две из четырех. Хотелось отдохнуть, но жаль было упускать творческий подъем. Его колебания, отвлечься или продолжить, разрешились сами собой.
Дверь с налета распахнулась, и в штаб ворвался Ральф.
-Это ужасно!!! – возопил он, бросаясь в кресло и хватаясь за голову.
-Что на этот раз? – дежурно поинтересовался Рики. Он решил оставаться невозмутимым, но следующая же фраза существенно пошатнула его намерение.
-У нас сейчас были зелья…
Рики как-то до сих пор не вспоминал, что у Снейпа «Гриффиндор» и «Равенкло» занимаются вместе. Волевым усилием он заставил себя сидеть спокойно и не дергаться, но сочинение о магических способах переправки грузов по воздуху больше не казалось ему таким уж важным; к сожалению, маги не придумали быстрого и надежного способа снимать груз ответственности и иную тяжесть с души.
-Только не говори, что они подрались у Снейпа! – воскликнул он. – Ну, я слушаю тебя! – поторопил Рики, поскольку Ральф не проявлял никаких признаков наличия речи.
-Снейп поставил их к одному котлу, варить вместе старильное зелье, - выдавил гриффиндорец.
«Артуру не помешает успокоить гормоны», - подумал Рики. Но вряд ли дальновидный слизеринский наставник думал об этом, когда давал соперникам свое задание.
-И что? Оно взорвалось? Они не покалечились? – запоздало заволновался он.
-Нет, - Ральф помотал своей болезной головой. – Они что-то перепутали. Варево так увеличилось в размерах, запузырилось и секунд за пять, никто ничего понять не успел, запенило все подземелье. И еще в коридор вылезло, это мы увидели потом, когда выходили. Снейп столько раз повторил «Эванеско», я думал, кого-нибудь из нас испарит.
-Он бы не расстроился, - пробормотал Рики.
-Это точно, - согласился Ральф. – А когда выяснилось, чья это работа… Чайнсби повернулся к Хатингтон, а сам весь в пузырях, как будто его важность наружу вылезла, и солидно так сказал ей: «Ты говорила, но я не ожидал, что у них все настолько плохо». Дик готов был его убить, да и я, признаться, тоже.
-Очень хорошо понимаю тебя, - посочувствовал Рики. – А что Снейп? Назначил наказание?
-Вот что хуже всего, - вздохнул Ральф.
-Почему? Пусть остынут, - сказал Рики.
-Он заставил их отбывать наказание вместе! Они вот сию секунду там все убирают, - объяснил Ральф.
-Ничего себе, - ахнул Рики.
В штабе повисло молчание.
-Я не могу так. Я с ним спячу, - бросил в пространство Ральф.
-А я – с обоими, - вторил ему Рики.
-Знаешь, перед Диком мне так неловко, - признался гриффиндорец. – Он, должно быть, думает, что я принял сторону Артура.
-А разве это не так? – спросил Рики.
-Вот видишь, и ты туда же, - проворчал Ральф. – На самом деле, сейчас мне совсем не хочется, чтобы Артур дружил с Нотт. Из-за Тиффани.
Как ни странно, после этого разговора Рики почувствовал себя лучше. Он никогда не мог понять, почему, когда осознаешь, что у других те же проблемы, что и тебя, в душе поселяется благостное чувство.
Рики продолжал рисовать в теплицах. Теперь ему чаще не нравился результат, особенно с первого взгляда. Нарисованные растения казались ему слишком застывшими, напряженными, словно отражали его эмоциональное состояние. Но после разговора с Ральфом беспокойство немного ослабло, и младенец мандрагоры, которого профессор Стебль ему специально показала, позволив рассматривать минуты две, держась за наушники, вышел на удивление естественным. Сам процесс рисования занял меньше часа.
Ему даже захотелось сделать еще один эскиз, в профиль, и вдруг возникло странное чувство, как будто он завидует своему изображению. Ведь когда-то в далеком детстве он тоже мог вот так рыдать навзрыд. Но тогда, помнится, у него не было таких причин, как сейчас. Внезапно он почувствовал себя вконец несчастным и одиноким.
Никогда еще с ним не происходило такого. Он отчетливо понимал, что это было не его ощущение. Он как бы со стороны, но в то же время изнутри проживал кого-то, и при этом оставался самим собой. И в какой-то момент заставил себя встряхнуться.
«Что за вздор, - строго сказал он себе, - придет же такое в голову взрослому парню!».
Нет, он абсолютно не был одиноким, вокруг него постоянно происходили разные события. И, Рики был убежден, все они требуют его участия.
Совместное отбывание наказания у Снейпа никак не повлияло на Артура и Дика. Гриффиндорец вообще ничего не говорил по этому поводу. Дик рассказал, что они общаются только по делу. Он признал, что сам сразу предложил разделить территорию для уборки, чтобы меньше сталкиваться.
-Как будто он стал совершенно другим человеком, - говорил равенкловец об Артуре. – Я даже не знаю, что ему можно сказать.
Зато Рики староста «Равенкло» почти не донимал. Пару раз Рики видел его в коридоре, беседующего с Дорой. Она, судя по долетающим фразам, жаловалась, что стала неуютно чувствовать себя в штабе. Он же, судя по всему, не шел дальше сочувственного выслушивания.
В штабе он постоянно был занят уроками, обычно только здоровался, поэтому Рики невольно напрягся, когда однажды друг, отложив перо с его приходом, вознамерился продолжить беседу.
-Ты ходишь в теплицы каждый день? – поинтересовался Дик.
-Да, почти, - неохотно произнес Рики.
-Завтра я тоже загляну, - пообещал он.
У Рики язык чесался спросить, зачем, но он не хотел дать Дику понять, что не будет рад ему. Но, на самом деле, так и было, потому что слушать про Дору он уже устал. – Это так секретно? Может, мне уйти? – обиделся Эди.
-Нет, это не имеет отношения к Рики, а по делу. Профессор Стебль попросила меня сочинить стихотворные предисловия к нескольким параграфам ее учебника.
-Что? – потрясенно воскликнули Рики и Эди.
-Говорит, это единственный и фундаментальный труд ее жизни, и она хочет донести до будущих поколений романтику растений. А для этого нужна поэзия.
Да, профессор Стебль основательно продумала свой учебник! Рики порой сожалел, что его жизнь непохожа на книжку, в которую можно включить только радостные события и украсить приятными картинками.


Глава 17 Квиддичные страсти



Первое время Рики ждал от завуча новостей о пропавших часах. Но тот, казалось, ничего не предпринимал. Впрочем, о поисках никто и не должен был знать. Однако, зельевар стал суровее с членами Клуба Единства на своих уроках, и Эдгар это заметил.
Рики нетрудно было объяснить хуффульпуффцу, чем недоволен Снейп.
-На самом деле, он прав, - предсказуемо согласился Эди. – Что бы мы стали делать с этой вещью, если бы она не пропала?
Об этом Рики не думал. Он считал своим долгом ее найти, но вот делать с ней ничего не собирался. Пожалуй, ее исчезновение существенно упростило ему жизнь.
Возможно, он привык, но острота конфликта друзей из-за Доры в его сознании постепенно как-то сгладилась.
История магии навевала сон.
-Интересно, когда мы начнем изучать Сам – Знаешь - Кого? – поинтересовался Рики, зевая в кулак.
-Зачем тебе?! – поразился Лео.
-Ну, это как-то ближе к действительности. Может быть, будет интереснее, - выразил надежду Рики.
-Вряд ли, - пожал плечами Лео; казалось, он глубоко потрясен проявлением у Рики энтузиазма подобного рода. – Ты собираешься идти на ЖАБА по истории магии?
-Если будет возможность, нет, - не усомнился Рики. – Она ведь нужна, если собираешься работать в Министерстве, а я туда совсем не тороплюсь.
-Недавняя история изучается на старших курсах, - произнес Лео таким тоном, словно у него камень с души свалился. – Это – исследования для курсовых, и прежде чем мы до них доберемся, придется выучить еще много всего.
После этого разговора Рики в очередной раз серьезно задумался. Старая гвардия охотилась за ним, а он ведь до сих пор очень мало знал о том, кто они такие. Разве что со слов друзей, Гарри Поттера и из газетных статей, которые сам считал абсолютным вздором. Но в школе, несомненно, должны находиться исторические книги с достоверными сведениями.
Вот только руки до них все никак не доходили. Рики диву давался как это штаб незаметно превратился в баррикаду из учебников и пергаментов. Все это, конечно, было необходимо, кроме того, к середине семестра старосты выработали систему, позволяющую быстро и легко найти нужное в этом хаосе.
А еще надвигалась судьбоносная суббота, определяющая первого победителя в квиддич в этом году. Такое важное общешкольное событие не могло не отвлекать Рики. Причем порой самым неожиданным образом. Например, Генри, неустанно тренирующий команду до поздней ночи, взял за привычку вваливаться в спальню незадолго до отбоя весь грязный и промокший. Рики старался не прислушиваться к его ссорам с сестрой в общей гостиной. Тиффани требовала, чтоб он не вздумал гладить кошку и брать ее на руки, чтобы бедное животное, чего доброго, не испачкалось. Но при этом, она не могла повлиять на Моргану, которая каждый раз радостно бросалась навстречу хозяину, урчала и терлась о его ноги.
-Не разговаривай так с Генри! Ты роняешь его авторитет, - уговаривала ее Ариадна Блекуотер.
Доводы одноклассницы постепенно убедили Тиффани. Или же просто накануне игры она предпочла держаться от напряженного братца подальше. И, тем не менее, в первый день исторической недели она умудрилась испортить имидж брата; во всяком случае, сам он считал именно так.
До обеда в тот день не произошло ровно ничего особенного. Но за столом бросалось в глаза, что Генри чем-то всерьез обеспокоен, или даже рассержен. Не понимая, с чего бы ему злиться, Рики решил, что у капитана началась квиддичная лихорадка. Он был удивлен, когда Генри начал всячески поддевать сестру.
-Ты, разумеется, выбираешь только достойные занятия? – язвительно произнес он, когда Тиффани попросила передать ей соль и, не дождавшись, посоветовала ему как следует выспаться, чем тратить время на всякую ерунду.
Позже Генри ни с того, ни с сего набросился на нее с восклицанием:
-О чем ты только думаешь?!
Почти все, кто сидел рядом, осознавали, что назревает конфликт. Наконец, флегматичная Тиффани потеряла терпение и прямо спросила брата, чего он добивается.
-А ты не знаешь? – Генри всем своим видом воплощал оскорбленное достоинство и презрение. Казалось, вопрос Тиффани наконец-то позволил ему высказать то, что он так долго держал в себе.
-Нет, - пожала плечами Тиффани.
Генри сделал такое зверское лицо, что Рики невольно начал прикидывать, способны ли Флинты за общим столом начать кидаться едой.
-Я поверить не могу, Тиффани, что ты разговаривала в коридоре с этим Джроданом! – выдал Генри.
-Не поняла, - спокойно заявила Тиффани. Но из того, как она отложила вилку, и как сузились ее зрачки, следовало, что она все-таки поняла брата, и ей это не понравилось. Рики, до которого пока не дошла суть конфликта, деликатно следил за развитием событий.
-Он же завтра будет играть против нашей команды, - объяснил преисполненный праведного гнева Генри.
Рики невольно напрягся. На Тиффани стали поглядывать косо.
-Сколько раз я тебе, дубине, должна говорить, что мне глубоко наплевать на твой драгоценный квиддич?
-Твой приятель считает так же? – ехидно осведомился Генри.
Тиффани на мгновение задумалась.
-Я у него спрошу. Сегодня же, - постановила она. – Но ты все равно противный!
Учителя же, как всегда, не делали скидки на то, что в жизни учеников имеются и другие интересы. Поэтому после обеда Рики покорно поплелся в штаб, чтобы целиком отдаться учебе. Только Дора не пришла, и Ральф пренебрег этой обязанностью – у него как раз была тренировка. Рики очень надеялся, что Тиффани не отправится на стадион, но она сделала еще лучше.
Джордан появился в штабе ближе к вечеру, когда Рики, успокоенный тем, что Артур вел себя на удивление спокойно, почти уверился, что сегодня уже не произойдет ничего, что могло бы вывести его из душевного равновесия.
Но по гриффиндорскому капитану сразу стало заметно, что он порядочно обескуражен.
-Что случилось? – спросил Эдгар.
-Кажется, я сейчас повел себя не лучшим образом, - проворчал Ральф.
-Взыскание получил? – уточнила Селена. Рики подумал, что по такому поводу Ральф вряд ли бы так переживал.
-Скажешь тоже! Это совсем не стыдно. Сегодня Тиффани Флинт вышла в холл как раз тогда, когда мы возвращались с тренировки, - вздохнул гриффиндорец. – Ну, я думал просто пройти мимо, хотя так неудобно стало. Но там была вся команда, я не очень хотел афишировать знакомство со слизеринкой. Понимаю, это трусость, конечно…
Рики понимал его позицию ровно настолько же, насколько и критиковал. Но Селена насупилась так, как никогда до сих пор.
-И тут она сама поздоровалась и подошла к нам. Ребята из команды на нее так смотрели! Она еще дочка этого Флинта, звезды «Слизерина», и сестра Генри Флинта, как назло, ее вся школа знает.
-И что ты сделал? – поинтересовался Дик.
-Мямлил что-то, как идиот. Она почувствовала, конечно, что я пытаюсь побыстрее от нее отделаться, и, по-моему, обиделась. Но это еще ничего! Тед Робинс – это наш охотник, так он ей сказал, что болельщиц «Слизерина» нам только не хватало! Я еще собирался ему ответить, полегче, но так и не успел.
-А что Тиффани? – спросил Рики, прикидывая, что спокойный вечер в гостиной родного колледжа теперь маловероятен.
-Заявила, что она всегда за «Слизерин», но не за квиддич, а если он из-за какого-то дурацкого костоломства – это она так о квиддиче, представляете?..
-Да, - коротко кивнул Рики, чтобы избежать возмущенных излияний, готовых вырваться из Ральфа подобно гейзеру.
-Так вот, если он из-за этого утрачивает приличные манеры, то он такой и сякой, и она с такими типами знаться не желает, - сокрушенно произнес Ральф. – Тиффани топнула ногой и убежала в свои подземелья, а я так расстроился, что, когда Робинс и остальные взялись меня критиковать за негодящие знакомства, им такого в ответ наговорил! Все промахи тренировки поставил на вид, послал всех подальше. Теперь даже не знаю, надо извиняться или нет.
-То, что ты капитан, еще не значит, что ты обязан всем нравиться, - утешил Дик. – Переживут как-нибудь.
-Не могу понять, на кого я больше злюсь, на себя или на нее, - признался Ральф. – Уж могла б и не подходить, хотя в этом нет нечего плохого. Не мог же я предупредить ее, мол, на людях мы незнакомы, и все такое.
Ральф выглядел взъерошенным, и, наверное, был раздосадован таким поворотом событий не меньше, чем если бы команда «Гриффиндора» проиграла.
Рики с Лео хмуро переглянулись.
-Понимаешь, твое предупреждение в данном случае не важно, - решился объяснить Рики…
Под конец пересказа событий за завтраком чувства вины у Джордана прилично поубавилось.
-Прекрасно! Она, значит, опыты ставит, а я поссорился со всей командой, - подытожил он.
-Но ты все равно не должен был так вести себя с Тиффани Флинт, - не сдержалась Селена. – И вообще, похоже, Генри Флинт оказался абсолютно прав!
-А я не подопытная белая мышка, чтоб проверять меня на вшивость! – рассердился Ральф.
Селена надулась и демонстративно уставилась в свое эссе.
-Ральф, я не уверен, что на твоем месте повел бы себя по-другому… - честно признал Рики.
-Ральф, у нее не особо дружественные отношения с братом… - одновременно с ним заговорил Лео.
Джордан хмуро покосился на всех троих.
–Ну да, ладно, я свалял дурака, конечно, надо будет с ней переговорить… попозже, когда остыну.
Зная, как Тиффани не любит квиддич, Рики сомневался в эффективности подобной меры, но промолчал, поскольку Селена одобрительно кивнула. В последнее время они редко виделись без свидетелей, учитывая, что каждый раз встречи на мостике проходили в присутствии малышки. Рики отчасти был рад этому: он опасался, что не выдержит и начнет хуффульпуффке жаловаться на то, как тяжело ему приходится, и на то, что Клуб переживает не лучшие времена, а друзья, увлеченные своими желаниями и амбициями, не хотят понимать этого. Он чувствовал, что, будь на месте Селены Дан, непременно попросил бы у подруги совета. Но Селене он отчего-то не хотел показываться в невыгодном свете, лучше пусть она думает, что он худо-бедно контролирует ситуацию. Тем более, у нее и без того хватало причин для беспокойства: магазин Олливандеров по-прежнему оставался в первоочередном списке объектов, нуждающихся в охране.
Гербология, которая всегда позволяла Рики отдохнуть, началась с хаотичных и потенциально проблемных перемещений. Тиффани, не в силах более выносить возмущение брата, набилась в компанию Марго и ее подруг. Артур хотел воспользоваться этим, попытавшись присоединиться к группе Доры, но профессор Стебль успела поставить к ним замешкавшегося и потому оторванного от Летти Перкинс Тони Филипса! Доре это как будто даже понравилось, хотя они с Тони с трудом переносили общество друг друга. Во время урока они о чем-то переговаривались, весьма недружелюбно, а весь дискомфорт от подобного соседства отражался на лице Генри и на растении, которое так и не остригли.
Артур, удрученный неудачей, на весь урок сник, но Ральфу, казалось, впервые за долгое время не было до этого никакого дела. Когда настал момент идти за водой, он едва не выхватил лейку из рук ближайшего друга. Рики внимательно наблюдал за ним и даже опустил ножницы, чтобы ненароком не отрезать лишнего.
-Флинт, можно с тобой поговорить? – расслышал он.
Тиффани демонстративно отвернулась и принялась сосредоточенно рыхлить резаком землю, приводя Рики в волнение за сохранность корней.
Конец урока неизбежно должен был выплеснуть все сдерживаемые дотоле эмоции.
-Не ожидал от тебя такого! – бросил Артур другу, схватил сумку и первым выскочил вон.
А вот Тиффани собиралась долго и тщательно. С улицы было заметно, что, похоже, ожидающая ее Дора пеняет ей, почему она долго возится. Ральф же, покинув теплицу, сделал несколько шагов по направлению к школе и остановился.
-Тебя не нужно ждать? – спросил Лео, оборачиваясь, поскольку Марго ушла вперед.
-Нет, - ответил Ральф, но выходящий в этот момент Генри Флинт, заметив его в стороне, побагровел.
-А ты чего здесь забыл? – рявкнул он.
-Это общая территория, Флинт, - безразлично произнес Ральф.
Определенно, Генри намеревался сказать что-то еще, но в этот момент Тиффани, заметив сквозь прозрачные стенки теплицы, что происходит, посчитала, что ситуация требует ее вмешательства. Она уверенно зашагала прямо к компании, а Дора едва успевала за ее широкими шагами.
-Тиффани, - заговорил Ральф, на которого присутствие Генри действовало раздражающе, помогая преодолевать смущение, - я хотел поговорить с тобой о том, что повел себя не очень вежливо, когда ты встретила меня с моей командой.
-Не о чем говорить! – отрезала Тиффани.
-Так он все-таки дорожит честью своей команды! – злорадно, с претензией на назидательность указал сестре Генри.
-Я не понимаю, при чем здесь это, - сказал Ральф.
-Я не собираюсь тут торчать. Холодно! – заявила Тиффани и направилась в замок, побуждая остальных двинуться за ней.
Рики был ей за это благодарен, поскольку погода, в самом деле, не располагала к тому, чтобы радоваться свежему воздуху. Дул пронизывающий сырой ветер, и временами начинал моросить дождь.
-Я не потерплю, чтоб моя сестра водилась с другой командой! – неизвестно кому объявил Генри.
Тиффани резко обернулась к нему.
-Не беспокойся, - заговорила она с недоброй улыбкой. – Я не буду болеть ни за какую команду. Я вообще не приду на матч!
-Как?! – удивился Ральф. Вид у него был потрясенный и несколько глуповатый.
-В моей жизни от него одни неприятности, - пояснила Тиффани вполне дружелюбно и снова сделала несколько шагов по направлению к главному входу. Создавалось впечатление, что она – главнокомандующий, который движется во главе своей армии.
-Даже слышать такого не хочу! – вконец рассердился Генри. – Это, между прочим, твоя обязанность!
-А ты всегда помнишь о своих обязанностях?! Он вчера забыл покормить кошку! – кивая на брата, Тиффани словно приглашала Ральфа и всех возмутиться вместе с ней.
-Я был на тренировке! – рявкнул Генри, не обращая внимания, что подобной аргументацией можно столько разозлить сестру. – Подумаешь, час, Моргана даже не заметила. И ты бы не знала, если бы не сплетни твоих соседок по комнате. А ты, между прочим, могла не ходить гулять с Дорой вокруг озера, если так хочешь кормить кошку по часам.
-Мы договорились, что ты будешь днем ее кормить, - рассердилась Тиффани. – Мог бы тогда не обещать! Но нет, твой ненаглядный квиддич все извиняет, да? По-моему, ты квиддичный маньяк, вот!
Генри повернулся к Ральфу.
-И как тебя угораздило пригласить в Хогсмид такую стерву? – посочувствовал он. – Ты же вроде не совсем того, не считая, что гриффиндорец…
Ральф, не ожидавший такого вопроса, сразу заметно напрягся. Не мог же он, в самом деле, ответить брату девушки, что это – идея Артура, пусть даже Тиффани об этом прекрасно знала.
-Вот и побеседуйте между собой, если так согласны друг с другом! – предложила Тиффани и рванулась вперед.
-Кто согласен? – в один голос выпалили Генри и Ральф и шарахнулись друг от друга.
Тиффани это, похоже, почему-то порадовало.
-Послушайте, здесь холодно, - попытался воззвать к здравому смыслу Лео. – Давайте вернемся в замок.
Ральф щипнул его за локоть.
-Еще не хватало, - зашипел он тихо. – Вопли на весь замок. Что, Флинты часто ругаются?
Рики неопределенно закатил глаза.
-Я всего лишь хотел сказать, что вел себя с тобой не очень красиво, - выдавил Ральф и добавил куда более бодро, - но и ты тоже!
Тиффани застыла, обдумывая, что бы ответить.
-Любой нормальный человек бы так сделал, как он, - проворчал Генри. – И ты бы это поняла, если бы сама была нормальная.
-Да?! – ядовито уточнила Тиффани.
-Флинт, ты хотел нас поссорить? – в свою очередь, повернулся к нему Ральф.
-Нет, я так просто, - слегка смутился Генри. – Я и не знал, что вы в таких отношениях, чтоб ссориться. Хотя, это чудовище под названием «сестра» постоянно меня позорит. Ты, конечно, ничего понимать не хочешь, но как можно не заметить, что Джордан – отбивающий «Гриффиндора»?! А ты, Джордан, не стыдишься смотреть в глаза членам своей команды? А еще капитан!
-Это не твое дело, Флинт, - процедил Ральф, которому Генри наступил на больную мозоль.
-Хорошо бы, если б не мое, но квиддич не терпит неверных, - Флинт снова кивнул в сторону сестры.
-В квиддич нельзя впутывать посторонние дела! – ответил Ральф.
Рики так и не мог понять, наклевывается между ними дуэль или нет.
-Еще раз повторю, что мне плевать на вашу порочную страсть к костоломству, - прошипела Тиффани. – И если кто-нибудь из вас когда-нибудь захочет заговорить со мной, попрошу этим словом не выражаться!
Никого не дожидаясь, Тиффани гордо зашагала к замку.
-Почему бы тебе не принять ее, какая есть? – обратилась к Генри Дора.
-Я должен поощрять ее ненормальность? – изумился капитан. – А с тобой, Джордан, мы на поле разочтемся.
-Идет, - процедил Ральф.
Уже в штабе Рики рискнул спросить, все ли с ним в порядке.
-Нет, конечно, - честно ответил гриффиндорец, покусывающий перо. – Не ожидал, что помогать Артуру настолько конфликтно. Главное, он сам втянул меня в это, а теперь еще и недоволен!
По выражению лица Дика, покосившегося на Джордана, без труда читалось: «Так тебе и надо!».
Квиддич влиял не только на личные отношения. У старост заметно прибавилось работы. Каждый день, по словам Доры, заключались самые разнообразные пари, и она призналась, что не всякий раз смогла бы додуматься до таких условий. В коридорах происходили драки.
А учеба шла своим чередом. Пятикурсники убеждались в этом на каждом уроке. Биннз, в принципе чуждый всех земных дел, закатил контрольную. У Снейпа появилась причина быть снисходительным к Генри, но он ее проигнорировал и предупредил капитана, что после матча оставит его после уроков.
Артур попытался воспользоваться матчем и заговорил с Дорой на тему, что если выиграет команда «Гриффиндора»…
-Отвали, Уизли, - сказала Дора и умчалась прочь.
Лео умудрялся взирать на весь этот бардак с редкостной выдержкой. И в его присутствии, действительно, ссорились меньше.
Между тем в штабе нашелся человек, которого матч, в принципе, не касался, но основательно вывел из себя. В четверг, раскрывая сумку, Мелани обнаружила там яркую, пахнущую духами записку с приглашением посмотреть квиддич.
-Кошмар! – возопила она. – Кто смеет лазить ко мне в портфель! Я – староста….
-Личность неприкосновенная, - философски кивнул Дик.
Мелани смерила его ледяным взглядом и попыталась вернуть себе хладнокровие, но было заметно, что она взволнована.
-На самом деле, ей каждую неделю подбрасывают всякие шоколадки, - объяснил Дик позднее. – Понять не могу, с какой целью – этому типу давно пора появиться. А в гостиной Мелани сегодня показывала эту записку и возмущалась, как обычно. Я тоже видел – написана самопишущим пером.
-Что гарантирует полную анонимность, - кивнул Рики. – Интересно, кто такой застенчивый?
-Мел так злится! Понять не могу, с какой целью она каждый раз показывает все это нашим девчонкам, - удивлялся равенкловец.
-Чтобы хвастаться, - разъяснил ему Рики.
Нескромную беседу о личной жизни мисс Хатингтон прервало возвращение Лео после нумерологии. Он был серьезен и казался расстроенным.
-Невероятно, - сказал он. – Поверить не могу! Снейп отстранил Эйвери от игры.
-Да? – вскинулся Рики. Как бы ни относился он к Френку, все же внезапная замена игроков накануне матча представлялась ему рискованной.
-Генри собирался поговорить с профессором об этом, хотя у него тоже ситуация не из лучших, - продолжал Лео. – Но тут Френк, представь, обжег руку!
-Что? – Рики лишний раз убедился, что Френк – невыносимый тупица. – Какого черта он ее обжег?
-Схватился за раскаленную кочергу! Дора говорит, зрелище было жуткое. Мадам Плмфри, конечно, в момент его вылечит, завтра будет как новенький, но Флинт теперь отказывается рисковать. Полчаса орал, что не потерпит в команде такого ротозейства. Сейчас вместо тренировки выбирает из дополнительного состава.
-Может, оно и к лучшему, - подумав, согласился Рики.
-Снейп к этому добавил, что, если Эйвери не исправится на зельях, не видать ему квиддича, - сказал Лео.
-А Генри он такого не говорил! – заметил Рики.
-Генри – фанат квиддича и принесет нам кубок, - не усомнился Лео, пользуясь отсутствием в штабе гриффиндорцев.
Казалось, суббота на этой неделе наступила быстрее, чем обычно. С утра, глядя на напряженных игроков, Рики еще раз оценил, насколько правильный выбор сделал, отказавшись от места в команде в этом году. День обещал ему развлечение на свежем воздухе без всяких обязательств и, в худшем случае, легкое разочарование.
Генри собрал всю свою волю в кулак и держался на удивление ровно. Он поставил на место Френка Эйвери третьекурсника, и этот новичок из запасного состава являл собой странную смесь паники и счастья. Рики невольно вспомнил свою единственную игру, когда он защищал честь команды в качестве загонщика.
Над каждым столом, словно над ульем, раздавалось непрекращающееся жужжание. Старосты даже не пытались мешать разговорам, а друзья и родственники игроков, за исключением Тиффани Флинт, подбадривали свои команды.
Сестра слизеринского капитана вообще с ним не заговаривала, а после того, как появился десерт, собрала в салфетку все, что ей понравилось, и встала.
-И куда это ты? – ехидно поинтересовался братец.
-В библиотеку, - ответила Тиффани, отчего у всех, кто ее знал, отпали челюсти.
Казалось, в «Хогвартсе» раз в десять больше народу, чем обычно. Посмотреть матч приехали некоторые родители. Главные двери были распахнуты настежь, и оттуда постоянно выходили большие группы, но от этого людей в холле меньше не становилось. Оставив безуспешные попытки переждать толкучку, Рики вместе с друзьями спустился с крыльца, кутаясь в мантию от ветра. Впрочем, он знал, что на стадионе ветер не будет ощущаться совсем, если только не залезть на самый верх. День был ясный, но временами солнце закрывали облака.
-Хорошо бы, наши выиграли, - не выдержав, выпалил Уизли.
-Не начинай, - потребовал Эдгар, поскольку ни слизеринцы, ни Дик не стали бы ему возражать вслух.
Попав на стадион, Рики с Лео присоединились к остальным слизеринцам, выбрав места в центре стадиона, чтобы одинаково хорошо видеть и те, и другие ворота. Только теперь Рики понял, насколько правильно они сделали, что пришли пораньше; в противном случае пришлось бы занимать те места, которые останутся.
Людской поток непрерывно растекался по трибунам. Рики чувствовал себя таким же взбудораженным, как и другие зрители; он не мог дождаться свистка мадам Трюк. На самом деле, финального свистка, который определит победителя.
Рики хоть и старался сохранять объективность, но слизеринская сущность давала о себе знать, как никогда. Собственно, высказывание Артура не понравилось ему именно потому, что он сам точно так же желал победы своей команде. Задним числом он сам себе удивлялся – с чего вдруг заделался таким азартным болельщиком? Возможно, от напряжения последних недель, или оттого, что сам давно не играл в квиддич.
Казалось, матч не начинается очень долго. Ученики, родители, учителя все прибывали, а члены команд так не высовывались. Обычно они выходили одновременно из противоположных раздевалок.
На учительской трибуне рядом с профессором Снейпом Рики разглядел родителей Генри. Конечно, Маркус Флинт не мог пропустить первый матч сына в звании капитана.
Мадам Трюк одиноко стояла посреди поля с метлой в руке.
-Облачность противная. Непонятно, как дальше будет с погодой, - говорили вокруг, укутываясь поплотнее от ветра. – Не лучшее время для квиддича.
Или обсуждали сравнительные недостатки игроков, отчего сами же заводились. Только сигнал к началу матча мог прекратить бессмысленные разговоры.
-Нигеллус, подвинься, - прозвучало над ухом.
Рики в изумлении вскинул голову.
-Эйвери? Ты сядешь с нами?! – вырвалось у него.
-А что? Это слизеринская трибуна. И должен же я где-то сидеть, - ответил Френк, усаживаясь по другую сторону от Лео.
В руках у него был объемистый пакет, позволяющие предполагать, что запасся он основательно и может в случае чего позволить себе пропустить обед.
Рики почувствовал себя неуютно. По возможности, он предпочитал держаться подальше от людей, которые ему не нравились, а Френк был как раз из таких. Но Эйвери, который до сих тоже не набивался ему в компанию, поскольку считал это ниже своего достоинства, теперь казался даже довольным.
Рики решил не обращать на него внимания, тем более что команды вышли на поле. Ральф был в красном, Генри – в зеленом. Согласно традиции, они обменялись рукопожатием. Рики мысленно пожелал обоим удачи, кстати припомнив, что зависимость победы от загонщиков не так уж велика.
Прежде чем игра началась, Френк вынул из пакета нечто похожее на бинокль и принялся деловито протирать стекла.
«Как в театре», - подумал Рики. Но он сомневался, что Френк туда ходит.
-Зачем тебе эта штуковина? – не сдержался кто-то.
-Это омникуляр. Все увеличивает, - объяснил Лео, поскольку Эйвери гордо промолчал.
Через пятнадцать минут сердце Рики заныло от тоски. Он отлично осознал, что играть самому и смотреть, как это делают другие – две огромные разницы, и его душа, безусловно, склонялась к первому. Игрок ведь занимается только своим делом и наблюдает за действиями других, чтобы скоординировать с ними свои собственные действия. Между тем позиция зрителя такова, чтобы каждый раз вживаться в роль того игрока, который наиболее активен в данный момент. А поскольку со стороны виднее, как надо, каждый зритель на трибунах ругался и выкрикивал ценные советы, порой заглушая даже мнение беспристрастного комментатора Дика Дейвиса.
-Мяч еще не брошен, но непонятно, поймает его вратарь или нет…
В целом, по мнению комментатора, вратари и охотники на сегодняшней игре стоили друг друга.
-Удивляюсь, как Дейвису снова позволили комментировать, после того, что было в прошлом году, - высказался Френк.
-Не нравится – подавай свою кандидатуру на его место, - посоветовал Рики.
-Генри волнуется, - заметил Лео, - а это плохо.
-Он больше капитан, чем загонщик, - приглядевшись, согласился Рики.
Гриффиндорцы как раз забили гол.
-Ну и ваш Джордан не лучше, - хмыкнул Френк.
-А ты откуда знаешь, если смотришь не туда? – присутствие врага рядом обострило бдительность Рики. – И что такого интересного на трибуне «Равенкло»?
-Чайнсби какую-то дрянь приволок… При чем здесь «Равенкло»?! – сварливо проворчал Френк, видимо одумавшись, с какой стати дает пояснения. – Я просто настраиваю оптику!..
Свое оптическое чудо он, впрочем, скоро отложил совсем. Игра пошла быстрее, казалось, игроки выжимали из старых школьных метел все возможное и невозможное. Забили несколько эффектных голов, но снитч пока не появлялся.
Поскольку Рики плохо знал обоих ловцов, самая важная часть игры его почти не интересовала. Он наблюдал то за Генри, то за Ральфом, комментарии заглушались криками публики и порывами ветра, поэтому свисток судьи оказался для него неожиданностью.
-Кто победил? – пытался он докричаться до одноклассников, поскольку по тому, как зашевелились в первые секунды все вокруг, можно было понять лишь потрясение.
-Наши! – завопил Френк и запрыгал на месте так, что пол дощатой трибуны имел все основания провалиться под ним.
По прошествии еще двадцати минут Рики узнал счет. «Слизерин» выиграл 290:170. Но гриффиндорцы имели перевес в количестве забитых голов, и, должно быть, это утешало самолюбие профессора МакГонагол. Во всяком случае, спустившись с учительской трибуны, она не казалась сильно расстроенной.
Ральф тоже стойко принял проигрыш. Прежде чем отправиться к игрокам своей команды, Рики и Лео обратились к нему.
Остальные члены Клуба Единства остались с ним, что Рики считал правильным.
Праздник в слизеринской гостиной растянулся допоздна. Сэр Салазар не отказался от бокала сливочного пива в честь победы. Заглянувший проверить, все ли в порядке, профессор Снейп сделал всего два замечания и надолго не задержался.
Лео и Дора, обязанные контролировать ситуацию, должно быть, отправились спать последними. Рики оставил их на этом посту в половине двенадцатого. За весь этот день он ни разу не вспомнил об уроках и прочих обязанностях, и давно не укладывался в постель с таким ощущением свободы. Он почти забыл, как это здорово, когда твоя команда выигрывает. Возможность ощутить общий триумф как свой собственный – это и есть его истинная сущность. Рики был уверен, этот день запомнится ему как один из лучших в году, и, засыпая, видел облачное небо над квиддичным стадионом – так близко, что можно дотронуться.
Для многих воскресенье прошло очень тихо, даже подавленно. Гриффиндорцы переживали проигрыш, но особенно – Артур.
-Перестань ты, наконец! – рассердилась на него София. – Непонятно разве, что Нотт совершенно не должна относиться к тебе лучше, если наша команда выиграет? Скорее наоборот, она же слизеринка.
Но Артур ничего понимать не желал, впрочем, все равно приходилось.
После матча перспектива сдавать экзамены в конце года опять навалилась на штаб, подобно девятому валу. Вдруг оказалось, что образцы чертежей Млечного пути надо сдавать уже послезавтра, то есть во вторник. Дора вспомнила, что до сих пор так и не добилась благосклонности гиппогрифов. Но самым навязчивым недоразумением, преследующим учеников и днем, и ночью, был дневник снов.
Рики, который по-прежнему их не запоминал, сдал вместо сна видение ползущей змеи, посетившее его на уроке профессора Биннза. Когда в тот же день его вызвали к директору, юноша был очень удивлен и долго не мог понять, в чем дело, пока не очутился в кабинете.
Профессор Трелони уже находилась там. Она нервно куталась в шаль и косилась в сторону, так что Рики сразу стало ясно, что это Дамблдор настоял на ее присутствии. Юноша остановился вне скольких шагах от нее и вопрочительно поглядел на хозяина территории.
-Ричард, - заговорил директор, - профессор уверяет, вам снятся странные сны.
Рики ожидал увидеть на его лице улыбку, но ничего подобного – директор казался предельно серьезным.
-А разве сны бывают обычными, сэр? – спросил он.
-Вы присядьте, - предложил директор.
Трелони болезненно поежилась: возле директорского стола стояли три кресла, и поскольку она неосторожно расположилась в среднем, чтобы сидеть как раз напротив Дамблдора, ей пришлось смириться с близким соседством Рики.
-Я не вполне понимаю, в чем дело, сэр, - сказал Рики.
За непроницаемыми стеклами очков ничего невозможно было разглядеть, но, похоже, Дамбдор и сам затруднялся с ответом.
-Профессор Трелони обеспокоена тем, что во сне вы чувствовали себя змеей, - наконец, сказал он.
-Нет. Что за чушь такая? – недоуменно произнес Рики. Он точно помнил, что ничего подобного не заявлял, но не исключал, что Трелони могла так объяснить написанное им.
-Вот же, - вскинулась Трелони, вынув из складок одежды пергамент и стукнув по нему пальцем. Рики узнал свой почерк.
-Я пишу, что видел ползущую змею, - возразил он.
-Но для Вас это было важно? – с нажимом произнес Дамблдор.
Рики вдруг ощутил то самое дурацкое состояние, когда невозможно понять, попал ли он к сумасшедшим или же сам спятил. Он написал такую работу, просто чтобы отвязаться, и никого не собирался этом пугать. Но для Дамблдора это почему-то оказалось очень значимо.
«Если так пойдет дальше, - подумал он, - я скоро буду бояться слово сказать, как бы грифифндорская мафия чего лишнего не подумала. Ну их к черту!».
-Вы считаете, это связано с моей способностью к серпентарго? – спросил он.
-Более важно, с чем это связываете Вы, - директор, судя по тону, взял себя в руки. – Что скажете, Ричард?
Рики задумался. С момента появления в этой комнате у юноши возникло стойкое ощущение, что Дамблдор неотступно изучает его. Учитывая, что в штабе его ждала всесторонняя и беспощадная подготовка к завтрашнему уроку по зельям, ощущение, что он зря теряет здесь время, усугубляло злость Рики от того, что загадки гриффиндорской мафии всегда действуют ему на нервы.
-Знаете, я, наверное, в прошлой жизни был змеей, - брякнул он первое, что пришло в голову.
Однажды подобное замечание странно подействовало на деда Артура, так что Рики даже с интересом наблюдал, что будет. И не ошибся: Трелони прижала руку ко рту и издала тихий писк. Директор, который значительно лучше владел собой, серьезно покачал головой.
-Видите ли, Ричард, сны – это обычно волнения нашей повседневной жизни, - назидательно произнес он. – Учитывая, что на Ваши плечи ложится значительная нагрузка, я начинаю опасаться…
-Что, профессор Трелони считает змею во сне дурным знаком? – прохладно осведомился Рики. Он не относился к этому, как к достоверному основанию беспокоиться за свой рассудок.
-Ужасно, - простонала вдруг прорицательница.
Директор перегнулся через свой стол и коснулся ее руки.
-Будет, Сивилла, - увещевательно произнес он. – Кому, как не Вам, знать, что любое испытание жизнью только на пользу.
На Трелони это не произвело должного действия. Он продолжала сидеть, закрывая глаза ладонью.
-А Вам, Ричард, возможно, следует обратиться к мадам Помфри за успокаивающим зельем, - посоветовал Дамблдор.
-Невозможно, - покачал головой Рики. – Профессор Снейп рассчитывает, что мы сами умеем их варить. Но я так и не понял, чем недовольна профессор Трелони. Мэм?
-Такое… короткое сочинение, - донеслось из-за ладони.
-Но ведь Ричард – способный ученик? – поинтересовался Дамблдор скорее для того, чтобы вернуть разговор в обычное русло, это Рики сразу понял.
-О да, несомненно, способный, - кивнула Трелони с удрученным видом.
«Но это не мешает Вам, мадам, рисовать мне неуды и доносить об этом моему завучу», - подумал Рики. Должно быть, неприязнь отразилась в его взгляде, поскольку прорицательница, покосившись на него, тут же уставилась в пол.
-И все-таки, я бы на вашем месте был внимателен к себе, - напоследок посоветовал директор. – И если… подобные сновидения будут повторяться – не стесняйтесь, обращайтесь ко мне.
-Спасибо, сэр, - ответил Рики. Спускаясь на эскалаторе, он думал, что ему даже в голову такое не придет – обращаться к грифифндорской мафии со всякими снами.
Когда он кратко поведал об этом Селене, она удивилась не меньше него.
-Вот странно, - сказала она, - если директор начнет лично заботиться обо всех, чьи сны не нравятся Трелони!
-А мы заслуживаем заботы, - важно кивнул Рики и, видя, что она не понимает, пояснил: - мы, кто ходит на прорицания. За то, что терпим ее фокусы.
Тяжелое небо отражалось в озере, наполовину затянутом льдом. Малышка так и не появилась, хотя они ждали больше получаса. Когда они, раскрасневшись от холода, вернулись в зал, в холле к ним подошла Дора.
-Можно попросить вас, - сказала она, - вызвать ко мне в штаб близнецов Уизли?
Она казалась сдержанной, и невозможно было понять, какие именно чувства она таким образом прячет.
-Они что-то натворили? – поинтересовался Рики.
-Почти. Как всегда, - не стала вдаваться в подробности Дора.
-А почему ты сама их не вызовешь? – спросила Селена.
-Я должна объяснять? – устало вымолвила Дора. – Ты же знаешь, почему они меня избегают. Обе сейчас в трофейной. Ну что?
-Ладно, - кивнула Селена.
-Я с тобой, - вызвался Рики.
Он очень давно не появлялся в трофейной – казалось, с того далекого дня, когда последний раз отрабатывал взыскание у Филча вместе с Клубом. Рики был потрясен, вспомнив, что это происходило на втором курсе. У него даже возникло желание прогуляться здесь, внимательно все разглядеть. Юноша удивился, почему никогда не делал этого до сих пор. Но теперь ему дали поручение, поэтому некогда было разглядывать все подряд.
Близнецы обнаружились возле стеллажа квиддичных трофеев.
-Надо же! Здесь что, кубки за все годы существования «Хогвартса»? – поразился Рики после того, как поздоровался.
-Да, вообще-то. Самые последние, недавние, впереди, и это не слишком удобно, - ответила София.
-Вас хотят видеть в штабе, - не стала отвлекаться Селена.
По пути девочки увлеченно расписывали квиддичную историю своей семьи. Как оказалось, их отец и большая часть дядюшек, а также тетка играли в гриффиндорской команде. Как и следовало ожидать, когда Рики распахнул для всех двери в штаб, внутри обнаружилась только Дора.
-Ну, и кому мы понадобились? Ей, что ли? – скуксилась Джорджина, указывая на слизеринскую старосту, которую ничуть не смутило столь нелюбезное приветствие в третьем лице.
-Не очень умно с вашей стороны соединить ее со шнурком, - ухмыльнулась Дора.
Она держала перед собой вогнутую колбу. Джорджина и София напряглись. Рики с Селеной, не сговариваясь, постарались как можно незаметнее прошмыгнуть и устроиться за столом. Рики тут же схватил со стола заявление Дика, в котором тот, как оказалось, не поддерживал требование мистера Филча наложить на паркет особенное заклинание, карающее на месте не вытирающих ноги учеников. При этом он не прекращал наблюдать за спектаклем, который слизеринка, конечно, заранее запланировала.
-Что делает эта штуковина? – дежурно поинтересовалась Дора.
-Орет и плюется, - ответила Джорджина.
Дора пихнула ее в руки молчаливой Софии и сделала шаг назад, отпустив так быстро, что та еле успела подхватить.
-Можете забрать себе вашу собственность. И в другой раз помните, что имеете дело со мной, а не с кем попало, - попросила Дора.
Близнецы, заметно разочарованные, казалось, настолько кипят от гнева, что даже онемели.
-А что случилось? – решил выяснить Рики.
-Они подложили эту замечательную с точки зрения науки вещь в мою сумку, - объяснила Дора.
-Но зачем вы это сделали? – начала сердиться Селена.
-Пусть не водит за нос нашего брата, - отчеканила Джорджина и, уперев руки в бока, надвинулась на Дору.
Та немедленно переместила хмурое внимание на свои ботинки.
-Вот что, - медленно заговорила она, - если вам неизвестно, то объясню: трудно добиться симпатии таким способом. Кроме того…
-А нам и не нужна твоя симпатия! – выпалила София.
-Отлично, - сверкнула глазами Дора. – Вы не забыли, что я – староста? Как насчет того, чтобы вместе прогуляться до кабинета профессора МакГонагол?
Близнецы обалдели.
-Вот она обрадуется, - Дора даже зажмурилась от предвкушения.
-Не надо, - как можно мягче попросил ее Рики.
-Я не собираюсь, - к Доре внезапно вернулась резкость.
-Как ты ее обезвредила? – потребовала София, ощупывая колбу.
-Никак. Я ее заморозила. И понятия не имею, сколько это продлится, - обрадовала Дора.
-Что?! – Джорджина даже дернулась прочь от сестры, но передумала и вернулась на прежнюю позицию.
-Да. Возвращаю вам в нетронутом виде, и делайте с ней, что хотите, - добавила Дора.
Близнецы уставились на нее почти с ужасом.
-Конечно, будет лучше, если вы как можно скорее от нее избавитесь, - улыбнулась староста «Слизерина». – Как вы это сделаете – ваша забота, но, надеюсь, без шума, потому что если будет похожий инцидент, нам, - она кивнула на Рики и Селену, - придется рассказать все, что мы знаем.
-Ясно, зачем тебе стучать? – оценила Джорджина.
Бровью не поведя, Дора проследовала на свое место, села и выдвинула ящик.
-Как ты ее не запустила? – спросила София.
-Я заметила, что шнурок слишком туго затянут, и вообще не так, как я это обычно делаю. Я просто распорола сумку в другом месте, - похвасталась Дора, раскладывая перед собой письменные принадлежности. - Ричард, есть оригинальные идеи, как украсить зал к Хеллоуину?
София не выдержала и вышла.
-Ну, спасибо, Нотт, - буркнула Джорджина и отправилась следом.
-Не за что. Дверь закрой, - громко сказала Дора.
Рики показалось, она не просто расстроена, а еще как будто чувствует себя виноватой.
-Что? Просто чудо, что я не влипла. Хороши малявки, - вымученно улыбнулась она, заметив, что Рики и Селена продолжают наблюдать за ней.
Хлопнула дверь – то появился Ральф.
-Ну и характер у твоей подружки, - пожаловался он Доре.
-Ты таки поговорил с Тиффани? – удивилась она, все еще хмурясь после выяснения отношений с близнецами.
-Ну да, - кивнул Ральф. – Прежде чем открыть рот, пять минут слышал, какая назойливая свинья ее брат со своим противным квиддичем, как они вчера чуть не подрались, и что от меня она ничего подобного не потерпит. А я только поздороваться собирался!
Рики живо представлял, как это выглядело, и почему-то его обуревало желание бестактно расхохотаться.
-И что в результате? – спросила Селена.
-Мы поругались, - передернул плечами Ральф. – Она, правда, не знала, кто именно выиграл, или все-таки притворялась?
-Исходя из логики, вряд ли не знала, - призналась Дора. – В гостиной до полуночи отмечали. Но я тебе этого не говорила.
-А мне она категорически запретила ей рассказывать, - усмехнулся Ральф. – Странно, почему она так к этому относится?
-Имеет право, - отрезала Дора.
И больше Ральф ни о чем ее не спрашивал.


Глава 18 Логика против безумия



Разговор с Дамблдором не нравился Рики все больше, чем дольше он об этом думал. Он сомневался, чтобы любого, кто увидит во сне змею, тащили к директору для дружеского напоминания о том, что накануне СОВ не стоит переутомляться. В этом году ввиду разных обстоятельств он, действительно, почти не совал нос в тайны гриффиндорской мафии. Вспомнив об этом сейчас, Рики пришел к единственно, на его взгляд, возможному выводу: если нет времени, надо постараться добыть информацию самым простым и коротким путем.
-Я хочу пойти в Запретный лес, - сказал он однажды другу.
-С ума сошел? – удивился Лео. - В такой холод?
-Я думаю, что кентавры – мой единственный шанс узнать правду о себе, - упрямо заявил Рики.
Здравомыслящий Лео скептически поморщился.
-Мы говорим об один и тех же кентаврах? – уточнил он. – Эти господа – так требует называть их леди Гермиона? – не слишком дружелюбны, когда колдуны к ним специально приходят, и, насколько я помню, выражаются так загадочно, что…
-Твой вывод? – оборвал Рики.
-Так стоит ли мерзнуть? – ответил Лео.
Рики хотел бы возразить, но друг, как обычно, попал в точку. Сегодня они уже прогулялись под хлещущими порывами ледяного ветра в теплицы, а потом обратно. Никого из слизеринцев не радовала мысль, что послезавтра предстоит провести на улице два часа ухода за магическими тварями. Тиффани за обедом даже позавидовала тем, кто в свое время выбрал другие предметы, хотя одно упоминание о древних рунах вызывало у нее зевоту.
-Ну, хорошо, - в итоге согласился Рики. – Но весной я снова попрошу плащ!
-И полезешь в грязь и слякоть. Почему тебя так тянет получить копытом по голове? – ворчливо осведомился Лео. – Передай, пожалуйста, мою «Нумерологию». Чуть не забыл, через неделю контрольная.
Рики мечтал бы об этом забыть! Учителя мучили их так упоенно и целенаправленно, словно в школе не осталось других учеников, кроме пятикурсников, на которых можно бы проводить всякие контрольные.
-Что ты хочешь? Скоро конец семестра, - неизменно отвечал Лео каждый раз, когда Рики вздумывалось поворчать по этому поводу.
-В следующей жизни ни за что не пойду в школу, - высказался Рики как-то раз, покидая класс зельеварения. Столь прекрасное решение всех проблем пришло ему в голову после того, как Снейп закатил на весь урок работу над ошибками.
-Как ты можешь планировать так далеко? – едва не рассердился Лео.
-А тебе какая разница? – не выдержал Рики.
-Не пойти в школу! Разве твои родители не внушили тебе, что невежество – самая благодатная почва для деградации? – Лео почему-то казался глубоко возмущенным.
-Сомневаюсь, - проворчал Рики. – Скорее всего, многие Упивающиеся смертью прекрасно учились, иначе авроры бы их давно поймали. Хотелось бы мне знать, каково было в школе Сам – Знаешь – Кому.
-Послушай, это совершенно не поможет тебе на СОВах, - ровно, заставляя себя успокоиться, произнес Лео.
И все равно, Рики дни считал до рождественских каникул. Правда, Хеллоуин тоже обещал некоторое развлечение. Но в этом году само пребывание в школе действовало на нервы.
Задания профессора МакГонагол становились все хуже и противнее. Испарять котят Рики отказался наотрез. Профессор МакГонагол поначалу настаивала и грозилась даже сообщить профессору Снейпу, но затем передумала и предъявила ему более крупный объект – игуану. С первого раза у него получилось только наполовину, и чувствовал Рики себя при этом прескверно.
-Если бы мне на первом курсе сказали, что такое будет, купил бы сразу обратный билет, не задумываясь, - громко произнес Рики, когда заглянувший Филч вызвал преподавательницу на пару минут из класса.
-Ну надо же. А я даже не думала о такой возможности, - протянула Дора.
-Меня бы на месте испарили, если бы я появился у порога с вещами, - сказал Боб.
-Нормальный человек не уйдет из «Хогвартса»! Макарони, вот ты вполне способен опозорить и наш колледж, и своего крестного отца, - заявил Френк.
-Тебя волнует мой крестный отец? – обернулся к нему Рики, недоумевая, когда это они успели подружиться.
Но тут вернулась профессор МакГонагол и принялась диктовать домашнее задание; Рики каждый раз надеялся, что хоть кто-нибудь из учителей забудет об этой части урока.
Старосты теперь совершенно не скучали – они были заняты больше других, и при этом умудрялись успевать везде. В штабе Рики каждый день выслушивал разные новости, и порой ему очень хотелось заткнуть уши и вытряхнуть из головы весь этот мусор. В один прекрасный день, однако, случился интересный разговор.
-Кузина Эйвери разобралась со своим летучим порохом? – поинтересовался Артур.
Как большинство Уизли, он плохо умел врать. Его нарочито небрежный тон прямо-таки резал чувствительные уши Рики. Он пожал плечами. «Надо же, не только Лео постоянно о ней помнит», - подумал Рики.
-Не знаю, она давно не обращалась, - ответил Лео.
Артур собрался с духом, как будто решался выдать несусветную военную тайну. Потом заметил, что другие это поняли.
-Я тут случайно узнал. Похоже, кое-кто из «Слизерина», в самом деле, покидает школу.
-С чего ты взял, что это именно слизеринец? – притворился недовольным Рики.
-Так сказала Рейчел, - сногсшибательно аргументировал Артур.
-Кто?
-Моя сестрица, из первогодков, - пояснил Артур так, будто не знать всех его родственников – это верх неприличия. – Помните малышню с фейерверками?
-Еще бы, - в один голос произнесли старосты. Рики посочувствовал им, что приходится хранить в памяти такие захватывающие вещи.
-Они отрабатывали взыскания у Снейпа позавчера, - сказал Артур. – Они как раз поднимались из подземелья с подружкой, и тут главная дверь хлопнула. Какой-то здоровяк помчался к подземельям, и начал спускаться, даже скорости не сбросил. Они посторонились, чтобы их не сшибло. Мимо проскочил какой-то парень…
Артур перевел дыхание.
-Ну и что?
-Лица они не видели, но знак «Слизерина» заметили. Он заблестел в свете факела.
-Но это еще не доказательство! – Рики сам не знал, что заставляет его так придираться. Возможно, ему хватало детективных пристрастий Лео. – Все наши значки, вообще-то, блестят.
-А этот блестел серебром! – категорично заявил Артур.
-Мерлина ради! – вспылил Эди. – Кто станет просто так шататься в темноте по улице в такую погоду?
-Мало ли какие уважительные причины, - резонно заметил Рики.
-Я тоже пока не вижу связи с летучим порохом, однако это интересно, - сказал Лео.
-А твоя Рейчел не выдумала все это? – сухо поинтересовался Дик. – Ты сам ей не говорил, что мы ищем слизеринца, исчезающего с летучим порохом?
Взгляд Артура должен был испепелить не только Дика, но и весь штаб. Однако, очевидно, равенкловец ждал такой реакции и бровью не повел.
-Нет, - отрезал гриффиндорец.
-Я думаю, в любом случае зря кто бы то ни было шатается во дворе после наступления темноты, - поспешил высказаться Эди.
«Если только по двору, то это явно дурак, - подумал Рики. – Чего мы в этом дворе не видели?».
Он поморщился, глядя, как старосты «Гриффиндора» и «Равенкло» косятся в разные стороны. В последнее время обсуждение любого вопроса заканчивалось так. Рики не возражал, что любовь – это прекрасное чувство. Но для данного случая в иные моменты готов был допустить исключение. Он понимал Дору, которая в последнее время, он заметил, все-таки стала избегать компании Клуба.
Рики рискнул заговорить с ней об этом на бегу, когда они спешили, опаздывая на прорицания. Трелони в любом случае устроит им разнос на четверть часа, не сомневался Рики, поэтому настроение Доры, скорее всего, уже было испорчено предвкушением беседы о ее безнадежной неспособности.
-Мне неудобно перед тобой, если Артур бывает слишком назойлив, - сказал он.
Щеки Доры порозовели.
-Почему это тебе должно быть неудобно? – бросила она довольно резко.
-Я не представляю, кто может разрешить эту ситуацию. Наверное, время.
-Я тоже на это надеялась, - выдохнула Дора.
-Но, возможно, времени прошло недостаточно, - предположил Рики.
Дора не ответила. Казалось, она впала в глубокую задумчивость, и даже не слышала критики профессора Трелони.
Эта тема неизменно портила настроение, так что Рики пожалел, зачем заговорил с ней. Дик даже в теплицах, где они временами оставались вместе, старался не упоминать свои проблемы и все больше замыкался в себе. С Артуром в иные дни творилось то же самое, и это казалось Рики противоестественным.
Как староста самого темпераментного колледжа, гриффиндорец был занят больше других, и к Филчу стал относиться, соответственно, хуже. Впрочем, многочисленные младшие родственники и тетушка Луна тоже не давали ему скучать.
Раньше Рики не очень обращал внимание, что в «Хогвартс» регулярно наведываются представители Министерства. Теперь же не только он, многие стали замечать, что Дамблдора в холл провожают разные колдуны и ведьмы, которые никогда, однако, не обедают в школе. Их было больше, чем в прошлые годы; даже больше, чем во время Тремагического Турнира. Но дядя Гарри пока не приезжал, по словам Эди, отходил после свадьбы Лауры.
В отсутствие Рики сотрудники Министерства пару раз заглядывали к старостам, задавали несколько вежливых вопросов о порядке в школе, обязательно напоминали об опасной обстановке в магическом мире и, получив твердое обещание, что в случае подозрительных обстоятельств им непременно сообщат, уходили восвояси.
А вот Джорджина и София ворвались без стука.
-Ну что, на месте ваш шпион? – выпалила Джорджина.
Сэр Финеан как раз отсутствовал.
-Что вы опять натворили? – хмуря брови, спросил Артур.
-Не гони волну, брат, - миролюбиво попросила София.
-Мы такое дельце провернули – пальчики оближешь! – Джорджина на месте не могла устоять, подпрыгивала от восторга.
-Мы вернули кое-что из папиной старой собственности, - сказала ее сестра, кладя на стол пожелтевший от времени, потрескавшийся по краям пергамент, сложенный вдвое.
-Не думаю, чтоб дядя Джордж сейчас нуждался в таком богатстве, - пренебрежительно фыркнул Артур.
-Балда! – Джорджина умильно сложила ручки.
-Это не он, а мы в ней нуждаемся, - София вынула палочку, стукнула по пергаменту и что-то пробормотала.
На чистой поверхности вдруг стали вырисовываться черточки и точки, которые двигались. Рики вместе со всеми склонился над необычной штукой.
-Точки подписаны? – в изумлении воскликнул Артур. – Вот мы…
-Это карта, - объяснила София. – Показывает всю школу.
-Ничего себе! Где вы ее взяли? – ужаснулся Эдди.
-О! – София довольно потирала руки. – Эта ценная вещь имеет очень давнюю историю. Наш отец и дядя Фред нашли ее в кабинете мистера Филча, где она лежала безо всякого употребления. Потом они зачем-то отдали ее дяде Гарри.
-А он что? – жадно спросил Рики.
-Пользовался ею, когда надо было прогуляться ночью по замку.
«Ах, вот как!», - подумал Рики.
-А потом, когда ушел из школы, не передал директору, забыл. Она понадобилась года четыре назад, когда сюда проник какой-то самозванец, и дядя Гарри вернул ее в школу. До недавнего времени, думаю, эта карта лежала на столе Дамблдора и показывала ему все перемещения по замку, - закончила София.
-Ого! – Ральф уставился в левый угол. – Чего это они застряли по дороге в совяльню?
-А к тебе она как попала?! – Артур волновался, почти как Молли Уизли. – И почему я ничего о ней не знал?
-Потому что таким отпетым хулиганам, - сладко пропела Джорджина, - не доверяют!
-Папа доверяет только хорошим девочкам, - закончила София, стукнула палочкой по карте, произнесла «Славная вышла шалость!», и пергамент снова стал чистым. Она ловко сунула его в карман.
-Можете обращаться к нам, если понадобится. Об условиях договоримся, - сказала Джорджина, и сестры со всей очевидностью собрались уходить.
-А ну стоять! - прорычал Артур. – Вы спятили?! Как вы догадались обокрасть директора?
-Не бойся, нас не засекут, - Джорджна, пожалуй, была тронута такой заботой.
-А ты предпочитаешь, чтобы Дамблдор в любое время дня и ночи мог следить за вами? – вскинула брови ее сестра.
-Я спросил «как»? – Артур был неумолим.
-Не бойся, это не мы, - в сердцах бросила София. – Это один министерский болван. Нас, хвала Мерлину, на этой неделе к директору еще не вызывали.
-Болван? – не пожелал удовлетвориться столь кратким объяснением гриффиндорец.
-Ну, он выбросил карту в корзину, - объяснила София, мимикой яснее ясного демонстрируя отношение к такому поступку. – Похоже, случайно прихватил вместе с какими-то своими бумажками.
-Хорошо, мы знаем, как это выглядит. Хоть и не надеялись, чтоб нам когда-нибудь так повезло, - Джорджина пожала плечами.
Артура разрывали внутренние противоречия.
-Ты же не настучишь на нас?
-Ни за что, - оскорбился гриффиндорец.
Но даже после ухода кузин его волнение не улеглось.
-Несладко, куча родственников в той же школе, - посочувствовал ему Ральф.
-Добалуются они когда-нибудь, - сокрушенно вздохнул Уизли. – Меня, конечно, припадки праведности не украшают, но они!
-Твой дядя Джордж – знатный хулиган, - согласился Ральф, хотя все знали, что мистер Уизли не только владелец магазина, но и создатель всевозможных магических приколов.
-Не только в нем дело. Тетка из «Слизерина», а там вообще правил не признают. Не все, конечно, - поправил Артур, кивая в сторону Лео.
Рики считал, что принадлежность к колледжу вообще не связана с законопослушностью. Старосты, во всяком случае, были загружены одинаково, особенно накануне разных событий, вроде матчей ли праздников.
Одно такое событие как раз приближалось. Хагрид никого не подпускал к своему огороду, и все школьники знали, почему. Там находились огромные тыквы, предназначенные специально для празднования Хеллоуина.
-Кто за маскарад в гостиной? – предложила Тиффани.
Но парни не проявили должного энтузиазма.
-Значит, будет девичник, - решили девочки.
Традиционно в день всех святых устраивали пир. Профессор Трелони, никогда на нем не присутствующая, заранее уведомила пятый курс, что вероятность несчастных случаев в такое время возрастает второе. Учитывая, что до сих пор в «Хогвартсе» не произошло ни одного такого случая, Рики, умеющий считать, достоверно вычислил, что и в этот раз такая возможность равна нулю. Он сам рад был бы поверить своим вычислениям, если бы неприятности предсказывала только профессор Трелони.
Но с некоторых пор любой праздник приводил к обострению внутри Клуба. Поздравления как повод для общения с Дорой всегда использовали и гриффиндорец, и равенкловец. И, если к Дику она относилась нормально, от Артура шарахалась, как от чумы. Рики понимал ее: кому понравятся фанатичные приставания.
С утра в Большом зале обнаружился отдельный стол для старост - непременный атрибут торжественности. Это, как всегда, заставило Рики испытать двойственные чувства: облегчение от того, что он в любом случае окажется далеко от грозы, но и чувство вины, поскольку он считал своей первой обязанностью разряжать обстановку.
За завтраком, впрочем, ничего не случилось. Лео легко объяснил, почему, когда Рики выразил удивление по этому поводу.
-Я дал Уизли успокоительное. Подлил в сок. Не одобряешь?
-Гениально! Почему ты раньше этого не сделал? – упрекнул Рики. он даже не подумал о таком простом решении.
-Потому что не был уверен в том, какое именно средство ему поможет, - задумчиво произнес Лео.
-И какое же?
-Очень надеюсь, что мне не придется говорить об этом никогда.
Пир по случаю Хеллоуина и самом деле прошел прекрасно. Но вскоре у Артура случилось обострение любовной лихорадки. В это время Рики и Эди находились с ним в штабе. Рики как раз расположился в кресле с «Турне с троллями», когда вошла слизеринская староста девочек. Судя по звуку шагов, она прошла к своему шкафчику и стала там копаться – обычное дело. И вдруг…
-Нотт! – воскликнул Артур так горячо, что Дора едва не выронила сумку. Она была так ошеломлена, что показалась Рики испуганной.
Артур бросился к ней и схватил за руку.
-Будь моей подружкой! Я жизни без тебя не представляю! – заявил он.
-Уизли! Я тебе уже сказала, - Дора попыталась выдернуть руку, но это у нее не получилось.
-Ты могла передумать! – напомнил Артур.
-Сожалею, но я не передумала, - твердо сказала Дора. Тут кто угодно мог понять. Но Артур как не слышал.
-Если я тебя в щечку поцелую…
-Нет!!!
-Что, в самом деле… - вмешался Эдгар.
Артур сверкнул глазами.
-Я пошла! – поспешно заявила Дора и убежала, не забыв тщательно закрыть за собой дверь.
-Так себя не ведут, - заявил Эдгар.
-Я тоже так считаю, - Рики постарался, чтоб его голос прозвучал твердо.
Артур направился к двери. Эдгар поспешил было за ним, пока Рики огибал стол, но в дверях нерешительно остановился.
-Я жду Бетси, - сказал он.
Рики довольно быстро убедился, что Артур вовсе не преследует Дору. Похоже, он направлялся в гриффиндорскую башню. А по возвращении в штаб Рики обнаружил книгу в руках счастливой Бетси, рассыпающейся в благодарностях Эдгару.
Кое-чему его это научило. В послеобеденное время следующего дня Рики решил вообще не появляться в штабе. Давно пора было отдохнуть от уроков и прочих друзей, к тому же, профессор Стебль предоставила ему такой отличный повод.
В теплице было, пожалуй, даже жарко. Рассеянные в полумраке лучи придавали всему вокруг синеватый оттенок. Но слабое освещение не мешало Рики. Он сосредоточенно рисовал, отвлекаясь только на то, чтобы взять мелок другого цвета.
Внезапно он выключился из творческого процесса. Рики прислушался, и естественно, ухо уловило шорох, и не один.
«Здесь же растения, - напомнил он себе, - постоянно что-нибудь движется, сыпется…».
Но звук повторился. Создавалось впечатление, словно кто-то движется, с предельной осторожностью раздвигая стебли и листья. Рики быстро осмотрелся, но растения, свешиваясь отовсюду, существенно ограничивали видимость.
И вот снова зашуршало – гораздо ближе, очень тихо, но ни один листик не падает так долго. Юноша напрягся. Теперь уже не только слух – инстинкт говорил ему, что здесь находится кто-то еще, и этот кто-то продвигался к нему. Рики встал, не переставая пристально глядеть в ту сторону, откуда донесся звук, отложил карандаш и взялся за палочку.
Он постоял так несколько секунд, но беспокойство не развеивалось, а, наоборот, укреплялось. Медленно Рики направился вдоль рядов с кадками и рассадой. Запах свежей земли витал повсюду; ему вдруг подумалось, как плохо, что он не собака и не может положиться на нюх в неопределенных поисках.
Зато почти сразу его ухо уловило едва различимый, но явно посторонний шорох. Словно кто-то метнулся в сторону. Рики ускорил шаг, параллельно соображая, что будет, если беглец опрокинет что-нибудь. Ведь он отвечал за сохранность теплицы, коль скоро профессор доверила ему ключи.
Но и не мог допустить, что здесь околачивались без разрешения всякие невидимки. Он достиг того места, откуда ему был виден параллельный ряд. Это значило, что если действительно посторонний проник в теплицу, то теперь мог спрятаться только в углу. Но Рики внезапно остановился.
Со стороны замка доносились шаги. Затем – тихий, отчетливый звук открывающейся двери. Юноша вполне мог бы не расслышать его, увлеченный своим делом, просто сейчас его чувствительность обострилась. Со своего места Рики не видел вошедшего, и потому спросил, стараясь, чтобы голос его звучал ровно и равнодушно:
-Кто там?
-Это я, - ответил ему Дик. – Ты где?
Рассказывать, что он ищет здесь невидимку, показалось Рики как-то несолидно. Рики проводил друга к письменному столу, и сам вернулся к работе.
У Дика тоже дело продвигалось не сразу. Мельком поглядывая на друга время от времени, Рики замечал, что он исписал и исчиркал вдоль и поперек весь пергамент. Сам Рики на этот раз решил выполнить чертеж ядовитых щупалец, к которому прилагалось описание. Эта работа оказалась еще сложнее, потому что он постоянно забывал оставлять место для пояснений. Поэтому, наверное, Дик закончил раньше него.
-Подожди меня, - попросил Рики, - я сейчас.
Но он повторил это еще два или три раза, прежде чем закончил. Терпение Дика было на исходе. Тогда, по опыту зная, что это действует, Рики показал ему свой рисунок. Он помнил, что, видя результат, люди успокаиваются и уже не так сожалеют о потерянном времени, кроме того, это стало бы безопасной темой для разговора по дороге к замку. И, надо признать, в этот раз Рики остался доволен своей работой и напрашивался на комплимент!
Дик оправдал его ожидания и похвалил картинку.
-Можно, я посмотрю, что у тебя получилось? – в свою очередь, попросил Рики.
-Вот. Я переписал, но, наверное, переделаю, - небрежно произнес равенкловец, передавая Рики лист, на котором было аккуратно выведено:
Лишь от земли отделен,
Напрасны уговоры.
А для живых смертелен
Плач корня мандрагоры.
Зеленая рассада
С пурпурным хохолком
Но видеть глубже надо:
Младенцы под грунтом.
Они растут, взрослеют
И делу жизни служат:
Для зелья их шинкуют,
Что воскрешает души.
-Мало, плохо, - возмущался Дик, пока Рики запирал теплицу.
-А по-моему, хорошо, - возразил Рики. – Хотя я не очень разбираюсь в стихах. Но ведь твоя задача – описать, что это за растение. И это у тебя получилось.
Но друг как-то не очень утешился.
-Я не могу сосредоточиться на задании, - покачал головой Дик. – Постоянно думаю о других вещах. Тебе я, должно быть, надоел, как никому другому, да?
-Вообще-то, Дик, я действительно хотел бы тебе помочь, - избегая прямого ответа, сказал Рики.
-Вряд ли. Думаю, каждый в состоянии сам справляться со своими проблемами, - неожиданно заявил равенкловец. – Наверное это нехорошо с моей стороны, но Дора Нотт определенно не желает лишний раз входить в комнату, если там Артур, и меня это радует.
Рики не рискнул бы осуждать его за это. Он находил все меньше объяснений поведению гриффиндорца, особенно когда оставалось время задуматься об этом. Он ведь тоже был влюблен, но таких фокусов не показывал.
Засыпая в ту ночь, он загадал желание: чтобы эта ситуация, наконец, перестала донимать его. Но и утром почему-то первая мысль была о том, что через день ему предстоит совместная гербология с «Гриффиндором», и он сыт по горло чужими личными делами. На вопрос друга о том, все ли с ним в порядке, он проворчал, стиснув зубы, и обращаясь скорее к себе:
-Я начинаю думать, что убью кого-нибудь.
На это заявление лучший друг отреагировал на редкость отзывчиво.
-Этого только недоставало! Послушай, Рики, - сказал Лео, понизив голос, - помнишь, ты мне обещал помочь с Дорой?
-И что?
-Ты можешь сейчас за столом завести беседу о Тремагическом турнире?
-Зачем? – спросил Рики.
То, что Лео не собирался отвечать, заставило его почувствовать раздражение.
-Почему ты всегда нагнетаешь столько таинственности? – не счел нужным скрывать недовольство Рики.
-Извини, но таков уж я, - заявил Лео.
«Продукт слизеринского производства», - подумал Рики, глядя в сверкающие азартом глаза друга.
В Большом зале, по счастью, старосты рассаживались вместе со своими колледжами.
-Я вот думаю, - начал Рики когда все уселись и потекла обычная застольная беседа, - будет ли мне удобно послать Консуэло поздравление с Рождеством?
-Конечно. Ты же подружился с ее сестрой, - поддержал Лео.
Но казалось, Дору это совершенно не волновало. Она выглядела так, словно придавлена грузом забот, и готова до последнего вздоха мужественно с ними бороться.
-Прекрасное было время, соревнования и все такое, - произнес Рики, пожалуй, самую банальную фразу из всех возможных.
-А помнишь, как кошки разодрали диван с валерианой? – живо откликнулся Лео.
О, это событие отлично помнили все слизеринцы! За столом начался живой обмен мнениями.
-Самое главное, - Лео понизил голос, - что моя копилка компонентов тогда пополнилась настоящей сушеной валерианой. Мы набрали ее столько, что я и не помню.
-А где ты их держишь? – забеспокоился Рики.
Глаза Лео засветились плохо скрываемым торжеством.
-В моем ящике в штабе. Кстати, надо бы завтра переложить в другое место, а то я часто выдвигаю, и Мелани может заинтересоваться, что за мешочек.
Рики вспомнил еще пару фактов о том, как чемпионы выполняли свои задания, но Лео больше не поддерживал беседу, а все вокруг слишком близко к сердцу приняли разорение дивана в гостиной, так что обед скоро вернулся на круги своя. Но, когда перешли к десерту, друг неожиданно щипнул его за локоть. Покосившись на него, Рики так и не понял, с какой целью это было сделано. Но через минуту Лео вышел из-за стола и покинул Большой зал.
Рики решительно ничего не понимал, но ему показалось, что Дора нервничает. В знак протеста, он чуть было не поклялся никогда больше не помогать другу в его головоломках, но даже сейчас понимал, что его любопытство сильнее раздражения.
Для гадания настало самое время, потому что ему как раз предстояли прорицания. Путь в башню неблизкий, поэтому Рики закончил есть одним из первых.
-Ты идешь? – спросил он Дору.
-Сейчас, я еще тост хочу, - откликнулась она. – Не жди меня.
Рики пожал плечами, но возражать не стал. А в вестибюле его ожидал Лео, отчего-то в мантии, застегнутой на все пуговицы.
-Она еще там? – спросил он.
-Да. Я уже понял, что ей зачем-то нужна эта сухая валериана, и ты хочешь заманить ее в ловушку, - сказал Рики. – Но что происходит?
-Давай поднимемся, пока лестницы еще проходимы, - сказал друг и увлек его наверх. – У меня сейчас нумерология. И происходит то, что я ее прогуливаю. И, честно говоря, рассчитываю, что ты поступишь точно так же с прорицаниями, - заявил лучший ученик параллели.
-А могу я узнать, на что ты рассчитываешь? – кротко спросил Рики.
-От меня – нет. Но ты можешь идти на урок, если хочешь, - ответил Лео как никогда сурово.
-А куда мы идем? В штаб? – продолжал допытываться Рики.
-Конечно. Как бы я хотел, чтоб этого не потребовалось. Но Дора… она превзошла себя.
В штабе Лео, прежде всего, запер дверь на замок. Затем сбросил мантию; под ней его тело оказалось невидимым. Наконец, и мантия-невидимка оказалась в его руках.
-Надеюсь, нас двоих она накроет, - с сомнением произнес он; Рики даже пожалел, что так вырос с первого курса.
Быстрые торопливые шаги заставили его метнуться к другу.
-Парни так не ходят. Она! Так скоро, - раздосадовано шепнул Лео.
Прижавшись спиной к шкафчику, Рики постарался дышать как можно тише. Если бы не мантия, они первым делом попадали бы в поле зрения вошедшего, а он вовсе не был уверен, что они ничего не упустили. Если торчит, допустим, край ботинка, то дело дрянь. Помимо волнения и азарта, его также снедало любопытство, но задавать вопросы сразу стало поздно.
Ключ в двери повернулся, и вошла, действительно, Дора. Рики сразу вспомнил давний разговор отца с кем-то из гостей, утверждавшим, что настоящая сущность человека проявляется только наедине с самим собой. Он не был уверен, что видит именно сущность, но Дора казалась совсем другой, чем на людях. Она не просто нервничала; в хаотичной стрельбе глазами и крепко сжатых губах угадывалось отчаяние.
Через несколько секунд Рики убедился, что Лео был прав, они хорошо спрятались. Дора заперлась изнутри. Затем заглянула под стол, за шторы, удостоверилась, что сэр Финеан где-то гуляет, а затем, вызвав недолгое замешательство у Рики, двинулась, казалось, прямо на них. Рики отодвинулся, поскольку целью Доры был крайний ящик Лео, и было, насколько понимал слизеринец, нежелательно, чтобы она задела его или мантию.
К чести Доры, она заколебалась, прежде чем открыть незапертый ящик. Помедлила еще, собираясь с духом, и только потом принялась быстро перебирать бумаги.
-Там нет ничего интересного, - ровно произнес Лео, отчего Рики вздрогнул не хуже Доры; он почувствовал, что мантия соскальзывает с него.
Застигнутая на месте, Дора довольно быстро взяла себя в руки.
-Разве ваши мантии-невидимки у вас не забрали? – спросила она.
-Это вряд ли интересно для тебя сейчас, - холодно отрезал Лео. - Зачем тебе валериана?
-У меня кончилась, - развела руками Дора. Казалось, она не особо раскаивается, но очень сожалеет, что ее план не увенчался успехом.
-А она тебе так необходима? – продолжал Лео.
-Даже не представляешь, как, - огрызнулась Дора.
-О нет, представляю, - произнес Лео необычайно сурово.
-Я ничего не понимаю, - вмешался Рики. – Что происходит?
Судя по всему, Лео понимал это лучше него, но предпочитал, чтобы объяснялась девушка.
-Я уверена, что вы ни в коей мере не способны одобрить мой поступок, - помедлив, заявила Дора.
-Но я не профессор Снейп, - сказал Рики.
Дора скривила губы.
-Профессор Снейп мог бы как раз проявить больше снисхождения, чем ты. Хотя, кто его знает, он же учитель.
-А я кто?
-Друг Артура Уизли, - вздохнула Дора.
-Так в чем дело? – настоял Лео. – Я могу рассказать это сам, но пусть лучше Ричард услышит это от тебя. Это такое дело, что не хотелось бы ошибиться даже в деталях.
-Сядьте, - распорядилась Дора. – Причем – по ту сторону стола. Я не очень-то позволю себя разорвать, но все-таки.
Она указала палочкой. Юноши сели. Рики не покидало ощущение, что Лео все уже и так знает.
-Дело в том, что я… подлила Уизли любовного зелья, когда мы сидели за столом старост.
Вначале Рики подумал, ему изменяет слух. Настолько чудовищные вещи не произносятся так спокойно. Дора немного нервничала, но говорила как будто даже с вызовом, хотя и без сознания правоты.
-Зачем? – хмуро спросил Лео.
-Из-за МакГонагол. Хотела сделать ей гадость, - сообщила Дора. - Он же ее любимчик. А она так и не отучилась цепляться ко мне, вредная старуха! Вот я и подумала, как будет чудно, если он пошлет ее нафиг. Ричард?
-Да как ты посмела? – выдавил Рики, сжимая кулаки. – Я чуть с ума не сошел!
-Вот-вот, и я тоже, - сочувственно произнесла Дора. – Я хотела сразу же снять чары, но его стакан выпила дура Хатингтон. Конечно, никто не удивился ее грубости, она ведь меня терпеть не может. А у меня компоненты закончились! Я не знала, как от него отделаться, честно!
Рики чувствовал, как внутри закипает бешенство. Как бы хорошо он не относился к Доре, в этот раз она перегнула палку.
-Но любовное зелье не должно действовать так долго, - указал Лео. – Обычно, даже при постоянном добавлении, возникает привыкание.
-Я изменила рецепт, - обрадовала Дора. – Мне надо было, чтоб реакция была сразу и сильная, вот я и переложила своих ногтей и женьшеня, и еще кое-что.
-Бесподобная вещь, - прикинул Лео. – Если бы ты знала, кому такое продать, цены б тебе не было. Почему ты до сих пор не состоишь на учете в Министерстве?
-Ну, спасибо! – фыркнула Дора.
-О чем вы говорите? – вмешался Рики. – Зажарить тебя надо!
-Неужели?! – ядовито осведомилась Дора.
Рики вскочил и прошелся по комнате, а затем остановился напротив нее, опираясь в стол кулаками.
-Ладно, я понимаю, Артура ты не любишь, он гриффиндорец, любимчик МакГонагол и все такое. Но Дик?!
-Что Дик?! Я ему ничего не делала, - растерялась Дора.
-Не притворяйся дурой, плохо получается, - съязвил Рики. – Он к тебе неравнодушен…
-Ричард, перестань, - потребовал Лео.
-Правда? – удивилась Дора.
Рики разозлился, и, наверное, это стало слишком заметно.
-Спокойно. Ты уже сказал достаточно, - потребовал Лео. – Значит, так. Я сам сварю отрезвляющий эликсир. Потом поговорю с Артуром. И не вздумай давать близнецам твой неповторимый рецепт, напарница.
-Но почему я ничего не знала? – растерянно повторила Дора.
-Как же они меня оба достали из-за тебя, - все-таки высказался Рики.
-Жаль, что мы сразу не обратили внимания. В поведении Артура Уизли можно было заметить натянутость. Дай мне свой рецепт, Дора, - продолжал Лео так, словно находился уже не здесь, а где-то далеко в собственных мыслях.
-Сжечь бы тебя на костре, - возмечтал Рики. Он отметил, что все время Лео держался прекрасно, лишний раз подтвердив свое предназначение для роли старосты. Он хладнокровно улаживал ситуацию, из которой сам Рики еще не успел увидеть выход.
-Хватит, - возмутилась Дора. – Я понимаю, что виновата, но если бы меня не было, этот мир был бы гораздо хуже. Так говорит моя бабушка, а она очень редко ошибается, - пояснила она пораженным парням. – Ладно, так и быть, если Уизли очень рассердится, в качестве извинения я предложу исполнить одно его желание. Какое-нибудь нормальное – с башни прыгать не стану.
После того, как Лео, тщательно изучив состав компонентов, заявил, что ему потребуется неделя на изготовление противоядия, Дора ушла. Рики подозревал, она убралась подальше от его воинственной недоброжелательности. Она пообещала предоставить в распоряжение Лео собственные ногти и волосы в необходимом количестве. Рики подумал, что если бы он единолично решал этот вопрос, обязательно, независимо от необходимости, в воспитательных целях обрил бы ее налысо.
Когда она ушла, Рики против воли ощутил, что его гнев перенаправляется на друга.
-И ты все это время ничего не предпринимал! – произнес он обвиняюще.
-Я вовсе не доволен собой. Но согласись, такое серьезное обвинение должно подкрепляться фактами. Ведь Дору могут исключить.
Рики очень в этом сомневался.
-И когда ты начал понимать? – продолжал он в том же тоне.
-После того, как Дора никак не стала пакостить Хатингтон. Если помнишь, Мелани на нее накричала без всякой видимой причины. Но если Дора сама спровоцировала это, ей не за что мстить.
-Надо же, Мел – невинная жертва, - хмыкнул Рики, на секунду отвлекшись от праведного гнева. – Но Артур… А Дик!
-Проблема Уизли серьезнее, - покачал головой Лео.
-Да ну! Чувства же ненастоящие, - не согласился Рики. – Все равно, что вырвать больной зуб.
-Надо сказать, зелье весьма нестандартное. Обычно любовные эликсиры действуют слишком явно, навязчиво, но непродолжительно. Человек становится одержимым, жаждет постоянно видеть объект своей любви и ведет себя крайне неадекватно. У Артура же наблюдается стабильный эффект, и сейчас после спада снова наступил пик.
Слова друга подействовали на Рики угнетающе. После того, как Дора созналась, дело предстало настолько ясным, что в его душе поселилась уверенность, будто проблема теперь решена. Но Лео напомнил, что Артур, вообще-то, об этом пока не знает, и вообще, обнаружение причины проблемы еще не есть ее устранение.
-Ты сказал – неделя, - тяжко вздохнул он. – Мы расскажем Артуру раньше?
-Нет, конечно, - категорично заявил Лео. – Он не в состоянии сейчас этого понять. И пусть с ним, кстати, Дора объясняется, это ее грязная работа. Меня больше волнует, как убедить Плаксу Миртл, чтобы она целую неделю не затапливала свои владения. Тем более, мы так давно ее навещали, она могла обидеться. Именно у нее я собираюсь варить зелье. Другого места нет.
-И чтобы никто не заходил, - добавил Рики. – Мы ведь никому больше не скажем?
-Нет, безусловно. Ну что, ты согласен очаровывать Плаксу Миртл?
-Почему я? – возмутился Рики.
-Потому что ты возглавляешь Клуб, который она обязана всячески оберегать, - железно аргументировал лучший друг.
Рики желал приступить к осуществлению плана немедленно. Сама мысль, что еще целых семь дней, повергала его в отчаяние. Лео же подошел к этому очень серьезно, медленно отбирал ингредиенты, писал формулы, да еще просил не отвлекать его!
-Если тебе нечем заняться, придумай, как объяснишь Трелони, почему вы с Дорой пропустили урок.
-Мне кажется, она этому будет только рада, - процедил Рики.
Весь день он чувствовал себя на взводе. Он сам не знал, почему ждал, когда его друзья снова начнут коситься и язвить, но учитывая, что они не разговаривали, день прошел довольно спокойно.
Вечером в общей гостиной Дора прилагала неимоверные усилия, чтобы отделаться от разговорчивой Тифанни, причем так, чтобы та не обиделась.
-Отвлеки ее, - попросил в итоге Лео, - мне нужно для полной уверенности переговорить с Дорой.
Рики очень не хотелось выполнять его просьбу, но, учитывая, что это было необходимо, пятнадцать минут обсуждал перспективы знакомства Морганы с породистым сиамским котом из Варшавы.
-Они же могут не понравиться друг другу, - беспокоилась Тиффани.
-Попроси Дору, она тебе гарантирует, что понравятся, - не сдержался Рики.
Тиффани немедленно возжаждала видеть подругу подле себя, так что Рики вернулся к столику, за которым Лео сосредоточенно изучал свои записи.
-Можно идти к Миртл хоть сейчас, - констатировал он.
Меланхоличное привидение не слишком благосклонно отнеслось к тому, чтобы в ее туалете экспериментировали с зельями. Даже упомянула, что когда-то нечто подобное делал дорогой Гарри, и не добился того, чего хотел. Но, когда Рики попросил ее хранить это в тайне не меньше месяца, засветилась от собственной важности и неохотно согласилась, не переставая жаловаться, что всем от нее, многострадальной, что-нибудь да надо.
Лео, щадя ее чувства, установил котел в кабинке, подальше от той, где она любила завывать в трубе.
-Где ты взял котел? – удивился Рики. он не мог представить, чтобы Лео пожертвовал собственным на целую неделю; объяснить это Снейпу было бы невозможно.
-У Доры есть запасной. Оказывается, всегда был, - ответил Лео. – Еще до первого курса она уговорила бабушку купить ей два котла, и чуть не уговорила приобрести заодно и две волшебные палочки. Какие у нее были планы уже тогда!
-Ты уверен насчет рецепта? – спросил Рики.
-По-твоему, я способен отравить Артура Уизли? – осведомился Лео. – Остроумно. Это, пожалуй, посчитали бы проявлением старой вражды между «Слизерином» и «Гриффиндором».
От помощи Лео решительно отказался.
-Извини, но я все сделаю сам, - заявил он.
В искусстве изготовления зелий Рики вполне полагался на друга. Единственное, что его беспокоило – как бы кто-нибудь, например, Филч, не вздумал заглянуть сюда. Плакса Миртл хоть и пообещала, что не допустит этого, но Рики прекрасно понимал, что она не способна стать реально осязаемой преградой. Тот же Артур, у которого крепкие нервы, способен был выдержать ее вопли, да и вообще все, кто имел дело с Миртл, к этому привыкли.
Лео сделался частым посетителем неработающего женского туалета, а Рики оставалось только ждать. Впрочем, он отнюдь не бездействовал, и даже наоборот, работы добавилось: Лео простил расчерчивать для него таблицы и прочие формы, которые он потом заполнял.
По отношению к Артуру Рики стал прямо-таки бесчувственным, настолько, что это заметил Ральф.
-Я, конечно, понимаю, что он тебе тоже надоел, - сказал гриффиндорец, но «займись лучше зельями, чем вздыхать и сдувать бумагу со стола» - это слишком грубо. Даже Дик относится к нему лучше!
«Хорошо, если так», - подумал Рики.



Глава 19 Дисциплина приходит в норму



Всю неделю Рики казалось, что он сходит с ума от нетерпения. То же самое происходило с Дорой, только, в отличие от нее, свои переживания он считал незаслуженными. Лео требовал не надоедать ему, что, в принципе, было целесообразно, но невыносимо.
Терпение Рики испытывалось еще и тем, что он продолжал работать в теплицах вместе с Диком. Однажды тот заявил:
-Надо честно признать, что друг из меня получился никуда не годный.
В такие моменты тяжелее всего было держать язык за зубами. То, что Дик чувствует себя виноватым из-за страданий Артура, было вопиющей несправедливостью. Рики почувствовал, что его беспомощность переходит в раздражение, и заявил, не потрудившись сдержаться:
-Даже слушать не стану такую чушь!
Когда счастливый день, наконец, наступил, Рики едва мог поверить в это. Лео продемонстрировал ему и Доре колбу с золотистой жидкостью вечером в общей гостиной.
-Микстура полностью соответствует требованиям, даже учитывая, что пришлось менять рецепт. Думаю, его можно применить уже завтра.
-А как ты заставишь Артура Уизли выпить его? – поинтересовалась Дора. – Что, если стол для старост снова не поставят?
-Я не собираюсь рисковать, у всех на виду, - Лео, казалось, возмутился подобным предположением. – У меня другая тактика. Завтра утром я скажу Артуру Уизли, что у меня есть надежный план, как добиться твоего расположения.
-Еще не хватало! – ужаснулась Дора.
-Не перебивай! Я приглашу его в туалет Миртл и предложу выпить за успех предприятия, или что-нибудь в этом духе, я еще не решил. Лучше всего заняться этим делом после второго завтрака.
-Думаешь, он согласится пропустить заклинания? – спросил Рики, припоминая расписания «Гриффиндора».
-Думаю, да, - усмехнулся Лео. – Единственная проблема – нейтрализовать Ральфа. Впрочем, нет, его лучше предупредить, что мы задержимся. Пусть скажет Флитвику, что Артур пошел в больничное крыло.
-А он сразу станет нормальным? – внезапно забеспокоился Рики.
-Сразу, - пообещал Лео. – Вы в это время ждите нас в штабе, хорошо? Надеюсь, дорогая напарница, ты извлечешь урок определенных границ для твоего дальнейшего экспериментирования.
-Еще бы! Проще было подсыпать чего-нибудь профессору МакГонагол, - проворчала Дора.
-Она достаточна умна, чтобы не садиться с тобой за один стол, - покачал головой Рики.
-Ты пятый год садишься, и что? – огрызнулась Дора.
За столом старост наблюдалась явная напряженность. Рики наблюдал за этим на удивление равнодушно, будучи уверенным, что это последняя подобная сцена. По выражению лица Лео можно было подумать, как будто он изучает действие любовного зелья с любопытством ученого. Дора же отмалчивалась чаще обычного.
Уроки в тот день совершенно не волновали Рики. Профессор МакГонагол дважды попеняла ему, и даже пригрозила снять баллы, но он так и не сделал ни одной попытки , прикидываясь, что углубленно изучает конспект. Наверное, профессор осознавала его притворство, и почему-то как никогда волновалась о СОВах.
Это раздражало Рики невероятно, потому что дело, висящее на нем сегодня, стоило половины экзаменов. Покидая класс, он сожалел, что не этот урок прогулял. Они с Дорой направились в одну сторону, Лео – в другую. Рики заметил изумленный взгляд Эйвери, для которого такой расклад был внове; но это не имело значения.
-Ты подумала, что будешь говорить? – поинтересовался он, в дверях пропуская Дору вперед.
-А какая тебе разница? – проворчала она. Не оборачиваясь, слизеринка прошла к окну, сразу бросила сумку на стол и плюхнулась в кресло с таким видом, словно мысленно здесь отсутствует.
-Не хотелось бы, чтобы Артуру пришлось терпеть от тебя еще и грубость, - сказал Рики.
Девушка пожала плечами, и больше они не разговаривали. Рики хотелось бы знать, как продвигается операция Лео, и он пожалел, что в мире магии нет сотовых телефонов. Он мог бы поклясться, что сидящая напротив Дора нервничает. Она скрестила руки на груди, изредка поворачиваясь в сторону двери с непроницаемым выражением лица. Когда, наконец, в коридоре раздались шаги, перекрываемые разговором, она на мгновение замерла. Рики узнал голоса Лео и Артура и удивился, почему интонации так спокойны; он ожидал неизбежного скандала. Дора не выдержала и, когда петли заскрипели, вскочила на ноги.
Артур Уизли вошел первым, а Лео закрыл за ним дверь. Гриффиндорец, казалось, не ожидал обнаружить здесь Дору; он посмотрел на нее с неприязнью, потом перевел взгляд на Рики, словно спрашивая, что все это значит.
-Можно узнать, что это существо делает в штабе нашего Клуба? – осведомился он.
А ты что, думаешь, мы больше никогда не встретимся? – спросила Дора излишне резко. – Должна же я когда-нибудь сказать тебе, что – как это? Мне очень стыдно.
-Ну да, в самом деле. Не услышав этого, я не смог бы спать спокойно, - ответил Артур.
-Послушай, Уизли, - Дора явно храбрилась, ей и самой вряд ли хотелось тут находиться, - Я хочу сказать, что, на самом деле, ничего против тебя не имею. Я просто хотела проучить МакГонагол.
-Я и срывал уроки МакГонагол, – Артур помотал головой, словно сам не мог поверить, как его угораздило совершить подобную дурость.
-Но меня это совершенно не радовало! – сказала Дора. – С тех пор, как я сварила это зелье, ты превратил мою жизнь в кошмар!
-Тебе посочувствовать? – ядовито осведомился Артур и резко сменил тон. – А вообще-то, спасибо, что не отравила.
Рики чувствовал себя так, словно сидит на дереве, в которое вот-вот ударит молния. Он понимал, что не должен вмешиваться, пока его не спросят, но просто слушать и помалкивать было чрезвычайно неприятно. Почему-то он сочувствовал Доре; Артура поддерживало само сознание своей правоты, а вот слизеринка, придавленная сознаием своей вины, должна была заглушать свою злость и разводить ситуацию.
-Уизли, я уже не могу исправить то, что случилось, – сказала она. – Тебе что, нужна компенсация?
-От тебя мне ничего не надо! А впрочем…
Артур на мгновение задумался.
-Если ты выяснишь, каким образом команда Чайнсби выиграла у нас прошлом году, я буду тебе очень благодарен, – холодно произнес гриффиндорец.
Рики не ожидал такой просьбы. Но все же, она была явным и неоспоримым свидетельством того, что перед ним – настоящий Артур Уизли.
-Даже если они выиграли честно? – спросила Дора.
Артуру такое предположение не понравилось; впрочем, он отрывисто дернул головой, давая понять, что и такой расклад его устроит.
-А если это выяснится без моего участия? – продолжала уточнять Дора.
Рики знал, что она сейчас раздражает не только его. «Это даже неприлично – такая деловитость в подобных обстоятельствах», - подумал он.
-Ну и черт с тобой, - буркнул Артур.
Дверь за ней аккуратно закрылась. Артур глядел ей вслед с непередаваемым выражением: со смесью отвращения и страха, задавленного гордостью. Неделю назад Рики только мечтать мог о таком результате! Он не сомневался, что все участники этого разговора, как по ту, так и по эту сторону двери, испытывают восхитительное чувство облегчения.
-Настоящая змея. Я даже не знал, что ей сказать, - покачал головой гриффиндорец.
-Как ты себя чувствуешь? – заботливо поинтересовался Рики.
-Очень странно. Отец мне рассказывал, как напился несколько раз в юности. Вот похоже: как будто очень смутно помню, что делал.
-Это нормально, - сказал Лео. – Твое поведение подчинялось совсем не подходящему для тебя состоянию.
-Я был невменяемым, - согласился Артур.
-С возвращением! – Рики готов был наброситься на него с объятиями, но посчитал, что это слишком.
После этого в школе вдруг стало настолько спокойно, что он даже не мог представить себе такого; хотя, наверное, такой была здешняя жизнь все предыдущие годы, о чем он успел позабыть в море страстей и конспектов. Теперь Клуб Единства собирался в полном составе, и не происходило ровным счетом ничего чрезвычайного. До следующей среды, когда в библиотеку вошла взволнованная профессор Стебль. Она сразу же направилась к ним.
-Макарони и Дейвис! Когда вы последний раз были в теплице, кто-нибудь еще туда заходил? – спросила она.
Мадам Щипц неодобрительно покосилась на нее, наверняка возмущаясь, как учительница смеет нарушать тишину в библиотеке. Но замечания сделать не решилась; впрочем, не только она, все посетители с интересом прислушались к разговору.
-Вроде бы нет, - ответил Дик, пока в голове Рики воскресали тогдашние шорохи.
-Вы уверены? – спросила профессор.
-Знаете, - сказал Дик, - мне показалось…когда я увидел теплицы, дверь той, где был Рики, как раз закрылась изнутри.
-Ты выглядывал на улицу? – повернулась к нему профессор Стебль.
-Нет, - ответил Рики, пребывая в дурацком состоянии неуверенности относительно того, что он делал и чего не делал.
-А ты что-нибудь заметил? – продолжала наседать профессор Стебль.
-Не уверен, - решил признаться Рики. – В теплице всегда шорохи. Но перед тем, как зашел Дик, я даже вставал, чтобы удостовериться, что я один…
Профессор отнеслась к его рассказу очень серьезно.
-Почему же вы не пришли ко мне сразу? – попеняла она.
-А какая необходимость? – поинтересовался Дик.
Как выяснилось, помимо них в теплице наверняка находился еще кто-то. Рики совсем не нравилось, что их возможный разговор подслушали бы, а Дик даже думать об этом не хотел. Но, конечно, тот, кто приходил туда без разрешения, интересовался вовсе не секретами двух мальчишек.
Некий удачливый второкурсник обнаружил на полке возле двери в теплицу номер три, где Рики и Дик работали последний раз, некий предмет. К предмету прилагалась инструкция, из которой любознательный мальчик узнал, что это – времяворот, и предназначен он вроде как специально для того, чтобы ученики упражнялись в путешествиях. Умный ребенок, конечно, находку спрятал и собирался ее опробовать после уроков в каком-нибудь тихом коридоре.
Профессор Стебль ничего бы не заметила. Второкурсника остановил Клык. Собаки, это Рики знал давно, обычно чувствуют, если человек ведет себя странно, а мальчик, вне всякого сомнения, волновался, как бы у него не отняли сокровище.
-Путешествия во времени? Я точно клюнул бы! – не усомнился Рики. – Побывать в прошлом и будущем…
-Это не совсем то, чего ты ожидаешь, - попытался объяснить Лео.
-Все равно здорово! – отмахнулся Рики.
Он старался не подавать вида, что понимает всю серьезность ситуации. И то, что его снова начали опекать, а Лео, совсем как родитель, настойчиво убеждал его не поддаваться подобным соблазнам, временами вызывало желание завыть так, чтоб все доброжелатели разбежались в разные стороны. И главное, что он в очередной раз вынужден был понять: «Хогвартс» не настолько безопасен, что разгуливать по нему без палочки. В тот день в теплице несколько шагов отделяло его явно не от друга.
-Спроси у близнецов, не заглядывали ли они тогда, случаем, в карту? – обратился он к Артуру.
Но Джорджина и Софии ничего такого не запомнили.
К некоторому облегчению Рики, его никто не подозревал ни прямо, ни косвенно.
-Не мог ведь ученик пронести такое в школу! – сказала профессор МакГонагол.
Но теперь Рики не оставался один. С тех пор профессор Стебль всегда была с ним в теплицах. Однажды к ней даже зашла мадам Трюк, вроде как выпить чаю. И Хагрид околачивался на улице с арбалетом. Как будто это могло способствовать безопасности Рики.
В целом, ученики особо не почувствовали беспокойства в рядах учителей, тем более – в Министерстве. Но Лео, бдительности которого, казалось, нанесен удар после того, как прошляпил теплицу, каждое утро за общим столом с особым вниманием читал «Пророк» и дочитался.
«Двое членов комиссии по надзору за образованием, осуществляющие прием экзаменов СОВ, подали на днях прошение об отставке. Информированный источник не назвал их имена, но рискнул предположить, что решение вызвано вовсе не «семенными обстоятельствами» или «состоянием здоровья».
Медики из госпиталя причудливых повреждений и патологий святого Мунго отмечают, что за последний год участилось количество нездоровых страхов, в том числе и страх перемещения. И если даже те, кто уполномочен обществом выставлять Стандартизированные Оценки Волшебника, настолько пали духом…».
Обличительная статья критиковала малодушных еще в тех абзацах и заканчивалась уверениями, что СОВы в этом году никто не отменит, поскольку на образовавшиеся вакансии уже подано два заявления.
-Как видишь, мисс Вриттер не всегда пишет одну только чушь, - указал Лео, указывая на имя автора внизу.
-Думаешь, они отказались ехать сюда из-за меня? – предположил Рики.
-Конечно! Все из-за тебя, - саркастически бросил Лео, что заставило Рики вспыхнуть с досады. – Но насчет страха перемещения – это полная чушь. Появлялись же они на работе до сих пор. Нет, скорее всего, им просто сообщили обо всех сомнительных происшествиях, которые здесь происходят.
-Но кто?
Лео усмехнулся и широким жестом указал в Большой зал.
-Как думаешь, сколько учеников каждую неделю пишут домой? И сколько одноклассников того второкурсника известили своих родителей? Здесь очень сложно удержать что-нибудь в секрете. Тем более – если это что-нибудь действительно серьезно.
Несомненно, гриффиндорская мафия случай в телицах считала именно таким, поскольку средства для укрепления защиты замка вдруг приобрели огромное значение. Рики судил об этом потому, что неожиданно услышал о карте, присвоенной близнецами Уизли. О не хотел бы, конечно, подозревать, что Артур все же обратился к кому-то из учителей. На следующий день за ужином директор поднялся и попросил внимания.
-Должен признаться, мне не чужда рассеянность. Случилось так, что я потерял некоторые свои записи. Если вдруг вы найдете, приносите, пожалуйста, в учительскую.
Наблюдая в последующие недели результат этой просьбы, Рики подумал, что директору не чужда слизеринская хитрость. Он надежно обезопасил свой кабинет от бумажного хлама, зато учительская тонула в нем, почти как замок – в снегу. Учителя не особо стремились помогать директору разбираться с «ценными документами», поэтому завучи колледжей возложили эту почетную обязанность на старост.
Эдгар кипел от возмущения, отрывая два часа в день от подготовки к СОВам. Лео смотрел на вещи более мирно, а Дора – почти с удовольствием, поскольку в бумагах встречались записки самого разного свойства. Она все чаще сожалела, что не имеет задатков шантажистки.
-Если просто доносить учителям, кто пользуется шпаргалками, уже работа будет, - говорила она.
Селена удивлялась, насколько любвеобильным местом оказалась родная школа. Романтические записочки попадались обязательно каждый день, и одна из них привела ее в ужас.
«Если ты не придешь к шести вечера на кухню, встретишь утром на пороге. Я буду следовать за тобой по пятам везде, пока не поговоришь со мной».
-Нельзя же быть такой назойливой, - возмутилась она. – Повсюду, видите ли…
-Хорошо, хоть на туалет Миртл не претендует, - нашел повод для оптимизма Артур.
Но, невзирая на пустую трату времени, близнецов так никто и не выдал. Конечно, Мелани постоянно ворчала, но истинное положение дел ей никто не разъяснил.
Вдобавок, Трелони пообещала контрольную. На урок она принесла образцы чужих снов, раздала их и велела толковать.
-Это – пробная работа, поэтому можете пользоваться словарями снов, - сказала она. – Но на контрольной у вас не будет этого преимущества, так что учите!
Нэнси Льюкот в ужасе воззрилась на толстый «Оракул» перед собой.
-Учить ЭТО? – выдохнула она.
Но спорить с Трелони было бесполезно. Постепенно все ученики погрузились в классную работу.
Рики досталось описание несметного числа утопленников, плывущих вниз по реке, навстречу закату. Читать это было неприятно, расшифровывать – нудно.
«Рябь на воде. Вот «вода»», - и Рики выписывал, что означает приснившаяся вода, а также все остальное, чтобы затем сложилось целое. Получался довольно пессимистичный прогноз.
То и дело кто-нибудь просил разъяснения у Трелони: «Профессор, а чем синий гроб отличается от черного?», «Мэм, у меня тут невеста подавилась, это насильственная смерть или нет?», «Профессор Трелони, можно ли считать богатством, если сундук плюется расплавленным золотом?».
В этих случаях мирно дремлющая в своем кресле прорицательница вскидывалась, щурилась и протирала глаза, оборачивалась по сторонам и вновь откидывалась на спинку кресла.
-«Отравление водой». Это можно считать ядом? – громко спросила Дора.
Очнувшись, профессор явно вознамерилась сейчас же вернуться к потустороннему состоянию.
-Я вас спросила, профессор! – не пожелала отстать настырная слизеринка.
Трелони скорбно уставилась на нее.
-Учитесь самостоятельно, милочка! – назидательно произнесла она. – На контрольной у вас не будет такой привилегии, как консультации со мной!
И, осуждающе покачивая головой, предсказательница закрыла глаза.
-Ничего себе привилегия, - проворчала Дора так, чтоб все слышали.
Пару минут она дулась, а Рики продолжал листать словарь. Он признал, что примеры составлены хитро: к каждому элементу сна прилагалась дополнительная деталь, меняющая его значение.
-Кто-нибудь знает, нужны латинские цитаты в сочинении для Биннза? – донеслось от соседнего столика.
Обернувшись, Рики на мгновение остолбенел. Бетси Спок умудрилась расположиться за тесным столиком с учебником истории магии на коленях, прикрываясь от профессора «Оракулом сновидений», и самозабвенно строчила.
-Он как сказал, цитировать Конвенцию или не надо? – вновь отвлеклась она, дабы поинтересоваться у своих соседей по столику, челюсти которых, несомненно, отвисли так же, как у Рики.
-Во дает! – поразилась Дора.
Наверное, Бетси услышала этот возглас, потому что на ее лице возникла плутоватая улыбка.
-И ты – лучшая ученица Трелони! – пожурила Дора после урока.
-А что? Зачем зря трудиться? Биннз хотя бы будет проверять сочинение. А вот ты, Нотт, чего психуешь? По мне, так пусть бы она совсем не просыпалась, - бесхитростно призналась Бетси.
-По мне, так тоже, - согласилась Дора.
Селена промолчала, но Рики готов был поспорить, что она полностью на их стороне в этом вопросе.
-Но контрольную она закатит. Кто какие шпаргалки пишет? – подал голос практичный Боб.
В разгар подготовки к невиданному доселе прорицательскому испытанию случилась особенно серьезная за последнее время ссора старост. Произошло это следующим образом.
Профессор МакГонагол поручила Марго Фэрли повесить объявление для старост, извещающее их о собрании. Марго сунула его в портфель и отправилась на второй завтрак. Позже она извлекала оттуда сочинение для прорицаний, а оказавшись, наконец, в комнате старост, была сразу же поглощена обилием домашних заданий. Про объявление она совершенно забыла, равно как и о самом собрании.
Профессор МакГонагол напомнила ей об этом через день, как раз накануне события. Марго, естественно, бросилась разыскивать других старост, но, поскольку в свободное время даже старосты вольны находиться где угодно, собрать ей удалось не всех. Она объяснила, почему так, заместителю директора и выслушала от нее нарекания. А позднее те трое, до кого новость своевременно не дошла, тоже выразили ей претензии.
Дора, впрочем, особо не расстроилась. Эдгар, поворчав, тут же забыл бы. Но в числе не попавших на благородное собрание оказалась Мелани. Больше всего ее рассердила, безусловно, не небрежность Марго, а то, что Дик не стал искать ее в общей гостиной «Равенкло».
-Ты обязан со мной работать, нравится тебе это или нет, - вопила она на весь этаж.
Извинения Дика ее не удовлетворили. Рассвирепевшая Мел громко хлопнула дверью, так что сэр Финеан, только что вернувшись в свой портрет, явно засомневался, стоило ли это делать.
-Надо изловить ее поклонника, может, смилостивится, - заметил Артур. Марго не находила себе места.
На этом проблемы не закончились. Все видели, как Мелани подошла к учительскому столу после ужина и с самым серьезным видом говорила что-то Хагриду. Но только через день выяснилось, что она непостижимым образом внушила ему необходимость заставлять всех пятикурсников таскать на каждый урок с собой учебники. Причем никого, кроме равенкловцев, естественно, не предупредили, хотя Мелани повесила в штабе объявление, гордо продемонстрированное ею после урока. Рики не сомневался, оно появилось после того, как все накануне ушли спать.
Хагрид не слишком переживал, когда половина учеников пришло без книг, поскольку они снова собирали перья гиппогрифов. Но Дора на Мел серьезно рассердилась. На обратном пути она попыталась поговорить с равенкловской старостой, но та гордо задрала нос.
Все это время Рики пытался получить ответ, а что было на том собрании? Узнал он об этом на третий день, когда в штабе все ходили надутые и не разговаривали.
-МакГонагол сказала, что записки можно не раскладывать, а сразу бросать в огонь, - ответил Дик. – А Мел притворяется, что ей об этом неизвестно, разбивает одну большую кучу на три средних, и за ней приходится убирать все это.
Поначалу Рики подумал, что после решения проблемы с Артуром рано расслабился, и все не может быть слишком хорошо, но затем в нем словно что-то вскипело. Любая из его итальянских бабушек, несомненно, решила бы, что своим терпением он только потворствует царящему в штабе безобразию. Он так и представлял, как они вопят хором: «Бедный мальчик! Ты не доживешь до экзаменов!». «Ты раньше превратишься в неврастеника и сойдешь с дистанции», - добавлял Пит. И, хотя Рики понимал, что это чушь, все же доказанный наукой факт, что нервные клетки восстанавливаются, но с трудом, все чаще приходил ему на ум.
Все это в один прекрасный момент поставило Рики перед четким осознанием того, что он не намерен более терпеть ничего подобного. То обстоятельство, что он не контролирует обстановку в штабе Клуба Единства, который сам же и возглавляет, не устраивало его в корне. Он не желал обитать в пустыне Сахара, где каждую минуту на ровном месте возникают смерч или сирокко. И если для предыдущего затруднения нашлось решение, то он точно знал, что это тоже решаемо.
Эйфория оттого, что Артур Уизли снова стал нормальным, продлилась две недели. На третью во вторник Рики проснулся с твердым намерением принять профилактические меры.
С этой целью он до завтрака поднялся в штаб, вооружился пером и изящными каллиграфическими буквами любовно выписал объявление, надиктованное ему вдохновением свыше. Он хотел еще разрисовать его тематическими картинками, но страх остаться голодным вынудил его завершить работу побыстрее.
-Где ты был? – спросил его Лео, когда он, наконец, объявился в Большом зале.
-Скоро узнаешь, - злорадно ответил Рики, копируя загадочную манеру друга. Ему нравилась мысль о том, что теперь-то Лео узнает, как испытывать чужое терпение.
После уроков он нарочно обосновался в штабе и стал терпеливо ждать реакции на свое послание.
Первым в комнату вошел Артур. Его взгляд сразу остановился на доске объявлений. Он подошел и внимательно прочитал, отчего Рики показалось, будто прошло неизвестно сколько времени.
-Это откуда здесь взялось? – с недоумением спросил гриффиндорец.
-Это я повесил, - честно ответил Рики.
-А зачем? Нельзя так сказать? – удивился Артур.
-Нельзя! – отрезал Рики.
Следующей была Мелани.
-«Собрание», - медленно прочла она вслух. – А кто нас собирает?
-Я, - сообщил ей Рики.
Выражение лица равенкловской старосты его почти умилило: как будто на нее неожиданно вылили ведро холодного супа. Но она быстро взяла себя в руки и довольно-таки воинственно поинтересовалась:
-А я могу присутствовать на собрании вашего Клуба?
-Естественно. Обязательно. Я буду очень рад, если ты найдешь время, - заверил ее Рики. Он не сомневался, что она придет в любом случае, но, в отличие от Артура, который всем своим видом отвечал ей «А куда же мы денемся?», считал ее присутствие отнюдь не лишним.
За день Рики пережил удивление еще восьми человек.
-А разве нельзя сделать это сегодня? – спросила Селена, глядя на него так, словно только что обнаружила у него неизвестное ей свойство характера и не знает, как к этому относиться. Пожалуй, отстаиваться свою линию с ней было тяжелее всего.
-Сегодня у кого-то могут быть планы, - объяснил свои намерения Рики. – Я не хочу, чтобы вы без предупреждения бросали свои дела. И я не стал занимать уик-энд. В четверг, я думаю, все смогут придти.
-А мы каждый день здесь бываем, - указал Дик.
Вечером в гостиной Рики составлял краткий план собрания.
-Не очень понимаю, чего ты хочешь, - признал Лео, наблюдая за ним с умеренным любопытством, - но вид у тебя самодовольный. Дора, прекрати заглядывать ему через плечо.
-Да тут все равно не видно! – проворчала она над самым его ухом.
Рики был рад слышать эти пререкания. Так замечательно, что в слизеринскую гостиную снова вернулась та Дора, которая всюду сует свой нос.
Организовав таким образом старост, на пару дней он с чистой совестью погрузился в изучение будущего учебника профессора Стебль. Он и без того отвлекся от этого в последнее время, просто рисовал с натуры, и потому ему теперь остались только те иллюстрации, где требовались схемы.
Вторую половину среды Рики провел в теплице, в компании Дика и гербологички. Непостижимым образом – скорее всего, благодаря тому, что профессор применила магию – они разместились втроем за небольшим столиком, и каждый был занят своим делом.
Временами Рики поднимал голову. Он не знал, как сам выглядит со стороны, когда рисует, но вот Дику, казалось, его занятие не доставляет удовольствия. Равенкловец мог несколько минут просидеть неподвижно, в задумчивости. А после принимался яростно строчить, и его лицо выражало напряженную сосредоточенность. И действительно, Дик не замечал ничего вокруг, составляя разительный контраст с безмятежной на первый взгляд преподавательницей. Но Рики чувствовал, что ее внимание рассеяно: подобно пауку, она широко разбросала сеть своей наблюдательности, прислушиваясь не только к тепличным звукам, но и к тому, что снаружи. При этом она добросовестно вчитывалась в каждый реферат, так что можно было ожидать, что до работ Рики и Дика она сегодня не доберется.
У самого Рики работа сразу задалась, во многом благодаря тому, что он подготовился. Но, тем не менее, Дик закончил первым и протянул пергамент, словно для проверки.
-Вот мое последнее стихотворение, профессор Стебль. Про дьявольские силки, - сказал Дик.
Профессор пробежала глазами по строчкам дважды, одобрительно кивая.
-Прекрасно, Дейвис, - сказала она. – Макарони, не желаете ознакомиться?
-Конечно, - с жаром произнес Рики и взглядом спросил разрешения у Дика.
-Бери, - сказал тот.
Во тьме они сильны. И тот,
Кто остается в тени
Из жизни, может быть, уйдет,
Не выдержав сраженья.
Удушье ночи. Стебель толст,
Змею напоминает.
Для хватки сильной создан пост
Где сети расставляют.
Но только свет рассеет мрак,
Спешат силки укрыться.
Им дом – подвал или чердак,
Что для других – темница.
-Точно. Мне приходилось сражаться с ними – в Италии, - не удержался от хвастовства Рики, изображая солидного и бывалого колдуна. – Очень точные сравнения.
Дик, казалось, собирался еще что-то сказать, но профессор не замечала этого.
-Что тебе нужно, Дик? – решился спросить Рики, не будучи уверен, что его поблагодарят за это. Иногда нерешительность равенкловца исчезала; но, как и сейчас, возвращалась в самые неожиданные моменты.
-Да, Ричард? – обернулась к нему профессор.
-Я хотел бы, чтобы мои стихи были посвящены Доре Нотт. Это возможно? – спросил Дик, отчаянно краснея.
-О. Ну конечно же. В эпилоге я буду писать благодарности, и непременно упомяну об этом, - пообещала гербологичка.
-Прекрасная идея увековечить любовь, - похвалил Рики за пределами теплицы. – Этот учебник будут читать многие поколения волшебников, так что Дора обязательно узнает – хоть так.
-А может, не надо было этого делать? – засомневался Дик. – Стихи не очень хорошо получились, и могут ей не понравиться.
-Как в твоей голове могут одновременно появляться умные мысли и такой вздор? – поинтересовался Рики.
Но он не раз уже убеждался, насколько бесполезно пытаться объяснить некоторые вещи при помощи слов. Однако, у него не было другого инструмента, когда в четверг после обеда старосты и Ральф Джордан собрались в штабе. Рики с некоторым удовлетворением отметил, что пришли все, хотя и не ждал ничего другого.
Когда все расселись, воцарилась почтительная тишина. На него глядели с подозрительным интересом, когда он поднялся со своего места во главе стола. Все, как он и рассчитывал.
-Я собрал вас, дамы и господа, сегодня по одной простой причине, - заговорил Рики. – Все, что происходило здесь с начала этого года, основательно действовало мне на нервы.
-Здесь? – переспросила Марго.
-Я не имею в виду это помещение. Я говорю о наших отношениях между собой, - уточнил Рики. – Многие из здесь сидящих – мои друзья, и меня задевает, когда вы забываете о единстве ради своих колледжей. Не говоря уже о том, что значок старост становится важнее нашей дружбы.
-Ну, знаешь! Для старосты главное – справляться с его обязанностями, - возразил Эдгар.
-Если бы вы справлялись, я бы не высовывался, - чуть повысил голос Рики. – Но, насколько мне известно, у вас получалось черт знает что. так ведь? – он обвел взглядом присутствующих и продолжил прежде, чем ему успели возразить. – Поэтому я взял на себя смелость и разработал некоторые рекомендации.
-Ты думаешь, что можешь учить старост?! – Мелани словно приглашала других полюбоваться, какую неслыханную наглость им довелось наблюдать.
-Думаю, что могу, - ответил ей Рики. – И я сейчас поделюсь с вами моими соображениями. Вы не возражаете?
-Давай, - сказала Селена.
В глубине души Рики всегда знал, что она – самая замечательная девушка на свете.
-Во-первых – конфликты между студентами разных колледжей должен разрешать тот староста, который никак в нем не заинтересован. По-моему, очень хорошо, - похвалил сам себя Рики. – Что скажете?
-И я должна буду позволить вам решать за меня?... – удивилась Мелани. – Как ты можешь серьезно предлагать мне такое?
-Думаю, тебе трудно будет не вмешиваться, - с сарказмом произнес Артур, глубокомысленно кивая.
-Я считаю, нам стоит попробовать, - согласился Эдгар.
-Рики, что с тобой такое? – спросил Дик. – Откуда вдруг такая официальность?
-Я устал быть громоотводом во всех случаях, когда вы не можете поделить рисунки на стенах в туалете, - ответил Рики. Пусть подумают!..
-Будем голосовать? – спросила Марго.
-Зачем? И так понятно, я в меньшинстве, - смиренно вздохнула Мелани, давая понять, что готова досмотреть спектакль до конца.
-Следующий вопрос, который я хотел бы обсудить – в какой степени то, что здесь говорится, может быть вынесено за пределы этой комнаты, - заглянув в пергамент, сказал Рики.
-Это намек в мой адрес? – усмехнулась Мелани. – Теперь я понимаю, для чего ты меня сюда пригласил.
-А можешь не перебивать? – обратился к ней Дик.
Рики заметил, что Дора сидит очень тихо.
-На самом деле, я имел в виду, что есть информация, которой старосты обязаны делиться. Если хотите, я вообще не стану на этом останавливаться, - Рики умолк.
-Почему же, - возразил Лео.
-Но не стоит совать нос в тайны друг друга…
Он говорил еще около получаса. Удивительно, но даже Мелани предпочитала отмалчиваться; что касается членов Клуба, они сидели, неотрывно глядя на него и скрестив руки перед собой. Казалось, им было, что сказать, но озвучить это они предпочли бы в личной беседе.
Закончив, Рики почувствовал, какое же это напряжение – вести собрание. Он устал, но и был доволен собой. Он знал, что повел себя, как настоящий руководитель.
Ребята, как ему показалось, разошлись очень быстро. Но Эдгар задержался в штабе и заговорил, дождавшись, когда они остались вдвоем.
-Знаешь, мне надо, чтобы ты знал, - сказал он. – Мы говорили с тобой об этом, я не думал, насколько тяжело тебе наблюдать, как мы ссоримся. А ведь именно ты объединил нас.
-На самом деле, только ты меня иногда поддерживал, и еще Лео, - сказал Рики.
Эдгар протянул ему руку, которую Рики охотно пожал.
Хуффульпуффец еще остался, намереваясь дописать очередную работу. Рики же считал, что на сегодня потрудился достаточно. Из активных действий в его планы входил только ужин. Попрощавшись с другом, Рики покинул штаб и направился к лестнице.
-В умении руководить ему не откажешь, - донеслось из-за колонны. Рики узнал голос Лео, и ощущение, что говорят о нем, невольно заставило его собраться.
-Не сказал бы, что меня это радует, - ответил Артур.
-Но в данном случае можно понять…
Рики обогнул колонну и вышел на лестницу, где и застал обоих. Они казались растерянными, даже больше, чем когда уходили с собрания, и не слишком довольными. Артур собирался подняться, Лео – спуститься, но желание обсудить случившееся задержало обоих. Они сразу поняли, что Рики услышал часть разговора, но ни того, ни другого это особо не смутило. Рики обратился к гриффиндорцу как более недовольному.
-Думаешь, я раскомандуюсь и стану тираном? – осведомился он.
Ребята переглянулись.
-Ты, правда, думаешь, что сможешь меня тиранить? – в тон ему, но еще более ехидно поинтересовался Уизли.
-Почему же нет? Ведь у твоих родственников получается, - пожал плечами Рики.
-Честно скажу, не очень приятно выслушивать критику,- признал Лео.
-Это потому, что жалобы бесполезны. Мне это надо еще меньше, чем вам, - сказал Рики.
Гриффиндорец, проворчав что-то, попрощался и отправился в башню. У Рики осталось впечатление, что он все-таки обиделся. Учитывая, что ему пришлось пережить из-за любовного зелья, он имел право на недовольство, поэтому подобный результат не смутил Рики.
Управившись с таким делом, он почувствовал небывалый прилив сил. Но энергия сразу пропадала, стоило подумать об уроках. Нет, ее следовало употребить на другое. Поэтому Рики в тот же вечер начертал вдохновенное письмо домой, расписал последний квиддичный матч и то, как он занят. Питу он не стал сообщать такую ерунду, зато изложил, как решились два самых главных затруднения, и притом хвастаясь. «Может, я и не особо дипломатичен, но лидерские черты у меня есть», - скромно отметил он. – Передай привет Даниэле…».
На этой фразе его перо перестало оставлять след на бумаге, так что Рики макнул его в чернильницу. Да там и оставил.
Все, что было связано с Дан этим летом, теперь казалось ему нереальным, словно это было и не с ним вовсе. Странное чувство. Он уже привык, что у него две жизни, но сейчас между ними не чувствовалось вообще никакого соприкосновения. Ведь он даже ручку дома забыл, и вот теперь пишет домой пером. «Все дело в СОВах, - решил он. – Я вообще скоро перестану верить, что на свете существует что-то другое».
Это было не лишено оснований. Хагрид гонял их по книжкам и угрожал Запретным лесом, Мелани все больше психовала из-за анонимного поклонника. В довершение всему, состоялось новое собрание старост, и друзья, особенно Артур, вернулись оттуда помрачневшие, с растревоженной совестью.
-Дамблдор поручил нам искать карту. Объяснил, как это серьезно в сложившихся обстоятельствах. Ведь в школу может войти кто угодно, - сказал Дик.
-Да ну? – не поверил Рики. – Неужели нет другой защиты?
-Только карта видит сквозь метаморфозы внешности. Ее не обманывают невидимость и оборотное зелье, - кивнул Лео.
-И что вы предлагаете? – спросил Рики.
Артур глубоко вздохнул и собрался заговорить, но Дора опередила его.
-Я не считаю возможным отдать карту, а самим остаться без нее.
Артур неодобрительно покосился на слизеринку – после того, как все выяснилось, он стал недолюбливать ее еще больше, и только отношение к Дику сейчас сдерживало его язык.
-Я пробовал, - заговорил он о другом, - скопировать карту. – Там четко связанные комбинации заклинаний. И единственное, что приходит мне в голову – сделать себе новую карту по образцу старой.
Он пристально оглядел всех присутствующих.
-Мы уже делали нечто похожее в прошлом году, когда Рики чертил звездный путь, - напомнил он.
Секунду обдумывали предложение.
-А СОВы? – напомнил Эдгар. – Сколько же придется работать над картой, когда мы успеем все выучить?
-А ты разве не учился все эти годы? – огрызнулся Уизли.
-Карту нужно вернуть как можно быстрее, - напомнил Дик, закусывая губу.
-Дело это нам по силам, но дастся непросто, - медленно произнес Лео. – Близнецы что-нибудь знают о том, как делалась эта карта?
-Откуда? Мои дядюшки получили ее в готовом виде, - ответил Артур. – Придется самим разбираться.
-А если мы имеющуюся испортим? – выразила опасение Селена.
-Ты что предлагаешь – вырвать ее из зубов Джорджины? – вспылил Артур. – Отдавать все равно придется. А оставить моих сестер с носом не получится.
Рики не очень хотелось, чтобы директор снова получил возможность наблюдать за ними в любое время, хотя умом он понимал, как это важно. Если бы тот же Поттер отдал эту вещь сразу, в школу на первом курсе под видом учителя не проник бы другой. Но, наверное, Дамблдор смотрел в карту только при необходимости, иначе половина приключений Клуба стала бы невозможна.
-У тебя есть предположение, по какому принципу работает карта? – спросил Дик.
-Частично – на принципе последовательности. А в целом это ведь прототип, следовательно, принцип подобия.
-Немного, - сказал Рики.
-Нам придется изучить ее, как следует, - согласился Лео.
Артур заволновался.
-Я спрошу у близнецов, - все же пообещал он.
Не то чтобы новая задача вскружила Рики голову, но возможность владеть картой его чрезвычайно привлекала. Если они смогут создать копию, отчего не сделать две? Даже задания по защите и зельям, подтвердившие правильность опасений Эдгара, не охладили его энтузиазма.
-Рики, как-то не нравится мне все это, - сказала Селена, когда они встретились на мостике.
-Почему? Ведь «Хогвартс» прекрасно защищен, и так было задолго до того, как мы узнали о карте. Тем более, ее нашли у Филча. Вряд ли в то время ею пользовались, как наш директор. И ведь с тех пор, как близнецы нашли карту, ничего страшного не произошло, да?
-Все это так, - сказала Селена, - и все-таки было бы лучше, если бы они сразу отнесли карту обратно. Меня не покидает убеждение, что старосты не должны вести себя, как мы.
-Ну да, Марк Эйвери так и рассуждал бы, - согласился Рики. – Даже если бы он Френка поймал, и его притащил бы к профессору Снейпу за шкирку.
Малышка делала успехи: теперь она появлялась, как правило, вовремя. Она была исключительно приятным собеседником по той причине, что состояние дел в школе было ей неизвестно.
-Существует ли такой порядок вещей, в котором нет экзаменов? – вздохнула как-то Селена.
И, если даже её бесконечное терпение заканчивалось, Рики оставалось только молиться, чтобы побыстрее наступали каникулы.



Глава 20 Цена мечты



Рики сразу понял, почему история с зельем Доры не кажется ему законченной. Он не мог не замечать, что Артур и Дик по-прежнему не разговаривают друг с другом. Поначалу он не вмешивался, ожидая, когда они сами уладят свои разногласия. Но прошли недели, а ситуация оставалась неизменной. Поэтому Рики воспользовался тем, что Дик задерживается в штабе после отбоя, и намеренно разложил все для расчетов по трансфигурации.
-Хочешь закончить? – одобрительно поинтересовался Дик, когда Мелани закрыла дверь со стороны коридора, и кроме них в комнате никого не осталось. – Не торопись, нам по пути, а я, как староста, могу выходить после отбоя.
-И часто ты пользуешься этой привилегией? – спросил Рики. – Ты вообще отдыхаешь когда-нибудь?
Лицо Дика внезапно сделалось напряженным и суровых.
-Я не хочу, чтобы меня обошли на СОВах, - заявил он.
Рики не ожидал, что у застенчивого равенкловца амбиций больше, чем у него. Даже как-то обидно стало. Но сейчас он находился здесь не для того, чтобы соревноваться с другом в зубрильном энтузиазме.
-Послушай, я хотел поговорить с тобой насчет Артура, - сказал он. - Почему бы вам не выяснить отношения?
-Он этого не хочет, - кратко ответил Дик.
Чувствовалось, что для него эта тема неприятна, если не болезненна. Рики продолжал пристально смотреть на него, перебирая в уме всевозможные аргументы.
-Откуда ты знаешь? – наконец, произнес Рики, понимая, что это мало убедительно.
-Ты сам это видишь. На самом деле, - внезапно выпалил равенкловец, - я не хочу совсем с ним рассориться. А ты, если не собираешься дописывать трансфигурацию, лучше не мешай мне и уходи!
Чтобы не нервировать друга, Рики на автомате выполнил задание, за которое впоследствии получил «допустимо» с натяжкой и выговор от профессора МакГонагол. Он недоумевал, почему Дик так настроен. Ведь причина, которая отравляла его дружбу с гриффндорцем, исчезла!
С этим он обратился к Артуру, чем, к собственному удивлению, смутил его донельзя.
-Понимаешь, Дик, кажется, еще не знает, что я больше не интересуюсь этим чудовищем в образе девчонки, - ответил он.
Рики никак не ожидал этого и даже растерялся.
-Не вздумай называть ее так при нем! – потребовал он и сам поразился, насколько его речь напоминает Снейпа.
-Вот я и не знаю, о чем ему можно рассказать, а о чем – не надо, - объяснил гриффиндорец. – Если он узнает всю правду об этой змее, ведь расстроится, да?
На секунду Рики задумался.
-Все равно надо. Переживет, - решил он.
-И… – Артур помедлил. – Я себя вел по отношению к нему отвратительно! Забыть нашу дружбу и мое собственное условие вступления в Клуб из-за девчонки! Нечего улыбаться, Эди мне, конечно, об этом напомнил. Если мои родственники узнают, какой я болван, особенно близнецы, они же перестанут меня слушаться, даром, что я староста, - он схватился за значок, и Рики вдруг показалось, что он собирается оторвать его и зашвырнуть о стену.
-Не трогай! – предупреждающе потребовал он. – Что ты скажешь братьям и сестрам – твое дело. Но Дик не должен оставаться в неведении и переживать из-за того, чего нет. Кстати, будет очень хорошо, если ты станешь терпимее относиться к Доре.
-Для кого хорошо? – воспротивился гриффиндорец.
-Для Дика, – ответил Рики.
Артур медленно покачал головой, словно прикидывая, способен ли он принести такую жертву.
-Знаешь, – заговорил он, – может быть, ты сначала объяснишь ему все?
Рики начинал злиться. Ему не хотелось брать на себя еще и это, поскольку это дело и так отняло у него предостаточно нервов и времени. Кроме того, он справедливо полагал, что расхлебывать кашу должен тот, кто ее заварил, и потому заявил довольно-таки раздраженно:
-Вот уж не думал, что гриффиндорец может быть таким нерешительным!
Это возымело куда лучший эффект, чем долгие уговоры. Впрочем, они еще час обсуждали, как бы поаккуратнее рассказать Дику о любовном зелье.
Разговор с Диком был для Артура, пожалуй, не меньшей проблемой, чем налаживание отношений с профессором МакГонагол, даже серьезнее. Рики понимал, что для гриффиндорца в нормальном его состоянии проявление даже дружеских чувств – это непросто. Будучи смелым и даже безрассудным, как и полагается представителю колледжа со львом на гербе, Артур с трудом разбирался в тонких материях. К тому же, рассказать, что он влип в историю, значило, возможно, признать свою слабость.
Судьба, благосклонная к представителю столь безупречного магического семейства, услышала его и предоставила ему отсрочку. Событие, которое произошло назавтра после уговора уладить разногласия с Диком, потрясли весь «Хогвартс».
-Их видели! Видели в Хогсмиде! – завопила на весь Зал какая-то девчонка за столом «Равенкло», первой развернувшая газету.
«Что за дурной тон – читать во время еды», – поморщился Рики, тем не менее, невольно оборачиваясь в ее сторону вместе со всеми.
Лео уступил ему свою газету только к чаю.
-Плохо дело, – бросил он при этом.
На первой полосе не оказалось ничего интересного, кроме изображения одной из улиц Хогсмида с его картинными постройками и огромного заголовка «Вольная прогулка. Что дальше?». Сама же статья располагалась на развороте, а чуть ниже – приказ министра о назначении вознаграждения за любую информацию о возможном местонахождении преступников. «Только сейчас?», – удивился Рики, вглядываясь в лицо мистера Дигорри, которое отчего-то показалось ему знакомым. Поразмыслив над этим, юноша пришел к выводу, что министр похож на дальнего родственника Даниэлы, виденного им однажды на ее именинах, о котором было известно, что он только и делает, что разводит стрекоз на своей отдаленной ферме, где специально устроил болото. Но Дигорри под атакой щелкающих камер не производил впечатления человека, способного на такое легкомыслие.
Из более важной статьи следовало, что группу в масках и капюшонах видели в течение нескольких минут на улицах Хогсмида. Корреспондент Захариас Смит взял интервью у непосредственных очевидцев. «Они прошли мимо меня, буквально в нескольких дюймах, – рассказывала почтенная ведьма, хозяйка «Сладкого королевства». – Я спустилась в магазин, чтобы закрыть входную дверь, потому что начинало темнеть, и мы больше никого не ждали. В будние дни торговля идет не ахти как. Я еще подумала, надо зажечь свет, слава Мерлину, что этого не сделала. Я как раз дошла до витрины, вижу, мимо проходят, я их сначала за авроров приняла, в плащах… Как я испугалась, когда разглядела их маски! Они говорили что-то насчет каминов, а я застыла, как столб, и шевельнуться не могла. К счастью, они ушли, а я, как пришла в себя, сразу побежала отключать наш камин от кружаной сети!».
-Предусмотрительная женщина. И ловкий корреспондент, – прокомментировал позже Лео. – Успел раньше авроров.
-Черта с два она бы после них наболтала столько лишнего, – согласился с ним Дора.
Интервью также было получено и от представителей закона. Они пообещали регулярно дежурить на улицах, что тот же Артур Уизли воспринял скептически.
-Людей не хватит, – указал он. – Такие вещи заявляет дядя Рон, это почему-то очень успокаивает всяких теток.
-Страна большая, – согласился Рики. – Это на карте кажется, что так себе, по сравнению с Канадой.
Когда первое волнение улеглось, ученики начали думать.
-Но почему никто не остановил их? – удивлялись магглорожденные.
-Где вы видели чокнутого, который выступит против этой банды? – ужасались потомственные колдуны и ведьмы. – Они слишком опасны.
В тот день на истории магии профессору Биннзу удалось погрузить учеников в оцепенение только к середине урока. Первую половину его в классе оживленно шептались, Рики даже захотелось узнать, что именно так страстно втирает Френк Эйвери Биллу Кеттлборну.
-То же, что и всегда, – не усомнился Лео.
Позднее это подтвердилось, когда Билл, выходя из класса, выговаривал Френку, что за такие симпатии ему достанется.
Лео очень серьезно отнеся к тому, что ведьма из статьи упомянула о каминной сети.
-Я начинаю думать, что поступаю неправильно, не сообщая профессору Снейпу о жалобах Мирры Жанн, – сказал он. – Это, конечно, может не иметь никакого отношения к разговору Упивающихся смертью, но рисковать в такое время глупо и непростительно.
-И что будет в результате? – неожиданно возразил всегда осторожный Эдгар. – У девчонки отберут порошок, но ведь каминную сеть все равно не перекроют.
-Надолго – нет, – согласился с ним Дик. – Лучше сделайте так, чтобы шкафчик с порохом запирался, – посоветовал он слизеринцам.
Неделя прошла в разговорах и сплетнях, и Артур все откладывал, ничего не менялось. Рики начинал злиться. Он считал, что всякие прогулки посторонних типов Клуба вообще не касаются, и не заслуживают столько внимания, когда есть более важные дела. А тут еще все преподаватели, как один, принялись грозить контрольными.
И Мелани получила по почте коробку маггловских шоколадных конфет. Она-то заявила, что терпеть такие не может, белый шоколад – это вообще извращение и все прочее. Но учителя, которым она передала анонимный подарок, не жаловались, в отличие от равенкловцев, которые рассчитывали, что она с ними поделится.
-Если так будет продолжаться, скоро этот ее анонимный поклонник всем угодит, – предсказал Лео.
-Да плевать мне на него! – от души высказался Рики. – Лучше объясни мне, как сделать так, чтобы Артур, наконец, рассказал Дику про Дору! А то у него не один повод, так другой.
-Через близнецов, – секунду подумав, предложил Лео. – Если он им пообещает, то выполнит.
-И что тебе мешало сказать это раньше?! – рассердился Рики вместо благодарности.
-Ты не спрашивал, – пожал плечами Лео. – И, между нами говоря, тебе своя голова приставлена.
В конце уроков назавтра Джорджина была весьма польщена, когда половине ее параллели стало очевидно, что ее дожидается пятикурсник.
-А почему София не с тобой? – поинтересовался Рики, поздоровавшись.
-Она не ходит на маггловедение. Выбрала нумерологию, - ответил девочка. – А ты что здесь делаешь?
Рики, готовившийся к беседе с обоими близнецами, поначалу был немного сбит с толку, но подумал, что ему, в общем, все равно. Придав голосу соответствующую интонацию, которой сообщают хороший новости, он ровно произнес:
-Я не сомневаюсь, вы с сестрой очень рады, что Артур охладел к Доре Нотт.
Глаза Джорджины округлились.
-Да?! Ну, надо же! – и она всплеснула руками от избытка эмоций. – Ой-ля-ля!
-Но есть проблема, – Рики вынужден был оборвать проявления ее радости. – Он хочет теперь помириться с Диком, но, сама понимаешь, с вашей фамильной гордыней трудно начать такой разговор.
-Много ты понимаешь о нашей семье, – снисходительно бросила гриффиндорка. – А насчет Дика ты прав. И как такая противная девица…
-Тебе не нравится Дора? – спросил Рики для поддержания разговора, а также, чтоб прекратить критики в адрес одноклассницы, поскольку слушать это ему не нравилось.
-Если честно, в ней что-то есть, – неохотно признала Джорджина.
Девочка с готовностью согласилась поговорить с братом на тему важности дружбы и, пританцовывая, помчалась в гриффиндорскую башню. Мера оказалась эффективной. Уже через час в штаб ворвался ее взбудораженный кузен.
-Очень остроумно с твоей стороны, – бросил он Рики. – Ну, и где Дик?
Присутствующие при этом Марго и Селена оторвались от своих дел и вопрошающе поглядели сначала на одного, потом на другого. Рики даже растерялся.
-Я думал, ты все организовал, – с претензией произнес гриффиндорец.
-Нет, – пожал плечами Рики, невольно начиная чувствовать себя виноватым.
-А что происходит? – спросила Марго.
-Извините, леди, это закрытая информация только для членов Клуба, – отрезал Артур. В его голосе отчетливо проскальзывали знакомые нотки бравого дядюшки Рона.
-Вот как? – удивился только что вошедший Эдгар.
-Ты не видел Дика? – спросил Рики.
-Да. Он собирался в библиотеку, – ответил хуффульпуффец.
-Я тоже, – сказала Селена. – И отправлю его сюда, если нужно.
-Пожалуйста, сделай это, – попросил Рики. ему было неловко перед обеими девушками, но перед Селеной – больше.
-Хорошо. Мы уйдем, – сказала Марго, собирая сумку; она, казалось, немного обиделась. – Но вот что вы будете делать с Хатингтон?
-Молиться, чтобы она не пришла, – ответил Рики.
Марго скептически помотала головой, сомневаясь, что против Мелани это поможет. Девушки попрощались и ушли.
-А что случилось? – спросил Эди.
-Кое-что очень серьезное, – ответил Артур, мрачнея. – Видишь ли, друг мой, я, как оказалось, болван, которого очень удобно водить за нос. Даже Джорджина теперь так считает.
-Ты ей рассказал?! – поразился Рики.
-Да, сглупил, – сокрушенно признался Артур. – Хотя пора уже привыкнуть, что сочувствие близнецов выражается порой весьма своеобразно.
-Да что происходит? – все больше волновался Эдгар.
-Сейчас узнаешь, – ответил Уизли.
В принципе, будучи слизеринцем и оттого невольно проявляя лояльность к Доре, Рики предпочел бы не посвящать Эдгара в конфликт. Но Артур позволил ему остаться, и теперь уже поздно было что-либо менять.
Дик пришел без вещей; очевидно, оставил их в библиотеке и рассчитывал скоро туда вернуться.
-Мне сказали, я нужен, - произнес он вместо приветствия, причем его взгляд мельком скользнул по грифифндорцу и остановился на окне, из которого с его места ничего не было видно.
Когда Артур заговорил, казалось, ему не хватает воздуха.
-Вот именно, нужен…
Дик слушал молча. Но зато Эди так и источал праведный гнев вместе с сочувствием, в котором Артуру отказали черствые родственницы.
-Рики, мне жаль, что я создавал проблемы и тебе тоже, - признал напоследок гриффиндорец.
-Да, я тоже не должен был, - обернулся к нему Дик.
-Бросьте, - не сдержался Рики и в порыве прекрасного самоотверженного чувства произнес. – Если что-то будет зависеть от меня Дик, я тебе помогу. Обещаю.
-Обещать не надо, - поморщился равенкловец.
-Ну, что поделать, он уже дал слово, - припечатал добренький Уизли. – На самом деле, я даже рад, что она меня одурачила. Но только потому, что не хочу ссориться с тобой из-за девчонки, - уточнил Артур.
-Мне было тяжело, старик, - признался Дик.
Они стиснули руки. Рики поглядывал в пол, сдерживаясь, чтоб не прослезиться.
-Я вел себя, как болван, - сокрушенно признался Артур. – Главное, я ведь сам предлагал четыре года назад, помнишь мое условие при создании Клуба?
-«Никогда соперничество любого рода…», - процитировал Дик.
Артур смутился, оттого что Дик в состоянии поставить ему на вид отступление от собственного правила.
-Я сделаю плакат, напишу это крупными буквами, - осенило Рики. – И когда зайдет разговор об объективности старост…
-Представляю, как мы тебе надоели, - виновато поглядел Дик.
-Да ему просто нравится малевать! – поддразнил Артур.
-Да. И, если я правильно помню, нам всем нравилось делать вместе кое-что нормальное. Как насчет рыбалки?
-Конечно, - сразу согласился Дик.
-А ты? Маленькая русалка приплывает часто? – уточнил Артур. – Я слышал, Олливандер с ней до сих пор возится…
Они проговорили еще с час о всяких пустяках, и хотя дел было по горло, никто не хотел расходиться.
На следующее утро в газете Лео разглядел микроскопическую заметку о том, что отряды авроров разосланы по всей стране с целью осмотра заброшенных домов и прочих подозрительных мест. Эта мера, конечно, была необходимой, но Рики сомневался, что у организованной преступности нет надежного и хорошо спрятанного убежища.
Выходя с обеда, он столкнулся с Мелани, которая казалась не очень довольной. «Опять анонимный поклонник», - подумал было Рики, но тут мисс Хатингтон сердито произнесла:
-И стоило так стараться!
-Не злись! Вернется же она когда-нибудь и проверит твою домашнюю работу, - успокаивающе произнесла Каролина. Наверное, она уже в замке. У вас сейчас урок защиты, Макарони? – обратилась она к нему, понимая, что он все равно слушает.
-Да, а что? – поинтересовался Рики.
-Профессора Лавгуд опять заменяли, - сказала Каролина. – Я с утра ее вообще не видела. К вам она, может быть, придет…
Но профессор не вернулась. Когда Рики вместе с одноклассниками ввалился в класс, вдоль парт прохаживался Почти Безголовый Ник.
-Директор любезно пригласил меня заменить вашего преподавателя, и я согласился, - объяснило привидение «Гриффиндора».
-Интересно, что опять случилось? – проворчала Тиффани.
Рики не хотел думать об этом, но отлучки профессора Лавгуд становились подозрительными. Уже дважды она пропускала занятия после того, как в печати появлялось упоминание о следах, оставленных беглецами.
Между тем Почти Безголовый Ник приступил к преподаванию.
-В журнале профессора Лавгуд числится, что сегодня у вас по плану практическое занятие.
Его взгляд как будто спрашивал подтверждения, но ученики лишь пожали плечами, поскольку профессор Лавгуд не делилась своими планами.
-Замечательно. Самое важное в бою – это концентрация и самозабвение, - заявил Ник. – Предлагаю вам составить списки всех заклинаний, которые вы знаете.
Работа заняла около десяти минут.
-В шкафу находятся манекены, на которых вы будете тренироваться. Нужно попробовать каждое заклинание и выделить те, которые у вас до сих пор получаются, увы, неважно.
Вскоре ученики разбрелись по классу, и работа закипела. Со стороны это напоминало сценку из фильма ужасов. Призрак летал из одного угла в другой, комментировал и давал ценные советы.
-Не напрягайтесь, мисс Флинт, при разоружении противника важна скорость атаки, - или, - оглушая, разумнее целиться все-таки в голову, а не в грудь.
«Почти ни в чем не отличается от советов физкультурника», - подумал Рики.
-О, Эйвери, Вы довольно изящно наводите помехову порчу, - похвалил Ник.
«Еще бы. Он сам – сплошная помехова порча», - подумал Рики.
Дошла очередь и до него.
-Вам, Макарони, не стоит так тараторить, как бы вы ни были в себе уверены. Звуки могут сместиться, и тогда… Нет, мисс Нотт!
Похоже, с Дорой произошло именно то, против чего предостерегал Ник. Во всяком случае, ее манекен ожил и, шаркая, направился на нее.
Тиффани закричала. Несколько заклинаний ударили по монстру, заставив его остановиться. Тот замер, озираясь, словно в недоумении. Рики чувствовал себе примерно так, как в далеком детстве, когда он остался один в темноте после первого просмотра фильма ужасов. В этом кабинете с ним происходили разные вещи, да и в других местах замка тоже, но никогда он не ощущал настолько сильного, парализующего страха. Помнится, той ночью, лежа в темноте и прислушиваясь к шорохам, он уже желал, чтобы враг показался. Сейчас враг стоял перед ним, но кидаться на него как-то не хотелось. И вдруг Рики вспомнил, что у него, собственно, есть волшебная палочка.
Юноша выбросил вперед негнущуюся руку, и выкрикнул какое-то заклинание. Глаза заволокло красным, потом он понял, что вспышка пропала, а манекен, рассыпавшийся в пепел, догорает на полу. Рики все пялился и ждал. А потом пришло в голову, что из пепла никто не должен вылезать, потому что это - не феникс.
-Ричард! – Дора что есть силы тряхнула его за плечо.
-Дорогой! Что с Вами? – беспокойно летал вокруг Почти Безголовый Ник.
-Ничего. Он у нас нервный, - хохотнул Эйвери.
Все, чье присутствие он только что не замечал, вдруг оказались так близко.
-Я в порядке, - произнес он. Язык был словно ватный.
-Ты очень бледный. Воды? – предложила Ариадна Блекуотер.
К тому моменту Рики как раз понял, что другие манекены стоят вдоль стен и не собираются на него набрасываться. Росло ощущение, что он только что сотворил несусветную глупость. Он поглядел на Лео, желая удостовериться, так ли это. Но только Лео из всей толпы держался так, словно ничего особенного не произошло. Именно он успел загасить огонь водой из палочки.
-Как Вам это удалось? – потребовал сэр Николас.
-Я… не знаю, - ответил Рики.
-Это простое заклинание, разжигающее огонь, если позволите, - сказал Лео.
-Завидно, Нигеллус? – поддел Френк.
-Обязательно, - невозмутимо бросил Лео. – Наверное, неожиданный и сильный всплеск эмоций…
-Это подтверждает, что для достижения высоких результатов необязательно себя контролировать, - Ник казался очень довольным, - опровергая собственное недавнее заявление. – Макарони, ты не обидишься, если я спрошу: почему ты не в «Гриффиндоре»?
«Потому что хочу держаться подальше от гриффиндорской мафии». И еще Рики подумал, что предпочел бы отвечать, да и просто выслушать такой вопрос не в присутствии дорогих одноклассников.
-Потому что я очень честолюбив, и этого во мне больше, чем храбрости, - добавил он, жалко, как он подозревал, улыбаясь, в то время как Эйвери понимающе кивал и корчил рожи.
Он окончательно пал духом, когда Ник объявил, что, скорее всего, стоимость манекена не вычтут из зарплаты профессора Лавгуд.
-Конечно, нет! – возмутилась Тиффани. – Их в шкафу полно.
-Вот жалко, я не запомнила, как оживлять, - сказала, проходя мимо, Дора. У Рики возникло сильное желание дать ей по лбу, хотя ему было не пять лет, а она не была его кузиной.
-Все в порядке. С тобой и не такое бывало, - постарался ободрить Лео. – Ты уже к вечеру все забудешь.
-Учитывая, что мне сейчас предстоит встреча с Хагридом, ты прав, - согласился Рики.
Лесничий, впрочем, почти не обращал внимания на Рики. Ведь даже такой толстокожий тип не мог не ощущать настороженность, окружавшую его на каждом уроке. До конца семестра оставалось две недели, и он неустанно обещал, что в январе они будут изучать новую диковинную тварь непосредственно в Запретном лесу. Большинство тихо бунтовало, уже сейчас предлагая принять какие-нибудь меры против этого. Других больше волновало то, что разрешения покататься на гиппогрифах они так и не добились.
Артур обижался на Хагрида, поскольку искренне считал, что тот, будучи старым другом его семьи, просто не имеет права отказать ему в этом. Эдгар, посещающий уроки вместе с ним, рассказывал, что недовольство других гриффиндорцев мало чем отличается от его. Тот же Филипс, позабыв урок, полученный полгода назад от сбросившего его коня, рвался теперь покататься на крылатой полулошади. Мелани не преминула поворчать по поводу его намерений, выразив уверенность, что он непременно свалится.
А сам Рики на уходе за магическими существами имел возможность наблюдать за Дорой. Каждое занятие начиналось одним и тем же образом: Хагрид велел ей отойти подальше от гиппогрифа, выставленного на обозрение, и делать что-нибудь полезное и нудное с ее точки зрения.
-Но я хочу полетать! – бунтовала она.
В свою очередь, Хагрид взял за правило каждый раз на это отвечать, что она девчонка, и ей вообще не полагается подвергать себя риску. Даже разозлившись, Дора осознавала бесполезность разговора с ним на тему равноправия полов и замолкала. Впрочем, тем, кто ее хорошо изучил, становилось все очевиднее, что она не собирается уступать.
-Что ты задумала? – не раз спрашивала ее Тиффани.
-Хочу добиться своего, - упрямилась Дора.
-Он тебя не подпустит! – констатировал Генри.
-Подумаешь! Этот способ не действует, надо попробовать другой, - не унывала Дора. – Кто-нибудь, к примеру, знает, чем можно Хагрида шантажировать?
Рики считал этот путь бесполезным, впрочем, Дора тоже. Всем было известно, какие слухи гуляют по школе про лесничего. О великане говорили, будто он был исключен за что-то ужасное; если верить сплетням, то и позже в его жизни случались эпизоды, не украсившие бы ни одно личное дело. Но, поскольку Хагрида, к удивлению Рики, почему-то все любили, а директор Дамблдор и знаменитый Гарри Поттер служили ему надежной крышей, так что темное прошлое не мешало ему работать в «Хогвартсе».
Очередной урок начался с того, что лесничий распорядился собирать чешуйки в пустой части загона. Их потом следовало отмыть и разрешено забрать с собой. По словам Хагрида, это была просьба профессора Снейпа, который хотел, чтоб ученики получили этот важный компонент для зелья, запланированного им на следующий семестр. По выражению лица Доры легко читалось, что в ее понимании, наоборот, лесничий первым попросил профессора Снейпа высказать ему такую просьбу, чтобы повысить серьезность этого задания в глазах слизеринцев, и особенно ее как старосты.
Собирание чешуи было довольно грязным делом. Гиппогрифы втоптали все, как следует.
-Если бы земля успела замерзнуть, не пришлось бы нам тут ковыряться, - проворчал Эйвери. В глубине души Рики с ним согласился.
-Кто соберет пять разной формы и цвета, получит десять очков, - объявил Хагрид.
Нельзя сказать, чтобы энтузиазма учеников от этого прибавилось.
-А покататься когда? – привычно спросила Дора.
-Нотт, ты по-английски понимаешь? – загрохотал Хагрид. – Я даже парням этого не позволю, если не сдадут СОВу прилично? Слыхали?
Рики в который раз обратил внимание на сходство между ним и профессором МакГонагол. во всяком случае, манера объясняться с Дорой у них была одна и та же. Да и относились они к ней одинаково.
Одарив Дору должным количеством контролирующего внимания, Хагрид отвернулся от учеников. Он явно любовался гиппогрифом, так что Дора сквозь зубы точно выругалась, хотя слов никто не слышал.
Рики же вдруг довольно скоро обнаружил, что от обещанных десяти баллов для «Слизерина» его отделяет всего одна чешуйка, и принялся ее искать. Как назло, по земле стелился холодный ветер, поземка, взметавшая и кружившая все, заставила его обратить внимание на то, как бы не потерять уже имеющиеся чешуйки. Благодаря внезапному порыву ветра все, накопленное к данному моменту Каролиной, вдруг оказалось в руках Мелани, и подруги начали довольно сварливо делить добычу и спорить, у кого были чешуйки красивее.
Через несколько минут поиски Рики все же увенчались успехом.
-Сэр, у меня получилось, - обратился он к Хагриду.
-Чего? – не понял тот, разворачиваясь. Как обычно, это было сказано с таким недобрым видом, словно вместо ответа лесничий предпочел бы снести ему голову.
-Пять разных чешуек. Вот, посмотрите, - Рики бережно придерживал их, чтобы не сдуло.
Хагрид с придирчивостью склонился над его ладонью. Рики терпеливо ждал приговора, в душе ликуя, потому что он точно знал, что придраться не к чему.
-Сэр!!! – завопило вдруг сразу несколько голосов. Хагрид покосился в их сторону, Рики тоже.
Несколько равенкловцев, Эйвери и Кеттлборн указывали на загон, который от Рики как раз заслонял Хагрид. Преподаватель выпрямился и резко развернулся. Рики обогнул его, дабы тоже видеть, что происходит.
Хагрид не учел, что Дора понимает по-английски, а делает по-своему. А Дора даром времени не теряла. Она как раз снимала гиппогрифа с цепи, а тот косился на нее свирепым желтым глазом. На фоне огромного зверя ее фигура казалась крошечной и хрупкой.
-Не кричите! Вы его напугаете, - прошипела Тиффани, обращаясь к Хагриду. Хагрид открыл рот, но потом, похоже, согласился с ней и ровным шагом направился к месту действия.
Между тем Дора склонилась в поклоне. Зверю, возможно, тоже хотелось полетать, поскольку он ответил ей довольно быстро. Или же он просто привык к ученикам, околачивающимся неподалеку вот уже который урок.
Однако, Хагрид был уже близко. Шустрая Дора, проведя рукой по клюву, вскарабкалась на спину гиппогрифа. Лесничий сразу остановился; зато гиппогриф, наоборот, помчался, набирая скорость. Рики, у которого был опыт езды на лошади, но не таким галопом, представлял, как это должно пугать; выражения лица Доры было не разглядеть, она уткнулась в перья и крепко обхватила шею обеими руками. В тот момент, когда копыта оторвались от земли, не у одного человека перехватило дыхание.
Рики от души торжествовал победу Доры. Но, как оказалось, Хагрид контролировал ситуацию лучше, чем она ожидала. После того, как полуптица сделала в небе круг, он резко свистнул. Животное тотчас начало снижать высоту и скоро оказалось на земле.
Хагрид самолично снял Дору со спины гиппогрифа. Она выглядела глубоко потрясенной, пожалуй, полет оказался слишком впечатляющим.
-Это тебе с рук не сойдет, голубушка, - сказал он.
Поклонившись гиппогрифу, она медленно пошла к одноклассникам.
Равенклоцы встретили ее неодобрительным молчанием. Скоро к ним присоединился Харгид, только вот его неодобрение было даже слишком озвучено. Судя по всему, он впал в ярость.
-Но ведь я сделала все правильно! – попыталась оправдаться Дора.
Хагрид тряхнул головой, придумывая, что бы на это ответить, и его взгляд остановился на Рики.
-Ты нарочно меня отвлекал! – взревел он.
-Он тут ни при чем! – возмутилась Дора.
-Профессор МакГонагол разберется, что к чему, - обрадовал ее Хагрид и, уже делая шаг в сторону замка, добавил почти спокойно: - Все, кроме Нотт, свободны. Урок окончен.
-Вот, доигралась, - назидательно изрек Виктор, и равенкловцы двинулись к замку следом за преподавателем и Дорой. Слизеринцы поплелись следом.
-Он так и не дал тебе десять баллов, - указал Боб, обращаясь к Рики.
Тот и думать об этом уже забыл. Он никогда не ожидал от Хагрида никаких поощрений. Сейчас его больше волновала судьба Доры, чем любые потери в баллах.
-Хагрид и МакГонагол, - произнес он. – Они уж точно не будут снисходительны.
-Думаете, надо предупредить Снейпа? – спросил Генри.
-Ты что?! Урок еще идет. Вот он обрадуется! – отмахнулась Ариадна.
-Пусть лучше потом выясняет отношения с МакГонагол, почему она его не позвала, - добавила Тиффани.
Дора появилась на обеде хмурая и неразговорчивая. Впрочем, через час у нее это прошло, и она поделилась последствиями аудиенции у замдиректора.
-Меня сослали в больничное крыло на месяц, с перерывом на рождественские каникулы, потому что там никого не будет, - рассказала она в штабе. Эта новость доставила Мелани столь очевидное удовольствие, что Дора обратилась к ней: - Тебе принести перцуссина или горчичников? Или чего другого?
-Ты можешь, - проворчала Мел.
Предполагаемое участие Рики в выходке Доры тоже стало предметом жалобы Хагрида.
-Он так орал, что ты испорченный по своей сути, и не ребенок вовсе, а сам дьявол, - качала головой Дора. – Даже про меня забыл, а МакГонагол его так внимательно выслушивала!
На этом приключения Доры не закончились. Ближе к вечеру стало известно, что профессор МакГонагол предложила лишить ее полномочий старосты. С этой целью учительской собрали всех заинтересованных преподавателей, где этот вопрос зачем-то был поставлен на голосование среди других старост параллели. В результате профессор МакГонагол потерпела сокрушительное поражение: с ней согласился только один человек, ну и еще Хагрид. Так что Дора была признана достойной носить второй значок. Профессор Снейп, правда, сделал ей несколько резких замечаний, но в них не содержалось ни одной угрозы.
Все это время Рики с Ральфом ждали снаружи и развлекались игрой в карты на подоконнике.
-Чтоб тебе провалиться, Нотт, - от души пожелал Артур, когда старост выставили в коридор. – Я ведь почти помирился с профессором МакГонагол, и опять, из-за тебя…
-А как ты помирился? – не сдержалась от бестактного вопроса Дора.
Отвечая, Артур постарался выказать ей все возможное презрение.
-Обыкновенно, раскаялся, сказал, что ты невероятно противная и все такое прочее. А теперь…
-Но мы же воздержались, - напомнила ему расстроенная Марго.
-Все равно наша завуч относится к нам, как к предателям, - покачал головой Артур и вновь смерил Дору сердитым взглядом.
-Да ты просто мне завидуешь! Сам хотел бы покататься, - буркнула Дора.
-Не стану скрывать, что это так, - ответил Артур.
-Неудивительно, что при таких старостах в школе бардак с дисциплиной, - высказалась Мелани, которая единственная желала отставки Доры.
-Не обращай внимания, - вмешался Дик, касаясь плеча слизеринки, - ты же знаешь, у Мелани начисто отсутствует исследовательский интерес.
Мелани посмотрела на него, как на врага. Дора тоже напряглась. Рики связывал это с тем, что сам же рассказал ей об отношении к ней Дика, и она не знала, чего ждать от него.
-Думаю, нам по пути. Я бы хотел услышать, как это – летать на гиппогрифе, - сказал Дик. – У меня был опыт только с метлой.
Они направились к лестнице, а Рики тем временем решал, пойти ему в штаб или же в библиотеку.
-А я тоже хочу это услышать! – внезапно решила Мелани.
-Вот назойливая! – не выдержала Селена.
-Подожди, - обратился к ней Рики, без особого удовольствия вспоминая обещание, данное Дику.
-Что? – обернулась Мелани.
-Ты так и не сказала, что думает об этом Виктор…
Ответ был предсказуемым. Будь Чайнсби в числе старост, он согласился бы с Мелани.
Друзья сказали ему, что Хагрид возвращался к обвинениям его в сообщничестве с Дорой, поэтому он не удивился, когда через день его вызвал профессор Снейп.
-Не беспокойтесь, Ричард. За Вами нет никакого проступка. Ничего такого, о чем бы мне стало известно, - уточнил профессор, и в эту секунду его глаза привычно просканировали мозг ученика. – Садитесь.
Злясь про себя на надоевший контроль, Рики все же подчинился.
-Но тогда для чего Вы пригласили меня? – спросил он.
-Моя обязанность – делать полезные предостережения, которые мои ученики редко слышат, - усмехнулся Снейп. – Для Вас это не ново.
Дружелюбный, по меркам Снейпа, тон заставил Рики ощутить, что он теряет бдительность. Ему казалось, что попадается на удочку честности, закинутую профессором. Юноша привлек волю, чтобы ни в коем случае не расслабляться, хотя знал, что в присутствии самого сурового профессор «Хогвартса» ему это и так не грозит.
-Вам известно, конечно, что никого из преступников, сбежавших из Азкабана, до сих пор не поймали, - продолжал Снейп.
-Уверен, если бы хоть кого-то поймали, Министерство раструбило бы об этом повсюду, - холодно ответил Рики.
-Поэтому я намерен предложить Вам провести рождественские каникулы в школе, - закончил завуч. – Как Вы к этому отнесетесь?
Рики немного растерялся. Разговор принял неожиданный для него поворот. Из него не вытягивали никаких признаний, не пытались давить. Собственно, предложение завуча казалось совершенно разумным. Но Рики достаточно взлелеял в себе бунтарский дух, чтобы просто так согласиться.
-Как отношусь? – переспросил он. – Но я планировал поехать домой.
-Это неосторожно с твоей стороны, - укорил профессор. «Хогвартс» - одно из самых безопасных мест, и, пока ситуация непредсказуема, мы с директором…
-Надеюсь, вы не пожелаете зарыть меня в «Гринготсе», если вдруг ситуация ухудшится, - опасливо поежился Рики.
-Конечно, нет, Макарони. Откуда такое желание дурачиться? – нахмурился Снейп.
Рики продолжал избегать прямого взгляда. Внезапно его посетила одна мысль.
-Но ведь мою семью в любом случае охраняют? – спросил он.
-Конечно, - не задержался с ответом Снейп. – Но это вовсе не значит, что аврорам следует усложнять работу.
Подобный аргумент мог привести, конечно, только завуч «Слизерина». После этого Рики уже не знал, как бы у него выспросить поподробнее.
-Вы намекаете, что преступников интересую главным образом я, - сказал он.
Снейп усмехнулся.
-Как будто тебе это непонятно. Я не настаиваю на немедленном ответе, - вдруг заявил профессор. – Списки начнут составляться только завтра.
Так вот Рики оказался отправленным восвояси. Он шел по подземным коридорам, спрашивая себя, чем заслужил такое наказание – торчать в школе на каникулах. «Почему, – спрашивал он себя, – все нормальные школьники могут встречать Рождество со своими семьями, а я не…».
Внезапно у него перехватило дыхание. Он зафиксировал, что в его собственном мозгу промелькнула мысль, которая, однако, была совершенно ему не свойственна. Кто-то словно внушал: «Нет ничего лучше жизни в «Хогвартсе». Ты о таком даже и не мечтал». Это было заявлено настолько настойчиво, что Рики даже остановился и ответил вслух, как если бы возражал реальному собеседнику:
-Да пошел ты!..
После этого он, конечно, почувствовал себя глупо: надо же, до чего докатился, сам с собой разговаривает. Нехорошее подозрение закралось в его голову: неужели же завуч во время разговора попытался загипнотизировать его? До сих пор Рики не замечал ничего подобного. «Только этого не хватало! Ну что же, если так, то Вы проиграли, дорогой профессор», - подумал он, тряхнул головой и прибавил шагу.
В холле прогуливались Мелани с Каролиной. Обе вскинулись при виде Рики, но он свернул на лестницу, ведущую наверх, слишком быстро, прежде чем они успели ему что-то сказать. Их реакция, впрочем, не понравилась ему. «Неужели я выгляжу странно? Надо поменьше думать о всякой ерунде», - подумал он и заглянул в ближайшее зеркало. Выражение собственно лица показалось ему нормальным, но вот комментарий отражения («Не слишком ли ты заучился, парень?») заставил его поскорее отпрянуть.
-Интересно, что такого могли увидеть во мне Хатингтон и ее подружка? – спросил он у друзей сразу, как появился в штабе. – Я только что видел их внизу.
-Ты ту ни при чем. Просто Каролина уговорила ее написать записку ухажеру, и они надеются, что он придет, - объяснил Эди.
-Для чего тебя вызывал Снейп? – спросил Дик.
-Хочет, чтоб я остался на Рождество здесь, - вздохнул Рики. – Надежно, как в сейфе.
-Ты о чем? – не понял Эди.
-О сбежавших Упивающихся смертью, которые ищут меня!
Лео вдруг нахмурился.
-В самом деле, - задумчиво произнес он. – Наверное, нам тоже стоит остаться. Мы же старосты.
Рики обескуражило это заявление. Он планировал покритиковать гриффиндорскую мафию и рассчитывал, что друзья его поддержат, но они почему-то не заметили его настроения.
-Думаю, ты прав. Здесь рассчитывают на нас, - сказал Артур.
-Конечно. В такое время нельзя бросать пост, - немедленно повелся Эди.
-А вы скажете об этом Доре Нотт? – обратился Дик к слизеринцам.


Глава 21 Построждественский эксперимент



Каникулы наступили незаметно по той причине, что в распорядке дня пятикурсников не обнаружилось заметной разницы. Только просыпаться теперь разрешалось, когда угодно, с риском пропустить завтрак, а в гостиной в любое время суток можно было без борьбы занять место у камина или рядом с портретом сэра Салазара.
Несмотря на предупреждения и настоятельные рекомендации Министерства, большинство учеников возжаждало встретить праздники дома.
-Дядя Рон недоволен, - сказал Артур, получив поздравительное письмо из Пристанища. – Говорит, Упивающиеся смертью ни на кого особенно не нападали, и это усыпило бдительность наших дураков.
-В самом деле, лучше бы они оставались бдительными, - совершенно серьезно поддержал дядюшку Рона Эдгар.
-Мои родственники проведут Рождество, как на иголках, в ожидании тревоги, - вздохнул Артур. – Все-таки хорошо, что я остался здесь.
Почти сразу после того, как в штабе приняли решение провести праздники в школе, появилась профессор МакГонагол и попросила их о том же. Оказалось, старосты, помимо всего прочего, еще и помогают украшать коридоры к Рождеству.
Помимо старост и членов Клуба, существовало еще две небезынтересных личности, которые не покинули школу не ради того, чтобы зубрить в библиотеке, а именно: Тони Филипс и Мелани Хатингтон. Все знали, Тони оставался, чтоб не ехать домой, где сердитые магглы только и ждут возможности, чтоб не пустить его обратно в «Хогвартс». Что же касается Мел, то Рики видел причину в ее неуемном желании оставаться на посту и контролировать все то, что ее не касается, с назойливостью, достойной лучшего применения. Основания для такого мнения были: Дик доподлинно знал, что она даже сдала деньги на билет, но передумала ехать, как только выяснила, что Клуб остается.
-Конечно, вы неспроста всей толпой торчите здесь, - заявила она. – Удивляюсь, как учителя позволяют вам свободно разгуливать по школе. Я бы точно приставила каких-нибудь шпионов.
«Девушка, я подарю Вам намордник, - мстительно подумал Рики, - и сделаю это от имени Вашего анонимного поклонника».
Артура же присутствие Мелани всерьез рассердило.
-Только что избавился от дури в голове и выпроводил всех своих родственников по домам, а теперь это чудовище встает над душой, - возмутился он. – Может, ее тоже чем-нибудь напоить?
-Забудь о ней, - посоветовал Дик. – Она больше говорит, чем делает.
На самом деле, теперь о себе напоминали все чаще приятные вещи. Рики тоже послал сову домой и получил ответ в тот день, когда замок почти опустел. Но Филч все равно носился по коридорам, злясь, казалось, только сильнее оттого, что некого было ругать. И, когда Рики вышел из Зала, комкая в руке конверт, завхоз заранее отчитал его, чтоб не смел мусорить.
До сих пор Рики встречал Рождество в школе только однажды. В тот год проводился Тремагический Турнир, почти все ученики оставались на святочный бал, и сидели за своими столами. Поэтому, войдя в Большой зал наутро после всеобщего отъезда, обнаружил, что в центре стоит единственный стол. За ним уже расположились учителя, несколько второкурсников и третьекурсников, а еще Тони Филипс.
Мелани подошла последней, припудрившись и с завитыми волосами. Профессор МакГонагол покосилась на эти излишества недовольно, но сидела слишком далеко, чтоб сделать замечание. Рики же подумал, что Мел показалась бы ему вполне симпатичной, если бы он уже не был слишком хорошо с ней знаком.
Всего учеников собралось десятка два. В позапрошлом году рождественский пир, по рассказам Тиффани, был просто шикарным, но Рики пропустил его ради более важного дела.
Он поглядел на Тони Филипса – вспоминает ли тот, как встретил то Рождество? Но Тони деловито наполнял свою тарелку и даже не замечал членов Клуба.
-Ты хочешь это? – услышал Рики справа от себя.
Голос Дика звучал необычно – вкрадчиво, и при этом должен был дать понять, что все нормально.
Рики повернулся как раз тогда, когда равенкловец уже положил на тарелку Доры первую порцию жареной кукурузы. Равенкловец держался спокойно и уверенно, но Рики немедленно скрестил пальцы и стал молиться, чтобы он ничего не уронил и не рассыпал. Это стало бы настоящей катастрофой.
-Соус?
Дора кивнула.
-Еще чего-нибудь?
Она помотала головой.
-Спасибо, - выдавила Дора, когда тарелка оказалась перед ней.
Рики не рискнул бы утверждать, что гордость «Слизерина» нервничает. Но ей все же было неловко после истории с Артуром. Надо отдать должное такту Дика, он не настаивал на интенсивном общении: пожелав ей приятного аппетита, он сразу же сосредоточился на своей еде.
-Интересно, что вы собрались вытворять в эти каникулы? – спрашивала Мелани у сидящего справа от нее Эдгара, не забывая коситься влево, где находился Лео. – И не убеждайте меня, что ваш Клуб просто так остался в полном составе.
-Я не собираюсь ни в чем тебя убеждать, - уверил ее Эди и мягко выдернул из-под ее локтя свою вилку. Рики, впрочем, почувствовал, что вопрос ему совсем не понравился. Конечно, если Эдгар Боунс и нарушает правила, это совсем не значит, что он согласен, чтобы его в этом подозревали.
-Только не говори, Мелани, что ты специально для того осталась, чтобы нас контролировать, - предположил Лео.
Рики откусил пудинг. О, вкусно!
-Еще чего! – рассердилась Мелани так громко, что он едва не подавился. – Я буду заниматься в библиотеке, поэтому, кстати, пожалуйста, не держите книги долго.
И она послала возмущенный взгляд слизеринцу. Лео, уже начавший жевать, кротко кивнул.
-СОВ сдаете? – немедленно обратился к ней сидящий напротив старшеклассник со значком «Гриффиндора». – О, это тяжко, да…
-Не надо, - оборвал его Артур.
Рики сдержал хихиканье и поперхнулся. Сидеть вместе со всеми колледжами оказалось неожиданно приятно. Праздничная еда радовала взор и желудок, разговоры были самые обычные, ни намека на враждебность. Поймав себя на этом перечислении, Рики посерьезнел. Если он пытается убедить себя, что все нормально, значит… Все-таки что-то, непонятно что, настораживает его. Предположение Мелани? Нет, он не забеспокоился, пока слушал ее. Да от нее и ждать ничего другого не приходится.
-Я слышал, Дора, что ты доливала настойку от кашля в Глоток покоя, - ровно, но и заинтересованно произнес Дик.
Рики одобрительно хмыкнул. Он не ожидал, чтобы Дик решился сесть рядом с Дорой так скоро. Но Дик, по его мнению, демонстрировал высший пилотаж.
В самом деле, вокруг творились интересные вещи. Рики не стал более засорять свою голову догадками, что же его тревожит, всецело переключившись на реакцию Доры. Та, зная, что это приманка, все же заглотила ее.
-Я просто уменьшила ингредиенты в том и другом на одинаковое количество процентов, - пожала плечами слизеринка. Было видно, что она уже более охотно поддерживает разговор. Дик уж тем более не собирался прерывать его.
-Каков результат? – дежурно поинтересовался он, поднося ложку ко рту.
И выслушал ее очень внимательно, невзирая на то, что полное онемение челюсти и языка на несколько часов, красочно описанное Дорой, должно было в норме вызвать желание перебить ее. Рики, не желая вспоминать такие вещи за столом, даже насупился. Странное у некоторых понятие о романтике.
-У тебя кончается сок? – заметил Дик, когда Дора умолкла. Прежде чем она успела отреагировать, кубок очутился в ее руках. – Тыквенный или клюквенный?
Независимая Дора сердито стрельнула глазами поверх его плеча. Возможно, она хотела предложить ему поухаживать за соседкой, сидящей с другой стороны. Но ее номер не состоялся, ибо там сидел Рики.
-Нет, тыквенный! – решила она.
-А Вы, Минерва, уже предполагаете, кого возьмете в свой класс в следующем году? – тонко пискнул профессор Флитвик сквозь гул застольных разговоров.
-Неужели нельзя в Рождество не рассуждать на такие темы? – проворчал Артур.
-Вот закончится праздник – тогда можешь их не слушать, - ехидно утешила его Мелани.
-Что же никто не берет хлопушки? – удивился Альбус Дамблдор.
Рики окунулся в благостную атмосферу Рождества. Профессора дергали за ниточки и надевали получившиеся колпаки. Дамблдору на голову достался жареный кабан. Ученики тоже не отставали. За всеми столами звенели радостные голоса и смех. Что бы там не ждало его впереди, все было хорошо, и умиротворение опустилось на его мятежную душу.
Потом начались танцы. Он сидел и наблюдал, как директор вальсирует с мадам Трюк, а профессор Снейп, когда беседующая с ним пожилая гербологичка кивнула на танцплощадку, мотает головой. Несколько пар школьников тоже закружились в танце, потом музыка заиграла медленнее, народу стало больше…
Потом как-то сразу появился десерт. Глыбы мороженого всевозможных сортов, яблочные пироги, песочные торты с вареньем, эклеры с шоколадным кремом и пончики с повидлом, бисквиты со сбитыми сливками, клубника, желе, пудинг… Он попробовал все, до чего смог дотянуться, но при этом старался держаться солидно – куда годится, когда пятикурсник набрасывается на сладости, словно малый ребенок.
И вот все кончилось. Он встал…
-Ты куда? – окликнул его Дик.
-А разве?.. – Рики недоуменно повернулся к директору, который как раз выбрал себе хлопушку. Все еще ничего не понимая, он все же присел обратно, чтобы не привлекать внимания.
Хлоп – и в руке директора красовался шутовской колпак с позванивающими бубенчиками на концах. Под аплодисменты, к которым Рики поспешно присоединился, сияющий директор водрузил этот головной убор на место своей обычной шляпы.
Происходящее стало проясняться. Рики просто на секунду задумался, и в очередной раз проваливался в другую реальность. Логика подсказывала: он представил, как все должно пройти. Успокоившись, Рики потянулся за своим рождественским колпаком. Потянул нитку…
«Но там было четыре стола, а мы все за одним!».
Бах! В его руке оказался серебряный колпак.
«Сойдет за корону принца», - решил Рики, и скрепя сердце, но помня свой зарок, с восторгом обратился к Дику:
-Можно с тобой поменяться? Всю жизнь мечтал о такой штуке!
Мелани, открывшая рот, чтобы прокомментировать чудо, доставшееся Дику, теперь не могла его закрыть и явно растерялась. Рики претендовал на старый дырявый котел с надписью: «Без вопросов».
Дик кивнул ему с глубокой благодарностью.
-В нашей команде прибыло, Макарони! – помахал ему директор.
И пир продолжался ко всеобщему удовольствию. Рики скоро обнаружил, что никто не смотрит на него, и настолько привык к собственному колпаку, что перестал ощущать его на голове.
-Не хотелось бы мне лопнуть, - Ральф, на тарелке которого не осталось свободного места, пожирал глазами стол.
-А ты не жадничай, - посоветовала Мелани.
Рики взял пример с Ральфа и отведал всего понемногу. Он немного сожалел, что не сидит рядом с Селеной; очень хотелось обсудить с ней последнее письмо, которое она получила из дому; у него еще не было такой возможности, но он заметил, что получив его вчера, она до сих пор серьезна и даже напряжена. Селена распустила свои аккуратно причесанные волосы, и теперь за праздничным столом напоминала волшебную принцессу. Рики довольно спокойно принял то, что невольно любуется ею.
-Не знаешь, нет ли каких проблем у магазина Олливандеров? – спросил он у Дика, предоставив Доре время заняться, наконец, салатом.
-Есть. Министерство хочет, чтобы хозяева перевезли его в министерское здание, а старик Олливандер противится, - тут же ответил равенкловец. – Он подозревает, и не без оснований, что делается для того, чтобы взять его дело под контроль. Насколько я знаю, он терпеть не может всякие бумажки, и при мысли, что придется ходить в Министерство, как на работу, ему плохо делается. Его поддерживает Гарри Поттер и прочие, потому что представь, тогда придется выписывать пропуска для несовершеннолетних.
-Сейчас, должно быть, на его переезде особо настаивают? – поинтересовался Рики.
-Естественно, - отмахнулся Дик.
Оставив друга в покое, Рики вновь переключил внимание на Селену. Да, пожалуй, то, что он узнал, могло послужить достаточным основанием для ее переживаний. Если бы случилось что-то действительно сереьзное, Рики был уверен, она рассказала бы ему об этом.
Честь произнести рождественский тост выпала Хагриду. Великан откашлялся, распугав тем самым летучих мышей, поднял перед собой огромный кубок и начал речь.
-Рождество…ну, это лучший праздник в году, и все мы рады…что мы тут вместе собрались.
«Это кто как, - подумал Рики, покосившись на Тони. – Если выбора нет…».
От этой мысли его голову вдруг пронзила стрела боли, но прежде, чем он успел, как следует, ее почувствовать, в сознание ворвался густой бас Хагрида.
-Так чего я хочу сказать. Этот год, который нам всем так…важен, - тут Рики испытал тяжесть его взгляда. МакГонагол кашлянула, и Хагрид поспешно уставился в пол. – Пусть он будет счастливым для каждого из нас. И пусть ни с кем из вас не случится ничего…э, плохого. Будьте здоровы! Спасибо.
С подачи Дамблдора лесничего почтили аплодисментами, и он уселся, весь пунцовый. Все вокруг желали друг другу счастливого Рождества.
Раньше рождественское настроение захватывало Рики целиком. Когда-то он верил в Санта Клауса. В этом году он, как всегда, позаботился о подарках и знал, что ему тоже много всего подарят. Но почему-то праздник не заслонял будничного ожидания. Рики думал о том, что будет потом.
-Отвлекись от своих умных мыслей и передай мне салат, - довольно раздраженно попросила Тиффани. Рики предположил, что она обращается с просьбой не в первый раз, а он просто не слышал ее.
Рики поспешно выполнил ее просьбу, чтобы побыстрее отвязаться. Но мысли его снова отдалились от праздничного застолья – к тому, другому пиру, который он только что пережил.
«И долго со мной будет твориться всякая чертовщина? – думал он раздраженно. – Можно добровольно надеть шутовской колпак, но если так дальше пойдет, Мелани всем раззвонит, что я тормоз. Как бы так покончить с этим, чтобы больше не возникало никаких вопросов?».
Внезапно в памяти воскресло давно забытое решение. Рики даже удивился – ведь он давно, с самого лета подумывал о такой возможности; правда, тогда он отнесся к этому крайне несерьезно, но зато теперь…
«Нет, Лео в таком деле мне не помощник. Артур…» - мгновенно определился Рики. От принятого решения он почувствовал себя гораздо спокойнее. «Самое подходящее настроение для Рождественского десерта» - решил он.
После пира Дик возжелал опробовать свою новую метлу. Валил снег, видимость была плохая, поэтому Эди предложил не ходить на стадион, дабы не врезаться в трибуну.
Компания стартовала сразу за избушкой лесничего, неподалеку от берега. Рики наконец-то оседлал метлу. Он совсем забыл, каково это – рассекать холодный зимний воздух, а лететь в такую погоду ему вообще никогда не приходилось. Мир вокруг казался совершенно другим. Как будто он попал в царство снежной королевы. Снежинки касались щек и обжигали на большой скорости.
Внезапно Рики что есть силы затормозил: он лучше слышал, чем видел, а судя по звуку, кто-то мчался прямо на него, причем близко. Из снежного тумана вынырнул силуэт; казалось, столкновения не избежать. Рики молниеносно прикинул, что сейчас находится, приблизительно, над озером, и даже представил – каково это будет – искупаться в холодной водичке.
Но объект, невероятно быстро набрав высоту, ушел вверх; Рики осталось только пригнуться.
Дик выровнял метлу параллельно его прежде, чем Рики успел сообразить, что утопление на сегодня отменяется.
-Я думал, все, - вздохнул он.
-Я тоже, - признался Дик. – Хотя я читал, что «Лебедь» прекрасно маневрирует. Жалко, что этого никто не видел!..
-Я обязательно расскажу, - заверил его Рики.
Полеты продолжались еще неизвестно сколько времени, потому что оно, казалось, остановилось. И все было прекрасно до тех пор, пока голос Селены с земли не позвал компанию ужинать.
Отряхиваться от снега пришлось довольно долго, но на улице это было бесполезно, поэтому члены Клуба, рискуя вызвать гнев Филча, заснеженные вошли внутрь. В холл как раз поднялись из подземелий Дора с Тиффани. Они от души расхохотались, а Тиффани изъявила желание сфотографироваться таким количество снеговиков.
Рики воспользовался случаем и рассказал им, какая замечательная у Дика новая метла. Сам равенкловец при этом скромно отмалчивался. Но, несмотря на то, что рассказ о маневрах на «Лебеде» слушали с большим интересом, в своих благих намерениях представить Дика в выгодном свете Рики довольно скоро пришлось раскаяться. Эдгар тут же глубоко озадачился, как старосты могли пойти на такой риск.
-Удивительно, почему нам так легко сходят с рук подобные выходки? – ворчал он, дополняя рождественское настроение.
-Твои молитвы защитят кого угодно, - миролюбиво заявил Артур.
Хуффульпуффцу это почему-то не понравилось.
После этого все разошлись по своим комнатам разбирать подарки с ощущением, что праздник удался.
С тем, чтобы переговорить с глазу на глаз с гриффиндорцем, у Рики, однако, возникла проблема. В штабе он обычно заставал кого угодно, но только не Артура. Рики не хотел, чтоб остальные знали, что у него завелись от них секреты. Его коалиция с гриффиндорцем насторожила бы, и справедливо, того же Эдгара. Не желая обижать друзей недоверием, Рики понимал, что они создадут препятствие на пути его намерений.
Два дня он выжидал удобного момента, и за это время поначалу абсурдная идея обретала для него все большую ценность.
В среду компания решила выйти на рыбалку. Говорили мало; совместное времяпровождение и взаимопонимание…
Возле лестницы им встретилась Марго. Она кивнула Лео, но заговорила с Артуром.
-Уизли, профессор МакГонагол приглашает тебя к себе.
Это был удачный шанс, которого Рики не собирался упускать. Когда они начали спускаться в подземелье, он сделал вид, будто вспомнил, что ему нужно забрать книгу из штаба, и отправился к двери кабинет заместителя директора.
Как назло, оказалось, что МакГонагол вызвала и Марго тоже. Она вышла первой и спросила, почему он, собственно, тут околачивается.
-Надо напомнить Артуру насчет… удочки, - процедил Рики, с трудом держась любезного тона. «Теперь уж Лео точно будет знать», - подумал он, провожая глазами ее спину.
Уизли при виде его удивился. Рискуя усугубить это его состояние, Рики не стал подготавливать почву и высказал просьбу прямо:
-Ты не мог бы мне объяснить, как достать Оневиски?
По всем было видно, что Артур понял его плохо.
-Зачем тебе? – пробормотал он.
-Хочу напиться, - честно ответил Рики и добавил: - Извини, я забыл, что разговариваю со старостой.
-Ерунда какая! – обиделся Артур и, спохватившись, кивнул на дверь кабинета, которую, по счастью, тщательно закрыл за собой.
Медленно, прогулочным шагом они направились вдоль коридора.
-Ты не подумай, что мне это нужно просто так, забавы ради, - решил объясниться Рики. – Я рассчитываю, если хорошо наберусь, узнать, чьи воспоминания ко мне приходят.
Остановившись как вкопанный, Артур побледнел и поглядел на собеседника с подозрением.
-Не надо пялиться, как будто я псих, - оскорбился, в свою очередь, Рики. – Просто, насколько я знаю, спиртное помогает отключить сознание.
-Ну да, наверное, - согласился Артур, все еще не в себе от подобной логики. Воодушевленный Рики продолжал, будучи увлечен больше своими планами, и не особо считаясь с шоком друга.
-Я ведь говорил тебе, что иногда на меня наваливаются незнакомые образы. Если повезет, разберусь в этом.
-Так потом все равно помнить ничего не будешь, - указал Артур. Казалось, он что-то быстро соображал, и затея Рики ему совсем не понравилась.
Они помолчали. До Рики начало доходить, что добавлять хлопот Артуру, ставшему старостой, с его стороны не очень по-дружески. Он, конечно, ожидал большего энтузиазма. Впрочем, Рики все равно рассчитывал на помощь.
-Просто ты не понимаешь, каково быть мной, - добавил Рики и тут же устыдился, насколько мученически это прозвучало. Он вовсе не хотел давать понять, будто ему за это полагаются привилегии, и открыл рот, чтобы сгладить свою требовательность. Но Артура его слова, очевидно, задели. Он внимательно поглядел на Рики и очень медленно кивнул.
-Ладно. Я достану тебе Огневиски. Но только вот где ты собираешься… ставить на себе опыт? В туалете Плаксы Миртл?
Рики усмехнулся. На это у него имелся ответ.
-В Визжащей хижине. До начала семестра, - сказал он. – А насчет Миртл я даже и не подумал. Конечно, нет! Она сначала развопится, а потом начнет витать над парами и сама опьянеет, - Рики, как и Артур, едва сдерживался, чтобы не расхохотаться. У него начинали болеть щеки.
-Представляю себе развеселую Плаксу Миртл! – гриффиндорец сотрясался от беззвучного смеха.
-Нет, определенно, мы не станем развращать нашу дорогую Миртл, - постановил Рики, когда они немного успокоились. – Хорошо, что она, как все, боится Визжащей хижины.
-А ты не подумал, что в это время года там холодно? – напомнил Артур.
-Откуда такая предусмотрительность? – сварливо выпалил Рики. Он чувствовал сопротивление друга, и его это раздражало, но, в то же время, Артур был прав.
Но на то, чтобы раздобыть бутылку Огневиски по гриффиндорским каналам, требовалось время. Учитывая, что подготовку к СОВам никто не отменял, Артур не только запросил неделю, но и, конечно, взялся выпытывать, чего Рики таким образом хочет добиться – как слизеринец подозревал, не без тайной цели отговорить его. Рики понимал, что на самом деле гриффиндорец совсем не хочет возиться. Но и Рики не собирался отступать.
-Мне нужно знать, когда я родился, - настаивал он.
-Тогда же, когда и я, - назидательно напомнил Артур. – В конце второй войны с Тем – Кого – Нельзя – Называть.
-А когда она началась? – спросил Рики.
-Ну, - Артур глубоко задумался, напрягая память, - точно не скажу, но где-то в 1994-м, или в 95-м. Можешь спросить у Дика, он теперь выдает даты по первому требованию, не хуже справочника.
Гриффиндорец с пониманием отнесся к его просьбе не рассказывать больше никому о планируемом эксперименте.
-Им хватит СОВ, чтоб действовали на нервы, - согласился он с Рики.
Таким образом, подготовка к операции осуществлялась в строжайшей тайне и вне контроля самого зачинщика. Прошел Новый год, затем – день рождения Лео. Учитывая, что у лучшего друга появилась девушка, не было ничего удивительного в том, что оба праздника он был занят и мало интересовался делами Рики. Тот считал, что это к лучшему, иначе Лео точно заметил бы, что у него новая проблематичная задумка.
На всякий случай, Рики решил не терять время даром и подготовиться. С этой целью он запросил у мадам Щипц старые газеты за годы, названные Артуром. Но гриффиндорец, наверное, что-то напутал, поскольку большинство статей в них посвящалось Тремагическому Турниру. Рики думал быстро пролистать их, но чтиво затягивало.
«Четыре чемпиона» - огромная статья о дяде Гарри. Ну конечно, написана Вриттер. В процессе увлекательного чтения у Рики периодически мелькали мысли, что надо бы сдать эти номера и взять другие, попозже, но любопытство пересиливало. Так, Рики узнал, что дядю Гарри коварно покинула леди Гермиона. Впрочем, описанная Вриттер нехорошая особа мало соотносилась в его представлении с образом активной и настойчивой дамы, которую он знал.
Рики ушел из библиотеки с ощущением того, что потратил время пусть бесполезно, но приятно.
В последующие дни добраться до газет ему не удалось. Едва праздничная неделя осталась позади, Лео взялся назойливо нагнетать обстановку вокруг своего плана подготовки к СОВам. И его, конечно, поддержали. А когда лучший друг обратился к Рики с вопросом о починительных заклинаниях, изученных в прошлом году, тот не смог ответить ничего вразумительного. И пришлось засучить рукава и напрячь мозги.
А потом Артур сообщил ему, что достал Огневиски, и самое подходящее время для проведения эксперимента – в среду.
-Хагрид уйдет в лес и возьмет с собой Клыка, - обосновал он.
В тот вечер Рики остался в штабе. Он попытался читать, благо кто-то, наконец, вернул «Ужин с упырями». Но предисловие не вдохновило его. «Я, Сверкароль Чаруальд, обладатель Ордена Мерлина Третьего Класса, Почетный Член Лиги Защиты от Темных Сил, Пятикратный победитель номинации на Самую Очаровательную Улыбку от Колдовского Еженедельника «Ведьмополитен», с большим удовольствием предоставляю на ваш суд новое доказательство моего бесстрашия и героизма, преданные мои читатели». Рики скептически фыркнул. Знакомиться с похвалами неизвестного субъекта самому себе юноша не стал бы и в более спокойных обстоятельствах. Только очень увлекательное чтение могло сейчас помочь ему, а начало Рики посчитал слишком малообещающим, чтобы продолжать.
Но сидеть просто так для пятикурсника при приличном количестве домашних заданий было непозволительной роскошью. Рики обложился учебниками, сосредоточился, и его волевые усилия дали неожиданный результат: сводная таблица заклинаний, за которую он опасался браться, была готова, и оставалось только переписать ее набело. Но, как выяснилось, когда он случайно заметил, который час, Рики убил на нее почти три часа.
В штабе царила особенная рабочая обстановка, позволяя ни на что не отвлекаться. Единственное, о чем он здесь беспокоился – вдруг Финеану вздумается вернуться в свой портрет. Рики успокаивал себя тем, что бывший директор, несомненно, был шпионом гриффиндорской мафии. Следовательно, ему совершенно нечего делать в штабе в то время, когда здесь никого не должно быть. Рики периодически бросал нервные взгляды в сторону рамы, но она оставалась пуста.
Пробило отбой. Рики убрал таблицу и минут пять провалялся в кресле, вытянувшись. А потом заставил себя взяться за сочинение для МакГонгол про последовательность испарения живых существ.
Почему-то в голову лезли одни ругательства. Он было надумал писать, не наступая на горло собственной песне, чтобы не упустить прилив вдохновения, а потом отредактировать то, что получится. Но вспомнилось, что здесь часто бывает Мелани, и он решил не рисковать. Она, конечно, не копалась в его шкафчике, но если компромат будет существовать, всегда есть шанс, что он попадет в неподходящие руки. Так что Рики правил свои мысли на ходу, придавая им пристойную форму, что существенно тормозило процесс.
Скрежет в замке заставил его вздрогнуть, благодаря чему Рики посадил на пергамент три кляксы разного размера. Дверь между тем открылась и закрылась. Но Рики никого не видел, пока мантия – невидимка не соскользнула серебристым потоком.
Рики недоуменно уставился на друга, поскольку он пришел не один.
-Не возмущайся, - холодно произнесла Джорджина. Она явно подготовилась к тому, что вряд ли ей обрадуется. – Без меня Артур не получил бы так сразу мантию Ральфа!
-Ага, сказал ему, что это надо для ее фокусов, - без энтузиазма подтвердил Артур. – Теперь эта мелочь увязывается с нами.
-Никакая я не мелочь! – возмутилась девочка. – Мне, кстати, уже пора узнать, как напиваются. Мама говорила, это ужасно! Вот, хочу убедиться.
-Какая ты чуткая! – усмехнулся Рики.
-Ну, так идем, - воодушевленно скомандовала Джорджина.
Спускаясь под мантией втроем, с Джорджиной, которая постоянно путалась под ногами, Рики про себя ругался, что штаб расположен слишком высоко.. если бы у него была возможность, он бы спрятался в теплице. В замке же, словно в «МентеСана» ночью, туда-сюда летали привидения, многих из которых он едва помнил. Уклониться от встречи с ними было тем труднее, что они могли внезапно вынырнуть из стены. На втором этаже доспехи жутким голосом распевали похабные частушки. В такие моменты Рики всегда хотелось подойти и треснуть по ним от души, чтобы полтергейст Пивз получил по заслугам. Впрочем, в этом году Рики был так занят реальными проблемами, что тех, которые создавал Пивз, просто не замечал.
Миссис Норрис умудрилась проскочить у них под носом дважды! Наконец, они оказались на свежем воздухе. Как и предупреждал Артур, на улице оказалось холодно. Рики даже пожалел, что не лежит сейчас в теплой постели, под одеялом.
В противовес подобным мыслям, он напомнил себе, ради чего все это делается. Мелькнула тревога за собственный рассудок. Пит писал, он не вспомнит больше, чем способен переварить.
-Ты куда? – подозрительно спросила Джорджина.
-Прямо в иву, и не вздумай пикнуть, - предупредил Артур.
-А если нет, то что? – строптиво поинтересовалась девочка.
-Получишь по башке дубиной.
Ива заволновалась, когда до цели осталось несколько шагов. Но Рики успел наступить на нарост, и дерево застыло, так и не успев понять, что происходит.
Они спустились в знакомый тоннель, который нисколько не стал комфортнее, и Артур свернул мантию.
-Люмос! – сказал Рики. Это позволило ему разглядеть, что Джорджина готова запищать от восторга, но гордость не позволяет ей этого.
-Смотри под ноги! – пробурчал заботливый братец.
Тоннель кончился, и они вышли в знакомый пыльный мрак неподалеку от лестницы.
-Где мы? – прошептала Джорджина.
-В Визжащей хижине, - ответил ей Артур.
И только тут по спине Рики пробежал холодок. Но давно не возвращался в это место, с которым было связано множество воспоминаний. И сейчас в памяти всплыло самое тяжелое: изнурительная борьба с Упивающимися смертью за жизнь Эдгара, когда он, Рики, несколько раз пользовался портшлюсом, и на ногах едва держался от этих перемещений. Мелькнула трусливая мысль, что, если похмелье так же неприятно, то он, пожалуй, воздержится от опыта.
Но отступать было поздно, они уже на месте. Кроме того, бегство осложнялось присутствием Джорджины. Артуру он объяснил бы как-нибудь, и, возможно, гриффиндорец бы даже вздохнул с облегчением, но девчонка!
С другой стороны, Рики знал, что, если откажется, потом будет постоянно вспоминать упущенный шанс. В конце концов, говаривал он себе, поднимаясь по скрипучей лестнице, если очень уж не понравится, можно ведь прекратить пить в любую минуту. Он уверенно направился к пустому проему, рядом с которым валялась невесть когда вылетевшая дверь.
Огромная кровать с пыльным пологом осталась на месте. Вспомнился день, когда он впервые увидел ее; они с Виктором на спор договорились провести час в Визжащей хижине. Мог ли он тогда предположить, что его вновь приведет сюда намерение еще более дурацкое?
Движением палочки Джорджина разожгла огонь в камине. Рики охотно испарял пыль, отметив, что повысить температуру, действительно, не помешает. Несмотря на то, что поначалу в доме казалось теплее, здесь все же было прохладнее, чем в любой из обитаемых комнат «Хогвартса».
Артур поставил на очищенный участок кровати сумку, и вытащил сначала бутылку, а потом стакан. В свете пляшущих бликов огня очертания бутылки показались Рики зловещими.
Рики расстегнул мантию и присел на кровать. Матрац издал жалобный скрип, напомнивший, что они – в известном на всю Британию доме с привидениями.
-Это, - конечно, все равно, но почему мы пришли именно сюда? – слегка дрогнувшим голосом осведомилась Джорджина.
-Потому что здесь никто не будет мешать, - объяснил Артур.
-Да, ведь я никогда не узнаю, мерещатся мне монстры или нет, - добавил Рики.
Эта неуклюжая попытка напугать ее, естественно, оказала обратное действие. Уперев руки в бока, мисс Уизли гордо продефилировала к нему и остановилась напротив.
-Ну и когда ты собираешься начинать?!
-Сейчас, - слабо улыбнулся Рики, переводя взгляд с ее лица на единственный стакан.
-А ты разве не составишь мне компанию? – спросил он Артура.
Тот заметно растерялся.
-Я не подумал об этом, - признался гриффиндорец. – Но, может, это и к лучшему? Вдруг тебе одной бутылки не хватит?
-Да ты что?! – Джорджина покрутила пальцем у виска.
-На всякий случай, мне лучше оставаться трезвым, - отчеканил Артур, хмуро косясь на сестренку. – Вдруг тебе понадобится помощь?
«Оптимистично», - подумал Рики.
-А мне ты в этом смысле не доверяешь? – обиделась Джорлжина. – Я умею делать носилки из воздуха!
-Не доверяю! – заявил Артур. – Вдруг у тебя испортится настроение, и ты доложишь бабушке! Такой шикарный повод ля шантажа я тебе не подам, не надейся!
-Ах, вот как ты обо мне думаешь?! – рассердилась Джорджина.
Артур, кажется, пожалел, что был так бестактно честен.
-Не обижайся, - попросил он. – Я – твой старший брат, и должен быть для тебя примером.
-То есть, мне надо однажды привести сюда друга, и напоить Огневиски?
Рики поморщился; он еще не пил, но голова уже загудела.
-Пожалуй, я начну, - вмешался он.
Он опасался и надеялся, что на него не обратят внимания, но ради этого Джорджина готова была придержать язык.
-Ты уверен? – в последний раз спросил Артур.
Рики промолчал.
Артур откупорил пробку. Рики глядел, как прозрачная жидкость перетекает в стакан. Гриффиндорец наполнил его до середины. В комнате распространился слабый запах спирта.
-Пей, - Артур протянул ему стакан, наполненный ядом, который обычно принимают от родственников или друзей.
Рики медленно поднес его к губам, влил в рот. Вкус был, как у сухих трав, и щипал. Юноша сделал глоток. От этого обожгло горло, и он закашлялся.
-Ну как? – спросила Джорджина. Рики показалось, она заволновалась.
-Никак, - ответил он и сделал еще глоток.
-Может, не надо? – голос девочки долетел до него, словно из другого измерения.
Поначалу он не ощущал никаких изменений в своем состоянии. Но затем вдруг сознание резко помутилось. Рики качнуло, он подался назад и оперся о локоть свободной руки, поскольку подушку себе сзади не подложил. Теперь ему казалось, он не донесет стакан до рта. Новый глоток обжег небо.
Рики смутно помнил, что собирался таким способом вызвать к жизни какие-то образы. И теперь это не имело никакого значения. Вспомнилось предложение Артура выпить всю бутылку целиком; теперь оно вызывало усмешку. Последнее, что запомнил Рики, прежде чем провалиться в беспамятство: ощущение соприкосновения своих пальцев с другими, выхватывающими у него стакан.
…«Лучше бы я не просыпался!» Никогда еще утро не наступало для него с такой мыслью. Впрочем, Рики не был уверен, что наступило утро. Он только знал, что прошло несколько часов с тех пор, как он был в сознании.
Чувствовал он себя так, словно разваливался на части. Отвратительный привкус во рту, казалось, усиливался от чудовищной головной боли. Рики не сразу решился открыть глаза. Даже к полумраку было трудно привыкнуть, а голос, приветствующий его пробуждение, показался подобным грому.
-Как ты?
Рики вскинул руку, чтобы защититься от звука. Боль от этого движения отозвалась во всем теле. Он простонал что-то невразумительное, давая понять, чтоб его оставили в покое.
Поначалу даже думать было больно. А мысли в голову лезли сплошь философские. «Неужели, - изумлялся он, - те, кто однажды пережили подобный опыт, повторяют его?! Да никогда в жизни!!!».
Свинцовые шаги вторглись в сознание, удаляясь. На другой стороне кровати что-то зашелестело, а затем шаги вернулись обратно.
-Джорджина скоро проснется, - шепнул Артур. – Надо поправлять на ней мантию, а то постоянно раскрывается. Если простудится, тетя Пэнси меня убьет. Кошмарная девчонка! Надеюсь, она забудет, что спала на одной постели с тобой. А не то тебе придется на ней жениться, друг!
Такая возможность вконец нокаутировала Рики. Перед глазами поплыли кровавее сцены вендетты в итальянском стиле. И настолько это его истощило, что Рики, не будучи в состоянии оценить своеобразие юмора семейства Уизли, снова провалился в тяжелый сон.
Когда он проснулся, боль стала слабее. Во всяком случае, ощущалась она наравне со слабостью. Рики открыл глаза и перевернулся на спину. Артур сидел рядом, но Джорджины в комнате не было.
-Я отвел ее в замок до завтрака, - объяснил друг. – И пришлось рассказать всем нашим, почему тебя нет. Надеюсь, учителя не заметят твоего долгого отсутствия в Большом зале.
Но Рики слишком хорошо знал их, чтобы всерьез на это надеяться.
-Который час? – спросил он, едва ворочая языком.
-Почти три, - сообщил Артур, и даже сквозь гудение в ушах Рики уловил далеко не оптимистичный тон.
-Надо как можно скорее вернуться! – сказал он.
-А ты сможешь? – спросил Артур.
-Постараюсь, - проворчал Рики. У него редко случались такие моменты, когда обстоятельства становились важнее собственной способности справиться с ними. И сейчас он понимал лишь одно: надо во что бы то ни стало доползти до «Хогвартса».
Ему понадобилось две минуты, чтобы сесть на кровати.
-И знаешь, - попросил он, прежде чем тронуться в путь, - не говори никому, что я так раскис из-за одного стакана.
Артур кивнул, потушил огонь в камине и подал свою руку.
Спуститься по лестнице легче было кубарем. При движении к слабости добавился озноб. Подземный переход стал для Рики настоящим подвигом; пожалуй, в его жизни еще не было ничего труднее. Как можно отказаться от безупречного здоровья ради голубой мути?
Наверху оказалось не легче. Рики подозревал, что некоторые части все же мелькали из-под мантии-невидимки Ральфа, что имело бы значение, если бы Хагриду или кому-нибудь вздумалось прогуливаться на улице в такую погоду. Но Рики было на это наплевать.
-В самом деле, что ты тащишься, как столетний? – ругался Артур.
«Еще несколько шагов».
Рики благословил небеса, когда поднялся на крыльцо. Конечно, ему еще предстоял спуск в слизеринские подземелья. Но само ощущение, что он в «Хогвартсе», дома, где он в безопасности, где о нем в случае необходимости позаботятся, было прекрасно. Он чувствовал себя больным животным, которое больше ни к чему не стремится, кроме как забиться в свою нору.
Артур целую вечность толкал дверь. Через вестибюль как раз проходил какой-то младшекурсник «Равенкло». Он в недоумении остановился, глядя на что-то позади Рики, так что у того тоже возникло желание обернуться поглядеть, что там такое. Но шея плохо подчинялось и, как выяснилось тут же, это сослужило ему полезную службу.
Артур потянул его в сторону, противоположную от вожделенной лестницы в подземелья. Рики хотел было воспротивиться, но ученик пролетел мимо него. За спиной хлопнула дверь, и тут до Рики дошло, что именно она, открывшись без всякой видимой причины, удивила случайного наблюдателя.
-Сквозняк, - пробормотал мальчик. Прежде чем двинуться дальше, Артур дождался, пока он уйдет.
Спуск в подземелья дался Рики нелегко, как и все после пробуждения. Миновав лестницу и удостоверившись, что они одни, Артур сразу же убрал мантию-невидимку в рюкзак.
-Я провожу тебя туда, где ждут Лео и Дора Нотт, - сказал он. – О, что мне пришлось услышать от Эди!
-И мне это предстоит, - уныло произнес Рики очень тихо.
-К тебе он будет снисходительнее, - Артур не стеснялся давать понять, что, по его мнению, это несправедливо.
Лео и Дора без лишних вопросов приняли «груз».
-Потрясена, Ричард, - прокомментировала Дора.
Рики не знал, как с ней объясняться, да и не тянуло его к беседе.
В гостиной он попросил усадить его на диван, чтобы передохнуть, а в постели долго ворочался.
-Надо принести ему поесть, - решила Дора.
-Нет! – простонал Рики; от одной мысли о чем-то, кроме холодной воды, ему становилось дурно.
С ужина Лео вернулся встревоженным.
- Профессор Снейп спрашивал, почему тебя не было целый день. Мне пришлось сказать, что ты болен. Он хочет навестить тебя, - предупредил друг.
-Как это мило с его стороны, - ответил Рики, не желая показывать, как взволновала его возможность такой суровой проверки. Он сомневался в своей способности скрыть от профессора Снейпа случившееся, особенно учитывая, в каком состоянии пребывал до сих пор.
-Я надеюсь, сегодня он не появится, а завтра видно будет, - сказал Лео. – Вот, я принес тебе кое-что. Не можешь же ты вечно голодать.
Подчиняясь требованию друга, Рики с трудом проглотил один пирожок и запил его кристально чистой холодной водой.


Глава 22 Новости нового семестра



Рики не мог заблуждаться относительно того, что только завуч будет недоволен его безрассудным проступком.
-Можешь объяснить, Ричард, - поинтересовался Лео, безошибочно определив, что Рики уже способен его выслушать, - зачем тебе такие приключения?
Рики глубоко вздохнул. Если бы друг орал и ругался, можно было бы обидеться и отказаться разговаривать с ним. Но при такой его манере Рики невольно становилось даже стыдно, сколько бы он не убеждал себя, что травиться или нет – это его личное дело.
Объяснения, которые он дал, ему самому казались теперь нелепыми.
-А почему ты мне ничего не рассказал? – на этот раз в голосе Лео звучала скрытая претензия.
-Потому что ты разубедил бы меня, - честно ответил Рики. Мерлин, когда же теперь появится нормальный аппетит…
-А что твой брат пишет? Это возможно? – продолжал допрос Лео.
Рики, только сейчас почувствовав свой промах, вынужден был ответить, что с Питом вообще не советовался. С другой стороны, смутно вспоминалось, что когда-то он эту тему с братом обсуждал, и тот как раз предупреждал о том, что с ним и случилось в итоге.
-Он говорил, что только настоящие алкоголики видят галлюцинации, - пробубнил Рики.
-Надеюсь, ты не собираешься до этого опускаться? – сурово спросил лучший друг.
Уверения Рики, что ему хватило случившегося, старосту вполне успокоили.
Профессор Снейп навестил его наутро, сразу после пробуждения. Рики, проснувшись, продолжал чувствовать себя по-прежнему изрядно помятым, и только воспоминания о том, что вчерашнее утро было намного хуже, поддерживало его дух. Юноша удивлялся, почему ему до сих пор не хорошо, ведь, насколько он помнил своих итальянских родственников, те уже наутро следующего дня вели себя, как обычно.
Но первое, что он увидел, одернув полог, был кошмар гриффиндорца. Северус Снейп остановился в проходе между кроватями и внимательно изучил лицо воспитанника, после чего в меру взволнованно отметил его ненормальную бледность.
-Это пройдет, профессор, - уверил его Рики голосом более слабым, чем было на самом деле. Он старался не встречаться глазами с зельеваром, хотя и предполагал, что тот и без того подозревает: дело нечисто.
-Что с Вами? – продолжил допрос профессор.
-Похмелье, - подал голос Френк. – Я слышал, да и так видно.
Повисла зловещая пауза. Рики как никогда жаждал придушить Эйвери, невзирая на то, что сейчас точно бы с ним не справился. «Ну кто тянул тебя за язык?!» - злился он, не в силах заставить себя поднять голову.
-М-да, - вкрадчиво протянул слизеринский наставник. – Побеседуем позже. И такое безобразие Вам с рук не сойдет. Я приглашу сюда мадам Помфри, она мигом Вас вылечит.
Профессор развернулся, собираясь уходить.
-Сэр, - заговорил Лео, - можно мне кое-что сказать Вам?
Снейп пожал плечами и в знак согласия кивнул ему на дверь.
-Эйвери, - позвал Рики уже совсем тоном после того, как они вышли; из коридора доносился только суровый голос профессора; скорее всего, он отчитывал старосту, который вовремя не доносит ему о проступках.
-Чего тебе? – самодовольно отозвался Френк.
-Ты понимаешь, что я тебе при случае отплачу втройне? – ничего умнее Рики с ходу не смог придумать, но держать в себе пожирающее его бешенство было выше его сил.
-Подумаешь! – Френк абсолютно не расстроился.
По возвращении Лео принес неутешительную весть: Снейп вознамерился сообщить о случившемся не только дядюшке Гарри, но и родителям Рики.
Последнее всерьез расстроило юношу. Он не боялся никакого наказания, будь то уборка без магии или нудное копание в бумажках. Но чтобы так подвести отца и мать! Насколько он знал, насчет Пита им никогда не присылали ничего подобного. А о нем и так все твердят, что от такого ребенка одни проблемы…
Рики так и не узнал, о чем еще они говорили, но мадам Помфри к нему не пришла. Впрочем, он уже не так сильно в ней нуждался. Уже на следующий день отвращение к еде, которое он сам в нормальном своем состоянии считал катастрофой, пропало.
-Как обидно, - проворчал Рики, сидя на кровати и уплетая завтрак, принесенный эльфами.
Через два дня должны были возобновиться уроки, и можно было не сомневаться, что его нынешнее состояние завуч не расценит как уважительную причину для того, чтоб их пропускать.
-Да уж! Провести так половину каникул, - согласился Лео, который уже вернулся из Большого зала. Теперь он, развалившись на своей кровати, наслаждался не-учебной литературой.
-Я не о том, - отмахнулся Рики. – Надо же так расклеиться из-за одного стакана! А ведь я думал, что умею пить.
Лео нахмурился.
-А еще все об этом узнали, - продолжал перечислять свои беды Рики, не обращая внимания на реакцию друга.
-Вовсе нет. Артур Уизли сдержал слово и никому не рассказал, - возразил Лео.
-А откуда ты знаешь, что он мне обещал? – с подозрением спросил Рики, и ему даже доставило удовольствие выражение смятения и смущения на лице лучшего друга.
-Ну, он считает, что я все-таки должен знать все, потому что мне приходится за тобой присматривать, – нашелся Лео.
-Зато теперь кем ты меня считаешь… - не унимался Рики.
-Рики, я не думаю, что это серьезная причина для беспокойства, - изрек Лео.
И он был прав, потому что Рики чувствовал себя уже достаточно хорошо, чтобы на него можно было возложить ответственность за недозволенные правилами действия. Профессор Снейп вызвал его к себе сразу же, как только он появился в Большом зале. Для этого завуч подошел к столу «Слизерина», причем его тон ясно дал понять даже тем, кому Френк ничего не рассказал, что у Макарони большие неприятности.
Сам же Эйвери, как ни странно, не воспользовался шансом подлить масла в огонь. Он казался задумчивым и мрачным, скорее всего, потому, что сам недавно вызвал нарекания со стороны профессора МакГонагол.
-Он нагрубил Хатингтон, сказал ей, какая из нее, по его мнению, староста с таким-то происхождением, и это услышал Филч. Не исключено, что вы будете вместе отрабатывать взыскания, - предупредил Лео.
-И чем Мел так любезна сердцу Филча? – проворчал Рики. Обычно завхоз не принимал сторону учеников. И, как считал Рики, если в противном случае им с Френком придется чаще видеться, пусть лучше Филч вообще никогда не изменяет своим привычкам.
Но сейчас ему предстояло пережить праведный гнев завуча. Когда он, прощально кивнув Лео
-Я начинаю думать, что Вам дается слишком много отдыха, Макарони, - сказал Снейп. – Вы не находите себе полезных занятий! Что скажете?!
-Я считаю, каждый мужчина должен попробовать хоть раз… – промямлил Рики, как всегда не желая соглашаться с профессором без борьбы.
На это Снейп скептически скривил губы.
-Что ж, если Ваши родители так терпимо настроены, пусть. Но не в «Хогвартсе»! Вы дали себе труд хоть раз ознакомиться со школьным уставом?
-Нет, сэр. Я ведь не староста, – ядовито напомнил Рики, и сам себе удивился; казалось, он давно перестал на это обижаться.
-Мне остается только радоваться этому, – прошипел Снейп. – Нигеллуса тоже стоило бы наказать вместе с Вами, но я не хочу ронять его авторитет. Пока не хочу. Но я замечаю, что Ваши друзья-старосты снисходительны к Вам сверх меры. Надо будет побеседовать с ними на эту тему.
«Не сработает! Я уже провел с ними другую беседу, и наши ценности не совсем совпадают, сэр». Но при этом Рики молил Бога, чтобы Снейп никогда не узнал, какую роль в этой истории сыграл Артур; завуч «Слизерина» и без того недолюбливал гриффиндорцев, особенно – любимчиков МакГонагол, и методы его были законнее, чем у Доры.
-Ты что-то хочешь сказать, Макарони? – елейно осведомился профессор.
-Нет, сэр, - сказал Рики, как всегда не будучи уверен, что убедил Снейпа.
-Как угодно, – сверкнул глазами завуч «Слизерина». – Я, разумеется, понимаю, насколько взыскания могут помешать подготовке к экзаменам. И не хочу, чтобы ученики моего колледжа показали себя в невыгодном свете. Тем не менее, твоя последняя выходка переходит всякие границы. Тебе придется две недели помогать в теплицах профессору Стебль.
Рики сразу решил, что это лучше, чем работать с Филчем, и, в некотором роде, так оно и оказалось. Но он довольно бычтро понял, что загрузили его прилично.
Профессор готовилась к весенней посадке. Рики помогал ей с саженцами, мыл старые горшки под рассаду, а также убирал и чистил помещения, естественно, без помощи магии. Ему никогда не приходилось так много копаться в навозе.
Естественно, он получил гневное письмо от крестного отца и куда более терпимое – от брата. То, что дядя Гарри грозил вопиллером, не имело никакого значения. Но вот дома, по мнению Пита, жалоба слизеринского завуча вызвала почти панику. Он признался, что родители поручили ему узнать, что побудило младшего сына к пьянству и насколько далеко зашло дело. От миссис Дуглас информация тщательно скрывалась, потому что не так давно к ней вызывали врача. Сам Пит также был обескуражен и настойчиво просил объяснений.
Почти не раздумывая, Рики взял чистый пергамент и честно написал, на что надеялся, экспериментируя с Огневиски. Он даже не возражал, чтобы это письмо попало в директорские руки, но сама мысль, что родители, столько ему давшие, всерьез беспокоятся о его моральной деградации, была Рики невыносима. В таком вот прекрасном настроении приступил он к долгожданным занятиям.
Первый в семестре урок ухода за магическими существами будоражил нервы пятикурсников задолго до окончания каникул и стал главной темой трех дней, ему предшествующих.
-Не верю, что он, в самом деле, потащит нас в лес, - заявила Мелани.
-Это было бы слишком хорошо, - согласился с ней Дора.
Староста «Равенкло» предпочла не отвечать.
-Виктор даже хотел обсудить это со своей матерью, чтобы она переговорила с директором. Рики считал это полнейшей дуростью. Тем не менее, делиться привилегией Клуба – посещением Запретного леса - с теми, кто не способен это оценить, было обидно. Впрочем, там все рано шатался Хагрид, а он был почти таким же вредным, как Виктор, только другого сорта.
-Вот почему они с Филипсом спорили вчера после обеда, - понимающе кивнул Ральф. – Тони не боится никакого леса и не возражает, чтоб нас туда сводили.
-Филипс вечно высказывается, когда его не просят, - фыркнула Мелани. Рики подозревал, она будет недовольна Тони всегда, что бы он ни сделал. Впрочем, обычно он делал именно то, чего она не одобряла.
Урок «Слизерина» и «Равенкло» должен был состояться раньше, посему гриффиндорцы и хуффульпуффцы условились с ними об обмене информацией. И вот Рики, пообедав и пожелав Лео удачи на маггловедении, отправился на свежий воздух вместе с одноклассниками.
-Интересно, зачем обязательно в лес идти? – вопрошала Тиффани. – Неужели он оборотней будет показывать?
-Ну, для этого в лес не надо. Достаточно пригласить профессора Люпина, - утешил ее брат.
-Там такие твари водятся – представить страшно, - сказал Билл.
-Ну и прекрасно, - поморщился Рики, за что на него немедленно обрушился шквал праведного недовольства от прекрасной половины «Равенкло».
-Тедди Джоркинса однажды заставили отбывать там наказание. Ну, этот здоровый семикурсник, - пустилась в повествование Каролина. – Так он говорит, там водятся невидимки-людоеды.
-Неужели мы так надоели Хагриду? – если бы Рики не гулял раньше по Запретному лесу, и каждый раз по возвращении от него ничего не оказывалось откусано, он бы, пожалуй, заволновался.
-Ты чего нос воротишь, Макарони? – рассердилась Каролина. – Его такая зверюга за ухо цапнула и давай жевать.
-Точно-точно, и я слышал, - подтвердил Дон Ричмен.
Рики все труднее становилось удержаться, чтоб не сказать, что он бывал в лесу несколько лет, и при этом оба его целых и сохранных уха имеет возможность видеть каждый желающий. Впрочем, уши могли однажды пострадать: когда профессор Снейп, изловил Клуб в первую прогулку. Но завуч не применял тех же методов воспитания, что и бабушки Рики.
-Ну что, готовы? – поприветствовал их Хагрид с крыльца своей хижины, разрушая хрупкие надежды барышень.
Через плечо великан перебросил крупный окровавленный кусок мяса.
-А это обязательно? – спросил Виктор от имени своего сообщества благоразумных особей.
-Не бойсь, - дружелюбно ухнул ему лесничий. – Глав-дело, держитесь вместе и не отставайте.
Ученики еле успевали за его гигантскими шагами. Ноша лесничего вызывала самый трепетный и жуткий интерес.
-Лучше бы я сегодня притворилась больной, - в сердцах бросила запыхавшаяся Мелани.
-Ничего себе – признание старосты! Пример для всех, - поддел ее Френк.
Но в этот раз Хатинтгнон не посчитала нужным отвечать.
Они остановились на знакомой опушке. Рики на всякий случай встал подальше от грядок профессора Снейпа.
-Ну, каков красавец? – с гордостью спросил лесничий.
-Где? – вырвалось у Рики, и не только у него.
-А разве они могут быть опасными? Они ведь нас в школу привозят? – спросила Дора.
Большинство ребят покосилось на нее, как на ненормальную. Но они с Хагридом понимали друг друга. Создавалось впечатление, что Дору и преподавателя поразил особенный вирус, позволяющий им воспринять нечто недоступное другим.
-Нет, ты правильно говоришь, они неопасны, - успокоил Хагрид. Рики становилось все более не по себе. – Кто еще, кроме Нотт, видит их?
Виновато переглянувшись, ученики замотали головами.
Взгляд Хагрида остановился на Рики, и тому ничего не оставалось, как дать понять, что он в таком же недоумении, как и все. И он сразу почувствовал, что Хагрида это чрезвычайно не устраивает. Изумление, смешанное с гневом на косматом лице великана, Рики сильно не понравилось.
-Сэр, если это для него, то Вы бы поскорее покормили, - посоветовала Дора.
-А, ну да, сщас, - Хагрид выбросил вперед свободную руку и погладил воздух. Рики вздрогнул: он заметил, как от руки преподавателя пошел пар, словно от дыхания.
Кажется, все смирились с нелепостью ситуации и ожидали дальнейшего развития событий.
-Нотт, опиши-ка красавца, - распорядился Хагрид.
-Красавцем его назвать трудно, - от души высказалась Дора и махнула на другую часть поляны, примыкающую к чаще. – Вон еще один. У них чешуя, ростом с лошадь, крылья, как у летучей мыши.
Виктор и другие равенкловцы неодобрительно покачивали головой, словно говоря: «дурдом». Даже Бетси глядела на Дору недоверчиво.
Вдруг Боб, вскрикнув, указал на что-то на снегу. Рики сразу стало еще неуютнее. По следам можно было судить, что у невидимок на всех четырех лапах есть когти, и не маленькие.
Описание Доры ни о чем ему не говорило. Рики даже пожалел, что давно не перечитывал учебник. Хагрид не задал это на каникулы. Хорошо бы рядом оказался Пит; тот, скорее всего, выучил «Тварей» наизусть.
-Это фестралы, - соизволил объяснить недовольный преподаватель. – Кто скажет…
В памяти Рики что-то зашевелилось. Ему стали являться образы. Сквозь этот туман пробился в его сознание взволнованный, но всегда четкий голос Виктора:
-Фестралы – существа, обитающие в лесах, приручаются плохо. Видеть их может только тот, кто видел чью-то смерть, - закончил он.
После этого заявления объектом тревожного внимания одноклассников стала почему-то Дора, а не существа, которые плохо приручаются.
-А, да, - девушка постаралась отвернуться от всех, плотнее запахнула мантию и скрестила руки на груди. – Мой дед… в Азкабане.
Это заявление не понравилось большей части равенкловцев. Рики хотелось поддержать ее, и он вместе с Тиффани подошел ближе.
Хагрид бросил тушу на землю, и почти моментально с трех сторон стали исчезать куски и появляться отпечатки зубов.
Френк так заинтересовался, что вылез вперед, загородив познавательное зрелище от Мелани.
-Куда лезешь? – возмутилась она.
-Лучше помолчи! – явно оскорбился он. – Меня они не посмеют тронуть, а такие, как ты…
Мелани снова не удостоила его ответом, а Рики подумал, есть ли пределы глупости и спеси.
-Перво-наперво вам надо зарисовать следы, - распорядился довольный Хагрид, потирая руки в огромных рукавицах. – Сегодня хорошие отпечатки, грех не воспользоваться.
Через некоторое время стало очевидно, что большинство пятикурсников предпочли бы согрешить.
-Нотт, ты следи, чтоб они нас не кусали, - попросила Каролина.
Поскольку орудовать карандашами неудобно, ученики вынуждены были снять варежки.
Возвращались под впечатлением. Рики думал о том, что удивлению Хагрида есть причины. У Рики в этой школе было больше возможностей увидеть смерть, чем у всех его одноклассников, вместе взятых. И все же он чувствовал, что отношение Хагрида не объяснялось рациональными причинами.
-Дора, все в порядке? – участливо спросил Генри.
-Пустяки. Воспоминание неприятное, - поежилась Дора. – Я оказалась рядом, когда с ним это случилось.
-Какие у тебя нервы! – уважительно произнесла Ариадна.
Рики продолжал вспоминать. Первый случай мог иметь место в шесть лет – тогда он едва не пронаблюдал собственную смерть… Стал бы он привидением вроде Питера Пэна? А ведь сколько раз приезжали они в Италию на похороны, по такому же поводу приглашали в гости друзья и знакомые родителей. Но во всех случаях труп уже был готовый. На первом курсе смерть лже-профессора наступила от его руки; но он потерял сознание и, очевидно, момент, о котором говорила Дора, когда дух покидает тело, был им упущен. На третьем курсе в нескольких шагах от него и Лео кентавры перетоптали добрую дюжину Упивающихся смертью. Но тогда сэр Драко Малфой вместе с вездесущим и сверхзаботливым крестным отцом сделали так, чтобы мальчики ничего этого не увидели. На четвертом курсе Рики долгое время переживал, что видел, как отравили женщину, которая оказалась мамой Виктора Чайнсби; она жила и процветала по сей день. Его бабушка Арабелла умерла в прошлом году, и он общался с ней вечером накануне смерти. В общем, получалось, что никаких фестралов ему не полагается. И в самом деле, как бы повлияло на него это зрелище, если он не выдерживал, когда в его присутствии кто-нибудь пытался съесть шоколадную лягушку!
-Вначале я тоже думала, что кареты едут сами по себе, - рассказывала Дора. – Я бы, наверное, не знаю, что подумала, если бы неожиданно вдруг увидела этих страшилок. Но меня бабушка предупредила, и то потому, что случайно про них вспомнила.
-Странно, что ты нам не рассказывала, - заметил Боб.
-Та поездка была не их тех, о чем приятно рассказывать, - ответила Дора.
Постепенно ребята отходили. Рики начал подумывать о том, не пойти ли в библиотеку. И вдруг его настигла молниеносная мысль, от которой дрогнули колени. Рики быстро обернулся, но Хагрида в поле зрения не оказалось.
-Что, Ричард? Забыл что-нибудь? – спросил Боб.
-В Запретном лесу?! – ужаснулась Тиффани.
-Нет, - помотал головой Рики. – Просто хотелось бы знать: чью смерть видел наш добрейший Хагрид?
Но, на самом деле, ему этого не так уж и хотелось. Хагрид вообще относился к тем типам, без чьего присутствия в своей жизни Рики бы прекрасно обошелся.
Зато дядюшка Гарри относился к великану с истинно дружеской симпатией: когда вечером крестный отец внезапно появился возле Хагрида за учительским столом, Рики недовольно нахмурился. С тех пор, как начались занятия, у него вообще не оставалось свободного времени, потому что взыскания с профессором Стебль и домашние задания поглощали все. Если заботливый крестный захочет выдать очередное напутствие, придется, чего доброго, пожертвовать драгоценными минутами сна. Рики надеялся, что Поттера привели в школу дела, не имеющие к нему касательства.
Между тем дядя Гарри что-то тихо говорил Хагриду; очевидно, пытался его убедить, потому что лесничий резко мотал головой. Но уже через несколько минут он стал возражать менее яростно. Само присутствие рядом Гарри Поттера словно наполняло Хагрида особой гордостью.
-Чего это Поттер зачастил? – недовольно проворчал Френк, когда слизеринцы возвращались в подземелья.
-Он – глава попечительского совета, - объяснил Лео, - а наша параллель ему исключительно дорога. Директор регулярно отчитывается перед ним по поводу готовности к СОВам и ЖАБА.
Френку это сообщение не понравилось, и даже взбивая подушку, он продолжал ворчать, что слишком много контроля – не есть хорошо. Его можно было понять – письма от Марка Эйвери приходили не реже, чем раз в две недели. Рики легко представлял себе их содержание: «Для того, чтобы достичь чего-то в жизни, нужно учиться как следует, а СОВы – это очень важно». Френк же никогда особо не старался, хотя в последнее время стал показывать приличные результаты.
«Неудивительно. Можно и зайца научить зажигать спички, если так натаскивать, как нас на эти дурацкие экзамены», - думал Рики, вытирая пол в теплице номер два. Как было замечательно приходить сюда, рисовать и не замечать никакой грязи вокруг! По счастью, большая половина наказаний осталась позади, и он уже видел свет в конце тоннеля.
У его друзей – старост были другие сложности. Директор и прочая гриффиндорская мафия не оставляли надежду вернуть карту. Судя по обрывкам нескольких случайно услышанных разговоров, только МакГонагол считала, что карта давно уничтожена из-за трагической случайности; ведь могли же ее бросить в огонь вместе с ненужными бумажками. Мелани Хатингтон очень надеялась, что она права, потому что ей уже надоело перебирать раз в неделю по-прежнему поступающие в учительскую чужие любовные записки и прочее.
Профессор Снейп опасался, что ценная вещь попала не в те руки, и большинство, включая Поттера и Уизли, разделяли его беспокойство. Надежда, что карта куда-то завалилась и найдется сама собой, с каждым днем становилась все слабее.
-Мерлин, если бы эта бумажка была моей, я бы ее вернул, - шипел Артур, если рядом не оказывалось Мелани и Марго.
Рики сомневался в этом, но Уизли, придавленный ответственностью за кузин, казалось, искренне сам себе верил.
-Как бы ты это сделал, подумай! – взывал к здравому смыслу Эдгар. – Нас всех лишили бы значков.
-Зачем? Подбросил бы в учительскую! – заявил Артур. – Ты не представляешь! Эти чудовища на днях просили мантию Ральфа, чтобы ночью побродить по замку. Они, видите ли, узнали пароль ванной для старост!
-А что там такое? – заинтересовался Рики. Он неоднократно убеждался, что у старост больше обязанностей, чем у других учеников, но они никогда не рассказывали ему о своих привилегиях.
-Ни разу не был. Некогда, - покачал головой Эдгар.
-Да ты что! Там классно, - восторженно выпалил Артур, а потом насупился и замолчал, сообразив, что после такого высказывания продолжать жалобы на близнецов как-то нелогично.
В жизни самого Рики не осталось привилегий. И дополнительная работа нашлась даже поле того, как он перестал посещать теплицы.
В один прекрасный вечер, когда Дик уверил всех, что Мелани празднует в общей гостиной «Равенкло» день рождения Дона Ричмена и в штабе не появится, Артур позаимствовал у сестер карту. Он тут же еще раз продемонстрировал механизм ее действия.
На этот раз Рики был еще более впечатлен. Зато Артур, увидев в кабинете директора точку, подписанную «Рональд Уизли», обиделся на дядю.
-Он даже не подумает зайти поздороваться! – сказал он.
-Ну и не надо его здесь, - внятно проворчал Рики.
-Почему же? С этой картой он не застанет нас врасплох, - напомнил Лео и сам невольно покосился на портрет знаменитого предка.
-Ральф придет или у него тренировка? – поинтересовался Рики.
-Ты что! Через две недели играем с «Равенкло», - очевидно, в устах Артура это означало ответ «не придет».
-А как насчет Фэрли? – спросила Дора.
-У нее конкретный грипп, - с неприязнью сообщил ей Артур и предложил, чтобы поскорее сменить тему: - Ну что, попробуем снять копию старым способом?
-Ты же говорил – не получается. Или я не должен тебе доверять? – вскинул брови Рики.
Уизли вспыхнул; шутка явно не показалась ему забавной.
-Не знаю, какие у тебя основания мне не доверять, - процедил он. – А карта даже статичный момент не переносит на другой пергамент, судите сами…
После нескольких попыток Дику удалось выделить одно заклинание, с помощью которого отдельные точки все же переносились на чистый лист и начинали хаотично бегать по нему, а потом сами возвращались обратно.
-Думаю, «Хомодинамикум» применялся создателями катры на завершающих этапах, - предположил равенкловец и засобирался уходить. – Я тоже приглашен на этот день рождения, и если вообще не появлюсь, из этого раздуют историю, - объяснил он, прощаясь.
-Конечно, надо водиться с одноклассниками…Я не вижу иного выхода, кроме как собрать теоретическую базу, - сказал Лео, после того, как за Диком закрылась дверь. – Исследовать карту опытным путем рискованно, мы можем повредить ее.
-Близнецы меня тогда в порошок сотрут, - пробормотал Артур.
-Читать предлагаешь! Сколько можно! – недовольно бросил Рики.
-Это будет очень полезно для подготовки к СОВам, - привычно аргументировал Лео.
-Сомневаюсь, чтобы это был уровень СОВ, - покачал головой Эдгар.
Лео и Артур хмуро покосились на него.
«Неужели так не терпится дополнительно себя нагрузить?» - Рики не мог поверить в это. Впрочем, для Лео эта карта, бесспорно, была интеллектуальным вызовом, а для Артура – насущной необходимостью и родственным долгом.
-Я попрошу у Снейпа пропуск в запретную секцию, возьму книгу по сложным заклинаниям, и мы с Рики разделим главы, - запланировал Лео, ничуть не поинтересовавшись мнением Рики.
-А я попрошу МакГонагол выписать разрешение на что-нибудь такое же по трансфигурации, - пообещал Артур. – Правда, я не знаю, пойдет она мне навстречу или нет.
Честно говоря, Рики сомневался в том, что они справятся с этой задачей до конца года. Карта казалась ему крепким орешком, ее разгадка требовала длительных дополнительных усилий, а этого-то он как раз и не любил. Но свое мнение решил пока оставить при себе.
-А можно, - спросила Дора, - еще раз взглянуть на обращение к пользователю?
-Пожалуйста, - Артур покосился на нее, взмахнул над картой палочкой, произнес, - «Славная вышла шалость!», - подождал с минуту и сказал: «Торжественно клянусь, что замышляю шалость и только шалость». Ничего себе задачку задали нам господа Лунатик, Бродяга, Сохатый и Хвост. Что, Рики?
-Звучит как-то знакомо, - вынужден был признать Рики, но, как не напрягал память, ничего не приходило. Зато тело охватил мандраж, ровное умственное напряжение куда-то улетучилось, и вообще.
-Потом вспомнишь, - спокойно произнес Лео. – Ты что хотела, Дора?
-Образец почерка, вот этого, - ответила она. – Видишь ли, создатели этой карты совершенно точно были хулиганами.
-Кто бы сомневался. Тоже мне открытие, - проворчал Артур.
-А значит, они вряд ли прислушивались к мадам Щипц и бережно относились к книгам, - закончила Дора.
-Если они пометили именно нужные нам книги, это будет чудо! – скептически фыркнул грифифндорец.
Почерк он, однако, скопировал, даже чуть не поджег при этом карту.
Наблюдательность Доры открыла в жизни Рики новую полосу. Теперь он стал обращать внимание на отметки на полях, которые оставляли многочисленные поколения учеников до него. Поначалу это оказалось неожиданно интересно.
Некоторые ученики обнаруживали в учебниках ляпы, которые он сам, скорее всего, оставил бы без внимания. «Если блокировка не попала в цель, обезвредьте угрозу другими способами».
«Без комментариев», - подумал Рики.
Однако Лео с завидным упорством заказывал все новые книги из запретной секции, и Дик старался не отставать. Поэтому, войдя как-то в библиотеку после ухода за магическими существами, Рики не удивился, обнаружив на партах, за которыми они обычно садились, стопки толстенных фолиантов. Из-за одной раздался голос Артура.
-Нечего сказать, талантливыми типами были эти Мародеры!
Рики поставил сумку на стул напротив и нагнулся, чтобы достать тетрадь по трансфигурации. Сегодня он твердо решил не заниматься ничем дополнительным, и если его не замечают – тем лучше.
-Меня только беспокоит, не имеют ли они отношения к Сам – Знаешь – Кому, - донесся из-за другой стопки голос Лео, которого Рики также не видел.
-Нет. Я навел справки через Джорджину – дядя Джордж уверен, что это были просто ученики. Даже дядя Рон пользовался этой картой, а уж если дядя Гарри ей доверяет, опасаться нечего.
Перечисление такого количества дядюшек даже утомило Рики.
-В таком случае очень хорошо, что нам подвернулась эта работа. Она сложная, - заявил Лео.
Этого Рики уж никак не мог стерпеть!
-Вот еще! Я бы охотно заплатил кому-нибудь, чтобы сделал эту карту за нас, - заявил он.
На это ему никто не ответил.
-Эй! Вы там умерли, что ли? – повал Рики минуту спустя.
-А ты мог бы, - Артур даже привстал над своей стопкой, - здороваться, когда приходишь?
-Это нам урок, - вразумил гриффидорца Лео. – Надо быть осторожнее в разговорах, мало ли кто услышит.
-Вот именно! – согласился Рики. – Было бы здорово, если бы Мел прогуливалась тут и услышала слово «карта».
-Надеюсь, она в данный момент не мчится к МакГонагол, - покачал головой Артур, прежде чем скрыться.
Пример трудолюбивых друзей оказался заразителен. Рики все же успел до вечера изучить половину толстой книги о преобразованиях. Дику досталось меньше работы: он был занят, разбирая причины дуэли третьекурсниц «Слизерина» и «Хуффульпуффа» после урока профессора Лавгуд, и пришел позже всех.
-Хотел бы я знать, - сказал он, - почему старост выбирают именно на пятом курсе, когда и без того полно работы.
-А вот мне интересно, почему после всей этой премудрости так есть хочется, - проворчал Рики.
Еда в «Хогвартсе» оставалась для него едва ли не единственным удовольствием. Развлечений в ближайшее время никаких не ожидалось, поэтому он очень обрадовался, когда получил письмо от брата. Последний раз он получал от него поздравление с Рождеством.
С другой стороны, невольно мелькнуло и недовольство от того, что придется писать ответ, а у него и так рука перо держать устала. Но это не помешало Рики жадно надорвать конверт.
-Чем ты так доволен? От кого это? – спросил Генри.
-От моего брата Пита, - ответил Рики.
-Тоже мне радость, - фыркнул Френк, который только что отложил в сторону свою почту, не распечатывая. – Только аппетит портить! Я понимаю, если от красотки. Но тебе, видимо, не везет…
Рики снисходительно поморщился. Марк Эйвери, надо полагать, не передавал в своих письмах ничего похожего на привет от Даниэлы. С другой стороны, его воспитательные усилия, даже на расстоянии, достигали результата. Сам профессор Снейп во время одного из своих появлений в общей гостиной «Слизерина» отметил, что Эйвери может прилично сдать СОВ.
После этого Генри принялся уговаривать его вернуться в команду. Но Френк неожиданно воспротивился.
-Да ну, - ворчал он, когда Генри, от разговора с которым он отлынивал весь день, настиг его вечером в спальне, - у меня дел по горло!
-Что может быть важнее чести колледжа?! – Генри, надвигаясь на оппонента, казалось, даже не слушал его. – Ты позволишь «Хуффульпуффу» нас размазать?! Между прочим, против Боунса вообще не всегда… А ты все-таки не первый год играешь.
«Неужели нет никого лучше Френка?!» – удивился Рики, но промолчал, считая, что Генри виднее. Сам он, невзирая на старую любовь к квиддичу, на месте Эйвери, ни за что бы не согласился; и без того катастрофически не хватало времени. С другой стороны, на Френке не висела растреклятая карта Мародеров, которой Клуб даже не мог пользоваться по своему усмотрению. И никаких особых дел, разве что у Эйвери, должно быть, тоже накопились горы заданий после взысканий, которые он отбывал с МакГонагол.
-Слушай, Флинт, думаешь, я не хочу играть! – взорвался между тем Френк. – Сказал же – некогда!
-Я не принимаю такой ответ, - Генри был преисполнен оскорбленного достоинства. – Слизеринец ты или кто?
-Надеюсь, они не подерутся? – тихо произнес Лео. На всякий случай он вынул палочку, но было очевидно, что староста не имеет особой охоты пускать ее в ход.
-Может, заранее пригласить сюда Тиффани? – предложил Рики.
Эйвери препирался с Флинтом еще четверть часа, не позволяя никому укладываться спать. Рики даже помыслить не мог о такой бестактности: переодеваться в пижаму, когда рядом кипят благородные страсти.
В итоге Генри все же добил Френка, пригрозив с редкой для него находчивостью. Он пообещал, что пожалуется сэру Салазару, и этого Френк уже вынести не мог.
-Черт с тобой, буду играть! – прорычал он, залез в обуви на кровать и демонстративно задернул полог.
–Завтра будь на тренировке в три, и чтобы без опозданий, - отчеканил Генри.
После этого капитан квиддичной команды «Слизерина» с каждым днем становился все серьезнее и требовательнее. Он настаивал, чтобы за столом в Большом зале вся команда садилась возле него, и потчевал игроков своими мечтами о кубке квиддича в нынешнем году.
Одноклассники видели Генри только на уроках, где он присутствовал по большей части только физически. Но однажды неожиданные семейные обстоятельства выдернули его из прекрасного мира бладжеров и голов.
Это произошло во время получения утренней почты. Внимание слизеринцев привлек печально известный красный конверт. Несущая его сова летела вдоль стола, приближаясь туда, где вместе с другими пятикурсниками сидел Рики. Он невольно испытал облегчение, понимая, впрочем, как это бессовестно с его стороны, когда вопиллер плюхнулся напротив Тиффани Флинт вместе с обычным письмом.
-Почему? – вне себя от удивления, девушка подпрыгнула, прежде чем обменяться взглядами с братом, который тоже ничего не понимал.
В следующую секунду конверт взорвался. Сам по себе громовой голос мистера Флинта, многократно усиленный, загрохотал так, что уши заложило, пожалуй, у всех присутствующих в Большом зале.
-Мне казалось, ты лучше соображаешь! Разве можно водиться с кем попало?! Вот и расти после этого дочерей…
«Вот теперь и Флинты узнали про меня что-то такое», - не сомневался Рики и шепотом поделился своими соображениями с Лео. Тот, впрочем, скептически помотал головой и посоветовал не торопиться с выводами. Было видно, что версия Рики чем-то ему не нравится.
-Тиффани, чего это он? – полусочувственно–полутребовательно спросила Дора.
-Понятия не имею, - буркнула Тиффани, обмахиваясь салфеткой и пытаясь таким образом согнать краску с лица.
-Может, в нормальном письме тебе объяснили? – предположил Рики.
Тиффани глотнула тыквенного сока, глубоко вдохнула и вскрыла конверт, предварительно рявкнув на ожидающих и следящих за ее действиями одноклассников:
-Ешьте!
Рики взялся за вилку, но наблюдать не прекратил. Тиффани пробежала послание глазами, пока не остановилась на некотором отрывке. По мере чтения она все сильнее кривила губы. Всеобщее внимание вернулось к ней сразу, как только она отбросила пергамент.
-Генри, - без особого дружелюбия произнесла Тиффани, заставляя брата заранее занять оборонительную позицию, - это ты осчастливил папочку, что я хожу в Хогсмид с Ральфом Джорданом?
Рики сделал вид, что не замечает удовлетворенно-торжествующего взгляда лучшего друга.
-Кажется, да, - рассеянно оглядевшись, признался Генри. – Обмолвился, я не специально. И вообще, ты же не сказала, что это тайна. – Видя, что Тиффани только мрачнеет от оправданий, братец решил сменить тактику и перешел в наступление. – Если честно, то я тоже недоволен. Как ты не понимаешь, что ты предательница?! Хорошо, что папа еще не знает. Ведь Джордан играет за «Гриф…»
-Не суйся ко мне со своим противным квиддичем! – Тиффани стукнула кулаком по столу.
-Следовало ожидать, что отцу не понравится, с кем ты водишься, – проворчал Генри себе в тарелку.
-Я сама разберусь, с кем мне водиться, – постановила Тиффани. – Подобрались все как один, квидичные маньяки, и за что мне такое наказание?!
-Избаловали тебя. Отца ты здорово рассердила, – похоже, Генри все же не ожидал такой бурной реакции родителя.
-Поздно мной командовать! – задрала нос Тиффани. – Вот заберу Моргану и уйду жить под мост, узнаете тогда! – пригрозила она.
-Эй, - вскинулся брат. – Сама валяй, куда хочешь, а кошку не трогай!
-Это моя кошка. Ты не хотел ее покупать, – язвительно напомнила Тиффани.
-Мало ли чего я не хотел! – возмутился Генри. – Еще не хватало, чтоб бедное животное голодало из-за твоей глупости!
-То еще бедное животное, – пробормотал однажды покусанный ею Билл, отчего любящие хозяева дружно повернулись к нему с такими лицами, словно собрались разорвать.
-В самом деле, Тиффани, кошка не любит жить около воды, – попытался образумить девушку Боб.
-Хорошо. Оставлю ее тебе и одна сбегу от вас, – покладисто согласилась Тиффани.
-Эй, ты чего! Не торопись, может, все успокоится, – посоветовал Генри.
-А если нет, я приглашу тебя к себе на лето, - вмешалась Дора.
Собственные родители никогда не указывали Рики, с кем не следует водиться, поэтому Рики глубоко сочувствовал Тиффани. Но в то же время он почувствовал, что легче дышится, когда понял, что папаша Флинт не имеет ничего против его компании для своих детей.
-Лео, как ты догадался, что он не меня имел в виду? – поинтересовался он, когда стол прилично опустел. – Были какие-то особенные признаки?
-Нет. Просто нелепо думать, что все только и делают, что носятся с тобой, - улыбнулся Лео. – Но насчет Ральфа я бы не смог догадаться.
-А я бы смог, – небрежно бросил Рики, немного пристыженный, - когда нас провожали на платформе 9 и ¾, уважаемые господа так друг с другом поздоровались, как будто сожалеют о первобытных временах. Тогда пещерные люди это делали булыжником по голове, – пояснил он.
Через два дня вопиллер прилетел и к Ральфу. Тот был сбит с толку и расстроился настолько, что чуть не перевернул графин с соком , и это - при безупречной координации отбивалы.
-Не ожидал! Уж мои предки могли бы понимать! От своих досталось, а туда же.
И все-таки было заметно, что от понимания неправоты родителя легче ему не становится. Пусть он вел себя не лучшим образом, но все-таки это был отец.
Глядя на переживания Ральфа, Рики поневоле задумывался, сколько нерешенных вопросов осталось между ним и папой, и особенно – между ним и мамой. Несомненно, они желали ему добра, поступая наперекор его намерениям, но вот были ли они правы? В ситуации Джорданов, наблюдая со стороны, Рики мог бы категорично заявить, что достопочтенный мистер Джордан страдает фигней. Но по отношению к собственной матери не все казалось таким однозначным. Рики попытался обратиться за объективной оценкой.
-Как ты думаешь, - спросил он Лео, когда на гербологии они сортировали листья крестоцвета в зависимости от просушки, - мои родители имеют достаточно оснований, чтобы водить меня за нос?
-По-моему, они не водят тебя за нос, - вмешался Артур, - они ведь не скрывают, что говорят не все…
-Пока мы не сдадим СОВ – да, - пробубнил Лео, после чего Рики счел все дальнейшие расспросы напрасными.
Ему все чаще казалось то, чего он точно не испытывал в прошлые годы: как будто он не живет сейчас, а так, существует. Настоящая жизнь для всех пятикурсников как будто бы должна была наступить потом, когда они получат хорошие отметки на экзаменах. Все соблюдали строжайший режим: сначала уроки с перерывами на еду, затем библиотека, ужин, сон. Распорядок дня никем не навязывался, просто иначе невозможно было справиться с нагрузкой. Рики чувствовал себя белкой в колесе, из которого невозможно выбраться. И, когда до него таки добрался коварный грипп, он точно знал, что это – на нервной почве.
Впрочем, болезнь тоже не дала ему возможности отдохнуть. Но зато он наконец-то испробовал на себе прелести магического лечения! Мадам Помфри заставила его выпить отвратительное пойло, от которого все внутри жгло примерно часов шесть. Но зато все симптомы болезни у него моментально исчезли, так что слабая надежда на то, чтобы поваляться на койке и ненадолго забыть, как выглядят учебники, рассыпалась, как карточный домик.
-Поверить не могу, что завтра придется тащиться на уход за магическими существами, - проворчал он сразу после того, как залпом осушил стакан тыквенного сока в общей гостиной. Он все еще не мог поверить, что мадам Помфри выставила его из своих владений.
-Значит, по этому предмету хорошая СОВа тебе необязательна, - прокомментировал Лео, не отрывая глаз от прошлогоднего конспекта по зельям.
Рики вдруг почувствовал, как в его сознании ширится претензия к Гарри Поттеру, который, отправив его учиться магии, не предупредил, что это такая же волынка, как везде.




Глава 23 В плену заблуждений



Наступил день святого Валентина. Для Рики, однако, это вовсе не был праздник, и поневоле в душе поднималось раздражение. По сравнению с прошлым годом, когда у него была девушка, он воспринимал это как значительный шаг назад.
Вокруг же царило оживление. Даже Лео, не теряя присущего ему достоинства, переслал с Вестой валентинку Марго Фэрли и получил от нее ответ.
С неприятным чувством Рики следил, как читает Селена Олливандер. Судя по всему, ей досталось не меньше трех открыток.
Ракета тоже принесла Рики валентинку – от Даниэлы, с изображением героинь одного из многочисленных японских мультиков, который он смутно помнил. Он подумал, что Дан никогда не изменится.
-Ой, какая интересная! – моментально загорелись близко сидящие девчонки. – Макарони, покажи!
Рики вынужден был признать их любопытство законным – ни у кого больше даже похожих открыток не было. Хотя Дан позавидовала бы такому разнообразию. Некоторые открытки пели голосами поклонников, явно непрофессионально; с других слетали настоящие лепестки фиалок, снег и даже шелковые сердечки. Рики представил, в какой восторг от этого должен прийти мистер Филч, и решил не показываться сегодня в коридорах без необходимости.
Но анимационных физиономий ни у кого больше не было!
-Слушай, я их коллекционирую, - после длительного рассмотрения обратилась к нему шестикурсница Гризельда Грегор, дальняя родственница Доры. – На что ты ее поменяешь, или почем продашь?
-Да это наверняка маггловское барахло! – вмешался Френк.
-Заткнись! – рявкнула на него девица и передала открытку Тиффани и Доре, которые уже некоторое время жадно тянули к ней руки. – Ну, так что, Макарони?
Рики успел мысленно возразить Френку, что такие вещи Дан собирает целенаправленно, с упорством маньячки, следовательно, они есть далеко не у каждого. Отдавать ее подарок так сразу было жалко, но, с другой стороны, он был равнодушен к открыткам, никогда не собирал их. Ему вдруг стало неловко, что он ничего не отправил подруге детства; но, с другой стороны, наверняка об этом позаботился Пит. Уж подделать его подпись ради Дан брат в состоянии.
-Знаешь, нет проблем, только подожди, пока она мне надоест, - ответил Рики.
Девица, удовлетворившись таким ответом, вернулась к разговору с соседкой. Зато к Рики тут же пристали одноклассницы.
-А кто это хочет научить тебя любить искусство? – Тиффани закатила глаза, прижимая открытку к груди.
-Неприлично читать чужие письма, - напомнил ей Рики.
-Да не знает она, что такое приличия! – заявил Генри.
Сестра не удостоила его ответом, с достоинством вернула Рики его открытку и уткнулась в свою, на которой столь явно преобладали алые с золотом тона, что можно было не сомневаться, от кого она.
До сих пор Рики не замечал между Тиффани и Ральфом особо бурного романа. Но послание отцов послужило своего рода катализатором, пробудив у обоих упрямство в тысячу ослиных сил. Кроме того, они оказались в центре внимания всей школы, и Рики доводилось слышать такое, чего и быть не могло.
Дора, никогда не проявлявшая особенной симпатии к Ральфу, вдруг зауважала его за моральную – и материальную – стойкость. Ведь разгневанные родители использовали самое примитивное средство – лишили обоих карманных денег.
-И чем они не нравятся друг другу, если так похожи! – фыркнул Рики, когда узнал об этом.
-Подумаешь! Главное, чтобы Моргане корм присылали, - прокомментировал ситуацию Генри, когда сестры не оказалось рядом.
Для Ральфа эта мера оказалась серьезным ударом, хотя его реакция была не такой бурной, как у Тиффани.
-Не ожидал я от мистера Джордана средневековых мер, - прокомментировал за него Артур. – У них с Ральфом были прекрасные отношения, а теперь даже не знаю.
Но сегодня никто не вспоминал о неприятностях. Даже на уроках, где учителя упорно отрицали сам факт праздника.
Профессор МакГонагол неодобрительно покосилась на Генри и Ариадну, которым вздумалось сесть вместе, и контролировала выполнение своего задания более тщательно, чем всегда. Рики испытывал облегчение от того, что с испарением они закончили. Но он знал, что вряд ли сможет теперь относиться к преподавателю трансфигурации хотя бы так же, как до пятого курса. Она его, похоже, тоже недолюбливала, так что в этом смысле между ними установилось равновесие.
Неожиданно для себя Рики задумался, а почему, собственно, профессор МакГонагол так к нему пристрастна. Она, разумеется, вела себя намного корректнее, чем простодушный Хагрид, но юноша мог с ходу припомнить несколько случаев, когда замдиректора чрезмерно остро реагировала на проблемы, предположительно связанные с ним. Она, конечно, хвалила его, и поощряла баллами, когда обстоятельства того требовали. Но в целом при желании чувствовалось, что она контролирует его даже больше, чем Дору, которой по определению не доверяла.
В отличие от замдиректора, профессор Лавгуд, также наверняка владеющая его тайной, никогда не выказывал ничего подобного. Она обращалась с ним даже дружелюбнее, чем с другими учениками, и никогда не пыталась делать вид, что он не гостил у них в доме. Тетушка Луна обладала редкой способностью вести себя с учениками на равных и при этом удерживать должную дистанцию. Рики было очень хорошо на ее уроках, несмотря на то, что там почти всегда имелись разрушения и иногда – жертвы. Так что на обед он пришел в хорошем настроении.
В свободное время после уроков все его друзья закономерно куда-то подевались. Рики же разделил штаб с Мелани Хатингтон и портретом сэра Финеана Нигеллуса.
-Макарони, ты не с Олливандер? – не преминула полюбопытствовать равенкловская староста.
Рики оставалось только благодарить итальянских родственников за воспитанную в нем выдержку, потому что столь бесцеремонное вторжение в его личные дела порядком разозлило. Поначалу Рики хотел не ответить, но все же слишком завелся, чтобы промолчать. И потом, Мелани подавала отличный повод.
-Как видишь, я здесь, - с достоинством ответил он. – А твой анонимный поклонник? Почему он оставил тебя одну в такой день?
-На то он и анонимный, чтобы не показываться, - раздраженно бросила Мелани. - На самом деле, мне надоело слушать о нем.
Рики ехидно улыбнулся и собрался открыть-таки долгожданное «Интервью с вампиром», как вдруг произошло нечто неожиданное. Стол качнуло так, что тяжелая книга заплясала в его руках. Подняв голову, Рики обнаружил, что Мелани вскочила на ноги, а ее стул упал и отлетел к стене.
-Слушай, ты отстань от меня, - проорала Мелани, одной рукой наставила на него палочку, другой похватала свои тетради и помчалась к выходу, на ходу периодически роняя что-нибудь.
Несколько секунд Рики не мог сообразить, в чем дело. Но когда, наконец, дошло, кем считает его мисс Хатингтон, он едва не взвыл от ужаса.
Первым его побуждением было бежать за ней и объяснить, что она ошибается, но что-то удержало его на месте.
Вспомнилось, как сам он в детстве норовил улизнуть от приходящего в гости дядюшки Гарри, который, конечно, не намеревался специально раздражать его своей особой. Если погнаться за Хатингтон, она побежит быстрее, и это вряд ли разубедит ее в чудовищном заблуждении, нелепость которого для нее далеко не столь очевидна, как для него.
В последовавшие за этим двадцать минут юноша вымерял шагами всю комнату. Он никогда не подозревал, что способен так волноваться из-за Мелани.
-В какую историю ты влип, молодой человек, - бессердечно хихикал со стены сэр Финеан.
-Что же мне делать? – вслух рассуждал Рики, борясь с желанием подойти и облить портрет холодной водой, и наплевать, как к этому отнесется мистер Филч.
Наконец, мистер Нигеллус по собственному почину сменил пластинку.
-Не нервничай так! У тебя виноватый вид, – бывший директор, конечно, не мог не воспользоваться возможностью отчитать воспитанника. – Если бы я знал историю ваших отношений и лично тебя хуже, подумал бы, что у подозрений юной леди есть основания.
-Бросьте, - прошипел Рики, - она поладит разве что с цепным бульдогом!
-Это совершенно не твоя забота. Лучше подумай о ее длинном языке, который может повредить тебе, - изрек Финеан и с умным видом почесал нос. – Твоим друзьям вряд ли будет приятно слушать в коридорах разные разговоры.
-Они не поверят, - безапелляционно заявил Рики. но, подумав, согласился, что лучше сказать им о случившемся раньше, чем это сделает кто-то другой.
Селена занималась гербологией в библиотеке.
-У тебя что-то случилось, Рики? – с первого взгляда определила она.
-Да. Не смотри на меня так. На этот раз я ничего не сделал, - произнес он с неожиданной горечью. Конечно, после его рождественской выходки у друзей появились основания считать его искателем приключений на свою голову, но сейчас он нуждался в сочувствии, а не в нотации.
Селена, не отрываясь, глядела на него своими бездонными голубыми глазами, показывая, что внимательно слушает. Рики подробно описал сцену, то, как Мелани потом убежала, и что она при этом предположительно думала и чувствовала.
Реакция Селены оказалась неожиданной.
-Бедная Мелани, - сказала она, и лицо ее при этом выражало неподдельное сочувствие.
-Что?! – не поверил своим ушам Рики.
-Ей повсюду мерещится этот тип, если она смогла предположить, что он – это ты. Вот ерунда какая! – сказала она, и у Рики отлегло от сердца: ведь хуффульпуффка ни на секунду и мысли не допускала, что абсурдные подозрения Хатингтон могут оказаться правдой. – Тут недалеко и до нервного расстройства. Конечно, у него должны быть свои причины… Я бы не хотела, чтобы за мной так ухаживали.
-А как бы ты хотела? – вырвалось у Рики.
Селена опустила голову, пряча улыбку.
-Рики, мне сложно переключиться на это с гербологии, - сказала она.
-Да, конечно, извини, - смутился Рики. – Но я просто ума не приложу, как мне теперь разубедить Хатингтон.
-Я с ней поговорю, если хочешь, - предложила Селена. – От меня она не станет убегать.
-Да уж! Тебя она так и послушает, - пробубнил Рики, и встрепенулся, почувствовав, что допустил бестактность. – Я хотел сказать, что ценю твое желание помочь, но я должен сам.
-Ясно, - сказала Селена, и больше Рики не решился ей мешать.
Он спустился в слизеринскую гостиную, где до вечера не находил себе места, дожидаясь возвращения лучшего друга.
«И с какой стати, - критиковал он себя, валяясь в кресле у камина, - я постоянно рассчитываю на друзей? Пора бы самому решать свои проблемы».
И все же в этом случае Лео точно мог дать ценный совет. Поэтому, когда незадолго до ужина друг все же заглянул в общежития, Рики мысленно воздал хвалу небесам.
-Как дела, Лео? – спросил он из вежливости. Ответ был именно такой, как ему хотелось – краткий и формальный.
-Прекрасно, - ответил друг. - А твои?
-Ужасно. Представь, Хатингтон вообразила, что это я – ее анонимный поклонник.
Выслушав всю историю, Лео бессердечно пожал плечами.
-Он вполне могла так подумать, - кивнул он, - после того, как ты сказал, что ты с ней, а не с Селеной. А твое напоминание о поклоннике прекрасно сходит в ее глазах за намек.
-Ни на что я не намекал! – возмутился Рики.
-А ей и не надо, - усмехнулся Лео. – Любой на ее месте хотел бы знать, и она, конечно, теперь везде видит этого типа. Тем более, непонятно, с чего он так долго держится в стороне. А в случае с тобой это понятно, у вас отношения не из лучших.
-Я хочу как можно быстрее разубедить ее, - категорично заявил Рики.
-И что ты намерен для этого делать? Подкарауливать ее в коридорах? В штаб она теперь не скоро вернется, - указал Лео
-Я могу подойти к столу «Равенкло» и объясниться при всех, кушать-то она будет, - проворчал Рики. Я честный человек, и мне нечего скрывать.
-Но это грубо, объяснять девушке, что она тебе не нравится, в присутствии такого количества третьих лиц, – сказал Лео. – Итак, понятно, что с тобой она беседовать не станет. Значит, надо обратиться к тому, кого она выслушает. И кому она поверит.
-Отлавливать ее подружек вроде Каролины, а потом Виктор вызовет меня на дуэль. И, как назло, мы с ним давно не ссорились по стоящему делу, - сказал Рики.
-Нет. Я как раз склонялся к тому, чтобы ты объяснил ситуацию именно Виктору Чайнсби, - снисходительно объяснил Лео. – Он скорее согласится с разумными доводами. Думаю, если Дик завтра пригласит его в штаб…
-Завтра! – вскричал Рики. - Завтра вся школа будет коситься на меня, и хихикать за спиной. У Мелани длинный язык.
-А сегодня и Виктор, и Дик заняты, - напомнил Лео. – К тому же, вот-вот дадут отбой.
Ужин прошел не совсем спокойно, романтически настроенная молодежь, впрочем, и беспокоиться не собиралась о личной жизни равекловской старосты. Но наутро Рики шел в Большой зал с неприятным ощущением косых взглядов, преследующих его едва ли не отовсюду. За столом он расположился так, чтобы сидеть спиной к Залу и не видеть, что там твориться.
Разумеется, никто из одноклассников не заговорил с ним о Мелани, но, пожалуй, только Лео в полной мере понимал, насколько абсурдны подозрения.
Рики не ожидал никакой почты. Но, однако, незнакомая почтовая сова бросила перед ним конверт и клюнула, требуя денег за доставку. Рики не носил при себе мелочь, так что пришлось занимать у Генри.
Когда суматоха улеглась, он взял в руки послание и убедился, что уместнее было бы отправить посылку: внутри находилось что-то объемное и хрустящее, явно не бумажное. И ни капли чернил, ни одной буквы, ни спереди, ни с обратной стороны.
-Лео! – позвал Рики, чувствуя себя по-дурацки оттого, что отвлекает друга.
-В чем дело? – откликнулся друг, предварительно прожевав пищу.
-Мне тут послание какое-то странное. Непонятно от кого, - произнес Рики с чувством ребенка, который жалуется бабушке, что в комнату залетела оса.
Лео придирчиво изучил конверт и попытался на просвет разглядеть его содержимое, что удалось ему нисколько не лучше, чем самому Рики. Тот молча наблюдал его манипуляции, дожидаясь, пока заслуженный детектив закончит.
-Как считаешь, открыть его? – спросил Рики, прекрасно зная, как отнесется Лео к такому легкомыслию.
-Ни в коем случае! На зельях покажешь это профессору Снейпу. А сейчас я заберу это, - и он потянулся к конверту.
-Не надо. Я не настолько беспомощен, чтоб самому не отнести конвертик, - фыркнул Рики.
Он буквально читал мысли друга. За год было сделано уже две попытки передать ему предметы несомненной опасности. С одной стороны, у Рики чесались руки вскрыть; сама мысль, что он сейчас упускает, возможно, нечто столь же крутое, как времяворот, заставляла его беситься. С другой стороны, он не мог не понимать, что ему все-таки страшно. Он как будто нарочно сам обрывал все попытки узнать правду о себе; но, конечно, отправитель анонимного письма не обязательно хотел это сделать. Показав Лео письмо, он как будто страховал себя.
На зельях профессор долго говорил о предстоящей контрольной, поэтому Лео выжидал подходящий момент. Наконец, когда слизеринцы и хуффульпуффцы склонились над котлами, он сам подошел к Снейпу и что-то сказал ему. После этого учитель, который только что собирался сесть за свой стол, направился к Рики, чего тот отнюдь не жаждал; он, кажется, что-то напутал и не хотел, чтоб Снейп это заметил.
-Дайте сюда! – тихо распорядился профессор.
-Я хочу знать, что там! – Рики сам не знал, почему так возражал против того, что у него просто отобрали почту. Конечно, ему еще необходимо было отвлечь зельевара и от своего зелья. Поэтому, заранее заготовив конверт, он тут же надорвал его.
Оттуда без труда вытряхнулись маленький клочок пергамента и огромный, чуть раздавленный таракан, грудь которого была проткнута соломинкой наподобие копья.
В записке, нацарапанной печатными буквами, было всего одно предложение:
«Не вздумай подъехать к Мелани Хатингтон».
Рики, и не только ему, сделалось не по себе. При виде таракана Дора с визгом отскочила от стола.
-Какая гадость! Макарони, убери немедленно! – потребовал Френк, отворачиваясь.
Рики настолько растерялся, что даже не вспомнил о заклинании испарения. Между тем Снейп движением палочки отправил таракана в банку и, мягко вырвав из его руки записку, прочитал ее.
-Что Вы можете об этом сказать, Макарони? – спросил он.
-Что это полный бред! – горячо заявил Рики. – Мне такое и в голову не придет!
-Я выясню, в чем тут дело, - пообещал завуч, и в его голосе воспитаннику почудились даже успокаивающие нотки.
Можно было не сомневаться, что недоброжелательное послание обеспокоило профессора. Редко бывало такое, чтобы Снейп закончил урок раньше времени и буквально выпроводил учеников.
-Так, таракана он, конечно, проверит на предмет проклятий, но нам надо… - говорил Лео, покидая класс.
-Какой идиот будет рассчитывать, что я возьмусь руками за гигантского таракана? – Рики передернуло.
-Самый настоящий идиот, которому может понравиться Мел, - почти шепотом объяснила все еще шокированная Дора.
-…нам надо срочно поговорить с Виктором Чайнсби, ясно? – закончил Лео, устремляя требовательный взгляд на Рики.
Тот очень постарался скрыть разочарование. Ведь он почти уверен был, что получил очередную весть от старой гвардии, а тут – такая чушь! Ведь любой четверокурсник способен раздуть таракана, тут и уметь особенно ничего не надо. Рики не считал по-настоящему опасным типа, который никак не может набраться храбрости и объясниться с девушкой, даже если это Мелани. Под давлением друга ему, впрочем, пришлось написать Чайнсби короткую записку на тему «вопрос жизни и смерти». Слизеринский староста сам объяснил Дику необходимость пригласить звезду «Равенкло», так что после уроков его явка была обеспечена.
По Виктору было видно, что ему совсем не хотелось приходить сюда. Рики не знал, воспользовался ли Дик полномочиями старосты, и предпочитал не думать об этом. Чайнсби отказался от сока и присел на край стула, особо не располагаясь.
-Макарони, твоя записка меня озадачила, - признал он. – Откуда такая срочность?
-Я не могу ждать, - сказал Рики. – Дело в том, что Мелани…
Виктор слушал очень внимательно.
-…И теперь она меня боится, - закончил Рики. – Считает, что я маньяк, забрасывающий ее подарками. Я совершенно не хочу, чтобы неправильное понимание оставалось у нее и дальше. Тебе ведь она доверяет?
-Ясно. Ты хочешь, чтобы я с ней поговорил, - кивнул Виктор.
-Нет. Так она не поверит, - помотал головой Рики. – Я хочу сам ей объяснить, что вышло недоразумение. Только ведь от меня Мелани теперь будет удирать.
-Представляю это зрелище, - хихикнула Дора.
Вик неодобрительно покосился на нее.
-Я не стал просить Каролину, потому что тебе это могло не понравиться, - указал Рики. – Я прошу тебя убедить ее придти сюда и охранять ее от моей опасной персоны до тех пор, пока она считает меня таковым.
-Макарони, ну и просьбы у тебя, - высокомерно скривился Виктор.
-Представь, что делаешь это для Мелани. она ведь твой друг? – спросил Рики.
-Не упрашивай его, - приказала Дора. – Если Хатингтон перестанет сюда наведываться, тем лучше.
Это, казалось, убедило Виктора лучше всяких уговоров. Он согласился попробовать помочь дорогой Мелани разрешить недоразумение, мешающее ей нормально трудиться в комнате старост, впрочем, без особого удовольствия.
Вот только на следующий день стало очевидно, что его усилия не возымели скорого эффекта. Дик подтвердил, что Виктор честно пытался убедить Мелани, что в штабе ей ничего не грозит, и даже поспорил из-за этого с Каролиной, принявшей сторону подруги. Но Мел так и не согласилась увидеться с Рики.
Самого Дика она, между прочим, попыталась обругать за то, что он дружит с психом.
-Не знаю, чем она так выводит меня из себя, - качал головой равенкловец, излагая последствия. – Я обозвал ее истеричкой и потребовал срочно полечить нервы. Конечно, лучше бы мы наедине обменялись мнениями. Сам не понимаю, как вырвалось, но я даже… - Он замялся, явно сомневаясь, стоит ли обнародовать свое безобразное поведение.
-Что? – потребовала Дора довольно-таки бесцеремонно.
Рики с благодарностью поглядел на одноклассницу, которая избавила его от необходимости тянуть из Дика клещами. Ей он, конечно, ответил.
-…предположил, что Эйвери в чем-то прав, и старосты так себя не ведут. По крайней мере, она умолкла. И я смог спокойно сказать ей, чтобы сначала разобралась, а потом обвиняла. Но непохоже, чтоб она меня правильно поняла.
Увлеченный нежданной заботой, Рики почти не чувствовал нервозно-возбужденной обстановки в колледже. Тем более, на неделе отмечался день рождения Бетси Спок, и пришлось придумывать, что бы ей такое подарить, чтобы и угодить, и не затмить Эдгара. Но, когда наступила суббота, всякому слизеринцу полагалось забыть обо всем, кроме квиддича.
Лео, правда, с вечера пытался противиться, уговаривая провести весь день в библиотеке и мотивируя это тем, что там никого не будет, а значит, можно брать любую литературу, не опасаясь сплетен и зависти. Кроме того, у него вроде бы начало складываться представление о последовательности заклинаний.
Но Эдгар, который играл за свою команду, не то чтобы обиделся, но выразил достаточно очевидное недовольство, чему Рики был очень рад. Ему не хотелось торчать в помещении, возможность проветрить голову привлекала куда больше. Кроме того, Ральф Джордан слишком хотел посмотреть игру; он, конечно, надеялся, что Генри Флинт потерпит сокрушительное поражение, поэтому со слизеринцами почти не разговаривал.
Генри же наутро решающего дня был зол, как черт. Вина за это лежала, конечно, на его сестре, котороая вновь категорично отказалась идти на стадион.
-Если приедет папа, я с ним разговаривать не буду, так и передай! – объяснила она.
Но остальные одноклассники поддержали капитана своим присутствием; Лео даже порадовался, что не смог уговорит Клуб сидеть в библиотеке.
Игроки ушли раньше, крестный ход болельщиков, как всегда, растянулся. Рики шлепал по слякоти в компании Лео и Доры. По пути обсуждали чаяния родного «Слизерина».
-Очень возможно, что Генри достанет нам кубок в этом году. Я тут подсчитал наши шансы, - сказал Лео.
«Надо же, не одни расчеты, так другие», - скуксился Рики, но промолчал.
-Хорошо бы выиграть все три игры, - размечталась Дора.
-Необязательно. Важно набрать побольше очков, - вразумил ее Лео.
-И мы проторчим на трибуне до вечера, ты хочешь сказать! – вмешался Рики, которого это не очень вдохновляло.
-Ну и что? – пожала плечами Дора. – Случалось, игра длилась сутками.
-И что? зрители не расходились? – изумился Рики.
-Нет, конечно. Это же были профессиональные матчи, а не школьные, - заявил Лео таким тоном, как будто этим можно объяснить столь несусветную глупость.
-Я, конечно, с самого начала считал колдунов малость больными на голову, - вздохнул Рики.
-Хватит! – рассердился Лео, которого уже начинал охватывать зрительский задор. – Между прочим, с чемпионата мира, например, уходить стыдно, это не патриотично!
-Я считаю, просто билеты стоят недешево. Жалко уйти, если отвалил такую кучу денег, - практично заметила Дора.
-Как ни стыдно это признавать, но ты права, - согласился Лео. – Я лично видел странных типов, которые радовались, как им повезло, что сумели посмотреть подольше за те же деньги.
Такое поведение было выше понимания Рики.
-Я после школы, скорее всего, вообще квиддич смотреть не буду, - подумал он вслух. – Сомневаюсь, чтобы профессиональные спортсмены были лучше наших.
-Не скажу, что у нас команда идеальная, - сказала Дора, предварительно оглядевшись по сторонам и убедившись, что их никто не слышит. – Генри выбирает в основной состав выносливых игроков, а они не все шустрые.
-А ты откуда знаешь? – спросил Рики. его удивляла осведомленность Доры, особенно учитывая, что сам он в квиддич играл лучше нее.
-Тиффани объяснила, - ошеломила его Дора. – У нас нет ни одного охотника класса Боунса, но я вам этого не рассказывала.
-Конечно, нет! Мы все – патриоты родного колледжа! – патетически изрек Рики.
Скоро он оценил преимущества пребывания рядом с Дорой.
Не успели они усесться, как он узнал кучу всяких подробностей: и о чем говорил профессор Снейп с Генри накануне игры, и как Френк требовал от ловца – единственной девушки в команде, с четвертого курса – поймать снитч скорее, потому что ему надо когда-нибудь и ответ написать, ведь получает-то он письма пачками…
-Надо же! Мистер Флинт приехал! – прервалась она, показывая пальцем в центр поля. – Кажется, высматривает Тиффани в бинокль, - предположила она.
-А вон там не отец Ральфа? – в свою очередь, заметил Рики.
Флинт вглядывался в слизеринские трибуны. Джордан дежурил у входа, явно ожидая сына. Друг друга они пока не видели, но их намерения не оставляли сомнений.
«Отцы Ромео и Джульетты, - подумал Рики, - накануне великой битвы за семейную честь. Хотя… драмы не будет, скорее уж дойдет до боевика! От Тиффани трудно ожидать, чтобы она отравила себя».
Окружающая суета почему-то действовала на него усыпляющее. Как будто улей гудел, а это, несмотря на холод, напоминало каникулы в деревне. Рики точно знал, что игроки не испытывают сейчас ничего подобного. А он сам себе показался вдруг таким невообразимо уставшим! Хотя день только начинался.
-Что? – встрепенулся он, когда Дора толкнула его в бок.
-Привет, ребята! – раздался сзади знакомый бас, и Дора поспешно состроила невинное личико; Рики даже не ожидал такого.
-Доброе утро, сэр, - почти хором ответили счастливые слизеринцы, пока звезда квиддича располагался среди них.
-А где Тиффани? – родитель все еще продолжал искать ее глазами.
-Она не придет. Не очень хорошо себя чувствует, - солгала Дора в ответ на изумленно приподнятые брови Флинта-старшего.
-Что такое? – забеспокоился Флинт.
-Ничего особенного. Просто устала. У нас скоро экзамены, - объяснил Лео.
мистер Флинт снисходительно поглядел на него, остановил взгляд на значке «староста», и больше вопросов не задавал.
Начался матч. Рики подозревал, что Ральфу так и не удалось посмотреть его толком, поскольку рядом с ним сидел папаша и без конца что-то говорил.
Игра пошла на редкость зрелищная: художественные голы забивали почти каждые десять минут, порой вводя в заблуждение самого комментатора. Впрочем, Рики знал, что Генри тренировал команду специально, чтоб они «не вздумали поддаться провокациям Дейвиса», как он это называл. Так что Дик внес значительную лепту в совершенствование школьного квиддича, зрители, особенно от играющих колледжей, ни на секунду не могли расслабиться.
Отбивалы летали со скоростью бладжеров, так что их почти не было видно. Мистер Флинт разглядывал сына в омникуляр; он признался, что там есть функция замедления.
-Вот черт! – выругался знаменитый гость через два часа после начала.
К тому моменты «Хуффульпуфф» опережал на шестьдесят очков, и даже Доре стало очевидно, что разрыв будет увеличиваться. Она была вне себя от того, что ее планы на одни только победы развеиваются.
-У наших бросок сильный! – попытался утешить ее Рики, которому тоже не была приятна подкатывающая горечь поражения.
-Да что толку! Пусть даже такой силой вратаря впечатать в трибуну, все равно не гол! – кипятилась девушка.
Дали тайм-аут, потому что отбивающий «Хуффульпуффа» повредил руку, и его заменили. За это время команды спустились на поле, сгруппировались и попытались что-то обсудить, но гвалт стоял такой, что вряд ли они слышали друг друга.
Игра пошла своим чередом. Рики начал задумываться об обеде после просвещения Доры эта перспектива казалась размытой, так что он заочно почувствовал себя голодающим. Как назло, он знал, что просто встать и уйти ему будет неудобно, поскольку рядом сидит Маркус Флинт, здоровяк вне себя от переживаний, и совершенно не имеющий представления, чем так ужасен в глазах гриффиндорской мафии Рики Макарони. Уж Флинт точно нисколько его не опасался, а вот Рики побаивался, что, рассердившись, отец близнецов запросто сбросит его с трибуны. «Хотя вряд ли, конечно. Но все-таки неудобно просто встать и уйти. А есть хочется…» - думал Рики, украдкой посматривая на часы.
И много позже Рики верил, что победа «Слизерина» была компенсацией за его сорокаминутные страдания. Собственно, далась она легко: у ловца были все преимущества, снитч появился недалеко от него, сразу оказавшись в центре внимания, потому что первым его заметил комментатор. Так что если бы снитч был упущен, у Генри имелись бы все основания с позором вышибить ловца из команды навсегда.
Но перевес «Слизерина» был незначителен: всего пятьдесят очков.
-Надо тебе что-то делать с охотниками, сынок, - произнес Флинт на поле, покровительственно приобняв сына за плечи.
-Ну что, поздравляю, - бросил Чайнсби, проходя мимо слизеринцев в компании раздраженного Филипса и Каролины, поправляющей прическу. У Рики ее движения вызвали нехорошие ассоциации, у Доры – тоже.
-Не такие уж пышные у нее волосы. Нет, точно, они с Хатингтон смухлевали и спрятали туда снитч, - вполголоса сказала она Рики. – Вот только как доказать?
-Если бы я давал тебе квалифицированный совет, - заговорил Лео, - то в первую очередь поинтересовался бы, откуда взялся второй снитч у двух магглорожденных девиц, не искушенных в квиддиче.
-Что там говорил Чайнсби? – поинтересовался подошедший к одноклассникам Френк; он не казался особенно довольным, но было очевидно, что устал.
-Ничего особенного. Представь, поздравил. Он хорошо воспитан, - язвительно ответил Рики, не желая сам себе признаваться, что лучше бы послушал рассуждения Лео.
он надеялся, Эйвери после этого скажет какую-нибудь стандартную грубость и отойдет. Но Фрнек, как назло, оказался в настроении поболтать.
-Макарони, ты не перестаешь меня удивлять, - покачал головой неприятель. – Восторгаться манерами Чайнсби! Его мамаша знаешь кто?
-Того, что я о ней знаю, мне вполне достаточно, - поспешно уверил его Рики. – Она закончила «Слизерин», и профессор Снейп ничего плохого о ней не говорил. Извини, нам пора возвращаться.
Рики воспользовался тем, что почти все члены Клуба направлялись в их сторону. Признаться, он был доволен, что до обеда оставалось еще время, хотя второй завтрак был безнадежно упущен.
На обратном пути обсуждали матч. Эдгар был не особо расстроен, но критиковал стратегию своей команды. Он раз десять успел произнести «Если бы я был капитаном…».
«Если бы я был завучем «Хуффульпуффа», ты им точно был бы, но, хвала Мерлину, у профессора Стебль нет того квидичного азарта, как у Снейпа и МакГонагол», - подумал Рики.

В центре холла стоял Гарри Поттер в компании супруги и лучших друзей. В данный момент почти все о чем-то спорили с леди Гермионой.
-Поздороваемся? – предложил Рики и, не дожидаясь, поспешил туда.
-Говорю тебе, нельзя втягивать школьников в такую опасную авантюру, - удерживая на лице дружелюбную маску, Поттер, однако, просто шипел. – Я лично, как глава попечителей…
-Добрый день! Что происходит? – поинтересовался Рики.
Собеседники Поттера смущенно переглянулись. Гермиона заговорила, несколько натянуто, что не удивляло, потому что из ее друзей недовольство било фонтаном.
-Я собираюсь выйти в Запретный лес и вести дипломатические переговоры с кентаврами, - заявила она. – Сейчас столько сложностей, колдуны не справляются. Обязаны они принимать участие в решении общих дел, я спрашиваю?
-Да, конечно, - согласился Рики, и не покривил душой.
-Я планировала собрать здесь команду добровольцев, - уж совсем раздраженно сообщила леди Гермиона. – Ученикам полезно попробовать свои силы…
-Никто не пойдет, - усмехнулся Рон Уизли.
-Почему же? Я пойду! – не задумавшись, выдал Рики. Он тут же обернулся к друзьям в поисках поддержки.
И сразу понял, что отнюдь не все разделяют его энтузиазм. Эдгар неуверенно переминался с ноги на ногу. Лео взглядом давал понять, что не считает его решение разумным. Артур попросту покрутил пальцем у виска; если бы Рики хуже знал гриффиндорца, подумал бы, что тот паникует.
-Я тоже пойду, - отважно выступила вперед Джорджина, мгновенно сделавшись в глазах дядюшки ренегаткой.
Селена присоединилась к ней почти сразу.
Постепенно в компании леди Гермионы оказались проходящие мимо Дора с Тиффани, несколько гриффиндлорцев, включая Ральфа и Марго Фэрли. Члены Клуба сдались перед тем, как третий курс «Хуффульпуффа» в полном составе изъявил желание поучаствовать в мероприятии. Зачинщица светилась, улыбаясь все более лучезарно по мере пополнения рядов своих сторонников.
-Надо еще поговорить с директором! – проворчал Гарри Поттер.
-Гарри! – возмутилась леди Гермиона. – Ты прекрасно знаешь, кентавры не трогают детей, так что это полностью безопасно. Мы просто прогуляемся. Впрочем, я сама решу административные вопросы… потом.
-О, вы все здесь! Рон!
Профессор Лавгуд почти вприпрыжку сбежала по лестнице. Рон Уизли приветливо кивнул жене и быстро поцеловал ее в щеку, стрельнув глазами в школьную подругу. Гермиона Малфой и не подумала испугаться угрозы в его взгляде. На вопрос Луны, по какому поводу столь многочисленной собрание, она охотно дала более чем исчерпывающий ответ.
-Ну и чего мы ждем? – непонимающе произнесла профессор Лавгуд.
-Луна… - мягко заговорил мистер Уизли. Рики уловил в его просительном голосе нотки смиренной безысходности.
-По-моему, погода прекрасная, - мечтательно зажмурилась Луна. – Гермиона, какая ты предусмотрительная!
Уизли и Поттер обменялись отчаянными взглядами, и в результате уважаемый попечитель запнулся бы, если бы не поддержка леди Сюзан.
По мере приближения к лесу в груди Рики все сильнее колыхались ревнивые чувства. За годы существования Клуба Единства он стал считать Запретный лес чем-то вроде их территории, как туалет Плаксы Миртл, где, разумеется, могли водиться изначальные обитатели, но на что не имели права посягать другие маги. Как бы уважительно не относился он к леди Гермионе, то, что она потащила туда толпу, его основательно раздражало.
На полпути от стены деревьев действительно отделилась знакомая фигура, потом еще две, и еще одна. Когда они достаточно приблизились, и солнце прекратило бить в глаза, Рики смог как следует разглядеть их. Кентавры выстроились в одну линию, хотя белоснежный с платиновой гривой держался чуть позади остальных; он казался моложе других, возможно, оттого, что его борода была короче. Кентавра вороной масти с сединой в бороде, вышедшего навстречу первым и ожидающего теперь в центре, Рики раньше видел при незабываемых обстоятельствах. Он был среди тех, кто выручил их и чемпионов во время последнего состязания Тремагического Турнира на третьем курсе. Тогда кентавры тоже повелись на уговоры леди Гермионы, за что Рики был благодарен и им, и ей. Однако вид величественного могучего существа заставил его вспомнить то, что объяснил в тот вечер Драко Малфой, а именно, что от них запросто схлопотать копытом по голове, если скажешь что-нибудь не то. Кстати отсутствие супруга зачинщицы переговоров заставляло заволноваться, потому что Малфой был невероятно хитрым и расчетливым типом и ни за что не засветился бы в заведомо провальном деле.
-Они ждали нас? – пронесся удивленный шепоток среди учеников.
-Земля слухом полнится, - пробасил кентавр с сединой. – Мы готовы слушать.
-Я пришла просить вас, - заговорила леди Гермиона. – Вы обладаете скрытым от людей знанием, поэтому…
-Наше знание редко бывает вам полезно, - констатировал белый кентавр.
-О нет, не отказывайте так сразу, - горячо возразила она. – Люди не должны одни решать судьбы мира. Магическому сообществу сейчас необходимо, чтобы ваши представители…
-Что нам делать в загоне для людей! – поморщился, обрывая ее, старый кентавр.
Похоже, они заранее ожидали, по какому руслу пойдет беседа, поэтому, невзирая на недружелюбные реплики, агрессивности в их ответах не чувствовалось. Впрочем, они ведь уже встречались с леди Гермионой, возможно, не один раз. У Рики создалось впечатление, что кентавры согласились на эту встречу примерно из таких же соображений, из каких люди ходят в зоопарк – посмотреть на странности, которых они давно не видели, чтобы потом вернуться к привычным делам.
-Хотя бы следить за порядком, - ответила Гермиона спокойно. На человека она, в подобных обстоятельствах, скорее всего, начала бы орать от бессилия. Рики почувствовал уважение к ней за то, что она не сдается.
-Послушайте, - он выступил вперед, помня, что у него, как у ребенка, больше шансов сохранить целый череп. – Люди, которые стремятся к власти, часто не заслуживают ее. Не ошибусь, если скажу, что в нашем Министерстве предостаточно дураков самого разного сорта. Но я ни разу еще не встречал придурковатого кентавра.
Их реакция показалась ему замедленной. Все время, пока Рики говорил, его слушали очень внимательно, причем впечатление, что они хотят поскорее спровадить парламентеров подальше, пропало. Рики очень хотелось обернуться на Поттера и компанию, но он сомневался, вежливо ли это. Кентавры молчали, так что Рики, сделав глубокий вдох, решился продолжить.
-Если в Министерстве решат сократить ваши резервации…
-Пусть попробуют, - сказал белый.
«Железная логика», - подумал Рики, невольно следя за массивными копытами.
-Жеребенок, не брался бы ты мир переделывать, - посоветовал белый. – И ты, хозяйка, напрасно взяла его с собой.
-Почему меня? – быстро спросил Рики. – Чем я отличаюсь?
-Перестань, - прошипела Гермиона сзади. Рики немного сочувствовал ей, и особенно – дяде Гарри, но делал все равно по-своему.
-У всех своя линия, - уклончиво ответил кентавр. – Кому предначертано…
-Извините за беспокойство! – заговорил-таки Гарри Поттер. – Мы просим вас подумать.
-Столько ваших просьб сваливается на наши головы, - проворчал седой кентавр.
-Значит, такова судьба, - многозначительно изрек Рики.
Кентавры скрылись в чаще.
Возвращались в молчании. Поттер и Уизли с осуждением поглядывали на подругу. И она, судя по озабоченному выражению лица, не ожидала такого поворота событий. Все же перед входом леди Гермиона поблагодарила всех, кто согласился поучаствовать в ее делегации. Закончить ей, впрочем, не позволили.
Наверное, именно ее поставленный голос, выдающий в ней бывшую старосту, и привлек лишних слушателей. Во всяком случае, минуты не прошло, как из Главных дверей выскочили мистер Флинт и мистер Джордан.
-Ральф! – воскликнул мистер Джордан, бросаясь к сыну.
Родитель Тиффани легко оторвал ее от земли и прижал к груди, невзирая на сопротивление.
-Какого черта тебя туда понесло?! – рычал он.
-В чем дело? – вырывался Ральф. Рики понимал его – окажись здесь итальянские родственники, он оказался бы в таком же неудобном положении. Народ, как назло, расходиться не собирался.
-Папа, ты что? – возопила Тиффани.
-Как ты могла? Это же опасно! – не слушал ее Флинт.
Но Тиффани все-таки отпихнула его.
-А морить меня голодом без шоколада не опасно? – возопила она. – А лишать меня Хогсмида и всяческих удовольствий?! А позорить меня сейчас перед одноклассниками, как будто я маленькая?!! Более чувствительные девочки от такого обращения приставляют палочку к виску! Странно, что ты теперь беспокоишься.
У Маркуса Флинта был страдальческий вид, насколько это возможно для тролля.
-Ничего себе доченька! – внятно проворчал Джордан, покосившись на нее.
Флинт свирепо сверкнул глазами, очевидно не уловив, что отец Ральфа выражает ему сочувствие. Дочка слизеринской знаменитости, однако, замечание проигнорировала, обратившись вместо ответа к сыну обидчика с добрым советом.
-Не советую раскисать, Ральф. Родители всегда так – сначала сделают гадость, а потом подлизываются.
Она развернулась и скрылась за дверью. Рассерженный Флинт отправился следом, и их спорящие голоса через секунду принесло эхо из холла.
-Вот вредная девчонка! – проворчал мистер Джордан.
-Извини, папа, но я с ней согласен, - громко сказал Ральф.
Мистер Джордан отступил на шаг, потрясенный, и не помешал сыну отправиться следом за Тиффани. Рики понимал желание друга скрыться поскорее с глаз людских.
В дверях Ральф столкнулся с мистером Флинтом, неимоверно разозленным. Тот хотел было что-то сказать, но гриффиндорец невозмутимо обогнул препятствие. Между тем Джордан уже нашел точку приложения для своего недовольства.
-Послушай, Гермиона, я был бы тебе признателен, если бы ты не впутывала моего сына в свои грандиозные проекты!
-И мою дочь! – присоединился Флинт. – Так бы и не знал, что здесь происходит…
-Гермиона их не просила, - не выдержав, вступился Рон Уизли, но предъявители претензий его уже не слушали, переключившись друг на друга.
-Не понимаю, Джордан, почему ты не примешь меры, если Тиффани тебя так не нравится! Давно бы поговорил со своим недоумком, как мужчина с мужчиной! Или у тебя нет на него влияния?
-А твоя нахалка, похоже, тебе не подчиняется! – ответил тем же бывший гриффиндорец.
-На вашем месте я бы не запрещала им дружить, - посоветовала леди Гермиона. Рики, лишний раз убеждаясь в ее не всегда благоразумной отваге, на ее месте не вмешивался бы.
Недовольные отцы одарили ее смертоносными взглядами, заслуженными каждым, кто без спроса лезет не в свое дело.
-Вы разжигаете интерес, когда препятствуете. Они сами устанут друг от друга. Надо действовать хитростью, - объяснила леди Гермиона.
-Это уж позволь нам самим решать, - отрезал Джордан.
Ворча, Флинт вернулся в холл.
-А вы чего тут ждете? – грозно поинтересовался, наконец-то обратив внимание на зрителей, мистер Джордан. – Я собираюсь в «Три метлы», если нужен кому, - проинформировал он Поттеров и Уизли, прежде чем отправиться к воротам.
-Ну, блестяще удалась наша миссия, - язвительно произнес Рональд Уизли. – Кентавры в восторге от твоего предложения, Гермиона! Так и рвутся в Уизенгамот!
-Но зато они сразу не сказали «нет», - Гермиона покосилась на Гарри с надеждой. – Возможно, это чего-то стоит?


Глава 24 Воздушное пари



Однажды Селена напомнила ему, что они уже почти две недели не выходили на мостик. В целом, особой необходимости в этих прогулках не было, потому что малышка уже выучила весь набор жестов, которые Рики и Селена в состоянии были придумать. И теперь следовало, конечно, время от времени общаться с ней таким образом, чтобы она не забывала, для чего слизеринец и хуффульпуффка регулярно навещали ее.
-По-моему, она больше дурачится, - заметила Селена, когда они вышли из замка. – Каждый раз ее можно заставить показать не больше трех слов!
-Я думаю, в случае необходимости она отнесется серьезно, - предположил Рики.
-Я помню, она вытащила тебя, когда ты тонул, - кивнула Селена. – Думаю, она стала бы тебе хорошим другом. Представляю, что бы ты получил от нее ко дню Святого Валентина, если бы она умела писать!
Рики очень постарался не нахмуриться, поскольку совсем не хотел обсуждать с ней открытки ко дню святого Валентина. Он не сомневался, что Пит от его имени отправил сообщение соответствующего содержания Даниэле, и не хотел, чтобы Селена об этом знала. Сам он открыток не писал и не хотел теперь думать, что сожалеет об этом. О том, сколько штук получила Селена, Рики предпочитал не уточнять, а точнее очень хотел бы знать, но…
Они шли к озеру, навстречу слабому, но холодному ветру. Рики украдкой поглядывал на подругу, на ее, как всегда, сосредоточенное лицо. Не было ничего удивительного в том, что парни за ней ухаживают; думал он. Длинные волосы делали Селену похожей на фею. От ходьбы и холода на щеках проступил легкий румянец.
-Ты как считаешь, то, что она в прошлый раз не облила меня, можно считать выражением симпатии, или она просто забыла? – спросила Селена.
Только теперь он заметил, что они уже прошли большую часть пути, только что свернули в тень деревьев, посаженных специально, чтобы скрыть мостик. Тот, наверное, уже и не задвигался, потому что весь оброс илом, мхом и даже травой. Впрочем, постороннего колдуна Рики здесь встречал только однажды, и это был китайский чемпион, который никому в «Хогвартсе» не рассказал о том, что члены Клуба и их друзья пользуются такой привилегией.
-Ты ей в любом случае очень симпатична, - категорично заявил Рики.
-Не замечала, - покачала головой Селена.
-Ты можешь не нравиться только тому, у кого стойкий моральный дефект, - уверил ее Рики.
-По-моему, она ревнует тебя ко мне, - сказала Селена.
Дыхание Рики перехватило.
-Ну, это же не причина считать ее настолько испорченной, - проворчал он. – Дай ребенку шанс исправиться!
Селена расхохоталась. Эхо разнесло ее смех далеко по воде.
-Она не очень сегодня торопится, - отметила хуффульпууфка. – Скажи, Рики, - вдруг посерьезнела она, - если СОВы…
Ветер усилился, взвивая ее волосы в беспорядке вверх. Селена не окончила фразу, отвлекшись на попытки упорядочить прическу, которая тут же вновь растрепывалась. Это занятие полностью поглотило ее. Рики ее движения казались плавными и медленными, лицо – таким отвлеченным. Вдруг стало неловко, чего это он стоит и пялится. Рики шагнул к ней, чтобы помочь совладать с непокорными прядями. Пока он приглаживал ей голову, их руки то и дело сталкивались. Эта совершенно бесполезная работа прекратилась, как только стих порыв ветра.
Тогда Селена медленно опустила руки. Рики знал, что ему следует сделать то же самое, но продолжал стоять так же, словно его заморозило. Селена заглянула ему в глаза. Ее взгляд был бездонно синим, немного взволнованным, мягко спрашивал и…
Рики немного наклонился, чтобы прижаться к ней губами.
Он не ожидал этого ни от себя, ни от нее. Грудь изнутри наполнилась теплом, весь мир вокруг куда-то растворился. Ощущения были настолько прекрасны, что он не мог, да и не хотел их называть.
Неизвестно, сколько прошло времени, но, когда он отстранился, что-то важное стало другим. Селена медленно вздохнула. Ее глаза, по-прежнему устремленные к нему, отражали небо и воду.
-Все в порядке? – спросила она.
-Да. – Рики вдруг смутился от того, что она заговорила первой. – Извини…
-Ты действительно это хотел сказать?
-Нет, - признался Рики.
Они отвели взгляды. Рики сам перед собой делал вид, что его чрезвычайно занимает вода.
-В смысле – я не сожалею, - сказал он.

-И ты нисколько не удивляешься? – скрывая разочарование и раздражение на вездесущего друга, спросил Рики.
Лео пожал плечами.
-Нет. На самом деле, я за вас очень рад. Ты и Селена…
-Она сказала, сначала нужно сдать СОВ, - повторил Рики.
-Совершенно с ней согласен. Это – самые жуткие экзамены, - не поленился вспомнить Лео. – А что было после?
-Приплыла малышка, - ответил Рики. – Наверное, она что-то заметила.
-Почему ты так думаешь?
-Она много брызгалась, - улыбнулся и Рики. – Слушай, ты можешь пока никому не рассказывать? Мне нужно было поделиться…
-Конечно, - ответил лучший друг. – Вон там твой реферат по истории магии.
Наклоняясь к пергаменту и пытаясь сосредоточиться на причинах гоблиновских войн, Рики понимал, что ему стоило бы раскритиковать себя за несвоевременность появления в его жизни иных, более интересных историй.
Однако, теперь все члены Клуба знали, что в жизни порой тоже разворачиваются драматичные истории на манер средневековых. Уже на следующий день, появившись в штабе, слизеринцы застали там остальных членов Клуба с напряженными и сочувствующими лицами, а также портрет шпиона, явно включенный в дискуссию. Перед Джорданом лежали разорванный конверт и пергамент.
-Конечно, сэр, положено почтительно относиться к родителям, - не без ехидства соглашался Ральф с портретом сэра Финеана.
-Хотя их бывает сложно понять, - добавил, оторвавшись от книги заклинаний, Дик.
-Что-то случилось? – поинтересовался Лео.
Ральф со вздохом указал на исписанный пергамент перед собой.
-Письмо из дома. Отец оседлал любимую тему. У Тиффани Флинт, оказывается, в жизни одно желание – свести его в могилу, а недостатков больше, чем у вампирши.
-Попроси его, чтоб не старался так, - посоветовал Рики.
Финеан Нигеллус нахмурился.
-«Могу предположить, что яблочко от яблони недалеко падает», - процитировал Ральф. – «Я знаю Маркуса Флинта как эгоистичного любителя покомандовать и нарушителя правил. Кроме того, не ошибусь, если твоя подруга обжорством способна за день разорить «Сладкое королевство» и «Три метлы», вместе взятые». Он же совсем незнаком с нею!
-Некоторые родители чересчур много себе позволяют! – сказал Рики, обижаясь за одноклассницу.
-Молодой человек! – возмутился Финеан Нигеллус.
-Я согласен с ним, - заявил Лео. – Тиффани очень милая и правил не нарушает…
-Если я сообщу об этом папе, он наверняка объяснит, что она для этого слишком ленива, - вздохнул Ральф.
Он был серьезно обеспокоен по той причине, что через полтора месяца должен был наступить день рождения Тиффани. Он совершенно не представлял, что бы ей такое подарить. Он чувствовал себя виноватым за то, что слизеринка из-за него рассорилась с родителями, а значит, они тоже не станут особо ее баловать.
-Отец написал мне, что подарит ей маленькую коробку конфет, - подтвердил эти опасения Генри.
Что же, в иных случаях скупость была лучше, чем щедрость некоторых прилипчивых товарищей, не желающих обнародоваться. Именно так считал Рики, которому все еще предстояло выяснение отношений с Мелани Хатингтон.
Девица, похоже, всерьез беспокоилась, что пребывание с ним на одной территории наносит ей непоправимый вред. Пока они пересекались только в Большом зале, она разворачивалась и петляла при виде его, и это можно было еще терпеть. Но на уроке Хагрида Рики не хотел никаких концертов, подозревая, что лесничий будет рад обругать его по любому поводу.
Виктор Чайнсби заговаривал с ней о том, чтобы уладить недоразумение, все неохотнее, но Дик проявил должную настойчивость. И вот, наконец, Мел в компании друга и телохранителя появилась в комнате старост.
Рики долго думал, как начать это разговор. Он меньше всего хотел, чтобы она обиделась на его слова, но и излишняя мягкость не вызвала бы у нее доверия. «Представь, что перед тобой ненаписанная картина. А она будет такой, какой ты ее сделаешь», - говорил в таких случаях отец. Мел Хатингтон была еще как нарисована, кроме того, Рики заставлял себя смотреть ей в глаза, поэтому, когда он начал, его голос звучал, возможно, не так уж уверенно.
-Мелани, обычно, – он подчеркнул это слово, – у меня нет особых причин радоваться, когда я тебя вижу. Но сейчас я очень рад, что Виктору все-таки удалось привести тебя сюда.
Мелани скептически поджала губы.
-Дело в том, что произошло недоразумение, – продолжал Рики. – Я не твой анонимный поклонник и никогда не пытался им быть. Заявляю это при всех, чтоб никто не сомневался. Это не мой стиль ухаживания…
-Мне это неизвестно, - отрезала Мелани.
-Я хочу, чтобы между нами все было ясно. Мы делим это помещение, придется временами встречаться, тут уж ничего не поделаешь, ну и…
Тут Мелани, до того выслушивающая его с невозмутимым и высокомерным видом, вдруг зажмурилась и закрыла лицо ладонями.
-Я так не могу! – застонала она. – Что за псих мне надоедает!
-Я не знаю, - пролепетал Рики, не будучи уверенным, что от него вообще требуется ответ.
-Мел, успокойся, - Виктор покровительственно возложил длань ей на плечо.
Рики умолк, ожидая дальнейших действий противоположной стороны. Через некоторое время Мелани, действительно, справилась с собой.
-Послушай, Ричард Макарони, если все так, как ты утверждаешь, то я только довольна, - сказала она.
-Я в этом убедился, когда ты выскочила отсюда, как ошпаренная, - сказал Рики.
-У тебя роман с Олливандер? – напрямую спросила Мелани.
Рики покосился на Чайнсби, равнодушно рассматривающего пустую раму портрета сэра Финеана. Доверять тайну равенкловцам не входило в его планы. Рики помедлил, но все же вынужден был ответить.
-Не могу сказать ни «да», ни «нет». Мы с ней договорились, что сначала сдадим экзамены.
-Это я понимаю, - одобрительно произнесла Мел. – Пожалуй, ты нормальный. Виктор, как ты считаешь?
Виктор неопределенно пожал плечами. Но Мелани это, кажется, уже не волновало.
Этот разговор не принес Рики заметного облегчения, как он ожидал, потому что в жизни пятикурсников не осталось никаких радостей. Но однажды на доске появилось объявление о том, что незадолго до пасхальных каникул ученикам разрешается посетить деревню Хогсмид.
-Потерять целый день подготовки! Это жестокий соблазн для нас, - проворчал Виктор на уходе за магическими существами, когда Дора, воспользовавшись тем, что Хагрид отвернулся, рискнула погладить фестрала. И, похоже, плотоядная лошадь вовсе не собиралась ее кусать; во всяком случае, никто не стал визжать из-за того, что она гладит воздух.
-А я обязательно пойду, - заявил ему Рики. – Надо же видеть иногда что-то другое, кроме библиотеки.
Виктор покачал головой так, словно сомневался в этом. Рики понимал, почему: ребята вокруг чем-то напоминали измученных узников. У многих были круги под глазами, и каждую минуту кто-нибудь непременно зевал, не выдержав испытания свежим воздухом. Рики не помнил, что он последний раз видел в зеркале, но предполагал, что вероятность отличаться от товарищей для него невелика.
-Ой! – воскликнула Дора и чуть одернула руку; на ее лице появилось изумленное выражение.
-Что? – сурово спросила Мелани, не одобряющая подобных опытов.
-Нюхает он меня, - ответила Дора.
Однако, не только она презрела благоразумие. Через неделю стало ясно, что опасность встретить беглых преступников или не доучить полезные свойства волосков единорога не останавливает учеников на пути к удовольствиям. Большинство вознамерилось прогуляться по Хогсмиду. Даже Марго удалось уговорить родителей, и они прислали разрешение профессору МакГонагол.
Ральф же невыносимо страдал от того, что ему не на что пригласить Тиффани в Хогсмид. Предложения друзей взять деньги взаймы неизменно встречали отказ. Даже Селена, обеспокоенная состояние гриффиндорца, предлагала разбить свою копилку. Его же это совсем не радовало.
-Подумаешь, отдашь потом. Не вечно же твой предок будет гневаться, - увещевал Артур.
-Нет! Я отказываюсь зависеть от его капризов. Мне нужно самому что-то придумать, - заявил Ральф.
К счастью, Тиффани его совершенно не упрекала. Рики сомневался в том, что Ли Джордан и Маркус Флинт способны договориться между собой, несмотря на то, что методы они применили одинаковые. Мистер Флинт, до сих пор ни в чем не отказывающий своей дочери, был тверд и последователен: пока она не перестанет водиться с «неподходящими личностями», ей вполне хватит школьной еды и тех нарядов, которые уже есть.
-Черта с два я куплюсь на этот шантаж! – заявила его не менее принципиальная дочь.
От брата Тиффани ждала безусловной поддержки, и жалко было наблюдать, как он разрывается между нею и отцом. В общей гостиной Генри теперь всегда садился рядом с ней и старался поменьше ссориться, хотя это было непросто, потому что сестрица постоянно строила разные планы, например, такие:
-Генри, напиши папе, что мы с Джорданом ходим по Хогсмиду и побираемся, - Тиффани, в восторге от собственной гениальности, хихикнула в кулак.
-Ты что! – ужаснулся Генри. – Его же удар хватит! А если не хватит, он тебя прибьет, - добавил он, видя, что бессовестная и неблагодарная дочь совершенно не переживает от перспективы подобного несчастья.
-Да, ситуация, - вновь задумалась Тиффани. – Что же делать-то?
Генри пошел на риск попасть в опалу, с изрядным самоотречением и неохотой предложив сестре треть своих карманных денег. Но она, как и Ральф, предпочла обходиться без ничего.
Это было, надо признать, не так уж трудно: подготовка к СОВам настолько интенсифицировалась, что не оставляла простора для мечтаний о всяких там прогулках, разве что в теплицы и обратно или на уход за магическими существами. Даже занимаясь во внутреннем дворике, они перестали замечать красоты природы.
Однажды на уроке Хагрида ученики выполняли сложное задание. Преподаватель проявил редкую изобретательность: он подковал трех фестралов так, чтобы они оставляли на земле разноцветные следы, и объявил, что закопал на поляне девять кусков мяса. От учеников требовалось определить, какое из трех существ самое умное, а точнее, самое удачливое, насколько быстро они обнаружат корм, и сколько порций достанется каждому.
Учитель не ограничил ребят в выборе способов выполнения работы, поэтому каждый фиксировал результаты, как считал нужным. Кто-то делал записи, несколько человек заявили, что и так запомнят. Но самый простой способ изобрела Тиффани: она остановила свой выбор на фестрале, оставляющем розовые следы, и ходила за ним на почтительном расстоянии.
Надо сказать, Хагрид не предупредил учеников, где именно зарыл корм.
-Так интереснее! – отмахнулся он.
-А если кто-нибудь из нас на него случайно встанет? – спросил Виктор Чайнсби, как признанный глава умников.
-Вас мигом сгонят! – успокоил лесничий.
В общем, ученики разбрелись по знакомой опушке, не забывая шарахаться от двигающихся следов. Следы, впрочем, скоро так перепутались, что разобраться, кто где, стало непросто.
Рики надоело ходить, и он стоял, облокотившись о дерево и надеясь, что поблизости от него нет никакого мяса. Свежий воздух пьянил, и к нему прибавлялось что-то еще. Рики принюхался, пытаясь выяснить, что.
И внезапно перед глазами предстала иная картина. Место не изменилось, он видел ту же поляну и ребят. Но теперь на ней появились, нет, не три, а четыре четвероногих силуэта. Поначалу они мигнули, собираясь тут же исчезнуть, но в следующую секунду еще более оформились. Они напоминали скорее летучих мышей, нежели лошадей – серые, чешуйчатые…
Но куда более новым, чем это зрелище, было самоощущение. Словно холод сковал его душу, и фестралы прекрасно вписывались в эту внутреннюю картину. Они добавляли отчетливый запах тления, но его это нисколько не пугало. А потом все исчезло, или это он настолько погрузился в себя, что продолжал смотреть, но ничего не замечал у него были цели, планы и задачи…
Он не чувствовал не времени, ни пространства, погружался куда-то и не мог поймать ни одной своей мысли, да и не пытался, их было слишком много. И вокруг него кружились тени – крылатые лошади, покрытые чешуей. Он уцепился за них ,как за знакомые образы, и хотел о чем-то спросить, но они молчали.
-Эй, ты чего дурака валяешь! – завопил Хагрид. – А ну уйди от него!
Лесничий бросился к Рики, а ученики поспешно убирались с его дороги.
-Ты что, не видишь? Он же тебе нос оттяпать мог! – отталкивая от него воздух, заорал Хагрид.
-Да. Я Вам уже несколько раз говорил, что я их не вижу, - отчеканил Рики.
Он не знал, почему Хагрид каждый раз вызывает в нем такое раздражение.
-Ты мне брось сочинять! Он же дышит, неужели не чувствуешь? – не унимался Хагрид. Рики совершенно отчетливо понимал, что лесничий ни в грош ему не верит. Возможно, он и почувствовал бы дыхание зверя, но с того момента, как Хагрид взялся орать на него, его лицо запылало, и потому он, должно быть, ничего не ощутил.
-Сегодня тепло, - робко вступилась Тиффани и за это получила свирепый взгляд преподавателя.
-Занимайся своим делом, - рыкнул на нее Хагрид и отошел, как подозревал Рики, от греха подальше; юноша прекрасно понимал, что великану с самого первого урока ничего так не хочется, как прибить его.
-Постоянно ты, Макарони, во что-нибудь впутаешься, - внятно проворчал Виктор. Ради этого он даже оторвался от своего чертежа.
После этого, даже затерявшись среди слизеринцев, Рики все равно чувствовал себя не в своей тарелке.
-Почему он постоянно ко мне цепляется? – проворчал Рики.
-Не понимаю, с чего он так бесится, - утешила его Дора. – Многие этих тварей не видят. Не понимаю, с чего он взъелся именно на тебя.
Рики покорно вздохнул, надеясь, что она, как и остальные, поверила, будто его заботит только это. Собственно, сегодня он мог бы заявить лесничему, что наконец-то разглядел, каких красавцев они изучают. Он сомневался, впрочем, чтобы Хагрид за него порадовался. Чувство, возникшее на уроке, отдавало невероятной жутью. Точнее, не чувство даже, а комплексное видение мира. Словно его макнуло в другую реальность, и внутри тоже все поменялось. Если бы он сменил фокус внимания и сконцентрировался не на фестралах, а на содержимом своего разума…
-Я вдруг испугался, - позже признался он Лео, - что не смогу переключиться и потеряю сознание. Нет, наверное, я все-таки боюсь того открытия, которое сделал бы.
-В самом деле, упасть в обморок в присутствии Френка и Виктора, - покачал головой Лео. – Действительно, лучше в это не погружаться.
-Но у меня было чувство, что я знаю! – бессильно сжав кулаки, вздохнул Рики.
-Не впервые, - напомнил Лео. – Сколько раз, Ричард, у тебя возникало ощущение, что ты – это кто-то другой? И что – разве это хоть сколько-нибудь тебя продвинуло?
Под пристальным взглядом друга Рики сделал глубокий вдох. С одной стороны, он злился на Лео, который мог, конечно, умно рассуждать, потому что не пережил ничего подобного. Но Рики также знакомы были регулярные разочарования, потому что приступы воспоминаний, действительно, ничего полезного ему не дали за все прошедшие годы.
-Я не говорил, что я – другой, - проворчал он. – Меня посещают не мои видения…
-Да, конечно, извини, – согласился Лео. – Я именно это и имел в виду.
-Даже не знаю, как мне быть. На занятия к Хагриду все равно придется ходить, - констатировал Рики.
-Послушай, сейчас тебе надо прилично сдать СОВ, - напомнил Лео. – От этого зависит твоя дальнейшая жизнь, реальная, а не та, которая тебе мерещится. Например, Дора собирается посещать уход за магическими существами на шестом курсе, не знаю, что ты решишь по этому поводу. Но пока лучше, чтобы на уроках Хагрида ты не выделялся больше, чем он тебя выделяет.
Лео, как всегда, был прав. Его правота имела материальное подтверждение в виде толстой стопки книг, которые все следовало прочитать, и пяти его собственных недописанных сочинений.
Помимо учебы, у Рики имелись и другие обязанности, а также связанные с ними переживания, намного более важные, чем антипатия к Хагриду. Об этом напомнила ему Плакса Миртл, объявившись в спальне в одно прекрасное утро.
-Я говорила, что отмечаю важную годовщину смертенин в этом году? – уточнила она, сияя от важности.
-Кажется, да, – ответили Рики и Лео.
За это Миртл напомнила им о предстоящем приеме и о том, что они обязаны там присутствовать.
-Обязательно, - заверил ее Лео и постарался как можно скорее отправить ее восвояси.
«Какое счастье, что сегодня тренировка», - подумал Рики, виновато косясь на оставшихся в спальне Билла и Боба, глубоко потрясенных появлением в спальне в столь ранний час девицы, пусть даже и прозрачной.
Будущая именинница нанесла визит не только слизеринцам. Она побывала у всех, и наиболее запомнилась в «Гриффиндоре». Филипс взял моду язвить по поводу интересных знакомств Клуба Единства, и едва не подрался с Артуром на уроке профессора Лавгуд. Разлагание дисциплины у любимой тетушки всерьез разозлило Уизли.
-Что Миртл себе позволяет? Может, пожаловаться на нее? Пусть сидит себе в своем туалете, - предложил он.
-Кому пожаловаться? Куда? Еще не хватало! – отреагировали друзья.
Что касается Ральфа, то упоминание о любом празднике теперь заставляло его задумываться только об одном: отсутствие денег на подарок! И письменные уверения мистера Поттера, что Миртл в этом совершенно не нуждается, о чем специально спрашивал Артур, его нисколько не успокаивали. День рождения куда более важной для него особы ожидался через три недели, и Ральф тратил по два часа в день, пытаясь наколдовать для нее что-нибудь из подручных материалов. По словам Артура, заканчивалось это каждый раз одинаково: Джордан, недовольный результатами своего труда, в гневе уничтожал их.
Вскоре все члены Клуба убедились, что Ральф дошел до ручки. Рики было даже немного обидно, что он узнал об этом предпоследним. Он возвращался с прорицаний в отвратительном настроении – Трелони последние десять минут распекала Дору за отсутствие таланта к маразму. Заглянуть в штаб его заставило желание оставить там тяжелую сумку с дурацким «Оракулом»; Рики казалось, недопустимо держать источник неприятных переживаний рядом с едой.
Громкие, явно спорящие голоса, доносящиеся из комнаты старост, заставили его замедлить шаг и задержаться перед дверью. Войдя, он закономерно поинтересовался, что происходит.
-Я принял пари, - сказал Ральф.
Невероятные условия, которые поставил себе гриффиндорец, тут же были изложены наперебой всеми, кто их уже знал. Рики не сразу решился высказаться против, хотя рискованность такого выбора была ему очевидна. Он не раз становился свидетелем того, как Ариадна Блекуотер с подругами в общей гостиной «Слизерина» убеждала Тиффани принимать другие приглашения, уверяя, что иначе она покроется плесенью. Ее несколько раз приглашали другие ребята. Но все же Рики, зная, на что гриффиндорец способен, не хотел, чтобы Ральф снова рисковал своей шеей. Еще свежи были воспоминания о случившемся ровно год назад, когда Ральфа и его тогдашнего соперника Тони Филипса сбросили лошади.
И на этот раз гриффиндорец придумал спор немногим лучше. Шестикурсник «Гриффиндора» по фамилии Кристаллуотер при всей гостиной обязался расстаться с десятью галеонами, если Джордан действительно сможет, как он хвастался, пролететь сквозь все три кольца на воротах в течение минуты.
-Ты понимаешь, что значит на скорости влетать в кольцо? – разбушевался Эди, до которого новость дошла в последнюю очередь. – Если тебе не снесет голову, точно заденет ноги.
-Пусть сам Кристаллуотер занимается акробатикой, - поддержал Рики.
-Меня интересует не акробатика, а деньги, – практично заметил Ральф. – Мне кое-как удалось его раскрутить на пари. Кстати, Кристаллуотеру это не удалось, поэтому только он со мной поспорил.
-Объясни, что меня удерживает от того, чтобы немедленно не отправиться к директору! – возопил Эди. – Должен кто-то прекратить этот идиотизм!
-Мы договорились не доносить друг на друга, - напомнил Дик.
-Ральфа с нами не было! – возразил Эдгар.
-Нет, со мной вы ни о чем не договаривались. Но я хочу попросить, чтобы вы больше никому не рассказывали. И Тиффани Флинт тоже, - с нажимом произнес Ральф.
Вечером того же дня он начал тренироваться. Рики специально вызвался пойти с ним и следить по секундомеру, поскольку ему требовалась уважительная причина, чтобы выйти и проветриться.
Вечер был в меру прохладным, и в воздухе уже тянуло весной. Квиддичная команда «Равенкло» как раз направлялась в раздевалку, игроки недоуменно косились на них, не понимая, что эти двое с одной метлой могут здесь делать.
-Думаю, у тебя есть полчаса, а потом мадам Трюк нас выгонит, - сказал Рики.
-Да что толку тренироваться в темноте. Я тогда точно впечатаюсь в кольцо, - бросил Ральф.
Рики расположился на трибунах. Он давал свисток, а потом фиксировал время. После десяти попыток, ни одна из которых не давала требуемого результата, стало ясно, что выполнить условия пари, конечно, возможно, но чревато последствиями.
-Мне приходится отлетать очень далеко, чтобы развернуться, - проворчал Ральф, приземлившись на поле. – Метла все равно не выравнивается так быстро.
В общем, Ральф был способен на какие угодно чудеса, но техника ограничивала его возможности. Разочарованный первыми результатами, он отправился в башню «Гриффиндора» обдумывать свое положение, а проснувшаяся в Рики совесть побудила его вернуться в штаб, к брошенному на втором абзаце реферату по заклинаниям и прочей пачке всевозможных заданий, от которых голова шла кругом.
-Я не советовал бы тебе гулять в такое время, - настиг его на пороге штаба голос Дика. – Скоро отбой, и только старосты могут после него появляться в коридорах.
-Ты отказываешь мне в праве грызть премудрость? – притворился обиженным Рики.
-Нет, конечно. Тем более, нам по пути, - сказал Дик. – И как тренировка?
Рики изложил ему возникшие трудности. Когда половина его рассказа осталась позади, у него возникло стойкое чувство, что в голове равенкловца мечется идея, в ценности которой он, как обычно, сомневается.
-Ты придумал, как незаметно смухлевать? – напрямик спросил Рики.
-Зачем? Есть средство, - задумчиво произнес равенкловец, но ничего конкретного не объяснил.
До конца дня Рики так и не смог забыть об этом пари, и уже не потому, что переживал по поводу возможной травмы друга. Он старался не смотреть на учительский стол и не думать, что, все-таки, большая половина посвященных затею Ральфа не одобряет, и может пожаловаться из лучших побуждений. Во всяком случае, несколько секунд он подозревал это очень сильно. Когда в Большом зале заканчивался ужин, к Рики подошел профессор Снейп.
-Я не хотел портить Вам аппетит, Ричард, но думаю, Вы вряд ли обрадуетесь, если я вызову Вас к себе. Тем более, что разговор того не стоит, - сказал зельевар.
Рики, да и весь слизеринский стол обратился в слух.
-Я давно закончил исследовать Вашу посылку, и даже забыл об этом, столь ничтожным оказался результат, - сказал профессор.
-Значит, таракан не проклят? – спросила Дора.
-Нисколько, - подтвердил завуч. – Это только дутое заклятие и ничего больше.
Рики коротко кивнул. В отличие от Лео, он с самого начала не беспокоился по поводу приступа ревности поклонника Мелани в его адрес. Он испытывал некоторую благодарность к завучу, который не стал тратить много времени на такой пустяк; впрочем, Снейп берег скорее свое время, нежели его. Но на его месте дядя Гарри непременно вызвал бы крестника для беседы по душам.
Между тем план Дика по уменьшению вероятности тяжелых травм понравился ему чрезвычайно. На следующий же день он заговорил с Ральфом.
-Я слышал, основная проблема – резкость на развороте? – спросил он.
-Да, заносит, - проворчал гриффиндорец.
-Попробуй «Лебедя», - предложил Дик. – Он прекрасно маневрирует.
Ральф подозрительно уставился него во все глаза. Рики тоже вскинулся – он почему-то не ожидал этого.
-Как тебе не стыдно, - упрекнул Эди равенкловца, но в силу того, что он так и не поднял глаз от «Турне с троллями», это получилось не так впечатляюще.
-Ты, в самом деле, дашь мне новую метлу? Но если я все-таки… если ее испорчу, мне нечем будет возместить ущерб, - сказал Ральф.
Дик ненадолго задумался.
-Все-таки, я хочу тебе помочь, - кивнул он, словно соглашаясь с самим собой.
Джордан покачал головой.
-Ты заставляешь меня переживать тяжелые угрызения совести, - признался он. – Ведь, когда ты Артур…
-Ты все еще об этом помнишь? – удивился Дик. - Тогда напоминаю, что у тебя ничего не получилось. Можешь считать себя наказанным небесами за то, что пытался помогать Артуру с Дорой Нотт, вот этим своим пари.
На это Ральф пробурчал что-то невнятное. А поскольку первые же испытания показали, что «Лебедь» справляется значительно лучше, пришлось остановиться на этой метле – хотя бы потому, что Эдгар стал ворчать меньше.
-Удивляюсь я людям, – заметил как-то Лео в слизеринской гостиной. – Что за стремление подвергать свою жизнь опасности, когда в мире и так неспокойно?
Они сидели над конспектами за столиком неподалеку от портрета сэра Салазара, который в данной время прогуливался неизвестно где, равно как и большая часть слизеринцев.
-С чего это тебя вдруг на философские темы потянуло? – удивился Рики.
-Какая философия? – фыркнул Лео. – Марго очень переживает, потому что, если что-то пойдет не так, МакГонагол станет об этом известно, и она ее испепелит. Марго все время твердит, что надо придумать что-то для подстраховки. И Артур тоже переживает за Ральфа. Вот гриффиндорское безрассудство! Скажи, ты бы заключил такое пари?
-Сейчас? Не знаю. Нет, наверное, – ответил Рики. – Но у Ральфа есть причины…
-Я однажды читал, что некоторые люди жить не могут без острых ощущений. Есть такие магглы и даже колдуны. Я, конечно, не имею в виду всех гриффиндорцев, – Лео пожал плечами.
Рики медленно кивнул. Чувствовал он себя превосходно; они с другом очень давно не беседовали просто так.
-Адреналиновая зависимость. И ты этого не одобряешь, – сказал он.
-В общем, да, – признался Лео после паузы. – Я понимаю, что человек имеет право поступать с собой, как угодно. Рики?..
Такого с ним еще никогда не случалось. Никаких посторонних ощущений, он осознавал, что сидит в кресле слизеринской гостиной. Только в глазах зарябило, как будто каждую секунду переключались два канала на экране телевизора. Один канал показывал пустой портрет, другой – стену. Рики поднес руку к глазам и принялся яростно тереть их.
-Все нормально, – пробормотал он. Собственный голос показался чужим и высокомерным.
Юноша закрыл глаза. Он ждал, что начнет проваливаться в пустоту. Но вместо этого сознание заполнил слабый запах спирта.
-Ричард Макарони!!!
Первой реакцией на зов было недоумение. Но, открыв глаза, он увидел Лео; очень похоже, тот вознамерился надавать ему по щекам.
-Не надо! – непроизвольно вырвалось у Рики.
-Ты так побледнел. Что такое с тобой творится? – потребовал объяснений лучший друг.
-Не знаю. Похоже, вспомнилось, как раз в тему безрассудных поступков, как я недавно напился, - предположил Рики.
-Можно надеяться, что ты извлек из этого хороший урок, - проворчал Лео, усаживаясь на свое место.
-Лучше извлекать регенеративные клетки из смердосока термическим способом, - возмутился Рики.
-ты просто маггловедение не посещаешь, - усмехнулся Лео. – Читать, зачем магглам электричество, и слушать, как Уизли спорит об этом с учителем…
-А что такое? – поинтересовался Рики. ему приходилось слышать отзывы об этом предмете, который он не выбрал, потому что сам был урожденным магглом и знал о не-колдовском мире больше, чем любой учитель. То есть, Рики так считал.
-Профессор даже слышать не может, когда ему заявляют что-то подобное, - покачал головой Лео. – Он твердо убежден, что без академических колдовских знаний невозможно обойтись. А те, кто с этим не согласен – просто бездельники, их ни в коем случае нельзя допускать до работы с магглами.
Рики рассеянно кивнул, не желая спорить с таким вздором. Оба вернулись к урокам. Через несколько минут, которые могли оказаться и часом, ибо за зубрежкой терялся счет времени, в полупустой гостиной появилась Дора.
-Уизли срочно желает тебя видеть, - сообщила она Лео. – Прям вот немедленно!
Лео отложил книгу; он не казался очень довольным, но и не возражал.
-Наверняка это касается правил безопасности для Ральфа Джордана, – покорно вздохнул он, вставая.
-Так это из-за нытья Фэрли и Олливандер Уизли отправил меня сюда? – фыркнула Дора, падая на освободившееся место напротив Рики. – Как же они должны были ему надоесть, если он переборол себя и добровольно обратился ко мне! Уизли так психовал, когда требовал, чтоб я спустилась сюда!
Рики покачал головой, но в глубине души не был с ней согласен. Он считал, что Ральф вполне заслуживает заботы со стороны друзей. Лео, похоже, тоже так считал, потому что увиделись они только за ужином. Друг сообщил, что после длительного перебирания всех вариантов остановились на том, который был очевиден с самого начала: кто-то дожжен зависнуть на метле недалеко от колец и в случае необходимости замедлить падение.
Выполнение условий пари было назначено на пятницу, сразу после уроков, поскольку после обеда какая-нибудь команда обязательно выходила на тренировку. До того момента Рики услышал множество вариаций на тему «Мы, как старосты, вообще-то не должны потворствовать этому безобразию». Девушек, кроме Доры, уговаривали не ходить, но не получилось.
-Будем надеяться, что все обойдется, - твердо произнес Рики, и тем положил конец пререканиям, когда ребята собирались в холле, чтобы вместе пойти на стадион.
Собирались долго, минут двадцать. Предсказуемо, хуффульпуффцы пришли последними.
-Эди, не предлагай ему сейчас никакой благотворительности, - шепнула Дора, когда Артур увлек Ральфа к выходу.
-Я без тебя не знаю, как мне себя вести? – возмутился Эдгар.
Выйдя на улицу, Рики не мог не отметить, что жаль будет портить такой прекрасный солнечный день несчастным случаем. «Прекрати, - приказал он себе, - нужно настроиться на лучшее».
Говорить по дороге на стадион было не о чем. Напряженное ожидание нарастало. Поэтому компания ускорила шаг, и скоро они миновали ворота.
Кристаллуотер с двумя друзьями пришел туда раньше, и они ждали в стороне. Соперником Ральфа был высокий гриффиндорец, который, кажется, играл за сборную своего колледжа. Последовали приветствия.
-Пробный круг сделаешь? – спросил соперник у Ральфа.
-Нет! – единодушно выпалили другие члены Клуба.
Спорщик покосился на них с осуждением, и Рики почувствовал себя виноватым. Следовало всячески подбадривать его и воздерживаться от прозрачных намеков, что при двух кругах больше шансов остаться без головы и повредить конечности.
-Один из нас будет страховать на случай падения, - сказал Лео. – Нет возражений?
-Нет, конечно. И кто же? – спросил один из приятелей оппонента.
-Я, - сказал Дик. – Я хорошо накладываю заклятия при необходимости.
«И хорошо реагируешь в критических ситуациях», - подумал Рики.
Кивнув другу последний раз, он вместе со всеми направился к ближайшей от ворот трибуне «Равенкло». Они не торопились, чего Рики не заметил бы, если бы Кристаллуотер со товарищи не дошел раньше до гриффиндорской, до которой было гораздо дальше.
С трибун затея Ральфа не казалась Рики такой уж безумной. Дальность расстояния уравнивала в пропорциях кольца и фигуру гриффиндорца, так что пролететь сквозь них он наверняка сумел бы. Но неколебимое мнение Артура о том, что ограничение времени заставляет развивать невозможную скорость, все же заставляло его волноваться.
Он, конечно, помнил, что нельзя и виду подавать. Его обязанность – ободрить Ральфа, скрестить пальцы и молиться, чтоб не пришлось звать мадам Помфри.
Кристаллуотер с двумя приятелями разместился на трибуне «Гриффиндора» через одну от слизеринской. Рики, не знающий его до сих пор иначе, как смутно замеченное где-то лицо, мгновенно составил себе определенное мнение: что он ровно настолько противный тип, чтобы пригласить Хатингтон, а значит, так ему и надо.
Эдгар же склонен был возложить ответственность за бездумный риск на Артура:
-Ты прекрасно понимал, что он не может здраво рассуждать, - выговаривал он. – Как ты мог допустить, чтобы они ударили по рукам?!
-Отстань, - сквозь зубы процедил Артур.
-У нас свой секундомер, - заговорил Лео. – Я буду фиксировать время.
Между тем Ральф оторвался от земли и устремился к воротам.
-Одна надежда, что «Лебедь» срежет острые углы, - прошептал Артур, вымученно улыбаясь пролетающему мимо Ральфу.
Рики покосился на следующего за ним Дика, который собрался что-то сказать, но промолчал. Вспомнилось, что сам владелец летал на своей метле всего однажды и толком не знает, на что она способна.
-Свисток у них, - зачем-то произнес Эди.
Ральф на метле Дика замер как раз напротив ворот. Раздался короткий отрывистый свист.
Несколько секунд растянулось в бесконечность. Гриффиндорец нырнул в левое кольцо; ощущение было такое, словно нитка вдевается в иголку. Моментальный разворот – и вот он уже влетает в центральное, вытянувшись вдоль метлы.
«Если он чем-то и ударится, то только головой», - отметил Рики.
Ральф по инерции пролетел немного дальше, чем надо, резко развернулся и устремился к последнему кольцу, которое располагалось ниже предыдущего. Вперед…
Трибуна болельщиков взорвалась аплодисментами, и, словно вдогонку, раздался свист.
-На две секунды раньше, - прокомментировал Лео.
-На полторы, - скорректировал Артур, заглядывая ему через плечо.
-Да какая разница?! – возопил Рики.
Кристаллуотер спустился с трибун, когда вся команда уже была на поле, бормоча, что с самого начала не хотел в этом участвовать. Однако, мешочек с монетами оказался при нем.
-Будешь считать? – равнодушно осведомился он.
-Обязательно! – ответил Артур.
Герой дня, порядком раздраженный тем, что друзья постоянно решают за него, метнул в Артура сердитый взгляд, но почему-то снова промолчал. Казалось, теперь, когда испытание осталось в прошлом, его беспокоит что-то другое, и не менее серьезное.
-Все честно, - сообщил Артур через пару минут, покопавшись в мешочке.
-Я – гриффиндорец! – гордо ответил на это Кристаллуотрер.
Чувство приятной завершенности в душе Рики разливалось, подобно приливу, затапливающему берег. Казалось невероятным, что всего десять минут назад он мог нервничать.
-Конечно. Ребята, для нас это великий день. Вы не согласитесь разделить с нами стол? – в голосе Артура отчетливо слышались нотки его бабушки, гостеприимной хозяйки.
-Будет любопытно взглянуть на вашу комнатку, - снисходительно кивнул соперник, переглянувшись с друзьями. – Я много слышал о вас…
Рики не успел и рта раскрыть, потому что параллельно прислушивался к другому разговору.
-Дик, половина выигрыша твоя, - говорил Ральф.
-Вот еще! Мы так не договаривались, - категорично отказался Дик и, давая понять, что дискуссия на эту тему окончена, протянул руку за своей метлой.
Компания медленно тронулась в замок.
-Это благородно с твоей стороны, - пригнувшись к равенкловцу, тихо произнес Рики.
-А если бы он разбился, я бы ему наполовину похороны оплачивал? – отмахнулся тот, героически борясь со смущением.
-Не понимаю, какого черта понадобилась тебе эта компания, - обратился он к Артуру, кивая на ушедшего вперед Кристаллуотера, беседующего с Ральфом.
-Я его специально пригласил, пусть занимается Мелани, - ответил Артур. – Не выгонишь ведь ее, досталось нам сокровище!
Рики не впервые оценил мудрость и дальновидность гриффиндорца.





Глава 25 Трудности счастья



-Я на кухню! – счастливый Артур помчался туда, приплясывая. Рики понимал его – конечно, такую победу следует отметить.
-Я все равно предпочел бы, чтобы он этого не делал, - проворчал Эди.
-Рики, ты не мог бы спуститься в слизеринскую гостиную и найти Тиффани Флинт? – попросил Ральф.
Рики не пришел в восторг от этой просьбы, но категорически отказывать герою дня после того, что он пережил, было неудобно. Слабые отговорки, что Тиффани может быть в другом месте, привели к тому, что Марго с той же просьбой отправили в библиотеку, а Дика – во внутренний дворик. Это предложение исходило от Доры, которая сам пошла прямиком в комнату старост ждать угощения.
Когда Рики поднимался из подземелий, где побывал совершенно зря, Ральф уже говорил что-то Тиффани, а у нее было такое выражение лица, словно она вот-вот сорвется и начнет орать на него. Рики не стал к ним подходить и прошмыгнул наверх.
Впрочем, когда они чуть позже появились вместе, Тиффани уже успокоилась. Артуру, который поручился за Ральфа, она ничего не сказала, но пару дней держалась с ним холодно.
Вместе с ними пришел ее брат, причем было заметно, что его отношение к Ральфу изменилось в сторону большей уважительности. В штабе, как и ожидалось, пришлось мириться с присутствием Мелани. Ральф лично пригласил ее к столу, а поскольку она все равно занималась за ним, ей ничего не оставалось. Рики показалось, смысла приглашать Кристаллуотера не было: они реагировали друг на друга не больше, чем на мебель, и нисколько не возражали, когда их усадили рядом.
-Вот теперь можно гулять в Хогсмиде, сколько угодно! – обратился Ральф к Тиффани.
-Жаль, что нельзя написать твоему отцу, как здорово ты утер ему нос, – высказалась Тиффани.
-Родители все равно будут вам мешать, не деньгами, так другим способом, – предупредил Генри.
-Перестань! Тост за удачу, – предложила Дора.
За столом сидели часа два, и весь остаток дня так или иначе находился повод, чтобы не заниматься уроками. Рики, вдохновленный переживаниями сегодняшнего дня, нарисовал полеты в кольцах и повесил картину на стену рядом с сэром Финеаном, чтоб он не мог видеть ее. Девушки восторгались и ахали, особенно Бетси. Старосты были очень довольны тем, что никто из учителей так и не вмешался в авантюру. Отправляясь спать, Рики впервые за много дней не чувствовал себя измотанным. И снилось ему что-то приятное…
-Рики, проснись!
Лео тряс его за плечо довольно энергично, если не грубо. Поэтому, открыв глаза, Рики скорчил недовольную гримасу и снова закрыл их, собираясь перевернуться на другой бок.
-Тебе послание, – сурово произнес ближайший друг, поняв, что его действия достигли цели.
-Ну и что? Подождет, - проворчал Рики. – И в воскресенье нет покоя…
-Я не виноват, что ты так популярен, – ответил Лео угрожающе.
Рики неохотно сел на кровати.
-Вот, полюбуйся, - предложил друг, указывая на одеяло, которое сползло с него.
Умом Рики понял, отчего друг так взволнован. К его одеялу, похоже, на уровне груди, красной печатью была прикреплена записка: «Вот теперь берегись, итальянское отродье!».
Но его это почему-то не напугало, а оскорбило.
-Вот найду того, кто это сделал!... – зашипел он.
-Тише! – потребовал побледневший Лео. – И не говори здесь на серпентарго!
-Который час? – спросил Рики, немного успокоившись.
-Почти десять. Ты пропустил завтрак, – порадовал друг.
-Ну и плевать, - сердито заявил Рики, прекрасно зная, что через час будет второй.
-Никто в спальне этого не видел, и не надо поднимать панику, – рассудительно заметил Лео.
-А кто это написал, по-твоему?! – интуиция Рики без малейшего колебания указывала на одного такого соседа по спальне…
Но Лео в недоумении покачал головой.
-Ни у кого из наших нет такого почерка, – уверенно заявил он. – Я же иногда помогал учителям проверять контрольные и знаю. Вот, погляди. Такие вытянутые пляшущие буквы. У того, кто это писал, тряслись руки! Но я разбудил тебя не поэтому. Прочитать можно и потом.
-А что тогда?! – вскинулся Рики.
-В гостиной ждет Мирра Жанн. У нее неприятные новости. Одевайся.
Кузина Эйвери, которого Рики обвинил бы в первую очередь, скромно сидела в самом дальнем углу, сложив руки на коленях. Явно расстроенная, девочка, казалось, занимает меньше места, чем обычно.
-Что случилось? – участливо спросил Рики, усаживаясь напротив.
-Моему папе стало хуже, - ответила она. – И я вчера была дома.
-А, - растерялся Рики. Он не ожидал такого разговора и почувствовал себя виноватым, словно допускает редкую бесчувственность и бестактность. Он вопрошающе повернулся к другу, желая знать, почему тот не предупредил его, и какой смысл ему узнавать о семейных делах Мирры.
-Думаю, с твоим отцом все будет в порядке, - уверенно произнес Лео. – Повтори, пожалуйста, то, с чем ты сегодня утром пришла ко мне?
-Я перемещалась домой накануне ужина, - сказала Мирра. – В гостиной как раз никого не было, а ведь профессор Снейп настаивает, чтобы меня никто не видел. Он проводил меня и наказал, чтобы я возвращалась аккуратно и не стряхивала пепел на ковер перед камином.
Мирра умолкла, глядя виновато, почти затравленно.
-Очень хорошо. Дальше, - попросил Лео.
Он отлично умел разговаривать с детьми – покровительственно, но не менторски, и в то же время без сюсюканий. Должно быть, у него имелся прирожденный талант разговаривать с людьми, какой положен сыщикам, или это свойство прирожденного старосты, подумал Рики.
-Я пробыла дома около трех часов, - приободрившись, продолжила Мирра. – Подождала, пока пройдет время отбоя, и еще час, как мы договорились с профессором. Он обещал, что перед этим зайдет и отправит всех из гостиной.
-Так вот почему… - понимающе кивнул Рики.
-А когда я вернулась, на полу бы не просто пепел! – воскликнула девочка, готовая заплакать. – Ковер тлел! Я, конечно, загасила огонь, но вы посмотрите, что с ковром! Что скажет профессор?!
-Он ничего не скажет, если ты объяснишь ему все, как нам. Нет, пожалуй, я сделаю это сам, - решил Лео, видя, что пересказывать по третьему разу для нервов второклашки будет слишком. – Спасибо.
Лео встал, и Рики подался следом. Но, казалось, определенного направления, куда двигаться, не было. Друг заговорил, меряя гостиную прогулочным шагом:
-Надо немедленно сообщить обо всем профессору Снейпу.
Рики эта мысль показалась не столь блестящей, как он ожидал.
-Я предпочел бы не фигурировать в этой истории с Миррой, - сказал он. – И вообще, если мне угрожают, я сам разберусь. Не хочется связываться с гриффиндорской мафией…
Друг обернулся к нему; Рики отчетливо заметил, что услышанное разгневало его.
-Ситуация более чем серьезна! – отчеканил слизеринский староста. – Ты понимаешь, что ночью здесь разгуливал посторонний! Он мог не припечатать к тебе записку, а раскроить череп.
Рики как-то не подумал об этом. Мелькнула протестующая мысль, что до сих пор он как-то умудрялся не погибать. Но нарисованная Лео перспектива, в самом деле, не способствовала успокоению.
-Ничуть не лучше, если этот «кто-то» живет в общежитии, - продолжал Лео.
-Так ты не исключаешь такую возможность? – спросил Рики.
-На самом деле, вряд ли, - решил признаться друг. – Хотя, кто-нибудь вполне мог связаться с Упивающимися смертью.
Рики не сдержался и покачал головой. Его мысли не заходили так далеко. Глупая шутка, с которой началось его утро, на глазах принимала масштабы всемагического бедствия.
-Но это, наверное, можно установить, если проверить у всех палочки, - продолжал рассуждать вслух Лео. – Хотя, тогда начнется паника, можно спугнуть, и вообще лишняя огласка…
-А ты думаешь, Мирра не проговорится своим подружкам? – заметил Рики.
-Пожалуй, это предстоит решить Снейпу, - сразу собрался слизеринский староста. И, пусть Рики этого совсем не хотелось, он вызвался сегодня же сопровождать друга в кабинет профессора Снейпа.
Но он настоял, что это вовсе не горит. Тем более, после завтрака компания решила полетать. Погода стояла прекрасная, как вчера.
После первой гонки Рики пришлось признать, что рассуждения Дика при покупке метлы были правильны. «Лебедь» прекрасно маневрировал, но уступал в скорости.
-Ну вот, я так и знал, что выбываю из гонок! – заметил Дик.
-А ты откуда знал об этом заранее? – спросил он. – Уже летал?
-Нет. Читал, - невозмутимо ответил Дик.
Рики покачал головой; он никогда не понимал, как можно быть настолько в чем-то уверенным, если сам не попробуешь.
-Зато выпендриваться на ней классно! – похвалил Ральф.
В школу Рики возвращался бодрым, основательно проветрив мозги.
Но в холле их ожидала Марго Фэрли. И по ней сразу было заметно: что-то случилось.
-Знаете, - сказала она, - в штабе такое!..
В процессе долгого подъема по лестнице Марго поведала следующую историю. Он заглянула в штаб после второго завтрака, потому что ей показалось, что вчера кто-то поставил на книжную полку «Единение с йети». Накануне Лео объяснил ей, что перемена занятий помогает отдыхать; например, художественное чтение способствует отдыху от подготовки к экзаменам, отчего Марго, как все пятикурсники, устала невероятно. Бетси очень хвалила книжки мистера Чаруальда; в общем, Марго решила взять одну из них.
Ничего не подозревая, она толкнула незапертую дверь в комнату старост и застала там основательный разгром и Мелани Хатингтон, спешно пытавшуюся ликвидировать безобразие и оттого вспотевшую и злющую. При виде гриффиндорской старосты Мелани разозлилась еще больше.
-По-моему, этот ее ухажер оставил надписи на стене и на двери, - предположила Марго.
-Но как он туда попал? Где взял ключи? – сердито спросила Дора.
-Нечего на меня коситься! – возмутился Рики, хотя и понимал, что это непроизвольно; не так уж давно он был подозреваемым номер один в списке возможных претендентов на роль анонимщика.
-Зачем же? У любого из нас можно позаимствовать ключи, например, ночью, мы и не заметим, - сказал Лео, мрачнея.
-Вот никогда об этом не думал, - расстроился Эдгар.
Рискуя вызвать новую вспышку недовольства Мелани, Рики все же настоял на том, чтобы пойти и на месте оценить ущерб.
Увидено превзошло его ожидания. Равенкловке, конечно, удалось ликвидировать надписи на стенах, но сами стены теперь требовали капитальной покраски. В центе стола, определенно, разжигали огонь. Но, хвала Мерлину, святая святых – конспекты – не пострадали. Впрочем, позднее, открыв тетради, члены Клуба обнаружили на первой странице косую печатную надпись «берегитесь».
-Брось все это! – категорично потребовал Артур от Хатингтон, все еще пытающейся наводить уборку. – Надо позвать домашних эльфов, и все будет как новое.
И он постучал палочкой по каминной решетке.
Мелани, потрясенная и расстроенная, не возражала. Пока внутри наводили порядок, она вместе со всей компанией вышла в коридор.
-Надо попробовать узнать у сэра Финеана, может, он видел его? – предложил Эди.
Мелани резко мотнула головой.
-Я спрашивала. Ночью его тут не было, и он ужаснулся не меньше меня. И сразу же смылся.
-К директору, – не усомнился Рики.
-Значит, нам придется тоже пожаловаться, – сказал Лео.
Глаза Мел округлились, ибо, невзирая на вредный характер, она вовсе не была дурой.
-Как? Вы хотите сказать?..
-Все портреты шпионят, – кивнул Рики. он нисколько не сомневался в этом, и удивлялся, как можно не понимать очевидных вещей.
-Мы с Каролиной обсуждали ее личные дела, – побледнела Мелани, – при нем.
-Извини, но нас больше интересуют твои, – Артур посчитал нужным вернуть ее к настоящему моменту. – Почему все это произошло? Чего надо твоему типу?
-Он решил, что я встречаюсь с Кристаллуотером, – Мел с трудом держала себя в руках.
-Понятно, - кинул Рики. – А мы, значит, твои соучастники, если пригласили его.
-Надо накладывать дополнительные заклинания на дверь! – решительно изрекла Мелани.
Через некоторое время она ушла, заявив, что у нее болит голова, и поручив Дику оставаться на посту.
-Надо же. Одно событие за другим, - отметил Рики.
-Я не могу не подумать, что эти события могут быть связаны между собой, - произнес Лео то ли серьезно, то ли не очень.
-И каким же образом? – поинтересовался Дик.
-Даже не могу себе представить, - развел руками Лео.
У Рики поначалу тоже возникла такая мысль, но он не стал высказывать ее. В самом деле, с чего вдруг поклоннику Мелани нырять в камин слизеринской гостиной? Таким образом, после долгих обсуждений решено было ничего не говорить пока профессору Снейпу, что, признаться, Рики очень устраивало.
А вот в том, что гриффиндорская мафия часто делает из событий парадоксальные выводы, он вскоре вновь убедился. Накануне долгожданной прогулки зельевар попросил его задержаться после урока. И, хотя юноша точно знал, что проблемы личной жизни Мелани его не касались, не без волнения приблизился к столу слизеринского наставника.
-Ричард, я рекомендовал бы Вам не ходить в Хогсмид, - сказал завуч.
-Невозможно, сэр. Я пригласил Селену Олливандер, - ответил Рики таким тоном, словно это все объясняет.
Крайне недовольный таким поворотом событий, профессор принялся раздраженно вещать, что в его, Рики, годы нет ничего полезнее, чем использовать любое свободное время для подготовки к экзаменам.
Рики не собирался рассказывать об этом, но его волновали отнюдь не СОВы. В апреле Селена отмечала свой день рождения. Раньше он дарил ей всякие полезные вещи – книги там, латунные весы, которые заблаговременно покупал в Косом переулке. Но в этом году справочник «Проклятия и виды блокировки» казался ему не совсем подходящим. Он приобрел бы что-нибудь из Сверкароля Чаруальда, поскольку Селена отзывалась о нем очень хорошо, но увы, эти книги давно не продавались.
Сама Селена его беспокоила. Она почти не поднимала глаз от конспектов и книг, и за две недели предупредила Саманту Перкинс, что ничего не будет праздновать: ведь ее лабораторная работа по трансфигурации так и не сдвинулась с места!
Ограничиться «приличными подарками» – цветами или конфетами – он не хотел по той простой причине, что они недолговечны. И, кроме того, вставал вопрос: можно ли отпроситься в Хогсмид? Тайный друг Мелани наверняка делал заказы по почте, но Рики не знал, как это, Лео – тоже. Обращаться же за советом к завучу после полученной отповеди он не собирался. И в итоге он решил побеседовать с профессором Стебль, для чего задержался после урока. Профессор восприняла это, как будто так и надо, и даже сама обратилась к нему с непонятным поначалу ликованием.
-Ты только посмотри, Ричард! – воскликнула она и сунула ему под нос бумажку.
-!...распоряжаюсь: выписать 12 саженцев мандрагоры. Директор…» - прочитал Рики.
Далее шла подпись, разборчивая и очень маленькая. Скользнув по ней взглядом, Рики вдруг встрепенулся и вперился в нее, словно ищейка – в след. Он раньше видел почерк Дамблдора – изящный, замысловатый, но смутного воспоминания было недостаточно, чтобы с уверенностью сказать, что это не он расписывался. Однако большая «М» с росчерком свидетельствовала о том, что она вряд ли связана с Альбусом Дамблдором.
-Ну, разве не здорово! – радовалась между тем гербологичка.
-Превосходно, мэм, - горячо подтвердил Рики.
порадовавшись еще немного вместе с преподавательницей, он покинул теплицу, так ничего и не спросив. Решение насчет Селены он созрело у него в голове само собой. Юноша понял, что лучше всего купить кружку с красивым рисунком из цветов, которая всегда будет с ней в штабе. Немаловажно и то, что вещь полезная. Поэтому он отправил брату письмо с просьбой выбрать посимпатичнее, на его вкус, и подробно объяснил, зачем это надо.
Несовпадение директорской подписи весь день не выходило у него из головы. Рики поделился с Лео этим странным обнаружением, но тот ничего не знал.
Однако вскорости все объяснил Артур. Это случилось на той же гербологии, когда они обрезали побеги с одного заросшего куста жгучей актинии.
-Да, я слышал об этом давно, еще до школы. Дамблдор, конечно, не может быть назначенным директором. Он же умер, - сообщил гриффиндорец.
Рики с Лео ошарашено переглянулись, а затем уставились на Артура, требуя дальнейших объяснений.
-Дело в том, что Дамблдор – лучший директор, который когда-либо был в «Хогвартсе», - заявил Артур. – Ну и… Дядя Гарри подумал, как будет хорошо, если он останется.
-Так кто же управляет «Хогвартсом»? – спросил Лео, глядя на гриффиндорца почти с обидой: как мог он скрывать такие интересные вещи!
-Фантом, - коротко и ясно объявил Уизли. – Говорят, при создании пришлось с ним повозиться, но получилось очень хорошо. Он воспроизводит черты личности настоящего Альбуса Дамблдора, даже леденцы так же кушает. А леди Гермиона подписывает бумажки, дядя Гарри как попечитель разводит с Министерством. Вообще-то, нежелательно, чтобы об этом знали, - он покосился на Филипса, но тот как раз держал за руку Летти Перкинс и совершенно не интересовался Дамблдором.
-Так значит, я видел подпись леди Гермионы, – произнес Рики. – Теперь понятно, почему кентавр назвал ее «хозяйкой».
-Запоминаешь ты всякую чушь! Это – единственный такой случай в истории нашей школы, - добавил Артур Уизли.
-Так он настоящий или нет? – потребовал Лео, почему-то заволновавшись.
-Вполне настоящий, – заверил его Артур.
За обедом Рики ничего не мог с собой поделать – он косился на Дамблдора, так что Лео даже одернул его.
-За смотрины денег не берут! – возмутился Рики.
-Я еще помню, как ты на первом курсе собирался вырвать несколько волосков из его бороды. Интересно, что бы с нами было, если бы мы выпили зелье с фантомом?
-Какая разница! Теперь этого наверняка не случится, – беспечно заявил Рики. – Как же я не хочу идти на прорицания, - он, не подумав, вздохнул во всю грудь, так что содержимое тарелки едва не разлетелось в разные стороны.
-И не вздумай, – согласился Лео. – У тебя же собеседование со Снейпом, забыл?
-А, насчет выбора профессии? – оживился Рики. – В самом деле. И как оно обычно проходит?
-Понятия не имею, надо спросить у Дика, – с неохотой признался Лео. – Но, наверное, я лучше спрошу у тебя!
Когда одноклассники вместе с равенкловцами устремились к выходу, Рики в одиночестве отправился в подземелья. Он вспомнил, как еще до школы, отец осадил крестного, заявив, что еще рано об этом думать. Что же, теперь время подошло. Рики осознавал, что обратного пути нет, ему предстоит вращаться и работать среди колдунов. Интересно, что посоветует ему Снейп? Идти в Министерство или, наоборот, держаться от них подальше?
Он предполагал, что завуч уже сидит в кабинете. Но Снейп догнал его почти возле класса зелий.
-Хорошо, что Вам не пришлось ждать, – своеобразно извинился профессор. – Прошу, входите!
Как только Рики оказался внутри, факелы на стенах немедленно загорелись. С помощью палочки профессор зажег камин и несколько свечей, затем указал ученику кресло напротив своего за столом. Снейп занял свое место, вынул из ящика несколько пергаментов и разложил перед собой. Рики молча ждал, что дальше.
-Итак, Ричард Макарони, – заговорил профессор, переводя взгляд с одной бумаги на другую. – Блестящие результаты по астрономии и гербологии за все годы учебы. Трансфигурация и заклинания – хороший уровень, по заклинаниям, впрочем, лучше. Зелья, гм… Вы слышали мое мнение, что способны к большему. История магии – прямо скажем, так себе. Защита от темных сил – очень хорошо. Предметы по выбору – уход за магическими существами и прорицания… Вы собираетесь продолжать их на следующих курсах?
-Я не знаю, сэр, - ответил Рики, пережидая, когда перечисление закончится.
Снейп оторвался от табелей и изучающее посмотрел на воспитанника.
-Но Вы, несомненно, понимаете, ценны ли эти знания для профессии, которую Вы намерены избрать? Вы ведь читали проспекты?
Рики подтверждающе кивнул.
-Так чем Вы планируете заниматься? – прямо спросил завуч.
-Я очень хочу, сэр, - Рики помедлил, - работать с магглами.
-С маглами? – нахмурившись, Снейп откинулся назад. Рики не мешал ему думать. – В таком случае, почему Вы не выбрали маггловедение?
-Потому что я и так все знаю, - ответил Рики.
-Потрясающая самонадеянность, - усмехнулся профессор. – Знать и изучать с волшебной точки зрения – разные вещи.
-Ну и зачем тогда изучать? - вспылил Рики.
Снейп забарабанил пальцами по столу.
-Проблема в том, Ричард… Лет пятнадцать назад, действительно, для того, чтоб сделать карьеру, какую Вы планируете, не требовалось вообще ничего, кроме готовности идти туда. Сейчас эта сфера довольно востребована, даже, пожалуй, элитарна. Впрочем, Вы правы, далеко не все, окончившие курс, способны контактировать с магглами без раздражения. Многих дисквалифицируют за несанкционированное применение магии. По этой причине специалистов не так много. Но если Вы все же настаиваете, вам лучше записаться на СОВу и проглотить недовольство моего коллеги…
-Я знаю, ребята предупреждали, - кивнул Рики.
-Что касается моего мнения, то я все же советовал бы Вам выбрать другую профессию по той простой причине, что Ваши учебные показатели достаточно высоки, но для работы с магглами практически бесполезны. Понимаете ли, Ричард, Вы – один из лучших моих учеников, и я хотел бы для вас большего. Магглы способны вызвать агрессивность…
-И маги тоже, - вмешался Рики.
Снейп покосился на него, но, похоже, решил ничего не уточнять.
-Гербология и астрономия позволят Вам найти себе удачное применение в сфере производства многих магических предметов или средств, - продолжал он тем же тоном. - Вы, я вижу, не в восторге, - все-таки соизволил заметить завуч, поскольку Рики, выслушивая советы, уставился в пол. – Все же подумайте. Всегда лучше использовать свои сильные стороны.
-Вы не согласны, сэр, что знание магглов изнутри – моя сильная сторона? – не удержался Рики. – Я провел с ними все детство.
Снейп застыл. В этот раз Рики заметил, как на долю секунды в его глазах промелькнул знакомый ужас. Однако сейчас его больше волновала будущая профессия и желание настоять на своем.
-Но есть более сильная сторона, - продолжал юноша.
-Какая? – натянуто бросил Снейп.
-Моя любовь к магглам – ответил Рики.
Снейп бесстрастно кивнул.
-Пусть так, Ричард. Но пропуском к Вашей мечте является, увы, не любовь, а СОВа по маггловедению, сданная на «превосходно».
-Почему Вы так уверены, что я не справлюсь? – Рики начинала бесить эта холодная маска.
-Потому что есть большая разница между Вашими бытовыми знаниями и тем, что написано в учебниках, - повысил голос завуч. – Разница даже большая, чем между приготовлением зелья и чтением историй о знаменитых отравлениях.
-СОВу сдают по книжкам, - понял Рики.
-Совершенно верно, - отчеканил Снейп.
-Это ничего не меняет, сэр, я буду сдавать маггловедение. Хоть попытаюсь.
Мрачнеющий на глазах завуч откинулся на спинку своего кресла.
-Почему Вы всегда все усложняете? – прошипел он.
-Но я усложняю себе, - указал Рики.
-Как бы не так! Вас не допустят к экзамену, если преподаватель-предметник не включит Вас в свой список, – объяснил Снейп. – А он очень трепетно относится к своему предмету и вовсе не считает, что его можно сдавать вот так, с налета.
-Я поговорю с ним об этом…
-Ты – нет, - категорично возразил Снейп. – Будет лучше, если это сделаю я.
-А я пока полистаю учебники.
Глаза Снейпа блеснули.
-Полистайте. Вы удивитесь. Кроме того, для избранной Вами специализации было бы крайне желательно иметь хорошую СОВу по прорицаниям, – осчастливив Рики этой новостью, профессор Снейп скрестил пальцы перед собой, невинно любуясь реакцией воспитанника.
-Желательно, но ведь не обязательно, - с надеждой предположил Рики.
Завуч не возразил.
-Если это ваше единственное пожелание, Макарони, консультацию можно закончить. Но я настаиваю, чтобы мы сейчас же рассмотрели и другие варианты. Например, профессор Хагрид упоминал, что вам хорошо удается запечатлевать магических тварей. Ведь Ваш отец – маггловский художник? Вы знаете специфику этой работы, и, если договоритесь с Министерством, можете иллюстрировать учебники. Что?
У Рики челюсть отпала, когда он услышал, что Хагрид его хвалил. Он относился к рисованию, как к приятному времяпровождению, и знал, что этого недостаточно для того, чтоб сделать его своей профессией. Он мог сравнить себя с отцом и знал, что для художника важна некоторая одержимость, невозможность жить без рисования. А он, Рики, не обладал этим желанием «останавливать мгновения».
-Я не уверен, – сказал он. – Может быть, это хорошая идея, но…
Профессор тщательно подготовился к встрече.
-Место в отделе сертификации точно найдется. Если бы Вы занимали промежуточное звено в системе контроля за аптеками, ваши блестящие успехи в гербологии не пропали бы так бездарно, как Вы планируете, - или: - Профессор МакГонагол до сих пор хранит сделанный Вами сервиз, который прислали из Италии. Трансфигурация живых существ Вас не привлекает, так ведь? Но это и необязательно, если работать в мастерской.
Рики не был уверен, что ему не казалось, но почему-то профессор выдвигал все больше такие предложения, которые касались работы в Министерстве. А туда Рики совсем не хотелось попасть, главным образом потому, что это сулило ему стопроцентное попадание под крылышко любящего дядюшки Гарри. И, если для Лауры Боунс это было приемлемо, то себе Рики не пожелал бы такой участи.
-Не понимаю, почему Вы не хотите управлять погодой в Министерстве, - проворчал Снейп, явно раздосадованный отсутствием энтузиазма у собеседника.
- По-вашему, метать громы и молнии у меня отлично получится? Простите, но нет. Мой характер требует общения. А Вы мне почему-то ничего такого не предлагаете, – сказал Рики.
Профессор отвлекся от своих рассуждений и с интересом поглядел на него.
-Создается даже впечатление, что Вы стремитесь нарочно запихнуть меня куда-нибудь подальше от людей, - добавил Рики. Эта мысль пришла к нему только что, он даже не успел как следует ее обдумать.
-Откуда такой вздор? – Снейп театрально развел руками. – Я ведь не выберу за Вас профессию, Ричард.
Но после этого завуч довольно быстро отпустил его. Прорицания остались далеко в прошлом, и главное, Рики пропустил их на совершенно законном основании.
В последующие дни время тянулось медленно. Так бывает, когда ждешь приятное событие, а оно все не наступает. Рики стискивал зубы всякий раз, как преподаватель задавал домашнее задание, потому что каждое их них урокачивало время пребывания в Хогсмиде.
В субботу после завтрака почти всех учеников старше второго курса обязали вернуться в общие гостиные, с тем чтобы старосты провели инструктаж. Пока Лео рассказывал слизеринцам правила безопасности при гулянии в деревне, Рики сдержанно зевал в кулак. Через пятнадцать минут прозвучало разрешение идти кто куда захочет. Пятикурсники вышли все вместе, подождав, пока некоторые девушки сделают себе прически и все такое прочее. Рики помнил, как долго это происходит в обычном мире, но волшебная палочка существенно упрощала процесс.
С каждым шагом по подземельям Рики словно становилось легче дышать; приближалась свобода. Ребята спешили к Главным дверям, болтали и смеялись. Вдруг Тиффани остановилась посреди лестницы.
Обойти ее было, конечно, можно, тем не менее, затор образовался сразу. Рики понял ее, как только поднялся на ту же ступеньку и проследил ее взгляд. Уровень подъема позволял изучить обстановку в холле. Возле самых дверей, облаченный в громоздкую мантию из драконьей кожи, высокий плотный мужчина с не самым дружелюбным лицом подписывал какому-то хуффульпуффцу с младшего курса книгу «Квиддич сквозь века».
-О, папа! Тиффани, я, честно, не знал, что он хочет приехать, - пробормотал Генри, кривя улыбку и заранее раздваивая ее: виноватая часть предназначалась сестре, радушная – отцу.
-Ты с ним не скандаль, - посоветовала Ариадна, успокоительно погладив ее по плечу. – Генри, пойдем, поздороваемся первыми.
Все, кроме Доры и Тиффани, поспешили наверх. Рики предпочел бы, вежливо поздоровавшись с помрачневшим при виде их класса Флинтом-старшим, сразу скрыться с предполагаемой территории военных действий, но приходилось дожидаться друзей в холле. Тем более что холодом тянуло даже сюда.
Мистер Флинт разговаривал с сыном и Ариадной вполне спокойно до тех пор, пока из подземелий не возникла Тиффани. Отец тут же обратил все внимание на нее, а Генри, мало чем по комплекции отличный от него, беспомощно застыл в ожидании чего-нибудь малоприятного.
-Надеюсь, он собирается помириться, - сказал Лео. – Не может же взрослый человек всерьез вести себя так глупо.
Рики скептически вздохнул. Уже через пару минут стало ясно, что его разумный друг ошибается. Отец и дочь поздоровались, затем обсудили состояние дел в школе и дома так язвительно, что впору удивиться, отчего не закапали ядом все пространство вокруг себя. Впрочем, вежливость они соблюдали. Но, как только Маркус Флинт сообщил, что намерен провести день в ее компании, Тиффани встала на дыбы, даже кулаки сжала. Тем неожиданнее прозвучал ее ответ:
-Извини, пап, не могу! Я приглашена.
-Ничего страшного, – оскалился Флинт. - Я как раз и планировал пойти… с вами.
Тиффани глубоко вздохнула.
-С кем, собственно, ты собралась? – осведомился папаша.
-С Ральфом Джорданом, а то ты не знаешь! – рассердилась Тиффани. – Зачем тебе идти с нами, если ты его заранее не выносишь?!
-Я тебе не раз сообщал об этом, - с нажимом произнес Флинт, повышая голос, – но, если ты не слушаешься…
-Я уже не маленькая и не буду слушаться, и не мешай мне самой выбирать парней, – заявила Тиффани, сверкая глазами снизу вверх.
-Вот именно поэтому я здесь, – такой медовый голос у эт