Дженнифер (бета: Sister of the night (2-5), Мила (6-7), Bes (8-11))       Оценка фанфикаОценка фанфикаОценка фанфика

    AU. Гарри спасается от Дурслей и выбирает Снейпа своим защитником. Удивительно, что никто кроме Снейпа не видит малыша... Отредактирован полностью!
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Гарри Поттер, Северус Снейп, Альбус Дамблдор
    Angst/ AU/ Драма || джен || PG-13
    Размер: макси || Глав: 11
    Прочитано: 201634 || Отзывов: 232 || Подписано: 258
    Начало: 27.06.07 || Последнее обновление: 29.06.08
    Данные о переводе
Автор фанфика: teacherbev
Контакты автора: не указано
Язык оригинала: Английский
Название фанфика на языке оригинала: Snape's Invisible Friend
Ссылка на фанфик: http://www.fanfiction.net/s/2690841/1/
Разрешение на перевод: получено



Невидимый друг Снейпа

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 


Название: Невидимый друг Снейпа.(Snape's Invisible Friend)
Автор: teacherbev
Перевод: Дженнифер
Бета: со 2 главы sister of night.
Категория: джен
Жанр: Драма/Агнст
Рейтинг: PG-13
Саммари: Гарри спасается от Дурслей и выбирает Снейпа своим защитником. Удивительно, что никто кроме Снейпа не видит малыша...
Пейринг: ГП, СС (не слеш).
Предупреждение: AU, некоторый ООС
Диклеймер: ни на что не претендую.

Поздравляем! У Вас мальчик!

Июнь 1984.

Северус Снейп был счастлив. Школа Чародейства и Волшебства Хогвардс опустела на следующие четыре недели. Четыре благословенных недели одиночества, когда можно варить зелья и читать, сколько душа пожелает. Северус был преподавателем Хогвардса, учил безголовых идиотов на протяжении последних лет; однако раньше жизнь была слишком беспокойна для того, чтобы устроить себе полноценный отдых.

Его первый год преподавания был ужасен, он разрывался между занятиями, шпионажем для Дамблдора и попытками сохранить свое прикрытие на собраниях Пожирателей Смерти. К счастью, он был не обязан присутствовать на «пирушках», как любил называть подобные мероприятия Люциус Малфой. Искусство Снейпа в приготовлении зелий оказалось незаменимым для Темного Лорда и намного важнее издевательств над магглами, а отвращение Северуса к бесполезным пыткам, а тем более, изнасилованиям, было хорошо известно еще до того, как он стал Пожирателем. Он присоединился к Волдеморту лишь потому, что у него не оказалось выбора. Его заставил его жестокий и хладнокровный дядя, принявший опеку о мальчике и его матери, после загадочной смерти отца Северуса. Дядя пригрозил, что убьет его мать у него на глазах, если только юноша попробует отказаться от метки.

Северус всегда ненавидел Слизерин, ненавидел темные искусства, которые заставлял изучать его опекун. Он всегда завидовал дружбе, которую так легко заводили студенты других факультетов. У слизеринцев никогда не было настоящих друзей, существовало только понятие взаимовыгодного союза, легко разрушаемого, если появлялась более привлекательная альтернатива. Поэтому на шестом курсе Снейп трезво оценил ситуацию и обратился к Дамблдору в надежде на его покровительство, но вместо этого старший волшебник обучил его окклюменции – защите сознания - и дал возможность служить на стороне Света в качестве шпиона. Также Северус получил то, о чем и не мечтал – уважение, заботу наставника и друга.

Обязанности Пожирателя, после получения метки в свой семнадцатый день рождения, стали минимальными, а еще через шесть лет Снейп стал Мастером Зелий. На следующий же год Дамблдор попросил старого учителя Зельеварения оставить должность, а Северус оказался идеальной кандидатурой на его место. Волдеморт тоже остался доволен тем, что у него появился шпион, приближенный к единственному волшебнику, которого он боялся. Так Северус избавился от самых отвратительных обязанностей Пожирателя. Затем тот роковой вечер Хеллоуина, его второй год преподавания, когда мальчишка Поттер своей магией выбросил Лорда из его физического тела.

У Северуса не было не каких иллюзий, он знал все темные ритуалы и зелья, которые использовал Волдеморт в поисках бессмертия, и понимал, что Лорд так просто не сдался. Он всего лишь надеялся, что никто в ближайшее время не найдет способа вернуть тело злому духу.

Оставшаяся часть этого и два следующих года были беспокойны и ужасны – сначала его посадили в Азкабан, и лишь настойчивость и влияние Дамблдора заставили Министерство провести увлекательное представление, называемое судом. Северуса, в конце концов, признали невиновным, но кошмарные видения Азкабана, вероятно, будут преследовать его долгие годы.

Вскоре судебные процессы над Пожирателями Смерти закончились. Конечно, если Вы достаточно богаты или у Вас есть влиятельные друзья, легко убедить присяжных в том, что Вас держали под заклятием Империус, - Снейп разразился громким, лающим смехом. - Если бы Малфоя арестовали в мантии Пожирателя с парочкой мертвых магглов на руках, идиот Министр все равно позволил бы ему уйти от правосудия!
И вот, спустя почти три года после той ночи, преподаватели почувствовали себя в достаточной безопасности, чтобы на летние каникулы покинуть замок. Снейп остался в полном одиночестве на следующие четыре недели. Профессор Спраут будет появляться раз или два в неделю на несколько часов – проведать свои теплицы, а этот дубина Хагрид будет жить в своей хижине. И Замок будет в полном расположении Снейпа, ну, в общем, если не считать сотни домовых эльфов, двадцать эксцентричных призраков и бесчисленное количество блуждающих портретов.


Северус с предельной осторожностью и точностью выбирал ингредиенты. У него, наконец, появилось время поработать над зельем, которое поможет оборотню сохранять ясность сознания во время полнолуния. Снейп до дрожи в коленях боялся оборотней, очевидно потому ,что тот ублюдок, его дядя, частенько грозился оставить его в лесу поместья Снейпов в ночь полнолуния, если юноша будет недостойно себя вести. А потом, на пятом курсе, этот придурок Сириус Блэк отправил его прямо в пасть к оборотню. Упаси Вас Мерлин от этих идиотов гриффиндорцев!

На протяжении нескольких лет Мастер Зелий пытался найти выход и сделать оборотней безопасными для окружающих, но из-за других обязанностей не было времени экспериментировать. В качестве члена Ордена Феникса, он работал с Люпином в течение последних четырех лет перед свержением Темного Лорда, и вскоре начал уважать этого мужчину. Но все равно, вопреки всем доводам рассудка, продолжал его бояться.


Северус зажег огонь под любимым котлом, достал новое перо, пергамент и полную чернильницу. Итак, Ликантропное зелье.. дата изменения..


Малыш знал, что его ненавидят, но не был уверен почему. Он видел – Дадли любят, а его нет. Он даже не мог с уверенностью сказать, как его зовут – Ненормальный, Мальчишка или Это: «А что мы будем делать с Этим, когда уйдем в магазин?» или «Чем Это сейчас занимается?»
Но независимо от того, как его называли, его имя никогда не произносили мягким, ласковым голосом, а всегда выкрикивали, со злостью выплевывали или шипели.

Мальчик сидел в темном вонючем чулане под лестницей и играл. Он проводил здесь очень много времени в одиночестве и темноте, но около года назад обнаружил, что если как следует сосредоточиться, то в руках появляется яркий светящийся шар, так что с тех пор он не боялся оставаться в темноте. Мальчик стал воровать старые книжки Дадли ( этот слизняк не будет скучать без них), и сейчас, когда ему уже почти четыре года, он мог прочитать их все, и по сути, уже перешел к журналам, которые выбрасывала его тетя.

Малыш знал, что ему почти четыре, так как у Дадли сегодня вечеринка по случаю Дня рождения, а у него нет. Иногда мисс Фигг не могла присматривать за ним, и тете приходилось брать мальчика с собой в магазин. Тогда он и услышал, как тетя Петуния отвечала соседу: «Да, это был ее племянник, - а затем, - Дадли и Мальчишка одногодки». Значит, если Дадли исполняется четыре года, то и ему примерно столько же.


Мальчик создал маленький сияющий шарик в левой руке, легко перебросил в правую, а в левой зажег еще один. У него уже получалось управлять сразу четырьмя шарами, и он гордился своим достижением. Мальчик давным-давно научился делать так, чтобы ни звук, ни свет не проникали наружу, иначе тетя накричала бы на него или, того хуже, его наказал бы дядя.
Снаружи уже давно не доносилось ни звука, очевидно, все ушли в парк развлечений, где для его кузена проводили праздник. Он плохо знал, что такое «парк развлечений», мальчик видел его только на киртинках в книгах Дадли и журналах, которые он вытаскивал из мусора.

Малыш знал, что тетя скоро будет проверять его чулан, она делала это примерно два раза в год. Он не понимал почему, но догадывался, что должен найти сохранить свои книги.
Мальчик поморщился от резкой боли пониже спины, он старался лишний раз не беспокоить воспаленную кожу. Малыш всей душей желал, чтобы эта жирная глыба, его кузен, быстрее научился справлять свои дела в горшок. Ведь Это, конечно, не может научиться чему-нибудь раньше их драгоценного Дадли. Поэтому и был вынужден носить мокрый вонючий подгузник, который тетя меняла только два раза в день – утром и вечером.

Мальчик прекрасно знал, как пользоваться туалетом, в конце концов, это было не так уж трудно, но никогда не мог им воспользоваться, пока кто-то из его родных находился в доме.
Ребенок постарался отвлечься от боли и сосредоточиться на более насущной проблеме. Он не хотел возвращать книги во вторую спальню Дадли, слишком трудно будет попасть туда, а затем забрать все обратно. И он так любил журналы, особенно в которых рассказывали о еде. Иногда мальчик задумывался: а что если бы он мог попробовать что-нибудь кроме тостов, сельдерея и воды? Изредка ему доставались переспелые, почти черные бананы, а иногда старый сыр и мясо, но он никогда не пробовал того, что изображено на картинках.

Поэтому, если он не хочет лишиться своих вещей, но где он мог их спрятать? В крохотном чулане с двумя полками для старой одежды двоюродного брата и маленькой кроватью, накрытой стареньким одеяльцем с вышитыми в уголке инициалами ГДжП? Хотя, ему не обязательно их прятать, нужно только убедиться, что тетя не сможет их увидет. На самом деле она никогда не заходила в чулан, а лишь заглядывала в него из коридора. Мальчик положил книжку на колени и сосредоточил все свое внимание и энергию, пытаясь сделать книгу невидимой.

Понадобилась почти целая неделя для достижения результата, но зато теперь все книги и журналы стали невидимыми.
Мальчик улыбнулся, довольный собой – у него появилось кое-что собственное; то, что не сможет отобрать кузен. Также он сделал невидимыми трех пластмассовых солдатиков, которых он тоже вытащил из мусорной корзины.

На ладони вспыхнул сияющий шар, рассеивающий пугающую темноту чулана. Мальчик осмотрел свою маленькую комнату и довольно вздохнул.


Тетя, как обычно, позвала его после того, как дядя Вернон уехал на работу, и велела малышу съесть кусочек тоста и половинку банана, недоеденного кузеном. Затем она приказала ему очистить все мусорные корзины в доме. Мальчик позавтракал и решил начать с комнаты Дадли, так как она всегда была самой грязной.

Вот только сегодня кузен не играл дома у своего друга Пьера, как думал малыш. Дадли затаился в ванной наверху, поджидая брата. И когда мальчик проходил мимо с полной корзиной, он подставил ему подножку, и, для верности, с силой ударил кузена в спину.

Мальчик начал падать, больно ударяясь головой о стены и ступеньки, царапая руки об острые углы мусорной корзины. Зацепившись правой рукой за перила, почувствовал острую боль ломающейся кости. Он упал у подножья лестницы, разбив огромный керамический горшок, в котором росло маленькое декоративное деревце. Теперь мальчик был усыпан острыми осколкам, сотнями впившимися в кожу, кучей земли и мусором, а сверху оказалось сломанное деревце. Он понял, что сломал руку, но не был уверен насчет всего остального. Он очень ударился при падении, но знал, что боль станет еще сильней, когда дядя венется с работы.

На шум из кухни вышла Петуния и закричала:

-Посмотри, что ты наделал, можно паршивый мальчишка! Как ты смеешь портить мое имущество? И это после того, как мы заботились о тебе! Я не могу сейчас тратить на тебя свое время, никчемное существо. Через час здесь будет мой бридж-клуб, - с этими словами она схватила его за левую, здоровую, руку и швырнула в чулан. А Дадли расхохотался, довольный тем, что смог досадить кузену.

Проходя мимо двери чулана, Петуния ненадолго задержалась:

-Вот только дождись, когда твой дядя вернется домой, паршивец! Он покажет тебе, как ломать чужие вещи! Как жаль, что ты не сдох вместе со своими никчемными родителями, такими же ненормальными как ты, - она ударила рукояткой метлы по дверце, акцентируя последние слова, и ушла убирать беспорядок.

В глазах резко потемнело, когда мальчик ударился головой о стену чулана. Но теперь он был рад спасительной темноте. По крайней мере, это было не так больно. Он знал, что когда дядя вернется домой, его сильно побьют и снова запрут. Малыш задавался глупым вопросом: как долго на сей раз его будут морить голодом? Хотя есть сейчас совсем не хотелось, кружилась голова, а к горлу подступала тошнота.
Он завернулся в свое любимое одеяло и начал раскачиваться из стороны в стону.

- Как жаль, что у меня нет места, где я почувствовал себя в безопасности… где бы дядя меня не нашел.. и кто-нибудь смог вылечить мою руку… Я бы хотел, что бы кто-нибудь обо мне позаботился…

Благодаря Маскирующему заклинанию, никто не увидел ослепительно-белой вспышки, когда мальчик исчез из дома номер четыре на Прайвет-Драйв. И никто не слышал громкого хлопка, сопровождающего вспышку, поскольку чулан был окружен звуконепроницаемым барьером, который малыш неосознанно сам и создал. А так как мальчик ушел по собственному желанию – охранные заклинания остались не тронутыми. Никто не знал, что ребенок исчез.


-Эванеско! – Северус Снейп раздраженно вздохнул. Еще один неудачный эксперимент! Северус не был уверен, что создал хоть что-то подходящее, разве что теперь он мог окрасить шерсть оборотня в розовый цвет. Но вряд ли это пригодилось бы Люпину в ночь полнолуния.

Внезапно сзади раздался громкий хлопок, сопровождаемый яркой вспышкой света. Зельевар резко развернулся и уронил оловянную ступку. Этот хлопок не был похож на звук появления домового эльфа, но ведь аппарировать в Хогвардс невозможно!

Он опустился на колени перед избитым и окровавленным малышом, появившимся в его лаборатории. Несчастный ребенок был завернут в грязное одеяльце, очевидно, когда-то синее, а теперь грязно-серое с коричневыми разводами. От ребенка пахло, будто его не купали несколько месяцев. Снейп мог сразу же сказать, что его правая рука и, возможно, левая нога сломаны, к тому же малыш истекал кровью из-за сотни мелких порезов, в них застряли осколки стекла, которые сверкали при свете факела.

Снейп протянул руки к ребенку, но тот испугано дернулся в сторону. Он явно боялся незнакомца.

-Я не обижу тебя, малыш. Я всего лишь хочу помочь. А для этого мне нужно взять тебя на руки. Я постараюсь не причинить тебе лишней боли. – Он старался говорить мягким, успокаивающим голосом, одновременно приближаясь к малышу. Судя по развитию, ему было около двух лет, возможно, на месяц или два больше. А у Снейпа не было никакого опыта общения с детьми младше одиннадцати лет. Он судорожно размышлял: «В замке я один, и никто не появится здесь в течение ближайших двух-трех недель, кроме Хагрида, но тут он ничем не сможет помочь. Ладно, если нет выхода, я и сам позабочусь о нем».

Продолжая бормотать какую-то чепуху, он дюйм за дюймом приближался к ребенку, ожидая, когда паника и страх исчезнут с его лица. Наконец, Снейп протянул руку и коснулся его плеча. Ребенок инстинктивно вздрогнул, но остался на месте.

- Замечательно, малыш, собственно говоря, я даже не знаю, мальчик ты или девочка. Думаю, ты еще не можешь хорошо говорить. И не сможешь ответить, как появился здесь и кто посмел тебя обидеть. Или хотя бы сказать, как тебя зовут.
Как можно осторожнее Северус поднял ребенка, старясь не касаться поврежденных руки и ноги, но он не мог не прикоснуться к многочисленным порезам. Однако малыш не издал ни звука, хотя Северус понимал, что ему должно быть очень больно. Он призвал пузырек с обезболивающим зельем, обладающим к тому же снотворным действием. Его будет достаточно для ребенка, который весит не больше десяти килограмм. Значит, ему все-таки не больше двух лет. «Мерлин, что с ним могло случиться, и как он сюда попал?»

Ласково покачивая на руках малыша, он пытался напоить его зельем, здраво рассудив, что пары глотков для него будет вполне достаточно. Зельевар всей душой желал, что бы здесь оказалась Поппи Помфри, впрочем, не было никакого смысла сейчас об этом мечтать – все равно ничего не изменится. Наконец, Снейп убедил малыша сделать несколько глотков.
Определив по спокойному дыханию и расслабившемуся в его руках телу, что тот все-таки заснул, Северус отправился в комнату, где он хранил зелья. Осторожно удерживая ребенка на сгибе левой руки, он мягкой фланелью смыл грязь с правой ручки и с помощью заклинания срастил кость. Он не осмелился использовать Костерост, так как когда-то читал, что его применение опасно для такого малыша, зелье нельзя давать ребенку младше десяти лет. Впрочем, он был не очень уверен в своих сведениях.

С помощью палочки он проверил и другие части тела. Слава Мерлину, левая нога была не сломана, но связки повреждены. Он втер в нежную кожу зелье и приступил к долгой и кропотливой работе – извлечению осколков стекла.

-Ассiо осколок! – затем следующий, потом еще один. Эта осторожная работа заняла не менее двух часов, но Северус не нашел другого способа достать стекло. Держа на руках ребенка, завернутого в одеяло, он вышел из Хранилища и отправился в ванную. Снейп призвал два больших полотенца и мягкое одеяло и наполнил ванную водой примерно по локоть. Осторожно положив свою ношу на пол, он развернул одеяльце, снял с ребенка грязный подгузник и ужаснулся увиденному: воспалившаяся кожа с множеством кровоточащих язв.

Понадобится немало времени, чтобы вылечить мальчика. И да, сейчас он точно знал, что это мальчик. Хорошо, что хоть на один из сотни вопросов он получил ответ.

Северус вытащил малыша из грязного одеяльца, снял всю одежду и опустил в прохладную воду. Он осторожно купал ребенка, стараясь как можно аккуратнее очищать порезы. Пришлось трижды менять воду, прежде чем она стала прозрачной. Оставив грязное одеяло в корзине для домовых эльфов, он завернул мальчика в пушистое полотенце и отнес в кровать.

- Ниппи! – негромко позвал Снейп своего домового эльфа, которого он взял с собой в Хогвардс, чтобы тот ассистировал и иногда помогал в приготовлении зелий.

- Чем Ниппи может быть полезен Хозяину Сн.. – эльф изумленно вытаращил глаза, увидев открывшуюся перед ним картину.

- Отправляйся в Хогсмит и купи подгузники для ребенка двух лет. Попроси продавца помочь, скажи, что подгузники должны быть мягкими и удобными – мальчик травмирован и будет носить их постоянно. Позже я возьму малыша с собой и куплю ему остальные вещи. Ему понадобятся еще носки и теплые ночные рубашки – в подземельях прохладно. Деньги в столе, никто не должен знать, что у меня ребенок, так что не вздумай записывать что-нибудь на мой счет. Также мне нужны игрушки и, возможно, книги, чтобы читать малышу, когда он проснется. Иди, Ниппи, и поторопись.

Эльф кивнул хозяину и, взяв деньги, отправился выполнять его поручения.


К тому времени как вернулся Ниппи с парой больших пакетов, Снейп успел втереть в кожу заживляющие мази и заставил ребенка сделать еще несколько глотков зелья. Маг попросил Ниппи принести его самый сильный заживляющий бальзам и помочь ему с кровоточащими язвами.

Стоило Северусу задуматься над тем, какую сильную боль испытывал малыш, как к горлу подступала тошнота. Как долго мальчик терпел боль от этих ужасных ран? На обработку ран ушло все послеобеденное время, но теперь мальчик был исцелен, Снейп, как сумел, спеленал его и одел теплую пижаму. И сейчас малыш безмятежно спал в огромной коробке, принесенной Ниппи.

Северус положил на дно коробки мягкую овчину и укрыл малыша легким как пушинка, но теплым одеялом из ангорской шерсти, которое купил домовой эльф. Ниппи знал, что хозяин Снейп не будет возражать против покупки, возможно, хозяин просто забыл напомнить ему, когда отправлял его в Хогсмит.
Ниппи наблюдал за своим молодым хозяином, который спал рядом с младенцем. Эльф был обязан разбудить хозяина, как только малыш начнет просыпаться, но им обоим был необходим здоровый сон, а Ниппи был рад присмотреть за ребенком.


Казалось, что он парит в воздухе, ничто не причиняло ему вреда, и даже боль от старых ран стала намного слабее, чего он уже давно не испытывал. Он чувствовал, что чем-то укрыт и под собой тоже ощущал что-то нежное и очень мягкое. Мальчик понимал, что находится не в своем чулане, - там никогда не было возможности так удобно лежать, да и тетя не дала бы ему подушку и так приятно пахнущее одеяло. Малыш вздохнул, не желая терять это приятное ощущение, а он боялся, что так оно и будет, когда он проснется. Но дольше спать уже не было сил. Малыш осторожно приоткрыл один глаз. Потолок, никаких пауков, он лежал на чем-то, напоминающем, большую кровать, намного больше, чем была у него. Мягкие цвета, приятные запахи – он не в чулане! Одной рукой он провел по одеялу, а второй - по чистой теплой пижаме, так удобно сидящей на нем . Он сбросил легкое покрывало, открыл второй глаз и и увидел странное существо с двумя большими и круглыми глазами, обвисшими ушами и огромным приплюснутым носом. От ужаса мальчик громко завопил. Высокий, худой незнакомец из его сна вскочил с большой кровати и бросился к нему. Мальчик съежился, надеясь спрятаться, но мужчина оказался слишком быстрым.


Северус проснулся от пронзительного, холодящего кровь, крика. Уже на полпути к коробке, он вспомнил о ребенке. Подбежав к нему, Снейп подхватил малыша на руки, убаюкивая и успокаивая, как раньше это делал для Северуса его отец.
- Ш-ш… Здесь ты в безопасности, малыш. Теперь все будет хорошо. Никто тебя больше не обидит. Я не позволю. – Как бы Северусу не хотелось в это верить, но чем больше времени он проводил с ребенком, тем больше убеждался, что повреждения не случайны. Их было слишком много, к тому же поверх частично вылеченных появлялись свежие ссадины и царапины. На лицо плохое обращение и отсутствие элементарной заботы.

Его никогда не держали на руках, убаюкивая, никогда мальчик не чувствовал себя настолько.. в безопасности. По крайней мере, он не мог этого вспомнить. Тетя Петуния говорила, что он должен был умереть со своими никчемными родителями, и поэтому малыш думал, что когда-то его все-таки любили.
Долгими ночами, не в силах заснуть из-за сильной боли, он мечтал о любящих родителях. Темноволосый мужчина его так успокаивал, что мальчик расслабился в его нежных объятиях. Но когда он обернулся, то вновь увидел это существо, оно ему не приснилось! Мальчик задрожал, и хотел было закричать, но мужчина поспешил объяснить ему:

- Все хорошо, это - Ниппи. Он – домовой эльф. Я думаю, твоя реакция объясняется тем, что ты не из семьи волшебников, возможно, магглорожденный. Этим же можно объяснить и твои травмы, если ты уже применял магию при магглах.

Северус понимал, что говорит практически сам с собой, но малыш, казалось, успокаивался, слушая его ровный, уверенный голос. Снейп продолжал говорить, рассказывать ему о себе, о Замке, в котором они находились, пока не услышал тихое размеренное дыхание – мальчик наконец уснул. Снейп положил его обратно в коробку и укрыл одеялом. Убрав с его лба прядь угольно-черных волос, он увидел отвратительный порез, пересекающий лоб, как будто мальчик упал лицом на разбитое стекло. Северус искренне надеялся, что шрама не останется.


Следующим утром, едва проснувшись, Северус мгновенно вспомнил события вчерашнего дня и вечера. Он осторожно повернулся на бок, стараясь не производить лишних движений, и осмотрелся. С ангельского лица на него смотрели потрясающе зеленые глаза, слишком серьезные для такого юного возраста. Синяки на лице мальчика приобрели зеленоватый оттенок, а раны покрылись коркой запекшейся крови и постепенно заживали. К сожалению, были хорошо видны несколько глубоких порезов, особенно два над правым глазом. Но, по крайней мере, их почти закрывали волосы, а позже они придумают, как избавиться от уродливого шрама.
Северус медленно, позволяя малышу видеть его руки, подошел к коробке и взял его на руки. Мальчик напрягся, но позволили поднять себя.

- Привет, сегодня ты чувствуешь себя лучше? Нам нужно тебя искупать, чтобы я смог нанести на кожу заживляющий бальзам. Возможно, понадобится несколько дней, чтобы полностью тебя вылечить, но я уверен, что уже сейчас ты чувствуешь себя намного лучше. Очень жаль, что ты не можешь сказать, кто ты, малыш.

Мальчик решил заговорить с мужчиной. В конце концов, он с ним вчера разговаривал и не разу не накричал. Это он, наверное, вылечил его руку, и, кроме того, дал новую одежду и замечательную кровать, так что, скорее всего, ему можно доверять.

Мальчик посмотрел на Северуса своими большими глазами и произнес:

-Ненормальный. Меня зовут Ненормальный.

Снейп резко остановился и, ему показалось, его сердце тоже на секунду перестало биться. Это не может быть правдой, возможно, он неправильно понял малыша?

- Ты уверен, что тебя зовут именно так? Конечно же, твоя мама называла тебя как-нибудь еще.

Мальчик отлично читал язык тела и жестов, поэтому догадался, что незнакомец сердит, хотя если его слова и оставались ласковыми. Да и не знал он своего точного имени, тетя и дядя называли его Этим или Мальчишкой. Он нервно закусил губу:

-Это?

Но мужчине, похоже, такой ответ понравился еще меньше. Малыш решил, что лучше уж будет вообще молчать. Он спрятал голову на груди своего спасителя и задрожал.
Северус почувствовал, как маленькое тельце трясется от страха, и он сел в мягкое кресло и стал успокаивающе гладить волосы малыша.

- Все хорошо, если хочешь, я буду называть тебя Малыш. Я не сержусь, мне просто не нравится, как твоя мама называла тебя. Здесь ты в безопасности, не волнуйся.

Ребенок кивнул и посмотрел на мужчину:

-Меня зовут Малыш, а вас как?

Северус опешил, очевидно, он неправильно полагал, что ребенку всего лишь два года, хотя, возможно, он всего лишь рано научился разговаривать.

-Меня зовут Северус Снейп. Но ты можешь называть меня Северус. Если тебе тяжело выговорить мое имя, то можешь его упростить.

-Се-вевус, нет, Сев-рус, Северус. Спасибо, Вам, Северус, - малыш изо всех сил старался правильно произнести его имя. Снейп негромко рассмеялся. А затем ласково обнял мальчика и, легко подняв, понес в ванную.

Северус сам раздел мальчика и посадил в ванную, предварительно положив на дно мягкое полотенце, чтобы твердая поверхность не причиняла неудобств еще незажившим ранам. Он осторожно наклонил его голову назад, собираясь вымыть волосы, но мальчик вдруг застыл в ужасе, став похожим на маленького испуганного зверька.

- Что случилось, Малыш? Я всего лишь хочу промыть тебе волосы.

- И не будете держать меня под водой, пока я не начну задыхаться? Никакой воды в носу?

- Ох, нет, малыш, конечно же, нет. Если я испугаю тебя, сразу же скажи, и я остановлюсь. – Северус боялся себе представить все ужасы, пережитые маленьким мальчиком.
- Хорошо, тогда можете промыть мне волосы, - несмотря на смелые слова, голос ребенка слегка дрожал, и Снейппочувствовал гордость за своего малыша. Северус прополоскал волосы чистой водой, стараясь не намочить свежие ссадины на лбу. Пока что он не пользовался шампунем, с этим стоило повременить.

Северус забыл захватить чистую одежду и подгузник, и вынужден был вернуться в комнату. Он оставил мальчика, завернутым в большое теплое полотенце. Северус специально оставил дверь открытой, чтобы ребенок мог видеть и говорить с ним, и не чувствовал себя в одиночестве.

Вернувшись в ванную, он очень удивился, обнаружив малыша, сидящим на унитазе и справляющим свои утренние потребности.
- А почему на тебе был подгузник, если ты умеешь пользоваться туалетом? – изумлено воскликнул Северус. Малыш лишь пожал плечами и спустил воду. Снейп удивлено наблюдал за ним.

- Ладно, но нам все равно придется надеть на тебя подгузник, Ниппи не купил тебе нижнего белья. – Но как только захочешь в туалет, обязательно говори, так раны будут затягиваться гораздо быстрее. Хорошо, малыш?
Мальчик кивнул и помог Северусу себя одеть. А потом он сел на диван и стал листать детскую книгу, в то время как Снейп принимал душ. Вскоре книга ему наскучила, и малыш подошел к большим книжным полкам в углу, у огромного камина. Он смог дотянуться только до второй полки, но и там было много интересного. Он выбрал одну книгу о растениях, вернулся на свое прежнее место и начал читать. В журналах тети Петунии не было таких замечательных растений!


Северус быстро оделся и, расчесав длинные влажные волосы, связал их на затылке. Бросив два комплекта грязного белья в корзину, он отправился в комнату, где оставил малыша. И застыл, увидев мальчика, который читал его старый учебник по Гербологии за первый курс. Он забыл, что может напугать ребенка, слишком громко спросил:

-Что ты читаешь?

Мальчик уронил книгу, быстро вскочил с дивана и с испуганным криком убежал в спальню. Северус проклинал себя за идиотскую несдержанность. Он ведь знал, насколько малыш запуган, и поэтому должен был контролировать свои эмоции. Он осторожно подошел к дверям, но так, чтобы мальчик мог отчетливо слышать каждый шаг. Он не хотел тихо подкрадываться и еще сильнее испугать малыша.

- Все в порядке, малыш. Мне все равно, какую книгу ты смотрел, я всего лишь удивился, что она тебе понравилась. Ты замечательный ребенок, и я ни за что не обижу тебя. А теперь пойдем, Ниппи приготовил нам завтрак. Я знаю, что ты голоден, вчера ты ничего не ел, кроме зелий. Пойдем, а после завтрака полистаем эту книгу вместе. Как ты на это смотришь, малыш?

Мальчик осторожно выглянул из-за дверцы платяного шкафа и посмотрел на Северуса. Он не синел от злости, не сжимал кулаки и не поджимал недовольно губы, как частенько делала тетя, может быть, он и не злился. А ведь малыш действительно проголодался, к тому же он не ел и в тот день, когда попал сюда. Возможно, для него найдется немного старого сыра, тост и вода. А может и банан?

Он вышел из-за шкафа и остановился на середине комнаты, предупредительно опустив голову и не поднимая взгляда, ожидая дальнейших действий Северуса. И, конечно же, он не думал, что мужчина возьмет его на руки и прижмет к груди сильным, но ласковым объятием. И не ожидал, что оно ему понравится. Снейп снова заговорил с малышом ровным, ласковы голосом, когда они подошли к обеденному столу.

- Ну, вот мы и пришли. Думаю, тебе понадобится стул немного повыше.. – с этими словами он достал из рукава забавно выглядевшую палку, взмахнул в направлении стула и тот.. начал расти! Малыш в изумлении распахнул глаза, он никогда не видел ничего подобного, но зачем Северусу нужна эта палка?

Снейп неправильно истолковал выражение его лица и принялся объяснять:

-Малыш, я волшебник и мы находимся в волшебном замке, школе для детей-магов, таких как ты, только постарше. Ты тоже обладаешь магической силой, иначе не смог бы сюда попасть. Когда тебе исполнится одиннадцать, ты тоже сможешь приехать сюда и изучать магию.

Усевшись на стул, мальчик посмотрел на Снейпа:

- Школа магии? И мне должно исполниться одиннадцать, чтобы я мог остаться здесь?

Мужчина неправильно истолковал слова мальчика и решил, что тот интересуется: будет ли он посещать школу, в то время как он спрашивал: должно ли ему исполниться одиннадцать, чтобы остаться с Северусом. Поэтому Снейп ответил, так как понял вопрос:

-Да, малыш, когда тебе исполниться одиннадцать, ты сможешь приехать сюда. Директор школы и профессора учат детей управлять их магической силой и быть настоящими ведьмами и волшебниками.

Ребенок съел предложенный кусочек яичницы-болтуньи и запил холодным молоком. Мальчику казалось, что он попал в Рай. Северус довольно следил, как малыш ест, отдав ему лучший кусок яичницы. И он отнюдь не отбирал еду, только что её предложив, как это любил делать Дадли. Поэтому мальчик ел не спеша, наслаждаясь каждым кусочком. Если ему должно быть одиннадцать, чтобы он мог остаться в школе, то он сделает так, что никто его не увидит, пока он не станет достаточно взрослым. Так же, как раньше он прятал свои книжки и игрушки, он исчезнет сам. Северус сказал, другие преподаватели вернуться в школу только через две недели – значит у него целых две недели на подготовку. «Я смогу» - Решил малыш, допивая самый замечательный напиток, который он пробовал в своей жизни.


Оставив ребенка с Ниппи, Зельевар оправился на Диагон Аллею, чтобы пополнить свои запасы для предстоящего учебного года, к тому же он купил одежду, обувь и остальные мелочи, необходимые маленькому ребенку. Снейп очень хотел называть малыша по имени, но он так и не узнал его. Северус каждый день просматривал «Ежедневный пророк» в поисках заметки о пропавшем ребенке, наводил справки среди знакомых, но пока что безрезультатно.

Не в силах побороть желание, он приобрел игрушечную метлу, которую потом уменьшил и спрятал в карман. Также он купил набор книг для мальчика. Тем утром после завтрака, ребенок очень удивил Северуса, когда принес учебник по Гербологии и начал громко читать в слух. Конечно, мальчику было не два года, скорее всего его просто морили голодом. А малыш любил поесть, с удовольствием сметая все, что было в тарелке. И все равно он был слишком уж маленьким, Снейп даже специально проверил, не карлик ли он, но нет – нормальный ребенок. Оставалось только надеяться, что, когда через три дня вернется мадам Помфри с остальным штатом Хогвардса, она сможет определить его настоящий возраст.

Северус никогда не признался бы никому, даже самому себе, что ему нравится, что малыш всегда рядом, словно его тень всегда следует за ним. Он все время был в пределах видимости, никогда много не разговаривал, спокойно читал, или возился с игрушками, которые нашли ему Северус и Ниппи. У Снейпа уже вошло в привычку постоянно разговаривать с малышом, он рассказывал ему о зельях, над которыми работал, объяснял, для чего используется каждое зелье, и как разные ингредиенты взаимодействуют друг с другом. Он понял, что мальчик неплохо читает, но не имеет абсолютно никаких математических навыков, поэтому Северус каждый вечер занимался с ним. Малыш схватывал все на лету. Такими темпами, к началу учебного года они начнут изучать вычитание.

Северус начал боятся возвращения своих коллег. А если кто-нибудь знает, откуда этот ребенок? Если его заберут? Но они же не посмеют вернуть ребенка тем, кто обращался с ним таким жестоким образом. Хорошо, единственное, что он мог сейчас сделать – радоваться каждому дню, проведенному с мальчиком.

Малыш обожал свою игрушечную метлу и летал на ней по огромным коридорам и залам Хогвардса. Он никогда не издавал криков восторга, но улыбка на его лице радовала мужчину, видевшего восхищение в ярко-зеленых глазах. Так впервые он заметил улыбку на детском личике. К сожалению, завтра возвращается весь штат Хогвардса, а он не хотел делить малыша ни с кем. Он не хотел, чтобы у него отняли мальчика, который медленно, но уверено завоевывал место в его сердце.
Северус провел все утро с малышом в своих комнатах, но понимал, что во время ленча придется идти в Большой зал и приветствовать своих коллег. И он с недовольством ожидал суеты, которую непременно поднимут вокруг мальчика. Он должен успеть предупредить преподавателей, что ребенка легко испугать. И, конечно же, все поймут, как ужасно с ним обращались. Мерлин, он читает как семилетний ребенок, но в тоже время думает, что его зовут Ненормальный! Ужасные язвы на нежной коже, сломанная рука и сотни других порезов, включая два новых шрама на лбу, - являются неоспоримым свидетельством физического насилия, и таких обвинений вполне достаточно, чтобы засадить виновников в Азкабан. И именно поэтому Северус страстно желал найти родителей малыша.

Северус знал, что мальчик идет следом за ним, чувствовал, как маленький кулачок крепко сжимает край его мантии. Мальчик все еще боялся брать Снейпа за руку, но и подобное достижение зельевара вполне устраивало. Северус глубоко вздохнул и вошел в Большой Зал. Он прошел через Зал и остановился у стола перед Альбусом. Он уже не чувствовал крохотной ручонки на своей мантии, когда спрашивал директора:

-Вы знаете этого мальчика, Альбус? - и обернулся, чтобы поднять ребенка на руки, но сзади уже никого не было. Малыш просто исчез!

Прятки со Снейпом.


Снейп еще раз оглянулся, прокрутился на месте, заглянул под полы своей длинной мантии в надежде, что ребенок, возможно, спрятался под ней. Но малыша нигде не было. Северус опустился на колено, посмотрел направо, налево, заглянул под длинные столы факультетов – ничего. Зельевар поднялся с каменного пола и с растерянным видом посмотрел на стол преподавателей.

– Куда он делся? Он шел прямо за мной, я чувствовал, как он держится за край моей мантии!

Впервые за многие годы Альбус Дамблдор был сбит с толку, и удивление явственно проступило на его постаревшем лице.

– Кто, Северус? Когда ты входил в зал, с тобой никого не было. И я не видел, чтобы кто-нибудь держался за твою мантию.

Остальные учителя тоже выглядели растерянными и изумленными поведением всегда спокойного Мастера Зелий.

– Маленький мальчик, весит около десяти килограммов. Ну, может, немного больше, потому что теперь он лучше питается. Примерно такого роста, – Снейп слегка наклонился и показал рукой чуть выше колена. – Наверняка кто-нибудь видел, куда он направился? – Северус продолжил в замешательстве осматривать Большой зал. – Он никогда не отходил от меня ни на шаг. С тех самых пор, как здесь появился! Ниппи!

Старый эльф мгновенно появился по зову своего хозяина и слегка поклонился.

– Да, хозяин Снейп, чем Ниппи может быть полезен, сэр?

Северус опять опустился на одно колено и спросил эльфа:

– Ты видел малыша сегодня днем? Мне нужно, чтобы ты поискал его в моих комнатах или в лаборатории. Возможно, он спрятался там. Но сначала проверь, пожалуйста, весь Большой зал. Ты ведь сможешь почувствовать, куда он отправился?

Ниппи согласно закивал и тщательно исследовал зал, втягивая носом наполненный магией воздух. Он шел вдоль стола преподавателей, когда почувствовал, как что-то внезапно затащило его под скатерть. Молодого хозяина била крупная дрожь, которая грозила перерасти в истерику, поэтому эльф перенес их в комнаты Снейпа, чтобы помочь ребенку успокоиться.

– Ниппи, ты должен помочь мне спрятаться от них. Если остальные заметят меня, они заставят меня вернуться. Ты должен помочь мне спрятаться. Я не могу вернуться туда!

Ниппи, как и все остальные эльфы Хогвартса, знал, что ребенка обижали в том месте, откуда он прибыл. Эльф видел это, когда обрабатывал его раны. Ниппи позвал Огдена, главу эльфов замка. Когда Огден появился, Ниппи низко поклонился ему.

– Молодого хозяина Снейпа отправят обратно к ужасным людям, если кто-нибудь кроме хозяина Снейпа увидит его. Он приказал, чтобы я помог ему спрятаться, но я не могу сделать этого без вашей помощи!

Огден поднял свою морщинистую руку.

– Мы должны защитить молодого хозяина и сделаем все, что в наших силах, – сказал он. – Возвращайся к хозяину Снейпу и скажи ему, что молодой хозяин обедает в его комнатах, а ты присмотришь за ним и после уложишь спать. Хозяин Снейп может поесть и без мальчика. А я научу молодого хозяина секретам домовых эльфов, чтобы никто не смог увидеть или услышать его без его желания. Иди, Ниппи и скажи своему хозяину, что молодой хозяин в порядке.

В знак благодарности Ниппи поцеловал руку старого эльфа и исчез. Огден посмотрел на испуганного мальчика:

– Мы защитим тебя, малыш. Никто не заберет тебя у хозяина Снейпа и не прогонит тебя из замка. Но чтобы помочь тебе, я должен научить тебя двум вещам. Захочешь ли ты учиться у домового эльфа?

Мальчик закусил губу и торжественно кивнул существу, непостижимым образом понимая, что домовым эльфам можно доверять, что они не вернут его назад и помогут спастись.


*****

Альбусу удалось уговорить Северуса зайти к нему в кабинет и подробно объяснить все происходящее. Он сказал молодому волшебнику, что они не смогут ничего сделать, пока не узнают полную историю и пока не вернется Ниппи. Он заверил Северуса, что другие сотрудники тоже ищут ребенка, и даже портреты им помогают. Альбус налил Снейпу чашку горячего чаю и добавил туда Успокаивающего зелья. После этого он опять сел за стол, поставив локти на гладкую поверхность, и устремил на Мастера Зелий заинтересованный взгляд.

– Ну а теперь, мальчик мой, расскажи мне об этом ребенке.

Директор говорил ласковым голосом, но Северус знал, что это приказ, которого невозможно ослушаться.

Сделав большой глоток чая, Северус начал:

– Три недели назад, когда я избавлялся от последствий неудачного эксперимента, у меня за спиной раздался громкий хлопок, и краем глаза я заметил сверкнувшую вспышку света. Обернувшись, я увидел малыша, сидящего на полу и завернутого в старое грязное одеяло. Он истекал кровью из-за сотен мелких порезов. Я даже не смог увидеть его лица под слоем крови и грязи. Но я сразу же определил, что у него сломана правая рука и еще, как я думал, левая нога, но позже выяснилось, что там были только повреждены связки. Я опустился на колени и хотел поднять его, но ребенок сразу же отпрянул в сторону. Тогда я решил заговорить с ним. Я не знал, девочка это или мальчик, потому что он был слишком грязным и весь в крови. В конце концов, он позволил приблизиться к нему. Я дал мальчику обезболивающего вместе со снотворным, а затем вылечил больные руку и ногу и вытащил крохотные осколки стекла из кожи лица, головы и тела.

– Когда я принес его в ванную, чтобы искупать, – продолжил Северус, – то увидел, что на нем грязный подгузник, который, очевидно, не меняли несколько дней. Вся его кожа ниже спины была в многочисленных кровоточащих язвах. Мне пришлось трижды сменить воду, прежде чем мне удалось смыть всю грязь! Я отправил Ниппи в Хогсмит за одеждой, подгузниками и кое-какими постельными принадлежностями. Ниппи сидел с мальчиком, пока я спал рядом. Я уложил его спать в огромной коробке, на дно которой постелил мягкую овчину, чтобы защитить нежную кожу, и поставил коробку рядом со своей кроватью. Очевидно, когда малыш проснулся, то увидел Ниппи и громко закричал. Сейчас я уже знаю, что до этого он не видел домовых эльфов. А когда на следующий день я увеличил стул, чтобы ему было удобней сидеть на нем, то понял, что ребенок впервые видит волшебство. Я не думаю, что его хорошо кормили. Он до сих пор воспринимает обычную еду как самую лучшую в своей жизни. Я никогда до этого не видел, чтобы ребенок с таким удовольствием сметал с тарелки абсолютно все! А когда мальчик успокоился и я спросил его имя, то он ответил: «Ненормальный, меня зовут Ненормальный»!

Выдохнувшись, Северус уронил голову на сложенные ладони, пытаясь вернуть свое привычное самообладание. Сквозь завесу черных волос он взглянул на сердитого и одновременно расстроенного наставника. Зельевар поднял голову и продолжил:

– Я все думаю, Альбус, кто в здравом уме назовет ребенка Ненормальным? Какие чудовища могли морить ребенка голодом, оставлять его истекать кровью и, ради Мерлина, они даже не вылечили его сломанную руку!

Северус несколько раз глубоко вздохнул, призывая все свое хладнокровие.

– Эти три недели он как тень ходит за мной по пятам. Он почти не разговаривает, зато неплохо читает, возможно, как ребенок лет семи-восьми. В первый же день я увидел, как он изо всех сил пытается разобраться в моем учебнике по Гербологии за первый курс, поэтому я купил ему несколько детских книг. А еще я каждый вечер занимался с ним математикой. Он всюду следует за мной, впитывает как губка каждое мое слово. Но это все равно похоже на то, будто я разговариваю сам с собой. Мне кажется, он боится нашуметь или задать вопрос. И, честно говоря, я не знаю, сколько ему лет. Но уверен, что он гораздо старше, чем выглядит.

В кабинете директора внезапно возник Ниппи. Он поклонился Снейпу и сказал:

– Хозяин Снейп, сэр, мальчик обедает в ваших комнатах, а потом Ниппи уложит его спать. Он жив и здоров. Ниппи присмотрит за ним, пока хозяин занят, сэр.

Северус с облегчением откинулся на спинку стула и прикрыл глаза.

– Спасибо, Ниппи. Я вернусь позже. Но если я для чего-то понадоблюсь, сразу же позови меня.

Ниппи еще раз кивнул и исчез.

Несколько минут они провели в полной тишине. Затем Альбус открыл ящик своего письменного стола и достал оттуда огромную книгу. Он листал плотные пергаментные листы и говорил как будто бы с самим собой, в то же время объясняя свою затею Снейпу:

– Очевидно, этот мальчик – будущий волшебник, иначе он не смог бы попасть в твои комнаты. Я могу и ошибаться, но думаю, что это было сильное магическое желание. Во время первого проявления своей магии большинство детей-волшебников желают себе игрушек или любимых сладостей, но я считаю, что в этот ребенок находился в чрезвычайных обстоятельствах и был просто вынужден защитить себя. Этим и объясняется сильный выброс магии в столь юном возрасте. Как думаешь, с ребенком так бесчеловечно обращались уже давно?

Дождавшись утвердительного кивка Снейпа, Дамблдор продолжил листать книгу. Да, раны, рост малыша и многочисленные язвы на его теле подтверждали эту версию.

– А вот мы и нашли! Ты полагаешь, что ему больше двух, но он слишком мал для своего возраста, не из семьи волшебников, так что, вероятно, магглорожденный, потому что до этого не видел волшебства. Итак, у нас девять маглорожденных детей в возрасте от двух до трех, и еще шесть от трех до пяти. Моя регистрационная книга разбита таким образом, что содержит сведения о детях, которым первого сентября уже исполнится одиннадцать.

Он перевернул еще одну страницу.

– И семь детей в возрасте от четырех до пяти. Хм, в общей сложности, двадцать два малыша. Мы знаем, что он мальчик, поэтому остается… всего десять мальчиков среди магглорожденных. Я могу попросить Минерву и Гестию Джонс проверить этих детей. Их анимагические формы – кошки, что очень удобно для наблюдения. Если каждая из них проверит по пять малышей, в скором времени мы найдем пропавшего ребенка. С тобой все в порядке, Северус?

Снейп просто потерял дар речи. Он даже не задумывался о проверке детей, которые в будущем будут посещать Хогвардс, по регистрационной книге. Старясь не заикаться, он согласился:

– Конечно, Альбус, я буду рад узнать его настоящее имя. К тому же, мы сможем обвинить его родителей в жестоком обращении с сыном. Я хотел бы подать заявление на опеку мальчика, если это возможно, сэр.

– Хорошо, мой мальчик. Я догадывался, что этого захочешь. А теперь предлагаю закончить наше собрание, а после этого я отправлю Минерву и Гестию на поиски пропавшего ребенка, – он похлопал зельевара по спине и подтолкнул его к двери, направляясь на прерванное собрание.


*****

А тем временем в комнатах профессора Зелий мальчик очень внимательно слушал Огдена, главу домовых эльфов Хогвардса.

– Молодой хозяин, эти знания должны остаться нашей тайной. Даже хозяину Снейпу ничего нельзя знать, – дождавшись от мальчика понимающего кивка, он продолжил: – Домовые эльфы могут становиться невидимыми и неслышимыми, так мы лучше служим нашим хозяевам. Я могу подарить эти знания вам, потому что вы еще юны. К тому же, я могу показать, как эльфы проходят через антиаппарационный барьер вокруг любого здания. Мы не аппарируем, мы просто исчезаем, поэтому барьер не может нас задержать. А сейчас вам нужно лечь на кровать. Я прикоснусь к вашей голове и передам вам эти знания.

Малыш еще раз кивнул и зашел в спальню, где лег на свою мягкую кровать. Он закрыл глаза, ожидая дальнейших действий эльфа. Когда старые морщинистые пальцы коснулись его висков, мальчик почувствовал негромкое гудение в голове. А затем, будто по мановению волшебной палочки, он узнал, как стать невидимым и абсолютно бесшумным. Еще через минуту эльф передал ему способность перемещаться сквозь антиаппарационный барьеры.
Малыш открыл глаза и увидел на лице Огдена выражение понимания и сострадания. Мальчик подскочил к эльфу и с благодарностью обнял, добавив слова глубокой признательности:

– Спасибо тебе, Огден. Теперь они не увидят меня, и я смогу остаться здесь. Большое тебе спасибо!

Его глаза наполнились слезам благодарности. Успокоившись, мальчик лег обратно на кровать и почти мгновенно заснул, уставший от своих переживаний и страхов.

Огден нежно убрал с его лба прядь волос и посмотрел на два ярко-красных шрама, закрывающих знаменитый шрам в виде молнии. Эльф на мгновение задумался, а потом провел пальцем по порезам, исцеляя их, но оставляя один широкий шрам, полностью скрывавший отметину в виде молнии.

– Теперь ты в безопасности, малыш, – он присел рядом с мальчиком и стал ждать возвращения Ниппи, размышляя, как эльфы могут помочь этому ребенку, спасителю Света, вылечиться и забыть обо всем страшном зле, причиненном ему магглами и волшебниками.


*****

Директор быстро решил самые важные школьные вопросы и отпустил всех учителей, за исключением Минервы и Северуса. Он кратко рассказал профессору трансфигурации о пропавшем ребенке, наблюдая, как ее первоначальное любопытство постепенно сменяется ужасом и возмущением.

– Конечно, я помогу ребенку и сделаю все, что в моих силах. Ты же знаешь, Альбус, что не должен был даже и просить об этом!

Она повернулась к Снейпу и попросила:

– А теперь как можно точнее опиши внешность мальчика.

Северус нагнулся и показал рукой чуть выше колена:

– Он примерно такого роста. На самом деле, он слишком мал для ребенка своего возраста, выглядит на два года. При этом его умение читать и то, как он воспринимает мир, заставляет меня думать, что ему по крайней мере три, а может, даже четыре года. У него очень темные волосы. Мне пришлось срезать часть с затылка, чтобы залечить царапины, потому что волосы там были слишком длинные, спутанные и все в крови и грязи. На лбу два глубоких пореза. Боюсь, что от них останется уродливый шрам. И – самое главное – его глаза самого прекрасного зеленого оттенка, который я когда-либо видел, с длинными пушистыми ресницами, больше подходящими для девочки.

– Его кожа даже бледнее моей, – продолжил Северус, – но я сомневаюсь, что он когда-либо бывал на свежем воздухе, иначе окружающие обратили бы внимание на его состояние. Он очень худой, так что даже видны ребра. Когда мальчик только-только у меня появился, то выглядел еще хуже и весил не более десяти килограммов. Сейчас его вес приблизился к тринадцати килограммам, я кормил его по шесть-восемь раз в день маленькими порциями. Он носит подгузник, хотя умеет пользоваться туалетом. И еще его тело полностью покрыто шрамами и ранами. Некоторые из них почти зажили, а другие явно были нанесены недавно, так что за ними трудно разглядеть что-нибудь еще. Мальчик очень тихий. С ним очень легко можно забыть, что в комнате еще кто-то есть. Ох, и он вздрагивает от любого громкого звука и стремится как можно быстрее спрятаться, особенно когда слышит громкий сердитый голос.

Минерва прервала Северуса, ободряюще сжав его плечо, а затем взяла список малышей и через камин отправилась в дом Гестии.


*****

Вернувшись в свои комнаты, Северус первым делом проверил малыша, и лишь потом занялся приготовлением зелий для больничного крыла. Меньше чем через полчаса он почувствовал, как кто-то схватился за край его мантии.

– Привет, малыш. Мне очень жаль, что в Большом зале ты так испугался незнакомых людей. Я познакомлю тебя с ними по одному, и мы будем есть здесь, пока ты достаточно не привыкнешь к ним. Хорошо, малыш? – Северус заглянул в его красивые зеленые глаза и опять увидел в них страх.

Снейп опустился на колени перед мальчиком и медленно протянул к нему руку, ожидая, пока ребенок сам приблизится к нему. Спустя мгновение мальчик протянул высокому мужчине свои худенькие ручонки. Он прижался к нему, вдыхая привычный запах зелий и лосьона после бритья.

– Ты не бросишь меня, Северус? Я могу остаться с тобой?

Снейп крепко, но осторожно сжал ребенка в своих объятиях, стараясь не причинять ему вреда.

– Нет, я никогда не брошу тебя, малыш. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы защитить тебя. Но мы должны найти твоих родителей, чтобы они понесли наказание за подобное обращение. И тогда Министерство позволит тебе остаться со мной. Ты можешь сказать, как зовут твоих маму и папу, малыш?

Мальчик побледнел, но решительно тряхнул головой:

– Я не знаю, как их зовут. Я никогда их не видел. Тетя и дядя взяли меня к себе, и они всегда называли их Ненормальными, такими же, как я. Только Ненормальными и никак по-другому. Я не знаю никаких других имен.

Вспомнив о родственниках, малыш опять задрожал от страха и попытался загнать воспоминания о них в самый дальний угол своего сознания.

– Чш-ш-ш, малыш, чш-ш-ш, все хорошо. Мы найдем их и без этого. Их уже ищут. И мы НЕ отправим тебя обратно, ни за что! – он придал голосу больше суровости, потому что знал, что ребенку сейчас нужна твердая уверенность, а не ласковые заверения.

Северус поднялся с колен, посадил мальчика на стол, и, не прерывая разговора, вернулся к своим зельям. Малыш наблюдал за ним все полуденное время, зачарованный всем, что видел и изучал.


*****

Ребенок поел спагетти с фрикадельками, затем его выкупали и уложили спать. После этого Северусу пришлось очищать за ним с помощью заклинания стол, пол и стулья. Он вздохнул. Похоже, мальчика совсем не учили нормально вести себя за столом. Вдруг зельевар услышал нежный перезвон колокольчиков, означающий, что директор школы хочет с ним поговорить. Снейп позвал Ниппи и попросил его присмотреть за мальчиком. А сам быстрым шагом направился в кабинет Дамблдора, надеясь узнать, найдены ли родители малыша или нет.

В кабинете он увидел Гестию, Минерву и Альбуса, который сидел за директорским столом и снова листал регистрационную книгу. Судя по их лицам, обращенным к Северусу, поиски не увенчались успехом. Снейп сел на стул и мысленно скрестил пальцы на удачу.

– Мы ничего не узнали о пропавшем мальчике в возрасте от двух до пяти лет. Я проверил – мы никого не забыли. Мне жаль Северус, но теперь мы должны проверить детей, у которых только один из родителей – маг. Возможно, не пользуется магией в открытую. Этим можно объяснить то, что мальчик никогда не видел ее проявлений.

Мастер Зелий кивнул и поблагодарил обеих ведьм:

– Спасибо вам за поиски, леди, но после своего внезапного исчезновения малыш признался, что не знает, как зовут его родителей. Он никогда не видел их. Он сказал, что жил у своих дяди и тети, но их имен он тоже не знает.

– Ох, давай я еще раз проверю, – Альбус вновь вернулся к книге. – Нет, книга здесь нам определенно не поможет, особенно если фамилии малыша и его дяди совпадают. Здесь отмечаются только имена опекунов, а не их родственные связи. Может быть, я смогу познакомится с мальчиком и понаблюдаю за ним, когда ты будешь расспрашивать его о его семье?


*****

Пожелав ведьмам доброй ночи, Северус и Альбус спустились в подземелья.

– Возможно, мальчик мой, мы сможем убедить тебя переселиться в другие комнаты? Боюсь, в твоих апартаментах сейчас слишком холодно и сыро, а ребенку необходим солнечный свет. Как ты на это смотришь? К тому же, я думаю, что малышу нужна отдельная спальня.

Северус уклончиво кивнул и открыл дверь. Он провел директора в спальню и остановился, чтобы внимательно рассмотреть спящего малыша. Сейчас он казался настоящим ангелом. Снейп улыбнулся, и, повернувшись к своему наставнику, увидел на его лице выражение крайнего замешательства.

– Тебе он кажется знакомым, Альбус? Возможно, ты был преподавателем у его матери или отца?

Альбус сделал два шага в сторону и тяжело опустился на край кровати Северуса.

– Мальчик мой, там никого нет, это просто пустая коробка!

Северус посмотрел на директора таким взглядом, будто у того выросла вторая голова. Он тихо подошел к безмятежно спящему ребенку и осторожно взял его на руки, одной рукой поддерживая голову, а другой – колени. Также осторожно он предал малыша директору. Альбус все еще не пришел в себя, поэтому безропотно взял ребенка на руки. Он не видел его, но мог чувствовать его дыхание на своей длинной бороде. Ребенок потянулся, устраиваясь поудобнее, и затих.

– Я не шучу, Северус. Я чувствую его тяжесть, но не могу увидеть. И при том, что я чувствую, как он двигается и зевает, я его даже не слышу. Скажи мне еще раз, ты его видишь?

Снейп присел на низкий стул, где имел привычку обуваться, и уставился на старого волшебника.

– Я вижу вас, Альбус, с ребенком на руках. Сначала он ворочался, но потом успокоился и сжал в кулачке вашу бороду. Он привык так поступать с моей одеждой, когда я обнимаю его. Но как такое может быть? Как вы можете его не видеть, если он у вас на руках?

Альбус попросил Северуса переместить зеркало в спальню. Они вдвоем изучали отражение, надеясь заметить разницу. Однако и в зеркале Северус до сих пор видел малыша на руках директора, в то время как Альбус видел лишь пустоту. Тогда Снейп отправился в Больничное крыло, чтобы привести мадам Помфри. Он в любом случае хотел, чтобы Поппи обследовала мальчика и выписала ему лучшие зелья вне зависимости от того, увидит она его или нет. Он справедливо полагал, что то универсальное зелье, которое он давал мальчику каждый день – далеко не лучший для него вариант.

Целительница спокойно вошла в спальню, посмотрела на Альбуса, а затем окинула взглядом комнату.

– Ну и как по вашему я смогу обследовать ребенка, если вы мне его не покажете? Принеси ко мне мальчика, Северус.

Снейп кивнул в сторону Альбуса, и, подойдя ближе, целительница заметила, что директор очень странно держит руки, будто бы кого-то обнимает. А при ближайшем рассмотрении казалось, что кто-то сжимает его бороду в крохотном кулачке.

Глаза мадам Помфри расширились от удивления. Она подняла палочку и быстро произнесла одно из диагностических заклинаний. Не скрывая своего изумления, она начала рассказывать:

– Альбус, моя палочка показывает, что у тебя на руках мальчик, приблизительно трех с половиной лет, у которого совсем недавно было вылечено несколько серьезных повреждений. Отлично справился с переломами и разрывом связок, Северус. Еще могу добавить, что он плохо питался и весит значительно меньше положенного, хотя следует отменить, что в последнее время он немного прибавил в весе. Ребенку следует пить больше молока и потреблять больше белка. Или же вместо этого мы можем просто добавлять специальное зелье в еду. Но почему, во имя Мерлина, он невидимый?

Альбус рассмеялся:

– Да, сейчас это самый главный вопрос, не так ли? И мы понятия не имеем, почему он невидим и как он этого добился. Я не чувствую следов заклинаний и уверен, что ты не обнаружила зелий… Я в полной растерянности.

Северус все еще выглядел ошеломленным:

– И что мы теперь будем делать с ребенком? Я имею ввиду, как мы найдем опекунов невидимого мальчика? И как я получу опеку?

Альбус покачал головой:

– Я считаю, что для начала ты должен выбрать ему имя. И когда он снова станет видимым, мы обратимся в Министерство. Сомневаюсь, что министерские бюрократы способны решить подобную проблему. Думаю, Северус, тебя можно поздравить с обретением сына. Он наверняка выбрал тебя сам – ведь только ты можешь видеть его. Я бы предложил познакомить его со всеми по отдельности, и желательно успеть сделать это до следующей недели, когда сюда вернутся студенты.

Альбус неловко передал малыша Снейпу, подхватил целительницу под руку и повел ее к выходу из комнаты.

– Надеемся увидеть вас обоих на завтраке. Я объясню остальным суть проблемы и прослежу, чтобы их внимание не стало слишком назойливым. Доброй ночи и удачи тебе, мальчик мой.


*****

Северус Снейп мчался по замку, недовольно бурча себе что-то под нос и бросая недовольные взгляды на обитателей портретов, которые, казалось, непрерывно следили за ним, перебегая из одной картины в другую. Он не смел даже накричать на них, потому что чувствовал, как маленькая ручка крепко сжимает полу его мантии. Целый час Северус сидел с мальчиком на коленях, объясняя, что может произойти и кого он может встретить. Снейп пообещал, что никто не посмеет его забрать, что он может остаться с Северусом и что других профессоров совершенно не волнует то, что он будет жить в замке и до своего одиннадцатилетия.

Он остановился у дверей в Большой зал, стараясь успокоиться. Он нужен малышу. Он не может повышать голос, не может рычать и орать на идиотов, с которыми ему приходится работать. А Северус был уверен, что они будут грубыми и назойливыми – это было в самой их природе. Он тяжело вздохнул, надеясь, что времени, оставшегося до начала учебного года, хватит на то, чтобы малыш успел ко всему привыкнуть. Поэтому он никак не может откладывать их триумфальное появление. Северус вновь принялся успокаивать малыша, рассказывая, кого он может встретить и как себя вести. Северус заверил мальчика в том, что ни на секунду не оставит его, и что он может спрятаться под его длинной мантией, на коленях или под столом, лишь бы чувствовать себя в безопасности.

Снейп вошел в Зал и медленным размеренным шагом направился к главному столу, не прерывая беседы с мальчиком. Почти на каждом шагу ему приходилось останавливаться и ждать, пока хватка на его мантии не ослабнет. Затем он делал еще несколько шагов, снова чувствовал, как судорожно сжимается кулачок ребенка, и опять делал остановку.

Зельевар бросил взгляд на главный стол, но все, казалось, были поглощены завтраком и не обращали на них ни малейшего внимания. Хотя, он должен был признать, они представляли собой довольно-таки странное зрелище.

Под предлогом того, чтобы налить себе еще чая, Минерва посмотрела вверх. Она не смогла сдержать улыбки при виде грозы ее гриффиндорцев, который сейчас двигался по залу с постоянными остановками и при этом беспрерывно разговаривал с воздухом. Ей было интересно, как ребенку удается оставаться невидимым? Хотя если Поппи и даже Альбусу не удалось это выяснить, то у нее тоже ничего не получится. Он вернулась к свежим фруктам, старясь не обращать излишнего внимания на Северуса, когда ему, наконец, удалось дойти до стола. Он уселся с самого края, как можно дальше от всех остальных. Затем он взял тарелку с яичницей и несколькими кусочками фруктов, поставил ее на пол рядом с собой, и принялся за свой завтрак.

Хагрида предупредили не повышать голос и разговаривать как можно тише, и он очень старательно это выполнял. Но под конец трапезы полувеликан забылся и слишком громко рассмеялся на какое-то замечание Флитвика о невидимом друге Снейпа. Все это время Северус держал мальчика на коленях, обнимая его, но внезапно в руках зельевара оказалась лишь пустота. Северус мгновенно вскочил на ноги.

– Альбус, он ушел! – вскричал он. – Этот чурбан напугал его, малыш спрыгнул с моих коленей и исчез! Я возвращаюсь в свои покои и надеюсь, что найду его там!

Он бросил на Хагрида яростный взгляд, резко развернулся и стремительным шагом вылетел из зала.

Лесничий ужасно расстроился и принялся рассыпаться в бессвязных извинениях за свой промах.

– Все в порядке, Хагрид. Мы знаем, что ты старался, но малыш очень нервный и пугается любого громкого звука. – Альбус подошел и, подняв с пола пустую тарелку и вилку, положил приборы на стол. – Хорошо, что он хотя бы успел поесть.


*****

Северус мчался в свои комнаты. Он все еще злился на Хагрида и переживал за малыша. Он практически вбежал в спальню, но ребенка нигде не было видно. Приглядевшись, Северус заметил, что шкаф немного приоткрыт… Он выровнял дыхание и, стараясь выглядеть как можно спокойнее, шире открыл дверь. На него смотрели прекрасные зеленые глаза, наполненные слезами. Снейп вытянул руки вперед, и плачущий мальчик почти упал в его объятия. Северус сел на кровать и посадил малыша себе на колени.

– Малыш, послушай меня. Хагрид просто очень большой мужчина, он привык громко разговаривать. Он совсем не хотел испугать тебя. Но на следующей неделе вернутся студенты, и ты должен привыкнуть к шуму. Все они будут громкими, шумными и грубыми, а я не смогу выходить из Большого зала и класса каждый раз, когда шум напугает тебя. Ты сможешь все время сидеть у меня на руках. Я никому не позволю тебя обижать. Ты понимаешь меня, малыш?

Он чувствовал, как мальчик кивнул, спрятав лицо у него на груди. Северус поднял его подбородок и посмотрел прямо в глаза, все еще наполненные непролитыми слезами.

– Я вот подумал, почему бы тебе ни взять мое имя? Ты хочешь быть моим сыном, малыш?

Северус почувствовал, как в душе у него что-то оборвалось, когда мальчик крепко обнял его, обвив ручками его шею.

– Замечательно, малыш, но мне еще нужно дышать. Значит, так… Наша фамилия Снейп, и в нашей семье существует традиция давать имена в честь дедушки, или же имена, начинающееся с буквы С. Я назову тебя. И возможно, имя моего отца, Себастьян, будет твоим вторым именем? Малыш, тебе нравится имя Сайрус Себастьян Снейп?

Ребенок поднял голову и едва слышно прошептал:

– Теперь ты мой папа?

Северус обнял мальчика и ласково поцеловал его в макушку, беспокоясь оттого, что мальчик непроизвольно задрожал от прикосновения.

– Да, малыш, если ты на это согласен.

Мальчик еще раз кивнул.

–Сайрус Северус Снейп, папа, меня зовут Сайрус Северус Снейп!

Они вдвоем вышли за пределы комнат Северуса, и Сайрус впервые взял отца за руку. Вдвоем они смело вернулись в Большой зал, чтобы встретить полувеликана Хагрида.
__________________________________________________________

Примечание переводчика: Для того, чтобы не возникало вопросов, говорю сразу, что в моем переводе имя мальчика будет Сайрус, а не Шон. Автор дала на это свое согласие. Поэтому возражений по этому поводу не принимаются.

Затишье перед бурей.



Снейпам удалось найти Хагрида до того, как он покинул замок. А Северус в конечном итоге смог убедить Сайруса, что у гигантского мужчины просто очень громкий голос, но он не злится и не собирается обижать малыша.

После крепкого полуденного чая Северус сидел на диване, глядя на горящие в камине поленья, и наконец задал вопрос, над которым размышлял все послеобеденное время:

– Сайрус, ты действительно хочешь взять своим вторым именем мое имя, а не имя моего отца? Я не возражаю, просто удивлен твоим решением.

Северус обнял ребенка, и Сайрус зарылся носом в его мантию, вдыхая привычный запах.

– Я не знаю твоего отца, но ты меня спас, ты меня защитил. И с тобой я чувствую себя в безопасности. Я хочу, чтобы у меня было твое имя, а не того, кого я не знаю. Папа, а я познакомлюсь с твоим отцом?

Снейп пригладил на голове малыша мягкий пушок, который уже начал отрастать после того, как Северус сбрил ему волосы на затылке, и задумался над ответом. Любовь и доверие мальчика порой ошеломляли. Снейп был единственным человек во всем замке, кому ребенок мог показаться, а значит, доверял ему. Северус не был уверен, что сумеет оправдать ожидания Сайруса, но в глубине души знал, что должен хотя бы попытаться.

Как только Северус впервые увидел избитого и окровавленного мальчика, этот образ поселился в его мыслях на каком-то глубоком, подсознательном уровне, вынуждая защищать малыша и беспокоиться о нем. И Снейп был уверен, что и этот разговор также навсегда останется в его сердце, что бы ни случилось в будущем. Снейп улыбнулся при мысли о своем Патронусе. С помощью этого воспоминания он смог бы создать очень сильного защитника. Северус крепко обнял мальчика.

– Нет, малыш, он умер, когда мне было шесть. Я не знаю, как это произошло. Мне известно лишь то, что его смерть была внезапной. А потом в поместье Снейпов приехал его младший брат, мой дядя, и моментально прибрал к рукам все, что принадлежало моему отцу. С тех пор я возненавидел этот дом. Мы с моей мамой не могли никуда уехать. Кроме тех денег, что он давал нам, у нас ничего не было. Моя мать умерла, когда мне исполнилось восемнадцать, а мой дядя наконец-то умер, когда мне было двадцать два года. Поэтому остались только я и ты, Сайрус. Хотя иногда мне кажется, что директор относится ко мне, словно к родному сыну. Порой мне и самому хочется в это верить.

Северус сидел на диване, а его сын уютно пристроился рядом. Они болтали и смотрели в огонь до тех самых пор, пока не пришло время отправляться в Большой зал на обед. Снейп нес малыша на руках, показывая достопримечательности замка, разнообразные картины на стенах и доспехи. Чтобы успокоить мальчика, он добавил в его обычное зелье немного успокоительного и заставил выпить его прямо перед выходом. Так что теперь Северус надеялся, что Сайрус успеет хотя бы спокойно поесть, прежде чем вновь исчезнуть. А про себя он размышлял: «Мне лучше приготовить несколько лишних флаконов успокаивающего зелья про запас. А заодно и Поппи даст то новое питательное зелье, которое обещала приготовить к завтрашнему дню. Чувствую, в скором времени оно очень пригодится Сайрусу».

Оживленная беседа в Большом зале немного стихла, несмотря на то, что весь персонал тщательнейшим образом игнорировал вошедшего в зал Мастера Зелий. Снейп шел, немного склонив голову, и, казалось, увлеченно разговаривал со своим согнутым локтем, в то время как вторая его рука находилась в воздухе, примерно на уровне груди. Каждый из присутствующих нашел удобный предлог, чтобы бросить на Снейпа быстрый взгляд, а потом они как ни в чем не бывало продолжили прерванный разговор. Северус сел на пустой стул между Минервой и Альбусом и начал накладывать в тарелку еду. Директор вернулся к прерванному беседе с Филиусом, сидящим с другой стороны, и все же не мог не прислушиваться к другому разговору, который вел обыкновенно вспыльчивый и язвительный зельевар.

– Ты можешь взять с моей тарелки все, что захочешь. Мне, конечно, не хотелось бы, чтобы твоя еда оказалась у меня на мантии. Но в случае чего я смогу легко все убрать с помощью палочки, просто скажи мне… Нет, у нас не заканчивается еда. Если нужно, блюда сами наполняются… Разумеется, это магия …

Альбус наблюдал, как жирная куриная ножка взлетает с тарелки Северуса в воздух и начинает по маленьким кусочкам исчезать. Не в силах оторвать взгляда от этого зрелища, он продолжал смотреть.

– Северус, я не знаю, приходило ли это тебе в голову, но довольно странно наблюдать, как куриная ножка исчезает крохотными кусочкам прямо в воздухе. Нам придется как-то объяснить это студентам, они просто не смогут не заметить… – тихонько прошептал он на ухо Снейпу, стараясь не испугать мальчика.

Зельевар удивленно посмотрел вниз, но увидел только Сайруса, с удовольствием поглощающего курицу. На мгновение Северус задумался.

– Я не хочу, чтобы он ел на полу. И я должен находиться в зале, присматривая за слизеринцами. А как высоко должен сидеть мальчик, чтобы ученики не заметили его из-за столов?

– Хм, я об этом не думал. Возможно, если мы немного поднимем стол и опустим твой стул, он сможет есть у тебя на коленях. И тогда никто не заметит, как еда исчезает неизвестно куда, – Директор окинул взглядом весь школьный персонал. – Поппи, твой рост примерно такой же, как и у большинства студентов. Не могла бы ты сесть за каждый стол по очереди и проверить: видно ли, как малыш ест?

Целительница удивленно замерла, но потом в ее глазах зажглось понимание, и она подошла к столам студентов. К ней присоединились Мадам Пинс и Помона Спраут, а чуть позже Профессор Грей и профессор Вектор. Профессор Грей был новым преподавателем Маггловедения, и ему пришлось отдельно пересказывать всю эту историю. В конце концов решили, что если поднять преподавательский стол примерно на восемь дюймов и уменьшить стул Снейпа дюйма на четыре, то никто из студентов не заметит исчезающей еды.

*****

Следующим утром завтрак проходил в спокойной обстановке, за исключением того, что при виде исчезающих прямо в воздухе кусочков бекона, колбасы и блинов преподаватели принимались хихикать. Уже заканчивая завтрак, Альбус почувствовал, как к нему на колени забирается что-то маленькое и липкое и начинает играть с его бородой. Дамблдор засмеялся, и невидимые пальчики мгновенно замерли.

Северус заметил, как Сайрус спрыгнул с его коленей, но решил, что мальчик всего лишь спустился вниз и сел около его стула, как делал это раньше, когда ел. Он перевел взгляд на Альбуса и увидел, что Сайрус уже успел запустить липкие ручки в роскошную длинную бороду директора.

– Сайрус, а ты спросил разрешения, прежде чем играть с бородой директора?

Зеленые глаза удивленно расширились, а потом малыш торжественно кивнул.

– Да, папа, и он закивал, поэтому я и забрался к нему на колени. Я честно спросил, папа. Прости меня, я больше так не буду…

Альбус опять рассмеялся, почувствовав, как детская голова прижалась к его груди.

– Все в порядке, малыш. Я совсем не возражаю, но в следующий раз мы лучше сначала очистим твои руки от сиропа. Он слишком липкий.

Северус несколько секунд размышлял:

– Малыш, скажи свое новое имя директору. Я его еще никому не говорил.

Сайрус посмотрел на мужчину, у которого он устроился на коленях, и с гордостью произнес:

– Меня зовут Сайрус Северус Снейп. Так же, как и моего папу.

Дамблдор улыбнулся своим пустым коленям и ждал, и ждал, а потом с надеждой покосился на ошарашенного Снейпа:

– Вы еще и не слышите, что он говорит? Значит, его нельзя не только увидеть, но и услышать?

– Я подозревал нечто подобное. Ведь я никогда не слышал, чтобы он тебе отвечал. Но я подумал, что мальчик просто слишком застенчив, чтобы разговаривать при незнакомых людях, или его шепот настолько тихий, что его невозможно расслышать.

– Нет, нет, он сказал очень четко: «Меня зовут Сайрус Северус Снейп. Так же, как и моего папу», и ждал вашего ответа.

Альбус протянул руку, дотронувшись до плеча мальчика, а затем ласково провел пальцами по выступающим косточкам, коснулся мягких волос и погладил мальчика по голове.

– Мне очень жаль, малыш, что я не могу тебя не только увидеть, но и услышать. Я считаю, что Сайрус Северус Снейп – замечательное имя для такого замечательного мальчика. Теперь я уже знаю, что ты действительно попросил моего разрешения, чтобы поиграть с бородой. Я кивал чему-то другому, но ты можешь играть и с моими усами. Если я засмеюсь, не пугайся – это лишь потому, что боюсь щекотки. Э-э… Северус, ты не мог бы стереть сироп? Я и сам бы справился, но не вижу его пальцев…

В темных глазах Мастера Зелий вспыхнули искорки смеха, хотя это никак не отразилось на его лице. Он взмахнул палочкой и очистил их обоих от липкого сиропа. И никто не видел, как из регистрационной книги, находящейся в столе Дамблдора, исчезло имя Гарри Джеймс Поттер. А через мгновение появилась новая запись: Сайрус Северус Снейп; опекун – Северус Себастьян Снейп, Мастер Зелий Школы Чародейства и Колдовства Хогвардс.

*****

В течение следующих нескольких дней Северус использовал любую возможность, чтобы объяснить Сайрусу новую игру под названием «Идиоты-студенты». Северус рассказал ее простые правила: Снейп будет кричать, злиться и оскорблять студентов, а Сайрус будет знать, что это всего лишь игра, и не будет бояться или пытаться сбежать. Он тренировал мальчика, расхаживая по классной комнате, делая вид, что кричит на болванов и идиотов, которых ему приходится учить. Снейп прикрепил к брюкам мягкий кожаный пояс, и теперь мальчик мог держаться за него, а не за мантию или его руку.

Он всегда сначала дотрагивался до плеча Сайруса или головы, предупреждая, что сейчас он будет громко кричать, поэтому малыш сразу был готов к тому, что отец начнет громко выкрикивать оскорбления. И хорошо, что никто не мог слышать мальчика. Потому что тогда непременно услышали бы, как он негромко смеется, наблюдая за тем, как отец извергает проклятия в адрес воображаемых студентов.

Спустя пару дней они решили потренироваться на сотрудниках. А Сайрусу было бы неплохо научиться хмуриться, как отец, а не хихикать каждую минуту. Ведь он может помешать папе в этой увлекательной игре!

Мальчик крепко держался за ремень папиных брюк, потому что если бы Северус держал в руках пустоту, то это выглядело бы очень странно. Студенты сразу же заметили бы такое. А теперь Снейп чувствовал, как с плеч свалилась тяжкая ноша – он мог хмуриться и злиться, как и прежде, и не волноваться при этом о реакции сына. И он собирается получить от этого удовольствие! Он влетел в Большой Зал с грозно развевающейся за спиной мантией, которая скрывала за собой невидимого мальчика.

Пораженные взгляды со стороны главного стола постепенно сменились недовольными. Учителя стали свидетелями возращения злобного профессора, по которому за последние десять дней скучали очень немногие. Северус буркнул полу-приветствие и сел на специально пониженный стул между Альбусом и Минервой. И недовольно зыркал из-за завесы черных сальных волос на каждого, кто пытался с ним заговорить. Зельевар наполнил тарелку едой и в полной тишине приступил к завтраку. Альбус и Минерва с облегчением вздохнули, заметив, что еда, как и прежде, словно растворяется в воздухе. На несколько секунд они уж было подумали, что малыш снова пропал или кому-то удалось забрать его из под защиты Северуса. Дамблдор завтракал, рассуждая об обычных житейских проблемах, и вдруг почувствовал, что мальчик снова забрался к нему на колени. Он успел заметить легкий взмах волшебной палочки Снейпа перед тем, как десять маленьких пальчиков зарылись в его бороду. Он расслабился и насмешливо посмотрел на Мастера Зелий, заканчивающего свой завтрак.

– Что-то случилось, Северус? – спросил он, приподняв бровь.

Северус положил серебряный столовый прибор на пустую тарелку и сказал:

– Мы готовимся к новой игре, директор, в которую мы будем играть со студентами, когда они вернутся в школу.

– Не уверен, что хочу знать правила этой игры, – хмыкнул Альбус, глядя на него поверх своих очков-полумесяцев. – Но все же?

– Она называется «Идиоты-студенты», и Сайрус весьма в ней преуспел. Слышали бы вы, как он смеется в середине громкой оскорбительной речи!

– Ах, могу себе только представить. Но я полагал, что в этом году ты не будешь в нее играть.

Ответом ему послужила скептически выгнутая бровь.

– Ну, я надеялся, что Сайрус искоренил твои предубеждения по отношению к другим детям.

– Но Сайрус не другой ребенок, Альбус. Он никогда не говорит, пока его не спросишь, сидит там, где ты его посадишь… Он любит читать, никогда не дерзит и не возражает, и сразу же просит прощения за любой проступок, порой даже тогда, когда ничего плохого и не сделал. Что мне может в нем не нравиться? – Северус был искренне озадачен.

Альбус лишь покачал головой:

– Да, это так. Но если ты не забыл, подобное поведение не считается нормальным. Сайруса обижали всю его жизнь, и он не знает, как должен вести себя нормальный ребенок. Ты должен поощрять его, когда он шумит или задает вопросы. Он слишком тихий, Северус, я волнуюсь за малыша. Ты сам разве не переживаешь за него?

– Конечно, но я не всегда возражаю против его спокойного поведения. То есть мы можем сидеть вместе, и он будет только слушать, как я что-то говорю или читаю ему. Он больше похож на очень вежливого и умного собеседника, чем на простого ребенка. Я понимаю, что Сайрусу следует быть больше похожим на нормального малыша, но я не знаю, как быть нормальным отцом. Мой собственный отец умер слишком давно, а дядю едва ли можно считать образцом для подражания.

Альбус неохотно согласился:

– Хорошо, пока его можешь видеть и слышать только ты, возможно, даже лучше, что он сидит там, где ты его попросишь. Но нужно убедиться, Северус, что он учится быть обычным ребенком. Тебе, кстати, тоже не помешало бы развеяться. Почему бы вам сегодня днем не побыть на солнышке перед осмотром Поппи? Осмелюсь заметить, что вам обоим нужно больше бывать на свежем воздухе. Кстати, ты еще не думал над своим переездом в другие комнаты?

– Да, мы с Сайрусом обсуждали это, и он согласился, что нам следует переселиться в более теплую комнату. Но прежде я хочу убедиться, что обстановка будет прежней. Пока что мне не нужна вторая спальня, но я должен знать, что в новой комнате все останется на своих местах. Сайрус еще не готов спать на нормальной кровати. Он слишком любит свою коробку, и, кроме того, он может позвать меня ночью, поэтому идея с дополнительной спальней ему пришлась не по душе. Почти каждую ночь ему снятся кошмары, он просыпается в слезах, и мне приходиться долго его успокаивать. Я всегда должен быть рядом.

– Превосходно. Я договорюсь, чтобы эльфы перенесли ваши вещи сегодня же днем, пока вы будете гулять на свежем воздухе. Могу я попросить Ниппи, чтобы он проследил за работой эльфов?

Северус кивнул и поднял спящего Сайруса с коленей директора, аккуратно выпутав его пальцы из роскошной бороды, которая сейчас приобрела довольно неопрятный вид.

– Отличная борода, сэр, – ухмыльнулся Снейп.

*****

Сайрусу понравилось летать с отцом на метле. Крепкие папины руки, прижимающие его к груди, заставляли забыть обо всем окружающем мире и огромной высоте. Ему понравилось играть с папой в ту игру во время обеда. Было так весело разыгрывать окружающих! А отец строил такие забавные гримасы, что весь обед он смеялся, не переставая, а выражение лица его папы от этого становилось еще более смешным!

Сайрус ужасно боялся идти в больничное крыло. И хотя он даже не знал, что это такое, звучало это не особо привлекательно. И еще папа сказал, что пока они будут летать и посещать больничное крыло, их переселят в новые комнаты. Он размышлял, где они теперь будут жить, и будет ли там окно. Раньше он любил смотреть в окно на сад тети Петуньи.

Отец положил его на одну из кроватей в очень светлой комнате и позвал:

– Поппи!

На пороге тут же возникла та самая женщина, которая приходила в их комнаты несколько дней назад.

– Мой пациент сидит здесь, прямо перед тобой, Северус? – спросила немного недовольная сложившейся ситуацией целительница. Однако до сих пор никто не смог выяснить, почему никто кроме Снейпа не может увидеть или услышать ребенка и как долго это будет продолжаться. Да, это оказалась чрезвычайно запутанная ситуация! «Я надеюсь, что он никогда не заболеет серьезно. Довольно трудно лечить пациента и при этом не видеть и не слышать его. Кому рассказать, не поверят!»

– Да, он здесь, Поппи. – Северус стоял прямо за мальчиком, положив теплую ладонь на его плечи, успокаивая малыша и одновременно помогая Поппи найти своего пациента.

Она произнесла несколько диагностических заклинаний, направляя палочку на то место, где предположительно находился мальчик, и кивнула.

– Хорошо. Ты будешь рад узнать, что сейчас вес мальчика приближается к тринадцати килограммам. Кажется, он немного подрос. Уровень белка в крови повысился, хотя и остался еще слишком низким. Продолжай поить его питательными зельями. И я не вижу долгосрочного эффекта от применения успокоительного, которое ты к ним добавляешь. Думаю, ты сможешь постепенно уменьшать дозу. Но в течение первых нескольких недель ему понадобится более сильная доза, пока он не привыкнет к шуму и суете толпы.

Она убрала палочку и продолжила:

– Кости срослись правильно, язвы зажили, и, кажется, общее состояние улучшается, – она зашла в свой кабинет и вернулась с маленьким пятиугольным пакетиком. – Держи, Сайрус, ты был хорошим мальчиком! – она протянула пакетик в сторону того места, где, как она думала, сидел мальчик, но Снейп махнул рукой в сторону ближайшего окна.

– Он смотрит в окно на озеро, Поппи. Сайрус, возьми угощение и скажи Поппи… и скажи мадам Помфри спасибо.

Когда шоколадная лягушка взлетела с руки Поппи, женщина испугано вздрогнула, но тут же взяла себя в руки.

Северус сел на край кровати и, очевидно, поднял малыша на руки, помогая открыть подарок. Вырвавшись из плена, лягушка попыталась удрать, но Снейп успел поймать ее. Целительница с удивлением прислушивалась к теплым ноткам в голосе обычно равнодушного, даже холодного Мастера Зелий:

– Нет, это не настоящая лягушка… она просто прыгает… да, это директор… – Северус откинул голову назад и рассмеялся, Поппи впервые слышала его искренний смех. – Нет, это действительно он… Если хочешь, я спрошу его сегодня вечером.

Северус встал с кровати, подхватил что-то на руки и поставил это что-то рядом с собой на пол. Затем он протянул руку и пошел к двери, одновременно разговаривая с воздухом:

– Мы пойдем в наши новые комнаты, а потом отправимся на обед… Хорошо. Ниппи! – за ними захлопнулась тяжелая дверь, и больше Поппи ничего не смогла услышать. Взмахом волшебной палочки она постелила на кровати чистые простыни и, качая головой, вернулась в свой кабинет. Да, похоже, это будет очень интересный учебный год!

*****

Обед в последний вечер перед прибытием студентов всегда был необычным. Весь персонал был немного взволнован предстоящей встречей с новыми учениками, преподаватели опасались новых обязанностей, которые вот-вот свалятся им на головы. Последний свободный вечер, а уже завтра придется взваливать на плечи тяжелый груз ответственности за нерадивых школьников.

Сайрусу, похоже, очень понравился бифштекс из нежной вырезки, лежащий на его маленькой тарелке. У всех остальных было мясное филе, но для зубов мальчика куда больше подходила эта сочная вырезка, которую эльфы приготовили специально для него. Северус надеялся, что Сайрус вскоре научится пользоваться вилкой. Сегодня на обед подали рассыпчатый рис, и Снейпу пришлось кормить ребенка с ложечки, потому что было ему все еще трудно пользоваться столовыми приборами.

Северус дождался, когда все приступят к еде, а затем повернулся к Альбусу:

– Директор, Сайрус сегодня получил шоколадную лягушку и теперь ему интересно узнать: действительно ли на карточке изображены вы?

Глаза Альбуса весело засверкали, и он посмотрел на то место, где постепенно исчезала морковь:

– Да, Сайрус это я. Тебе понравилась шоколадная лягушка?

Северус передал его ответ:

– Он говорит: «Очень понравилась, сэр», – зельевар подождал, пока Дамблдор возьмет стакан с соком и добавил: – А еще он спросил, что будет, если он откроет карточку, когда вы будете принимать душ. Тогда на карточке вы будете изображены голым?

Снейп про себя рассмеялся. Занятный эффект! Альбус вылил тыквенный сок себе на бороду, но пострадал не он один. Северус услышал, как Минерва подавилась рисом, а профессор Флитвик упал со своей подушки. Сайрус захихикал и захлопал в ладоши.

Дамблдор, все еще откашливаясь, неодобрительно покосился на Снейпа и заметил, как у того слегка дернулся уголок рта.

– Ты сделал это нарочно, не так ли?

Северус опустил глаза в притворном раскаянии и признался:

– Он и правда спросил об этом сегодня днем, когда мы были в больничном крыле. Ну так что, на карточке вы будете голым?

Все за столом замерли, ожидая ответа. Никто раньше не задумывался над этим, хотя все они выросли на этих сладостях.

– Нет, здесь я ненастоящий. Делается снимок, который потом много раз дублируется, поэтому картинка двигается, но никогда не меняется. Если бы это на самом деле был я, то я ни за что не смог заниматься ничем другим, не так ли? – он окинул взглядом слушателей. Они улыбнулись и приступили к выбору отличных десертов, приготовленных домовыми эльфами.

*****

Взволнованный Северус сидел за главным столом, успокаивающе поглаживая сына по спине. Он чувствовал легкую дрожь хрупкого малыша, сидящего на его коленях и скрытого широкой мантией. За полчаса до появления в Большом зале Снейп дал мальчику успокоительного зелья, а значит, сейчас зелье как раз должно подействовать в полную силу. К тому времени, как его эффект исчезнет, Сайрус уже будет в их комнатах, и Северус очень надеялся, что ребенок к этому времени успеет заснуть.

Толпа студентов с шумом и криками ворвалась в двери Большого зала. После летнего спокойствия это походило на рев водопада или шум Хогвардс-Экспресса. Но так как не один из школьников не приблизился к их столу, Сайрус чувствовал себя в безопасности. Одной рукой он держался за ладонь Альбуса, которую директор предусмотрительно опустил под стол, а другой намертво вцепился в мантию отца, спрятав голову на его груди.

Уже после сортировки и нескольких объявлений начался банкет, и только тогда первый студент отметил забавную картину за преподавательским столом. Сначала два гриффиндорца заметили, что угрюмый профессор Зельеварения водит по своей одежде рукой сверху вниз, и, кажется, разговаривает со своей грудью.

Один самый высокий шестикурсник Слизерина обратил внимание двух таких же высоких семикурсников на то, что часть еды с завидным постоянством исчезает где-то в одеждах их декана. Группа равенкловцев пятого и шестого курсов отметили очередную странность: во время своей вступительной речи Дамблдор, совершенно очевидно, держал Снейпа под столом за руку! И лишь студенты Хаффлпаффа ничего не замечали и спокойно ели, пребывая в счастливом неведении.

Зельевар дождался, пока все студенты покинут Большой зал, и только тогда с облегчением выдохнул. Где-то к середине ужина он почувствовал, что Сайрус уснул у него на коленях, сжимая в руке обглоданную куриную ножку. Альбус наконец-то освободил свою руку из крепкого захвата, поскольку во сне малыш ослабил хватку. Директор негромко засмеялся, сжимая и разжимая руку, чтобы восстановить кровообращение.

– У молодого Снейпа крепкая хватка, Северус.

Снейп выпутал малыша из своей мантии, пристроил его у себя на плече и, пожелал всем доброй ночи, вышел через боковую дверь со стороны преподавательского стола. Северус с радостью отметил, что их новые комнаты находятся прямо за Большим залом, поэтому они смогут приходить и уходить, не появляясь в общих коридорах. Он мог только представить, как выглядели бы его передвижения по коридорам с невидимым ребенком на руках.

*****

Следующим утром Сайрус и Северус пришли на завтрак одними из первых. Мальчик решил съесть яичницу с беконом и тост на полу, так ему было легче справиться с вилкой. Северус положил завтрак сына на тарелку и незаметно поставил ее перед малышом. Тот поблагодарил отца и захрустел тостом. Северус с радостью подумал, что Сайрус теперь ест не только быстрее, но и почти столько же, сколько обычный ребенок его возраста.

Снейп сидел за столом и рассматривал полусонных студентов, бредущих к столам своих факультетов. Он еще раз просмотрел расписание и положил его в карман жилета. Сначала шестой курс ТРИТОН. Ну, они уже знают правила, а если еще и умудрились заработать «П» на СОВах, необходимое для того, чтобы попасть в его класс, то ему не придется особенно о них беспокоиться.

Затем следовал сдвоенный урок первокурсников Равенкло и Хаффлпаффа. И почему директор всегда требует соединять Гриффиндор со Слизерином? Теперь стоит ожидать неприятных инцидентов и взрывов, что случалось уже не раз!

Итак, затем идут второкурсники Гриффиндора и Слизерина, а после обеда он будет свободен. Возможно, он сможет проверить несколько работ, пока Сайрус будет резвиться у озера. Пока он будет проверять работы, никто не подойдет к нему достаточно близко, чтобы увидеть что-либо необычное. Снейп забрал у сына салфетку и встал, дожидаясь, пока мальчик возьмется за его ремень и спрячется под мантией. Северус опустил руку и ласково коснулся макушки Сайруса. Мальчик слегка кивнул, давая отцу понять, что готов «играть».

Снейп зло посмотрел на стол Гриффиндора, сердито зарычал на глупого первокурсника из Хаффлпаффа и почувствовал себя намного лучше. Возможно, сегодня он доведет нескольких первокурсниц до слез. Эта мысль приятно грела душу. Он ощутил легкие угрызения совести: тоненький детский голосок в его голове просил не пугать их. Сайрус ненавидел, когда его пугают, да и они наверняка тоже. Снейп отмахнул от этого предательского голоса и вылетел из Большого зала, намереваясь подготовиться к своему первому в новом учебном году уроку.



Безумие профессора Снейпа.



Северус Снейп, вспыльчивый Мастер Зелий, сальноволосый мерзавец и «отвратительная летучая мышь подземелий» находился в свой любимой обстановке. Он произносил свою традиционную вступительную речь для первокурсников. Одиннадцатилетние малыши в страхе сжимались под взглядом профессора, а услышав его фразу «и даже научу закупоривать смерть», они как всегда изумленно переглянулись. Снейп взмахнул палочкой в направлении доски, и нервничающие первогодки принялись с сумасшедшей скоростью переписывать с нее инструкции для приготовления простейшего зелья, с которого обычно начиналось изучение науки Зельеварения. Он только решил пройтись по первому ряду, как вдруг понял, что Сайрус больше не держится за его ремень. Под мантией ребенка тоже уже не было. Ох, Мерлин, он испугал сына, как и этих первокурсников! Северус вернулся к своему столу и тяжело опустился на стул, опустив голову на сложенные ладони. Он не может покинуть классную комнату, не может вызвать Ниппи, чтобы эльф проверил, что случилось с малышом. Так что же ему теперь делать?

Мысли лихорадочно метались в голове, но через минуту Снейп почувствовал, как что-то прижимается к его ноге под столом. Он отклонился назад и почувствовал дрожащего мальчика. Северус облегчено вздохнул и засунул руки под стол. Одной он погладил Сайруса по голове, которую тот положил зельевару на колени, а второй обхватил хрупкие детские плечи. Удостоверившись, что студенты поглощены работой, Северус осмелился заговорить с малышом:

– Все хорошо, Сайрус, это всего лишь игра. Чш-ш-ш, я не злюсь на тебя. В начале года я всегда пугаю студентов, иначе они не будут уделять должного внимания моему предмету. Небрежность в этом деле слишком опасна, и Мерлин упаси их подшучивать друг над другом в этой комнате. Несчастные случаи с зельями намного серьезнее, чем неправильно произнесенное заклинание. Взрыв котла может даже убить.

Сайрус вытер слезы:

– И ты не собираешься разделывать их на ингредиенты для зелий, если они ошибутся?

Снейп почувствовал, как уголки губ начали предательски подрагивать. Усилием воли он нахмурился:

– Нет же, малыш. Такие ужасные ингредиенты испортили бы любое мое зелье, тебе так не кажется?

Сайрус кивнул и вновь опустил голову на колени отца. Он обнял его, не задумываясь о том, что кто-нибудь может обратить на них внимание. Северус ласково погладил сына по спине и наклонился, чтобы прошептать:

– Я призову несколько книг. И пока следующий класс будет заниматься, ты сможешь почитать или просто понаблюдать за учениками, если захочешь, хорошо?

Ребенок кивнул, спрыгнул с его коленей и схватился за ремень, давая понять, что готов продолжать игру. Дальше урок продолжался без происшествий, и когда за студентами захлопнулась дверь, Мастер Зелий облегченно вздохнул.

Они успели побывать на обеде, но после их ждал еще один урок. Когда Снейп отпустит второкурсников, он сможет выйти с Сайрусом на свежий воздух, где малыш будет играть, а Северус – проверять домашние работы.

*****

Занятие со вторым курсом прошло на удивление хорошо. Северус поставил большую коробку в углу комнаты, где ее не могли заметить студенты, и положил на дно большое мягкое одеяло и подушку. Спустя уже десять минут после начала урока Сайрус забрался туда со своей любимой книгой «Путеводитель юного мага в основы Зельеварения». Но прочитав лишь несколько страниц, он крепко уснул.

Снейп обреченно вздохнул и принялся перебирать огромную груду свитков с заданными на лето сочинениями. Каждый год он зарекался давать такие огромные задания, и каждый год благополучно забывал о своем решении. Ну ладно, в конце концов, это им приходилось писать эти сочинения все лето. Он закончил проверку работ седьмого курса, большинство из которых были вполне адекватны и заслуживали приемлемой оценки. Шестой курс, конечно же, не сдавал сочинений, потому что никто не знал, наберут ли они достаточно баллов для сдачи ТРИТОНов. Разбирая сочинения бывших студентов четвертого курса, которые теперь стали пятикурсниками, он услышал легкий шорох, по которому определил, что Сайрус уже проснулся.

Снейп наколдовал сумку, положив туда непроверенные работы, перья, чернила и небольшую корзинку с едой, заботливо приготовленную Ниппи, и поинтересовался, не хочет ли мальчик прогуляться на свежем воздухе. Ответом ему послужила радостная улыбка Сайруса. Северус захватил два плаща, в очередной раз удивляясь, что любая вещь на ребенке мгновенно становится невидимой для окружающих, повесил сумку на плечо, взял малыша за руку, и они направились к выходу. А Снейп так и не заметил несколько удивленных пар глаз, пристально за ним наблюдающих. Ведь не каждый день можно увидеть профессора Зельеварения, идущего по коридору, вытянувшего руку, словно он держит кого-то, и разговаривающего с самим собой.

*****

Во время обеда замок гудел, словно потревоженный улей. Никто не знал, что случилось с сальноволосым мерзавцем, но только что он разговаривал с самим собой в холле и притворялся, что держит кого-то за руку, за очень маленькую руку. Студенты были очень осторожными и благоразумно не обсуждали данную ситуацию в коридорах замка, чтобы их не услышали члены школьного персонала. Но в гостиных своих факультетов, пустых классных комнатах и в спальнях они могли вдоволь наговориться о странностях своего профессора.

Несколько студентов, которые смотрели в выходящие на озеро окна вместо того, чтобы слушать нудные лекции профессоров, заметили нечто гораздо более интересное. Терренс, пятикурсник из Равенкло, рассказывал своим четверым соседям по комнате, что видел, как зельевар достал из корзинки еду для пикника, а потом похлопал по траве рядом с собой, словно приглашая кого-то сесть рядом. Он даже наколдовал тарелку для своего «воображаемого» друга. А затем он бросал мяч и призывал его к себе, очевидно, играя в какую-то причудливую игру.

Второкурсник из Слизерина, направлявшийся в больничное крыло, чтобы вылечить порез, полученный на уроке Гербологии, потом рассказывал в общей гостиной, что видел, как их декан, казалось, несет что-то в руках и разговаривает с ним, направляясь в сторону класса Зелий.

Даже за столом Хаффлпаффа обратили внимание на странное поведение профессора. Позже Маргарет взволнованным шепотом рассказывала, что когда она наклонилась за упавшей салфеткой, то заметила, что на полу, у ног Снейпа, стоит тарелка с едой. Хотя ни кота, ни собаки поблизости не было.

Грифиндорские второкурсники терялись в догадках: профессор Зельеварения больше не кричал на учеников, не бродил по классу, заглядывая в каждый котел. Баллы он теперь снимал только за значительные ошибки. К тому же, он следил, чтобы его драгоценные слизеринцы ничего не подбрасывали в котлы гриффиндорцев. Он даже назначил слизеринцам отработку! Возможно, Мастер Зелий просто сошел с ума?

*****

Арабелла Фигг неожиданно получила от дочери сову с сообщением о том, что ее младшая внучка серьезно заболела и хочет, чтобы бабушка Белла приехала и осталась с нею, пока она не поправится. Так как ее дочь и внучка тоже были сквибами, ей пришлось бы остаться у них на довольно большой срок, потому что лечебные зелья и заклинания не действуют на сквибов так же эффективно, как на волшебников. Поэтому выздоровление могло занять довольно много времени. Арабелла попросила Мистера Тиббльза, своего книззла, присмотреть за юным Гарри, а если возникнут проблемы – передать специальный пергамент профессору Дамблдору.

Она торопливо нацарапала записку для директора школы, в которой говорилось, что она уезжает на несколько недель и что в данный момент все в порядке. Миссис Фигг всего лишь два дня назад видела, как Петуния шла в парк, держа за руку своего белокурого сына, а за другую руку держался ее темноволосый племянник. Ей даже показалось, что Гарри подрос на несколько сантиметров. Возможно, он наконец-то начал расти. Упаковывая вещи, она мысленно прокручивала в голове список неотложных дел, которые было необходимо срочно выполнить. Ей нужно было зайти в оптику и забрать заказанную пару очков, потому что старые разбились две недели назад, а из-за проблем со зрением у нее теперь постоянно болела голова. Затем следует зайти в аптеку и купить таблеток от головной боли…

*****

Студенты стали пристально, но как можно более ненавязчиво наблюдать за профессором Зельеварения. Было очевидно, что весь школьный персонал знал о том, что именно происходит. В конце концов, не могли же они не заметить странные изменения, произошедшие со Снейпом! Как-то незаметно для всех профессор стал снимать меньше баллов. И никто больше не видел «старую летучую мышь» после отбоя, патрулирующего темные ночные коридоры, как это случалось в предыдущие годы. Теперь он ходил медленно и осторожно, не летая как прежде, а его мантия больше не развевалась за спиной, словно крылья.

Снейп стал часто сидеть у озера с корзиной для пикника, играя в причудливую игру: бросал мячик, а потом призывал его обратно. Также стало известно, что в кармане он носит уменьшенную заклинанием игрушечную метлу. К тому же, некоторые студенты видели его летающим над озером и на поле для Квиддича. И – что было самым ужасным и непонятным – он улыбался!

*****

В первую неделю после пропажи племянника Вернон и Петуния опасались лишний раз вздохнуть, но постепенно расслабились, поняв, что до мальчишки никому нет дела. К ним не примчались эти ненормальные с возмущенными воплями, их не беспокоили социальные службы и полиция. Значит, можно притвориться, что у них вообще никогда не было племянника. После того, как мальчишка пропал, Петуния обследовала его чулан и с удивлением обнаружила, что он заперт изнутри.

В середине сентября Вернон вернулся домой раньше обычного и с замечательными новостями. Петунии и Дадли дома еще не было, вероятно, они до сих пор гуляли в парке. Налив себе чашку чая, Вернон сел в гостиной, размышляя об открывавшихся ему радужных перспективах. Вскоре домой пришла Петуния. Одной рукой она держала Дадли, а другой – его темноволосого друга Пирса. Отправив мальчиков наверх, женщина зашла в гостиную. В дверях она удивленно замерла. Петуния не ждала мужа с работы так рано, а тем более не ожидала, что он будет в столь благодушном расположении духа.

– Петуния, дорогая, у меня получилось! Новый офис в Ванкувере мой, и Граннингс хочет видеть нас там через две недели. Они согласились приобрести у нас этот дом и оплатить все наши расходы. К тому же, они предоставят нам временное жилье, пока мы не найдем себе подходящий дом. Уже готовы наши паспорта и вид на жительство в Канаде. Мы сможем уехать отсюда, подальше от любопытных глаз соседей. Это – значительный шаг в моей карьере, дорогая!

Он крепок обнял жену и поцеловал.

– И самая лучшая новость – нас больше не будут беспокоить эти ненормальные!

Женщина поцеловала Вернона в ответ:

– Давай я позвоню матери Пирса, и она заберет к себе мальчиков. Тогда мы сможем достойно отпраздновать. А завтра я начну собирать вещи!

*****

К середине октября профессор перестал носить черные мантии, их сменили темно-зеленые, синие и серые. Взволнованные студенты, написавшие домой, вскоре узнали от своих старших братьев и сестер, что подобные изменения совсем не в духе сальноволосого профессора и такого не случалось никогда прежде. Волосы он теперь зачесывал назад, и, хоть они и оставалась жирными, но выглядеть стали намного лучше. Он даже, похоже, немного прибавил в весе, да и цвет его кожи сменился на более здоровый благодаря времени, проведенному на солнце.

В гостиной Гриффиндора первокурсник Билл Уизли рассказывал, что когда он подбежал к столу, чтобы снять с головы Хагрида свою старую сову Эрла, куда та приземлилась по ошибке, то заметил маленький стул за спиной профессора Снейпа и маленькую серебряную тарелку и чашку. Такие вещи были у его глупых кузин, когда они разыгрывали между собой торжественное чаепитие.

А учащаяся на четвертом курсе Хаффлпаффа Кристина рассказывала своим однокурсницам, что когда она наклонилась за своим упавшим пером, то заметила под столом профессора россыпь мелков, разноцветные детские книжки и даже игрушечный котел. Ей пришлось предельно точно описать увиденные предметы, и, хотя ее подруги не были маглорожденными, удивлены они были не меньше Кристины.

*****

Главной темой учительского собрания в октябре было удивительное сплочение школьников и практически полное отсутствие межфакультетской конкуренции. Каждый успел заметить, что студенты гуляли и болтали между собой, казалось, вне зависимости от своего факультета и курса. Никто не насылал порчу на своих однокурсников, больше не было драк и магических дуэлей. Даже вечно обособленный Слизерин присоединился ко всеобщему помешательству.

Никто из преподавателей не догадывался, о чем шепчутся студенты, но они знали, что замок всегда кишит сплетнями и слухами, поэтому, скорее всего, этот год ничем не отличается от предыдущих. Дамблдор обрадовался и добавил, что, возможно, в этот году можно будет провести хеллоуинский бал, так же как и традиционный поход в Хогсмид для студентов старше третьего курса. В конце концов, подобное единодушие среди факультетов необходимо должным образом поощрять!

Все сразу же занялись планированием развлечений для студентов, и на этот раз даже Северус не выказывал своего обычного недовольства. Профессор Флитвик заметил, что в нынешнем году все четыре факультета теряют значительно меньше баллов. Ученики больше не теряли очки сотнями на уроках Зельеварения, а в темных коридорах Хогвартса никто больше не поджидал после отбоя припозднившихся студентов.

*****

Было уже почти восемь вечера, когда Арабелла Фигг расплатилась с водителем такси, который помог ей дотащить вещи до дома.

– Ох, как приятно вернуться домой. Малышка Бет так болела, что я уже начинала думать, что она никогда не поправится, – тихо бормотала она себе под нос, пытаясь открыть дверь дома. Она никак не ожидала, что снова увидит родной дом только полтора месяца спустя! Она оставила чемодан у двери и отправилась на поиски Мистера Тиббльза. Ведь первым делом ей нужно узнать, как идут дела у маленького Гарри. Но куда же подевалось это несносное животное?

– Мистер Тиббльз… Мистер Тиббльз… Кис-кис-кис, ну где же вы?

Так и не дождавшись ответа, Арабелла постучалась к Кетти, своей соседке, которой она платила за то, чтобы та присматривала за ее садом, почтой и кормила ее котов. Когда Кетти открыла дверь, миссис Фигг испуганно замерла. У нее на руках сидел Мистер Тиббльз с забинтованной задней лапкой.

– Мне очень жаль, Арабелла, – сказала соседка, передавая кота его законной владелице. – Я не знала, как с тобой связаться. Твоего кота сбила машина. За ним гналась собака и он выскочил наперерез движущемуся автомобилю. Водитель долго извинялся и, пытаясь хоть чем-то загладить свою вину, оплатил услуги ветеринара. Я записала его фамилию и телефонный номер. Он хотел, чтобы ты позвонила ему, когда вернешься. Он желал удостовериться, что с котом все в порядке. Мистеру Тиббльзу нужен уход еще в течение одной недели, а потом, как утверждал ветеринар, он станет таким же здоровым, как прежде.

После долгих заверений, что она не сердится на Кетти, женщина отнесла книззла домой и устроила его в своей спальне. А затем она немедля отправилась проверить, как там малыш Гарри, захватив маленькую игрушку, которую она купила ему в подарок. И чуть не потеряла сознание, увидев, что дом абсолютно пустой. Не было ни занавесок на окнах, ни мебели – ничего! Быстро вернувшись домой, она бросила горсть дымолетного порошка в камин и крикнула:

– Хогвартс, кабинет директора! Альбус, у нас большие проблемы!

Арабелла вышла из камина и взволновано оглянулась:

– Я думаю, что нужно позвать и остальных. Не хотелось бы потом повторять по несколько раз одно и то же.

*****

Альбус отправил деканам факультетов сообщение, что он хочет немедленно увидеть их в своем кабинете. Когда Северус услышал звон, извещающий, что директору требуется его присутствие, он позвал Ниппи присмотреть за спящим сыном. Он машинально погладил малыша по голове, удовлетворено отметив, что его волосы уже значительно отросли. Скорее всего, подстригать ребенка придется тоже ему. Он ведь не придет с невидимым ребенком к парикмахеру и не будет ему указывать: «А вот теперь подрежьте немного здесь… и здесь». Северус усмехнулся своим глупым мыслям.

Снейп появился в кабинете последним, кивнув в знак приветствия Минерве, Помоне, Филиусу и Альбусу. Заметив Арабеллу Фигг, он непроизвольно скривился. Наверняка собрание имеет отношение к мальчишке Поттера. Он с удивлением отметил, что ему почти жаль, что Джеймс Поттер никогда не узнает о тех маленьких минутах счастья, которые ежедневно приносит в его жизнь Сайрус. Северус сел на последний пустой стул и, придав лицу должное задумчивое выражение, внимательно прислушался к разговору.

– Итак, Арабелла, что привело тебя сюда так поздно? Я надеюсь, твоя внучка уже выздоровела? – спросил ее директор.

– Да, Альбус, спасибо за заботу. Итак, для тех, кто не знает, я поясню: моя внучка была серьезно больна. И в начале сентября я поехала к ней, чтобы помочь дочери справиться с больным ребенком. Я видела Гарри за два дня до своего отъезда, он шел с тетей в сторону парка. На основе этого я сделала вывод, что все в порядке. Я оставила своего книззла наблюдать за домом, как он делал это раньше, написала Альбусу письмо и уехала. Вернувшись сегодня вечером, я не смогла найти книззла. Тогда я отправилась к своей соседке, которая присматривала за домом, и оказалось, что Мистера Тиббльза сбила машина на следующий день после моего отъезда, поэтому он все это время провел у нее дома.

Она прервалась, взволнованно заламывая руки:

– Я немедля отправилась к дому Дурслей, но он стоит пустым. Там нет ни мебели, ни машины, ничего! И никаких табличек или признаков того, что дом выставлен на продажу. Был уже поздний вечер, и я не стала беспокоить соседей своими расспросами. Поэтому я сразу приехала сюда. Я просто не знала, что еще можно сделать!

Минерва посмотрела на Северуса и спросила:

– А это не может быть Сайрус? Ты говорил, что у него темные волосы и зеленые глаза, такие же, как у Гарри. Когда он появился в твоей лаборатории, Северус?

Лицо Снейпа стремительно теряло краски.

– Когда, говоришь, ты видела мальчика в последний раз? – обратился он к Арабелле.

Женщина на мгновение задумалась:

– Я уехала четвертого сентября, и я видела мальчика за два дня до этого. Они вместе с тетей шли по направлению к парку. Это было второго сентября. А кто такой Сайрус?

Северус облегченно вздохнул и вернулся на свой стул, откуда вскочил несколько секунд назад.

– Сайрус – мой приемный сын, но мальчик появился у меня в последнюю неделю июля, думаю, 29 или 30 числа. Поппи осматривала его 30 августа и говорила, что ему около трех с половиной лет. Разве ребенок Поттеров не старше?

Пока Альбус доставал регистрационную книгу, Северус успел рассказать присутствующим о необычном появлении Сайруса в Хогвартсе. Наконец, директор ответил:

– День рождения Гарри Поттера – 31 июля. Значит, к тому времени, как Поппи обследовала малыша, Гарри уже исполнилось четыре года.

Альбус сел за стол, взволновано переплетая пальцы, и посмотрел на своих коллег.

– В моей книге больше нет имени Гарри Поттера. А это значит, что либо мальчик мертв, либо его семья больше не живет в Великобритании. Я попрошу, чтобы другие магические школы проверили свои регистрационные данные. Арабелла, ты должна опросить соседей и разузнать как можно больше. Нам может пригодиться любая информация. Минерва, не могла бы ты послать Кингсли Брустверу сову, чтобы он разузнал как можно больше о пропавшем мальчике? Желательно как в магическом, так и в маггловском мирах. Возможно, он сможет найти маггловские бумаги, в которых будет говориться, что семья Дурслей уехала из страны. Северус, а ты наведи справки среди своих бывших соратников. Многие из них до сих пор мечтают увидеть Гарри Поттера мертвым.

После долгих утомительных обсуждений и составления плана шестеро человек покинули кабинет директора, и каждый из них был погружен в свои невеселые мысли. И только Северус не волновался, а был безумно рад тому, что его Сайрус не оказался Гарри Поттером!

Беспорядки в Хогсмиде.


После изматывающей встречи Северус вернулся в свои комнаты. Сев на край кровати, он задумчиво посмотрел на спящего сына. Его жизнь круто изменилась в тот день, четыре месяца назад, когда он обнаружил на полу лаборатории грязного измученного ребенка.

Он понял, что с каждым днем ему все тяжелее и тяжелее издеваться над учениками, он уже не смел их запугивать. Северус перестал сквозь пальцы смотреть на выходки своих студентов, даже когда дело касалось слизеринцев, потому что их попытки испортить зелья гриффиндорцев легко могли привести к взрыву. Теперь он почти ненавидел некоторых своих наиболее агрессивных студентов. Иногда в кошмарах он видел, как содержимое кипящего котла выплескивается на его мальчика, и Снейп вздрагивал от мысли, что какой-либо ребенок может пострадать из-за его халатности или невнимательности.

Сайрус зашевелился в коробке и перевернулся на другой бок. Северус улыбнулся. Скоро проблема с коробкой будет решена: мальчик просто больше не сможет в ней помещаться. Северус задавался вопросом, стоит ли сначала поставить маленькую кроватку в его спальню или же он должен сразу переселить малыша в соседнюю с ним комнату. Эльфы удачно выбрали для них комнаты. Благодаря тому, что они находились рядом с Большим залом, из окон библиотеки, его спальни и комнаты мальчика открывался чудесный вид. Только в ванной, лаборатории и на кухне были глухие стены, не пропускающие не единого лучика света.

Северус взял спящего мальчика на руки и, баюкая его, тихо прошептал:

– Сегодня вечером я так испугался, что потеряю тебя, когда они предположили, что ты Гарри Поттер. Но ты мой, мой Сайрус, мой сын.

И все же, продолжал он размышлять, неужели было бы так ужасно, окажись его малыш Гарри Поттером? Его опекуны, кем бы они ни были, очевидно, были совсем не в себе: ребенка постоянно оскорбляли и избивали, и наверняка морили голодом.

Снейп, хоть и бывший шпион, стал бы лучшим опекуном, чем были у Сайруса до этого. Он всего лишь должен убедить в этом Министерство Магии и стараться не обращать внимания на тоненький противный голосок в своей голове, убеждающий его, что он не достоин счастья и любви этого малыша.

*****

Спустя два дня после того, как Арабелла принесла новость о пропавшем Гарри Потере, Северус и Сайрус готовились к их первому совместному Хэллоуину. Снейп решил, что будет сопровождающим первого в этом году похода в Хогсмид. Он объяснил малышу, что должен приглядывать за порядком в деревне, но не обязан оставаться со студентами. Поэтому он сможет посетить с сыном «Сладкое Королевство», а также заглянуть в книжный магазин. Северус подумал, что было бы намного лучше, если бы Ниппи упаковал им пикник и они поели на берегу озера, как обычно, и ему не пришлось бы кормить Сайруса в «Трех Метлах», рискуя привлечь к себе ненужное внимание.

Перед тем, как покинуть комнаты, Северус уменьшил корзину для пикника, оба плаща и игрушечную метлу Сайруса и положил вещи в карман. Теперь по плану у них был завтрак, а после Северус сможет отвести малыша в Хогсмид задолго до того, как там появятся первые студенты. Он понимал, что мальчику будет трудно пройти долгую дорогу до деревни самостоятельно и провести без отдыха целый день, поэтому решил понести Сайруса на руках. По крайней мере, его добровольно-принудительное патрулирование после двух часов дня можно будет спихнуть на Хагрида. В таком случае Сайрус успеет отдохнуть перед поздним ужином.

Завтрак начался вполне неплохо, не считая того, что студенты третьего и старше курсов были чрезвычайно взволнованы предстоящим посещением Хогсмида. Но профессор должен был знать, что все хорошее быстро заканчивается. Теперь Сайрус ел за маленьким столом, находящимся за преподавательским, и Северус не всегда мог проследить, чем занимается его сын. За прошедшие четыре месяца малыш практически избавился от своей чрезвычайной застенчивости и почти не боялся окружающих его взрослых. А природное любопытство и жизнерадостность иногда вытесняли здравый смысл.

Сайрус уже позавтракал, а папа все еще разговаривал с Минервой и Альбусом. Неожиданно мальчик заметил новую незнакомую женщину, сидящую в конце преподавательского стола. Он подумал, что она, должно быть, тоже профессор, но выглядела женщина довольно забавно. Она была одета в многочисленные шали и большие круглые очки, делавшие ее похожей на сову. Сайрус раньше никогда не видел, чтобы она сидела за столом вместе с остальными. Малыш задавался вопросом: окажется ли она такой же хорошей, как Минерва и Альбус, или же страшной, как мистер Филч? Может быть, она, как и Хагрид, просто выглядит страшной?

Мальчик прошел под столом, стараясь никого не задеть, и приблизился к странной леди. Он увидел, что она уронила салфетку, и быстренько поднял ее, держа за один угол. Сайрус знал, что женщина не услышит его, поэтому даже не пробовал завести с ней разговор, а просто коснулся ее плеча, стараясь привлечь внимание.

Почувствовав почти невесомое касание, она повернулась, увидела парящую в воздухе салфетку и громко завопила, испугав бедного малыша. Он отпрыгнул в сторону и нечаянно столкнул подушки профессора Флитвика. Филиус отчаянно замахал руками, пытаясь удержать равновесие, но потерпел сокрушительную неудачу и упал лицом в овсянку. При этом он дернул на себя скатерть, и вся еда, находящаяся в левом конце стола, упала на студентов Гриффиндора и Равенкло, сидящих ближе всего к преподавателям. А еда с правой стороны стола оказалась на коленях профессоров.

Странная леди продолжала вопить. Стараясь успокоить ее, Сайрус осторожно погладил женщину по плечу. Его отец всегда успокаивал так его самого, когда ему было страшно. Но леди закричала еще громче и вскочила на стол, но, поскользнувшись на еде и проехав несколько метров, наконец растянулась на столе Гриффиндора, попутно забрызгав едой еще нескольких студентов. Злые и грязные гриффиндорцы не смогли стерпеть насмешек от тех, кто еще оставался чистеньким, и принялись швыряться в смеющихся однокурсников едой. Вскоре битва приняла межфакультетский размах.

Сайрус разочаровано вздохнул: он так и не смог успокоить странную леди. А поскольку выше преподавательского стола он ничего не видел, то учиненный не без его помощи переполох просто не привлек его внимания. Поэтому мальчик вернулся за свой столик, проверить, не принесли ли эльфы ему еще один кусок пирога с корицей. Когда Северус наконец прекратил смеяться над Альбусом, у которого яичница оказалась на коленях, а одежда была облита тыквенным соком, и обернулся проверить, как там Сайрус, то увидел, что ребенок спокойно ест рулет с корицей.

Профессор Снейп поднялся со своего стула, очистил заклинанием яичницу, чай и сок со своей одежды, а потом помог профессору МакГонагалл убрать с волос и очков овсянку.

Отсмеявшись, директор крикнул на весь зал:

– Тихо!

Несмотря на то, что с его бороды капал желток, с остроконечной шляпы свисал кусочек бекона, а он сам буквально с ног до головы был облит соком, Дамблдор все еще оставался внушающим уважением волшебником и директором школы. Так что все студенты послушно замерли.

– Старосты, пожалуйста, проводите своих сокурсников в гостиные. Каждому факультету назначаются отработки: вы будете убирать Большой зал каждый вечер в течение недели, начиная с сегодняшнего дня. Факультет Гриффиндор приступит к уборке завтра вечером после обеда. А теперь, приведите себя в порядок. Думаю, Хогсмид немного подождет. Ах, чуть не забыл, ждем вас всех сегодня вечером на балу!

Студенты не заставили просить себя дважды. Они быстро поняли, что слишком увлеклись своей забавой. После того, как последние школьники покинули зал, члены школьного персонала переглянулись между собой, сначала фыркая от смеха, затем сдавленно хихикая, а через несколько секунд все уже оглушительно смеялись. Альбус наблюдал, как Помона Спраут и профессор Вектор помогают Сибилле спуститься с гриффиндорского стола. Она так сильно испачкалась, что выскальзывала у них из рук, и в итоге женщинам с трудом удалось спустить ее на пол. Отсмеявшись, директор пробормотал себе под нос:

– Я не мог слишком сурово наказать их за то, что сама же профессор и начала.

Пока убирали учиненный беспорядок, учителя все еще тихо посмеивались. Они лишь немного утихомирились, когда Сибилла Трелони выходила из зала, бормоча себе под нос и недовольно хмурясь, чем чрезвычайно напоминала неудачную пародию на профессора Снейпа.

– Никогда не буду здесь больше есть. Подумать только, злые духи нападают на невинных людей… – бормотала она себе под нос.

Этим она лишь вызвала очередной взрыв смеха и окончательно уверилась в том, что больше никогда не покинет свою тихую и уютную башню.

Директор Хогвартса вежливо отказался от помощи зельевара в уборке Большого зала и посоветовал ему отправиться в Хогсмид. Таким образом, вскоре оба Снейпа направлялись к выходу. По крайней мере, сейчас никто из студентов не мог заметить две цепочки следов – больших и очень маленьких – отчетливо прослеживаемых на залитом неаппетитной смесью полу. Северус остановился на нижней ступени лестницы, поднял мальчика на руки и накинул на плечи плащ, так чтобы никто не мог заметить, что у него согнут локоть и что он держит руку слишком близко к груди. Северус наслаждался последними лучами, в пол-уха слушая лепет Сайруса о том, что малыш хочет увидеть в деревне.

И если бы профессор обратил больше внимания на болтовню мальчика, то услышал бы, как Сайрус говорит о том, что его всегда запирали в чулане, в то время как Дадли с тетей Петунией ходили по магазинам. Но Снейп практически не слушал мальчика, а размышлял над представлением, устроенным за завтраком мошенницей Сибиллой Трелони. И профессор не мог не признавать, что воспоминание о том, как она растянулась на гриффиндорском столе, разбрызгивая напитки и расшвыривая еду, стало одним из его самых любимых воспоминаний, которое он всегда будет представлять себе при встрече с этой шарлатанкой.

Северус предпочел бы поцеловать Трелони, чем признаться, что он наслаждается выходным днем, проводимым со своим сыном. При виде «Сладкого Королевства» ребенок сделался чрезвычайно взволнованным и изумленным. И Северус никогда бы не признался, что ему нравится покупать непривычные для него сладости, такие, как шоколад. Они успели побывать в магазине задолго до того, как там появились студенты, а персонал был слишком занят приготовлениям к нашествию орд студентов, чтобы заметить странности в поведении Мастера Зелий.

Снейпы отправились к редко посещаемому книжному магазину, и только тогда увидели, что на улицах появляются первые студены Хогвартса. Северус попросил продавца книг поставить у окна небольшой стол со стулом, так чтобы Снейп мог наблюдать из окна за студентами и одновременно читать. Сайрус сидел у ног отца, где никто из посетителей не мог случайно задеть его. У него также была собственная книга, предусмотрительно спрятанная за плащом, который свисал со спинки стула и доставал до самого пола.

Они провели большую часть времени, мирно читая, пока Северус не заметил, что под окном одна студентка из Хаффлпаффа и две из Слизерина кричат и дергают друг друга за волосы. Снейп пробормотал Сайрусу оставаться на месте и никуда не уходить, чтобы никто не нашел его или случайно не толкнул, а сам выбежал за дверь, намереваясь прекратить кошачью драку.

Сгорбившись, Сайрус послушно сидел под столом, хотя шум драки напугал его, напомнив крики дяди. Он отпрянул назад и чуть не ударился об ноги третьекурсника из Равенкло, занявшего стул папы. Тяжелая хозяйственная сумка с ингредиентами для зелий из аптеки упала на пол, и из нее полилась какая-то жидкость. Сайрус продолжал прятаться под плащом Северуса, не осмеливаясь сделать ни шага в сторону, потому что студент принялся ползать под столом, пытаясь уберечь оставшиеся ингредиенты.

– Что это у нас здесь? Маленький мальчик гуляет в одиночку? И он занял единственный стол, парни, за который могли бы сесть мы.

Сайрус на секунду подумал, что три этих здоровяка говорят о нем, но, судя по всему, они издевались над тем, кто занял папин стул. Три слизеринца начали топтать ногами его сумку, разбивая пузырьки с ингредиентами. Над полом поднялось отвратительно зеленовато-серое облако, и именно в этот момент в магазин вернулся профессор Снейп. Он быстрым шагом подошел к столу, окинул открывшуюся картину яростным взглядом и усиленным заклинанием голосом потребовал, чтобы студенты немедленно вышли из магазина.

– Сейчас же покиньте помещение, здесь разлиты потенциально опасные зелья. Все, быстро наружу! – крикнул он, обращаясь к четырем студентам. Затем он произнес несколько заклинаний, чтобы очистить воздух и «Эванеско» для того, чтобы убрать беспорядочно смешанные компоненты.

Снейп осмотрелся и, удостоверившись, что все вышли, подошел к своим брошенным вещам. Только тогда он заметил лежащего без сознания сына, полностью укрытого его плащом. Северус подхватил малыша на руки и сразу же аппарировал к воротам Хогвартса. Не задумываясь над тем, что кто-нибудь может его увидеть, Снейп пробежал чрез весь замок к больничному крылу, по пути все еще пытаясь разбудить мальчика. Он с грохотом ворвался в двери и закричал:

– Поппи! Мне нужна твоя помощь, в Хогсмиде несчастный случай!

Поппи выбежала из кабинета с палочкой наготове, ожидая увидеть, что все койки заняты тяжело больными студентами. Но вместо этого она увидела только взвинченного Мастера Зелий, держащего на руках невидимого ребенка.

– Мерлин, что с ним случилось, Северус?

– Я точно не знаю. Там было три семикурсника из Слизерина, они разбили полную сумку ингредиентов для зелий, которые мистер Купер, очевидно, только что купил в аптеке. Я уничтожил облако ядовитого газа, а потом устранил беспорядок. И я забыл о нем, Поппи, я действительно не заслужил себе счастья. Как я мог забыть, что оставил его там? Я ничем не лучше его родственников. Что же я наделал, что же я…

Поппи наотмашь ударила его по лицу.

– Возьми себя в руки. Я не справлюсь без твоей помощи, ведь я не вижу ребенка! Ты должен сказать мне, что ты видишь. Моя палочка практически бесполезна, если я не вижу пациента. Мне нужна твоя помощь Северус, твоему сыну нужна твоя помощь!

Казалось, Северус был готов вновь сорваться, но пересилил себе, и, закрыв глаза, несколько раз глубоко вздохнул. А затем принялся описывать состояние Сайруса:

– Он очень бледен и постоянно потеет. Пульс учащенный, прерывистое и частое дыхание…

Бросив еще один взгляд на мальчика, он продолжил:

– Зрачков не видно, поэтому я не могу проверить реакцию на свет. Подожди секундочку… НИППИ!

Снейп приказал домовому эльфу привести мистера Купера в больничное крыло и отправить другого эльфа сказать Альбусу, Минерве и Хагриду, что он немедленно хочет их видеть. Ниппи кивнул и отправился выполнять поручения.

Мадам Помфри дала Снейпу три сильных зелья: два, чтобы помочь мальчику дышать, а третье – чтобы замедлить сердцебиение. Больше она не могла ничего сделать, пока не узнает, что именно вдохнул ребенок. В больничное крыло ворвался Ниппи, таща за собой мистера Купера. Бедный третьекурсник выглядел так, будто несколько часов кряду катался на американских горках, а зеленый цвет его лица наводил на мысли, что ему самому не помешало бы отдохнуть на больничной койке. Устремленный на третьекурсника сердитый взгляд профессора Зельеварения явно не прибавлял его лицу красок, а лишь усиливал неприятные ощущения в животе.

– Мистер Купер, вас никто не собирается ни в чем обвинять. Я понимаю, что Руквуд, Амес и Макнайт уничтожили ваши ингредиенты для зелий и что вы не имеете к этому никакого отношения. Но я должен точно знать, что было в вашей сумке, чтобы приготовить противоядие для того, кто эти пары вдохнул. Вы можете перечислить все ингредиенты?

– Да, сэр... Эээ… хорошо... – только и смог выдавить Майкл, торопливо доставая из кармана измятый пергамент. Это был список всех компонентов, которые он купил, учитывая их силу и количество.

– Превосходно, мистер Купер, двадцать баллов Равенкло за такой тщательно составленный список. Вы прощены и можете возвращаться в Хогсмид или отправляться в гостиную своего факультета. И, пожалуйста, закажите все ингредиенты по этому списку, а расходы запишите на счет школы, – зельевар наколдовал перо и пергамент и на скорую руку набросал коротенькое письмо магазину, а затем впихнул пергамент в руку опешившего мальчика. Все это время Северусу, благодаря его железному самоконтролю, удавалась создавать видимость спокойствия.

Как только мальчик вышел из палаты, Северус подбежал к занавеске, по пути просматривая список:

– Поппи, здесь чешуя саламандры, глаза желтой ящерицы, смешанные с белладонной и слизью скукочервей. Тебе нужно сначала дать ему бодрящего зелья и экстракт Мартлэпа, пока я буду заниматься противоядием. Необходимо почти постоянно использовать очищающие заклинания для легких, чтобы поддерживать его дыхание, пока я буду работать. К несчастью, все это займет около двух часов.

Альбус, Минерва и Хагрид с шумом ворвались в больничное крыло, не зная, чего ожидать. Они заглянули за занавеску и увидели, как профессор Снейп вливает зелья в рот своему сыну. Наверняка так оно и было, несмотря на то, что они по-прежнему не видели мальчика.

Директор тотчас же очутился возле Снейпа:

– Что случилось, Северус? Вы же были в Хогсмиде?

Тот кивнул в ответ:

– Минерва, мне необходимо, чтобы вы привели из Хогсмида Руквуда, Макнайта и Амеса. Они решили поиздеваться над Майклом Купером. Когда они заметили, что он остался в «Флориш и Блоттс» в одиночестве, то напали на него и раздавили целую сумку ингредиентов для зелий, которые он только что купил в аптеке. Я оставил Сайруса под столом у окна, сказав малышу никуда не уходить, а сам вынужден был разбираться с дракой между девушками из-за «украденного парня». Разлившиеся компоненты смешались вместе и образовали ядовитый пар. Мальчик все время оставался там и надышался им. Альбус, я сказал ему не покидать этого места ни при каких обстоятельствах, я отравил собственного ребенка, теперь у меня нет на него никаких прав!

Он был на грани эмоционального срыва: в одно мгновение он был полон жажды деятельности и точно знал, что ему нужно делать, а уже в следующее – бессильно опускал руки и чувствовал себя абсолютно беспомощным. Альбус похлопал Северуса по плечу и посмотрел на Хагрида и Минерву, стоящих за его спиной.

– Хагрид, мне нужно, чтобы ты отправился в деревню раньше, чем было запланировано, – приказал он. – Минерва, не могли бы вы забрать тех трех мальчиков и подождать с ними в моем кабинете? Я уверен, что профессор Снейп придумает для них достойное наказание.

Целительница вернулась к ребенку.

– Северус, мне необходимо, чтобы ты проверил, как подействуют мои заклинания, а потом ты должен приготовить противоядие. И, умоляю, можешь держать себя в руках?

Альбус подвел уже почти успокоившегося мужчину к кровати сына.

– Он уже не такой бледный, как раньше, и не так сильно потеет. Пульс стал реже, но ему по-прежнему тяжело дышать. Дыхание частое и прерывистое.

Мадам Помфри быстро пробормотала заклинание:

– А сейчас?

– Лучше. Зрачки реагируют на свет. Когда я сжал его руку, он поморщился и застонал, значит, он уже не в таком глубоком обмороке, как раньше. Ты можешь положить ладонь ему на грудь, чтобы проверить, как он дышит. Но если я понадоблюсь, немедленно позови. Если бы я мог, то нарезал бы ингредиенты прямо в больничном крыле, но противоядие слишком трудное, для него потребуется множество компонентов. Альбус, останьтесь с ним, он, кажется, вам тоже доверяет. Я не хочу, чтобы он проснулся в одиночестве. А мне надо идти, мне надо… – он покинул комнату, продолжая разговаривать с самим собой.

Быстро наколдовав кресло, Альбус сел и поинтересовался, можно ли держать малыша на коленях. Тогда бы он мгновенно почувствовал происходящие с ним изменения. Поппи немедленно согласилась, зная, что ребенку будет лучше, если за ним кто-нибудь присмотрит. Она укрыла обоих теплым одеялом и направилась в свой кабинет, чтобы связаться с больницей Святого Мунго и узнать, какие заклинания могут помочь ей справиться с затрудненным дыханием мальчика.

*****

В своей лаборатории Северус установил котел и принялся призывать компоненты для противоядия, одновременно бормоча что-то себе под нос. За четыре месяца он настолько привык к разговорам с Сайрусом, что теперь звенящая тишина давила на сердце тяжелым грузом.

– Экстракт Мартлэпа и тщательно истолченные корни ромашки, кипятить на медленном огне, постепенно добавляя птичий горец. Когда я добавлю три капли драконьей крови и сушенный лунный камень, я должен буду помешать зелье двадцать раз против часовой стрелки…

Он продолжал добавлять компоненты, так тщательно следя за зельем, словно от него зависела судьба всего мира. Имбирь и семена льна, львиный зев и толченые жуки-скарабеи тоже отправились в котел. Наконец, он добавил толченый безоар, последний раз помешал зелье по часовой стрелке и стал наблюдать, как варево постепенно приобретает ярко-синий цвет. Он наблюдал, как оно закипает, а сам тем временем ломал голову над тем, что мог забыть положить. И тут в огненной вспышке перед зельеваром появился Фоукс, феникс Дамблдора, и уронил три слезинки в котел. Зелье замерцало и стало прозрачным, как родниковая вода. Произнеся охлаждающее заклинание, Снейп разлил противоядие по бутылочкам и тотчас же отправился в больничное крыло. И он даже не заметил, что, спеша к своему сыну, по дороге сбил двух гриффиндорцев-первоклашек.

Снейп практически влетел в палату и притормозил у занавески. Альбус Дамблдор сидел в мягком кресле-качалке, прижимая его сына к груди, а по морщинистой щеке старого волшебника стекала одинокая слезинка. Дурное предчувствие охватило Северуса, казалось, сердце в груди разбивается на мелкие осколки. Уже слишком поздно. Его малыш, смысл его существования, единственный, кто доверял ему и искренне любил, теперь мертв. Он оказался слишком медлительным, это все его вина!

И правда сделает вас свободным.


Поппи подхватила Снейпа, не давая ему рухнуть на пол.

- Нет, нет, Северус, он в порядке! Новое заклинание помогло ему восстановить дыхание, и сейчас он чувствует себя намного лучше.

Альбус быстро встал, осторожно прижимая к груди маленькую ношу, а целительница забрала пузырек с противоядием из ослабевших пальцев зельевара и усадила его в кресло-качалку, где несколько секунд назад сидел директор. Альбус бережно передал завернутого в одеяло малыша в руки Северуса, и тот крепко обнял сына. Положив руку на грудь мальчика, он чувствовал, как дыхание малыша постепенно входит в нормальный ритм.
Медсестра вручила Снейпу пузырек, который она едва успела спасти, и Северус пальцем открыл малышу рот, вливая драгоценную жидкость. Больше они ничего не могли сделать, оставалось только ждать, когда противоядие подействует, и мальчик проснется. Теперь руки целительницы были связаны - трудно оценить состояние пациента, которого даже не видишь.

Конечно, Северус был превосходным Мастером Зелий, но его знания диагностических и заживляющих зелий ограничивались пределами школьной программы и не касались маленьких детей. По правде говоря, Поппи тоже нельзя было назвать специалистом в этой области, так как ее обычными пациентами были школьники и иногда преподаватели. Она подумала, что ей, возможно, придется задуматься о курсах повышения квалификации, если Сайрус будет расти в замке.


Руквуд, Амес и МакНайт уже больше трех часов сидели в кабинете директора и боялись даже пошевелиться под укоризненным взглядом профессора МакГонаггл. Она выглядела еще более сердитой, чем глава их собственного факультета. Наконец, вошел профессор Дамблдор. Его пронзительно-синие глаза не блестели, как обычно, и лицо потеряло выражение старого доброго директора школы. Сейчас перед ними сидел чрезвычайно сильный и раздраженный волшебник - единственный, кого боялся, как говорили, сам Темный Лорд. Трое семикурсников невольно задались вопросом, действительно ли Дамблдор такой уж простак, каким его считают их родители.

- Может, назовете мне хотя бы одну причину, джентльмены, почему я не должен немедленно исключить вас из школы? Ваши бессмысленные хулиганские выходки подвергли опасности жизни людей, бывших в книжном магазине. И в это самое время, пока мы здесь разговариваем, в больничном крыле маленький трехлетний мальчик борется за свою жизнь. Если бы не быстрые действия и безукоризненные навыки профессора Снейпа, сейчас больничное крыло было бы заполнено тяжелобольными или даже умирающими студентами.

Троица побледнела и уставилась на свои ноги.

Первым заговорил МакНайт:

- Мне очень жаль, сэр. Мы сами не знали, что творим, и нам нечем оправдать себя... А как чувствует себя мальчик, сэр?

Несколько долгих мгновений Альбус смотрел на них поверх очков-полумесяцев, нагнетая и без того тяжелую обстановку.

- Последние три часа я держал на руках этого ребенка, который отчаянно боролся за каждый свой вздох, в то время как профессор Снейп спешно готовил антидот. К счастью для вас троих, профессор успел приготовить зелье, прежде чем малыш умер. Думаю, вскоре он поправится.

Минерва облегченно вздохнула и опустилась на стул, спрятав лицо в ладонях. Невыносимое напряжение, в котором она пребывала, готовясь к самому худшему, наконец-то начало отпускать.
Альбус переплел пальцы рук и откинулся на спинку стула:

- Думаю, что десятидневное отстранение от учебы, 50 баллов с каждого и месяц отработок с профессором Снейпом будет достаточным наказанием. После того как я поговорю с вашими родителями, джентльмены, вас известят о дате отъезда. Вы свободны, и на вашем месте я бы не оставался наедине с вашим деканом – таким сердитым я его еще не видел. Вы запятнали честь своего факультета, да и всей школы. Скорее всего, к вашему возращению профессор немного остынет, хотя я могу и ошибаться. И последнее. Если я еще раз услышу, что вы замешаны в каких-либо неблаговидных поступках, вы будете немедленно исключены.

Альбус проводил слизеринцев взглядом, дождался, когда горгулья встанет на свое прежнее место, и лишь тогда встал и обнял Минерву. Почувствовав утешающие объятия старого друга, она позволила слезам беспрепятственно течь по ее морщинистым щекам.
- Это правда, что Сайрус скоро поправится, и с Северусом тоже будет все в порядке?
Дамблдор погладил ее по руке и кивнул:

- Надеюсь, что малыш выздоровеет прежде, чем Северус успеет натворить бед. Он совсем обезумел от горя и не сможет рассуждать здраво… Я должен вернуться в больничное крыло - не составишь мне компанию, дорогая?


Они аккуратно приоткрыли дверь в палату и поняли, что беспокоиться не о чем. Северус с малышом спали на большой кровати, отгороженной от остальной части больничного крыла.

Поппи со вздохом посетовала:

- Северус должен всегда быть здесь, потому что я не могу видеть мальчика, и все-таки я решила влить ему в чай сонного зелья. Он был настолько расстроенным и уставшим, что даже ничего не заметил. Вопрочем, я уверена, что он мгновенно проснется, стоит лишь Сайрусу пошевелиться. Но, учитывая эффект сонного зелья и силу антидота, я удивлюсь, если они проснутся раньше утра.

Директор подошел к кровати и убрал со лба Северуса упавшую прядь волос. Сейчас лицо последнего выглядело гораздо моложе, чем обычно. Альбусу вдруг вспомнилось, что Северусу всего лишь 27 лет - не намного больше, чем его ученикам. Вот только, стоит зельевару проснуться, как на его лице появляется выражение невыносимой усталости, прибавляющей ему лет десять.
Директор на секунду прикрыл глаза, поблагодарив Всевышнего за необыкновенный подарок - этого малыша, который так неожиданно появился в их жизни. Затем он повернулся к двум ведьмам:

- Минерва, боюсь, что нам придется на время покинуть их и начать бал. Поппи, надеюсь, ты сообщишь нам, как только кто-то из них проснется?

Дождавшись кивка медсестры, он подхватил под локоток своего заместителя и вышел из палаты, сразу же надевая на себя маску доброго и вежливого директора Хогвардса.


Новости об инциденте в Хогсмите и его последствиях быстро разлетелись по замку, поэтому Хеллоуин праздновали значительно тише и скромнее обычного. Преподаватели ус удивлением отметили, как сильно они успели привязаться к их «новому» Мастеру Зелий и его маленькому сыну. Вид бывшего «сальноволосого мерзавца», разговаривающего, казалось, с самим собой, или сжимающего невидимую ручонку, исчезающая с маленькой тарелки еда... Эти и сотни других мелочей давно стали частью их повседневной жизни, и вряд ли у кого-то нашлись бы возражения против того, что так благотворно повлияло на настроение Снейпа!

Праздничный пир и бал для студентов старших курсов закончился, ученики в подавленном настроении разошлись по гостиным. Учителя выпили еще по чашке чая, ожидая новостей от директора. Дамблдор сообщил им, что пока нет никаких изменений, и посоветовал возвращаться в свои комнаты, а сам отправился обратно в больничное крыло – проверить, как там его мальчики.


Зелье подействовало на удивление быстро, и, пока Альбус беседовал с коллегами, Сайрус проснулся и принялся дергать отца за мантию, огорченный тем, что тот никак не хотел вставать.
- Папочка, со мной все хорошо, я не уходил, как ты мне и сказал, я все время сидел под столом. Я знаю, что ты бы пришел за мной. Ну же, проснись, папа, я здесь. Папочка, ну почему ты не просыпаешься?

Сайруса очень расстроило, что папа не хотел подниматься, несмотря на все его старания, да и мадам Помфри тоже не было. Малыш знал, что уже поздно, потому что за окном было темно, и в замке светились лишь несколько окон. Когда вошел директор, Сайрус попытался позвать его, но Дамблдор ничего не слышал. Он даже не знал, что мальчик проснулся. Но Сайрус подумал, что у директора может получиться разбудить папу; к тому же ребенок знал, что Альбус такой же хороший, как папа, и не обидит его.

В конце концов малыш решил, что хотел бы поговорить с Альбусом. Как объяснял ему Огден, глава хогвардских эльфов, мальчику дано выбирать, кто может его слышать, а кто нет, поэтому сейчас Сайрус всем сердцем пожелал, чтобы Дамблдор услышал его. Он вспомнил слова отца о том, что директор считает того сыном – значит, малышу он дедушка.

- Дедушка, что с моим папой? Почему он не просыпается?

Альбус испуганно вздрогнул, услышав тонкий прерывистый голосок, доносящийся прямо из воздуха.

- Сайрус, это ты, малыш? Я тебя слышу. Как ты себя чувствуешь? Я слышу, что ты плачешь, у тебя что-нибудь болит? Позвать мадам Помфри?

Сайрус бросился в ласковые объятия директора, обхватывая тонкими ручками его шею. Старый волшебник сел на край кровати, успокаивающим жестом поглаживая малыша по голове.

-Чш-ш, малыш, все будет в порядке, чш-ш…

Всхлипывая и икая, Сайрус выдавил:

-Мой...папа...с ним что-то случилось! Почему...он...не просыпается?

Альбус облегченно рассмеялся:

- Он очень переволновался за тебя и долго трудился над лекарством для твоего выздоровления, поэтому мадам Помфри дала ему сонного зелья. К утру он будет полностью здоров. Хочешь, я останусь с тобой, пока он не проснется?

Слабый кивок, и малыш опять прячет лицо в мантии волшебника.

Альбус трансфигурировал неудобный стул с прямой спинкой в большое удобное кресло и сел, укрывая их обоих теплым пушистым пледом.

Сайрус вновь обвил руками шею Дамблдора и замер, удобно устроившись в кольце его рук. Он еще долго потихоньку всхлипывал, пока не провалился в спасительную темноту сна.

Поппи раздвинула занавески на окнах, впуская в палату первые лучи света, и обнаружила рядом с кроватью еще одного человека, которого не ожидала увидеть здесь в столь ранний час. Альбус крепко спал, и бугорок под его одеялом указывал на то, что Сайрус лежал не рядом с отцом. Когда солнечные лучи скользнули по лицу Северуса, он проснулся и сразу же скривился, осознав, что находится в больничном крыле. Снейп тяжело вздохнул и принялся было искать у себя повреждения, которые могли уложить его на больничную койку, когда вспомнил, что здесь он не в качестве пациента. Он – взволнованный, обезумевший от горя родитель, который вчера чуть было не потерял своего сына!

Профессор никогда не проявлял особой терпимости к родителям больных детей, но сейчас он в полной мере осознал их чувства. Он быстро сел на кровати и осмотрелся, ища сына. Его взгляд остановился на двух умиротворенных лицах. Из груди вырвался вздох облегчения: малыш крепко спал, на его лице уже сиял здоровый румянец, и дышал он вполне нормально.

Поппи осторожно потрясла Альбуса за плечо и попросила его передать малыша отцу, чтобы они могли проверить состояние маленького пациента. Медсестра решила, что неплохо было бы обучить Северуса этим заклинаниям, чтобы потом он просто сообщал ей результаты. Так бы дело определенно пошло быстрее. Передав ему закутанного в одеяло ребенка, она попросила Северуса положить сверток на кровать и приступила к обследованию. Едва достав палочку, она произнесла:

- С ним все в порядке, Северус. Еще несколько дней он будет немного слаб, так что мы должны проследить, чтобы он не простудился, а также убедиться, что исчезли все последствия отравления. Ты приготовил превосходное зелье, и когда у тебя появится свободное время, я хотела бы узнать рецепт. А сейчас, пока вы оба здесь, я проведу полный медицинский осмотр. Мальчик нуждался в помощи специалиста, поэтому вчера вечером я связалась с целителями Святого Мунго. Они посоветовали мне несколько заклинаний для обследования детей младше шести лет. Раньше я их не знала, поскольку моими пациентами были подростки и взрослые, ни одного малыша возраста Сайруса.

Она достала из кармана свиток пергамента и приступила к осмотру, сверяясь с инструкциями. Произнеся заклинание, медсестра записывала полученные результаты на другом куске пергамента.

Альбус и Северус взволнованно наблюдали за ее работой, но, когда Поппи закончила, ее лицо осветилось радостной улыбкой:

- Уровень питательных веществ в крови нормальный, хотя его рост и вес еще отстают от нормы, но уже и подобный результат радует. В его дневной рацион нужно добавить кальций, Северус, чтобы организм мог восполнить недостаток. Легкие также еще слабы. Но в целом он здоровый малыш в возрасте четырех лет и трех месяцев.

Северус выглядел озадаченным:

- Кажется, в прошлом месяце ты говорила, что ему три с половиной, а сейчас утверждаешь, что больше четырех?

- Дело в том, что то заклинание рассчитано на детей старше восьми лет, поэтому оно показало возраст не совсем точно. Я не обследовала таких малышей с тех пор, как закончила обучение и заняла в Хогвардсе должность медсестры...

Внезапно в палату стремительно вошла Минерва, за ней по пятам следовали Кингсли Шеклболт и Арабелла Фигг.

- Альбус, мы не нашли никаких следов Гарри Поттера, - Макгонаггл старалась говорить как можно тише, зная, что в комнате больной ребенок.

В разговор вступил Кингсли:

- Я нашел маггловские документы, по которым Дурсли покинули страну в середине сентября, но бумаги были оформлены на двух взрослых и одного ребенка. Никаких следов Гарри в маггловских или магических документах. Он словно растворился в воздухе.

Арабелла смущенно опустила глаза:

- А я должна признать, что ошибалась, утверждая, что видела Гарри с его родственниками на пути в парк. Тогда я как раз сломала свои очки, а новые еще не успели сделать, и темноволосый мальчик, которого я приняла за Поттера, на самом деле был Пирсом Полкинсом. Соседи даже не знают, что у Дурслей было двое детей. Прости, Альбус, но я не знаю, где сейчас Гарри.

Дамблдор перевел взгляд на Северуса и удивился его серьезному виду, словно тот собирался принять важное решение. Снейп же внимательно осмотрел собравшихся и произнес:

- Я уверен, что мой ребенок, мой Сайрус, на самом деле - Гарри Поттер. Кингсли, что я должен сделать, чтобы официально усыновить его?

Альбус удовлетворенно кивнул:

- Я горжусь тобой, сынок. Твоя первая реакция беспокоила меня - я не знал, как ты поведешь себя, поняв, что Сайрус и Гарри - один и тот же человек.

- Я мог бы разозлиться. Нет, я наверняка бы рассвирепел. Но я провел с Сайрусом последние четыре месяца, а вчера едва не потерял его, поэтому я хотел бы усыновить этого малыша, даже если бы он был любимым ребенком Сибиллы Трелони и Темного Лорда. Я не могу потерять его. И никто не видит ребенка кроме меня, так что никто не защитит его лучше, - ухмыльнувшись, закончил Снейп.

Кингсли замер, изумленный неожиданными новостями. У директора же радостно засияли глаза за очками-полумесяцами:

- Теперь и я могу его слышать, Северус. Малыш очень испугался, когда прошлой ночью не смог разбудить тебя, и, чтобы рассказать мне об этом, позволил мне его слышать. Кстати говоря, я вот только вспомнил, что он назвал меня дедушкой. Что ты на это скажешь, Северус?

Они вдвоем повернулись к кровати, и Северус присел и протянул руки. Сайрус вскарабкался отцу на колени и провел ладошкой по его щеке:
-С тобой все в порядке, папочка? Дедушка сказал, что мадам Помфри напоила тебя лекарством, потому что ты очень переживал за меня, и еще из-за зелья, которое ты приготовил. Но ведь твои зелья всегда помогают мне, ты же знаешь! Какой же ты глупый, папочка!
Альбус с довольным видом посмотрел на Северуса, а затем повернулся к остальным:

- Кингсли, найди нам из Волшебной службы усыновления надежного человека, которому можно доверять, и кого-то, кто помог бы Северусу оформить опеку над ребенком. Я хочу видеть их у себя в кабинете сегодня же утром. Надеюсь, что воспоминания Северуса помогут отозвать опеку у Дурслей и гарантировать, что у нашего профессора не будет проблем. Ты не возражаешь, Северус? И, думаю, что они захотят «поговорить» с Сайрусом. Ты не мог бы зайти ко мне вместе с малышом после завтрака?
Снейп просто кивнул, осторожно укачивая сына, и не возражал, когда директор взял дело в свои руки, вежливо, но настойчиво подталкивая всех к выходу, и оставляя Северуса наедине с малышом.


Позже Северус направился в кабинет директора, а Сайрус, как всегда, семенил рядом, спрятавшись под его широкой мантией. Они успели и поесть, и переодеться после того, как удалось выпроводить всех посетителей. Северус нервничал, размышляя о предстоящем неприятном испытании. Он до сих пор видел в кошмарах тот день, когда на полу его лаборатории появился израненный ребенок. И сейчас ему вновь придется переживать те события, к тому же в присутствии зрителей. Он лишь надеялся, что это поможет убедить Министерство передать ему полную опеку.

Снейп до сих пор не мог до конца осознать, что его сын, на самом деле, Гарри Поттер. Где-то в глубине души он догадывался об этом, когда Арабелла рассказывала об исчезновении Поттера. Много ли дошкольников с темными волосами и пронзительно зелеными глазами, или малышей, живущих со своими дядями и тетями? Особенно потерявшихся!

Он заметил, как они подошли к горгулье, охранявшей вход в кабинет директора, только когда Сайрус выскользнул из-под его мантии. Северус с изумлением наблюдал, как мальчик коснулся рукой каменного изваяния, и горгулья немедленно отпрыгнула в сторону.

- Как ты это сделал, малыш? Ты же не говорил пароля?

Мальчик пожал плечами:

- Я откуда-то знаю, что могу так делать. Так же, как я перемещаюсь по замку, куда хочу, и никто не видит и не слышит меня. Наверное, замок просто меня знает.

Северус решил обдумать эту любопытную информацию позже, когда появится время. Он осторожно провел Сайруса по ступенькам, направляясь к месту своей персональной пытки.
Альбус жестом попросил Снейпа подвести малыша к Минерве, сидевшей в стороне от стола, на котором стоял мыслеслив директора. Никого, кроме них, еще не было, поэтому втроем они завели тихую беседу, пытаясь заполнить напряженное молчание.
Минерва порадовалась тому, что малыш мирно устроился у нее на коленях и задремал, отдыхая после беспокойной ночи и вчерашних потрясений. Происшествие с мальчиком задело ее сильнее, чем она ожидала, и Минерва вряд ли была бы так снисходительна к трем малолетним хулиганам. Но Дамблдор рассудил, что, хотя студенты и угрожали студенту младше и слабее их, у них и в мыслях не было, что это приведет к столь плачевному результату, и теперь они искренне раскаиваются в содеянном. Директор все еще надеялся воспитать из них достойных членов магического общества.
Наконец, камин вспыхнул зеленым пламенем, и Альбус прошептал пароль, открывая дымолетную сеть прибывшим. Из камина появился Кингсли в сопровождении ведьмы и двух волшебников, младший из которых, очевидно, отвечал за ведение протокола.
Кингсли представил ведьму - Гриндел Уоткомб из Волшебной службы усыновления, а также старшего волшебника – Питера МакКоула из судебно-адвокатской конторы. Альбус видел обоих на заседаниях Визенгамонта, но не помнил, чтобы разговаривал с кем-то из них лично.
Первым начал МакКоул:

- Мы собрались здесь для того, чтобы рассмотреть вопрос лишения Петунии Энн Дурсль права опеки над ее племянником Гарри Джеймсом Поттером и усыновления несовершеннолетнего Северусом Себастьяном Снейпом. Аврор Кингсли, можете ли Вы предоставить нам доказательства жестокого обращения с ребенком его законных опекунов?
Шеклболт повернулся к Северусу:

- Профессор Снейп, не могли бы Вы показать нам воспоминания о Вашей первой встрече с ребенком? Вы также можете добавить и впечатления о последующих событиях, которые позволили бы нам составить более четкую картину происходящего.
Снейп кивнул, доставая из кармана палочку и поднося ее к виску. Вытащив переливающуюся серебром нить воспоминания, он осторожно стряхнул ее в мыслеслив. Подумав с минуту, он добавил туда еще две нити и отошел в сторону, дожидаясь, пока Альбус, Кингсли, МакКоул, Уоткомб и молодой секретарь достанут свои палочки. Аврор скомандовал: «Раз, два, три!» - и они одновременно коснулись переливающейся субстанции кончиками палочек, переносясь в воспоминания Северуса о том ужасном дне.


Он опустился на колени перед избитым и окровавленным малышом, появившимся в его лаборатории. Несчастный ребенок был завернут в грязное одеяльце, когда-то, видимо, синее, а теперь грязно-серое, с коричневыми разводами. От ребенка пахло так, будто его не купали несколько месяцев. Снейп сразу же определил, что его правая рука и, возможно, левая нога сломаны. Малыш истекал кровью из-за сотни мелких порезов, в которых застряли осколки стекла, сверкавшие в свете факела.

Снейп протянул руки к ребенку, но тот испугано дернулся в сторону. Он явно боялся незнакомца.
- Я не обижу тебя, малыш. Я всего лишь хочу помочь. А для этого мне нужно взять тебя на руки. Я постараюсь не причинить тебе лишней боли. – Он старался говорить мягким, успокаивающим голосом, одновременно приближаясь к малышу.
Бормоча какую-то чепуху, он дюйм за дюймом приближался к ребенку, ожидая, когда паника и страх исчезнут с его лица. Наконец, Снейп протянул руку и коснулся его плеча. Ребенок инстинктивно вздрогнул, но остался на месте.

- Вот и хорошо, малыш. Вообще-то, я даже не знаю, мальчик ты или девочка. Думаю, ты еще не умеешь толком говорить, и не сможешь рассказать, как появился здесь и кто посмел тебя обидеть. Или хотя бы сказать, как тебя зовут.
Северус поднял ребенка как можно осторожнее, старясь не касаться поврежденных руки и ноги, но не мог не прикоснуться к многочисленным порезам. Однако, малыш не издал ни звука, хотя Северус понимал, что ему должно быть очень больно. Снейп призвал пузырек с обезболивающим зельем, обладающим еще и снотворным действием.
Ласково покачивая на руках малыша, он пытался напоить его зельем. Наконец, ему удалось убедить малыша сделать несколько глотков.

По тому, как расслабилось в его руках маленькое тельце, Северус понял, что ребенок все-таки уснул. Тогда он аккуратно перешел в комнату, где хранились зелья. Осторожно удерживая ребенка на сгибе левой руки, Снейп мягкой фланелью смыл грязь с правой ручки и срастил кость заклинанием.
Альбус украдкой смахнул слезу. С помощью палочки он проверил и другие части тела. Затем он втер в нежную кожу зелье и приступил к долгой и кропотливой работе – извлечению мелких осколков стекла.


Даже непробиваемый аврор Шекелболт непроизвольно поежился, наблюдая за воспоминаниями Снейпа.
-Ассiо осколок! – затем следующий, потом еще один.
Воспоминание оборвалось, и на несколько секунд все заволокло туманом. Затем перед волшебниками появилась новая сцена.
Снейп призвал два больших полотенца и мягкое одеяло и наполнил ванну водой примерно по локоть. Осторожно положив свою маленькую ношу на пол, он развернул одеяльце, снял с ребенка грязный подгузник, - зрители испуганно вскрикнули вместе со Снейпом. - Воспаленная кожа со множеством кровоточащих язв. Северус отбросил грязное одеяло и оставшуюся одежду и опустил малыша в прохладную воду. Он ласково купал ребенка, стараясь как можно аккуратнее очищать порезы. Пришлось трижды поменять воду, прежде чем она стала прозрачной. Оставив грязное тряпье в корзине, он завернул мальчика в пушистое полотенце и отнес в кровать.
Следующее воспоминание промелькнуло в один миг: Снейп втер в кожу ребенка заживляющие мази и уговорил его сделать еще несколько глотков зелья. Затем зельевар попросил Ниппи принести самый сильный заживляющий бальзам и помочь ему обработать кровоточащие язвы.
И последнее: Северус взял малыша на руки и тихим голосом спросил его имя. Было заметно, что мальчик задумался, прежде чем ответить. Наконец, он неуверенно произнес:
-Ненормальный. Меня зовут ненормальный.

Воспоминания произвели на волшебников неизгладимое впечатление. Глубоко вздохнув, Судья МакКоул озвучил принятое решение:
- Совершенно очевидно, что ребенка обижали физически и унижали морально. Кроме того, как можно увидеть из воспоминаний, его морили голодом. Исходя из этого, суд лишает опекунских прав Петунию Энн Дурсль и ее мужа Вернона Дурсля. Я также подпишу ордер на их арест по обвинению в жестоком обращении с ребенком. Как я понимаю, они уехали в Канаду и даже не сообщили о пропаже племянника? – После утвердительно кивка Альбуса он продолжил. - Мы принимаем во внимание заботу и любовь, с которой Северус Снейп отнесся к ребенку - думаю, это свидетельствует о его готовности принять малыша. Но мы также не забываем тот факт, что Снейп - бывший Пожиратель Смерти, выступивший на войне в качестве шпиона светлой стороны. Значит, существует вероятность мести со стороны его бывших соратников. Я не настолько наивен, чтобы полагать, что все Пожиратели убиты или сидят в Азкабане.
Альбус кивнул Минерве, и та встала и вышла вперед. Судья удивился, когда она что-то протянула ему, и замер, когда это нечто начало шевелиться, но все же успел подхватить его. Через некоторое время он сообразил, что у него на руках маленькое, дрожащее в испуге тельце. Но тут выступил вперед Северус, который забрал у МакКоула странное существо и вернулся на прежнее место, ласково качая и поглаживая перед собой воздух.
Судья пребывал в шоке. Мисс Уоткомб переводила взгляд с МакКоула на Дамблдора, требуя объяснений. Альбус же весело оглядывал присутствующих:

- Хотел бы я вам все это объяснить, но, к сожалению не могу. Нам так и не удалось выяснить, как юный Сайрус или Гарри, если вам так больше нравится, стал невидимым. Его слышит только его отец и, с прошлой ночи, я. Но видит его только Северус, не считая домовых эльфов. Однако, как уже понял судья МакКоул, малыша можно почувствовать. Поэтому я не вижу лучшей кандидатуры на роль его отца, чем мистер Снейп. Именно он заботился о малыше эти месяцы, и только ему Сайрус позволил себя видеть. Наша медсестра сообщила мне, что Северус достиг значительных успехов с мальчиком. Сейчас здоровье малыша значительно лучше, чем четыре месяца назад. Кроме того, я сам могу подтвердить, что мальчик стал более общительным и смелым. У них с Северусом замечательные отношения, не говоря о том, что для остальных ребенок невидим.

- Господин Директор, Вы сказали, что можете слышать его. Не могли бы Вы побыть для меня переводчиком? Мне нужно задать мальчику несколько вопросов…

- Конечно, господин Судья, хотя Северус тоже мог бы сделать это. Думаю, будет лучше, если я прошепчу ответ Сайруса на ухо мисс Уоткомб, а Северус Вам. Так вы будете уверны в том, что мы говорим правду.

- Великолепная идея, господин Директор! А теперь, Гарри, э-э.. прости, Сайрус, это имя тебе нравится больше? Ты хочешь, чтобы профессор Снейп был твоим папой?
Оба прошептали ответ:

- Меня зовут Сайрус Северус Снейп, и я не знаю никакого Гарри, а профессор Снейп и ЕСТЬ мой папа!

- Хорошо, тогда у меня еще два вопроса для тебя. Ты знаешь, как попал в Хогвардс? И, твой папа никогда не обижал тебя?

Ответ они снова прошептали:
- Мой папочка меня любит, он вылечил меня, когда мне было плохо. Я не знаю, как попал сюда. Я просто сидел запертым в чулане, у меня все болело, и я очень захотел, чтобы у меня был папа, который любил бы меня. И я получил его...
Судья МакКойл и мисс Уоткомб переглянулись с улыбкой. Несколько минут они совещались в стороне, а потом вернулись к столу. Судья трижды ударил палочкой и торжественно объявил:

- По данному вопросу мы приняли решение отдать права опеки над несовершеннолетним Гарри Джеймсом Поттером Северусу Себастьяну Снейпу. Таким образом, ребенку присваивается имя Сайрус Северус Гарри Поттер Снейп. Позже он сам решит, пользоваться ли ему полным именем или лишь частью. Этот вопрос закрыт до суда над Верноном и Петуньей Дурслями.
Оба волшебника и ведьма пожали руку Северуса, чувствуя легкое прикосновение невидимого малыша, сидевшего на его коленях, и ушли через камин. Кингсли немного задержался, составляя план по задержанию супругов Дурсль.

Северус не чувствовал, как его ноги касаются каменного пола, пока нес малыша на руках в их комнаты. Вчера был один из самых худших дней в его жизни, а сегодня один из лучших, но уж точно не самый! Сайрус навсегда останется с ним, и никто не сможет забрать его.
Они с малышом пообедали в комнате, а потом Снейп позволил сыну плескаться в ванне, сколько душе угодно. Профессора не волновало, что после этих игр оба выглядели, как мокрые мыши. Сайрус - его сын, и он постарается стать примерным отцом.

Следующим утром Северус проснулся от веселого хихиканья. Сайрус пытался разбудить его щекоткой. Снейп не стал открывать глаза, притворившись, что все еще спит. Малыш пощекотал ребра, а затем полез под одеяло, добираясь до пяток.

Тогда Северус резко сел на кровати, хватая и заворачивая малыша в одеяло.

- Это был запрещенный прием, маленький монстр! – зарычал он грозным голосом. Завернутый в одеяло, мальчик не переставал отбиваться и хихикать, и Снейп уложил его обратно. Сам же Северус сел на кровати, притворно всхлипывая и вытирая сухие глаза.

Он почувствовал, как малыш выбрался из кокона одеяла и перебрался к нему на колени.

- С тобой все в порядке, папочка? Я больше так не буду, я не хочу, чтобы ты плакал…
Северус посмотрел на Сайруса сквозь упавшие пряди волос и драматично всхлипнул.

- Ты же не обратил ни малейшего внимания на мое знаменитое рычание. Я потерял сноровку, ты больше не боишься меня!

Мальчик несколько секунд обдумывал сказанное, а потом рассмеялся и обнял отца.
- Какой же ты глупый, папочка! Я знаю, что ты меня любишь и никогда не обидишь. И я тоже люблю тебя, даже таким сердитым! – в его ярко-зеленых глазах светились искренняя любовь и счастье.

Северус усадил малыша обратно на кровать.
- Ничего, если мы немного поговорим о твоих тете и дяде? Я знаю, ты не хотел, чтобы я делал им что-то плохое, нам просто нужно поговорить, хорошо? Ты можешь сказать, если тебе не захочется отвечать на мои вопросы, и мы тут же остановимся. Но я не хочу, чтобы ты говорил мне неправду. Какой бы ни была правда, я не буду на тебя сердиться. Идет?

Сайрус закусил нижнюю губу и на секунду задумался, сможет ли он говорить о том доме. Вспоминать было больно, но ради такого заботливого и любящего папы он был готов потерпеть. Малыш кивнул и вскарабкался к Северусу на колени, протягивая ручки в надежде, что отец его обнимет. Снейп крепко прижал к себе сына и принялся расспрашивать его о прошлом.

- Ты знаешь хоть что-то о своих настоящих маме и папе? Может, ты помнишь, где ты жил, было ли у тебя домашнее животное, какого числа твой День рождения? - подсказывал он.
Сайрус вздохнул:

- Моя тетя говорила, что они погибли в автомобильной аварии, когда я был совсем маленьким. Она всегда повторяла, что мне следовало умереть вместе с ними, потому что им я не нужен. Но один старый маразматик заставил их взять меня к себе. Папочка, а кто такой старый маразматик?

- Обычно это кто-то старше тебя, человек, который говорит или делает что-то, что тебе не особенно нравится, - с улыбкой ответил Северус. - Не очень хорошо так говорить, но есть вещи и похуже. Иногда люди называют так человека, который им нравится. Например, как я называю тебя маленьким монстром. Понимаешь?

Сайрус отвернулся и принялся с преувеличенным вниманием рассматривать свои коленки.

- Значит, Альбус – старый маразматик?
Северус не смог сдержать смеха.

- Да, малыш, иногда он таким бывает.

Сайрус глубоко задумался, сосредоточено хмуря брови:

-Я иногда вспоминаю тихий, ласковый голос, и еще у меня есть одеяло, которое мне дала мама. Я думал, что взял его с собой, но сейчас не знаю, где оно. Мой день рождения 14 июня, как и у моего кузена, только у него всегда был праздник в этот день, а мне даже не дарили подарок, только запирали в чулане, чтобы никто не знал, где я. – Мальчик начал дрожать, поэтому Снейп быстро спросил, не хочет ли он на этом остановиться и позавтракать. А потом у папы для него есть сюрприз.

-Какой, папочка? Ну, скажи! – превосходное настроение вновь вернулось к малышу. Северус прикрыл глаза, мысленно поблагодарил Всевышнего за то, что проклятым родственникам не удалось сломать дух мальчика. Хоть и понадобилось четыре долгих месяца на его выздоровление, зато теперь ребенок не прячется в углу, делая вид, что его не существует.

Снейп помнил, как ему всегда хотелось иметь тихого и спокойного ребенка, а сейчас он ни на что на свете не променял бы такого веселого и жизнерадостного малыша. Возможно, вскоре Сайрус позволит и остальным видеть его, но мысль о том, что именно он стал единственным человеком, которому мальчик безоговорочно доверился, всегда будет согревать ему сердце. Конечно, со стороны это выглядело немного ненормально, и Северус сомневался, что студенты не заметили его странного поведения в последние четыре месяца.

- Хорошо. Альбус согласился заменить меня сегодня на парах, поэтому, думаю, что мы можем вернуться в Хогсмид и завершить нашу прогулку. Сегодня мне не нужно будет ничего делать, возможно, мы только купим тебе теплой зимней одежды. И обязательно зайдем в Сладкое Королевство, чтобы запастись шоколадными лягушками, и в книжный магазин. А затем устроим пикник, и я расскажу тебе настоящую историю о твоих папе и маме, которые тебя очень любили. Расскажу, когда у тебя на самом деле день рождения, и отвечу на любые вопросы. Так что иди, одевайся, тогда мы сможем позавтракать и выйти, пока у студентов будет идти первая пара.

Шлепнув малыша по мягкому месту, он согнал Сайруса с кровати, и тот убежал в свою комнату собирать вещи.


Улыбающийся Снейп? Какой ужас!


Северус и Сайрус наслаждались спокойной прогулкой по Хогсмиту. Владелец «Флориш и Блоттс» даже не взял с них денег в благодарность за то, что вчера зельевар сумел предотвратить бедствие в его магазине. Отправив Ниппи с тяжелыми сумками обратно в замок, отец и сын устроили пикник, наслаждаясь последними лучами солнца.

После того как были съедены бутерброды и чипсы, Северус усадил ребенка к себе на колени и принялся читать ему одну из многочисленных книг, купленных специально для малыша. Он прочел очень упрощенную историю «мальчика – который – выжил» и злого Темного Лорда, который хотел убить его. Северус чувствовал, что книжка с картинками, изображающими родителей Сайруса и его самого поможет рассказать мальчику о том, что же случилось дальше.

Сайрус задремал, пока Северус читал одну из новых книг. Последний сидел на пледе, прислонившись спиной к дереву, и изредка потягивал холодное сливочное пиво, принесенное Ниппи. Мальчик уснул, используя колени зельевара как подушку и укрываясь его плащом вместо одеяла. Тогда Северус отложил книгу, окинул взглядом открывшуюся ему мирную картину и удовлетворенно вздохнул: «Жизнь прекрасна!»
После пробуждения Сайрус катался на своей игрушечной метле, а Северус бдительно наблюдал за ним, держа палочку наготове. Малыш радостно кружился в воздухе, наслаждаясь полетом, хотя его метла и летала намного медленнее, чем метла папы. Тут он почувствовал легкий толчок магии – это отец просил его спускаться вниз. Малыш позволил Снейпу взять себя на руки и отнести в замок, по дороге размышляя о заклинаниях, наложенных на его метлу, которая сейчас в уменьшенном виде лежала у папы в кармане. Если бы он только смог узнать, как сделать его метлу такой же быстрой, как у папы, хм…


Следующие девять дней Северус размышлял о наказании для трех идиотов, едва не убивших его сына. Альбус попросил его не изобретать чего-то действительно жестокого, а в остальном предоставил полную свободу действий, чем зельевар не преминул воспользоваться. Он также знал, что его студенты не простят однокурсникам потерю 150 баллов, которые практически невозможно вернуть назад. А слизеренцы могут быть даже изобретательнеев своей мести, чем он сам.

Северус старался проводить как можно больше времени с Сайрусом. Несчастный случай замедлил выздоровление малыша, и тот вернулся к тому же состоянию, в котором находился месяц назад. Когда рядом был Северус, малыш улыбался и весело, хотя и несколько скованно, смеялся, но присутствие посторонних пугало или смущало его. Еще мальчик быстро уставал, а время от времени начинал задыхаться. Это очень огорчало Минерву, Альбуса и Северуса. Злополучные хулиганы и представить себе не могли, что их ожидает – редко кому удавалось настроить против себя сразу весь преподавательский состав. Но ничего, очень скоро они все узнают.


Руквуд, Амес и Макнайт вернулись в замок как раз вовремя, чтобы не слишком опоздать к обеду. Открыв двери Большого Зала, они тихо подошли к своему столу и удивленно замерли. Все студенты сидели на другом конце стола, оставляя их троих в гордом одиночестве.

Судорожно сглотнув, Амес перевел взгляд на преподавательский стол и пожалел, что не может провалиться сквозь пол. Директор сверлил их недовольным взглядом, профессор МакГонаггл сердито поджимала губы - впрочем, почти все преподаватели выглядели сердитыми. За исключением профессора Снейпа. Выражение его лица было самым страшным – он улыбался. Дикой, зловещей улыбкой!

Амес вспомнил, что точно так же улыбался его брат, когда с помощью режущего заклятия убивал беззащитных кроликов. С братом Амес не виделся уже шесть лет - тот сидел в Азкабане за пособничество Темному Лорду и убийство четырех магглов. Слизеренец с ужасом уставился в свою тарелку.

Лицо Руквуда приняло то же выражение, когда он увидел их декана, бывшего Пожирателя Смерти, улыбающимся. Только Макнайт, сидевший спиной к преподавателям, ел как ни в чем не бывало. Пока не посмотрел на своих друзей. Оставив вилку на полпути ко рту, парень обернулся посмотреть, что же заставило ребят так испугаться. Вилка выпала из его рук и недоеденный кусок пирога с мясом шлепнулся обратно на тарелку.

Троица осмотрела зал в поисках поддержки и не нашла ни одного сочувствующего лица. Даже слизеренцы прожигали их злыми взглядами. Как только первый студент поднялся из-за стола, все трое поспешили удрать в общую комнату в подземельях. И еще никогда в жизни они не бегали так быстро.


После обеда малыш играл с Ниппи в кабинете отца. Здесь Сайрус проводил время, пока шли занятия в классе. Мальчик не хотел оставаться без папы, но Северус объяснил, что, вероятно, сегодня ему придется много кричать. Намечался урок с классом, где учились три слизеринца, из-за которых малыш и заболел. Снейп не хотел пугать сына, потому и оставил его с домовым эльфом в соседней комнате. Сайрус пообещал папе, что позовет его, если ему что-нибудь понадобится. Ниппи бы обязательно передал его просьбу, и отец сразу бы пришел. К тому же дедушка Альбус разрешил ребенку оставаться в его кабинете и играть с разными крутящимися серебряными штуками.

Сайрус слышал голос отца даже через тяжелую дубовую дверь и радовался, что его сейчас нет в той комнате. Даже несмотря на то, что знал – папа злится не на него.


Профессор Снейп вылил на несчастную троицу всю злость, гнев и раздражение, скопившееся у него за последние четыре месяца. Он задержал троих слизеренцев после того как остальные студенты отправились, вернее, сбежали в библиотеку.

И сейчас Амес дрожал от страха, Макнайт все еще пытался спасти свое зелье, а Руквуд, застыв, слушал холодный, злой голос Мастера Зелий.

- Я полагал, что студенты седьмого курса должны знать об опасности соединения неизвестных компонентов, о том, что они могут выделять ядовитый газ или привести к взрыву. Неосторожное смешивание тех веществ могло превратить половину Хогсмита в груду камней и щепок.
Если бы у мистера Купера не было точного списка покупок, вы бы убили невинного четырехлетнего ребенка – бедного ребенка, который провел весь следующий день в коме, борясь за каждый свой вздох; несчастного ребенка, который до сих пор полностью не выздоровел!

Снейп взмахнул палочкой, и отвратительная бурда в котле Макнайта мгновенно исчезла.

- Весь следующий месяц вы будете составлять всевозможные комбинации соединения компонентов из этого списка. Вы будете заниматься этим в свободное время в дополнение к вашей обычной домашней работе. Кроме того, каждый вечер в восемь часов вы будете приходить сюда на отработку, – его голос упал до зловещего шепота. – Вам все понятно, господа?

Дождавшись дружного «Да, сэр!», он продолжил:

- Ваши прогулки по замку теперь очень ограничены. Вы можете находиться в гостиной факультета, в своей комнате, в Большом Зале или в классе. Для того чтобы попасть в библиотеку или любую другую комнату, вы обязаны просить разрешения у меня или другого преподавателя. Директор уже предупредил вас, что вы вылетите из школы за любое нарушение. Думаю, теперь у вас будет возможность подумать над тем, что бы случилось, не появись я в нужный момент, - с каждым словом его голос становился все тише и холоднее, а последние слова были произнесены едва слышным шепотом, но казались ужасней громкого крика. - Сейчас вы сидели бы в Азкабане и дожидались поцелуя дементора за убийство. А теперь убирайтесь с моих глаз, мне противно на вас смотреть!


Северус вытащил из кармана одно из сильнейших успокаивающих зелий. Он понимал, что Сайрус слышал кое-что из его слов, и он должен быть абсолютно спокойным, чтобы убедить малыша, что все в порядке. Дожидаясь, пока подействует зелье, Снейп собрал все работы, которые намеревался проверить у себя в комнатах, и лишь тогда открыл тяжелую дубовую дверь и улыбнулся сыну. Малыш широко распахнул свои пронзительно-зеленые глаза и неуверенно, даже с опаской, посмотрел на отца.

И лишь когда понял по его лицу, что тот на него не злится, подбежал и обнял отца.
- Я так испугался, папочка, но Ниппи сказал, что ты сердишься не на меня, а на тех хулиганов, из-за которых мне было плохо. Но я подумал, ты будешь злиться из-за того, что я заболел. Ты не сердишься?

- Нет, конечно, сынок. Я никогда не буду сердиться, если ты заболеешь. И не думаю, что когда-нибудь смогу разозлиться на тебя так же, как на этих троих. И запомни, если я и буду сердиться на тебя из-за какого-нибудь проступка, я по-прежнему буду любить тебя. Понимаешь, малыш?

Сайрус кивнул и спрятал лицо у отца на плече.

- А мы можем теперь поесть? Ниппи сказал, что эльфы приготовили запеканку. И шоколадный пудинг!

Северус рассмеялся и взъерошил и без того растрепанные волосы Сайруса.

- Конечно, как же я могу отказаться? И что же ты выберешь из двух своих самых любимых блюд?

Сайрус невинно улыбнулся:

- Ниппи сказал, что я могу выбрать оба, потому что я хороший мальчик. Правда, папа?

Северус с важным видом кивнул и они, наконец, отправились в Большой Зал на обед.


Жизнь в замке возвращалась в нормальное русло - конечно, если жизнь в школе для молодых волшебников можно назвать нормальной.

Преподаватели успокоились, хотя иногда еще бросали недовольные взгляды в сторону троицы, сидящей на самом краю слизеринского стола, отдельно от остальных студентов. И то на одном, то на другом из этого трио можно было увидеть следы недовольства сокурсников за потерянные баллы.

Да и остальные учащиеся были рады, что этих идиотов, наконец, поймали, и теперь при случае щедро осыпали их «подарками», так что те постоянно ходили с розовыми или зелеными волосами, а иногда и совсем лысыми. На субботнем обеде одного из них можно было увидеть с кроличьими ушами, а других двух – с ослиными хвостами. «Пострадавшие» казались напуганными и пристыженными. А однажды Руквуд с ужасом понял, что не может внятно разговаривать, потому что его язык приобрел форму вилки, и, вдобавок к тому, на лбу у парня выросли маленькие рожки.
Поскольку они сидели отдельно от остальных слизеренцев, даже домовые эльфы могли показать им свое неудовольствие. Когда троица приходила на завтрак, со стола неизвестно каким образом пропадал сок, и вообще оставалось только соевое молоко, каша и сваренные вкрутую яйца. Никто не мог вспомнить, чтобы раньше на завтрак подавали печень с луком, бутерброды с сыром и еще какую-то комковатую липкую гадость без названия - троица даже боялась спрашивать, что это. Хотя они и получали десерт каждый день, чаще всего это был простой йогурт или засохшие бисквиты.
Три рослых семикурсника не смогли по достоинству оценить то утро, когда они превратились в трех милых маленьких девочек, одетых в розовые мантии, с симпатичными хвостиками на затылке. А преподаватели, кажется, неожиданно разучились снимать проклятия и неприятные заклинания, которые совершенно случайно попадали в их учеников. Профессор Флитвик очень огорчился, когда его заклинание срикошетило в несчастную троицу, отчего их ноги раздуло до невероятных размеров. А профессор МакГонаггл всегда просила помощи ребят, чтобы продемонстрировать новое заклинание трансфигурации, и для лучшего запоминания заклинания приходилось повторять по несколько раз.
Парни стали проверять свои комнаты каждый вечер после того случая с зудящим порошком, которым кто-то обсыпал их одежду. А у мадам Помфри, к большому ее огорчению, как раз закончилось противоядие. К сожалению, они узнали об этом, когда уже оделись после душа.
Но самым ужасным, конечно, была отработка у Снейпа, когда их профессор просто сидел и улыбался им. Зельевар давал им задание каждый вечер, а потом с удобством располагался за своим столом и только улыбался, не говоря ни слова. Задания и леденящая улыбка каждый вечер в течение двадцати дней. Они готовили самые отвратительные ингредиенты для зелий: разделывали лягушек, собирали буботубный гной и даже яд смердящих ящериц. Для этого приходилось разрезать брюшко ящерицы, удалять желчь, а потом, не пролив ни капли, сцеживать яд в пузырек. И их совершенно не зря называют смердящими ящерицами!
Когда они уже было подумали, что хуже быть не может, профессор Снейп заставил их чистить потолок. Он взмахнул палочкой и после негромкого зловещего хлопка они оказались на потолке, вверх тормашками. Три часа они с помощью зачарованных губок и щеток отдирали остатки взорванных зелий, накопившихся здесь, наверное, не за одну сотню лет.
По окончании первых двадцати дней профессор Снейп усадил их перед собой еще до начала отрабоки и произнес:

- Итак, что вы успели уяснить за прошлый месяц, джентльмены? И я хочу услышать правдивые ответы, я сразу же узнаю ложь, поэтому даже не стоит пытаться меня обманывать.
Первым заговорил Макнайт:

- Я ненавижу все эти шутки и розыгрыши, которым мы подверглись за эти дни. Я понимаю, что мои подшучивания над младшими студентами были совсем не смешными, а я был всего лишь большим придурком. Мне не нравится то, кем бы я стал, если бы меня вовремя не остановили. И мне правда очень жаль, что маленький мальчик пострадал из-за моей глупости, и я совсем не жалею, что меня поймали. Я не могу утверждать, что не совершу чего-то подобного в будущем, но уверен, что не сделаю этого преднамеренно. Мне очень жаль потерянных баллов и того, что пришлось выполнять эту работу. Я заслужил все это – и печень с луком, и смердящий яд ящерицы, – он склонил голову, искренне раскаиваясь.
Северус посмотрел на Амеса и Макнайта. Амес только пожал плечами и прошептал:

- Я не люблю когда надо мною измываются, или смотрят как на кусок драконьего дерьма, но я не думаю, что мы заслужили это. Все издеваются над младшими курсами, а поймали только нас.

- Значит, вы не видите разницы между тем, кто выкрасил ваши волосы в розовый цвет на какой-то час и тем, кто едва не убил ребенка? Никакой разницы – едва не взорвать половину Хогсмита или наложить почти безвредное заклинание? – голос Северуса звучал вполне спокойно.

- Э-э, нет сэр, м-м-да, конечно, здесь есть большая разница. Не думаю, что могу даже осознать, насколько велика эта разница. Но мы же не знали, что в сумке у того третьекурсника...

- То есть, мистер Амес, это дает вам право портить его вещи, оскорблять его и издеваться над ним? - говорил Мастер Зелий убийственно спокойно.

- Нет, сэр. Конечно, нет. Мы поступили очень глупо, и приносим свои извинения, – Амес был уже на грани истерики. Возможно, профессор с начала этого года ведет себя спокойней и вежливей, однако нельзя забывать о предыдущих четырех годах его преподавания. Он был настоящим негодяем и мог иссушить вашу душу одним лишь взглядом.
Руквуд хранил гробовое молчание во время допроса его сокурсников и не мог понять, из-за чего так расстраивается Снейп. Ну да, они растоптали те идиотские ингридиенты, ну и что? Он решил пристыжено опустить голову и заявить, что ему тоже очень жаль. С матерью это всегда срабатывало, не правда ли? Когда мальчику было всего лишь шесть, его отца убили проклятые авроры, а мама все спускала ему с рук, если он выглядел сожалеющим о своем неблаговидном поступке. И ему действительно жаль - жаль, что их поймали!
Руквуд почувствовал, как взгляд декана прожигает дырки в его голове, и поднял глаза, встретившись с ним взглядом. И тут же почувствовал, как глаза профессора словно проникают в его разум, вытаскивая на поверхность самые отвратительные его мысли и чувства. Он не понимал, откуда взялась эта уверенность, но точно знал, что не сможет соврать Снейпу. Тот понимал, что мальчишка совсем не раскаивается.
Снейп сел за стол, находящийся за спиной Руквуда, и повернулся к Амесу и Макнайту.

- На сегодня вы оба свободны. Вы освобождены от домашнего ареста, и все ограничения теперь сняты. В течение следующих десяти дней вы будете появляться здесь на отработках, но теперь вы будете заниматься своей домашней работой и догонять своих сокурсников. Я помогу вам с любыми трудностями. Доброй ночи, господа.
Им не нужно было повторять дважды – парни мгновенно схватили свои вещи и почти выбежали из класса.
Северус развернулся и подошел к камину. Пробормотав заклинание Incendio и швырнув в огонь горсть дымолетного порошка, он громко проговорил:

- Кабинет директора по просьбе Северуса Снейпа!
Когда в камине появилась голова Дамблдора, Северус немного отступил в сторону, давая директору возможность войти в комнату.

-Да, Северус, чем могу быть полезен? – он повернулся и заметил Руквуда, сидящего с низко опущенной головой в попытке выглядеть раскаивающимся - к сожалению для него, безуспешно. Северус отозвал директора в сторону и тихо объяснил ему:

- Два других мальчика усвоили этот урок, с них сняты все ограничения. Следующие десять дней они будут заниматься со мной своей домашней работой. А Руквуд всего лишь расстроен тем, что его поймали - думаю, он будет пробовать мстить всем, кто так или иначе причастен к его наказанию. Я переживаю за младшие курсы, особенно за мистера Купера, если Руквуд останется в замке. И боюсь, что за семь оставшихся месяцев мы не сможем перевоспитать его.

Альбус задумчиво кивнул, подошел к парте, за которой сидел парень, и встал напротив. В конце концов, любопытство победило, и Руквуд поднял голову, вновь попадая в ту же ловушку - на этот раз, голубых глаз. Альбус опечалено покачал головой:
- Мне жаль, мистер Руквуд, что вы, похоже, не поняли самого главного из того, что мы преподаем в школе. Боюсь, что если мы позволим вам и дальше оставаться в замке, ваше поведение в конечном итоге может навредить остальным студентам.

Северус, проведи мистера Рувуда в его комнату, чтобы он мог собрать свои вещи, а я пока поговорю с его матерью, чтобы она его забрала. Прощайте, мистер Руквуд. И мне бесконечно жаль, что мы так и не сумели объяснить вам, что у всех нас равное право чувствовать себя в безопасности и иметь личные вещи.
Меньше, чем через час Руквуд вернулся в поместье своей матери, исключенный из школы за нападение на мистера Купера и безрассудного поступка в «Флориш и Блоттс», подвергшего опасности жизни многих людей. Это происшествие было также зарегистрировано в департаменте защиты магического правопорядка.


На следующее утро во время завтрака в Большом Зале неожиданно с грохотом распахнулась входная дверь, являя миру министра Фаджа. В окружении своей свиты он подошел к столу преподавателей. Судя по его красному лицу, создававшему неприятное сочетание с его же зеленой шляпой, министр был очень зол и раздражен.

- Господин Директор, я хочу получить объяснение статье в сегодняшней газете!

- Корнелиус, возможно, нам стоит продолжить в моем кабинете. Я уверен, что студенты хотят позавтракать и отправиться на уроки, а не выслушивать наши дискуссии.
Студенты же подумали, что они бы с большим удовольствием послушали намечающийся спор, чем пошли учиться, но их мнения никто не собирался спрашивать.

- Конечно, да, да, пусть заканчивают и идут в классы, вы правы, - быстро забормотал Фадж.
Как только они вошли в кабинет, Фадж принялся размахивать бумагами прямо перед носом директора:

- Я только что узнал, что мальчика Поттеров забрали из дома его законных родственников и отдали в руки Пожирателя Смерти, устроив здесь целое представление! Вы не имеете права! Я требую, чтобы ребенка немедленно вернули его тетке!
Снейп тем временем разумно предположил, что именно Сайрус стал причиной неожиданного визита министра, поэтому он оставил малыша с Ниппи и появился в кабинете директора почти одновременно с Дамблдором и Фаджем:

- Господин директор, возможно, министру тоже стоит увидеть мои воспоминания?
Альбус кивнул и достал свой мыслеслив, а Северус вновь поместил в него свои впечатления, касающиеся Сайруса.
Только Альбус, Корнелиус и Северус коснулись палочками серебристого содержимого думосбора. Телохранителям и остальным чиновникам, сопровождавшим министра, было совсем не обязательно обладать подобной информацией. Северус не стал делиться воспоминаниями о появлении несчастного израненного малыша и последующем лечении, но показал разговор с Кингсли, когда последний сообщил, что Дурсли уехали в Канаду, не сказав никому, что их племянник пропал два месяца назад. Также Северус не стал показывать воспоминания об уникальных возможностях его сына, справедливо рассудив, что чем меньше людей знают о его невидимости, тем в большей безопасности малыш.
Северус поместил в мыслеслив еще несколько своих любимых воспоминаний – моментов проведенных вдвоем с сыном: малыш признает его своим отцом и называет себя Сайрусом Северусом Снейпом; объятия и поцелуи; Поппи сообщает, что мальчик полностью здоров. И, наконец, последнее - малыш учится летать на метле, а Северус во время пикника начинает осторожно объяснять ему, кто он такой и кем были его настоящие родители.
Корнелиус, явно ошеломленный увиденным, тяжело осел на стул, который ему предупредительно подставил Северус:

- Подумать только! Альбус, почему? Я имею в виду, как… ведь это их собственная кровь и плоть! Как они могли быть такими жестокими?
Министр повернулся к Снейпу и неохотно кивнул:

- Хорошо, думаю я погорячился, и вы действительно будете для ребенка неплохим опекуном - уж, конечно, лучше его тети и дяди. Но вот сможете ли вы защитить его от ваших бывших… коллег? И, Альбус, я все еще недоволен спешкой, с которой вы обстряпали опекунство, и непонятной секретностью.

- Ах, Корнелиус, а вы представляете, на что пошли бы маги, чтобы отомстить этим невинным магглам? Или какая бы кутерьма поднялась вокруг дела об усыновлении, и что еще могло бы случиться с Гарри Поттером?
Фадж выглядел побежденным:

- Хорошо, думаю, что вынужден с вами согласиться. В конце концов, подозреваю, что деньги Малфоя затянули бы судебные разбирательства на несколько месяцев, если не лет, и оставили бы мальчика совершенно беспомощным в нашем мире. Признаю, что все нужно было сделать быстро и достаточно тихо. Хорошо, господа, мне пора возвращаться в Министерство. Ах, да, профессор Снейп, мои поздравления и благодарность за то, что вы позаботились о малыше. Честно говоря, я немного удивлен - я слышал о вас от некоторых ваших бывших студентов.
Северус сложил руки на груди и усмехнулся, ничем не подтверждая и не отрицая слова министра. Когда вся свита Фаджа покинула кабинет, он спокойно вернул свои воспоминания. Альбус приобнял Снейпа одной рукой и Северус неожиданно, всего лишь на секунду, тоже обнял своего старого наставника. А потом вернулся в свои подземелья, чтобы подготовиться к первому уроку.
Он не мог оставаться в кабинете директора дольше, иначе тот заметил бы его подозрительно блестящие от непролитых слез глаза.
Снейп так боялся потерять сына, а теперь его сердце заполнила такая неописуемая радость, что у него возникло странное желание закричать, да так, чтобы его крик можно было услышать и в Астрономической башне. К счастью, у него еще оставалось свободное время перед сдвоенным Зельеварением Хаффлпафф-Равенкло у четвертого курса.
Он зашел в свои комнаты, подхватил Сайруса с пола и подбросил в воздух:

- С сегодняшнего дня ты только мой, и никто не посмеет забрать тебя! Я люблю тебя Сайрус. Ты же знаешь это?
Сайрус любил, когда его подбрасывали в воздух, и был рад видеть папу таким счастливым. Ему очень не нравился тот злой мужчина, который громко кричал и пугал его. Малыш обнял отца и поцеловал его прохладную щеку.

- Ты такой глупый, папа. И я тоже тебя люблю.

За оставшуюся часть недели никто не получил от зельевара ни одной отработки, да и баллов студенты потеряли не так уж много. Все это было очень необычно, особенно когда Снейпа замечали с этим странным выражением лица… он УЛЫБАЛСЯ!



Ужасные два года.. или все же пять?




Ужасные два года.. или все же четыре?


Ужасные два года.. или все же пять?
К сожалению для студентов и преподавательского состава Школы Чародейства и Волшебства Хогвардс на следующей неделе Сайрус обнаружил свою независимость, которую обычно связывают с возрастом двух лет. Он осознал силу слова «НЕТ»!

Начиналось все совсем невинно. Однажды субботним утром Северус, счастливый в своем неведении, собрался одеть мальчика в одежду, которую выбрал для него сам.

- Я не хочу надевать зеленую мантию, хочу синюю.

-Сайрус, ты был в синем вчера. Домовые эльфы еще не успели вернуть чистые вещи, - никто не удосужился объяснить новоявленному «папочке» одно из основных правил воспитания маленьких детей – рассуждениями и логическими умозаключениями ничего не добиться.

-Синее! Не хочу зеленого! - По крайней мере, у Сайруса был более объемный словарный запас, чем у тех детей, которые только осознают свою силу и принимаются мучить взрослых двумя известными словами, не в силах объяснить чего же им действительно хочется.

-Сайрус, хватит. Ты сейчас же оденешься, потому что мы уже опаздываем на завтрак в Большом Зале, а мне еще нужно проверить свое новое зелье. Немедленно надевай эту мантию! – в его голосе прорывались нотки прежнего сальноволосого мерзавца.

-Нет, и ты меня не заставишь! – возмущенно закричал Сайрус и в одной пижаме выбежал в коридор. Он быстро захлопнул за собой дверь, и когда отец снова открыл ее, малыш уже успел забежать за угол.

Никто из них не обратил внимания, что мальчик открыл дверь, не произнеся пароля, который и должен был не позволить малышу самому выходить из комнаты
К счастью, Северус уже был одет, поэтому быстро схватив свою мантию, он бросился вслед за сбежавшим сыном. Он быстро шел по коридору, надеясь, что идет в верном направлении – в сторону Большого Зала, и громко звал мальчика:
- Сайрус, где ты? Немедленно возвращайся обратно. – С каждой минутой Северус сердился все больше.

Несколько студентов Равенкло с удивлением и некоторым страхом видели, как профессор не в лучшем расположении духа спешит к ним:

-Вы не видели здесь.. Проклятие! Да вы и не могли видеть! Хорошо, может быть вы… почувствовали.. как что-то пробегало мимо вас по коридору? – Изумленные лица студентов сразу же дали ему понять, что сейчас он только теряет время, поэтому решил продолжить поиски самостоятельно.

Сайрус наслаждался полетом по коридору, даже несмотря на то, что до сих пор был одет в одну пижаму. Вот только метла его летела всего в нескольких футах над полом, да и скорость была слишком низкой. Малыш боялся, что на такой высоте заденет кого-то из студентов или железные доспехи, поэтому Сайрус слегка нахмурился, стараясь сосредоточиться на магическом заклинании для того, чтобы «почувствовать» магию метлы. И взвизгнул от восторга, когда благодаря его силе метла поднялась к самому потолку, намного увеличив скорость. Он влетел в Большой Зал, радуясь необычной свободе, несмотря на тучи и ветер на зачарованном потолке. На лице малыша сияла широкая улыбка, и он вновь взвизгнул от восторга. К счастью, его могли услышать только два человека в замке, которых сейчас здесь не было. Но кто это?

Сайрус заметил незнакомца в старой изношенной мантии, с которой все еще капала вода. У незнакомца были мягкие каштановые волосы, сейчас растрепанные из-за грозы на улице. На секунду мужчина остановился, применив к своей одежде высушивающее заклинание. Сайрус принялся перебирать в памяти лица людей, надеясь вспомнить имя этого смутно знакомого мужчины, который только что вошел в Большой Зал. Имя вспыхнуло в памяти, и Сайрус громко крикнул:

-Дядя Луни! Дядя Луни!

Ремус Люпин замер, все еще закрывая вход в Большой Зал. Судорожно вздохнув он решил было, что ослышался. Звук его имени всколыхнул в душе ужасные воспоминания и жуткое одиночество, которое он ощущал с того самого ужасного Хэллоуина три года назад. Толпа детей, которым он мешал пройти, привела Люпина в чувство, он постарался задавить в себе внезапно проснувшуюся любовь и надежду и решительным шагом направился к столу преподавателей.

Сайрус огорчился. Мужчина, похоже, игнорировал его, а ведь мальчик знал, был уверен, что это его дядя Луни! Так почему же тот не смотрит на него? Ой, а он и правда не мог заметить его, поэтому Сайрус пожелал, чтобы Луни тоже смог его видеть. Тела коснулась приятная и знакомая волна магии, и Сайрус снова крикнул:

-Дядя Луни, дядя Луни, я здесь! – Люпин опять услышал звонкий детский голос, идущий откуда-то сверху. Сверху? Он посмотрел наверх, и его сердце испуганно сжалось. Его детеныш, его «племянник» Гарри парил под потолком Большого Зала, и никто не обращал на это вопиющее безобразие ни малейшего внимания! Почему никто не замечает, какой опасности подергается ребенок, особенно сейчас, когда он на большой скорости подлетел к двери, ведущей в коридор?

Ремус стал проталкиваться сквозь толпу студентов, чувствуя, будто плывет против течения, но наконец добрался до маленькой фигурки в углу. Люпин вздохнул с облегчением, увидев, что мальчик благополучно приземлился. Он крепко обнял малыша, прижимая черную головку к плечу, не замечая, как по щекам градом катятся слезы.

-Гарри, ты же мог погибнуть! Почему ты летал так высоко и с такой скоростью? И что вообще здесь делаешь?

Сайрус сначала попытался вдохнуть воздуха после такого удушающего объятия, а потом ответил дяде Луни:

-Меня зовут Сайрус, а не Гарри. Кто такой Гарри?

Луни растерялся и внимательнее присмотрелся к мальчику, которого все еще сжимал в объятиях. Тот лишь недоуменно смотрел на Ремуса. Мужчина убрал с его лба черную прядь волос. Он должен был проверить! Теперь на лбу мальчика был новый, еще свежий, шрам, но все равно под ним можно было увидеть и старый, в форме молнии.

-Ох, не волнуйся, я просто назвался тебя неверным именем. Значит Сайрус, верно? А сейчас скажи мне, почему же все-таки ты летал под самым потолком, и кто здесь присматривает за тобой? Ты что, от кого-то сбежал? – Об имени малыша нужно будет спросить кого-нибудь другого. Наверное, ему сменили мя, что уберечь от опасности, но неужели больше никто в замке не мог бы узнать Гарри Поттера?

Сайрус застенчиво опустил глаза:

-Я сбежал от своего папы, я не должен был уходить без него.

Ремус замер и, несмотря на обуревавшие его эмоции, мягко спросил:

-Твой папа?

В это же мгновение рядом с ними появился взъерошенный, явно очень взволнованный Северус Снейп. Он сразу же выхватил Сайруса из объятий Люпина.

-Сайрус, где же ты был? Я нигде не мог тебя найти, не пугай так папу больше никогда. О чем ты вообще думал, убегая?

Малыш зарылся лицом в мантию отца, а Северус не мог решить стоит ли ему наказать мальчишку за то, что тот сбежал и так его напугал, или же крепко обнять и больше ни когда не отпускать. Но тут он сообразил, что не только он видит мальчика.

Ремусу, к счастью, удалось побороть разочарование и замешательство, прежде чем Северус с малышом смогли это заметить.

Зельевар озадаченно посмотрел на оборотня:

-Как ты нашел его, Люпин? И я уверен, что ты даже можешь его слышать и видеть! Я прав?

-Конечно, я могу его видеть! Он летал на метле под потолком Большого Зала. Еще бы я не заметил такого! Он узнал меня и назвал дядей Луни, когда он спустился, я подошел сюда. Вот его метла. – Он кивнул в сторону метлы, которая до сих пор оставалась незамеченной.

-Иди за мной, мы должны поговорить там, где наш разговор никто не подслушает. – Северус отпустил мальчика. Люпин с изумлением наблюдал, как мальчик тут схватился за ремень на поясе Северуса и спрятался под его одеждой. Снейп провел их через переполненный Большой Зал к столу преподавателей, прошептал что-то Дамблдору на ухо, который теперь выглядел очень удивленным, и тоже присоединился к их компании. Они тихо спустились по ступенькам, прошли через портрет в теплые и уютные комнаты.
Северус позвал Ниппи и поручил ему искупать, и потом одеть малыша, а другого эльфа попросил принести завтрак, пока они будут разговаривать. Северус объяснил причины ссоры этим утром и закончил рассказ на том, как Сайрус убежал из комнаты.

Ремус казался совсем сбитым с толку, но продолжил свой рассказ о том, как увидел Гарри на метле, а больше никто не обращал на это внимания. Потом он рассказал о том, как малыш благополучно спустился вниз, и Ремус узнал, что теперь у мальчика другое имя.
Северус не казался особо счастливым тем фактом, что кроме него Сайруса может видеть и слышать только этот блохастый оборотень, Ремус Люпин. У Альбуса же только весело мерцали глаза за очками-полумесяцами.

-Ремус, ты вернулся в Хогвардс для того, чтобы поработать с Северусом над его Волчьем Зельем? И насколько я знаю, сейчас ты безработный, верно?

Ремус вспыхнул и опустил глаза, ему было стыдно, что он не мог долго продержаться ни на одной работе. Слишком трудно скрывать его тайну, да и к тому же никто не хотел терпеть работника, который так часто отсутствует из-за непонятной болезни.

-Да, Северус попросил помочь ему проверить новое зелье, но мне еще нужно оправиться после полнолуния, чтобы вновь начать себя что-то подыскивать.

Альбус закивал и радостно воскликнул:

-Тогда все складывается наилучшим образом! Ты можешь жить в замке, у Северуса будет возможность испытать свое новое зелье, а ты сможешь присматривать за Сайрусом и обучать его днем, пока Северус на уроках. Сайрус очень умный и любопытный мальчик, поэтому лучше направить его энергию в мирное русло.

Северус уронил голову на сложенные руки и застонал.

-Я понимаю, что мне нужен кто-нибудь надежный, кто будет сидеть с малышом, пока я на уроках, особенно если он больше не собирается оставаться тихим и спокойным как раньше. Но почему Люпин?

Альбус ласково похлопал Северуса по плечу:

-Ведь это совершенно очевидно! Сайрус сам выбрал его! Ремус, после того как вы с Северусом уточните все детали вашей совместной работы, я хочу, чтобы ты зашел ко мне в кабинет, чтобы мы обсудили условия твоего проживания в замке и твою будущую зарплату. Согласно завещанию Джеймса и Лили Поттеров, все расходы на обучение Гарри должны оплачиваться с их счета, в том числе и после его поступления в Хогвардс.

После всего сказанного он снова похлопал мужчин по плечу и подозвал Сайруса, чтобы тот обнял своего «дедушку». Ремус видел, что он просто наклонился, распахнув свои объятия, и не замечал подпрыгивающего рядом малыша, пока тот не коснулся его рукой. Северус встретился с Люпином взглядом и безмолвно кивнул: «Позже». Вскоре на обеденном столе появился их завтрак, и зельевар забрал мальчика из объятий Альбуса, передав его Ремусу.


Поднимаясь по движущейся лестнице в кабинет директора, Ремус размышлял о странных событиях сегодняшнего утра. Он думал, что ему предстоит вынести несколько часов язвительных замечаний и саркастичных намеков от своей личной Немезиды, а потом вновь уехать искать свое место в маггловском мире. Но вместо этого он провел очень приятное утро в обществе когда-то потерянного для него ребенка. Да к тому же он беседовал за завтраком, пусть и довольно прохладно, с человеком, которого он меньше всего ожидал увидеть в роли отца ребенка погибшего Джеймса Поттера.

Сейчас у него было место, где он мог жить, место, которое он всегда любил, обещание того, что он получит зелье, позволяющее сохранять человеческий рассудок во время превращений, и работа, на которую он с удовольствием согласился. Он должен будет учить осиротевшего ребенка своих лучших друзей и, как сказал ему Дамблдор, очень умного ребенка. О большем он и мечтать не мог, а особенно, о вполне вежливой беседе с Северусом Снейпом.

Люпин громко постучал в дверь директорского кабинета и, услышав ответное приглашение, переступил порог. Альбус указал ему на стул и сел рядом с ним, поставив мыслеслив на маленький столик.

-Северус позволил мне воспользоваться его воспоминаниями о появлении в его жизни Гарри Поттера, а я добавил еще и несколько своих, чтобы прояснить тебе кое-какие моменты. Так намного проще, чем если бы я объяснял всю ситуацию на словах и рассказывал о необъяснимых событиях, окружающих мальчика.

Альбус жестом попросил Ремуса присоединиться к нему, и они одновременно коснулись палочками серебристой субстанции воспоминаний Северуса Снейпа о том роковом июньском дне.

Они смотрели на несчастного ребенка, о котором Снейп так заботился, и Альбус придерживал рыдающего Ремуса за плечи. Дамблдор и раньше видел воспоминания, но по-прежнему они вызывали у него приступы ярости и разочарования. Ремус потерял дар речи, когда увидел первую встречу Альбуса с малышом и осознание того, что ребенок невидим.

Ремус вынужден был сесть на больничную койку, когда наблюдал за бессменным дежурством Альбуса у постели больного ребенка, когда он не выпускал из руки безвольную детскую ладошку и с нетерпением ждал появление Снейпа с исцеляющим зельем. Ремус с изумлением видел, что Северус едва не лишился рассудка, подумав, что опоздал с антидотом.
Просматривая последние воспоминания – усыновление Гарри и появление идиота-министра – Люпин уже был готов принять отношения между сыном его лучших друзей и заклятым врагом. Вдвоем с директором они вернулись в кабинет, задыхаясь от переполнявших их эмоций и переживаний.

-Теперь ты понимаешь, Ремус, почему ты единственный человек, кроме Северуса, способный помочь с воспитанием малыша? – После понимающего кивка Люпина, директор попросил об одолжении:

-Ты не мог бы показать свои воспоминания о сегодняшнем утре? Я хочу увидеть его полет, хочу увидеть малыша счастливым. А после мы сможем решить, где ты будешь жить, а также обсудить размер твоей зарплаты.

Ремус с готовностью продемонстрировал директору воспоминание о великолепном полете, а также выражение неописуемой радости на лице малыша, когда тот увидел своего «дядю». После они выпили чаю и принялись за обсуждение насущных проблем.
За две недели до Рождества было решено, что Ремус переедет в комнаты рядом с теми, где живут Северус с Сайрусом. Для домовых эльфов не было проблемой создать дверь между их комнатами и превратить одну из комнат Ремуса в класс для ребенка-дошкольника.

Северус постепенно привыкал, что малыш каждый день некоторое время отсутствует. Конечно, это не доставляло ему удовольствия, но приходилось смириться. Также Сайрус устроил истерику из- за того, что за свою выходку полчаса вынужден был сидеть в углу и на целый месяц лишился метлы. Северус попросил профессора Флитвика обновить заклинания на метле и добавить еще одно – в случае, если защитные заклинания будут нарушены, метла перестанет летать. Несмотря на всю свою злость и негодование, в глубине души Снейп гордился тем, что малышу удалось справиться с заклинаниями. Но, Мерлин! Так за месяц бедный папочка успеет поседеть, или вообще останется без волос, повыдирав их с горя!

Северус догадался отправить сову в «Флориш и Блоттс», заказав несколько книг по воспитанию детей, и тщательно их изучил, даже выписал отдельные параграфы. Теперь он стал более осмотрительным и, если было возможно, позволял малышу самому делать выбор или спрашивал его мнения. Также он позволил Сайрусу самому выбрать из каталога новую одежду, так как с лета он значительно подрос.

Студенты заметили, что за преподавательским столом появилось новое лицо, но студенты точно не знали кто это, и по замку покатилась новая волна слухов. А поскольку он всегда, казалось, разговаривал с профессором Снейпом, и тот становился спокойнее, они решили, что это целитель из больницы Святого Мунго, который лечит Зельевара и следит за его душевным здоровьем.

Студенты, наблюдающие исподтишка, отметили, что из-за мерзкой погоды профессор Снейп больше не проводит время на улице, но все успели заметить странное поведение после Хэллоуина, когда он наказал собственных студентов. А потом даже заставил их публично извиниться перед мистером Коллинсом во время завтрака.

А никто не помнил, чтобы кто-то в замке был серьезно ранен другим студентом! Прошел еще слух, что Руквуд перед тем как вернуться домой к матери, должен провести три месяца в камере Министерства. Да к тому же его лишили права пользоваться волшебной палочкой весь следующий год!

На последнюю субботу пришлась очередная вылазка в Хогсмит, и все вновь заметили, что с профессором Снейпом творится что-то странное. Не то чтобы он снова разговаривал сам с собой. Но он посетил детский магазин и купил игрушки. Много игрушек!

Студенты в « Флориш и Блоттс » не могли не заметить в руках Профессора Снейпа множество учебников для дошкольников, а две девочки, выбиравшие мантии в качестве подарков своим младшим сестрам, видели Снейпа в том же в магазине. Он купил детские мантии, а также очаровательную пижаму, на которой были изображены крохотные метлы и снитчи.

Когда Сайрус подрос так, что уже не помещался в своей коробке, Северус просто решил эту проблему, поставив в их комнатах две кровати. Северус понял, что малышу нравилась больше не коробка, а овчина, которой было застелено ее дно. Поэтому он переложил ее на матрас новой маленькой кровати, которую эльфы поставили в его комнате, и заказал домовикам большое покрывало из овчины для большой кровати в спальне Сайруса.

Каждую ночь он позволял малышу выбирать, где тот хочет спать, и объяснил, что независимо от решения, он проснется в своей собственной спальне. Первые несколько ночей Снейп просыпался из-за тихого плача малыша, который прижимался к нему, но Северус только крепче обнимал сына, а потом, дождавшись, когда тот заснет, относил его в комнату.

У него малыша прошли кошмары, хотя они и вернулись на некоторое время после отравления, но этого и следовало ожидать. Стоит надеяться, что благодаря рождественскому подарку, Сайрус будет спать в своей кровати каждую ночь. Северус стоял перед продавцом и рассматривал простыни с движущимися квиддитчскими картинками. Северус радостно закивал, когда клерк спросил, собирается ли зельевар покупать постельное белье. Снейп и не заметил несколько очень странных взглядов студентов, которые зашли в магазин, чтобы выбрать подарок своим матерям.

Его последняя остановка была в «Сладком Королевстве», где он вновь поразил студентов. Профессор быстро набил сумку сладостями, и не только теми конфетами, которые обычно любят взрослые. Кто бы мог подумать, что профессор будет покупать шипучие шмельки и целый пакет шоколадных лягушек?

Преподавательский состав не заметил ничего необычного в разговорах учащихся перед Рождеством. Но ведь студенты всегда становятся оживленнее перед праздниками, планируя отдых!

Группки студентов становились еще больше чем в начале года, но пока эти объединения происходили только внутри домов, хотя все четыре факультета стали сплоченней сразу же после наказания трех слизеринцев, и исключения из школы самого отъявленного хулигана. Его два друга все еще были подавлены, но, похоже, выучили полученный урок. В конечном счете, слизеринцы перестали подшучивать над ними, постепенно набирая потерянные баллы. Жизнь снова становилась нормальной и спокойной, насколько это вообще возможно в Хогвардсе.

Студенты разъехались за два дня до Рождества, и замок практически опустел. Осталось только четыре студента, и все они были из Равенкло, поэтому вели себя очень тихо, целыми днями занимаясь в библиотеке. Двое старших были близнецами с седьмого курса, они повторяли материал на ТРИТОНы, и еще в замке остались их брат с четвертого и кузен с первого курсов.

Итак, Северус решил разумно распорядиться необычайно солнечным днем и погулять с Сайрусом, слепить снеговика, чего раньше малыш никогда не делал. Ремус несколько дней назад получил разрешение Министерства на то, что теперь имеет право жить рядом с детьми, но для этого сначала нужно было продемонстрировать комиссии клетку, которую они установили в подземельях специально для дней полнолуния. Без этого Министерство и не стало бы рассматривать их просьбу. Дамблдор объяснил чиновникам Министерства, что Северус тестирует зелье, которое поможет управлять преобразованием, но для этого Ремус должен быть все время в замке, чтобы Северус мог отмечать любые изменения и улучшения. Бюрократы, наконец, предоставили разрешение, и все было улажено. Конечно, министерским чиновникам никто не рассказал и о других обязанностях Ремуса, ведь Сайрус так и оставался невидим и неизвестен для всех остальных в Министерстве.

Сайрус стоял перед отцом и лепил снежный ком, когда Северус увидел, как в их сторону летит красный луч и попадает в грудь мальчика. Снейп резко поднялся с корточек, выхватил палочку и запустил сногсшибателем в сторону деревьев, но тут же в Северуса полетело три ответных заклинания, сбивших его с ног. Последней мыслью угасающего сознания была та, что Сайрус так и остался лежать без сознания на холодной земле.

Три волшебника в темных мантиях осторожно приблизились к телу, лежащему на мокром снегу. Они проверили, действительно ли человек без сознания, затем связали его наколдованными веревками и быстро аппарировали, оставляя на земле маленькую неподвижную фигурку.

А с неба начал сыпать снег, скрывая все следы.


Спасение.


Северус Снейп оказался в ловушке собственных воспоминаний, не в силах проснуться, не в силах перестать видеть один и тот же сон прокручивающихся событий последних шести месяцев. Его шок и ужас, когда он увидел на полу своей лаборатории окровавленного и избитого ребенка. Воспоминание о том, как он осторожно лечил малыша, как медленно крепла их связь. И перед тем как он погрузился в темноту, ужас, когда он увидел маленькое неподвижное тело на снегу. Здесь сон прерывался, но только для того, чтобы начаться заново, а перед глазами вновь окровавленный и избитый ребенок…

Северус обернулся и задохнулся от ужаса, увидев открывшуюся перед ним картину. Перед ним тихо сидел малыш, на его лице виднелись полосы грязи и крови вперемешку со слезами. Северус совладал с эмоциями, как профессионал, оценивая свой дальнейший план действий, и сделал шаг вперед, приближаясь к ребенку. Тот испугано дернулся в сторону. Он явно боялся незнакомца.

-Я не обижу тебя, малыш. Я всего лишь хочу помочь. А для этого мне нужно взять тебя на руки, - Снейп не обращал внимания на то, что говорит, зная, что ребенок будет прислушиваться не к словам, а тону его голоса. Он знал это еще с детства, когда лечил и заботился о раненых животных.
«Сломана правая рука и возможно левая всего лишь вывихнута, сотни порезов от осколков стекла, взгляд расфокусированный, возможно из-за сотрясения, остается надеяться, что гематом в мозгу нет. Дыхание в норме, и кожа, насколько я вижу, не потная и не липкая», - он видел, как из глаз ребенка постепенно исчезает страх, и Северус осторожно поднял его. Он чувствовал, как стекло еще глубже впивается в кожу, но ребенок и не пикнул, у него только немного сбилось дыхание.
«И это не несчастный случай, ребенка обижали, что и научило его терпеть боль», - подумал он, пытаясь заставить малыша глотнуть обезболивающего.
Северус завернул малыша в пушистое полотенце и осторожно отнес в кровать.
-Теперь с тобой все будет в порядке. Не бойся, здесь тебя не обидят. - Мальчик тихо захныкал, сжавшись в его объятиях, словно испугался того, что его успокаивают или того, что он шумит.
Северус уложил малыша на кровать, ожидая, когда Ниппи вернется со столь необходимыми Зельевару покупками. С тихим хлопком рядом со Снейпом появился эльф.
-Хозяин Снейп, Ниппи принес то, что вы просили. Ниппи взял еще мягкое постельное белье для мальчика. Ниппи поступил верно?
-Да, Ниппи, спасибо. И принеси мне из хранилища пузырек с заживляющим бальзамом, он фиолетового цвета. А потом нужно будет, чтобы ты нашел что-нибудь, где малыш сможет спать. Я хочу, чтобы он был рядом, и, в случае необходимости, я сразу бы помог ему. Я переживаю, что у него поднимется температура из-за ушибов и царапин. Некоторые из них почти недельной давности, поэтому существует возможность заражения.
Ниппи оставил покупки, принес из хранилища бальзам и спустился на кухню, чтобы подыскать что-нибудь, где мальчик сможет спать. Все кровати студентов были слишком большие, а преподавательские тем более. И ничего маленького для малыша не находилось.
Северус убрал полотенце и уставился на ягодицы малыша. Какую же боль он терпел и даже не смел жаловаться! Снейп знал, что сам не справится, поэтому ему пришлось звать на помощь Ниппи. К счастью, последние зелья, которые он влил в ребенка обладали снотворным эффектом, и теперь малыш крепко спал.
-Ниппи, мне нужно чтобы ты повернул его на бок, я вотру бальзам в самые глубокие раны, а потом ты повернешь его на спину. – Северус быстро вымыл руки в дезинфицирующем зелье и щедро зачерпнул бальзама. Он нежно втирал его в кожу малыша, проверяя, не пропустил ли какую-либо царапину, язву или трещинку. Он прикусывал язык, чтоб не ругаться вслух на тех, кто сотворил с ребенком такое. Жаль что, он больше не Пожиратель Смерти, а у него есть парочка идей относительно этих мерзавцев. Их можно было бы предоставить Люциусу Малфою для его «пирушек».
Северус израсходовал почти весь бальзам, прежде чем ему удалось смазать все раны. Но, по крайней мере, у него осталось еще два пузырька в хранилище, и он сможет полностью вылечить ребенка до того, как пополнит запасы к началу учебного года.
Снова вымыв руки, Снейп вернулся в комнату. В это время с ребенком был Ниппи, он следил, чтобы малыш во сне не упал с кровати. Северу вытащил из сумки с покупками маггловский подгузник и принялся удивлено вертеть его в руках. И как это надевать? Наконец он понял, что нужно сделать с липкой лентой. Ниппи аккуратно приподнял ребенка, чтобы Северус мог закрепить подгузник. Даже во сне мальчик вскрикнул от боли при соприкосновении материала с раздраженной кожей.
-Черт возьми, и какой же отвратительный подгузник, - Северус справился с ним и даже правильно соединил липучки, а потом оглянулся. Ниппи нашел где-то большую коробку и теперь устраивал из нее кровать для малыша.
Северус поднял ребенка и завернул его в овчину, которую Ниппи купил специально для малыша, и укрыл его мягким ангорским одеялом, осторожно подоткнув его – все-таки в подземельях было прохладно даже летом, а Северус не хотел, что малыш простыл, лежа на полу.
Ниппи пронес хозяину бутерброды и стакан чая, Северус с жадностью набросился на еду, а после этого принял душ и лег спать. Понадобился весь день, чтобы обработать все раны малыша, но у Северуса было нехорошее предчувствие, что ночью ему не удастся выспаться. Он потрогал лоб мальчика, найдя место, которое было не расцарапано.
-Всего лишь небольшая температура, но сейчас я не могу больше давать ему зелий, чтобы не ослабить организм.
Он убрал руку и лег на кровать, заснув сразу же, как только голова коснулась подушки.

Мальчик заснул на следующий день только после того, как съел маленький кусочек яичницы-болтуньи и выпил полный стакан молока. Малыш проглотил все, что было на тарелке и не оставил ни капли молока в стакане. Снейп подобрал со стула клевавшего носом малыша и влил ему в рот питательное и обезболивающее зелья. Нежно помассировал ему горло, чтобы он проглотил их. Маленькое тельце обмякло в его руках, но Северус понял, что он не хочет опять укладывать малыша в коробку. Вместо этого он сел в любимое кресло у камина и начал обдумывать то, что случилось, и что ему придется еще сделать.
Альбус сказал сразу же связаться с ним, если в замке что-нибудь произойдет, но должен ли он сейчас сообщать ему о случившемся? Северус знал, что Поппи Помфри вместе с сестрой отправились в маггловский круиз, и добраться до нее не возможно, а больше ни у кого из школьного персонала не было медицинского образования. А Мастер Зелий, кроме всего прочего, был и целителем, также как и медсестра, только он имел больше опыта с заживляющими зельями, тогда так Поппи знала больше заживляющих заклинаний. Мальчик вздохнул во сне и вцепился рукой в одежды Северуса. Непроизвольно уголок рта Зельевара дернулся вверх. Никто бы и не подумал, что малыш будет чувствовать себя в безопасности в его руках!

С тех пор, как он нашел малыша, прошло уже три дня, и впервые за три дня Северус сорвался, проявив свой настоящий характер. Малыш не хотел глотать питательно зелье, а он четыре раза заставлял его выпить. Он понимал, что на вкус зелье напоминает болотную тину, но как ребенок посмел закрыть рот и отказываться его открывать!
И он рявкнул:
-Лучше бы ты, малыш, открыл рот по-хорошему, или я не знаю, что с тобой сделаю!
В ярко-зеленых глазах отразился абсолютный ужас. Ребенок выскользнул из его объятий и убежал в спальню. К счастью, Северус закрыл двери, ведущие в коридор, его лабораторию и хранилище с зельями, так что малыш не мог попасть туда без самого хозяина. Единственные места, где мальчик мог спать и есть, были спальня Северуса и ванная.
Северус обругал себя последними словами, быстро глотнул успокаивающего зелья и только потом бросился в спальню вслед за малышом, мимоходом удивившись, как мальчик настолько быстро двигается с такими серьезными повреждениями. Снейп заглянул под кровать, в ванную – везде пусто. Ни в корзине для белья, ни под столом. Но, когда он заходил в ванную, скрипнула дверца платяного шкафа. Или же нет? Он не мог вспомнить точно. Северус быстро вернулся в спальню. Он закрыл глаза, досчитал про себя до двадцати и тихо подошел к дверце.
-Все хорошо, малыш, я тебя не обижу. Пожалуйста, выходи. Я знаю, что зелья противные на вкус, но после них тебе станет лучше.
Дверь не открылась, но зато из-за нее донесся тихий, дрожащий от страха голосок.
-И вы не будете бить меня? Или запирать в чулане?
Северус уже знал о побоях, ведь их трудно было не заметить, но про чулан слышал впервые.
-Конечно же нет, малыш, и я не буду отбирать у тебя еду, - об этом мальчик не говорил, но и без того было ясно, что его морили голодом, раз он так набрасывался на еду, словно боялся, что у него ее вот-вот отберут.
-Правда ?
Северус сел у самой двери на пол, скрестив ноги.
-Да, малыш, и ты сможешь есть, сколько хочешь, так часто как захочешь, мне всего лишь нужно, чтобы ты выпил лекарство, а потом сможешь выпить сока или съесть кусочек фрукта, который ты любишь.
-А я могу выбрать персик? На картинке в журнале он выглядел очень красивым. Я хотел бы попробовать персик.
-Хорошо, малыш, я спрошу у Ниппи, есть ли на кухне персики. Думаю, если у них не будет свежих, обязательно должны быть консервированные.
Дверь тихо скрипнула, и мальчик забрался на колени Северуса, покорно открывая рот, готовый пить гадкое зелье.

Малыш еще около недели казался застенчивым и очень испуганным. Северус старался разговаривать с ним почти все время. Мальчик сидел на высоком стуле, внимательно наблюдая, как Северус режет ингредиенты и варит зелья для лазарета и собственного хранилища. Из-за лечения малыша его запасы значительно опустели, а также Зельевар пытался приготовить питательное зелье, которое обладало терпимым вкусом и более сильными свойствами, чтобы малышу не приходилось пить его так часто.
Когда Северус готовил третью партию перечного зелья для Поппи, он заметил, что взял слишком мало жуков-скарабеев, и последняя склянка уже опустела. Он, собираясь сходить хранилище, обернулся и увидел, что мальчик стоит сзади него и протягивает ему склянку с нужным ингредиентом.
-Спасибо, - ласково ответил Северус. – Мне как раз не хватало этого ингредиента. - Он удивился тому, что малыш не только сообразил, что нужно Зельевару, но и нашел жуков в хранилище.

Вскоре он понял, что когда вечером, после того как искупает малыша, он сидит рядом с ним и читает вслух, мальчику гораздо реже снятся кошмары, и они становятся не такими ужасными. И все равно (запятая не нужна) что он читает, пусть это будет журнал зелий или учебник по ЗОТС, успокаивающий тон его голоса действовал лучше любого снотворного зелья.
А потом он заметил, что пока он читает малышу вслух, то ласково гладит его по растрепанным волосам, а малыш лежит на диване, положив голову ему на колени, радуясь ласковым прикосновениям. И Северус тоже наслаждается теплотой, которую дают ему эти прикосновения. Он вспомнил, что родители, когда он был маленьким, делали то же самое, и Северус почувствовал, как тщательно возведенные стены вокруг его сердца дают трещину. После смерти матери, боль от ее потери была настолько сильна, что он зарекся так привязываться к людям. Поэтому он отталкивал о себя всех, прежде чем у них появлялся шанс стать ему ближе. И если он не беспокоится о людях, он и не будет страдать, когда они его покинут.
Благодаря заботе директора, сооруженные стены, прячущие его чувства, становились тоньше. А это маленькое создание, которое жадно впитывало любое проявления доброты по отношению к нему, - мальчик, который истосковался по любви и просто физическим прикосновениям, стремясь получить их от любого. Все это рушило принципы Северуса.
Северус был с малышом все более откровенным, потому что вынужден был почти все время разговаривать с мальчиком. Со временем он начал рассказывать о своем детстве, о потере родителей, о злом и жестоком дяде, который управлял его жизнью, одиночестве в школе. А поскольку ребенок молча слушал его, Северус выдал самые сокровенные чувства, которые долгие годы скрывал даже от самого себя.

Северус наблюдал за малышом и старался делать и говорить только то, что могло порадовать мальчика и позволило увидеть на его лице хоть тень улыбки. Он душил в себе все отрицательные эмоции, потому что ребенок слишком хорошо понимал язык тела. Он думал, что ему удалось придерживаться спокойного тона, когда малыш сказал, что его зовут Ненормальный. Но его выдали напряженные кулаки и сердито сжатые губы. Поэтому мальчик и испугался.
И с каждым днем, проведенным вместе, Северус все больше желал увидеть на лице мальчика настоящую улыбку. Возможно, он когда-нибудь будет даже смеяться!

Северус достал из кармана уменьшенную детскую метлу и с помощью заклинания вернул ее прежний размер. Он посадил малыша на метлу, крепко держа, а малыш вцепился в нее обеими руками.

-Обхвати ее коленками и крепко держи, не отпуская.

Затем он взял палочку в правую руку, нацеливая ее на малыша, а левой осторожно подтолкнул его в спину – все как сказано в инструкции. Мальчик пролетел метра три по коридору, а затем Северус взмахнул палочку и, сделав полукруг, метла вернулась на прежнее место. Снейп улыбнулся, увидев на лице малыша выражение абсолютного восторга. Мальчик не издал ни звука, но, впервые за три недели, в его глазах мелькнула тень улыбки.


Он не мог поверить, когда узнал, что Альбус тоже не видит малыша, даже несмотря на то, что зеркало это подтверждало. Северус огорчился, узнав об исчезновении Гарри Поттера, но даже не заикнулся о том, что под свежим шрамом на лбу Сайруса может скрываться еще один, в виде молнии. Хоть он и чувствовал себя виноватым, но все же никогда не говорил о своих подозрениях, ведь они просто смехотворны!
В ночных кошмарах он видел, что единственный человек, которого он любит, оказывается сыном злейшего врага его детства. Подсознательно он считал, что если будет отрицать возможность осуществления кошмара, то он никогда не воплотится в реальность. Сайрус, его сын, не может быть Гарри Поттером, потому что Снейп этого не хочет!
Он помнил, как оборвалось его сердце, когда он точно узнал, кем был Сайрус, но он все еще надеялся сохранить свою душу, не желая стать прежним ублюдком. Без малыша его жизнь теряла смысл и становилась ежедневной, безрадостной, рутинной.

Каждое воспоминание, хорошее или плохое, повторялось в его голове снова и снова, словно кадры из дешевого магловского кинофильма.
Наконец, он с трудом очнулся и тут же пожалел, что все еще не спит. Болели все кости, каждый мускул, кажется, что даже волосы тоже болели. Слезились глаза, а во рту поселился привкус старых, недельной давности, зелий. Яркий свет дал ему понять, что он находится в больничном крыле. Он попытался сесть, но, с ужасом вспомнив о маленьком тельце, замерзающем на холодной земле, позвал Поппи, и только тогда сообразил, что он не в Хогвардском лазарете. Северус мог только поворачивать голову, и так понял, что потолок здесь слишком низкий, а комната очень маленькая. Здесь была только одна кровать, а окна были закрыты решетками, так что он явно находился не в замке.
Он снова попробовал сесть, опять безуспешно - кто-то посмел привязать его к кровати мягкими ремнями! А он должен немедленно выбраться отсюда, ведь никто не знал где Сайрус, никто даже не знал, что малыш теперь не с ним!
Северус силой воли заставил себя успокоиться и думать разумно. Он тихо позвал домового эльфа.
-Ниппи, ты можешь помочь мне?
-Да, хозяин Сн.. Ох, хозяин Снейп, Ниппи сейчас же отвяжет вас! Кто посмел это сделать? – в отчаянии принялся заламывать руки эльф.
-Тихо, Ниппи. Мне нужно, чтобы ты отправлялся к директору школы и мистеру Люпину. Скажи им, что Сайруса оглушили, и сейчас он лежит на холодной земле, в снегу. Мы лепили снеговика возле Визжащей Хижины, они должны найти его, прежде чем Сайрус заболеет. Пожалуйста, поторопить, но потом возвращайся сюда, чтобы сообщить, когда они его найдут. Иди, Ниппи, поторопись!
-Да, хозяин Снейп, Ниппи все сделает! Ниппи спасет молодого хозяина и вернет его вам! – Эльф исчез с легким хлопком. И тут же приоткрылась дверь в комнату.

Профессор Дамблдор показывал Ремусу Люпину его новые комнаты, когда прямо перед ними появился испуганный взволнованный эльф.

-Директор, сэр, хозяин Снейп сказал, что молодого хозяина оглушили и оставили лежавшим в снегу. Хозяин Снейп был привязан к кровати, но когда Ниппи хотел ему помочь, он отправил меня к директору и мистеру Люпину для того, чтобы найти молодого хозяина. Мы должны поспешить, сэр, хозяин Снейп волнуется, что молодой хозяин замерзнет в снегу! – сбивчиво объяснял эльф.

Ремус сорвал теплое одеяло с кровати в комнате, которую ему как раз показывал директор, схватил теплый зимний плащ с дивана и бросился в коридор, не ожидая дальнейших объяснений.

-Подожди, Ремус. Ниппи, Северус сказал, где Сайрус?

Директор взмахнул палочку, превращая мантию в теплый плащ и наколдовывая зимние перчатки и ботинки.
-Да, хозяин Снейп сказал, что они лепили снеговика у Визжащей Хижины, и молодого хозяина оглушили!
Оба волшебника сразу же сорвались с места и через Большой Зал подбежали к главному входу. У самого хода Дамблдор обернулся и крикнул Ниппи:
-Скажи мадам Помфри, чтобы она была готова лечить простуженного ребенка, возможно, у него уже появились признаки обморожения.
Они осторожно спустили по скольким ступенькам и побежали к озеру, мимо хижины Хагрида. Дамблдор ненадолго остановился. Достав из кармана волшебную палочку, он положил ее на ладонь:

-Укажи мне на Сайруса Снейпа! – палочка лениво дернулась, не выбрав определенно направления.

-Черт возьми! – Ремус никогда до этого не слышал, как директор ругается, но в подобной ситуации можно себе такое позволить.

-Укажи мне на Визжащую Хижину! - палочка снова дернулась, указывая путь, и мужчины вновь бросились бежать.
Через двадцать минут, которые показались им часами, мужчины увидели очертания хижины, кажущейся слишком темной и мрачной из-за сильного снегопада. Ремус полностью отдался своим волчьим инстинктам и свернул влево.
-Сюда, Альбус! Я чувствую его запах, сюда! – Ремус следовал за запахом, а Дамблдор следовал за Ремусом.
Оборотень опустился на колени перед быстро исчезающей под снегом горкой и передал ее Альбусу, сразу же принявшись расстегивать на себе мантию. Он взял на руки малыша и прижал к обнаженной груди, невольно вздрагивая, когда холодное тельце коснулось кожи.
Укрывая мантией малыша, он объяснял Альбусу:
-У оборотней температура тела выше, чем у обычного волшебника. Я помню, когда Лили касалась меня, она думала, что у меня лихорадка. - Он запустил обе руки под мантию, обнимая дрожащего ребенка. – А сейчас обмотайте нас пуховым одеялом и закрепите его у меня на спине.
Альбус накинул на них одеяло и с помощью заклинания соединил концы, не слишком туго, чтобы Ремус мог сам идти. Альбус вновь достал палочку:
-Укажи мне на Хогвардс. – Снег уже начал падать большими мокрыми хлопьями, и их следы уже засыпало.
Они поспешили обратно. Вокруг не было практически ничего не видно, и только палочка Дамблдора указывала на то, что они все еще идут в правильном направлении. Замерзшее озеро дало им понять, что они уже не далеко от замка. Мужчины вновь стали искать свои следы и увидели очертания замка. Хогвардс никогда прежде не казался им настолько приветливым.
Едва они переступили порог Большого Зала, как Поппи сразу же забрала у Ремуса его ношу и быстрым шагом направилась в свой лазарет. Минерва и Помона помогли мужчинам, которые сейчас напоминали двух больших снеговиков, добраться до больничного крыла.
Пока двум дрожащим мужчинам помогали раздеться и лечь кровать, Поппи снимала зимнюю мантию, перчатки и ботинки мальчика.
-Проклятие! Как я могу оценивать его состояние, если даже не вижу его! Северус, скажи кого цвета его кожа, он не дрожит, значит, он слишком замерз. Моя палочка показывает только тридцать три градуса! – Она положила обе ладони ему на грудь, проверяя ритм сердца и дыхание.
Она обернулась и пораженно замерла:
-А где Северус? Прости Ремус, я не узнала тебя под всеми мантиями и слоем снега, и перепутала тебя с Северусом. Ты правильно поступил, что согревал его теплом своего тела, учитывая твою необычную природу…
-Мы не знаем, где Северус. Когда появился Ниппи, он предупредил нас о несчастии, случившемся с малышом Сайрусом, о том, что он лежит в снегу, оглушенный. И это все, что мы знаем, - ответил Альбус.
Ремус с благодарностью принял перечное зелье, которое ему вручила Минерва, и залпом выпил его. Из ушей повалил пар, но мужчина сразу же согрелся.
-Я могу видеть Сайруса, Поппи, его кожа синеватого цвета, но без пятен. У него большой ушиб на груди, думаю, что это от сногсшибателя.
Альбус, у которого пар от зелья уже начал рассеиваться, подошел к кровати мальчика, а чуть позже рядом сел и Ремус. Он влил в рот малыша зелье, которое ему протянула Поппи. Женщина попросила Альбуса принести папку с соседней кровати.
-В этой папке пергаменты из Святого Мунго. Назови мне заклинания, которые я смогу использовать на мальчике. Я знаю, что не могу использовать Enervate, потому что он слишком мал. Но, скорее всего, я смогу использовать слабое заклинание Бодрствования. Мы должны привести его в сознание.
Ремус вновь обнял ребенка и притянул его к своей обнаженной груди, согревая своим теплом. Поппи, заметив его действия, одобрительно кивнула. Альбус быстро просмотрел пергамент и ответил медведьме.
-Да, ты была права насчет заклинания. И еще, ему можно давать перечное зелье – по одной столовой ложке на каждый год. Как раз выходит четыре ложки.
Поппи достала зелье, отмерила ровно четыре столовых ложки и передала зелье Ремусу. Странно было наблюдать, как зелье исчезает в воздухе около груди оборотня. Увидев пар, она поняла, где точно находится ребенок, и произнесла нужное заклинание. Спустя мгновение Ремус заговорил:
-Сайрус, пора просыпаться, давай, малыш, ты сможешь. Да, просто открой глазки. Шшш, прости, малыш, мы не знаем, где твой папа…шшш.. мы обязательно его найдем.
-Ниппи, ты мне нужен! – Директор позвал домового эльфа Снейпа, перед ними появился эльф, который сразу бросился к Ремусу, обнимая маленького хозяина.
-Молодой Хозяин, ваш папа отправил Ниппи передать профессору Дамблдору, где вас искать. Он великий волшебник, он спас вас. А сейчас я должен отправить вас вашему отцу, как приказал хозяин Снейп. Я должен был сказать великому Альбусу Дамблдору где вы, а потом переместиться к хозяину Снейпу.
И прежде чем кто-то успел остановить его, Ниппи выхватил мальчика из рук Люпина, забрал детскую одежду и с хлопком растворился в воздухе, оставляя в больничном крыле Хогварда пятерых ошеломленных волшебников. Они до сих пор не имели понятия, где находится Северус Снейп, а теперь пропал и его сын!

Северус Снейп устал бороться с меркнущим сознанием, он чувствовал, что должен сделать нечто очень важное, он не мог заснуть! Он должен немедленно проснуться! Он почувствовал прижавшееся к нему тело и вновь попытался открыть глаза. Тихий шепот и теплая рука на его щеке:
–Я здесь, папочка, я с тобой. Ниппи помог мне тебя найти, и он говорит, что ты просто спишь.
Северус почувствовал вздох малыша, когда тот прижался к его груди. Выбившись из сил, Северус вновь потерял сознание. Он не чувствовал как у малыша постепенно поднимается температура, а дыхание, вырывающееся из груди становится прерывистым и хриплым.


Северус проснулся следующим утром с отвратительным привкусом зелья Сна без Сновидений во рту. Он чувствовал на свой груди вес тела Сайруса, слышал, как дыхание с хрипов вырывается из его груди, явно свидетельствующее о том, что его сын простыл после долгого пребывания на холодном снегу. Лоб мальчика был очень горячим, казалось, он чувствовал его жар и через несколько слоев одежды. Северус попробовал поднять руку и с ужасом понял, что привязан к кровати. Тогда он закричал, надеясь, что кто-нибудь придет и освободит его.
–Кем бы вы не были, и где бы вы не были, моему сыну нужна медицинская помощь! Я требую, чтобы меня освободили! Да как вы посмели оглушить маленького мальчика и бросить его замерзать в снегу!
Дверь немедленно открылась, и в комнату поспешно пошли два мужчины в зеленых мантиях целителей.
–Тише, мистер Снейп, вам нужно успокоиться, или нам придется вновь оглушить вас! Когда авроры доставили вас сюда, вы были один. И у вас нет сына. Вам просто нужно успокоиться и все будет хорошо.
Северус свирепо уставился на Целителя. Неужели он настолько тупой, что не видит Сайруса? Ведь тот лежит у него на груди! Ох, действительно, ведь Сайрус невидимый сын, и никто его не может видеть. Он заставил себя успокоиться, вспоминая уроки Окклюменции, и скрыть свои эмоции.
–Доктор, если бы вы на секунду освободили мне руки, я бы вам все объяснил. Вы можете оставить связанными ноги и туловище, а другой Целитель может навести на меня палочку. У меня самого ведь нет палочки. Я обещаю, что буду спокойным, через минуту вы все поймете.
Выражение лица Главного Целителя по психическим заболеваниям не внушало надежды, поэтому Северус решил использовать другую тактику.
–Если не хотите освободить меня, позвольте позвать моего домового эльфа, и он даст вам объяснения.
–Хорошо, зовите вашего эльфа, но наши палочки все равно будут направлены на вас.
Северус с облегчением вздохнул и позвал:
–Ниппи!
–Да, хозяин Снейп, что Ниппи может для вас сделать?
–Пожалуйста, передай Сайруса Целителю, который стоит перед тобой. А вы, в свою очередь, не могли бы протянуть руки? – Мужчина с удивленным видом все же протянул руки. Ниппи бережно взял невидимого, но очень больного ребенка и передал в руки изумленного Целителя. Но тут же его профессионализм взял верх над удивлением.
–Ребенок болен, я чувствую, что у него лихорадка, он дрожит, и у него частое затрудненное дыхание. Но как.. почему… он невидимый?
–Он мой сын Сайрус. Никто не знает, почему он невидим, а ваши проклятые авроры оглушили его и бросили замерзать в снегу, вот ПОЧЕМУ он болен! Он пострадал на Хеллоуин во время несчастного случая, его легкие слабы из–за токсичного газа, и он до сих пор не выздоровел полностью.
Другой Целитель, который не держал Сайруса, направил палочку на Снейпа, убирая веревки. Северус выхватил ребенка из рук Целителя и осторожно положил руку ему на грудь. Он взял палочку со столика у стены и начал шептать исцеляющие заклинания. Почти сразу же Сайрусу стало легче дышать, и лицо приобрело более здоровый цвет. Снейп посмотрел на застывших Целителей.
–Думаю, вам следует немедленно вызвать Поппи Помфри, она знает моего сына и прошлым летом была ответственная за его лечение.
Главный Целитель пожал плечами и жестом приказал второму врачу покинуть комнату. Затем волшебник достал свою собственную палочку и начал использовать диагностические заклинания, направляя палочку на то место, где, предположительно, был мальчик. Результаты его ошеломили, но он все же принес зелья из шкафчика, находящегося в углу палаты. Пока он выбирал зелья, в комнату ворвались новые действующие лица – Поппи Помфри, Альбус Дамблдор и какой–то незнакомый Целителю волшебник.
Поппи и Северус немедленно занялись малышом, а Дамблдор в это время отозвал Целителя в сторону и объяснил в общих чертах всю ситуацию, ведь они и сами не выяснили, почему Сайрус невидимый, а лишь поняли, что мальчик этим самым пытается себя защитить. Альбус думал, что, возможно, это одно из проявлений магии «желания».
После трех зелий и полудюжины исцеляющих заклинаний, Северус положил сына на кровать, к которой сам недавно был привязан, и аккуратно завернул его в одеяло. Он и сам заснул через несколько минут, забыв, что остался раскрытым. Поппи со вздохом подняла с пола еще одно одеяло и укрыла обоих пациентов.
И только тогда Помфри и Ремус присоединились к разговору Альбуса и Целителя. Целитель Смитвик объяснил им:
-Авроры получили несколько сообщений от родителей хогвардских студентов, что поведение профессора Снейпа становится все более странным и необъяснимым. Затем мы получили жалобу от миссис Руквуд: она заявила, что ее сына преследует сумасшедший профессор. Мы обязаны были проверить жалобы, а когда профессор очнулся, он тут же заявил, что в том месте, где его схватили авроры, остался маленьких ребенок. Но из полученных отчетов мы знали, что у Северуса Снейпа нет детей, и мы решили, что он бредит. Мы не смогли найти ни единого физического повреждения, которое могло бы объяснить его невменяемое состояние, поэтому мы погрузили его в исцеляющий сон, до того времени, пока не решим, как его лечить.
Альбус ободряюще похлопал Целителя по плечу:
-Да, мы понимаем насколько необычна ситуация, но думаю, все же стоило дать профессору возможность объясниться, прежде чем нападать из засады и оглушать его. После того, как профессор Снейп исключил мистера Руквуда из Хогвардса, его мать решила просто отомстить и поэтому написала жалобу. – Директор повернулся к медсестре. – Поппи, как они себя чувствуют?
-У Сайруса еще очень слабые легкие. Думаю, что пневмония и сногсшибатель крайне отрицательно скажутся на таком молодом организме, особенно учитывая то, что он еще не совсем оправился после отравления. А Северус выдержал три мощных сногсшибателя в грудь. Ему придется принимать зелье каждый день в течение трех недель, а вы ведь лучше меня знаете какой он привередливый!
Глаза Альбуса впервые за этот вечер весело замерцали.
–Да, но если он хочет, чтобы его сын следовал твоим советам, ему придется показать малышу, как это делается. Верно, Поппи?
Мадам Помфри со злорадством улыбнулась:
-Да, Альбус, вы конечно правы. Он должен подавать сыну хороший пример.
Вскоре все покинули палату. Альбус трансфигурировал себе кресло-качалку и приготовился всю ночь просидеть у постели своих «мальчиков», давая им возможность отдохнуть.


Рождество в Хогвардсе.



Рождество в Хогвардсе.


Оба Снейпа мирно проспали целый день, но следующим утром, когда Альбус выходил из–за угла, направляясь к ним в комнату, он услышал громкий разгневанный голос Северуса:
–Мы немедленно покидаем эту дыру! Я знаю, что мой сын до сих пор болен, а также знаю то, что болен он именно из–за ваших чертовых авроров! Я могу позаботиться о сыне сам, без помощи таких слабоумных недоучек как вы!
Альбус решил поторопиться, пока Северус не нашел своей палочки и не причинил Целителю серьезных повреждений. Если Снейп сейчас даст выход свой злости, несомненно, придется заново восстанавливать это крыло больницы, если не весь этаж.
–Ну, Северус, думаю тебе уже можно возвращаться в Хогвардс. Я принес чистую мантию для тебя и любимое одеяло твоего сына, чтобы ты мог завернуть в него малыша. Я дам портключ, он перенесет вас прямо в больничное крыло. Поппи уже знает о вашем возвращении.
Альбус возможно и рассмеялся бы при виде двух растрепанных мужчин, если бы ситуация не выходила бы из–под контроля. Увидев, что Сайрус еще спит укрытый одеялом, директор решил бессовестно использовать любовь Снейпа к сыну и спасти медицинское оборудование:
- Ох, Северус, малыш начинает просыпаться, я, кажется, видел, как шевелится одеяло.
Северус мгновенно из воинственно настроенного волшебника превратился в заботливого папочку. Одной рукой он снял одеяло, а другой ласково погладил малыша по голове.
-Нет, Альбус, он еще без сознания. И у него до сих пор лихорадка, хотя этот недоумок, кажется, еще ничего не понял! Мне нужно срочно возвращаться в Хогвардс, а он хочет провести обследования, чтобы узнать, почему Сайрус невидимый!
Альбус примирительно улыбнулся красному и взволнованному Целителю.
-Уверен, Северус будет очень рад, если вы навестите его и Сайруса в Хогварсе, но лучше бы перенести вашу встречу на более позднее время, сейчас мы действительно торопимся попасть в замок. И остаются еще некоторые вопросы, например, были ли у вас достаточны основания для того, чтобы глушить и практически похитить профессора Снейпа? Мадам Боунс, глава Департамента по защите магического правопорядка, как раз хочет обсудить с вами этот вопрос через каминную сеть. Думаю, вам лучше поторопиться.
И хоть Смитвик уже лет двадцать не был студентом Хогвардса, он чувствовал себя провинившимся одиннадцатилетним мальчишкой. Покраснев от стыда, он опустил голову, пробормотал невразумительные извинения и поспешил покинуть комнату, по дороге придумывая подходящий ответ для мадам Боунс
Альбус развернул мягкое одеяло из нежной ангорской шерсти, а Северус завернул в него малыша, передавая сверток своему учителю, а затем сам переоделся в чистую мантию, принесенную директором. Снейп отшвырнул ставшую ненавистной больничную пижаму и хотел было взять своего сына на руки, но Альбус предупредительно покачал головой:
-Ты еще не оправился после трех сногсшибателей, лучше я о нем позабочусь. Поппи снова приготовила для вас комнату в карантине. Ну, раз ты уже собрался, нам пора отправляться.
Альбус прижал к груди сверток с малышом и взялся за один край больничного полотенца, Северус схватил другой конец.
-Шоколадная лягушка, - произнес Дамблдор, активируя портключ. Знакомый рывок, и они уже стоят в больничном крыле Хогвардса. Ступив на каменный пол, Северус споткнулся и упал бы, если бы Поппи не успела его поддержать. Через несколько мгновений головокружение и слабость прошли, и мадам Помфри подвела своих пациентов к большой кровати, заранее подготовленной для них.
Сначала она дала Снейпу несколько тщательно отмеренных доз заживляющих зелий, которыми он напоил сына. Затем она усадила Зельевара в кресло-качалку, а сгорающего в лихорадке ребенка Северус прижимал к груди. Поппи вновь принялась произносить заклятия, направляя палочку на грудь Северуса, туда, где был малыш.
После всех процедур, занявших почти час, Поппи устало опустилась на край кровати, а Северус благодарно улыбнулся ей.
-Ему дышать намного легче, и температуру, кажется, нам удалось сбить. Он еще изредка вздыхает, словно от боли, стоит дать ему обезболивающее, а затем мы можем отдохнуть. Я похоже устал также сильно как и ты , Поппи. И очень хочу спать.
Помфри и Альбус изумленно уставились на Северуса.
-Я что не могу устать? Это были три очень долгих и тяжелых дня.
Поппи молча встала, схватила Снейпа за одну руку, а Альбус придержал его за плечо, вдвоем они помогли уставшему отцу добраться до кровати. Северус так и прижимал сына к себе, поэтому Поппи просто укрыла их обоих одеялом, погасила свечи, и они с Альбусом тихо вышли из палаты.


Поппи была потрясена больше всех – Северус Снейп оставался в больничном крыле три дня. Он не лежал в постели, а почти все время сидел с сыном, пока тот спал; читал ему или просто разговаривал, сидя в кресле-качалке. И так же, как и предсказывал Альбус, он перестал жаловаться после первого приема зелья. Поппи сначала протянула ему пузырек, а затем многозначно посмотрела в глаза и кивнула на Сайруса (по крайней мере, туда, где он предположительно был). Посмотрев вниз, Северус встретился с внимательным взглядом зеленых глаз. Пожав плечами, Снейп выпил мерзкое зелье одним глотком.
Поппи постаралась скрыть торжество в голосе:
-Как жаль Северус, что почти у всех зелий такой отвратительный вкус. Но что мы можем сделать! Верно Северус?
Он впился в медсестру недовольным взглядом и пробормотал что-то о своих исследованиях по этому вопросу, которые проводил, когда пытался сделать вкус зелий, готовящихся для сына, более приемлемым.
Альбус и Ремус занесли в больничное крыло ленч, приготовленный эльфами, а заодно решили развлечь скучающих пациентов. Они усадили Сайруса на кровати с несколькими книжками, а сами завели беседу о Ликантропном зелье, которое Северус собирался приготовить как раз перед полнолунием. Сайрусу уже надоели стены больничного крыла , а книжки он успел уже все прочитать. И тут он вспомнил, как развлекал себя дома у Дурслей, когда его запирали в темном чулане под лестницей.

Мальчик создал маленький сияющий шарик в левой руке, легко перебросил в правую, а в левой зажег второй, затем третий и, наконец, четвертый. Он управлял ими, стараясь не уронить, но они все же исчезли, едва коснувшись кровати. Малыш снова создал четыре шарика и не заметил, как сначала папа, а потом и все остальные смотрят на него с всевозрастающим изумлением.

Сайрус сосредоточено смотрел на сияющие шарики, от усердия закусив губу, и тихо напевал маггловскую песню, которую слышал по радио тети Петунии.
Северус был удивлен, увидев такое количество сырой магии, которой управлял четырехлетний ребенок. Повернув голову, он увидел, что Ремус тоже удивленно застыл, и даже Альбус смотрел в сторону малыша с любопытством. Конечно, Дамблдор не видел мальчика, а только четыре сияющих шара в воздухе, что, наверняка, выглядело еще более странно.
Помфри открыла дверь и, войдя в палату, увидела трех донельзя удивленных волшебника, Сайрус в это мгновение как раз вновь уронил шарики. Поппи перевела взгляд на удивленных мужчин и спросила:
-Господа, что-то не так с моим пациентом?
Северус первым очнулся от потрясения:
-Сайрус, ты не мог бы показать мадам Помфри эти великолепные шарики и показать, как ты с ними играешь? Я тоже хотел бы их увидеть снова, думаю, Поппи тоже очень интересно.
Сайрус подозрительно посмотрел на папу и, увидев, что тот не злится, улыбнулся и принялся колдовать. Он с легкостью управлялся с четырьмя шариками, поэтому попытался создать пятый, чего никогда не делал прежде. Но он не смог долго удерживать их все в воздухе. Малыш огорченно воскликнул:
-Папа, я не могу сделать пятый! Но я все равно попробую снова!
Ремус, который сидел к малышу ближе всех, успокаивающе обнял мальчика.
-Не расстраивайся, у тебя отлично все получается. Я не могу вообще справляться с настоящими шариками, не говоря уже о волшебных. Ты сам научился их создавать?
-Да, дядя Муни, в прошлом году дядя Вернон запер меня в чулане. Там было очень темно, я очень хотел есть, а никто не выпускал меня оттуда несколько дней, поэтому я создал в руке свет, чтобы мог видеть и мне было не так страшно. Я попытался создать из света шарик, а потом смог делать уже два шарика. Я занимался все лето, зато теперь могу сделать сразу четыре. Но не получается пятый!
-Ничего, сынок, мы очень гордимся, что ты научился такому самостоятельно. Это здорово! Ты говоришь, что смог зажечь в руке свет? Не мог ты показать папе, как ты это делаешь? – Северус с трудом сдерживал злость на этих ужасных людей, у которых жил малыш. Но как оказалось, он не слишком хорошо смог скрыть свое недовольство.
Сайрус хорошо понимал язык тела и сразу же определил, что папа злится.
-Папа, я сделал что-то неправильно? Я сделал так, что тетя Петуния ничего не слышала, а свет можно было увидеть только в чулане. Ты злишься на меня? – голос малыша предательски дрожал.
Альбус поспешно протянул руку и погладил Сайруса по голове:
-Конечно нет, малыш. Мы злимся на твоих дядю и тетю за то, что они плохо с тобой обращались. Им нельзя было закрывать тебя в чулане и не кормить. Нам нравится твоя игра, я и сам хотел бы увидел этот свет, – и добавил с огорчением в голосе, – и еще я очень хотел бы увидеть тебя самого.
Поппи кивнула, полностью соглашаясь с директором.
-Я согласна, малыш. Было бы намного проще, ели бы мы могли тебя видеть. Я уверена, ты очень красивый и большой мальчик.
Сайрус задумался об этих двоих людях, которые все эти месяцы так заботились о нем, его папе, и принял решение. Он посмотрел на папу, дядю Муни, а потом на дедушку и тетю Поппи. Он понимал, что уже знает ответ, но решил лишний раз убедиться:
-А вы не отправите меня обратно, потому что мне еще нет одиннадцати, и я не могу ходить в школу?
Альбус покачал головой и громко воскликнул:
-Нет, малыш, тебе не придется покидать замок, Хогвардс всегда будет твоим домом, и мы сделаем все, что в наших силах, чтобы защитить тебя. Твой папа, я и все остальные преподаватели очень любят тебя и не позволят тебе уехать!
-Хорошо, дедушка, я тебе верю, - кивнул Сайрус и подумал о том, чего же он хочет и кому он позволит себя видеть. Конечно не мистеру Филчу и не той странной леди с огромными глазами. Он согласен, что его будет видеть Хагрид да и все остальные преподаватели, но он пока не хочет, чтобы его видели все студенты, особенно те, которые постарше. Хотя он в любой момент может опять стать невидимым. Малыш сосредоточился, стараясь сделать себе видимым для тех людей, которых он выбрал.
Глаза Альбуcа подозрительно заблестели, он потянулся и взял малыша на руки, теперь он его видел.
Поппи , не столь сдержанная, заплакала, слезы покатили по ее морщинистым щекам, и она радостно воскликнула:
-Я была права. Ты очень красивый мальчик, Сайрус! Позволь мне осмотреть тебя, чтобы потом вы с папой могли спустить в Большой Зал пообедать.
После того как она произнесла диагностическое заклинание, Сайрус взмахнул рукой, и она засветилась ослепительно белым светом. Поппи изумленно вздохнула, достала из кармана свиток пергамента и передала Дамблдору результаты обследования. Ремус с любопытством заглянул директору через плечо и тоже изумленно вскрикнул.
Поппи забрала малыша с коленей отца и жестом показала мужчинам, что они могут обсудить результаты пока ее не будет в комнате. После того как мед с Сайрусом покинули комнату, Северус вопросительно посмотрел на Альбуса. Тот молча отдал ему слегка помятый пергамент, а затем осторожно усадил ошеломленного волшебника на кровать.
-Это ведь ошибка, верно?
Альбус наколдовал два стула – для себя и Ремуса – и на минуту задумался, приводя в порядок мысли.
-Хорошо, мы уже видели, что он может управлять сильными заклинаниями, так что оценка Поппи верна. Давайте подумаем над тем, чего он достиг. Он говорил, что научился создавать свет в руке в прошлом году, значит в три года. Также малыш упоминал, что тетя не слышала и не видела, что происходит в чулане, а значит, он неосознанно использовал маскировочные заклинания и заклинание тишины.
В этом году он аппарировал из Суррея в Хогвардс, расстояние огромное и для взрослых волшебников, большинство не смогут преодолеть это расстояние за один скачок. А он смог переместиться туда, где никогда не был прежде. К тому же он сумел оставаться невидимым и неслышимым для людей, чтобы защитить себя. Он спокойно и бесшумно аппарирует в замке, а, признаться честно, такого не могу даже я. А уж в возрасте четырех лет даже волшебники с очень большим потенциалом не могут управлять своей силой.
Так что Северус, думаю, Поппи правильно определила его силу – Сайрус несомненно станет очень сильным волшебником. Я благодарен тебе за заботу о малыше, боюсь даже подумать, кем он мог вырасти в той ужасной среде. И я очень удивлен, что такая огромная сила не убила его родственников, когда они издевались над ним.
Северусу все еще было тяжело осознать, насколько сильным оказался его сын.
-Вы думаете, что уничтожение Темного Лорда повлияло на малыша? Лорд мог передать ему свою силу?
Альбус покачал головой:
-Я не могу утверждать точно. Возможно, сила убийственного проклятия пробудила у Сайруса силу в столь раннем возрасте, и, может быть, он получит всю свою силу раньше, чем его сверстники. Сейчас уровень его силы соответствует силе четырнадцатилетнего волшебника. Но мы должны будем научить его держать ее под контролем.
Пока три волшебника обсуждали сложившуюся ситуацию, вернулась Поппи с малышом. Северус немедленно села у кровати рядом с сыном, стараясь не думать о будущих проблемах, поджидающих их за дверью больничного крыла.
А директор с Ремусом направились к кабинету Дамблдора, по пути обсуждая учебный план для Сайруса, о том какие магические предметы следуем ему преподавать, стараясь, однако, не забывать и маггловские науки.

Верная своему обещанию Поппи отпустила обоих Снейпов, так что у них было достаточно времени, чтобы вернуться в свои комнаты и принять душ перед обедом в Большом Зале. В заботах о сыне Северус совсем потерялся в днях, поэтому только сейчас узнал, что сегодня уже Сочельник. По случаю того, что Сайрус теперь видимый, он одел зеленную мантию, как и его сын, и, взяв малыша за руку, направился в Большой зал.
Сначала никто не заметил их, продолжая разговаривать о чем-то своем ,но вскоре разговоры прекратились, и все с любопытством смотрели на профессора Зельеварения и его сына, ведь они не видели Снейпа уже несколько дней, скорее всего он уезжал или болел. Только четыре студента и Филч не понимали странного оживления.
Минерва вскочила со своего места, всплеснула руками, когда увидела Сайруса. По ее щекам покатились слезы, она присела и протянула руки малышу, которого с каждым днем любила все больше:
-Сайрус, можно я тебя обниму? - попросила она.
Сайрус отпустил руку отца, подбежал к Минерве и, споткнувшись, почти упал в ее объятия.
Минерва выпрямилась, все также прижимая к себе малыша, и счастливо улыбнулась:
-Спасибо, Сайрус. Это лучший подарок на Рождество, который я когда-либо получала, - она спрятала лицо в его мягких волосах и прошептала. – Я люблю тебя, малыш, также как я любила твою маму.
Казалось, что стоило ей встать, и со всех словно сняли заклятие остолбенения – весь преподавательский состав вскочил со своих мест, а Хагрид даже уронил свой стул. Они приняли обнимать малыша и поздравлять Северуса, а те, кто все также не мог видеть мальчика, смотрели на них с недоумением.


Северус почувствовал, как что-то щекочет ему ухо, затем раздался детское хихиканье и чей-то приглушенный смех. Не просыпаясь, он отмахнулся от источника раздражения, но тут же кто-то принялся щекотать ему второе ухо. На живот навалилось что-то тяжелое и очень знакомое, и стало уже трудно игнорировать ставший громким смех. Северус, наконец, поднял веки и столкнулся с двумя пристальными взглядами ярко-зеленых и насмешливо-голубых глаз.
Глубокий долгий сон и ребенок, радостно подпрыгивающий у него на животе, настойчиво напоминали Снейпу – ему срочно нужно в уборную. Северус схватил малыша на руки, передал его Альбусу, а сам, надев халат и шлепанцы, поспешил в ванную. И через плечо бросил им:
-Еще рано, за окном темно, так что лучше возвращайтесь в постель!
Но сегодня Сайрус был не таким послушным как обычно.
-Папочка, сегодня Рождество, а дедушка говорит, что в этом году Дед Мороз не забудет про меня. Раньше он никогда не вспоминал обо мне и оставлял подарки только для Дадли. Папа, ты думаешь, я получу в этом году подарок?
Северусу понадобилась целая минута, чтобы успокоиться, он умылся холодной водой, еще не готовый встретиться с сыном. Снейп чувствовал, что и Альбусу стыдно за то, что он отправил малыша Гарри в семью магглов после роковой ночи Хеллоуина. Успокоившись, Северус открыл дверь ванной и подхватил мальчика на руки.
-Хорошо, тогда быстро оденемся и посмотрим, нашел ли он дорогу к нашим новым комнатам. Вдруг он не знает, что мы переехали, и думает, что мы до сих пор живем в подземельях?
-Нет, дедушка говорит, что по дороге в мою спальню он видел елку и гору подарков под ней. Ты думаешь, они все для меня?
Вскоре Альбус вернул себе самообладание и предложил подержать Сайруса, пока Северус будет переодеваться.
-Сайрус, ты не возражаешь, если к нам присоединятся Ремус и Минерва? Они тоже хотят посмотреть, как ты будешь разворачивать свои подарки.
После нетерпеливого кивка мальчика они вышли в гостиную, через каминную сеть попросили Минерву присоединиться к ним, а затем постучали в смежную дверь, ведущую в комнаты Ремуса. Увидев красиво украшенной дерево и гору подарков почти с него ростом, Сайрус удивленно открыл рот и еще крепче вцепился в мантию Альбуса.
Сайрус нетерпеливо подпрыгивал на коленях Альбуса, пока они дожидались взрослых, а дедушка отказывался подходить, чтобы поближе рассмотреть ее украшения.
Северус, одеваясь, позвал Ниппи и попросил его принести закуски и горячий шоколад для гостей, и чай для себя. Когда Минерва вошла в комнату, они уже пили шоколад и чай, Северус сидел на диване, Сайрус устроился рядом на полу, Ремус на диване, а Альбус на стуле у новогоднего дерева. В руках у Минервы был фотоаппарат, и она сразу же потребовала сделать фотографию этой идеалистичной семейной картины. После она благодарностью приняла чашку горячего шоколада, но отказалась от предложенного Сайрусом зефира.
Северус с помощью палочки призвал все подарки и с ехидной улыбкой сказал малышу, что тот должен открывать их по очереди от самого старого к самому новому. Сайрус не произнес ни слова, но отдернул руки от подарка. Он так старался скрыть свое возбуждение, что не заметил, как Минерва хлопнула Северуса по затылку:
-Не дразни бедного мальчика. Сайрус, ты может открывать подарки в любом порядке, как сам хочешь
-Бабушка, значит у меня не один подарок? – его глаза радостно распахнулись, когда малыш, наконец, понял, что это все его подарки.
Северус поднял малыша с пола, усадил на диване между собой и Ремусом и тихо прошептал ему на ухо:
-Думаю, что Дед Мороз наконец-то узнал правильный адрес и решил отдать тебе все подарки за прошлые годы, поэтому он и оставил их все под елкой.
Четверо взрослых с умилением наблюдали, как малыш с осторожностью разворачивает подарки, радуясь каждому из них – пижаме от папы, детскому набору для Квиддитча от мадам Хуч. Он отказывался отвлекаться пока не развернул последние подарки – простыни с движущимися фигурками и метлами и настоящий набор юного Зельевара. Папа пообещал, что они смогут приготовить с его помощью любые зелья. А Минерва сделала еще один снимок радостно улыбающегося мальчика среди горы подарков.
Дедушка Альбус подарил ему замечательные сладости и очень яркие носки. Дядя Ремус – альбом с фотографиями его мамы и папы Джеймса, теперь малыш поверил, его действительно любили, что бы ни говорили Дурсли.
Впятером они провели замечательное тихое утро, чувствуя себя одной большой семьей, чьи чувства объединяла любовь к одному маленькому мальчику.

Для тех, кто жил в замке рождественские праздники прошли слишком быстро, и вскоре в замок должны были возвращаться студенты. В последний день Северус убедил Сайруса, что будет лучше, если его смогут видеть все студенты и преподаватели, тогда, возможно, больше никто случайно не оглушит его. Снейп объяснил малышу, что тот в любое мгновение может вновь стать невидимым, если почувствует себя неуютно рядом с кем–то из студентов. Но все будет лучше, если они сначала объяснят, что у его папы не было невидимого друга, у него есть только один замечательный сын Сайрус.
Северус сидел за главным столом, а малыш прятался под его мантией. Мальчик оставался невидимым для большинства людей, но пообещал, что хотя бы сегодня вечером позволит увидеть себя всем студентам. Но все же Сайрус до сих пор немного опасался реакции всей этой толпы, когда они его увидят.
Альбус дождался, когда все рассядутся по своим местам, тихо переговариваясь между собой в ожидании праздничного ужина. Он поднял из–за стола и громко начал:
-Перед Рождеством на одного из членов преподавательского состава было совершено нападение, произошедшее из–за глупых слухов, которые поползли по замку с наступлением прошлого семестра. К сожалению, ни кто из вас не пришел ко мне и не попросил объяснений, которые сразу же рассеяли бы все подозрения. И во избежание дальнейших недоразумений профессор Снейп хочет сделать объявление, после которого, я надеюсь, исчезнут все вопросы. Вы все поняли? – директор осмотрел зал поверх очков–полумесяцев.
Северус встал из-за стола, осторожно поставив перед собой малыша, и положил ладони ему на плечи.
–Я хочу представить вам ребенка, которого я люблю и которым очень горжусь – своего сына Сайруса Снейпа, – все уставились на профессора в замешательстве. И неожиданно увидели, как в мягком мерцании света перед Снейпом появился маленький мальчик с черными волосами до плеч и изумрудными глазами. Застенчиво улыбнувшись, малыш развернулся к отцу и спрятал лицо в его мантии. Северус же продолжил. – Пока не появились новые слухи, я попрошу вас не спрашивать, как он стал невидимым, потому что, откровенно говоря, мы и сами не знаем. Я получил опеку над малышом прошлым июнем, и он всегда был рядом со мной, пока на Хэллоуин несколько идиотов в книжном магазине не отравили его! А затем кто–то из вас осмелился сообщить слухи о моем психическом здоровье в больницу Святого Мунго. Авроры слишком рьяно взялись за дело и, пытаясь задержать меня , оглушили Сайруса и оставили его замерзать в снегу!
Я настоятельно прошу не задавать малышу вопросы и не беспокоить его, в противном случаем вас ждет наказание. И лучше не шутите и не издевайтесь над ним, если не хотите, чтобы вас покрошили на ингредиенты для зелий! – С этими словами он сел на свое место, позволяя Сайрусу вновь спрятаться под его мантией, и окинул Большой Зал таким взглядом, что у всех желающих мгновенно пропало желание задавать вопросы.
Альбус хлопнул в ладоши, и на столах появилась еда. Студенты молча принялись за ужин. Многие выглядели смущенными и расстроенными, а некоторые и виноватыми за то, что успели навыдумывать себя за эти полгода.


Завершение и Новое Начало.


Жизнь постепенно налаживалась. Пока Северус преподавал Зелья, Ремус занимался с малышом, а в то время когда Ремус был не в состоянии работать, его подменяли другие учителя. Сплоченность внутри домов осталась такой же крепкой, хотя теперь их интересы занимала учеба, потому что тайна профессора Снейпа наконец–то была раскрыта.
Сайрус был способным учеником и раньше, когда занимался самостоятельно, но теперь он становился почти неуправляемым в своем поиске новых знаний. Бедный Ремус уже и не знал, как организовывать уроки, чтобы удовлетворить любопытство малыша.
В январе Ликантропное Зелье сделала превращение Люпина легче, а в феврале результаты были еще лучше, хотя зелье все еще требовало доработки. В зверином облике оборотень жаждет человеческой плоти, а если он находится в заключении и единственным живым существом остается только он сам, то и повреждения он наносит себе. Поэтому, чтобы полностью оправиться после полнолуния, требовалось несколько дней или даже неделя, к тому же, с каждым полнолуние Ремус все больше худел.
На три дня полной луны, плюс еще несколько дней, требуемые Люпину для выздоровления, преподавательский состав брал на себя заботы о Сайрусе. Во втором семестре ученики класса Зелий, особенно четвертый курс, работали с опасными зельями, поэтому Сайрусу было небезопасно оставаться с отцом. Поппи еще волновалась за легкие малыша, учитывая, что тот перенес два несчастных случая, и она не хотела, чтобы он лишний раз подвергал себя опасности.
В марте заботу о малыше взял на себя Флитвик. Он усадил Сайруса в углу классной комнаты рядом с игрушками и книгами, а сам в это время обучал первоклашек разновидности чар Левитации, с которыми он познакомил учеников еще перед Хэллоуином. Первоклассник Равенкло с умилением наблюдал, как малыш Сайрус, стоящий позади профессора, взмахивает указательным пальцем, словно волшебной палочкой, и произносит:
– Wingardium Leviosa!
Флитвик заметил, что студенты отвлеклись от его лекции о применении чар и их задания перенести подушки в специально установленные коробки. Он обернуться, чтобы посмотреть, что же их отвлекло. Малыш Сайрус все еще худой и маленький, но выглядевший намного здоровее, чем месяц назад, с сосредоточенным лицом, прикусив от усердия язык, указывал пальцем на большую подушку и леветировал ее в коробку.
Флитвик запищал от восторга и захлопал в ладоши:
– Замечательно! Великолепная работа, Сайрус!
К сожалению, он испугал мальчика, и тот обернулся, нечаянно направив палец на Флитвика – крошечный профессор взлетел со стула на добрых полметра, прежде чем мальчик сообразил, что же он наделал. Растерявшись, он утратил концентрацию, чары развеялись, и профессор шлепнулся на пол, ударившись головой об камень. Несколько студентов от ужаса закричали. Сайрус очень испугался, его фигурка замерцала и исчезла. Ученикам показалось, что они услышали тихий звук, словно кто пробежал мимо, и тут же Тобиас, один из первоклассников Равенкло, взял ситуацию в свои руки. У него было четыре младших брата, поэтому он привык командовать.
– Присцилла и Энтони, приведите мадам Помфри; Терри и Джулиана, отправляйтесь к профессору Снейпу и скажите, что его сын опять стал невидимым, и мы не знаем где он. Оставшиеся разбиваются на пары и зовут Сайруса. Мы обязаны найти его, он выглядел очень испуганным.
Сам же Тобиас достал носовой платок и прижал его к кровоточащему затылку Флитвика. Он постарался зажать рану, чтобы прекратить кровотечение – в прошлом году точно так же делала его мама, когда брат упал с дерева и поцарапал щеку. Другие дети, подчиняясь властному голосу Тобиаса, бросились исполнять указания.
Хоть мадам Помфри находилась на три этажа ближе, чем класс профессора Снейпа, Зельевару удалось примчаться почти сразу же после медсестры. Она только закончила обрабатывать рану Флитвика и произнесла Enervate, как Северус ворвался в класс.
– Поппи, что случилось? Двое очень взволнованных и испуганных студентов сообщили мне, что здесь произошел несчастный случай с морем крови. Что случилось с Филиусом? И где Сайрус? На этом уроке он должен быть здесь.
Поппи помогла Флитвику приподняться, чтобы он мог выпить кровеостанавливающее и обезболивающее зелья, а потом обратила внимание на взволнованного Снейпа:
–Мои студенты сказали ненамного больше, я действительно не знаю, что здесь случилось. Когда я зашла в класс, Филиус без сознания с раной на голове лежал на полу. Тобиас Уайт оказал ему первую медицинскую помощь, возможно, тебе лучше расспросить его. Филиус еще несколько минут будет не в состоянии сказать что–то связное.
Снейп развернулся и направился к мальчику, который сидел в конце класса, чтобы не мешать взрослым. Северус сел напротив него, смотря прямо в глаза.
– Мистер Уайт, вы все сделали верно, сохранили трезвую голову и быстро отреагировали, но у меня осталось к вам несколько вопросов, – он специально выбрал спокойный тон, так он обычно успокаивал испуганного Сайруса. – Что именно здесь произошло?
Тобиас посмотрел на Поппи и Филиуса, который уже мог сидеть самостоятельно, но до сих пор был мертвенно–бледным, в мантии залитой кровью.
– Профессор Флитвик рассказывал нам об использовании заклинания Wingardium Leviosa на больших и тяжелых предметах, и мы увидели, как ваш сын указывает пальцем на подушку. Он пытался переместить подушку в коробку, как раз что мы и должны были сделать. А затем профессор и сам заметил это и отвлек мальчика. Сайрус резко развернулся, нечаянно направил палец на профессора Флитвика и поднял его в воздух, а потом, наверное, испугался, и чары рассеялись. Профессор ударился о пол головой, ужасный был звук, а Сайрус замерцал и исчез. Я отправил Энтони и Присциллу за мадам Помфри, а Джулиану и Терри за вами. Остальные разбились по двое и искали Сайруса. Я сказал им, что он напуган и возможно плачет, поэтому им следует вести себя осторожно и быть ласковыми с ним. Я все сделал правильно, сэр?
Северус протянул руку и похлопал мальчика по плечу.
– Вы поступили верно, двадцать баллов Равенкло за то, что не потеряли голову и за помощь вашему профессору и моему сыну. Спасибо, мистер Уайт.
Северус на мгновение задумался о том, где сейчас Сайрус и запаниковал.
«Интересно, а смогу ли на этот раз его видеть? Он наверняка решил, что я буду на него сердиться. Но, Мерлин, как ему удалось без палочки применить заклинание, да еще такой силы, что он поднял Филиуса?»
– Ниппи, мне нужна твоя помощь, – Северус знал, что домовые эльфы смогут видеть малыша, если даже для всех остальных он будет невидимым.
– Да, хозяин Снейп. Чем Ниппи может вас помочь? – Ниппи так хотел помочь, что у него от волнения задрожали уши.
– Здесь произошел несчастный случай, уверен, теперь Сайрус решил, что я на него злюсь, поэтому он исчез и куда–то переместился. Ты его чувствуешь? Сможешь найти? – Северус уже который раз с любопытством отмечал, что с тех пор как Сайрус стал невидимым, его отношения с эльфом успели измениться.
– Ниппи сожалеет, но когда хозяин Сайрус полностью невидим, Ниппи не сможет его почувствовать, если только он не позовет меня, поэтому Ниппи и не смог найти хозяина Сайруса тогда в снегу. Но Ниппи и другие эльфы все еще могут его видеть, если найдут! Вы хотите, чтобы домовые эльфы искали хозяина Сайруса? – Ниппи выглядел пристыженным, ведь он не мог сам найти хозяина. Хорошо, что Северус решительно запретил эльфу наказывать себя, и за двадцать лет, которые он прислуживает Хозяину Снейпу, тот никогда не приказывал ему прижигать себе руки утюгом.
– Да, Ниппи. И как только вы его найдете, сразу же сообщите мне. Убедите его, что я на него не сержусь. Я уверен, что он напуган и очень переживает.
Ниппи низко поклонился, коснувшись ушами пола, и с хлопком исчез. Северус, в свою очередь, направился к медсестре и Флитвику, все еще сидящим на полу.
– Филиус, ты хоть можешь рассказать мне, что случилось? Мистер Уайт рассказал мне о беспалочковом применении заклинания левитации. Что на самом деле произошло?
– Да, Северус, это было великолепно! Юный Сайрус, сосредоточившись, леветировал подушку в одну из коробок, а я, боюсь, слишком громко захлопал в ладоши, выражая свое восхищение. Но это было поразительно, я никогда не слышал о такой силе и уже тем более управлении ею в четырехлетнем возрасте. У него уже были подобные случаи применения магии? Северус, я был бы счастлив помочь Ремусу с его обучением, ты не возражаешь? – Флитвик от восторга едва не потерял дар речи, а рана на голове была уже забыта.
– Да, он и раньше применял магию. Обязательно напомни мне, чтобы я попросил его показать тебе фокус с шариками. Но сейчас ты не мог бы сказать, куда он ушел? – Северус упорно пытался добиться ответа.
Филиус смущенно опустил глаза и признался:
– Прости, но я только помню, как он испугался и уронил меня, это последнее, что я помню.
Поппи встала и помогла подняться Флитвику.
– Я закончила и забираю его на ночь в больничное крыло. Северус, я сообщю о случившемся Дамблдору, не возражаешь?
Северус кивнул, сейчас его мысли были заняты только пропавшим малышом. Он даже и не знал, с чего начинать поиски. Студенты и эльфы уже ищут мальчика, а Снейпу не хотелось повторять их путь и искать там, где уже побывали до него.
– Сайрус, малыш, ты здесь? Я не злюсь на тебя, все знают, что это был несчастный случай! Сайрус?! – Он, похоже, обращался к абсолютно пустому классу, и Ниппи обязательно сказал бы ему, если мальчик был здесь. Снейп со вздохом сел за стол и уронил голову на сложенные руки.
Следующие пятнадцать минут, которые Северус расхаживал по кабинету, показались ему вечностью. Ниппи появился неожиданно и прямо перед Северусом. Снейп от испуга подпрыгнул на месте и прижал ладонь к громко бьющемуся сердцу. Он быстро овладел собой и спросил:
– Ты нашел его? Ниппи, он в порядке? Где мой сын?
Ниппи поклонился встревоженному хозяину и ответил:
– Да, сэр, хозяин Сайрус сидит на одной из балок потолка в Большом Зале. Ниппи не знает, как молодой хозяин туда забрался, и эльфы не могут его снять, поэтому Ниппи принес вам метлу, сэр, – Ниппи протянул Северусу метлу.
Северус ни минуты не размышляя перекинул ногу через метлу и взмыл в воздух, на большой скорости пронесся вниз по коридору, не заботясь о том, что его могут увидеть, что могут подумать о «летучей мыши подземелий», летающей по замку. Он мысленно поблагодарил Основателей за высокие потолки и широкие коридоры замка. К счастью, еще шел урок, и коридоры были пустыми, иначе ему бы пришлось нелегко.
Он старался не думать о том, как он в студенческие годы мечтал пролететь по залам Хогвардса, потому что сейчас решение зависело не от его желания, а оттого, что так добраться до сына было гораздо быстрее.
Северус стрелой влетел в Зал и сразу принялся изучать потолок. Вскоре он увидел маленькую фигурку на узкой балке как раз над столом преподавателей-. На шестиметровой высоте! Северус облегченно вздохнул, он до сих пор мог видеть малыша, несмотря на заклинания неслышимости. Этот ребенок доведет его до сердечного приступа раньше, чем еще успеет поступить в Хогвардс! Северус спрятал все свои эмоции под надежным блоком и с осторожностью подлетел к рыдающему ребенку.
– Сайрус, малыш, все в порядке, профессор Флитвик уже хорошо себя чувствует и не сердится. Я тоже не сержусь на тебя. Профессору очень жаль, что он испугал тебя, и ты потерял контроль над своей силой. Он хочет встретиться с тобой и извиниться. Сайрус, я могу забрать тебя отсюда?
Сайрус закрыл голову руками, громко всхлипывая.
– Прости, папочка, мне очень жаль. Я больше не буду так делать, пожалуйста, не сердись на меня, пожалуйста, не отправляй меня обратно, прости меня, прости…. – бормотал он в перерывах между всхлипами.
Сердце Северуса неприятно заныло. После всего случившегося его сын до сих пор думает, что его отошлют обратно, если он ошибется.
– Нет, малыш, помнишь, я говорил тебе, что могу за что–то рассердиться, но все равно буду тебя очень сильно любить, и не важно, что ты сделаешь! А сегодня никто на тебя даже не сердится, мы просто волновались из–за твоего исчезновения. Давай я возьму тебя на руки, и мы спустимся вниз. И если хочешь, поговорим.
Сайрус впервые осмотрелся и увидел, куда же он все–таки переместился. Он и не знал куда попадет, просто хотел оказаться там, где его никто не найдет. Папа парил в воздухе в нескольких дюймах от него. Недолго раздумывая, Сайрус прыгнул на руки отца. Снейп быстро подхватил сына, сейчас весящего уже почти шестнадцать килограмм, и опасно закачался на метле. Зажав ручку метлы между коленей, он пытался не упустить ребенка.
Северусу удалось одной рукой прижимать дрожащего ребенка к груди, а другой управлять метлой, и вскоре они уже стояли на безопасном полу Зала. Едва они оказались на ровной надежной поверхности, Снейп отшвырнул метлу, обняв Сайруса двумя руками, вдыхая приятный запах детских волос, стараясь прижать малыша еще крепче. Он гладил мальчика по голове, пока тот рыдал у него на плече.
– Сайрус, ты знаешь, как сильно я тебя люблю? У меня чуть сердце не остановилось, когда я узнал о твоем исчезновении. А потом еще и нашел тебя сидящим на узкой балке в шести метрах над землей! Малыш, я никогда не отправлю тебя обратно, ты мой Сайрус, мой сын, я всегда буду заботиться о тебе и любить, – повторял он, целуя мягкие волосы на затылке малыша, радуясь, что малыш в его руках успокоился и посмотрел на него заплаканными глазами.
– Я люблю тебя, малыш, – прошептал он, нежно целуя мягкую щеку малыша и стирая с них загрубевшими пальцами слезы.
Сайрус спрятал голову в мантии отца, вдыхая родной приятный запах сандалового мыла и зелий, и звонко воскликнул:
– Я тоже люблю тебя, папа!

Северус закончил поиски, попросил Альбуса найти замену для его уроков сегодня днем, а сам занялся малышом. Он погрузил его в здоровый исцеляющий сон и теперь сидел, наблюдая за малышом, не в силах оторвать от него взгляд. Мальчик до сих пор изредка всхлипывал во сне - последствия длительной истерики. Северус отвлекся только тогда, когда кто–то деликатно постучал в дверь. На пороге комнате стоял Альбус, его глаза весело мерцали, а на лице сияла широкая улыбка.
– Я только что был у Филиуса. Никогда еще не видел его таким возбужденным, Поппи даже обещала применить заклинание оцепенения, если тот не успокоится. Мне пришлось пообещать, что я попрошу у тебя привести к нему Сайруса. Ты, кажется, пообещал Филиусу показать, как малыш жонглирует шариками?
Северус закатил глаза к потолку и немного подвинулся, впуская Альбуса в комнату.
– Сайрус вымотался после произошедшего, поэтому я погрузил его в сон на два часа. Он скоро должен проснуться. Они не сказали вам, где я нашел его? Клянусь, я полысею еще до окончания семестра в июне!
Альбус только шире улыбнулся.
– Да, я слышал интересную историю о том, что кто–то летал на метле в коридорах и лестницах замка, да так быстро, словно гнался за снитчем. Не знаешь, кто это мог быть? Все мои свидетели клянутся, что он летел так быстро, что различили только его черную мантию.
Северус сдержал смех и притворно недовольным тоном произнес
– Да, это был я, но мне сообщили, что Сайрус сидит на балке под потолком Большого Зала, что еще мне оставалось делать? Я боялся, что если не потороплюсь, он упадет, прежде чем я его успею забрать.
– Мальчик мой, я прекрасно понимаю твои чувства, хотя, признаться, безумно завидую тебе. Я мечтал полетать на метле в замке. Кстати, один из магглорожденных студентов великолепно описал тебя: "Он был похож на летучую мышь, вылетевшую из ада». И не сдержавшись, Альбус все–таки громко рассмеялся, посмотрев на оскорбленного Северуса.
Сайрус проснулся, услышав голоса дедушки и папы. Дедушка смеялся над его папой, но тот не кричит. Малыш помнил, как папа обнимал его и целовал, значит, он на него не злится, думал с восторгом мальчик. Он вприпрыжку выбежал из спальни и вскарабкался к папе на колени, обняв его за шею и поцеловав в щеку.
– Дедушка, а почему папа сердится из–за того, что ты смеешься?
Северус утратил облик оскорбленного человека и тихо засмеялся.
– Я не сержусь на Альбуса, Сайрус. Он просто сказал, что когда я летаю, то выгляжу как летучая мышь.
Сайрус недоуменно нахмурился.
– Но ведь это правда, папа!
Альбус смеялся, пока в уголках глаз не выступили слезы, Северус кусал губы, стараясь не улыбаться, а мальчик растеряно смотрел на них.

Все еще улыбаясь, они отправились в больничное крыло, навестить профессора Флитвика. С одной стороны Сайруса держал за руку папа, а с другой дедушка. Сайрус подпрыгивал, поджимал под себя ноги и раскачивался на их руках, громко взвизгивая от восторга. Где–то каждый три метра малыш касался ногами пола и снова подпрыгивал, а проходящие мимо студенты с изумлением косились на директора и Мастера Зелий.
Поппи подняла взгляд от медицинских карточек и увидела, что в палату входят смеющиеся Альбус и Северус, а малыш все также раскачивается на их руках. Они перестали смеяться только тогда, когда медсестра смерила их предупреждающим взглядом. А Филиус сразу же восторженно подпрыгнул на кровати:
– Сайрус, малыш, прости, что напугал тебя! Я просто очень удивился тому, что ты так хорошо владеешь чарами. Признаю, я был удивлен тем, что ты используешь настолько замечательную магию в таком раннем возрасте.
Альбус наколдовал им два стула – заняв один, в то время как Северус устроился на втором, держа малыша на руках.
Он наклонился и прошептал:
– Малыш, покажи профессору Флитвику, как ты управляешь шариками. Уверен, он опять очень удивится, а от удивления он всегда пищит. Уверен, в этот раз, он тоже будет пищать.
Сайрус с заговорщическим видом осмотрелся и сосредоточился, прикусив от усердия язык. Он протянул руки на уровне пояса, взмахнул одной, и в его ладони появился маленький сияющий шар голубого цвета. Мальчик быстро перебросил его в левую, в правой создал шарик побольше, на этот раз красного цвета, затем пришел черед крохотного желтого и огромного зеленого шариков, а затем он принялся ловко перебрасывать их из одной руки в другую.
Филиус изумленно подпрыгнул на кровати, на его лице появилось выражение искреннего восторга. Альбус, Северус и Поппи в свою очередь удивились тому, что Сайрус самостоятельно и за такой короткий отрезок времени научился изменять цвет и размер шариков.
– Ох, должен сказать это самое великолепное, что я видел за свою жизнь, Сайрус! Никогда не видел ничего подобного, я так рад, что ты решил показать подобное чудо и мне, малыш, - Филиус посмотрел на трех удивленных волшебников. - Северус, ты же говорил мне об этом фокусе. Почему же ты так удивлен?
Северус развернул к себе сына, и шарики тут же исчезли, как только малыш отвлекся.
– Когда ты научился делать их разного размера и цвета, Сайрус? На Рождество они все были белого цвета.
Сайрус вновь сосредоточился и в его протянутых ладонях засиял огромный ослепительно белый шар. Затем малыш закрыл глаза и разделил шар на пять отдельных шаров - два больших голубого цвета, два желтых среднего размера и два красного цвета, а один пурпурного. Он открыл глаза, и шарики исчезли. Сайрус радостно подпрыгнул на руках отца, широко улыбаясь, показывая всему миру белоснежные молочные зубы.
– У меня получилось сделать их пять!
Северус обнял малыша, а потом заглянул в его святящиеся любовью и доверием глаза.
– Да, малыш, у тебя получилось, но как ты смог их сделать разного размера и цвета?
Сайрус лишь недоуменно пожал плечами.
– Я просто захотел, чтобы они такими стали! – Детская логика четырехлетнего малыша сразу же устранила большую часть вопросов – чтобы добиться результатов, ему всего лишь надо было сосредоточиться!

Альбус, Минерва и Северус встретились в кабинете директора с Кингсли Шеклболтом, чтобы обсудить дальнейшее расследование дела Петунии и Вернона Дурсли. Их нашли в Ванкувере, Канаде, и теперь Министерство Канады держало их под наблюдением. Их агенты отметили, что за пять месяцев, которые ужасная парочка со своим отвратительным сынком живут здесь, они ни разу не видели рядом с ними Гарри Поттера.
Альбус сидел столом, поставив локти на стол и скрестив кончики пальцев – признак того, что директор над чем-то размышляет.
– К сожалению, наш новый министр не слишком любит прислушиваться к доводам рассудка. Хорошо, что дело опеки Сайруса закрыли еще в сентябре, иначе малыш, скорее всего, сейчас бы жил в министерском приюте. Министр все больше подвергается влиянию чистокровных семей, особенно тех, кто владеет значительным состоянием. Кажется, Министра скоро будет волновать только его социальный статус и власть, с помощью которых он сможет добиться еще больше денег.
К счастью, после того как проходит шестьдесят дней с момента усыновления, договор магически запечатывается, и никто не сможет сломать печать и рассказать о том, что в договоре. Не знаю, не получится ли так, что новости о Дурслях достигнут не тех ушей? Может, стоит перенести дело в маггловский суд? Что думаешь, Северус? – произнес Шеклболт.
В это мгновение Северус выглядел действительно пугающе.
– Я не хочу, чтобы все, что они сделали Сайрусу, сошло им с рук. Но я также не хочу, чтобы все узнали то, что Гарри и Сайрус один и тот же человек. Тогда он всегда будет на всеобщем обозрении, останется "мальчиком-который-выжил", а я не хочу для него подобной жизни. Ему достаточно проблем с его родственниками, его невидимостью и феноменальной силой. Я сделаю все, чтобы защитить его, хотя ты и прав, его нельзя назвать нормальным в обычном понимании этого слова.
Присутствующие в комнате огорченно опустили глаза, расстроенные словами Северуса. Минерва выглядела задумчивой.
– Альбус, документы об усыновлении запечатаны, и никто кроме Северуса не может рассказать об их содержимом, я правильно поняла?
– Да, именно так действует магическое усыновление. Документы запечатаны, и сведения станут известны только тогда, когда ребенок достигнет совершеннолетия или если приемные родители не расскажут об этом кому-нибудь еще.
Глаза Минервы подозрительно вспыхнули:
- Так почему бы ни позволить аврорам думать, что Дурсли убили малыша и избавились от тела? Они не смогу доказать свою невиновность, даже если им дадут Веритасерум. Им придется тогда рассказать, как они издевались над мальчиком. Издевательства над малышом, его пропажа, они к тому же не поставили в известность власти, и еще много чего. Думаю, они насобирали себе приличный срок, что скажешь, Северус?
На его лице появилась дьявольская усмешка:
– Великолепно, как всегда, Минерва! Пусть они попробуют объяснить, куда делся их племянник. Никто не сможет связать Сайруса с Гарри, а я уж точно ни кому не скажу, особенно тупицам из Министерства. Альбус, так и сделаем!
После мартовского полнолуния Ремус вновь вернулся к занятиям с Сайрусом, и тогда он уже начал подумать об учебном плане на следующий год. Он сосредоточил внимание на маггловских предметах, потому что большинство детей из волшебных семей изучают их до поступления в Хогвардс, но на заседании преподавателей обсуждали как преподавать малышу именно магические науки. Было решено, что до начала летних каникул с мальчиком будет заниматься только Ремус, а летом к нему подключатся и другие учителя.
На пасхальных каникулах Ремус подошел к Северусу.
– Северус, мальчик удивительно быстро развивается, за исключением только его адаптации в обществе, в замке нет ни одного ребенка его возраста. Боюсь, что он даже не знает как вести себя со сверстниками. В таком возрасте это еще простительно, но в следующем году ему будут нужны друзья его возраста. Я смог обучать еще несколько детей, возможно Альбус найдет несколько ребят такого возраста, а домовые эльфы без труда смогли бы увеличить мои комнаты до требуемых размеров
Северус вздохнул, размышляя о том, что с каждым днем Сайрус все больше привязывается к взрослым, и в будущем у него появятся проблемы при общении со сверстниками.
– Думаю, ты прав. Но я не хочу, чтобы Сайрус лишался защиты замка. Мое оправдание в суде, после падения Темного Лорда, повлекло за собой определенные проблемы, и на свободе до сих пор остаются некоторые Пожиратели, которые с радостью отомстили бы мне. Они могли бы убить моего сына или с его помощью добраться до меня.
– Я с тобой согласен. Но думаю, что мы могли бы без проблем каждый день переправлять детей через дымолетную сеть, а вечером они бы возвращались домой. Я знаю нескольких человек из Ордена, которые бы не возражали, чтобы их дети днем были в безопасности замка. Не возражаешь, если я предложу Альбусу летом встретиться с некоторыми детьми? И мы могли бы обсудить возможность их обучения здесь со следующего учебного года.
– Согласен. Может, оставим Сайруса на попечение Минервы и прямо сейчас поговорим с Альбусом?
Минерва с радостью согласилась присмотреть за мальчиком и с умилением наблюдала за двумя бывшими врагами, которые шли в направлении директорского кабинета и тихо переговаривались между собой.
Они объяснили свои идеи и предложения Альбусу, и тот согласился с тем , что мальчику нужно общение со сверстниками, что ему лучше не покидать замок. Они до сих пор так и не выяснили, почему он стал невидимым, но он до сих пор мог исчезнуть при малейшем намеке на угрозу. Однажды его не смог увидеть даже Северус. Малыш боялся, что папа накажет его за то, что он разлил чернила на школьные сочинения, которые папа проверял. Так Северус на собственном опыте испытал, что значит не видеть человека, но иметь возможность его слышать. Не слишком приятное чувство.

Тринадцатое апреля стало для Северуса знаменательным днем, когда Министерства Канады и Великобритании позволили Шеклболту и еще двум аврорам задержать Дурслей и доставить их в суд Визенгамота. Дело решилось за два дня. Дурсли так и не смогли сказать, где сейчас был Гарри. С использованием Веритасерума они доказали, что действительно не знают, где находится их племянник, но совсем были не готовы к вопросам о жестком обращении с малышом. Их приговорили к десяти годам в Азкабане, а Дадли стерли воспоминания о кузене и оправили в маггловский приют, поскольку посчитали его тетю Мардж неподходящим опекуном.


В полнолуние мая, после многочисленных вычислений, бесчисленного количества испорченных зелий и сложных формулировок, было, наконец, создано Ликантропное Зелье. Во время преобразования Ремус испытывал меньше боли, чем обычно, и всю ночь он проспал на теплом коврике, не нанеся повреждений ни себе, ни окружающим, впервые с тех пор, как он был укушен, он не испытывал ярости и сохранял человеческое мышление.
Северус и Поппи надеялись, что бедняга, наконец, хоть немного наберет вес, будет выглядеть здоровее. Северус также создал для Ремуса специальное питательное зелье в дополнению к тому, что он до сих пор варил для сына. А Сайрус поправился и подрос, достигнув нормальных показателей для его возраста. Северусу удалось все-таки улучшить вкус зелья.
Министерство было восхищено изобретением ликантропного зелья и в кратчайшие сроки предоставило патент и лицензию на его производство. Северус очень гордился собой, он никогда и подумать не мог, что за право напечатать его исследования будут бороться три знаменитых журнала Зельеваров. Не говоря уже об аптеках, которые хотели купить формулу такого выдающегося зелья.

В конце мая Северус, взяв Сайруса за руку, аппарировал вместе с ним в Атриум Министерства Магии. Он на секунду остановился, чтобы поправить мантию сына, а затем шагнул в лифт, который перенес их в Зал Суда. Мадам Боунс, проводящая официальное расследование, решала судьбу Целителя больницы Святого Мунго. Его обвиняли в превышении своих полномочий, когда он вызвал авроров задержать Северуса Снейпа без предварительных выяснений обстоятельств. Еще его обвиняли в нападении на ребенка.
Было установлено, что авроры всего лишь следовали приказам Смитвика, им было приказано оглушить профессора Снейпа, при этом не дали никаких объяснений. Узнав, что Снейп был шпионом среди Пожирателей Смерти, а также мастеров дуэлей, глупо было пробовать задержать его другим способом.
Мадам Боунс улыбнулась малышу, которого держал на руках Зельевар, пытаясь убедить мальчика, что не желает ему зла. Но улыбка мгновенно пропала с ее губ, когда она увидела, что малыш исчез, словно растворился в воздухе. Судья, конечно же, читала отчеты и знала, что мальчик может становиться невидимым, но увидеть такое наяву!
– Э–э.. профессор Снейп, ваш сын.. он.. исчез…, – почти заикаясь, выдавила мадам Боунс.
Северус посмотрел на нее, и на его губах появилась кривая улыбка.
– Да, мадам Боунс, я сказал своему сыну, что он может стать невидимым, когда будет чувствовать себя неуютно, но потом может вновь стать видимым. В последнее время он не становится невидимым на долгое время. Уверен, он станет видимым, когда привыкнет к окружающей обстановке. - Он посмотрел себе на грудь. – Верно, Сайрус?
Хоть судья и ждала ответа, она все равно слегка вздрогнула, услышав детский голос идущий из ниоткуда:
– Да, папочка. Мне не нравится тот человек, он меня пугает!
Северус посмотрел в угол, где среди авроров, назначенных для охраны сегодняшнего заседания, стоял Шизоглаз Муди.
Мадам Боунс проследила за его взглядом и хитро улыбнулась:
– Все в порядке, Сайрус. Его боятся почти все, и даже меня он немного пугает, хотя я знаю его уже многие годы!
Ее веселый смех и успокаивающие объятия отца позволили Сайрусу чувствовать себя в достаточной безопасности, чтобы вновь стать видимым. Северус очень гордился храбростью своего сына – тот позволил увидеть себя большинству людей, сидящих в зале. Но затем произошло непредвиденное. Когда поверенный расспрашивал о том, что случилось в тот зимний день, он наклонился слишком низко к малышу.
Малыш тихо захныкал, когда мужчина вторгся в его личное пространство и исчез. Даже Северус не мог увидеть его, он только мог громко звать малыша, стараясь перекричать шум зала. Сайрус появился вновь на груди отца и быстро спрятался в его мантии и не высовывался оттуда, пока мадам Боунс как первоклашку отчитывала мужчину.
Северус унаследовал значительное состояние от своих родителей, бабушки и дедушки, но две тысячи галеонов за моральный ущерб оказались не лишними. Особенно учитывая, что Целителя три месяца продержали в камере Министерства, понизили в должности и назначили два года испытательного срока. Он чувствовал себя отлично, после того как ловко выиграл дело.
Северус сидел на праздничном ужине в Большом Зале, его сын ,гордо выпрямившись, сидел между ним и дедушкой Альбусом, так чтобы каждый мог его увидеть. Через две недели исполняется ровно год, как Сайрус появился в лаборатории Зельевара. Задумчиво осматривая Большой Зал, Северус размышлял, как сильно изменилась его жизнь и все из–за одного маленького ребенка, сидящего рядом с ним. Жизнь прекрасна.
Ремус окинул взглядом место, где впервые почувствовал себя как дома. Он немного набрал вес и выглядел намного лучше, чем в прошлые годы. Он уже убедился в действенности Ликантропного Зелья, ему теперь не нужно было столько времени, чтобы оправиться после полнолуния. Он обучал очень умного ребенка, подружился с человеком, которого когда–то считал своим врагом, будет работать и жить в замке летом и весь следующий год. Ему не придется жить впроголодь, перебиваясь случайными заработками. Жизнь прекрасна.
Альбус улыбался студентам, радуясь их успехам. На этот раз Кубок завоевал факультет Равенкло, хотя и у остальных домов было ошеломляющее количество баллов. После Рождества он не стал настаивать, чтобы студенты сидели за столами своих факультетов, и с удивлением обнаружил, что четыре факультета перемешались между собой, а фанатичное соревнование постепенно угасло. Дамблдор поднял бокал, уже с нетерпением ожидая Приветственного Пира в следующем году.
Жизнь прекрасна.
___________________________________
Спасибо всем кто читал мой перевод и отдельное спасибо тем, кто оставлял отзывы.
Спасибо Umbra, ее советы очень пригодились.
Спасибо моим бетам Sister of the night и Миле.
Огромное спасибо моей бете Bes, которая помогла мне добить перевод до конца.

Продолжение серии можно ждать только с середины августа. Фанфик будет называться "Воспитание Снейпа".

P.S. Автор очень хотела узнать мнение наших читателей о ее творении, если не трудно, черкните пару строк, обещаю, что обязательно ей все передам.


Оставить отзыв:
Я зарегистрирован(а) в Архиве
Имя:
E-mail:


Подписаться на фанфик

Rambler's Top100
Rambler's Top100