Леди Селестина    

    История продолжается. Герой победил злодея - про героя можно забыть! Так рассудили волшебники, оставив годовалого Гарри Поттера на крыльце магловского дома. Теперь магический мир вынужден будет дорого заплатить за подобную небрежность. Ведь злодей скоро вернется, и кто знает, как лягут карты на этот раз.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Гарри Поттер, Драко Малфой, Флер Делакур, Джеймс Поттер, Лили Эванс
    Приключения/ / || джен || G
    Размер: макси || Глав: 19
    Прочитано: 33518 || Отзывов: 6 || Подписано: 63
    Предупреждения: ООС, AU
    Начало: 01.10.16 || Последнее обновление: 15.09.17


Темная душа. Коварство судьбы.

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Пролог
Гарри со злостью пнул подушку, от чего та, пролетев половину комнаты, приземлилась в углу. Он вымещал свою злость, словно бедолага была виновата во всех бедах, а в особенности в плохом настроении, которое одолевало Героя уже как две недели. А всё так хорошо начиналось. Оказавшись в доме Поттеров, брюнет рассчитывал покопаться в «своей» комнате и библиотеке, которая была полностью в его распоряжении, как это происходило во время зимних каникул. Мол, он не трогает Поттеров, а те не докучают слизеринцу своим вниманием. И все довольны. Но не тут-то было... Все его надежды были разбиты в пух и прах. И сказать за это «спасибо» стоит Дамблдору. Подсуетился. Старый маразматик даже летом не давал о себе позабыть. Он каким-то непостижимым образом смог уговорить чету Поттеров пригласить к себе в гости Рональда и его младшую сестренку. Вывернув историю с философским камнем таким образом, что будто бы Гарри сдружился с гриффиндорцами. И будет просто прелестно, если он проведет лето с рыжим неудачником. Они станут друзьями — не разлей вода.

Сам же Герой не разделял радости старого лиса, который всячески отравлял ему жизнь. Это же надо подсунуть такую свинью! А ещё больше слизеринца злило, что Поттеры плясали под дудку старика, весело хлопая глазками. Соглашались со всеми доводами и разделяли понятие об «общем благе». Это же надо до такого докатиться: приютить в своем доме двух предателей крови. Позор... Узнав об этом, предки в могилах бы перевернулись. И вот со всеми этими ничтожествами Герою приходится общаться.

Сегодня был тот самый день «Х» когда должны были прибыть «желанные» гости.

— Гарри, спускайся завтракать, — донесся до слизеринца голос миссис Поттер.

Секундой позже послышался топот, сообщающий о том, что семейство собралось на кухне. Начали доноситься голоса младшего поколения и веселый смех Джеймса Поттера.

Герой скривился. Настроения совсем не было, как и желания идти куда-то. Вот только... Кому до этого есть дело? Если парень не спустится, то к нему заявится миссис Поттер и начнет заливаться соловьем о том, что у него болезненный вид. Мол, «совсем исхудал и стал похожим на скелет, вдруг заболел, и ни пора ли обратиться в Мунго за помощью?» Такое уже происходило однажды, и Гарри стоило огромных трудов отделаться от докучливой женщины. Еще полчаса подобного монолога слизеринец просто не выдержит.

Недовольно скрипя зубами от досады, он поднялся и направился вниз. Перед кухней брюнет притормозил и нацепил на лицо маску безразличия, скрывая свою ненависть ко всем членам этого многочисленного семейства. Ещё не время демонстрировать свои истинные чувства, срывая запреты.

Все члены семьи расположились за обеденным столом. Лили хлопотала у плиты, а её муж рассказывал какую-то забавную историю из юности, вызывая смех детей. Семейная идиллия — ничего не скажешь. Только Гарри не вписывался в эту картинку. Он был словно белая ворона среди стаи чёрных.

Заняв своё место, слизеринец без особого интереса начал созерцать пейзаж за окном. Лето полностью вошло в свои права, забрав бразды правления у весны. Солнце ярко светило, согревая своими лучами всё вокруг.

Перед ним была поставлена чашка с ароматным кофе. Незаметное движения пальца по краю — кольцо на пальце осталось холодным, значит, внутри нет никаких зелий. Гарри взял себе за привычку проверять всю еду на инородные примеси, опасаясь быть опоенным чем-то неприятным. Парень сильно сомневался, что Поттеры решатся на подобное, но вот от Дамблдора можно ожидать всякого. Старик хитер, и как только он поймет, что марионетка перестала его слушаться, решит исправить положение вещей. Пара зелий, незаметно подмешанных в еду, и вот Герой вновь лоялен к нему. Поэтому Гарри решил перестраховаться. Лишняя осторожность ещё никому не повредила.

— Дорогая, а когда должны прибыть Уизли? — задал неожиданно вопрос Джеймс Поттер.

— Через несколько часов. Я связывалась с Молли, и она говорила, что те очень рады возможности побывать во Франции. Море, песок и шумная компания — что ещё нужно для прекрасных каникул? — заулыбалась женщина. — Уверена, что мы все замечательно проведем это лето.

«О да, — про себя с сарказмом протянул Герой. — Лучше некуда. Веселье».

— Гарри, а почему ты не ешь? — участливый голос и полный беспокойства взгляд изумрудных глаз.

— Нет аппетита, — меланхоличный голос.

— Ты так исхудал и весь бледный, — причитала Лили. — Кожа да кости. Ты должен нормально питаться и больше бывать на свежем воздухе, а не сидеть затворником в своей комнате.

«Я сам знаю, что мне делать, — про себя разозлился слизеринец. — И не нуждаюсь в ваших поучениях», — вслух, конечно же, ничего из этого не было озвучено. Лишь маска на долю секунды дрогнула, выказывая раздражение брюнета, и во взгляде появилась злость, но он быстро взял себя в руки.

— Это всё из-за учебы на Слизерине. Ты же знаешь, что их комнаты находятся в подземельях. Туда не попадают солнечные лучи, — кинулся на защиту старшего сына Джеймс. — Вот и бледность. Ничего, приедут Уизли, и мы будем устраивать игры в квиддич. У нас как раз есть прекрасное место. И нужно опробовать новые метлы, что я вам подарил, — глаза за стеклами очков озорно блестели.

— Да, — довольно прокричали младшие Поттеры.

Гарри не разделял их веселья. Он не испытывал восторга от квиддича, считая этот вид магического спорта дурацким. А подаренная Поттерами метла была закинута в дальний угол, как бесполезная вещь. Он хотел было отдать её Флинту — тот настоящий фанатик квиддича, но позабыл. Но ничего, в следующем году можно будет исправить это упущение.

— Папа, и мы сможем сегодня поиграть? — с надеждой в голосе спросила Лиза.

— Конечно, солнышко, — кивнул мужчина.

— Класс. Я покажу Джинни и Рону свою новую метлу.

— И я, — поддакнул младший мальчик.

— А можно будет ещё пригласить Флер и Габриэль? Пожалуйста, — состроила щенячьи глаза девчонка. — Я по ним соскучилась. Даже по Флер с её бурчанием о том, что я веду себя неподобающе леди.

Поттер мысленно закатил глаза. Слишком много приторности, ему аж стало тошно. Он чувствовал себя не в своей тарелке рядом с этой идиллией.

Пейзаж за окном его интересовал куда больше, чем происходящее вокруг.

— Я лишь надеюсь, что Флер не потянет нас по магазинам, — тихий шепот. — В прошлый раз она заставила меня перемерить кучу платьев. И на все мои протесты только ворчала и называла глупенькой. У меня тогда так болели ноги от ходьбы, что, придя домой, я свалилась в кровать.

Лили с улыбкой смотрела на дочь.

— Флер темпераментна, как все француженки, — добродушный голос. — И у неё безупречный вкус.

— Почему тогда ты всегда отказываешься ходить с нами по магазинам? — полюбопытствовала Лиза. — Мы могли купить и тебе что-то.

Лили содрогнулась. Ей хватило одного опыта в компании Флер. Та была настоящей шопоголичкой, у которой в одном месте был вечный двигатель. Она могла целый день без устали ходить по магазинам, примеряя наряды и не чувствуя ни капли усталости. Ей это доставляло удовольствие. Видимо, всё дело в вейловском наследии.

— У меня просто много работы, — ушла от ответа женщина.

Гарри без интереса слушал болтовню, потягивая кофе. Хотя мысленно парень засчитал Делакур пару очков. Та оказалась не так безнадежна, как слизеринец ранее полагал.

— Ладно, не будем о грустном, — взял слово Джеймс. — Схожу, узнаю, куда запропастился Сириус. И приглашу его на ужин, а то Бродяга совсем закопался в своей работе.

— Иди, — женщина чмокнула мужа в щеку и тот ушел.

Гарри тоже решил, что с завтраком покончено, и можно вновь скрыться в своей комнате, подальше от неприятных личностей. Но его маневр был засечен и перехвачен.

— Гарри, задержись на минутку, — попросила Лили. Тому ничего не оставалось, как, скрипя зубами от досады, сесть на свое место. Парень наблюдал за тем, как брат с сестрой, о чем-то шушукаясь, побежали на улицу. И вновь вернул вопросительный взгляд на Лили, ожидая её слов. Та не спешила говорить, а лишь внимательно смотрела в такие же изумрудные глаза, словно выискивая в них ответы на свои вопросы. — Гарри, я заметила, что ты не сильно рад приезду Рональда с Джинни.

— Мне всё равно, — соврал Герой. Он предпочёл бы, чтобы рыжие не появлялись в этом доме. Рональд был слишком крикливым и надоедливым. От него слишком много хлопот. А Поттер ценил покой, с которым придется попрощаться, окажись здесь этот гриффиндорец.

— Почему? — удивилась Лили. — Вы ведь с Рональдом учитесь на одном курсе. Мне он показался замечательным мальчиком.

«О да, сразу видно вправку Дамблдора. Тот тоже любил говорить о дружбе и прощении. Мол, Слизерин и Гриффиндор должны подружиться. Глупец... Вижу, старик основательно промыл мозги Поттерам».

— Вы могли бы подружиться, — продолжала тем временем Лили.

«Я быстрее с Лонгботтомом или Грейнджер подружусь, чем с этим убогим, — про себя негодовал Герой. — И готов поспорить на десять галлеонов, что его сестра ничуть не лучше братца. Предатели крови, что с них возьмешь».

— Нет уж, — недовольная гримаса появилась на лице слизеринца. — Мне такие друзья не нужны.
Лили приуныла.

— Жаль. Я думала, что ты будешь рад, — грустный голос. — Надеюсь, что со временем ты передумаешь. А знаешь, если ты хочешь, то можешь пригласить погостить у нас кого-то из своих друзей, — неожиданно предложила женщина. — Мистера Малфоя или мистера Нотта.

Поттер про себя рассмеялся. Он представил себе это зрелище. Малфой и Уизли в одном доме. Смех. Да и сомнительно, что мистер Малфой отпустит сына к нему.

— Я не думаю, что это хорошая идея, — после минуты тишины последовал ответ. — Драко не ладит с Уизли. Теперь я могу идти?

— Э-э-э... Я хотела спросить у тебя насчет Рональда. Ты не против, если он будет жить в твоей комнате? Вы ведь ровесники.

Гарри со злостью сжал кулаки. Конечно же он против. Что за глупый вопрос? Пусть рыжий ночует в чулане, ему не привыкать. В свою комнату гриффиндорца Поттер не собирался пускать даже под угрозой смерти.

— Против, — яростный взгляд. — Я предпочитаю одиночество.

— Но... Ладно-ладно, — видя яростный взгляд сына, Лили сдалась. — Я поселю его с Джереми. Надеюсь, они поладят.

— Не сомневаюсь, — съязвил герой.

И тут в гостиной раздался какой-то шум, прекращая тем самым разговор.

— Наверное, Уизли прибыли, — всполошилась женщина, кидаясь встречать гостей. В подтверждение её слов раздались знакомые голоса и недовольное причитание Рональда. Видимо, тот позорно вывалился из камина.

Когда слизеринец вышел с кухни, собираясь скрыться в своей комнате, то был перехвачен цепкими руками миссис Поттер и втащен в гостиную, где на него обрушились три пары глаз. Он только и успел сделать шаг в сторону, уходя от неприятных прикосновений.

— Гарри, познакомься с Молли, — Лили представила полноватую женщину. Та радушно улыбалась, сверкая своими карими глазами.

— Мы знакомы, — скривился Герой. Он помнил эту крикливую особу ещё с первого похода в Косой переулок. Тогда между ними произошел небольшой казус.

Женщина с того времени ни капли не изменилась. Всё та же поношенная одежда, первоначальный цвет которой невозможно было определить. Вязаный чепчик, несмотря на жару на улице и старые туфли, носки которых давно стерлись и чуть ли не напоминали решето. Парень демонстративно окинул её одеяния сверху до низа, задерживаясь на заштопанной юбке в крупный горох, и на его губах появилась кривая улыбка, свойственная Драко. Именно так тот смотрел на Грейнджер. Словно на букашку под его дорогими туфлями.

Молли смутилась. Взгляд старшего сына Поттеров пронизывал её до глубины души. Она почувствовала себя не в своей тарелке и смутилась ещё сильнее, отведя взгляд. Этот ребенок был странным.

— Правда? — разрядила обстановку Лили. — Я и не знала.

— Мы встретились в Косом переулке, — невозмутимо пояснил слизеринец, не вдаваясь в подробности.

— Да, дорогая, — подтвердила Молли. — Ты так подрос, милый. Правда, очень похудел. Совсем тощим стал. Лили, может его стоит показать в больнице Мунго?

«Это тебе нужно показать, — негодовал Герой. — Дура», — взгляд парня метал молнии.

— О, ты же знаешь молодежь, — отмахнулась Лили. — Ты же знаешь, что у них на уме лишь забавы, и всё нет времени на еду. Ничего, я прослежу за этим.

— Ты права. Я сама так намучилась со своими сорванцами, — добродушная улыбка. — Ох, я заболталась с тобой. Мне же нужно еще собрать вещи для поездки в Румынию. Мы решили навестить Чарли. Он работает там с драконами, — горделиво проговорила Молли. — Рональд, я надеюсь, что ты будешь вести себя хорошо? — суровый взгляд карих глаз. — И присмотри за сестрой.

— Хорошо, — кивнул рыжик.

— Дорогая, если они станут доставлять тебе хлопоты, то сразу напиши мне.

— Не волнуйся, Молли. Всё будет замечательно. У меня своих трое, поэтому я справлюсь ещё с двумя. А детям будет полезно провести время у моря.

Камин вспыхнул изумрудным пламенем, и женщина исчезла, оставляя своих отпрысков с чемоданами в руках.

— Проходите, — очнулась Лили. — Чувствуйте себя как дома. Пойдемте, я покажу вам ваши комнаты, — взмах палочкой и чемоданы взмыли в воздух. — Вы уже завтракали?

Дальше Гарри не стал слушать, а, развернувшись, направился к себе в комнату.


***



— Гарри, ты совсем не выходишь со своей комнаты, — ругала старшего сына миссис Поттер, сурово сверкая очами. — Закопался в библиотеке.

— Я прихожу на завтрак, — возразил брюнет.

— Вот именно, что только на завтрак. Я волнуюсь за тебя.

— Со мной всё нормально.

— Как же нормально? Ты весь бледный и под глазами черные круги, — не унималась женщина. — Одежда на тебе уже болтается. Вот не знаю, модно ли это так, но мне совершенно не нравится твой вид. С сегодняшнего дня я хочу, чтобы ты не увиливал от общих приемов пищи. Будешь не только завтракать, но и обедать, и ужинать со всеми. И я не желаю слышать никаких отговорок, молодой человек, — видя, что Гарри хочет возразить, припечатала рыжеволосая женщина.

— Ладно, — сдался слизеринец.

— И да, сегодня Джеймс с ребятами решил устроить матч и зовет тебя. За этот месяц, что ты здесь, я ни разу не видела, чтобы ты летал. А мы ведь на Рождество подарили тебе последнюю модель метлы.

— Мне не нравится летать.

— О-о-о, — была крайне удивлена Лили. Она уже пристыдила себя за то, что начала нападать на сына. Вдруг тот просто боится высоты, как она сама, вот и не летает. Глупая. Теперь понятно, почему Гарри прячется в своей комнате от других. Он боится, что его засмеют. Нужно поговорить об этом с Джеймсом. — Ну ладно. Если не хочешь. Может, тогда сходишь со мной на магическую аллею? Мне нужно купить кое-какие ингредиенты к зельям.

Гарри несколько секунд обдумывал предложение, а затем согласно кивнул.

— Хорошо. Мне нужно купить книги и другие вещицы к Хогвартсу.

— Ещё ведь рано. Я планировала устроить покупки в следующем месяце... Но если ты хочешь, — неуверенный голос.

— Хочу.

— Хорошо. Я поговорю об этом с Джеймсом. Ладно, иди, собирайся, я подожду тебя в гостиной.

Сборы не заняли много времени. Брюнет лишь одел мантию и взял кошель, связанный с его сейфом в Гринготтсе. Удобная вещица, нужно признать. Теперь не нужно каждый раз бегать в банк, если захочется снять деньги.

Камин перенес их прямо на площадь у подножья огромного белого здания. Магического банка, где всем заправляли гоблины. Народу на аллее сегодня было немного, поэтому пара без труда смогла добраться до магазина зелий.

— Пока я куплю всё необходимое, ты можешь прогуляться. Мне потребуется где-то полчаса, — оповестила Лили. — Затем нужно зайти в магазин одежды. Мантии Лизы совсем износилась. Предлагаю разделиться, а через час встретиться здесь.

Герой не имел никаких возражений. Ему это было только на руку.

Парочка разошлась в разные стороны.

Слизеринец первым делом направился в магазин книг. Книги были его слабостью, поэтому он не мог отказаться, решил побаловать себя. Прохаживаясь между стеллажей, заваленных старыми фолиантами, Поттер вдыхал манящий аромат чернил. К счастью, внутри было всего несколько человек, поэтому никто не мешал ему осматриваться. Здесь Герой пробыл около часа и вышел, держа в руках две увесистые книги. Для легкого чтения, как говорится.

Взгляд остановился на бутике с одеждой. Слизеринец вырос из своих брюк, поэтому требовалось частично обновить гардероб. Он направился туда.

Зайдя внутрь, Поттер заметил знакомую светлую шевелюру. Флер Делакур... На лице появилась недовольная гримаса. Только встречи с этой француженкой ему не хватало для полного счастья.

— О ля, Поттер, — Флер его сразу же опознала. Взгляд синих глаз прошёлся по всей фигуре парня, отмечая книги в руках и задерживаясь на лице. — Какая неожиданная встреча.

— Делакур, — в тон ей ответил слизеринец. Он тоже окинул вейлу внимательным взглядом, отмечая, что за те полгода, что они не виделись, она подросла и еще сильней похорошела. Стала настоящей красавицей, на зависть всем девчонкам Хогвартса.

— Ты сам здесь? — прозвучал мелодичный голос.

— Нет, — недовольная гримаса.

— О-о-о... Миссис Поттер тоже здесь. Вчера я получила от неё приглашение посетить ваш дом, но не успела ответить. Маман говорила мне, что у вас сейчас гостят некоторые твои друзья.

— Пф, — фыркнул недовольно Герой. — Друзья, скажешь ещё.

— Не друзья? — удивленно промолвила вейла. — Тогда что они делают в вашем доме?

— Хороший вопрос, — хмыкнул Поттер, — ответить на который мне никто не удосужился. Видимо, отъедаются на чужих харчах и гадят.

— Гадят? — аристократический носик сморщился. — Как грубо.

— Зато честно, — хмыкнул Герой.

Флер несколько секунд молчала.

— Я заинтересована твоими «не друзьями», — мелодичный голосок. — Пожалуй, я приму приглашение и посмотрю на них. Это будет забавно. О ла... Ты пришел купить одежду? Хочешь, я помогу тебе? У меня прекрасный вкус, — похвасталась вейла.

— Нет уж, обойдусь как-то сам, — отмахнулся Герой.

— Как хочешь, — похлопала насмешливо ресничками Делакур. — Au revoir Арри… — насмешка. — Не скучай.

— Даже не собирался, — огрызнулся брюнет.

— Ты такой забавный, — вновь рассмеялась вейла. И, не дав слизеринцу что-то возразить, покинула магазин. До его чуткого уха донесся лишь её мелодичный смех, напоминающий перезвон колокольчиков.

— Нахалка, — со злостью прошептал парень.

— Гарри, ты здесь? — дверь в очередной раз открылась, и на пороге предстала миссис Поттер. — Тебе тоже нужны новые мантии? Хотя, о чем я говорю, ты ведь вырос из своих прежних.


***



Слизеринец со злорадством наблюдал за Делакур. У той на лице было неописуемое выражение, когда та смотрела, как Рональд пытается впихнуть себе в рот всё, до чего руки могут дотянуться. При этом пытаясь ещё что-то говорить и громко чавкать. Всё это произвело на вейлу неизгладимое впечатление. Видимо, она теперь в кошмарах будет видеть данную картину.

Поттер едва смог сдержать смех, который распирал его изнутри, видя, как маска добродушия на лице вейлы дала глубокую трещину, и блондинка с ужасом смотрит на рыжего. В глазах брезгливость. Сама она незаметно попыталась отодвинуться подальше, едва не вжимаясь в слизеринца всем телом.

Когда дело дошло до десерта, Флер просто не выдержала этих пыток и торопливо вскочила на ноги, извиняясь перед хозяевами дома. Сославшись на плохое самочувствие, она чуть ли не бегом отправилась в ванную комнату.

— Я узнаю, не нужна ли ей помощь, — Гарри тоже поднялся. Он не хотел упускать ни секунды из этого спектакля. Последовав за Делакур, брюнет прислонился к двери, наблюдая за тем, как девушка плещет водой на лицо и протянул той бумажные полотенца.

Вейла благородно приняла те и промокнула лицо. В её глазах до сих пор стоял ужас.

— Какой ужас, — губы едва шевелились. — Животное... Это было так мерзко.

— Приветствую в доме Поттеров, — хохотнул брюнет. — Я лицезрю эту картину уже две недели.

— Ужас... Неужели родители не научили его малейшим правилам этикета?

— Как видишь, нет. Да и чего ожидать от Предателей крови?

— Предателей крови? — внимательный взгляд.

— Да, — кивок. — Уизли — семья Предателей крови.

— Почему тогда они оскверняют ваш дом? — голос полный удивления.

— Эти вопросы тебе стоит задать моим родителям, — хмыкнул парень. — Это была их идея: пригласить Уизли в гости.

Несколько минут царило молчание.

— Я туда не вернусь, — кивок в сторону гостиной. — Мало того, что этот мальчик пялится на меня, пуская слюни, так он еще ведет себя как варвар. Мои нервы не выдержат этого.

Поттер лишь кивнул.

— А эта девочка, его сестра, — не спрашивала, а утверждала вейла, — так странно на тебя смотрела. Словно ты принадлежишь ей. Мне кажется, она ревнует тебя ко мне, — смешок.

Поттер давно стал замечать всякие странности за Джинни Уизли. Порой та вела себя крайне странно. Смотрела на него, как на большой леденец, который так и хочется облизать. Ходила хвостиком, куда бы Герой не пошел, и смущенно краснела, стоило их взглядам встретиться. Парень даже стал ловить себя на мысли, что избегает её.

— Она мне не понравилась, — неожиданно заявила француженка.

— Мне тоже, — буркнул слизеринец.

Вейла одарила его долгим взглядом, а затем отчего-то улыбнулась. В синих глазах появился озорной огонек. Наклонившись, она скользнула кончиками пальцев по щеке брюнета, откидывая непослушную прядь. Те места, где прикасались её пальцы, словно вспыхнули огнем, посылая по спине парня мурашки. Его пронзил разряд тока. Он видел, что в глазах Делакур тоже появилось нечто странное... Животное.

Позади раздалось вежливое покашливание. Оба в унисон вздрогнули и отпрянули друг от друга.

Обернувшись, слизеринец столкнулся с внимательным взглядом изумрудных глаз. Лили Поттер переводила взгляд с сына на блондинку и назад.

На лице вейлы появился легкий румянец, и та смущенно опустила взгляд.

Заминка длилась несколько секунд.

— Я решила узнать, где вы пропали, — тихий голос миссис Поттер нарушил тишину. — Вас долго не было.

— Мы разговаривали, — невозмутимо ответил брюнет.

— Разговаривали? — со смешком в голосе повторила Лили.

— Да, — подтвердил Гарри.

— Мне уже пора домой. Спасибо за чудесный ужин, миссис Поттер, — неожиданно заявила Флер. — Маман будет волноваться.

— Конечно-конечно, — кивнула Лили. — Я надеюсь, что ты скоро вновь посетишь нас.

— Непременно. К тому же ваш сын согласился завтра составить мне компанию. Я хотела прогуляться по маггловской части Парижа.

«Что?» — прифигел от такого заявления слизеринец. На память Гарри не жаловался, а та отчетливо говорила, что он не давал никаких обещаний Делакур. Они вообще не говорили ни о чем подобном. С другой стороны — это хорошая возможность побыть вдали от этого дома.

— Это так, Гарри? — внимательный взгляд.

— Да, — соврал парень.

Глава 2


Глава 1
Послышались негромкие шаги, а затем по комнате пронесся легкий порыв ветра от открывающейся двери. Не прошло и минуты, как Джеймс Поттер скользнул в постель и обнял свою любимую супругу, покрепче прижимая к себе и вдыхая чарующий аромат лилий.

— Дорогая, о чём ты так задумалась? — мужчина прищурился, стараясь рассмотреть лицо любимой. Без очков он ужасно видел, но прекрасно чувствовал напряжение Лили. Та была чем-то взволнована, и Джеймс забеспокоился.

— Дети так быстро взрослеют, — тихий голос.

— Ты имеешь в виду Гарри, — не спрашивал, а утверждал маг. Нетрудно было догадаться, кто так взволновал Лили. Она, как и сам мужчина, очень волновалась о судьбе старшего сына. Та была такой туманной.

— Да, — всё тот же шепот. — Сегодня я видела их с Флер. Вместе, — в голосе прозвучали нотки смущения.

Джеймс нахмурился и, приподнявшись на локти, стал всматриваться в лицо любимой.

— И что в этом необычного?

— То, что они обнимались и выглядели смущенными.

— Правда? — хохотнул мужчина. — А Гарри молодец.

— Я не вижу в этом ничего смешного, — отругала мужа Лили. — Гарри всего одиннадцать, а Флер все четырнадцать. Он еще такой юный.

— Ну, во-первых, почти двенадцать, — поправил Джеймс. — А во-вторых, для любви не существует возрастов. Вспомни нас с тобой, когда мы были в их возрасте.

— Глупости. Когда мне было одиннадцать, я думала совсем о другом. Меня волновала учеба и сдача экзаменов.

— Конечно-конечно, — улыбнулся Поттер. — Ты у меня была прилежной ученицей.

— Вот именно, — кивнула Лили. — И наш сын такой же. Ты же сам слышал, что о нём говорит профессор Флитвик. Он считает его одаренным и пророчит блестящее будущее. Гарри должен думать об учебе, а не о девушках.

— Я слышу в твоем голосе ревность. Неужели ты ревнуешь Гарри к Флер?

— Глупости. Я просто волнуюсь о его будущем.

— А я считаю, что твои волнения необоснованные. Наш сын — очень умный мальчик, который сможет добиться всего, чего пожелает. Он взрослее многих своих однокурсников и не станет делать глупостей. Поверь мне.

— Верю, — тихий голос. — Но моему материнскому сердцу неспокойно. И Флер...

— Ты считаешь, что она не пара нашему сыну? — догадался мужчина.

— Нет, конечно, — начала отрицать Лили. — Флер — хорошая девушка. Воспитанная, умная и настоящая красавица. Но… — заминка. — Она совсем взрослая. Почти что невеста на выданье. А Гарри нужна иная. Ровесница… Добрая, отзывчивая и понимающая. Та, которая сможет растопить его ледяное сердце.

— Не ошибусь, если предположу, что ты говоришь о юной Джинни, — догадался Поттер.

— Мне она очень понравилась. Милая девочка. С таким добрым сердцем, — призналась Лили. — Она сегодня помогала мне на кухне.

Джеймс лишь засмеялся.

— А еще юная Джинни смотрит на нашего сына влюбленными глазами, — хохотнул мужчина. — И ходит за ним хвостом.

— Разве это плохо?

— Нет, но боюсь, Гарри не разделяет твоего мнения.

— Жаль. Я была бы рада видеть Джинни в качестве своей невестки. И с Молли мы неплохо ладим. Они с Артуром отзывчивые люди.

— А Делакур? Мы столько лет общаемся, смогли сдружиться.

— Это так, — согласилась рыжеволосая женщина. — Но… Я не знаю, как это описать. Просто я так чувствую и всё. Чувствую, что Гарри не подходит Флер. Она не сделает его счастливым.

— Дорогая, давай не будем спешить с выводами. Ты ведь сама говорила, что нашему сыну всего двенадцать лет. Это первая влюбленность, которая скоро пройдет. А ты уже бьешь тревогу.

— Наверное, ты прав. Я просто волнуюсь.

— Не стоит.

— И всё же я попрошу его послезавтра показать Джинни магическую Францию. Пусть дети погуляют, гляди и сдружатся.

Джеймс мысленно закатил глаза. Если его любимая надумает чего-то, то переубеждать её бесполезно. Она порой бывает так уперта. Мужчина сделал пометку себе в уме рассказать обо всем Сириусу. Уж Бродяга точно посмеётся.


***



Лили хлопотала на кухне. Под её командованием домовик занимался уборкой, а сама женщина возилась с яблочным пирогом. Сегодня она решила устроить праздник своим домочадцам и порадовать Лизу и Джереми любимыми блюдами. Да и Гарри порадуется. Лили заметила, что старший сын не сильно жалует традиционную тыквенную запеканку и лакричные кексы. Об овсянке она вообще говорить бы не стала. Гарри её люто ненавидел.

В помещении раздался перезвон колокольчика, оповещая о том, что кто-то прибыл через камин.

Лили сразу же отложила свои заботы и бросилась в гостиную, как была, в фартуке. Там женщина увидела Флер, которая, недовольно сморщив носик, отряхивала с мантии сажу. Это вызвало улыбку на лице миссис Поттер.

Делакур заметила хозяйку.

— Миссис Поттер, — легкая улыбка.

— Милая, ты рановато, — отметила Лили. — Я ждала тебя чуть позже. Гарри ещё спит.

— Но ведь уже десять часов, — удивилась вейла. — Неужели он такой соня?

— Немного, — засмеялась дама. — Присаживайся. Может, чаю? Я как раз испекла прекрасное печенье.

— Спасибо, но нет. Я слежу за своей фигурой.

В помещении раздался мелодичный смех Лили.

— Милая, ты и так прекрасна. Уверена, что сможешь вскружить голову любому мальчишке. И парочка печений совсем не повредят твоей фигуре.

Флер горделиво улыбнулась, но от лакомства отказалась.

— Как хочешь. Ты посиди здесь, а я скажу Гарри о твоем приходе.

Делакур лишь кивнула и, усевшись на диване, стала ждать. Но недолго ей пришлось побыть наедине с собой. Дверь скрипнула, и в помещение вошла рыжеволосая девчушка. Джинни Уизли... За вежливой улыбкой Флер скрыла раздражение. Ей с первой же секунды не понравилась эта девочка. Может, дело было в том, что рыжеволосая смотрела на нее с затаённой злобой и завистью. А может из-за того, что та не сводила взгляда с Гарри Поттера. Смотрела на него так, словно тот был её собственностью. Флер злили эти взгляды. Ведь именно вейла первой познакомилась с Гарри. Он стал её первым… другом. А Делакур не привыкла делиться тем, что считала своим. А еще Гарри Поттер был единственным мальчишкой, который не смотрел на неё с обожанием и не пускал слюни. С ним можно было нормально поговорить. Правда, Поттер иногда раздражал Флер своей чопорностью и эгоизмом. Но... Но он ведь ее первый друг.

— Привет, — прозвучал неуверенный голос.

Делакур нахмурилась. Голос у Джинни Уизли был слишком писклявый, словно у пикси, которых на уроке животноводства показывал им мистер Моршаль.

— Bonjour, — последовал холодный ответ.

«Чего она вообще сюда заявилась? — негодовала вейла. — Разве не видит, что здесь ей не рады. Глупышка».

Повисла неловкая пауза.

— Ты пришла к Гарри, — неожиданно произнесла рыжеволосая, немного смутившись. — Вчера я видела, как вы общались, — лицо девочки стало под стать оттенку волос.

— Да, — сочла нужным ответить француженка, хоть ответ и не был необходим. Рядом с этой девчонкой Делакур чувствовала раздражение и вела себя грубо. Узнав, маман непременно отругала бы её за недружелюбие.

— Миссис Поттер говорила, что вы собрались погулять, — вновь заговорила Джинни.

— Да, — подтвердила блондинка, не понимая, к чему клонит собеседница.

— Я... Э-э-э... — замялась рыжая. — А можно мне пойти с вами? Я тоже никогда не видела Париж, — посмелела юная Уизли. — Лишь на картинках.

«О ла... Неужели она это серьезно? — ужаснулась Флер. — Какой ужас. Только маленьких девочек мне не хватало», — на лице Делакур отразилось недовольство. Она уже открыла было рот, чтобы отказать, как в гостиной появилась миссис Поттер.

— Дорогая, это прекрасная идея, — улыбнулась Лили. — Гарри с Флер тебе обязательно покажут Париж. Он так волшебен. Уверена, тебе понравится.

— О-о-о, — из легких вейлы словно выкачали весь воздух. В синих глазах появился нехороший блеск, а отманикюренные коготки с силой впились в ладошки, причиняя боль. Боль отрезвила француженку, заставив совладеть со своим гневом.

— Иди поскорее, собирайся, милая.

Джинни довольно просияла и побежала наверх, сметая на своем пути всё.

— Варварка, — поцокала языком Флер.

— Ты что-то сказала, дорогая? — взгляд изумрудных глаз был обращен на блондинку.

— Говорю, какая сегодня прекрасная погода, — проворковала вейла, приторно улыбаясь.

— Погода и правда замечательная, — согласилась Лили, тоже взглянув в окно. — Как раз для прогулки. Ох, я ведь и забыла о яблочном пироге, — спохватилась женщина и быстренько поспешила на кухню, не забыв крикнуть, что Гарри сейчас спустится.


***



Гарри лениво поглаживал свою любимицу, которая умостилась среди вороха одеял и довольно щурила глаза, высовывая язык, словно пробуя на вкус воздух. В доме Поттеров она чувствовала себя вполне комфортно, хоть и жаловалась на то, что не может покусать крикливых двуногих. Под «крикливыми двуногими» змея подразумевала Рональда и младшее поколение Поттеров, которое слишком шумело, мешая ей спокойно греться на солнышке. И слизеринец разделял мнение своей любимицы. С появлением Уизли в этом доме стало невероятно шумно. Крики, гам и полнейший беспредел. И, казалось, все этому рады, кроме самого парня.

Короткий стук, и дверь с негромким щелчком приоткрылась.

— Дорогой, пришла Флер и ждет тебя внизу.

Герой кинул взгляд на часы и нахмурился. Стрелки показывали десять часов. Рановато для прогулки, по его мнению. Видимо, для Делакур законы не писаны, раз она приперлась в такую рань. Хотя, с другой стороны, он сможет подольше побыть подальше от этого зверинца убогих. Одним текучим движением поднявшись, слизеринец скрылся за дверью в ванной комнате, не замечая хмурого взгляда матери.

Когда он вернулся назад, в комнате никого кроме Кери не было. Пройдя к шкафу, он потянул к себе первые попавшиеся брюки и рубашку. Одевшись, Поттер критически осмотрел свой внешний вид и, убедившись, что выглядит достойно, направился вниз, откуда доносились голоса. Там его уже ждала Флер Делакур и... Джинни Уизли. Что последняя здесь делает, брюнет совершенно не знал. Подойдя к девушкам, он вопросительно приподнял бровь, ожидая, что кто-то пояснит ему происходящее.

Джинни покраснела, как это всегда бывало, стоило ей увидеть на горизонте Гарри. И смущенно опустила взгляд, разглядывая носки своих стареньких туфель.

Флер наоборот расправила плечи и окинула Героя заинтересованным взглядом, уделяя внимание его одежде и слегка растрёпанным волосам.

— Мы можем идти, — прозвучал мелодичный голос.

— Да, — кивнул слизеринец и кинул взгляд на Джинни. — А ты что здесь делаешь?

— Э-э-э… — засмущалась ещё сильнее девчонка.

— Твоя маман попросила взять её с собой и показать Париж, — последовал ответ от вейлы. На её лице продолжала сиять добродушная улыбка, вот только в синих глазах появился странный блеск.

«Не иначе, как что-то задумала. Настоящая интриганка», — решил для себя Поттер, и тут до него дошел смысл сказанных слов.

— Что?! — в изумрудных глазах появилась злость.

— О ла, не кричи так громко, — театрально возмутилась француженка. — Пусть малышка идет с нами, — губы искривились в ухмылке. — Покажем ей Париж.

Флер решила не спорить с миссис Поттер. Та была к ней всегда добра. Поэтому милостиво согласилась взять с собой Джинни, про себя уже предвкушая, какую «прекрасную» прогулку устроит глупышке. Уж она-то постарается, чтобы Уизли надолго запомнила сегодняшний день.

Камин вспыхнул изумрудным пламенем, и троица по очереди шагнула внутрь, переносясь на магическую аллею.

— Зачем тебе всё это? — тихо прошептал брюнет, приблизившись к интриганке. — Весь этот спектакль. Могла просто отказать моей матери.

— Пф, это будет весело, — коварно улыбнулась вейла. — Тебе понравится.

— Не сомневаюсь, — проговорил Поттер. Он уже успел понять, что с Делакур не бывает ничего слишком просто. Та сама себе на уме. Порой ведет себя как истинная леди, а порой как капризное дитя.

Джинни с подозрением смотрела на шушукающуюся парочку. Внутри неё пылала ревность. Как эта нахальная блондинка только посмела прикасаться к её Гарри?!

— Идемте, — промурлыкала вейла и двинулась вперед. Двигалась француженка грациозно, словно паря в воздухе, ловя на себе завистливые взгляды девушек и влюбленные парней.

— Кажется, мы собирались прогуляться по маггловскому Парижу, — отметил Гарри, когда спустя два часа они покидали третий по счету магазин с одеждой. Вейла развлекалась на славу, примеряя десятки нарядов и трепля нервы продавцам.

Поттер был недоволен таким поворотом. Шопинг не прельщал слизеринца, как и напрасная трата времени.

— О ла, не бурчи Арри, — вейла привычно исковеркала имя брюнета.

Тот заскрипел зубами от досады.

— Мне надоело всё это. Либо больше никаких магазинов с одеждой, либо мы возвращаемся назад, — поставил ультиматум Поттер.

— Не будь таким злюкой. Нам ведь весело. Правда, Джени? — лукавый взгляд из-под вороха ресниц.

— Джинни, — машинально поправила рыжая. — Э-э-э… Здесь красиво.

Флер сделала вид, что не услышала её. Она вообще мастерски игнорировала рыжую девочку, демонстрируя своё превосходство.

— Вот видишь, — надменная улыбка. — Арри, мы должны обязательно купить что-то твоей подруге. Её мантия совсем ужасна.

Поттер лишь закатил глаза на ребячество Делакур.

Джинни покраснела ещё сильней, хотя казалось, куда уже больше. Её лицо и так пылало, а сама она стыдливо прятала взгляд.

— И обязательно платье, — увещевала вейла.

Поттера затащили в очередной магазин и начались пытки. Он стойко ждал, пока Делакур перемеряет с десяток платьев. Но когда из примерочной вышла Джинни Уизли в розовом платье с рюшами, слизеринец едва не расхохотался. Та выглядела презабавно. Как розовый плюшевый мишка.

Девочка переминалась с ноги на ногу, не решаясь поднять взгляда.

Во взгляде Делакур читалось веселье.

— Скажи же, что Джени прекрасна в этом платье, — вновь исковеркала имя. — Она выглядит так трогательно. Мило…

«О да, — хохотнул про себя брюнет. — Милее не придумаешь».

Девушка-консультант видимо разделяла его мнение. На ее лице появилась глупая улыбка.

— Ты просто обязана купить его, — продолжала тем временем Флер.

— Я… — попыталась было вмешаться Джинни. Она хотела было сказать, что у нее нет денег, и что это платье несильно ей нравится. Но быстро стушевалась под взглядом блондинки.

— Арри — настоящий джентльмен. Он не оставит девушку в беде.

— Конечно, — кивнул Герой, сдерживая смех. — Мне нетрудно заплатить.

— Тогда вот еще, эту мантию, — просияла француженка и притянула к себе оранжевую мантию со звездочками. — Она подходит к твоим волосам. О ла, а теперь на кассу.

Поттер молча выложил сорок галлеонов и с облегчением выдохнул, когда они покинули магазин.

Джинни слегка замешкалась сзади.

— Ты сделала это специально? — тихий голос.

— Конечно, — не стала отпираться Флер. — Она выглядела в этом платье так забавно, что я не смогла сдержаться. Бедненькая. У нее совершенно нет вкуса.

— И ты решила пошутить, — хмыкнул Гарри.

— Только не говори, что тебе ее жаль... — синие глаза с прищуром смотрели на слизеринца.

— И не собирался, — в тон ответил брюнет. — Но больше я не намерен ходить по магазинам с одеждой. Сыт по горло этим.

— Капризулька. Это я тебя пригласила на прогулку, поэтому мы будем делать всё, что я хочу. А вот когда ты пригласишь меня, то сможешь сам решать.

— Пф, — фыркнул парень. — Неужели ты напрашиваешься на свидание?

— Глупенький, — засмеялась вейла. — Ты еще маленький.

— Взрослая нашлась, — с этими словами Поттер обошел француженку и двинулся дальше. Делакур умела мастерски выводить его из себя.

Спустя еще час было принято решение зайти в какой-то из ресторанов и перекусить.

Разместившись за небольшим, но уютным столиком в углу, троица начала изучать меню. На самом деле меню изучали Поттер с Делакур, а вот Джинни ни слова не понимала по-французски и просто глупо пялилась на бумагу.

Поттер не считал себя гурманом, искушенным во французских деликатесах. Он вообще предпочитал осторожничать в этих делах, зная о любви этой нации к лягушачьим лапкам и всяким изыскам.

Брюнет не был голоден, поэтому свой выбор остановил на утке в апельсиновом соусе. Сочетание ему показалось интересным, и слизеринец решил его испробовать. А на десерт классический яблочный пирог с карамелью.

Флер выбирала дольше. Но в конце остановила свой выбор на легком курином салате с виноградом и грецкими орехами. В качестве основного блюда француженка заказала улиток по-бургундски, а десертом стал легкий ананасовый флан.

И вот пришла очередь делать выбор Джинни. Девушка, недолго думая, попросила принести то же, что и Делакур. По довольному взгляду вейлы было видно, что та на это и рассчитывала, вот и заказала себе подобное. Чего стоили одни улитки. Чтобы научиться их правильно есть, нужно прожить не один месяц во Франции.

Поттер про себя ухмыльнулся. Делакур в своей мести была неподражаема. Всё так коварно продумать и подстроить. Не подкопаешься. Он стал с предвкушением ждать, когда принесут блюда.

Вышколенный до мелочей официант в безупречно чистой форме поставил перед брюнетом его блюда и, согласно сервировке, разложил приборы. Та же процедура была проделана и с девушками.

Поттер окинул внимательным взгляд свой заказ и провел пальцем по кромке тарелки, проверяя на наличие зелий. Таковых не обнаружилось. Краем глаза он заметил, что те же манипуляции проделала вейла и одобрительно хмыкнул.

Одна лишь Джинни с любопытством разглядывала принесенное ей блюдо, не зная с какой стороны к нему подступиться и какую вилку использовать. И вообще, зачем ей подсунули ножик. То бледнея, то краснея, она наблюдала за манипуляциями вейлы, злясь на себя за необразованность и старалась повторить их. В очередной раз рыжеволосая девчонка позавидовала соседке. Делакур всё делала идеально. Ходила, говорила, одевалась и даже ела. У неё так не получалось, как бы Джинни не старалась. Зависть поднялась с новой силой, и девушка сглотнула. Переведя взгляд на предмет своей любви — Мальчика-Который-Выжил, Уизли отметила, что тот мастерски орудует вилкой с ножом, не испытывая никаких затруднений.

«Гарри такой умный, не то что Рон, — про себя восхитилась Джинни. — Настоящий сказочный принц. Мой Герой», — девушка уже видела себя рядом с брюнетом. Как она будет блистать в лучах его славы, а другие девчонки станут ей завидовать. Джинни загордилась и начала глуповато улыбаться, но стоило ей увидеть, как перед ней поставили тарелку с чем-то странным, как улыбка тут же померкла. На тарелке лежали улитки, которых она вместе с Роном ловила в их саду и скармливала гномам. И это она должна есть? Девушка подняла удивленный взгляд на вейлу, которая с помощью каких-то странных щипцов и маленькой вилочки расплавлялась со своим деликатесом. Джинни сглотнула и потянулась к таким же щипцам.

Поттер едва сдерживал смех. Лицо рыжей было неописуемым. Она то бледнела, то краснела, а взгляд был полон ужаса. Даже руки дрожали.

Делакур злорадствовала. Она проучила эту выскочку. В следующий раз будет знать, как напрашиваться с ними. А что дальше будет... Вейла предвкушающее улыбнулась и кинула лукавый взгляд на Поттера. Тот выглядел вполне довольным. Было видно, что с правилами этикета он знаком не понаслышке. Это прибавило ему несколько очков в глазах Флер. Что ни говори, а она любила образованных мальчиков.

И тут произошло то, чего никто не ожидал. Миг позора Джинни Уизли. Еще не один месяц в кошмарах она будет переживать этот момент и заливаться слезами. Рыжеволосая пыталась копировать действия соседки и тоже взяла улитку щипцами, а затем вооружилась вилочкой, но, видимо, что-то сделала не так... Или все дело в дрожавших руках. Раздался хруст, и многострадальная улитка выскользнула из тисков, описав дугу в воздухе, она полетела прямиком к ногам Поттера.

— Ой, — воскликнула испугано Джинни. — Я... Э-э-э... — лицо вновь залилось краской, и даже уши пылали. И прежде чем кто-то успел что-то сделать или среагировать, девчонка скользнула под стол и нашла свою потеряшку. — Вот! — вынырнула она, держа в руках злосчастную улитку и улыбаясь.

Поттер застонал, поражаясь тупости этой никчёмной. Подобных дур он еще не встречал. Это же надо так опозориться. У неё не руки, а крюки какие-то.

Сидевшая напротив Флер прикрыла лицо ладошками и начала смеяться. Она больше не могла сдерживаться. На такой финал вейла даже не рассчитывала. Всё вышло так феерично.

Официант и другие посетители этого элитного заведения смотрели на нее с брезгливостью, признав в ней безродную чужачку, которая даже не удосужилась ознакомиться с элементарными правилами этикета.

— Я что-то сделала не так? — тихий шепот, а в глазах слезы. — Я...

— Мы уходим, — Поттер поднялся. Скомкав салфетку он швырнул ту на стол, а затем, достав кошель, кинул туда же с десяток золотых монет. За обед и компенсация за доставленные неудобства.

— Но я еще не съела свой десерт, — надула губки Флер.

— Мы уходим, — настойчивее повторил слизеринец. Его глаза на долю секунд сверкнули рубиновым, и вейла поняла, что шутки кончились. — Повеселились и хватит.

Глава 3


Глава 2
Рыжеволосая женщина нервно покручивала на пальце своё обручальное кольцо. Все её мысли витали вокруг старшего сына. Ребенка, перед которым женщина чувствовала большую вину и никак не могла её загладить. В основном из-за того, что Лили не знала, как подступиться к Гарри. Сколько слез было пролито из-за этого и сколько ночей проведено без сна — не сосчитать. Сколько раз Лили говорила по этому поводу с Джеймсом и Сириусом, но те в один голос утверждали: «Гарри нужно время, чтобы свыкнуться с мыслью, что у него есть родители и брат с сестрой. Время залечит все раны. И тогда они смогут начать всё с начала. С чистого листа... Как настоящая семья. Нужно лишь немного подождать».
И Лили ждала. Ждала неделю, месяц и ещё один, а ничего не менялось. Гарри не желал общаться. Он вел себя холодно и отстранённо. Вроде был рядом, но в то же время и далеко. Между ними залегла трещина, нет, настоящая пропасть, через которую невозможно было перебраться. И с каждым днем эта пропасть лишь увеличивалась.
Женщина долго наблюдала за старшим сыном, присматриваясь. И могла уверено заявить — он не был похож на озорную Лизу или слегка скромного Джереми. Гарри был молчалив, замкнут и, несомненно, одинок. Нет, у него были друзья на Слизерине, об этом говорил и Северус и Дамблдор. Но... Сын был одиноким. Она неоднократно видела в его глазах это чувство. И с этим нужно было что-то делать.
Лили долго решалась на подобный разговор с мужем. Она уже десять раз прокрутила в своей голове все те слова, что собиралась сказать. Как попытается убедить его... Женщина видела в этом их последний шанс на примирение.
Снизу раздался шум. Секунда-вторая, и вот дверь в лабораторию открылась, и на пороге появился Джеймс Поттер, как обычно растрёпанный и взбалмошный. Даже годы не смогли изменить его.
— Дорогая, — мужчина радостно улыбнулся. — Ты опять возишься со своими котлами? Клянусь Мерлином, иногда ты мне кажешься хуже Снейпа с его любовью к зельеварению, — веселый смешок.
Вот только Лили не разделяла веселья мужа. Сделав глубокий вдох, она кинулась с головой в бездну.
— Джеймс, нам нужно поговорить.
— О чем? — с лица мужчины тот час же слетело всё веселье.
— О Гарри, — уверено заявила Лили. — Так больше не может продолжаться. Я больше не выдержу этого... холода. Ты же видишь, что ничего не меняется, — это не было вопросом, а лишь утверждением. — Гарри ещё сильнее отдаляется от нас. И если мы ничего не сделаем, то потеряем его окончательно.
— Лили...
— Не нужно, — прервала слова мужа женщина. — Я знаю, что ты скажешь. Всё это глупости.
— Хорошо, — сдался Джеймс. — Что ты предлагаешь?
— Я... — Лили замялась, не зная, как сказать о своих намереньях, — я хочу, чтобы мы показали Гарри специалисту.
— Специалисту?
— Психиатру, — заявила решительно женщина. — Если мы сами не можем справиться с этой ситуацией, то нам нужна помощь. Квалифицированная помощь.
— Но... Но психиатр, — Джеймс был удивлен, если не сказать больше. Чего-чего, а такого предложения он не ожидал. — Ты считаешь это хорошей идеей?
— Да, — кивнула Лили. — Мы должны испробовать все варианты.
Мужчина некоторое время молчал.
— Хорошо. Если ты так считаешь, то я согласен.
— Спасибо, — искренне произнесла женщина и обняла супруга. Для нее многое означала его поддержка. — Теперь нужно сказать обо всем Гарри, — Лили сглотнула.
— Да уж, — кивнул маг. — Я не думаю, что он будет рад этой новости.
— Я бы удивилась, если бы это было так. Нам придется уговорить его.
— Это будет очень трудно. Невозможно...

***

Лили как раз накрывала на стол, когда услышала чей-то спор. Прислушавшись, она поняла, что голоса доносятся из гостиной. Удивленная хозяйка дома бесшумно подошла к двери и заглянула в щель. В спорщиках она без труда узнала Флер Делакур и своего старшего сына. Те были настолько увлечены друг другом, что её появления даже не заметили, чем женщина и воспользовалась. Ей было безумно интересно, что же произошло такого, что всегда скупой на эмоции Гарри так разозлился. Да и за Флер Лили не замечала склонности выяснять вопросы на повышенных тонах.
— Ты всё это сделала специально, — шипел не хуже змеи брюнет.
— Неправда, — соврала вейла. — Это случайность.
— Случайность?! — голос полный сарказма. — Это ты будешь кому-то другому рассказывать. Ты решила пошутить над этой дурехой. Опозорить её и нас в том числе.
— А если и так, то что? — с вызовом спросила вейла.
Пару разделяло всего несколько шагов. А пространство между ними искрилось. Магия бурлила, на губах чувствовался её сладковатый вкус. В глазах обоих спорщиков пылало настоящее пламя, жаждущее вырваться наружу. Казалось, ещё секунда и всё здесь вспыхнет огнем. Настолько было жарко.
— Что ты мне сделаешь, а, Арри? — Делакур сделала шаг вперед, уменьшая расстояние между ними, и склонила голову набок. Из-за того, что вейла была выше, ей приходилось смотреть сверху вниз.
Поттер с силой сжал кулаки.
— Ненормальная, — в запале воскликнул слизеринец.
— Сам такой, — парировала вейла.
Еще один шажочек, и они оказались вплотную друг к другу. Глаза обоих пылали, метая молнии.
Поттер с силой сжал кулаки. Ногти впились в кожу, принося боль. Боль отрезвила его, разогнав пелену перед глазами, и вернула возможность трезво мыслить. Парень качнул головой, словно отгоняя наваждение.
Лили переводила непонимающий взгляд с сына на француженку. Она никак не могла понять причины их спора. Но посчитав, что пора прекращать этот балаган, женщина решила вмешаться. Ей не хотелось, чтобы её новенький сервиз был случайно уничтожен этими двумя.
— Кхе-кхе, — громко прокашлялась Лили. — Что здесь происходит?
Парень с девушкой отпрянули друг от друга.
— Ничего, — невозмутимо заявил слизеринец.
— Ничего? — повторила женщина с улыбкой. — Весь дом ходит ходуном, а ваши крики слышно даже на улице. Что же у вас произошло такого страшного? — внимательный взгляд изумрудных глаз.
— Ничего, — повторил Герой и сделал попытку обойти мать и скрыться в своей комнате. Но его маневр был замечен и перехвачен. Лили схватила сына за локоть, не давая уйти.
Поттер вздрогнул от прикосновения — он ненавидел, когда к нему прикасались. Выдернув конечность, брюнет со злостью посмотрел на мать.
Лили вздрогнула. Глаза сына потемнели, и в них появился безумный блеск. В эту секунду женщина отчетливо чувствовала, что в Гарри живет частица Волан-де-Морта. Тот же безумный и полный жажды крови взгляд. Холодная ухмылка, от которой бросает в дрожь. И магия, которая коконом окутывала своего хозяина, ластясь к нему, словно преданный пес. Под её напором стекла задрожали, покрываясь инеем, несмотря на летнюю пору.
По позвоночнику Лили Поттер побежали мурашки. Страх появился в её глазах, а также обреченность и какая-то грусть. Земля ушла из-под ног женщины, вынудив ту покачнуться. Лишь огромное усилие не дало ей на подкошенных ногах рухнуть ниц.
Флер тоже почувствовала изменения, как и то, что эти изменения каким-то образом связаны с Гарри Поттером. Она видела, как мальчишка за долю секунд меняется, превращаясь совсем в другого человека. Нет, не человека... Существо... В нем практически ничего не осталось от былого Гарри Поттера. С бледного лица на неё уже смотрят зеленые глаза, сияющие чем-то потусторонним. Глаза хищника, который выбрал свою жертву. Вейла сглотнула и попятилась назад.
Лили не знала, сколько прошло времени, но ей показалось, что целая вечность, прежде чем она смогла совладеть с дрожью во всем теле. Решительно шагнув вперед, она встала перед Флер, закрывая ту от взора сына.
— Иди в свою комнату... Гарри, — голос дрожал.
Брюнет сверкнул своими очами, не спеша выполнять приказ. Его губы искривила холодная улыбка.
— Боишься... — голос никак не принадлежал ребенку. — Правильно, бойся. Дрожи от страха... Моли о пощаде... Грязнокро... — слизеринец так и не успел закончить предложение. Красный луч ударил ему в спину. Юноша покачнулся и начал оседать на пол, но заботливые руки Джеймса Поттера подхватили его, не дав упасть. Мужчина поднял сына на руки и вышел за дверь, не забыв кинуть на супругу внимательный взгляд, а затем кивнуть на застывшую истуканом вейлу.
— Миссис Поттер... — Флер была напугана.
— Флер, тебе лучше сейчас уйти, — проговорила уверено Лили.
— Но... Может, я могу чем-то помочь? — неуверенный голос.
— Нет, ты не сможешь ничего сделать. Несколько недель назад Гарри одарили одним проклятием, и сейчас ты видела его последствия. Он теряет контроль над своей магией, и злость затмевает разум, — врала женщина. Лучшего оправдания она не смогла придумать, да и не было времени. Материнское сердце обливалось кровью, жаждая бросить всё и мчаться к кровати сына, пытаться помочь.
— А взгляд... Он был каким-то животным, — пролепетала вейла.
— Всё дело в проклятии. А сейчас тебе лучше уйти. Когда Гарри станет лучше, я напишу тебе, и ты сможешь навестить нас, — голос был извиняющийся.
Флер пару секунд колебалась. Ей хотелось помочь мальчишке, с которым, несмотря на все ссоры, ей нравилось общаться. Но она не знала, как это сделать.
Приняв решение, девушка шагнула к камину, попросив ей обязательно сообщить, когда парень очнется.
Когда пламя в камине погасло, Лили со всех ног бросилась к комнате старшего сына, молясь всем Богам, чтобы с тем всё было в порядке. Она так волновалась.
Гарри лежал на кровати и, казалось, мирно спал. Рядом стоял Джеймс и хмурился. В карих глазах залегла печаль, а в руках он так и сжимал волшебную палочку.
— Как он? — тихий вопрос.
— Спит, — короткий ответ. — Что у вас там произошло?
— Не знаю, — по щекам Лили начали катиться слезы. — Я была на кухне, когда услышала какой-то шум. Спустившись, я увидела, что Гарри с Флер о чем-то спорят. Вмешалась, а затем началось всё это. За секунду он изменился до неузнаваемости. Взгляд начал пылать ненавистью, и я почувствовала давящую силу темной магии. Гарри хотел напасть на меня, — слезы полились с новой силой.
— Тише-тише, — мужчина прижал к себе любимую. — Успокойся. Всё уже позади.
— Я ужасно испугалась. В тот момент Гарри совсем не был похож на себя. Он... Он превратился в чудовище.
— Всё уже закончилось, — Джеймс начал поглаживать супругу по спине. — Мы справимся. Ты веришь мне?
— Верю, — хриплый голос. — Но я так боюсь за Гарри. Ужасно боюсь. А если мы его потеряем... — Лили задрожала. — Если Тьма окажется сильнее? Она отнимет у нас сына.
— Этого не произойдет. Я не позволю! Слышишь меня — не позволю! Мы будем бороться до последнего.
Послышался шум, а через секунду дверь открылась, и в комнату торопливо вошел Альбус Дамблдор. Старый маг выглядел взволнованным.
— Джеймс, я получил твой Патронус и сразу же отправился к вам. Что произошло? — внимательный взгляд синих глаз, скрытых стеклам очков, окинул комнату, останавливаясь на темноволосом мальчике, лежавшем на кровати.
— Гарри... — одно слово, которое давало ответ на все вопросы. — Это вновь повторилось.
— Плохо, очень плохо, — нахмурился старый волшебник. — Как это произошло?
— Ничего не предвещало беды. Всё было спокойно. Гарри начал оттаивать и понемногу стал впускать нас в свою жизнь, а затем... Хорошо, что я успел вовремя и оглушил его.
Альбус внимательно выслушивал рассказ Джеймса и иногда кивал.
Лили тоже рассказала всё, что знала. О ситуации с Флер и их размолвке.
— Директор, мне так страшно. Я боюсь, что в один из дней, просто не успею спасти своего сына. С каждым разом эти приступы становиться всё хуже, — плакала Лили.
— Не стоит отчаиваться, моя девочка, — старый маг ободряюще улыбнулся, вот только улыбка не тронула глаза. Они оставались такими же задумчивыми.
— Что нам делать? Как помочь?
— Мы должны находиться всегда рядом с мальчиком. Контролировать каждый его шаг, не давая сорваться в пропасть. В школе за ним присматривают портреты и призраки, по моему приказу. Я и сам наблюдаю за Гарри. Конечно лучше, если бы он принял мое наставничество. Это создала бы между нами связь «учителя и ученика». Так я смогу удержать вашего сына от падения во Тьму и не дам осколку Волан-де-Морта пустить в душу ребенка свои корни.
— Гарри еще не дал ответа?
— Нет, — последовал ответ. — Но даже если даст, я думаю, тот будет отрицательным. На вашего сына кто-то имеет огромное влияние. Я поручил Северусу найти виновника. Мы считаем, что этим «кто-то» является слизеринец или даже не один. Возможно, кто-то из старшекурсников, преданный идеям Темного лорда, — директор замолчал на несколько секунд. — Какая жалость, что Шляпа не вняла моим мольбам и не отправила мальчика на Гриффиндор. Она уперлась, заявив, что место Гарри на Слизерине. А всё было бы куда проще, учись он на факультете Минервы.
— А можно его перевести? — с надеждой спросила Лили.
— Я намекал ему об этом, но ваш сын даже слышать не хочет об этом. А действовать силой будет глупо, поскольку так я ещё больше настрою Гарри против себя. И у него уже есть друзья на Слизерине. Мистер Малфой и мистер Нотт.
— Они совсем ему не пара, — категорически заявил Джеймс. — Дети Пожирателей смерти, которые откупились от Азкабана. Ничего хорошего от них не стоит ждать.
— Ну-ну, мой мальчик, — осадил своего ученика Альбус. — Дети не в ответе за ошибки родителей. Уверен, что юный мистер Малфой — достойный молодой человек.
Повисла пауза.
— Может, тогда расскажем правду? — вмешался Джеймс. — Гарри — умный ребенок, он сможет всё понять и принять. Я в это верю.
— Нет, — воскликнула Лили. — Я не позволю сломать ему остаток детства. Гарри всего одиннадцать. Он должен веселиться, играть в квиддич и бегать за девчонками, а не жить с таким грузом на плечах.
— Я согласен с Лили, — кивнул директор. — Эта тайна слишком серьезна, чтобы её открыть.
— И что же делать?
— Искать другой выход. Вчера я связался с Николя. Он многое повидал за свою долгую жизнь и, надеюсь, сможет помочь. А пока окружите мальчика любовью и заботой. И Мерлином молю, избегайте прикосновений. Вы же видите, как мальчик реагирует на них. Видимо, так на него влияет частица души Тома. Ваш Свет наносит ей дискомфорт, отсюда и такая реакция. Давайте будем проявлять осторожность.
Растерянные родители кивнули.
— И будет лучше, если сейчас оставить Гарри в покое. Ему нужна тишина и сон. Будет уместнее, если Молли заберет своих детей, а вы отправите Лизу с Джереми погостить к Сириусу. Жаль, что мой замысел с дружбой не сработал. Рональд мог бы стать прекрасным другом для вашего сына, — в голосе проскользнула горечь. — Но ничего, я придумаю что-то иное.
Вновь повисло молчание.
— Директор, мы с Джеймсом решили показать Гарри психиатру. Я считаю, что это поможет нам, — тихо проговорила Лили. — И если нужно, сами пойдем на прием. Я слышала от одной своей хорошей знакомой, что психиатр помогает разобраться в себе и наладить отношения с окружающим миром. Я уверена, что нам это поможет выяснить все недопонимания. Мы сможем понять, чего ждет от нас Гарри, и дадим ему знать о своих чувствах, покажем, что раскаиваемся в содеянном.
Дамблдор молчал некоторое время.
— Не уверен, что это хорошая идея, моя девочка. Будет плачевно, если кто-то узнает правду. Вы же знаете, какова роль вашего сына в грядущем будущем. Мы должны быть предельно осторожны, прежде чем довериться кому-то.
— Мы можем обратиться к одному из магглов. Там никто не знает о Гарри Поттере и его истории, — не сдавалась Лили. — А потом сотрем ему память, если потребуется.
— Хорошо. Если ты так уверена, девочка моя.
Альбус больше не стал спорить, видя, что Лили уперлась. Он лишь надеялся, что те будут осторожны в своих стремлениях и не усугубят ситуацию с Гарри еще сильнее.
— Не уверена, но хочу попробовать. Главное — уговорить Гарри. Он так упрям.
— Прям как ты, дорогая, — не смог смолчать Джеймс.
— Ничего подобного, — возразила женщина. Она хотела было еще что-то сказать, но с кровати, на которой лежал Гарри, послышалась возня.
Мальчишка начал елозить по постели, просыпаясь. Секунда-вторая, и наконец-то веки дрогнули. Изумрудные глаза внимательно смотрели на троих магов, которые склонились над ним. Поттер инстинктивно отстранился, промаргиваясь. Сперва происходящее показалось ему нелепым сном, но как далее оказалось — это не сон. Родители вместе с Дамблдором вломились в его комнату и сейчас пялились на него, как на экспонат в музее. Притом во взглядах всех троих наравне с интересом присутствовало противоречие.
«Что они здесь делают?» — сам у себя спрашивал Герой. Последнее, что он помнил, это размолвку с Делакур. Они ругались. А дальше сплошная тьма. — «Неужели эта дура прокляла меня?» — в голову брюнета закрались смутные подозрения.
— Мальчик мой, как ты себя чувствуешь? — первым нарушил затянувшуюся тишину старый лис. Синие глаза за стеклами очков сверкали. Гарри было неведомо, что Альбус в который уже раз за последние несколько месяцев попытался применить к ученику легилименцию, но безрезультатно. Директор не смог проникнуть сквозь пелену, что ограждала все мысли и воспоминания. Как старый маг считал — это еще один подарок от Тома, как и умение говорить на змеином.
— Прекрасно, — соврал Герой. На самом деле слизеринец чувствовал себя паршиво. Голова нещадно болела. Создавалось впечатление, что та расколется на мелкие частицы. Во рту пересохло, и ужасно хотелось пить. Но даже не это главное, а то, что Поттер чувствовал себя, как выжатый лимон. Полнейший упадок сил. Казалось, что даже захоти он пошевелить рукой или ногой, то не сможет этого сделать. Не говоря уже о том, чтобы встать. Это не могло не злить Героя, как и то, что он не помнил, как оказался здесь.
— Что произошло?
— Ты потерял сознание, — ответ пришел от Лили.
— Взял и потерял? — в голосе звучало огромное сомнение.
— Да. Вы о чём-то спорили с Флер, а затем ты неожиданно стал оседать на пол. Джеймс, пришедший на шум, едва успел тебя подхватить на руки и не дал разбить голову.
Гарри смотрел на мать с сомнением. Вроде её слова и казались логичными, но парень отчетливо чувствовал, что ему что-то недоговаривают. Впрочем, в этом не было ничего удивительного. Эти люди долгие годы лгали ему, так почему и сейчас бы не солгать.
Взгляд изумрудных глаз остановился на Дамблдоре.
— Мальчик мой, я так волновался за тебя, — завел свою привычную речь старик. — Когда Джеймс прислал мне Патронус, я бросил все свои дела и прибыл сюда. Ты так напугал всех нас.
«Не будь я Героем, ты бы даже не двинулся с места, — убежденно размышлял слизеринец. — Я тебе нужен живехоньким и относительно невредимым, поэтому ты сразу и примчался. Хотел убедиться, что со мной всё в порядке».
— Не стоило. Со мной всё прекрасно.
— Конечно-конечно, — улыбнулся старый лис. — Я и говорил Лили, что ты просто переутомился. Тебе нужно больше бывать на свежем воздухе и есть сладкое. Твои родители говорили, что в последнее время ты выглядел бледным. Мальчик мой, нельзя же так себя насиловать. Твоя жажда знаний похвальна, но нужно иметь во всем меру, — поучал Дамблдор. — Ты же не хочешь попасть в Мунго.
— Я всё понимаю, — соврал Герой.
— Рад это слышать. Но ладно, я пойду. Минерва, видимо, уже обыскалась меня, — эти слова адресовались чете Поттеров. — Если ещё понадобится моя помощь, то вы знаете, как меня найти.
Джеймс отправился проводить Дамблдора, оставляя мать с сыном наедине.
— Как ты себя чувствуешь? Может, хочешь чего-то?
— Прекрасно. И нет, мне ничего не нужно.
— Раз ты так говоришь... Но я всё же принесу тебе кусочек яблочного пирога.
Гарри лишь качнул головой, говоря этим жестом «делай, что хочешь».
— А где Делакур? — Герой хотел узнать от нее картину произошедшего. Правда, у него не было причин верить словам вейлы. Семья Делакуров слишком близка с Поттерами, поэтому те могут попросить их солгать. Но попытка не пытка.
— Я отправила ее домой. Тебе нужен был покой.
— А остальные где? — под остальными подразумевались младшие Поттеры и рыжие.
— Внизу. Играют в квиддич.
Герой лишь кивнул, принимая к сведению информацию.

***

Долго парню не удалось насладиться одиночеством. Мать раза четыре заглядывала в его комнату за последние два часа и спрашивала, не нужно ли тому чего-то. Услышав ответ: «Нет», женщина поджимала губы и уходила. Когда Лили заглянула в пятый раз с приглашением на ужин, Гарри уже не выдержал. Под недовольное ворчание Кери «о сильно надоедливых двуногих», брюнет спустился вниз. На кухне его ждала вся семейка и Рональд Уизли. Его глуповатой сестры нигде не было видно.
«Видимо, еще не отошла от произошедшего», — решил для себя слизеринец.
— Рон, а где твоя сестра? — прозвучал вопрос от Лили. — Я ее не видела с утра, хотя обычно Джинни помогает мне с едой, — в голосе слышалось беспокойство.
— А-а-а... не п-знаю, — проговорил с набитым ртом рыжий.
— Джинни лежит в своей кровати и никуда не захотела идти. Она какая-то расстроенная вернулась и даже плакала, — тихо проговорила Лиза.
— Почему? Что её так расстроило? — женщина кинула внимательный взгляд на старшего сына, ожидая его пояснений.
Гарри проигнорировал её вопрос. Делая вид, что происходящее не касается его.
— Гарри?
— Что? — изумрудные глаза встретились с такими же.
— Ты не знаешь, почему Джинни расстроенная?
— А должен? — притворился несведущим слизеринец.
— Э-э-э... Я схожу, узнаю, что произошло, — неуверенно проговорила Лили и поднялась.

***

Миссис Поттер негромко постучала в дверь, заглядывая внутрь. Как Лиза и говорила, Джинни лежала на своей кровати лицом к окну. Казалось, она даже не заметила присутствия Лили.
Подойдя поближе, женщина заметила, что у девушки подрагивают плечи, и сама она сжалась в комочек. Теплая рука коснулась рыжих волос.
Девушка вздрогнула и обернулась, во все глаза смотря на миссис Поттер. Та отвечала ей таким же внимательным взглядом. Подмечая покрасневшие от слез глаза.
Джинни начала торопливо стирать влагу со щек, стыдливо опуская взгляд.
— Дорогая, что произошло? — в голосе Лили звучало искреннее беспокойство. — Кто тебя так расстроил?
— Никто, — поспешно ответила девушка. Эта поспешность и грустный взгляд четко говорили о том, что девочка лжет.
— Тогда почему ты лежишь здесь и плачешь? — пальцы стерли со щеки ребенка слезинку. — Ты злишься на Гарри?
Уизли отрицательно замотала головой.
— На Флер? Она тебя обидела?
Вновь отрицательный жест головой, но куда помедленнее и грустная улыбка.
— Тогда что? Расскажи мне, — доверительный голос.
— Почему я не такая как Флер? — тихо проговорила рыжая. — Она... Идеальная.
Лили засмеялась.
— Глупышка. Ты ничем не хуже Флер, — заверение в голосе. — И даже лучше.
— Почему тогда Гарри общается с ней, а не со мной? — в голосе была обида.
Высказав это, девушка покраснела и смутилась. Она не должна была этого говорить.
— О, милая, — миссис Поттер присела на стул рядом. — Это из-за того, что Гарри с Флер познакомились раньше. Тебя он еще не знает, поэтому не знает, насколько ты хорошая. Уверена, что со временем вы подружитесь.
— Правда? — в голосе Джинни было столько надежды, что Лили даже смутилась.
— Конечно, — кивок. — Но этого не произойдет, если ты будешь здесь прятаться. Поэтому давай приводи себя в порядок и спускайся ужинать, — с этими словами женщина поднялась. — И не думай о всяких глупостях. Я знаю, что ты намного добрее и заботливее, чем Флер.
Лили ушла, а Джинни торопливо вскочила на ноги. Она чувствовал себя расстроенной и смущенной из-за произошедшего. Именно поэтому последнее два часа девушка заливала подушку слезами, выплескивая свое горе. И сейчас, собравшись с силами, девчонка решилась спуститься вниз. Она хотела выглядеть красиво рядом с Гарри, поэтому надела новое платье. Ей оно не очень нравилось, но ведь Флер сказала, что то такое красивое и подходит Джинни. А у француженки был безупречный вкус, вот рыжеволосая и решила поверить.
Шаг и еще один, и вот Джинни Уизли вошла в кухню. За большим столом собралась вся семья Поттеров и её брат Рональд. Она смущенно потопталась на пороге, не решаясь идти дальше.
— Джинни, — Лили внимательно смотрела на девушку. — Э-э-э... У тебя такое красивое платье. Иди сюда. Садись возле Гарри.
Сам же Герой, стоило ему кинуть взгляд на рыжую, едва сдержал смех. Вот же дуреха, клюнула на удочку Делакур. Неужели она сама не видит, что выглядит в этом платье ужасно. Вся в рюшах и стразах, как стрекоза. Вслух, конечно же, он ничего не сказал. Зачем еще больше накалять отношения?
— Мне его Гарри купил, — голос полный смущения.
— Правда? — Лили с удивлением, нет, с шоком смотрела на старшего сына. — Как это мило.

***

Флер уже как два часа не находила себе места. Она металась по своей комнате, словно разъярённая львица, загнанная в клетку. Француженка до боли сжимала кулаки, так что коготки впивались в нежную кожу и закусывала нижнюю губу. Магия так и бурлила вокруг, опаляя своим огнем. Вейла волновалась за Гарри Поттера.
— Дорогая, что произошло? — взгляд матери был обеспокоенным. Она еще никогда не видела старшую дочь такой взволнованной.
— Я... Я волнуюсь за Арри, — тихий голос.
— Я уверена, что всё будет нормально. И тебе не стоит беспокоиться.
— Но он вел себя так странно. Говорил такие ужасные слова. А его взгляд, — вейла вздрогнула. — В нем было столько ненависти. Он ненавидит своих родителей.
— Глупости, — нахмурилась женщина. — Тебе просто так показалось.
— Нет, — стояла на своем Флер. — Я это чувствовала. Ты же знаешь о моем даре.
— Хм, — Аполлина задумалась. — Если для тебя это так важно, я расспрошу Лили, а потом расскажу тебе.
— Очень важно.
— Хорошо. А как прошла ваша прогулка?
— Весело, — уклончивый ответ. — С нами была маленькая девочка.
— А-а-а?
— Джинни Уизли.
— Ах, эта девочка, о которой ты вчера рассказывала? Ты говорила, что ее брат настоящий варвар.
— Он ужасен, — Флер вздрогнула, вспоминая прошедший вечер. — Это было так ужасно...
— Неужели все было так плохо? Лили, Джеймс и их дети казались мне такими милыми людьми. Мы праздновали многие годы Рождество вместе.
— Но эти Уизли... Они не знают даже элементарных правил этикета. Варвары... А сегодня... — и Флер рассказала о ситуации в кафе.
Миссис Делакур была удивлена услышанным. Поттеры были культурными людьми, с которыми было приятно общаться. И тут такое... Аполлина не знала, как относиться к этому. Она просто не понимала, как ее подруга могла общаться с подобными людьми.
Женщина отругала дочь за глупую шутку и вынудила завтра же извиниться.
— Но, мам... Я ничего не сделала.
— Флер! — ледяной тон. — Ты меня прекрасно поняла.
— Ладно, — нахмурилась вейла. — Но это она виновата. Эта девчонка так пялилась на Гарри Поттера, словно тот принадлежит ей. Строила глаза и пускала слюни.
— Дочь моя, неужели я слышу в твоем голосе ревность? — улыбка.
— Пф, — фыркнула младшая вейла. — Вот ещё.
Миссис Делакур про себя посмеивалась. Её опечалило поведение дочери. Та повела себя как капризная девчонка, а не как наследница древнего рода. Хотя Аполлине и были понятны мотивы. Флер привыкла к всеобщему восхищению, а тут появляется какой-то мальчишка, которому нет до неё дела. Для неё стало важным добиться его внимания и неважно, какими способами. И тут появляется еще одна девчонка, которая имеет виды на этого мальчика. Собственничество взыграло в ней. Ей не нужен был Гарри Поттер, а лишь виденье того, что тот пал жертвой её красоты. Как и все остальные.

***

Кровавый Барон стоял у подножья темных и влажных скал, которые со всех сторон окружали этот клочок земли, словно величественные вечные стражи. Взгляд бесцветных глаз был обращен на крепость, которая темным маревом возвышалась над землей.
— Я на месте...

Глава 4


Глава 3
Спустившись к завтраку, Гарри застал необычайную картину — Рональда Уизли и его надоедливой сестрицы нигде не было видно. Слизеринец грешным делом подумал, что те решили проваляться в кроватях до обеда, но быстро отмел эти мысли, припоминая о любви рыжего к еде. Тот приходил к завтраку, обеду и ужину — самым первым, и набивал пузо стряпней Лили Поттер. Все это давало понять, что в доме Поттеров произошли какие-то изменения за эту ночь.
— А где… эти? — вопросительный взгляд.
Рыжеволосая женщина с осуждением посмотрела на старшего сына и поджала губы. Такое поведение Гарри она считала виной слизеринцев, которые плохо влияли на него. Что бы Северус не говорил, но Лили была убеждена что Драко Малфой неподходящая компания для ее сына. Друг… Мальчик был слишком подвержен влиянию отца. Люциус Малфой. Лили, еще с первых минут знакомства с этим светловолосым чистокровкой, стала считать того неприятным типом. Малфой был хитрецом, которых еще поискать нужно. Лжец, темный маг и просто противный человек. Из-за него Северус стал Пожирателем смерти. Такому самое место в Азкабане. Но, Малфой как всегда откупился и сейчас гуляет на свободе, верша свои черные делишки.
— Рон с Джинни решили провести остаток каникул с семьей, — последовал уклончивый ответ. По тому как Лили отводила взгляд, стараясь смотреть куда угодно только не на парня, было видно, что та либо лжет, либо недоговаривает всей правды.
«Интересно, что произошло такого необычайного, заставившего семейку этих убогих убраться в свою конуру. Неужели у Поттеров заработали мозги, и они поспешили отправить Предателей крови подальше, чтобы они не загрязняли воздух своей гнилью?» — в последнем слизеринец сильно сомневался. Поттеры в его глазах пали ниже плинтуса и подниматься не собирались. Мало того, что они предали своего сына, то есть его, так они еще и якшались с подозрительными личностями. Привечали в своем доме Дамблдора, которого сам слизеринец недолюбливал всеми фибрами души и приютили на лето Предателей крови. За одно это магия должна покарать их, особо жестоко. Но, видимо, Поттерам было на все плевать.
— С чего бы, возникнуть такому желанию. Они прижились здесь на казенных харчах и прекрасно себя чувствовали, — едва слышный голос. — А остальные где? — за столом дружно отсутствовало младшее поколение семьи Поттеров, разумеется, кроме самого Гарри. — Неужели, решили нанести ответный визит Уизли?
Слизеринец про себя хмыкнул. Рыжему семейству хотя бы удалось прокормить своих семь ртов — Драко говорил, что у этих убогих семеро детей, куда еще прибавлять двоих. Да и о доме, где жили рыжие, Малфой отзывался красноречиво. Называл то ли конурой или может норой. Но суть неважна, главное, что живут те там, как тараканы. Правда, чего ожидать от семейки Предателей крови.
От размышлений Гарри отвлек голос Лили Поттер.
— Нет. Лиза с Джереми решили погостить у Сириуса.
— Хм, — Герой был удивлен слаженности, с которой дом Поттеров опустел. Это вызывало сомнения и настораживало. Не иначе, «любящие» родители что-то задумали. Притом, не стоит забывать о визите Дамблдора. Наверняка, он приложил руку, дабы очистить этот дом от неприятных Герою личностей. Малышня раздражала слизеринца, поэтому он был готов сказать спасибо старику, за то, что тот подсуетился. Еще бы, куда-то отправить Лили Поттер. Та вечно торчит дома, словно дозорный в отличие от муженька. Тот где-то пропадёт каждыми днями и появляется лишь к вечеру.
И тут в голову брюнета пришла одна мысль.
— Может тогда и мне навестить Дурслей? — брюнет правда сильно сомневался, что ему позволят подобное. Его держали в этом доме, как узника. Один шаг вправо или влево — расстрел. Но, попытка не пытка. — Как-никак, а я с ними прожил десять лет. Уверен, Дадлик по мне безумно соскучился, — в голосе слышалась издевка. Кто-кто, а Дурсль-младший пожелал бы и дальше не видеть Героя, впрочем, как и его туповатые родители. Они наоборот ликовали, узнав, что избавились от малолетнего дьявола, который последние пять лет терроризировал их. И увидев любимого племянничка на своем пороге, они непременно впадут в ужас. На этих мыслях, Поттер коварно улыбнулся.
— Эээ… Если ты хочешь, — неуверенно промямлила Лили, — мы можем навестить Петунью, — было видно, что Лили не испытывает радости. Отношения между сестрами оставляли желать лучшего.
Слизеринец сжал зубы. Он надеялся получить несколько дней свободы рядом с магглами, но видимо у Судьбы были другие планы. Лили увязалась за ним, чтобы не сбежал.
— Почему бы и нет, — дьявольски улыбнулся Герой. Он был уверен, что сможет столкнуть двух сестер между собой. Стравить их. Зная Петунью и ее тупоголового мужа, такой результат будет самым вероятным. И Гарри сможет воспользоваться этим.
— Ладно. Я как раз испекла шоколадный торт. Помнится, Петунья любила его.

***

Лили нервничала. Она больше десяти лет не видела лично свою сестру, а лишь на фотографиях что присылала ей мисс Фигг. После того, как женщина узнала о том, что является волшебницей, отношения между сестрами испортились. Лили уехала в Хогвартс, а Петунья жила с родителями и училась в простой школе, всячески демонстрируя свою ненависть к магии. Рыжеволосая женщина домой приезжала лишь на лето, а это не способствовало налаживанию отношению. Когда миссис Поттер исполнилось восемнадцать лет, в семье Эванс произошла трагедия — в автокатастрофе погибли родители сестер. Это окончательно рассорило молодых женщин, и каждая продолжила жить своей жизнью. Лили вышла замуж за Джеймса и всячески противостояла Волан-де-Морту, а Петунья связала свою судьбу с Верноном. У них практически одновременно — в Петуньи лишь на несколько месяцев раньше — родились сыновья. Пожалуй, это единственное, что Лили знала о сестре до того злополучного вечера, как пришлось отдать Гарри Поттера на ее воспитание. Потом она уже выяснила кое-какую информацию о муже Петуньи. Вернон Дурсль был обычным магглом. У него была своя фирма по производству дрелей, которая приносила неплохой доход. Сама же Петунья сидела дома с маленьким ребенком. Идеальная семья магглов.
И вот сейчас, впервые за столько лет, сестрам придется встретиться. Посмотреть друг другу в глаза и высказать то, что накопилось за десятилетие. Миссис Поттер держала в одной руке коробку с тортом, другую занося к звонку. Щелчок. До слуха Лили донесся звук колокольчика.
Гарри стоял позади, с ухмылкой смотря на мать. Не нужно уметь читать мысли, чтобы понять, о чем та думает. Лили Поттер нервничала, о чем говорили дрожавшие руки и взгляд зеленых глаз.
Внутри дома послышалась возня, и наконец, на пороге предстала женщина: не слишком высокого роста, с темно-каштановыми волосами, она недовольно взирала на визитеров. Секунда-вторая — и в серо-зеленых омутах появляется узнаваемость.
— Лили, — голос хриплый, а в глазах неверие, которое быстро сменяется на раздражение. Петунья Дурсль, а это она, с нескрываемой злобой смотрит на младшую сестру.
— Пети, — голос такой же хриплый. — Я… — но шатенка не дает ей договорить.
— Явилась наконец-то. А я-то все думала, когда ты вспомнишь, что являешься матерью, — голос Петуньи Дурсль сочился ядом и презрением. — Бросила своего щенка на меня и умотала куда-то. Позор тебе…
— Я… Я не могла иначе.
— Пф, — презрительно фыркнула женщина. — Какая же ты мать… Кукушка. Как у тебя только хватило совести бросить своего щенка на десять лет на нас, а теперь заявиться на порог моего дома, словно ничего не произошло. Ты мне омерзительна, — Петунья попыталось было закрыть дверь, но Лили вовремя среагировала и помешала.
— Пети, мне очень жаль…
— Себя лучше пожалей, — взвизгнула Петунья.
Слизеринец решил, что пришла пора ему вмешаться. Спор шел на улице, из-за чего слышали все соседи, особенно мисс Фигг, которая обо всем доложит старику. Те, как любопытные вороны, повысовывали шеи, наблюдая за спектаклем.
— Тетушка, — прозвучал его слащавый голос.
Миссис Дурсль вздрогнула. Только сейчас она заметила, что позади сестры стоял невысокий мальчишка. Ребенок, который десять лет отравлял ее жизнь своим ядом. Тот, кого женщина надеялась больше никогда не увидеть на своем пороге.
— М-мальчишка, — голос дрогнул.
— Тетушка, может вы впустите нас внутрь, — слова прозвучали больше как приказ. — Зачем устраивать шоу на потеху всем соседям.
Услышав о соседях Петунья вздрогнула. Несмотря ни на что, репутация для нее была превыше всего. У нее была идеальная семья.
— Заходите, — с неохотой проговорила женщина.
Отойдя в сторону, она пропустила внутрь «нежелательных» гостей.
Вся троица расположилась в гостиной.
— А где это Дадлик? — прозвучал голос от слизеринца. Он решил окончательно достать тетушку, чтобы та была взвинчена и не контролировала свои слова.
— В школе, — на автомате ответила женщина. И тут ее взгляд вновь вернулся к молчавшей Лили. Миссис Поттер сидела на диване, потупив взгляд и сжимая в руках свою ношу. По щекам рыжеволосой женщины катились слезы. — Зачем ты пришла?
Лили вздрогнула и наконец-то посмотрела на сестру.
— Я хотела поблагодарить тебя за то, что ты позаботилась о моем сыне. Ты воспитала его, а не отдала в детский дом.
— Лучше бы отдала, — пробурчала себе под нос Петунья, но услышал ее лишь слизеринец, который негромко хмыкнул. — Мне не нужна твоя благодарность!
— Я знаю, — всхлипнула Лили. — Но все равно, я тебе благодарно. Очень.
— Я тебя услышала, а сейчас будь добра покинь мой дом. Ты мне противна.
— Я… Гарри хотел увидеться с тобой.
Слизеринец счел, что это его возможность.
— Тетушка, я так соскучился, — парень играл роль маленького мальчика. — По дяде Вернону и Дадликом, — врал Герой. — Вы же не против, что я проведу несколько дней у вас?
Услышав имя сына, женщина сглотнула. Она не поверила ни единому слову паршивца. И совершенно не желала, даже минуту терпеть его присутствия в своем доме. Она уже собралась было отказаться, как их взгляды встретились. Изумрудный с серо-зеленым… Слова застряли в горле, и женщина сглотнула ком.
— Д-да, — голос дрогнул.
— Прелестно, — ухмыльнулся слизеринец и обратил свой взгляд на мать. — Я ведь могу остаться здесь?
— Эээ… Да, — проговорила Лили. — На неделю, — тут же исправилась. — А то, тебе ведь надо еще купить все к школе.
— Хорошо, — парень был доволен. Хотелось конечно избавиться от надзора Поттеров до окончания каникул, а это почти на три недели, но не судьба. Хорошо хоть, удалось отыграть немного времени. У слизеринца накопилось слишком много дел, которые нужно было разрешить до первого сентября. — Тогда я пошел в свою комнату. Вы ведь ничего там не переделывали, тетушка?
— Н-нет…
— Вот и прекрасно, — с этими словами брюнет скрылся на лестнице, ведущей на второй этаж.
С Петуньи словно спало оцепенение, и она вскочила на ноги.
— Вон! — завопила она, как разъярённая банши.
— Пети…
— Не называй меня этим дурацким прозвищем! Вон из моего дома. Немедленно, — громыхал голос женщины. — Я не желаю тебя здесь видеть НИКОГДА!
Лили вздрогнула и со слезами на глазах поднялась, и поставив коробку на стол, одарила сестру грустным взглядом направилась к дверям.
— Я вернусь через неделю, за Гарри.

***

Слизеринец ликовал. Его план сработал, и он отделался от этой ненормальной семейки лжецов и лицемеров на целых семь дней. Семь дней свободы и спокойствия. Никто не будет по десять раз на дню заглядывать в его комнату, как надзиратель, проверяя на месте ли узник. Никаких тебе шумных компаний, от которых у Гарри уже голова раскалывается. Криков и смеха… Ничегошеньки. Покой. Губы искривились в довольной ухмылке, а изумрудные глаза сверкнули в полумраке комнаты.
На завтрашний день у парня были грандиозные планы.
Но тут улыбка исчезла с лица Героя, сменяясь злостью. Брюнет за все это время не получил ни одного письма от Малфоя, хотя тот заявлял, что будет писать каждую неделю. Да что там, от Малфоя, ему вообще не приходило ни от кого писем. Сперва Поттер посчитал, что слизеринцы позабыли о нем, стоило покинуть стены Хогвартса, но быстро отмел эту идею. Драко был предан ему. Затем в голову начали закрадываться мысли, что Поттеры по приказу старика забирают его корреспонденцию. Вопрос в том: «зачем им это нужно»? Что эти лицемеры надеются увидеть там?
Гарри в последний день предупредил друга, чтобы тот не писал ему ничего о событиях последней недели. О Квиррелле, одержимом Волан-де-Мортом и их беседе. Опасаясь, что его письма могут прочесть. Драко понятливый мальчик, он не станет делать глупостей. Поэтому за сохранение своих тайн, Герой был спокоен.

***

Лили вернулась домой в подавленном состоянии. Петунья говорила ей ужасные вещи. Воистину ужасные. Горячие слезы катились по щекам, но женщина не обращала на них внимания. Она дрожащими руками обняла себя за плечи и начала покачиваться со стороны в стороны, раз за разом прокручивая в голове слова сестры. Те словно раскаленный клинок, вошли в сердце, оставляя неизлечимые раны.
— Пети права — я ужасная мать. Я предала собственного ребенка… Бросила его. Прости меня, сынок. Молю, прости… Я сделаю все, чтобы ты был счастлив. Даже жизнь отдам…
У женщины началась настоящая истерика. Она как молитву повторяла слова, моля старшего сына простить ее. Просила Магию, быть милостивой к ее детям.
— Лили, — прозвучал мужской голос, а секундой позже показался его обладатель. Северус Снейп собственной персоной, зашел в гостиную где и увидел подругу детства в таком ужасном состоянии. Не долго думая, он упал на колени перед женщиной. — Лили, что произошло? Это Поттер сделал? — ненавистную фамилию зельевар выплюнул со злостью. Черные глаза метали молнии, а кулаки сжаты с ненавистью.
Рыжеволосая женщина молчала. В комнате слышались лишь ее всхлипы и тяжелое дыхание темноволосого мужчины.
— Лили, скажи, что-нибудь, — зельевар начал трясти женщину за плечи, словно безвольную куклу. Пытаясь привести ту в чувства, но безрезультатно.
— Прости меня сынок. Прости, — продолжала шептать миссис Поттер. — Я так виновата перед тобой. Так виновата… Виновата перед Лизой и Джереми… Все это моя вина.
Снейп в ужасе смотрел на подругу. Еще никогда он не видел ее в таком состоянии. Сердце сжалось от боли. Мысленно, мужчина желал Джеймсу Поттеру ужасной кары, считая того повинным в нынешнем состояние Лили. Секунда отделяла его от того, чтобы не броситься на поиски этого мерзавца.
— Это я виновата…
Снейп мотнул головой, отгоняя пелену под глазами. Порылся в кармане своей мантии, он достал фиал с успокаивающим зельем, которое всегда имел при себе и влил содержимое в горло вяло сопротивляющейся женщины.
Секунда, еще одна, а затем еще.
В зелёных глазах появилась осмысленность. Лили Поттер вздрогнула, внимательно смотря на декана Слизерина.
— Северус…
— Ради Мерлина, скажи, что здесь произошло? — зашипел не хуже змеи прошипел мужчина. — Кто довел тебя до такого состояния? Поттер?
— Нет, — тихий шепот.
В темных глазах появилось сомнения. Маг не верил словам подруги.
— Джеймс здесь совершенно не причем, — более твердым голосом повторила Лили. — Это все моя вина… Я совершила ужасный поступок, — и вновь всхлип. — Гарри никогда меня не простит.
Несколько минут царила тишина.
— Расскажи мне все, — потребовал зельевар.
И Лили рассказала. Рассказала о том, как бросила старшего сына на сестру. О том, что Магия покарала их. Магия отвернулась от их семьи. Лиза и Джереми практически сквибы и женщина с дрожью в голосе поведала о своих страхах, что те не получат письма из Хогвартса. Вся правда была раскрыта…
Услышав о крестраже мужчина вздрогнул. Нет, он не считал Темного лорда святым, но даже предположить не мог, что тот решиться на подобное. Это даже не темная магия, а черная… Некромантия. Только безумец мог решиться на подобное. Чтобы расколоть свою душу, нужно быть поистине безумным. И видимо, Волан-де-Морт был таковым.
— Мой сын обречен, — тихий шепот.
— Не говори так, — возразил Снейп. — Мы… Я найду выход. Ты веришь мне?
— Верю, — Лили чувствовала себя спокойно в объятиях друга. Чувствуя рядом плечо на которое можно опереться, ей словно становилось легче дышать. Тревоги словно отступили на задний план и появилась надежда, пусть едва ощутимая, но надежда.
— Где сейчас твой сын?
— Ушел… Он ненавидит этот дом и меня, — всхлип.
Снейп лишь кивнул, принимая к сведенью информацию.
— А что с остальными твоими детьми? Почему ты не говорила о том, что они практически сквибы? — осуждение в голосе, слышалось явно.
— Не знаю… Я боялась, что к ним станут плохо относиться. Боялась, что Магический мир станет для них чуждым. Они будут смотреть на других детей и ненавидеть меня… Я пыталась найти способ помочь. Варила зелья и перечитала сотни книг. Но безрезультатно, — очередной всхлип. — Что мне делать?
— Я что-то придумаю. Верь мне.
— Верю. А ты как оказался здесь?
— Это все Люциус, — скривился мужчина. — Драко бывает порой невыносим. Видите ли, он не получает ответа на свои письма от твоего сына.
— Эээ… Я не видела, чтобы Гарри получал от кого-то письма, — задумчиво изрекла Лили. — Вообще ни от кого.
— В самом деле? — удивлено проговорил зельевар.
— Да. Почему я раньше этого не заметила, — Лили вновь начала винить себя за то, что она плохая мать. — Петунья права, говоря, что я ужасная мать.
— Не слушай эту магглу, она сама не знает, что говорит, — скривился маг.
Раздались шаги и шелест мантии. Не прошло и минуты, как на пороге появился Джеймс Поттер. Сделав шаг, он замер, словно вкопанный, во все глаза смотря на супругу со Снейпом. Картина перед глазами была презабавной. Парочка стояла обнявшись.
— Что здесь происходит?!

***

Утро Героя Магического Мира началось совершенно не так, как он ожидал. Его разбудил какой-то шум. Недовольно завозившись, Поттер с неохотой приоткрыл глаз, а затем еще один, принимая полусидячее положение.
— Ну я вам устрою, «любимые» родственнички, — голос был хриплым ото сна. — Напомню, как я не люблю, чтобы меня злили. Видимо, за этот год, что я проторчал в Хогвартсе, вы позабыли обо всем, — кровожадная ухмылка появилась на лице парня.
Поднявшись на ноги, он потянулся, разминая затекшую шею и как был в пижаме направил свои стопы вниз. Давненько у него не было возможности, согнать свою злость на ком-то. Кончики пальцев приятно покалывали, от изобилия магии. Как же давно он не колдовал… В доме Поттеров приходилось скрываться. Ведь уши есть даже у стен. А слизеринцу очень не хотелось, чтобы Дамблдор узнал о его маленьких шалостях и понял, что Герой не так-то прост.
Любимые родственнички нашлись на кухне. Вернон с Дадликом набивали свои животы огромными порциями яичницы с беконом и запивали все соком. Нужно отдать им должное, аппетиты у тех хоть и были преогромнейшие, но ели они чинно, не то что рыжий тупица.
— Дядюшка, тетушка, — слащавый голос, — о, мой любимый кузен.
Дадли аж подавился соком и начал хрюкать как свин. Петунья бросилась к своему чаду, пытаясь помочь, а вот Вернон сидел как приклеенный к своему стулу и лишь щурил свои поросячьи глазища.
— Что ты здесь делаешь, мальчишка? — взвизгнул мужчина. Вскочив на ноги, он навис над племянником, который даже не шелохнулся. Поттер не чувствовал угрозы от этого тупого борова, поскольку знал, что стоит ему пожелать — и Вернон начнет корчиться в агонии, истерически вопя. — Убирайся немедленно из моего дома! Паршивец!
В помещении похолодело. Магия Героя вспыхнула, жаждая расправы. Губы брюнета дрогнули в ухмылке, которая не предвещала собравшимся ничего хорошего.
Вернон сглотнул, чувствуя опасность, и попытался загородить сына с женой.
— Дядюшка, видимо, пока меня не было вы кое-что забыли, — слащавый голос. — Так я вам напомню, что меня злить не следует. Когда я злюсь, то могу сделать что-то такое, что вам не понравится.
Брюнет слегка напрягся и позволил силе пробудиться.
Магия хлынула на Вернона, пригвоздив того к полу. Темные усики силы потянулись к магглу, а в следующую секунду тот истерически завопил. Словно свинья, которую режут. Он надрывал свои голосовые связки, в ужасе смотря на племянника.
Гарри наслаждался своей шалостью. Крики Вернона, были для его ушей словно музыка. Он упивался ими, напитываясь эмоциями словно вампир. Глаза светились зеленым потусторонним огнем.
Петунья с Дадли не могли пошевелиться. Они словно безвольные куклы сидели на своих местах, завывая от отчаянья.
— Как же жаль, что я не могу продолжить… Как жаль, — бледные губы разомкнулись и с их глубин вырвался смех. Смех, который заставлял мурашки бежать по телу. — Но надеюсь, мой урок усвоен. Ведь так, тетушка?
Пытка прекратилась.
Вернон дрожа от боли и страха, повалился на пол. Он ненавидел это исчадие Ада, которое отравляло жизнь его семьи долгие годы. Ненавистный племянник. Мужчина уже сотню раз пожалел, что не придушил того в младенчестве.
— Д-да, — дрожащим голосом отозвалась Петунья. — Мы все поняли, Гарри.
— Вот и прелестно. Проследи чтобы твой туповатый муж не докучал мне, а то мне придётся сделать что-то плохое и с Дадликом. Ты же не хочешь тетушка, чтобы твой драгоценный сыночек свалился с лестницы? Или попал под машину? Все совершенно случайно, конечно.
— Н-нет, — в ужасе прошептала женщина.
— Прелестно.
Поттер отсалютовал родственничкам стаканом с соком, который благополучно спер со стола и довольно хмыкнув, направился назад к себе. Дверь комнаты с негромким щелчком открылась и слизеринец был уже готов повалиться в мягкую постель, досыпать, как взгляд зацепился за неожиданного гостя.
На него во все глаза, размером с два теннисных мячика, таращился домовой эльф. Слизеринец несколько раз видел подобных в Хогвартсе, когда они с Малфоем проникали на кухню за едой. Только выглядел этот домовик каким-то жалким. Босой, в грязной наволочке, когда-то бывшей белого цвета, сейчас же серой. Пальцы перемотаны какими-то тряпками, и крючковатый нос, которым тот вертел со стороны в стороны. Взгляд желтых глаз был полон восхищения.
— Кто ты? И что делаешь здесь? — спросил холодно Герой.
Сперва он подумал, что домовика прислали Поттеры, но быстро отмел эту идею. Поттеры никогда бы не держали в своем доме такое убожество, а непременно приодели слугу во что-то приличное. Так же была отметена идея с Дамблдором. На наволочке этого эльфа не было герба Хогвартса. На нем вообще не было никаких опознавательных знаков, кроме грязных лохмотьев.
— Добби, сэр, — пропищал домовик низко кланяясь. Его уши коснулись пола. — Добби так мечтал увидеть Великого Гарри Поттера. Так мечтал, — в голосе полно обожания.
Слизеринец нахмурился. Посчитав этого ненормального каким-то фанатиком. Правда он не знал, существует ли у домовых эльфов фан-клуб Гарри Поттера.
— И чего тебе надо?
— Добби пришел, чтобы защитить Великого Гарри Поттера, — запричитал домовик. — Предупредить о плохих вещах.
Слизеринец смотрел на домовика как на сумасшедшего не понимая, о чем тот лепечет. Плохие вещи? Опасность?
— Кто тебя прислал?
— Добби не может сказать, Великий Гарри Поттер. Добби очень жаль… Он лишь слуга, сэр. Плохой хозяин…
— Замолчи! — прервал монолог бедолаги Герой. — Тебя Дамблдор прислал что ли? Или этот кретин Уизли?
— Нет, нет, нет! — воскликнул с ужасом эльф. — Альбус Дамблдор великий человек! Великий… И Гарри Поттер великий человек. Добби должен предупредить, сэр. Заговор, — а затем торопливо зашептал, словно боясь, что их услышат: — В школе чародейства и волшебства в этом году будут твориться кошмарные вещи. Гарри Поттер не должен туда ехать. Не должен подвергать себя опасности.
«Точно фанатик. Да еще одержим какой-то ересью», — пришел к выводу парень.
— Заткнись, — прикрикнул парень. — И исчезни отсюда, пока я тебя не убил.
Гарри давно бы применил к домовику какое-то изощрённое проклятие, но опасался подставы. Домовика мог подослать Дамблдор или тот же Блэк, для какой-то проверки. У этих двоих мозгов хватит на подобное. И будет не очень разумно нападать на него. Вот и приходилось терпеть нытье существа и его причитания, половины из которых слизеринец просто не понял.
Домовик прижал к себе уши, изображая из себя нашкодившую собаку, которую отругал хозяин.
— Добби, так виноват, так виноват… Великий Гарри Поттер великий волшебник, — продолжал пищать слуга. — Добби спасет Гарри Поттера. Добби забирал письма, надеясь, что Великий Гарри Поттер обидится на друзей, которые ему не пишут, и не поедет в Хогвартс.
— Что? Так значит это ты виноват в том, что я не получил ни одного письма? — глаза Поттера опасно сощурились.
— Гарри Поттер не должен сердиться на Добби. Добби так поступил с самыми лучшими намерениями… Добби так жаль, — уши вновь приникли.
— Мерзкий эльф, — не смог больше сдерживаться слизеринец. — Я тебя убью!
— Нет, нет! — домовик испугался и начал отходить назад. — Добби хотел, как лучше. Хотел помочь Великому Гарри Поттеру.
Герой сосредоточился, позволяя своей магии нанести удар. Холодный ветер пронесся по комнате обрушиваясь на существо, но в последнюю секунду домовик успел отскочить, от чего его и так грязная наволочка, вспыхнула огнем. В самого же парня не было сил на второй удар, поскольку сегодня он и так выложился. Сначала Дурсли, а теперь этот убогий, и все приходилось делать сырой магией, без палочки. Колдовство с палочкой могли засечь, а так — все чисто и не подкопаешься.
Эльф истерически завопил бегая по комнате, пытаясь затушить огонь.
— А ну стой, паршивец. Кому сказал, стоять, — брюнет приближался к своей жертве. — А ну говори, кто тебя прислал? — глаза пылали злостью.
Эльф почувствовал опасность и решил ретироваться, не забыв напоследок сказать, что спасает Гарри Поттера от ужасных вещей.

***

Кровавый Барон плыл по темным коридорам, прислушиваясь к каждому шороху. Великий Салазар Слизерин поручил ему важное задание и призрак не мог подвести милорда. Он искал, искал того, кого было велено. Наконец-то впереди промелькнули огоньки света. Призрак устремился туда. Остановившись перед дверью, покрытой железом и исписанной рунами, Барон прислушался. С той стороны не доносилось никаких звуков. Мертвая тишина. Но призрак знал, что там есть живой человек. Чувствовал… Ему не составило особого труда пройти сквозь стену.
Звякнули цепи.
— Кто ты? — голос едва слышный. Какой-то надломленный и лишен всех эмоций.
Призрак несколько секунд неподвижно рассматривал узника, а затем склонился в небольшом поклоне.
— Милорд послал меня к вам с предложением.

Глава 5


Глава 4
Остальная часть каникул в доме Дурслей прошла без приключений. Чокнутый домовик не появлялся, а родственнички, побаиваясь фокусов племянничка, обходили того стороной, что было Герою только на руку. Но не все было так радужно. В один из дней, парень заметил слежку за собой. Он как раз возвращался с парка, где любил пройтись, размышляя, как чуткий слух услышал хлопок аппарации. Сперва брюнет предположил, что это Поттеры раньше срока вернулись за ним, но осмотревшись никого не увидел. Улица была пустынна. Вот только Герой отчетливо слышал, как кто-то аппарировал, а затем почувствовал всплеск магии. Его чувства не могли обмануть. Он еще раз все внимательно осмотрел и в очередной раз никого не обнаружил, хотел было пойти дальше, как в глаза бросилось какое-то движение. Присмотревшись, он увидел огромного черного пса с непривычными для зверя серыми глазами. Те смотрели на слизеринца слишком серьезно. И тот заподозрил неладное. Животные не могут смотреть так. И тут в голову закралась шальная мысль… Анимаг. Перед ним был анимаг. Волшебник, который принял облик животного. Как та же МакГонагалл, умевшая превращаться в кошку. Она на первом уроке и рассказала о подобном умении и сообщила, что ученики начнут обучаться этому лишь на седьмом курсе.
«Вот и шпион», — промелькнула мысль в голове, а во взгляде появилось раздражение, но приложив усилие, слизеринец смог обуздать свои эмоции. Сейчас не время показывать свои чувства, сбрасывая маски. Игра продолжается, и он должен идеально отыграть свою роль.
На лице появилась лживая маска добродушия и парень продолжил свой путь, делая вид, что ничего не заметил. Пес шел за ним на несколько шагов позади. И тут Герой решил пошутить. Остановившись, он внимательно посмотрел на анимага, про себя ухмыляясь.
— Куть-куть, — поманил слизеринец пса. — Иди сюда. Не бойся.
Пес с секунду поразмышлял, а затем двинулся к Поттеру, чем окончательно подтвердил его догадки. Оказавшись в шаге от парня, он довольно завертел хвостом.
— Чей же ты? — спросил для проформы Герой. — Не похож на бродягу.
Поттеру показалось или пес услышав это слово на самом деле вздрогнул. Серые глаза внимательно смотрели на слизеринца, пытаясь заглянуть в саму душу.
— Может, ты потерялся, — продолжал свою игру брюнет. Пес в свое время еще ритмичней завертел хвостом и потерся о ладонь мальчика. Поттер про себя скривился, но на лице изобразил радость. — Ты хочешь, чтобы я тебя погладил, — рука слизеринца зарылась в черную шерсть, поглаживая.
Животное довольно залаяло и с еще большим рвением начало ластиться к Поттеру. А сам Герой продолжил свой маленький спектакль.
— Хороший песик. Я бы взял тебя с собой, но боюсь, тетя Петунья не будет довольна, — грустный взгляд, полный сожаления. — А может поговорить об этом с Дадли, он всегда хотел иметь собаку. Тетушка не сможет отказать ему. Мы тебя хорошенько помоем и потравим блох, — на лице лже-животного появился настоящий ужас. — И нужно будет свозить тебя в ветеринарную клинику и сделать все прививки и кажется тетушка говорила, что нужно псов… — брюнет сделал задумчивый вид, словно что-то пытается вспомнить, — … стерилизовать. Вот! Дядя Вернон говорил, что всех кабелей нужно стерилизовать, чтобы они не портили породистых бульдогов тетушки Мардж.
Глаза пса стали размером с два блюдца, а сам он отшатнулся от Поттера, словно от прокаженного. Чем заставил того мысленно давиться от смеха, но на лице изобразить грусть.
— Ты обязательно подружишься с псами тетушки Мардж, — продолжал напирать Герой. — И Дадли будет рад. А то после того, как он перебил с рогатки всех котов в округе, весь ходит такой грустный, — радостная улыбка.
Пес окончательно прифигел и счел лучше ретироваться, пока его точно не прибрали к рукам. Идея шпионить уже не казалась такой гениальной.
Проводив анимага взглядом, Поттер почувствовал, как его губы расплываются в ухмылке. Он был доволен своим спектаклем. Оставалось теперь выяснить, кого приставили за ним шпионить. Что это рук дело Дамблдора, Поттер не сомневался. И все это подводил его к тому, что придется свои планы отложить до лучших времен, а поход в Гринготтс и Косой переулок — отменить. Сомнительно, что старик приставит ему в надзиратели лишь пса-анимага, а значит можно ждать и других сюрпризов. Недовольно заскрипев зубами, парень направился к дому номер четыре.

***

Пара отпрянула друг от друга. И если Лили слегка засмущалась, то Снейп выглядел невозмутимым. Темные глаза с превосходством смотрели на Поттера, словно насмехаясь. И лишь, бледные губы, сложенные в одну полоску, выдавали его недовольство.
— Лили, что здесь происходит? — злился Джеймс. — Что этот… Этот Пожиратель делает здесь?!
Женщина вздрогнула и со злостью посмотрела на мужа.
— Джеймс, не называй его так. Ты же помнишь, что говорил директор Дамблдор.
Но Поттер перебил ее.
— Мне плевать, что говорил директор, — продолжал возмущаться маг. — Выметайся с моего дома, Снейп! И даже не смей подкатывать к моей жене.
— Джеймс…
— Не нужно Лили, — хмыкнул зельевар. — Мне и так известно, что у твоего муженька мозгов не больше чем у флоббер-червя. Я сам не желаю больше ни секунды задерживаться в этом доме, — в голосе звучал яд. — Если что-то понадобится, ты знаешь, где меня найти, — с этими словами, мужчина направился к выходу.
— Вот и катись к своим дружкам Пожирателям, — не остался в долгу Поттер.
— Джеймс Карлус Поттер! — прогромыхал голос Лили. — Что ты себе позволяешь!
Но мужчина проигнорировал ее выпад.
— Что Нюниус делал здесь? — он сделал несколько шагов вперед.
— Северус мой хороший друг. Он пришел узнать, как у меня дела и забрал зелья для Хогвартса, — женщина и сама не знала почему соврала.
— Это не меняет того, что Снейп — Пожиратель Смерти.
— Не говори глупостей, Джеймс, — изумрудные глаза нехорошо сверкали. — Северус раскаялся в своих поступках и сейчас на нашей стороне. Альбус доверяет ему.
— А я не доверяю. И не желаю видеть в своем доме, — не сдавался маг. — Он постоянно ошивается возле тебя, — в голосе просочились нотки ревности.
Лили стушевалась и, подойдя к мужу, обняла.
— Ты же знаешь, что мы лишь старые друзья.
— Я-то знаю, а вот знает ли об этом Снейп. Он смотрит на тебя не как на друга.
— Глупости, — отмахнулась Лили.
Несколько секунд царила тишина. Джеймс по-прежнему хмурился, а Лили неожиданно поняла, что не может рассказать мужу о разговоре с Северусом. Джеймс просто не поймет.
— А где Гарри? — прозвучал неожиданный вопрос.
— У моей сестры, — тихий голос.
— Где? Что он там делает? — в голосе было недоумение.
— Эээ… Когда я сказала о Сириусе, то Гарри так расстроился и начал говорить о своем кузене, — всхлип. — Он прожил с Петуньей и ее семьей десять лет. Считал их единственными своими родственниками. И мне показалось, что наш сын близок со своим кузеном. Он дружат. Я так расстроилась, вот и разрешила ему погостить в Петуньи неделю.
— Ты уверена в этом? — в голосе было сомнение. — Ну, в том, что наш сын дружит с сыном твоей сестры. Он ведь простой маггл.
— И что? — возмутилась женщина. — Он такой же человек, как и мы с тобой. И мальчики ровесники. Они росли вместе, поэтому я не вижу ничего удивительного в том, что они дружны.
— Прости, я не хотел тебя обидеть. Просто наш Гарри… — Джеймс не знал, как подобрать правильные слова. — Необычный двенадцатилетний ребенок.
— Я знаю, — кивок.
— А как отреагировала твоя сестра?
— Она была удивлена, но разрешила Гарри остаться.
— Вы с ней поговорили?
И тут Лили прорвало. Сдерживаемые слезы хлынули наружу. Женщина рассказала о тех ужасных вещах, что наговорила ей Петунья.
— Не слушай все эти глупости. Она ведь не знает, как все было на самом деле.
— Не знает, — согласилась женщина.
— Мы оставили Гарри, чтобы спасти его, а не ради прихоти. Сейчас он жив, а это главное. С остальным мы справимся.
— Ты прав, — женщина вытерла со щек влагу. — Ах, что это я расклеилась. Мне нужно собираться, я обещала навестить Делакуров. Мы давно не пили чай с Аполлин и не говорили о всяких глупостях. Сегодня я как раз получила письмо от нее.

***

Получив письмо от Альбуса Дамблдора о встрече, мужчина сразу же направился в Хогвартс. Из-за всяких глупостей, директор не стал бы его беспокоить, а значит, произошло что-то важное. Миновав горгулью, анимаг погладил феникса, который при его появлении начал довольно курлыкать и уселся в кресло напротив хозяина кабинета. Кроме их двоих никого из Орденцов или профессоров не было.
— Директор, я получил ваше письмо. Что-то случилось?
— Нет-нет, — отрицательный жест головой и лучезарная улыбка. — Я позвал тебя, мой мальчик, чтобы поговорить о твоем крестнике. Полагаю, Джеймс тебе рассказал о том, что собирается отвести сына к определенному врачу, — не спрашивал, а утверждал старый маг. — Ах, какой из меня плохой хозяин, — лукавый взгляд. — Чаю? Лимонную дольку?
Блэк отрицательно покачал головой, отказываясь от угощений.
— Да, Джеймс говорил мне, что на этом настояла Лили, — кивнул Блэк.
— И что ты об этом думаешь? — глаза сверкали за стеклами очков.
Сириус медлил с ответом.
— Что с этого ничего не выйдет. Гарри особенный ребенок, — задумчивый взгляд. — Он напоминает меня в детстве. Такой же независимый и не любящий, чтобы ему что-то навязывали. Для него превыше всего свобода, на которую Лили посягает. И вопреки ее мыслям, это не сблизит их, а наоборот отдалит. Гарри замкнут и нелюдим, поэтому он не станет рассказывать свои секреты первому встречному.
Альбус довольно кивнул.
— Я рад, что ты так хорошо знаешь крестника. — Я сказал то же самое Лили, но она решила сделать по-своему.
Блэк кивнул. Лили была свойственна упертость.
— На самом деле это не так. С Гарри я общался всего несколько раз. Он не особо радостно идет на контакт. Но даже этого мне хватило, чтобы понять о том, что он похож на меня до того, как я поступил в Хогвартс и встретил Джеймса. Вы же знаете о моей семье и их заморочках насчет чистоты крови.
— К сожалению, многие чистокровные семьи до сих пор не хотят признать, что для развития им нужно вливание свежей крови. Блэки были одними из таких.
— Поэтому я сбежал с дома, стоило мне исполниться шестнадцать. Не смог терпеть их репрессии.
— Ты хочешь сказать, что Гарри поступит также, — это не было вопросом.
— Вероятнее всего. Уже сейчас видно, что ему некомфортно рядом с Лили. Она слишком… деятельная, — Блэку не нравилось наговаривать на друзей, но и молчать он не мог. Сохатый не слушал его слов, так может хоть директор услышит и поможет.
Дамблдор молчал некоторое время.
— А ты повзрослел, мой мальчик, очень повзрослел.
— Мы все повзрослели, — хмыкнул брюнет. — Прошло ведь больше десяти лет.
— Это так, — согласился старик. — Вот только по Лили с Джеймсом это не так заметно.
— В этом нет ничего удивительного. У Сохатого были хорошие родители, понимающие. Их куда больше волновали интересы сына, чем осуждение других чистокровных. Его не избивали за шалости до полусмерти и не заставляли заучивать наизусть талмуды по темной магии. А за неповиновение не запирали в подвале без еды на несколько дней. Ему не приходилось видеть, как твоя мать избивает до беспамятства беременную племянницу за то, что та влюбилась в магглорожденного. Не слышать каждый день о величии Темного лорда и не знать, что-либо ты падешь на колени перед этим существом, либо будешь изгнан из рода. Я прошел все это, поэтому смотрю на вещи реально. Я вижу то, что Джеймс никогда не сможет увидеть и понять.
— Умные слова, — согласился Альбус.
— И Лили, со всеми ее достоинствами — ей присуща наивность. Она пытается видеть во всем только хорошее, не замечая плохого. На мир она смотрит однобоко. Возможно это такой защитный механизм. А может все дело в том, что Лили выросла в другом мире. Многие вещи ей до сих пор не понять.
— Ты считаешь их плохими родителями?
Повисла пауза.
— У меня нет ответа на ваш ответ. Я могу лишь сказать, что если бы не моя клятва, данная вам в тот злополучный вечер, я бы забрал своего крестника с дома Петуньи. Он заслужил знать правды. И сейчас заслуживает ее знать.
— Ты же знаешь, что у нас не было иного выбора. И сейчас мы не можем свалить на него такой груз. Это непосильная ноша для одиннадцатилетнего ребенка.
— Знаю, но это ничего не меняет.
— Ты имеешь право злиться на меня, Сириус, — грустный голос. — И требовать с меня извинений.
— Нет, — решительно заявил Блэк. — Единственный, у кого вы должны просить прощения — это маленький мальчик, который прожил одиннадцать лет, считая себя сиротой. Он больше всего пострадал от вашего выбора.
— Мальчик мой, я хотел, как лучше.
— Я же и не говорю, что вы хотели причинить вред. Просто благо бывает разным. И за благо для одних, другим приходиться платить. Я вас не обвиняю, господин директор. Кому как не мне знать, что порою цена ошибки бывает слишком высока.
Альбус склонил голову, признавая правоту младшего волшебника.
— Мальчик мой, я позвал тебя для того чтобы ты присмотрел за Гарри. Сейчас он находится в доме Петуньи.
— Правда? — удивился Блэк.
— Да. Лили позволила ему остаться.
— И магглы согласились?
— А должны были воспротивиться?
— С моих наблюдений за крестником я смог понять — он не был близок со своими родственниками. Их отношения оставались холодными, если не хуже. Ведь вы сами должны были заметить, насколько Гарри нелюдим и замкнут. Такими не вырастают дети, которые имели счастливое детство.
— Я могу лишь предполагать, что все это влияние частицы души Волан-де-Морта?
— Возможно. Вот только чтобы Тьма пустила свои корни в невинной душе, должны быть соблюдены условности. Кто бы, что не говорил, а магия Поттеров нейтральна, несмотря на родство с Певереллами. А Гарри Поттер темный волшебник. Вы ведь чувствуете, что в нем проснулся дар его дальнего предка.
— К сожалению, — грустный голос. — Об Игнотусе Певерелле ходили многие легенды.
— Но все они сводились к тому, что он являлся некромантом. Ведь только некромант смог бы обхитрить Смерть столько раз.
— Я хочу, чтобы Гарри стал моим учеником. Так я спасу его от пробуждения дара. Мой Свет уравняет его Тьму.
— Но он не хочет соглашаться, — не спрашивал, а утверждал Блэк.
— Это так.
— В этом нет ничего удивительного. Гарри не доверяет вам. Он вообще никому не доверяет. И не забывайте директор, что мой крестник — слизеринец, а не гриффиндорец. И что вы намерены делать дальше?
— Я связался с Николя. Он согласился взять Гарри в ученики.
— Фламель? — удивился Сириус.
— Да.

***

Вернувшись на Гриммо, Сириус не смог сдержать смех, чем напугал домовика, который ворчал «о мерзком хозяине и бедной хозяюшке». Встреча с Гарри прошла незабываемо и Блэку пришлось торопливо уносить ноги, чтобы не стать любимой домашней зверушкой для кузена крестника. А все так хорошо начиналось. Он считал идеальной идеей следить за мальчиком в образе пса. Никто не заподозрит в черной собаке шпиона. Можно без опаски подсматривать в окна и веселиться. Но не тут-то было… Мало того, что какая-то девчонка пыталась завязать ему бантики, так вся улица провоняла кинзлами. А впридачу, его собрались протравить от блох и… Мерлин, стерилизовать. Это же немыслимо. Блэк долго смеялся, повалившись на пол и лаял словно собака.
— Бродяга, что с тобой? — прозвучал рядом удивленный голоса Джеймса.
— Сохатый, я обожаю твоего сына, — вновь засмеялся мужчина.
— Какого именно?
— Гарри. Ты представляешь, он предложил меня стерилизовать, — и вновь смех. — Я не удивлюсь, если в следующий раз, он решит, посадить меня на цепь.
— Ты был у магглов?
— Ага.
— И как? Магглы нормально обращаются с ним?
— Вполне.
Повисла пауза.
— Джеймс, а почему ты не расскажешь Гарри всю правду? Я понимаю Лили с ее моральными принципами, но ты… Разве тебе самому не хочется, чтобы твой сын знал правду и перестал тебя ненавидеть? Узнав обо всем, он бы понял мотивы вашего поступка и со временем простил. А так вся эта ложь и недомолвки… Уверен, мальчик считает, что вы отдали его, поскольку он был ненужным ребенком. Представь, каково ему каждый раз смотреть на сестру с братом и думать, о том, что его бросили. Видеть и понимать, что, и он мог расти с ними. Может ты не видишь этого, но Гарри больно. Он страдает, но не показывает этого. Прячется за маской, играет роль. Крестник демонстрирует, что ему все равно. Что плевать на тебя, на Лили и на всех остальных. Но это лишь ширма, скрывающая его истинные чувства.
— Бродяга, ты не понимаешь… Я дал слово Лили.
И тут Сириуса прорвало.
— О нет, я прекрасно все понимаю. Понимаю, что Гарри иной. Ты не видел, как он рос, не слышал, как назвал тебя впервые «папа» и множество других вещей. Тебя не было в его жизни до одиннадцати лет. И сейчас между вами пропасть. Вы не знаете друг друга, да и не хотите узнать. Ты и Лили навязываете Гарри ту манеру поведения, что была в вашей семье, даже не спросив, нравится ли это ему. Я все это время молчал, надеясь, что ты одумаешься, но этого не произошло. Ты не послушал меня в прошлый раз и не слушаешь сейчас. А я был прав, говоря, что ребенок должен расти с родителями и плевать что внутри его есть частица Темного лорда. Это не делает его плохим, злым или монстром. Мерлин, он был лишь маленьким мальчиком, — Блэк распалялся все сильнее. — Но нет, ты послушал Дамблдора. Но ведь директор не бог. Он тоже может ошибаться, как любой другой человек. И вот сейчас ты вновь допускаешь ту же ошибку.
— Бродяга, что ты такое говоришь?! Ты… Ты считаешь меня монстром? Ты же знаешь, как я люблю Гарри. Он мой сын. И мы не бросали его!
— Я говорю то, что давно нужно было сказать. Ты слепец, раз этого не видишь. Ты даже не ведешь того, что Магия наказывает вашу семью за предательство. Вы предали своего ребенка, а за это поплатились Лиза с Джереми. Они практически лишены магии. Сквибы… Ты как чистокровный должен знать, что это означает для рода.
— Бродяга, ты говоришь, как чистокровный фанатик.
— Плевать, — по-собачьи вскликнул голову Блэк. — Я говорю правду, и ты это знаешь, но не хочешь признавать.
— Сириус… Я не могу рассказать Гарри. Он не сможет выдержать этого, — голос поник. — Как я смогу ему сказать, что внутри его живет частица души Темного лорда. Как? Как сказать о том, что пока жив он, будет жить и этот монстр.
— Но этот разговор когда-то состоится. Ты же не собираешь скрывать от сына правду все время.
— Конечно же нет, — воскликнул Джеймс. — Но мы ищем способ избавить Гарри от этого осколка. Альбус советовался с некоторыми учеными и те убеждены, что шанс есть. Мы сможем уничтожить частицу души Темного лорда, не навредив Гарри.
Сириус лишь покачал головой.
— А если нет? Если не сможете? Ты готов собственными руками отправить сына на верную смерть? Подставить под смертельный луч проклятия?
— Мы сможем, — голос дрогнул. — И я больше не хочу говорить об этом. Гарри не узнает правду, пока мы этого не решим. И ты Бродяга, будешь молчать, — внимательный взгляд. — Ты дал клятву.
— Если бы не клятва, я еще при первой встрече все рассказал Гарри. И дал возможность ему самому решать, — голос полный злости.
И никто из мужчин даже не догадывался, что у их разговора был неожиданный свидетель. Пожилая леди на портрете довольно улыбнулась, взмахнув веером.
— Мой глупенький сын, — тихий голос. — Ты скоро поймешь свою ошибку, но будет поздно. Кричер, — позвала слугу леди Блэк.
Раздался негромкий хлопок и в коридоре появился домовик. Эльф низко поклонился своей любимой госпоже, касаясь ушами пола.
— Мой верный слуга, ты должен найти Гарри Поттера и передать ему послание от меня. Я должна лично убедиться, что слова моего сына не ложь.

***

Дни пролетели в одно мгновение и слизеринец даже не успел заметить, как прошла неделя. Настала пора возвращаться в дом Поттеров, под их чуткий надзор. Все это время Герой осторожничал, присматриваясь к здешним обитателям. Благодаря своей наблюдательности, он смог увидеть, как в один из вечеров из-за мусорного бака на дом номер четыре поглядывала фигура в черном балахоне. Позже на том месте, Поттером были обнаружены обертки из шоколадных лягушек и тыквенных пирожков. А еще Герой встречал несколько раз пса-анимага, но больше тот не подходил к парню, предпочитая наблюдать со стороны. В остальном все было тихо.
И вот сегодня настал день «Х». Вопреки ожиданиям слизеринца, Поттеры не заявились за ним полным составом, а появилась лишь рыжеволосая женщина. Ожидаемо, Петунья презрительно скривилась и даже не пустила сестру в дом, заявив, что не хочет засорять свой дом всякой гнилью.
Легкий рывок и вот они уже стоят в гостиной дома Поттеров. Парень с горечью вдохнул, готовясь провести неделю в этом ненавистном доме. Собственная комната встретила его прохладным ветром из открытого окна и довольным шипением Кери. Змея заскучала за хозяином за эти дни и жаловалась на свою «плохую» жизнь. Двуногие кричали, мешая ей спать, а один раз рыжеволосая самка заявилась в эту комнату и начала везде заглядывать.
Поттер погладил любимицу по гладкой голове. Чего-то подобного парень и ожидал. И не зря он оставил Кери здесь в качестве шпиона. Поттеры глупы. Если при самом Гарри они не станут откровенничать, то, когда тот остался с Дурслями не сдерживались. Непредусмотрительно с их стороны, считать, что змея ничего не понимает. Именно от любимицы слизеринец услышал слово крестраж. Именно об этом, Кери удалось подслушать. Еще змея говорила о том, что в дом заявлялся несколько раз старик.
— Крестраж, — задумчиво проговорил Герой. — Интересно, что это такое? Если об этом говорили Поттеры с Дамблдором, то это должно быть чем-то важным, — пришел к выводам парень. — Нужно будет узнать об этом крестраже.
Гарри похвалил свою любимицу и пообещал ей купить много мышей в качестве угощения. Змея довольно сверкнула своими глазами и развалившись на кровати, стала подставлять то один бок, то второй под солнечные лучи.

***

Когда Гарри подходил к кухне, то услышал голоса матери с дочерью.
— Мама, я получила письмо с Хогвартса, — голос девчонки был полон восторга. — Получила! Я теперь настоящая волшебница.
— Конечно, милая, — вот только в голосе Лили Поттер, брюнет слышал какую-то печаль. Его это очень удивило. Но тут послышались голоса позади и ему ничего не оставалось, как выявить свое присутствие.
Пройдя в кухню, слизеринец занял свое привычное место.
— Мама, а когда мы пойдем в Косой переулок? — не отставала девчонка. — Я хочу скорее купить волшебную палочку.
— Завтра, — заявила Лили. — Тебе и Гарри, нужно купить все по списку.
— Класс, — довольно подпрыгивала на своем месте Лиза.
Герой лишь закатил глаза на такое ребячество. Его раздражала эта девчонка, своей крикливостью и надоедливостью. Она как Грейнджер, порою совала свой нос куда не следует. Такой самое место на Гриффиндоре, рядом с рыжими приживалами.
— Сегодня вечером к нам на ужин придет Флер, — отвлек от размышлений парня, голос Лили Поттер. — Она очень волновалась о твоем самочувствие, Гарри.
— В самом деле, — в голосе звучал сарказм.
Парню было на руку приход вейлы. Он жаждал расспросить ее о случившемся. Правда, еще стоит решить — верить француженке или нет. Та дружна с родителями слизеринца и вполне могла им подыграть, сказав ложь. Но с другой стороны, Делакур казалась ему адекватной, если отбросить все ее высокомерие и эгоизм. Она так же, как и сам Поттер недолюбливала семейку рыжих. С нее может выйти толк, если умело подойти к ситуации.

Глава 6


В семь часов камин вспыхнул изумрудным пламенем, и на ковер ступила красивая блондинка, а вслед за ней еще одна, только совсем юная. Между девушками было невероятное сходство — обе светловолосые, волосы отливались золотом, и синеглазые. Это сразу давало понять — они сестры.
Гарри окинул гостей бесстрастным взглядом и продолжил читать книгу, делая вид, что не замечает внимательного взгляда Флер. Сейчас поговорить с француженкой он не мог, поскольку везде было много ненужных ушей. Сомнительно, что рядом с четой Поттеров, Флер разоткровенничается. Оставалось уличить момент и расспросить ее о произошедшем.
Лили радостно поприветствовала Аполлину Делакур и повела всех в гостиную. Ненавязчиво, она спросила о мистере Делакуре, который благополучно отсутствовал. Оказывается, у того появились важные дела в Министерстве и он не смог прийти.
— Ничего, — улыбнулась миссис Поттер. — У моего Джеймса, тоже часто бывают незапланированные вызовы.
— Мужчины, — словно это слово все объясняет, проговорила блондинка. — Надеюсь, в следующий раз, он сможет отложить свои дела, — а дальше разговор перетек на более прозаичные темы. Миссис Делакур рассказывала о сорте роз, которые на днях купила. Увлекшись, никто из них не обращал внимание на младшее поколение.
Гарри почувствовал на себе чей-то внимательный взгляд. Ему не нужно было отвлекаться от чтения книги, которое он искусно изображал, и осматриваться по сторонам, чтобы понять, что тот принадлежит Флер Делакур. Удивительным было то, что только эта странная француженка оказалась настолько смелой или возможно самоуверенной, чтобы смотреть ему прямо в глаза. Секунды шли, а она не опускала взгляда своих необычайно синих глаз, как делали другие его знакомые. Это было необычно и волнующе для самого слизеринца, хотя и порою раздражало. Хотелось стереть эту наглую ухмылочку с лица вейлы и заставить ту попятиться назад, дрожа от страха. Но пока, Гарри этого не удавалось. Делакур не реагировала ни на какие ухищрения брюнета, заставляя того от досады сжимать кулаки и придумывать новые планы.
Флер продолжала внимательно смотреть на брюнета, который даже не соизволил посмотреть на нее. Книга была ему намного интереснее, чем Делакур. Вейлу это несказанно бесило. Она не привыкла к такому нелестному отношению к собственной персоне. Хотя, все, что касалось Гарри Поттера, выходило за рамки понимания девушки. Тот не был похож на других парней, будь то маги или магглы. Он был иным… Просто иным. И это манило Флер. Она любила разгадывать загадки, и Гарри Поттер несомненно был самой большой загадкой в ее жизни. И вейла, не привыкшая сдаваться, и здесь этого делать не собиралась. Она докопается до истины и обязательно узнает, что скрывает Мальчик-Который-Выжил.
Поттеру надоело чувствовать на себе пристальный взгляд, который забавлял на данный момент. Ему не нужно было читать мысли вейлы, чтобы знать, что та сейчас раздражена, если не больше. Про себя ухмыльнувшись, слизеринец все же соизволил поднять взгляд от книги. Изумрудные глаза прошлись по утонченной фигуре Делакур, задерживаясь на небольшой брошке и перемещаясь на лицо. Изумрудные встретились с синими омутами в подобии поединка, в котором окажется лишь один победитель. Секунда, вторя, третья… Казалось прошла целая вечность, прежде чем Герой решил прекратить гляделки. Пройдясь еще раз взглядом по всей фигуре вейлы, он перевел взгляд на ее сестру. Юная Габриэль смотрела на него взглядом, полным обожания. Словно перед ней был не обычный второкурсник, а сам Мерлин, воскресший и почтивший ее своим присутствием. Одновременно это раздражало, но и льстило горделивому слизеринцу. Заметив внимание к своей персоне, юная вейла покраснела и стала рассматривать пол под своими туфлями. Сам же Герой хмыкнул и вновь сконцентрировал свое внимание на Флер, которая казалось стала еще раздражительнее чем раньше.
— Поттер, я не перестаю удивляться твоей наглости, — вконец не выдержала вейла. — Ведешь себя как павлин какой-то.
— Могу сказать о тебе то же, — не остался в долгу Герой. Подобная манера общения была для них привычная и казалось веселила обоих.
— Нахал.
Парень лишь пожал плечами и слегка ухмыльнулся.
И тут вейла пошла в наступление:
— Почему ты не ответил на мое письмо?
— Хм, — в голосе появилось непонимание. Насколько он помнил — от Делакур ему не приходило никаких писем. И тут Герой мысленно отвесил себе подзатыльник — чокнутый домовик должно быть спер письмо. — Я не получал никаких писем.
— Что? — в синих глазах читалось сомнение. — Я написала тебе письмо, после того как твоя мама сказала о том, что ты отправился погостить к маггловским родственникам. Я между прочим волновалось о тебе. В прошлый раз ты вел себя… — Флер замялась, подбирая нужное слово, — странно.
«Бинго», — про себя воскликнул Поттер. Он никак не мог придумать с какой стороны подступиться к француженке и расспросить ее о произошедшем, чтобы не вызвать ненужных вопросов, а тут она сама начала разговор. Сегодня удача, решила сопутствовать ему.
— Странно? — уточнил герой, осторожно подбирая слова.
Делакур окинула его внимательным взглядом, словно пытаясь заглянуть под маску, которую Поттер привычно носил на публике, скрывая свои истинные чувства.
— Тебе стало плохо и ты начал говорить странные вещи, — наконец-то последовал тихий ответ. — Очень странные. А еще, ты грубо говорил со своей мамой.
Поттер внимательно слушал, анализируя полученную информацию. Пока ничего критичного, парень не услышал. Что поделать, недолюбливал он своих родителей, считая тех предателями. Слизеринец не скрывал этого, поэтому Поттеров это не должно было шокировать. Вопрос лишь в том — почему Гарри вспылил и перестал играть свою роль? В голову закралось подозрение, что его как-то опоили зельем. Хотя, это и было невозможно. Слизеринец проверял всю свою еду и вещи с которыми контактировал. От Поттера с Дамблдором, он мог ожидать любой подлянки, вот и был настороже.
— И что я такого сказал?
— А ты не помнишь? — вопросом на вопрос ответила вейла.
— Нет, у меня словно провал в памяти, — брюнет решил позволить себе часть правды. — Последнее что помню, это наш спор из-за рыжей. Так ты мне расскажешь о том, что было потом? — просьба больше походила на приказ.
Флер замялась с ответом.
— Мы кричали друг на друга, а затем в комнату зашла твоя мама и начала нас успокаивать. Ты разозлился еще сильнее и начал угрожать ей. В твоих глазах была одна ненависть, — с содроганием стала вспоминать вейла. — А потом появился мистер Поттер и оглушил тебя. Все… А это правда, что тебя прокляли в Хогвартсе?
— Что? — не понял брюнет. Слова вейлы, насторожили его.
— Твои родители сказали, что тебя кто-то проклял в школе из-за этого и такое поведение. Я могу помочь, если хочешь. Я одна из лучших учениц в Шармбатоне. Мадам Максим меня всегда хвалит, — с гордостью похвалилась француженка.
— Нет, — решительный ответ.
«Вот значит, как Поттеры обосновали мой срыв. Умно, ничего не скажешь. Хотя, чего ожидать от людей, жизнь которых построена на лжи. Они всю жизнь лгут окружающим», — брюнет был недоволен. Он сделал себе пометку разобраться во всем происходящим. Насчет собственного поведения, Гарри не пытал иллюзий. Бывало, что он терял контроль и выплескивал свою злость на окружающих. Дурсли тогда шарахались от него несколько дней, словно от прокажённого. А раз слизеринец слышал разговор Петуньи, которая жаловалось муженьку о том, что у Гарри раньше обычного начался переходной возраст. Гормоны бушуют, вот он и ведет себя неадекватно. На тот момент, слизеринец поверил этим словам, поскольку не мог иначе объяснить свое поведение. И книги, что брюнет прочитал после, подтверждали слова тетушки. Сейчас же, Поттер подвергал сомнениям эти выводы. Об этом стоит поговорить с портретом Салазара. Гляди, тот знает в чем дело и может дать совет.
— Как хочешь, — было слышно по тону, что француженка обиделась. Она-то ожидала, что Герой примет ее помощь и уже видела в мечтах, как докажет свое превосходство над наглым мальчишкой, но не тут то было.
— Кстати, а где ваши… гости? — заминка на последнем слове.
Поттер хмыкнул. Не трудно было догадаться о ком говорит Флер. Рыжики, которые так поразили француженку своими манерами.
— Свалили, — невозмутимый ответ.
Вейла сморщила свой аристократический носик, услышав такой жаргон. Было видно, что отсутствие рыжих огорчило ее. Девушка в красках рассказала матери об общении с семьей Уизли. Но Аполлина отнеслась с сомнением насчет некоторых фактов, считая, что ее подруга Лили не могла приветствовать в своем доме подобных. Флер хотела в воочию показать матери неприятных личностей, которые гостят у Поттеров и тем самым доказать свою правоту.
— А ты соскучилась по ним? — не смог удержатся от шпильки парень. — Готов поспорить, что больше всего ты жаждешь пообщаться с Рональдом.
— Фи, — скривила носик девушка, словно вокруг запахло чем-то неприятным. — Глупые у тебя шуточки, Поттер. Этот мальчик все время пускал на меня слюни.
— Тебе это ведь нравится, — заявил Герой. Он прекрасно видел, как Делакур льстит мужское внимание. В толпе поклонников, та расцветает и лучится удовольствием.
— Неправда, — возразила вейла. — Мне не нравится, когда, мальчишки смотрят на меня как на красивую куклу и пускают слюни. А вообще, что я тебе говорю, — нахмурилась красотка. — Ты еще маленький и ничего не понимаешь.
— Тогда чего ты с таким «маленьким», — Поттер сделал ударение на последнее слово, — общаешься. Иди поищи себе кого-то подходящего возраста и оставь меня в покое.
— Хам. Вот возьму и уйду, — заявила француженка.
— Иди, — такой же злостный ответ. — Знаешь ли, меня твоя компания раздражает. Голова уже болит от твоей болтовни.
— Ты… — синие глаза сузились от злости. Поттеру даже показалось, что он увидел в них золотые искры. Порыв магии пронесся по комнате, словно легкий порыв горячего воздуха. Со звоном развернувшись на каблуках, Флер Делакур вылетела за дверь.
Поттер рассмеялся, не скрывая своего триумфа. Ему нравилось доводить Делакур. Когда та злилась, то выглядела очень забавной. И тут слизеринец скосил взгляд в сторону, замечая маленькую блондинку о которой совершенно позабыл. Габриэль стояла в нескольких шагах и во все глаза смотрела на Героя своих грез.
— Привет, — не смог придумать ничего лучше парень.
— При… привет, — тихий шепот.
— Ты ведь не расскажешь никому о моем с твоей сестрой разговоре, — это был не вопрос, а самый настоящий приказ. И тут, парень решил смягчиться. — Это будет нашей маленькой тайной. Хорошо?
— Да, — заворожено кивнула юная вейла и ее щеки вновь налились румянцем.
Поттер довольно кивнул, почему-то брюнет был уверен в том, что малышка ничего не расскажет. Поддавшись порыву, он окинул вейлу взглядом с пят до макушки, отмечая ее схожесть с сестрой, но в то же время видя отличия. Такая же светловолосая и синеглазая. Вот только присмотревшись, можно увидеть, что в них присутствует необычный фиолетовый оттенок. Юное личико, по-детски пухловатое, но из-за этого не утратившее очарования. Пухлые губки, были искусаны от волнения, а щеки по-прежнему украшал румянец. А забавные кудряшки делали вейлу похожей на куклу. Невинная красота.
Поттер был уверен, что через несколько лет Габриэль в красоте может посоперничать со старшей сестрой. Главное, чтобы характером не пошла во Флер, а то Гарри тогда придется вешаться. Оставалось надеяться, что малышка вырастет более скромной и тихой.
— Мы в прошлый раз не смогли пообщаться, — подразумевался визит в дом Делакуров на Рождественский вечер. — Но думаю, ты обо мне слышала.
— Флер о тебе постоянно говорит, — сдала сестру с потрохами Габриэль и тут же замолчала, поняв, что сболтнула лишнего.
— В самом деле? — удивился Герой.
— Да. И собирает газеты с твоими фотографиями. У нее в комнате вся стенка увешана. Ой, — взвизгнула Делакур. — Флер будет злиться на меня за то, что я рассказала кому-то ее секрет.
— Я ей не скажу, — заговорщицки проговорил брюнет.

***

До окончания каникул оставались считанные дни, когда чета Поттеров соизволила отправится за покупками. К счастью у Гарри уже было практически все куплено, кроме книг и некоторых ингредиентов для зельеварения. Слизеринец предпочитал покупать все заблаговременно, а не в спешке в последние часы. Но, видимо, Поттеры не разделяли его мнения.
Парень стоял в гостиной и недовольно вертел в руках свою волшебную палочку. Рядом стоял Джеймс и пытался успокоить сына, которого решили не брать в Косой переулок вместе с остальными членами семьи. Тот был слишком мал для Хогвартса. Со второго этажа слышался шум, свидетельствующий о том, что миссис Поттер никак не может собрать дочь. Та оказалась капризней Делакур во всем что касалось покупок.
Прошло не менее двадцати минут, когда те при полном параде наконец-то спустились. Лили виновато посмотрела на старшего сына, видя его хмурый взгляд.
— Лиза никак не могла закончить составлять свой список покупок.
— Правда, — удивился Джеймс. — Мне кажется, она еще неделю назад составила его. Помнится, там было около ста пунктов, — смешок.
— Ты же знаешь нашу дочь. Сегодня она решила, что в Хогвартсе ей понадобится два котла и куча других ингредиентов, для разнообразия.
— Наша дочь унаследовала твою страсть к зельеварению. Я лишь надеюсь, что она раньше времени не разнесет Хогвартс, — смешок. Мужчина приобнял супругу и потрепал по волосам Лизу.
Наблюдая за этим зрелищем, Поттер скривился.
— Мы еще долго будем стоять здесь или наконец-то отправимся? — голос был холоден, словно лед. — До отбытия в Хогвартс осталось два дня, если вы не забыли.
— Все-все, нам пора, — воскликнула Лили. — Джеймс присматривай за Джереми и не давай ему есть слишком много конфет, — строго увещала женщина. — Это портит зубы.
— Конечно, — с хитрющими глазами проговорил мужчина. Чмокнув жену в щеку, он подтолкнул процессию к камину.
Гарри вышел с камина с каменным лицом. Среди всех способов перемещения в магическом мире, он ненавидел каминную сеть. Такое чувство, что тебя затягивает в узкую трубу, а затем отпускает. Эти секунды казались вечностью, заставляя желудок сделать кульбит, а к горлу подступить тост с джемом которым слизеринец позавтракал. Лишь титаническим усилием, удавалось устоять на ногах, а не позорно вывалиться кубарем.
— Предлагаю отправиться сразу к мадам Малкинс. Нужно купить Лизе мантии к школе, а тебе Гарри несколько брюк и рубашек. Ты так быстро растешь, что прошлогодние тебе стали малы, — деловитым тоном заговорила Лили.
— Я купил себе все нужное во Франции, — отчеканил брюнет. — Мне нужны лишь книги и некоторые ингредиенты.
— Ааа… Но тогда ты можешь пойти с нами, — миссис Поттер слегка растерялась.
— И ходить по всем магазинам — нет уж, увольте, — недовольная гримаса. — Я лучше поищу Малфоя. Мы договорились с ним встретиться.
Драко с Гарри списались неделю назад и договорились о встрече в Косом переулке.
— Ладно, — с неохотой согласилась женщина. — Думаю, нам для покупок потребуется часа три. Здесь и встретимся, или ты можешь найти нас в одном из магазинов.
Брюнет лишь кивнул, радуясь хоть небольшой толике свободы. К его радости оставалось всего два дня, и он вновь окажется в Хогвартсе, подальше от этих глупцов. Главное, выдержать этот срок.
Ноги Поттера направились к «Кафе-мороженое Флориана Фортескью», где они с Малфоем и должны были встретиться. Но, по закону подлости там Гарри столкнулся с уже знакомой тёткой и оравой её рыжих детей. Он хотел было мимо прошмыгнуть оставаясь незамеченным, но удача отвернулась от него. Зоркий взгляд Молли Уизли сразу же заметил Мальчика-Который-Выжил.
— Гарри, — пропела слащавым голосом женщина, алчно смотря на слизеринца. Ее внимательный взгляд прошелся по Поттеру от макушки до пяток, отмечая добротную мантию, стоявшую как две зарплаты Артура и весь остальной наряд Героя. Сама она продолжала добродушно улыбаться, позабыв обо всех их недопониманиях. Когда Молли рассказала Лили о произошедшем прошлым летом и клятве, рыжеволосая женщина пришла в ужас от поведения сына. Она заявила, что Гарри сглупил, и он не хотел ничего плохого. Клятву стоит считать недоразумением, которую Джеймс как глава семьи отменяет. А значит Молли вновь может подходить к Мальчику-Который-Выжил, не опасаясь криков.
Взгляд женщины был расчетлив. Она уже видела Гарри в роле мужа Джинни. Они будут такой замечательной парой. На днях миссис Уизли разговаривали об этом с Лили и та была согласна. Лили даже говорила, что Джинни смогла поладить с Гарри во время совместного отдыха.
«Надо еще об этом поговорить с Альбусом. Уверена, директор поддержит мои планы. Ведь, Альбус не хочет, чтобы Героя окольцевала какая-то Паркинсон», — решила Молли.
Поттер едва успел увернуться от цепких рук рыжеволосой мамаши, которая словно танком поперла на него. В глазах плескала ярость, а руки до боли сжаты в кулаки.
Увидев маневр Поттера, Молли поубавила пыл.
— Милый, а где же Лили или Джеймс? — такой же участливый тон.
Слизеринца покоробило от такого обращения, но он промолчал. Парень уже успел уяснить, что говорить этой дамочке, лишь глупая трата времени. Та слышит лишь себя, а на остальных той плевать. Поэтому, будет разумно промолчать.
Женщине не нужно было ответа от парня, она продолжила говорить дальше.
— Ах, я ведь и забыла, что в этом году в Хогвартс поступает Лиза. Видимо, Лили покупает ей вещи из списка. А ты остался один, бедненький, — грусть в голосе. — Но ничего, ты можешь пойти с нами, — осенила Молли гениальная идея. — Вы ведь так дружны с Рональдом и Джинни.
Самого же слизеринца передернуло. Чего-чего, а якшаться с этой шумной компанией рыжих, ему не хотелось.
— У меня назначена встреча, — заявил Герой. — Я должен идти, — и по-быстрому пытался ретироваться. Не ожидавшая такого отпора Молли не смогла сразу сориентироваться и Герой успел смыться. Ей оставалось лишь кричать ему в спину, призывая к благоразумию.
— Мама, он на меня не обращает внимания, — прозвучал обиженный голос Джинни. Она чуть ли не плакала от обиды.
— Не расстраивайся, дорогая, — женщина обняла дочь. — Я говорила с Лили и она считает вас хорошей парой. Поэтому не волнуйся, ты станешь невестой Гарри.
— Правда? — в голосе было столько надежды.
— Конечно, — заверила дочь, Молли. — Верь мне.

***

— Предательница крови, ― пробормотал Гарри и направился к столику, за которым увидел светлую шевелюру Драко Малфоя. А рядом к огромному удивлению Поттера сидела Гринграсс, с которой помниться Малфой не ладил.
— Привет, — поприветствовал слизеринец друзей и уселся напротив.
— Привет, — отозвались хором Гринграсс с Драко.
— Где ты ходил, я жду тебя уже целый час, — укорил блондин.
— Чертовы Поттеры, — словно это все объясняет, проговорил Герой. — Они ничего нормально не могут сделать, даже собраться. А меня без конвоя не отпускают, сам ведь понимаешь… Герой и все такое, — ухмылка. — Да еще и Уизлей встретил по пути. До чего крикливое и приставучее семейство.
— Ааа…
— Как лето прошло? — прозвучал голос от Дафны.
— Скучно, — парировал брюнет. — Проторчал все время в доме Поттеров, вынужденный терпеть их нотации и поучения. «Гарри ты такой бледный, не заболел ли ты случайно». «Гарри, ты ведешь себя ужасно». «Гарри, мы недовольны твоим поведением», — пародировал слова Лили Поттер слизеринец. — И так все лето. Я думал, что у меня голова лопнет, и я не выдержав, прокляну эту семейку чем-то мерзким. А еще к нам решили приехать Уизли — двое младших. Видите ли, мне не хватает человеческого общения, вот их и подослали. Убожество… Ну да ладно, это не важно. А ты как провел лето? — вопрос адрестовывался Малфою?
— Я все каникулы провёл в поместье за выполнением домашних заданий, ― ответил Драко.
Они еще некоторое время пообсуждали каникулы, а затем отправились бродить по Косому переулку. К учебе почти все куплено, остались мелочи. Не сговариваясь, они решили отправиться в книжный магазин.
Трое слизеринцев неторопливо шли по главной улице Косого переулка и рассматривали в витринах встречающихся магазинчиков интересные вещички, которые могли им пригодиться для учёбы, или просто красивые безделушки. Ребята негромко обсуждали предстоящий год в Хогвартсе, когда увидели мужчину и женщину, по манерам и одежде явно магглов. Рядом с ними шла девочка ― наверное, их дочь. В ней слизеринцы с лёгкостью узнали Гермиону Грейнджер, которая, как и они сами, направлялась в книжный магазин. Казалось, за летние каникулы гриффиндорка стала ещё неряшливее: волосы торчали в разные стороны, делая её похожей на взъерошенного воробья, и создавали впечатление, что данной особе неведомо о существовании расчёски.
― Мам, мне ещё нужно купить книги для дополнительного чтения, ― услышал Гарри слова Грейнджер. ― И некоторые ингредиенты для зельеварения.
― Милая, мы с отцом решили, что не помешает ещё купить несколько мантий, а также повседневную одежду, которую носят волшебники, ― настаивала женщина. ― Посмотри вокруг, все одеты, как тут принято, одна ты ― нет. Поэтому сейчас мы отыщем магазин одежды, а потом отправимся за всем остальным, ― в этот день и вправду все обитатели Косого переулка были одеты в мантии, и среди всей этой массы семейство Грейнджер казалось белыми воронами.
― Ладно, ― согласилась Гермиона. ― Правда я не помню, где находится магазин мадам Малкин. Только там продают мантии и остальные вещи.
― Ничего страшного, мы спросим у прохожих, ― тут женщина обернулась к трём слизеринцам, которые пытались пробраться сквозь толпу к книжному магазину. Но, видимо, сегодня для Гарри был несчастливый день ― судьба решила, что встречи с Уизли мало, поэтому подкинула ему для разнообразия двух магглов и зубрилку, которая безмерно раздражала Поттера и его друзей.
― Молодой человек, ― цепкий взгляд карих глаз остановился на Гарри. ― Вы не подскажете, как нам добраться до магазина мадам Малкин или какого-либо другого, где можно приобрести мантии и остальные детали гардероба? ― Поттер пару секунд в оцепенении смотрел на миссис Грейнджер, не зная, что ей ответить. ― Мне очень нравится ваша мантия, юная леди, вы не подскажете, где можно купить подобную? ― это вопрос уже был адресован Дафне.
― Боюсь, мадам, моя мантия вам не по карману, ― наконец-то ответила Гринграсс, игнорируя недовольный взгляд Гермионы и насмешливые друзей.
― Почему это, юная леди? Мы вполне можем себе позволить купить дочери качественные и недешёвые вещи, ― впервые за время беседы заговорил глава семейства, которого задело высказывание слизеринки относительно их платёжеспособности.
― Жан, я уверена, что девушку обескуражили наши наряды, вот она так и подумала, ― влезла успокаивать мужа миссис Грейнджер. ― Мы ведь незнакомы со здешними порядками, поэтому не стоит так остро реагировать на некоторые слова. А вы, юная леди, всё же подскажите, как нам добраться до магазина одежды, где была приобретена ваша мантия, а там уже сами решим, способны ли себе позволить такую покупку или нет, ― дипломатически проговорила женщина, добродушно улыбаясь ребятам.
Гарри все это время с интересом смотрел на родителей Грейнджер и пытался отыскать у них сходство с дочерью не только во внешности, но и в характере. Но, вопреки ожиданиям, те вели себя вполне сдержанно и корректно, не пытаясь строить неведомо кого, а также обращались к слизеринцам с долей уважения. Слизеринцу стало интересно: откуда же тогда Гермиона Грейнджер набралась подобного высокомерия и возомнила себя самой умной? Не проходило ни дня, дабы эта гриффиндорка не попыталась доказать всем, что она безумно умна, и, соответственно, все должны её слушать и делать так, как Грейнджер скажет. Неудивительно, что с таким завышенным самомнением её недолюбливает почти весь факультет за исключением некоторых личностей, да и другие Дома не питают к ней тёплых чувств.
В свою очередь, стоявший немного в стороне Драко Малфой смотрел на магглов с презрением и долей превосходства. Он ненавидел Грейнджер ещё с первого дня их учёбы в Хогвартсе, поэтому полагал, что родители такие же, как и дочурка. Малфой не понимал, почему Гринграсс заговорила с подобными личностями ― было проще послать их куда подальше и отправиться по своим делам, а не тратить время на пустые разговоры. Но, услышав слова относительно «платёжеспособности», он про себя восхитился красноречию Дафны и с интересом стал наблюдать за разворачивающимися событиями. Драко про себя поражался тупости этих магглов, поскольку был уверен, что те не рискнут потратить около сотни галлеонов на одну мантию. Ведь только чистокровные маги с огромными счетами в банке позволяли себе спустить столько денег на одежду для своих отпрысков, остальные же предпочитали тратиться более скромно. Ведь, как ни крути, а почти все мантии через год ― в лучшем случае через пару ― уже становятся малы и теряют все свои первоначальные свойства, тем самым становясь непригодными для дальнейшего использования, и их приходится менять. А тратить каждый учебный год около пятисот, а то и более галлеонов на гардероб не каждый аристократ себе позволит, не говоря уже об обычных магглах.
― Вам нужно пройти три магазина, а затем повернуть направо, ― ответила Гринграсс. ― Вывеска на бутике ― «Твилфитт и Таттинг». А за следующим поворотом находится магазин «Мантии на все случаи жизни», это ателье Малкин.
― Спасибо, ― искренне произнесла миссис Грейнджер, и вся их троица двинулась в указанном направлении, оставляя позади ребят.
― Зачем ты им всё объяснила? ― допытывался Драко. ― Неужто хочешь подружиться с этой гриффиндорской выскочкой?
― Не говори ерунды, Малфой, я просто ответила на вопрос, ― отмахнулась Дафна. ― И, вообще, я не считаю, что должна вести себя с посторонними людьми, которые мне ничего плохого не сделали, по-хамски. Я не хочу обращаться с незнакомыми людьми как ты.
― А как я себя с ними веду?!
― Высокомерно, ― отчеканила Гринграсс. ― Ты считаешь почти всех идиотами, которые недостойны твоего внимания. И вообще, вы с Грейнджер похожи куда больше, чем ты думаешь: она выставляет напоказ свои знания, а ты ― чистокровность, ― язвительно окончила свою тираду Дафна.
— Эй, — осадил обоих Поттер. — Хватит вам спорить. Честное слово, ведете себя как парочка, которая прожила в браке десять лет. Мы собирались идти за книгами, вот и идемте.

Глава 7


Троица без происшествий добралась до книжного магазина, где сегодня было необычайно людно. А причина в том, что в самом центре заведения на небольшом помосте стоял довольно странный тип в голубой мантии и с прилизанными волосами. Незнакомец широко улыбался, сверкая идеальными зубами, а около него собралась толпа визжащих от восторга поклонников. Мужчина сразу не понравился Гарри, более того, он вызвал у него презрение. В первом ряду юноша заметил Грейнджер, которая влюблёнными глазками смотрела на стопку книг в руках мага, а также других представительниц Гриффиндора с такими же дурацкими выражениями лиц. Среди общей массы присутствовало и несколько слизеринок, но те старались держаться в тени.
― Это, ― Драко указал на мага на помосте. ― Гилдерой Локхарт. Со слов мамы, он талантливый писатель и просто обворожительный мужчина. Правда, больше смахивает на шарлатана.
― Тогда пойдём, скорее, купим учебники и уйдём отсюда, мне не очень хочется лицезреть этого идиота и десятки влюблённых девиц. Вот не пойму, что они в нём находят? ― задал риторический вопрос Поттер. — Напыщенный павлин.
― Даже не знаю. Наверное, просто верят всем его бредням о геройских подвигах или покупаются на внешность, умом этот тип явно не блещет, ― с этими словами юноши начали пробираться сквозь толпу к кассе.
Гринграсс лишь пожала плечами, не спеша вклиниваться в разговор. Она тоже не являлась поклонницей Локхарта, считая все его рассказы сомнительными.
― Дайте нам три комплекта учебников для студентов второго курса школы «Хогвартс», ― провозгласил Гарри, обращаясь к магу-кассиру, стараясь перекричать шум.
― Одну минуту, ― с этими словами мужчина скрылся среди книжных полок, но затем вернулся с тремя стопками. Уменьшив покупки, маг протянул их Поттеру, после того как тот расплатился.
— Уходим отсюда. Не имею никакого удовольствия, лицезреть этого павлина и его воздыхателей, — с этими словами он двинулся к выходу, но не успели выйти, как кто-то самым наглым образом схватил его за руку. В зеленых глазах вспыхнула ярость, а сам он дернулся пытаясь вырваться, но хватка наглеца была крепкой. А самим наглецом оказался никто иной, как Гилдерой Локхарт, который ему нагло улыбался, таща на буксире, словно безвольную куклу.
— Мерлин мой… Это же сам Гарри Поттер, — прозвучал над ухом довольный голос. Все попытки Поттера вырваться не увенчались успехом, Локхарта впился у него своими клещами мертвой хваткой, а применить силовые меры — послать в наглеца импульс силы брюнет не мог, поскольку на него смотрели сотни взглядов. Оставалось терпеть, в уме обещая этому глупцу самые изощрённые проклятия. Начиная от магической клизмы и заканчивая пыточными, притом в самой жуткой форме. На лице замерла каменная маска, а взгляд пылает злостью.
Под аплодисменты и улюлюканье толпы, писатель на буксире притянул Поттера к своему помосту, и начал вертеться подставляя под камеру себя с разных ракурсов. Фотоаппарат защелкал с удвоенной скоростью. Поттеру оставалось лишь щуриться при ярких вспышках и поражаться чужой наглости. Пожалуй, Локхарт переплюнул Молли Уизли в своих посягательствах на Героя.
— Улыбайся, Гарри. Мы попадем с тобой на первую страницу, — довольно проговорил Локхорт. Когда руки писаки крепко схватили его за талию притягивая к себе поближе, терпение слизеринца не выдержало. Он со всего маха наступил на ногу мужчине, вкладывая в этот жест всю свою злость. Маневр сработал и Гилдерой отпустил Героя, от греха подальше отходя в сторону. По лицу было видно, что тот не ожидал такой подлянки и расстроился. На секунду улыбка на его лице дрогнула, но нужно отдать тому должное — он быстро взял себя в руки и начал вновь демонстрировать свое клыки.
— Леди и джентльмены! — привлек внимание писатель и в зале тут час установилось молчание. — Юный Гарри пришел сегодня во «Флориш и Блоттс» купить мою книгу с автографом, но ему не придется тратить деньги. Я дарю ему все мои книги.
Толпа разразилась новыми аплодисментами.
— Но это не все. У меня есть еще одна новость для юного Гарри, — театральная пауза. — Я с превеликим удовольствием и гордостью сообщаю вам, что с первого сентября я приглашен занять пост профессора защиты от темных искусств в Школе чародейства и волшебства «Хогвартс».
Поттер про себя ухмыльнулся. Судьба благоволит ему, несомненно. Он сможет отомстить этому ничтожеству раньше, чем думал. Уж в Хогвартсе, Локхарт от него никуда не денется. На губах появилась маниакальная улыбка, а глаза нехорошо сверкнули. Все это не укрылось от мужчины, по позвоночнику которого неожиданно пробежали мурашки, а руки вспотели. Чувство самосохранения вопило об опасности, а ему мужчина привык доверять. Без него Локхарт не смог бы так ловко находить истории для своих книг, обводя вокруг пальца настоящих героев, а потом стирая тем память. Вот и сейчас Гилдерой чувствовал стальную хватку опасности, которая смыкалась на его шее. И эта опасность исходила от мальчишки. Мужчина сделал пару шагов в сторону, отодвигаясь от Героя, продолжая нервно улыбаться.
Поттер воспользовавшись свободой, поспешил уйти от этого павлина подальше, да и вообще с этого магазина убраться. На сегодня, лимит его терпения был израсходован. Книжки, которые ему всучил Локхарт, брюнет отдал первой попавшейся девице. Судьба в очередной раз решила над ним пошутить и этой первой попавшееся оказалась Джинни Уизли. Рыжая во все глаза смотрела на Мальчика-Который-Выжил не скрывая своего плотоядного взгляда. Сам же Герой поспешил к друзьям, которые вытянули его на улицу, сквозь гомон толпы.
— Ублюдок, — с ненавистью выплюнул слизеринец. — Он мне еще ответит за это. Я устрою ему райскую жизнь в Хогвартсе, — пообещал парень.
— Да, это было ужасно, — согласился Малфой. — Я же говорил, что он тупица. Кстати, я видел там твою мать с сестрой. Кажется, они были рады, твоему общению с Локхартом.
— Не сомневаюсь.
— А что это была за рыжая девица которой ты отдал книги? — неожиданно спросила Дафна. Поттеру показалось, что он услышал в голосе слизеринки ревностные нотки. Но с чего бы это?
— Еще одна Уизли, — скривился брюнет. — Самая наглая и приставучая.
— Она смотрела на тебя как на любимую шоколадную лягушку, жаждая сожрать, — ухмыльнулся Драко.
— Ну спасибо за сравнение, — скривился Герой. — Еще никто и никогда не называл меня шоколадной лягушкой. Я польщен, — в каждом слове слышался сарказм.
— Эй, я не это имел введу, — начал оправдываться Малфой. — А лишь то, что рыжая смотрела на тебя плотоядно, словно ты принадлежишь ей.
— Я все лето, вынужден был терпеть ее общество. Поттерам пришла гениальная идея, пригласить эту предательницу крови провести лето вместе со мной. Я не удивлюсь, если в следующий раз они притащат Грейнджер с Лонгботтомом, для компании, — в голосе не было веселья.
— И что ты делал?
— Ничего, — последовал ответ. — Стоически терпел влюбленные взгляды и проверял всю еду на наличие зелий. С этой ненормальной можно всего ожидать. Вдруг решит подлить мне Амортенцию.
— Вижу, лето у тебя было веселым.
— Не то слово. Хотя я не рассказал самого интересного. Поттеры решили отвести меня к психологу, — на губах появилась ухмылка. Гарри краем уха услышал разговор и был шокирован, гениальностью родителей. Те неожиданно решили считать, что с их «трудными» отношениями поможет разобраться психиатр.
— Куда? — не понял Малфой. — Пси… психолог?
— Это такой маггловский врач, который будет в твоей голове ковыряться.
— Ааа… Легилимент, — ужаснулась Дафна. Малфой тоже выглядел пришибленным. — Это ведь незаконно! В Англии за применение Легилименции можно получить срок в Азкабане.
— Легилимент? Легилименция? — переспросил удивленно Герой. — Что это такое?
— Способность мага проникать в сознание другого человека, — продекларировала текст с книги Дафна, которую отец заставил девушку прочесть. — Ею владеют только сильные волшебники.
Поттер ни на шутку заинтересовался. В изумрудных глазах зажегся огонек жажды.
— Интересно. А где можно поподробнее почитать об этом?
— Может в библиотеке Хогвартса, — задумчиво изрек Драко. — В запретной секции.
— У меня дома есть книга об Легилименции. Если хочешь, я могу взять ее в Хогвартс, — предложила Дафна.
— Хочу, — решительный кивок.
— Ладно.
— Так что там с твоим психиатром? — напомнил Драко.
— Этот тип не буквально копается в мозгах, — пояснил брюнет. — Он лишь выспрашивает у тебя все на своих «душевных разговорах» прям как Дамблдор, — ухмыльнулся парень.
— Мне это не нравится, — после пары секунд молчания объявил Драко. — Не хочу, чтобы у меня копались в голове.
— Я удивился бы, если бы, ты ответил иначе. Меня тоже не прельщает подобная идея.
— Но зачем твоим родителям делать это с тобой? — спросила Гринграсс. — Неужели они того… Ну, не совсем нормальные, — быстро сориентировалась слизеринка.
— Они считают, что у меня какие-то проблемы с социумом. А еще уверены, что пообщавшись с психологом, я возьму и прощу их. Глупцы… Уверен, к этому приложил свою руку Дамблдор.
— Я думала у тебя наладились отношения с родителями, — неуверенно проговорила Дафна.
— Нет никаких отношений. То, что я вынужден торчать в их доме и слушать нотации, ничего не меняет. Я ненавижу Поттеров и это никогда не изменится. Сейчас Поттеры — это вынужденная мера. Когда мне исполнится семнадцать, я смогу избавиться от их опеки и жить как сам захочу.
— Ты планируешь получить наследство деда?
Ни для кого из слизеринцев не было секретом, что род Поттеров был чистокровным и далеко не бедным, как и то что Карлос Поттер лишил своего сына титула Наследника. И все, у кого дома были Гобелены либо Родовые книги, могли видеть, что наследником значится Гарри, а это означает, что по достижению совершеннолетия при соблюдении условий, он сможет претендовать на титул лорда и наследство.
— Попытаться стоит, — признался Герой. — Это даст мне свободу от Поттеров и Дамблдора.
— А ты говорил уже с гоблинами? — вмешалась Дафна.
— Да, — кивок. — Они и рассказали мне о завещании деда.
— И? — настаивала Гринграсс. — Какие условия?
— Несколько предписаний, одно из которых требует того, чтобы я женился на чистокровной ведьме не менее чем в десятом поколении.
— Брак по расчету, — согласился Драко. — Во многих чистокровных семьях так. И как ты к этому относишься?
— Никак, — честно ответил Герой. — Мне всего двенадцать лет, поэтому впереди еще пять лет для принятия решения.
— Значит, ты нормально относишься к браку по расчету? — Малфой скосил лукавый взгляд на Дафну, которая неожиданно притихла. — И ты не похож на обычного двенадцатилетнего парня.
— Мне плевать. Будь моя воля, я бы не женился до тридцати лет, но если для получения наследства и избавления от опеки Поттеров, придется это сделать, то я сделаю.
— Разумно.
— Главное выбрать вменяемую девицу, а не такую как Паркинсон, — не смог удержаться от подколки брюнет. — С этой истеричкой, я под одной крышей не смогу ужиться. Придушу в порыве ярости.
Троица засмеялась.
— А как же твоя француженка?
— Ну, во-первых, она не моя, — ответил Гарри. — А во-вторых, у нее ужасный характер. Боюсь, мы поубиваем друг друга ненароком. А еще она близка с Поттерами, что не может не огорчать. И вообще друг мой, странно что ты так часто спрашиваешь о Делакур?
Отшучиваясь и болтая о всякой ерунде, троица посетила аптеку, где Поттер купил недостающие ингредиенты и зашли в магазин одежды, где под суровым взглядом Дафны, парни купили себе несколько новых вещиц. Порою Гринграсс напоминала Поттеру Делакур в своей мании ходить по магазинам. Хотя, может все девчонки такие.
Отведенные три часа прошли и пришла пора возвращаться.
— Остался всего один день. Послезавтра мы увидимся в Хогвартском-экспрессе, — проговорил Драко. — И да здравствует Хогвартс.
Лили с Лизой уже ждали его, держа в руках каждая по два пакета с покупками. Помимо этого, в руках девчонки была клетка с чем-то шевелящимся внутри. Присмотревшись, Гарри увидел белый комочек шерсти.
— Лиза захотела купить себе карликового книззла, — пояснила Лили видя интерес сына.
— Он такой милый, — девчонка с нежностью смотрела на пушистика. Сам же Герой с раздражением качнул головой. Он недолюбливал книззлов в основном из-за того, что весь дом Фигг — соседки Дурслей пропах этими котами-переростками. Те доставляли ему немало хлопот своим ором и засирали всю клумбу тетки Петуньи. И до шести лет, Поттеру приходилось все это убирать собственноручно.

***

Гарри мысленно отсчитывал часы до отбытия Хогвартского-экспреса. В последний вечер в доме Поттеров творился настоящий бедлам. Лиза бегала по всему дому собирая вещи. Вслед за нее металась Лили, пытаясь поддержать дочь. Джеймс со смехом наблюдал за этим.
А затем слизеринцу пришлось целый час выслушивать речь Лизы о выборе волшебной палочки. Та оказалось совершенно обычной с чешуей русалки в сердцевине. А затем разговор перешел на факультеты и выбор Шляпы.
— Я хочу на Гриффиндор, — решительно заявила девчонка. — Там ты училась и папа, — увещала Лиза. — А еще там Рон учится. Интересно, куда Джинни попадет?
— Наверное на Гриффиндор, — проговорил Джеймс пережёвывая бутерброд. — Вся их семья учится веками на этом факультете. У Джинни шестеро братьев, Шляпа которых отправила тоже на красно-золотой факультет.
— А дедушка с бабушкой где учились? — неожиданно спросила Лиза.
— Дедушка, как и все Поттеры на Гриффиндоре, а бабушку Шляпа отправила на Рейвенкло.
— Класс, — взвизгнул Джереми. — Когда я вырасту, то тоже буду там учиться.
— Конечно, солнышко.
Поттеру было приторно от этой идиллии. Он считал свой факультет самым достойным, среди трех других. Хотя можно рассмотреть еще Рейвенкло. Декан там неплохой и гостиная находится в месте потеплее. Все же в подземельях зимой было холодновато. Хаффлпафф и Гриффиндор не варианты.
— Только не на Слизерин, — донесся до парня голос сестры. — Там…
— Гарри учится на этом факультете, поэтому в этом нет ничего плохого, — утешала дочь миссис Поттер. — И мы не станем тобой меньше гордиться, если ты попадешь туда. Все факультеты достойны. И декан там мой хороший друг. Северус Снейп — мастер зельеварения.
— Правда? — в голосе была робость. — Но Рон говорил, что на Слизерине учатся темные маги.
Брюнет ухмыльнулся. Ничего иного, от этого рыжего тупицы он и не ожидал.
— Глупости.
— Правда?
— Конечно, милая, а теперь иди спать. Завтра у тебя трудный день.

***

Лежа на своей кровати, слизеринец задумчивым взглядом рассматривал потолок. Все его мысли витали около Лизы Поттер. Он помнил наставления Салазара, точнее его просьбу насчёт этой девчонки. Основатель был уверен, что попади Лиза на Слизерин, то может стать полезной для их планов. Таким образом можно будет разделить семью Поттеров на две части, сотворить раскол. Перетянуть малявку на свою сторону и использовать как щит против Поттеров и Дамблдора. Возможно это было верным решением, но сам парень не собирался подписываться на подобное. Даже если позабыть о том, что брюнет недолюбливает эту девицу, то не стоит забывать о ее лояльности Поттерам. Перебиваясь рядом с Героем, она станет шпионить за ним и докладывать о каждом шаге. Сделать это будучи на Гриффиндоре станет проблематично, а вот окажись на Слизерине... Нет, Гарри не хотел иметь подле себя шпиона. Шпиона, от которого он не сможет избавиться. Возможно, Салазар делал расчет на то, что брюнет сможет сливать незадачливой шпионке нужную им информацию. Отыгрывать роль, позволяя Лизе рассказать обо всем Дамблдору. Но слизеринец не был готов на такой риск. Он не считал себя отличным актером и опасался допустить ошибку. Поэтому, лучше не подпускать к себе близко девчонку. Единственные кому Гарри мог хоть кое-как доверять, являлся Малфой и, пожалуй, в меньшей мере Гринграсс. Последняя была неплохой собеседницей и полезной.

***

Кричер виновато опустил глаза, слегка пошевеливая своими ушами. Он не смел посмотреть в глаза своей любимой хозяйки, магический портрет которой висел на Гриммо. Домовик не выполнил приказа леди Блэк, за что уже неоднократно прижёг пальцы себе утюгом. И все из-за плохого хозяина.
— Кричер был осторожен, но плохой хозяин смог его увидеть и приказал не покидать дом, — жаловался домовик, покаянным голосом. — Плохой, Кричер. Плохой… Не смог выполнить приказ, бедной госпожи.
Женщина на портрете была зла. Она возлагала такие надежды на домовика, но тот не справился. Сириус помешал Кричеру связаться с Гарри Поттером. Весь план полетел к Мерлину. А какие были планы… Леди уже в мечтах видела, как этот мальчишка возвращает былое величие роду Блэк. Со всех сплетен, что циркулировали вокруг мальчишки Поттера, становилось ясно — тот необычный двенадцатилетний ребенок. Вальбурга лично хотела убедиться в правдивости сплетен. Ей бы лишь раз взглянуть на Гарри Поттера. Одним глазком… Но нет, Сириус помешал. Теперь придется искать новые пути для достижения желаемого. Вальбурга задумалась. И тут ее осенило.
— Конечно же, как я раньше об этом не подумала, — довольно прошептала леди на холсте. — Почему сразу не вспомнила о Финиасе. Он бывший директор Хогвартса и его портрет есть там. Финиас должен был видеть мальчишку Поттеров и сможет мне рассказать нужную информацию.

***

Слизеринец был зол. Из-за Поттеров он едва не опоздал на поезд. Появившись на вокзале «Кингс Кросс» без десяти минут одиннадцать, брюнет сразу же направился к барьеру ведущий на платформу 9¾ игнорируя оклики Джеймса Поттера. И каково же было изумление Героя, когда проход оказался закрытым. В раздражение Поттер направил на колону импульс сырой силы, вымещая всю свою злость. Он отчётливо видел, как по камням прошла серая рябь, а затем раздался едва слышный звук бьющегося стекла. Сжав в руке свою зачарованную сумку с вещами, он предпринял еще одну попытку по переходу и возликовал. Барьер сработал, пропуская второкурсника.
Алый паровоз издал предупреждающий гудок, вынуждая Поттера поторопиться. Он не стал оглядываться назад как положено ребенку и махать на прощание родителям, слезно обещать писать. В этом не было смысла, да и желания. Ноги парня направились к первому попавшемуся вагону и тот ловко взобравшись на ступеньки оказался в тамбуре. Проходя вдоль он приглядывался к окошкам купе, пытаясь высмотреть Малфоя. К счастью Драко обнаружился в следующем вагоне. Блондин внимательно всматривался в окно высматривая кого-то. Не трудно было догадаться, что Малфой пытается найти его. Когда двери купе открылись блондин вздрогнул и оглянулся, а спустя секунду на его лице появилась короткая улыбка.
Сам же Герой прошествовал внутрь и поставил свои вещи на дорожную полку, после чего расстегнул мантию и позволил Кери, которая обвивала его талию скользнуть на диван довольно шипя. И лишь после этого примостился рядом, довольно откидываясь на спинку.
— Я думал, что ты вместе с Поттерами аппарируешь прямо в Хогвартс, — разумно заметил Драко.
— Если бы, — хмыкнул собеседник. — Эти тупицы не могли собрать вчера вещи, а делали это сегодня из-за чего мы чуть не опоздали. А еще барьер оказался закрытым.
— Закрыт? Почему?
— А я откуда знаю, — честно признал Герой. — Может из-за того, что до отправления поезда осталось несколько минут или там что-то сломалось, — если честно Поттера это не сильно волновало. Он смог попасть на платформу, а это главное. Да если бы и не смог, то Джеймс Поттер попросту аппарировал их с сестрой к замку. Не пришлось бы трястись в поезде шесть, а то и больше часов.
Хогвартский-экспресс издал последний гудок и тронулся с места. За окном мелькали лица волшебников и волшебниц, которые махали на прощание своим чадам. Поезд набирал скорость, оставляя провожающих и саму платформу 9¾ позади.
— А где все остальные? — вопросительно приподнятая бровь.
— Я отправил Креба и Гойла поискать тебя по поезду, а Гринграсс с Дэвис отправились к сестре Дафны. Астория в этом году поступает на первый курс, — отрепетировал Малфой. — Они обещали позже заглянуть.
— Ясно, — принял к сведенью Поттер. — Кстати, я так и не понял, как вы оказали с Гринграсс вместе в Косом переулке?
— Моя мать дружит с матерью Дафны, а та не захотела ее отпускать саму и мне пришлось выполнить роль сопровождающего, — гордо вздернул подбородок блондин. — А когда Гринграсс узнала о нашей встрече, то от нее невозможно было отделаться. Она такая упрямая.
Брюнет лишь хмыкнул.
Тут дверь купе открылось и на пороге предстала Пэнси Паркинсон собственной персоной. Завидев Малфоя она расплылась в довольной улыбке, словно ей только что преподнесли любимую шоколадку. Но стоило заметить сидевшего напротив Поттера с его любимицей, как улыбка на лице слизеринки испарилась, а во взгляде появилось недовольство и даже страх.
Драко тоже скривился и попытался отодвинуться подальше.
— Драко, — прозвучал звонкий голос.
Она умостилась возле жениха, вся лучась от удовольствия и вцепилась в того мертвой хваткой.
Поттер хмыкнул скрываясь за книгой. Мысленно он посочувствовал другу. Иметь такую надоедливую невесту, это сущий кошмар. Скрывшись за книгой, брюнет игнорировал болтовню «голубков».
— Ну Драко, почему ты не разговариваешь со мной, — капризный голос.
— Отстань, Пэнси, — огрызнулся блондин. — Видишь у меня голова болит.
— У тебя всегда голова болит, — не унималась девица. — И вообще, ты обещал моей маме, что будешь помогать мне с зельеварением. Ну же, Дракооо…
Поттер мыслимо хмыкнул увидев выражение на лице друга. Казалось, тот сейчас взвоет или огреет Паркинсон чем-то увесистым, чтобы та хоть на несколько часов замолчала. Честно говоря, и у самого Героя, от ее нытья голова начинала побаливать. Он в который раз подивился, разнице между Гринграсс и Паркинсон. Обе наследницы своих родов. Воспитывались в строгости и с соответствием традиций. А в конечном итоге, такой разный результат.
— Пэнси! Я говорил тебе, чтобы ты не коверкала свое имя, — наконец терпение сдало Малфою. Он уже был готов высказать невесте все что думает, но тут дверь открылась во второй раз и в купе зашли Гринграсс с Дэвис.
— Привет, — пропела своим голоском Дафна слегка улыбнувшись Поттеру и без страха уселась рядом, поглаживая по голове Кери, которая чуть ли не мурлыкала от удовольствия. Странно, но любимица позволяла подобные вольности лишь Гринграсс. Того же Малфоя, Кери частенько грозилась укусить, называя кроликом. Дэвис вообще от нее шаталась, впадая в священный ужас. Вот и непонятно с чего змея симпатизирует Дафне, называя аппетитной.
Трейси села около Малфоя, к недовольству Пэнси.
— Привет, — отозвался Герой.
— Твоя змея так выросла за лето, — заметила слизеринка. — И стала еще красивее.
Кери в самом деле подросла весьма заметно. Всему виной обилие магии, которою змея впитывала в себя как губка.
— Правда, Трейси?
— Эээ… да, — промямлила Дэвис, которая не разделяла любовь Дафны к любимице Поттера. — А вы слышали кто будет в этом году новым учителем Защиты от темных сил? — сменила она быстро тему.
— Локхарт, — пришел ответ от Малфоя.
— Правда? — с недоверием спросила Паркинсон. — Он такой красивый. А его улыбка, — мечтательный взгляд. — И он тоже блондин, как и ты Драко.
Малфой лишь скривился.
— Я читала его книги. Он такой храбрый, — поддержала Дэвис.
— Трейси, неужели ты повелась на красивую обертку?! — удивилась Дафна.
— Эээ…
— Он же тщеславный павлин. И еще неизвестно, совершал ли Локхарт все те подвиги, что описаны в его книгах.
— Конечно, совершал, — кинулась на защиту своего кумира Пэнси. — Он настоящий герой.
— Павлин, а не герой, — парировала Гринграсс.
Спор набирал обороты. Воздух звенел от напряжения и казалось еще минута и произойдет взрыв. Именно в этот момент в купе заглянула продавщица сладостей.
— Ребята, вы хотите купить что-то? — спросила добродушно пожилая ведьма.

***

Поттер с компанией покинули поезд одними из первых. Они не хотели толпиться в переполненном тамбуре. До Хогвартса второкурсникам следовало добираться на каретах, запряжённых странными крылатыми лошадьми. Гарри с интересом рассматривал магических животных, которые в свою очередь не сводили с него внимательного взгляда. От них исходил какой-то странный шлейф магии и чувствовалось что-то родное. Слизеринец был удивлен подобным ощущениям. От рассматривания этих животных его отвлек оклик Малфоя.
— Гарри, что ты там застрял, — прокричал Драко, который давно вместе с остальными забрался в карету и ждали только его.
Поттер взобрался внутрь и сел возле друга.
— Драко, а что это за крылатые лошади везущие кареты? — спросил брюнет.
— Какие лошади? — не понял блондин.
— Это фестралы, — неожиданно проговорила Дафна, слышавшая их разговор. — Их могут видеть лишь те, кто видел смерть, — голос стал еще тише.
— И ты их видишь?
— Да, — подтвердила девушка.
Дальше развивать эту тему Поттер не стал, видя, как всем, а в особенности Дафне стало некомфортно. Он решил позже расспросить ее о странных лошадях, привлекших его внимание.

***

В зал огромной толпой начали вваливаться студенты ― первыми, как обычно, пытались протиснуться гриффиндорцы, за ними двинулись представители Пуффендуя и Когтеврана, а завершали процессию слизеринцы. В массе школьников Поттер с лёгкостью смог отыскать мохнатую голову Грейнджер и рыжую шевелюру Рональда Уизли.
Заняв привычное место за столом факультета, Поттер ответил на приветственные кивки некоторых слизеринцев. Рядом сел Драко, а с другой стороны Дафна. Напротив, умостился Нотт, который без умолку рассказывал о близнецах Уизли.
— Представляете, два этих рыжих идиота собрались притащить в Хогвартс паука гигантских размеров! Я сам видел этого мутанта.
― Да не такой уж он был большой, ― хмыкнул Забини. ― И, вообще, кажется, он не ядовитый.
― Посмотрим, что ты скажешь, когда они натравят эту зверюгу на тебя, ― парировал Нотт. ― Я вот считаю, что об этом нужно сообщить декану, пусть разберётся. Прикольно будет, если грифы в первый же день потеряют баллы и получат отработку.
— Умная мысль, Тео, — поддержал идею Малфой.
За разговором Поттер и не заметил, как в зал, под предводительством МакГонагалл вошла шеренга первокурсников. Внимание сразу же привлекла его сестра, стоявшая рядом с Джинни Уизли. Обе выглядели испуганными.
За разглядываниями Гарри не увидел, как МакГонагалл разместила около преподавательского стола табурет, на котором лежал головной убор Годрика. После привычной песни-приветствия началось само распределение.
Заместительница директора развернула свиток и начала по алфавиту зачитывать имена первокурсников, которые, испуганно озираясь по сторонам, подходили к табурету и надевали на голову Шляпу, после чего та выносила свой вердикт.
— Гринграсс, Астория, — назвала МакГонагалл очередную фамилию.
Поттер с интересом посмотрел на сестру Дафны. Та хоть и была похожа на сестру, но и в то же время разительно отличалась. Волосы ее были темнее на несколько тонов и глаза не синие, а серо-зеленые.
— Слизерин! — вынесла свой вердикт Шляпа.
Стол под зелено-серебряными знаменами зааплодировал, приветствуя первую слизеринку.
Распределение продолжилось.
— Поттер, Лиза! — услышал Гарри имя своей сестры.
Девчонка нервно оглянулась по сторонам и увидев добродушную улыбку МакГонагалл, сделала несколько шагов к табурету, но из-за страха запуталась в собственной мантии и чуть не упала. В толпе первокурсников, как и других учеников послышались смешки. Слизеринцы не смеялись, а лишь косо поглядывали на самого Героя.
— Как думаешь куда она попадет? — прозвучал рядом голос Драко.
— Мне все равно. Но надеюсь на Хаффлпафф, а не на Гриффиндор. Так для нее будет лучше.
— Гриффиндор! — прозвучал усиленный магией голос Шляпы.
— Глупая, — тихо отозвался Гарри, видя, как его сестра довольно улыбаясь направилась к столу факультете, который ей громко рукоплескал.
― Джинни Уизли, ― зачитала очередную фамилию МакГонагалл. Девочка, нервно поправив мантию, направилась к табуретке, где на её голову была надета шляпа.
— Гриффиндор!
В очередной раз стол львов взорвался аплодисментами.
― Колин Криви, ― зачитала Минерва очередную фамилию. К табурету двинулся мальчик с колдокамерой, и после нескольких секунд тишины, шляпа вынесла свой вердикт:
― Гриффиндор!
И вот с уст заместительницы директора зазвучала очередная фамилия.
― Александра Реддл, ― с заминкой зачитала МакГонагалл.
Кинув взгляд на преподавательский стол, Гарри увидел, как глаза Дамблдора за стёклами очков подозрительно блеснули. А их декан Северус Снейп, подался вперед впиваясь своими черными глазами в первокурсницу. Все это ни могло не заинтересовать Поттера.
«Кто же эта девчонка?» — сам у себя спрашивал слизеринец, рассматривая миловидное лицо девчонки. Та была темноволосой и с пронзительными синими глазами. При одном взгляде на эту девчонку, он чувствовал словно внутри разливается странное тепло. Также было, когда Поттер смотрел на фестралов. Это удивило Героя, если не больше.
— Слизерин! — после минутной заминки воскликнула Шляпа.
Александра села около остальных первокурсников.
Поттер наконец-то оторвал от нее взгляд и вновь посмотрел на учительский стол. Дамблдор выглядел каким-то расстроенным, а Снейп злым. И тут взгляд изумрудных глаз остановился на Гилдерое Локхарте. Тщеславном павлине, который сейчас демонстрировал всем свою голливудскую улыбку. Слизеринец предвкушающее улыбнулся. Месть его будет триумфальной.
Распределение окончилось и Дамблдор поднялся со своего трона. Сверкнул своими глазами за стеклами очков, старик провозгласил свою речь и провозгласил начало пира.

***

Время приближалось к полночи, когда Гарри вместе с остальными слизеринцами шагнул в общую гостиную. Там он попал под цепкий взгляд темных глаз Основателя. Тот словно пытался заглянуть ему в саму душу. И уличив момент, когда их никто не слышал, тихо прошептал на змеином:
— Завтра, я тебя жду в нашем месте, юный ученик.

Глава 7


Когда Гарри вышел из душа, Драко уже лежал в своей кровати, переодетый в пижаму, и, подпирая рукой голову, внимательно наблюдал за его возней.
— А если бы твоя сестра попала на Слизерин, — неожиданно проговорил Малфой. — Чтобы ты делал бы?
Вопрос был неожиданным, особенно из уст Драко. А главное, Гарри не знал на него ответа. А и в самом деле, что он тогда стал делать? Игнорировал сестру и ее жалкие попытки пообщаться, как это было в доме Поттеров? Или сделал шаг навстречу, окунаясь в бездну? Ответа не было. Была лишь стойкая уверенность, что какой бы выбор Гарри не сделал, то тот оказался ошибочным.
Драко терпеливо ждал ответа, наблюдая за метаниями друга. За прошедший год, Малфой смог неплохо узнать своего соседа по комнате и научиться хоть немного заглядывать под его ледяную маску. И сейчас Драко видел, как взволнован друг, хоть и пытается казаться безразличным.
— Этого бы не произошло, — резкий ответ.
— А вдруг, — не отставал блондин.
— Давай без «вдруг». Ей самое место в Гриффиндоре. Вместе с крикливыми и чванливыми тупицами, — заявил Герой.
— Почему тогда, ты хотел видеть ее вместе с барсуками?
— Полагал, что у нее хватит мозгов сделать правильный выбор, — Поттер тоже забрался в свою кровать. — Но как вижу, она такая же глупая, как и родители.
Несколько минут царила тишина.
— Другие слизеринцы не будет трогать ее, — наконец проговорил блондин, — даже несмотря на то, что она учится на Гриффиндоре. Она твоя сестра, а тебя многие уважают, а другие побаиваются и не станут устраивать открытые конфликты.
Поттер лишь кивнул, про себя ухмыляясь. Порой, от славы Мальчика-Который-Выжил была польза. Слизеринцы опасались его, даже старшекурсники. Попросту не зная, чего ожидать от победителя Темного лорда. Пока смельчаков оспорить его авторитет не нашлось, но, как Гарри предполагал, со временем таковые появятся, и он будет готов. Касаемо Лизы, Гарри ничего пока не решил. Посчитав, разумным пустить все на самотёк. Время расставит все по своим местам.
— Если ты сам, конечно, не хочешь натравить на нее слизеринцев, — тем временем продолжал Малфой, осторожно наблюдая за реакцией друга.
— Нет, — слишком поспешно заявил Герой.
— Ясно.

***

Спустившись к завтраку, Поттер получил от старосты свое расписание. Заглянув в листок, парень лишь хмыкнул. Первый урок у слизеринцев стоял в паре с гриффиндорцами, что не было поводом для удивления. Все расписания составляла МакГонагалл, как полагается заместителю директора, поэтому ничего странного в том, что она пыталась примирить два враждующих факультета, не было. Вот только выходило у нее все с точностью до наоборот.
Краем глаза Поттер заметил, как в зал зашла Реддл и села возле остальных первокурсников. Вела она себя сдержанно, и осторожно присматривалась к товарищам по факультету, а те к ней.
— Ты знаешь ее? — тихо спросил Поттер у Малфоя, указывая на Александру.
— Нет, — такой же тихий ответ. — Я не знаю ни одного чистокровного рода с такой фамилией, но и на грязнокровку она не похожа, — поделился своими выводами Драко.
— Не похожа, — согласился Гарри.
— А еще у нее необычный акцент, хоть и едва заметный. Думаю, она живет в другой стране. Франция или Болгария, — сделал выводы Драко. — Нужно будет написать отцу и спросить о роде Реддлов. Может, он что-то слышал.
— Было бы неплохо, — согласился брюнет, приступая к своему завтраку.
— Как спалось, мальчики? — прозвучал веселый голос Дафны, которая заняла место напротив Поттера. Рядом села Дэвис, сонным взглядом смотрящая в свою тарелку с овсянкой.
— Плохо, — откликнулся хмуро Драко.
— О конечно, здесь ведь не хоромы Малфой-мэнора, — не смогла удержаться от насмешки слизеринки. Дня не проходило без пикировок этих двоих. Второкурсники, как и остальные слизеринцы уже привыкли к такой манере общения и лишь посмеивались.
На первый урок, каковым в расписание стояла трансфигурация, второкурсники Слизерина отправились дружной компанией с Поттером и Малфоем во главе. Заняв свое место за одной из последних парт, парни начали дожидаться МакГонагалл, попутно наблюдая за возней гриффиндорцев. Те о чем-то оживленно спорили, поглядывая на сидевшую в стороне Гермиону Грейнджер. Тут прозвенел колокол, и в кабинет вошла заместительница директора. Окинув суровым взглядом притихших ребят, она начала свою лекцию. Темой урока стал рассказ о заклинании, способном превратить живое существо в неживое. МакГонагалл продемонстрировала все наглядно, превратив восседавшего на ее столе ворона в сияющий кубок. По залу пронеслись восторженные вздохи учеников. Дальше была долгая и нудная лекция, а затем ученикам было велено отрабатывать движения палочкой. На следующем уроке будет практика, и каждый должен взять с собой животное.
Гарри рассмеялся про себя, представляя реакцию гриффов, если он принесет Кери. Те начнут орать и разбегутся кто куда от ужаса. Это будет забавно, про себя отметил Герой. Правда, он не рассчитывал, что МакГонагалл разделит его веселье.
Урок подходил к концу, когда Минерва попросила его задержаться. Дождавшись, пока все выйдут в коридор, а за последним зевакой закроется дверь, женщина передала ему сложенный пополам пергамент и огорошила новостью — директор хочет поговорить с ним сегодня после ужина. На листке был написан пароль.
Поттеру ничего не оставалось кроме того, как кивнуть. Он ожидал этого момента, но не надеялся, что все произойдет так стремительно. Был сделан расчет на то, что Гарри сможет переговорить с Салазаром, а уже потом настанет черед Дамблдора. Увы, его надежды не оправдались.
Оказавшись в коридоре, Поттер подошел к ожидающему его Малфою.
— Скажешь Снейпу, что я плохо себя чувствую и отправился в Больничное крыло, — скомандовал брюнет.
Малфой нахмурился.
— Что-то произошло?
— Нет, — четкий ответ.
— Но…
— Просто сделай так, как я сказал, — разозлился парень. Настроение стремительно приближалась к отметке «ужасное».
— Хорошо, — кивнул блондин.
Поттер развернулся и направился в сторону подземелий. Ноги сами принесли его к портрету Основателя, охраняющего вход в гостиную. Кресло пустовало, свидетельствуя об отсутствие самого мужчины. Оглядевшись по сторонам и убедившись, что поблизости никого нет, Гарри провел пальцами по раме, посылая короткий импульс силы. Этому его научил Салазар. По портрету прошлась рябь. Слизеринец стал ждать, мысленно отсчитывая секунды. Прошло не менее двух минут, когда Салазар Слизерин появился на своем холсте. Заняв излюбленное кресло, маг внимательно посмотрел на своего юного ученика.
— Я принес важные новости, — заявил ученик. — Которые не терпят отлагательств.
Основатель одарил его внимательным взглядом темных глаз, словно просканировав. Поттер поёжился под этим пронзительным взглядом, чувствуя себя неуютно.
— Тогда жду тебя в Тайной комнате. Там мы сможем поговорить без лишних ушей, — скомандовал мужчина на холсте.
— Я не могу уйти сейчас. Снейп, тот еще гад, — недовольная гримаса. — Ему может взбрести в голову проверить мое самочувствие, — и на самом деле, Гарри не лукавил. Их декан был мерзким типом, который почему-то ненавидел самого Поттера и всяческими путями пытался притеснить. Правда, и сам Гарри не испытывал к нему теплых чувств. А еще Снейп был всецело предан директору и мог тому доложить о действиях Героя. С ним нужно держать ухо в остро.
— Хорошо, — кивнул благосклонно Основатель, — я слушаю.
— Дамблдор, хочет меня видеть сегодня после ужина, — без предисловий начал второкурсник.
— Это ожидаемо, — хмыкнул мужчина. — Старик далеко не глуп и прекрасно понимает, что промедление может слишком дорого стоить.
Гарри это тоже понимал. Как и понимал то, что Дамблдор жаждет использовать Мальчика-Который-Выжил в своих играх. И мнение, как и желание самого парня, совершенно не учитывалось.
— И что я должен ему сказать?
— Пусть все идет по нашему плану. Мы не можем допустить, чтобы Дамблдор стал твоим наставником и получил возможность решать судьбу. Он - умелый манипулятор и, оплетя тебя паутиной лжи, заставит играть в его игры. Ты станешь не более чем марионеткой, лишенной каких-то прав и желаний. Нам это не нужно. Но и отвергнув «заботу» Дамблдора, ты настроишь его против себя. Он начнет следить за каждым твоим шагом. Игра в оба конца…
Изумрудные глаза пылали в темноте коридора, показывая всю ярость, которую сейчас испытывал Поттер. Он понимал, что на данный момент его положение слишком шаткое. Со всех сторон подпирают враги, жаждущие наложить на него свои лапища.
— И?
— Играй роль трудного подростка. Покажи насколько ты нестабилен в эмоциональном плане. Непременно упомяни родителей и продемонстрируй свою к ним обиду. И не забудь тонко намекнуть, что именно из-за директора ты не смог провести зимние и летние каникулы вместе с друзьями. Играй на обиде. Покажи свое не смирение. И будет вообще прелестно, если ты магией разрушишь что-то в кабинете Дамблдора.
Поттер был вынужден согласиться с этим предложением. Других идей у него не было все равно.
— Дамблдор начнет тебя уговаривать. Давить на жалость и увещевать о всеобщем благе. Если повезет, он начнет учить тебя просто так, не настаивая о наставничестве до поры, до времени.
Поттер в очередной раз кивнул.
— В Хогвартсе нет преподавателей, к которым ты мог бы обратиться за помощью, попросить взять в личные ученики. Возможно Флитвик. Но этот гоблин вызывает у меня сомнения. На первый взгляд маленький профессор не предан Дамблдору фанатично, но в то же время и не пытается возражать. Он занял выжидающую позицию, — короткая пауза. — Тебе главное продержаться до следующего года. Скоро в стенах Хогвартса появится тот, кто будет верен мне.
Гарри заинтересовался. Он удивленно смотрел на портрет Основателя, ожидая пояснений, но тот не спешил откровенничать.
— И кто это? — не выдержал Герой. — И почему только в следующем году?
— Скажем так — я не сидел летом сложа руки, — ухмыльнулся Основатель. — Насчет того, почему в следующем году, а не сейчас — Дамблдора не так просто перехитрить. Нужно действовать осторожно, одна ошибка повлечет за собой крах всего плана. Имя называть я не буду, — опередил вопрос ученика Салазар. — Но если все пойдет так как я запланировал, то на зимних каникулах вы встретитесь.
Гарри был недоволен, но настаивать не стал. Если Основатель не хотел чего-то говорить, то хоть пытай его, хоть нет, ничего не узнаешь. Значит, остаётся ждать.
— И не забудь о нашей встрече вечером. Я хочу тебя познакомить кое с кем.
Послышались чьи-то шаги и негромкие голоса. Поттер кивнул мужчине на портрете и поспешил скрыться в гостиной, подальше от любопытных глаз.
Стоило парню это сделать как портрет отъехал в сторону впуская внутрь Снейпа, а позади него маячил Малфой. Увидев брюнета темные глаза декана прищурились.
— Поттер, как вы себя чувствуете? — в голосе мага не было и намека на заботу, а лишь холодный интерес. — Мистер Малфой, говорит у вас разболелась голова, — взгляд декана был прикован к шраму в виде молнии.
— Я ночью плохо спал, — соврал Герой.
— В самом деле, — подозрительность. — Идите в Больничное крыло, — скомандовал зельевар, голосом, не терпящим возражений.
Сам же слизеринец ожидал упреков и обвинений в том, что он таким образом хочет прогулять уроки.
«С чего это Снейпу заботиться обо мне? Неужели и здесь приложил руку Дамблдор? Вдруг старик заставил зельевара нянчиться со мной? Или здесь причина в чем-то ином? С чего этому сальноволосому типу так настойчиво отправлять меня к Помфри… Неужели, хочет опоить какими-то зельями», — последний вывод казался парню логичным. Старик еще и не на такое способен ради своего блага. Кулаки сжались с силой. Злость кипела внутри.
— Со мной все нормально.
— В самом деле, — насмешка. — Идите в Больничное крыло.
— Нет! — с вызовом в голосе проговорил ученик.
Черные глаза прищурились, а губы искривились в презрительной ухмылке.
— Поттер, не ведите себя как ребенок.
— А вы не указывайте мне, — Гарри тоже начал терять терпение. Он знал отчетливо, что ни при каких условиях не должен попасть в лапы мадам Помфри. Об этом ему нашептывал внутренний голос. Прошлое пребывание в Больничном крыле, слишком дорого обошлось парню. Одному Мерлину известно, что с подачки Дамблдора с его бессознательным телом творила колдоведьма. Не зря ведь герой провалялся без сознания три дня, хоть должен был не больше пары часов. А вдруг Дамблдор копался в его голове? Эта мысль ужаснула слизеринца. Он вспомнил слова Дафны о Легилименции. Старик был могущественным волшебником, и вполне вероятно владел этим искусством. Внутри все похолодело от перспективы того, что Дамблдор мог увидеть в его голове. Но тут же парень отогнал эти мысли. Если бы директор узнал его тайны, то давно припёр героя к стенке, еще по окончанию прошлого года. Этого не произошло, а значит была надежда, что старик перебывает в неведенье.
— Поттер, — темная фигура нависла над второкурсником, — я ваш учитель и вы обязаны меня слушаться.
Слизеринец даже не дрогнул. Изумрудные глаза, в которых появился рубиновый блеск смотрели с ненавистью. Всем своим естеством, парень желал причинить Снейпу мучительную боль.
Изумрудные с карими, практически черными встретились в своеобразном поединке. Никто не спешил прекращать этот бой, признавая поражение.
Северус навис над наглым второкурсником, очень жалея о том, что не может схватить того за шею и придушить паршивца. Когда Драко сказал мужчине о том, что Поттер не придет на урок из-за головной боли, зельевар разволновался. Он помнил слова Лили и ее мольбы. Велев ученикам начать готовить зелье — рецепт данный на доске, сам помчался на поиски злополучного слизеринца. Тот обнаружился в гостиной. Северус с силой сжал кулаки, чтобы не схватить Поттера и самолично не поволочь в Больничное крыло. Паршивец посмел ему возразить. Губы кривятся в презрительной ухмылке, а рука сама тянется к волшебной палочке. И тут произошло то, чего декан Слизерина никогда не ожидал — изумрудная глубь, уступила место рубиновой бездне. С бледного лица на Северуса смотрели глаза Темного лорда. Мужчина помимо воли сглотнул, делая шаг назад. Метку на руке обожгло огнем, и декан неосознанно хватается за нее, прерывая зрительный контакт. И когда он вновь смотрит на мальчишку, то видит перед собой привычные изумрудные омуты. Глаза Лили Эванс.
«Нет, мне не могло показаться, — убеждает себя Северус. — Я должен сообщить об этом Альбусу».
— Идите на урок, Поттер, — голос звучит ровно. — Вы тоже Малфой, — мужчина дожидается пока за учениками закроется проход, и лишь после этого позволяет маске на лице дрогнуть, открывая настоящие чувства.
— Во что же ты меня втянула, Лили? — сам у себя спрашивает маг.

***

Гарри не разбирая дорогу, шел по подземельям. Внутри у него по-прежнему колотилась ненависть. Позади слышались торопливые шаги Драко и его тяжелое дыхание.
— Гарри, — звучит взволнованный голос.
Поттер замирает на месте, но не делает попытки обернуться. Его глаза по-прежнему закрыты.
Шаги становятся все громче. Слышен шорох мантии и спустя несколько секунд, брюнет чувствует касание к своему плечу. Вздрагивая, слизеринец открывает глаза. Первое что он видит этот взволнованное лицо друга, в нескольких сантиметров от его собственного.
— Как ты? — голос хриплый, а взгляд серых глаз заволакивает своей глубиной.
— Нормально, — привычно врет Герой.
— О да, я вижу, как нормально, — следует ответ. — Ты весь дрожишь.
Но Поттер лишь качает головой, уходя от очередного прикосновения. Малфой хотел потрогать его за лоб, убеждаясь, что у друга нет температуры.
— Может… может тебе в самом деле сходить в Больничное крыло? — неуверенно предлагает блондин.
— Нет, — звучит голос с нотками стали в нем.
— Ладно… Но ты правда выглядишь болезненно.
— Со мной все нормально. Что у нас сейчас за урок?
— Эээ… — Малфой не ожидал такой быстрой перемены в теме. — Зельеваренье. Но до звонка осталось десять минут. Затем обед.
— Идем в Большой зал, — скомандовал Герой и не дожидаясь согласия, двинулся вперед.

***

Северус едва дождался окончания урока. Он был взволнован и зол. Свое недовольство мужчина срывал на учениках. В основном доставалось гриффиндорцам, но под горячую руку попали и двое слизеринцев: Паркинсон с Булстроуд. Две эти недо-слизеринки вконец обнаглели — они листали журналы на его уроках, вместо того чтобы хоть чему-то учиться. Дурехи в голове у которых лишь кривляния. Глядишь, отработка с Филчем пойдет им на пользу. Факультет Минервы лишился сотни баллов, а сами гриффиндорцы со скоростью пушечного выстрела повылетали с класса, испуганно поглядывая на самого Северуса. Лонгботтон и вовсе споткнулся и упал, начиная икать.
Северус стоял перед горгульей, охранявшей вход в кабинет директора. Услышав пароль каменная стражница отступила, а сам мужчина ступил на лестницу, ступенька за ступенькой поднимаясь к вершине. Дамблдор обнаружился в своем кабинете с работой над какими-то документами. Увидев зельевара, он добродушно улыбнулся и привычно предложил чай с лимонными дольками. Декан проигнорировал предложение и впился в своего начальника тяжелым взглядом.
— Альбус, вы знаете что происходит с Поттером, — это не было вопросом.
Все добродушие и заботливая улыбка исчезли с лица старого волшебника, а сам он подобрался. Синие глаза замерцали за стеклами очков.
— Северус, ты должен понять, что Гарри необычный мальчик.
Зельевар лишь фыркнул, отмахиваясь. Он и так знал, что сынок Джеймса Поттера не был обычным мальчишкой. А как иначе… Герой Пророчества. Мальчик-Который-Выжил и Избранный.
— Директор, я хочу знать правду. И не нужно мне рассказывать красивые сказки.
— Северус…
— Нет уж, я не уйду пока не услышу чего-то вразумительного. И для начала поясните мне, как так вышло, что Темный лорд смог завладеть телом мальчишки?
— Это не так, — возразил Альбус. — Все не так.
— Я собственными глазами видел, как с бледного лица Поттера на меня смотрят рубиновые глаза Темного лорда. А затем Метку обожгло огнем. И не мне вам говорить, что это означает.
Директор понуро опустил голову.
— Это печально… Я ожидал, что у нас есть больше времени. Это моя ошибка.
Снейп скривился.
— Поттер неконтролируем. Его нужно изолировать, — заявил зельевар. — Закрыть в каком-то защищенном месте и приставить надзор.
Старик осуждающе покачал головой.
— Гарри всего лишь ребенок, — решительный голос. — Я не позволю сделать с ним нечто подобное, — и едва слышно добавил, — по крайне мере сейчас. Пока есть шанс, спасти мальчика.
— Мальчишка опасен! Он способен убить человека, даже не дрогнув!
— Это так, — признал Дамблдор.
— Тогда зачем держать его в Хогвартсе? Подвергать соблазнам? И не говорите мне о втором шансе, который заслуживает каждый.
— Это единственный шанс спасти его, — уверенный голос.
— Спасти? А вы уверены, что Поттер хочет, чтобы вы его спасали?
— Он запутался, — заявил старик. — Наша обязанность как взрослых, помочь ему.
Снейп отмахнулся, одарив директора презрительной улыбкой.
— Темный лорд не отдает то, что считает своим. Никогда. Поттер принадлежит ему.
— Это так, — уставший голос.
— И? Что нам делать?
— Бороться.
— Бороться? А если Темный лорд захочет руками Поттера убить вас? Вы опустите палочку и позволите ему это сделать?
— Если так будет нужно, то да, — решительный взгляд. — Если пойму, что это поможет спасти Гарри, то так тому и быть.
Снейп потрясенно смотрел на своего начальника, не веря услышанному.
— Я больше всех виноват перед Гарри. Из-за меня, мальчик рос до одиннадцати лет без родителей. Моя вина, что он вырос озлобленным волчонком. Этот груз лежит на моих плечах, — пауза. — И если кто-то посмеет поднять против него палочку, то я встану перед ней и приму удар на себя.
— Что? Альбус, это безумство… Вы… вы не понимаете, что говорите.
— Понимаю, — взгляд синих глаз потяжелел. — И ты сделаешь то же, если придется.
Ноздри раздулись и зельевар был готов ринуться в бой. Он жаждал высказать Альбусу все то, что он думает о его затее. В голове пронеслись слова Люциуса о том, что Дамблдор сбрендил на старости лет. Тогда Северус лишь отмахнулся, заверяя друга в том, что старик, поумнее и дальновиднее многих будет. Сейчас же, маг начинал сомневаться в своих выводах. Вдруг Люциус был не так уж и не прав.
— Сделаешь, — припечатал Дамблдор. — И не из-за своей любви к Лили, а из-за того, что именно твои слова повлекли то, что Волан-де-морт оказался на пороге дома Поттеров.
Северус сглотнул. Слова директора, больно резанули по нему, словно раскаленный нож, вскрывая присохшие раны.
— Я…
— Не нужно, Северус. Я знаю, что ты сделал это не специально, но произошло то, что произошло. Мы оба в ответе за случившееся. Я лишь говорю тебе, чтобы ты не забывал о своей человечности. Злость еще никого не довела до хорошего. Ведь именно тогда злость ослепила пеленой твои глаза.

***

— Шоколадный щербет, — назвал пароль темноволосый парень.
Каменная статуя зашевелилась, отодвигаясь в сторону и открывая проход. Юноша бросил хмурый взгляд на каменную лестницу, ведущую вверх и сделал первый шаг.
Взгляд изумрудных глаз прошелся по кабинету директора школы. Взгляд скользнул по Дамблдору, сидевшему в своем кресле и добродушно ему улыбающемуся, а затем перемещаясь на второго мага, сидевшему в кресле, напротив. Лицо мужчины показалось ему знакомым, словно слизеринец его уже где-то видел. В памяти начали вспыхивать образы.
Николас Фламель.

Глава 9


Погрузившись в школьную рутину: уроки, домашние задания и посиделки вечером в гостиной у горящего камина, Поттер даже не успел оглянуться, как настала суббота. Если быть откровенным, брюнету было очень интересно узнать о задумке Флитвика. Ведь маленький профессор так и не объяснил, для чего приказал прийти в выходной, а спросить как-то слизеринец не додумался, о чем очень жалел. Вот и приходилось мучиться от любопытства, теряясь в догадках. У Салазара тоже не было мыслей на этот счет. Хотя и агрессии Основатель не выказывал. Пожалуй, Флитвик был одним из немногих, кого Слизерин считал хоть как-то «пригодным» для преподавания в Хогвартсе. На фоне своих коллег, тот был вообще эталоном учителя. Не оставлял в беде своих воронов и хоть чему-то нормальному учил на своих уроках. А не только заставлял писать нудные эссе на пару футов, от которых мало толку, лишь рука начинает болеть. В том, что программа обучения урезана, нет вины Флитвика, а дело рук Дамблдора и Министерства. Маленький профессор и так старался давать больше практики, частенько закрывая глаза на то, что можно и что нет. За это его и уважали ученики в отличии от той же МакГонагалл. Последнюю Слизерин люто ненавидел. Плюясь от яда и негодования, при одно упоминание декана Гриффиндора. Да и к декану собственного факультета Основатель не испытывал теплых чувств, считая бездарем и тупицей. А узнав о том, что Снейп является мастером зельеварения, только покачал сокрушающие головой, шепча о том, что никакой тот не мастер, а шарлатан и те, кто дали ему такое звание, накануне хорошенько перебрали огневиски, притом некачественного. И вообще, Салазар такому индивидууму даже не доверил бы роль завхоза в своей школе. Лучшая участь, это какая-то захудалая забегаловка в Ночном переулке, где Снейп будет варить свою бурду для всяких отбросов. Поттер на это лишь посмеивался, потихоньку подливая масла в огонь. Слизарин в злости был страшен. И душу тепло грело, что после того, как Основатель избавится от Дамблдора с МакГонагалл, наступит очередь Снейпа. Тот со скоростью молнии вылетит из Хогвартса, вслед за своим покровителем. Но это будет потом, сейчас нужно подумать о грядущих проблемах, а их хватало. В последнее время, Дамблдор затаился. Он не проявлял интереса к Гарри, призывая того к ответу на свое «щедрое» предложение. Словно чувствовал, что Поттер ответит отказом. А может и правда чувствовал, у старика чутье, как у собаки на колбасу. Слизеринец рассмеялся на такие мысли. Сравнение так сравнение. Своими тревогами брюнет и поделился с портретом.
— Я тебе уже говорил неоднократно, что Дамблдор не такой простак, каковым хочет на первый взгляд казаться. Он умен и несомненно хитер, а еще прекрасный актер. С его талантом, в театре нужно работать, — скривился Основатель. — Но ничего, не долго ему осталось радоваться. И на него найдётся управа. Сперва нужно убрать его пешек.
— Пешек?
— МакГонагалл и Снейпа.
— А Поттеры? Они во всем поддерживают Дамблдора, — нахмурился слизеринец. Он-то рассчитывал, что Салазар поможет ему избавиться от надоедливой опеки родителей, притом, чем раньше, тем лучше. Но последние слова мужчины, неприятно удивили парня, заставляя до боли сжать кулаки.
Слизерин про себя ухмыльнулся. Он читал своего юного ученика словно открытую книгу, зная о всех его потайных желаниях и стремлениях. И сейчас не составило труда увидеть, что скрывается за маской безразличия — юный Поттер расстроен. Впрочем, чего ещё ожидать от ребенка. Каким бы Гарри не был талантливым и одарен магически, он оставаться двенадцатилетним ребенком. И обязанность Салазара научить его, раз уж взял себе в ученики. Подготовить к жизни вне стен этого замка. Что ж, впереди шесть лет. На таких мыслях, мужчина предвкушающее сверкнул глазами и ухмыльнулся. Он сможет огранить этот алмаз, заставив сверкать его разными оттенками при свете свечей и манить к себе жадные взгляды.
Поттер вздрогнул. Ему не понравилась ухмылка на лице Наставника. Обычно такая появлялась, когда Слизерин чего-то задумывал. И как всегда все это выходило Гарри боком. В прошлый такой инцидент, слизеринец едва унес ноги. Салазар не щадя гонял подопечного, попутно увещая о его безграмотности и гриффиндорском героизме, которое именовалось глупостью.
— Мне это известно, — хмыкнул мужчина на холсте. — Но пока, — Основатель особо выделил последнее слово, — твоих родителей невыгодно трогать. Они еще не отыграли свою роль.
— И в чем эта роль заключается?
— Родителей Героя.
— Родители, ну-ну, — в голосе слышался яд, — лицемеры и глупцы. Они заслуживают лишь смерти.
— Это так. Но ты ведь не хочешь, чтобы твоим опекуном стал Дамблдор?
— Почему Дамблдор? — удивился Герой. — Есть Блэк. Он мой крестный и друг семьи. И если быть честным, он мне кажется повменяемее Поттеров. Притом, я слышал, как он высказывал свое недовольство Джеймсу — это обнадеживает.
— Нет, старик не упустит из своих рук такой трофей. Звание опекуна Избранного открывает кучу дверей перед ним, а тебя лишает последнего шанса на свободу.
— И ему это позволят?
— А кто запретит? — хмыкнул Основатель. — Поэтому, в наших интересах, чтобы твои родители оставались живы как можно дольше. А вот когда мы избавимся от Дамблдора — с шумом вышвырнем из Хогвартса, окончательно испортив образ «доброго дедушки», тогда нужда в Поттерах отпадет. Тогда ты сможешь осуществить желаемую месть.
Гарри повеселел. Все его опасения были напрасны. И тут же вновь нахмурился.
— Но как от них избавиться?
— В магическом мире бывает всякое, — задумчиво изрек Основатель. — Скажем несчастный случай. На твоих родителей могут напасть оборотни, обозлившись за то, что Джеймс Поттер когда-то убил их сородича. Или какие-то ворюги решат поживиться.
— Оборотни? — глаза слизеринеца зажглись жаждой. — А как мы их найдем?
— Ооо… — мечтательный взгляд был отыгран идеально, — я уже нашел этих шавок. Здешние оборотни мало чем напоминают былых, тех, что жили в мое время, но для грязной работы сгодятся. А уж уговорить их не составит особого труда. Их вожак настоящий дикарь, которому лишь нужно слегка послабить ошейник.
— И где они?
— Недалеко. Мой слуга навел с ними контакты и передал мое пожелание. Так что скоро всех ждет один сюрприз, — губы украсила кровожадная улыбка. — Но об этом потом, сейчас тебя ждет Флитвик. Будь начеку. Он хоть и не предан фанатично Дамблдору, но тоже может сболтнуть лишнего.
Поттер слегка расстроился, что Основатель не посветил его в свои планы. Ему было неприятно недоверие мужчины, но поделать пока с этим ничего не выходило. Гарри сам был таким и ему трудно перед кем-то раскрывать душу. Остаётся ждать. Когда придет время, Салазар все расскажет.
— Ах да, ты прочел книгу, что удалось добыть у Малфоя? — нарушил затянувшуюся тишину маг.
— Да, — серьезно кивнул парень.
— Очень хорошо, — одобрил Основатель. — Умение защищать свой разум от проникновения извне, будет очень кстати для тебя. Окклюменнция позволит тебе скрыть настоящие эмоции за лживой маской. Да так, что никто не сможет распознать. И убережет твою память от посягательств одного наглого старикашки. Да и Легилеменция не будет лишней. Всегда нужно знать, что о тебе думают окружающие. Чтобы уметь скорректировать свои действия. Да и такой шанс выведать чужие тайны не стоит упускать. Жаль конечно, что у тебя нет предрасположения к этим отраслям магии. Будь это родовыми умениями твоего рода, было бы куда проще. Обучение давалось легче. Поттеры — артефакторы и боевые маги.
— Жаль, — Гарри на самом деле чувствовал сожаление по этому поводу. — Я пытался делать все как вы мне говорили и что написано в книге, но выходит плохо.
— Это ожидаемо, — кивнул Основатель. — Нужно терпение и огромное желание. Главное тренируйся каждый вечер. Пытайся держать в голове один образ на протяжение дня. Со временем это войдет в привычку и станет автоматическим. А я пока подумаю насчет учителя для тебя. Я могу лишь рассказать, но на практике не смогу показать. Тебе нужен тот, с кем получится отрабатывать умения. В этом и возникает вся проблема.
Поттер лишь кивнул, принимая к сведенью информацию.
— Тогда иди. И смотри не посрами, меня, ученик.
Поттер лишь кивнул и вышел за дверь. Часы на стене показывали без десяти пять, значит ему пора на встречу с Флитвиком.
Маленький профессор ждал его в своем кабинете. При появлении слизеринца он отложил какие-то пергаменты и приветливо улыбнулся. Позади захлопнулась дверь и щелкнул замок. Поттер удивился такой конфиденциальности. Значит разговор пойдет о чем-то серьезном и лишние уши не должны подслушать.
— Проходите, мистер Поттер, — прозвучал скрипучий голос мага. — Присаживайтесь, — маленькая ладошка указала на первую парту напротив преподавательского стола.
Слизеринец сел.
— Полагаю, вы гадаете, зачем я позвал вас сюда, — это не было вопросом, а констатацией факта.
— Да, меня это интересует.
— И каковы мысли?
— Ммм… — парень замялся, пытаясь решить с ответом. — Чтобы отругать меня за инцидент на уроке и проверить научился я правильно применять заклинание или нет, — это казалось самым разумным объяснением.
— Нет, — улыбнулся маленький профессор. — Я и так знаю, что вы умеете применять это заклинание. А вся проблема в эмоциях. Не совладев со своей злостью, вы сожгли книгу. И тут мы подходим к причине, зачем я позвал вас сюда.
Поттер инстинктивно подался вперед, выжидающе смотря на профессора.
— У вас, несомненно, талант по моему предмету. Вы интуитивно чувствуете магию, слышите тихий перезвон ее пения. Полагаю, со временем вы даже сможете видеть нити заклинаний. При должном обучении и практике у вас есть все шансы стать сильным магом. Даже сможете поучаствовать в региональном Турнире.
Поттеру льстили эти слова, но в тоже время он не понимал, куда клонит Флитвик.
«Неужели он хочет предложить мне дополнительные уроки с ним во главе», — размышлял слизеринец. Эта догадка казалась парню разумной. Как ни крути, а Флитвик всегда выделял его среди других учеников. Хвалил за умения и награждал дополнительными баллами. И не стоило забывать слова Фламеля насчет учителя заклинания, тот в свое время был чемпионом дуэльного клуба и принимал участие в Турнире. Это четко говорило, что маленький профессор был сильным магом и многое умел. У такого мага незазорно брать дополнительные уроки. Правда, сперва стоит разобраться настолько Флитвик предан Дамблдору. Всё-таки, тот его непосредственный начальник.
— Но, чтобы все это произошло, вам нужен учитель. Тот, кто поможет раскрыть ваш потенциал, а не загубит всё, — продолжал тем временем Филиус, пытаясь как можно сильнее заинтересовать недоверчивого слизеринца.
— Вы хотите предложить мне дополнительные уроки? — озвучил свои догадки парень.
— Не совсем так, — слегка улыбнулся Флитвик. — Боюсь моя кандидатура, вызовет неодобрение некоторых… личностей, — с заминкой проговорил маленький профессор. — Поэтому у меня есть другое предложение к вам. К которому, я надеюсь, вы отнесётесь со всей серьезностью. Несмотря на свой юный возраст, вы очень наблюдательны и осторожны.
— И, — поторопил Герой, которому уже надоела эта игра слов. Флитвик медлил с ответом, а лишь умело играл словами. Создавалось впечатление, что маленький профессор чего-то ждет. И стоило Поттеру додумать эту мысль, как позади раздалось покашливание. Парень вздрогнул и молниеносно поднялся, оборачиваясь к источнику звука, а рука, скрытая широким рукавом мантии крепко сжала волшебную палочку.
Позади стоял человек, которого слизеринец не ожидал увидеть так скоро. Николас Фламель собственной персоной с улыбкой смотрел на второкурсника. Синие глаза мерцали весельем, а руки скрещены на груди.
— Рад вас снова видеть, мистер Поттер, — прозвучал негромкий голос. — Я же говорил в прошлую нашу встречу, что мы скоро встретимся. Вот момент и настал.
«Это да, — про себя отметил Герой, — только не было сказано, что настолько скоро», — брюнет даже не думал опускать волшебную палочку. Мало ли, какую подставу ему устроил Флитвик. Вдруг где-то в нише притаился Дамблдор. Хоть в первый раз Фламель и вызвал у Гарри симпатию, но это не отменяло того факта, что легендарный алхимик дружит с директором. Все это, может быть хитрым планом Дамблдора, чтобы заманить Поттера в свою ловушку. Нужно быть настороже.
— Отличная реакция. Осторожность никогда не помешает, — Фламель кинул взгляд на волшебную палочку спрятанную в рукаве второкурсника. — Но если бы в мои планы входило нападать на вас, то вы давно были бы обездвижены и связаны.
В словах Фламеля не было лжи. Поттер трезво оценивал свои силы и понимал, что второкурснику, пусть и с недюжинным талантом к магии, нечего противопоставить взрослому магу, прожившему более трехсот лет. Знания и умения последнего были грандиозны. И не стоит об опыте. Но, несмотря на это, слизеринец не собирался сдаваться. Да, он проиграет, но проиграет защищаясь, а не позорно сложив руки и ожидая расправы.
— Что вам нужно? — слова прозвучали злостно. Брюнету не понравилась угроза.
— Я не враг вам, мистер Поттер, — с лица старца исчезло все веселье. — И тем более не собираюсь нападать на вас, причиняя какой-то вред.
— Но и не друг, — веско заметил слизеринец.
— Да, это так. Но я надеюсь, что мы сможем с вами поладить, — серьезно проговорил алхимик. После чего взгляд синих глаз устремился на Флитвика и голова слегка склонилась в подобии кивка. Поттер услышал шелест одежды позади и негромкие шаги. После чего раздался щелчок закрывающейся двери.
«Вот я и остался один с… врагом… или не совсем», — пронеслась шальная мысль в голове второкурсника. Он пока не мог решить к какой категории причислить Фламеля. Однозначно — он не был Поттеру другом, а значит доверять ему не стоит. Но, в то же время, парень не чувствовал враждебности от это старца. Интерес, сомнения и едва уловимая надежда. Если с первыми двумя было все ясно, то наличие последнего вызывало удивление. И тут в голове всплыли слова Салазара о том, что сильный маг, владеющий окклюменцией способен скрыть свои истинные чувства, перекрыв лживыми. Николас Фламель был сильным волшебником, а значит от него можно ожидать такой подставы.
Поттер сделал несколько глубоких вдохов, пытаясь успокоиться и встретился взглядом с синими омутами, которые все эти несколько минут неотрывно смотрели на него, словно сканируя рентгеном.
— Вас подослал Дамблдор? — задал самый главный вопрос слизеринец.
— Хм, — хмыкнул старец. — И, да и нет.
Николас с интересом рассматривал своего будущего ученика, не считая нужным скрывать свои чувства. За то короткое время, что мужчина знал этого мальчишку и то, что удалось узнать от Флитвика с Дамблдором, давали понять, что Гарри Поттер интересный экземпляр. А главное с ним нужно быть предельно честным, насколько это вообще возможно. Вполне возможно, что мальчишка каким-то образом может почувствовать ложь и тогда даже толики доверия от него не дождаться. Николасу нужно было совсем иное. Притом, даже правду можно преподнести в разных ракурсах, если постараться.
— Что это значит?
Старик не спешил с ответом. Он демонстративно прошел вперед и сел за одну из парт напротив слизеринца, всем своим видом излучая добродушие. Их глаза оказались на одном уровне.
Поттер вздрогнул, но уперто продолжил стоять на своем месте, не делая даже малейшей попытки сбежать. Он — не трус! А еще порадовало, что теперь не нужно задирать голову вверх, чтобы посмотреть на старика. Как ни крути, а тот был намного выше.
— Присядь, — тихий голос. — Я даю тебе слово, что не стану нападать или причинять каким-то образом вред, — авторитетно заявил Фламель.
— Я вам не доверяю, — заявил Герой не спеша выполнять то, что было велено.
— Мне льстит твоя осторожность, но на данный момент для нее нет никаких причин. В Хогвартсе полно учителей, которые не дадут мне уйти безнаказанным в случае нападения. Не говоря уже о Филиусе, который ждет за дверью. Но если тебе станет легче, я могу дать клятву волшебника, что не собираюсь причинять тебе никакого вреда. Я хочу лишь поговорить.
Поттер кивнул. Осторожность превыше всего.
Клятва была принесена и слизеринец смог слегка расслабиться. Это не означало, что он стал беспечным и утратил бдительность, но все же позволил себе сесть и приготовиться слушать.
— Я вас слушаю.
— Полагаю, Филиус тебе рассказал насчет обучения. О том, что тебе нужно учиться контролировать свою магию. Уметь ее ограничивать и направлять.
— Да.
— И сказал, что этого не добиться в одиночку. Нужен толковый учитель.
Последовал очередной кивок.
— Для этого я и пришёл. Я ищу для себя ученика, которому смогу передать все свои знания и умения. И ты, Гарри Поттер, подходишь мне, — голос полон торжества.
Поттер хмыкнул про себя. Очередной кандидат в учителя нарисовался. Что-то в последнее время слишком много человек, жаждут обучить его всяким премудростям. С чего бы это… Дамблдор, Слизерин и теперь еще Фламель. Гляди и скоро Джеймс Поттер выкажет свое желание. За что ему такое везение.
— Меня не интересует зельеварение, — проговорил брюнет слова, которые озвучил неделю назад Фламелю. — Спасибо за предложение, но я не стремлюсь обзаводиться Наставником, — это было враньем. — Мне еще шесть лет учиться в Хогвартсе, а уже потом можно будет подумать об ученичестве, если на то, будут причины.
— А я и не говорил, что собираюсь обучать лишь зельеварению. Мои знания весьма обширны. Я смогу научить тебе беспалочковой магии.
Глаза Поттера зажглись желанием. Но он быстро погасил свое желание, стоило вспомнить, что Фламеля подослал Дамблдор. Старик хитер.
— Вас подослал Дамблдор?
— У нас с Альбусом был разговор на эту тему, — честный ответ. — Директор очень взволнован вашей судьбой, мистер Поттер. Ваша магия сильна и нуждается в контроле. В противном случае в один из дней, вы просто потеряете контроль и навредите окружающим, либо себе самому. Это будет ужасно. И чтобы подобного не допустить, вам нужен учитель, который обучит контролю.
— Я сам могу контролировать свою магию, — возразил Гарри.
— Пока, да, — согласился алхимик. — Но вы будете взрослеть, и магия ваша возрастать.
— Я все равно не нуждаюсь в Наставнике, — стоял на своем Поттер.
— Почему? Неужели вам не хочется научиться беспалочковой магии? Превзойти своих сверстников, да и некоторых взрослых? А со временем стать одним из сильнейших магов.
— Хочется, — честно признался парень. Да и какой смысл врать, Фламель видит его желание по глазам. — Но, я не хочу лишиться свободы. Не хочу превращаться в марионетку в чужих руках.
В тишине раздались хлопки, которые прозвучали словно гром среди ясного неба.
— Браво, юноша, — Фламель не был ни капли разочарован. — Теперь я понимаю почему Шляпа, отправила вас на Слизерин. Вы достойный ученик своего факультета. Вы не клюете на красивую обертку, а попытаетесь добраться до сути. Вам чуждо безрассудное благородство. Но несмотря на все это, вы жаждете признания. Славы. Силы… Настоящий слизеринец. И это подводит нас к главной теме разговора. Вы не глупый мальчишка, который не понимает, что к силе прилагается ответственность. Никто не позволит вам творить бесчинства. Вас попытаются ограничить. И будет для вас лучше, если это произойдет добровольно, а не силой. Мистер Поттер. Вы же не хотите, чтобы на вас одели ограничители?
Поттер вздрогнул от перспективы и отпрянул от старого мага.
— О не, меня вам опасаться не стоит. Ограничители на вас может надеть лишь кровный родич. Отец. Он свяжет вашу магию, оставив небольшую часть.
— Зачем вы все это мне говорите?
— Поскольку предпочитаю играть честно. Мне нужен сильный ученик, а не сломленная кукла.
— А Дамблдор?
— Мой старый друг, — кривая улыбка, — верит в собственное благо. Если Альбус почувствует исходящую от вас угрозу, то сделает все, чтобы вы не предали Свет. Если для этого нужно будет сделать вас сквибом, он сделает это.
— А Поттеры. Они позволят?
«Конечно позволят. Даже не сомневайся», — билась мысль в голове.
— Хм… Они отдали вас маггловским родственникам, посчитав, что таким образом спасают. И здесь может быть так. Ваши родители могут предположить, что вы превращаетесь в Темного лорда и кинутся спасать.
— И чем мне поможет наличие учителя?
— Нас с вами свяжет контракт «ученика с учителем» и я буду иметь право ватта над вашей судьбой. Как я уже сказал, мне нужен сильный ученик, а не увешанный кучей ограничителей.
— Почему я должен вам верить?
— А вы и не должны, — кивнул Фламель. — Просто выбора у вас нет. Либо я, либо Альбус. Правда, вас в ученики могут взять Филиус или Снейп. Но не думаю, что вы согласитесь на их кандидатуры. Впрочем, как и на роль директора. Я заметил вашу неприязнь к Альбусу.
— Вы мне лжете, — тихий шепот. — Пытаетесь одурачить.
— Глупости. Прислушайтесь к себе и поймете, что я говорю правду. Мне нет причин лгать.
— Но зачем вам все это? Почему именно я?
— Вы подходите мне. Идеальный вариант.
Поттер задумался. Он чувствовал. Что каждое сказанное слово правда. Притом, Салазар тоже опасался подобной своевольности со стороны Поттеров и Дамблдора. Мало ли, что тем взбредет в голову. Гарри несовершеннолетний, а значит полностью подпадает под власть родителей. А Поттеры пляшут под дудочку Дамблдора и сделают все, что им прикажет старик. Если Дамблдор узнает о его общении с Основателем и увлечении темной магией, то незамедлительно попытается ограничить. Выходит, в слизеринца в самом деле нет выбора. Дамблдор сразу отпадает. С таким наставником, лучше сразу копать себе могилу. Снейп вообще не рассматривается. Трусливый и алчный типчик, который бегает на задних лапках перед директором. От «родителей» помощи не стоит ждать. Предавшие раз, предадут еще. Флитвик. Хм… Если бы маленький профессор хотел взять его в ученики, то сразу же предложил. Притом, как он сказал: «некоторые будут недовольны». Не Дамблдора ли, Флитвик имел ввиду. Остается Фламель. Единственный адекватный вариант.
— А что если я соглашусь? Какие у меня будут гарантии, что я не попаду прямиком в руки директора?
— Мое слово.
— Слова лживы, — последовал ответ. — Я вас не знаю и соответственно не доверяю.
— Мы составим договор, где каждый впишет свои требования. И спешу вас заверить, юноша, что я не собираюсь подавлять вашу волю, превращая в машину. В моих желаниях, чтобы в одно прекрасное время вы превзошли своего учителя. Стали воистину великим.
«Красивые слова, — нахмурился мысленно Герой. — Но нет доказательств, что те правдивы»
— Что за договор?
— Стандартное соглашение. В нем прописываться все права Наставника и обязанности ученика.
— Я могу его увидеть?
— Непосредственно при составлении. Он составляется самой Магией и закрепляется кровью. Гномы за отдельную плату все подготовят.
— Гномы? — удивился Герой.
— Я не доверяю гоблинам. Гномы куда честнее и дальновиднее. Во Франции, деньгами волшебников ведают именно эти существа.
— И как мы туда попадем?
— Альбус будет не против, если я заберу вас на выходные из Хогвартса.
— Значит все это с подачи директора? — горькая улыбка тронула губы слизеринца.
— Не совсем так. Каждый из нас преследует собственные цели. Вы умный мальчик и должны видеть, что скрывается за ширмой. Порою то, что мы видим перед собой, является не тем. Иллюзией.
Поттер медлил с ответом.
— Мне нужно подумать.
— Конечно, — без возражений согласился алхимик. — У вас есть время до вечера. Завтра я жду письмо с ответом. И передайте вашему советнику, — особо выделилось последнее слово, — что я заинтересован в том, чтобы вы стали сильным.
«Неужели он знает о Слизерине?! — билась мысль в голове. — Нет. Я был осторожен. Никто не мог узнать о моем общение с Основателем», — убеждал себя слизеринец.
Поттер ушел, а старый волшебник устало прикрыл глаза. Разговор утомил его. Этот мальчишка оказался еще недоверчивее, чем Филиус с Дамблдором говорили. Маленький волчонок, который только и ждет удара в спину. Фламелю даже стало жаль ребенка которого судьба нарекла своим Избранником. Нотки сочувствия проскользнули в глазах в следующую секунду сменившись решительностью.
— Ты станешь моим лучшим учеником Гарри Поттер. Идеальным. Да, именно идеальным. Тебя ждет величие.
Дверь скрипнула и в кабинет вернулся учитель заклинаний. Взобравшись на свой высокий стул за преподавательским столом, полугоблин внимательно посмотрел на алхимика.
— Мальчик согласится? — скрипучий голос.
— У него нет выбора. Только со мной у него есть шанс выбраться с того болота в которое его втянул Альбус. И мальчик это отчетливо понимает.
— Бедный. С самого младенчества, его жизнь была исковеркана. Отобрано детство, а теперь и юность. Его нарекли Героем, позабыв, что он всего лишь маленький ребенок.
— Таково веление Судьбы. Мы с Пернелль постараемся подарить ему детство.
— И семью.
— И семью, — согласился Фламель. — Поттеры хоть и его родители, но он их никогда не примет. Не простит. Они останутся навечно чужими людьми. А какое у Гарри отношение с братом и сестрой?
— Не знаю, как с братом, но с сестрой мальчик не общается. Я наблюдал за ними в Большом зале и заметил, что Гарри Поттер испытывает злость на девочку. Возможно он злится из-за того, что Лиза жила с родителями, а его отдали. Выбросили как ненужную вещь.
— Плохо, очень плохо. Злость ведет к полнейшей Тьме.
— А ты веришь, друг мой, что Гарри Поттер принадлежит Свету.
— В нем есть Свет, — возразил Фламель. — Мало, но есть. Сейчас главное не дать ему угаснуть.
— Он уже угас. Не знаю, кто имеет влияние на мальчишку, но он проделывает качественную работу. Этот человек… или не человек… подпитывает ненависть ребенка. Окончательно руша хрупкие мосты к сближению. Позволяет Тьме окончательно укорениться, выжигая последние отголоски Света. Такое чувство, что его планомерно превращают в Темного лорда.
— Наша обязанность помешать этому. Ты со мной?
— Конечно, — кивнул Филиус. — До самого конца.
— Тогда готовься. Альбус умен. Нам придется переиграть его, на его собственной шахматной доске. Свет залепил моего бывшего ученика. Он не видит, чего творит. Сломанная жизнь маленького ребенка, лучшее тому доказательство.
— Поттеры преданы ему.
— Да. Юные и глупые…
— И МакГонагалл.
— Минерва ослеплена своим горем. Смерть родителей и брата, даром для нее не прошли. Она всецело предана Альбусу и верит в его благо. Нам придётся убрать ее с пути… Да. Когда придет время.
— Она хороша как учитель, но никудышная как декан Гриффиндора, — согласился Флитвик.
— Ну об этом мы подумаем позже, сейчас главное склонить мальчишку на нашу сторону. Он должен начать нам доверять. Альбус допустил ошибку, обратившись ко мне за помощью. Я не позволю играть судьбой ребенка.
— Это не будет легко.
— Да, нам придется побороться. Вполне возможно, что мы не переживем этого. Лавина снесет нас на своем пути, подгребая под обломками.
— Смерть — это лишь начало пути.
— Истинно.
Повисла тишина.
— Гарри Поттер похож на своего легендарного предка. И не только внешне, но и характером.
— Да. Увы, мне не посчастливилось быть лично знакомым с Игнотусом Певереллом, но я наслышан о нем. Легендарная личность и выдающийся маг. Обмануть саму Смерть, не каждому дано.
— У мальчика его глаза.
— Да, — улыбка. — Все считают, что тот унаследовал глаза от матери, но это не так. Во всех Певереллов были изумрудные глаза, необычайно яркого оттенка. Говорилось, что ими они способны видеть саму Бессмертную леди. В Поттеров этот дар не проявился до сего поколения.
— Это знак.
— Несомненно. Теперь мы должны понять, что ребенок еще унаследовал от своего дальнего предка. Будем молить Магию, чтобы не Проклятие, которое уничтожило весь этот легендарный род.

Глава 10


Гарри Поттер до боли сжимал кулаки. Ногти с силой впивались в кожу, оставляя кровавые отметины. Изумрудные глаза давно утратили свою яркость, всё сильнее наливаясь тьмой с красными всполохами. Лицо побледнело, превращаясь в маску, а бледные губы кривились в ухмылке. Внутри у юноши пылал огонь, сжигающий всё на своем пути. Его языки проглядывался в глазах, заставляя слизеринцев вздрагивать и держаться от Героя подальше, мало ли. Даже Малфой сидевший рядом искоса поглядывал на друга, ёжась от холода, который исходил от Поттера, словно от дементора. Все попытки завязать разговор были на корню отметены, плавным взмахом бледной руки и холодным взглядом. Драко ещё никогда не видел друга в таком состоянии. И теперь гадал, что мог Флитвик наговорить Гарри такого, что тот взбесился в прямом смысле. Казалось, прикоснись к нему, и Поттер не задумываясь пустит Аваду в ответ. Это чувствовал не только Малфой, но и все остальные. Все искоса поглядывали на Героя, но приближаться не пытались, опасаясь за свои жизни. Даже Гринграсс сидела молча, уткнувшись лицом в книгу, хотя обычно любила позадавать вопросы. Малфой был готов отдать руку на отсечение, что Гринграсс лишь создает видимость чтения, а на самом деле втайне рассматривает Поттера, словно опасного хищника.
— Гарри, — в который раз попробовал завязать разговор Драко.
— Что? — в голосе звучала злость.
— Ааа… Что происходит? — тихий шепот, чтобы слышал лишь брюнет.
— Ничего, — последовал резкий ответ. — Всё прекрасно, — и маниакальная ухмылка. — Прекрасно.
Малфой вздрогнул. Всё происходящее казалось ему неправильным. Каким-то дурным сном — кошмаром. Драко хотелось поскорее проснуться и увидеть как обычно нахальную улыбку на лице друга, и услышать его колкие комментарии. Но этого не происходило. Блондин даже ущипнул себя за руку, в попытке убедиться, что все происходит на самом деле.
Поттер торопливо поднялся. Взгляд его был устремлен на выход из гостиной.
Малфой с Гринграсс, не сговариваясь, последовали его примеру.
— Ты куда? — спросил взволнованный Малфой.
Герой кинул на него холодный взгляд.
— У меня есть дела.
— Я… Я с тобой, — последовала то ли неуверенная просьба, то ли крик души.
— Нет, — больше ничего не говоря, Поттер двинулся быстрым шагом к выходу, провожаемый десятками любопытных взглядов. К счастью, до комендантского часа еще было несколько часов, и никто не попытался остановить второкурсника.
Малфой с Гринграсс переглянулись, словно ведя мысленный диалог. И, не сговариваясь, устремились вслед за другом. Выбежав в коридор, они оглянулись по сторонам в поисках Поттера, но того словно след простыл.
— Где же он? — Дафна была взволнована.
— Не знаю, — нахмурился блондин, вертя головой во все стороны. — Он не мог далеко уйти.
— Наверное…
— Нам нужно разделиться. Так, ты иди в ту сторону, — кивок в глубь подземелий, туда где располагался кабинет Снейпа и парочка заброшенных классов, — а я в другую. Нужно проверить библиотеку. Гарри всегда, когда зол, идёт туда.
— Ладно, — согласилась девушка. — Встретимся здесь через двадцать минут.
— Хорошо.
И пара разделилась. Дафна отправилась осматривать пустующие классы, а Малфой — Большой зал и библиотеку.
Слизеринка блуждала по коридорам, высматривая темную макушку Поттера. Но тот словно сквозь землю провалился. Нигде даже намека на его присутствие. Время шло, а поиски не приносили результатов. С каждой минутой Дафна всё сильнее хмурилась и отчаивалась. Как, неожиданно до чуткого слуха Гринграсс донеслись какие-то звуки, исходящие из закрытой двери неподалеку. Если слизеринка помнила, там был пустующий класс.
— Поттер… Если ты там, я тебя точно придушу, — уверено заявила девушка. И решительно направилась к источнику звука. Достав свою волшебную палочку — мало ли, всегда нужно быть наготове, Гринграсс толкнула дверь и сделала шаг вперед. Перед глазами предстала не та картина, которую девушка надеялась увидеть. Какой-то старшекурсник, если судить по цвету галстука — гриффиндорец, прижимал к стене пятикурсницу Слизерина. Кажется, ее имя Марис. Парочка незабвенно целовалась, не обращая внимание на происходящее вокруг.
Гринграсс скривилась. Нечего иного она не ожидала от туповатых гриффиндорцев, а вот поведение пятикурсницы вызывало презрение. Нашла с кем связаться. И вообще, если память Дафну не подводила, то Марис была помолвлена с Флинтом. Если кто-то узнает о подобном, то семье девицы не избежать грандиозного скандала. Флинты усомнятся в ее порядочности и вероятнее всего расторгнут помолвку. Гулящая невеста никому не нужна. Поэтому Дафну и удивляла беспечность Марис. Вроде чистокровная, а ведет себя как грязнокровка. Неужели она не понимает, что творит. Или «любовь» настолько ослепила её, что та не думает о последствиях. Влюбленная дуреха…
— Ой, — раздался женский визг.
— Что… — взволнованный голос парня. — Милая, — но тут взгляд карих глаз метнулся в сторону двери, где статуей замерла Гринграсс, даже не собирающаяся уходить. Парочка отскочила друг от друга.
Присутствие Дафны наконец-то заметили. Марис отскочила от своего кавалера и начала поправлять одежду, с испугом смотря на второкурсницу. Но испуг быстро сменился расчетом, не зря та училась на Слизерине. Девушка просчитывала свои ходы, решая, как нужно действовать дальше. Взгляд был устремлён на волшебную палочку в руке Гринграсс. Казалось если бы не эта маленькая деталь, то Марис попыталась стереть память неожиданной свидетельнице. Глупышка, неужели она не понимала, что родители Дафны позаботились на этот счет. Они дали наследнице специальный кулон, который защищал ее от подобных посягательств.
— Гринграсс, — в голосе нескрываемая злость, — что ты здесь делаешь?
— Прогуливаюсь, — последовал холодный ответ. — Это не запрещено правилами.
Марис нахмурилась, но кивнула. Она обменялась коротким взглядом с парнем, словно пытаясь предостеречь того от опрометчивого поступка. После чего сделала несколько шагов по направлению к второкурснице.
— Гринграсс, что ты хочешь за свое молчание? — главный вопрос был озвучен. — Ты ведь понимаешь, что никто не должен узнать о увиденном тобой.
— Хм, — слизеринка задумалась. Прикидывая как лучше поступить, рассказать Флинту и тот устроит дебош, либо промолчать и заиметь в должниках Марис. Наличие должников — это всегда хорошо.
— За тобой должок.
— Идет, — согласилась старшекурсница. — И спасибо, — уже тише.
— Да, не за что. Но я бы на вашем месте была поаккуратнее. Вдруг вместо меня дверь открыл декан или Флинт.
Марис поникла.
— Я ему расскажу. Потом…
— Это не мое дело, — отмахнулась Дафна и вышла в коридор. Она пыталась вспомнить фамилию кавалера Марис. Однозначно, тот не был чистокровным. Воспитание бы не позволило ему зажиматься с чужой невестой. Значит полукровка или того хуже грязнокровка. Глупышка Марис променяла наследника Флинтов, на безродного гриффиндорца. За такое, ее даже из семьи могут изгнать, если конечно узнают. Ну да ладно, какое дело Дафны до чужих проблем, своих хватает.
Слизеринка завернула за очередной поворот. Она утратила любую надежду отыскать Поттера, тот словно сквозь землю провалился, поэтому решила возвращаться назад в гостиную. Может Малфою больше повезло и его поиски увенчались успехом. Гринграсс была решительно настроена высказать Герою, все что она думает о его самоуправстве. Пусть только найдется. Едва успев додумать последнюю мысль, как в глаза Дафны бросилась знакомая шевелюра. Сжав в раздражении кулаки, девушка прибавила шагу, решив проследить за Поттером. Минута ходьбы и вот Герой остановился возле одного из факелов, висевших на стене, после чего оглянулся по сторонам. К счастью Дафна успела спрятаться за доспехами и осталась незамеченной. А дальше произошло то, чего слизеринка никак не ожидала. С губ брюнета сорвалось зловещее шипение, заставившее мурашки страха побежать по спине девушки. Кровь отхлынула от лица, вынуждая то побледнеть еще сильнее, а дыхание участиться. И тут, кирпичная кладка пришла в движение, открывая взору потайную дверь с изображенными на ней змеями, даже ручка была в виде головы символа Слизерина.
Поттер без раздумий шагнул внутрь.
На ватных ногах, которые слушались через раз, Дафна последовала за однокурсником. Взору открылась небольшая лестница, ведущая вглубь подземелий. Посильнее закутавшись в мантию, ежась от холода, девушка последовала за Героем, стараясь казаться незаметной. Тот двигался плавно, казалось его не пугал полумрак, царящий вокруг. Чего не скажешь о Гринграсс. Ей едва удавалось различить ступени, на которые нужно ступать, это уже не говоря, чтобы осмотреться по сторонам и понять где девчонка оказалась. Она была уверена, что раньше не бывала в таком месте. В подземельях, где находилась Слизеринская гостиная, хоть и было холодно и сыро, но здесь всё усиливалось в несколько раз. Это наталкивало на мысли, что она находится где-то глубоко под замком. Ходьба продолжалась не менее пяти минут и вот перед взором девушки предстала каменная дверь с изображением уже знакомых змей. Слизеринке удалось в последнюю секунду затормозить и юркнуть в сторону, чтобы не быть пойманной Героем. Девушка даже дыхание задержала, опасаясь выдать свое присутствие.
Поттер шагнул вперед и, как и в прошлый раз с его губ сорвалось зловещее шипение, заставившее Гринграсс вздрогнуть. Раздался щелчок и дверь открылась, открывая взору слизеринки небольшой зал с колонами. Гарри целенаправленно направился вперед, а Дафна притаилась, наблюдая. Воспользовавшись моментом, девушка скользнула вперед, скрываясь в тени одной из колонн. Взгляд синих глаз был устремлен на второкурсника, который остановился перед позолоченной рамой. По обе стороны зажглись факела, давая Дафне лучший обзор. Она смогла осмотреться по сторонам и понять, что находится в неком подобии гостиной. Несколько кресел, диван и полки с книгами. Все это напоминало факультетскую гостиную, даже цветовая гамма та же: зеленая, серая и черная. Цвета Слизерина и везде изображение змей — символ их факультета.
Взгляд синих глаз вновь вернулся к Поттеру и картине. Гринграсс с удивлением узнала мужчину на портрете, тот же, что и охранял вход в их гостиную. Насколько девушка могла судить по одежде, то этот маг жил очень давно. Может, даже, застал времена Основателей. Имени мага слизеринка не знала, как и все остальные змейки. Тот был необщительным и скрытным. Создавалось впечатление, что мужчина на холсте считает себя выше других и не удостаивает жалких смертных своим вниманием. Сейчас же, Дафна видела совсем иную картину. Мужчина привычно общался с Поттером, словно делал это неоднократно.
«Что я еще не знаю о Гарри Поттере?» — в голове второкурсницы бился вопрос. Поттер был для нее загадкой, загадкой которую девушка жаждала разгадать. Скрытный, одинокий и хитрый — истинный слизеринец. Только глупцы считали, что на Слизерин Поттер попал по ошибке. Такому хитрецу самое место на факультете Салазара Слизерина. И тут произошло то, что заставило Дафну позабыть о своих думах. Между второкурсником и портретом завязался спор. Гарри говорил громко, поэтому Гринграсс смогла со своего укрытия услышать, о чем идет речь. Но поразило девушку не сама тема разговора, а то как Поттер обращался к портрету. Наставник… Как странно.

***

Поттер был зол и это еще слабо сказано, он был в ярости. Фламель обхитрил его, вогнав в рамки. Нет, он не открыто угрожал второкурснику, но намекал. Герой отчетливо слышал исходящую от этого человека угрозу и чувствовал на языке солоноватый вкус опасности. Николас Фламель, не таясь указал Поттеру на все его страхи, заставляя кулаки сжиматься от злости, а глаза метать молнии. Фламель посягнул на его свободу. Свободу… То, что Гарри никогда не променяет на любые блага Магического мира. Он не позволит надеть на себя ошейник и посадить на цепь.
Злость усиливалась с каждой секундой. Герой едва сдерживал себя, чтобы не наброситься на однокурсников. Настолько неукротимым желанием было сломать что-то, крушить. Все эти чувства исходили изнутри, затуманивая разум. Нет, Гарри не имеет права на ошибку. На кону стоит слишком многое. Одно неправильное слово или жест — и Дамблдор получит рычаги власти над ним. Старик этого желает и воспользуется даже малейшим шансом.
Ноги сами принесли Поттера к тайному проходу в Тайную комнату. Ему нужно поговорить с Салазаром. В этом никчёмном замке, портрет был единственным, кому парень мог рассказать о своих проблемах. Нет, ни о каком доверии не шло речи. Слизеринец понимал, что Основатель использует его для достижения собственных целей. Разница лишь в том, что Гарри это прекрасно понимал и позволял это с собой делать. Чтобы получить такие желаемые знания, приходится идти на жертвы. И жертвой Поттера стало признание Основателя своим Наставником и идти по стопам его учения. Между ними была общая тайна, которая объединяла лучше любых клятв. Слишком похожие характеры и неукротимая жажда власти. Дамблдор же хотел сделать все по-своему. Заиметь карманного Героя, который как послушная марионетка станет выполнять его приказы. На подобное слизеринец не согласен. Теперь еще объявился Фламель со своими предложениями. И если быть честным, Поттер не знал, как к нему относится. Вроде с Дамблдором они старые друзья, но в то же время, брюнет не чувствовал лжи в словах алхимика. Возможно, это искусное притворство, а возможно слова Фламеля правдивы.
Поттер остановился перед портретом Основателя и провел рукой по раме. На секунду вспыхнуло синее сияние, которое тут же погасло. Своеобразный сигнал, оповещающий о госте. Парень стал ждать. Основатель появился через несколько секунд не более десяти и окинул своего подопечного внимательным взглядом.
— Фламель хочет взять меня в ученики, — выдал без предисловий второкурсник. А дальше Герой передал весь разговор со знаменитым алхимиком, особо выделив последние слова, адресованные лично Основателю.
— Хм, — в голосе ни капли удивления. — Я ожидал услышать нечто подобное.
— И? Что я должен ответить?
— Что согласен, — как само разумеющееся, пояснил Основатель.
— Ааа… Что? — Поттер обалдел от такого ответа. Чего-чего, а подобного заявления он не ожидал. Притом, так сразу в лоб.
— А чего ты удивляешься, мой юный ученик, — хмыкнул Салазар. — Фламель не самый худший вариант. На фоне остальных претендентов, он вообще идеален. Притом, ты должен понимать, что вовремя бури лишь глупец будет идти против ветра.
— Но…
— В конце концов, тебя бы заставили выбрать. Дамблдор не упустит тебя со своих сетей, а значит продолжит нажимать. Сейчас у тебя есть выбор, но скоро ты можешь его лишиться. Старик надавит на твоих родителей, наплетет о благе и те согласятся на все.
— Но, Фламель… — продолжал упираться слизеринец, — я ему не доверяю.
— И правильно, — одобрил Основатель. — Доверять ты можешь лишь себе. Запомни это, ученик.
— Запомню, — серьезно кивнул брюнет. — Значит, я должен согласиться?
— Да, — задумчивый взгляд. — Фламель предпочел честную игру и это очень хорошо в нашем случае. По крайней мере, основную часть информации он не станет скрывать. Хотя при желании, любую информацию можно выдать в выгодном себе ракурсе. Но никто не застрахован от подводных камней. Фламель заинтересован в тебе, а значит с ним можно будет договориться.
— Меня удивили его последнее слова, — озвучил свои опасения Поттер. — Откуда он мог узнать о нашем общении?
— А он и не знает наверняка, — хмыкнул Основатель. — Так, некоторые догадки.
— Это была игра слов? Попытка заставить меня насторожиться?
— И да, и нет. Фламель не глупец, поэтому видит, что за твоей спиной кто-то стоит. Тот, к кому ты можешь обратиться за советом и получить помощь, — Салазар умело подбирал слова, давая своему ученику ложную уверенность в собственной значимости. — Старик не знает кто это в противном случае он бы пришел ко мне договариваться, а не действовал через тебя.
— А что с тем… человеком, что вы говорили раньше? Разве он не может стать моим учителем, чтобы пресечь посягательства Дамблдора?
— Нет, — отрицательный жест головой. — Он нужен для грязной работенки, не более. Да и сейчас у него есть другое задание, которое не терпит отлагательств.
— Грязной работы?
— Конечно. Ты же не думаешь, что я лично занимался убийствами грязнокровок и неугодных полукровок, — скептический взгляд. — Много чести для них. Притом, клеймо предателей крови моему роду ни к чему. Запомни — за каждое убийство Магия спрашивает плату. Иногда она незначима, а иногда ужасна. Совершивший злодеяние, может лишиться покровительства Магии или обречь род на погибель. Перед ее судом все едины, что чистокровные, что грязнокровки. Приходится с этим считаться и искать выходы. Я редко марал руки лично, предпочитая действовать через марионеток. В свое время у меня были личные Палачи — чистокровки или полукровки, которым было плевать на все условности. Обученные лично мной и натасканные на убийство. Я отдавал приказ, а они приводили его в исполнение. Быстро и удобно.
— Ааа…
Гарри был удивлен такому откровению. Обычно Основатель держал втайне свое историю, заявляя, что прошлое принадлежит прошлому. И тут такое откровение. Поттер запомнил каждое слово и в который раз порадовался, что выбрал достойного Наставника. Салазар Слизерин великий маг.
— Но это неважно, — сменил тему Слизерин. — Дела минувших дней.
Поттер кивнул, но в уме сделал себе пометку в следующий раз расспросить мага, гляди, удастся еще что-то узнать интересное.
— А о каком задании вы говорили?
— Внимание Дамблдора приковано к тебе, и это не есть хорошо. Я нашел способ как его отвлечь.
— Когда? — глаза зажглись удовлетворением.
— Скоро, очень скоро.
«Вновь тайны, — нахмурился брюнет. — Разве нельзя сразу все рассказать, — и ответ был очевидным — нет. Основатель любил мучить его, заставляя теряться в догадках».
— Фламель хочет забрать меня на выходные из Хогвартса. Мы должны будем встретиться с гномами и заключить договор.
— Гномы — это хорошо, — одобрил Салазар. — Не чета лживым гоблинам. А теперь слушай меня внимательно и запоминай, — все веселье испарилось с голоса. — Фламель будет пытаться тебя обхитрить, поэтому будь внимателен даже к мельчайшим деталям. Первым пунктом в договоре задач получение тобой титула лорда Поттера. Это оградит тебя от многих проблем. Обязав Фламеля помочь тебе получить наследство деда, ты заставишь его принять во внимание завещание. Он не сможет его нарушить, если не захочет получить наказание от Магии. А он не захочет… Так ты сможешь по достижению совершеннолетия получить в распоряжение все ценности рода, но не в этом суть — ты получишь свободу от своих родителей. Больше они не смогут тебе указывать, навязывая свое мнение. А еще этот нехитрый ход убережет тебя от навязанной невесты, преданной идеалам Дамблдора. Не сомневаюсь, что старик попытается помешать тебе получить титул и использует любые приемы, даже самые грязные. Конечно, все будет ради твоего блага, — ухмылка.
— Невесты? — ужаснулся Герой.
— А чего ты удивляешься, — хмыкнул Основатель. — Ты живешь в магическом мире, а не в маггловском. Здесь свои законы и порядки. Родители вправе выбрать отпрыскам подходящую партию и заключить магическую помолвку, которую очень трудно разорвать. А если ты начнешь противиться, то на тебя могут надеть ограничители магии или и вовсе запереть в комнате. И они будут в своем праве.
— И Поттеры на это пойдут.
— Сомневаюсь, что им придет подобная мысль в голову, но ведь Дамблдор или кто-то из его приспешников могут шепнуть пару слов там или тут. Поттеры преданы ему, поэтому поступят так как им прикажут, и твое мнение никто спрашивать не будет. Притом с прошлых твоих рассказов я понял, что Дамблдор настаивает на твоей дружбе с семьей Уизли. Старик ничего не делает просто так, поэтому и в этого есть свой скрытый смысл.
Гарри ужаснулся, представив в роле своей невесты Джинни Уизли. Почему раньше он не задумывался о подобном? Неужели верил, что Дамблдор не станет так грязно действовать? Станет, еще как станет.
— Значит, Фламель.
— Да, — согласный кивок. — Это на данный момент лучший вариант.
— А потом?
— Он хоть и живет долго, но не бессмертен, — завуалированная фраза. — Камешек дарует ему долгую жизнь, но никак не несокрушимую магическую мощь. Возраст берет свое. И старческое тело не так совершенно, как многие полагают.
— Его можно убить?
— Убить можно каждого, — припечатал Основатель.

***

Дафна перебывала в шоке от услышанного. Следуя за Поттером она не ожидала подобного и это еще мягко сказано. Теперь девочке стала ясна скрытность друга и все странности, связанные с ним. Но одно дело догадки, а другое узнать правду. Правда превзошла все ее смелые и несмелые ожидания. Поттер общался с Салазаром Слизерином. И не просто общался, а называл его наставником. Неслыханно… Этот факт вскружил слизеринке голову, заставляя перебывать в эйфории. В голове сразу же появились десятки планов как использовать эту информацию, а губы искривились в улыбке. Дафна почувствовала самодовольство. Никто кроме неё не знает о тайне Гарри Поттер. Лишь она одна…
Неожиданно Гринграсс услышала, как голоса стихают, а затем слышится звук шагов. С каждой секунду тот слышится все громче и громче. Торопливо прижавшись потеснее к колонне, чуть ли не сливаясь с ней, слизеринка притаилась. Взгляд проследил за темноволосой макушкой. Раздался скрип открывающейся двери. Отсчитав до десяти и лишь после этого выбравшись со своего укрытия, Дафна пошла к выходу. К счастью, мужчины на холсте уже не было, и ее присутствие осталось незамеченным. Лестница вывела девчонку к выходу. К счастью дыра в стене еще не успела полностью закрыться и Гринграсс без труда проскользнула в коридор. Впереди мелькнула темная макушка, подсвечиваемая факелами на стенах. Слизеринка не стала догонять Поттера, чтобы не вызывать подозрений. Обернувшись она начала осматривать стену перед собой, даже пощупала камни на наличие скрытых дверей. Ничего не обнаружилось. Простые камни, ничем не отличающееся от остальных. Дафна нахмурилась. И тут ее взгляд остановился на факеле. Рука самовольно скользнула вперед ощупывая гладкую поверхность. Пальцы зацепились за изображение миниатюрной змейки. Для убедительности Гринграсс даже нагнулась поближе чтобы поближе рассмотреть изображение и просветила волшебной палочкой.
На лице появилось задумчивое выражение, сменившееся быстро расчетом.
— Алохомора, — кончик волшебной палочки коснулся змейки. Красное сияние вспыхнуло на секунду и… и ничего. Заклинание открывания не сработало. Гринграсс расстроилась, она ожидала иного результата.
— Мисс Гринграсс, что вы здесь делаете. — прозвучал позади голос декана, словно гром среди ясного неба. Дафна практически подпрыгнула на месте, но быстро совладела с собственными чувствами и оборачиваясь, придавая лицу невозмутимое выражение. Позади стол Северус Снейп и внимательно на нее смотрел.
— Ничего, профессор, — ложь. — Прогуливаюсь. Это ведь не запрещено правилами.
Губы Снейпа искривились в кривой ухмылке.
— До отбоя осталось несколько минут. Идемте, я провожу вас к гостиной.
Дафне ничего не оставалось как кивнуть. Отставая на шаг от декана, она двинулась в сторону гостиной факультета.
Возле портрета, охраняющего вход обнаружился Малфой. Он что-то бубнил себе под нос, отряхивая мантию от чего-то белого. Блондин настолько был увлечен своим занятием, что не заметил приближения декана.
— Мистер Малфой, что вы делаете вне гостиной после отбоя? — суровый тон.
— Ааа… — блондин вздрогнул. — Профессор, я как раз хотел зайти внутрь, — быстро сориентировался второкурсник.
— Я очень на это надеюсь, — ухмылка. — Мне бы не хотелось, назначать вам отработку с мистером Филчем, — еще одна ухмылка. Короткий взмах волшебной палочкой и вся краска исчезает с мантии блондина.
— Спасибо, — тихо шепчет Драко.
— А сейчас марш в гостиную и только попробуйте шататься ночью по замку.
Дважды повторять не пришлось. Парочку словно ветром сдуло.
— Где ты был? — кинулась с расспросами на Малфоя, Гринграсс.
— Искал Поттера, когда мне на пути попались близнецы Уизли, — Драко скривился. — Мерзкие предатели крови. Они облили мне всю мантию белой краской.
— Какая досада, — в голосе звучало злорадство.
— А ты где была?
— Прочесывала подземелья в поисках Поттера, — частично соврала Дафна.
— И как? Нашла?
— Нет, — очередная ложь.
И тут взгляд Малфоя прошелся по гостиной, останавливаясь на темноволосой макушке. Поттер сидел в своем любимом кресле и о чем-то разговаривал с Ноттом.

***

Поздней ночью сова вылетела с башни, унося привязанное к лапке послание.

***

Поттер отмахнулся на все расспросы друга, заявляя, что просто решил проветриться. Драко расспрашивать не стал, помня недавнюю ярость и в очередной раз поежился. Взгляд Поттера в тот момент был пугающим. Оставалось лишь кивнуть, скрывая в глазах печаль от недоверия друга.
Сам же Поттер не чувствовал за собой вины. Он не собирался раскрывать душу перед Малфоем, хоть и считал того другом. Есть вещи которые просто опасно говорить. После разговора с Основателем, слизеринец все еще раз хорошенько обдумал и пришел к выводу — Фламель не самый плохой вариант. Да, Гарри ему не доверяет, но ведь он никому не доверял. Притом, Салазар объяснил о всех нюансах, и Поттер был доволен услышанным. Фламель полезен пока, а там время покажет.
Поттер как обычно уселся в свое любимое кресло у камина. Рядом играли в магические шахматы Драко с Тео. Сам брюнет отказался, решив отдохнуть от учебной суеты. Впереди было два дня выходных, а значит никаких домашних заданий и скучных уроков. Взгляд изумрудных глаз метнулся в сторону группы девчонок со второго курса, а в особенности Дафне Гринграсс. Поттер неоднократно за эту неделю ловил на себе внимательные взгляды этой слизеринки. Гринграсс слишком пристально на него смотрела, словно знала какую-то тайну. И это настораживало Героя.
Малфой словно услышав его мысли.
— Вчера Гринграсс расспрашивала меня о Делакур, — неожиданно заявил Драко.
Поттер перевел взгляд на блондина.
— Зачем?
— Не знаю, — тот безразлично пожал плечами. — Сказала, что ей просто интересно.
— Хм, — брюнет удивился. — И что ты ответил?
— Да ничего конкретного, — ухмыльнулся друг. — Посоветовал спросить тебя, если ей интересно.
Герой удовлетворенно кивнул. Он не ошибся в Малфое, приблизив того к себе.
— Ты правильно поступил.

***

Время неуловимо летело, и Герой даже не заметил, как настало утро субботы. В кармане брюк покоилось письмо, присланное Фламелем накануне. В нем говорилось, что алхимик заберет его в десять часов. Часы показывали без десяти и Поттера начало одолевать сомнение. Сомнительно, что алхимик кинет его, но всякое бывает. Вдруг Дамблдор воспротивился и Фламель отступил от своих целей.
Портрет отъехал в сторону и в гостиную вошел Снейп. Декан выглядел сегодня мрачней, чем обычно, хотя казалось куда более. Все та же черная мантия, которая словно крылья вздымалась позади. Черные волосы, неизвестно, когда последний раз встречавшиеся с шампунем и крючковатый нос, который декан любил совать везде куда только можно.
— Поттер, — Снейп остановился около кресла, где сидел второкурсник. Тот с неохотой поднялся, чем заработал еще один злостный взгляд от декана.
— Да?
— Вас хочет видеть директор, — сказав это, он развернулся и направился к выходу.
Провожаемый десятками внимательных взглядов брюнет проследовал за зельеваром. До кабинета Дамблдора они шли молча. Снейп назвал пароль, и горгулья пропустила их внутрь. Винтовая лестница и вот Герой оказался в знакомом кабинете.
— Проходи, мальчик мой, — прозвучал жизнерадостный голос директора.
Поттер скривился, но промолчал. Его взгляд был обращен к Николасу Фламелю, стоявшему около феникса.
— Альбус, я верну мистера Поттера к ужину. Ты ведь не возражаешь?
— Нет, — та же добродушная улыбка.
— Хорошо. Мистер Поттер, вы ведь не против если мы воспользуемся камином?
Поттеру было все равно, поэтому он лишь кивнул.
Камин вспыхнул изумрудным пламенем, и старый волшебник первым шагнул вперед четко называя адрес. Гарри двинулся следом. Краем глаза он отметил расчетливый взгляд Дамблдора и хмурый Снейпа, а затем пламя поглотило его.

Глава 11


Николас был доволен. Юный Поттер согласился принять его предложение. Это самое главное, а что касалось всяких мелочей — решаемо. Гномы не гоблины, они умело составят договор. А уж проследить за тем, чтобы Герой не соскользнул с крючка, Фламель сумеет. Не в его привычке упускать жертву, которая сама плывет в руки. Хотя, Гарри Поттер слабо походил на жертву. Было в этом мальчишке что-то такое, что не давало мужчине относиться к нему, как к обычному двенадцатилетнему ребенку, каким тот являлся. Возможно, взгляд слишком взрослый. Или магия, от которой за милю пёрло Тьмой. Не удивительно что Альбус опасался за судьбу Героя. Опасался, что тот ступит на шаткую дорожку, как когда-то это сделал другой не менее талантливый мальчишка. Поттер с Реддлом на самом деле похожи. Характерами и обладают схожими желаниями. Поэтому опасения Альбуса небеспочвенные. И, имея печальный опыт, он сделает всё, чтобы спасти Героя. Не дать тому поддаться соблазну тьмы. Впрочем, Николас был с ним согласен. В голову закрадывались мысли, что стоит Поттеру объединиться с Реддлом, как они сравняют магический мир с землей. А уж если станут врагами, то утопят в крови как мир магов, так и магглов. Последствия их действий будут сокрушительными. Но да ладно, это проблемы будущего, а сейчас стоит думать о настоящем. Главный вопрос: кто стоит за спиной у Гарри Поттера? Кто руководит его действиями, дает советы и указывает путь? И главное — тот, кто не страшится Тьмы, а наоборот располагает ее покровительством. Что таков имелся, Николас не сомневался. Этот человек руководил Поттером, словно своей пешкой. Целенаправленно толкал Героя в сети Тьмы, искореняя малейшее проблески света. И это не было хорошо. Фламель желал, чтобы в его ученике Свет и Тьма перебывали в гармонии, словно две стороны одной медали. Увы, сейчас в Гарри Поттере преобладала темная часть, притом очень сильно. Она пустила свои корни в душу двенадцатилетнего ребенка, порабощая все на своем пути. И если Николас хочет это исправить, он должен докопаться до сути. Найти таинственного покровителя… хозяина.
Фламель перебрал все подходящие кандидатуры, с которыми Поттер хоть как-то мог контактировать. К счастью, в Хогвартсе было не так много магов, способных на подобное. За спиной мальчишки стоит кто-то хитрый и несомненно умный. Тот, кто может скрываться не хуже иголки в стоге сена. И Николасу предстоит этого умельца вычислять. Нелегкая задача, но алхимик любил трудности, они делают жизнь интереснее.
Дамблдор отметается сразу. Во-первых, Поттер недолюбливает Альбуса, а значит, ни за что ему не доверится. Скорее при первой возможности воткнет нож в сердце, чем станет выполнять приказы, пусть и завуалированные как просьба.
Следующим под подозрение Николаса попал Флитвик. Несомненно, талантливый индивидуум с большим багажом знаний, а также имеющий опыт. Но… Филиус не политик. Он предпочитает говорить правду в лицо, а не играть словами. Он бы не стал втихую использовать Героя. Да, и на уговоры Альбуса не поддастся. Не тот человек. И при прошлой встрече в Хогвартсе, Фламель убедился в правдивости своих мыслей. Флитвик заинтересован Гарри Поттером, но на этом все.
Минерва МакГонагалл. Мастер трансфигурации и декан Гриффиндора. У нее есть кое-какие знания. И главное, она фанатично предана Альбусу, а значит могла поддаться на уговоры старика и начать обхаживать Героя. Но здесь было одно большое «НО». Главный минус в том, что Поттер не пойдет с нею на контакт. Герой недолюбливает МакГонагалл ничуть не меньше самого директора. Да и не сможет Минерва совладать со слизеринцем. Внушить ему мнимую уверенность и направить на нужный путь. Уж слишком она гриффиндорка.
Следующим в списке стоял Северус Снейп. Талантливый мастер, но в то же время никудышный учитель. Ему не чужда Тьма. Пожалуй, ее в Снейпе даже больше, чем света. Декан Слизерина, а значит на обоснованных основаниях может быть около Героя, не привлекая к этому постороннее внимание. Но… Слишком чванлив и эгоистичен. Поттер никогда бы не принял покровительство этого человека, даже чисто из брезгливости. Да и сам Снейп не стремился общаться со второкурсником. Альбус не так давно жаловался, что Северус несправедлив к Герою. Требует с него больше, чем от остальных слизеринцев и не упускает возможности, чтобы не уколоть при малейшей ошибке. Глупец.
Но все это не существенно — незримые мелочи. Всем четвертым не хватало Главного — единения с Тьмой. Альбус с Минервой были всецело преданы Свету, а Флитвик со Снейпом хоть и не страшились своей темной части, но не были удостоены покровительства Тьмы. А Николас имел дело с истинным Темным магом. Этот человек… а человек ли? Неожиданно вспыхнул в голове алхимика вопрос. Он даже отвесил мысленно себе подзатыльник. Почему раньше не подумать об этом. В Хогвартсе множество привидений, древних книг и портретов. К примеру Кровавый Барон… Не зря его считают самым злобным. Он покровительствует слизеринцам, а значит, когда-то тоже учился на этом факультете. Его одежда свидетельствует о том, что это было очень давно. Хм, нужно будет узнать побольше об этом призраке. Да и о других призраках нужно навести справки. Тот же Пивз вызывает сомнения. Гляди, и окажется этот шалун одним из бывших директоров Хогвартса.
Книги, не менее опасны, чем маги. Особенно те, что хранятся в запретной секции. А особенно те, что создали безумцы. Они способны поведать чудовищные вещи. Поработить и втянуть в свои глубины. Среди полок мог заваляться дневник какого-то темного мага, наделенный особой силой. К премьеру того же Реддла. А что, это разумно…
И конечно портреты. Сколько их в замке? Сотни или тысячи? Портреты живут своей жизнью. Директор и другие учителя не имеют над ними никакой власти. Не могут ограничить права и призвать к ответу. Хотя и привычно считать, что изображенные на холстах волшебники и волшебницы не вмешиваются в дела живых, но на самом деле это не так. Альбус неоднократно говорил, что у него есть несколько портретов, которые выполняют шпионаж за жильцами замка. Наблюдают, подсматривают, прислушиваются, а затем докладывают Дамблдору. Помнится, к таковым относилась Полная Дама — страж башни Гриффиндор. И первая сплетница Хогвартса некая леди Виолетт. Эта дамочка знает обо всем, что происходит в замке. И это лишь двое, о которых известно Николасу. Те, о ком хвалился Альбус. И все это наводит на мысли, что портреты не такие беспечные, как хотят казаться. Кто-то мог заскучать от рутинной жизни и заиметь себе карманного Героя. Поиграть судьбой глупого мальчишки. А может и с его помощью достичь желаемого, воплотить мечты в жизнь. Этот вариант не стоит отрицать. Портреты — опасные противники. Не живые, но и не совсем мертвые. В холсте заключена частица мага, его характер, привычки и желания. Среди всей этой серой массы, мог притаиться темный маг. Пожалуй, этот вариант, казался Фламелю самым правдоподобным. Но ничего, теперь он сможет бывать в Хогвартсе чаще и сможет понаблюдать за обитателями. А еще не помешает незаметно расспросить Флитвика. Тот верен Николасу, поэтому расскажет, если заметит что-то подозрительное. Да и Поттер всегда будет на виду. В один момент мальчишка не выдержит и выдаст себя. На этих мыслях Фламель улыбнулся, переведя взгляд на своего юного подопечного.
За все эти десять минут, что они находятся в магическом банке, Поттер не проронил и слова. Он не проявлял нетерпения или детского интереса. Словно все это было ему знакомо и привычно. Но вот к гномам парень проявил легкий интерес. Для англичан было привычнее общаться с гоблинами. Именно эти коротышки заправляли деньгами в Англии.
Фламель заранее договорился о встрече со своим знакомым гномом. Тот уже более двухсот лет заведовал финансам его семьи. И нужно признать, это лишь приумножило капитал, и никаких убытков. Талхар являлся хорошим другом Николаса и с радостью выполнял небольшие поручения, если те не шли вразрез с правилами банка. Фламель в свою очередь помогал ему с приготовлением редких зелий или давал консультацию насчет некоторых магических артефактов. Взаимовыгодное сотрудничество. И сегодня был один из таких случаев.
— Прошу, — Николас пропустил Поттера вперед, учтиво придерживая дверь.
Слизеринец без промедлений шагнул вперед, оказываясь в просторном кабинете, отделанном в бежево-золотых тонах. Само помещение находилось под землей, если судить по отсутствию окон, и времени, что заняло путешествие. К радости Поттера добиралось они не с помощью трухлых телег, как это было в Гринготтсе, а вполне комфортабельным лифтом. Помещение подсвечивалось магическими огнями, что парили под потолком. Уютное и без лишней помпезности. Мягкие стулья, шкафы с множествами ячеек и массивный стол, уставленный кучей всяких вещиц, большей части из которых Поттер видел впервые и не знал для чего те предназначены.
Слизеринец с интересом рассматривал гнома. Признаться, честно, он ожидал слегка иного. Видимо перечитал маггловских книг, где гномы изображены карликами не больше фута. Реальность оказалась иной. Перед парнем стояло существо с длинной серой бородкой.
«Прямо как у Дамблдора», — неожиданно подумал Поттер. Гном и в самом деле напоминал директора, лишь ростом поменьше и без привычной улыбки «а-ля добрый дедушка». Примерно около трех футов. Длинные волосы серого… хотя нет, серебряные, которые поблескивали на свету. Бледная кожа. Синие глаза, скрытые круглыми очками — они цепко смотрели по сторонам. Одет он был тоже забавно. То ли мантия, то ли удлиненный пиджак синего цвета. Такого же цвета колпак на голове. Гарри с удивлением рассмотрел на его кончике маленький серебристый колокольчик.
— Кхи-кхи, — прокашлялся специально громко алхимик, тем самым привлекая внимание ученика. Поттер сильно увлёкся рассматриванием Талхара. За этим было забавно наблюдать, но увы времени лишнего нет и приходится торопиться. У Николаса было еще много планов на этот день.
Николас уселся напротив гнома, а слизеринец разместился рядом. В следующую секунду перед каждым из них появилась копия договора. Парень тут же взял свой экземпляр и со всей внимательностью стал читать. Его жизнь зависит от этого договора, а значит всё должно быть изучено до мельчайших деталей. Одна ошибка, мельчайший недочет и Фламель получает безграничную власть над ним. Этого допустить Поттер не мог.
Николас не мешал слизеринцу. Попивая чай, он изредка бросал на него взгляд, довольно щуря глаза. Алхимик не ошибся в своем выборе, Поттер оказался куда умнее некоторых взрослых. Он не велся на красивую обёртку, разумно полагая, что за ней может скрываться всё, что угодно. Мальчишка ответственно подошел к договору, проверяя и еще раз перепроверяя каждый пункт. За свою свободу, он был готов драться насмерть. Похвально. Впрочем, Николас и сам не сильно наседал. Ему нужен был прилежный ученик, а не ручная зверушка. Ученик, который будет думать своей головой, а не жить чужими желаниями. Ведь в один момент наставника может не оказаться рядом.
В течение получаса, каждое слово было скрупулезно проверено. Поттер убедился, что нигде не скрыты подводные камни и что его права не ущемлены. Оставалось поставить свою подпись.
— Здесь сказано, что ученик должен проживать вместе со своим учителем. Что это значит? — Герой решил уточнить несколько моментов, которые его волновали.
— Каждое воскресенье вы будете проводить в моем доме. Также как летние и зимние каникулы, — пояснил алхимик.
— А как же Хогвартс?
— Альбус не возражает. Он позволил пользоваться его камином или камином вашего декана. Северус Снейп оповещен о ваших уходах со школы.
— А что с летними каникулами? Я должен буду провести все два месяца с вами? И где именно?
— Полагаю, эти вопросы мы уладим после. Я не деспот какой-то, — улыбнулся старый маг. — У вас будет время для отдыха и общения с друзьями. Насчет последнего вопроса — у меня есть прекрасное поместье во Франции. Чудное местечко. Уверен, вам там очень понравится, мистер Поттер. А моя супруга прекрасно готовит и будет рада баловать вас ароматной выпечкой.
Герой кивнул, принимая к сведению информацию. Пока он не знал, радоваться тому факту, что не придется торчать все каникулы у Поттеров или грустить. На первый взгляд, Фламель казался адекватным и куда лучше «любимых» родственничков. С другой стороны — Фламель дружит с Дамблдором, и не означает ли это, что слизеринцу придется провести все лето в обществе этого старикашки?
— Что насчет завещания покойного лорда Поттера?
— Конечно. Многоуважаемый Талхар предоставил мне его копию, с которой я имел возможность ознакомиться, — в подтверждение своих слов, мужчин указал на небольшую папку перед собой. — Я признаю, что ваши права на наследство приемлемы. Все пункты меня устраивают, и я не стану вносить коррективы. Ваш дед был умным человеком, для которого семья стояла на первом месте.
— Значит, вы не станете заставлять меня жениться на выгодной вам девице? — спросил парень, с прищуром смотря на старика.
Фламель засмеялся.
— Какие глупые мысли. Конечно же, нет. Хотя, в мои обязанности как наставника — а это практически опекунство — входят поиски вам достойной супруги. Это предполагает завещание вашего деда. Поэтому, я уделю свое внимание этому вопросу. Не сейчас, сейчас вы еще малы, а когда придет время. Заставлять или силоветь, я вас ни к чему не буду, даю слово, — необычайно серьезно закончил алхимик.
Поттер кивнул. Он почувствовал искренность в словах Фламеля.
— Я должен буду отчитываться перед вами о всех своих действиях и спрашивать разрешения, если захочу что-то купить или куда-то пойти?
— Не совсем так, — последовал ответ. — Я должен быть курсе ваших передвижений. И не по той причине, что хочу контролировать, а из-за того, что отныне я в ответе за вас. Магия будет спрашивать с меня в случае чего. К тому же, вы не производите впечатление глуповатого ребенка, а значит не станете намеренно подвергать свою жизнь опасностям. А договориться мы всегда сумеем.
— Что насчет моих финансов?
— Мне не нужны ваши деньги, мистер Поттер. За свой долгий век, я смог неплохо заработать. Уважаемый Талхар подтвердит, если вам так интересно.
Поттер отрицательно покачал головой.
— А сколько будет длиться мое ученичество? — главный вопрос был задан. Этот вопрос волновал слизеринца больше всего. Именно наставник устанавливал сроки. И если тот скажет двадцать лет, то так и будет. Даже став совершеннолетним, Поттер останется под властью другого человека. Это не устраивало слизеринца.
— Время покажет, — задумчивый ответ. — Все зависит от ваших стараний и желания. Может пять лет, а может двадцать пять.
Поттер нахмурился, но возражать не стал. Неожиданно в голове вспыхнули слова Салазара о том, что не бывает нерешаемых проблем. Есть препятствия, которые можно обойти, но есть и такие, что придется только убирать. Про себя брюнет ухмыльнулся. Фламель хоть и умен, да и живет куда больше других магов, но он не бессмертен. Его трудно убить, но возможно.
Рука дрогнула. На секунду в изумрудных глазах появилось сомнение, что через секунду сменилось на решимость. В тишине кабинета послышался скрип пера, зазвучавший словно гром среди ясного неба. Короткая вспышка боли и вот на желтоватой бумаге появляется подпись, сделанная кровью.
Пути назад нет.
Фламель с триумфом в глазах наблюдали как синее сияние окутывает пергамент. Договор вступил в силу. Он почувствовал нити, которые впились в его магическое ядро. Нити, связывающие учителя с учеником. Пока они слабы, но со временем станут прочнее. Превратятся в цепкие канаты, которые будет невозможно разорвать.
Алхимик внимательно посмотрел на мальчишку.
— Готовься, мой юный ученик. Я буду обучать тебя не просто как ученика, а как своего наследника.

***

Дафна перебывала в задумчивом состоянии. Отделавшись от подруг, она закрылась в комнате, решив проанализировать произошедшее неделю назад. Подумать было над чем. Гарри Поттер. Это имя не первый день будоражило ее, заставляя дрожать, то ли от страха, то ли от нетерпения. Поттер был самой большой загадкой в жизни Дафны. И вот недавно, ей удалось приоткрыть одну из завес тайн. Казалось, что все должно начать проявляться. Но все происходило совершенно наоборот. В ответ на ответы, она получила еще больше вопросов. Вопросов, которые будоражили, заставляя кровь стыть в жилах.
В первые минуты, Дафна хотела связаться с отцом и обо всем ему рассказать. Он поймет ее и даст совет, как действовать дальше. Но… Но слизеринка не сделала этого. Она боялась проломить хрупкий лед их с Поттером дружбы. Предать доверие. Почему-то Гринграсс была уверена, что стоит рассказать об этом кому-то, как она предаст Гарри. И она молчала. Молчала, лишь искоса поглядывая на Героя.
Послышался шелест открывающейся двери, а затем торопливые шаги. Все это вырвало Гринграсс с ее мыслей о Гарри Поттере и его тайнах.
— Дафна, — послышался встревоженный голос Трейси.
— Что?
— Там такое произошло… Такое, — шептала Дэвис. — Ужас настоящий.
Дафна выжидающе смотрела на подругу, пытаясь понять, о чем та лепечет.
— Говори уже!
— Там… там…
— Трейси! — прикрикнула на подругу Гринграсс. — Не веди себя как трусливая хаффлпаффка. Что могло такого произойти, что ты бледная как поганка и заикаешься?
— Кто-то напал на кошку Филча, — едва слышно проговорила второкурсница, словно боясь что ее услышат. — Превратил беднягу в камень.
— Пф, — презрительно фыркнула Гринграсс. — Подумаешь, происшествие. Кто-то из старшекурсников решил пошутить. Эта кошка вечно шаталась по коридорам.
— Эээ… Там еще была надпись на стене.
— Какая надпись? И на какой стене?
— В коридоре третьего этажа. Кто-то написал о том, что Тайная комната открыта, — едва слышный шепот. — Это так ужасно. Я так испугалась.
Гринграсс вскочила на ноги.
— Я должна это увидеть.
— Нет, — взвизгнула Трейси. — Это опасно. И директор запретил. Дамблдор сказал, чтобы мы все расходились по своим гостиным. А декан грозился проверить, если мы вздумаем ослушаться.
— Ничего Снейп мне не сделает, — была полна решимости Дафна. — Так ты идешь со мной или остаешься здесь?
Дэвис замялась, чувствуя себя некомфортно под взглядом синих глаз подруги.
— С тобой.
В гостиной Слизерина было полно народа и стоял небывалый шум. Студенты обсуждали произошедшее, делясь своими мнениями. Все были настолько увлечены разговорами, что даже не заметили, как две второкурсницы скрылись за портретом охраняющем выход.
— Это глупая идея, — прочитала Трейси. — Очень глупая.
— Да не дрожи ты, трусиха, — прикрикнула на подругу Дафна. — Мы лишь глянем одним глазком и сразу же вернемся.
Через десять минут они уже стояли в нужном коридоре возле зловещей надписи. Кошки не было видно, как и самого завхоза. Подойдя поближе, Дафна потрогала красную жижу которой были написаны буквы. Принюхалась.
— Это краска, — последовал вердикт.
— Давай уйдем отсюда, — взмолилась Трейси. — Мне страшно.
Дафна кинула на подругу злостный взгляд и уже хотела было что-то сказать, как неподалеку послышались чьи-то шаги. Схватим замершую словно мышь перед удавом Дэвис, Гринграсс потянула ту на буксире в подземелья.
Очередной поворот. И тут словно из-под земли появляется Снейп. Преградив путь, зельевар одаривает второкурсниц хмурым взглядом. Гринграсс испытывает досаду из-за того, что попалась, но ни грамма страха.
— Дэвис, Гринграсс! Что вы забыли здесь? Я велел всем сидеть в гостиной, — громыхал голос декана. — Или правила не для вас писаны? — насмешка.
— Извините, сэр, — пролепетала Трейси.
Дафна продолжала упрямо молчать.
— Отработка завтра в шесть часов для каждой из вас. А сейчас марш в гостиную, пока я не лишил Слизерин баллов. Поттер, и вы здесь. Почему я не удивлен, — в голосе звучала ирония.
Дафна проследила за взглядом декана и увидела в десятке метров позади Всемирного героя. Тот не высказывал страха, лишь легкое любопытство.
— Все марш в гостиную!

***

Поттер думал, что в банке они провели около часа, на самом деле же оказалось, что целых четыре. Сперва изучение договора, затем обсуждение деталей и наконец подписание. Фламель заявил, что это событие нужно отметить и завел слизеринца в магазинчик, где готовили лучшее с его слов мороженое. Герой не возражал, поэтому с удобством расположился за дальним столиком. По наставлению алхимика он заказал себе шоколадное лакомство и стал ждать. Спустя минуту перед ним появилась креманка с тремя аппетитными шариками, усыпанными шоколадом и маленькими печеньками.
— Что вы имели в виду, под теми словами в банке? — задал волнующий его вопрос брюнет. — Не только ученика, но и наследника.
Фламель лишь загадочно улыбнулся, сверкнув глазами за стеклами очков.
— Всему свое время, мой юный ученик. Всему свое время.
— Но…
— Еще не пришла пора отвечать на вопросы. Наберись терпения.
Поттер негодовал. Он не любил оставаться в неведении. Фламель словно это чувствовал и специально испытывал. Слово, брошенное там, слово здесь. Хитрый лис, под стать своему дружку Дамблдору. Герою лишь оставалось скрипеть зубами и до боли сжимать кулаки.
Фламель показал своему ученику пару достопримечательностей здешней местности. Познакомил с некоторыми личностями, одним из которых оказался мастер волшебных палочек. Со слов алхимика, он был одним из лучших. Его работы пользовались популярностью и невероятно ценились.
— Жан-Поль один из лучших мастеров, которых мне довелось встречать, — изрек невзначай старик. — Его творения бесценны.
— У меня есть волшебная палочка, — возразил Герой. А про себя добавил: «и не одна».
— А я и не говорил, что он изготовляет лишь волшебные палочки, — улыбка. — Он настоящий мастер. Мы непременно к нему заглянем. Позже, когда будет побольше времени.
— А что он еще изготовляет? — заинтересовался брюнет.
— Всякое. Пусть это останется маленькой тайной.
«Очередная уловка, — нахмурился слизеринец. — Хочет, чтобы я начал его расспрашивать, умоляя рассказать всю правду. Не бывать этому», — решил второкурсник.
— Ах, время так быстро бежит, — притворно ужаснулся Фламель. — Тебе пора возвращаться в Хогвартс. Альбус будет недоволен, если я не верну тебя к ужину.
— Конечно, — согласился брюнет.
— В воскресенье я жду тебя. Пернелль приготовит что-то вкусненькое. Порт-ключ я тебе дал на всякий случай и адрес камина записал. Прилежно учись, мой юный ученик.
— Непременно, — съязвил Поттер.
— Слизеринец, — без злобы констатировал Фламель. — Это будет интересно.
Гарри с помощью камина переместился в кабинет директора. Тот как оказалось уже ждал его, восседая в своем кресле-троне. При виде Героя он добродушно улыбнулся и предложил чая.
— Нет, — отказался привычно брюнет. — Не хочу портить аппетит перед ужином.
— Конечно-конечно, — добрая улыбка. — Надеюсь, Николя не морил тебя голодом?
— Нет.
— Тогда можешь идти к друзьям. Они несомненно волнуются о твоей пропаже. И мальчик мой, будь осторожен.
Поттер удивленно посмотрел на старика, не понимая к чему тот сказал последние слова. Неужели ему угрожает опасность? Если так, то какая?
Коридоры были пустынны, к удивлению второкурсника. Никаких тебе целующихся в потайных ходах парочек и заблудших первокурсников. Это настораживало Героя, особенно в свете последних слов директора. Очередной поворот и до его слуха доносятся голоса, а через несколько метров впереди он видит крючковатый нос Снейпа и двух замерших младшекурсниц. Присмотревшись, Поттер узнает в них Гринграсс с Дэвис.
Снейп что-то говорит, но Герой его практически не слушает. Декан любитель посыпать колкостями, особенно в адрес Поттера — своего любимейшего ученика.
Портрет отъезжает в сторону, и они оказываются в гостиной. Шквал голосов сразу же смолкает, а сотни взглядов устремлены на них. Один из старост уже хочет разразился гневной тирадой, как видит позади хмурую физиономию Снейпа.
Поттер не понимает, что происходит. С чего этот шум? До комендантского часа еще куча времени, тогда почему все сидят здесь.
— Старосты, проводите всех к ужину в Большой зал, а затем проверьте чтобы все вернулись назад. Если я увижу кого-то шатающегося по замку, то назначу месяц отработки с МакГонагалл. Всем ясно?
— Да, — послышался шквал голосов.
Гарри без труда отыскал среди змеек светлую макушку Драко Малфоя и целенаправленно двинулся к нему.
— Что здесь произошло? — тихий голос. — С чего весь этот балаган?
— А ты разве не слышал, — удивился стоявший рядом Нотт. — Весь Хогвартс об этом гудит уже больше часа.
— Меня не было в замке весь день, — в голосе проскользнула злость. — Я только вернулся.
— Ааа…
— Так что произошло?
— Кто-то напал на кошку Филча, — ухмыльнулся блондин. — Превратил ее в камень. Филч так зверствовал. Говорили, что он чуть не придушил Уизли с Лонгботтомом. Этим тупицам чудом удалось спастись.
— А они причем к окаменению кошки? Даже глупец знает, что этой парочке не хватит мозгов для подобного колдовства. Они Люмус едва наколдовывают, что уже говорить об остальном.
— Дамблдор так и сказал. Говорил, что ученики не способны на подобное.
— А почему заподозрили этих двоих? — продолжал допрашивать Поттер. — И вообще с чего столько шума из-за дряхлой кошки?
— Эти двое ее нашли, — последовал ответ. — Вот Филч и решил, что они виновны. И там была не просто кошка, а еще надпись на стене.
— Надпись? — удивился брюнет.
— Ага, написанная кровью, — тихий шепот.
— Это была не кровь, глупец, а красная краска, — заявила неожиданно Гринграсс. — Я сама проверяла.
— И что там было написано? — Поттер внимательно смотрел на Дафну.
— Тайная комната открыта. Враги наследника, берегитесь.

Глава 12


Поттер был ошарашен, и это еще слабо сказано. Он пребывал в самом настоящем шоке. В голове крутились слова Гринграсс о Тайной комнате. Сперва он посчитал это дурацкой шуткой, но быстро отмел эти мысли, стоило увидеть лица «друзей». Те были испуганы, хоть и пытались казаться невозмутимыми. Даже Гринграсс выглядела пришиблено, и странно на него поглядывала, словно хотела что-то спросить, но не решалась. Поттер всю неделю ловил на себе подобные взгляды Дафны и уже начал сомневаться в ее адекватности. Раньше подобного за этой слизеринкой не замечалось. Первым начинать разговор Герой не стремился, поэтому занял выжидающую позицию. И по пылающему взгляду Гринграсс, было видно, что момент настал — не сегодня так завтра, она придет к нему с вопросами.
— Мне отец рассказывал о Тайной комнате, — неожиданно тихо проговорил Драко.
— И? — изумрудные глаза пылали любопытством.
— Я точно не помню всего, — покаялся блондин, — но кажется более пятидесяти лет кто-то уже открывал эту комнату. Отец говорил, что тогда кто-то погиб. Девчонка какая-то, — голос едва слышный.
— Почему тогда об этом никто не знает? — подставил под сомнения слова Малфоя Нотт.
— Ты хочешь сказать, что я лгу?! — вскипел блондин.
— Нет… Но…
— Дамблдору не выгодно привлекать внимание к Хогвартсу. Директор скрыл события прошлого года от разглашения, мог сделать подобное и тогда. Зачем ему проверки школы и всякие подозрения в халатности, — разумно отметила Гринграсс.
Сам же Поттер отмалчивался. В уме он уже сделал себе пометку расспросить Салазара побольше о Тайной комнате и событиях минувшей давности. Вдруг слова Малфоя правдивы — комната открывалась, и кто-то умер. Зря он раньше не поинтересовался подобным. Повода не было, а возможно и желания. Все же не пытал Поттер страсти к истории. Пришла пора исправить эту оплошность.
— Тогда директором был не Дамблдор, — авторитетно заявил Забини. — Диппет.
— Подумаешь. Такой же магглолюбец, как и Дамблдор, — буркнул Драко.
— Ага, — поддакнул Забини. — Мне вот интересно, кто тогда открыл Тайную комнату? Виновников нашли? А кого-то выгнали из Хогвартса?
— Да все это чушь, — стоял на своем Нотт. — Тайная комната — это выдумки!
— А вот и нет, — возразил Драко.
Гарри не вмешивался в разговор. Он решил понаблюдать за сокурсниками и выяснить, к каким те выводам придут. Странно, но Гринграсс тоже отмалчивалась.
— Ааа… эээ, — замычал Гойл. — А давайте спросим у декана.
— Точно! — обрадовались второкурсники. — Гойл, ты молодец.
— Ага, так вам Снейп все и расскажет, — усмехнулся Нотт.
— А почему нет? — возразил Драко. — Зачем ему нам лгать?
— Может, это какая-то тайна, — загадочно отозвался темноволосый слизеринец.
— Мне декан расскажет, — авторитетно заявил блондин.
— Считаешь, раз Снейп твой крестный, то станет рассказывать тебе все секреты? — рассмеялся Нотт. — Спорим на пять галеонов, что декан тебе ничего не расскажет.
— Спорим, — принял условия Малфой. — Готовь завтра деньги.
Второкурсники посидели еще около часа, обсуждая произошедшее, а когда Поттеру надоело слушать их бред, он отправился спать, заявив, что у него разболелась голова. На самом деле это было не так, Гарри просто хотел побыть в одиночестве и подумать.
Дождавшись, пока все лягут спать, Поттер направился к выходу из гостиной. Ему стоило поговорить с Салазаром. Тот, наверное, что-то знает об открытии Тайной комнаты. Но, стоило второкурснику оказаться в коридоре, как он едва не попал в лапы Снейпа. Зельевар как раз направлялся в сторону своего кабинета.
«Что ему могло понадобиться среди ночи там?» — удивился Герой. Проводив Снейпа хмурым взглядом и дождавшись пока его шаги стихнут, Поттер выбрался со своего укрытия. Кинув взгляд на портрет, он отметил — Салазар Слизерин отсутствует. Не трудно было догадаться, где находится Основатель. Ноги направились к потайному ходу в Тайную комнату.

***

Дафна внимательно наблюдала за Мальчиком-Который-Выжил. Тот вел себя спокойно, не выказывал волнения и какого-то беспокойства. Это удивляло слизеринку, поскольку та четко знала о том, что Поттер причастен к открытию Тайной комнаты. После прошлой ночной прогулки Дафна провела несколько дней в библиотеке, наводя справки. Пришлось поднять все архивы и пролистать десяток книг, чтобы найти упоминание о Тайной комнате. В книге говорилось что Салазар Слизерин построил особое помещение в Хогвартсе и назвал его Тайной комнатой, и поместил там «немыслимое чудовище», названное «Ужасом Слизерина». Именно это чудовище должно было очистить Хогвартс от грязнокровок и всех неугодных. Но, также в книге говорилось, что все это лишь легенда. Никто более тысячи лет не мог найти эту комнату не то что открыть.
И сама Дафна еще неделю назад поверила этим словам, если бы собственными глазами не увидела доказательства. Правда, никакого «ужаса Слизерина» девочка там не увидела.
«Это ничего не значит», — убеждала себя Гринграсс.
Весь вечер она наблюдала за другом, решаясь на разговор. К несчастью, гостиная была заполнена взволнованными учениками и девушке без лишних ушей не удалось перехватить Поттера. Тот, сославшись на головную боль, скрылся в своей комнате.
— Дафна, — прозвучал неожиданно голос Дэвис.
— Что? — в голосе проскользнула злость. Прошедшая неделя вымотала ее как физически, так и морально. Сил совершенно не осталось, а настроение давно перебывала в минусах. Но увидев взволнованный взгляд подруги, девушка смягчилась. — Что ты хотела, Трейси?
— Я волнуюсь за тебя. Ты ведешь себя странно.
— Странно? — переспросила Гринграсс. Она не замечала за собой ничего подобного. Все было как обычно: учеба, домашние задания и посиделки в гостиной.
— Да, — уверенно заявила Трейси. — Стала дерганой. И раздражаешься при малейшем поводу.
— Глупости. Я веду себя как обычно.
— Ага. И на Поттера глазеешь все время, — улыбнулась Дэвис.
— Ничего подобного, — начала возражать Дафна.
— Ты об этом Паркинсон расскажи. Панси заявила во всеуслышание, что ты глазки строишь Герою. Ходишь за ним хвостом. И знаешь, многие согласны с нею. Твое поведение изменилось.
— Вот еще, Паркинсон, — разозлилась Гринграсс. — Всем известно, что она первая сплетница на Слизерине. Только и может, что болтать языком. Лучше бы учебой занялась, а не следила за другими.
— Так ты не влюбилась в Поттера?
— Вот еще, — фыркнула Дафна.
— Ну, тогда ладно.
Гринграсс пребывала в раздражении. Неужели она и правда глазела слишком часто на Мальчика-Который-Выжил, и это заметили некоторые слизеринцы? Это не есть хорошо. Если заметила Паркинсон, то несомненно уже знает и Малфой, которому Панси первому расскажет, а уже тот доложит Поттеру. Значит — нужно серьезно поговорить с Героем. Больше нет времени выжидать.
«Вот завтра с утра сразу же и поговорю», — решила Дафна.
Ее соседки по комнате давно уже видели десятый сон, а самой девушке не спалось. Тревожные мысли не давали ей уснуть, заставляя в десятый раз прокрутить в голове те вопросы, что она собирается задать Поттеру. Гринграсс в очередной раз заерзала по постели, после чего решительно поднялась. Сна нет ни в одном глазу и мучить себя попытками уснуть нету смысла.
— Мне нужно подышать свежим воздухом, — негромко проговорила слизеринка решительно направляясь в гостиную. К счастью, там никого из зевак не обнаружилось. Все давно уже спали и ей никто не мешал наслаждаться потрескиванием огня в камине. Наплевав на все правила хорошего общества, Гринграсс сбросила тапки на пол и с ногами взобралась на диван, закутываясь в плед кем-то здесь своевременно оставленным. Сразу стало тепло и уютно.
Неожиданно до чуткого слуха Дафны донеслись шаги. Кто-то поднимался по лестницы со стороны спален. В первые секунды слизеринка хотела было выскочить со своего укрытия, но затем передумала. Решив понаблюдать за тем, кому тоже в эту ночь не спится. Полумрак и высокая спинка дивана надежно ее скрывали от разоблачения. Секунда-вторая и вот перед Дафной предстал Гарри Поттер собственной персоной. Слизеринка едва скрыла свое изумление и еще сильнее вжалась в спинку дивана, комкая в ладошках края пледа. Притаившись, она старалась даже не дышать, чтобы не выдать свое присутствие.


Глава 13


— Эээ… Гермиона, может мы вернёмся назад? — прозвучал неуверенный голос. — Если нас поймает в своей кладовке профессор Снейп, — на последнем слове парень задрожал. — Он… Нас исключит. Бабушка будет недовольна.
— Никто нас не поймает, — уверенно заявила Грейнджер. — Я всё проверила. Не бойся.
— Ну…
— Хватит жаловаться, Невилл, — прозвучал еще один голос. — Ты сам за нами увязался.
— Чтобы вы не наделали глупостей. Вспомните прошлый год.
— Пф, — фыркнул рыжеволосый парень. — Мы… — но что хотел сказать Рональд, не дано было услышать. Гермиона Грейнджер схватила обоих парней и затащила в потайную нишу, скрытую за доспехами рыцаря. Сделано это было второпях, поэтому наступивший на край свой мантии Невилл кубарем повалился вглубь помещения, сбивая с ног Рональда. Рыжий болезненно приложился головой о каменную кладку и с ног до головы перемазался пылью и паутиной, чем стал походить на привидение. Лонгботтом выглядел не лучше. Мантия грязная и порванная. На щеке глубокая царапина, а глаза полны ужаса.
— Эй! — попытался было возмутиться Уизли. Рыжему не понравилось такое варварское отношение к своей «драгоценной персоне», но Грейнджер приложила свою ладонь к его губам, призывая к тишине.
— Тихо, — шепот. — Смотрите, — палец девушки указывал вперед.
Уизли позабыл о своем возмущении и посильнее высунул голову из их укрытия, силясь рассмотреть то, на что указывает подруга. Секунда — и в его глазах появляется узнавание, которое сменяется яростью.
— Поттер, — выплюнул ненавистную фамилию Уизли. На расстоянии десяти шагов от них за небольшим поворотом стоял Гарри Поттер собственной персоной. Лицо слизеринца было хмурым, а руки сжаты в кулаки. — Что он здесь делает? И где его подпевалы Малфой с Ноттом?
— Тише, — шикнула на рыжего Грейнджер. — Ты же не хочешь, чтобы он нас обнаружил?! Я вообще удивлена, что Поттер не услышал тот шум, что вы наделали здесь, — в голосе было осуждение.
— Я не виноват, — начал оправдываться Рон. — Это…
— Тихо. Слушайте, — Грейнджер высунула голову сильнее.
В коридоре раздалось зловещее шипение. Трое гриффиндорцев вздрогнули, ёжась от ужаса. Невилл и вовсе чуть в обморок не повалился. Лице рыжего побледнело, а рот открылся в немом крике, словно у рыбы, которую выбросили на берег. На их фоне Грейнджер выглядела самой вменяемой. Хоть в её глазах и читался ужас, но девчонка стойко держалась.
— Я же говорил, что Поттер тот еще змеюка! — заявил авторитетно Уизли, когда Герой скрылся с виду. — Он — Наследник Слизерина. Это Поттер напал на кошку Филча! Мы немедленно должны рассказать директору! Поттера нужно выгнать из Хогвартса! Посадить в Азкабан!
— И… Эээ… — сзади замялся Невилл. — А может не надо?
— Невилл, ты сильно жалостливый. Ты же сам видел, что Поттер владеет парселтангом. Это тёмный дар, — напирал Рон. — Им владел Тот-Кого-Нельзя-Называть и сам Салазар Слизерин. Пойдёмте быстрее к Дамблдору!
— Нет, — авторитетно заявила Грейнджер после минуты раздумий.
— Ааа… — Рональд завис, не ожидая таких слов. — Гермиона…
— У нас нет доказательств, что Поттер причастен к нападению, — сказала Грейнджер. — Мы должны поймать его на месте преступления. Выведать все его планы. Поэтому сейчас нам нужно сварить «Оборотное» больше, чем прежде. Мы проберёмся к Поттеру и всё у него узнаем.
— Ты права, — закивал рыжий. — Поттер за всё ответит! Невилл, ты с нами? — рыжий оглянулся на перепуганного однокурсника. Тот жался к стене, теребя руками свою мантию.
— Я… Эээ…
— Вот и хорошо. Я знал, что ты наш человек, — довольно кивнул Уизли.

***

— Милорд, — Кровавый барон учтиво склонил голову перед портретом Основателя. — Вы хотели меня видеть?
— Да, мой друг, у меня есть для тебя задание, — отозвался Салазар, задумчиво постукивая пальцами по быльцу кресла. — Ах да, что слышно о нашем общем знакомом? Не возникло каких-то проблем?
— Небольшие, — скривился призрак, — но я их уладил.
— Хорошо. Я знал, что на тебя можно положиться.
Барон вновь склонил голову, польщенный похвалой Основателя.
— Скоро придёт его время. Еще немного…
— Милорд, мне будет позволено спросить? — призрак замялся.
Салазар сделал пас рукой, призывая его продолжать.
— А как быть с Поттером? Он уже вам не нужен?
— Отчего же, — ухмыльнулся мужчина на холсте. — Я не привык разбрасываться своими игрушками. Мальчишка сыграет ещё свою роль, — ухмылка превратилась в оскал. — Хочет он того или нет, но ему придётся доиграть партию до конца.
— Но за его спиной стоят Дамблдор с Фламелем.
— Дамблдор… Мерзкий старикашка. От него могут быть проблемы, но незначительные. Я знаю его слабые стороны, по которым в нужный момент нанесу сокрушительный удар. А Фламель… С ним придётся быть осторожнее. Он не такой простак, как Дамблдор. За его спиною огромный опыт и знания. Впрочем, это не спасет его от моего гнева. Сейчас Фламель выгоден мне. Мальчишку нужно обучить. Нужно огранить этот самородок, чтобы в нужный момент я занялся его шлифовкой, доводя до совершенства.
— Значит, вы хотите передать Гарри Поттеру свое Наследие? — уточнил Барон.
— Не сейчас и не такому Поттеру, — загадочная улыбка. — Когда настанет момент, от Поттера в нём останется лишь фамилия. Я поломаю его, а из осколков вылеплю то, что пожелаю. Жаль, что мальчишка полукровка, — злостный взгляд, — но с этим уже ничего не поделать.
— Милорд, а как быть с Тайной комнатой? Я, как вы и велели, слежу за девчонкой?
— Следи. Он еще не полностью напитался силой. Нужно несколько месяцев, чтобы всё сработало так как я запланировал.

***

Дни летели один за другим. Поттер не успел оглянуться, как прошел целый месяц. Месяц, полный забот и тревог. Школьная рутина увлекла его в свой водоворот, оставляя лишь толику свободы. Слизеринец исправно посещал занятия с Фламелем, всё больше и больше увлекаясь его рассказами. Не кривя душой, Поттер признавал в алхимике хорошего учителя. И плевать, что каждое воскресенье Гарри появлялся в Хогвартсе еле волоча ноги от усталости. Фламель учил его всему. Начиная от истории и заканчивая заклинаниями. А еще он не терпел лени… О да, Поттер до сих пор ощущал на своей спине удары розог. Незабываемый опыт. Фламель был убежден, что боль выбьет все ненужные дурости из его головы и заставит прикладывать больше усилий в учёбе. Но сам Поттер считал, что Фламелю просто нравится причинять боль, упиваясь своей властью. Садист… Но несмотря на всё это Гарри не жаловался. Он считал боль приемлемой платой за знания.
Слизеринец отогнал от себя лишние мысли и в очередной раз посмотрел на дверь. Малфой до сих пор не вернулся с отработки.

***

Трое гриффиндорцев склонились над котлом, в котором побулькивала какая-то жижа, пахнущая весьма неприятно.
— Фу, как здесь воняет! — не выдержал Рональд Уизли. — Меня сейчас вырвет.
— Рон, не драматизируй, — огрызнулась Гермиона.
— Герми, ну скоро там уже? — раздался жалобный голос Уизли. — Мы уже целый месяц торчим здесь, и мне бы хотелось знать, что не зря.
— Торчите… — пробурчала Грейнджер. — Вы иногда сюда заглядываете проверить, всё ли в порядке, а вот мне приходится варить это зелье. Так что, Рон, лучше помолчи и дай мне сосредоточиться, иначе вся работа пойдет насмарку. Сейчас очень ответственный момент — я должна добавить последний ингредиент в нужных пропорциях за пять минут до конца, в ином случае зелье можно считать испорченным.
— Эээ… Может, тебе помочь? — неуверенно переминаясь с ноги на ногу, предложил Невилл.
Грейнджер кинула на него раздражительный взгляд и скривилась. В ее памяти вспыхнули моменты, как Невилл с Рональдом раз за разом портят свои зелья на уроках, превращая их во взрывную смесь. Такой участи своему «творению» гриффиндорка не желала.
— Нет, вы только всё испортите. У вас плохие оценки по зельеварению, так что я сама справлюсь.
— Гермиона, это всё из-за Снейпа, — запротестовал Рон. — Он ничего не объясняет и постоянно возмущается всеми, кроме своих любимых слизеринцев. А нам с Невиллом он и вовсе занижает оценки, поскольку ненавидит нас.
— Не говори глупостей, Рон, Снейп просто строгий преподаватель, вот и всё, — Гермиона погасила под котлом огонь. — А вы его не слушаете, вот профессор и злится.
— Он нас ненавидит!
— Рон, ты неисправим. У тебя виноваты все — слизеринцы, профессор Снейп, но только не ты!
— Но Снейп нас на самом деле ненавидят! Ну, скажи, Невилл, я ведь прав, — взгляд Уизли скользнул на Лонгботтома, примостившегося на мягком покрывале около раковины.
— Эээ… Да, — промямлил парень, краснея словно помидор.
— Вот видишь Гермиона, Невилл со мной согласен, — довольно воскликнул Уизли.
Грейнджер лишь закатила глаза. Сколько за этот день она слышала жалобы Рональда на Снейпа — десять, пятнадцать? Или и того больше. Уизли всегда искал виноватых в своих проблемах, не жилая признавать собственной ненормальности и лени.
— Зелье уже готово, осталось дать ему остыть, и можно пить. Кстати, где волосы, что вы взяли у Малфоя и Нотта?
— Здесь, — Уизли достал два маленьких пакетика.
— Хорошо. Надеюсь, слизеринцы не очухаются раньше времени, — пробормотала Гермиона, — а то тогда у нас будут большие неприятности…
— Не должны, Фред с Джорджем их хорошенько приложили, так что часа два они будут в отключке, но даже если придут в себя, им потребуется время, чтобы выбраться из той ниши, в которой близнецы их заперли, — со злорадством произнес Рон.
— А у твоих братьев потом не будет проблем? Их могли увидеть.
— Нет, — уверенно заявил Рон. — Они сами не ожидали подвоха и угодили в ловушку. Кто на них напал, они не видели, но тут и дураку понятно, что сразу подумают на нас. И когда я вырвал у каждого из них по паре волосинок, они были без сознания, в таком состоянии я их оставил. Дверь закрыта на замок.
— Пора, — произнесла Гермиона и начала разливать готовое зелье в стаканы. — Кидайте волосы и пейте, — она протянула друзьям бокалы.
— А ты что будешь делать, пока нас не будет?
— Уберу здесь все и спрячусь в нише около гостиной Слизерина и стану вас ждать.
— Пейте зелье, — скомандовала Гермиона после нескольких минут тишины. Все это время Невилл и Уизли с неприязнью поглядывали на стаканы, заполненные серой жижей, не решаясь выпить.
— Фу, от него воняет, — простонал Рон.
Пальцы Невилла дрожали. Казалось секунда и он выронит стакан на пол, расплескав серую жижу.
— У нас нет времени для ваших кривляний, просто выпейте. Или вы хотите, чтобы весь наш план провалился?!
— Тебе легко говорить, — вздохнул Уизли. — Фу, — зажав пальцами нос, он приставил стакан к губам и, не давая себе передумать, сделал несколько глотков мерзкого на вкус зелья. Лонгботтому тоже ничего не оставалось, как выпить свою порцию. С мгновение ничего не происходило, а затем двое гриффиндорцев склонились в приступе рвоты и умчались к раковинам…

***

Драко с Ноттом в пренеприятнейшем настроении возвращались с отработки, которую они отбывали под надзором МакГонагалл. Мерзкая кошка назначила им по неделе взысканий из-за того, что они посчитали ее урок скучным, а заданное задание — бесполезным. И чего она обиделась на правду?
— Драко, ты слышал, как эта истеричка Браун визжала, когда МакГонагалл положила перед ней мышь? Я чуть не оглох от ее воплей.
— А мне было жаль мышь. Она была напугана больше этой ненормальной, видимо, и умерла от шока, а не от того, что Браун с перепугу швырнула ее на пол.
Обсуждая всякую ерунду и посмеиваясь, двое слизеринцев шли к своей гостиной, где их должен был поджидать Поттер, прогулявший сегодня трансфигурацию. Словно чувствовал, что деканша Гриффиндор сегодня будет зверствовать больше чем обычно.
Неожиданно раздался какой-то скрежет, а затем звук бьющегося стекла, что не могло не привлечь внимание Малфоя и Нотта. Те поспешили к источнику звука, разумно полагая, что там что-то случилось.
Но не успели парни сделать и пары шагов, как что-то холодное и липкое вылилось им на голову, и, пока они пытались отчиститься от жидкости, которой оказались облиты с ног до головы, не заметили, как в коридоре появились новые действующие лица.

***

Фред с Джорджем уже час сидели в одной из ниш, расположенной в подземельях. Она была скрыта за доспехами, тем самым являясь неприметной для посторонних взглядов, что было на руку братьям.
— Как договаривались, — с этими словами парни выбрались из своего укрытия и спрятались за доспехами в темном углу. Джордж взмахнул палочкой, и в коридоре раздался звук бьющего стекла, а тем временем Фред попытался изобразить стоны боли, словно здесь кого-то избивают. Дальше всё пошло как по маслу — двое слизеринцев с палочками наготове прибежали к нише, где близнецы тотчас активировали ловушку. На головы ничего не ожидающим парням вылилось два ведра слизи, имеющей неприятный запах. Пока слизеринцы копошились в жиже и пытались стереть её с глаз, близнецы запустили в их сторону два специфических заклинания, что погрузили их в сон. Далее, уже не опасаясь быть опознанными, гриффиндорцы оттащили мальчишек в нишу, где и оставили.

***

Портрет отъехал в сторону впуская внутрь Малфоя с Ноттом.
— Что так долго? — осведомился Поттер так и не отрывая взгляда от книги. — Неужели МакГонагалл решила отыграться на вас за всех слизеринцев?
— Ага, — ответил Малфой (Уизли).
— И что же эта убогая заставила вас делать? — хмыкнул Слизерин, поднимая взгляд.
— Мы вытирали пыль на кубках, — парировал Малфой (Уизли).
— Занятно, — протянул Слизерин, с прищуром смотря на друзей. Все его внутренне «я» кричало о том, что происходит что-то странное. Позвякивал колокольчик, оповещая об опасности. Он еще раз окинул взглядом Малфоя, с каждой секундой хмурясь все сильнее и сильнее. Что-то было не так… Перед ним вроде стол Малфой, но в то же время не он. Тембр речи не тот. Да и вид странноватый. Волосы кое-где торчали, хоть обычно Драко прилизывал их специальным гелем. Мантия застегнута криво. Такой щеголь и нарцисс как Малфой, никогда бы не позволил себе в таком виде показаться перед посторонними. Что ни говори, а внешний вид для Драко был одним из главных. Взгляд Поттера переместился на Нотта. И вновь это чувство лживости. Тео стоял сгорбившись, отводя взгляд. Это было нетипично для Нотта. И следующие слова Малфоя подтвердили его догадки.
— Гарри, а ты не знаешь, кто задушил петухов лесничего?
— Знаю, — Поттер скрыл улыбку, при виде вытянувшихся лиц собеседников. — Рональд Уизли. Ты же сам слышал, как наш декан говорил директору, что видел, как Рональд душил петухов. Видимо, у его семьи совсем плохо с деньгами, вот он им и помогает с едой. Не удивлюсь если он скоро начнет таскать еду со стола в Большом зале, — Поттер едва удержался чтобы не рассмеяться в голос, настолько физиономии у этих двоих были забавные.
— Ааа… — промычал Малфой (Уизли). — Это ложь. Я этого не делал?!
В руке у Поттера молниеносно оказалась волшебная палочка. Взмах и еще один, и вот два обездвиженных тела повалились на пол, смачно ударившись макушками о камень.
В гостиной в ту же секунду повисло молчание. Все немногочисленные головы повернулись в их сторону. Во взглядах читался немой вопрос: что происходит?
— Поттер, — первой опомнилась Гринграсс. — Ты…
— Это не Малфой с Ноттом, — уверено заявил брюнет. — Нужно вызвать сюда Снейпа. Пусть он разбирается.
Началась возня и один из учеников выбежал в коридор. Не прошло и пяти минут как в гостиную во всей своей убогой красе влетел Северус Снейп. Резко затормозив около двух валяющихся на полу тел, мужчина поднял пылающий злобой взгляд на Героя.
— Как это понимать, Поттер?! — голос полон ярости.
— Это не Малфой с Ноттом, — просто заявил брюнет, на которого суровый вид декана и его грозные речи не произвели никакого эффекта. — Это, — кивок на блондина, — полагаю Рональд Уизли. — А это, — еще один пас рукой. — либо Томас, либо Лонгботтом.
Снейп внимательно осмотрел парней. Взмахом палочки снял с них заклинания окаменения. Взгляд темных глаз не предвещал гриффиндорцам ничего хорошего.
— Можете паковать свои чемоданы. Я добьюсь вашего исключения из Хогвартса! А сейчас марш к директору, пусть он полюбуется на вас. На своих доблестных гриффиндорцев.
— Профессор, полагаю здесь еще где-то должна быть Грейнджер, — заявил Герой. — Эти тупицы без нее не придумали бы ничего подобного, не говоря уже о том, чтобы совершить. Мозгов маловато.
— Вы правы, Поттер, — ухмыльнулся декан. — Грейнджер не могла оставить своих дружков одних.

***

Прошло не менее получаса, когда портрет отъехал в сторону и в гостиную вбежали иначе их появление не назовешь, Малфой с Ноттом. Оба были злы как сто мантикор. А уж о их виде не стоит и говорить. Не останавливаясь, они промчались к лестнице, ведущей к личным комнатам.
Поттер последовал следом. Ему не терпелось узнать подробности истории.
Через двадцать минут Драко Малфой сидел на своей кровати в пижаме и вытирал влажные волосы. Напыщенный, словно воробей, и с хмурой миной. Рядом сидел не менее злой Нотт.
— Что произошло?
— Не знаю, — скривился Малфой. — Мы возвращались с отработки, когда услышали какие-то крики, — начал рассказ блондин. — Решив, что в беду попал кто-то из слизеринцев, мы пошли проверить.
— А дальше на нас вылилась какая-то дрянь, — вторил другу Нотт. — Пока мы пытались стереть с лица эту мерзость, нас кто-то проклял. В принципе, на этом всё.
— А вы не видели нападавших?
— Нет, — буркнул Драко. — Нас вовремя отключили. Пришли мы в себя в какой-то каморке, которая, к тому же, была заперта.
— Но я уверен, что перед тем, как потерять сознание, видел рыжие волосы, — заявил Нотт. — Не то чтобы я наговаривал на Уизли, но я на самом деле это видел, и голоса мне показались знакомыми.
— Тео, мы были все в слизи, как ты мог это видеть? — не унимался Драко, которого просто бесила мысль, что это с ними мог сделать Рональд Уизли и его компашка. Он был готов обвинить в произошедшем любого, только не этих гриффиндорцев.
— Мне удалось стереть немного слизи с лица и, обернувшись, я увидел, как около доспехов мелькнули чьи-то рыжие волосы. Да и голоса…
— Ну не знаю… Тео, но это же бред! Не мог Уизли нас с тобой так надуть, у него бы просто ума не хватило. Я уже молчу про заклинания и про весь этот маскарад, — Малфой неопределенно махнул рукой.
— Не стоит забывать, что в Хогвартсе учится не один Уизли, — заявил Поттер, чем заставил друзей задуматься. — Если я не ошибаюсь, их аж пятеро. Но давайте по порядку. Седьмая Уизли, то бишь Джинни Уизли, только начала изучать магию, а значит, вряд ли могла что-то подобное совершить, хотя она нас недолюбливает.
— Это взаимно, — не удержался Малфой.
— Дальше всеми нами «любимый» Рональд, — продолжил Гарри. — Он точно причастен к этому. Но вот незадачка, у него не хватит мозгов чтобы провернуть подобное. Тупица… Есть еще старосту Гриффиндора, как его там… — Поттер задумался, припоминая имя, — а, точно, Персивульд или Персивальд, ну не важно, короче, еще один Уизли. Я слышал, что он помешан на справедливости и придерживается соблюдения всех правил, так что вряд ли бы он стал на вас нападать. И остаются близнецы.
— Это они, точно! — воскликнул Нотт.
— Самое вероятное, — согласился Поттер. — Видимо решили помочь брату. А теперь послушайте, что происходило здесь пока вас не было, — и Поттер рассказал о разговоре, что произошел полчаса назад.
— Круто ты их, — прекратил смеяться Драко. — Жаль, что я не видел лица Уизела. Это же надо такое придумать, — Малфой вновь рассмеялся. — А давайте сходим к декану и всё узнаем. Аа? — неожиданно предложил блондин. Нотт согласно закивал.
— Узнаем, Дамблдор исключил этих наглецов или нет.
— Я бы на это не рассчитывал, — хмыкнул Поттер. — Дамблдор покровительствует грифам, особенно одному рыжему семейству. Большее что их ждет — отработка со Снейпом.
— Я напишу отцу, — заявил решительно Драко. — Может он сможет что-то сделать. Он ведь глава Попечительского совета. А сейчас пойдемте к крёстному, — вскочив, блондин начал быстро собираться.
— Давайте перенесём это на завтра. До отбоя осталось меньше часа, — попытался достучаться до их разума брюнет.
— Плевать, — отмахнулся Драко. — Я хочу знать всё сейчас.
Троица покинула помещение и двинулась в сторону личных покоев декана. Но на полпути встретили Флинта, который сообщил о том, что Снейп у Дамблдора. Не долго думая Малфой направил свои стопы туда. Поттер на такое детское поведение лишь закатил глаза и пошел следом. Мало ли, вдруг рыжие придурки вновь попытаться напасть на Драко. До отбоя оставалось еще сорок минут, поэтому они не теряли времени зря.
Проходя мимо коридора, ведущего в сторону лестниц, парни неожиданно увидели, что весь пол был залит водой.
— Откуда здесь взялась вода? — озвучил интересующий всех вопрос Нотт.
— Не знаю, может, трубу прорвало, — предположил Поттер.
— Какую ещё трубу?! Это тебе не обычный замок, а магический, здесь такого не бывает, — засмеялся Малфой.
Поттер лишь пожал плечами, словно говоря этим «ну и что».
— Смотрите, там что-то светится, — Тео указал на свет, исходящий от приоткрытой двери. — Пойдемте посмотрим.
— Это может быть очередная ловушка, — Поттер не был идиотом, поэтому учёл все варианты. — Так, я пойду первым, а вы за мной, и никакой самодеятельности. Держите палочки наготове и если услышите хоть малейший шорох, кидайте обездвиживающее заклинание.
— Не переживай, на этот раз мы не дадим себя обхитрить.
Гарри не стал убирать воду, да и не знал он соответствующих заклинаний. Ему ничего не оставалось, как, поморщившись, шагнуть вперед. Стараясь не очень шуметь, юноша добрался до того места, откуда исходил свет, и огляделся по сторонам. Позади он слышал шаги друзей и недовольное бурчание Драко.
— Блин, какая вода-то холодная…
— Ну да, для вашего королевского величества это просто ужасно, — послышался голос Нотта. Тео не чувствовал дискомфорта и вел себя как обычно, на его лице сияла озорная улыбка, а во взгляде — насмешка по отношению к потугам светловолосого друга. Малфой скривился, словно на полу была не обычная вода, а слизь или еще что-то мерзкое.
— Павлин, — засмеялся Нотт. — Гарри, ты только посмот… — дальше смех прекратился, и слизеринец замолк на полуслове. Гарри сразу же оглянулся назад, пытаясь понять, что же заставило Тео замолчать, и застыл. В воде лежало тело парнишки в школьной мантии, на вид ему было лет одиннадцать, а красно-золотой галстук свидетельствовал о том, что парнишка — гриффиндорец.
— Он жив? — голос Нотта был хриплым то ли от волнения, то ли от страха.
— Проверь пульс, — скомандовал Гарри, но слизеринец не шелохнулся.
— Что проверить?!
Нотт пребывал в шоковом состоянии, но, нужно признать, держался он лучше Малфоя — тот вообще был бледный, глаза округлились, а ладонь, что сжимала палочку, сильно дрожала.
— Отойди, — Поттер сделал пару шагов вперёд, приседая на корточки перед парнем. Его взгляд помимо воли зацепился за какую-то книжку. От нее исходило тепло, которое манило Героя. Он и сам не заметил, как его пальцы коснулись вещицы. Подушечки закололо, а по телу прошлась сладостная дрожь. Воспользовавшись тем, что никто его не видит, он спрятал книгу в кармане мантии.
Рука Поттера коснулась шее грифа, прощупывая пульс. Именно в этот момент неподалеку послышались шаги, а через секунду в коридоре появилась Минерва МакГонагалл. Женщина замерла на месте, увидев подобную картину, а затем, словно встрепенувшись, поспешила к слизеринцам.
— Мистер Поттер, что вы наделали?!
«Вот же, — с досады выругался мысленно брюнет. — Только этой дрянной кошки здесь не хватало».
Трое слизеринцев были настолько поражены увиденным, что даже не сразу заметили, как к ним подкралась МакГонагалл. Но стоило ее голосу нарушить тишину, как все трое вздрогнули и попытались сделать вид, будто оказались здесь случайно, и к окаменению мальчишки они не причастны. Хотя так оно и было.
Мысленно застонав от досады, Гарри отошел от тела мальчика, про себя пытаясь придумать правдоподобную легенду, как он с друзьями здесь оказался, и как они увидели тело Криви — кажется, такая фамилия была у парня.
— Мы шли к кабинету директора и увидели «это», — под «этим» подразумевалось тело грифа. — И как законопослушные ученики, решили оказать ему помощь, — в голосе прозвучала издевка.
МакГонагалл одарила троицу грозным взглядом. По ее прищуренным глазам даже идиот мог бы понять, что женщина не поверила ни единому слову. Но Поттер не собирался оправдываться. Его вины не было в произошедшем, и никто не повесит на него нападение на Криви.
— Это вы будете объяснять директору.
Никто и не заметил, как в коридоре с парочкой навозных бомб в руках появился Пивз. Но, увидев троих слизеринцев в обществе профессора, приблизился к компании, чтобы услышать, о чем те так рьяно спорят.
— Ааа! — завопил полтергейст, увидев лежавшее в воде тело первокурсника. — Убийцы, убийцы! — вопя, Пивз умчался, и уже через секунду в коридоре, несмотря на поздний час, начали появляться заинтересованные студенты. Помимо них, подоспел и Флитвик, а затем появился и Северус Снейп.
Декан Слизерина, оттеснив студентов, прошел к месту происшествия.
— Минерва, разгони всех по своим гостиным, а я доставлю мистера Криви в Больничное крыло, — недовольно произнес зельевар, с неприязнью смотря на коллегу. — Не стоит устраивать спектакль.
— Это Поттер убил Колина! — послышался голос кого-то из гриффиндорцев, кажется, это был Дин Томас.
— Его нужно исключить из школы! — многие зашумели, поддерживая это высказывание. И теперь студенты со смесью страха и презрения смотрели на слизеринца. В их числе были не только ученики с Гриффиндора, но и некоторые представители Рейвенкло и даже парочка слизеринцев.
— Немедленно всем разойтись по своим гостиным, или ваши факультеты завтра не досчитаются баллов, — прогремел голос Снейпа. — И если даже это не поможет вас утихомирить, я назначу каждому по неделе отработки.
— Немедленно всем разойтись! — вторила коллеге Минерва. — Комендантский час будет через десять минут, и каждый, кого я увижу после него вне гостиной, не отделается снятием баллов, — слова подействовали на студентов, и те, хоть и с неохотой, начали расходиться. МакГонагалл же отправилась проверить, ушли ли ученики на самом деле, или некоторые где-то притаились.
— Мистер Малфой, мистер Нотт и мистер Поттер, идите за мной, — приказал декан.
Ребятам ничего не оставалось, как последовать за ним к кабинету директора школы.
— Поттер, почему я не удивлен, что не обошлось без вас, — с голосом полным яда проговорил Снейп. — Только на этот раз в свои грязные делишки вы решили втянуть других.
Гарри проигнорировал этот выпад. Ему плевать на Снейпа и на его слова. Сейчас его мысли занимало совсем другое. Тайная комната… Это нападение связано с ней. Нужно быстрее поговорить с Салазаром и попросить… нет, потребовать ему все рассказать.

Глава 14


Гермиона понуро опустила голову, выслушивая упреки декана Гриффиндора. Она даже не подозревала, что их желание найти виновника может иметь такие сокрушающие последствия для их факультета и для них, в частности. Профессор МакГонагалл уже целый час выговаривала им за содеянное.
— Мисс Грейнджер, меньше всего я ожидала таких действий от вас, — строгим голосом говорила дама. — Я считала вас прилежной ученицей, а не злостной нарушительницей правил. Вы меня очень разочаровали.
Гермиона еще ниже опустила голову. Ее лицо пылало от смущения, а по щекам безудержными ручьями лились слезы.
— Это же немыслимо — сварить такое опасное зелье без надзора учителя, а затем напоить им однокурсников! А если бы вы допустили ошибку в варке и в результате получили опасный яд? Я даже боюсь представить, какие опасные последствия повлекло бы это!
— Извините, — промямлила Гермиона, которая уже осознала всю глупость своего поступка. — Но мы… Я хотела найти виновного…
Но МакГонагалл ее словно не слышала.
— Я уже молчу о том, что вы украли ингредиенты из кабинета зельеварения. Как какая-то воровка, — скривилась Минерва. — Северус теперь считает весь Гриффиндор ворами и лжецами. Он приписал пропажу всех ингредиентов за минувшие годы на мой факультет! Мисс Грейнджер, вы понимаете, как это возмутительно? А хуже всего то, что я не могла ему ничего ответить. А еще Помона поговаривает, что кто-то проник в ее теплицы и испортил ростки очень редких растений. И говорила она это таким тоном, что сразу стало понятно, кого стоит винить в произошедшем.
— Извините, — в очередной раз пролепетала Гермиона.
— А это проникновение в чужую гостиную? Филиус боится, что кому-то из гриффиндорцев придет в голову проникнуть в гостиную Рейвенкло. Те же опасения высказала Помона Спраут, — Минерва горестно выдохнула. — Но это еще не всё. Хуже то, что вы напали на двоих учеников. Обездвижили их, украли мантии и закрыли в каморке. Это гнусно! Напасть со спины и учинить такое бесчинство. Немыслимо…
Гермиона даже не стала заикаться о том, что это сделали Фред с Джорджем.
— Что вы можете сказать в свое оправдание, мисс Грейнджер?
Гермиона лишь отрицательно покачала головой и еще сильнее заплакала.
— А вы, молодые люди? — взгляд в сторону пунцового Рона и едва не теряющему сознания Невиллу. Те также молчали. — Ясно. Хорошо хоть не пытаетесь отрицать свою вину. Тогда я лишаю каждого из вас ста баллов, — послышались протяжные стоны, — и назначаю по месяцу отработки вместе с мистером Филчем. Также, вашим родителям будет отослано письмо, в котором я сообщу о вашем неподобающем поступке. И, конечно, вашим семьям надлежит заплатить за украденные вами ингредиенты и отдать деньги мистеру Малфою и мистеру Нотту за испорченные мантии.
— Но… — попытался было возразить Рональд.
— Радуйтесь, что вас не исключили, — припечатала МакГонагалл. — Но заверяю вас, что еще один проступок с вашей стороны, и я лично подниму вопрос о вашем отчислении с Хогвартса. А сейчас идите.

***

— Нет вы слышали это, — бушевал Рон, стоило их троице выйти за дверь. — Мы должны выплатить деньги этим змеюкам! На каком это основании?! Мы их мантии не испортили. Ну подумаешь, немного вымазали, ну и что с того? Чистоплюи, — бушевал рыжий. — Ничего отдавать я не собираюсь. Ни ему, ни Поттеру. Невилл, ты слышал, как этот героишка меня называл? Вором, — выплюнул слово Рон. — Обвинил меня в краже петухов Хагрида. Я этого просто так не оставлю. Он за всё поплатится.
Гермиона до сих пор выглядела пришибленной, поэтому ничего не говорила.
— Эээ… Меня бабушка убьет, — прописклявил Невилл, — когда всё узнает.
Лицо Рональда покраснело еще сильней, поскольку он вспомнил свою мать и её строгий характер, предвещая, какие его ждут последствия. А тут еще платить деньги Малфою… Этой поганой змеюке! Он с силой сжал кулаки, обещая себе поквитаться с этой мерзкой троицей. И тут рыжего осенила гениальная идея.
— Гермиона, это была твоя идея пробраться в гостиную Слизерина и остальной план тоже, — заявил Уизли. — Значит, это твои родители должны заплатить деньги, — уши парня запылали.
Грейнджер кинула на парня злостный взгляд. В нем читалась обида и какая-то досада, вперемешку с брезгливостью. Она считала Рона с Невиллом виноватыми в провале её плана. Это они не смогли нормально сыграть Малфоя с Ноттом, и поэтому их сразу раскусили. Разве было трудно промолчать в нужный момент? Рот девушки уже открылся, чтобы выдать поучительную тираду, как заговорил Невилл:
— Ааа… А может нам пойти к директору? Эээ… Попросим его не слать письмо моей бабушке, — пробормотал парень.
Грейнджер замерла на секунду, а затем в ее глазах появился маниакальный блеск.
— Невилл, ты молодец. Как я сразу не подумала о профессоре Дамблдоре. Мы должны срочно рассказать ему о Поттере, — и, не дожидаясь реакции на свои слова, развернулась и помчалась к кабинету директора.
Лонгботтом с Уизли переглянулись и побежали следом.
— Эээ… А что насчет письма моей бабушке? — пропыхтел Невилл.
— Потом. Сейчас главное найти Наследника Слизерина, — заявила гриффиндорка.
Гермиона вбежала в очередной коридор и резко остановилась. Повсюду была разлита вода. И тут взгляд девушку метнулся вперед где лежало тело какого-то ученика, а рядом стоял Поттер с дружками.
— Убийца! — завопила как банши Грейнджер. — Я знала, что это твоих рук дело, Поттер! Ты — Наследник Слизерина!

***

Стоило троим слизеринцам оказаться в кабинете директора, как они попали под цепкий взгляд синих глаз. Дамблдор смотрел на второкурсников добродушно, весело поблескивая глазами за стеклами очков. Словно в Хогвартсе не произошло нападения на ученика, а слизеринцы зашли к нему на чай.
— Присаживайтесь, мальчики, — улыбнулся старый лис. Взмахом палочки он приблизил три кресла поближе и жестом руки указал на них.
Поттер сел в центре, а Малфой с Ноттом по бокам. Было видно, что они напуганы, хоть и пытаются казаться невозмутимыми.
Позади стоял Снейп — хмурый и мрачный, как всегда. Зельевар не разделял веселья директора. Он вообще не понимал всей этой клоунады. И глупцу было ясно, что за нападением стоит Поттер, которым управляет Темный лорд. С этим нужно было что-то делать. Спасать мальчишку. А Дамблдор, старый лис, лишь улыбается в бороду и качает головой.
— Чаю, мальчики? — такая же веселая улыбка.
— Нет, — отказался Поттер. Он остерегался брать что-то съестное с рук директора. Мало ли зелье какое-то подольет или яд, все конечно ради блага. От него не убудет.
Малфой с Ноттом слажено отрицательно покачали головами.
— А ты, мой мальчик? — вопрос был адресован декану Слизерина.
Снейп скривился от такого обращения.
— Нет, благодарю.
Сам же старик взял леденец с вазочки и с довольным видом закинул в рот.
— Минерва мне сообщила о произошедшем, — наконец проговорил директор, переходя к причине прихода в его кабинет. Со стороны казалось, что его ни в малейшей мере не заботит происходящее в школе. Такой же улыбчивый и радушный. Только Гарри чувствовал, что это ложь, наигранная маска. Дамблдор взволнован.
«Интересно, как МакГонагалл это удалось, — удивился Герой. — Нас она не могла опередить. А аппарировать в Хогвартсе нельзя», — размышлял про себя Поттер. Он пришел к выводу, что между учителями есть другой способ связи на расстоянии и был окрылен желанием узнать о нем. Ему самому не помешает способ быстрой связи с Драко при необходимости. В памяти была сделана пометка подумать над этим вопросом.
— И я не считаю вас в чем-то виноватыми, — тем временем продолжал старец. — Хотя и хочу спросить, не видели ли вы чего-то необычного? Странного? — синие глаза мерцали за стеклами очков.
— Нет, — за всех ответил Гарри. — Мы не смотрели по сторонам.
Зельевар нарочно громко фыркнул, выказывая свое отношение к словам слизеринца. Но, ощутив на себе предостерегающий взгляд директора, удержался от резкой реплики.
— Хорошо, — благодушно кивнул Дамблдор. — Но если что-то вспомните, мои двери всегда открыты.
— Поттер, а почему вы вообще в это время шлялись по коридорам? — в разговор влез Снейп, терпение которого сдало. По его тону было слышно, что декан был готов всех собак спустить на Героя, приписывая ему все лицедейства. Он уже заочно поставил на нем клеймо «виновен» и плевать что вместе с ним были Нотт с Малфоем. Гарри даже не удивится бы, если Снейп считает, словно он их заставил себя слушаться силой и в коридор потащил под прицелом волшебной палочки.
— А разве это запрещено правилами? — вопросом на вопрос ответил брюнет. Он тоже не считал нужным скрывать свою неприязнь к зельевару. Ведь если в Хогвартсе работают такие никудышные профессора, мнящие из себя всезнаек, это не его вина, а Дамблдора, как директора этого заведения.
— Поттер… — черные глаза опасно заблестели, а руки сжались в кулаки. — Да как вы… — но его речь была прервана директором.
— Северус, не стоит быть столь строгим к своим ученикам. Проводи лучше мистера Поттера с друзьями к гостиной, а то уже комендантский час и мистер Филч может подумать неладное. Мальчики, вы свободны, — Дамблдор был все также беззаботен.
— Идемте, — Снейп не оглядываясь двинулся к выходу. Второкурсникам ничего не оставалось как последовать за ним.
Путь до гостиной прошел в молчании. И лишь остановившись около портрета, охраняющего вход, декан окинул всю троицу грозным взглядом припечатал:
— Поттер, потрудитесь в следующий раз не втягивать Малфоя с Ноттом в ваши делишки. В противном случае, я назначу вам отработку до конца года. Будете мыть котлы и перебирать червей, может хоть тогда вы выбросите всю дурь с головы, — зельевар навис над брюнетом.
Поттер с силой сжал кулаки, закусывая до крови губы. Он не мог сейчас сорваться, поскольку и так балансирует на грани. Поттеры, а вместе с ними и Дамблдор со Снейпом знают, что Гарри владеет языком змей. И логично полагать, что он первый в списке виновных, кто открыл Тайную комнату. А значит при желании на него можно повесить все происходящее. Нападение на кошку и гриффиндорца. И плевать на доказательства. Хотя, так хочется высказать этому сальноволосому ублюдку все, что он о нем думает.
— Попробуйте, — просто заявил Герой.
— Поттер… — зашипел декан в ярости, но быстро обуздав свои чувства и горестно выдохнул. — Вы неисправимы. А сейчас все трое — марш по своим комнатам. И не дай Мерлин, мне еще раз сегодня услышать о ваших подвигах.
— Снейп тебя недолюбливает, — заявил очевидное Нотт.
— Это взаимно, — хмыкнул Поттер.
— Крестный сегодня злее чем обычно, — как-то понуро проговорил Драко. — Он просто тебе угрожал и ничего подобного не станет делать.
— Терпеть его не могу, — неожиданно заявил Тео. — Прости, Малфой, но твой крестный редкостный ублюдок. Его давно пора гнать отсюда.
Малфой лишь понуро опустил голову, отмалчиваясь.
— Как Дамблдор может выгнать своего верного соратника, — хмыкнул Поттер. — Притом это не важно. Снейп ничего мне не сделает. Он только и может что плеваться ядом, запугивая таких, как Лонгботтом.
— Ты прав, но я все же напишу отцу. Он состоит в Совете попечителей, — заявил Тео. — Снейпа нужно заставить вымыть его гнусный язык с мылом.
— Фу, Нотт, что за словечки, — скривился Малфой.
— Зато правда.
Поттер лишь покачал головой. Ему была лестна деятельность Нотта, но трения со Снейпом волновали парня сейчас меньше всего. Он хотел быстрее закрыться в комнате и рассмотреть свою находку.
— А как вы думаете, кто напал на гриффиндорца? — тихо прошептал Малфой.
— Наследник Слизерина. Ты же в прошлый раз читал надпись на стене, — хмыкнул Нотт.
Малфой недобро зыркнул на Тео.
— Это я и так знаю. Вопрос в том, кто является этим таинственным наследником.
— Хочешь пообщаться с ним? — хмыкнул Поттер.
— Конечно, — вернул подколку блондин. — Должен же ему кто-то сказать о том, что Грейнджер мерзкая грязнокровка, которую нужно в первую очередь превратить в камень. А еще Рональда Уизли с всей его семейкой. Они позор для чистокровных.
— Ну у тебя и аппетиты, Драко, — хохотнул Нотт. — Может превратить в камень сразу весь факультет Гриффиндор.
— А что, это хорошая идея, — кивнул довольно Малфой, но в следующую секунду все веселье сошло с его лица, приобретая хмурое выражение. — А если серьезно. Как вы думаете, кто является Наследником?
— Всем известно, что Темный лорд называл себя потомком Салазара Слизерина.
— Но… Но Темный лорд мертв, — в голос закрались нотки сомнения. Взгляд серых глаз метался между Поттером и Ноттом, силясь увидеть в их взглядах ответ на свой вопрос.
Гарри молчал. Он не мог дать однозначный ответ на этот вопрос. С одной стороны, все утверждали о том, что Волан-де-морт сгинул одиннадцать лет назад. А с другой, со смертью этого темного мага было связано много странностей. Взять хотя бы то, что Поттеры живы. Значит, не было никакой жертвы матери и древней магии. Конечно, свои мысли Гарри не собирался озвучивать в голос.
Нотт неопределенно пожал плечами.
Малфой переводил взгляд с одного друга на другого и хмурился все сильнее.
— Это глупая шутка, — наконец проговорил он. — И мне совсем не смешно.
Насупившись блондин направился в гостиную. Но стоило его ноге переступить порог, как десятки внимательных взглядов пригвоздили Драко к полу. Слизеринцы внимательно смотрели на их троицу, жажда услышать объяснения.
— Поттер, это правда, что говорят? — после затянувшегося молчания проговорила Розали Ротман. Прилежная ученица и староста. Она с первого дня недолюбливала Героя и тот отвечал ей взаимностью. Причин брюнет не знал, да если честно не очень жаждал узнать. Мало ли какие тараканы водятся в голове этой девицы.
— Что именно? — Гарри надменно приподнял бровь копируя в лучших традициях Малфоя. А лицо выражало глубочайшую суть скуки, хоть внутри и бушевала буря. В эти секунды Поттеру было далеко от спокойствия. Он хотел рассмотреть повнимательнее книгу, которую подобрал в коридоре, смутно чувствуя, что она как-то связана с нападениями. Еще нужно поговорить с Салазаром и призвать того к ответу. И разборки с другими слизеринцами не входили в его планы.
— Что ты напал еще на одного ученика. Превратил в камень, — взгляды всех собравшихся были сосредоточены на Герое. А тот мысленно заскрипел зубами от досады. Хогвартс — это большая свалка, где полно гнили и грязи. И ему приходиться иметь со всем этим дело, если хочет выжить. И не просто выжить, а желательно благополучно дожить до старости. Это было минимумом на что рассчитывал Поттер. И сейчас в его интересах было направить «глас» этих болванов в нужное русло.
— И кто же говорит об этом?
— Паркинсон с Забини слышали об этом от райвенкловцев, а те утверждали, что лично видели тебя на месте преступления. Так это правда, Поттер? Ты на самом деле напал на гриффов? Ты Наследник Слизерина? — последний вопрос был произнесен с презрением. Было видно, что Ротман даже противна эта мысль. Мысль о том, что жалкий полукровка и выходец с семьи приспешников Дамблдора, мог удостоиться такой чести. Салазар Слизерин для всех слизеринцев был великим магом. Великим в своем величии и силе. И что Поттера даже номинально считали его наследником, вызывало негодование у многих.
— Полегче на поворотах, Ротман, — глаза Героя замерцали особым огнем, а в помещении враз похолодело. В воздухе чувствовался сладковатый вкус напряжения.
— А то что? — с вызовом ответила девица. — Что ты мне сделаешь, Поттер? Побежишь и нажалуешься Дамблдору? Все мы видим, как ты с ним якшаешься, — голос был полон презрения.
Гарри с силой сжал кулаки. Ногти впились в кожу, причиняя боль. Это немного отрезвило брюнета, сгоняя с мыслей пелену ярости. Ему хотелось… Нет, он просто жаждал смерти Ротман. Как эта выскочка посмела угрожать ему?! Называть прикормышем Дамблдора…
— Ротман, не дури, — Нотт сделал шаг вперед. — Поттер — слизеринец, а мы своих не бросаем, — продолжал Тео. — Притом, я лично ручаюсь за его непричастность к нападению, — Нотт тактично умолчал о причастности Героя к Наследникам Салазара. Причина в том, что Тео в самом деле считал, что Гарри Поттер может оказаться таковым. Он самый подходящий кандидат. Ведь не каждому дано в годовалом возрасте одолеть Темного лорда. Это уже не говоря о том, что Гарри владеет перселтонгом. Конечно озвучивать свои выводы Нотт не собирался. Он ведь не дурак, и Шляпа не зря его отправила на Слизерин. Притом, все умеющие думать уже сделали свои выводы на этот счет.
— А ты помолчи, Нотт, — не унималась Ротман. — Мал еще, чтобы совать свой нос во взрослые дела. Притом, твои слова не вызывают веры. Поттер твой дружок и логично, что ты станешь прикрывать его делишки.
Гарри молча слушал спор этих двоих. Не прошло и минуты, как ярость отступила, уступая место трезвому рассудку. Он понял, что в Ротман говорит задетое самолюбие. Она попросту завидует ему. Завидует, что Гарри умеет говорит со змеями. Завидует, что его считают Наследником Слизерина. От таких мыслей Поттеру захотелось рассмеяться в голос, но он сдержался. Его порыв может быть расценен некорректно. Поэтому Герой холодно проговорил:
— Ротман, я не вызываю на дуэль девчонок, но, пожалуй, для тебя сделаю исключение, — ему было плевать, что Розали пятикурсница. Поттер был убежден, что сможет победить ее.
— Согласна! — заявила торжественно Ротман. — Давно пора тебя проучить, Дамблдоровский выскочка.
— Хватит, — вмешался семикурсник, доселе с интересом слушавший диалог. — Розали, ты ведешь себя глупо. Против Поттера нет доказательств, чтобы мы припирали его к стенке и устраивали темную.
— Но ты же сам слышал, что говорила Паркинсон, — вся спесь слетела с девчонки.
— И что? Это ничего не доказывает. Паркинсон по своей юности могла что-то не так понять или услышать.
— А рейвенкловцы?
— Они скажут все что угодно, чтобы очернить наш факультет, это тебе известно не хуже других. И я лично настоятельно прошу всех удержаться от обвинений. Нотт правильно сказал — слизеринцы едины. Наш факультет и так не любят. И если мы начнем грызться между собой, то быстро превратимся в стадо баранов.
Многие слизеринцы согласно загудели.
— А сейчас, Розали, извинись перед Поттером, — не попросил, а потребовал семикурсник.
— Что?! — в голосе звучало неверие.
— Извинись, — ровно повторил парень. — Своими обвинениями ты оскорбила не только Поттера, но и весь наш факультет.
Ротман скривилась, словно съела целый лимон и лживо улыбнулось.
— Извини меня, Гарри, — сделала акцент на имени, — я не хотела тебя обидеть. Мои обвинения беспочвенны.
— Бывает, — так же лицемерно ответил Герой. При всей этой публике, он сыграет всепрощающего мальчишку. Но на самом деле не собирается спускать Ротман этот поступок. Одни слова насчет Дамблдоровского выкормыша стоят жесточайшей кары.
— Вот и хорошо, — подвел итог семикурсник. — Сегодня мы все на взводе, поэтому давайте не будем делать опрометчивых действий. Но Поттер, полагаю, что мы должны услышать от тебя о произошедшем, чтобы завтра мы могли дать достойный ответ гриффам и другим факультетам.
Нотт рассказал о произошедшем. О том, как они искали Снейпа и наткнулись на окаменевшего ученика. О разговоре с МакГонагалл и вызове к директору. В подробности Тео не вдавался, а лишь описал факты.
Малфой подтвердил его рассказ, дополнив несколько деталей.
— Как видите, все разрешилось. Нам всем видно, что Поттер с друзьями случайно оказался на месте происшествия, а рейвенкловцы как всегда переврали произошедшее, — проговорил все тот же семикурсник.
Зайдя в свою комнату Гарри обессилено повалился на кровать. Все его мысли были далеко, поэтому он не сразу услышал слова Нотта.
— Ротман вообще обнаглела! — бушевал Тео. — Мы должны ее проучить.
— Но все ведь улеглось. Гарри принял ее извинения, — не понял Драко.
— Малфой, ты тупеешь не по дням, а по часам. Неужели на тебя так пагубно влияет общение с Паркинсон? Боюсь даже представить, что будет через год.
— Эй! — возмутился блондин. — Я не дурак.
— До последнего времени я тоже так думал, но сейчас начал сомневаться.
Поттер не принимал участия в разговоре, отдав инициативу Тео. Ему было интересно до чего эти двое договорятся.
… — Это была дипломатия, — решительно проговорил Нотт. — Ты же не считаешь, что было разумным устраивать разборку при всех? Слизеринцы это тебе не безмозглые гриффы, с ними нужно воевать иначе.
Поттер про себя зааплодировал Нотту. Не зря он приблизил Тео к себе. Тот не по годам умный и будет полезен в будущем. Уже сейчас от него больше толка, чем от Драко. Малфой со всеми своими достоинствами был трусоват. Нет, с гриффами он воевал беззаветно, но вот при встрече с противниками посложнее предпочитал прятаться за чужими спинами, действовать другими руками.
— Воевать?
— А ты разве не видишь, что наш факультет разделился на три лагеря. Те, кто поддерживают претензии Ротман. Ты же не думаешь, что она действовала в одиночку? — голос полон сарказма. — Те, кто, считают Гарри невиновным. И нейтралы.
— Видел, — нахмурился Драко. — Но причем здесь война?
— Притом, что каждый попытается отстоять свои взгляды и попытается перетянуть на свою сторону больше сторонников.
Гарри это тоже понимал, поэтому понимал, что от него требуются решительные действия. Он первым должен нанести удар, притом такой, чтобы выбил почву из-под ног дружков Ротман. Чтобы те запомнили, что с ним связываться не стоит. Все это должно быть сделано так, чтобы Снейп и другие учителя не смогли его обвинить ни в чем, но слизеринцы запомнили урок. Пусть шепчутся за спиной, называя имя виновника, но доказательств не имеют. В его голове уже даже созрел план мести, только пока Поттер не представлял, как все это провернуть.

***

Снейп прохаживался по кабинету Дамблдора, недовольно поглядывая на старого волшебника, который с невозмутимым лицом восседал в кресле и жевал свои ненавистные леденцы. Зельевар не разделял беззаботности директора и не понимал, почему тот медлит.
— Альбус, вы не хуже меня знаете, что за нападением стоит Поттер, — негодовал декан. — Темный лорд заставил его открыть Тайную комнату и напасть на учеников.
— Я не думаю, что все так, как ты думаешь Северус. Гарри конечно особенный мальчик…
— Особенный?! — перебил директора декан. — Он одержим Темным лордом!
Дамблдор строго посмотрел на зельевара, заставив того прикусить язык.
— Северус, не все так просто. Да, в юном Гарри есть частица Тома, но это не значит, что он станет нападать на учеников. Притом у меня есть неоспоримые доказательства того, что Гарри не причастен к произошедшему.
— И какие же? — в голосе был скепсис.
— Портреты, — заявил старик. — Они следят за Гарри Поттером с первого его дня появления в Хогвартсе. Я велел им сообщать о всех его перемещениям.
— Их можно обмануть, — заявил уверено Северус. — Да что там, Темный лорд сделает это одним щелчком пальца. Хорошие шпионы, ничего не скажешь.
— Есть еще призраки.
— Эти пройдохи даже за собой не способны уследить, что уже говорить о Поттере. Я убежден, что мальчишка хорошо маскируется.
— Все это может быть, вот только ты забыл кое-что, — ответил директор.
— Что? — синие с черными глазами встретились.
— Когда произошло прошлое нападение, Гарри не было в Хогвартсе. Он был у Фламеля. А уж поверь Николя ему не под силу одурачить.
— Он мог рассчитать все заранее, — не унимался зельевар. — Мы должны наблюдать за ним каждую секунду. Почему вы не дали мне назначить ему отработку? Так бы, он каждый вечер проводил со мной, и я бы наблюдал за ним.
— Северус, — предостерег директор. — Мальчик не виноват, что Том выбрал его своей жертвой. Его вины нет в том, что чужая частица души словно паразит присосалась к нему. Ты должен быть к нему снисходительнее. Гарри и так страдает.
— О да, — засмеялся брезгливо маг, — страдает. Да он только рад. Сам ищет себе проблемы на пятую точку, так еще Малфоя с Ноттом втягивает.
— Ты несправедлив. Мальчики дружны.
— У Темного лорда не может быть друзей! Лишь слуги, которых он использует, а затем убивает по ненадобности.
Дамблдор сокрушающее покачал головой. Северус был упрям. Он не видел очевидного или не хотел видеть. Ненависть к Джеймсу ослепила его. Директор вновь покачал головой и с грустью посмотрел на младшего мага.
— Гарри не Том.
— Пока нет, но скоро станет им. Вы же сами видите, какой дорожкой он идет.
— Северус… Я понимаю, что ты боишься за жизнь своего крестника. Но уверяю тебя, что я не допущу чтобы Гарри причинил кому-то вред.
— А вы уверены, что сможете? — голос был холоден.
— Да. Даже если это станет последним, что я сделаю в этой жизни.
Повисло молчание. Но неожиданно Альбус чему-то улыбнулся и посмотрел на дверь.
— У нас гости.
И вправду через минуту Снейп увидел мохнатую шевелюру Гермионы Грейнджер. А Попятам за ней шли Лонгботтом с Уизли, пыхтя словно паровозы. Декан Слизерина скривился словно от зубной боли, а губы искривились в презрительной ухмылке.
— Иди, Северус, — величественно разрешил директор.
Зельевар в последний раз кинул на троицу надменный взгляд и, с удовольствием отметив, как задрожал Лонгботтом, покинул кабинет, про себя довольно хмыкая.
— Директор, — вперед решительно вылезла Грейнджер. — Мы должны сказать вам что-то важное.
— Чаю, моя девочка? — добродушно проговорил старый лис.
— Эээ… Да, — засмущалась Гермиона, но быстро взяла себя в руки.
Вся троица уселась в мягкие кресла и начали попивать чай с леденцами.
Сам же директор пребывал в задумчивом состоянии. Несколько минут назад юная мисс Грейнджер рассказала ему о своем наблюдении за Гарри Поттером. А именно о том, что произошло около месяца назад. Оказывается, Гарри дружен с портретом, что охраняет вход в их гостиную. Гриффиндорцы были шокированы тем, что Поттер умеет говорить на змеином, а вот сам директор обеспокоило само общение. О том, что Гарри владеет перселтонгом Дамблдор давно знал. Зато теперь многое становилось на свои местах. И осведомленность Героя в некоторых вопросах и его скрытность. Ну да ладно, это потом, а сейчас нужно решать другую проблему.
— Девочка моя, будет лучше если о подобном никто не узнает, — добродушно проговорил Альбус. — Мы же не хотим, чтобы в Хогвартсе началась паника.
— Но… — попыталась было возмутится Гермиона.
— Уверяю тебя, что произошло недоразумение. Мистер Поттер не причастен к нападению. Настоящий виновник пытается переложить вину на него, а сам скрыться.
— А как же его умение говорить на перселтанге? — недоумевала Грейнджер.
— О это очень просто, — лукавил директор. — Семья Поттеров происходит от очень древнего рода. Раз в четыре-пять поколений в крови наследника просыпается редкий дар, — Альбус был убежден, что эта маленькая ложь ради всеобщего блага. — Вот и объясняется его умение говорить со змеями.
— А какой род?
— Певерелл, — просто ответил старик. — В библиотеке ты сможешь прочесть о нем.
Гермиона кивнула.
— Но что тогда с сегодняшним происшествием?
— Недоразумение. Профессор МакГонагалл уже со всем разобралась. Мои мальчики, так я могу рассчитывать на то, что вы не станете рассказывать всем о даре мистера Поттера?
— Да, — хором кивнули Невилл с Роном.
— Вот и хорошо. Ах да, я ведь хотел вам сказать, что школа заплатит компенсацию мистеру Малфою и мистеру Нотту. И я улажу вопрос с пропавшими ингредиентами. Я же знаю, что вы не хотели ничего плохого, — добродушная улыбка.
— А отработка? — спросил неуверенно Рон.
— Увы, мой мальчик, но Минерва неумолима. Вам придется помочь мистеру Филчу с уборкой кладовых.

***

Полночь давно миновала, а Альбусу все не спалось. Тревожные мысли мучили его, не давая сомкнуть глаза. Глубоко вздохнул он решительно поднялся и двинулся к выходу. Коридоры замка были пустынны.
— Ну здравствуй, Салазар Слизерин, — директор остановился возле портрета.

Глава 15


Драко недовольно завозился в кровати, умащиваясь поудобнее, и вновь принялся анализировать в памяти сегодняшние события. А подумать было над чем, ведь день был насыщенный на события. Сперва нападение гриффов. Вспоминая о своей оплошности, Малфой начинал кривиться. Это же надо попасться в ловушку как простаки. Нашли их через целый час. Запертыми и связанными. Драко аж передернуло от воспоминаний, в каком виде они с Ноттом были. Грязные, липкие и дурно пахнущие. Хотя бы крестный отцу не рассказал о его позоре. Рара будет недоволен, особенно если узнает, что к нападению причастны Уизли. Драко ждут несколько часов нравоучений, а впоследствии летние каникулы, превращённые в дополнительные уроки с частными учителями и никаких вольностей. Это уже блондин молчит о лишении карманных денег. А он ведь так мечтал о новой метле.
Драко горестно вздохнул и продолжил дальше анализировать. Ещё было проникновение в гостиную. Как выяснилось, Лонгботтом с Уизли не просто так на них напали, а чтобы вырвать по волосинке для оборотного зелья. Вот эта грязнокровка учудила, сварила такое зелье и напоила дружков. Жаль, что оно было сварено правильно и эти двое остались живы. А как было бы хорошо, если б они угодили в Больничное крыло на пару недель. Все же хорошо, что Гарри их раскусил и сдал Снейпу. Теперь этим троим не поздоровится. Малфой злорадно улыбнулся. Хоть что-то радостное за сегодняшний день.
Мысли перетекли на окаменевшего ученика. Черт его дернул идти искать крестного, да еще Поттера с Ноттом потащить за собой. Теперь все убеждены, что за нападением стоит Гарри. Но это же не так. Друг весь день был с ними сегодня и никуда не отлучался. Хотя, скрепя сердце, Драко мысленно считал, что Наследником является именно Гарри. Слишком много совпадений и странностей, что витали вокруг Поттера. А его взгляд… Брр… Драко передернуло. По спине неосознанно побежали мурашки страха. И, пожалуй, не один Малфой считает Гарри Наследником Слизерина. Вон как Ротман распалялась. Она конечно та еще особа, но в уме ей не откажешь. Она одна из лучших учениц на своем курсе. И если Гарри — Наследник, то зачем и как он нападает на учеников? И почему именно этих? Не лучше на Грейнджер с Уизли? Драко всего этого не мог понять. А сегодняшний разговор только внес еще больше раздора в мысли блондина. И вообще, чего это Нотт ходит в их комнату как к себе домой?! А главное Гарри позволяет это, хотя еще несколько месяцев назад держал Тео на расстоянии. Малфой нахмурился. Неужели Нотт метит на его место? Точно, как он сразу не догадался… Вот змеюка наглая. Да и Драко тоже молодец, рассказывал ему все свои тайны. Предатель… Нужно с этим что-то делать, решил блондин. Завтра же поговорю с Гарри.

***

Не только Малфой размышлял о Поттере, но и сиятельная Ледяная королева Слизерина, как за глаза прозвали Дафну многие ученики. И мысли Гринграсс не были столь радостные. Она знала правду. Правду о том, что Гарри Поттер скрывает много секретов. Одним из которых является общение с портретом Салазара Слизерина. Немудрено, если это Поттер является Наследником, с его подачи открыта Тайная комната и происходят странные окаменения. Вот только сказать кому-то о своих мыслях Дафна не могла. Мерлинова клятва… Слизеринка со злостью сжала кулаки и закусила губы. Поттер оказался настоящей змеюкой. Подловил ее, обязав хранить свою тайну под страхом смерти. Да и Дафна молодец, поперлась за ним в тот вечер. Знала ведь о паранойе Героя и его мстительной натуре. Нужно было сразу понять, что, узнав о ее присутствии, он обезопасит свои тайны. Хорошо еще что память не стер… Хотя, лучше обливейт, чем клятва. Впрочем, чего уже об этом думать. Произошедшего не изменить, остаётся разгребать последствия.
В голове слизеринки уже в который день всплывал вопрос: зачем ему все это нужно? Зачем так подставляться? Ведь практически весь Хогвартс убежден в его причастности к нападениям. Да что там ученики, даже директор искоса на Героя поглядывает. К чему такой риск? Что за цели преследует Поттер? Что это банальная забава из-за беспечности, Дафна ни на грамму не верила. Чтобы кто не говорил, а глупцом Гарри не был. А значит у нынешних его действий есть далеко идущие планы. Вот бы узнать их…
— Дафна, — прозвучал рядом голос Трейси.
— Умм, — блондинка оторвавшись от своих мыслей, посмотрела на подругу. — Ты что-то хотела?
— Я тебе уже несколько минут пытаюсь дозваться, — хмурилась собеседница. — А ты витаешь в облаках.
— Пф, — фыркнула Гринграсс. — Я просто думала.
— Об одном зеленоглазом брюнете, — подстрекнула подругу Трейси.
— Не конечно, — соврала Дафна. — С чего мне думать о Поттере? Он не столь значимая персона, чтобы тратить на него свое время.
Дэвис лишь рассмеялась.
— Дафна, ты совсем не умеешь врать, — улыбка. — Что на этот раз сделал наш герой, что ты так расстроена?
— Наш?
— Ну ладно-ладно, твой, — рассмеялась Трейси. — Так в чем дело? Все заметили, что в последнее время ты ходишь задумчивая и обходишь Поттера десятой стороной. Неужели ты веришь словам Ротман? Тоже считаешь, что Поттер — Наследник Слизерина. Что это он нападает на учеников?
— Пф, — а что еще девушка могла сказать. Узы клятвы словно удавка начали сдавливать ее горло, перекрывая доступ к кислороду, стоило ей даже подумать о том, чтобы рассказать кому-то правду. — Чушь все это. И вообще, я не хочу говорить на эту тему. Пусть деканы с директором разбираются.

***

Лили схватилась за сердце, стоило ей узнать о произошедшем. Слезы горячими ручьями полились по щекам, а ноги предательски задрожали.
— Что же нам делать?
— Ничего, девочка моя, — говорил директор. — Я уверен, что Гарри не причастен к нападению.
— А кто? — в голосе было столько надежды.
— Пока не знаю. Но уверяю тебя, что настоящий виновник будет найден и наказан. Тебе не стоит волноваться. Ах да, девочка моя, как дела у твоей дочери? Минерва обеспокоена ею. Говорит, что Лиза часто бывает рассеянной на уроках.
— Вы же знаете о ее проблемах с магией, — горестный всхлип. — Заклинания ей плохо даются. Я пытаюсь заниматься с ней дополнительно, но все тщетно.
— Ах, не расстраивайся девочка моя, — похлопал ее по плечу старик. — Главное, что она в Хогвартсе и у нее есть друзья. Я слышал, она очень дружна с дочерью Артура.
— Да, Джинни хорошая девочка, — улыбнулась Лили. — Добрая и заботливая. Жаль, что Гарри этого не видит, — горестный вздох. — Она могла бы стать ему верной спутницей. А Рон с Невиллом хорошими друзьями. Не то что Малфой с Ноттом. Боюсь эта парочка плохо влияет на Гарри.
— О, моя девочка, все не так ужасно, — улыбнулся старый лис.
— Я знаю, — согласилась Лили. — Но мне хочется, чтобы рядом с ним были верные друзья. — Ах, скольких проблем мы бы избежали если бы Гарри попал на Гриффиндор, — согласился Альбус. — Но если твоему материнскому сердцу станет легче, я попрошу Николя поговорить с мальчиком насчет правильных друзей. Даже намекну о юной мисс Уизли.
— Это было бы замечательно, — просияла Лили. — И спасибо вам директор, вы столько делаете для моей семьи. Если бы не вы, Лиза бы не получила письма из Хогвартса. Да и Джеймсу вы помогли с работой.
Лили ушла, а Альбус погрузился в свои мысли. И в самом деле, было бы неплохо поговорить с Фламелем насчет невесты для Гарри. Джинни Уизли хорошая девочка.

***

Гарри вертел в руках блокнот. Тот оказался полностью пуст, и если бы парень не ощущал исходящую от него магию, то посчитал бы бесполезным. Вот только кончики пальцев приятно покалывали при одном прикосновении, а в груди разливалось тепло в предчувствии чего-то близкого, родного. Малфой уже давно спал, поэтому Поттеру никто не мешал изучать блокнот. Это хорошо, а то от Драко в последнее время слишком много проблем. А о его не в меру длинном языке, вообще говорить не стоит. Впрочем, все это мелочи¸ сейчас нужно решать более несущее проблемы. Малфой с его тараканами подождет.
Поднявшись с кровати, Поттер положил блокнот в чемодан, предварительно навесив на него сигнальные и отвлекающие чары. Мало ли, вдруг кому-то взбредет в голову покопаться в его вещах. Накинув мантию, Герой спустился в гостиную. К счастью время было поздним и свидетелей его ночной вылазки не выявилось. Хотя на всякий случай, наученный горьким опытом с Гринграсс он наложил диагностирующие чары. Тишина. Змейки спят, и никто не притаился в темном углу.
Скрип двери, щелчок и вот брюнет предстал перед портретом Основателя. Тот был на месте, словно ждал его появления.
— Что вы добиваетесь? — прямо спросил Поттер. Ему надоели игры Салазара. А что за нападением и открытием Тайной комнаты стоит Слизерин, парень больше не сомневался. Все происходит с его одобрения. Вопрос в том: зачем Основатель подставляет его? Ведь только слепой не увидит, как четко расставляться акценты.
— Ученик, ты ведешь себя опрометчиво, — пожурил Салазар. — Где твои манеры.
— Плевать на них. Зачем вы хотите повесить на меня нападения?
— Кто тебе сказал эту чушь? — в притворной злости проговорил Основатель.
— Я не глупый, — злился Герой. — И вижу, что вы играете со мной.
— Нет никаких игр, мой юный ученик.
— Тогда что это?
— Все идет по плану.
— По плану отправления меня в Азкабан? — не унимался Поттер. — Уже все в Хогвартсе считают меня треклятым Наследником. Мне приписывают нападения на учеников. Не удивительно, если скоро явятся авроры и отконвоируют на встречу к дементорам.
— Глупости, — отмахнулся Салазар. — Тебе не стоит бояться. Ты нужен Дамблдору, поэтому никто не станет посягать на твою свободу.
С этим Поттер не стал спорить. Да, старик не позволит упечь национального героя в тюрьму. По крайне мере, должны быть веские основания для этого. Но все равно, самонадеянность Основателя напрягала. В голову закрадывались мысли, что Слизерин хочет от него избавиться, притом чужими руками. Вопрос в том: зачем?
— Тогда расскажите мне все. Зачем все это?
— Будет лучше, если ты ничего не узнаешь до определенного момента, — заявил Основатель. — Твоя реакция должна быть правдоподобной, чтобы обхитрить Дамблдора. Старик умен, а ты еще не настолько искушен во лжи. Обмануть однокурсников и других учеников Хогвартса ты способен, но вот директора нет. Но могу тебя заверить, что тебе не стоит ничего опасаться. Скоро все закончится, и ты оценишь мои старания.
Поттер закусил губы и недовольно посмотрел на Основателя. Вновь у того тайны.
— И не дуйся, — хмыкнул Основатель. — Я все делаю ради твоего будущего. Не забывай о нашей клятве. Мне ни к чему избавляться от тебя.
Поттер промолчал. А что можно было на это сказать? Начать злостно топать ногами и сопеть в две дырочки? Смешно. Со Слизерином это не сработает, да и сам Гарри не настолько наивен. Остается положиться на слово Салазара и ждать. Да еще эта треклятая клятва… Герой скривился словно от зубной боли. Откуда он мог знать, что все обернется так. Что Слизерин, воспользовавшись его наивностью, одурачит. Да и он хорош, повел себя как наивный хаффлпафф. Позабыв, что бесплатный сыр бывает лишь в мышеловке.
Купился на хвалебные речи и розовые мечты, позабыв о том, что реальность жестока. И теперь приходится скрипеть зубами и терпеть. У него нет ни знаний, ни сил, чтобы затеять игру с Основателем. У того за спиной опыт и знания, а у самого Гарри лишь амбиции и желания. Не густо.
— Вам удалось узнать, кто открыл Тайную комнату? — задал волнующий его вопрос Герой. По ухмылке Основателя и его обмолвках, было ясно, что это так.
— Да. И ты будешь удивлен, узнав имя наглеца, — проговорил портрет. — Скажу тебе, что реальность превзошла все мои ожидания. Одним махом мы сможем нанести сразу два удара. Главное правильно разыграть карту. Поэтому мне и нужно, чтобы твоя реакция выглядела как можно правдоподобнее. Чтобы ты оставался в стороне, а твои руки как можно дольше не испачкались в крови. Как я успел понять, Магический мир куда радостнее чествует своих Героев, чем Темных лордов. Пусть последние и несут благо для мира, а первые воплощают разрушения и реки крови.
— Это как-то связано с Поттерами? — догадался брюнет. — Насчет вашего обещания?
— Да, — довольно прищурился мужчина. — Скоро твоих «любимых» родителей ждет сюрприз. Они надолго запомнят его, не сомневайся, — кровожадная ухмылка. — И тогда ты воочию убедишься, что я не бросаю своих слов на ветер. Если я назвал тебя своим избранником, значит так и есть.
Поттер в очередной раз отмолчался.
— У меня проблемы на факультете. Из-за нападений на учеников и моего умения говорить со змеями, слизеринцы ополчились против меня и жаждут расправы.
— Это прискорбно. Ты поступил недальновидно, раскрыв свой дар. Умение говорить со змеями — благородное умение и весьма полезное, но люто осуждается глупцами, которые заполонили Хогвартс. Грязнокровки и полукровки, — презрительная гримаса, — им не понять всего величия. Да и многие чистокровные с годами оглупели. Превратились в марионеток. Но ничего, скоро мы встряхнем их. Заставим жаться от страха и молить пощады. Но это потом… Как я понял, у тебя созрел план мести, — это не было вопросом.
— Конечно. Я не собираюсь спускать Ротман подобного.
— Правильно, — одобрил Основатель. — Если спустить сейчас, то скоро могут появиться другие желающие. На Слизерине твой авторитет должен быть неоспорим. И поскольку ты пока слабоват в манипуляциях общественным мнением, придется действовать силой. Ты должен заставить их бояться себя. Бояться настолько, чтобы против тебя даже помыслить не смели.
— Я тоже пришел к таким выводам. Поэтому мне нужно ваше содействие.
— Конечно, мой ученик.
Поттер рассказал Основателю о задуманном.
— Неплохо, очень неплохо. А главное тонко и незатейливо. Все, кто нужно, поймут намек, но ничего не смогут сделать. А если даже попытаются, то никто не сможет ничего доказать. Я пришлю к тебе Барона. Он поможет тебе в твоем плане.
— Хорошо.
Недалеко послышались чьи-то шаги, и Поттер откланявшись скрылся в гостиной, довольно сверкая глазами.

***

В Большой зал на завтрак Поттер пришел одним из первых. Впрочем, в этом не было ничего удивительного, поскольку он являлся деятельной натурой. Расположившись между Ноттом с Малфоем и напротив Гринграсс, слизеринец невзначай кинул взгляд на преподавательский стол. Все учителя были на месте, как и сам директор. Вот только старик выглядел задумчивым, что сразу отметил Герой. Нет, Дамблдор как всегда блистал в яркой мантии и улыбался всем вокруг своей улыбочкой, вот только взгляд синих глаз был цепким и задумчивым.
«Неужели ночью что-то произошло?» — про себя размышлял Поттер. Но быстро отбросил свои опасения. Если бы, что-то случилось, вся школа давно бы знала. Даже у стен есть уши.
Взгляд заскользил дальше, останавливаясь на Северусе Снейпе. Тот как всегда мрачен и угрюм. Восседает на своем кресле и смотрит на всех свысока. Выделяя слизеринцев, а особенно самого Поттера. Немудрено, если до его ушей дошли вести о конфликте между змейками. Это не есть хорошо. Впрочем, времени сворачивать свой планы и отступать нет. Ловушка расставлена.
Поттер прошёлся взглядом по столу факультета. Все как обычно. Змейки сонные и вялые, сидят на своих местах, нехотя ковыряясь вилками в тарелках. Какое счастье, что в Слизерине есть негласная традиция, что за учащимся закрепляется то же место, что он занял после пира. Здесь не приветствовались перебежки. Вот взгляд Поттера мимоходом зацепляется за Ротман. Та сегодня хмурится больше чем обычно, разговаривая со своими дружками. Губы Поттера помимо воли трогает улыбка, а в глазах маниакальный блеск. Замечая это, Малфой неосознанно вздрагивает.
Тут большая дверь открывается и в зал вваливается шумная толпа гриффиндорцев. Гарри отмечает брошенный в его сторону взгляд Грейнджер. В нем читается какая-то жалость и снисходительность.
«А это что-то новенькое», — Гарри удивлен. Он ожидал от Грейнджер злости, даже ненависти, но никак не жалости. Не иначе Дамблдор постарался и обработал эту зубрилку. До чего же Грейнджер дуреха, раз поверила отповедям директора и его словам «ради общего блага». Впрочем, чего ожидать от гриффов. Они готовы в рот заглядывать своему кумиру. Интересно, что Дамблдор наплел им? Нужно будет расспросить при встрече. Не отличающийся талантами хранить тайны Рональд непременно все разболтает.
Тут Поттер замечает призрак Кровавого Барона. Призрак слегка склоняет голову, смотря на брюнета, говоря этим, что все сделано. Губы в очередной раз дрогнули в улыбке, а настроение стремительно улучшается. Поттер приступает к еде и вклинивается в спор между Ноттом с Малфоем.
— И глупцу ясно, что Гриффиндор выиграет у Хаффлпаффа, — невзначай роняет брюнет. — У Хаффлпаффов хоть ловец и лучше, но у гриффов команда сильнее.
— Ты прав, — с неохотой соглашается Драко. — Жаль. Так хотелось, чтобы Гриффиндор занял последнее место в таблице.
— Это еще только второй матч. Все еще впереди, — отмечает Поттер.
Неожиданно за слизеринским столом начинается возня. Слышится чей-то крик — не иначе Паркинсон вопит, а затем раздаются громкие голоса. Поттер, как и все остальные слизеринцы присматривается к источнику шума, пытаясь казаться как можно более удивленным. Около места, где сидела Ротман и ее друзья, уже собралась толпа зевак. У всех бледные лица и глаза полные ужаса. Вот к столу под золото-серебряными знаменами подоспел декан.
— Что здесь происходит? — звучит суровый голос. — Разойдитесь!
Зельевар протолкнулся к месту и склонился над ученицей. Его рука профессионально прощупала пульс на шее девушки, а губы кривятся. Рука потянулась к кубку с тыквенным соком и нос обнюхивает. Позади топчутся МакГонагалл с Дамблдором.
— Мисс Ротман нужно в больничное крыло, — заявляет директор и наколдовывает носилки, перенося на них бездыханное тело. — Видимо у нее аллергия на что-то.
Директор вместе с учителями скрывается за дверью. А шум в Большом зале начинает нарастать. Ученики строят самые немыслимые домыслы. Правда, нужно признать, что некоторые не так далеки от истины. Все, кто в курсе вчерашнего конфликта Поттера с этой девчонкой, странно коситься в его сторону, но вопросов не задают. В глазах многих Гарри чувствует страх.

***

Уроки продолжаются. Вслед за трансфигурацией следуют заклинания. Все это время, Гарри отслеживает реакцию змеек. Те ведут себя чинно, но во взглядах страх. Не трудно догадаться, кого они подозревают в случившемся. Слишком большое совпадение, чтобы не поверить в него. Сам же Герой ведет себя невозмутимо. Ни словом, ни жестом не выказывая своей причастности.
Урок прерывает стук в дверь. На пороге оказывается какой-то третьекурсник-гриффиндорец. Он отдает маленькому профессору записку и поспешно уходит.
— Мистер Поттер, директор хочет видеть вас в своем кабинете, — прокашлявшись произносит Флитвик.
Герой невозмутимо поднимается, под десятками любопытных взглядов и двигается к выходу. Он не выглядит удивленным, поскольку ожидал подобного. Снейп не может ни упомянуть о их конфликте и наплести нелепых подробностей. Сам же Дамблдор не упустит случая пригласить «любимого» студента в свой кабинет.
Перед горгульей его дожидается Снейп собственной персоной. Взгляд его метает молнии, а лицо перекошено от гримасы злобы. Казалось, будь у него возможность, он бы придушил Поттера голыми руками.
— Поттер, — ненавистную фамилию декан выплюнул словно какое-то ругательство.
— Профессор Снейп, — ответил невозмутимо Герой, чем еще больше взвешивает декана. — Зачем меня вызывает директор?
— Не прикидывайтесь, дураком, Поттер, — громыхнул маг. — Это все ваших рук дело!
— Что именно? — такой же невозмутимый тон. Хотя про себя Герой и смеялся, но на лице маска безразличия. Голос не дрожит, а руки расслаблены.
— Поттер… — прошипел не хуже змеи Снейп, а затем резко шагнул вперед. Горгулья открыла проход, и мужчина взлетел по лестнице, лишь мантия засверкала позади.
Гарри мысленно хмыкнул и направился следом. Остановившись за пару ступенек до конца, он сделал глубокий вдох и сделал шаг вперед. Впереди предстоял сложный разговор.
— Мальчик мой, — прозвучал голос директора. — Проходи. Садись, — жест на кресло, напротив. — Чаю? — Дамблдор хоть и пытался излучать веселье, но взгляд его был хмур.
— Нет. Я бы хотел узнать, зачем меня вызвали? — перешел сразу к главному слизеринец.
— Мальчик мой, ты же слышал, что произошло с мисс Ротман?
— Ей стало плохо вовремя завтрака, — изображая неосведомленного проговорил брюнет. — Она съела что-то не то. Так сказал профессор Снейп, — позади послышался скрежет зубов зельевара и его злостное бурчание.
— Это не совсем так, — все веселье исчезло с лица старика. — Мисс Ротман кто-то отравил.
— Отравил? — попытался придать лицу как можно больше удивления переспросил парень. — Но кто это мог сделать? И зачем?
— Поттер, — прошипел Снейп. — Не разыгрывайте комедию! Это ваших рук дело! Признавайтесь…
— Северус, — прервал речь зельевара директор. — Вина мистера Поттера не доказана.
— Поттер вчера чуть ли не устроил дуэль с Ротман. Он угрожал ей!
— Это так, мой мальчик? — Альбус вновь посмотрел на ученика. Его глаза сверкали за стеклами очков, отслеживая даже мельчайший намек на ложь.
— Да, у нас произошел конфликт, — не стал отпираться Герой. — Но я не угрожал Ротман, а лишь просил воздержаться от обвинений в мой адрес.
— Ложь! — воскликнул Снейп. — Другие слизеринцы утверждают, что вы угрожали.
— Я не думал, что мои слова походили на угрозу, — сыграл наивного хаффлпаффца брюнет. — Притом, я всего лишь второкурсник, а она пятикурсница. Что я мог ей сделать?
— Поттер…
— Северус, не стоит обвинять, не имея доказательств, — пригрозил директор.
— Тогда напоим Поттера сывороткой правды и узнаем все.
Внутри у Героя все похолодело. Он как-то не подумал о подобном. С другой стороны, это ведь не он лично подливал яд. Да, его можно привлечь как соучастника, но не дельца. Но даже это плохо…
«Что же делать?!» — слизеринец начал волноваться. Он боялся, что Дамблдор согласится на подобное. И тут в голове всплыли неизвестные слова: «зелья правды запрещается применять волшебникам, не достигшим пятнадцати лет. Оно пагубно влияет на магическое ядро. Поэтому Министерство запрещает подобное, под страхом отправления виновника в Азкабан». Поттер про себя выдохнул с облегчением. Значит слова Снейпа лишь неисполнимые угрозы.
— Северус, ты преувеличиваешь. Мальчик мой, а какова причина вашей размолвки с мисс Ротман?
— Она завидовала, что я умею разговаривать со змеями, — Поттер не открыл какой-то тайны. И Снейп, и Дамблдор знали о его даре. — И считала, что я виновен в нападениях. Но это не так.
— А ты не знаешь случайно у кого еще с мисс Ротман были размолвки?
— Нет, — последовал ответ. — Хотя, в прошлом году у нее были конфликты с однокурсниками, — это и вправду было.
— Вот видишь, Северус, а ты сразу обвиняешь мистера Поттера, — пожурил коллегу Альбус. — Я хочу, чтобы ты узнал все об этом.
— Директор, я могу идти? — вклинился Гарри. — У меня еще урок с профессором Флитвиком.
— Конечно, мой мальчик. Но помни, мои двери всегда для тебя открыты.
Стоило двери за спиной ученика закрыться, как старик на секунду прикрыл глаза. Все его напущенное веселье исчезло, уступая место усталости. Альбус стал походить на свои годы.
Снейп прошествовал к креслу где сидел ранее ученик и обессилено повалился в него. Минут пять в кабинете царило молчание.
— Директор, вы же понимаете, что Поттер замешан в произошедшем.
— Не знаю, мой мальчик. Не знаю, — проговорил Альбус. — Я опросил домовиков и картины. Они ничего не видели и не слышали.
— Тогда как яд попал в еду Ротман?
— Для меня это тоже загадка? Но знаешь, Минерва высказала подозрения насчет Локхарта. Ты же знаешь ее подозрительность после Квирелла. Вот и сейчас, она намекает, что Темный лорд скрывается под личиной нынешнего профессора ЗОТИ.
Снейп не мог удержаться от ухмылки.
— Локхарт — Темный лорд? Это нечто. Директор, вы же не верите в этот бред?
— Нет. Но, других виновных пока нет.
— Поттер в самом деле угрожал вчера. Я опросил слизеринцев и они уверяли меня, что этот мальчишка был решителен в своих угрозах. И вообще, это странно. Вчера — угрозы, а сегодня это отравление.
— Странно, — согласился директор. — Но доказательств у нас нет. А пока нужно узнать, у кого еще были конфликты с мисс Ротман. Может и вправду кто-то виновен.
— Хорошо. Кстати, а что будем делать с родителями девочки? Как им объяснить, что их дочь умерла? И не будет ли проблем у Хогвартса? Вы же знаете, как Попечительский совет настроен против вас. Люциус Малфой выдвинул предложение о вашем увольнении. Тогда большая часть членов удержалась, но после случившегося…
— Я знаю об этом и увы, ничего не могу поделать. Остается надеяться, что члены совета прислушаются к голосу разума, а не пойдут на поводу у Люциуса.
— Это маловероятно, — признал зельевар.
— Если это произойдет, тогда тебе придется присмотреть здесь за всем. А особенно за Гарри. Ты же знаешь, что подобное я могу доверить лишь тебе.
Снейп скривился, но кивнул.
— Для Хогвартса настали сложные времена.
— Это так, мой мальчик.

***

Поттер в очередной раз вертел в руках блокнот, пытаясь разгадать его тайну. Но безрезультатно. Страницы до сих пор оставались девственно белыми, но магия продолжала ощущаться. Гарри даже подумывал показать свою находку Салазару, вдруг тот знаком с подобным. Или на крайний случай у него больше умений, и сможет дать дельный совет как разгадать загадку. Вот только после произошедшего, Гарри каждую секунду чувствовал на своей спине чей-то взгляд. За ним следили не только учителя, но и ученики. Особенно слизеринцы. Нет, никто ему в лицо не бросал обвинений, но шепотки ходили. Поттера подозревали в причастности к отравлению. Кое-кто стал обходить его десятой дорогой, другие наоборот присматривались. Поттер даже не удивится, если ему начнут приписывать титул Темного лорда. Мол, Волан-де-Морт не погиб тогда, а переродился в Избранном. И с каждым разом эти сплетни, становились все красноречивее и красноречие. И все это накладывало свой отпечаток. Он не мог без лишних ушей поговорить с Основателем.
В очередной раз вздохнув и покрутив книжицу в руках, брюнет потянулся за пером. Секунду поколебавшись, он воткнул кончик в чернила и заскользил по бумаге. На желтоватых страницах легко проступали буквы и ничего… Ничего не произошло. Поттер испытал разочарование. Он и сам не знал, чего ожидал, но было стойкое ощущение, что, что-то должно измениться. С досадой отшвырнув перо и уже хотел отшвырнуть блокнот, как рука замерла… Буквы начали исчезать. Словно впитываясь в страницу. А затем появилась надпись:
— Ты кто?

Глава 16


Перо в руке дрогнуло. Поттер с нескрываемым интересом рассматривал появившуюся надпись. В первые секунды ему даже показалось, что происходящее всего лишь глюк. Но секунды шли, а надпись никуда не девалась. Брюнет даже ущипнул себя за руку, дабы убедиться в реальности происходящего. А затем губы дрогнули в горькой ухмылке, и Поттер отвесил себе мысленный подзатыльник. Он уже два года живет в Магическом мире и все никак не привыкнет что летающие метлы, бездонные чемоданы и говорящие животные — это будничность. Чего он тогда удивляется подобному? Глупец.
Удивление отступило, а в голове появился вопрос: какой стоит написать ответ? Поттер слегка засомневался, стоит ли говорить правду. Мало ли, что из себя представляет эта вещица. А с другой стороны — какую опасность ему может представлять чей-то потерянный блокнот? К тому же его имя и так известно каждому в Магическом мире и не является тайной.
Рука с зажатым в пальцах пером уверено заскользила по бумаге.
— Гарри Поттер. А ты кто?
Брюнет сперва хотел написать «а ты что такое», но сдержался. Вежливость еще никому не вредила. Хотя, Мерлин, какая может быть вежливость в отношении книжки? Поттер даже рассмеялся от комичности ситуации.
Не прошло и минуты, как появился ответ.
— Очень приятно познакомиться, Гарри Поттер. Мое имя Том Реддл.
В голове сразу всплыли не родственник ли этот Реддл Александре? Или просто однофамильцы. Хотя, в Магическом мире Поттер еще не встречал подобных, но всякое бывает. И если родственники, то ли не первокурсница является таинственной хозяйкой блокнота? Хотя, Салазар говорил о рыжеволосой. А Александра — брюнетка. Хм, столько вопросов и ни одного вразумительного ответа. Не долго думая, Герой решил проверить свою догадку.
— А ты не родственник Александре Реддл?
На этот раз ответа пришлось ждать гораздо дольше. Не мене трех минут. Поттер уже даже начал подумывать о том, что блокнот сломался.
— Нет.
Буквы были не столь идеально ровны как раньше. Казалось рука писавшего с большей чем надо силой сжимала перо. Выходит его тайный оппонент нервничает.
Несколько минут царила тишина. Реддл молчал. Да и сам Поттер не знал, что писать. Он до сих пор не мог понять, что за вещица попала к нему в руку. Мысли склонялись к тому, что к нему попал зачарованный блокнот. Созданный по типу парных пергаментов. С помощью таковых, двое магов могут общаться на расстоянии. Выходит, его собеседник кто-то из учеников Хогвартса. Только вот, Гарри не слышал имени Том Реддл ранее. Ни среди змеек, ни среди других факультетов такого не имелось. Поттер был убежден в этом. Хотя, это может быть вымышленное имя, псевдоним. Вот только на обложке золотыми чернилами четко видно «Т.М.Р». Том Редлл… Интересно что означает это загадочное «М»? А еще странная магия, которой фонила вещица. Она так завораживала и манила. Нет, однозначно, это не простая вещица.
Слизеринец пропустил момент, когда на желтоватых страницах проступили чернила.
— Гарри Поттер, а как к тебе попал мой дневник?
— Я нашел его в коридоре.
Поттер не стал врать.
— А что это за дневник? Он не похож на простую тетрадку.
Гарри решил утолить свое любопытство. Конечно, была слабая надежда, что Реддл ответит ему правду, но попытка не пытка.
— Ты прав. Это не просто дневник. В нем я сохранил свои воспоминания.
— Воспоминания? Как это?
— Есть такой способ. Я могу тебе рассказать, если ты хочешь. И показать.
Поттер помедлил с ответом.
— Да.
Усики магии дневника потянулись к Герою, проникая в сами глубины. Дневник чувствовал отклик родной магии. Ликование…
Глаза закрылись и двенадцатилетний мальчишка повалился на кровать, погружаясь во Тьму. Он не видел как красный купол окутал его тело, а черные жгуты энергии, словно металлические спицы начали пронизывать плоть, проникая все глубже и глубже.

***

Кровавый Барон замер около портрета Основателя, неподвижной глыбой.
— Дамблдор, посмел угрожать вам, господин.
— Да, старик неприятно меня удивил, — скривился Слизерин. — Не ожидал я от него такой прыти. Видимо, у Дамблдора в замке куда больше глаз, чем я первоначально думал.
— И что нам делать? Вы пойдете на сделку со стариком?
— Нет. Его угрозы смехотворны. Наивный глупец, уверен, что сможет вернуть Поттера к Свету, — в коридоре прозвучал смех. — Самонадеянный старикашка.
— Господин, вы уверены в преданности Гарри Поттера?
— Хм… Дело не в преданности, а в неизбежности. Гарри Поттеру было предрешено стать моим Наследником. Сама Магия вела его ко мне.
— Наследником?
— Да… Но перед этим он должен измениться. Я сломаю его, а потом создам идеальный сосуд в который вложу все, что пожелаю. Возьму все лучшее от Гарри Поттера и Тома Реддла, жестоко отсекая слабости. Он станет моим лучшим творением. Сильным, умным и главное — преданным. Идеалом…
— Значит, я должен делать все так, как вы и говорили.
— Нет. Мы немного ускорим события. Нужно обезопасить наши планы от вмешательства Альбуса Дамблдора. Старик может создать нам проблемы. Ты убедился, что дневник попал в руки мальчишки?
— Да, — уверенный кивок призрака. — Я устроил все так, как вы говорили. Среди слизеринцев есть верные мне люди. Они все устроили.
— Хорошо, очень хорошо. Их помощь будет вознаграждена в свое время. Пусть следят за всем происходящем на моем факультете и в Хогвартсе в целом. Лишние глаза нам не повредят. И докладывают обо всем подозрительном. Мне не нравится, какие нравы витают в Слизерине. Кто-то пытается мутить воду.
— Все будет исполнено, не волнуйтесь, милорд, — доложил Барон. — Эти маги верны вам. Им можно доверять.
— Нужно чтобы кто-то из них проник в ближайшее окружение мальчика. Конечно, не вызывая ненужных вопросов. Нам ведь не нужно, чтобы юный Поттер раньше времени начал задавать неудобные вопросы. Я хочу знать обо всем, что происходит около Гарри Поттера. Знать, о чем тот говорит и даже думает.
— Это уже произошло. Нужный нам человек уже близок с мальчишкой. Он наблюдает за ним, не вызывая подозрений.
— Прекрасно, — довольно хмыкнул Основатель. — А теперь помоги дневнику вернуться к бывшей владелице. Пора переходить к завершающей стадии плана. И передай нашему знакомому, чтобы был готов. Скоро ему придется вступить в игру. Пора нанести первый удар по Альбусу Дамблдору. Напомнить старику, кому он посмел угрожать. Глупец.
— Конечно, милорд, — кивок. — А как быть с Фламелем? Разве он не вмешается?
— Возможно. И это будет нам на руку. Я столкну Фламеля с Дамблдором лбами. Пока они будут бодаться за приз в лице Героя, я повеселюсь. Это будет интересно.
— А как вы думаете, кто победит?
— Дамблдор, — уверенно заявил Салазар. — Фламель больше ученый, нежели политик. Альбус переиграет его, как сделал это однажды с Гриндевальдом.

***

Поттер с Ноттом как раз только вернулись с библиотеки как им на встречу выскочил, иначе его стремительное появление не назовёшь, Малфой. Блондин был растрепан и взволнован.
— Гарри, в нашей комнате настоящий погром, — голос полон тревоги.
— Погром? — удивился брюнет. Сперва ему показалось, что Драко решил так глупо пошутить, но его взлохмаченный вид и взгляд полный злости, заставили засомневаться в этом. Поттер насторожился не меньше блондина.
Позади статуей замер Нотт.
— Да. Все вещи верх дном, — взахлеб тараторил Драко.
Поттер ускорил шаг и уже через несколько минут стоял перед дверью в их с Малфоем комнату. Вокруг собралась куча зевак, выискивающих сенсацию. Гарри потребовалось приложить усилия, чтобы протиснуться вперед. Перед его взглядом предстала комната в которой творился хаос. Все что можно было разбросать, была разбросано. Вещи, учебники и другие мелочи. Даже подушки изодраны в клочья, от чего весь пол был устелен перьями. С виду казалось, что кто-то мстил им, руша все на своем пути. Чья-то изощрённая месть. Поттер от досады сжал кулаки и заскрипел зубами. Злоба обуревала его.
Позади послышался шум и к сборищу подтянулся Снейп. Подтянулся на огонек, как говорится.
— Всем разойтись! — скомандовал грозно декан. — Немедленно по своим комнатам.
Слизеринцы с неохотой начали расходиться, боясь гнева Снейпа. Но до конца так и не ушли, а скрывшись в своих комнатах повысовывали головы, стараясь ничего не упустить.
— Что здесь произошло, Поттер? — взгляд черных глаз был устремлен на брюнета. Он был тяжелым и полным злобы. Создавалось впечатление, что Снейп винит Героя в произошедшем. Мол это он ради забавы разгромил собственную комнату.
— Это я хотел у вас спросить, профессор, — не смог удержаться от ответной шпильки Герой. — Мне бы очень хотелось узнать, кто проник в нашу комнату и сотворил подобное, — пас рукой в сторону разрухи.
— А где вы были до этого? Помнится, я не видел вас во время ужина, — не сдавался мужчина.
— В библиотеке, — последовал ответ. — Мы не были голодны с Тео, поэтому не пошли на ужин, — Гарри не нравилось оправдываться, но вокруг было слишком много свидетелей, чтобы игнорировать выпады Снейпа. Мало ли что подумают змейки своим изощрённым умом. Еще послушают декана и решат, что Гарри таким способом привлекает к себе внимание. Следует сразу пресечь такие мысли.
— Это так, Нотт? — взгляд черных глаз уперся в Тео, пытаясь прочесть в ответ хоть малейший признак лжи, дабы воспользоваться.
— Да, — уверено заявил тот. — О произошедшем мы узнали от Малфоя, как вернулись в гостиную. Можете спросить у него, если желаете.
— Мистер Малфой? — голос значительно потеплел. Северус любил своего крестника, хоть и не разделял его радости от дружбы с Поттером. Он вообще считал это огромным недоразумением, которое стоит пресечь. Как вообще Люциус может одобрять подобное. Хотя, здесь все понятно. Присматривается к Герою через сына.
— Я первым увидел, что в нашу комнату кто-то пробрался и бросился искать Гарри, чтобы рассказать ему о произошедшем.
— Ясно, — заскрипел зубами маг. — Поттер, Малфой, я хочу, чтобы вы проверили, все ли на месте и завтра доложили мне. Я поговорю с портретом на входе, может он что-то видел.
— Профессор, а может это гриффиндорцы опять пробрались к нам в гостиную, — предложил неуверенно Драко. — Грейнджер и Уизли с Лонгботтомом. Они грозились отомстить нам с Гарри.
— Я проверю это, — на лице Снейпа появилась кровожадная улыбка. Больше Поттера он ненавидел Лонгботтома и не упускал малейшей возможности унизить этого тупицу. А тут такой шанс появился. Приписать Гриффиндору проникновение в гостиную вражеского факультета. Наказать нелюбимых гриффов и лишить факультет пары сотен баллов. Блаженство.
Малфой недовольно бурча перебирал вещи в своем чемодане, жалуясь, что его чрезмерно дорогие мантии испорчены безвозвратно. Даже жаловался что кто-то украл его серебряные запонки и гель для волос. С его нытья было сразу видно, что все грешки приписываться рыжику.
— Все Уизли воры и обманщики, — бубнил Драко. — Куда только Дамблдор смотрит, принимая их в Хогвартс.
Поттер игнорировал бурчание друга. Он методично проверял собственные вещи, насколько это вообще возможно в этом хаосе. Одежда была хоть и разбросана, но на месте. Книги тоже. Как и мелкие безделушки. И тут взгляд Поттера остановился на первом ящике стола, где он под чарами вчера оставил дневник Реддла. Того не было на месте.
«Выходит кто-то искал дневник, — нахмурился Поттер. — Но кто? Кто смог пробраться к нам в комнату и взломать мои чары?» — слизеринец был недоволен, если не больше. Он негодовал. На дневник у него были огромные планы. Реддл оказался настоящим кладезем знаний, которой грех не воспользоваться. И теперь дневник исчез. Поттер не верил, что Грейнджер с дружками способна на подобное. Да, проникнуть в гостиную под чужой личиной у нее могло получиться, но пробраться в личную комнату… Нет, чары не пропустят гриффов. Не говоря уже о том, что второкурсники не способны вскрыть тайник Героя. Значит действовали старшекурсники. Многочисленные родственнички Рональда отпадают. В тех ни мозгов, ни фантазии. Они со школьной программой едва справляются, куда говорить о большем. Притом, было у Гарри чувство, что взлом совершил кто-то из слизеринцев. У них была и возможность и время.
«Может кто-то из дружков Ротман решил отомстить?» — предполагал брюнет. И тут в его голову закралась смутная мысль. Вдруг сам Дамблдор сюда пробрался и учинил разбой. Но зачем было все разносить здесь? Хотя, может эта такая попытка подставить кого-то с учеников. Нет… Зачем старикашке это?
Не придя ни к каким вразумительным выводам, Поттер дал себе зарок присмотреться к змейкам. В какой-то момент виновник — или виновники — себя выдадут.
Про пропажу дневника конечно же Гарри не сообщил Снейпу, опасаясь, что тот донесет Дамблдору.

***

— Все исполнено, как вы велели. Дневник вновь в руках девчонки, — доложил Барон. — Преданный нам человек учинил разгром в комнате Гарри Поттера. Все было обставлено так, словно гриффиндорцы вновь проникли в гостиную вражеского факультета и решили отомстить своим недругам. В Хогвартсе все знают о стычках Малфоя и Уизли. Не составило труда направить расследование в нужное нам направление. Этому поспособствовал случайно найденный на месте преступления галстук с красно-золотой гаммой.
— Очень хорошо. Осталось еще немного подождать. Дневник практически выпил всю магию из девчонки. И скоро у Тома будет достаточно сил, чтобы провернуть маленький спектакль.
— А это не рискованно, сталкивать юного Поттера с Волан-де-Мортом?
— Нет. Том всего лишь часть Волан-де-Морта, притом самая незначительная. Самый крошечный осколок души. Именно он нам нужен, чтобы сорвать с горы лавину. Жаль конечно, что придется пожертвовать своим любимцем. Но это необходимая жертва.

***

Рыжеволосая голова склонилась над желтоватыми страницами. Перо уверенно скользило по бумаге, изливая все свои переживания хозяйки и раскрывая душу. А дневнику Реддла это только и нужно было. Темные жгуты магии, словно два паразита присосались к магическому ядру девчонки, выпивая остатки сил.

***

Лили уже десять минут металась по своей комнате, словно разъярённая тигрица. В кресле сидел сгорбившийся Джеймс и пытался успокоить встревоженную супругу. Но все его слова, сталкивались со стеной отчуждения.
— Дорогая, не стоит так волноваться. Альбус убежден, что Гарри не причастен к нападениям, — в который раз повторил Джеймс. — Его просто кто-то пытается подставить.
— Зачем? Скажи мне, зачем кому-то это делать? — взвизгнула женщина.
— Не знаю, — честно признался маг. — Но Альбус обещал разобраться. Он уверен, что виновник скоро выдаст себя.
— А вдруг это дело рук Волан-де-Морта. Вдруг, он смог воскреснуть и пробрался в Хогвартс?! — Лили вздохнула при одной даже мысли о подобном. — Вдруг он хочет убить нашего сына?
— Нет, — уверенно заявил мистер Поттер. — Ты же знаешь, что подобного не может быть. Это чьи-то неудачные шутки. Кто-то из сторонников Темного лорда пытается напакостить Гарри. В Слизерине целый выводок из детей Пожирателей. И почему Шляпа не отправила нашего сына на Гриффиндор… Скольких проблем мы бы могли избежать.
— А как же проникновение в комнату Гарри?
— Кто-то из гриффиндорцев пошутил, — нахмурился Джеймс. — Вспомни нас в школьные годы. Мы с Сириусом не раз пробирались в гостиную Слизерина и устраивали там потоп.
— Может ты и прав, — с неохотой сдалась женщина. — Но мне тревожно.
— Мне тоже. Но мы не должны поддаваться своим страхам.
— Да… Но если в Хогвартсе еще произойдет хоть одно нападение, Мерлином клянусь, я заберу Гарри и Лизу оттуда. Я не намерена подвергать их жизни опасности!
— Уверен, этого не придется делать. Альбус меня заверял, что все будет хорошо.
— В который раз я слышу эти слова, — едва слышно проговорила Лили, стирая со щек предательские слезы.
— Не волнуйся, дорогая. Наша любовь со всем справится. Вот увидишь, все будет хорошо.
— Еще я волнуюсь о Лизе. Профессор Флитвик встревожен ее состоянием. Ты же знаешь, как я его уважаю и ценю мнение. Вчера, он попросил меня зайти к нему и поделился своими выводами. Он взволнован ситуацией с магией Лизы. Говорит, что та ведет себя необычно. То исчезает совсем, то вспыхивает как пламя. Филиус советовал сходить к гоблинам.
— Значит, сходим.
— Я тоже так думаю. Но еще меня волнует поведение Лизы. На моих уроках она практически засыпает, словно всю ночь бродила по Хогвартсу. И стала рассеянная. Может показать ее мадам Помфри?
— Мне кажется ты преувеличиваешь. Уверен, Лиза просто волнуется перед предстоящими экзаменами. Притом, не ты ли мне говорила, что она до ночи засиживается в библиотеке?
— Да, это так, — с неохотой согласилась Лили. — Видимо вся ситуация с Гарри меня сильно выводит из себя, вот я везде и вижу опасность. Ладно… А как у тебя на работе?
— Все хорошо, — улыбнулся Джеймс. — Мы вышли на след оборотней, которые месяц назад растерзали трех магов. Еще немного, и мы их найдем.
— О. Это очень хорошо. А то по вечерам из-за этих нападений стало небезопасно ходить. Альбус даже отменил для учеников походы в Хогсмид.

***

Две недели наблюдений не принесли никаких результатов. В Хогвартсе все было тихо. Ничего необычного. Гриффы вели себя ниже травы и тише воды после разноса Снейпа. Слизеринцы же злобствовали. Считая львов виноватыми в проникновении в свою гостиную, они всеми правдами и неправдами вредили тем. В школе велась партизанская война между двумя враждующими факультетами.
— Все сошли с ума перед экзаменами, — недовольно скривился сидевший рядом Нотт. — Особенно преуспела в этом Грейнджер.
— Что с заучки взять, — хмыкнул Драко. — Ее уже все гриффы стороной обходят.
— А ты бы, Драко, так не радовался. Помнится, МакГонагалл грозилась поставить тебе «тролль» за ее экзамен.
Малфой насупился, словно взъерошенный воробей.
— Пусть попробует, мерзкая кошка. Подумаешь, не смог превратить сову в правильного размера кубок. Так Уизли с Логботтомом вообще ничего не смогли сотворить. МакГонагалл вечно делает гриффам поблажки, — негодовал Малфой.
Но несмотря на свое бурчание блондин, сославшись на срочные дела, отделился от их троицы. Нетрудно было догадаться, что тот ушел зубрить трансфигурацию.
Нотт с Поттером лишь переглянулись.
— Сегодня даже здесь шумно, — с досадой признал Гарри. — Вечно со своими вопросами пристают первогодки, мешая читать.
Нотт понимающе хмыкнул.
— Пошли в библиотеку.
— Идем.
Лестница неожиданно замерла возле одного из проемов. Раньше такого не происходило. Гарри в отличии от других учеников без труда добирался до нужной аудитории летающими лестницами без всяких эксцессов. Поэтому сейчас был крайне удивлен и заинтересован. Любопытство взяло верх, и брюнет сделал пару шагов вперед.
— Кажется это третий этаж, — отозвался позади Нотт. — Здесь впервые появилась надпись. Может нам лучше уйти отсюда, от греха подальше. Вдруг гриффы во главе с МакГонагалл караулят нас за углом и хотят подставить.
Но Гарри его не слушал. Он чувствовал магию дневника. Тоненькая струйка, тянулась к нему жалобно зазывая. И он не выдержал. Искушение было слишком велико.
— Смотри, — окликнул его запыхавшийся Нотт. Гарри и сам не заметил, как перешёл на бег. Но после слов друга остановился и начал оглядываться по сторонам. Он на самом деле находился на третьем этаже возле туалета Плаксы Миртл. Там находился один из входов в Тайную комнату и именно оттуда Гарри ощущал «зов». Магия манила его. Раньше такого не происходило. Повсюду стояла вода, но Поттер не замечал, как промокли брюки. В ушах отдавались мокрые шлепки и тяжелое дыхание Тео. Влетев в туалет он замер около раковины. Не понимая, что делает, он пальцами коснулся змейки и зашипел:
— Откройся.
Казалось, что все происходящее какой-то сон. Словно он был сторонним наблюдателем, а кто-то иной управлял его телом.
Кран вспыхнул опаловым светом и начал вращаться. Еще мгновение — умывальник подался вниз, погрузился куда-то и пропал из глаз, открыв проход.
— Лестница, — еще одно шипение и из стены появилась извилистая лестница спускаясь все ниже и ниже.
Поттер сделал шаг вперед.
Нотт поспешил следом. Он выглядел удивленным и взволнованным, и это еще слабо сказано. Все попытки дозваться до друга не принесли успехов. Гарри словно не слышал его, пребывая в каком-то трансе. Это пугало… Но больше всего ужаса слизеринец испытал, когда увидел, что с бледного лица друга на него смотрят рубиновые глаза вместо изумрудных. Даже походка и жесты изменились. Тео сглотнул ком в горле.
А Поттер смотрел внимательно. В глазах, цвета вина, сияло безумие. Рука уверенно сжимала волшебную палочку, а губы кривились в насмешливой улыбке.
«Нет, это не мой друг», — пронеслись в голове Нотта мысли.
— Я с тобой, — в горле все пересохло.
Поттер думал всего секунду. Резко развернувшись, он устремился вперед.
Нотт поспешил следом. Его ноги подрагивали, как и рука с зажатой в пальцах палочкой. Он не понимал, что происходит, но несмотря на все это, ему казалось все правильным.
Поворот, еще один и вот они оказались возле завала.
Взмах палочки — и камни разлетелись в стороны за секунды. Взору Нотта открылось два тела, валяющихся на грязном полу: Рональд Уизли и Гилдерой Локхарт. С виду те казались живыми, но без сознания.
Поттер целенаправленно шел вперед.
— Откройся, — очередное шипение. Змеи ожили и круглый проход открылся.
Нотт внимательно осматривался. Он стоял на пороге просторной, тускло освещенной комнаты. Уходящие вверх колонны башни обвиты каменными змеями, они поднимались до теряющегося во мраке потолка и отбрасывали длинные черные тени сквозь странный зеленоватый сумрак Сердце его неистово стучало. По спине побежали мурашки страха. Ноги налились свинцом, мертвой хваткой приклеиваясь к полу. Казалось попытайся сделать хоть один шаг, ничего не выйдет. Повсюду стояла звенящая тишина, нарушаемая лишь шагами Поттера. А Поттера ли… Когда глаза немного привыкли к полумраку, Тео смог рассмотреть два тела подле статуи какого-то мужчины. Гермиона Грейнджер и Лиза Поттер… Обе лежали неподвижно в своей воинственности. Неожиданно парня привлек какой-то шум. Отвлекись на разглядывание гриффиндорок, он упустил из вида Поттера. А тот успел приблизится к статуи и остановиться. А затем Нотт в очередной раз вздрогнул, видя, как из одной из колон показалась полупрозрачная фигура. Человек не был похож на призрака, но и живым человеком тот тоже не был.
Взгляд рубиновых с синими глазами встретились. Секунда, а затем еще одна и еще…
— Я ждал тебя, брат, — губы странной фигуры дрогнули в улыбке. Поттер тоже улыбнулся. Рука с палочкой опустилась, а поза стала расслабленной.
— Я тоже… брат…

Глава 17


— Зачем он здесь? — Том Реддл с нехорошим прищуром смотрел на замершего статуей Нотта. Рука изящно сжимала палочку, кончик которой указывал на лишнего свидетеля.
— Он мое алиби, — проговорил Поттер. — Ведь нам нужно будет убедить старика в моей лояльности. Сделать все так, чтобы я предстал в роле спасителя, а не убийцы. А этот мальчишка как нельзя кстати подвернулся на пути. Притом, он полностью лоялен.
— Хорошо, — Реддл благосклонно кивнул. — Но я ему не верю.
— Я тоже. Он вынужденная необходимость. Мы не в той ситуации, чтобы выбирать. Это территория Дамблдора со Слизерином. Здесь стоит быть осторожными и осмотрительными,— губы дрогнули в кривой улыбке. — Давай не будем терять времени и приступим к задуманному. Я долго не смогу контролировать тело мальчишки. Его душа еще слишком сильна. В любую минуту я могу утратить контроль и тогда наш план провалится.
— Скоро это изменится. И тогда мы станем цельными.
— Да, — мечтательная улыбка. — Старик никогда не догадается, какую ловушку я ему подготовил. Он считает, что я попытаюсь возродиться назад в своем теле. Глупец… Зачем мне так мелочиться, если в руках есть такой идеальный материал?
— А что со Слизерином? Он догадывается о твоем замысле. Не станет ли он мешать?
— Салазар ослеплен своими желаниями. Притом, ему сейчас не до меня. Дамблдор с Фламелем займут его внимание. Да и не стоит забывать о его самоуверенности. Он слишком полагается на собственную гениальность. Считает, что с легкостью переиграет всех игроков. Наивный… Видимо столетия в роле портрета затуманили его разум. Он даже не понимает, что уже проиграл. Гарри Поттер всегда был моим. Ничто этого не изменит. Но я пока поиграю в его игру.
— Да, — такая же кровожадная улыбка. — Кто же знал, что провал обернётся такой удачей.
— Мальчишка, ставший причиной моей гибели, возродит меня куда более могущественным чем я был ранее. Притом цельным, а не этими ошметками души. Я ошибся, решив разделить свою душу на столько частиц. Фатальная ошибка, которая стоила мне жизни. Может об этом и говорилось в Пророчестве…
— Пророчество… — гримаса отвращения. — Мы должны узнать его полный текст. Не верю я словам Снейпа. Он слишком верен Дамблдору. Раньше я был ослеплен своим безумием, а сейчас — это вижу.
— Придет время и Снейп поплатиться за предательство.
— Несомненно, — кровожадная улыбка. — Они все поплатиться. Жалкие трусы.
— Да… Пора приступать.
Поттер подошел к дневнику и взял тот в руки. Там же лежала палочка Лизы Поттер. Она послушно прыгнула в ладонь. Поттер с брезгливостью осмотрел ту, покручивая в пальцах. Слабая… Но для его замыслов, он должен проделать все колдовство ею. Часть спектакля.
— Как быть с девчонкой? — спросил Том. — Я выпил всю ее магию. Полностью опустошив магическое ядро. Правда, те жалкие ошметки даже магией не назовешь.
— Никак. Пусть живет. Она не больше чем маггла теперь. Притом, нам нужно будет свалить на кого-то вину и заставить старика подсуетиться. Посмотрим, как он будет отмазываться. Притом, сомневаюсь, что Поттеры простят ему такой просчет. А живое напоминание его ошибки куда лучше, чем мертвая жертва обстоятельств. На этом мы всегда сможем сыграть.
— А вторая? — кивок на Грейнджер.
— Она тоже послужит алиби. Когда грязнокровка очнётся, я подам ей немного измененную версию событий. Старик не упустит возможности покопаться в ее голове, поэтому все узнает. Я предстану в роли спасителя, — холодный смех.
— Это разумно. Приступаем.
Поттер провел пальцем правой руки по центру ладони левой. Выступила кровь. Руки крепко сжали дневник.
— Едина кровь… Едина магия… Едина душа…
Стоило последним словам сорваться с его губ, как тело окутало красное сияние. С каждой секундой призрак Тома Реддла становился все прозрачней и прозрачней, пока полностью не впитался в дневник. Тело самого Поттера выгнулось дугой, а в рубиновых глазах блеснул триумф. Тело сотрясалось в конвульсиях, а с губ сорвался стон боли. Внутри все пылало. Такое чувство, будто к его груди поднесли раскаленное железо, ставя свою печать. Агония длилась не больше пяти минут. Очнувшись, Поттер обнаружил себя стоящим на коленях. Руки по-прежнему сжимали дневник, но сейчас тот был лишь бесполезной книжкой. Частицы души в нем не было.
— Едины, — прошептали пересохшие губы.
Дрогнувшей ладонью Поттер достал с кармана небольшую шкатулочку, увеличил ту до нормальных размеров. Замок щёлкнул и в руку парня лег клык василиска. Ни секунды не колеблясь, он поднес его к дневнику нанося первый удар. Затем еще один и еще. Когда Поттер решил, что достаточно постарался, дневник был отброшен в сторону. Взгляд переместился на Теодора Нотта. Тот все также стоял неподвижно.
Много времени не понадобилось чтобы приблизиться к нему. Палочка уже была в руке.
Губы дрогнули в улыбке, когда Теодор упал на колени, преданными глазами смотря на него.
— Мой лорд, — хрипло прошептал парень.
— Рад что ты понимаешь происходящее правильно, — хмыкнул Гарри. — Дай мне свою руку, — скомандовал парень.
Нотт не колеблясь протянул руку. Он не был глупцом, поэтому понимал, что сейчас решается его жизнь. Одно неправильное слово, жест, и его ничто не спасет. Не зря он попал на Слизерин, поэтому мог правильно расставлять приоритеты. Притом, он давно догадывался о подобном.
— Морсмоде, — зловещее шипение.
Нотт вздрогнул от приступа боли. По его спине побежали мурашки ужаса.
На этот раз на предплечье не появилась привычная черная метка. Устрашающий череп. Появилась лишь змея, которая демонически поблескивала рубиновыми глазами, словно двумя рубинами. Она извивалась и демонстрировала клыки.
— Если ты вздумаешь меня предать, эта красавица убьет тебя, — довольно прищелкнул языком Поттер, нежно поглаживая пальцем свое творение. Змейка довольно зашипела отзываясь на ласки. — Тебе ясно, Теодор Нотт?
— Да, милорд.
— Хорошо. А теперь слушай меня внимательно, — и Поттер начал говорить ему то, что Нотт должен будет рассказывать остальным. — А теперь нанесем последние штрихи.
Взмахом палочки брюнет привел свою мантию в негодности. Она стала грязной, изодранной с четко виднеющимися пятнами крови. На лице тоже появились ссадины. Еще один взмах палочки и шкура которая лежала посреди зала приобрела вид поверженного василиска. Качественная иллюзия. Ее вполне хватит чтобы одурачить гриффиндорцев, но никак не Дамблдора. Но ведь старика сюда никто пускать не собирается.
Взгляд вновь вернулся к Нотту.
— Нужно создать видимость, что сражался с василиском. Дамблдор должен поверить.
Тео лишь кивнул и приготовился к боли.
— Круцио, — изящный взмах палочки и с ее кончика срывается красный луч и несется к своей жертве. Секунда и тело Нотта содрогается в конвульсиях боли. Второкурсник падает на колени и начинает кричать.
Поттер с блаженством наблюдает за пыткой. На лице расплывается безумная улыбка. С неохотой он опускает палочку, и пытка прекращается. Нотт не спешит подниматься. Он весь дрожит, а с горла до сих пор вырываться стоны.
— Дамблдор будет доволен, — заключает Герой. — А теперь пришла пора последнего аккорда. Мой верный «друг» ты же знаешь, что нужно дальше делать?
— Да, милорд, — хриплый голос.
— Тогда вперед.
Подойдя к тому месту где лежала иллюзия василиска, Поттер взмахнув палочкой накладывая на себя чары. Не прошло и секунды, как его бесчувственное тело повалилось на пол.

***

Гермиона с трудом открыла глаза. Девочка чувствовала себя ужасно. Голова ужасно болела, а в горле пересохло. Ужасно хотелось пить. Перед глазами плясали черные точки и мир вращался. Пересиливая боль, гриффиндорка попыталась приподняться, но ей это плохо удалось. Все болело. С третей попытки она смогла занять полусидящее положение и мутным взглядом осмотреться по сторонам. И тут ее взгляд наткнулся на Нотта который с глазами полными ужаса тряс бессознательное тело Поттера. Рядом лежало тело огромной змеи. Василиск был мертв.
Гермиона на четвереньках подползла к парням.
— Что здесь произошло? — голос хрупок и едва слышен.
Нотт вздрогнул. Гермиона видит, как его руки дрожат, а вся одежда в грязи и воде. Нотт сейчас больше походил на инфернала, чем на человека.
— Что с… Поттером?
— Не знаю, — так же хрипло отвечает Теодор. — Его срочно нужно доставить в Больничное крыло. Он в ужасном состоянии.
Грейнджер лишь кивнула. Она и сама видела, что Поттер выглядит потрепанным.
Неподалеку послышался шум. Оглянувшись, гриффиндорка увидела, как на ноги пытается подняться Лиза, и быстро бросилась к ней.
— Как ты?
— Эээ… — захрапела рыжеволосая. — Мне так жаль. Это все я. Я открыла Тайную комнату, — рыдания сотрясали девчонку. — Том говорил, что поможет мне. Я… Я верила ему.
— Лиззи… — ужаснулась Гермиона. В порыве чувств она прижала ладошку ко рту, пытаясь сдержать крик ужаса. — Тебе нужно к мадам Помфри.
— Это я убила петухов Хагрида. Том сказал мне… Я напала на кошку Филча…
— Мы должны выбираться отсюда, — слово взял Нотт.
— Эээ… Да, — поддержала Грейнджер.
Тео с трудом наколдовал носилки, и они вместе с гриффиндоркой затащили на них бессознательное тело Поттера. На большее у слизеринца сил не хватило. Он был истощен. Круцио которое Гарри… Нет, Темный лорд, наложил на него, было хоть и не в полную силу, но ощутимо. Он до сих пор ощущал боль в каждой клеточке тела и дрожь в ногах. Нотт даже боялся представить, что было бы с ним, если бы в заклинание было вложено больше сил. Он бы превратился в овощ.
Сама же Гермиона придерживала Лизу, поскольку та рыдала до сих пор и покачивалась со стороны в сторону. Так они и двинулись вперед.
— Там, — кивок на заваленный коридор, — должен быть Рон и профессор Локхарт, — прохрипела Гермиона. — Нам нужно добраться до них.
Дорога заняла не меньше десяти минут.
— Рон! — закричала Грейнджер, увидев своего дружка. Тот выглядел пришибленным. А рядом сидел учитель и глуповато улыбался.
— Гермиона! — закричал рыжик и кинулся к зубриле. — Этот ненормальный напал на меня! — кивок на Локхарта. — Он пытался удушить меня. Нотт, а ты что здесь делаешь? — рыжей наконец увидел слизеринца и насупился. Было видно, что Уизли не рад такому раскладу.
— Гуляю, — буркнул Теодор. — Согласись, здесь прекрасные виды, — съязвил змей, едва переставляя ноги от усталости.
— Рональд, помолчи, — встряла Гермиона. — Нотт с Поттером пришли ко мне на помощь.
Теодор даже поперхнулся от такой наглости. Чего-чего, а зубриле помогать он не собирался. Но свои мысли, парень держал при себе, боясь испортить план Темного лорда. Тот дал четкие инструкции насчет того, что стоит говорить, а чего нет. Хоть Тео себя не считал трусом, но и к храбрецам не относился. Он боялся за свою жизнь. И боль было самое меньшее, что его ждет.
— Ааа… — промычал Уизли.
— Нам нужно отсюда выбираться, — в который раз повторил слизеринец. Он помнил слова Лорда о том, что в Тайную комнату никто из учителей, а особенно Дамблдор не должны попасть. Значит нужно торопиться. Скорее всего о их пропаже уже стало известно директору.
— Рон, помоги мне, — скомандовала Грейнджер передавая ему Лизу. — А я посмотрю, что с профессором, — гриффиндорка крепко держала волшебную палочку в руках, опасаясь нападения старшего мага.
— Будь осторожна. Мне кажется, что профессор обезумел, — пробубнил Рональд.
— Эээ… Профессор Локхарт, вы меня слышите?
— Хи-хи, — отозвался мужчина. — Хочешь конфетку? — и протянул Грейнджер леденец в красной обёртке.
— Эээ… Нет, — отрицательно покачала головой девушка. — Профессор вы можете идти?
— Хи-хи…
Получился красноречивый ответ.
— Рон, мы должны ему помочь, — приняла решение Грейнджер. — Его нельзя оставлять здесь.
Физиономия рыжего говорила иное. Уизли был не против бросить здесь учителя на съедение пауков и другой живности.
— Гермиона… А вдруг он вновь попытается напасть на нас и стереть память?
— У него нет волшебной палочки. Она осталась под завалом.
— Это не помешало, Локхарту попытаться меня удушить, — бурчал рыжик.
— Хм, — задумалась девушка и кинула еще один оценивающий взгляд на мужчину. — Мы свяжем ему руки, — и не дав кому-то возразить, оторвала от мантии рукав и начала связывать Локхарта. Тот пребывал в какой-то прострации и лишь пускал из рта слюну, не пытаясь возражать.
Процессия двинулась вперед. Впереди Локхарт под конвоем Грейнджер. Сзади магические носилки с бессознательным телом Поттера и повисшим на них Нотте. Слизеринец уже с трудом держал глаза открытыми. Ноги окончательно переставали слушаться. Завершали процессию Рональд с Лизой. Рыжик практически на руках тащил первокурсницу, которая билась в истерике. Так они и вывалились в туалет Плаксы Миртл. Послышался скрежет камня и проход закрылся.
Нотт обессиленно рухнул на пол. Носилки с глухим стуком упали рядом. Позади послышались еще два шлепка. Рональд, запутавшись в мантии Лизы, кубарем повалился на пол, утягивая за собой девчонка. Позади послышался треск ломающегося дерева. Рыжик неудачно приземлился и сломал свою палочку. Одна лишь Грейнджер осталась на ногах.
В коридоре послышались шаги и в туалет торопливо вошла Минерва МакГонагалл. Позади пыхтели Снейп и Лили Поттер. Лица всей троицы были встревоженными, но увидев пеструю компанию они замерли на место и вытянули шеи.
— Мисс Грейнджер, — первой справилась с потрясением МакГонагалл. — Что с вами произошло? — сурово-взволнованный взгляд.

***

Директор стоял возле постели темноволосого мальчишки в Больничном крыле. Рядом расположились Минерва с Помфри. Ширма ограждала их от остальной части зала, даруя уединение и конфиденциальность.
— Бедный мальчик, — в который раз запричитала Поппи.
— Да, — согласилась Минерва, с сочувствием смотря на слизеринца. — Кто же ожидал, что Темный лорд попытается проникнуть в Хогвартс. Мне совестно признаваться, что я раньше не верила юному Поттеру. Считала виновным во всем происходящем в этом году в замке.
— Не вини себя, Минерва, — попытался успокоить коллегу директор. — Никто из нас не ожидал подобного.
Помфри на заднем плане вспыхнула.
— Мальчик едва не погиб. У него несколько переломов. Куча ушибов и ужасное истощение. Для полного выздоровления, потребуется ни один день. Месяц, а то и несколько. И это если, мистер Поттер будет пить все нужные зелья, — заявила колдоведьма.
— Бедный мальчик. На его долю выпали такие испытания, — не отставала от коллеги Минерва. — За что ему такое горе.
— Гарри показал свою храбрость перед лицом опасности, — заявил директор. — Он достойный сын своих родителей.
— Да, — на лице Минервы появилась легкая улыбка. — Настоящий гриффиндорец. Я всегда это знала, — убежденно говорила деканша Гриффиндора. — Шляпа по ошибке отправила его на Слизерин.
— Да, — поддакнула Помфри. — Храбрый ребенок.
— Альбус, а что с юной мисс Поттер? Удалось что-то выяснить? — неожиданно спросила МакГонагалл.
Директор погрустнел.
— Увы, моя девочка, — в синих глазах заблестели слезы. — Я не смог ничего сделать. Магическое ядро полностью разрушено.
— Лиза стала сквибом?
— Хуже. Магглой.
— Ох, — тяжелый вздох, полный ужаса. — Какой ужас. Бедные Лили с Джеймсом. Они, наверное, раздавлены.
— Да, — признал Дамблдор. — Это стало тяжелым ударом для них.
— А что с остальными участниками?
— У мисс Грейнджер и мистера Уизли лишь несколько ушибов. У мистера Нотта ушибы, сильное истощение, но хуже всего что на нем есть след темной магии. Диагностические чары показывают, что к нему применяли пыточное проклятие.
— У мистера Нотта на лицо все следы перенесенного Круцио. К счастью, проклятие было слабым, поэтому, мальчик быстро пойдет на поправку, — подтвердила слова директора Помфри.
— А Локхарт? Как он вообще попал во все это? — Минерва с неприязнью произнесла фамилию коллеги.
— Мисс Грейнджер сообщила мне, что Гилдерой попал под собственное заклинание забвения. Он пытался стереть память ученикам, но ошибся в формуле. Сейчас он переправлен в Мунго, под наблюдение специалистов.

***

За день до этого.
Альбус был взволнован, хоть и не показывал этого. Десять минут назад его кабинет покинули двое гриффиндорцев и слизеринец. Все виновники произошедшего. Директор внимательно выслушал рассказ каждого и сделал для себя определенные выводы. Как оказалось, мисс Грейнджер, и мистер Уизли начали догадываться где находиться вход в Тайную комнату. И увидев последнюю надпись на стене, они кинулись спасать жертву Ужаса Подземелий. И чтобы все вышло заставили Локхарта помогать им. Ах… Дамблдор горестно вздохнул. Кто же знал, что Гилдерой окажется никудышным учителем, а все его книги — лишь выдумкой. Очередной тяжелый вдох.
Мисс Грейнджер поведала о том, что они втроем направились в туалет Плаксы Миртл. Там они увидели темную фигуру, которая открыла вход и поспешили следом. Времени чтобы сообщить другим учителям у них не было, вот и пришлось самовольничать. А дальше начались неприятности. Локхарт попытался околдовать детей, но по ошибке получил назад свое заклинание. Память у профессора полностью стерло. Из-за заклинания туннель внутри завалило камнями и мисс Грейнджер пришлось отправиться самой спасать жертву Ужаса Подземелий. Что этим монстром является василиск, Гермиона узнала с книжек. Там уж девочка и увидела тело мисс Поттер. Рядом лежал странный дневник. Мисс Грейнджер была так взволнована, что бросилась к телу подруги и не увидела, как в зале появился Темный лорд. Он напал на нее и обездвижил. Что было дальше она не помнила. Очнулась от того, что услышала чей-то крик. И увидела сидящего возле тела Гарри Поттера мистера Нотта. Рядом был труп гигантской змеи и бессознательная Лиза. От Тома Реддла остался лишь дневник, проткнутый клыком василиска.
Рональд Уизли подтвердил рассказ подруги. Добавив лишь то, что Локхарт напал на него, и он потерял на некоторое время сознание, а когда очнулся то увидел идущих к нему мисс Грейнджер и остальных участников.
И самым важным в истории стал рассказ мистера Нотта. Со слов слизеринца они попали в Тайную комнату вслед за гриффиндорцами. Они следили за ними, чтобы отомстить за разгром комнаты. Именно Рональда с Гермионой слизеринцы подозревали в произошедшем и жаждали мести. Увидев, что парочка направилась в туалет Плаксы Миртл, пошли следом. А там их ждала неожиданность. Кто-то открыл вход в Тайную комнату. Конечно, двое второкурсников не смогли пройти мимо против этой загадки и отправились на встречу приключениям. По трубе они спустились вниз и увидели бессознательные тела мистера Уизли и профессора.
Теодор поведал о том, как они увидели странного призрака. Тот был не совсем призраком, но и не человеком. Мальчик четко описал его внешность и Альбус сразу понял, что это был Том Реддл в его шестнадцатилетие. Нотт рассказал о том, как призрак сначала предлагал им присоединиться к нему, а когда услышал отказ — напал. Но не сам, а призвал василиска. Оба слизеринца были очень напуганы. Они пытались убежать, но змей им не дал. Тогда в ход пошло все что они знали и умели. Как так вышло, что им удалось убить василиска, Теодор не смог ответить. Невнятно лишь объяснил, что они вдвоем без остановки насылали на зверя чары огня, но те не работали как нужно. А тогда у Гарри произошел колоссальный выброс неконтролируемой магии, как происходит в маленьких детей. Под действием страха. Всплеск был такой силы, что зверь не смог защититься. После чего юный Поттер потерял сознание.
Реддл был в ярости и хотел атаковать, но мистер Нотт нашел клык василиска с его ядом и проткнул дневник. Тогда призрак издал крик боли и исчез. А дальше они попытались выбраться с Тайной комнаты где их нашла Минерва.
Подтвердить рассказ друга Гарри не смог, поскольку до сих пор пребывал в Больничном крыле. Но у Альбуса и так на руках были доказательства правдивости слов. Дневник, на котором чувствовался отпечаток темной магии. Директор без труда понял, что попало ему в руки. Яд василиска уничтожил осколок души Тома. Но перед этим дневник, выпил все силы с девочки. Бедная…
Альбус винил себя за произошедшее. Он как директор в ответе за каждого ученика. Он виноват. Не почувствовал неладное. Директор чувствовал вспышки Тьмы в Хогвартсе, но списывал это на юного Поттера. Считая, что крестраж внутри Гарри пытается вырваться наружу. Глупец… Нужно было сразу понять. И вновь из-за его ошибки пострадала невинная душа. Бедная Лиза. Она такая хорошая девочка. А Лили и Джеймс… Перед глазами Альбуса до сих пор стояла душераздирающая картина. Взгляд изумрудных глаз, полный боли и обвинения. Лили никогда не простит его.

***

Поттер завозился в постели и с трудом открыл глаза. Потолок был белым, а не темно-зеленым, как в его комнате. В голове сразу же вспыхнул вопрос: где я? И ответ был получен через несколько секунд. Он в Больничном крыле. Неподалеку послышались шаги и взволнованный голос колдоведьмы.
— О, мистер Поттер, вы очнулись, — обрадовалась дама. — Как вы себя чувствуете?
— Плохо, — честно признался слизеринец.
— Это нормально после истощения. Выпейте, — к его губам поднесли стакан с чем-то желтым внутри. — Это восстанавливающее зелье. Оно поможет вам быстрее восстановиться.
Поттер с неохотой сделал несколько глотков и с облегчением почувствовал, как головокружение исчезает. Он попытался подняться, но крепкая рука ведьмы не дала этого сделать.
— Лежите, — приказной тон.
— Что со мной произошло? — требовательно спросил Герой.
Помфри замялась.
— Сейчас придет директор и все вам объяснит.
И вправду не прошло и пяти минут, как дверь открылась и в зал шагнул Альбус Дамблдор. Выглядел он бледно. Никаких желтых или голубых мантий на старике не было. Как и не было сияющей улыбки на старческом лице и веселого блеска глаз. Глаза смотрели цепко и серьезно.
— Я рад что ты очнулся, мальчик мой.
Поттер скривился от такого обращения.
— Мы все о тебе волновались, — тем временем продолжал старик.
— Что со мной произошло? — повторил свой вопрос брюнет.
— Магическое истощение. Ты потерял сознание, и мы перенесли тебя сюда, — пояснил директор.
— Почему? — удивлению слизеринцу не было придела.
— Что ты последнее помнишь, мальчик мой? — серьезно спросил Альбус.
Поттер начал копаться в своей памяти. Вот он сидят в гостиной. Разговаривают о экзаменах, а затем коридор. Они с Ноттом куда-то идут. И… И темнота.
— Коридор. Мы куда-то шли с Ноттом.
В синих глазах директора промелькнуло удивление, но быстро сменилось пониманием.
— По-видимому у тебя легкая потеря памяти, мой мальчик. Такое бывает при магическом выбросе. Уверен, память скоро восстановится, как и магия.
— Магия? — голос дрогнул. — Я стал сквибом?
— Нет, что ты, — с легкой улыбкой возразил старик. — У тебя магическое истощение.
— Да, мистер Поттер, вам пока нельзя колдовать, — вмешалась в разговор Помфри.
— Долго?
— Не менее месяца, — наставительный голос.
Поттер остался один, а Дамблдор с Помфри направились к дверям.
— Память ребенка повреждена, — причитала ведьма. — Бедный.
— А есть вероятность что воспоминания восстановятся? — спросил Альбус с лица которого исчезло все веселье.
— Надежда всегда есть. Но выброс был слишком сильным. Хорошо, что мальчик забыл всего несколько часов, а не годы. Или еще чего хуже.
— Да, ты права, моя девочка. Держи меня в курсе насчет любых изменений в состоянии мистера Поттера. Я хочу знать все.
— Конечно.

***

Альбус разместился в своем кресле, а напротив восседал Северус. Хмурый, как всегда.
— Что мы будем делать? — спросил зельевар. — Уверен, что скоро в Министерстве узнают о произошедшем. Ситуацию с Локхартом нам никак не скрыть. Притом, ваш Уизли не может держать язык за зубами.
— Да, как бы мне не хотелось удержать произошедшее в стенах замка, этого не получится. Я сам поговорю с министром. Он меня послушает и не станет поднимать шума.
— А что удалось узнать нового о произошедшем?
— Ничего. Я проверил палочки всех участников. И обнаружил что именно палочкой мисс Поттер был наколдован Круциатус. Еще удалось поговорить с Гарри, но как это не прискорбно осознавать, но его память повреждена.
— Поттер может лгать, — заявил Северус.
— Нет. Поппи подтвердила, что это нормальное состояние после такого выброса. Она также утверждает, что особой надежды нет на то, что Гарри вспомнит все.
— Жаль.
— У меня нет причин не верить словам мистера Нотта. Мальчик говорит правду. Мисс Грейнджер подтверждает его рассказ.
— Меня интересует, как дневник попал в руки дочери Лили? — нахмурился Снейп.
— Я бы тоже хотел услышать ответ на этот вопрос. Со слов Лизы, та обнаружила его среди других своих вещей. Полагаю, его кто-то подбросил.
— Это разумно, — повисла пауза. — Почему она сразу не сообщила кому-то?! Неужели Поттер не научил ее, что с такими вещами нужно быть осторожнее?
— Северус, — пожурил зельевара директор, — Джеймс не виноват.
— Девочка не посчитала дневник опасным. А Том воспользовался ее доверчивостью.
— Тварь, — зашипел Северус. — Он — безумен. А что будет с девчонкой?
— Я полагаю, что будет лучше если все будут считать виновником Волан-де-Морта. Это он околдовал девочку и нападал на учеников. Вины Лизы нет в содеянном.
— Согласен.
— Лили сейчас с нею. Ей очень трудно.
— Я навещу ее сегодня. Посмотрю, может что-то можно сделать.
— Увы, но нет. Я пытался. Магическое ядро полностью разрушено.
— Я все же попытаюсь, — не уступал зельевар.
От разговора мужчин отвлек шум. Дверь открылась и в кабинет торопливо вошла Минерва МакГонагалл. Лицо женщины было бледным, а губы сжаты в полоску.
— Альбус, я только вернулась из Министерства. Там все взволнованны не на шутку, — проговорила Минерва. — Мне удалось узнать, что на одну из групп что занимались поисками совершено нападение. Там… В эту группу входил Джеймс Поттер.

Глава 18


Глава 18
Рыжеволосая женщина сидела у постели мужа. Прошло два дня с нападения, два дня, полных ужаса и боли. Казалось, за это время она выплакала все слезы, а вместо крови по венам струилось успокаивающее зелье. Сколько за последние два дня она выпила его? Литр или больше? Это было неважно… Эмоций не было. Но это и хорошо, поскольку больше боли она не переживет просто. Лили и так уже сломалась. Нападение на Гарри и Лизу подкосило ее, а случившееся с Джеймсом окончательно добило. Она не чувствовала в себе даже сил встать, не то что делать что-то. Руки окончательно повисли, и женщина возжелала смерти. Она больше не может. Не может терпеть эту боль.
В комнате раздались негромкие шаги, а через минуту хрупкого плеча коснулась мозолистая ладонь.
— Тебе нужно отдохнуть, — прозвучал участливый голос Северуса Снейпа. Верный Северус, он не оставлял Лили на протяжении этих проклятых двух дней. Всегда был рядом. Поддерживал и помогал.
Рыжая голова отрицательно качнулась в сторону. Сил не было даже на слова.
— Лили, ты убиваешь себя, — в голосе появилась злость. — Ты должна жить.
— Зачем? — простой вопрос.
Северус прикусил губы, мысленно выругавшись. Он впервые видел подругу детства в таком ужасающем состоянии. Та сейчас больше походила на инфернала, чем на человека. Волосы потускнели. Лицо осунулось и побледнело, той болезненной бледностью и серостью. Под глазами залегли темные круги. А сами глаза утратили свою ясность. Пустота, сплошная и всепоглощающая. Северусу даже казалось, что перед ним сидит мертвец, а не живой человек.
Мужчина вздрогнул и посильнее сжал кулаки. Он был зол на Темного лорда, на Дамблдора и в особенности на Джеймса Поттера. Из-за тупости последнего Лили превратилась в живую тень. Чего ему стоило не геройствовать, а подумать о своей безопасности. Так нет, героюшка бросился с голыми руками на оборотня. Тупица… Да и Альбус хорош, не слушал его предупреждения. Северус неоднократно предостерегал, что в Хогвартсе творятся странности. Что не стоит пускать на самотек нападения на учеников. Но директор чего-то ждал — и дождался. Презрительная гримаса. Дождался, что четверо второкурсников чуть не отправились на тот свет.
Северус дернул плечами, отгоняя ненужные мысли. Сейчас не время придаваться печали, нужно искать выход из ситуации. Его поддержка необходима Лили. Чертов Поттер вечно он косячит, а Северусу исправляй. Пусть только очнётся, и зельевар придушит его собственными руками.
— У тебя есть младший сын и дочь. Им нужна мать, — пустил в ход главные козыри маг. — А еще Гарри. И Поттер, — фамилия была выплюнута с ненавистью, впрочем, как и имя старшего сына. Ну, не любил Северус Гарри Поттера. Тот был слишком нагл и самоуверен. Для него не существовало авторитетов и правил. Дрянной мальчишка. Столько он крови выпил из Лили. Сколько та слез выплакала на плече Северуса, жалуясь на поведение старшего сына. А тот хамит, оскорбляет и перечит во всем. Возомнил себя обиженкой и творит что хочет. А Лили ведь так старается. Она все делает для него.
— Гарри… Я никудышная мать, — тихий шепот. — Гарри прав.
— Не говори глупостей, — возразил зельевар. — Твоей вины нет в произошедшем. Это все Темный лорд, — стоял на своем маг. Он хотел еще обвинить Джеймса Поттера, но смолчал. Лили и так плохо, и ничего хорошего не будет, если Северус начнет обвинять ее тупоголового муженька в глупости.
Повисло молчание.
— Что мне делать, Северус? — глаза полные слез. — Как дальше жить?
— Для начала — перестать мучить себя и отдохнуть. Ты выглядишь ужасно.
— Я не могу уснуть, — шепот. — Стоит закрыть глаза, как я вижу перед собой мертвое лицо Лизы. Она винит меня в произошедшем.
Зельевар вздрогнул и сжал губы в полоску.
— Я дам тебе зелье «сна без сновидений». Тебе нужно выспаться. Ты ужасно выглядишь.
Лили лишь покачала головой, ничего не говоря.
— А где сейчас Лиза и твой младший сын? — осторожно начал маг.
— С Сириусом. Он справится.
Северус хотел было возразить. Он очень сомневался в умственных способностях этого блохастого, но промолчал.
— Гарри остался в Хогвартсе. Директор сказал, что так будет лучше.
Зельевар поджал губы. Да уж, лучше. Его бы воля, он бы первым поездом отправил Поттера подальше из замка. С появлением этого мальчишки в Хогвартсе, да и в жизни Лили, все пошло наперекос. Одни проблемы и потери. Гарри Поттер ходячая проблема.
— А Джеймс… — Лили зарыдала.
Зельевар покрепче обнял ее, прижимая к себе в попытке успокоить.
— Не плачь, — тихо шептал. — Вот увидишь, все наладится.
— Нет, — хрип. — Раны не хотят затягиваться. Колдомедики говорят, что это из-за того, что на него напали оборотни. Он… — дальше она не смогла говорить и разрыдалась. Успокаивающее зелье не смогло помочь.
— Тише-тише, — шептал Северус. — Все будет хорошо. Мы что-то придумаем с твоей дочерью. Я найду выход исправить содеянное. Ее магия вернётся. И Поттер твой поправится, — последнее было произнесено совсем тихо.
— Правда? — взгляд полный затаенной надежды.
— Конечно, — пересохшими губами повторил Снейп. Он просто не мог обмануть надежды Лили, ведь та на него так смотрела.

***

— Как ты здесь, дружище? — с притворным весельем спросил Сириус.
Джеймс все также лежал в постели. Бледный и измазанный какой-то красной дрянью. Неприятно пахнущая жижа покрывала правую часть лица, грудь и руку.
— Как видишь, еще жив, — грустно пошутил Джеймс. Голос его был хрипл и полон боли.
— Не ворчи, дружище. Скоро ты встанешь на ноги, и мы спляшем на могиле этих убийц.
— Их уже поймали? — оживился Поттер.
— Пока нет. Но авроры вышли на след, — уверенный голос. — Скоро они за все поплатятся.
— Авроры… — голос дрогнул, а в уголках глаз появились слезы. — Меня уже отправили на пенсию? Списали, как инвалида.
— Эээ… Не волнуйся ты так, — погрустнел Блэк. — Все наладится. Ты только выкарабкайся, и мы тогда…
Но его прервал горький смех.
— Больше нет нас! Я — калека. Обуза для всех вас. Почему оборотни не добили меня? Это было бы милостиво с их стороны.
— Джеймс, — за возмущался Сириус, — не говори чушь. Мы твои друзья и всегда будем. Ты нужен мне. Лили, Лизе, Гарри…
— Да уж. Отец-оборотень, да еще и калека — шик, — горькая гримаса. — Ты разве не видишь?! — крик. — Я — чудовище! Инвалид!
Послышалась возня в коридоре и в палату вбежало несколько человек в белых халатах. Они бросились к пациенту, оттесняя Сириуса.
— Рана на груди вновь открылась, — пожаловался один из врачей. — Мистер Поттер, я же предупреждал вас, чтобы вы не нервничали. Это очень опасно для вашего здоровья.
— Мне уже ничего не поможет, — возразил Поттер. — Лучше бы я умер.
Сириус застыл посреди этой суматохи, сжимая от злости кулаки. Он был в ярости. Блэк жаждал броситься сейчас на оборотней, что сотворили подобное с Джеймсом и растерзать тех собственными руками. А затем надавать хорошенько Дамблдору. Вина старика была не меньше чем у Грюма, который отправил авроров на поиски оборотней, даже не озаботившись прикрытием.
— Мистер Блэк, вам лучше уйти. У пациента истерика, — вырвал Бродягу из его мыслей голос одного из врачей.
Сириус кинул последний взгляд на друга и вышел в коридор.
— Доктор, а что будет с Джеймсом?
— Раны не поддаются магическому воздействию, — последовал ответ. — Нам пришлось прибегнуть к маггловским методам.
— Но с ним все будет хорошо? — не унимался Бродяга.
— Мы пытаемся сделать все, что в наших силах.

***

Альбус был хмур. Час назад его кабинет покинули Люциус Малфой с министерскими работниками. Попечительский совет был недоволен положением дел в Хогвартсе. Дамблдору было известно от верных людей, что Малфой поднимал вопрос о его снятия с поста директора школы, но достаточно голосов не набралось. Единственное что Малфою удалось — поднять вопрос с поисками нового учителя для ЗОТИ. Альбус и так собирался этим заняться, поскольку Локхарт вряд ли когда-то вернет память и сможет преподавать. Его поселили в Мунго в отделении для душевнобольных, и колдомедики не дают каких-то надежд на его выздоровление. К счастью, у директора была на уме одна кандидатура.
Послышались шаги и в кабинет вошел Северус.
— Проходи, мальчик мой, — отозвал старик и указал на кресло, напротив. — Ты ведь посетил дом Поттеров, как я просил, — это не было вопросом, а простое утверждение. — Каково самочувствие Лили?
— Ужасное, — со злобой проговорил Снейп. — Она выглядит как живой труп.
Альбус тяжело вздохнул и на секунду прикрыл глаза. Он не переставал себя винить во всем произошедшем. Считая, что его попустительство привело к ужасным событиям.
— Время залечит раны, — наконец проговорил директор.
— Непременно, — не удержался от язвительного восклицания зельевар.
— А как дела у Джеймса?
— Он еще жив, — хмыкнул маг. — Хотя, думаю, Поттер предпочел бы умереть, чем созерцать свою изуродованную тушку в зеркале. Теперь по красоте он может посоперничать лишь с Грюмом.
— Северус! — прогромыхал голос директора. В нем прозвенели металлические ноты, не предвещающие собеседнику ничего хорошего. — Сейчас не время сквернословить. Джеймс повел себя как герой.
Зельевар хмыкнул.
— Ничего с вашим Поттером не произошло. Как обычно ноет и жалеет себя.
— Северус…
— Все с ним нормально, директор. Я побывал в Мунго, как вы и просили, и провел все проверки. Пока ничего конкретного сказать не могу, лишь подтвердить слова врачей. Раны под действием заклинаний или зелий не затягиваются. Пришлось действовать по маггловски — нитками и иголкой. Насчет остального, станет яснее в полнолуние.
— Хорошо, мой мальчик. Можешь идти. И да, держи меня в курсе дел.
— Конечно.
Снейп поднялся и направился к выходу, но его остановил оклик директора.
— Ах да, мой мальчик, передай Лили, что я навещу ее через несколько дней. Ты ведь сегодня навестишь ее?
— Хорошо, — прищурился зельевар. — Может ей передать что-то?
— Не стоит. Я сам поговорю с ней, — Альбус был задумчив.

***

Гарри провел в Больничном крыле практически неделю. На любые его уговоры или даже угрозы, Помфри отвечала резким отказом. Она была непреклонна в своем стремлении держать слизеринца под надзором. Да и к тому же в мерах быстрейшего выздоровления запретила пускать к нему посторонних. Хорошо хоть книги разрешили читать, а то брюнет опасался взвыть от досады. Единственным плюсом от этого было то, что он смог обдумать произошедшее без лишних ушей. Мыслей было много, а вопросов еще больше. Только проблема в том — ответов на них не находилось.
Гарри часами насиловал свою память в попытках что-то вспомнить, но ничего не выходило, лишь голова начинала болеть. Помфри заверяла, что при таком магическом выбросе это нормально. Вот только Гарри чувствовал, что здесь не все так просто. Его одолевали смутные догадки, что от него пытаются скрыть правду. И еще поленьев в огонь сомнений подкидывало отсутствие Лили Поттер. Женщина не навестила его ни разу за эти дни. Непохоже на нее.
На четвертый день к слизеринцу наведался Дамблдор собственной персоной.
— Как ты, мой мальчик? — участливо спросил старик.
Поттер скривился от такого обращения.
— Отлично. Мне еще долго здесь торчать? — Гарри специально прибавил в голос раздражения. Впрочем, оно было не искусным. За семь дней, Больничное крыло очертело слизеринцу. Как и нравоучения Помфри. Притом, хотелось поговорить с Ноттом и Малфоем. Может они прояснят произошедшее и ответят на часть вопросов. Слабая надежда, но она была.
— Поппи заверила меня, что сегодня вечером тебя можно выписывать. Конечно тебе придется еще месяц пить зелья, чтобы быстрее восстановить магию.
Поттер обрадовался. Наконец-то он уйдет отсюда.
— Мальчик мой, я хотел спросить, ни удалось ли тебе чего-то вспомнить?
— Нет, — не врал Герой.
— Но ничего. Может, позже.
— Может, — согласился парень. — Директор, а что вообще произошло? Мадам Помфри мне ничего конкретного не говорит.
Дамблдор медлил с ответом.
— Вы вместе с мистером Ноттом попали в ловушку Волан-де-Морта.
Чем больше Дамблдор рассказывал, тем сильнее у Гарри лезли глаза на лоб. К счастью на лице не отражался его шок. Получалось, что они с Ноттом следили за рыжиком и зубрилой, подозревая их в разгроме комнаты. И попали в ловушку Волан-де-Морта. Далее феерическая схватка с василиском в Тайной комнате. Там же у Гарри произошел спонтанный магический выброс, и он потерял сознание, мимоходом убив зверушку.
«Бред какой-то», — про себя размышлял слизеринец. Он не видел причин следить за гриффами, а уж кидаться тем на помощь — подавно. Но об этом утверждал Нотт, притом уверенно. Нужно срочно его расспросить.
— Ладно, я оставлю тебя, мальчик мой. Поппи тебя скоро отпустит, и ты сможешь посетить прощальный пир. Завтра экспресс отходит от Хогвартса. Ах да, твоя храбрость заслуживает награды. Присуждаю Слизерину сто очков, — добро улыбнулся под конец Альбус. — В Тайной комнате ты показал себя достойным сыном своих родителей. Настоящий Гриффиндорец.
— Я учусь на Слизерине, — возразил Герой, которому не понравились слова старика.
— Одно другому не мешает, — еще одна загадочная улыбка.

***

Больничное крыло, слизеринец покинул под нерадостное бурчание мадам Помфри. Будь воля этой дамочки, она приковала Героя к койке еще на месяц. Но несмотря на всю радость Поттера, поговорить с парнями и Салазаром не удалось. Последнего не обнаружилось на портрете, а спускаться в Тайную комнату брюнет не решился, опасаясь слежки со стороны Дамблдора. Перехватить Нотта тоже не удалось. Постоянно кто-то был рядом и грел уши. А разговор предстоял серьезный, поэтому Гарри не хотел, чтобы у того оказались посторонние свидетели. Единственное что удалось узнать, это то, что Тайную комнату открыла Лиза Поттер, одержимая Волан-де-Мортом. Тот как-то пробрался в Хогвартс и управлял девчонкой. После случившегося у гриффиндорки произошла настоящая истерика и Лили забрала дочь домой. Здесь и открылась причина отсутствия матери. Она была занята состоянием дочери. А к самому Гарри ее не пустил Дамблдор, мотивируя это тем, что слизеринцу не стоит нервничать. Пожалуй, за это Поттер был благодарен старику. Хоть что-то полезное он сделал.
В свете всего произошедшего, практически незаметно произошло исчезновение Локхарта. Со слов директора — учитель ЗОТИ попал под действие собственного заклинания и сейчас пребывает на лечении в Мунго.
Больше ничего стоящего Гарри не удалось узнать.

***

Малфой задержался около Паркинсон, которая захотела прогуляться к вагону старост. После долгих отбрыкиваний блондин, страдальчески мыча, поплелся за невестой. Гринграсс с Дэвис тоже отстали, возясь с чемоданами.
Поттер наконец смог остаться наедине с Ноттом, не привлекая излишнее внимание. Зайдя в купе вслед за Тео он закрыл дверь, запечатывая ту заклинанием. Еще один взмах палочкой и чары конфиденциальности опутали стены.
Синий с изумрудным взглядом встретились.
— Что произошло неделю назад? — задал напрямую вопрос Герой.
Раньше он не мог остаться наедине с Ноттом. Вечно рядом вертелись Малфой или Гринграсс. Даже Снейп пару раз заходил к ним в комнату. В свете всего этого, откровенного разговора не произошло. Притом, даже у стен были уши. Поэтому даже поднимать эту тему в Хогвартсе, Герой не осмелился.
— Что ты наплел Дамблдору о помощи Грейнджер и Уизли?
Нотт странно на него посмотрел. Во взгляде удивление и какая-то тревога. Словно чего-чего, а этого вопроса тот не ожидал.
— Ты ничего не помнишь?
— Ничего после того, как мы шли по коридоре. Сплошная тьма. Так что произошло?
Тео медлил с ответом.
— Я и сам не знаю, — замялся Нотт. — Мы шли в библиотеку, а затем лестница остановилась на третьем этаже. Ты сказал, что хочешь посмотреть.
— Зачем мне это?
— Не знаю. Ты вел себя странно. Очень странно.
— Нотт, не темни. Говори все как есть, — предостерег Гарри. — В последнее время вокруг меня слишком много тайн. Все стремятся что-то скрыть, утаить.
— Я правда не знаю, что произошло. С тобой что-то произошло. Ты изменился… Глаза, — запинка. — Они стали красными.
— Что? — переспросил Поттер.
Нотт замялся, а затем вскочил на ноги и закатал рукав рубашки.
— Вот!
На смуглой коже сверкала рубиновыми глазами татуировка в виде змеи.

***

— Эй, что вы заперлись, — недовольно спросил Драко. — Мы весь поезд обошли, а вас нигде нет. Даже к гриффам заглядывали, — блондин был расстроен. Позади также хмуро на парочку взирали Гринграсс с Дэвис.
Поттер проигнорировал их слова. Его мысли сейчас были где-то далеко. Он обдумывал все услышанное от Тео. От рассказа друга волосы на голове вставали дыбом, а по спине бежали мурашки. Нотт бормотал со страхом о том, что он превратился в Темного лорда. Рассказывал о разговоре с призраком какого-то незнакомца и метке. Жаль, что разговор шел на змеином и Нотт не смог рассказать, о чем шла речь. Но даже услышанного хватает выше крыши, чтобы испугаться.
«Зато теперь становятся понятны провалы в памяти, — понял для себя брюнет. — Я одержим Волан-де-Мортом», — крутились мысли. Гарри считал себя одержимым, поскольку иного придумать не мог и самое печальное, что спросить тоже не у кого. Ни к Дамблдору же идти за ответом. Хи-хи… Директор, а вы случайно не знаете, как так вышло, что в моем теле приютился Темный лорд? Комичнее ситуации не придумаешь.
К Фламелю тоже идти не хотелось. Не доверял ему Гарри от слова совсем. Ну и что, что учитель вынужден заботится об ученике?! Забота бывает разной.
Есть еще Салазар Слизерин. Нет, тот вроде и придерживался интересов парня. Обучал кое-чему и помогал. Вот только чувствовалась в его словах и действиях фальшь. Слизерин был себе на уме. Он делал лишь то, что хотел, и Поттер опасался, что Основатель может в один момент посчитать его лишним, и избавиться. Нет, не сам, а чужими руками. А что такие имеются, четко показал случай с Ротман. Просто так не подсыпать яд в еду. За спиной учителей, директора и кучи охранных чар. Если бы это был так просто, то отравившихся каждый год было человек по десять. И Снейп с Дамблдором первые среди жертв.
Не придя к какому-то выходу, Гарри решил повременить. У него есть еще целое лето, чтобы поискать ответ самому. А еще можно поговорить с Поттерами. Нет, не говорить в открытую, а осторожно прощупать почву. Вдруг им что-то известно.
— Гарри… Эй, Поттер, — в десятый раз позвал друга блондин.
— Что? — моргнул Герой, выныривая из водоворота мыслей.
— Я тебя уже десять минут пытаюсь дозваться, а ты отмалчиваешься, — нахмурился Драко. — Может поискать кого-то из профессоров? Ты бледный такой. Кажется, еще секунда — и упадешь в обморок.
Поттер лишь отмахнулся.
— Со мной все нормально. Что ты хотел?
— Эээ… Я говорил, что отец разрешил мне пригласить тебя на лето в Малфой-мэнор. Я покажу тебе нашу библиотеку, — загордился блондин. — И тебя конечно, Нотт.
— Я подумаю, — не стал давать четкого ответа парень.
Тео передернул плечами, словно говоря этим: «как Поттер, так и я».
— Всегда с вами так, — пробурчал Драко. — Вечно у вас важные дела, а мне одному придется торчать.
— Ты же говорил, что поедешь летом во Францию, — вмешалась Дафна. — Целый месяц, прожужжал этим уши всем, кому можно.
— У отца появились какие-то неотложные дела в Министерстве, и поездка отменилась, — с неохотой признался блондин. — Это как-то связано с Попечительским советом. Кстати, как вы думаете кто станет новым учителем ЗОТИ?
За обсуждением прошла остальная часть пути. За окном начало темнеть, когда паровоз издал гудок, предупреждая о скором прибытии. Все засуетились и поспешили выйти в тамбур. Гарри не входил в их число. Он не видел смысла в толкаться в тесном тамбуре, если можно подождать пять минут и спокойно покинуть поезд.
Поттер с удивлением увидел в толпе встречающих Сириуса Блэка. Мужчина весело ему улыбался и махал.
— Я буду ждать от вас писем, — прозвучал голос Драко.
— Конечно, — хмыкнул Герой и обменявшись понимающим взглядом с Ноттом, направился к Блэку.

***

Гарри был задумчив. Он уже час сидел в кресле и смотрел в окно. Ночь давно вошла в свои права, покрыв небо полотном тьмы. Лишь звезды и одинокая луна, прорезали полотно своим сиянием.
Вокруг стояла звенящая тишина. Никто не мешал Герою предаваться мыслям и одиночеству. А мыслей было множество. Самое главное это разговор с Ноттом и те откровения, что друг поведал. Гарри до сих пор не мог поверить в произошедшее, но и причин сомневается в словах Тео не было. Татуировка… Нет, метка, это была именно она, черным пятном рябела на коже. Гарри чувствовал с ней связь. Стоило пальцам коснуться метки, как те начинали покалывать от предвкушения. Он ощущал на языке терпкий вкус собственной магии. Она призывно вспыхивала, зазывая к себе. Ему даже показалось на секунду, как он слышит шепот сотен змей. Едва уловимый, но завораживающий: хозяин… хозяин, мы ждем. И от этого брюнету становилось не по себе. Завтра же Поттер решил окопаться в библиотеке Поттеров и поискать всю возможную информацию об одержимости. А еще не помешает почитать старые газеты, где упоминается о Темном лорде и его сторонниках. Может удастся что-то узнать насчет происходящего с ним. Помимо этого, Гарри решил завести дневник, чтобы записывать все, что он будет делать. Все поступки, слова и даже мысли. Это было нужно для того, чтобы отследить пробелы в памяти, и понять их причины, и последствия. Всплески сил или сильные эмоции влекут за собой происходящее.
Дневник. Поттер, в который раз выругал себя за беспечность. Он в десятый раз прокручивал в памяти рассказ Тео и пришел к выводу, что именно с дневника все началось. С помощью этой чертовой вещицы, Волан-де-Морт смог завладеть его телом. Каким же Поттер был дурачком, когда притащил в свою комнату дневник Реддла. Следовало сразу понять, что с ним что-то не так. Он ведь чувствовал это, но не придал значения. Магия странно реагировала на дневник, словно предупреждала об опасности. Но нет, он сходу влетел в ловушку Волан-де-Морта. Молодец… Кто после этого назовет его слизеринцем. Типичный гриффиндорец, со всех их храбростью, граничащую с тупостью и наивностью.
Брюнет тяжело вздохнул. Содеянного не воротишь, остаётся лишь выкарабкиваться с этой засады, желательно с меньшими потерями.
Мысли перетекли на разговор с матерью. Лили рассказала ему о нападении на Джеймса и что тот сейчас находится в Мунго. Конечно, сочувствия к родителям Гарри не испытывал, а наоборот мысленно позлорадствовал. Но настораживало его отсутствие информации. Лили ничего толком не говорила, ни о нападении, ни о самих нападавших. Да даже о состоянии Джеймса Поттера и то кратко. Но по ее затравленному виду, красным глазам и черным кругам под ними, не сложно было понять, что дела плохи. Слизеринец жаждал подробностей, но его послали куда подальше с желаниями. Оставалось ждать и ломать голову в догадках.
Третьей странностью стало поведение Лиззи. Девчонка была сама на себя не похожа. Бледная, с красными глазами от слез и, хуже всего, одинокая. Она замкнулась в себе и ни с кем не говорила совершенно. Не отвечала на вопросы, игнорировала разговоры. Постоянное молчание. Гарри даже грешным делом подумал, что та онемела от пережитого шока. Но самое главное, она бежала от слизеринца как от чумы. Билась в странных припадках и рыдала. После очередного такого случая мать отправила ее погостить к Делакурам.
Это не могло ни настораживать брюнета. Слишком много происшествий за две недели, чтобы их списывать на случайность.

***

Время было слишком ранним, но Герою не спалось. Он уже час крутился в кровати, переворачиваясь с боку на бок, но сна не было. Плюнув на попытки уснуть, парень встал с постели, решив потратить появившееся время за чтением очередной книги. Он не переставал искать информацию об одержимости и одержимых. Пока тщетно. Библиотека Поттеров была ничтожной.
Слизеринец как раз шел по коридору, когда услышал слова Альбуса Дамблдора.
«Странно, — про себя размышлял Гарри. — Чего это старик приперся в такую рань. Не спится ему, что ли», — слизеринец был удивлен. Часы на стене едва показывали шесть. Какие гости могут быть в такой час?

Эпилог


Эпилог
Салазар был в бешенстве. Все его планы провалились. Он до сих пор не мог понять, в чём допустил ошибку, а главное — когда. Вроде всё шло по плану. Дневник Реддла оказался в Хогвартсе. А каких же усилий стоило Салазару подтолкнуть Люциуса Малфоя к этой авантюре! Нарушить слово, данное Темному лорду. И тут произошла первая промашка, которую Слизерин сперва не принял всерьез. Подумаешь, дневник попал в руки Лизы Поттер, а не Джинервы Уизли, как планировалось первоначально. Все равно две глупышки, на чувствах которых можно сыграть. Дочери верных сторонников Дамблдора, а значит хоть так, хоть так, старик получит оплеуху. Вот только Салазар позабыл о том, что девчонка Поттер практически сквиб. Магии едва хватает на слабенький «люмос», что уже говорить о подпитке дневника. Именно в тот момент все и пошло не так. А Салазар этого не понял. Чего стоило немного подкорректировать ситуацию. Ну нет, он был озабочен другим. Его куда больше волновал Дамблдор и сам Гарри Поттер. Первый развернул слишком бурную деятельность вокруг своего героя. Стал носиться с ним как курица-наседка со своими цыплятами и отслеживать все происходящее. Сотни картин в замке было заменено на другие, полностью верные директору. Они следили за жизнью в Хогвартсе, а особенно за слизеринцами, и докладывали Дамблдору. Слежка велась и за самим Салазаром. Поэтому ему пришлось стать втрое осторожнее. Отлучаться со своего главного холста надолго он не мог, чтобы не вызвать ненужного волнения. То же касалось разговоров с верными ему людьми и Поттером. Мальчишку пришлось предоставить самому себе, уменьшив контроль. Это и стало второй фатальной ошибкой. Салазар не заметил, как Поттер начал действовать самостоятельно, не советуясь с ним. Как начал предавать сомнению авторитет Основателя. И в результате ситуация в Тайной комнате вышла из-под контроля. Ах как Слизерин негодовал, когда не смог увидеть всё собственными глазами. До него дошли лишь крохи информации, но и этого хватало, чтобы сжимать кулаки от досады. Том Реддл решился на войну с ним. С ним — Великим Салазаром Слизерином. Этот жалкий полукровка осмелился бросить ему вызов. И Салазар его принял. Отныне не будет жалости. Он куда умнее Тома и дальновиднее. Ему известны слабости этого полукровки, на которых Основатель сыграет, а Дамблдор ему в этом поможет. Ведь зачем делать самому то, что могут сделать другие. Почему не воплотить главные желания двух врагов?
Основатель задумчиво почесывал бороду. Хорошо, что его затея с оборотнями сработала так как надо. Удалось засеять семя сомнения в душах Джеймса и Лили Поттер по отношению к верности Дамблдору. Остается дождаться пока семена дадут ростки. А что это произойдет, Основатель не сомневался. Он слишком хорошо знал такой сорт людишек. Притом, таким своим ходом Салазар показал Гарри Поттеру, что верен их договоренности и что его лучше иметь среди своих друзей, нежели врагов.
Жаль не удалось переговорить с мальчишкой перед началом каникул. Было опасно. Дамблдор установил слежку за Поттером, ограждая его от всех опасностей. Любая попытка связаться повлекла бы проблемы.
Дамблдор — старый жук. Не ожидал Слизерин от него такой прозорливости и прыти. Он быстро его вычислил. Хотя, скорее всего здесь не обошлось без Фламеля. Алхимик не так-то прост, как пытается казаться на первый взгляд. Или все же Салазар стал слишком беспечен, что не смог скрыть свое участие. А может таково веление Судьбы. Ответа на этот вопрос не было, но были ясны последствия — игра набирала оборот. На арене сейчас четыре игрока и одна ладья, за которую каждый борется, чтобы потом умело разыграть партию.
— Милорд, — около портрета замер призрак.
— Мой верный друг, — благосклонно кивнул Основатель. — Какие новости ты мне принес?
— Мне удалось узнать, что Сивый со своей шайкой смог сбежать от авроров вновь.
— Прелестно, просто прелестно, — ухмыльнулся мужчина на холсте. — Наш лохматый «друг» окажется нам еще полезен. Передай ему, что я доволен его работой и его ждет награда.
— Эта шавка пойдет на все, чтобы оборотни стали сильнее. Вы пообещали им знания и поддержку, — недовольная гримаса. — Я опасаюсь их предательства. Сивый — лжец и лицемер. Ему не стоит верить. Появись у него шанс и он предаст вас.
— Барон, неужели я похож на глупца, — насмешка. — Я прекрасно знаю, что за падаль этот оборотень, как и его дружки. Но сейчас он мне полезен для грязной работы. Зачем нам марать руки и навлекать на себя гнев магов, если это могут сделать другие. Притом, пообещать — не значит выполнить сказанное.
Лица обеих собеседников тронула коварная ухмылка.
— А что удалось узнать о Джеймсе Поттере?
— Он жив, — последовал ответ. — Сейчас находится в Мунго.
— Жаль. Было бы проще, если бы оборотни его загрызли. Хотя, и так авторитет Дамблдора подорван. Да и репутация светлого мага находится под сомнением. Такое несчастье с его верными сторонниками. Теперь маги дважды подумают, прежде чем вступать в его Орден. Поттерам он уже дважды подложил свинью.
— Девчонку увезли во Францию. Она полностью лишилась магии.
— Это хорошо. На одну проблему меньше. Гарри Поттеру не нужны кровные узы. Кровь порою бывает сильнее магии. В один момент он может вспомнить о сестре с братом и попытаться им помочь. Нам этого не нужно.
— Значит все Поттеры умрут? — уточнил Барон.
— Не только Поттеры, но и Блэк. Он крестный Героя. Но всему свое время и место.

***

Лили закусила губы до крови. Пальцы с жестокостью комкали ткань мантии, а глаза были полны слез. Женщина со злостью смотрела на старого мага и всем сердцем желала, чтобы тот исчез.
— Девочка моя, ты должна понимать, что иного выхода нет, — увещал Альбус.
— Выхода?! Вы предлагаете мне отказаться от собственного ребенка?!
— Нет-нет, — решительно возразил собеседник. — Лишь отправить пожить Лизу к Петунье на время.
— Нет, — истерический крик. — Я так не поступлю. Никогда. И даже не просите.
— Девочка моя, я понимаю, как тебе больно, но… Ты ведь знаешь, что так будет лучше для Лизы. Она не может находиться рядом с Гарри. Его магия убивает ее.
— Вы ничего не понимаете, — не унималась Лили. — Раз мы уже послушались вас и что вышло? Мой старший сын нас презирает, а дочь лишилась магии. Младший сын едва может колдовать. А муж лежит в Мунго при смерти. Магия наказала нас. Жестоко, — пауза. — Во всем этом есть ваша вина.
По морщинистой щеке скатилась слеза.
— Девочка моя, если бы я мог вернуть время вспять даже ценой собственной жизни, я бы это сделал. Но это невозможно. Не проходит и дня, чтобы я не винил себя за произошедшее. Корил за неправильный выбор.
В комнате слышались лишь рыдания Лили и тяжелое дыхание Альбуса.
— Я не могу поступить так с Лизой. Не могу бросить ее одну. Она… она так одинока.
— Она не будет одна. Ты будешь навещать ее хоть каждый день. И уверен, что Петунья позаботится о ней.
Лили отрицательно замотала головой.
— Это все из-за связи моего сына с Волан-де-Мортом?
— Да. Я не знаю, как все произошло в Тайной комнате, но результатом стало разрушенное магическое ядро Лизы и истощение Гарри. Темный лорд как-то выпил их магию.
— Но… Разве нельзя что-то сделать?
— Гарри физически здоров, а для восстановления магии потребуется около месяца. А вопросом твоей дочери занимается Северус. Он ищет выход. Но ему нужно время. И будет лучше, если пока мы изолируем Лизу от Гарри.
— А почему не отправить моего сына к Фламелю?
— Я хочу, чтобы вы больше проводили времени вместе. Чтобы мальчик привыкал к вам и научился прощать. Ситуация с Тайной комнатой показала, что в нем куда больше гриффиндорского, чем я предполагал. Его сердце может прощать.
— Правда? — с недоверием спросила Лили.
— Да, — уверенно проговорил директор. — Такой шанс нельзя упускать.
— Но Лиза… Она нуждается во мне.
— Гарри тоже. Пойми, вы не отказываетесь от дочери, а лишь отправляете ее на время к твоей сестре. И не стоит забывать о том, как Лизе будет видеть, как все колдуют вокруг и понимать, что она так не сможет. Чувствовать себя ущербной.
Лили зарыдала с новой силой.
— Все это моя вина. Я так хотела, чтобы моя малышка училась в Хогвартсе. Если бы я не настаивала на своем, то с Лизой ничего не произошло.
— Это не твоя вина, девочка моя. Ты хотела, как лучше. Никто не виноват в том, что Волан-де-Морт решил воспользоваться добротой Лизы.
— Почему все неприятности свалились на нашу семью? Чем мы так прогневили Судьбу, что теперь страдаем? Сначала Гарри, потом Лиза и теперь Джеймс… У меня просто не больше сил. Я не выдержу еще одной потери.
— Ну-ну, девочка моя. Гарри с Лизой живы. Джеймс тоже идет на поправку. Еще неделя, и он сможет вернуться к вам.
— Джеймс подавлен. Он… Он себя винит в произошедшем. Считает, что станет обузой для нас, — слезы новым потоком скатились по щекам. — Он разбил все зеркала в комнате, чтобы не видеть своего отражения.
— Ему нужно время чтобы примириться с произошедшим, — покивал старик. — Но самое главное, что Джеймс жив. Время залечит все раны. Даже такие глубокие.
— Надеюсь. Мне так больно на него смотреть и видеть муку в глазах.
— Думаю, Джеймсу будет полезно поговорить с Ремусом.
— Да, — согласилась Лили. — Только Ремус не хочет прощать нас. Он избегает общения и не отвечает на письма. А если я его встречаю где-то, то делает вид словно не знает меня.
— Я сам поговорю с ним.

***

Гарри был взволнован. Разговор старика с Лили взбудоражил его. Нет, слизеринцу не было жаль сестру. Он не испытывал к ней никаких чувств кроме раздражения. Но в глубине души брюнет посочувствовал бедняге. С подачи Дамблдора от нее избавятся, как от сломанной куклы. Отправят к магглам.
— История повторяется, — хмыкнул Герой вспоминая собственное детство. Гарри слишком хорошо знал Дурслей, чтобы понять, какая жизнь ждет Лизу. Далека от сказки и мечтаний. Это и вызывало жалость у парня. Он не знал и не любил эту девчонку, но сочувствовал ее участи. В один момент знать, что ты волшебница и учиться в магической школе, а в следующую секунду быть выброшенной в маггловский мир.
— Все же Поттеры те еще звери. Идут на поводу у Дамблдора и избавляются от неугодных детей. Зачем было вообще их рожать? Даже животные так не поступают, — злость на родителей и директора вспыхнули с новой силой.

***

Джеймс, опираясь на трость вошел на кухню. Там возле печки вовсю хлопотала Лили, стуча кастрюлями и тарелками. Увидев мужа она улыбнулась и убрала с лица рыжую прядь.
— Мой руки, — грозно скомандовала женщина. — Сейчас будем завтракать. Мальчики тоже скоро спустятся. И Сириус обещал прейти.
— Угу, — промычал Джеймс занимая свой стул. Прошло уже три недели с того времени как он вернулся с Мунго. Все это время мужчина привыкал к новой жизни. Учился жить заново. Спрятавшись за стенами этого дома, Джеймс вел жизнь затворника. Не хотелось никого видеть и слышать. Мужчина стыдился своих шрамов, которыми была укрыта левая сторона лица. Стыдился и ненавидел.
— Вечером я пригласила к нам Делакуров. Они так взволнованы твоим состоянием.
— Зачем?! — мужчина со злостью сжал ложку в пальцах. — Я не хочу никого видеть.
— Джеймс, — на глаза навернулись слезы, — ты не можешь прятаться от всего мира. У тебя есть друзья, которые волнуются о тебе. Им плевать, оборотень ты или нет. И на шрамы плевать.
Мужчина горько улыбнулся. Ответить он не успел, поскольку дверь открылась и в кухню вошел Гарри, а следом за ним младший брат.
— Мойте руки, мальчики, — скомандовала Лили. — И садитесь завтракать. Скоро придет Сириус и мы пойдем с тобой, Гарри, в Косой переулок. Пора закупаться к учебе.
Поттер лишь кивнул.
— Мам, а я? — заныл младший сын. — Папа обещал мне метлу.
— Нет, — запротестовала женщина. — Ты еще слишком мал. Метла слишком опасна.
— Но, мам, — ныл ребенок. — Я хорошо летаю. Скажи, папа?
— Конечно, — кивнул Джеймс. — Вот пойдешь в Хогвартс, и мы купим тебе метлу.
— Ааа… — застонал парень. — Это не честно.
Неподалеку раздалось два хлопка аппарации, прерывая разговор. Лили выглянула в окно, но никого не увидела, а услышала лишь звук открывающейся двери.
— Это наверное Сириус. Интересно, кого он привел с собой, — удивилась женщина ставя на стол еще одну тарелку.
Дверь открылась и в кухню вошел довольный Сириус Блэк, а за ним Ремус Люпин. Оборотень замер в проеме. Его ноздри затрепетали, втягивая с силой воздух, а взгляд устремился на Джеймса.

***

Порыв ветра поднял с земли пожелтевшие страницы «Пророка». Зацепившись за край лавочки, газета повалилась на скамью. С первой странницы на прохожих глядела темноволосая женщина с безумным взглядом и такой же улыбкой. А заголовок гласил «Самая верная сторонница Того-Кого-Нельзя-Называть сбежала из Азкабана. Беллатриса Лестрейнд на свободе!»

Оставить отзыв:
Я зарегистрирован(а) в Архиве
Имя:
E-mail:


Подписаться на фанфик

Rambler's Top100
Rambler's Top100