Добавить в избранное Написатьь письмо
Злой_Кролик_Сюсюкалка (бета: Grumm)    

    Немного о сложностях, возникающих в насильственном браке. Сайд-стори к ориджиналу "Все его ловушки" http://www.hogwartsnet.ru/mfanf/ffshowfic.php?l=0&fid=86498
    Оригинальные произведения: Любовный роман
    Джейн, Ким
    Любовный роман/ Hurt/comfort/ Драбблы || гет || PG-13
    Размер: мини || Глав: 3
    Прочитано: 369 || Отзывов: 0 || Подписано: 1
    Предупреждения: Мат
    Начало: 08.01.17 || Последнее обновление: 08.01.17


Его сети

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Был один из тех бесконечных дней, когда солнце в зените с полудня до полуночи, а жара не спадает даже к раннему утру.

Трава лоснилась от бликов, Джейн сидела на ней, широко расставив ноги, и попивала безалкогольное лаймовое пиво.

— Я прошу тебя, закончим на этой лунке и пойдем! — ныла она, измученная жарой. Блестящие чёрные волосы нагревались и обжигали, касаясь щёк.

— Ты бы не скулила, если бы сыграла со мной. Увлекательно до смерти, невозможно остановиться! — с азартом ответил Ким, прицеливаясь и помахивая клюшкой.

— Да уж, так увлекательно, что Мария смылась.

— Она, в отличие от тебя, в сто раз хуже переносит жару. Она же не родилась здесь.

— То, что я чуть выносливей, не значит, что могу таскаться с тобой по полю до заката. — Начавшая злиться Джейн поднялась на ноги.

— Эй, эй, — Ким побежал за ней и поймал за запястье, — постой. Не уходи. Давай я научу тебя делать удар? Клянусь, тебя потом за уши не оттащишь! — широко улыбнувшись, пообещал он.

От его яркой улыбки хотелось прищуриться. И хоть это утро «веселых игр» порядком вымотало Джейн, сказать «нет» почему-то не поворачивался язык.

— Давай, вставай сюда. — Он потянул её к мячу и дал клюшку. Встав позади, Ким положил свои ладони поверх её. — Смотри, расстояние не очень большое, а клюшка достаточно тяжелая. Сильно бить не стоит, хотя с первого раза навряд ли получится удачно, — пессимистично предрёк он на ухо Джейн, управляя ее руками.

Она почувствовала себя неуютно и скованно. Нахмурилась.

— Ты, смотрю, так веришь в мой успех.

— Ха-ха, я верю в твой успех! Просто это сложнее, чем кажется.

Джейн ощущала его полуулыбку прямо у щеки. Ким беззастенчиво позволял себе опасную близость, касался и обнимал, словно старший брат. Хотя они с Марией ещё не поженились.

Прикрыв глаза на пару секунд, Джейн незаметно сделала глубокий вдох.

Ей бы следовало усмирить тайные желания, любые поползновения.

Но и он хорош. Взрослый парень, мог бы и поаккуратней обращаться с подростком, не так давно преодолевшим пубертатный период.

— Замахнись… не так. Не так сильно!

По мячу хотелось дать со всей дури; Джейн, замахиваясь, чуть ли не цепляла клюшкой Кима по голове.

— Стоп! — Он стиснул ее руками по обе стороны, почти полностью обездвижив.

Она сглотнула слюну. Тело Кима ощущалось спиной.

— Расслабься. — Он легонько толкнул Джейн. — Расслабь руки, расслабь шею, ну же! — Он встряхнул ее за плечи.

— Расслабь, ага… — Джейн воспользовалась предлогом и полной грудью сделала вдох и выдох. Заглатывая, как яд, запах его кожи, его волос, неуловимо витавший рядом.

— Отлично, — похвалил он, ничего не подозревая. — Теперь бьём.

Полностью управляя ее руками, Ким со щелчком отправил мяч в синее небо. Джейн делала вид, что следит. На самом деле она плохо понимала даже, в каком направлении шарик улетел.

— Ну как? — Ким радостно улыбнулся.

— Прикольно, — блекло ответила Джейн. Она размякла от тёплых объятий, успокоилась.

Человек ко всему привыкает и приспосабливается. Она сможет справиться. Будет не трудно.

Ким переместил ладонь на ее плечо, проведя пальцами по коже. Ресницами Джейн почти касалась его губ. Она постаралась не шевелиться.

«Сейчас он скажет что-нибудь, и всё встанет на свои места».

«Давай же!»

Но Ким спокойно молчал, опаляя дыханием щеку Джейн.

Он подцепил двумя пальцами прядь ее волос и провёл по ним до самых кончиков, отчего корни встали дыбом. Последней каплей стало чуть ощутимое касание горячих сухих губ у виска. Джейн вырвалась из его рук и прямо через поле понеслась к корпусу клуба.

* * *

— Вы простите, что я вас кинула! В следующий раз будем играть до глубокой ночи! — Мария подкрашивала губы, смотрясь в зеркало заднего вида.

— Вау!

— Не волнуйся, — мягко улыбнулся Ким и на секунду отвлекся от вождения. — Ты с самого утра была какая-то очень бледная. Нам стоило заметить, что тебе нехорошо. А мы потащили… правда, Джейн?

— Мария, давай завтра съездим в клинику. Я поеду с тобой, если ты одна не хочешь? Твой вчерашний обморок не даёт мне покоя… — Джейн испытывала какой-то стихийный страх от собственного предложения.

— Малышка, это обычный авитаминоз. К тому же жара действует на меня изнуряюще, — с улыбкой проговорила Мария, обернувшись.

— Да, я знаю. Просто... ты для меня очень важна, — стараясь, чтобы не услышал Ким, произнесла Джейн.

— Хорошо. Завтра схожу на обследование, тебя успокоит? — ухмыльнулась Мария.

— Да. Абсолютно.

— Супер. Я голодная как волк! Согласна даже на фаст-фуд. — Это было уже Киму.

— Я вообще-то везу вас в Sea. Джейн, ты говорила, любит морепродукты, да?

Джейн с интересом посмотрела в зеркало заднего вида, встречаясь со спокойным взглядом Кима. Если он и хотел этим что-то сказать, то Джейн ничего не поняла.

Он выслуживается? Что-то затевает?

— О-о, так мило, — разулыбалась Мария.

— Да. Очень мило, — без капли энтузиазма поддержала Джейн.

Мария вошла в ресторан, когда Ким вдруг поймал Джейн за руку и довольно грубо притянул к себе. Встретившись с ним лицом к лицу, она поняла: это не нарочно. Скорее, он был полон решимости и приложил чуть больше силы, чем надо.

— Не говори… Марии.

Джейн расслабилась и выдохнула. Вот оно что.

— Я ничего не скажу.


Глава 2


— Кто это был?

— Пэт… — прохрипела Джейн.

— Что он тут делал? — Его голос был тихим, но от него звенело в ушах.

— Мы… просто говорили. — Джейн прикладывала усилия, чтобы отвечать; по её щекам потекли слёзы. И только тогда он разжал хватку, позволил ей рухнуть на пол у стены.

— Этот разговор мы уже проходили, так?

— Да. Я держу слово, — так же хрипела Джейн, растирая горло.

— Ты пойми, мне наплевать, с кем ты трахалась и хочешь трахаться. Мне всё равно, насколько ты испорченная… Ты не будешь позорить меня и свою сестру. Ты будешь чинной и праведной, как японская принцесса. Иначе я просто убью тебя, — спокойно объяснял Ким, присев рядом.

— Я… была, кха… послушной! — просипела Джейн.

— Я очень надеюсь, — почти не теряя самообладания, ответил Ким, после чего поднялся. Джейн вытерла рукавом мокрое лицо и села на полу удобней.

— Ты, наверно, самая большая неудачница на свете. Богачка в золотой клетке! — посмеялся Пэт, уходя. Эти слова занозой застряли у Джейн в голове.

А наутро шею украшала россыпь синеватых синяков. Ким даже подавился кофе, увидев улыбающуюся Джейн напротив.

В сером свечении мегаполиса за витражным окном она казалась сюрреалистичной красоткой из артхаусного кино.

— Доброе утро! — под звук кофемашины.

— Доброе, — тихо ответил Ким.

«Давай, давай. Любуйся результатом своего гнева!» — радовалась Джейн. Поначалу она старалась обходить стороной опасные ситуации и разговоры. Потом поняла — это неизбежно. И вот чем всё закончилось.

Джейн провоцировала Кима и заставляла питать подозрения. Сказывалось, возможно, еще и полугодовалое воздержание. Хотя этого Ким, надо отдать ему должное, уж точно никогда не покажет.

Так или иначе, она получала своё. Хотел он или нет, Джейн из холодного и сдержанного Кима вынимала всю душу.

* * *

Неделю Ким не появлялся. Джейн могла не подниматься с постели несколько дней, глядя через панорамное окно пентхауса на серые оживлённые улицы. Они не имели ничего общего с тихими улицами элитного спального района, где она жила раньше.

В одну из ночей он вернулся, принял душ и лёг спать. Дверь его спальни всегда была распахнута, словно открытый капкан.

— Ты свободна в понедельник утром? — негромко спросил Ким за очередным безликим ужином.

— Дай-ка посмотрю своё расписание… хм… надо же, у меня как раз окно! — не отвлекаясь от еды, сыронизировала Джейн.

— Прекрасно. Окажи честь, побудь вместе со мной на презентации нового поставщика.

— Зачем?

— Мне кажется, Бурлеев затеял пакость. Хочу услышать мнение со стороны.

— Бурлеев — паршивая гиена, вот тебе моё мнение. Ясно после одного разговора с ним.

— Он не всегда был таким.

— Сейчас ты имеешь то, что имеешь, — пожала плечами Джейн.

Еще Мария, приходя домой после рабочего дня в компании, вечно осыпала ругательствами этого мужика. А каждый, кто хоть чем-то заслужил неодобрение Марии, становился для Джейн врагом и отбросом заочно.

— Всё ясно, — ответил Ким, опуская взгляд в тарелку.

Джейн, снедаемая какой-то обидой за него, не смогла так просто отмахнуться. В девять утра она разыскала в своих эротических нарядах строгую юбку-карандаш, собрала волосы в хвост и невозмутимо села за руль «рендж ровера» супруга.

— Как ты будешь вести в этой обуви? — только и спросил он, намекая на головокружительный подъём ее туфель.

— Намного удобней, чем в твоих. Ты бы удивился.

Ким ухмыльнулся. Что-то новенькое. В последний раз они шутили друг с другом еще до того, как узнали о болезни Марии.

Это как вспомнить старую-престарую любимую песню.

Презентация прошла быстро и сухо, как всегда. Сухим было и выражение лица генерального директора.

Изредка он приподнимал брови, когда Бурлеев вмешивался в рассказ ведущего, чтобы поддакнуть или подчеркнуть высокую вероятность прибыли от будущего проекта.

— Ну что ж, Касуми, я думаю, это дело решенное, так?! — хлопнул его по плечу Бурлеев — пижон в приталенном костюме и с лоснящейся бородкой.

Джейн даже голову в плечи втянула, услышав имя мужа. Ким еле заметно сжал зубы.

— Я предпочитаю, чтобы по имени меня называли только самые близкие люди, — в неловкой тишине прогудел его бархатный голос.

— Да ладно тебе, — не растерялся Бурлеев, — ты это и своей жене не позволяешь! — и единственный захохотал. У остальных присутствующих расширились глаза.

Джейн была неприятно уязвлена. Обидно, когда кто-то делает вид, что знает что-то, чего не знаешь ты.

— Да, это правда. Просто холодность в отношениях меня возбуждает, — кокетливо улыбнулась Джейн, осознавая, что нарывается на неприятности. Но взгляд Кима был скорее одобряющим.

— Во-от как, — протянул Бурлеев. Он скользнул взглядом по Джейн.

— Проект, к слову, довольно противоречивый, не находите? — сменила тему она.

Настала очередь Бурлеева скрипеть зубами.

— Он выигрышный со всех сторон!

— Выигрышный потому, что вы продвигаете протеже? Немного странно, что вы начали новое предприятие только для того, чтобы стать посредником немецкого поставщика. Никто ведь не мешал заключать контракт на существующую фирму…

— Не слишком ли глубоко зарылась леди своим хорошеньким носиком в дела больших дядек? — омерзительно засюсюкал мужик.

И тут уже совершенно справедливо вступил Ким:

— Может, не стоит фамильярничать с моей женой?

От этого жуткого слова дёрнулись все, и Бурлеев в том числе, настолько неожиданно произнёс его Ким.

— Я замораживаю проект до его рассмотрения юристами.

— Да брось, мы же друзья, — совсем не с дружеской интонацией сказал Бурлеев. Больше походило на объявление войны.

Ким развернулся на каблуках. Вся шайка-лейка секретарей и сотрудников пошла за ним.

— Ну что, уже жалеешь, что взял меня? — спросила Джейн, закладывая крутой поворот на съезде с шоссе.

— Да, — лаконично ответил Ким и расстегнул верхнюю пуговицу идеально белой рубашки. — Ты зря открыла рот при Бурлееве. Ты была права, он гиена и явно хочет опустить всех нас на деньги, прежде чем разорвёт тандем. Думает, что я доверяю ему, и шьёт белыми нитками махинации. Он начнёт мстить тебе, если у него ничего не выйдет с проектом…

— Но у него ведь не выйдет? Он просто подставит всех... — Джейн подумала, что Ким бы никогда не рискнул делом жизни ради нее.

И он не подвел ожиданий:

— Нет. У него не выйдет.

Ким помог Джейн выбраться из автомобиля и встал перед ней, преграждая путь.

— Как ты узнала, что это его компания? Даже я не знал.

— Залезла в его кабинет, — пожала плечами она.

— И что?

— Там лежал его портфель. И я залезла в портфель. Потом залезла в его документы. Залезла в его блэкберри, залезла в его тупую, с проплешиной башку…

— Так вот где ты была, пока шла презентация.

— А ты разве не для этого меня взял?

Ким прыснул, заразив Джейн улыбкой.

— Вообще-то нет, но мне нравится твой подход!

Внезапно у них появилась общая тема для разговора, который продлился дольше минуты. И никто никого даже не начал душить, а Джейн не ввернула ничего гадкого и провоцирующего. Странно и смущающе непривычно.

Лучше, наверно, вернуть всё как было?

Ким взял себя в руки первым. Натянув на лицо самое безразличное выражение, он сказал:

— Можешь потратить сегодня весь лимит кредитки. С утра я пополню ее. Купи себе что-нибудь вечернее от Джимми Чу или Эли Сааб.

— У меня шмоток больше, чем звёзд на небе.

— Звёзд мало не бывает.

— С чего этот аттракцион невиданной щедрости? Я не то чтобы куда-то хожу… — Холодея от мысли, что Ким захочет пригласить ее на свидание, Джейн попятилась.

— Состоится приём в честь юбилея компании. Там будет много зарубежных партнёров.

— Ах, то есть я пойду просто как твой дорогой аксессуар, — выдохнула Джейн.

— Ну… если тебе так угодно, то пусть так, — без обиняков ответил Ким.

Разговор вернулся в прежнее русло.

* * *

— Ну что опять не так?

— Я чувствую, как он ненавидит меня.

— За что?

— За всё. За каждый шаг, вдох, выдох… я это всё словно украла.

— Не говори глупости! — отмахнулась Мария, растягиваясь на кровати рядом. — Он изнывает без тебя. Просто лицо такое строгое. Он как кокос: снаружи — камень, внутри — сладкий и мягкий.

— Тебе видней, — скептически ответила Джейн. От этой метафоры ее немного затошнило.

— Спорю на сотню, если ты придёшь к нему, он тебя не отпустит. Он и сейчас не спит, ждёт тебя, — зевнула Мария, закрывая глаза.

— Я балласт. Я обуза сама себе рядом с ним. Бесполезная, без желаний, без идей, жалкая тень. Твоя. Твоя тень. Эй, ты слышишь?

Мария не отвечала, просто лежала и смотрела на нее.

— Ма… — Джейн открыла глаза, услышав эхо собственного голоса. В комнате было темно и пусто. На соседней подушке осталась вмятина. Наверно, от ее собственной руки.

Не покидало ощущение, что только что, секунду назад рядом находился кто-то и сейчас появится снова. Голос звенел в ушах.

Сердце колотилось как сумасшедшее, Джейн металась по кровати, словно в горячке.
Дверь в его комнату осталась приоткрытой, как обычно. Но не похоже было, чтобы Ким ждал кого-то, он крепко спал.

Тихо коснувшись головой подушки рядом с ним, Джейн подтянула к себе краешек одеяла. Кто-то должен быть сейчас рядом, живой и осязаемый, пусть даже Ким.

Он приоткрыл глаза, так ничего и не сказав, просто глубоко вздохнул. Джейн смотрела на него в темноте, не зная: то ли оправдываться, то ли пошутить, то ли соврать что-нибудь насчёт того, что она забыла в его постели?

Но они молчали.

Далекие друг от друга, как луна и море, силком связанные неразрывными узами обещаний неизвестно кому.

— Кошмар?

— Да.

— Ясно.

Джейн после этого короткого разговора почему-то ужасно полегчало. Настолько, что удалось уснуть.

* * *

— Ты что, серьёзно? — сурово спросил Ким, оглядывая Джейн с ног до головы. Ее розовое платье-пачка совсем не гармонировало с его угольно-чёрным смокингом. Подумаешь, большое дело.

— Что?

— Я велел тебе купить вечернее платье. А ты оделась как Барби «Малибу».

— Это «Шерри Хилл».

— Это платье для выпускного бала…

— Может, я о таком всю жизнь мечтала! — прошипела Джейн, злобно захлопнув дверцу «ауди». Озадаченный, Ким еще с минуту стоял на парковке. Потом понял: переодеваться она не собирается — и забрался следом.

Джейн поспешила расстаться с недовольным супругом, стоило им лишь войти в главный зал. Фуршет был в разгаре, гости изрядно опьянели, по случаю накачавшись дорогим шампанским.

Скука возникла еще в самом начале торжественных речей, Джейн принялась выискивать взглядом Бурлеева. И нашла.

Он стоял в окружении рослых коллег, на фоне которых казался коротышкой. На Джейн он смотрел поверх бокала. Она оборвала зрительный контакт и поймала официанта с подносом канапе. Отойдя с едой, она без стеснения стала рассматривать Бурлеевское окружение. Не считая толстушку в безвкусном красном, периодически ему оказывала внимание высокая блондинка. Такая худая, что аж зубы сводило. Когда она неожиданно материализовалась возле Джейн, та даже не перестала есть закуски.

— Константин хотел бы с вами переговорить.

— Я вся внимание, — с набитым ртом проговорила Джейн, чем привлекла взгляды всех находящихся рядом.

— С глазу на глаз.

Заинтересованная, Джейн перестала жевать. Отряхнув крошки с розовой юбки, она поднялась с обитого бархатом стула.

— Пусть найдёт себе собеседника по возрасту, — строго ответила она и удалилась.

* * *

— По возрасту, значит. По возрасту, блядь?! — бесился Бурлеев, бегая по своему отдельному номеру из угла в угол.

Джейн бы подлила масла в огонь, но ей завязали рот чьим-то галстуком.

— Да мне лет в три раза меньше, чем тебя мужиков поимело. Что? Думаешь, секрет? Или ты одна тут в чужом грязном белье можешь рыться? — брызгал слюной обезумевший Бурлеев. Глаза его бешено горели, сальные кулачонки то и дело сжимались.

«Быть беде», — запоздало думала Джейн, когда беда случилась.

Её — до тошноты банально — подкараулили в туалете, огрели чем-то по голове и похитили.

Полпервого ночи.

Значит, Ким рыщет уже давненько.

— Это взрослая игра, девочка. Но я не собираюсь тебя запугивать. Просто сразу покалечу. Чтобы у тебя раз и навсегда отпало желание вмешиваться. И если я пойму, что сделка сорвалась, я разбираться не буду. Я сразу убью тебя.

«Далеко же ты зашел, дядя!» — вздохнула про себя Джейн, проследив взглядом, как Бурлеев открывает перочинный нож.

Что ж за бабло тут замешано, раз дошло до кромсания чужих жён? Да, все гнилые намерения шиты белыми нитками, но выхлоп не стоил таких жертв.

Замешано что-то еще?

Подельница в голубом быстро что-то набирала в смартфоне.

— Костя, там восьмого вырубили!

— В смысле?! У него никогда не было разрешения на оружие.

— Он не один.

— Плевать уже. Я уйду, как и планировали, а курица ничего не скажет... она ведь не идиотка и хочет жить. Да? — Бурлеев навострил кончик ножа на лицо Джейн, сломанной куклой сидевшей на полу.

Джейн прикинула, что, будь у нее развязаны хотя бы руки, она бы справилась с Бурлеевым. Веса в ней примерно столько же, но, в отличие от Джейн, мужик явно не в спортивной форме.

Из коридора донеслись приглушенные хлопки. А затем и целый взрыв.

— Это что, блядь?..

Девушка даже отвлеклась от смартфона.

— Это что, мать твою, было? Это уже не выстрел! — заверещал Бурлеев. В полумраке гостиничного номера он всё больше напоминал массу грязного перепуганного желе. Потел, как свинья, трясся и дёргался.

Лихим взглядом знатока опасных шалостей Джейн определила: киднеппинг — это не его.

— М-м-м!

— Не вякай, — откликнулась тётка, после раздался еще один взрыв.

Джейн хмыкнула, и подельница, не выдержав, вытащила галстук из ее рта.

— Угомоните его. Мы ведь не хотим, чтобы Кима упекли в тюрьму, а вместе с тем и все акции арестовали? Вместе с компанией? Мне плевать на ваши делишки, я могу вообще не вмешиваться.

— Сучка права, я пойду поговорю с ним. А ты обставь всё так, типа мы ее тут нашли уже полудохлую, — негромко велел Бурлеев и ушел, на секунду ослепив всех светом из коридора.

— Пора баиньки! — пропела женщина в голубом, смачивая платок в какой-то едко завонявшей жидкости. — Расслабься, ты вряд ли что-то почувствуешь. Да и вообще вспомнишь. — Она опустилась рядом на корточки.

Джейн со всей силы ударила ее в лицо лбом. Да так, что еще целую минуту звёздочки блестели перед глазами. Тётка отлетела и завыла, закрывая руками нос. Ее лицо было всё в крови. От боли она не могла разомкнуть глаз.

Джейн перекинула связанные за спиной руки через зад и ноги, поднялась и схватила тётку за горло.

Та сильно сопротивлялась, пока Джейн, сидя верхом, душила ее. Но, израсходовав воздух и силы, быстро отключилась.

Внутри клокотала ярость, Джейн горящим взглядом поискала воняющий платок, но бросила эту затею. Если она запихнет отраву тётке в рот, та может и умереть.

Но вдруг сегодня всё-таки обойдется без трупов?

Дверь оказалась закрытой на ключ. Джейн обшарила номер, даже разорвала платье на отключившейся тётке — тщётно.

Распахнув окно, Джейн засмотрелась на золотую вывеску театра через дорогу. Сегодня было, как назло, не по-осеннему холодно.

Карниз оказался довольно широким, на нём неплохо умещались здоровенные софиты — значит, сможет пройтись и худенькая девушка.

У отеля собралось много народу; полиции пока не было. В воздухе пахло гарью. Посреди пешеходной зоны стоял чёрный «ламборгини», за руль которого Ким никогда не давал садиться Джейн. Она подумала, что было бы неплохо слиться с такой крутой тачкой в одну лепешку. В груде металла и стекла.

— М-да…

Ветер в лицо подул настолько ледяной, что у Джейн покатились слёзы. Прислонившись спиной к стене, она пошла дальше по карнизу. К окну, блик на котором лежал не так, как на всех остальных. Этот номер тоже оказался закрыт снаружи. И выход оставался снова лишь один — в окно. К горлу подступило неприятное чувство страха.

Она попробовала. Она попыталась…

Темнота гостиничного номера вокруг словно шевелилась, заставляя пятиться к подоконнику. Глядя с высоты шестнадцатого этажа на людей, Джейн почувствовала себя по-новому одинокой и потерянной.

— Мария, — позвала она, но никто не ответил.

В коридоре стояла тишина. И вдруг Джейн ясно поняла, что ей не нужно выходить на карниз. Он придёт за ней. Он ее найдёт.

И дверь распахнулась.

* * *

Мартин и его люди стояли в коридоре в немом недоумении. Джейн бросилась в объятия и сбила с ног Кима. Кима, еще минуту назад готового на убийство и любые смертные грехи. Ее юбка задралась на голову, скрыв обоих в облаке розового фатина.

Ким молчал. Потом зашевелился и выбрался еще более красный, чем до того.

— Иди в машину. Я подойду через пять минут. — Он сухо передал Джейн своим телохранителям.

— Касуми, там всё хуже, чем ты думал...

— Я знаю! — оборвал ее Ким. — Я всё уже знаю. Больше ни слова, — пригладив взъерошенные волосы Джейн, он улыбнулся.

— Тебя не успели поранить? — заботливо спросил один из ребят, когда они проходили мимо разбитой статуи. Она была в копоти, у Джейн внутри всё похолодело.

Что тут произошло?

— Не переживай, не успели стереть запись видеонаблюдения из коридора на этаже. А там отлично видно, как тебя волокли. Так что весь ущерб понесут те подонки, что подтёрли остальные записи с твоим похищением.

— Кто-то… погиб?

— Пока нет, — пожал плечами второй. — Ким вступал в рукопашный бой почти с каждым, кто попадался на пути. До травматического пистолета и то дошло только после того, как охрана Бурлеева открыла огонь.

— Для контрабандистов они те еще дилетанты.

— Помалкивайте! — строго сказала Джейн.

В холле дежурила целая бригада врачей скорой помощи. Кого-то пронесли мимо на носилках. Прямо в фойе портье перебинтовывали руку. Гости взволнованно шептались и сновали вокруг. Джейн просидела еще с полчаса в машине в одиночестве, прежде чем появился Ким. К тому времени почти все скорые разъехались, а полиция, наоборот, подоспела.

Его белая рубашка — в мелких брызгах крови, костяшки — стёсаны до мяса. Он достал влажную салфетку из бардачка, чтобы стереть пот со лба.

— М-да… — вздохнул Ким. Обстановка с его приходом сделалась еще более странной.

— И давно ты связался с контрабандой?

— Кто проболтался? — со спокойствием спросил Ким.

— Неважно, — строго ответила Джейн. Она бы и под пытками не призналась.

— Тут как в казино. Главное — вовремя выйти из игры. Бурлеев оказался слишком азартным. Мы неплохо подзаработали, смогли проинвестировать компанию, но он решил, видимо, повкладывать в себя еще. Его подставная компания — просто лавка для отмывания денег. И он захотел вывести ее на новый уровень. А так как я вряд ли решусь положить дело своей жизни на плаху ради наживы, какой бы она ни была, то стал помехой. Он связался не с теми людьми и явно выбрал не ту жертву! — хмыкнул Ким. Он расслабился на пассажирском сиденье.

Его бросало в пот, лицо побледнело, он то и дело облизывал сухие губы.

— Те бандиты, с которыми он «налаживал бизнес», оказались серьёзней, чем он ожидал. Бурлеева просто зажали в угол, как тупого мальчишку. Вывернули все его задумки наизнанку, он превратился к шестерку. Все, кто жив остался, отсидят теперь хорошенько, уж я об этом позабочусь.

Джейн разглядывала лицо Кима с беспокойством врача-терапевта. Он изначально знал, что вмешиваться будет полиция, без нее не обойтись. Поэтому и не использовал оружие, чтобы остаться полностью «в стороне». В случае чего быть обычной жертвой.

— Это они… взрывали там что-то?

— Да уж, настоящие мафиози. Такой арсенал я только в кино видел. Они, видимо, тоже только в кино видели, как им пользоваться…

— Странно.

Ким выдохнул и включил кондиционер. В салоне пахло его кожей и потом. Ему было жарко, сердцебиение содрогало его расслабленную грудную клетку.

Джейн обхватила себя руками за талию. Ужасы минувшей ночи накатывали на нее волнами. От этого болело в груди, а глаза щипало.

Ее готовы были изрезать. Ее кожу, ее руки и неизвестно что еще. В этот момент она осталась одна на свете. И ни один мужчина, с которыми она трахалась, не почувствовал бы неладного. Не встрепенулся в тёплой постели, не вспомнил бы, не ощутил тревоги… никто.

Джейн прикусила губу.

Никто?

— Почему ты просто сразу не вызвал полицию, если всё понял... зачем было так рисковать?

Ким устало разомкнул веки и повернулся к ней. Усмехнулся и выдохнул:

— Всё для того, чтобы впечатлить и добиться расположения собственной жены.

Джейн положила руку Киму на затылок, с силой прижавшись к его губам. Так больно и горько внутри было только один раз в жизни.

Нет. Не никто.

Ким отвечал с тем же жаром нуждающегося в ласке сломанного, исстрадавшегося. Не важно, какие это принимало обороты. Это было их первое нечто общее.

Глава 3


Джейн пролистывала ленту социальной сети до тех пор, пока ее не укачало. Кислые фреши уже не лезли, а Мария во все глаза следила, чтобы младшей сестренке, не достигшей совершеннолетия, случайно не перепало чего повеселее сока.

Впрочем, сейчас она со своей подружкой рьяно тряслась на танцполе. Мария крутилась юлой, остальные были словно зрительный зал. Это ее день рождения, пусть беснуется!

— Текилу, — воровато оглядываясь, Джейн положила купюру на стойку.

Бармен понимающе ухмыльнулся, но не стал вредничать и достал стопку.

— Две, — раздалось рядом.

Джейн глянула на «напарника» и вернулась взглядом к наполняющейся стопке.

— Ты одна? — Парень ещё раз привлёк внимание к себе.

Восточный разрез глаз и кое-какие черты делали его немного похожим на отца Джейн, от этого сходства было не по себе.

— Нет, с сестрой.

— О-о. Ну тогда ладно. А то не очень-то хорошо такой малышке выпивать. Но раз ты с сестрой, она за тобой присмотрит.

— Доброго здоровьица! — Приподняв стопку, Джейн собралась сбежать к своему столу, но парень поймал ее за талию и вернул обратно на барный стул.

— Ты ведь даже не представляешь, как это пить, да?

— Видела как-то.

— Просвети, — приподнял брови парень.

— Сам-то умеешь?

— Возможно…

Джейн не сдержала ответной улыбки. Была в заигрываниях этого парня какая-то подоплёка, но он подкупал простотой. Или уверенностью?

— Ну покажи, раз такой умный. — Джейн сложила руки на груди, взобравшись на барный стул.

— Легко!

Парень прокрутил в руке солонку, лизнул запястье и насыпал туда соли. Дольку лайма он снял с краешка и протянул ей:

— Укуси.

Джейн, пожав плечами, обхватила губами лайм, а затем откусила всю мякоть от корки и прожевала. На что парень заразительно рассмеялся, хлопнув ее по коленке.

— Ну ладно! — Дёрнув бровями, он слизнул соль, обхватил стопку ртом и вылил текилу себе в рот одним лишь движением головы.

— Ха! Неплохо…

Джейн даже не успела заметить игривые искры в его глазах, как он крепко ее поцеловал. Смачно, в губы, с аппетитным причмокиванием. Джейн в секунду покраснела до кончиков ушей.

— Да ты!.. — выдохнула она, не придумав ничего лучше.

— Ты съела мой лайм! — пожаловался собутыльник.

Во рту блуждал сбивающий с толку вкус поцелуя. Новый, незнакомый.

Джейн с растерянностью посмотрела парню в глаза, обеспокоенно задавшись вопросом: что ему от нее нужно?..

— О, ничего себе, вы оба тут! — обрадовалась Мария, завладев теми губами, которые натворили только что целый апокалипсис у Джейн в голове.

И все тревоги вдруг рассыпались сахарной пудрой.

А-а…

— Так это ты, — разочарованно произнесла Джейн.

— За тобой, смотрю, глаз да глаз! — покачал головой парень, приобнимая Марию за талию.

— Джейн, это Касуми, мой парень. Надеюсь, вы не успели разругаться? Джейн тот еще сорванец… — извиняющимся тоном уже своему парню сказала Мария.

Она заправила тёмный локон за ухо, и Касуми проследил влюблённым взглядом за этим движением.

Джейн не сдержала ухмылки.

— Поехали домой, уже поздно! Я начинаю трезветь… — зевнула Мария, закинув куртку на плечо.

— Надеюсь, ты не в обиде на меня? — Он специально отстал, чтобы спросить.

— Ну что ты, какие обиды, — улыбнулась Джейн. Это самая злая шутка, которую с ней сыграли. Но, изобразив заговорщицкую мину, она повернулась: — Я с тобой обязательно поквитаюсь, Касуми.


Стоп

Оставить отзыв:
Я зарегистрирован(а) в Архиве
Имя:
E-mail:


Подписаться на фанфик
Официальное обсуждение на форуме
Пока не открыто.

Love Rambler's Top100
Rambler's Top100