Helge-Io       Оценка фанфикаОценка фанфикаОценка фанфика

    Возможно, кому-то трудно поверить, но суровый декана Дома Слизерина много лет назад тоже был просто мальчишкой. И когда он учился в Хогварце, на его долю тоже выпадали приключения - не всё же одним мародёрам! Не ищите здесь чётко выстроенного сюжета и интриги, достойной детективного романа. Это скорее серия мини-фиков, объединённых общими героями.Надеюсь, вам понравится.Буду рада отзывам. (Кто не знает, есть продолжение "Hogwarts, sweet Hogwarts!"-2: Тринадцатое Рождество.)
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Северус Снейп, Сириус Блэк, Лили Эванс, Ремус Люпин, Новый персонаж
    Общий || G
    Глав: 10
    Прочитано: 34086 || Отзывов: 26 || Подписано: 5
    Начало: 09.03.04 || Последнее обновление: 13.03.05


Hogwarts, sweet Hogwarts! "Зарисовки времён мародёров и Снейпа"

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Вместо предисловия: Неудавшийся уик-энд


Конец сентября, пятница. Закончилась последняя пара - зельеделие «Слизерин плюс Гриффиндор». Пятикурсники торопливо складывали в сумки книги и пергаменты, сдавали фляги с зельями, прятали котлы и убирали со столов всевозможные лужи, пятна и рассыпанные порошки.
«Есть все шансы не видеть этих чёртовых мародёров до понедельника... неужели впереди целых два дня спокойной жизни? Конечно, если Лестранж с Эйвери не затеют очередное идиотское мероприятие под лозунгом ‘‘Да здравствует чистая кровь!’’ или…» Размышления Северуса Снейпа были прерваны преподавателем - профессор Эссенс просил его задержаться.
«За что!? Сидел, варил, никого не трогал...»
Когда в классе уже никого не осталось, он подошел к столу преподавателя, отдал флягу со своей работой и заставил себя быть вежливым.
- Слушаю Вас, профессор!
- Мистер Снейп, у меня к вам просьба.
«Что нужно этому старому крокодилу? Снова приготовить какую-нибудь вонючую дрянь для мадам Помфри?»
- Такое я могу поручить только Вам - одному из моих лучших учеников!
«В тот день, когда он скажет «лучшему», а не «одному из» - я удавлюсь, не дослушав задания…»
- Я прошу Вас позаниматься зельеделием с мисс Лори Уайт. Ей необходима помощь в освоении программы третьего курса. Для занятий я разрешаю Вам пользоваться этим классом и, если нужно, моей лабораторией. Мисс Уайт будет ждать Вас послезавтра в два часа.
Не дожидаясь ответа, профессор Эссенс удалился, бросив на ходу: «Спасибо, что согласились помочь, Северус!». Снейп не успел ни возразить, ни задать несколько весьма интересующих его вопросов, например, чем конкретно он должен заниматься с этой «мисс Лори Уайт» и кто она вообще такая. И самое главное - какого гоблина ей нужны дополнительные занятия по зельям?
«Она что, умственно-отсталая!?»
Северус искренне считал, что программу за третий курс не может освоить только полный идиот.

Прочь из кабинета зельеделия: сначала в Большой Зал на ужин, затем вниз по парадной лестнице и дальше по каменным ступеням - привычный путь через пустынные лабиринты подземелий Хогварца, вдоль сырых каменных стен. Пароль «королевская кобра», и каменная дверь, замаскированная в стене, скользит в сторону. Круглые светильники, свисающие на цепях с низкого потолка, распространяют мягкий зеленоватый свет, каминная доска, украшенная замысловатой резьбой, кресла с высокими спинками - мрачноватая гостиная Дома Слизерина.
«Так, посидеть у огня не удастся - собрание мугглоненавистников в полном разгаре.»
- Извини, Рудолфус, сейчас не могу! Потом расскажешь, в чём дело… - быстро пробормотал Снейп и проскользнул в спальню, благополучно избежав участия в очередном сборище.
Он считал, что это были бесполезные мероприятия, вся суть которых сводилась к обсуждению очередной травли несчастных малолеток с других факультетов. С других – потому что в семьях большинства слизеринцев на протяжении нескольких поколений не было ни одного мугглорожденного колдуна или даже полукровки.
В спальне было почти темно и пусто: его соседи по комнате – Розье, Вилкс и Эйвери – находились на «сборе чистокровных идиотов-маньяков». Заняться было совершенно нечем. Раздраженный Северус уселся на кровать.
«Ах, какие мы все породистые! Вот Белла, говорят, над кроватью повесила фамильное древо Блэков. Ну и что? И в их сверхчистокровной семье, между прочим, тоже не без урода: Сириус-то вообще в Гриффиндоре! А Рудолфус? Хочет заглушить чувство собственной неполноценности из-за того, что мугглокровка Эванс обошла его на трансфигурации? Я вот тоже у Флитвика не отличник, но не бросаюсь же из-за этого на людей… ну, без причины, по крайней мере!»
Северус откинулся на подушки и уставился в потолок.
«... А откуда в подземельях мухи?»
Он достал свою волшебную палочку и направил вверх…

Следующий день прошел без происшествий и неприятностей. Правда, Снейп подольше задержался в библиотеке, чтобы избежать еще одного «благородного собрания» в гостиной. Впрочем, вечером, на сон грядущий, ему всё-же пришлось выслушать Лестранжа, который лично пожелал ввести его в курс дела. Пламенная речь «председателя клуба чистокровных идиотов» затянулась минут на сорок. Засыпая, раздраженный и утомленный бредом Рудолфуса, Северус вспомнил, что завтра воскресенье и предстоит выполнить просьбу декана. Мысленно обругав Эссенса, он провалился в сон.
…Высокая, черноволосая, толстая и пучеглазая девица варила какое-то зелье. Котел шипел и плевался искрами, а потом взорвался, и кипящее зелье выплеснулось ему в лицо и …
Он проснулся в холодном поту.
За завтраком в Большом зале Северус попытался выяснить, кто такая Лори Уайт. Эссенса за столом преподавателей не было, и дело оказалось безнадежным: Розье и Эйвери на вопрос «кто?» ответили вопросами «зачем?» и «почему?», Лестранж пробормотал, что не встречал такого имени среди чистокровных семей, а Вилкс просто пожал плечами.
До самого обеда Снейп в отвратительном настроении просидел у камина в общей гостиной, листая свои записи по зельеделию за третий курс. Он надеялся успокоить себя тем, что там есть пара более-менее сложных рецептов, которые даже при наличии интеллекта могут не получиться с первого раза, но только ещё больше разозлился:
«Здесь же нет ничего сложного! Всё это может сварить даже тролль!»
Ровно в два часа он вошел в кабинет зельеделия. Там никого не было. Вернее, почти никого: в дальнем углу класса сидела маленькая, похожая на куклу, девчонка из Равенкло – кажется, первокурсница. У неё были очень светлые волосы, огромные глаза, и она явно была чем-то недовольна.
Северус решил, что лучше от неё поскорее избавиться и, сдвинув брови, рыкнул:
- Ты что здесь делаешь? Иди-ка отсюда… куда-нибудь в другое место развлекаться! У меня тут важное дело!
Маленькая ведьма бросила на него убийственный взгляд темно-зеленых глаз.
- Мне Эссенс разрешил! Так что не мешай мне, и тогда я не буду мешать тебе! – прошипела она.
Совершенно взбешенный, Снейп отвернулся от маленькой нахалки и уселся за первую парту.
Так прошло минут двадцать - никто не приходил. Северус решил, что он ждал достаточно и можно уже с чистой совестью уйти, но тут в конце класса взорвался котёл.
- КАКОГО ГОБЛИНА ТЫ ТАМ ДЕЛАЕШЬ? – вскочил и заорал он. – Что ты там варишь?
Маленькая ведьма, пытаясь ликвидировать последствия взрыва, что-то пробормотала.
- ЧЕГО??? – не унимался Снейп.
Он подошел ближе и уставился на почерневший котёл.
– Спрашиваю еще раз: ЧТО ТЫ ВАРИШЬ?!
- «Глоток мира»…
- Ты - первогодка! Зачем тебе «Глоток мира»? Это же третий… ВЕЛИКИЙ МЕРЛИН!!!
Северус закатил глаза и отвернулся. Прозвучавшие дальше ругательства очень заинтересовали маленькую ведьму – большинство из перечисленных магических существ и их замысловатые травмы на младших курсах явно не изучали… Она поняла только одно: ругался этот псих почему-то на Эссенса, так как начал со слов: «Старый слизеринский крокодил…»
Через несколько минут он, наконец, успокоился, развернулся к ней и спокойно осведомился:
- Ты Лори Уайт?
- Угу… Это тебя Эссенс попросил мне помочь?
Снейп кивнул, и Лори облегченно выдохнула:
- Слава Мерлину Британскому! Эссенс не такой гад, как я думала. Я боялась, что он пришлёт этого высокомерного гриффиндорского идиота!
- Ты о ком? – уточнил Северус, мысленно не соглашаясь с тем, что декан - «не такой гад», но, признавая, что в Гриффиндоре есть идиоты.
- О Поттере, конечно! А ты, кажется, Северус Снейп?
Он снова кивнул и уселся рядом с Лори.
- Скажи, пожалуйста, зачем тебе программа третьего курса?
- Затем же, зачем тебе программа пятого.
- Ты на третьем курсе? Сколько тебе лет? – удивился Северус.
Маленькая ведьма вздохнула и раздраженно затараторила:
- Мне-двенадцать-лет-в-Хогварце-я-второй-год-в-прошлом-году-сдала-зачеты-за-первый-и-второй-курс-и-меня-перевели-на-третий-оценки-у-меня-почти-по-всем-предметам-хорошие. И МЕНЯ УЖЕ ДОСТАЛИ ПОДОБНЫЕ ВОПРОСЫ!!!
- Всё?
- Почти всё! С зельями у меня... не очень…
- Неужели? - ехидно усмехнулся Снейп, глядя на разбрызганное по столу варево, - Evanesce! – он взмахнул волшебной палочкой, и следы погрома исчезли. – Ну, что же, мисс, раз Вы уже осознали, что с зельями у Вас… «не очень», тогда не будем терять времени. Хочешь сварить «Глоток мира» или «Смирительный настой»? Отлично! Покажи-ка мне свой рецептик…
Северус достал свои записи и сверил два пергамента.
- Тут всё правильно. Значит, ошибка была в приготовлении... Как же тебе попроще объяснить?… Ладно, пошли в лабораторию - там удобней, – он встал. – Чего ждешь? Пойдем, Эссенс разрешил! И ничего с собой не бери - там есть всё, что нужно.

Они прошли через класс и вошли в лабораторию профессора зельеделия. На стенах были полки, заставленные банками, ящичками, мешочками, колбами, флягами и прочими сосудами. В них в различном состоянии – от твердого до жидкого и порошкообразного - хранились всевозможные ингредиенты для зелий: настои и эфирные масла, минералы, сушеные корни, листья и цветы, зубы, кости, перья, чешуя, шкурки и прочие части животных. Лори брезгливо скривилась, заметив несколько банок с заспиртованными или замоченными в рассоле червями, змеями, лягушками и слизнями. С особенным отвращением она посмотрела на сосуд с большим чёрным скорпионом.
Снейп сразу же направился к длинному столу, стоявшему посреди комнаты, и установил на нём два одинаковых котла. Затем он достал с ближайшей полки пару банок, одну колбу и маленький шелковый мешочек и, положив всё это на стол, направился к противоположной стене.
- А ты чего стоишь? Достань порошок лунного камня и чемеричный сироп!
Лори растерянно посмотрела на полки, закрывающие стены лаборатории от пола до потолка.
- Где???
- Слева от тебя, на третьей полке снизу, рядом с большой зеленой банкой - маленькая колба. И порошок в белой шкатулке двумя полками выше, – быстро и внятно проговорил Снейп, даже не соизволив повернуться.
Набрав нужных для зелья трав, он снова вернулся к столу.
- Ты ещё здесь? Я же сказал: слева внизу …- Северус повернулся налево и замолчал, потому что перед ним в воздухе висели колба и белая шкатулка. – Это ещё что за…Ладно, спасибо!
Он сгреб все ингредиенты в центр стола и начал перебирать и раскладывать их перед собой, одновременно объясняя:
- Сейчас разложим всё в том порядке, как указано в рецепте, отмерим нужные дозы и разделим всё на две части. «Глоток мира» - самое обычное зелье, хотя некоторые считают его… «капризным». Требуется добавлять ингредиенты в установленном порядке и в тщательно отмеренных количествах, мешать в нужное время в нужном направлении и… ничего тут сложного нет! Нужно просто точно придерживаться рецептуры. Объяснять, как его готовить – бессмысленная трата времени. Просто смотри внимательно и точно повторяй за мной. Понятно?
Маленькая ведьма кивнула. А Снейп спокойно продолжил:
- Если один раз сваришь это зелье правильно и почувствуешь, как это должно быть, ты уже никогда не ошибешься… Ну, что ты стоишь?! – вдруг рыкнул он. – Я один должен всё это взвешивать? Возьми вторые весы и помоги!
Когда все ингредиенты были взвешены, отмерены, разложены и поделены на две части, Северус установил два котла по разные стороны стола, встал рядом с одним из них и указал Лори на второй. Скомандовав: «Делай как я!», он развел огонь и приступил к приготовлению зелья.

Маленькая ведьма старалась в точности повторять все движения Снейпа. Это было совсем нетрудно – он подробно описывал, что нужно делать, внимательно следил за всеми действиями Лори, бормотал «угу», когда всё было правильно, и довольно спокойно реагировал на ошибки, быстро объясняя, как их исправить.
- Перемешай три раза по часовой стрелке: раз, два, три. Теперь немного убавь огонь… Хватит! Подождем три минуты. Отлично!
Северус был доволен – пока зелье маленькой ведьмы ничем не отличалось от его собственного.
– Берём последнюю пробирку, выливаем и в последний раз перемешиваем против часовой стрелки. Готово! Вот видишь, всё получилось! Посмотри, как красиво: над белым зельем легкий серебристый туман… ВЕЛИКИЙ МЕРЛИН!!! ЧТО ЭТО??? – он заметил, что легкий серебристый пар поднимается только над его котлом.
Да, над котлом Лори не было красивого серебристого тумана! Но зато зелье было изумительно-фиолетового цвета…

В расчёте!


Маленькая ведьма с ангельским личиком и гаденькой улыбочкой сидела на подоконнике и наблюдала за Поттером, Блэком и Петтигрю, которые, как последние идиоты, на глазах у всего третьего курса Равенкло и пятого курса Гриффиндора под визги особо нервных девиц носились по вестибюлю и ловили разбегающихся во все стороны пауков. Дело было в том, что ещё несколько минут назад эти твари были учебниками, рефератами, перьями и прочими вещами Джеймса.
Лори наслаждалась: месть сладка!
Пауки бегали по стенам и полу как сумасшедшие. Сириус хватал всех подряд и запихивал себе в сумку, предварительно обездвиживая их соответствующим заклинанием. Питер, тщательно выбирая самых мелких и безобидных на вид, брезгливо собирал их в пенал, а Джеймс гонялся за огромным чёрным тарантулом, пытаясь не дать ему уйти на лестницу.
«Интересно: если сказать, что он ядовитый, тогда Поттер по-прежнему будет бегать ЗА ним? Или уже ОТ него?» - задумалась маленькая ведьма, с удовольствием наблюдая душещипательную картину: Джеймс снова растянулся на каменном полу после очередной безуспешной попытки поймать убегающего паука.
Невинные размышления Лори были прерваны неожиданным появлением школьного привратника:
- Прекрати мучить бедное животное, изверг! – проревел Хагрид. - Разве ты не видишь, что пугаешь его?
Великан мастерски сцапал черного паука за лапу и нежно погладил по мохнатой спинке:
– Как ты только попался этим бандитам, малыш?!
- Спасибо, что поймал, Хагрид. А теперь отдай её мне, пожалуйста! - попросил Джеймс
- И не подумаю! Как можно обижать такое милое беззащитное создание?!
- Хагрид, отдай мою сумку!
Неисправимый защитник природы не сразу понял, о чём речь.
- Что ты хочешь этим сказать?
Не ответив великану, Джеймс истошно заорал:
- Сириус! Не раздави коричневого – это мой реферат по зельям!
Лори хохотала вместе со всеми, пока не услышала, как взмолился Хагрид:
- Джеймс, не надо! Лучше я куплю тебе новую сумку… Пожалуйста!

Денёк, безусловно, удался! Даже несмотря на то, что она свалилась с подоконника.
Смеясь и плача одновременно, маленькая ведьма отправилась в подземелья и минут через пять, глупо хихикая, ввалилась в лабораторию профессора Эссенса. Там её ждал Снейп, пребывающий далеко не в лучшем настроении – она опоздала на их второе занятие.
В ответ на грозное требование объяснить причину столь позднего появления, Лори захохотала как сумасшедшая и упала в кресло. Северус был в шоке: он ещё никогда не видел такой реакции на своё «самое страшное рычание».
«Великий Мерлин! Да она просто больная!.. А Эссенс – гад!!!»
Оправившись от потрясения, он быстро подошел к стеллажам, схватил несколько склянок, вылил их содержимое в небольшую фляжку, взболтал, разбавил водой и, плеснув в стакан, протянул Лори, которая продолжала трястись от смеха.
- ПЕЙ! БЫСТРО!
Северус знал, что на вкус это ужасная дрянь, и предусмотрительно отошёл в сторону. Лори послушно глотнула, поперхнулась и начала плеваться.
«Доверчивая девочка!»
- Фу-у! Ты что, отравить меня решил!? Что это было?
- Самое лучшее средство в случае истерики: моментально успокаивает и приводит в нормальное состояние! – он, скривившись, сделал глоток прямо из фляги, вылил остатки зелья в камин и злорадно поинтересовался. – Рецептик хочешь?
- Обойдусь! Фи! А сам-то зачем это пил?
- Чтобы не задушить тебя раньше, чем ты объяснишь, что происходит.
- А ты намешай себе чего-нибудь от любопытства, - съязвила маленькая ведьма.
- Не испытывай моё терпение: это зелье - не настолько сильное средство! – предупредил Северус.
Лори решила поверить ему на слово…
Когда она закончила свой рассказ, Снейп мысленно простил ей не только это, но и все будущие опоздания. Он пожалел, что в тот момент не видел мародёров.
- А за что ты их так… не любишь?
- Всех четверых? – спросила Лори.
Он кивнул.
- На Петтигрю мне наплевать – он просто червяк, Блэк – псих, а против Люпина я пока ничего не имею. Но вот Джеймс Поттер… Он ещё и не такое заслужил за свои развлечения на переменах!
- Тебе не понравилось какое-то конкретное его развлечение или…
- Мне не понравилось, когда моя сумка с книгами превратилась в огромного скорпиона! И хотя ужалил он меня исключительно из-за криков этой нервной дуры Селины, две недели в больничном крыле – не лучшее воспоминание. И противоядие было гораздо противнее этого твоего… - Лори скривилась, - средства от истерики.
- Хочешь, я в знак раскаяния выпью какую-нибудь гадость? - предложил Северус…


Укрощение Филча, или тайна миссис Норрис


Близился Хеллоуин. Холл, все лестницы, коридоры и прочие помещения Хогварца сияли чистотой - Филч радостно и безжалостно эксплуатировал всех, кому были назначены наказания. Сдав свои волшебные палочки деканам, провинившиеся студенты мыли, чистили, оттирали и полировали всё, что смотритель школы замечал на своем пути. Были уничтожены все (или почти все) следы навозных бомб, взрывов, обычных и чернильных фейерверков и все, даже самые мелкие надписи и рисунки на стенах туалетов, говорящие о симпатиях, антипатиях и умственных способностях студентов. Ни для кого не было секретом, как зверствует Филч, и новые шедевры стенной росписи не спешили появляться. Так было всегда – перед каждым праздником или мало-мальски важным мероприятием. Доспехи в коридорах и кубки в трофейной были отполированы до зеркального блеска, а провинившимся первокурсникам снились кошмары, навеянные рассказами Филча о том, как в Хогварце наказывали студентов во времена его учебы.
Учащиеся бесконечным потоком тянулись в Большой зал на обед. Северус Снейп вместе со всеми поднимался вверх по мраморной парадной лестнице, но ему ещё нужно было попасть в больничное крыло к мадам Помфри: пора было избавиться от большого стеклянного сосуда с темно-фиолетовой жидкостью - Эссенс снова «попросил» его сварить для госпиталя Хогварца довольно противное зелье от ожогов.
- Что, Снивеллус, чернилами запасаешься? – раздался до боли знакомый ехидный голос.
По главной лестнице поднимались Мародеры. Северус, брезгливо поморщившись, сделал вид, что обращаются не к нему, и молча продолжал идти своей дорогой. Но тут какой-то маленький толстощекий первокурсник поскользнулся на мраморных ступеньках и схватил его за рукав, пытаясь удержаться на ногах. Снейп потерял равновесие и кубарем скатился вниз по лестнице.
По пути он разбил сосуд с зельем и осколками сильно изрезал руку. Но его неприятности, видимо, только начинались: едва он успел встать на ноги, как оказался лицом к лицу с трясущимся от злости Филчем.
- Так вот кто разбрасывает эти мерзкие чернильные фейерверки! Твое изобретение, да? – Филч грубо схватил «нарушителя» за руку. – Теперь не отвертишься! Если не вылетишь из школы, то до конца учебы будешь драить замок, как последний домовой эльф!
- Это было просто зелье для мадам Помфри. Я упал и разбил сосуд, – оправдывался Снейп, морщась от боли и пытаясь освободиться.
- Враньё! - продолжал орать Филч. Даже не замечая, что между пальцев у него струится кровь, он вцепился в запястье Северуса как раз в том месте, где был порез.
- Мистер Филч! Он не виноват! Его просто толкнули! - локтями расталкивая любопытных студентов, к ним пробиралась Лори Уайт.
- Как же, не виноват! Все вы здесь заодно! Только дай вам волю – весь Хогварц загадите или вообще превратите в развалины!
- ОТПУСТИТЕ, ВЫ ЧТО, НЕ ВИДИТЕ? У НЕГО ЖЕ КРОВЬ! – заорала маленькая ведьма и с силой дернула Филча за рукав.
- Да пустите же! Я не собираюсь убегать от Вас! – одновременно с Лори рявкнул Снейп, вырываясь из рук смотрителя.
- ЧТО ЗДЕСЬ ПРОИСХОДИТ? – перекрывая шум, прогремел голос профессора Эссенса.
Всё мигом стихло, и студенты расступились, давая дорогу суровому декану Слизерина. Тот быстрым взглядом окинул место происшествия: кругом битое стекло, фиолетовые пятна зелья на белой мраморной лестнице, брызги на стенах, под ногами Филча - пробка от сосуда; бледный Северус Снейп, выдергивающий осколок из окровавленной руки, и маленькая ведьма с позеленевшим от злости лицом, готовая растерзать смотрителя.
- Все ясно! – холодно произнес Эссенс. – Мой студент упал с лестницы и разбил сосуд с зельем, которое нес в больничное крыло. Это произошло случайно, мистер Филч. Но не волнуйтесь, – добавил он, заметив, как перекосилось лицо смотрителя, – они оба будут наказаны за то, что нагрубили Вам. Итак, десять баллов с Равенкло, – он кивнул Лори Уайт, – и вместе со Снейпом Вы на два вечера поступаете в распоряжение мистера Филча. Чтобы помочь в уборке и устранить последствия этого происшествия.
Филч довольно ухмыльнулся, бросил на Лори и Северуса не обещающий ничего хорошего взгляд и удалился.
- Так, что за сборище? Быстро всем разойтись! – рявкнул Эссенс, и любопытных студентов как ветром сдуло. – Вы, мистер Снейп, направляйтесь к мадам Помфри, вылечите вашу руку и скажите, что приготовите новую порцию «Противоожога» сегодня после обеда. А вы чего ждете, мисс Уайт? Кажется, Вы шли на обед? Вот и идите!
Маленькая ведьма вопросительно посмотрела на Северуса и, лишь увидев, как он кивнул, медленно развернулась и пошла наверх. Позади слышалось раздраженное шипение - декан Слизерина отчитывал своего подопечного.

Есть Лори совершенно расхотелось, но, подумав, что Снейп от мадам Помфри придет в Большой Зал, она решила дождаться его там. Однако на обед он так и не явился, и Лори отправилась на его поиски в кабинет зельеделия: она вспомнила, как Эссенс сказал ему приготовить новое зелье взамен разлитого. Снейп действительно был там. Он задумчиво сидел перед пустым котлом, раскладывая на столе мешочки с порошками и расставляя в ряд колбы с какими-то жидкостями.
- Можно я тебе помогу, Северус? – тихо спросила Лори, заглядывая в класс.
- Что? А, это ты, Лори. Заходи!
- Будем варить противоожоговое зелье?
- Нет, я в прошлый раз сварил его почти в два раза больше, чем нужно. Отнесу мадам Помфри то, что осталось. Сейчас я хочу сделать кое-что другое… - он перебирал расставленные на столе ингредиенты для зелий и бормотал себе под нос. – Так! Вот это понадобится точно, это… оставлю на всякий случай… это убрать... это оставлю... это тоже пригодится… убрать, оставить… Всё! Лори, подай мне, пожалуйста, во-он ту большую банку из шкафа на третьей полке.
Лори взмахнула палочкой, дверца шкафа распахнулась, и указанная банка медленно подлетела к Снейпу. Тот подхватил ее на лету, поставил слева от себя и убрал со стола всё, что посчитал лишним.
- Спасибо. Всегда восхищаюсь твоими призывными и отсылающими заклятиями!
- Это было не призывное заклятие. Это «Манипулятор». Старший брат показал.
- Научишь?
- Запросто. А что ты будешь варить?
Северус хитро усмехнулся.
- Наше освобождение от Филча. Есть у меня одна идея… Если все получится как надо, - он выплеснул в котел все содержимое большой банки, – есть шансы, что смотритель не будет придираться к нам до конца учебы в Хогварце.
- Ты его отравишь? – с надеждой спросила Лори.
- Нет, у меня есть идея получше! Я хочу подарить ему суперпятновыводитель. Убьем разом двух зайцев: и нам с уборкой надрываться не придется, и Филч будет доволен.
- Решение, достойное истинного воспитанника Дома Салазара! – ухмыльнулась Лори.
Северус развел огонь.
- Надо его как-то задобрить. Просто так он не простит, что мы на него наорали. Ему мало будет поиздеваться над нами два вечера - он злопамятный.
Продолжая говорить, Северус сыпал в котел порошки и мешал зелье деревянной ложкой с длинной ручкой.
- Как-то в первом классе Филч увидел, что я зашел в холл в грязной обуви. Так он за мной потом полгода таскался и отчитывал за каждую пылинку. Достал своим ворчаньем. А чего от него еще ждать? Ему и заняться-то больше нечем, кроме как студентам жизнь отравлять. Живет один – ему даже поговорить не с кем. Хоть бы зверюшку себе какую-нибудь завел. Крысу что ли…или жабу… Так! Кипит! Теперь открой, пожалуйста, колбу с синей жидкостью…
- Зверюшку, говоришь? – Лори передала колбу и задумалась. – Трудно представить, что это должна быть за тварь, чтобы Филч к ней привязался.
- Почти готово! Осталось добавить толченый коготь шакала. Угу… перемешиваем три раза по часовой стрелке… Всё! – Северус вынул ложку из котла и положил на стол. – Отлично!
Вокруг ложки, там, куда попали капли бледно-сиреневого зелья, образовались светлые пятна. И Лори с удивлением поняла, что на самом деле столы в кабинете зельеделия покрыты прозрачным лаком, а не покрашены бледно-серой краской, как ей всегда казалось.
- Ого! Северус, ты гений! Знаешь, я тоже кое-что придумала… Не смотри на меня так! Я не собираюсь варить для Филча зелье. Я же не хочу, чтобы он нас прикончил… – усмехнулась Лори. – Слушай, ты же не ходил на обед! Давай, я попрошу домовых эльфов принести чего-нибудь? Я тут недавно познакомилась с одной из них. Знаешь, такая маленькая, пучеглазая, Тинки?
- Нет, не знаю, – Снейп пожал плечами. - Они все маленькие и пучеглазые. Но, пожалуй, ты права, прежде чем идти к Филчу, не помешает подкрепиться.
Он закрыл котел с зельем крышкой, и взмахом волшебной палочки прибрал со стола:
- Evanesce!
- Я сейчас! – Лори встала и выбежала за дверь.
Через несколько минут она вернулась, а вслед за ней, неся поднос с горкой бутербродов, стаканом и кувшином сока, в класс скользнул домовой эльф.
- Спасибо тебе, Тинки!
Лори взяла блюдо с кувшином и сама поставила на стол.
– Вот, познакомься, Северус, это Тинки. Если хочешь чего-нибудь ещё, скажи ей.
Эльфийка, закутанная в полотенце с эмблемой Хогварца, опустила поднос и поклонилась. Снейп быстро кивнул в ответ.
- Лори, а ты куда?
- Извини, мне нужно кое-что успеть сделать до встречи с Филчем. Встретимся прямо у него. Пока! – и маленькая ведьма быстро вышла из класса.
Когда она была уже в коридоре, из кабинета зелий донесся тоненький голосок домового эльфа:
- Может, господин желает чего-нибудь ещё?

Вечером, ровно в шесть, Северус Снейп постучал в дверь кабинета смотрителя.
- Заходите, заходите! – голос Филча был подозрительно приветливым.
Северус глубоко вдохнул, медленно выдохнул, изобразил на лице что-то похожее на раскаяние и вошел внутрь. К его удивлению, Филч действительно был очень доволен и даже… - ужасное зрелище! - Филч улыбался. Рядом с ним стояла Лори Уайт, и они вмести умилялись над корзинкой с маленьким серым котенком – худым и на редкость уродливым. «Так вот чем она решила задобрить Филча!»
- Добрый вечер, мистер Филч. Великий Мерлин! Какое стра… страшно-симпатичное…создание! – вовремя сумел исправиться Северус, с трудом скрыв своё потрясение.
Лицо Филча перекосила еще одна счастливая улыбка.
- Она просто чудо! Такая умная! И аккуратная, – смотритель взял кошку на руки и прижал к себе. – Красавица моя…
Маленькое пучеглазое чудовище громко замурлыкало и потерлось о небритую щёку хозяина.
- Знаете, я только что рассказывал мисс Лори, что у меня в детстве была точно такая же кошечка. Когда она умерла, я так и не нашел ей замену: добрые и красивые кошки такая редкость!
- Вы совершенно правы, мистер Филч! – громко согласился Снейп и шепотом добавил. – Лори, где ты нашла этого монстра?
Северус вздрогнул, когда кошка уставилась прямо на него и - он готов был поклясться - ухмыльнулась. Лори легонько толкнула его локтем и кивнула на котел с зельем. Момент был самый подходящий.
- Знаете, мистер Филч, я хочу извиниться за то, что нагрубил Вам сегодня. Но вы же понимаете, что я не специально пролил зелье?
- Ладно, верю, что сегодня ты не специально! – смотритель продолжал тискать кошку. - Хотя я помню, что в первом классе ты не отличался аккуратностью и…
- Я исправился! А Ваши наставления в этом очень помогли, – поспешно заверил его Северус и поставил на стол отполированный до блеска котел. – Теперь я очень ценю чистоту. Вот, посмотрите, что я принес!
- Что это?
- Я сварил новый пятновыводитель. Ведь нам с мисс Уайт нужно привести в порядок парадную лестницу.
Маленькая ведьма кивнула и закатила глаза, изображая негодование:
- Такие ужасные пятна! Может, нам пора пойти убрать их, мистер Филч?
- Конечно, конечно! Идите! Там работы не на один час. Тряпки и ведра здесь, в шкафу.
Северус и Лори быстро достали из шкафа все необходимое и уже направились к выходу, когда смотритель окликнул их:
- Постойте-ка, мисс Уайт. А как её зовут?
- Пока никак, мистер Филч.
- Прекрасно! Я назову ее Норрис. В честь моей бывшей любимицы. Ну, идите, идите. Я потом приду проверить, как у вас дела с этим пятновыводителем…

Уже через час они были полностью свободны. Увидев сияющую лестницу и стены холла, окончательно свихнувшийся от радости Филч объявил, что на сегодня хватит. А когда Северус пообещал, что сварит для него еще порцию этого «очень трудного в изготовлении» зелья, смотритель освободил их от наказания на завтра и удалился со счастливым оскалом на лице, бережно, словно фарфоровую вазу, неся в руках котелок с остатками «Суперпятновыводителя Снейпа». Костлявая страшилка Норрис уже полностью освоилась и всюду следовала за Филчем, не отставая ни на шаг.
Парочка переглянулась и облегченно вздохнула за спиной уходящего «коменданта». Кошка повернулась и громко мяукнула, будто прощаясь. Северус ошалело посмотрел на Лори и тихо, почти шёпотом, спросил:
- Скажи, пожалуйста, где ты взяла эту кошку?!
Маленькая ведьма отозвалась совершенно потерянным голосом:
- Ну… знаешь… это не совсем обычная кошка. Вернее, не совсем кошка. Кажется, я перестаралась… Пожалуйста, никому не рассказывай, кто подарил её Филчу, иначе меня убьют вместе с Норрис…
***
Через несколько недель на поляне перед Запретным лесом мародеры планировали очередное «развлечение».
- Классная идея, Рогалис! Укоротим клюв нашего Снивеллуса, - злорадно усмехнулся Сириус.
- С таким носом он сильно смахивает на дятла, – улыбнулся Джеймс.
- Ах, какие мы остроумные! - у Блэка за спиной стояла маленькая ведьма, будто выросшая из-под земли.
Она взглянула снизу вверх на Джеймса Поттера, который был почти в два раза выше ее, и с презрительной гримаской произнесла:
- Зато Северус в сто раз умнее тебя! А ты, Поттер, ты... с такой дурацкой прической ты вообще похож на пьяного ежа! Вот! - и раздвинув локтями мародеров, Лори Уайт удалилась.
Джеймс открыл рот, одурев от такой наглости, и его рука привычным жестом прошлась по взъерошенным волосам. Сириус и Рэмус, взглянув на него, расхохотались.
- Эта смешная пигалица - поклонница Снейпа? Интересно…
- Интересно другое - где она видела пьяного ежа! – давился от смеха Люпин.
- Думаю, когда она его ловила, он был еще в порядке. Вряд ли он пил добровольно! Она их, наверное, не любит…ик, – Сириус Блэк начал икать от хохота. – Луни, а представь сам процесс…
Петтигрю издал какой-то непонятный звук и показал пальцем в сторону леса. По полянке, ничего не подозревая, топал большой серый ёж.
- Что, Червехвост, хочешь провести эксперимент? – Рэмус порылся в сумке и протянул Питеру бутылку сливочного пива.
Увидев, каким глупым стало выражение лица Петтигрю, Сириус, согнувшись пополам, упал на пожухлую осеннюю траву. Теперь рассмеялся даже Джеймс, который сначала слегка обиделся на реакцию своих друзей:
- А ну-ка, давай, поймай его, Червехвост!
Питер нерешительно взглянул на ежа и даже сделал несколько шагов в его сторону, но тот, словно услышав о намерениях мародеров, поспешил скрыться в лесу.
- Ладно, в другой раз…- хмыкнул Джеймс и дернул Рэмуса за рукав. – Луни, кончай ржать! Кто эта смешная малявка?
- Лоримель Энн Уайт, – отозвался Люпин. – Я недавно заметил её в Хогсмиде с равенкловцами. И спросил их старосту, Селину, почему с ними малолетка… А она мне: - Люпин скорчил рожу, изображая недовольную гримасу Селины – «А ты не знал, что учащиеся с 3-го курса имеют право ходить в Хогсмид, если есть разрешение родителей или опекунов?»
- Она на третьем курсе? Да ей же и двенадцати нет!
- Ей двенадцать. Поступила в Хогварц в прошлом году, в конце года сдала экзамены за первый и второй курс и сейчас учится на третьем.
- Дуэты «Слизерин плюс Равенкло» - нечастое явление в школе. Да еще и разница в возрасте… Как же она спелась с нашим дорогим Снивеллусом?– Сириус озадаченно потер подбородок. – Я уже не говорю о милой репутации, общительности и ангельском характере Снейпа…
- Это всё старый слизеринский крокодил, Эссенс. Он попросил Снейпа позаниматься с ней зельями за третий курс. Даже свою лабораторию выделил!
- Смелый поступок – отдать свою лабораторию этой парочке! – ухмыльнулся Джеймс. – Страшно подумать, что они могут там наварить!
- Эти могут не только зелье сварить. Вы что, не слышали, как их Филч боготворит? - вмешался Петтигрю.
- А при чем тут Филч? – спросил было Сириус, но вдруг сам понял, в чем дело… – НОРРИС?! Да их убить за это мало!!!


Полная версия "Худшего воспоминания Снейпа" (дополнение к гл. 28 "Ордена Феникса" - "Snapes Worst Memory")


------------------------------------------------------------------------
Последовала ещё одна вспышка света, и Снейп снова
перевернулся вверх ногами в воздухе.
- Кто хочет увидеть, как я сниму трусы со Снивелли?
«Орден Феникса», гл.28
------------------------------------------------------------------------

…После таких слов Джеймса любители острых ощущений обратили более пристальное внимание на эту сцену. Но мародёры, потеряв бдительность, упустили из виду одну маленькую деталь - на поляне, небрежно держа в руке волшебную палочку, появилась Лори. При виде развлекающихся мародёров на её лице появилась крайняя степень отвращения, а в тёмно-зелёных глазах вспыхнули злые огоньки.
- Assio! - словно горсть карандашей, Лори собрала в воздухе левой рукой палочки Снейпа, Поттера и Блэка. – Vingardium Leviosso!
Джеймс и Сириус повисли в воздухе, едва касаясь травы. Ещё один взмах руки – и Северус снова перевернулся ногами вниз и подлетел ближе к маленькой ведьме. Тут Питер Петтигрю опрометчиво привлек к себе внимание истеричным воплем и, сразу же лишившись палочки, присоединился к своим левитирующим друзьям.
Затем маленькая ведьма снова взмахнула рукой и уже в третий раз повторила обычное Vingardium Leviosso, добавив в конце ещё одно коротенькое заклинание, довольно странно его прокомментировав:
- Это для надёжности. И для полноты впечатлений вам, гриффиндорским уродам…
Люпин, наконец, оторвался от книги и решил вмешаться.
- Но ведь староста не станет обижать маленькую девочку? – испуганно пискнула Лори.
Это сработало: он замешкался, и девочка, быстро разоружив его, предупредила:
- Пожалуйста, Люпин! Лучше сиди, где сидел …

К этой сцене уже давно со всех сторон подтягивались любопытные студенты, но их количество резко возросло, когда у Джеймса прорезался голос:
- Ах ты, маленькая дрянь! Отпусти немедленно! Ну, погоди, белобрысая гадина! Ты еще пожалеешь! Лучше по-хорошему отдай мою палочку! Мерзкая, мелкая, противная, глупая…
Несколько минут Лори, гадко улыбаясь, с нескрываемым удовольствием слушала и наблюдала, как Поттер орал, болтая в воздухе ногами и руками, пытаясь хоть на дюйм сдвинуться с места. Рядом с ним Сириус Блэк, дергаясь, бормотал какие-то проклятия, лишь Петтигрю висел молча и не шевелясь – он даже дышать старался очень тихо и осторожно.
Наконец, когда ей всё это наскучило, Лори бросила волшебные палочки мародеров под ноги на траву, оставив в руках только свою и Снейпа. Потом что-то пробубнила себе под нос и, быстрым движением очертив над землёй круг, взмахнула рукой, будто отбрасывая что-то прочь. Палочки мародёров взмыли в воздух, пролетели несколько десятков метров и скрылись в ветвях Дракучей Ивы. Послышались удивленные возгласы.
Люпин тихо выругался и, увидев, что на него больше не обращают внимания, всё-таки решился подойти к друзьям, продолжавшим пинать воздух.
- Лори, мне хотелось бы спуститься на землю, – сдержанно прозвучал голос Северуса Снейпа, который, скрестив на груди руки, висел в воздухе рядом с маленькой ведьмой.
Он выглядел почти спокойным, только был бледнее обычного, а в глазах сверкали стальные искорки.
- Конечно, Северус! Прости, что пришлось долго ждать, только... - она приблизилась, сделала ему знак наклониться и шепнула что-то на ухо.
- Хорошо, обещаю! – Снейп кивнул, взял Лори за руку, и его ноги коснулись земли.
А Ремус Люпин, тем временем ничем не мог помочь своим друзьям. Ему только удалось согнать их поближе друг к другу, «в кучку».
Вдруг Питер громко застонал – он увидел, что Лори вернула Северусу волшебную палочку. На поляне воцарилось молчание: Снейп не был особо популярен среди учеников Хогварца, но его способности были слишком хорошо известны. Уже через несколько недель после того как он поступил в школу, его благоразумно стали обходить стороной даже некоторые старшекурсники – первогодка-Северус знал столько проклятий, сколько не снилось многим выпускникам.
Кажется, шутки действительно закончились! Испуганных лиц стало значительно больше, чем любопытных, и только слизеринцы выделялись из общей массы студентов отвратительно-радостными ухмылками: Розье, Вилкс и Эйвери как раз пытались подойти поближе, чтобы рассмотреть все до мельчайших подробностей. За ними, чинно держа под руку высокую темноволосую Беллатрикс Блэк, пробирался Рудолфус Лестранж.
Мародеры находились в напряжённом ожидании.
- Ну, чего ждешь, Снивеллус? - проорал Джеймс. - Давай уже, пользуйся случаем!
- Послушай, Северус.... - начал было Люпин разумным тоном старосты, когда Червехвост издал какой-то странный хрип и, кажется, потерял сознание.
При виде повисшего в неестественной позе Петтигрю тонкие губы Снейпа изогнулись в брезгливой ухмылке:
- Храбрость, достойная Годрика Гриффиндора! Жаль, что я всего лишь из Слизерина и у меня недостаточно смелости, чтобы напасть на безоружных противников... - он поднял с земли свою сумку, повернулся спиной к мародёрам и, взяв Лори за руку, повел ее прочь.
- Ты был не настолько уверен в себе без этой маленькой зеленоглазой гадюки, - прошипел ему вслед Сириус.
Джеймс тоже решил попрощаться:
- Мы еще продолжим нашу беседу о нижнем белье, Снивелли!
Северус остановился и резко развернулся на каблуках. Его лицо сначала стало багровым, затем побелело. Те, кто были ближе к нему, попятились, увидев, как брови Снейпа сошлись в одну линию. Его губы были плотно сжаты, а взгляд выражал такое, что многим захотелось убежать, испариться или провалиться сквозь землю - лишь бы быть от него подальше.
- Нет, "мистер Квиддич"! Мы продолжим и закончим прямо сейчас.
Лори хотела что-то сказать, но он уже взмахнул своей палочкой. Джеймс Поттер перевернулся и повис в воздухе в таком же положении, в каком еще недавно висел сам Северус: мантия упала вниз, закрыла лицо, опутала руки. Голые ноги в носках и кроссовках торчали вверх.
- А теперь...– Снейп вновь направил волшебную палочку на Джеймса, но тут на его руке с диким хохотом повисла Лори.
И со всех сторон вдруг тоже послышался смех. Начавшийся с неуверенного хихиканья тех, кто стоял ближе, он постепенно перерос во всеобщий дружный хохот, а кое-где просто в истерическое ржанье. Причиной стали галантерейные пристрастия Джеймса Поттера, которые оказались намного изощреннее простого серого белья будущего профессора зельеделия: длинные, почти до колен, обтягивающие панталоны сумасшедшего ярко-синего цвета с золотым поясом. А ещё на них золотыми же нитками были вышиты машущие крылышками Проныры и надписи «Quidditch forever».
Лучи яркого летнего солнца отразились от золотой вышивки и пояса, и сотни солнечных зайчиков запрыгали по траве, листве растущих рядом деревьев, лицам мародеров и наблюдателей, заставляя жмуриться, когда отраженный свет попадал в глаза. Смех вскоре стал перемежаться всхлипами, икотой и тихим подвыванием, а несколько студентов из Хаффлпаффа, согнувшись от хохота, и вовсе рухнули на траву.
Возможно, Снейпу стоило огромных усилий не расхохотаться вместе со всеми, но на его лице появилась всего лишь ядовитая усмешка:
- Ну-ну... О вкусах не спорят! Но теперь, я полагаю, тема закрыта, - он сказал это достаточно громко и внятно, чтобы его смогли услышать все присутствующие и, взяв под руку свою маленькую зеленоглазую подружку, удалился.
Они отошли достаточно далеко, чтобы никто не мог им помешать и, выбрав место, уселись на траву. Стоял прекрасный летний день, и было так приятно просто сидеть рядом на берегу озера и молча смотреть на воду.
- Северус, ты же не станешь долго расстраиваться из-за этих идиотов? – через несколько минут осторожно спросила Лори. - Тем более, сегодня они получили по заслугам. Вот только Лили ты, по-моему, зря обидел.
- Сам не знаю, как так получилось. Ну… извинюсь как-нибудь!
Он отвернулся, сделав вид, что ищет что-то в своей сумке, и, наткнувшись на черновики и расписание сдачи «СОВ», нашел повод сменить тему:
- А почему ты не спрашиваешь, как прошел экзамен?
- Я и так знаю. Это же твой любимый предмет! По Защите от Темных Сил ты получишь высший балл и твоя работа будет лучшей в школе, - Лори улыбнулась. – Гриффиндорские клоуны просто удавятся! По Защите им до тебя далеко! А из-за зелий тебе переживать вообще неприлично!
- Не уверен... с Защитой все намного проще: знания плюс небольшая практика, а также немного смелости и хорошая реакция. А зелья…
- Ну что для тебя такого особенного в зельях?!
Северус задумался, пытаясь найти нужные слова:
- Знаешь, зельеделие - это не просто точная колдовская наука, это прежде всего тонкое искусство, – в его глазах появился блеск. - Вспомни, какое это волшебное зрелище, когда над тихо кипящим котлом поднимается мерцающий серебристый пар… Не нужно бормотать заклинания и размахивать палочкой… Зелья… Они крадутся по венам, лишают разума, обостряют чувства, порабощают и освобождают. Печаль, покой, почёт, восхищение, слава и храбрость, разлитые по сосудам! Мучительная и легкая смерть, живая вода...
Снейп говорил о зельях, а маленькая ведьма не отводила от него восхищенного взгляда и слушала как зачарованная…
- Знаешь, Северус, ты, наверное, единственный во всей школе, кто способен освоить тонкости зельеварения. В лаборатории Эссенса ты - как рыба в воде! Когда ты варишь зелье, то замечаешь самые малейшие отклонения и неточности... Даже качество ингредиентов определяешь, лишь один раз глянув на готовое зелье!
Он неопределенно пожал плечами:
- Ну, это же элементарно… При желании каждый может.
- Неужели? – Лори ехидно улыбнулась и протянула ему пергамент. – Вот! Оцени мои последние достижения!
Северус развернул свиток и прочитал отзыв преподавателя, написанный внизу крупными красными буквами:

«Подготовка ингредиентов, состав и процесс изготовления зелья описаны совершенно правильно. При изучении фляги с зельем обнаружено следующее:
1. Цвет, запах и консистенция состава полностью соответствуют норме.
2. Данный состав достоин быть включенным в список самых сильных и труднообнаружимых ядов.
Без оценки.
Проф. Эссенс»

- С каких это пор в школьную программу входят яды?
Он непонимающе взглянул на Лори, и маленькая ведьма раздраженно ткнула пальцем в название работы.
- «Универсальное противоядие»? - Снейп захохотал. – И внешне зелье выглядит как надо?! Потрясающе!!! Как тебе это удалось?
- Только благодаря занятиям с тобой! Вернее, как говорит старый слизеринский крокодил: «Несмотря на самоотверженную помощь Северуса Снейпа!»
Он попытался ответить, но Лори его перебила:
- Только, пожалуйста, не надо говорить, что для меня это уже большой прогресс, и вспоминать про оранжевый «Глоток мира»!
Северусу стоило больших усилий, чтобы сдержать очередной приступ смеха.
- Не сердись, я не хотел тебя обидеть.
- Да ладно, не извиняйся, – фыркнула Лори, пряча пергамент. - Я давно знаю, что зелья для меня… особый случай. Наверное, это безнадёжно...
- Не расстраивайся, научу я тебя варить противоядия. Ну и пусть с зельями не сразу получается! Зато Флитвик просто без ума от твоих заклинаний... Кстати, половина из них явно не входит в школьную программу, а о некоторых я раньше вообще не слышал.
- Пришлось бы услышать, если бы ты был единственной сестрой у десяти старших братьев-колдунов, которым от двадцати до восьмидесяти лет. А так как у старших дети уже выросли, а у младших их пока нет, то каждый считает своим долгом уделить мне хотя бы полчаса в день, чтобы научить своим любимым заклинаниям. Так что в школе я просто отдыхаю… Самые старшие вообще могут запросто сами новое заклинание изобрести. Помнишь, я осенью вещи Поттера в пауков превратила? Это Бенедикт специально по моей просьбе придумал и научил меня на каникулах... Он у нас самый старший – «Мистер Совершенство»! Да и остальные тоже… Только вечно носятся со мной, как с младенцем. Каждый поучает, опекает, шагу без них не ступишь! А письма мне пишут… – Лори закатила глаза, – каждый по десять футов! Как ещё сова не надорвалась? И каждый персонально ему ответить просит и подробно рассказать про учёбу! Просто достали уже! Лучше бы метлу мою новую прислали. Вот только этого от них как раз и не дождёшься: «Маленькой девочке нельзя без присмотра летать на такой скоростной модели!». Ты слышал когда-нибудь такой бред, Северус? Всё, не буду больше судьёй, когда они играют в свой дурацкий квиддич! Пошли они к гоблинам! А новую метлу для школы я себе и сама купить могу, – маленькая ведьма хитро прищурилась, задумавшись, и что-то быстро подсчитала в уме. – Деньги-то мне, как и письма, тоже КАЖДЫЙ из братцев присылает: «Не скучай по дому, детка, и купи себе своих любимых конфет»… Да ещё родители… Точно хватит! Даже на последнюю модель! И останется ещё… - на лице Лори появилась блаженная улыбка.
Северус рассмеялся:
- Представляю, что ты вытворяешь дома! Ты не только десять, ты даже двадцать братьев с ума свести можешь!
- Да ладно тебе! Ничего такого особенного я дома не делаю! Ну, разве что, поныла тогда минут сорок, чтобы Бенедикт согласился заклинание с пауками придумать. Остальным обычно десяти минут хватает, чтобы на что угодно согласиться. Поэтому через полчаса все уже на ушах стояли и хором орали на старшего братца, а Поттера убить были готовы… вместе с Бенедиктом, из-за терпения и стойкости которого так долго мой вой слушать пришлось… Больше всех Рэндом надрывался: «Ну что тебе стоит подарить ребёнку заклинание? Она такая маленькая, её каждый обидеть может! В конце концов, она собирается всего лишь сумку превратить, а не самого этого дебила...» Да без меня они бы просто со скуки умерли!.. А что это я всё про братьев болтаю? Северус, у меня же для тебя подарок есть!
- Подарок?
- Подарок к твоей аттестации на СОВУ. Вот! - маленькая ведьма достала небольшую серебряную шкатулку.
На её крышке был изображен котел с зельем с разведенным под ним огнём, а в углах и по краям были руны, буквы, цифры и какие-то формулы. Лори протянула Северусу маленький ключик, и, открыв шкатулку, он увидел внутри стоящие рядами сосуды: тонкие, шарообразные, с узким и широким горлышком, в форме цилиндра, конуса... Одни были прозрачными, другие - из темного или цветного стекла и даже серебряные и медные, которые предназначались для особых зелий. На внутренней стороне крышки располагались футляр со сложенными весами и различные приспособления: мерные ложечки и стаканчики, пинцеты, гирьки, ножички, иглы, скребки и прочие инструменты. По бокам на разном уровне открывались два ящичка, с ингредиентами для зелий. Брови Северуса Снейпа поднялись от удивления, когда он узнал некоторые из них.
- Шкурка бумсленга? Драконьи чешуя и кровь?! Коготь сфинкса?! Толченый рог вайверна и волос единорога!!! А это что?.. Мерлин и Моргана!!!
- Всё, что нужно Профессору Зельеделия, - улыбнулась Лори.
- Ты хоть представляешь, что в этом ящичке? Где ты это взяла?
- На Дрянналлее…
- ГДЕ???
- Ну… Знаешь, когда мы в прошлый раз с Бенедиктом на каникулах ездили в Лондон, он как-то разрешил мне одной в магазин сходить. За конфетами…



Спокойствие – только спокойствие!


- Колдовская дуэль? Ты бредишь, Поттер?
- Струсил, Снивеллус? – хмыкнул Блэк.
- Я не собираюсь попадать в Азкабан за убийство каких-то придурков! - Снейп презрительно фыркнул. – И вовсе не стремлюсь вылететь из школы, в отличие от вас.
- Ах ты, дятел! Кого это ты назвал придурками? – Сириус снова полез на рожон.
Джеймс удержал его, дернув за рукав, чтобы спокойно договориться со Снейпом: он совсем не хотел, чтобы сорвалось задуманное им развлечение.
- А если мы установим особые правила?
- Какие, к троллям, правила?!
- Например, такие: можно использовать любые заклинания, но нельзя причинять серьёзных физических увечий. Просто пусть каждый из нас покажет, на что он способен как колдун. Только мы двое – друг против друга, а остальные наблюдают и не вмешиваются!
- Долго учил такую длинную умную фразу, Поттер? – равнодушно осведомился Северус, разглядывая свои ногти.
Но Джеймс не обратил внимания на издёвку – он понял: раз Снейп ещё не ушёл, значит, удалось его заинтересовать…
- Любые заклинания, но без серьёзных увечий? Интересно… Скажи-ка, Поттер, а как предполагается определить победителя такой «дуэли»? Голосованием мародёров?
- Победит тот, кто заставит другого признать поражение!
- Ого! Любопытно... Всё продумал заранее, да? - Северус задумчиво провёл мизинцем по своим тонким губам и как бы невзначай спросил - Эй, Блэк! А до тебя уже дошло, кого минут пять назад я назвал придурками?
И тут же, не дав Сириусу времени опомниться и ответить, рявкнул:
– Ладно, Поттер, я согласен!
- Завтра в восемь в трофейной…
- Только на моих условиях, – холодно оборвал его Снейп и, не обращая внимания на презрительную ухмылку Блэка, продолжил. – Без единой царапины и трансформаций внешности. Чтобы не было формального повода исключить нас и не пришлось бы объяснять мадам Помфри, почему у зелёного в крапинку скунса есть синие рога и розовые копыта, и не умолять сделать из него ищейку для квиддичной команды Гриффиндора. Мы же хотим выяснить, кто из нас сильнее в колдовстве, а не в вивисекции, правда, Поттер?
- Согласен, Снейп! Пусть это будет демонстрация искусства, а не садизма… И мне также не хочется объяснять мадам Помфри, почему старый слизеринский крокодил так обожает оранжевого лысого тукана с заячьими ушами на ж… в смысле, вместо хвоста… – в тон ему ответил Джеймс.
- До завтра! – фыркнул Северус и, резко развернувшись на каблуках, отправился в подземелья.
- Слабо драться серьёзно, Снейп? – прошипел ему вдогонку Сириус.
- Слабо держать себя в руках, Блэк? – ласково улыбнулся Северус.

- А ведь он прав… Его условия сложнее, - задумчиво пробормотал Джеймс, когда Северус скрылся за поворотом.
- Ну, это, конечно, накладывает определенные ограничения с выбором заклинаний, – согласился Сириус. – Но ты же их столько знаешь…
- Он знает не меньше! – возразил Джеймс. – А для победы на его условиях нужны железные нервы и холодный расчёт… Надо же - «победа без единой царапины!»
- Кто сорвётся первым и нарушит уговор, будет выглядеть слабаком, – согласился Люпин. - Нужно следить за тем, чтобы даже случайно не ранить соперника. Но ты забыл ещё кое-что… Как у тебя с Окклуменцией, Рогалис?
- Даже если Снивеллус умеет это, думаешь, он посмеет? – засомневался Блэк.
- Ещё как посмеет! Хотя бы из чисто научного любопытства… - Джеймс изобразил, что водит пальцем по обложке книги. – Результаты исследования С.Снейпа: «Реакция на Легалименцию».

***
Маленькая ведьма уже полчаса изводила его своим нытьём:
- Северус, ну пожалуйста! Возьми меня с собой!
Они варили очередное зелье, и Лори повторяла свою просьбу после выполнения каждого пункта рецепта. До получения готового зелья оставалось ещё, по крайней мере, строчек двадцать, а он уже раз сто пожалел, что рассказал о предстоящей сегодня встрече с мародёрами и честно объяснил, почему занятия закончатся раньше.
«И кто дергал меня за язык?! Ведь мог просто рявкнуть, что занят!»
Лори всыпала в котёл очередную порцию порошка лунного камня, перемешала и начала всё сначала:
- Северус, неужели ты пойдёшь совсем-совсем один?
- Да!
- И никого-никого с собой не возьмешь?
- Нет!
- Ну, пожа…
- Убавь огонь и перемешай!
- А почему ты не хочешь взять никого из Слизерина?
- Кого? Лестранжа? Эйвери? – он презрительно фыркнул. – Такая дуэль выше их понимания. Вот если бы это был простой маггловский мордобой, тогда другое дело!
- Но их же четверо, Северус…
- Трое вмешиваться не будут.
- А вдруг…
- Я сказал - НЕТ!.. А-а, чёрт!!! Этого ещё не хватало…
Над котлом взвились синие и зелёные искры - зелье было испорчено. Снейп схватил Лори за руку, чтобы оттащить от котла, и загородил её широким рукавом своей мантии. Он успел, как всегда, вовремя: через секунду котёл взорвался. Хорошо ещё, что сегодня они были просто в классе, а не в лаборатории! Иначе бы Эссенс с них шкуру спустил – не дай Бог разбить его «сверхценные маринованные мерзости», как называла их Лори.
- Я же просил тебя убавить огонь, - прошипел Снейп, пытаясь очистить одежду от густого темно-зелёного варева.
- Давай я, Scourgify! – маленькая ведьма одним мановением волшебной палочки убрала пятна с его мантии, и они вместе приступили к уборке на столе…
- Ну, пожалуйста, Северус! Я обещаю сидеть тихо-тихо…
- Что? Опять?!
- …и никого не буду трогать… Даже психа-Сириуса!
Снейп строго сдвинул брови и собрался ещё раз рявкнуть пострашнее. Но, увидев, как Лори со злыми искорками в тёмно-зелёных глазах пытается придать своему личику совершенно ангельское выражение, рассмеялся:
- Ладно, сдаюсь!

Через пару часов они встретились у Большого Зала, вместе поднялись на третий этаж и направились к одному из входов в трофейную через длинную галерею, уставленную оружием и доспехами.
В окна лился свет уже заходящего солнца, от которого золотые и серебряные кубки, доспехи и статуи мерцали зловещими красными бликами. Мародёры уже были там. Они вошли через вторую дверь – из коридора.
Ремус Люпин с мрачным видом бродил вдоль стен и зажигал факелы. Остальные стояли у двери и о чём-то переговаривались.
- Не забывай, что обещала вести себя хорошо, – тихо напомнил Северус.
Лори кивнула, пробормотала: «Угу» - и наложила на дверь, которую он только что запечатал, дополнительное непроницаемое заклятие. Теперь из галереи нельзя было ни войти, ни услышать, что творится в трофейной.
Джеймс Поттер, увидев, что соперник уже прибыл, пошёл ему навстречу. Он остановился метрах в двух от Лори и Снейпа – как раз посредине зала - и сдержанно кивнул Северусу, который в ответ резко дёрнул головой. Лори с ехидной улыбкой сделала реверанс и отправилась к «секундантам» Джеймса.
- Вы только посмотрите, кто у Снейпа вторым номером! – с издёвкой раскланялся перед ней Сириус и сделал страшные глаза. – Разве ты не знаешь дуэльный кодекс, детка? Если со Снейпом что-нибудь случится, ты должна будешь занять его место! Не боишься, малышка Уайт?
- Не боюсь, старичок Блэк! В отличие от тебя, у меня нет шансов на участие: Северус уделает Джеймса за пару минут, - парировала Лори
От наглости маленькой ведьмы у Петтигрю в очередной раз отвисла челюсть.
- Закрой рот и дверь, через которую вошёл, – холодно бросила ему Лори.
Питер изо всех сил дернул дверную ручку.
Маленькая ведьма закатила глаза и, пробормотав что-то подозрительно похожее на «дебил», отодвинула Петтигрю и запечатала дверь двумя заклинаниями. А затем направилась к Люпину, который уже заканчивал возиться с освещением. Без всяких предисловий она спросила:
- На шкафы защиту ставить?
- Что? А? Да!.. Привет, Лори… Я думаю, что они и так должны быть защищены, но осторожность не помешает.
- Ладно! Я справа, ты слева…
Несколько минут Лори и Ремус бродили вдоль стен и ставили магические барьеры вокруг хрустальных шкафов с кубками, медалями и прочими наградами. Когда они закончили, все собрались вместе и по общему согласию решили, что поединок состоится в центре зала, а наблюдатели будут располагаться по четырём углам трофейной.
Сириус и Питер встали за спиной Снейпа – лицом к Джеймсу, а Лори и Ремус, соответственно, – напротив Северуса. Командовать поручили Люпину, который согласился с большой неохотой: он считал, что, как староста, вообще не должен здесь находиться, но деваться было некуда.
Джеймс и Северус сошлись в центре зала, одинаково сдержанно поклонились, затем, словно фехтовальщики рапирами, отсалютовали друг другу волшебными палочками и подняли их перед собой. Лори никогда ещё не видела в чёрных глазах Северуса такого странного холодного блеска.
Ремус скомандовал: «Раз – Два - Три!» - и дуэль началась.
Больше получаса противники осыпали друг друга снопами разноцветных искр, которые были лишь побочными эффектами при отражении заклинаний и не причиняли никакого вреда. Они создавали стены пламени и бегущие огненные дорожки, заставляя противника отступить, выпускали из своих волшебных палочек змей, скорпионов и пауков, одновременно пытаясь уничтожить тварей, насылаемых соперником. Они использовали барьерные заклятия, отражали нападение контрзаклинаниями… Это было более чем красиво! При каждом взмахе их палочек в зале вспыхивал свет, что показало всю бесполезность работы по разжиганию факелов. Лори подумала, что без факелов было бы гораздо интереснее: вспышки и искры были разноцветными и в темноте можно было бы лучше понять, что происходит, - какие заклинания используются, и где и как они блокируются.
Это были просто показательные выступления по магической защите! Высший класс! И пока - стопроцентная ничья. Самое большее, что они могли сделать, - пытаясь сбить противника с ног, заставляли друг друга пошатнуться, отступить на пару шагов назад или встать на одно колено. Джеймс и Северус стоили друг друга! Только иногда наблюдателям не было понятно, что именно они делают: временами они стояли по несколько минут молча и совершенно не двигаясь…
Вскоре стало ясно, что при таком раскладе речь идёт уже не о колдовстве, а о простой физической выносливости: кто быстрее устанет, тот раньше и ошибётся… Лори начала волноваться: ей показалось, что Северус выглядит чуть бледнее, чем обычно, хотя движения его были по-прежнему быстрыми и точными, а на лице, которое оставалось спокойным и равнодушно-холодным при защите, при нападении все так же появлялись тонкая ухмылка или довольный оскал. Оценить состояние Джеймса она не могла, так как он стоял к ней спиной. Оставалось лишь ждать и гадать: когда и чем это закончится, как вдруг случилось что-то невероятное.
Джеймс и Северус практически одновременно что-то выкрикнули, и из их палочек вырвались два совершенно одинаковых малиновых луча – похоже, они одновременно использовали «Сногсшибатель». Два заклинания встретились, и направление удара изменилось: снопы света брызнули во все стороны, и малиновая волна смела со стен защитные заклинания Лори и Ремуса, с невообразимым грохотом разнесла шкафы, вышибла окна, расшвыряла по залу школьные трофеи, статуи и доспехи и рикошетом сбила Снейпа и Поттера. Причем, второму, похоже, досталось больше: он лежал не двигаясь, в то время как Северус почти сразу вскочил на ноги и, тряхнув головой, одновременно с Сириусом, Рэмом и Лори рявкнул: “Finite Incantatem!”.
Затем все бросились к Джеймсу, который всё ещё не двигался. Первым подбежал Сириус, который тут же схватил его в охапку и начал трясти, как сумасшедший.
- Добить хочешь? – равнодушно поинтересовался слизеринец.
Блэк перестал трясти друга и уставился на Снейпа таким ненавидящим взглядом, что любой бы убежал без оглядки. Любой, но только не Северус, который просто достал из складок своей мантии маленький пузырёк и протянул Люпину:
- Дай ему понюхать! – тихо скомандовал он.
Блэк хотел что-то возразить, но Ремус послушался, и через секунду Джеймс открыл глаза.
- Отлично! – сказала Лори. – А теперь быстро сматываемся отсюда. Сейчас тут будут Филч, деканы и вся школа!
Но Поттер только тряс головой и, похоже, не совсем понимал, где находится. О том, чтобы он шёл сам, не могло быть и речи. Лори раздражённо зашипела на Петтигрю:
- А ты-то что стоишь, идиот!? Быстро открывай дверь – снимай заклинания!
Питер побежал к двери, через которую входили мародеры, а Лори о чём-то быстро договорилась с Люпином, и через пару секунд Рем огласил результаты их «совещания»:
- Идите за Питером, а мы запечатаем все двери и немного задержимся в галерее, чтобы вы успели уйти в проход за гобеленом.
Снейп перевёл взгляд с Джеймса на Лори, но она покачала головой:
- Нет, Северус, я с Ремом. Помоги Блэку – от Петтигрю пользы никакой! А задержать Филча проще с Люпином – он же староста. Пожалуйста, иди! Встретимся у Тинки…
Подхватив Джеймса Поттера под руки, Снейп и Сириус бросились за Питером Петтигрю. Ремус хотел пойти закрыть за ними дверь, но Лори остановила его. Не сходя с места, она с грохотом запечатала дверь каким-то заклинанием, выпустив из своей волшебной палочки луч темно-синего света, и потянула Ремуса за рукав в сторону галереи.
Они хорошенько закрыли трофейную, дошли до середины галереи и сделали вид, что уже довольно давно воркуют тут о чём-то до неприличия милом. И ворвавшийся из коридора Филч застал романтичную сцену: правильная девочка из Равенкло - Лоримель Уайт, смущенно потупив глазки, прохаживается вдоль галереи под ручку со старостой Гриффиндора – Ремусом Люпином.
- Добрый вечер, мистер Филч… – Лори подняла на смотрителя взгляд смущенного ангелочка. – Извините, что мы так поздно здесь ходим… Мы сейчас уйдём.
- Вы никого здесь не видели? - грозно спросил Филч.
- Нет, сэр, – ответил Люпин и покраснел, как рак.
- А давно вы здесь?
- Мы встретились в половине девятого, сэр!
Филч подозрительно посмотрел на них и поковылял к двери в трофейную, изредка оглядываясь и тихо бормоча себе под нос:
«Не рановато ли этой малышке ходить на свидания? Да ещё и со старостой Гриффиндора. И куда только её слизеринский дружок смотрит?!»
- Чувствую себя вруном и мерзавцем! – прошептал Ремус на ухо Лори, одновременно изображая для Филча улыбку влюбленного идиота…


Разоблачение


- Все свободны, кроме мистера Джеймса Поттера и мистера Северуса Снейпа!
Тон профессора Эссенса не предвещал ничего хорошего. И на это, естественно, была причина.
Студенты собирали свои вещи и шли к выходу из кабинета зельеделия. Только двое молодых людей в подпаленных робах, с сажей на лицах и руках, задержались.
- Так, так… Вы, двое, всё никак не можете успокоиться?.. – декан начал тихо и вкрадчиво, но постепенно повышал голос, в конце концов сорвавшись почти на визг. – А вам не приходило в голову, что ваши бесконечные разборки уже достали всю школу? Пять лет я смотрел на это сквозь пальцы, но сегодня вы, господа, перешли черту… ВЫ СОРВАЛИ МОЙ УРОК!!!
Студенты сосредоточенно пытались привести в порядок себя и свои столы…
- Подойдите сюда!!! – рявкнул Эссенс и ткнул пальцем в каменный пол перед собой.
Через секунду оба провинившихся стояли у стола преподавателя: Джеймс Поттер, смотрящий на учителя с откровенной неприязнью, и Северус Снейп, равнодушно уставившийся в пол.
- Ну, от Гриффиндора всегда можно ожидать нарушения дисциплины: их распущенность – следствие невообразимой мягкости Минервы МакГонагалл, – профессор одарил Джеймса взглядом, полным презрения.
- Возможно, сэр, я просто нечаянно перепутал мумиё с экстрактом мирры… - отозвался тот, пытаясь придать своему лицу невинное выражение.
- Неужели? – ласково поинтересовался Эссенс. – Это на шестом-то курсе?! А где Вы его перепутали, Поттер, позвольте спросить? В котле у Снейпа?!
Джеймс низко опустил голову, чтобы скрыть усмешку.
- А Ваше поведение, Северус! Вы же из Слизерина!!! – рявкнул преподаватель, но после небольшой паузы снова продолжил ласково и с противной ухмылкой. - Кстати, я так и не понял, что именно Вы подсыпали в зелье Поттеру во время замешательства, вызванного взрывом Вашего собственного котла, но эффект был… более чем потрясающий!
Теперь была очередь Северуса прятать довольную улыбку: он вспомнил облако плотного черного дыма и сноп пурпурных искр, вырвавшиеся из котла Джеймса, истеричный визг и посиневшее от страха лицо Петтигрю, вылезшие на лоб глаза Люпина и страшный грохот, с которым Блэк упал на пол. Причём, когда ему сверху на голову опрокинулся котёл, Сириус так замысловато выругался, что эту фразу немедленно записала добрая половина класса и даже сам Эссенс.
- Просто чудо, что никто серьезно не пострадал! Вы, безусловно, заслужили наказание, джентльмены. И прежде всего я напишу вашим отцам! Хотя… - профессор задумался – …если учесть, что они вытворяли в вашем возрасте… Да-а… Но я всё-же придумаю для вас что-нибудь особенное!
Провинившиеся молчали.
- Мерлинова борода! Чуть не забыл! Ваших товарищей я жду сегодня для отдельной беседы. Всю четвёрку: Блэка, Петтигрю, Люпина и мисс Уайт! Передайте им, чтобы явились в шесть часов в мой кабинет, – с мерзкой улыбкой потребовал Эссенс.
Увидев удивленные лица своих учеников, декан с издёвкой поинтересовался:
– А вы думали, что можно разнести всю трофейную, и об этом никто не узнает? Это только Филч не догадался, в чём дело, встретив в оружейной галерее «влюблённую парочку». Как трогательно: ангелочек-Уайт и староста-Люпин! А вы в это время, наверное, беседовали где-нибудь о погоде, не так ли?
Профессор выдержал театральную паузу, но так и не дождался ответа.
- Молчите?! Двум великим волшебникам стало тесно в одной школе, и они устроили дуэль?! - профессор снова перешел на крик. – Я не знаю, каким чудом вы не угробили друг друга, но по оставленным там разрушениям и следам заклинаний нетрудно было догадаться, чьих это рук дело! А ваши «секунданты»… - он повернулся к Снейпу. – Я не знаю, можно ли применить это слово к мисс Уайт?.. Ваши «секунданты» завтра займутся приведением трофейной в порядок. В полном составе: Уайт, Блэк, Петтигрю и Люпин - в Гриффиндоре даже старосты отличаются! Что же касается вас двоих… - он медленно перевел хмурый взгляд с Северуса на Джеймса и обратно, - вы будете отбывать наказание в больничном крыле. По 4 часа. Каждый вечер. Две недели! И главное, - он злорадно улыбнулся, – ВЫ ВСЁ БУДЕТЕ ДЕЛАТЬ ВМЕСТЕ. И пусть вас объединит благородное дело ухода за больными!
На лицах Джеймса и Северуса появилось такое кислое выражение, что профессор понял: в точку! Каждый из них предпочел бы сам вылизать трофейную и целый месяц выносить горшки за больными первокурсниками при условии только, что ему не придется проводить по четыре часа в день, общаясь со своим врагом.
Профессор остался почти доволен их реакцией и решил, что пора заканчивать:
- Вы должны молиться на директора Дамблдора, который по неизвестной мне причине до сих пор позволяет вам оставаться в школе. Будь моя воля – вы бы все вместе сегодня же уехали домой. Даже мисс Уайт.
Эссенс закатил глаза:
– Подумать только! Такая семья! Десять братьев, все – прекрасные колдуны, достойнейшие, уважаемые люди; старший отлично учился в Слизерине, квиддичный чемпион… И вдруг - такой кошмар! Наказание для родителей! И как Бенедикт с ней справляется на каникулах?!
Тяжело вздохнув и прервав свои причитания, профессор снова обратил внимание на присутствующих:
- Будьте завтра в пять в больничном крыле. Ясно, Поттер?! – он посмотрел на Джеймса и перевел взгляд на Снейпа. - Северус?!
В ответ дважды прозвучало: «Да, сэр!».
- Прекрасно! Забирайте свои… то, что осталось от ваших вещей после сегодняшнего погрома, и убирайтесь. Вон!
Джеймс и Северус побросали вещи в сумки и быстро покинули класс. Лица обоих выражали крайнюю досаду: оба уже предвкушали совместное «приятное времяпрепровождение». Демонстративно игнорируя друг друга, они бок о бок вышли из подземелий, поднялись по мраморной лестнице и одновременно вошли в Большой Зал…

***
Без двадцати шесть Сириус, Ремус и Питер, только что получившие по полной программе от МакГонагалл, естественно, не в лучшем расположении духа направились в подземелье на новую проповедь, где они и встретились с Лори Уайт, у которой недавно состоялась аналогичная беседа с профессором Флитвиком. Маленькая ведьма взглянула на них и, поморщившись, открыла дверь в кабинет Эссенса. Мародёры зашли вслед за ней.
В следующие полчаса все они узнали очень много нового. Например, вечернее расписание Хогварц-экспресса и скорость, с которой он может доставить их домой, а также, что сделал бы с ними Эссенс, если бы на то была его воля, и сколько раз в день они должны молиться на Дамблдора за то, что он этой воли Эссенсу не даёт…
А Лори и Сириус, кроме того, дополнительно выслушали лекцию о благородстве своих семей, достоинствах всей ближней и дальней родни и осознали, что являются «паршивыми овцами» в стадах – пардон, кланах - Блэков и Уайтов. А также от чистого сердца посочувствовали профессору, который всё никак не мог решить: плакать или радоваться тому, что они, в отличие от своих родственников, не попали в Дом Слизерина… (К слову, и Лори, и Сириус были этому, несомненно, рады.)
Свою гневную тираду декан Слизерина закончил фразой, которую просто обожала Лори: «Я уже не говорю, мисс Уайт, о том, как Вы варите зелья!..» Но когда Эссенс в конце добавил: «Несмотря на самоотверженную помощь мистера Снейпа» - Сириус довольно громко фыркнул, за что всем пришлось послушать ещё и о его способностях к зельеварению…
Минут через десять Эссенс начал рассуждать о снятии баллов: «Всё-таки от Слизерина и Равенкло было только по одному участнику, а от Гриффиндора – целых четыре!». И по известным одному только профессору зельеделия математическим закономерностям Гриффиндор лишился ста тридцати семи баллов, Равенкло двадцати пяти, а Слизерин – пятнадцати.
И добравшись наконец-то до сути их встречи, Эссенс заявил, что завтра в шесть они должны явиться в трофейную, из которой не выйдут, пока не приведут всё в порядок. Даже если им придётся провести там сутки или больше. Затем профессор мило попрощался, дважды прокричав, брызгая слюной: «Вон отсюда!»
Третий раз повторять ему не пришлось…


«День вежливости»


На следующий день Джеймс Поттер и Северус Снейп встретились лицом к лицу в пять часов вечера недалеко от Большого Зала. Они обменялись мрачными взглядами и, больше не глядя друг на друга, бок о бок в больничное крыло. У дверей госпиталя их встретил глава Дома Слизерина, немедленно потребовавший сдать волшебные палочки. Затем он открыл перед ними дверь и, мерзко ухмыляясь, жестом предложил войти:
- Добро пожаловать, джентльмены!
Они молча повиновались. Там, за дверью, их уже ждала мадам Помфри. И следующие несколько минут они (Джеймс - рассеянно, Северус – равнодушно) слушали, в чем именно заключается их работа на сегодня: прибрать и приготовить к поступлению больных только что освободившуюся палату, провести полную инвентаризацию в аптечном шкафу № 5 - слабый проблеск энтузиазма в глазах Снейпа - переписать наименования и количество снадобий, проверить срок их действия и еще несколько более мелких поручений.
Закончив давать указания, мадам Помфри кивнула профессору и, одарив студентов на прощание строгим взглядом, удалилась.
- А теперь, прежде чем приступить к работе, будьте добры, уделите мне минутку внимания, – заявил Эссенс, который, к удивлению студентов, всё ещё был здесь: по их расчетам, он должен был уйти минут пять назад.
- Думаю, вам понравится! – недобро улыбнулся декан Слизерина, доставая большое зеленое перо и пергаментный свиток внушительного размера.
Он пробормотал какое-то заклинание, и пергамент завис в воздухе между Джеймсом и Северусом, а перо расположилось над листом так, будто кто-то невидимый приготовился им писать.
- Ну, вот все и готово! Это принципиарное перо, на которое наложено весьма интересное заклятие. Я называю его «Борзописец», – подозрительно ласково разъяснял Эссенс. - Это и есть мой небольшой сюрприз. Сегодня, пока вы находитесь в больничном крыле, пергамент и перо будут всюду следовать за вами и записывать то, что вы говорите. Вернее, не всё, а только ругательства и оскорбления – те слова, которыми вы обычно выражаете друг другу степень вашей взаимной привязанности. За каждую строку, которая сегодня появится на этом пергаменте, ваше совместное наказание будет продлено ещё на один день. Удачи!
Ядовито-зеленое перо балансировало в воздухе и слегка дрожало.
Как только дверь за Эссенсом захлопнулась, Северус и Джеймс хмуро переглянулись.
- Пойду посмотрю, где там эта палата, – пробормотал Джеймс.
Но, как только он подошёл к двери, путь ему преградило перо. Оно немедленно подлетело к двери и развернулось так, что его заостренный конец был направлен прямо в лицо Джеймсу, и гриффиндорцу пришлось отступить.
- Это что ещё за фокусы?
- Видимо, ты не понял, Поттер… Эссенс сказал: «Вы всё будете делать вместе». Полагаю, на эту вещицу наложили ещё пару заклинаний, чтобы мы не разбредались слишком далеко друг от друга…
- И что теперь? – рявкнул Джеймс. – В туалет мы тоже будем вместе ходить?
- Ничем не могу помочь, Поттер, но торжественно обещаю вовремя тебя проводить, чтобы ты не испортил ковёр мадам Помфри.
Снейп усмехнулся и направился к шкафу с медикаментами.
- Иди ты Снейп к… К СВОЕМУ ШКАФУ! – вовремя сориентировался Джеймс, увидев, как перо с готовностью прыгнуло на пергамент.
Северус на секунду обернулся и, оценив картину, снова усмехнулся.
- Так-то лучше…
«Великий Мерлин, что тут за бардак!»
Джеймс продолжал стоять у двери, а Северус начал выкладывать из шкафа на стол пузырьки с зельями. Через некоторое время он предложил:
- Если ты умеешь читать, Поттер, то мог бы и помочь с проверкой срока годности снадобий.
Лицо Джеймса перекосилось, но он глянул на перо и промолчал.
- Как хочешь, – равнодушно бросил Снейп. – Но другого занятия в этом кабинете нам не придумали, а идти заниматься уборкой меня пока не тянет…
Так прошло минут десять. Северус перебирал зелья, расставленные на столе, а Джеймс просто метался по комнате из угла в угол.
Вскоре один из пузырьков с жидкостью небесно-голубого цвета и золотистым осадком привлек большее внимание слизеринца, чем все остальные. Он осторожно открыл его, понюхал содержимое и оглянулся. В углу, на столике, он нашёл то, что ему было нужно, – поднос с кувшином чистой воды и стакан.
Джеймс остановился и внимательно проследил за тем, как Северус налил в стакан воды, взболтал пузырек и отсчитал десять капель зелья.
- Что ты там пить собираешься, Снейп?
- «Эссенция умиротворения». Успокоительное средство, гасящее негативные эмоции и снимающее раздражение, - отозвался Северус и опустошил стакан одним глотком – Например, раздражение от того, что кто-то постоянно мелькает перед глазами и мешает работать. Хочешь? По-моему, тебе оно сейчас даже нужнее, чем мне…
- Ага! Я выпью, а потом окажется, что это яд, а ты заранее принял противоядие…
- Ну как же! С коварной целью осиротить квиддичную команду Гриффиндора, лишив её суперзвезды-ищейки… Обратись как-нибудь в Сент-Мунго, Поттер. Говорят, там неплохо лечат паранойю и манию величия… И глянь на досуге лекции по зельям за первый курс.
Джеймс глянул на перо и промолчал. Он ведь знал, что Северус прав, – каждый первокурсник узнает это зелье: его нельзя спутать ни с чем другим. Кроме того, становилось довольно скучно бродить в полном бездействии. Казалось, что время тянется ужасно долго. В конце-концов Поттер не выдержал и, взяв второй стул, подсел к столу с медикаментами. Не глядя на Снейпа, он с кислым лицом читал даты на пузырьках, фляжках и колбах и выкидывал просроченные снадобья. Затем Северус буквально в считанные секунды быстрыми, четкими движениями расставил оставшиеся на столе зелья, сгруппировав их в зависимости от области применения.
- Теперь осталось их переписать вот в этот журнал, - сообщил он.
Джеймс подвинул журнал к себе и взял со стола перо.
- Давай, диктуй, Снейп!
- Ладно, Поттер, пиши: «Ранозаживляющие средства». Первое…
Больше получаса Северус Снейп диктовал, а Джеймс Поттер, раздраженно морщась и жутко скрипя пером, будто гвоздем по стеклу, записывал названия и даты. Вскоре он не выдержал и, отодвинув от себя журнал, рявкнул:
- Старый поганый слизеринский крокодил!
- Тихо... – сквозь зубы прорычал Северус и взглядом указал на мигом подлетевшее к ним принципиарное перо Эссенса. – Я не собираюсь торчать тут с тобой до конца учебного года!
- Тьфу-ты! Совсем забыл про эту дрянь!
- Погоди-ка, Поттер… А вот это уже интересно…
- Что ещё?
- Эссенс - просто старый поганый слизеринский крокодил, - четко и внятно повторил Снейп слова Джеймса и уставился на зелёное перо, которое почему-то совершенно бездействовало.
Северус повторил эксперимент, добавив ещё пару ругательств в адрес декана. Перо даже не пошевелилось.
Воспитанники Домов Годрика и Салазара переглянулись с совершенно одинаковыми гаденькими ухмылками - профессор предусмотрел не всё!
- Ну как?
- Отлично! – согласился Джеймс.

Через несколько часов, когда с зельями уже давно было покончено и указанная мадам Помфри палата блистала чистотой, Джеймс и Северус, ежеминутно поминая «любимого» всеми студентами профессора зельеделия, выдали практически всё, что знали о самых мерзких тварях из курса ухода за магическими животными. И даже изобрели несколько совершенно новых довольно изящных оборотов, которым позавидовал бы сам Сириус Блэк, облитый зельем и с котлом на голове.
Когда в больничном крыле снова появился профессор Эссенс, то его изумленному взору предстало принципиарное перо, по неизвестной декану причине поменявшее свой ядовито-зелёный цвет на ярко-красный. А сам пергамент остался совершенно чистым, что на самом деле совсем не удивительно – ведь бумага, как известно, не краснеет…



О, день Святого Валентина!


Дверь с грохотом распахнулась, и в лабораторию, словно ветер, ворвалась маленькая ведьма.
- Какие у тебя планы на эту субботу? – выпалила она без всяких предисловий и приветствий.
- Добрый день, Лори! – подчеркнуто вежливо отозвался Снейп, медленно поднимая взгляд от пергамента с рецептом.
«Пропадает неизвестно где без всяких объяснений целых три дня, а потом – пожалуйста! Вламывается, как будто ничего не случилось, и даже поздороваться не соизволила!»
- Здравствуй-здравствуй, Северус! Ну так как насчёт субботы?
- Эссенс выдал мне пропуск в Запретную секцию библиотеки, и я хочу им воспользоваться.
- Отлично! Значит, планов у тебя никаких. И, раз ты не занят, я приглашаю тебя пойти послезавтра в Хогсмид.
- Ты…э-э…что имеешь в виду? – осторожно уточнил Снейп, слегка приподняв бровь.
- Ты что подумал?! Совсем обалдел!? – взвизгнула Лори, совершенно правильно истолковав его удивление. – Я приглашаю тебя не на свидание, а просто погулять! Но, конечно, если у тебя другие планы… В смысле, может, ты кому-нибудь «валентинки» приготовил, а я мешаю твоей личной жизни?
- Приготовил! Целую пачку, – огрызнулся он. – А мне прислали ещё больше!
- А могу ли я надеяться, что из всех вариантов Вы отдадите предпочтение моему приглашению, сэр? – ехидно поинтересовалась Лори. – Есть у меня шансы?
В последнее время, они довольно часто общались в таком издевательски-вежливом стиле, совершенно беззлобно поддевая друг друга.
- Естественно. Вы, мисс Уайт, вне конкуренции. Просто не терпится узнать, где и когда Вы соблаговолите назначить мне свидание, дорогая.
- Жди за завтраком сердечко с запиской, милый! – фыркнула Лори и исчезла так же быстро, как появилась.
- Ведьма, она и есть ведьма! - усмехнулся Северус и вернулся к изучению рецепта сыворотки правды.
Он был на сто процентов уверен, что обещание прислать открытку-валентинку – очередная милая шутка Лори.
Ох, не стоило недооценивать её чувство юмора! Снейп понял это на следующий день, в пятницу, - когда за завтраком в его кубке чуть не утопился маленький неуклюжий совёнок. Эйвери, сидевший рядом с ним, поперхнулся и оплевал сидящих напротив однокурсниц кофе с молоком: птенец притащил огромное розовое сердечко с причудливыми золотыми буквами и виньетками.

«Северусу Снейпу в День Святого Валентина»

Получатель «валентинки», недобро прищурившись, несколько минут задумчиво наблюдал за барахтавшейся в тыквенном соке птицей. Но в конце-концов всё-таки сжалился, достал из кармана платок, брезгливо морщась, двумя пальцами вытащил совёнка из кубка и вытер его. Птенец, моргая огромными глазами, благодарно заухал.
- Отнеси в прачечную! – рявкнул Северус, вручив «утопленнику» испачканный платок, и швырнул птицу вверх.
Совёнок скрылся. Снейп спокойно раскрыл открытку и прочитал золотистые каракули:

«С праздником, дорогой Северус!
Не соизволите ли Вы встретиться со мною завтра в три часа пополудни у ворот замка?
С нетерпением жду Вашего положительного ответа,
Лоримель Энн Уайт»

Пытаясь сделать вид, что ничего особенного не произошло, он небрежно бросил открытку на стол, налил себе кофе и молча продолжил завтрак.
«Лоримель Энн Уайт! Завтра в три часа пополудни прямо у ворот замка… Я ТЕБЯ ПРИДУШУ!!!»

- Эй, Снейп! Тебе назначила свидание эта малолетняя грязнокровка из Равенкло? – громко и совершенно не подумав о последствиях, поинтересовался Лестранж, по мнению которого все, кто не учился в Слизерине, имели изъяны в родословной.
Северус, слегка изменившись в лице, очень медленно и осторожно поставил свою чашку с кофе на блюдце и повернулся к Рудолфусу… Но тому вдруг несказанно повезло: за спиной раздался гневный рык, неизвестно откуда взявшегося главы Дома Салазара.
- Сколько раз я говорил Вам, Лестранж, чтобы Вы научились сдерживать свою чистокровную спесь! Хотя бы на людях! Тем более что у вас весьма скудные знания генеалогии. По сравнению с семьёй Уайт, Вы - просто маггл! Сразу после завтрака жду Вас для беседы в моём кабинете. И в эти выходные Вам, Лестранж, не удастся погулять в Хогсмиде! – декан перевёл взгляд на розовое сердечко и ухмыльнулся. – А Вас, Северус, можно только поздравить!
- Благодарю, сэр – холодно отозвался Снейп и вернулся к уже успевшему остыть кофе.
«Не дадут спокойно позавтракать! Ну, погоди, Лори!..»
Он по-прежнему старался делать вид, что всё идёт как обычно, хотя благодаря Эссенсу на него уже пялились не только слизеринцы, но и студенты других факультетов.
«А с тобой, Руди, у нас будет особый разговор. О чистоте крови… твоей крови!»
Одумавшийся Лестранж бормотал что-то вроде «не знал», «прости», «извини», но за столом Дома Салазара знали точно: сколько бы Рудолфус не извинялся, того, кто посмел вызвать недовольство Северуса Снейпа, не ждёт ничего хорошего. Так что волноваться Лестранжу было о чём, тем более что ему ещё предстояло объясняться с Беллой Блэк по поводу отмены свидания в Хогсмиде.
А в зал продолжали прибывать совы. Они сбрасывали на столы цветы, открытки, сувениры в форме сердечек и прочую дребедень. Кругом раздавались томные вздохи, охи и ахи…
В довершение всего этого идиотизма какой-то широко улыбающийся напомаженный придурок из Хаффлпаффа привёл в зал дюжину жуткого вида гномов с арфами и прилепленными на спине белоснежными крыльями и во всеуслышанье заявил, что за небольшую плату - в два-три сикля - можно сделать заказ на музыкальное поздравление. За столом Слизерина все, как один, брезгливо поморщились. Многие закатили глаза, прозвучала фамилия «Локхарт» и несколько диагнозов, предполагающих умственные расстройства вследствие черепно-мозговых травм различной степени тяжести. Но Северус оживился.
«Прекрасная идея! Сейчас рассчитаемся, Лори…»
Выйдя из Большого Зала, он, понаблюдал некоторое время за гномами и, выделив из них одного с самой гнусной рожей и на редкость противным голосом, подозвал к себе.
- Желаете заказать музыкальное поздравление для любимой девушки, сэр?
- Точно! – злорадно улыбнулся Снейп. – Только учти: петь надо ОЧЕНЬ громко – она неважно слышит! Понял?
Гном закивал, как китайский болванчик, и протянул пергамент со своим репертуаром:
- Какую песню желаете заказать, сэр?
Северус выбрал самую дурацкую из всех предложенных баллад, с особым садистским наслаждением отметив про себя, что она к тому же и самая длинная. Ещё одним несомненным достоинством выбранного произведения было его роскошное название «У тебя глаза зелёные, как моя тоска»! Правда, этого Снейпу всё равно показалось мало, поэтому, вручив гному галеон, он потребовал, чтобы песня была исполнена трижды - на каждой из трёх следующих перемен. И непременно до конца!
Гном, всем своим видом выражая готовность выполнить задание, кивнул ещё раз десять. А затем с арфой подмышкой, теряя на бегу белые перья из своих растрепанных крыльев, бросился «в бой»…

«Музыкальное поздравление» Северуса Снейпа, как и следовало ожидать, стало изощренной пыткой для всего четвертого курса Равенкло. Сам же Северус просто впал в нирвану, незаметно наблюдая из коридора, как несколько одноклассников Лори, ругаясь на чём свет стоит, пытаются выкинуть из класса упирающегося «посланника любви». Завершал эту милую процессию профессор Флитвик, который сзади подгонял гнома пинками и, пытаясь вырвать у него арфу, верещал на весь коридор своим тоненьким голоском: «Мантикора задери Ваших поклонников, мисс Уайт!», а потом что-то ещё насчёт «идиота-Локхарта»…
На второй перемене, между уроками истории магии у Равенкло, услышав томные завывания «купидона», профессор-привидение Биннз, схватившись за голову, вылетел из класса сквозь стену. А гнома лупили все вместе... Но это не помогло: доблестный певец любви, как и было оговорено контрактом, явился в третий раз - в класс трансфигурации. Правда, отпинать артиста не успели: его спасла мудрая профессор МакГоннагалл, которая, весьма вежливо прервав «пение», предложила гному «поздравить мисс Уайт наедине» и, выразив уверенность, что «заказчику, кто бы он ни был, эта идея очень понравится», выставила его вместе с Лори за дверь, закрывшись изнутри для надежности заклинанием. Декан Гриффиндора и четвертый курс Равенкло вздохнули с облегчением. А Северусу пришлось выйти из своего укрытия за доспехами и показаться на глаза Лори - гнома надо было срочно спасать!
- Это ты?!.. ТЫ!.. Как ты мог такое… придумать! – маленькая ведьма изо всех сил старалась орать не на весь замок. – Ну, подожди, Северус!!! Я тебя ТАК поздравлю…
- Не стоит благодарности, я уже получил твою открытку! Спасибо, милая!
Давясь от смеха, Снейп уворачивался от Лори, которая пыталась схватить его за рукав мантии и ударить по голове волшебной палочкой. Одновременно он подавал гному знаки быстрее сматываться. Однако неисправимый романтик понял всё по-своему. Встав в гордую позу, он подстроил свою арфу и завыл:
- Глаза-а твои-и зелё-о-ные, ка-а-к моя-а тоска…
Северус почувствовал себя убийцей.
«Теперь гному конец! И вряд ли можно что-то сделать…»
Но его худшие опасения не оправдались. Лори, заметив старания уже основательно общипанного за предыдущие две перемены «купидона», вдруг успокоилась и с обреченным видом присела на пьедестал с доспехами, чтобы выслушать «поздравление». Она сделала вывод, что другого способа избавиться от этой «живой музыкальной открытки» просто нет.
Гном, видя такое внимание к своей персоне, превзошёл сам себя. Снейп уже на втором куплете схватился за голову, а на третьем заткнул уши. Лори рыдала от смеха.
Когда баллада о «зеленоглазой тоске», наконец, закончилась, маленькая ведьма, утирая слёзы, подошла к гному, погладила его по лысой голове и чмокнула в макушку:
- Ты поёшь, как ангел! Спасибо тебе, милый! А теперь беги-ка отсюда… И поскорее!
Безумно счастливый коротышка моментально испарился.
- Вот так всегда! - ухмыльнулся Северус – Изо всех сил стараешься сделать девушке приятное, а она целует другого…
- Дурак.
Он сделал вид, что не слышал.
- Знаешь, Лори… А пойдём за мётлами? С трансфигурации тебя, можно сказать, отпустили, мне на арифмантику возвращаться тоже уже поздно. Давай полетаем, пока у наших тренировка не началась?
Но с полётами пришлось чуть-чуть повременить.
- Тили-тили тесто, Снейп и Уайт – жених и невеста! Ля-ля-ля!
- Пиввз!!! - Лори со счастливой улыбкой достала палочку и ласково защебетала. – Иди сюда, Пиввзик! У меня для тебя сюрприз есть. Я тут на пару дней домой ездила, и старший брат очень-очень просил тебе привет передать – одно из его любимых заклинаний…
Полтергейст заткнулся и насторожился.
- Помнишь его, да? Правильно, Бенедикт Уайт…
Северус, увидев, как сверкнули глаза маленькой ведьмы, решил, что ему можно и не вмешиваться.
«Бедный Пиввз! Вот уж кто сегодня оказался не в то время не в том месте…»


Вместо эпилога: Unhappy End


Утро. Первое сентября. Остался один, последний год учёбы в Хогварце.
Северус ещё раз проверил свои вещи («Не забыл ли чего?»), положил сверху школьную форму, закрыл сундук и сунул в карман небольшой пузырёк с зельем.
«Спасибо за совет, папа!»
Посмотрел в зеркало, недовольно поморщившись, поправил немного колючий воротник чёрного свитера и отправился вниз – на кухню.
«И почему нельзя сразу одеться нормально – в мантию? Я же не собираюсь гулять по Лондону, а сразу аппарирую к поезду! Зачем я целый месяц убил на эти курсы и сдавал экзамены? Чтобы утром из спальни к завтраку быстрее добираться?»

Кингс-Кросс. Платформа 9 ¾, билет в руке. И, как всегда, непривычно видеть друг друга в маггловской одежде. Все в сборе: Розье в потёртой джинсе, Вилкс в брюках из лакированной кожи и старой мятой бейсболке, Эйвери в спортивном костюме и классических туфлях, Лестранж в смокинге и зелёном галстуке в крупный горох – наглядная демонстрация оценок по маггловедению! А рядом с Руди ещё и Беллатрикс Блэк в коротком синем платье с декольте – без комментариев!
«Н-да… Куда там моему чёрному свитеру с вельветовыми штанами! Чтобы не выделяться, стоило надеть оранжевую шляпу.»
- Привет, Снейп! Как лето провёл?
- Спасибо, нормально. Всем доброе утро.
- Седьмой курс! Насладимся последним дыханием уходящего детства…
- А я думал, что совершеннолетними становятся в шестнадцать… - скептически заметил Северус.
- Брось! Я имел в виду, что после школы всё будет совсем по-другому.
- Надеюсь.
«В этом году они намерены оторваться по полной? Страшно подумать, что это может значить…»
- Я захватил кое-что, как договаривались. – Эйвери приоткрыл дорожный саквояж.
- Огневиски?
- Обижаешь, Руди! Это отличный французский маггловский коньяк! «Наполеон» почти столетней выдержки! Ну, как тебе, Северус?
- Мне пару ложек на чашку кофе.
- Перестань! Ну, выпьем по дороге три-четыре бутылки! И что? Не выгонят же нас за такую мелочь с седьмого курса?!
- Эта «мелочь», насколько я знаю, довольно приличной крепости, – отозвался Снейп, безразлично наблюдая за прибывающими на платформу.
«Три-четыре бутылки?! Забавно будет посмотреть на вас ближе к Хогсмиду, ребятки! Мне просто не терпится увидеть, как вы зигзагами поползёте к каретам… Особенно Белла... А если она спьяну ещё забудет переодеться…»
- А, кстати, чего мы ждём? Собрались все - пора идти места занимать.

Через несколько часов Северус Снейп, спокойно потягивая из бокала коньяк, поглядывал то на пейзаж, бегущий за окном поезда, то за Розье, который уже минут пять пытался просунуть голову в рукав.
«Роскошно выглядите, мальчики! Я даже не надеялся, что дорога будет настолько весёлой!»
Остальные уже смогли переодеться в школьную форму. И неважно, что у Лестранжа мантия была на левой стороне, а Эйвери натянул свою задом-наперёд!
«С окосевшими глазами и красными рожами смотрится весьма гармонично…»
- Ну что, ещё по одной? – любезно спросил Северус, который был «на разливе» с тех пор как Рудолфус попытался налить во все десять бокалов, которые вдруг увидел на столе…
- Д-да-вай, С-снейп! – кивнул Лестранж.
- Уже. Держи-ка! – Северус одной рукой поймал пляшущее запястье Рудолфуса, а другой сунул ему в ладонь бокал и сжал пальцы. - Ты был совершенно прав, Руди! Что такое для нас три-четыре бутылки!?
Вручив бокал Лестранжу, он проделал ту же операцию с Эйвери и Вилксом, взял свой бокал, чокнулся с каждым из них и продолжил, попивая «Наполеон», любоваться закатом.
«Зря вы ребятки не слушали старого крокодила Эссенса, когда он говорил что зелья – великая сила. Зря! Всего три капли, а какой эффект! Вернее – никакого эффекта. Жаль только, что завтра утром мне всё равно будет погано. И не меньше, чем вам...»
- О, Мерлин Британский! Рудолфус, ты хоть шоколадушками закусывай, что-ли…

…Подъехали к Хогсмиду. Поезд замедлил ход и наконец-то остановился. Северус, задумчиво очерчивая мизинцем свои тонкие губы, разглядывал одноклассников, дошедших до «нужной кондиции»:
«Хороши - нечего сказать! А Руди-то как развезло… Сами они теперь даже ползти не смогут. А я их до кареты не понесу. Однозначно!.. Надо Хагрида попросить. Хагрид - он добрый! Он поможет и Эссенсу не настучит… Да и других вариантов всё равно нет: наши, наверное, все почти такие же…»
Он встал и, достав волшебную палочку, решительно направился к выходу.
- Тихо. Тихо, Вили! Посиди тут с ребятами, а я за помощью схожу… Что? Сам пойдёшь? ПРАВДА?! – не сумев удержаться от гаденькой улыбочки, заинтересовался Северус. - Ну, давай!
Пару минут он просто сидел и искренне наслаждался, глядя на то, как Вилкс пытается сфокусировать взгляд и хотя бы сесть прямо, не опираясь на стену…
- Мо-ло-дец! У тебя здорово получается! Честно-честно!.. Знаешь, Вили, ты собери тут пока свои вещички, а потом я тебя выпущу. И ты, как самый трезвый, самостоятельно поползёшь к карете. Можешь даже помочь ползти Рудолфусу. Вместе вы будете смотреться бесподобно!

Едва Снейп вышел из купе и закрыл дверь заклинанием («во избежание расползания…»), как появилась Беллатрикс Блэк. Северус с сожалением отметил, что она не забыла переодеться и по сравнению со своим любимым Лестранжем, была трезвая, практически как стекло.
«Интересно, почему? У девчонок оказалось больше мозгов? Или просто меньше выпивки?»
- С-Снейп! А Руди уже вышел?... А зачем это ты дверь запечатал?
- Знаешь, Белла, ты лучше иди с подругами… Понимаешь, Рудолфус… эээ… не очень хорошо себя чувствует.
- Быстро открой дверь, Снейп!
Северус подпёр дверь плечом.
- Белла, лучше не надо!
- Отойди, Снейп! Ру-дол-фус.. Руди, ты там? РУДИ!!! Что с тобой? – она начала лупить по двери ладонью.
Когда из-за двери донеслось неясное бормотание, Беллатрикс оттолкнула Северуса.
- УЙДИ, СНЕЙП! Alohomora! Руди!!!
Девушка рывком открыла купе. Оттуда радостно вывалился Лестранж и распластался у неё в ногах.
- Белла! Ты пришла за мной… Белла… Бел-ла… Беее-аааа
- Я же предупреждал… – брезгливо поморщился Северус. – Ну, пригляди тут за ними…А лучше – закрой дверь обратно!
Он повернулся и ушёл искать Хагрида, не обращая внимания на визги Беллатрикс:
- РУДИ, ПЬЯНАЯ СВИНЬЯ! Немедленно прекрати блевать на мои туфли!!!
- Беееа-ллаа! Беаа…
- SCOURGIFY! Руди, не ползи за мной… СКОТИНА!!!

- Пер’клашки, ко мне! Чё случил’сь, Сев’рус?.. ОПЯТЬ?! Акромантул задери эти ваши слизеринские традиции!!! Почти каждый год – одно и то же. Ну, показывай, где они… И кто только это придумал – напиваться первого сентября на седьмом курсе?
Хагрид поймал первого попавшегося старосту и попросил приглядеть за первогодками. Это оказалась Селина из Равенкло. Она с готовностью вызвалась помочь Хагриду, но как-то странно посмотрела на Снейпа.
Привратник отправился за Северусом, ворча на ходу:
- Если хотите показать, что уже взрослые, так силы над’ рассчитывать иль хоть научиться закусывать нормально… А ты-то сам чё почти трезвый? Папаша предупредил? Ага! Помню, как я его лет двадцать назад в карету затаскивал… Вместе с дружком его - оба были хороши - идти не могли, тока вывалились из вагона, привалились друг к другу и стояли «домиком» - обнялись и стояли… Предусмотрительный у тебя старик! А вот дружок-то его, видно, сыночка не предупредил – старосту-то вашего бывшего, Люциуса Малфоя. Это с его родителем твой тогда набрался! Помнишь, как три года назад Малфоя-младшего прихвостни его, Крэбб с Гойлом, с поезда тащили? Ага… Их-то свалить не одна бочка огневиски нужна - здоровые, как слоны!
- Только мозгов у них никогда не было – они сразу в спальню с ним припёрлись и Эссенса встретили.
- Ну ничё, ты, Снейп, не боись - глав’дело! Затащим их в карету, а там ко мне выгрузим. И зельедел не застукает… Окуну их пару раз в бочку – сразу очухаются! А после – разбирайтесь как знаете!.. ОГО! Красавцы!!!
Хагрид сгрёб в охапку сразу всех четверых слизеринцев и понес их в сторону карет. Через несколько минут Розье, Вилкс, Эйвери и Лестранж были благополучно погружены, и великан закрыл за ними дверь.
- Ток’ ты, Сев’рус, запечатай их ещё заклинанием каким-нить - чтоб не выпали по дороге...
- Конечно. Спасибо, Хагрид! Если понадобится средство от слизняков, пятновыводитель или ещё какое-нибудь зелье – ты только скажи.
«И за вами теперь должок, ребятки!»
- Ох, невесёлый тебя ждет год, Сев’рус, – вздохнул Хагрид. - Ладно, пойду я... Дела - сам знаешь!
- До встречи, Хагрид!
«Так посмотрел на меня, как будто я завтра умру! Неприятно как-то... И Селина тоже... А, ладно! Пить надо меньше и не будет мерещиться!»

Несмотря на дорожные приключения, Северус даже успел попасть в Большой Зал во время церемонии распределения. Как и прочие опоздавшие, он тихонько пробрался на своё обычное место за столом Слизерина. Через пару минут рядом появились едва живые и с мокрыми волосами Лестранж, Вилкс, и Эйвери. Розье пока остался у Хагрида. Профессор МакГоннагалл как всегда вызывала первокурсников по списку:
- Крауч, Бартемиус!
Вперёд вышел маленький нагловатый мальчик в идеально чистой и отутюженной одежде. Веснушчатое лицо, волосы цвета соломы, бледная кожа… Сел, примерил шляпу.
- СЛИЗЕРИН!
Бурные аплодисменты. Мальчишка, высокомерно задрав нос, гордо прошествовал за стол Дома Салазара.
«Сразу видно - в полку чистокровных маньяков прибыло…»
Снейп перевёл взгляд с безупречно гладко причёсанного мальчика на опухшего, взлохмаченного Рудолфуса, и его губы изогнулись в брезгливой ухмылке…
«Равняйся на старших, малыш…Тебе есть к чему стремиться!»
- МакЛир, Керридвен!
- РАВЕНКЛО!
Северус проследил взглядом за черноволосой девочкой и снова убедился, что Лори за столом Равенкло нет.
«В прошлом году она тоже задержалась. Ну, раз договаривались встретиться через час после пира у Тинки на кухне, значит, там и разберёмся. Нечего дёргаться раньше времени…»

***
Снова утро и завтрак в Большом Зале. И снова прибыла почта. Всем, кроме него.
«Уже второй месяц пошёл, а эти чёртовы птицы будто провалились! Ну не могли же просто так исчезнуть все четыре совы?!»
- Слушай, Снейп… - Вилкс натолкнулся на такой тяжелый и мрачный взгляд, что разговаривать ему сразу расхотелось. – Ладно, Северус… Не важно… Приятного аппетита!
«Ну неужели нельзя узнать хоть что-нибудь? ХОТЬ ЧТО-НИБУДЬ…»
И тут ему прямо на голову свалилась еле живая сова. Первая из четырёх. Она лежала на столе и дрожала. Северус взял её на руки, погладил и дал напиться из своего кубка. Когда птица немного пришла в себя, она с виноватым видом протянула лапку и, как только он отвязал довольно потрёпанное письмо, тяжело дыша, улетела.
«Ну, слава Мерлину! Наконец-то!»
Северус дрожащими руками развернул пергамент и… Он не смог сдержаться и изо всей силы ударил кулаком по столу. Над столом Дома Слизерина повисла гробовая тишина.
«Это не ответ, а моё собственное письмо! Целый месяц ждал, чтобы эта сова просто так взяла и вернула его?!»
- Что уставился, Руди?! В первый раз видишь, как я бешусь?! – рявкнул он на совершенно обалдевшего Лестранжа.
Северус резко встал и, скомкав в руке пергамент, быстро вышел - почти выбежал из Зала.
- Да уж… таким я его точно в первый раз вижу. У меня даже внутри похолодело!
- Не обращай внимания, Рудолфус, – неуверенно пробормотал Розье – Ты же видишь, он в последнее время как ненормальный. Совсем озверел…
- Ага, только слово ему скажи! Взглянет так, что сердце останавливается! – отозвался Вилкс.

Зажав в руке своё письмо, Снейп, бледный, как смерть, спускался вниз по белой парадной лестнице, как вдруг услышал своё имя. Но он был настолько погружён в свои мысли, что даже не сразу осознал, чей это голос и что обращаются именно к нему. Он остановился, обернулся и с удивлением увидел, что это не кто иной, как директор школы.
- Доброе утро, Северус! – мягко произнёс Дамблдор, глядя на него ясными синими глазами поверх очков со стеклами-полумесяцами. – Если Вы позволите, я хотел бы сказать Вам пару слов…
- Слушаю Вас, профессор, – тихо ответил Снейп.
- Это касается писем. Мне очень жаль огорчать, Вас, Северус, но, думаю, чем раньше Вы узнаете об этом, тем будет лучше…
Несмотря на то, что голос директора звучал ровно и успокаивающе, лучше от этого не становилось. Совсем напротив – в глазах потемнело, в висках застучало…
- Что случилось? – хриплым шепотом спросил он.
- Успокойтесь, ничего страшного не произошло, но… Мне действительно очень жаль, Северус… Постарайтесь смириться с тем, что Вы не получите ответа на Ваши письма. Сколько бы Вы их не написали. К моему огромному сожалению, я не могу сказать Вам больше. И ничего нельзя изменить.
- Почему???
- Потому, что не всё в мире зависит от наших желаний, - ответил Дамблдор. - К сожалению, это так, Северус.
Поняв, что задавать вопросы бесполезно, Снейп развернулся и быстро, почти бегом, бросился вниз по мраморной лестнице, а затем дальше, по каменным ступеням, – в подземелья, в лабораторию. Туда, где сейчас тихо и пусто, где никто не помешает… И куда больше никто не придёт.
Он даже не заметил, что в одном из коридоров ему навстречу попались мародёры и, не глядя, прошёл мимо них.
- Эй, Снивеллус, куда так спешишь? – окрикнул его Блэк.
Но Северус даже не услышал.
- Он что, оглох? – удивился Сириус.
- Отстань от него! – хором потребовали Джеймс и Ремус.
- Эй, вы чего! Луни? Рогалис? Да что такое случилось?!
Люпин опустил глаза.
- Лори Уайт забрали из школы.
Червехвост мерзко захихикал…

P.S. Враги навеки!


Сириус дернул Питера за рукав робы и кивнул, показывая в угол, где, склонившись над книгой, сидел Снейп. Они тихо подошли поближе и стали рыться на полках, переговариваясь шёпотом и делая вид, что не могут найти какую-то книгу.
Северус, услышав шум, раздражено поморщился – ему снова помешали.
В этом году он почти всё свободное время проводил в библиотеке - теперь читальный зал и лаборатория были единственными местами в школе, где он чувствовал себя если не хорошо, то, по крайней мере, спокойно. Здесь можно было забыть и о «клубе чистокровных идиотов», и об этих «дебильных гриффиндорских клоунах» - мародёрах. Хотя иногда всё-таки приходилось терпеть присутствие то одних, то других. Например, сейчас, когда Блэку с Петтигрю понадобилась книга из шкафа, стоящего у него за спиной.
Северус, как обычно, их проигнорировал и уже намеревался продолжить свои занятия, как мародёры стали шушукаться громче. Это мешало сосредоточиться на чтении, и он автоматически, против своей воли, начал прислушиваться к их разговору.
Говорил в основном Сириус:
- Пит, сегодня Рем пойдёт в полночь, а ты через час после него. Нажмешь палкой, и она тебя пропустит. Только не перепутай, как в прошлый раз!… Когда ты, наконец, запомнишь: слева под самой толстой веткой… Мы с Джеймсом будем позже…
Петтигрю что-то прошипел в ответ и чуть громче, добавил:
- Говори тише - там Снивеллус! Вдруг он услышит?
«Да пошли вы со своими тайнами!» - раздраженно подумал Снейп и уткнулся в книгу. Сейчас его больше беспокоило то, что пришлось отвлечься от изучения довольно сложного рецепта. И он был только рад, когда через пару минут Сириус громко сказал: «Вот, я нашёл её!» - и они наконец-то убрались.

***
Сириус Блэк: «Как думаешь, он слышал всё, что надо?»
Питер Петтигрю: «ДА!!!»

***

…Не останавливаясь и не глядя по сторонам, Северус прошёл через общую гостиную Дома Слизерина и, надеясь избежать разговоров с кем бы то ни было, направился прямиком в спальню. Однако там уже был Лестранж.
- Снейп, я ждал тебя! Сегодня в полночь. В Приходящей Комнате.
- Нет.
- Ты отказываешься?
- У меня дела, Рудолфус.
- Ночью?
- Ночью! И как раз в полночь!
- Смотри, не пожалей об этом, Снейп…
Услышав, что в ответ ему лишь презрительно фыркнули, Лестранж благоразумно попятился к выходу - он понял, что перегнул палку.
Северус, не раздеваясь, упал на кровать. Теперь надо было подумать, куда можно убраться из гостиной ночью, чтобы не участвовать в очередном дурацком сборище и при этом не быть пойманным Филчем…
«Куда же пойти? Стоп! О чём там болтали эти мародёры? Кажется: «слева под самой толстой веткой» и «она пропустит»…? Кто «она»? Дракучая Ива? Интересно… Если все развлекаются, почему я не могу себе этого позволить?!»

***
Сириус Блэк: «А не будет совать свой нос!»
Ремус Люпин: «Я же мог убить его!»
Джеймс Поттер: «Зачем, Сириус?»
И только Петтигрю был как всегда ни при чём…

Дамблдор: «Северус, пообещайте, что Вы никому ничего не расскажете!»


***
Занятия закончились, и класс почти опустел. Северус уже собрал свои вещи, но уходить не торопился: он ждал, когда уберутся задержавшиеся в дверях мародёры, не желая приближаться к ним даже на пушечный выстрел. Рядом с ними ему было трудно сдерживать свой гнев, а он очень не любил выставлять напоказ свои чувства. Любые чувства. Он считал это непозволительным для слизеринца проявлением слабости.
Мародёры тихо о чём-то спорили, а Снейп мечтал лишь о том, чтобы они, во-первых, побыстрей убрались, а во-вторых, чтобы не вздумали приближаться к нему. Совсем не хотелось покалечить кого-нибудь... Просто чтобы не вылететь за это из школы.
До него донеслись последние фразы:
- Не надо, Рогалис! Подумай…
- Нет, надо! - отрезал Джеймс.
Спор был окончен. Но Северус понял, что мародёры совсем не собираются уходить. Более того, прямо к нему шёл Поттер, за которым обреченно плёлся Блэк. К счастью, Люпина с ними не было: он тихо присел на стул в самом дальнем конце класса. Рядом с ним в угол забился Петтигрю.

Снейп поднялся, схватил свою сумку и решительно направился к выходу, но Джеймс остановил его.
- Северус! Не уходи, мы должны поговорить. Мне, правда, очень жаль, что…
- Нам не о чем говорить! - резко оборвал его Снейп. – Хватит! Не прикидывайся святым, Поттер! Я вижу тебя насквозь! «Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты!» - Северус всё же сорвался на крик. - Вы все не просто безалаберные идиоты! Вы опасны! Таких, как вы, надо изолировать от нормальных людей!
- Да пошёл ты! – заорал в ответ Сириус – Нашёлся тут самый правильный! Сам-то…
- А я не превращаю сумки малолеток в скорпионов! – Снейп старался перекричать Блэка. – И не подкармливаю по ночам вервульфов живыми людьми! И даже не …
Джеймс ждал подобной реакции. Он понимал, что Снейп не станет ничего слушать, пока сам полностью не выговорится. Поэтому он стоял и молча слушал сыпавшиеся на него обвинения во всех смертных грехах, мысленно умоляя Сириуса больше не вмешиваться. Но его надеждам не суждено было сбыться…
- … ТЫ В ОЧЕНЬ ДОСТОЙНОЙ КОМПАНИИ, ПОТТЕР!!! ТВОИ ДРУЗЬЯ – ОБОРОТНИ И УБИЙЦЫ!!!...
- Зато твои все просто белые пушистики! - Сириус снова не выдержал, несмотря на то, что Джеймс вцепился в его рукав. – Скорпиона вспомнил? А ведь твоя психованная подружка тоже умела развлекаться! Напиши ей и спроси! Да, спроси её! Пусть эта белобрысая гадина тебе расскажет, как однажды…
- Только не это!!! – простонал в углу Люпин и закрыл лицо руками.
Сириус сделал худшее из того, что можно было сделать, – напомнил Снейпу о Лори.
Лицо Северуса побелело, губы затряслись:
- НЕ СМЕЙ! - рявкнул он и, оскалив зубы, направил свою палочку на Сириуса: он себя уже не контролировал.
Сириус приготовился отразить нападение. Джеймс бросился между ними…

***

Дверь с грохотом распахнулась, и произошло то единственное, что могло предотвратить трагедию: в класс вошёл Альбус Дамблдор с поднятой вверх палочкой. Директор взмахнул рукой, и соперников отшвырнуло друг от друга на несколько метров. Они одинаково благополучно приземлились, слегка ударившись о противоположные стены. Это немного привело их в чувство.
- Простите, что помешал, молодые люди, но у вас тут… случайно, не дуэль? – светским тоном
осведомился директор. – А вы знаете, что драки в этой школе запрещены?
Ответом ему была гробовая тишина.
- Все сюда! Здесь дуэль! Дуэль! Снейп против Блэка! Дуэль! – вдруг заголосил явившийся как всегда некстати Пиввз, но хватило одного взгляда Дамблдора, чтобы полтергейст заткнулся и испарился.
Через секунду в класс вбежали запыхавшиеся деканы Гриффиндора и Слизерина. Профессор МакГоннагалл выглядела озабоченной и напуганной, на лице Эссенса была смесь гнева и отвращения.
- Вы как раз вовремя, Минерва, – спокойно произнес директор. – Пожалуйста, займитесь Вашими подопечными.
МакГоннагалл молча кивнула на дверь, и мародёры поплелись к выходу. Эссенс двинулся к Снейпу с готовностью выполнить аналогичную миссию, но Дамблдор остановил его:
- Не беспокойтесь, Августус. С Вашим студентом я побеседую сам. Пойдёмте ко мне в кабинет, Северус.
Снейпу показалось, что голос Дамблдора звучит намного мягче, чем можно было ожидать при подобных обстоятельствах. Он молча кивнул и последовал за директором, на ходу отряхивая полы своей робы. Он знал: что бы ни сказал ему Дамблдор, самый строгий выговор от него будет намного приятнее беседы с деканом Эссенсом, которая – Северус не сомневался в этом – позже всё равно состоится.
Класс опустел и до следующего утра погрузился в тишину. Только дама в сиреневом платье горько вздохнула, заняв привычное место на своем портрете …

***
Рудолфус Лестранж: «Сегодня в полночь».
Северус Снейп: «Я приду!»


Оставить отзыв:
Я зарегистрирован(а) в Архиве
Имя:
E-mail:


Подписаться на фанфик

Rambler's Top100
Rambler's Top100