Крошка Капризуля Хоч (бета: Rêveuse)    закончен   Оценка фанфикаОценка фанфикаОценка фанфика

    О чем думает обычная девушка накануне своей свадьбы? О платье, подарках и первой брачной ночи. О чем думают друзья и родственники этой девушки? О пиршестве, гостях, друг о друге. Только в роли невесты – Луна, а ее гости – Гарри, Гермиона, Рон, Невилл, Драко и их дети. Так о чем же думают они все? Давно обещанный сиквелл к "С любовью, Луна".
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Луна Лавгуд, Драко Малфой, Скорпиус Малфой, Другой персонаж, Гарри Поттер
    Общий /Любовный роман || G
    Размер: мини || Глав: 1
    Прочитано: 5927 || Отзывов: 11 || Подписано: 5
    Начало: 20.09.09 || Последнее обновление: 20.09.09

Весь фанфик Версия для печати (все главы)


Странно, правда?

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Автор: Крошка Капризуля Хоч
Название: Странно, правда?
Рейтинг: G
Размер: мини
Пейринг: ЛЛ/РС, намек на ДМ/ЛЛ и на ЛП/СМ, и другие канонные
Направленность: гет
Саммари: О чем думает обычная девушка накануне своей свадьбы? О платье, подарках и первой брачной ночи. О чем думают друзья и родственники этой девушки? О пиршестве, гостях, друг о друге. Только в роли невесты – Луна, а ее гости – Гарри, Гермиона, Рон, Невилл, Драко и их дети. Так о чем же думают они все? Сиквелл к "С любовью, Луна".
Дисклеймер: пишу исключительно из любви к искусству.

А я завтра замуж выхожу. За Рольфа. Я ведь и целоваться толком не умею, а тут – замуж. Странно, правда? Но я уже привыкла. Вся моя жизнь – череда разных странностей и нелепостей. Папа рассказывал, что в день моего рождения расцвела Клевертинка Оранжевая. Вообще-то, о ее существовании знает совсем немного людей, и те уверены, что это выдумка. Но она ведь существует и растет у нас в садике: папа сам ее посадил. Как же можно думать, что ее нет? Это странно, правда? А может, люди ее просто не замечают? Это очень-очень плохо, когда смотрят сквозь тебя, будто тебя и на свете нет. А ты – есть. Но я ведь не об этом хотела рассказать, а о любви. О ней ведь нужно думать накануне свадьбы, да? Я до сих пор не знаю, как это – любить. Я у всех спрашивала, но никто не смог объяснить. Единственное, что я точно знаю: любишь всегда в настоящем времени. Я люблю маму и папу, хотя их уже нет, и люблю Драко, который есть, но не со мной рядом. И Рольфа люблю. У него добрые глаза и теплые ладони. Он очень-очень хороший, и всегда отпускает пойманных рыбок. Мне нравится сидеть с ним рядом, смотреть на звезды или разыскивать Пушконосых Хлюпиков. Это ведь любовь? А теперь я выхожу за него замуж, по-настоящему, не в мечтах! Это странно, но так весело! Я счастлива, правда-правда!

* * *
- Рольф – мой двоюродный брат, Драко. Мы росли с ним вместе, он был рядом, когда умерли мои родители, и это самый близкий мне человек. Мы не можем не пойти, - Астория решительно отставила в сторону изящную чашечку китайского фарфора.

- И ты согласна ради кузена быть подружкой невесты на свадьбе? На свадьбе Луны Лавгуд? – Драко ехидно изогнул бровь. Долгие годы тренировок перед зеркалом принесли результат.

- Я не отрицаю того, что Луна несколько…эксцентрична, но она чистокровна, бывшая рейвенкловка, а главное – она невеста Рольфа. Моего брата. – крохотная серебряная ложечка жалобно звякнула о фарфор блюдца.

- Астория, надеюсь, ты понимаешь, что там будет целый выводок Поттеров-Уизли-Лонгботтомов-и-Мерлин-знает-кого, включая младшее поколение? - Драко раздраженно поковырял взбитые сливки на нежнейшем медовом бисквите со смородиновым вареньем. Когда родители представляли его этому воздушному созданию с голубыми глазами и хрупкими запястьями, он и представить не мог, что брак по расчету, лишь бы спасти семью, перерастет в нечто большее… И вот теперь Астория Малфой, в девичестве Гринграсс, сидит напротив и…спорит?

- Тем более. Скорпиусу полезно пообщаться с ровесниками. Иногда мне кажется, что он недолюбливает детей Гойла, Паркинсон и Забини, - Астория непринужденно промокнула губы салфеткой и спокойно посмотрела на опешившего Драко. Это было уже слишком.

- Ну конечно, ему лучше общаться с грязнокровками и осквернителями рода! Прекрасная компания для наследника рода Малфоев. – Драко протянул это, медленно и язвительно. Он с детства ненавидел, когда кто-то говорил то, что ему не нравилось.

- Драко, война закончилась, - Астория была не из пугливых, и давно привыкла ко всем интонациям мужа. Она встала из-за стола, подошла к нему, и мягко положила руку на плечо. Драко никак не отреагировал.

- И я пару раз очень мило пообщалась с миссис Поттер.
Снова молчание в ответ. Тяжелое и гнетущее, липкое, его можно пощупать. Астория посмотрела на светлые волосы, в идеальном порядке спускавшиеся на плечи, на ровную прямую спину, на светло-серую мантию…

- Скорпиус постоянно говорит о Луне. Ты не можешь уступить даже ради сына?

Драко даже не шевельнулся, и лишь проронил слегка небрежно, будто речь шла о чем-то давно договоренном и само собой разумеющимся:

- Наденешь то бриллиантовое колье с изумрудами, которое я подарил тебе на прошлую годовщину, и, пожалуйста, не забудь тщательно причесать Скорпиуса. Он должен выглядеть идеально.

* * *
Драко будет завтра на свадьбе. Так получилось. А Астория – подружка невесты. Я ее видела только один раз, но точно знаю, что она хорошая. И очень красивая – у нее такие замечательные золотые волосы, и очень красивая шея. Она совсем как сказочная принцесса. Рольф говорит, что я тоже принцесса, но это ведь неправда. Если бы мы все жили давным-давно, в средневековье, то Драко был бы прекрасным принцем, а потом – молодым королем, Астория – его королевой, и Скорпиус – маленьким принцем. А мы с Рольфом? Наверное, такими смешными алхимиками, которые вечно что-то изобретают. И, быть может, мы с Драко и виделись бы всего раз или два в жизни. Вот и вся история. Не имеет значения, где и когда мы живем – люди ведь всегда одинаковы.

* * *
- Мы правда завтра пойдем на свадьбу к Луне, да, папа? – Скорпиус поерзал под одеялом, не собираясь засыпать.

- Ты должен говорить "мисс Лавгуд", Скорпиус. Точнее, завтра она уже станет миссис Скаламандер, - поправил Драко. Отец недавно сделал ему замечание, что внук слишком разбалован.

- А этот Рольф – он красивый, да? И он настоящий принц? И он ее любит, правда? – Драко мысленно усмехнулся – его знакомые находили Скорпиуса мрачным, замкнутым и неразговорчивым, но он прекрасно знал о способности сына задавать шестьдесят вопросов в минуту.

- Принцев в магическом мире не бывает, Рольфа ты видел, когда был малышом, просто не помнишь, а о любви тебе еще слишком рано думать. Все, тебе пора спать. – Драко поморщился и устало потер виски; ему уже не семнадцать, и переутомления не проходят бесследно, а отец как всегда прав – мама и Астория совершенно разбаловали Скорпиуса.

- А как же сказка на ночь? У меня сегодня ведь получилась Перечная настойка! Ты сам сказал, что я заслужил. – Скорпиус, хмуря тонкие светлые брови, посмотрел на отца.
- Что ж… только недолго. Какую ты хочешь? О Поросенке-Полтора-Сикля, Фонтане Желаний или Маггле в Маске? – Конечно, Драко согласился. Он всегда соглашается с сыном. Он и Люциус – единственные люди, которые умеют вить из него веревки. К тому же, Перечную настойку он действительно сварил идеально. Профессор бы гордился таким учеником…

- Нет, я хочу про Принца! Ту, которую мне Луна рассказывала, - Скорпиус вздернул подбородок.

- Мисс Лавгуд, Скорпиус. Принцев не бывает. И такой сказки я не знаю.

- Ну папа! – Скорпиус засмеялся и снисходительно пояснил. – Это же сказка, там все бывает! И ты не мог ее слышать, потому что Луна эту сказку специально для меня придумала! Там про Героя, смелого и доброго, про одинокого Принца с серыми глазами, и про Принцессу, нежную и голубоглазую. И чтоб обязательно Принц нашел Принцессу, они поженились, у них родился сын, и жили они долго и счастливо в своем замке.

- Ну и зачем тебе сказка? Все ведь так и случилось: я нашел твою маму, а потом у нас родился ты, и мы живем в Малфой-меноре. Чем не замок? – Драко тоже улыбнулся. Усталость прошла, и теперь ему просто хотелось подразнить сына.

- Ну вот и расскажи мне про нас! Только не как дедушка рассказывает, начиная со всех наших пра-пра-пра, и не как бабушка – она все равно только про дедушку говорит. Расскажи, как ты. Только сначала дай мой портрет и поставь сюда, чтоб я мог его видеть.

- А ты его никому не показывал, Скорпиус?

- Папа, ну я же не маленький! Интересно, кто на нем нарисован? Это Принц, но иногда мне кажется, что он на меня похож. А ты как думаешь?

- Это ведь не я рисовал. Вот ты завтра у мисс Лавгуд и спроси. А потом мне скажешь. По секрету. Только маме ничего не говори, хорошо? Итак, когда-то давным-давно…

* * *
Я почему-то уверена, что у меня будут близнецы. Не знаю, мальчики или девочки, но мне так хочется, чтоб они всегда-всегда были вдвоем, и доверяли друг другу свои тайны, и помогали в беде, и вместе радовались успехам. Когда я была маленькой, то всегда мечтала о братике или сестричке, но их не было, и придумывала добрых и веселых волшебных существ, которые жили вокруг меня. Я так привыкла общаться с ними, что постепенно поверила в них. Вы скажете, что я странная? Многие так думают. Кроме Рольфа. Он ведь тоже умеет видеть то, что недоступно другим. Мне кажется, он будет очень-очень хорошим папой.

* * *
- А ты на свадьбе был, Ал? – не отрываясь от альбома спросила Лили.

- Лили, я старше тебя на год. Если гипотетически предположить, что в это год родители меня брали куда-то, то, поверь, я ничего не запомнил.

- Ал, ну не будь занудой. Я вот свадьбы только на колдографиях и по телевизору видела. Это же так классно – огромный-преогромный торт, куча гостей и платье, такое белое, длинное, пышное… Вот когда я вырасту – то каждый день буду устраивать себе свадьбы.

- И за кого же ты будешь выходить замуж? – скептически приподнял бровь Альбус. Все-таки имя давало о себе знать, и любовь к сладостям сопровождалась изрядной долей сарказма, неуместного в столь юном возрасте.

- За Тедди, конечно! И тогда в один день можно будет выйти замуж за темноволосого, как папа, а на другой – за рыжего, как дядя Рон, - Лили, прикусив от усилия кончик языка, старательно закрасила фламинго оранжевым цветом, а потом произнесла задумчиво:
- Но вообще-то мне больше блондины нравятся.

- Лил, не вздумай позорить семью, - Джеймс незаметно прокрался в комнату, и теперь стоял, наслаждаясь произведенным эффектом. – Блондинов у нас никто не любит. Дядя Рон вообще хорьков терпеть не может. Говорит, что они как яблоки – снаружи гладенькие и чистенькие, а внутри – одна гниль.

- Джеймс, ну что ты все повторяешь за ним? – Альбус оторвался от толстенного фолианта. – Тетя Гермиона абсолютно права, когда говорит, что это у него детские комплексы остались.

- Так-так-так! А кто такие эти хорьки?! Почему все знают, а я ничего не знаю! – Лили вскочила с пола, встала перед братьями, и обиженно топнула ножкой.

- Лил, не обращай внимания. Они не хорьки, они Малфои. Между прочим, Джеймс, папа тебе запретил их так называть, так что будь воспитанным мальчиком.

- Ой-ой-ой. Ну и что? – Джеймс презрительно фыркнул. Он не обладал язвительностью младшего брата, и не смог сходу придумать ответную колкость. – Ты их завтра сама увидишь, Лил, и согласишься мо мной. Наверняка этот Скорпиус – такой же хорек, как и его папаша. Ну ничего, поступит в Хогвартс – там он у меня попляшет. – Бросив последний уничтожающий взгляд на Ала, он с гордо поднятой головой вышел из комнаты.

- Ой, Ал, а Скорпиусу сколько лет? И почему я про него не слышала? И он тоже блондин? – Лили присела на диванчик к брату и дернула его за рукав. – Ну расскажи, расскажи!

- Он мой ровесник – так папа сказал. Я его не видел, но не брюнетом же ему быть. Малфои все такие, я про них в "Истории древних колдовских родов" читал. Все, а теперь не мешай, видишь – я занят! – Ал запустил руку в большую коробочку с карамельками, стоящую перед ним, и с отсутствующим видом вернулся к своей книге.

Лили немного побродила по комнате, а потом решительно вернулась к своему альбому, открыла его на чистой страничке и принялась рисовать проект свадебного торта. В конце концов, собственная свадьба – дело нешуточное, такие важные вещи нужно планировать заранее. Интересно, Скорпиусу нравится малиновое безе?

* * *
Как было бы замечательно, если бы все-все люди в мире подружились, и не было бы ненависти, зависти и презрения. Я ненавижу войну, честно! Она не позволяет остановиться и заметить капельку росы на листочке, сверкающую всеми цветами радуги; добрую улыбку старушки и кота, облизывающего усы; протянутую руку и шаг тебе навстречу… Не думайте, я тоже видела войну, и понимаю, что даже самые-самые красивые вещи не могут спасти мир. Но иногда мне так хочется в это верить… Странно, правда?

* * *
- Ради Мерлина, Гарри, зачем тебе красно-белый полосатый зонтик??? – Рон с досадой отбросил в сторону кожаное портмоне.

- Луна сказала, что это единственный способ защититься от крюхоцапов. Они ведь всегда пытаются расстроить свадьбы. Разве она тебе не рассказывала? - Гарри сосредоточенно взял очередной зонтик, раскрыл его и повертел над головой, а затем потянулся за следующим, висящим над прилавком в лавке "1001 одна волшебная вещичка".

- Гарри, это же Луна! Полоумная Луна Лавгуд! Которая до сих пор носит эти редиски и верит в морщерогих кизляков! И ты правда пойдешь на свадьбу с полосатым зонтиком???

- Вот этот заверните, пожалуйста… Рон, если бы ты попросил меня прийти на твою свадьбу в трусах с сердечками, я бы согласился. Если полосатый зонтик на свадьбе сделает Луну счастливой, то я согласен простоять под ним всю церемонию. - Гарри рассчитался и дружелюбно улыбнулся продавцу. - Спасибо, да, конечно, я подпишу фото вашей внучке, да, дела замечательно, да, да, Джеймсу уже скоро в школу пойдет, спасибо, обязательно передам.

- Ладно еще зонтик, Мерлин с ним, но Гарри, ты ведь в курсе, кто будет подружкой невесты? – Рон шарахнул дверью магазинчика, и колокольчик над входом жалобно зазвенел.

-Конечно, - Гарри беззаботно пожал плечами. – Астория Малфой, кузина Рольфа Скамандера и супруга Драко Малфоя. У нее, кстати, тоже будет зонтик – если тебя это утешит.

Рон шокировано посмотрел на друга и даже задохнулся от возмущения:
- Жена хорька, Гарри! Этого мерзкого слизеринского ублюдка! И он сам там наверняка будет!

- Да, и он, и его сын, Скорпиус. Ровесник, кстати, Ала.

- Я оставлю Рози и Хьюго дома. Не позволю им якшаться с этим уродом, - Рон отвернулся, и, сжав кулаки, мрачно пошагал в противоположную сторону.

- Рон, не глупи, - Гарри нагнал его и схватил за рукав. – Джеймс, Ал и Лили идут с нами, и я уверен, что Гермиона тоже захочет, чтоб дети пошли.
Рон вырвал руку и молча пошел вперед.

- Рон, Луна – наш друг.

- Вот именно, а Малфой – враг!

- Война закончилась. И я не хочу о ней вспоминать. Прости.
Гарри развернулся и аппарировал. Рон с досадой посмотрел на пустую улицу, где только что стоял его друг, и пробормотал про себя:
- Подумаешь…хорек. И сын его наверняка такой же хорек. Бледненький и кволенький. Слава Мерлину, Рози и Хьюго – настоящие сорванцы, не бледные моли, как некоторые… Хорьки. Вот пойду и куплю сейчас Хью новую мантию… Пусть знает…

* * *
У меня нет совсем никаких талантов. Это чуточку обидно. Я всегда мечтала уметь сочинять стихи, но почему-то рифмы у меня не выходит. Знаю, глупо, но я не могу писать, когда меня что-то ограничивает. Рольф говорит, что я хорошо рисую, но я у меня получаются только зверюшки всякие и цветы. Он просил, чтоб я нарисовала его портрет, только я отказалась. Я всего один раз нарисовала Драко, но потом отдала эту картинку Скорпиусу. Мне кажется, это правильно.

* * *
- Ну, дорогуша, неужели ты все еще веришь в большую и чистую любовь? – мистер Смит, новый редактор "Пророка", насмешливо усмехнулся молоденькой журналистке и покачал ногой, поймав дорогой кожаной туфлей отблеск лампы.

- Ну почему бы и нет… Ведь не только деньги правят миром! Может, они друг друга любят! – светловолосая девушка моментально покраснела.

- Девочка моя, вот если я сейчас признаюсь тебе в любви, а потом перестану выплачивать зарплату – ты будешь счастлива? Можно прожить без любви, без дружбы, без семьи, без признания… Но без денег ты в этом мире не выживешь.

- Ну я же не говорю про выжить, - Мэри сдула со лба челку. В подобных перепалках Захария Смит всегда брал верх – она ничего не могла поделать, и ее горячность, искренность и наивность разбивалась о стену из цинизма и язвительности. – Просто откуда вы знаете, что Рольф не любит Луну? Я видела их вместе – они же счастливы!

- Детка, Скамандеры по уши в долгах, а "Придира", как бы мне не было неприятно это признать, продается большими тиражами и приносит огромный доход. Не знаю, как Лавгуд это удается – спорю на что угодно, она вообще слабо разбирается, сколько сиклей в галеоне, - но денег у нее достаточно, чтоб обеспечить ее будущему мужу комфортную жизнь с бессмысленными исследованиями и псевдонаучными изысканиями.

- Это вы о свадьбе Лавгуд и Скамандера? – Рита Скитер неслышно опустилась на подлокотник дивана. Быть незаметной, когда тебе это необходимо – профессиональный навык. – Говорят, Рольф заразился тритоньей почесухой, и поэтому не выходит из дому, а на свадьбе его будет заменять брат-близнец, он сквиб, и гей, кстати.

- Мерлин, вы сами-то верите в эту чушь? – У Мэри от возмущения покраснела даже шея, а пальцы неосознанно впились в кожаную обивку. – Он единственный ребенок в семье!

Рита Скитер снисходительно окинула репортершу профессиональным взглядом, отметила про себя дешевенькую мантию, простенький макияж, тоненькое колечко и внезапно рассмеялась резким, злым смехом:
- Захария, милый, где ты раздобыл такое чудо? – она обернулась к вжавшейся в диван Мэри, и неприятно улыбнулась. – Деточка, я в это не верю. Я это пишу. Чувствуешь разницу? Запомни на будущее: хороший журналист пишет, используя только достоверные факты, а журналист известный, знаменитый и гениальный – эти самые факты выдумывает. Так что делай выбор, дорогуша. А на свадьбу хотелось бы попасть… Вы только представьте, какие люди…

Захария масляно улыбнулся и поддержал:
- Да-да, свадьба сама по себе интересна, а гости… Все семейство Поттеров, Уизли, да еще и Малфои! С сыном! Они ж его дома держат, в архивах даже его фото нет! Только вот туда попасть – без шансов. По слухам, миссис Уизли сама позаботится о защите – кто ж ее заклинания обойдет?

- Миссис Уизли, говорите? – в глазах Риты зажглись мстительные огоньки. – Ну, у меня с ней свои счета… Захария, я попаду на эту чертову свадьбу и напишу о ней статью – чего бы мне это ни стоило. Учитесь рисковать, милочка. – Рита бросила последний ехидный взгляд на Мэри и скрылась за дверью.

* * *
А платье у меня будет желтое. Папа говорил, что этот цвет – самый лучший для свадьбы, он приносит удачу. Я люблю все цвета, что есть в природе. Голубой – цвет неба и воды, он дарит вдохновение и свободу. У Астории голубые глаза, нежные, как капелька росы, а у моей мамы они были как полевые колокольчики. Зеленый – такого цвета глаза у Гарри и ленточка, которой мама повязывала мне волосы, а еще – луговая трава и мех лимишиков. Золотистый – как колосья, и солнце, и волосы у Драко и у Скорпиуса. А еще медовый, как веснушки у Джинни, и белый, как молоко в блюдечке. Малиновый, оранжевый, желтый… Еще – серый. Как туман. Как глаза у Драко. И у Рольфа. Это все так странно, правда?

* * *
- Она счастлива, как ты думаешь? – Джинни бесцельно поворошила короткие стебли белых роз, и рассеяно провела пальцем по чуть влажным бутонам.

- Ну наверное, она ведь замуж выходит, - Гермиона умудрялась одновременно общаться с Джинни и флористом, перебирать цветы и вычеркивать что-то в длинном списке.
Конечно, она взяла на себя все хлопоты по устройству свадьбы подруги – у Луны нет ни родных, которые бы занялись организацией, ни многочисленных друзей. Гермионе искренне хотелось, чтоб все получилось как надо, чтоб Луна запомнила этот день как самый счастливый в своей жизни.

- Знаете, мне кажется, невесте подойдет букет из вот этих молочно-белых хризантем, - девушка-флорист привычным движением направила палочку на цветы в большой прозрачной вазе. – Они превосходно сочетаются с белыми платьями.

- Невеста будет в желтом, и цветы к платью уже подобраны. Необходимо лишь подобрать композиции для стола, - голос Гермионы прозвучал по-деловому жестко, девушка смутилась и замолчала.

- Как ты думаешь, она его любит? – Гермиона оторвалась от своего листочка и посмотрела на подругу.

- Джинни, конечно, любит. Ее ведь не насильно под венец тащат, - Гермиона вдруг нахмурилась. – Слушай, как там у вас с Гарри? Все хорошо? Вы случайно не поссорились?

- У нас все замечательно, Гермиона, честно! – Джинни попыталась улыбнуться. – Все хорошо, не стоит постоянно он нас беспокоиться: мы ведь не дети – сами разберемся.
Гермиона недоверчиво покачала головой, но настаивать не стала – действительно, она не имеет права вмешиваться: каждый сам разберется со своей жизнью.

- Знаешь, мне кажется, она его очень любит, - Гермиона решительно повернулась к Джинни. – И у них все будет хорошо.

- Правда? – Джинни посмотрела на нее вопросительно, как когда-то давно, в детстве, когда точно так же ожидала от взрослой, умной и уверенной в себе Гермионы ответов на все вопросы. Только тогда она всегда находила время, чтоб помочь ей, а сейчас у Гермионы не было ни единой свободной секунды на просто поговорить.

- Правда, - кивнула Гермиона, и поправила выбившуюся из прически прядь. – Кстати, у сегодня тебя очень красивая мантия. И ты мне так и не рассказала, что там еще Джеймс затеял.

- Но…тебе же надо доклад в Министерство готовить? – Джинни слегка недоуменно глянула на подругу.

– Ничего, поработаю над ним попозже. Кстати, с цветами мы закончили. Еще надо разобраться с подарками, я знаю один интересный магазинчик, но сначала… Давай кофе выпьем, а?

Джинни посмотрела на нее, сначала удивленно, а потом позволив появиться на губах лукавой усмешке:
- А потом зайдем, посмотрим новые мантии у мадам Малкин?

Гермиона слегка нахмурилась, но потом расплылась в беззаботной и совсем не гермионистой улыбке:
- Хорошо. Только чур ты заберешь Рози с Хьго на выходные! Мы с Роном уже триста лет никуда не ездили вдвоем…

* * *
Когда Рольф впервые подарил мне букет розовых тюльпанов, у него была такая смешная и смущенная улыбка… Мне вообще-то мало кто дарил цветы. Первый букет был от папы – огромные волшебные подсолнухи на мой пятый день рождения, такие желтые-желтые, смеющиеся и слепящие. В школе мне цветов никто не дарил, только один раз – на седьмом курсе – Невилл принес мне букетик фиалок. Он тогда почему-то очень смущался, и что-то говорил о нас и о Ханне. Честно говоря, я ничего не поняла. Ханна – она очень хорошая! Я Невиллу так и сказала, а он покраснел и чмокнул меня в щечку. Он такой смешной иногда, похожий на плюшевого медвежонка. Как замечательно, что у меня есть такой друг. Я до сих пор храню его засушенным в книге. Странно, правда? А Гарри часто дарит мне цветы. В последний раз это были нежные, ароматные лилии. Я его очень люблю! Вы знаете, у его дочки второе имя – Луна. Она моя крестница. Я за них всех так рада!
Интересно, какие цветы мне подарит Драко?


* * *
- Нев, ну я думаю, мы обязательно должны пойти. Это ведь наши друзья. – Ханна поглаживала Невилла по плечу, а тот смотрел куда-то в окно, вдаль, туда, где солнечный июньский день, и прозрачное небо, и белые астры… Это – там, где пушистые облака и звонкие трели птиц, а тут – дом. Такой привычный, уютный, спокойный. С вязаными ковриками, фотографиями на каминной полке и разбросанными детскими игрушками на лестнице. А в доме – и дети, и Ханна. Все такие живые, загорелые, веселые. Это счастье, наверное. Но только в юности ли, в детстве ли, остался июнь - и она. Воздушная, рассеянная, немного сонная – прекрасная. То есть, она и сейчас – есть. И приглашает на свадьбу. Искренняя в своем дружеском порыве. Друзья. Они ведь правда только друзья.

- Ханни, я не знаю, у меня там мандрагоры подрастают, в теплицах, ну, ты же понимаешь…

- Невилл Лонгботтом! Какие там мандрагоры! Слушай меня внимательно – на свадьбу мы принесем букет самых лучших и красивых цветов – тех, золотисто-розовых, как они там называются, не помню. Изволь их достать! – Ханна Эббот сердито посмотрела на мужа, и спустилась вниз, в главный зал "Дырявого котла".

Она ведь ничего не понимает – хорошая, добрая, милая, уютная Ханна. Она прекрасно готовит, и заботится об их детях. Она делает замечательный глинтвейн и печет чудесные пироги. Она даже его суровой и отнюдь не сентиментальной бабушке понравилась.

- Папа, будешь шоколадку? – Невилл подхватил на руки вбежавшую в комнату дочку.

- Ну, разве что кусочек. Спасибо, Кудряшка. А у меня тут мармеладная мышка есть – будешь? О, даже две, держи. Беги, поделись с братом.

- Конечно, пап, спасиб! А ты знаешь, мне мама новое платье купила! Такое….оно такое….и голубое, и с блестками, и… – Мари, не сумев сдержать эмоции, закружилась на одной ножке.

- Покажешь?

- Нет, пап, только завтра! – малышка засмеялась и показала язык. – И у мамы тоже новое платье, только это секре-е-т!

Невилл заговорщически подмигнул и прижал палец к губам:
- Я маме ни-ни!

- Ага! Ладно, пап, я гулять пойду! Мы с Джесси договорились! Я ненадолго – на пару часиков.

- Мама знает?

-Ага, - Мари нетерпеливо постучала ножкой по полу, ладная, быстрая, с солнечными бликами на волосах.

- Ну, беги.

Невилл послушал затихающий топот ножек по лестнице и прижался лбом к стеклу. Конечно, он пойдет завтра на свадьбу. С букетом. Только не циклиниями, о которых говорила Ханна. Он возьмет астры – молочно-белые, с жемчужно серебристым отливом – он сам их вывел. Такие сонно-растрепанные, с чуточку недоуменными лепестками. Их занесли в Каталог магических трав и растений под названием Лунных Астр. Так их назвал Невилл – не решаясь даже себе признаться, почему. Конечно, он пойдет завтра на свадьбу – его жена всегда добивается своего, этим она очень похожа на Гермиону Грейнджер. Он пойдет на свадьбу, подарит цветы и поцелует невесту – как странно звучит это по отношению к Луне – в щечку. И – отпустит на волю тот пахнущий цветами и солнцем июнь, нежный, сероглазый и чуточку сонный…





Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Top.Mail.Ru