Linuxikk (гамма: Redhat)    закончен   Оценка фанфикаОценка фанфикаОценка фанфика

    Иногда молодежи сносит крышу. Иногда её сносит конкретно... Без учёта эпилога. Возможно ООС, всё-таки за двадцать лет люди должны измениться. 2 глава - сиквел "Тумбочка" (романтическая история, рассказанная неожиданным персонажем)
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Северус Снейп, Лили Поттер-младшая, Гарри Поттер, Минерва МакГонагалл
    Любовный роман /Юмор || гет || PG-13
    Размер: мини || Глав: 2
    Прочитано: 15658 || Отзывов: 20 || Подписано: 2
    Начало: 19.05.10 || Последнее обновление: 03.09.10

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

Я — не она (+ сиквел "Тумбочка")

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 


Название: Я – не она
Гамма: Redhat
Рейтинг: PG-13
Жанр: мелодрамка с юморными нотками
Аннотация: иногда молодёжи сносит крышу. Иногда её сносит конкретно…
Комментарий: благодарю Лимонку, В. Соколову и Дилю за помощь в работе над фиком
Размер: мини
Статус: закончен

________________


— Задержитесь, Поттер… Гриффиндор по вашей милости в минусе на триста двадцать баллов, но вы усердно продолжаете вести себя, как…
— У меня смягчающее обстоятельство — я люблю вас, профессор!
— Поттер, услышьте меня: возьмите себя в руки и прекратите этот идиотский спектакль. Мне до чёртиков надоело видеть вас у собственной двери каждое утро.
— Так впустите меня, что вам стоит открыть?
— Выметайтесь отсюда, пока я не применил Мобиликорпус.
— Не выйдет. Сами знаете, отец наложил на меня сильнейшие защитные чары — любое заклинание полетит обратно.
— Убирайтесь, Поттер, по-хорошему!
— То задержитесь, то убирайтесь… Всё равно завтра у нас зелья, вам от меня никуда не деться.
— Откуда столько наглости, ума не приложу. Мерлин, за что ты проклял меня Поттерами?
— Так… я приду вечером, ага?
— Исчезните, Лили. Вы достали меня ещё больше, чем ваши отец и дед вместе взятые!
— И я вас люблю, профессор! — на мгновенье остановившись в дверях, она послала Северусу воздушный поцелуй и выбежала из класса.

Молодая, смешная, бесшабашная… Внезапно ворвавшись в устоявшуюся жизнь Снейпа, она перевернула её с ног на голову. Больше сорока лет Поттеры не давали ему житья, то подвешивая вниз головой, то влипая в бесконечные неприятности. А сейчас эта пронырливая неугомонная девчонка, вбившая себе в голову ахинею про любовь, день за днём продолжала донимать его, уверяя, что только с ней он наконец-то станет счастливым. Вздор!

***

Эта странная история длилась чуть больше года. Заметив неадекватное поведение студентки, Северус поначалу списывал его на сложный характер, потом на буйство гормонов, но с каждым днём младшая Поттер выделывала всё новые и новые фортели, методично выводя Мастера зелий из себя. В один прекрасный вечер паззл сложился в ясную картину…

…Шел одиннадцатый час ночи, все ученики по правилам школы должны были находиться в своих башнях, готовясь ко сну. Северус направлялся из директорского кабинета в личные комнаты, когда обнаружил её, сидящую на подоконнике.
— И снова Поттер… Пять баллов с Гриффиндора! Живо в свою спальню!
Лили послушно спрыгнула и вместо извинений повисла у него на шее, а затем, наивно заглянув в глаза, припала к губам, неумело целуя.
— Это ещё что за выходки? — отступив, прошипел Мастер зелий.
— Я люблю вас, профессор Снейп! — на одном дыхании выпалила студентка.
— Вы умом тронулись? Сходите к мадам Помфри за успокоительным, оно вам не повредит. И… минус пятьдесят баллов за фамильярность. Не смейте ко мне прикасаться!
Эмоции Лили, очевидно, затмевали её разум, мысли путались:
— У факультета не осталось баллов, поэтому… — она снова постаралась поцеловать Северуса, но вторая попытка не увенчалась успехом. Снейп схватил её за плечи и сильно встряхнул:
— Довольно ломать комедию, Поттер. Убирайтесь! — и, отпихнув нахалку, быстрым шагом ушел прочь.
Так начался его кошмар.
В профессора не влюблялись студентки. Возможно, он и нравился кому-то, но до сих пор никто не решался открыться. Лили-младшая стала первой. Поначалу он воспринял чувства девушки как издевательство. Потом он предположил, будто она с кем-то поспорила и теперь всеми правдами и неправдами старается выиграть пари. К концу года ни одна из догадок не подтвердилась, и он нехотя признал, что без посторонней помощи ему не справиться со сложившейся ситуацией.
Эту деликатную тему Северус обсудил с МакГонагалл, задержав её после педсовета. Мудрая женщина пожала плечами, сказав, что давно подозревала о влюблённости юной особы и обнадёжила — ситуация разрешится сама собой.
— Это безумие длится больше года, Минерва. Никаких сдвигов, я теряю самообладание… Дело закончится тем, что я напою её отворотным зельем…
— Даже думать не смей! Ты знаешь, последствия бывают необратимыми: из-за побочных эффектов девочка на всю жизнь может остаться неприступной стервой с ледяным сердцем…
— Мне плевать!
— А ты не допускаешь…
— Молчи, Минерва! Ни слова!
— Я всего лишь намекаю, Северус. Альбус всегда говорил: «Из каждой ситуации можно извлечь пользу…». Не поверю, что она ни капельки тебе…
— Минерва, и это говоришь мне ты – столп школьной морали? Какое тебе дело до Поттер?
— Давным-давно я сама находилась в похожей ситуации. Конечно, я не навязывалась подобным образом — Мерлин упаси! — но могу представить, как тяжело…
— Остановись! Прибереги откровенности для задушевных бесед с Помфри и Хуч. А вот в расчётливости Дамблдора я ни минуты не сомневался.
Она пожала плечами:
— Не будем о нём. Тебе стоит быть помягче с девочкой, она же искренна…

Снейп не стал спорить, убеждая коллегу в невозможности такого союза по многим причинам: помимо нарушения преподавательской этики — связи с собственной студенткой, — здесь играла важную роль внушительная разница в возрасте: Лили-младшая ему во внучки годилась. Махнув рукой, Северус удалился.
Для него было удивительным, что чопорная МакГонагалл не осуждала и не предостерегала его от опрометчивого шага, а, наоборот, открыто поддерживала мисс Поттер. Естественно, Минерва проводила параллель между собой и Дамблдором, но Снейп не собирался потворствовать девичьим грезам или воплощать в жизнь чьи-то неосуществившиеся мечты. Безусловно, за прошедшие годы он стал более сдержанным, поправил здоровье и привел себя в порядок, но это не означало, что он годится в мужья восемнадцатилетней девушке. Помня о прошлом, Мастер зелий крайне щепетильно относился к своей репутации: за время преподавания его ни разу не заподозрили в порочащих связях со студентками.

Ситуация осложнялась ещё и тем, что Лили, помимо всего прочего, была дочерью не только надоедливого бывшего ученика, но и Министра магии. Следовательно, любой неверный шаг грозил Снейпу долгими проволочками и разбирательствами — Поттер в долгу не останется, припомнив ему все снятые за годы ученичества баллы, тем более, дело касалось его обожаемой Лили Луны.

Тем же вечером, сидя в своем кабинете и проверяя предэкзаменационные контрольные, Снейп пришел в ужас от увиденного в свитке Лили: мало того, что все ответы были неправильными, так весь пергамент пестрил надписями: «Примите мою любовь!», «Вы моя мечта...»
Это стало последней каплей, которая окончательно вывела из себя профессора:
— Минерва, — голова Мастера зелий показалась в камине декана Гриффиндора, — я снова по душу твоей ненаглядной Поттер. Полюбуйся! — он протянул свиток женщине.
— Безобразие!
МакГонагалл всплеснула руками и, накинув мантию, покинула покои.

Уже через семь минут взъерошенная студентка, как невинная овечка, переминалась с ноги на ногу перед столом Снейпа.
— Мисс Поттер, вы завалили сегодняшнюю контрольную по зельям — забирайте заслуженный «тролль», — он бросил в её сторону злосчастный свиток. — Экзамен через три недели. Вы собираетесь готовиться?
— Ну…
— Прекратите мычать! Возьмитесь, наконец, за ум!
— Всё в ваших руках, профессор. Пустите меня в свою жизнь, и я сдам на «превосходно».
— Вы собрались шантажировать меня?
— Я всего лишь предлагаю… ну, почти сделку: вы даёте мне шанс доказать, что я достойная вас ведьма, а я сдаю выпускную белиберду на «превосходно». И вы, и я в плюсе. Мы оба ничего не теряем.

Северус в очередной раз понял свою ошибку и пошел другим путём, сменив кнут на пряник:
— Мисс Поттер, если вы любите меня так, как уверяете, зачем заставляете нервничать, переживать из-за вас, тянете назад весь факультет? Уважьте своего профессора, соберитесь и подготовьтесь как следует. Любовь — любовью, а выпускные экзамены — это важный рубеж в жизни каждого человека.

Лили слушала его, пропуская половину мимо ушей и действительно не понимая, почему Снейп не допускал мысли, что она может составить ему отличную пару… В магической истории встречались семьи с ещё большей разницей в возрасте. Например, Фламель со своей женой, или её собственный декан и покойный директор Хогвартса. Конечно, ходили слухи, что их отношения были всего лишь прикрытием ориентации Дамблдора, но ведь профессор МакГонагалл искренне любила Альбуса!
А она, Лили Луна, влюбилась в Северуса. Пускай он староват, чересчур вреден, педантичен и дотошен, но он умный, интересный, в нём есть харизма, с ним можно поговорить обо всём на свете! А главное, он загадочен, неприступен, опытен… Лучше страдать из-за такого мужчины, чем пару раз переспать с каким-нибудь прыщавым идиотом, у которого на уме один секс!

— Мисс Поттер, — он помахал перед её лицом волшебной палочкой, привлекая внимание. — Словно со стеной разговариваю…
— Простите, я задумалась. Вы упёрлись, я уперлась, — она мягко улыбнулась и расправила складки на клетчатой юбке, на мгновенье напомнив ему мать Гарри. – Мы ведь с ней похожи, правда? — девушка поймала мимолётный взгляд Снейпа.
— Да, — даже спустя много лет в его голосе слышалась горечь утраты.
— Я слышала грустную историю про вас с моей бабушкой, — Северус в мгновенье ока переменился в лице. — Поверьте, профессор, я – не она...

— Хватит. У вас завтра итоговая контрольная по трансфигурации, и ваш драгоценный декан опять скажет, что я мешаю студентам учиться, задерживая их на отработках. Передайте своему отцу — я желаю видеть его как можно скорее. Это всё!
— МакГонагалл ничего не скажет! – девчонка неожиданно чмокнула Северуса в щёку и побежала прочь.
— Пять баллов с Гриффиндора, — обречённо прошептал ей вслед уставший от бесконечных споров профессор.

***

Северус решился на крайнюю меру — лично обсудить с Гарри сложившуюся ситуацию. В школе Магии и Чародейства было не принято вызывать родителей учеников «на ковёр», кроме специально отведённого для родительского собрания дня — третьего четверга сентября.
Несмотря на занятость, Министр не заставил себя долго ждать. Уже следующим вечером он сидел напротив бывшего преподавателя, разглядывая пополнившуюся за прошедшие годы коллекцию заформалининых уродцев.
— Присматриваете себе местечко, Поттер? — не упустил приятной возможности Снейп.
— Давайте сразу к делу! Обмениваться любезностями можно до ночи, а я, как вы знаете, человек занятой…
— Мистер Поттер, к моему глубочайшему сожалению, сложилась неподобающая ситуация, требующая немедленного вмешательства. Никогда не думал, что скажу это вам, но мне нужна ваша помощь...
Гарри потеребил край рукава мантии и выжидающе уставился на Снейпа:
— В чём?
— Посмотрите… — он протянул бывшему ученику одну из колб, в которых по магическим обычаям хранились важные воспоминания.
Вынырнув в реальность, Поттер снял очки и устало потёр переносицу.
— Зачем вы мне это показываете? Думаете, я не в курсе?..
— Для вас это не новость?! Так что ж вы не приструнили своё чадо, господин Министр?
— Снейп, мы с Джинни уже несколько месяцев не знаем покоя, но мы не предполагали, что дочь до такой степени потеряла чувство собственного достоинства: обивает ваши пороги и подкарауливает ночами в коридорах.
— По её милости Гриффиндор ушел в минус больше чем на триста баллов.
— Северус, причём здесь баллы? Вам никогда не понять, как это — не спать ночами, переживая за собственного ребёнка, — Снейпа задели слова бывшего ученика, но, естественно, на лице бывшего шпиона не дрогнула ни одна мышца. — На самом деле вы меня опередили, я сам хотел встретиться. На прошлой неделе мы очень серьёзно поговорили с Лили; похоже, как бы омерзительно это ни было, она в вас действительно влюбилась!
— Поттер, вы всё-таки идиот! В искренности её чувств я убедился ещё в начале года. Я вызвал вас, чтобы вы повлияли на дочь и избавили меня от её нелепых домогательств. Она компрометирует меня в глазах остальных учеников, подрывает авторитет, саботирует мои занятия, специально заваливает контрольные.
— Исключите её! Переведите в другую школу! Сами увольтесь, в конце концов.
— Поттер, это глупо! До конца учебного года осталось чуть больше месяца, сейчас это не имеет смысла. Вы подумали, где и как она будет сдавать экзамены, если мы её исключим? Зачем ей дополнительный стресс, а вам — скандал?
— Тогда продолжайте игнорировать Лили, или, — Гарри сглотнул, — она вам нравится?
Снейп напрягся, ему претило оправдываться перед бывшим студентом.
— Мистер Поттер, — едва сдерживая себя, прошипел он, — прекратите нести бред.
— Нет, профессор! Моя дочь влюбилась в вас – вот самый настоящий бред! Сложившаяся ситуация нам с Джиневрой крайне неприятна, даже отвратительна, но мы не имеем права вмешиваться в чувства Лили Луны. Дать совет, направить, чем-то помочь — да, а требовать и подавлять — нет. Она личность, к тому же совершеннолетняя; это её жизнь…

— Странно слышать от вас такое. Жаль, ваша новоявленная мудрость включилась в самый неподходящий момент… — Северус собрал пергаменты, лежавшие на столе, и убрал их в один из ящиков. — Мне больше нечего сказать, мистер Поттер.
— Зато мне есть! Если вы за целый год не нашли способ поставить её на место, значит вам самому это не очень надо! И все ваши отговорки — лишь прикрытие, чтобы казаться правильным…
— Да как вы смеете?!
— Смею. Я знаю вас много лет, видел, на что вы способны в критических ситуациях, и вы не нашли слов, чтобы послать далеко и надолго глупую девчонку?! Не верю!
— Пронырливую малолетнюю шантажистку… Вы, как и любой родитель, уверены, будто ваш ребёнок — пуп земли.
— Не спорю. Но мне кажется, она вам всё-таки нравится. Только не надо кидаться в меня Авадой. Она копия моей матери, логично, что вы подсознательно…
— Вы в своем уме, Поттер? В этом деликатном вопросе я пытался быть лояльным, надеялся обрести в вашем лице поддержку, вместе образумить Лили, и лишь для этого пригласил вас сегодня, но…
— Никаких «но», профессор. Мы с Джинни потратили почти год на воспитательные беседы, Гермиона знакомила её с разными юношами, Молли совсем лишилась сна… Пошло всё к черту!
— Прекратите истерику! И что в итоге?..
— Я не знаю, что делают в таких случаях. Северус, — тон Гарри смягчился, — она перестала есть, выглядит ужасно, всё время плачет …Короче, её здоровье и психика мне важнее предрассудков. Если Лили выбрала вас, — Поттер поморщился, — Мерлин с ней, мы примем любое её решение, остальное — на ваш откуп! — и Министр нырнул в камин, оставив опешившего Снейпа размышлять над его словами.

Беседа со счастливым отцом не увенчалась успехом: просвет не наступал. Лили с завидным упрямством продолжала каждое утро подпирать профессорскую дверь, караулить его у входа в Большой зал, ласково улыбаться и изыскивать всё более изощренные способы передавать любовные послания.
Над ней посмеивались друзья, не говоря уже об учениках других факультетов: те считали её помешанной и обходили стороной. Возможно, она была бы рада отступиться, но ведь Поттеры не сдаются!
В какой-то момент Северус подумал: чёрт с ней, будь что будет. Но чувство ответственности и здравый смысл не дали ему преступить черту здравомыслия. Шестьдесят два и восемнадцать — это абсурд.

***

Конец мая выдался на удивление тёплым. Экзамены прошли как кошмарный сон. Несмотря на все передряги, Лили сдала почти всё на «превосходно», с единственной «выше ожидаемого» по защите от тёмных сил.
Безразличие Снейпа её ранило, но грустить было некогда. Всё свободное время Лили занималась танцами – разучивала вальс и танго. Лили хотела пригласить Северуса, когда на балу объявят Белый танец.
Покупая выпускное платье в одном из магазинчиков Хогсмида, сквозь витрину она заметила профессора, уверенным шагом направлявшегося в «Кабанью голову». Быстро расплатившись, она, не раздумывая, пошла за объектом обожания. В зале его не оказалось. Лили.поднялась по деревянной лестнице на второй этаж, где находились комнаты для желающих уединиться. Стены длинного коридора украшали чучела птиц, а потолок венчала массивная кованая люстра с зачарованными свечами. Одна из дверей оказалась приоткрытой. Заглянув, она увидела Мастера зелий: он отдыхал, сидя в кресле-качалке и закрыв глаза. Из одежды на нём остались лишь брюки и рубашка, мантия и сюртук висели на вешалке. Строгий вид профессора диссонировал с мещанским убранством комнаты, меблированной в пасторальном духе.

— Опять проходу не даёте?
— А вы умеете видеть с закрытыми глазами?
— Ваши духи преследуют меня, как фантомные запахи… Поттер, я имею право на личную жизнь! Исчезните!
— Мистер Снейп, я больше не ваша студентка, ну, почти. Давайте поговорим…
— Говорите, Поттер, и проваливайте, чтобы духу вашего здесь не было!

От радости Лили подпрыгнула и, улыбнувшись, закрыла дверь. Она подошла к Северусу и, помявшись немного, забралась к нему на колени. Снейп продолжал спокойно сидеть в кресле, не обращая внимания на обнажившиеся девичьи колени. Лили робко поцеловала его брови, глаза, щеки и, осмелев, прикоснулась к губам… Сердце замирало от счастья – она мечтала об этом больше года.
— Вы так холодны, Северус, — прошептала Лили, едва прикоснувшись к ушной раковине. Поёрзав на его коленях, она расстегнула пуговицы на рубашке и решилась на более действенные ласки... Когда, потянувшись к ремню, девушка не встретила сопротивления, она зажмурила глаза и юркнула рукой внутрь брюк…
Снейп оставался всё таким же безучастным. Лили не была прирожденной соблазнительницей, но интуитивно понимала: что-то нет так. Она недоуменно уставилась на профессора:
— Я слышала, мужчины должны… — она вспыхнула до корней волос, — ну, вам должно это нравиться.

Снейп посмотрел ей прямо в глаза: он действительно не хотел эту заносчивую глупую упрямицу, даже несмотря на её молодость и сходство с той, которую любил всю жизнь.
— Вы не привлекаете меня как женщина. Поймите это...
— Не верю!
Она слезла с его колен и подняла руку к пуговичкам на блузке:
— Хотите, я разденусь и… станцую для вас?
— Довольно! — прорычал Мастер зелий. — Вы — бездарная актриса или дешевая шлюха, предлагающая себя? Ваше поведение недостойно леди и откровенно омерзительно.

Снейп не собирался опускаться до банальных оскорблений, но сил терпеть этот юный вздор больше не было. Он поднялся из кресла, привёл себя в порядок и подошел к окну, скрестив руки на груди и уставившись вдаль.
Тишину нарушил жалобный всхлип:
— Зачем вы так?..
— А как ещё мне донести до вашей тупой башки — я не хочу иметь с вами ничего общего! Я ничего не чувствую к вам, кроме раздражения, как и ко всем Уизли! Лили, у меня училась ваша мать…
Я — не она!
— …ваши треклятые дяди, особенно младший, отравляли моё существование… Не семья, а сборище идиотов.
— Вы правы, — согласилась Лили. — Тётя Гермиона до сих пор жалеет, что послушалась родителей и моего папу, приняв предложение дяди Рона. Неужели им было не ясно, что в мозгоплане они не пара?!
— Что ещё за мозгоплан?
— Ну, мозги, ум… Умом они друг другу не подходят. Дядя Рон, между нами говоря, не шибко умный.
— Вот уж, амортенцию открыли! А вы, юная леди, выражаясь вашим языком, подходите мне по мозгоплану?
— Надо проверить, вдруг... Я же всё-таки не дура!

Услышав эти слова, Снейп впервые за последние полтора года рассмеялся в голос. За всю жизнь он не попадал в более трагикомичную ситуацию.
— Что смешного-то?
— Тебе только восемнадцать исполнилось, Лили, — Снейп неожиданно перешел на «ты». — Если тебя возбуждают старики, то я не педофил.
— Что вы такое говорите?
— Не спорь! По сравнению с тобой я старый дед!
— Отговорка не принимается; у вас даже детей нет, поэтому вы ни разу не дед! — воодушевилась Лили. — А отцом стать вполне успеете, если прекратите артачиться, как упрямый осел!
— Как же мне от тебя избавиться? — Северус вопрошающе уставился на девушку, поражаясь силе воли и рвению, с которыми Лили добивалась своего; вот она, гремучая смесь Уизли и Поттеров.
— Может, яду?.. Нет, лучше Авадой — надежно, быстро и точно сработает. Нет?
— Прекрати балаган! Пойми, Лили, мы — не пара. Мне проще представить Хагрида вместе с профессором Флитвиком, чем тебя, в моих объятиях.
— Да, вы с перчинкой, мистер Снейп… На самом деле, всё, что вы скажете дальше, мне мама сто пятьдесят раз говорила, а про папу я вообще молчу. Если я повторю его слова, то мне до конца дней зарабатывать для Гриффиндора баллы.
— Представь хотя бы, что будет через десять лет: я превращусь в брюзжащего импотента, а ты заведёшь любовника и будешь мучиться от угрызений совести…
— Профессор, с такими рассуждениями и тем, что я наблюдала пять минут назад, вы уже похожи на брюзжащего импотента…
— Поттер… — Снейп сжал кулаки, сдерживая желание проклясть мерзавку.
— С удовольствием стану Снейп!
— Ты не допускаешь мысль, что я до сих пор люблю твою бабушку?
— Её уже сто лет в живых нет! — запротестовала Лили-младшая.
— А всё же?..
— Намекаете, я… не она?

Он пожал плечами, обсуждать что-то ещё было бессмысленно. В помещении стало очень тихо, лишь голоса посетителей трактира доносились снизу. Зачарованная голова лося фыркнула, будто сочувствуя двум волшебникам.
— Вижу, вас не пронять. Рано или поздно я повзрослею, и тогда… — выдержав паузу, Лили подмигнула профессору и ушла.

Северус расстегнул верхние пуговицы рубашки и с облегчением выдохнул. Тяжёлый был год: каждый день видеть у своего порога копию той, которую любил всю жизнь и понимать — это лишь внешнее сходство. Снейп мысленно похвалил себя за выдержку — стойко вынести ёрзанья молодой красивой девушки у себя на коленях сможет не каждый мужчина.
Возможно, Минерва права, и Лили — его шанс… Конечно, в жизни всё бывает, но Северус твёрдо знал: это не тот случай.

>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Top.Mail.Ru