Merenwee    в работе   Оценка фанфикаОценка фанфика

    Много плохого произошло в сражении в Хельмовой Пади, но эти ужасные события также сплотили и дружбу. Предупреждение:в этой истории, как и в книге, кроме Леголаса никого из эльфов в Хельмовой Пади не было.
    Книги: Миры Дж. Р. Р. Толкиена
    Арагорн, Леголас, Гимли
    Angst /Приключения /Hurt/comfort || G
    Размер: миди || Глав: 3
    Прочитано: 13187 || Отзывов: 8 || Подписано: 17
    Начало: 30.08.11 || Последнее обновление: 10.09.11
    Данные о переводе

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

And we're still here

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Не все, что может быть подсчитано, подсчитывается, и не все, что подсчитывается, может быть подсчитано.

Альберт Энштейн. (1879-1955)


I.
Леголас осторожно подошел к своему другу, готовившемуся к битве. Арагорн даже не осмотрел свои раны и ни капельки не отдохнул. Лицо следопыта было испещрено морщинами беспокойства и тоски; морщинами, которые эльф только углубил.

«Прости меня, Арагорн», - грустно проговорил Леголас, подавая Следопыту его меч. Арагорну было нужно это оружие – перекованный Андрил – вне зависимости от того, какая судьба была ему уготована. «Я не хотел обидеть тебя или выказать недоверие», - добавил он, опуская взгляд. «Я верю тебе и твоим мудрым решениям…Но…»

«Но?» - переспросил все еще пребывающий в расстройстве следопыт, вкладывая меч в ножны.

«Мое сердце неспокойно…», - проговорил, наконец, эльф. «Я не боюсь ни битв, ни смерти, но… но я еще никогда не сражался бок о бок … - Леголас помолчал, и тоска исказила его лицо, - …бок о бок … с детьми».

Арагорн прикрыл глаза, даже поморщившись от правдивости заявления Леголаса. Он страдал от происходящего, даже от слов дорогого друга, казалось, что это даже хуже страшного ночного кошмара, который он недавно пережил. Он, наконец, развернулся к своему другу, статуей застывшему позади него. Леголас не отдохнул и не поел с тех самых пор, как они прибыли, он только обходил окопы, как неутомимый часовой, глубоко обеспокоенный тем, что случилось.

«Мы одни, mellon-nín», - с горечью проговорил он, кладя руку на плечо принца. «Они – это единственная помощь, которая у нас есть», - признал он наконец, также опустив взгляд. «И потому…если мы не сможем….выживших не будет…»

Леголас поджал губы, его молчание выражало солидарность, но не согласие.

«Моя дружба с тобой, Арагорн», - заявил он. «Будь то здесь или в самой глубокой из самых ужасных пещер, я последую за тобой, и из моих уст ты больше не услышишь ни одной жалобы».

Никогда еще сердце Арагорна не болело так, как сейчас, после слов его друга. Леголас всегда казался более хрупким, чем он был на самом деле, а его музыкальный голос не показывал, каким умелым воином он был. Арагорн, более известный как Эстель, воспитанный мудрым Элрондом в Имладрисе, наконец, облачился в доспехи своего истинного наследия, и теперь столкнулся со своей судьбой лицом к лицу. Если бы он мог что-либо изменить в этот страшный день – или в любой другой – он не мог пожелать лучшей компании. Арагорн отказался бы от любой армии, лишь бы только Леголас был на его стороне.

«Ты сыграл столько важных ролей в моей жизни, mellon-nîn», - сказал Арагорн с чувством, боясь, что у него не будет другой возможности сказать то, что он хотел. «Ты был мне как отец, когда я был маленьким ребенком, как брат, когда я рос, и как друг, всегда, когда я нуждался в таковом». Он приостановился, чувствуя, что Леголас слегка вздрогнул, разбуженный эмоциями. «Итак, могущественный принц Лихолесья, - сказал Арагорн с уважением, – твой отец нуждается в тебе, в твоей помощи в управлении и защите вашего народа, но ты все бросил и пошел со мной в эту страшную битву. Ты сражаешься за простых людей, о которых вся Арда, кажется, забыла и игнорирует… Я знаю, что ты здесь со мной…только чтобы поднять оружие вместе со мной…»

«Эстель», - запротестовал Леголас смущенно, но Арагорн приложил два пальца к губам, крепко держа его за плечи.

«Если я умру с тобой, Леголас, mellon-nín, – сказал он со всей серьезностью, – если мы не увидим, как снова восходит солнце, чтобы облагословить нас, я хочу, чтобы ты знал это, и пусть эта истина никогда не увядает в твоем сердце. Я всегда замечал, все, что ты делал для меня, все твои улыбки и поощрения, во все времена, как и сегодня, ты подавал мне свою руку, закрыв глаза на завтра. Все это есть и всегда будет жить в моей душе ... Если я умру за тебя, Леголас, мой друг, мой брат, это не случится прежде, чем я скажу тебе спасибо».

Две тихие слезы прочертили свой путь по лицу эльфа, который не ответил, сжав губы. Леголас положил руку на сердце и почтительно склонил голову, так торжественно, как и все происходящее с ними. Затем он ушел в полной тишине; этот побег, который уберег бы его от того, чтоб не показать эмоции, которые не помогли бы в тот момент его обеспокоенному другу.

Арагорн смотрел, как эльф удаляется своей танцующей походкой. Столько лет прошло, и они – следопыт и эльф многое пережили, но одно было неизменно. У Арагорна осталось то же странное впечатление, сохранившееся с детства: весь окружающий мир словно начинал светиться, когда мимо проходил Леголас.

В конце длинного коридора следопыт видел, как он кивнул идущему навстречу гному, как они обменялись парой слов; слов, что Арагорн не слышал, но Гимли покачал головой и улыбался.

«Упрямый эльф», – сказал гном, подойдя.

Арагорн рассмеялся. Сколько человек до сих пор зовут его так?

«Это фамилия Леголаса», – пошутил Арагорн.

«Он не хочет одевать доспехи», – проворчал Гимли, расправляя странные доспехи, которые явно ему не подходили.

«Он лучник», – напомнил ему следопыт.

«Конечно», – согласился Гимли с особой иронией, будто узнал жизненно важную информацию. «Всем известно, что у грудной клетки лучников есть естественная защита от всех видов форм нападения».

Арагорн снова рассмеялся.

«Броня будет стеснять его движения, Гимли. Не притворяйся, что ты этого не знаешь».

Гном фыркнул и кинулся на ближайшую деревянную скамейку, скрипнувшую под его весом.

«Он будет находиться на выгодной позиции, друг мой, не волнуйся», – заверил его следопыт. «Я уже запретил ему присоединяться к большой битве, даже если у него закончатся стрелы».

Настала очередь Гимли смеяться. Смех гнома отражался эхом в пустых углах унылого зала вокруг них, пробуждая странное чувство в сердце Арагорна, который вдруг вспомнил своего названного брата Элрохира, жертвой саркастических изысканий которого он становился большее количество раз, чем мог сосчитать.

«А ты уже попросил солнце взойти завтра немного раньше, благородный дунадан?»

Арагорн озадаченно нахмурился.

«Этот упрямый эльф не подчиняется приказам, и ты знаешь это лучше меня», – уточнил гном, закуривая трубку. «При малейшей опасности, угрожающей нам, он придет на помощь. Если, конечно, ты не прикуешь его цепью за ногу».

Арагорн нахмурился еще сильнее, но повернулся к другу спиной, не желая показывать своего беспокойства.
Он еще ни одного конфликта не боялся так, как того, с которым им предстояло столкнуться.


***
mellon-nín - мой друг (эльф.)
>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Top.Mail.Ru