Шанс на жизнь, шанс на смерть. Часть вторая: Князь автора Alisse (бета: Mr_Destiny) (гамма: tirit)    закончен   Оценка фанфикаОценка фанфика
Гарри Поттер стал Князем Стихий. Получится ли у него завершить дело, начатое Гарри-из-будущего? Первая часть лежит тут: http://www.hogwartsnet.ru/mfanf/ffshowfic.php?l=0&fid=45351
Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
Гарри Поттер
Общий, AU, Приключения || джен || PG-13 || Размер: миди || Глав: 5 || Прочитано: 23630 || Отзывов: 35 || Подписано: 148
Предупреждения: ООС, AU
Начало: 08.12.11 || Обновление: 23.02.15
Все главы на одной странице Все главы на одной странице
   >>  

Шанс на жизнь, шанс на смерть. Часть вторая: Князь

A A A A
Шрифт: 
Текст: 
Фон: 
Глава 1. Экзамены


Большое окно распахнуто настежь, занавески раздуваются свежим ветерком. По-утреннему яркие солнечные лучи щедро заливают комнату, бликами скользят по лицам находящихся в ней людей, тускло поблескивают на чернильно-черной чешуе небольшой змеи, тугими кольцами свернувшейся прямо на спинке кресла. Змея кажется спящей, разомлевшей в тепле, но волшебники то и дело бросают на нее настороженно-опасливые взгляды и решаются разговаривать между собой только шелестящим шепотом. Змея не шевелится, лишь время от времени ощупывает воздух длинным раздвоенным язычком.
Наконец змея резко поднимает голову, и внимание волшебников переключается на густую тень в самом дальнем углу комнаты. Мгновение спустя из нее выходит растрепанный Гарри.
— Добрый день, — приветливо поздоровался он, пытаясь пригладить торчащие волосы.
— Здравствуйте, мистер Поттер, — вежливо, но прохладно кивнул ему Люциус Малфой.
Стоящий рядом с ним Эдвард Нотт скупо улыбнулся:
— Приветствую Князя Великих Стихий, — он церемонно склонил голову, но его внимательный взгляд словно ощупал Гарри с головы до пят.
Увиденное на Нотта не произвело особого впечатления: простая черная мантия, больше подходящая клерку в Министерстве, чем тому самому Князю, не особо изящная или властная манера держаться, истинно гриффиндорская простота во взгляде… Однако Нотт отшатнулся, когда на плечо Гарри Поттеру заползла черная змея и что-то зашипела в ухо. Он с трудом сдержал дрожь: несмотря на то, что был слизеринцем, змей, как и нормальные люди в большинстве своем, не особо жаловал, а после Темного Лорда и вовсе боялся.
Люциус рядом с ним тоже напрягся, но не изменил своей вежливо-отчужденной манере.
— Присаживайтесь, господа, — радушно предложил Поттер, кивая на кресла. — Разговор предстоит долгий, а в ногах правды нет.
Нотт скептически хмыкнул: странноватое заявление для столь молодого человека.
Они разместились перед окном, змея обвилась вокруг шеи Поттера и блаженно замерла, впитывая солнечное тепло.
Нотт откашлялся:
— Кхм… Полагаю, не секрет, что Темный Лорд на самом деле не умер… — фраза получилась не то вопросом, не то утверждением, но Поттер согласно кивнул. — И война, бывшая ранее только гражданской, теперь станет мировой, если не удастся предотвратить ее. — Он нервно проследил за змеей, которая снова зашипела что-то Поттеру в ухо. Тот и бровью не повел. — Посему, мистер Поттер, чистокровные волшебники, в чьих семьях издревле хранились знания о Рыцарях Стихий, приняли решение объединить силы и совместными усилиями дать отпор Бездне.
Поттер широко, почти по-мальчишески улыбнулся:
— Конечно, это замечательная идея! Давно пора! — и замолчал, выжидательно уставившись на Нотта.
— Нам стало известно, — косой, но выразительный взгляд на Люциуса, — что у вас… скажем, неодолимые разногласия с некоторыми членами печально известного Ордена Феникса. И острая нехватка бойцов.
Змея на шее Поттера рассерженно зашипела, и тот погладил ее кончиками пальцев, успокаивая. Нотту этот жест неожиданно напомнил Темного Лорда, и он невольно подался назад, стараясь отодвинуться подальше.
Поттер, наоборот, чуть наклонился вперед.
— Боюсь, вы не совсем правы, — с толикой сожаления произнес он. — Орден Феникса был и остается нашим добрым союзником, а в его ряды каждый день вливаются все новые и новые волшебники.
— Однако, мистер Поттер, вам волшебников по-прежнему не хватает, — вступил в разговор Люциус.
Нотт украдкой перевел дух: змея Поттера сбивала его с мыслей, да и не мог он похвастать той же изворотливостью, что и Малфой.
— Но мы готовы, — спокойно, размеренно продолжал Люциус, — пойти вам навстречу и предложить свои знания и силу. — Он выдержал небольшую паузу и добавил более вкрадчивым тоном: — В обмен на небольшую услугу.
Поттер сощурился:
— Что за услуга? — подозрительно поинтересовался он.
— Для вас ничего особо затруднительного, мистер Поттер, — заверил его Нотт. — Избавьте нас от позора быть отмеченными Бездной.
— Но тогда ничего не докажет вашу причастность к Пожирателям Смерти, — возразил Поттер, хмурясь.
— То дела давно минувших дней… — поучительно произнес Нотт.
— Позвольте с вами не согласиться, — резко ответил Поттер. В единый миг он из безобидного парнишки превратился во взрослого рассерженного волшебника, способного не только быть с Ноттом на равных, но и задавить, задушить его своей силой. — С момента возрождения Темного Лорда вы, как и представители других чистокровных семей, участвовали в карательных акциях — а это дела дней недавних. И эти «дела» иначе как преступлением назвать нельзя!
Нотт сурово сдвинул брови.
— Вы должны понимать, что мы были вынуждены…
— Ерунда! — оборвал его Поттер. Глаза его внезапно потемнели и казались совершенно черными — как безлунная ночь. — Это вы, мистер Нотт, должны понимать, что Темный Лорд обратился к Бездне не год назад, а еще на заре своего возвышения! И вы добровольно — добровольно! — приняли Метки! Кроме того, — голос Поттера сделался тихим, опасно спокойным, — я неплохо осведомлен о ваших «вынужденных» развлечениях…
Нотт сглотнул: память услужливо подбросила с дюжину грешков, которые в обилии водились за душой любого из Пожирателей Смерти. И каждый из них тянул на заключение в Азкабан.
Нотт бросил на Малфоя отчаянный взгляд.
— Неужели, мистер Поттер, вы решили наказать провинившихся волшебников — темных и светлых — и оставите их Бездне на растерзание? — нервозно спросил он.
Поттер уставился на него, изучая.
— Отчего же, мистер Нотт, — с вежливой издевкой ответил он. — Рыцари — защитники, а не судьи. Судить каждого по заслугам будет Визенгамот.
— Суд? — суховато уточнил Люциус.
— Именно, — очень серьезно кивнул Поттер. — Законный суд над Пожирателями Смерти. Ваши деяния не должны остаться безнаказанными.
Губы Люциуса изогнулись в полупрезрительной усмешке:
— В таком случае, какая выгода нам поддержать вас в грядущих сражениях?
— Зачтутся все заслуги, — повторил Поттер.
Намек был предельно ясен. Хочешь сохранить жизнь и свободу — сражайся не за долг, а за совесть. Единственное, что удерживало Нотта от решительного отказа, это страх навеки застрять в числе слуг Темного Лорда, который становился все более ужасным и жестоким, все глубже и глубже погружаясь в леденящую Бездну.
— Мы согласны, мистер Поттер, — невыразительно произнес Нотт. Если выбирать между голодным зевом Бездны и безысходностью Азкабана, он предпочтет второй вариант. Честь рода, честь семьи — полузабытые, но столь важные для каждого чистокровного волшебника постулаты, впитанные с молоком матери, перевешивали искушение отдаться Бездне душой и телом.
— Не ожидал ничего иного, — кивнул Поттер.
Еще около часа они обсуждали вопросы первостепенной важности, но напряжение, в котором Нотт пребывал с момента мнимой смерти Темного Лорда, потихоньку отпускало его. Сама атмосфера дома, в котором они находились, давала чувство уверенности и защищенности, все в нем было пропитано магией столь чистой, столь первозданной, что душа невольно отзывалась, трепетала в предвкушении чего-то по-настоящему великого…
— Благодарю вас, Князь, — Нотт почтительно склонил голову на прощание.
Он не заметил быстрого обмена взглядами между Гарри и Люциусом напоследок.
Гарри проследил, как зеленое пламя камина вспышкой озарило комнату, рассеянно поглаживая Змея.
Всссе прошшшло как зссадумывали, — довольно прошипел Змей. — Но ты мог бы продемонссстрировать большшше сссилы. Иного такие, как Нотт, не понимают.
Он и так был впечатлен, — возразил Гарри. — Хорошо, что Люциуссс вовремя вмешалссся...
Змей презрительно зашипел — как будто рассмеялся.
Люциуссс всссегда был хитрым и изссворотливым. Не ссстоит полагаться на него.
Гарри вывернул шею и скосил глаза, чтобы увидеть Змея.
По-твоему выходит, что я вообще ни на кого не должшен полагаться, — чуть насмешливо ответил он. — Ты даже рыцссарей подозреваешшшь в изссмене!
Лучше предупредить предательссство, чем потом потерепеть из-сса него поражение, — упрямо заявил Змей. — А ты ссслишком доверяешь окружающим…
Есссли я не буду доверять рыцссарям, то я вообще никому не буду доверять, — спокойно сказал Гарри. И добавил как бы между прочим: — Осссобенно тебе.
Змей дернул кончиком хвоста, но промолчал: доверие между ними было очень и очень странным и держалось, пожалуй, лишь на том, что Гарри-из-будущего некогда выбрал союзничество. И даже теперь, после его ухода, Гарри продолжал сохранять те ниточки, что соткал Гарри-из-будущего, как будто стремясь тем самым удержать возле себя тень своего будущего «я». Змей не понимал это теплой привязанности, не понимал, как можно было позволить себе такую слабость… Оставаясь одним из осколков души Тома Риддла, он, тем не менее, вовсе не воспринимал Волдеморта чем-то родным или дорогим, напротив, он всеми силами стремился поспособствовать его скорейшему уничтожению. Нет, он однозначно не понимал привязанности Гарри к Гарри-из-будущего.
Ты ссслишком наивен, — удрученно констатировал Змей, сползая с теплой шеи на прохладную спинку кресла.
Гарри одарил его сердитым взглядом:
А ты ссслишком уж подозрителен. — Бросил заклинание, чтобы узнать, который час. — Мне уже пора уходить. И не пугай Каори: она змей до ужассса боится.
Ссснова вернешьссся за полночь? — невинно поинтересовался Змей, поуютнее устраиваясь на спинке кресла. Давать обещания он не собирался: и так слишком мало развлечений, чтобы отказывать себе и в этом.
Не зсснаю… — Гарри вздохнул, устало потер лицо руками. — Наверно, да. Нужно зссакончить приготовления до конца этой недели. Боюсссь, Волдеморт не будет тянуть.
А ты уверен, что сссумеешь убрать Метки без вреда для сссебя? — на этот раз в тоне Змея прорезались нотки ненаигранного беспокойства.
Я же не один буду этим заниматься, — с усмешкой напомнил Гарри. Он отступил на пару шагов, растворяясь в тени.
Змей прикрыл глаза, чутко прислушиваясь к происходящему в доме: он отнюдь не разделял такого радужного оптимизма, ибо был уверен, что Метка доставит проблем гораздо больше, чем они могут предположить.

***

Гарри выступил из тени, привычным движением накидывая на голову капюшон. Густая чернота скрыла его лицо, и немногочисленные припозднившиеся сотрудники Отдела Тайн не могли узнать его.
Гарри прошел через Зал Времени, мимолетно улыбнувшись при взгляде на золотой экспериментальный Хроноворот; миновал комнату с двенадцатью дверьми и шагнул за колышущееся марево защитного полотна. Чувство, будто в тело на долю мгновения не больно впились тысячи теплых иголочек.
— Гарри, ну наконец-то! — с облегчением воскликнул Дэн, выходя к нему навстречу. — Ты поздно, я уж испугался, не случилось ли чего!
— Немного не уложился по времени, — извиняясь, улыбнулся Гарри. — Я не думал, что вампиры и в самом деле настолько помешаны на церемониале.
Дэн сочувствующе усмехнулся:
— Ты ведь Князь, без этого теперь не обойтись.
— Радует, что не все такие педанты, — пробормотал Гарри.
Они прошли через округлую белую комнату со стенами настолько гладкими, словно океанские волны тысячелетиями стачивали и сглаживали их.
— Хоук уже ушел, но поручил мне показать тебе разработки по путешествиям во времени, — сообщил Дэн, легонько постучав палочкой по двери. Она быстро, бесшумно отворилась, открывая очередную комнату.
Гарри невольно затаил дыхание: именно здесь, в этих стенах в будущем, которого уже нет, Гарри-из-будущего и работал. Наверно, и в прошлое он уходил отсюда же…
Светлая просторная комната, в центре ее стоял массивный — каменный, вроде бы, — стол, вдоль стен расставлены многочисленные стеллажи с какими-то странными приборами: некоторые похожи на те, что есть в кабинете Дамблдора, а иные настолько причудливой формы, что Гарри и представить себе не мог существование подобного. Под высоким потолком застыли волшебные огоньки, освещающие комнату неожиданно теплым ярким светом.
Кроме них в комнате были еще двое Невыразимцев — тоже ученые, судя по их лиловым мантиям. Уже довольно немолодые: по прикидке Гарри, лет шестидесяти. Хотя для волшебников это все-таки не возраст. Они обменялись с Дэном короткими кивками и вышли, одарив Гарри внимательными взглядами. Он уже не в первый раз мысленно вознес хвалу Мерлину, что благодаря Тьме его лица не увидеть даже с помощью заклинаний и чар.
— Смотри, это и есть Свитки Мерлина, — негромкий голос Дэна привлек внимание Гарри.
Свитки на самом деле оказались книгой — очень древней на вид, с потрепанными по уголкам желтоватыми страницами. Ничем не примечательная на первый взгляд, но Гарри почти содрогнулся: настолько ощутимо от нее веяло магией. Он трепетно провел пальцами по корешку, ощутив приятное теплое покалывание — книга словно приветствовала его.
— Удивительно, — охрипшим голосом пробормотал Гарри, с сожалением убирая руку.
— Мы расшифровали уже около половины! — возбужденно заговорил Дэн, не сводя с книги горящего взгляда. — Ты себе не представляешь, какое это сокровище! Столько косвенных подтверждений теории о стихийной природе магии… Это величайшая находка последних столетий!
— Еще бы, — усмехнулся Гарри. — Не будь Свитков Мерлина, все было бы по-другому, верно?
Дэн застыл на мгновение, а потом кивнул и произнес уже спокойным тоном:
— Да… Да, все действительно было бы по-другому. Лучше ль, хуже ль, но совсем-совсем не так, как сейчас. Хотя… — взгляд его стал задумчивым, — Гарри однажды обмолвился, что сама магия вела его в прошлое. Может ли быть все случившееся предначертанным? Может ли быть так, что столкновение с Бездной — это катарсис, очищение нашего мира от пережитков прошлого? — Дэн перевел дух и продолжил гораздо тише — взволнованным шепотом: — Порой мне кажется, что магия разумна, а это мы настолько примитивны, что не можем понять ее!
— Мне тоже, — прошептал Гарри, прикрыв глаза.

***

Это было затишье перед бурей. Перед бурей экзаменов.
Школьники с остервенением вгрызались в гранит науки, рискуя переломать себе зубы и перепортить все нервы. В ход шли любые средства: от зелий, которые особо смелые решались варить прямо в своих спальнях, до чудодейственных батончиков, от одного упоминания о которых Эшли перекашивало.
Гермиона силой усадила за учебники Рона и Невилла, перед этим конфисковав у них внушительные запасы «мозгоактивного порошка». Рон остро сожалел, что не смог уйти из Хогвартса вслед за Гарри, потому что тогда Гермиона капала бы на мозги только раз или два в день, а не круглые сутки…
Два месяца с момента ухода Гарри пролетели очень — даже слишком — быстро. Директор Дамблдор резко осунулся и постарел, но Рон ни капельки не жалел его, а втайне злорадствовал: поделом за то, что так обошелся с Гарри! Члены Ордена Феникса по-прежнему дежурили в Хогвартсе, и их ставшее почти привычным присутствие оставляло неприятный осадок в душах школьников и преподавателей: совсем не вязались мрачные, сосредоточенные лица с радостным словом «победа!»… Но и верить в то, что Тот-Чье-Имя-Нельзя-Называть снова может вернуться, никто не хотел: от одних лишь воспоминаний о его странной, чуждой магии становилось неуютно и холодно даже в самый теплый солнечный день.
Экзамены СОВ подкрались неожиданно. А то, что первыми сдавались зелья, и подавно не поднимало боевой дух студентов. Последние часы перед знаменательным событием для многих вообще прошли как в тумане. Гермиона перенервничала настолько, что умудрилась из Штаба попасть не к Эшли, а прямиком в класс зельеделия, который, по счастью, был еще пуст. Невилл с утра носил с собой горшок с Мимбулус Мимблтония, уверяя всех, что кактус принесет ему удачу. Рон тайком от Гермионы раздобыл очередное чудодейственное средство, но в последний момент его отобрала Эшли, возникшая будто из-под земли. Она еще и сняла с Гриффиндора пять баллов, хотя раньше только начисляла их.
К моменту начала собственно экзамена нервы у всех были на пределе.
Большой Зал казался как никогда угрюмым и негостеприимным, наколдованные парты — высокими, лавки — жесткими и неудобными. Снейп, закутанный в неизменную черную мантию, еще больше напоминал летучую мышь в спячке. И даже Эшли, обыкновенно освежавшая строгую ученическую мантию ярким шарфиком или брошью с переливающимися камушками, в этот раз изменила своей жизнерадостной привычке. Правда, волосы она забрала веселенькой заколкой с висюльками, которые блестели в солнечных лучах, настраивая на позитивный лад.
Четыре члена Министерской Комиссии разместились за длинным столом, который поставили вместо преподавательского обеденного. Снейп, к облегчению многих, покинул Зал к началу экзамена, а вот Эшли прислонилась к стене, корча рожицы особо взволнованным студентам.
Глава Комиссии — сухопарая ведьма лет пятидесяти, чем-то неуловимо напоминающая МакГонагалл, — обратилась к школьникам с разъяснениями. Завершила она свою речь, как водится, пожеланием удачи, но это не особо подбодрило студентов, которые извелись от напряжения.
Началась перекличка — стандартная процедура перед сдачей любого экзамена. Филч, замерший у дверей, бдительно следил за студентами: когда называли чье-либо имя, этого школьника как будто окатывало ведром воды — мгновенно слетали простенькие маскировочные чары. Не то чтобы кто-то доверял старшекурсникам сдавать за себя, но прецеденты были.
— Поттер, Гарри! — провозгласила ведьма сильным, хорошо поставленным голосом. У нее явно не было ни малейших проблем с дикцией.
— Я здесь! — раздался внятный ответ.
Школьники, как один, оглянулись: Гарри Поттер сидел за последней партой. Ее никто не занял, потому что на нее падала густая тень, невесть откуда взявшаяся в освещенном Зале.
— Это он…
— Как он это сделал?..
— Ты вернулся, Гарри!.. — раздались выкрики.
Эшли украдкой подмигнула ему, он ответил чуть смущенной улыбкой, в сотый раз за последние несколько дней возблагодарив магию за свою способность мгновенно перемещаться даже в Хогвартс. И так он почти опоздал. Но если выбирать между сданным экзаменом и плодотворной встречей с вампирами, он однозначно предпочтет второе.
— На выполнение задания вам отводится полтора часа, — напомнила ведьма из Министерства, обводя студентов строгим взглядом. — Приступайте, — сказала она и перевернула большие песочные часы. Отсчет начался.
Гарри дважды перечитал свои экзаменационные вопросы и вздохнул с облегчением: о действии Оборотного Зелья он мог бы рассказать, даже разбуди его посреди ночи, да и Капли Кеплера довелось испробовать. Этого казалось вполне достаточно, чтобы сдать письменную часть на твердую «Выше ожидаемого»… хотя Лили наверняка могла бы добавить к каждому ответу Гарри еще по несколько пунктов.
Тишину в Большом Зале нарушал только скрип перьев. Эшли наблюдала за сосредоточенными, хмурящимися лицами, про себя грустно улыбаясь: какая ерунда все эти экзамены, когда каждый день ждешь удар! Взгляд ее невольно задержался на Гарри… Нет, не так. На Князе. Гарри-из-будущего блестяще справился со своей задачей: теперь все Рыцари, даже вечно придирающийся Эммет, чувствовали безмолвную, незримую поддержку, защищенность. Гарри-из-будущего был Шефом. А этот Гарри… он был самым настоящим Князем — сердцем Ордена Стихий.
Словно почувствовал пристальное внимание к себе, Гарри поднял голову. Эшли украдкой оглянулась на членов Комиссии и показала ему язык. Гарри снова уткнулся в свои записи, скрывая улыбку, а сидящий через парту от него Драко издал сдержанный смешок.
Песок в часах сыпался и сыпался, и вот уже последние крупинки сорвались вниз.
— Время истекло, — громко объявила мадам Марчбэнкс.
Эшли собирала у студентов их ответы. Гарри обменялся мимолетными взглядами с Роном и Драко. Гермиона быстро-быстро дописывала последние строчки, Невилл безнадежно вздыхал над своей работой.
— Практическая часть состоится сегодня в два часа пополудни, — ясно, четко объявила мадам Марчбэнкс.
Студенты, возбужденно переговариваясь, покидали Большой Зал небольшими группками.
— Гарри, когда ты успел зайти? — радостно, но несколько бесцеремонно воскликнул Дин Томас, нагоняя их у самых дверей. — Мы тебя не видели!
— Успел в самый последний момент, — улыбнулся Гарри.
Гермиона рядом с ним выискивала кого-то взглядом, хмурясь и кусая губы.
— Кажется, я забыла уточнить, как меняются свойства Умиротворяющего Бальзама, если добавить слишком много валерианы… — бормотал она.
— А что, это тоже надо было писать? — ужаснулся Рон.
Гермиона поморщилась:
— Необязательно. Но все равно стоит уточнить у Эшли…
— Грейнджер, ты скоро превратишься в ходячую энциклопедию! — беззлобно подколол ее Драко. Он самодовольно ухмылялся: яснее ясного, полностью уверен в своих ответах.
— Хва-атит! — вмешался Гарри, миролюбиво поднимая руки. — Идемте лучше в гостиную. Я там сто лет не был!
Драко содрогнулся в притворном ужасе:
— Я — и в гостиную Гриффиндора? Нет, Поттер, даже не уговаривай!
Рон насмешливо фыркнул:
— Больно надо! И вообще, мы отлично повеселимся: близнецы наэкспериментировали кучу всего…
— И теперь каждый день хоть кто-нибудь обзаводится хвостом или перьями! — возмущенно перебила его Гермиона. — Не слушай его, Гарри! И, ради Мерлина, не бери ничего у близнецов! — Он привстала на цыпочки, снова оглядываясь по сторонам. — О, Эшли!.. — и быстро побежала к лестнице.
Гарри, Рон, Блейз и Драко проводили ее взглядами. Что ни говори, а Гермиона Грейнджер остается Гермионой Грейнджер.
— До встречи на практической части, — улыбнулся Гарри.
Драко насмешливо хмыкнул.
— Надеюсь, обойдется без взрывов и расплавленных котлов, — он многозначительно покосился на Невилла.
Тот залился краской смущения:
— Вообще-то Эшли со мной занималась, как и обещала! И у меня уже ничего не взрывается!
— Ну-ну, посмотрим, как ты справишься на экзамене, Лонгботтом, — еще раз ухмыльнувшись с превосходством, Драко неспешно двинулся к лестницам.
— Иногда я всерьез хочу его придушить! — процедил Рон, сверля спину Малфоя яростным взглядом.
Гарри только похлопал его по спине: некоторые вещи не меняются со временем.
Гостиная Гриффиндора его, отвыкшего от такой яркости, почти поразила сочетанием алого с золотом. Он так привык к спокойным тонам дома Астеров и Штаба, что поначалу даже растерялся. Впрочем, фирменное угощение близнецов быстро привело его в чувство и будто бы вернуло в старые добрые времена, когда у него не болела голова о происходящем, а все значимые вопросы решал Гарри-из-будущего. Было нелегко свыкнуться с его потерей, и, пусть Гарри старался казаться сильным и собранным, в душе он все же очень переживал. И было отчего-то стыдно, очень стыдно смотреть на Катерину — как будто он своим существованием украл жизнь того, другого Гарри. Как будто он был виноват в том, что все сложилось так, как сложилось.
И в глубине души Гарри даже радовался тому, что не было времени предаваться долгим размышлениям: события завертелись, и он едва-едва поспевал заканчивать дела, оставленные ему Гарри-из-будущего. И экзамены казались необходимой маленькой передышкой, островком спокойствия и привычности в бушующем океане жизни.
К означенному времени — два пополудни — пятикурсники вновь потянулись к Большому Залу. Там уже были установлены котлы и приготовлены необходимые ингредиенты. Эшли одаривала каждого входящего ободрительной улыбкой, и волнение на миг стихало, чтобы накатить с новой силой.
Заданием Гарри стало приготовить Умиротворяющий Бальзам. Он, улыбнувшись про себя воспоминаниям, направился к шкафчику с ингредиентами. Гермиона уже со страшной скоростью шинковала какой-то корешок, одним глазом следя за стоящим на огне котлом. Невилл в третий или четвертый раз перечитывал текст задания — видимо, боялся что-нибудь перепутать. Драко не отставал от Гермионы, а Рон скорчил такую мину, будто ему досталось Оборотное Зелье.
Волшебный огонь весело плясал под котлами, в которых бурлили, меняя свои цвета, зелья. Гарри тщательно отмерял необходимое количество валерианы, перед этим пять раз перепроверив себя: не хватало еще на экзамене, как тогда на уроке, всыпать вместо валерианы другой компонент. Лили за такое разнос утроит…
— Осталось десять минут! — раздался магически усиленный голос Эшли.
По Залу прокатился встревоженный шепоток, и работа закипела с новой силой. Гарри украдкой огляделся: как и ожидалось, зелье Гермионы уже почти готово. Драко сосредоточенно хмурился, отсчитывая нужное количество помешиваний, Невилл с некоторым недоверием заглядывал в собственный — целый, хвала Мерлину! — котел. Рон тоже озирался по сторонам и, встретив взгляд Гарри, закатил глаза, показывая безнадежность своего варева. Гарри послал ему ободряющую улыбку и вернулся к своему Умиротворяющему Бальзаму. Не идеальный, конечно, но Гарри и не гнался за отличной оценкой. Важнее, что зелье будет действовать, как надо.
— Всё, ребята, сдаем! — громко объявила Эшли. — Невилл, разлей свое зелье в несколько склянок и донеси до меня хотя бы одну! Малфой, не скалься… Энтони, я все вижу! Гарри… Гарри!!!
Раздался звон разбившегося стекла. Все оглянулись на Гарри, который застыл изваянием. Он так сильно сжал в руке склянку для зелья, что она треснула и разлетелась осколками, которые изрезали ему ладонь. Кровь закапала на пол, кусочки стекла, застрявшие в ранках, остро блестели.
От крика Эшли Гарри словно очнулся от наваждения.
— Извини… те, — пробормотал он. — Я…
— Тебе нехорошо, я вижу, — быстро перебила его Эшли. — Мисс Грейнджер, мистер Уизли, отведите его в Больничное Крыло! Мадам Марчбэнкс, — обратилась она к главе Комиссии, — я прошу прощенья. Студенты такие нервные! — она натянуто улыбнулась.
— Ничего страшного, мисс Уилкс, — кивнула мадам Марчбэнкс, глядя, как Гермиона с Роном торопливо выводят из Зала Гарри, все еще несколько дезориентированного. — К счастью, мистер Поттер успел закончить свое задание.
— Ага… То есть, я сейчас возьму образец его зелья, — Эшли привычным движением зачерпнула светло-сиреневую прозрачную жидкость, переливая ее в наколдованную склянку. Обеспокоенно взглянула на закрывшиеся двери. Что же случилось?..
— Что случилось, Гарри? — встревоженно прошептала Гермиона.
Они остановились за ближайшим поворотом. Гарри стоял, чуть ссутулившись и опираясь здоровой рукой о подоконник. Он тяжело дышал, по виску стекала капелька холодного пота.
— Точно не знаю, — хрипло ответил он, — но это что-то, связанное с Волдемортом. Он… он что-то готовит…
Гермиона с Роном переглянулись.
— Но ты же… это…
— Не крестраж, нет, — покачал головой Гарри. — Но мы по-прежнему связаны на каком-то глубинном, непонятном уровне… И я уверен, что это не моя паранойя. — Он резко выпрямился: — Найдите Снейпа. Нужно снять Метки сейчас же!
— Шутишь?! — отшатнулся Рон. — Да ты же сам говорил, что нужно сперва подготовить всё, как следует, иначе вам не справиться!
— Найди Снейпа, — настойчиво повторил Гарри, — и расскажи ему все. Пусть свяжется с Пожирателями. Гермиона, предупреди Драко и остальных в Хогвартсе. Я возвращаюсь в Штаб, нужно посоветоваться с…
— Иди, мы все сделаем, — кивнула Гермиона.
Гарри с благодарностью улыбнулся, растворяясь в тенях.
Странное, препротивное ощущение — будто его изнутри окатило ледяной слизью. Он не был уверен, что это связано именно с Метками, но… Лучше перестраховаться.
Проблемы? — понял Змей.
Гарри вкратце пересказал ему свои ощущения. Руку саднило, он торопливо вытаскивал осколки из раны.
Ссс… — задумчиво прошипел Змей, мерно раскачиваясь из стороны в сторону. — Ты зсснаешь, что нужшно делать: я рассказсывал тебе.
Но ты говорил, что Метки доссставят хлопот больше, чем мы ожшидаем! Ты зсснал?!
Змей сверкнул в его сторону антрацитово-черными глазами:
Метки — сссвязсь с Безсдной. А Безсдна непоссстоянна, изссменчива… оттого и коварна. Оссставь…
Нет! — отрезал Гарри. — Я не могу оссставить их ему! И ты должшен помочь мне!
Я помню сссвое обещание… Князссь.
Гарри задохнулся на мгновение: этот скользкий гад еще и проверять его смеет?! Тем более сейчас, когда дорога каждая секунда?!
Они прибудут ссс минуты на минуту, — сердито произнес он, решив отложить все препирательства на потом. — В ритуальном Зссале — будь там!
Как пожелаешшшь, — Змей склонил плоскую голову в насмешливом поклоне.
Гарри, проигнорировав издевку, исчез.
Змей маслянисто-черной лентой сполз с облюбованного местечка, про себя усмехаясь. Мальчишка определенно что-то подозревает…
Змей укрылся в длинной закатной тени, что отбрасывало кресло, и… растворился. Мириады дорог мелькнули перед его взором, мириады путей — во все уголки света и в никуда. А потом мир вновь обрел четкость и ясность: Змей уже был в Ритуальном Зале. Он притаился в уголке, зорко наблюдая за прибывающими.
Сириус и Генри — крепко сдружившиеся в последнее время. Ни один из них не вызывал ни малейших подозрений, но Змей был слишком уж постоянен в своих симпатиях и антипатиях. И твердо знал, что у каждого есть своя, по-особенному темная сторона. Даже у Света…
Катерина, привычно молчаливая и замкнутая. На фоне говорливой яркой Эшли она совсем терялась, будто бы становилась невидимкой.
Джеймс и Эмили Уайты — единственная парочка среди Рыцарей. Змей неодобрительно дернул кончиком хвоста: Рыцари не должны иметь иных привязанностей и ценностей, кроме своего долга.
Зельда. Провидица, причем не из слабых. Но свято чтящая традиции невмешательства.
Каори — ведьма-кицунэ. Совсем еще молоденькая, ей всего семнадцать. Гарри-из-будущего всерьез опасался, что она не справится.
С хлопком аппарировали Люциус и Нотт, и тут же, с отрывом в пару секунд, появились и другие Пожиратели Смерти, намеревавшиеся покинуть стан Волдеморта. Рыцари рассредоточились по Залу, держа наготове волшебные палочки. Малейшая тень угрозы — и они атакуют без промедления. Ставка слишком высока.
— Так кто-нибудь знает, куда Князь ушел?! — перекрыл шум громкий голос Эдриана.
Змей решил, что пора уже обнаружить свое присутствие. Он незаметной черной тенью проскользил к столу, на котором, как обычно, лежала карта — та самая, которую когда-то приобрели в Лютном переулке Гарри-из-будущего и Сириус. Его негромкое шипение привлекло внимание всех собравшихся. Эдриан отшатнулся, а Каори, пронзительно взвизгнув, спряталась за спиной Генри. Воцарилась тишина.
— Это значит, что он вот-вот придет, а нам нужно набраться терпения? — с опаской спросил Эдриан.
— Жалко, что никто Парселтангом не владеет, — расстроилась Эшли.
Змей зашипел-засмеялся: забавная девочка. Блэковскую кровь все-таки ничем не вытравить.
Тени всколыхнулись, и в Зале появились встрепанный Гарри и взволнованный Дэниэл.
— Непредвиденные обстоятельства, поэтому начинаем сейчас же! — громко сказал Гарри, пряча наспех перебинтованную руку за спиной. На неровно наложенных бинтах уже проступали розоватые пятна крови. — Рыцари Первой Триады, я стану фокусом. Остальные действуют, как планировалось. Вопросы?
— Только один! — звонко откликнулась Эшли, подняв руку, будто примерная ученица. — Ты уверен, что вытянешь всех шестерых?
— Иначе сил не хватит, — ответил Гарри таким тоном, словно объяснял элементарнейшие вещи. — Еще вопросы?
Если таковые и были, озвучивать их никто не стал.
— Тогда начинаем!
Гарри встал в центре Зала, его немного потряхивало от волнения. Все-таки это был лишь второй раз, когда он пробовал сфокусировать и направить объединенную силу рыцарей. И в памяти слишком жива была картина того, как эта мощь сломила, искорежила Гарри-из-будущего…
Рыцари вокруг: Гермиона, Катерина, Сириус, Драко, Корвин, Генри. Тьма и Свет чередуются, образуя идеальную в своей гармонии шестилучевую звезду. Остальные рыцари рассредоточились по периметру Зала, взяв всех находящихся в нем в гигантское кольцо — перестраховка лишней не бывает. И Пожиратели Смерти оказались между двумя кругами рыцарей: даже вздумай кто-то из них передумать, уйти было уже невозможно.
Гарри кивнул, давая знак начинать.
Магия — особенная, чистая — поднималась, окутывая рыцарей коконами — ослепительно-светлыми и непроглядно-темными. Магия складывалась в узоры, извивалась, трепетала подобно огоньку на ветру… Магия текла от шести рыцарей к Гарри, и эти тонкие нити были прочнее всех сил земных!
Забытое, словно чудесный сон, ощущение единения, принадлежности затопило Гарри, и он снова, как уже было однажды, провалился в транс. Весь мир был как на ладони! Он видел и чувствовал каждый камешек на земле, каждую песчинку в пустыне, каждую птицу в небе. Все радости были его радостями, вся боль была его болью. Невыразимо, невыносимо прекрасный мир — безграничный, бесконечный, вечный… И на этой идеальной картине серели уродливые точки и пятна-провалы. Отмеченные Бездной, открывшиеся Бездне — страдающие от этого, хоть и сами не осознающие свои страданий.
Гарри потянулся к ближайшим к нему точкам, ощущая каждого из Пожирателей Смерти частью самого себя — больной, хилой частью, из которой вытянули жизненные соки и продолжали тянуть — досуха.
Это оказалось неожиданно легко — просто наполнить их силой, которой с ним щедро делились рыцари, просто одарить их защитой…
Но внезапно застывшие пятна Меток словно ожили, жадно разинули свои огромные пасти — и магия потекла в них, в пустоту, в Бездну.
Гарри словно услышал далекий издевательский хохот — они опоздали всего на несколько десятков минут! Волдеморт, бывший где-то далеко на юго-востоке, уже успел напитать Пожирателей Смерти энергией Бездны, успел отравить их магию…
Это конец?
Нет, Гарри не собирался просто так сдаваться! Пока был хоть один шанс из тысячи, он обязан был попытаться. Они — рыцари, они — защитники. И должны защищать до самого конца.
— Эшли, Эммет, вы нужны мне! — громко сказал он. Голос вибрировал от того потока магии, который проходил через его тело. Сердце грохотало в груди, как будто хотело выскочить наружу. Можно не выдержать…
— Слишком много! — попыталась воззвать к голосу рассудка Эшли, но все же они с Эмметом встали внутрь круга — друг напротив друга.
Гарри не слушал ее. Либо пан, либо пропал. Если он не справится сейчас, то вся их борьба будет бессмысленной — что это за Князь, который не сможет защитить тех, кого поклялся защищать?!
Эшли и Эммет принадлежали Второй Триаде. Немногим слабее Первой, немногим уступающие ей, но даже такой мизерной разницы хватило на то, чтобы Гарри смог перехватить эти новые потоки и направить их в себя, не отвлекаясь.
И этого, как ему показалось, было достаточно.
Он выплеснул свившиеся в жгуты потоки Тьмы и Света, рассеивая их — и Ритуальный Зал потонул в криках. Дыхание Гарри перехватило, по оголенным нервам словно прошел разряд электрического тока — ослепляюще, одуряюще больно! Эту боль можно было сравнить лишь с болью от Круциатуса — Проклятья Изгнания, но она была в десятки, нет, в сотни раз сильнее!
Магия прошла сквозь тело каждого из Пожирателей Смерти — от головы и до самых кончиков пальцев, выжигая вросшие в них Метки. За столько лет Бездна успела опутать их длинными гибкими щупальцами, пустить корни так глубоко, что почти стала частью их самих… Не хватило самой малости, и это спасло их.
Гарри, в последний момент все же не выдержав, тоже сорвался на хрип. Последняя волна магии прошла через тело, и в следующее мгновение все схлынуло, оставив после себя одновременно и неимоверное облегчение, и чувство смутной, но горькой потери.
«Успели», — пронеслось в голове.
И перед глазами все поплыло.
— Ой-ой! — пискнула Эшли, пытаясь поймать потерявшего сознание Гарри. В итоге они оба упали на холодный каменный пол.
— Гарри! — бросившаяся к нему Гермиона затормошила его, но безуспешно.
Каори осторожно коснулась его лба.
— Его надо перенести на кровать. Князь должен отдохнуть, — произнесла она тихо. — Слишком много сил потратил. Так нельзя.
— Ага, ты это только Шефу объясни! — фыркнула Эшли, поднимаясь. За наигранным раздражением ясно угадывалась неподдельная тревога.
— Я позабочусь о нем. А вы делайте, что должны. Заканчивайте, иначе Князь будет расстроен.
— Я с тобой, — негромко сказала Катерина.
— Нет! — резко ответила Каори, приобнимая Гарри за плечи. — Я все сделаю. Я целитель. Не ты.
— Эй, девочки, давайте не будем делить Шефа, а? — вмешалась Эшли. Она огляделась: Пожиратели Смерти, как и ожидалось, повально потеряли сознание от болевого шока. — Кати, пойдем. Он и вправду будет не в восторге, если узнает, что мы занимались им, а не делом.
Катерина одарила ее колючим взглядом, но возражать не стала. Гермиона чуть поежилась: никогда раньше она не видела у тихой Кати такого выражения.
— Я помогу тебе с Гарри, — обратилась она к Каори.
Та кивнула, дружелюбно улыбаясь:
— Да. Помощь будет кстати.
Гермиона проглотила вертевшийся на языке вопрос, а чем же, в таком случае, была плоха помощь Кати?
Вдвоем они перенесли Гарри через тени в комнату отдыха, смежную с кабинетом. Гермиона плотнее прикрыла дверь: кабинет по-прежнему был таким холодным, будто там царствовала вечная зима.
Гарри был бледен, но дыхание его стало спокойным и размеренным: обморок перешел в крепкий сон. Гермиона молча наблюдала, как Каори ловко расстегнула застежки на мантии и ослабила ворот рубашки. Потом сняла бинты с поврежденной руки и предельно аккуратно промыла порезы заранее приготовленным раствором, неодобрительно качая головой.
— Он не все осколки вытащил? — встревоженно спросила Гермиона.
— Все вытащил. Но ранки не промыл. Понадеялся на магию.
— Узнаю Гарри, — удрученно пробормотала Гермиона. Она присела на постель с другой стороны, осторожно ощупала лоб: температуры, вроде бы, нет.
— Много сил потратил, — пояснила Каори, снова забинтовывая руку. — Дом поможет ему. Тут хорошая магия.
— А бывает плохая? — слабо улыбнулась Гермиона.
Каори подняла на нее неожиданно серьезный взгляд.
— Пустота… Бездна, вы так говорите… Тоже магия. Другая. Она пьет нашу магию, чтобы жить. Для нас она плохая.
— Да, Князь говорил примерно то же самое, — согласилась Гермиона, вздыхая.
Свет и Тьма, Магия и Бездна… Единство и борьба противоположностей.
Тем временем оставшиеся в Зале рыцари спешно залатывали «прорехи» в магическом поле Пожирателей Смерти, оставшиеся после Меток. Черные татуировки поблекли и были едва-едва различимы, но они несмываемыми пятнами будут темнеть на предплечьях — как знак былой причастности к Бездне. И потом, когда война с Волдемортом закончится, уже никому не удастся оправдать себя принуждением: принять Бездну можно только добровольно.
— Эшли, а тебе не стоит вернуться в Хогвартс? — поинтересовался Эдриан, колдуя над очередным Пожирателем Смерти. Кажется, это был старший Крэбб.
— Сперва тут все закончим, — беззаботно отозвалась Эшли. Ей на попечение достался Снейп, и она постаралась обойтись с ним как можно бережнее: наставник как-никак. — Мистер Снейп придет в себя, и мы уйдем вместе.
— Не понимаю, что ты в нем нашла, — покачал головой Эдриан. — Старый, угрюмый, желчный…
— Мистер Снейп — гений! — пылко бросилась на его защиту Эшли. — И если ты не заткнешься, то получишь по голове, понял?
— Так точно, мадам, — насмешливо отдал честь Эдриан.
Эшли, надувшись, отвернулась.
— Эд, тебе и в самом деле стоит говорить о мистере Снейпе повежливее, — заметил Генри. Он действовал, как всегда, быстро и аккуратно — сказывалась аврорская выучка. — Он все-таки Гарри не раз жизнь спасал. Да и второй Гарри всегда говорил о нем с большим уважением.
— Ну да, о мертвых либо хорошо, либо ничего, — едко ухмыльнулся Эдриан.
— Еще немного, и я решу, что ты просто завидуешь, — тихо произнесла Катерина.
Она подняла голову и кивнула Сириусу, который как раз закончил с Люциусом. Малфой открыл глаза и несколько мгновений бездумно моргал, приходя в себя. Ну, еще бы — получить такой заряд…
— Кати, твои слова больно ранят мое самолюбие, — патетично вздохнул Эдриан, возводя очи горе.
— В таком случае замолкни и займись делом, — отрезала Эшли.
Она обеспокоенно вгляделась в лицо Снейпа, который ни в какую не желал приходить в себя.
— Приложи его заклинанием, и все будет нормально, — посоветовал ей Сириус, ухмыляясь широкой белозубой усмешкой. Синие глаза злорадно блеснули.
— Я скорее тебя приложу, — мрачно пригрозила Эшли.
— Где же твое воспитание, племянница? — с притворным негодованием воскликнул Сириус. — Разве можно так разговаривать со старшими?!
— Дядюшка, только не говори, что ты себя считаешь старшим, — сладко пропел Драко.
— Ну, точно: никакого уважения… — буркнул Сириус.
Эшли нервно рассмеялась. Почему-то всегда после того, как они завершали что-нибудь опасно-авантюрное, всех неизменно тянуло на шуточки. Особенно если в это время Шеф отлеживался с какими-нибудь ранениями.
Смех замер у нее на губах. Ей не нравилось, что Гарри так рискует.
— Мисс Уилкс, не будете ли вы столь любезны отпустить меня? — вернул ее к реальности саркастический голос Снейпа.
— Ой, извините, — она поспешно вскочила на ноги.
Снейп поднялся следом за ней, держась за голову.
— Болит? — сочувственно поинтересовался Сириус. — Вот, держи, — он бросил Снейпу плотно закупоренную склянку с зельем.
— Гарри будет не в восторге, если ты кого-нибудь отравишь, — прозрачно намекнул Генри.
— Не думаю, что Блэку удастся отравить меня, — с насмешливым превосходством ответил ему Снейп. — Для этого необходимо иметь мозги…
— Сам дурак! — окрысился Сириус.
— Что и требовалось доказать, — довольно подытожил Снейп.
Эшли не сдержала смешка. Ладно, они хотя бы больше не пытаются убить друг друга взглядами…
Она осмотрела Зал: Пожирателей уже привели в чувство. Дело сделано, можно было и сходить проверить Гарри. Она искренне понадеялась, что Каори там не слишком увлеклась его лечением.
Эшли незаметно выскользнула из Ритуального Зала, спеша успеть за те несколько минут, что Снейп с Сириусом будут перебрасываться колкостями. К счастью, со временем они все же оставили мысли об убиении друг друга каким-нибудь особо изощренным способом.
— А, Эшли, это ты, — с облегчением вздохнула Гермиона. — Все нормально?
— Да, все отлично, — весело отозвалась Эшли, глядя на спящего Гарри. — А тут?..
— Тоже. Каори только что ушла за зельями.
— Наша маленькая лисичка не оставляет надежды вылечить Гарри его застарелые травмы? — невесело усмехнулась Эшли.
— Откуда ты?..
— Ой, вот не надо! — рассердилась Эшли. — Думаешь, я не заметила еще у Шефа следов переломов и прочих «приятностей»? Я же все-таки Зельями занимаюсь, а тут необходимы хотя бы минимальные познания в колдомедицине! И вообще… Короче, пусть пытается, — сдулась под конец Эшли. — Если у нее получится, я ей сварю на заказ любое зелье…
Гермиона вымученно улыбнулась.

***

Гарри проснулся только к вечеру следующего дня — отдохнувший, бодрый, полный сил. Кажется, он наверстал свои недоспанные часы за все два прошедших месяца!
— Как себя чувствуешь? — заботливо спросила Лили, подавая ему чашку с очередным зельем.
— Очень хорошо, — честно ответил Гарри. Он вернул ей чашку, благодарно улыбнувшись, и потянулся всем телом. — Все прошло успешно, да?
— Иначе и быть не могло, — со спокойной уверенностью произнесла Лили.
— Ты меня переоцениваешь, — улыбка Гарри стала чуть более вялой.
— Ты — Князь. Тебя невозможно переоценить.
Гарри вздохнул. Князь. Он изо всех сил старался заменить Гарри-из-будущего, но у него по-прежнему не получалось быть таким идеальным: везде успевать, все делать вовремя, всех спасать… А нужен ли рыцарям такой Князь?..
— Они пойдут за тобой даже на край света, — словно отвечая на его мысли, сказала Лили. — Ты не просто Князь. Ты — это ты.
Гарри, честно говоря, не совсем понял, что она хотела этим сказать. Что пойдут за ним — мальчишкой? Это даже звучит смешно… Он мог бы понять, что можно идти за Гарри-из-будущего, стремиться к его сиянию, полагаться на его защиту, доверять его суждениям, но…
— Ты иногда бываешь таким ребенком, Гарри, — с щемящей нежностью сказала Лили, погладив его по всклокоченным волосам.
— Мне всего шестнадцать, — с горечью выдохнул он.
— Тебе уже целых шестнадцать, — с улыбкой поправила его Лили. — Чувствуешь разницу?
Гарри покачал головой, улыбаясь. Ладно, разница действительно была.
— Вот и молодец, — Лили встала. — Не думай, что ты чем-то хуже него, — она, конечно же, знала, в чем причина терзаний Гарри. — Вы один человек. Только возрастом отличаетесь. Но если бы ты мог взглянуть на себя со стороны, то непременно понял бы, что это отличие и не играет никакой роли. Важнее всего твоя суть.
— Суть Князя?
— Да нет же! — рассмеялась Лили над ходом его мыслей. — Твоя суть, твой характер, твои ценности. Ты ведь не оставил Пожирателей Смерти Бездне, хотя никто и не осудил бы тебя за такое решение. И это важнее всего.
— Спасибо, мама, — прошептал Гарри. Все еще не убежденный, но ее слова придали ему сил.
— Мне пора. Я просто хотела быть рядом, когда ты проснешься.
Гарри кивнул, не пытаясь удержать ее.
— Мы любим тебя, Гарри, — Лили, ласково улыбнувшись, исчезла.
Гарри несколько секунд просидел просто так, бездумно глядя перед собой. Но потом, сбросив оцепенение, принялся быстро одеваться. Лили права: не время рефлексировать, важнее всего его действия. И сейчас перво-наперво было необходимо выяснить, как мог Волдеморт узнать о том, что Пожиратели Смерти приняли решение перейти на другую сторону. Ведь всё делалось в строжайшей тайне, сама магия оберегала их.
Неужели Змей все-таки оказался прав, и среди рыцарей есть предатель?..

   >>  


Подписаться на фанфик
Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.




Top.Mail.Ru

2003-2022 © hogwartsnet.ru