Kelsy Kiork    в работе

    Что было между днём Великой Победы и Эпилогом 19 лет спустя? Как герои заново строили свою жизнь? Какие новые трудности и опасности поджидали их в мирное время? Продолжение фанфика "После победы: Год первый. Хогвартс", охватывающее тот период времени, который Гарри и Рон провели в Аврорате вместе. Эта часть закончится тогда, когда Рон примет решение покинуть Аврорат и стать партнёром Джорджа.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Гарри Поттер, Джинни Уизли, Рон Уизли, Гермиона Грейнджер
    Общий / / || гет || PG-13
    Размер: макси || Глав: 5
    Прочитано: 47811 || Отзывов: 146 || Подписано: 120
    Предупреждения: Смерть второстепенного героя
    Начало: 22.01.17 || Последнее обновление: 20.08.19

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

2. После победы: Аврорат

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Первое октября у Гарри не задалось с самого утра, поэтому он не удивился, когда день закончился так паршиво. Во-первых, просидев накануне до глубокой ночи с формулами по Трансфигурации, от которых у них с Роном волосы на голове вставали дыбом, утром он проспал. Во-вторых, ладно бы они проспали оба, но Рон сегодня ушёл пораньше, договорившись позавтракать с Гермионой перед работой. Конечно, учитывая, что трансгрессия или путешествие сквозь каминную сеть занимали всего несколько секунд, в Министерство Гарри успел, но от завтрака пришлось отказаться. Мистер Уизли тоже ушёл, и это означало, что Гарри предстояло отправиться в Министерство вместе с Перси, что не улучшило его настроения.
К тому же день сегодня предстоял тяжёлый. До обеда стояло Зельеварение, целых три часа, потом ещё час выделялся на персональные консультации. И Гарри знал, что ему придётся там побывать. С самого начала сентября они начали варить Сыворотку правды, которая настаивалась почти месяц, и вот сегодня настал момент истины. Прямо каламбур. Гарри подозревал, что у него ничего не вышло, потому что с перьями болтрушайки он явно переборщил и, кажется, добавил их раньше, чем следует. Выяснили они это с Роном довольно просто: рассказали о своих успехах Гермионе, которая из мастеров зельеварения за пять секунд сделала из них невнимательных торопыг. Пережить можно, но будет неприятно. Конечно, Розамунда Кравц не шла ни в какое сравнение со Снейпом в его лучшие годы, но Гарри уже успел проверить, что и она была способна на ужасающе язвительные замечания. Да и, в конце концов, он собирался стать хорошим аврором со всеми вытекающими, для чего ему было просто необходимо уметь варить Сыворотку правды.
После обеда поставили Трансфигурацию, тоже три часа. Перейдя в Аврорат, Гарри невзлюбил больше всего именно этот предмет, потому что даже с зельями можно было разобраться. Но Трансфигурация со всеми её формулами и расчётами сводила его с ума. Он никак не мог научиться превращаться в животное или предмет на заданное время, возвращался в своё тело то позже, то раньше. Более того, он не мог заставить себя стать животным изнутри, если можно было так сказать. Он вёл себя как человек, поэтому его раскроют за пять минут, как не преминула ему заметить Сабрина Добрун, аврор лет пятидесяти с короткими седыми волосами и практически такими же тонкими губами, как у МакГонагалл. Муж миссис Добрун был одним из авроров, погибших в битве за Хогвартс.
В принципе, этого уже было достаточно, чтобы настроение у Гарри было если не на нуле, но где-то очень близко к этому, но нет, после Трансфигурации у них ещё было то, что в Аврорате называлось практическими или полевыми занятиями. Никто никогда не знал, что будет на этот раз, в прошлую пятницу были практические занятия по выслеживанию, до этого – по маскировке. Возможно, сегодня их будут учить, как задерживать нарушителей спокойствия, и это было бы здорово, если бы не одно но. Такие занятия вели действующие авроры, по очереди или в каком-то порядке, никто не знал, но сегодня их преподавателем должен был быть Джон Долиш, с которым у Гарри отношения не складывались. Гарри ему попросту не доверял, если говорить проще. Долиш работал в Министерстве при Пии Толстоватом и, как считал Гарри, работал осознанно, не под Империусом. Кингсли, собственно, с этим и не спорил. Он только заметил на все вопросы, что у Долиша есть своя собственная философия по этому поводу: аврор, как и любой военный, не должен обсуждать приказы руководства, каким бы это руководство ни было. Аврор служит не Министру магии, а своей стране, поэтому подчиняется тому, кто стоит у власти в стране в определённый момент времени. Так как сейчас у власти стоял Кингсли, то Долиш считал для себя обязательным подчиняться ему. И для всех почему-то этот вопрос был закрыт, но не для Гарри. В глубине души он Долишу не доверял, слишком хорошо он помнил, как Долиш был предан Фаджу и даже Амбридж. Ни один нормальный человек, особенно уверяющий, что любит свою страну, не стал бы подчиняться приказам таких людей. Но Кингсли свою позицию чётко обозначил, Стивенс его поддержал, и Гарри ничего не оставалось, как отступить. С тех пор его не покидало ощущение, что Долиш каким-то образом узнал, как Гарри пытался подкинуть министру идею не доверять ему.
И была ещё Чёрная рука, не дающая Гарри спать по ночам. Он никак не мог смириться с тем, что Министерство ничего не предпринимало. Да, доказательств применения тёмной магии пока не было, хотя Гарри был абсолютно уверен, что это именно пока, всё же его напрягало, что где-то группа волшебников изучает тёмные искусства. Кто знает, как далеко они собираются зайти? Что, если в один не очень-то прекрасный день этот Магистр, как он себя называет, решит, что именно он должен управлять магической Британией? А, учитывая его интересы, ничего хорошего из этого не выйдет. Юристы, правда, занимались разработкой каких-то правил, позволивших бы вести учёт всех волшебников, вступивших в организацию, но, по словам мистера Уизли, в случае принятия такого закона регистрации будет подлежать каждая официальная группировка волшебников, в том числе каждый магазин и даже каждая команда по квиддичу. Гермиона считала, что это прекрасно и очень удивлялась, что Министерство не додумалось до этого раньше. Кингсли был не очень доволен: он не хотел таких кардинальных перемен, но вынужден был смириться с неизбежным.
Как будто всего этого было мало, так ещё и что-то странное происходило между Роном и Гермионой. Неделю назад Гарри почувствовал странное напряжение, исходившее от них обоих, потом отметил, что они всё меньше разговаривают друг с другом. Чисто визуально они не выглядели поссорившимися, Гарри не слышал, чтобы они ругались, наоборот – были довольно вежливы друг с другом. Но как-то уж очень прохладно вежливы. Вечерами Рон всегда отправлялся домой, а Гермиона задерживалась на работе до поздней ночи. Когда он видел их целующимися, Гарри вообще не мог вспомнить. Он пару раз спрашивал у Рона, не случилось ли чего, но тот отвечал отрицательно и сразу же менял тему. Поэтому, услышав о запланированном завтраке, Гарри вообще-то очень обрадовался, несмотря даже на тот факт, что в Министерство ему пришлось отправиться в компании Перси.
В общем, тяжёлая неделя и заканчивалась тяжело, но было одно обстоятельство, которое не позволяло Гарри впасть в уныние. Завтра была суббота, а значит Хогвартс впервые отпустит своих студентов в Хогсмид на выходной, и он наконец-то увидит Джинни. За этот месяц без неё Гарри соскучился гораздо сильнее, чем думал. Не помогало даже сквозное зеркальце, потому что при виде Джинни ему тут же хотелось обнять её, а это было невозможно. Да и разговаривать они могли только по вечерам, днём оба были слишком заняты. Иногда они вообще не могли поговорить, потому что у Джинни были тренировки и уроки, Гарри тоже засиживался допоздна. Казалось бы, несложно выкроить пять минут, но они так не умели. А ещё Гарри прекрасно понимал, что, если Джинни потратит полчаса на разговор с ним, именно на эти полчаса меньше она и поспит, а этого он не хотел. Джинни и так выглядела очень уставшей, а ведь прошёл ещё только месяц учёбы.
Гарри сбежал по лестнице на первый этаж, чувствуя себя слегка некомфортно без Рона. Сегодня вечером они собирались посмотреть ещё одну квартиру в Лондоне, а потом - отметить впервые полученную вчера зарплату. Гермиона с ними идти отказалась, то ли давая им возможность посидеть в баре вдвоём, то ли собираясь снова задержаться на работе, то ли у них с Роном всё-таки что-то случилось.
- Доброе утро, миссис Уизли! - крикнул Гарри в сторону кухни, откуда доносился звон посуды. – Я побежал, страшно опаздываю.
Из кухни тут же вынырнул Перси, уже одетый в рабочую мантию, на ходу дожевывая тост.
- Доброе утро, - пробубнил он. – Сейчас, идём.
Гарри изобразил подобие улыбки. Он по-прежнему чувствовал себя неуютно в обществе Перси, особенно наедине, и уже не надеялся, что ситуация когда-нибудь изменится.
- Но, Гарри, дорогой, ты не можешь уйти, не позавтракав, - миссис Уизли торопливо вышла из кухни с тарелкой в одной руке и дымящейся кружкой в другой. – Тебе нужно много сил, съешь хотя бы тост, это займёт всего лишь минуту.
- У меня нет даже её, я проспал, - виновато улыбнулся Гарри. – Но я возьму тост с собой, если вы не возражаете.
Миссис Уизли с готовностью протянула ему тарелку, потом потрепала по щеке сначала его, потом Перси и удалилась на кухню, пробормотав напоследок, что из её дома ещё никто не уходил голодным.
Одинокий тост только раздразнил аппетит, и Гарри решил сбегать в столовую в первый же перерыв, иначе до обеда будет очень сложно протянуть. К счастью, как только они с Перси вышли каждый из своего камина в Атриуме Министерства Магии, то тут же натолкнулись на Одри Хермитэдж, и та умело повела беседу так, что ни Гарри, ни Перси почти не нужно было в ней участвовать. Ни для кого в Министерстве не было секретом, что Перси и Одри встречаются, но по какой-то только ему одному ведомой причине Перси никогда не говорил об Одри, никогда не представлял её как свою девушку и никогда не приглашал её домой. Миссис Уизли считала такое поведение унизительным для Одри, о чём сообщала Перси при каждом удобном случае, но тот всякий раз притворялся глухим. Для Гарри оставалось загадкой, что такая девушка, как Одри, вообще делает рядом с Перси.
- Эй, ребята, - Гарри тронул Перси за плечо, - вы тут болтайте, а я побежал. Опаздываю на урок.
- Хорошего дня, - прощебетала Одри и потащила Перси к фонтану. - … тебе обязательно нужно познакомиться с моими…
Продолжения фразы Гарри не услышал, почти бегом устремившись к лифтам. Он влетел в самую крайнюю кабинку, набитую почти битком, и втиснулся между пухленькой волшебницей, которую часто встречал в столовой, и высоким мужчиной с седыми волосами, которого не знал.
- Доброе утро, - пробормотал Гарри, и тут лифт рванулся с места. Путь до второго этажа занимал несколько секунд.
Он вышел и сразу же услышал за спиной знакомый голос:
- Разрешите, пожалуйста.
Из самого дальнего ряда пассажиров лифта пробирался Сайпрес. Под конец у него сделался довольно потрёпанный вид, но бывший профессор не обратил на это никакого внимания.
- Привет, - Гарри пожал ему руку, всё ещё чувствуя себя немного странно, хотя к неформальным отношениям они перешли уже довольно давно. За глаза они все всё ещё называли Симона Сайпресом.
- Доброе утро, - Сайпрес криво улыбнулся. – Вы на обед как всегда?
- Скорее всего, если меня не задержат, - кивнул заинтригованный Гарри. Сайпрес не особенно часто обедал с ними, но сегодня, судя по его виду, у него было что-то такое, чем он хотел поделиться. – Я мог провалить Сыворотку правды, так что…
- Не бери в голову, потом помогу, - отмахнулся Сайпрес. – У меня есть новости. Тогда, если ничего срочного не возникнет, я приду.
- Договорились, - Гарри почувствовал лёгкое возбуждение внутри. – Увидимся в час.
Он почти бегом преодолел расстояние до двери кабинета зельеварения и влетел внутрь в последнюю минуту. Это была не школа, тут за опоздание не снимали баллы, но в самый первый день Стивенс намекнул им, что он ведёт рейтинг авроров, и те стажеры, которые не могут даже вовремя прийти на урок, вряд ли заслуживают особого доверия. Пока что Гарри не набирал штрафных очков за опоздание. К его огромному облегчению, мисс Кравц в кабинете ещё не было. Да и всё-таки он не опоздал.
- Где ты был? – возмущённо спросил Рон, выглядывая из-за своего котла, в который он наверняка уже успел заглянуть. – Один раз оставил тебя одного.
- Я проспал, - буркнул Гарри. – Привет всем!
- Эй, Гарри, давай, смотри своё зелье, - Дин стоял за своим котлом напротив. – У меня вроде бы всё в порядке, по цвету и консистенции сходится. Не знаю, как по свойствам.
- У тебя как? – тихо спросил Гарри Рона, медленно приподнимая крышку своего котла.
- Как и сказала Гермиона, - насупился Рон. – Оно слегка фиолетовое.
- И у меня, - вздохнул Гарри, рассматривая своё зелье. Оно было почти прозрачным, но не нужно было даже напрягать зрение, чтобы увидеть ярко-фиолетовые разводы. – У меня всё плохо, Дин.
- Не переживай, - стоявший рядом Эрик Стабборн пожал плечами. – Моё вообще похоже на кашу. Не понимаю, что я сделал не так, у меня никогда раньше не было проблем с зельями. Не могу дождаться комментариев мисс Кравц.
Гарри усмехнулся. Язычок у преподавательницы и вправду был острый.
- Как вам вчерашний дом? – спросил он. – Понравился?
- Мне вполне, - Эрик закатил глаза. – Но Клементайн опять что-то не устроило. Я начинаю думать, что придётся строить дом с самого начала, чтобы угодить ей.
- Женщины, - фыркнул Рон. – Это всего лишь дом, его можно переделать под себя. Внутри, по крайней мере.
- Это не всего лишь дом, это семейное гнездышко, - вмешалась Дафна Гринграсс, чье появление в числе студентов Аврората в сентябре повергло Гарри в изумление. – Тем более, это ваш первый дом, Эрик. Клементайн всего лишь хочет, чтобы всё было идеально.
- Я и не спорю, - Эрик улыбнулся, и его лицо как всегда из довольно устрашающего стало добродушным. – Пусть выбирает, время есть.
- Ты всё ещё считаешь идею с кредитом хорошей? – спросил Дин, и Эрик сразу слегка помрачнел.
- Не вижу другого выхода, - через несколько секунд ответил он. – У отца я больше деньги брать не могу, у меня уже своя семья, чёрт возьми. Я всё ещё надеюсь, что однажды сумею вернуть ему всё до последнего кната.
- Брось, он всё-таки твой отец, - напомнил Рон. – Должен же он хоть что-то для тебя сделать.
- Да какой он отец, - Эрик махнул рукой. – Хоть бы раз предложил встретиться.
- Предложи сам, - сказал Гарри, пытаясь представить себя в подобной ситуации.
- Не могу и не хочу, - сразу ответил Эрик. – Он меня знать не желает, а мне что, больше всех надо? И вообще, может, у него семья есть, я же не знаю.
- Ты тоже его семья, - напомнила Дафна, заглядывая в свой котёл. – Но это дело твоё. Если чувствуешь, что не нужно, то не встречайся с ним.
- Как твоё зелье? – Эрик сменил тему. – Хоть кто-то должен гарантированно обрадовать мисс Кравц.
- Не очень уверена, что это буду я, - щёки Дафны слегка порозовели. Наверняка она скромничала, она была лучшей среди них по части зельеварения. – У меня есть опасения, не слишком ли много я…
- Доброе утро, прошу прощения за опоздание! – в класс ворвался крохотный вихрь, громко цокая каблучками по плиткам пола. Розамунда Кравц, как всегда, выглядела так, будто собиралась на бал: нарядная мантия, высокая прическа, безупречный макияж и туфли на высоких каблуках. Гермиона говорила, что это всего лишь искусно наложенные чары. И огромное желание найти мужа. Может быть, это и было правдой, но это ничуть не умаляло строгости и язвительности мисс Кравц, поэтому Рон всегда говорил, что шансов в её поисках у неё ноль.
- Итак, сегодня мы с вами выясним, удалось ли вам приготовить Сыворотку правды, - мисс Кравц бросила сумочку на стол и энергичным шагом, даже слегка подпрыгивая, направилась к котлу Дина. – Таааак, цвет – да, консистенция – да, но я чувствую запах. Вы чувствуете? Мистер Томас?
Дин поспешно наклонился над котлом и принюхался. Его лицо помрачнело.
- Да, чувствую, - признал он. – Что-то я сделал не так.
- До конца урока советую вам выяснить, что вы сделали не так, - мило проговорила мисс Кравц. – На консультации скажете мне.
Она никогда не говорила им, где ошибка, и, по мнению Гермионы, в этом была права.
- Мистер Стабборн, что у вас? Господи Боже! Предполагается, что вы должны заставить человека говорить, а не склеить ему челюсть. Намертво. Фу, даже я не понимаю, что вы должны были сделать, чтобы получить такую отвратительную жижу. Займитесь-ка работой над ошибками, это совершенно неприемлемо.
Она двинулась дальше, а уязвленный Эрик начал чуть громче, чем следует перелистывать страницы своего справочника.
- Мисс Гринграсс, надеюсь, вы меня порадуете? Так, цвет, консистенция, запаха нет, так, просканируем… Всё выглядит довольно хорошо, так, да, всё верно. Да. Это Сыворотка правды. Очень хорошо, Дафна.
Это был ещё один пунктик мисс Кравц: если она была кем-то довольна, то называла его по имени. Как будто делала им этим большое одолжение.
- Мистер Уизли? Что у вас? Ха, фиолетовые разводы! Всё ясно. Знаете, вам нужно быть внимательнее. Или чаще читать, не знаю. Мне кажется, вам не хватает практики, потому что, если в учебнике указано точное количество необходимых ингредиентов, я не понимаю, как можно ошибиться с параметрами. Или, может быть, вы не знаете… У вас была нумерология?
- Нет, - буркнул красный и очень злой Рон. – Я её не брал, она была факультативом.
- Очень зря, - мисс Кравц равнодушно скользнула взглядом по его лицу. – Возможно, вы научились бы различать цифры.
- Я умею различать цифры, - обозлился Рон. – Я просто ошибся.
Гарри с беспокойством взглянул на него. Всем им было известно, что препираться с мисс Кравц не стоило. Иногда очень хотелось, но всё же не стоило.
- Ах, вы просто ошиблись? – мисс Кравц мило рассмеялась, как серебряный колокольчик, обнажив при этом мелкие острые зубы. – Ваша ошибка дорого вам обойдётся, когда вы попытаетесь вытянуть правду из уст преступника, он наврёт вам с три короба, а вы доложите обо всём мистеру Стивенсу. Я хотела бы присутствовать при этом, знаете ли. Что у вас было по зельеварению, мистер Уизли?
- Выше ожидаемого, - процедил Рон сквозь зубы.
- Ах да, - мисс Кравц поджала губы. – И как я могла забыть? Это ведь меня летом не послушал мистер Стивенс, заявив, что военное прошлое компенсирует не самую высокую оценку по Зельеварению. Чтобы вы знали, мистер Уизли, я была против поблажек, которые сделали вам и мистеру Поттеру.
Гарри почувствовал, как вспотели ладони. Этого-то он и боялся. Он старался не смотреть на Дина, Эрика и Дафну, стоявших напротив.
- В этом году на пятерых человек есть только один круглый отличник, - вдруг сказала Дафна, - и это Эрик. Все остальные где-то, но немного сплоховали. Так что, если бы, как вы говорите, поблажек не сделали, Аврорат снова остался бы без стажеров, мисс Кравц.
- У меня выше ожидаемого по Трансфигурации, - добавил Дин, спокойно глядя на мисс Кравц, но лицо той осталось совершенно бесстрастным.
- Приму к сведению, - просто сказала она и отвернулась от Дина. – Разберитесь с этим, мистер Уизли.
- Уже разобрался, - прошептал Рон, демонстративно складывая руки на груди и не прикасаясь к справочнику, но мисс Кравц даже не взглянула на него, полностью обратив всё своё внимание на Гарри.
- Мистер Поттер, я смотрю, вы с мистером Уизли совершили одинаковые ошибки, - заметила она. – В Аврорате необходимо уметь работать в команде, но вы слегка перепутали занятия. По крайней мере, мне понятно, что кто-то из вас ошибся и подсказал другому, и я даже не знаю, что хуже.
- Мы знаем свою ошибку, мисс Кравц, - признал Гарри, стараясь поскорее избавиться от неё. – Мы сразу же заподозрили, что положили слишком много перьев…
- Я знаю, чего вы положили слишком много, мистер Поттер, - прервала его мисс Кравц. – Я только не понимаю, в какой форме вам следует делать работу над ошибками. Принести вам «Нумерологию для чайников»? Или, если это слишком для вас, можно начать с маггловской арифметики. К такому я не была готова, даже не знаю, что теперь делать.
Гарри молчал. Он чувствовал, как рядом Рон просто клокотал от ярости, но сам не поддавался больше на такие нападки со стороны преподавателя. Он слишком хорошо уяснил, что счастливый, самодостаточный, довольный жизнью человек так себя вести не будет.
- Честно, я ждала от вас чего-то большего, - бросила напоследок мисс Кравц, и Гарри, наконец, почувствовал себя задетым. Он не хотел, чтобы к нему относились, как к какой-то мифической фигуре, как к герою, было бы лучше, если бы люди судили о нём по его поступкам. И вот мисс Кравц оценила его зелье так, как оно того заслуживало, будем честными, и ему тут же стало неприятно. Наверное, потому что разочарование в её голосе было не напускным, а очень даже искренним.
- Да кого вообще интересует её мнение? – бушевал Рон тремя часами позже, когда они шли на обед. – Чего она такого особенного в жизни добилась? Она даже не действующий аврор, она преподаватель в тренировочном центре!
- Ну вот и успокойся, если тебя её мнение не интересует, - посоветовал Гарри, не нашедший в себе сил признаться Рону, что его и самого здорово задели слова мисс Кравц. – Меня больше волнует, что такого хочет рассказать Сайпрес.
- Меня тоже, забудем про эту расфуфыренную курицу с её дурацкими зельями, - согласился Рон, вытягивая шею в поисках Гермионы. – Вон она, за нашим столиком. И кто это с ней?
Гарри пригляделся. Гермиона сидела за столиком, который они всегда старались занять, когда обедали вместе. Она собрала волосы в высокий хвост, что очень ей шло, и выглядела довольной. Наверняка сумела сегодня помочь какому-нибудь эльфу. Напротив неё за столиком устроился молодой волшебник в форменной мантии с чёрными, гладко зализанными назад волосами. Он сидел, поэтому сказать, какого он роста, было сложно, но Гарри предположил, что примерно такого же, как Рон. Не ускользнуло от него и то, что многие девушки в столовой бросали в сторону Гермионы очень неприязненные взгляды.
- Никогда его раньше не видел, - Рон продолжал рассматривать незнакомца, чуть прищурив глаза. – Идём, Гарри, давай быстрее, а то обед кончится.
Когда десятью минутами позже они подошли к столику, Сайпрес уже тоже был там и с интересом наблюдал за тем, как Гермиона представляет своего нового знакомого.
- Рон, Гарри, познакомьтесь, это Дилан Фэрроу, из Отдела магического правопорядка, - Гермиона чуть подвинула свой стул, чтобы Рон мог сесть рядом с ней. – Это Рон…
- Не трудись, Гермиона, я знаю, кто это, - Дилан Фэрроу блеснул быстрой улыбкой и встал, чтобы пожать Рону и Гарри руки. Вблизи он Гарри очень не понравился: весь какой-то прилизанный и слишком уж аккуратный. – Приятно познакомиться.
- Нам тоже очень приятно, - Рон фальшиво улыбнулся и взглянул на Сайпреса через стол. – А сейчас извините, у нас с Симоном тут конфиденциальный разговор.
- Без проблем, - Дилан легко поднялся на ноги. – Увидимся в четыре, Гермиона. Приятно было встретиться с вами всеми.
- Увидимся в четыре? – переспросил Рон, но Гермиона, у которой вспыхнули щёки, не удостоила его ответом.
- Это было крайне невежливо, - прошептала она, не глядя на Рона.
- Но у нас действительно мало времени, а Симон хочет что-то рассказать, - вступился за Рона Гарри.
- Всегда можно быть тактичнее, - парировала Гермиона и слегка качнула головой, давая понять, что больше не намерена это обсуждать. – Так что ты узнал, Симон?
- У меня две новости, - Сайпрес методично разрезал свою отбивную на ровные четырехугольные кусочки. – Во-первых, нам удалось пообщаться с представителем Чёрной руки. Это был один из рядовых членов, его отправили к нам на беседу о правилах существования подобных организаций, которые мы хотим ввести. Он думал, что будет разговаривать с сотрудником Отдела магического правопорядка, но на самом деле он говорил с Коулом.
- Почему с ним? – спросил Гарри, пока нетронутая куриная ножка остывала у него в тарелке.
- Коул – опытный аврор, - пожал плечами Сайпрес, - Стивенс полностью доверяет ему. Плюс, если там есть по-настоящему тёмные маги, то они наверняка в курсе родословной Коула. Возможно, они попытаются как-то связаться с ним. Коул намекнул, что во время войны его временно вынудили примкнуть к Пожирателям, и старался сделать вид, что ничего особенного он в их методах не нашёл, может быть, они заглотят наживку. Но на это никто особо не рассчитывает.
- И что ему удалось выяснить? – поторопила Гермиона, бросая взгляд на часы.
- Коул рассказал об общей концепции грядущего закона, - Сайпрес тоже посмотрел на часы и заговорил быстрее. – Пояснил, что все организации будут вноситься в единый реестр, в котором будет содержаться вся информация: руководитель, адрес для связи, члены организации, финансовая отчетность. И вот тут-то этот мистер Джонс заявил, что вряд ли это возможно, потому что в Чёрной руке состоит порядка пятисот человек.
- Сколько? – громко воскликнул Рон. – Да не может такого быть!
- Тише! – шикнула на него Гермиона. – Симон, Рон прав. Тогда остаётся только предположить, что в эту Чёрную руку входит чуть ли не каждый десятый волшебник в стране.
- Вы не дослушали, - Симон отложил вилку и нож. – Дальше мистер Джонс добавил, что есть ещё одна проблема: в их организацию входит очень много иностранцев.
- Тогда понятно, - кивнула Гермиона. – Но я не вижу тут проблемы. В реестре будет содержаться самая общая информация о них, которую они вполне могут предоставить, даже личного присутствия не потребуется. Или они могут выйти из организации, если их не устроит новый закон.
- То есть, это шире, чем мы думали, - пробормотал Гарри. – Это плохо.
- Меня беспокоит другое, - Сайпрес нахмурился и запустил руку в коротко постриженные волосы. – Меня беспокоит то, что на все вопросы о Магистре ответ был один: никто никогда не видел его лица.
- Это ещё почему? – изумился Гарри, подавшись вперёд.
- Мне это тоже интересно, - Сайпрес развёл руками. – Мистер Джонс объяснил это тем, что Магистр добился невероятных результатов в магии, и это оставило на нём свой отпечаток. Я вам больше скажу, они не то что его лица, они его самого никогда не видели. Он сидит в отдельной комнате и общается с ними через дверь, потому что якобы боится им навредить.
- Навредить чем? – уточнила Гермиона, нервно теребившая кончик своего конского хвоста.
- И вот тут самое интересное, - Сайпрес откинулся на спинку стула и щёлкнул пальцами. – Навредить он им боится случайным, а потому неконтролируемым выбросом магии. Ничего не напоминает?
- Ты хочешь сказать… - глаза Гермионы расширились.
- Да, боюсь, что это возможно, - кивнул Сайпрес. – Это и есть моё во-вторых. Очень боюсь, что кем бы ни был этот Магистр на самом деле, именно он нашёл блокнот Жака. И это делает дело Чёрной руки моим личным делом. Я поклялся Жаку найти и уничтожить его блокнот.
- Мы не можем быть уверены, - сказал Рон. – Может быть, он просто охраняет себя таким образом? Закрылся в комнате, его лица никто не видит, даже при всём желании его коллеги не смогут его сдать.
- В этом что-то есть, - задумчиво сказала Гермиона, - но человек на холме… Блокнот один, я сомневаюсь, что два человека перешли предел одновременно, а это значит, что тогда на холме был именно Магистр, и мистер Джонс теперь сказал правду. Он тогда никому не навредил, насколько я знаю?
- Нет, только снял с авроров Дезелюминационное заклятие, - покачал головой Сайпрес. – Так или иначе, этот блокнот нужно найти и уничтожить.
- Так он тебе его и отдаст, - усмехнулся Рон.
- Нам нужно найти легальный способ изъять блокнот, если это возможно, - Гермиона наморщила лоб. – Действовать силой в данном случае глупо.
- Мы ничего искать не будем, - Сайпрес выделил первое слово. – Блокнот буду искать я один, потому что это моя ответственность, и это слишком опасно.
- Именно поэтому… - начал возражать Гарри, но Сайпрес поднял ладонь вверх.
- Не надо, Гарри, - попросил он. – Я знаю, что вы готовы помочь, но это моё дело. Это между мной и Жаком, и я знаю, он не хотел бы, чтобы я впутывал сюда кого-то ещё. А что до легального способа, Гермиона, то не думаю, что он существует. Даже если мы найдём блокнот, как я сумею доказать, что он принадлежал Жаку? Вряд ли он подписал его. Но даже если вдруг подписал бы, то его имущество автоматически переходит к его родителям, не ко мне.
- Но ты мог бы связаться с его родителями и попросить блокнот себе, - предложил Гарри. – Как память о друге, например.
- Не думаю, что они станут со мной разговаривать, - Симон сплетал и расплетал пальцы. – Я пытался связаться с ними, чтобы лично сообщить о… Думал, может, они захотят узнать о сыне побольше. Но его мать написала мне письмо, очень холодное, в котором попросила никогда больше не контактировать с ними, иначе она обратится за помощью. Она написала, что прекрасно знает, какими чудовищными вещами мы с Жаком занимались, и, если я не остановлюсь, она сообщит, куда следует.
- Её даже не взволновало, что её сын погиб? – недоверчиво спросила Гермиона.
- Ни капли, - Сайпрес насмешливо покачал головой. – Я же говорил, что у Жака не было взаимопонимания с родителями. Поэтому если блокнот попадёт к ним, я боюсь, что они отправят его во французское Министерство магии, а не уничтожат, как следует сделать.
- Да, тогда о наследстве лучше забыть, - согласился Гарри. – У тебя вообще есть какие-то зацепки? Как ты его ищешь?
- Есть у меня некоторые идеи, - Сайпрес говорил нехотя. – Я написал Драко Малфою, спросил у него, откуда он знал Жака и…
- Малфой знал Жака? – Рон чуть со стула не свалился.
- Ну, он же спрашивал у Симона на уроке, что случилось с человеком, который изобрёл взрывающее заклятие, - напомнила Гермиона.
- Точно, - Рон хлопнул себя по лбу. – Ну, и что он ответил?
- Как я и предполагал, Жак несколько раз появлялся на собраниях Пожирателей в поместье Малфоев, - Сайпрес говорил очень тихо и почти через силу. – Учил их новым заклинаниям и зельям. Малфой не знает, встречался ли Жак непосредственно с Волан-де-Мортом, но я так думаю, что нет, потому что вряд ли тому нужны были конкуренты. Малфой сказал, ему кажется, что Жака впервые привела на собрание Беллатриса, но точно вспомнить не смог. Про блокнот он тоже ничего не знает, но на собраниях Жак точно появлялся без него.
- То есть, на самом деле, информации никакой? – разочарованно спросила Гермиона.
- Самую малость я узнал, - пожал плечами Сайпрес. – Жак уже тогда был здорово не в себе. Меня угнетала мысль, что он принял решение помогать Пожирателям, но Малфой сказал, что он вёл себя чертовски странно. Безумно. Поэтому Малфой так боялся его, он сказал, это был человек без жалости и сочувствия, почти как дементор.
- Блокнот должен быть в том месте, где Жак жил в это время, правильно? – Гарри почесал переносицу и поправил очки. – Если только он не почувствовал, что потом может быть поздно, и не спрятал его где-нибудь.
- Я не представляю, как можно это выяснить, - пробормотал Рон.
- А по поводу защиты, Симон? – спросила Гермиона, бросив на Рона быстрый взгляд. – Ничего не нашёл?
- Могу сделать защитные амулеты, вроде того, что у тебя, - Сайпрес указал на свернувшуюся на шее Гермионы выдру. – Действовать будут мощно, но для человека, перешедшего предел, проблемой не станут. Что за защиту ставил Жак я всё ещё не знаю, но почти уверен, что мне это не доступно.
Они немного помолчали.
- Мне это всё так не нравится, - первым нарушил тишину Гарри. – Я чувствую, что над всеми нависла угроза, чувствую, что Чёрная рука гораздо опаснее, чем кажется. И меня убивает, что мы ничего не можем сделать.
- Нельзя ударяться в диктаторство, - напомнила Гермиона, покусывая нижнюю губу. – Пока что они ничего не сделали. Как бы ты сам отреагировал, если бы… Вспомни Амбридж с её декретами!
- Да помню я, - отмахнулся Гарри. – Просто мы ждём… Чего мы ждём? Пока кого-то убьют?
- А я боюсь, чтобы этот Магистр не решил создать целую армию себе подобных, - тихо пробормотал Сайпрес. – С одной стороны, он наплодит себе конкурентов, но, с другой – они будут непобедимы. Нам будет нечего противопоставить им.
- Никому не приходило в голову, что нам нужен агент в Чёрной руке? – Гарри вскинул голову. – Кто-то, хорошо владеющий окклюменцией, способный противостоять внушению, кто-то, кто мог бы…
- Если Магистр перешёл предел, то он в состоянии взломать любую защиту, - перебил Сайпрес. – Это всё равно, что отправить человека на верную смерть.
- Но ведь Жак не залезал к тебе в голову, - неуверенно напомнил Рон.
- Во-первых, залезал, когда считал необходимым, - Сайпрес чуть вздрогнул. – А, во-вторых, это не потому, что он не мог, просто не хотел.
- Так, мне пора бежать, - Гермиона взглянула на часы и вскочила на ноги – Мне ещё так много нужно сделать сегодня.
- А что там у тебя намечается в четыре часа? – спросил Рон, поднимаясь вслед за ней.
- У меня выездная проверка, - глаза Гермионы загорелись. – Проверю на месте, как обращаются с эльфами после выхода первого приказа, охраняющего их права.
На самом деле, Гарри считал, что Гермионе за месяц удалось добиться потрясающих успехов. Столько веков эльфы чувствовали себя совершенно не защищёнными, и вот с приходом Гермионы в Министерство ситуация начала стремительно меняться. Первым её крупным делом стала установка памятника Добби, теперь она добивалась присвоения ему посмертно Ордена Мерлина любой степени. Это было неслыханно, но Гермиона перелопатила горы литературы и не нашла ни одного даже самого косвенного запрета присуждать эльфам награды. После того, как несколько чистокровных семей поддержали Гермиону в её стремлении добиться справедливости для Добби, она тут же подсуетилась и умудрилась вынести на общественное обсуждение приказ, запрещающий применять к домашним эльфам физические наказания. Рон заявил, что это чересчур, и на это никто не пойдёт. Но вышло так, как надеялась Гермиона. Она сразу считала, что те, кто эльфов в любом случае не бил, а таких было большинство, приказ поддержат. И, когда голосованием приказ был одобрен, о чём писал «Ежедневный пророк», явно не зная, кем считать Гермиону: великой освободительницей эльфов или опасной революционеркой, Гермиона тут же пошла дальше. Она заявила, что проверять каждую семью каждый день невозможно, а значит у эльфов должно появиться право подавать жалобы на хозяев в случае жестокого обращения. Немного ошарашенный её активностью Кингсли подписал приказ о запрете физических наказаний, но насчёт права на защиту вполне предсказуемо заколебался. Сейчас Гермиона занималась тем, что пыталась показать, как много человеческих и временных ресурсов займут проверки семей в надежде на то, что сами хозяева домашних эльфов выступят за какие-то средства защиты, которыми смогли бы пользоваться эльфы, чтобы оградить свои дома от неожиданных вторжений министерских работников. Рон считал, что Гермиона таким образом наживёт себе кучу врагов, и был страшно расстроен.
Гарри поведение Рона раздражало. Ему было жалко смотреть, как Гермиона выматывалась на работе, делая, на самом-то деле, довольно неблагодарную и не самую лёгкую работу, он понимал, под каким давлением она находилась всё это время, понимал, что ей наверняка было немного страшно менять самые основы существования магического сообщества, понимал, что её могли обвинить в перевороте этих самых основ, вспомнив о её маггловском происхождении. И в это время ей как никогда нужна была поддержка. Особенно – со стороны Рона. Но с его стороны вечно слышалось недовольное ворчание, он постоянно одёргивал Гермиону, просил её перестать вылезать, быть тише, оставить эльфов в покое. Иногда Гарри даже начинал подозревать, уж не стыдится ли Рон её работы. Сам Гарри был страшно признателен Гермионе за памятник Добби и всячески старался её поддерживать.
- А этот Дилан тут каким боком участвует? – недовольно спросил Рон, нахмурив брови, и Гарри сразу заметил, как напряглось лицо Гермионы.
- Дилан связался со мной на прошлой неделе по поводу официальных средств защиты, которыми теоретически могли бы пользоваться эльфы, подвергшиеся насилию со стороны своих хозяев, - быстро пояснила она. – Он займётся этим вопросом, если это, конечно, пройдёт голосование, тогда он займётся реализацией внедрения таких средств. Так что он решил сегодня отправиться со мной, чтобы собственными глазами увидеть, как это всё будет происходить, если защиты у эльфов не будет.
- По-моему, ерунда какая-то, - отрезал Рон, и Гарри снова почувствовал раздражение. – Мне не надо никуда ехать, чтобы понять, как это будет происходить. Будешь мотаться каждый день, надоедать людям, смущать несчастных эльфов. Никакой пользы от этого никому не будет. Если эльфа бьют, он никогда тебе в этом не признается, потому что просто-напросто испугается наказания, когда за тобой закроется дверь. Так что это всё бесполезно.
Гермиона медленно опустила голову, а когда подняла её вновь, Гарри совершенно точно увидел, что в её глазах стоят слёзы.
- А вот Дилан тоже считает, что обеспечить эльфам защиту возможно, - тихо сказала она, потом бросила полный горечи взгляд на Рона и добавила: - Именно поэтому он со мной сегодня и едет. И именно поэтому я предпочитаю говорить о работе с ним, а не с тобой. Удачи вам сегодня с квартирой и хорошо посидеть вечером. Гарри, передавай завтра Джинни привет от меня. Пока.
Гермиона ушла, и Гарри, проводивший взглядом её поникшую фигурку, уже повернулся к Рону, чтобы высказать тому всё, что он о нём думает, но поймал предостерегающий взгляд Сайпреса и промолчал. Рон несколько секунд сидел молча, уставившись на свои пальцы, быстро крутившие вилку, Гарри видел, что его грудь тяжело вздымается. Через минуту Рон с силой швырнул вилку на стол и выругался сквозь зубы. Гарри счёл это хорошим знаком и отказался от дальнейших комментариев.
После этого Рон впал в одно из своих самых раздражительных состояний, которое Гарри ненавидел больше всего. Но за долгие годы дружбы он уже давно пришёл к выводу, что Рона просто не нужно трогать, пока он переживает что-то, чем делиться не хочет, потом он остынет, и всё снова станет в порядке. Поэтому, войдя в класс Трансфигурации, Гарри сразу же подсел к Дафне Гринграсс, попросив её быстро объяснить ему последнюю, самую сложную формулу. Дафна всегда была готова помочь, а сейчас это спасало Гарри не только от плохой оценки, но и от плохого настроения Рона.
Миссис Добрун была совершенно не похожа на мисс Кравц. В её глазах и манере держать себя таилась тихая грусть, которую она не выставляла напоказ, грусть просто стала частью её жизни. Она многого требовала от них, но всегда готова была указать на ошибки и помочь. На её уроках Гарри боялся не плохой оценки, а скорее разочарования на её лице, ему казалось почти трагичным, что она осталась совершенно одна на склоне лет, и он боялся, как бы её не посчитали некомпетентной для такой важной работы, если стажеры будут показывать плохие результаты. В этот раз всё прошло хорошо: ему удалось превратиться в раскидистый куст и оставаться в таком состоянии ровно двадцать минут, как того и потребовала миссис Добрун. Единственное, она указала на полную неподвижность листьев, что могло вызвать подозрения у наблюдателей. Гарри решил не говорить, что потратил все силы на то, чтобы сконцентрироваться и оставаться кустом. Если бы он шевельнул хоть одним листочком, всё бы рухнуло.
- Интересно, что сегодня будет на практических, да? – с энтузиазмом спросил Дин, когда они шли по коридору к огромному залу, в котором для стажёров обычно моделировали обучающие жизненные ситуации.
- Тоже интересно, - отозвался Гарри и покосился на так и не переставшего хмуриться Рона. – Единственное – Долиш.
- Брось, Гарри, - поморщился шедший за ними Эрик. – Если бы ему нельзя было доверять, его бы здесь не было.
- Он пытался арестовать Дамблдора! – напомнил Гарри. – Я был там, я видел. По приказу Амбридж.
- А потом он охранял Хогвартс вместе с остальными аврорами по приказу Скримджера, - мягко напомнила Дафна.
- Да, а через год выполнял приказы Толстоватого, считай – Волан-де-Морта, который убил Скримджера! – Гарри покачал головой. – Как, как можно служить человеку, который убил твоего предыдущего хозяина, если ты был ему предан? Как, я спрашиваю?
- Ты так говоришь… - кривовато улыбнулся Дин. – Хозяин. Как будто мы домовые эльфы.
Рон засопел громче, и Дин наклонился к самому уху Гарри.
- Что с ним опять такое? – спросил он, и Гарри сделал знак не спрашивать.
Долиш уже ждал их в зале, его лицо, как обычно, ничего не выражало.
- Добрый день, - спокойно произнёс он и обвёл их взглядом. Гарри показалось, что взгляд серых глаз задержался на его лице чуть дольше. – Сегодня мы с вами будем освобождать заложников.
- О, Рон, у тебя даже опыт есть, - шёпотом напомнил Гарри, но Рон никак не отреагировал. Дин снова хотел что-то спросить, но Гарри качнул головой.
- Итак, установка у нас следующая, - Долиш взмахнул палочкой и на доске моментально появилась схема, похожая на ту, какую Гарри чертил для наглядности, когда объяснял своей квиддичной команде новую стратегию. – За моей спиной находится здание. Допустим, в здании два этажа для начала. Где-то внутри двое волшебников держат заложников, много заложников, человек десять-пятнадцать, точно вы не знаете. Вас пятеро, вам нужно заложников освободить, тёмных волшебников – захватить. Потери – минимальные. Работа – командная. Даю десять минут на обсуждение стратегии, затем приступайте. Я по ходу буду давать комментарии, обстоятельства могут меняться, как это обычно и бывает в жизни. Начали.
Гарри почувствовал, как ёкнуло сердце. Это было не по-настоящему, но так похоже на реальное задание. Это был момент, когда они должны были показать себя. Это те самые занятия, по которым их в итоге будут оценивать в первую очередь. Все знали, что за практическими занятиями мистер Стивенс следит лично.
- У кого какие мысли? – быстро спросил Дин, окидывая взглядом двухэтажное здание с наглухо закрытыми окнами, возникшее за спиной Долиша. – Планировки мы не знаем.
- Можно ли вообще входить? – засомневалась Дафна, засучив рукава. – А если они убьют заложников? Их там десять-пятнадцать человек, они вполне могут позволить себе убить нескольких.
- Входить нельзя, - уверенно вставил Эрик. – Дафна права, они могут убить заложников. Я считаю, нужно попытаться связаться с ними, выяснить, чего они вообще хотят.
- Я с этим согласен, - кивнул Гарри. – Рон?
- Тоже, - буркнул Рон, глядя на окна второго этажа. Влететь внутрь на метле он не предложил.
- Говорить должен кто-то один, - продолжил Эрик. – Плюс, надо, чтобы кто-то был с другой стороны здания.
- Я пойду туда, - вызвалась Дафна. – Может быть, там тоже есть вход, нужно проверить.
- Нужно наложить на здание антитрансгрессионные чары, - вспомнил Гарри. – Это не позволит им сбежать вместе с заложниками.
- Ты сможешь? – спросил Дин. – У меня всё ещё не получается.
- У меня – через раз, - признался Гарри. – Эрик умеет.
- Это всё мелочи, - прервал их Рон. – План-то какой?
- Предложи что-нибудь, - посоветовал Дин. – Мы пока остановились на переговорах.
Рон помолчал, снова посмотрел на здание, чуть скривился и сказал:
- Пока кто-то один разговаривает, остальные могут войти через задний вход, если он есть. Их всего двое, если оба окажутся в одной комнате, то мы легко можем добраться до них.
- А если они поставили ловушки? – уточнил Гарри. – Тоже нужно проверить.
- Окей, допустим, мы вошли, - Дафна почесала лоб кончиком волшебной палочки, что, на взгляд Гарри, было не очень-то безопасно. Видел бы её Грюм. – Мы вошли, а они держат двух заложников на прицеле. И если мы не бросаем палочки, то они их убьют. Что тогда?
- Они успеют убить максимум двоих, - глухо произнёс Эрик. – Остальных мы спасём. Это и есть минимальные потери.
- Что? Нет! – возмутился Гарри. – Есть другой способ, который позволит спасти всех. Пусть выйдут из здания, возьмём их на улице. Никем жертвовать нельзя.
- Иногда это необходимо, - Эрик развёл руками. – Извини, но иногда нам действительно придётся жертвовать чем-то или кем-то ради спасения большинства. Из двух зол выбирают меньшее.
- Нет, мы должны одинаково защищать всех! – Гарри обернулся к Рону за поддержкой. – Мы не можем решать, кому жить, а кому – умереть.
- Обстоятельства решают это за нас, - упорствовал Эрик. – Если я понимаю, что мы потеряем двоих, но задержим преступников и спасём всех остальных заложников, я колебаться не буду.
- Эй, ребята, мы должны работать в команде, - напомнил Дин. – У нас должен быть один план на всех.
- Мы защищаем невиновных, - добавила Дафна. – Всех, без каких-либо исключений. Мы должны попробовать спасти всех.
- Хорошо, убедили, - Эрик поднял руки вверх, сдаваясь. – Но я и не говорил, что не попробую. Но, если я увижу, что другого пути нет, что мы можем потерять всех, то…
- Время вышло! – объявил Долиш. – Начинайте.
- Я пошла, - Дафна выставила палочку перед собой и начала медленно обходить дом с правой стороны.
- Кто будет говорить? - спросил Эрик, глядя на Гарри и Рона, потом обернулся к Дину.
- Давай, ты, - сразу предложил Гарри. Во-первых, роль переговорщика казалась ему крайне пассивной, а, во-вторых, он боялся, что Эрик всё-таки пожертвует парой человек.
- Хорошо, - Эрик чуть улыбнулся, как будто догадался, о чём Гарри думает. – Тогда я начинаю, а вы ждите информации от Дафны и смотрите внимательно на окна.
Он подошёл поближе и громко закричал:
- Я являюсь представителем Аврората! Требую немедленно отпустить заложников!
Долиш досадливо поморщился и негромко произнёс:
- Так они тебя и послушали. Нет ответа.
Действующие авроры, те, кто вёл у них практические занятия, сразу же предупредили, что у них принято неформальное общение, чтобы чувствовать друг друга лучше на случай совместных миссий.
- Ладно, что вы хотите? Какие ваши требования? – немного подумав, снова крикнул Эрик.
- Хочу стать Министром магии, - лениво отозвался Долиш. – Сегодня же. Если Министр прямо сейчас объявит о своей отставке и назначит меня своим преемником, мы отпустим заложников.
- Невозможно! – раздраженно бросил Эрик, и тут Гарри почувствовал, что кольцо на его пальце нагрелось. По тому, как Рон непроизвольно сжал кулак, а Дин покосился на руку, он понял, что и они ощутили то же самое. Дафна пыталась связаться с ними.
- Есть второй вход? – шёпотом спросил Гарри, делая вид, что чешет ухо, и услышал тихий шёпот Дафны:
- Есть.
- Ты думаешь, я не слышал этого? – Долиш чуть не засмеялся. – Кольца не предназначены для такой открытой связи.
- Но как тогда…
- Нужно было заранее договориться об условном знаке, - отрезал Долиш. – Так, никто не приближается к заднему входу, иначе я убью заложника.
Из-за угла здания вынырнула смущённая Дафна.
- И что теперь? – тихо спросил Дин.
- Так не пойдёт, - просто сказал Долиш. – Вы ничего не делаете. Вы отправили Дафну на разведку, Эрик разговаривал, чем в это время были заняты вы трое? Смотрели на окна? Чего ради? Что вы хотели там увидеть?
- Местоположение второго преступника, - пробормотал Гарри.
- Вам это не нужно, - отмёл его ответ Долиш. – Вы должны мысленно просчитать все варианты, вот и всё. Тогда вы будете готовы ко всему. Точно вы никогда ничего знать не будете. Это всегда риск.
Повисло молчание.
- У каждого должна быть своя роль, - продолжил Долиш. – Если вы ничего не делаете, значит, вы там не нужны. Можете идти домой. Авроры никогда не стоят на месте, как истуканы.
- Прошлым летом, когда Пожиратели захватили заложников, - вдруг сказал Рон, - авроры стояли как истуканы. Я сам видел. Никто ничего не делал.
Гарри потупился. Аргумент был к месту, но он бы не решился привести его, так как сам был одним из заложников.
- Это не так, - спокойно парировал Долиш. – Когда мы прибыли на место, у нас был план по захвату Пожирателей, но неожиданно мы узнали, что у них есть заложники. Поэтому, когда мы, как тебе показалось, стояли как истуканы, на самом деле, мы мысленно вносили в план поправки.
- Мысленно? – восхитился Дин. – Удобно!
- Вы тоже научитесь, но попозже, - успокоил Долиш. – Мы уже даже решили, что делать, когда ты просто влетел в окно на метле.
- Что? – глаза Дина были размером с галеоны. – Рон, ты что, влетел в тот дом на метле? Туда, где Пожиратели держали Гарри, Гермиону и Джинни? В «Пророке» об этом не писали!
- Ого! – только и сказала Дафна, тоже глядя на Рона с потрясением. – Это было здорово, я так предполагаю?
- Это было невероятное везение, - внушительно произнёс Долиш. – Мы могли потерять заложников, и Пожиратели могли уйти. Поэтому мы никогда не вламываемся вот так, напрямую.
- Вообще никогда? – уточнил Дин.
- В моей практике не было таких случаев, - покачал головой Долиш. – Конечно, можно вообразить ситуацию, когда, как сказал Эрик, из двух зол придётся выбирать меньшее, жертвовать жизнями людей, но меня, к счастью, такие случаи пока миновали. Так, ещё идеи у вас есть?
Никто не ответил. Гарри лихорадочно соображал.
- Если они уже знают, что мы попытаемся войти через другой вход, то наверняка разделились, - начал рассуждать он. – К тому же, мы не можем там появляться, потому что они угрожают начать убивать заложников.
- А если подкрасться невидимыми? – предложил Дин.
- Гоменум ревелио, - проворчал Долиш. – К тому же, дверь откроется, этого нельзя не заметить. Давайте проще, на двери стоит сигнальное заклинание.
- Значит, внутрь мы попасть не можем, - резюмировал Гарри. – Никак.
- Только на метле, - буркнул Рон. – И я, кстати, сделал бы так снова, их же там всего двое. В прошлый раз было трое, и то сработало.
- В прошлый раз нам удалось заполучить назад свои палочки, - напомнил Гарри. – А так, ты бы остался один против троих. До… Джон прав, тебе очень повезло.
- Можно влететь в два окна с двух сторон одновременно, - Рон закатил глаза. – И всё.
- Они держат двоих заложников на прицеле, - пожал плечами Долиш. – Они успеют их убить.
- То, о чём я и говорил, - пробормотал Эрик.
- Но можно обезоружить их ещё в полёте, - предложила Дафна. – Как только подлетаем к окну и видим их – сразу Экспеллиармус.
- А у них есть шляпы или перчатки, или плащи, оснащённые Щитовыми чарами, - возразил Долиш. – Они остаются целыми и невредимыми, а заложников убивают.
- Ну, всего не предусмотреть! – развёл руками Дин. – Ты сам сказал, что это всегда риск.
- Да, но я имел в виду, что это риск для нас, - усмехнулся Долиш. – Не для людей, которых мы защищаем.
- Тогда можно попробовать поменять заложников на себя, на авроров, - осенило Гарри.
- Первая удачная мысль за сегодня, - признал Долиш. – Правда, всегда есть вероятность, что они не согласятся, но это уже что-то. Тогда предлагаю вам всё обдумать, в следующий понедельник к вам придёт кто-то другой, но я передам всю информацию по уроку. Будьте, пожалуйста, готовы. У вас есть время подумать.
- Знаете что, это было задание без решения! – выпалил Дин, когда они вернулись в комнату отдыха стажёров. – Он на всё находил возражения.
- В этом и задача – найти выход из безвыходной ситуации, - пробормотал Гарри и взглянул на часы. – Рон, нам пора двигаться, если мы не хотим опоздать.
- Вы куда? – немного разочарованно спросил Дин. – Я думал, может, посидим где-нибудь, первую зарплату отметим.
Дин, единственный из них, жил в Министерстве при тренировочном центре. Он особенно не распространялся, почему принял такое решение, но Гарри подозревал, что это как-то было связано с раскрытием правды о его отце. Может быть, Дин теперь не хотел жить с отчимом. Хотя, может, у Гарри просто разыгралась фантазия, и Дин просто не хотел жить с родителями, став совершеннолетним.
- Прости, Дин, мы идём смотреть квартиру, - Рон сочувственно поджал губы. Про намечающиеся посиделки в баре он ничего не сказал, и Гарри тоже решил промолчать.
- Эрик? Дафна? – Дин с надеждой переводил взгляд с одного на вторую.
- Я женатый человек, - Эрик развёл руками. – Не так-то это просто – пойти в бар в пятницу вечером.
- А ты, Дафна? – напоследок уточнил Дин, и Дафна вдруг слегка покраснела.
- Что, пойдём вдвоём? – спросила она.
- А что такого? – Дин приободрился. – Поболтаем, расслабимся. Ну что, идём?
- Можно, - после недолгого колебания согласилась Дафна. – Только черкну домой, что задержусь.
Рон подмигнул Гарри и указал глазами на Дина, но так, чтобы Дафна не заметила.
- Ой, Гарри, совсем забыла! – Дафна обернулась к нему. – Ты завтра собираешься в Хогсмид?
- Обязательно, - кивнул Гарри. – А что?
- Я не знаю, пойду ли я, - пояснила Дафна. – Там наверняка будет Драко, не хочу мешать им с Асторией, а мне нужно передать ей кое-что. Можно попросить тебя?
- Без проблем, - соврал Гарри, которому не очень-то хотелось передавать что-то девушке Малфоя в присутствии самого Малфоя.
- Спасибо! – Дафна вынула из кармана мантии крошечный свёрток, такой лёгкий, как будто и вовсе пустой. – Очень тебе благодарна!
- Пустяки, - отмахнулся Гарри и сунул свёрток в сумку. – Всё, Рон, переодеваемся и вперёд. Опоздаем.
- Может, ну её, квартиру эту? – тихо спросил Рон, когда они остались одни в комнате, и Гарри застыл на месте.
- В смысле, ну её? – переспросил он. – Это вдруг почему?
- Да просто, - Рон ему в глаза не смотрел. – Настроения нет.
- Ну знаешь, это не имеет никакого отношения к… - возмутился Гарри, но сумел сдержать себя. – Ладно, могу посмотреть один. Ты, вроде, говорил, тебе всё равно, где жить, лишь бы съехать от родителей.
- Да, может, не будем пока съезжать? – вдруг совсем смешался Рон. – Сам подумай, Гарри, что мы будем есть? Кто будет стирать нам одежду?
- Ммм, сами? – предложил Гарри. – Я немного умею, у Дурслей научился. Не пропадём.
Рон молчал.
- Нет, если ты не хочешь, то ладно, - пошёл на попятный Гарри. – Но я у твоих родителей больше жить не могу, мне уже неудобно.
- Ну, пойдём тогда, раз уж собрались, - вздохнул Рон. – Нет, надо съезжать, ты прав. Не хочу быть как Перси.
- Да нет ничего такого в том, чтобы жить с родителями, - попытался уверить его Гарри. – Мне кажется, съезжать надо тогда, когда начинаешь совместную жизнь с девушкой или что-то вроде того. О чём Перси, кстати, пора бы задуматься, но да это не моё дело.
- Ладно, давай, переодевайся, - решился Рон. – Пойдём.
- Да что с тобой такое? – Гарри не тронулся с места. – Что происходит, Рон? Что с тобой в последнее время?
- Всё в полном порядке, - но Рон так и не взглянул на него, и Гарри просто знал, что что-то не было в полном порядке.
- Дело в деньгах? – не отступался Гарри. – Ты снова переживаешь из-за этого? Если хочешь, можем записывать каждый кнат, который я пока что буду платить, и когда-нибудь, клянусь, я возьму с тебя всё назад. Но мне действительно всё равно, когда это будет: в следующем году или через пятьдесят лет. Я собираюсь заработать ещё много денег, кстати, как и ты. Может быть, мы вообще предоставим нашим детям разбираться с нашими долгами, кто знает? Так что успокойся и…
- Дело не в деньгах, Гарри, - Рон, наконец, поднял голову, и Гарри замолчал, не закончив фразы, чувствуя себя одновременно неловко и встревоженно.
- Тогда в чём? – мягко уточнил он, присаживаясь на подлокотник одного из кресел. – Перестань, Рон, мне ты можешь всё сказать, ты же знаешь.
- Я не знаю, в чём, - Рон уселся на стол напротив. – Просто мне сейчас не хочется ничего менять в своей жизни. И всё.
- Хорошо, это я вполне могу понять, - осторожно кивнул Гарри. – А что происходит сейчас такого в твоей жизни, что ты пытаешься сохранить всё как есть?
- Ничего не происходит, - Рон покачал головой. – И я не хочу, чтобы произошло.
- Почему? – Гарри потёр шрам по старой привычке и заметил, как Рон проследил за его движением.
- Потому что сейчас всё хорошо, - он закусил губу. – Слушай, не бери в голову. Ничего не случилось. Просто с переездом я, наверное, пока что повременю.
- Ладно, как хочешь, - сдался Гарри. – Но я не могу повременить, поэтому будь другом, пойдём со мной смотреть квартиру для меня. Переедешь туда, когда захочешь.
Рон смотрел на него как-то странно, и у Гарри в голове вдруг мелькнула одна догадка.
- О! – только и сказал он. – Если только вы с Гермионой не решили…
- Что? – Рон напрягся.
- Жить вместе, конечно, - Гарри широко улыбнулся. – Тогда у меня вопросов нет.
- Ты издеваешься? – Рон почему-то покраснел, и глаза у него стали очень злые. – Всё, пойдём, Гарри, пока мы не поссорились.
Гарри машинально переоделся в маггловскую одежду, не имея ни малейшего представления, что он такого сказал. Они с Роном молча вышли из здания Министерства, помахав на прощание Челси, девушке-сквибу, занимавшейся регистрацией волшебных палочек посетителей. Весь путь до дома, в котором располагалась сдаваемая квартира, они тоже проделали в полной тишине. Хорошо хоть, что идти было совсем не далеко.
Дверь им открыла женщина лет сорока с уложенными в аккуратную причёску волосами и одетая в подобие китайского кимоно, но в более официальный его вариант.
- Добрый день, - вежливо произнесла она. – Прошу вас, проходите.
- Здравствуйте, - Гарри улыбнулся хозяйке и первым переступил порог квартиру. – Мы разговаривали с вами по телефону вчера утром. Я Гарри Поттер, а это мой друг - Рональд Уизли.
- Очень приятно, - женщина чуть склонила голову. – Я Кристина МакКензи. Вы предпочитаете сначала посмотреть квартиру, а потом задать все возникшие вопросы, или мне лучше присутствовать при осмотре изначально?
- Я думаю, мы сначала посмотрим, а потом всё спросим, если появятся вопросы, - Гарри оглянулся на Рона в попытке выяснить его мнение, но друг на него не смотрел, он смотрел на вычурную люстру, украшавшую потолок небольшого холла.
- Очень хорошо, - сказала мисс или миссис МакКензи, не уточнившая, замужем ли она, и Гарри попытался рассмотреть, есть ли на её пальце кольцо, чтобы обратиться к ней правильно. – Я буду на кухне.
- Ну что? – шёпотом спросил Гарри, когда она скрылась за поворотом длинного коридора. – Начинаем?
- Зачем такая огромная квартира? – вдруг спросил Рон, переводя на него взгляд. – Она просто гигантская. И не очень-то уютная.
- Тут всё можно переделать, - попытался защитить свой выбор Гарри. – В объявлении было написано, что всё можно сделать заново, только стены сносить нельзя.
- Всё равно, зачем нам двоим столько места? – Рон нахмурился и заглянул в огромную гостиную посередине которой стоял рояль. – Тебе зачем эта штука?
- Уберём, - нетерпеливо ответил Гарри. – Нам каждому нужна своя спальня, так? И должна быть одна гостиная. Плюс, кухня. Вот и получается большая квартира. В этой ещё две ванные комнаты, очень удобно, особенно по утрам, чтобы не толпиться.
- Слушай, это же наверняка стоит целое состояние, - громким шёпотом заметил Рон. – Я никогда не смогу себе позволить ничего подобного.
- А вот и сможешь, - Гарри торжествующе улыбнулся. – Это в рамках той суммы, которую мы обговаривали.
- Это невозможно! – почти через полную минуту заявил Рон.
- Это почему? – Гарри тихо рассмеялся. – Галеон сейчас стоит почти пять фунтов, так что мы очень даже в выигрыше.
- Уверен? – Рон смотрел с сомнением. – А если потом курс поменяется?
- Поменяем квартиру, - Гарри закатил глаза. – Слушай, это прекрасный вариант, мы не найдём ничего лучше, сам подумай. Смотри, какие огромные спальни! И они находятся в разных концах коридора, очень удобно.
- Какая разница, как они расположены? – сварливо пробормотал Рон и двинулся дальше, а Гарри решил не озвучивать, что Гермиона и Джинни такое расположение спален очень даже оценят.
- Давай, Рон, скажи, что тебе нравится, - вместо этого сказал он. – Переделаем всё под себя, ты сам говорил сегодня Эрику, что все так делают.
- Да, делают, когда деньги есть, - глухо отозвался Рон, засунувший голову в очередную дверь. – Это что-то вроде чулана.
- У тебя они теперь есть, - напомнил Гарри. – Вчера же дали зарплату. Ты можешь позволить себе платить свою часть за квартиру, и у тебя будет оставаться даже больше, чем было раньше. Тем более, что пока ты платить не будешь.
- Нет, ну если так смотреть…
И Гарри понял, что Рон сдался. Он с трудом удержался, чтобы не издать победный клич, потому что эта квартира ему очень и очень понравилась. Он уже представлял себе, как они с Джинни будут проводить тут выходные, как только они у неё будут выпадать.
Часом позже, оставив залог и договорившись о новой встрече, они наконец-то расположились в уютном баре в самом центре Лондона. Сначала они хотели пойти куда-нибудь в Косом переулке или даже в Хогсмиде, но потом передумали, побоявшись встретить кого-то знакомого. Рон всё ещё был подавлен, а Гарри собирался устроить ему допрос с пристрастием, для чего ему не нужны были свидетели.
- Виски? – спросил Гарри, пока Рон пялился в меню. – Или что-то другое?
- Виски, да, - Рон захлопнул меню. – Подойдёт.
- Бутылку? – уточнил Гарри, уже поднимая руку, чтобы подозвать официантку. – Осилим?
Сам он собирался пить поменьше, чтобы завтра утром быть в форме для встречи с Джинни. Рон же просто кивнул головой.
- Ты ничего не хочешь мне сказать? – когда Рон прикончил второй стакан, спросил Гарри, делая крохотный глоток виски и стараясь растянуть вторую и последнюю порцию до конца вечера.
Рон помотал головой, прокашлялся и спросил:
- Чем собираетесь завтра заняться с Джинни?
- Мы так давно не виделись, что я буду счастлив просто сидеть с ней рядом, держать её за руку, ну, ты понимаешь, - Гарри усмехнулся.
- Откуда мне понимать? – Рон плеснул себе ещё виски. – Гермионе больше некогда сидеть и держать меня за руку, я уж не говорю ни о чём большем.
- Я не знал, что у вас проблемы, - вставил Гарри для поддержания беседы. – По вам совсем не заметно.
- Да ладно, Гарри, - Рон сделал большой глоток. – Когда ты видел в последний раз, чтобы мы с Гермионой нормально разговаривали?
- Сегодня за обедом, - быстро ответил Гарри, прекрасно понимая, что Рону только нужен толчок для продолжения.
- Это не разговор, - Рон покачал головой. – Я больше ничего о ней не знаю. Она больше не интересуется мной, ей всё равно, что происходит у меня, и сама ничем со мной не делится. Она думает только о работе, о своих эльфах, а теперь ещё и об этом Дилане.
- Перестань, они просто работают вместе, - твёрдо сказал Гарри. – То есть, ты считаешь, проблема в том, что Гермиона слишком много работает?
- Нет, не совсем так, - выдавил Рон. – Я не обманываю себя. При большом желании даже самый занятой человек может выкроить время для чего-то важного, если захочет. Гермиона просто не хочет.
- Слушай, ты немного драматизируешь, - Гарри попытался быть рассудительным. – Ты привык, что вы с Гермионой всё время проводите вместе, понимаешь? Мы учились и жили вместе, а теперь всё изменилось, и, конечно, вы стали меньше разговаривать. Нам с Джинни тоже непросто, но мы не делаем из этого трагедии и…
- Нет, Гарри, у нас всё не так, - Рон тяжело вздохнул и поднял на него ясные, ничуть не замутнённые алкоголем глаза. – Я чувствую, как Гермиона отдаляется от меня. И это страшно больно. Я это вижу, но ничего не могу поделать, потому что всякий раз, когда я пытаюсь поговорить с ней об этом, она просто сбегает. Это очень на неё не похоже. И я точно знаю, что это серьёзно. Я просто жду, когда всё как-то решится, а это решится. И поэтому я пока хочу остаться дома, чтобы, ты знаешь, если вдруг решится не в мою пользу, как я подозреваю, я мог хотя бы продолжать жить в привычной обстановке.
- А ты не думал, что во всей ситуации изначально мог быть виноват ты? – Гарри отбросил деликатность.
- Конечно, думал, - как само собой разумеющийся факт признал Рон. – Только так и не понял, что я сделал не так.
- Как только Гермиона начала работать, я от тебя не слышал ничего, кроме критики в её адрес, - с плеча рубанул Гарри, и Рон растеряно заморгал. – Ты при каждом удобном случае подчёркиваешь, какой ерундой она занимается. Ты ни одного раза не поздравил её с успехами, которых она добилась. Ты вечно ей недоволен. Ты…
- Но она действительно занимается ерундой! – повысил голос Рон, у которого вдруг покраснели уши. – Мне просто обидно, что она тратит время и силы на такую… Это никому не нужно!
- Это нужно домовым эльфам! – Гарри тоже заговорил громче. – Ты считаешь, Добби не заслужил памятника?
- Конечно, заслужил, я не принижаю того, что эльфы сделали, но…
- Так вот этого памятника не было бы, если бы не Гермиона! А вспомни, как Малфои обращались с Добби, вспомни, как ему пришлось прижечь себе пальцы утюгом, когда…
- Я всё это знаю не хуже твоего, Гарри, но так было в течение многих веков, и эльфы считают это нормой! Представь, каково будет Гермионе, когда она услышит это от самих эльфов?
- Слушай, Гермиона разговаривала с ними, спрашивала их мнение, - примирительно сказал Гарри. – Она с Кикимером разговаривала, и даже Кикимер считает новый закон нужным.
- Это ничем хорошим для неё не закончится, - гнул свою линию Рон. – Помяни моё слово, Гарри…
- Хорошо, даже если так, - Гарри перебил его, - Гермиона считает нужным и важным заниматься тем, чем она занимается. И, если всё так, как ты утверждаешь, она встретит мало поддержки в любом случае. А теперь подумай, легко ли ей в первую очередь выслушивать критику от любимого человека, который, ну, по крайней мере, как предполагается, должен её поддерживать?
На это Рону ответить было нечего.
- Я бы тоже постарался ничего с тобой не обсуждать, если бы ты вёл себя так со мной, - в завершение добавил Гарри и прикончил свой виски. – Ты готов идти домой?
- Ты иди, я ещё посижу немного, - покачал головой Рон. – Подумаю.
- Хорошая мысль, - Гарри хлопнул его по плечу. – Не сиди долго, а то мне влетит от твоей мамы за то, что бросил тебя одного.
Рон кивнул, и Гарри направился к выходу. Он вышел из бара, вдохнул уже довольно холодный воздух и подумал о Гермионе. Интересно, что она сейчас делает? Гарри взглянул на часы, было ещё только без четверти девять, он вполне мог навестить её. Он быстро ушёл с людной улицы, забрёл в крохотный дворик, со всех сторон закрытый от посторонних взглядов домами, и трансгрессировал поближе к дому Грейнджеров.
- Гарри? – открывшая дверь миссис Грейнджер выглядела удивлённой, но приветствовала его с вполне искренней радостью. – Сейчас позову Гермиону. Хочешь выпить чаю? Или, может быть, перекусить чего-нибудь?
- Нет, нет, спасибо, не беспокойтесь, - заверил её Гарри. – Я только хотел бы поговорить с Гермионой.
Гермиона спустилась через пару минут, кутаясь в халат, накинутый, как заметил Гарри, поверх пижамы.
- Привет, - Гермиона закрыла за собой дверь в гостиную и опустилась в кресло. – Что-то случилось?
- Нет, совершенно ничего, - Гарри сел напротив и внимательно посмотрел на неё. Гермиона выглядела уставшей и очень-очень грустной. – Просто нам так редко удаётся поговорить в последнее время, я ужасно скучаю по старым временам.
- Да, мне тоже их не хватает, - Гермиона улыбнулась самыми уголками губ. – Честно говоря, я не думала, что всё будет так.
- Но всё в порядке? – Гарри чуть-чуть приподнял брови. Гермиона кивнула, улыбнулась, закусила губу и опустила голову, а когда снова взглянула на Гарри, тот понял, что притворство, наконец, было отброшено.
- Ничего не в порядке, - просто сказала Гермиона. – Всё рухнуло в мгновение ока, и я не знаю, что теперь делать.
- Поговори со мной, - попросил Гарри, пересаживаясь на диван поближе к ней. – Что с тобой происходит?
Гермиона молчала.
- Эй, ты же можешь говорить со мной абсолютно обо всём, ты же знаешь, - Гарри взял её за руку.
- Я бы не была так уверена, - Гермиона посмотрела на него с сомнением. – Я не знаю, имею ли я право…
- Слушай, я твой друг, твой лучший друг, - напомнил Гарри. – Ты имеешь право на всё.
- Я не хочу ставить тебя перед выбором, - тихо сказала Гермиона и мягко отняла у него свою ладонь. – Я не хочу, чтобы ты считал себя обязанным принимать чью-то сторону.
- О чём ты говоришь? – Гарри почувствовал лёгкий холодок в груди.
- О нас с Роном.
Он боялся, что Гермиона может заплакать, но её глаза были совершенно сухими и страшно усталыми.
- Ты же видишь, всё разваливается, - Гермиона сцепила пальцы в замок и уставилась на них. – Не знаю, почему Рона так раздражает моя работа, но я не могу её бросить. Я считаю, это было бы неправильно, если бы я бросила то, что считаю по-настоящему важным для себя, ради кого-то. Даже ради Рона. Я не должна этого делать. Мы должны принимать друг друга, разве не так? То есть, не должны, но это в порядке вещей. А если он не может, то тут и говорить не о чем.
- Знаешь, Гермиона, мне кажется, вам нужно откровенно поговорить, - Гарри покачал головой. – Ты неправильно его понимаешь. Он просто волнуется за тебя, не хочет, чтобы ты расстроилась, если ничего не получится. Только поэтому он…
- Но я всё равно пойду до конца, - возразила Гермиона. – И я ему об этом говорила. И говорила, что мне очень нужна его поддержка.
- Ну, ты же знаешь Рона, - попытался свести всё к шутке Гарри.
- Рону пора повзрослеть, - Гермиона серьёзно посмотрела на него. – Мы больше не в школе, Гарри, это взрослая жизнь. Если мы не выдержали даже месяца в новых условиях, что может получиться из этого дальше, как ты считаешь?
- Но… - Гарри с трудом решился задать главный вопрос. – Ты же не собираешься расстаться с Роном?
- Мы уже всё равно что расстались, - плечи Гермионы бессильно поникли. – Об этом не обязательно объявлять. Сегодня пятница, я сижу дома, а где Рон?
- Он остался в баре, сказал, что хочет подумать, - быстро сказал Гарри. – Ты даже не думай, он переживает не меньше твоего. Только об этом и говорит.
- Я знаю, что он переживает, - Гермиона откинула волосы назад. – Он последние пару недель переживает, а ситуация не меняется. Я думаю, сейчас будет сложный период, пока мы не выясним для себя, как всё будет дальше. И ты… Я знаю, что Рон тебе нужнее, поэтому…
- Мне одинаково сильно нужны вы оба, - прервал её Гарри. – Гермиона, я верю, что у вас всё наладится. Но если даже вдруг нет, то я хочу, чтобы ты знала, что я всегда останусь твоим другом тоже. Помнишь, как на шестом курсе? Я общался с вами обоими, и у меня неплохо получалось. Я это даже обсуждать не хочу! Вы с Роном не можете расстаться, это просто в голове не укладывается.
- Мы почти не разговариваем, Гарри, - Гермиона потёрла лоб. – Мы уже две недели никуда не ходили вдвоём, видимся только в Министерстве. Сегодня решили позавтракать, и это было ужасно. Мы никак не могли найти тему для разговора, всё время повисали неловкие паузы. Кошмар! У меня действительно много работы, но я могла бы уходить пораньше, если бы Рон попросил. Но он молчит, а я не хочу сидеть по вечерам дома, не хочу, чтобы родители начали задавать вопросы, на которые у меня пока что нет ответов.
- Но сегодня Рон явно приревновал тебя к этому Дилану, - отчаянно цеплялся за малейшую надежду Гарри. – И я точно знаю, что его чувства к тебе, они не прошли.
- И мои чувства к нему всё ещё здесь, - Гермиона приложила руку к груди. – Но иногда одних чувств недостаточно. Я готова бороться и работать над решением проблемы, но я ничего не могу сделать одна. Знаешь, дело не только в эльфах. Рон просто не был готов к тому, что он не будет знать, где и с кем я провожу целый рабочий день. Первые две недели он только и делал, что выспрашивал у меня про коллег, а потом, стоило мне упомянуть хоть одно мужское имя, он тут же напрягался. Напрямую ничего не говорил, но ты знаешь Рона, по нему всегда всё видно. Сначала я пыталась поговорить с ним, но так и не поняла, чего он от меня хочет. А потом он начал постоянно говорить, что у меня ничего не получится, что я занимаюсь бесполезным делом, и меня это страшно обидело. Он даже не поймёт, если я скажу ему это, подумает, что я совсем свихнулась со своими эльфами, но дело не в этом, а в том, что он отказывается принять то, что очень важно для меня. Мне кажется, он вообще стыдится того, чем я занимаюсь.
- Он не стыдится, - возразил Гарри. – И он даже признает, что, наверное, это хорошее дело, но, я уже сказал, он волнуется…
- Мне не десять лет, я знаю без него, что может ничего не получиться, - отрезала Гермиона. – И я это как-нибудь переживу. Правда, я думала, что с поддержкой Рона пережить всё будет гораздо легче.
- Просто пообещай мне, что не станешь совершать неразумных поступков, - попросил Гарри. – Всё ещё может наладиться.
- Я ничего не собираюсь делать, - Гермиона откинулась на спинку кресла. – Пока что, по крайней мере. Но, знаешь, это невыносимо – видеть, чувствовать, знать, как человек, который значит так много, без которого просто… в общем, как этот человек отдаляется от тебя, медленно, постепенно, так, чтобы ты успел прочувствовать каждую секунду этого процесса. И ты стараешься, ты просто из кожи вон лезешь, чтобы всё спасти, но ничего не выходит. Это очень больно. И чем дольше мы ждём, тем дольше будет длиться эта боль. Я всё ещё надеюсь, что мы всё решим, только поэтому терплю. Мне больно, Гарри.
- Почему ты ничего не говорила мне раньше? – Гарри снова взял её за руку и в этот раз держал крепко, чтобы она не отняла её вновь. – Я видел, что у вас что-то не так, но даже не предполагал, что настолько. Мне и в голову не приходило, что вы думаете о том, чтобы расстаться!
- Значит, Рон тоже думает об этом? – лицо Гермионы исказила гримаса боли.
- Я не знаю, о чём думает Рон, - Гарри пошёл на эту ложь легко, потому что Рон не думал об этом, Рон этого боялся, а это было хорошим знаком. – Я могу чем-нибудь помочь? Хочешь, я поговорю с ним?
- Нет, Гарри, не надо, - Гермиона нашла в себе силы и благодарно улыбнулась ему. – Мы должны решить это вдвоём, нам нужно научиться как-то справляться с трудностями, если мы оба хотим, чтобы…
- Вы научитесь, - Гарри сжал её ладонь. – Я знаю, что вы научитесь.
- Спасибо, Гарри, - Гермиона поднялась на ноги и поцеловала его в щёку. – А теперь иди домой. Передавай завтра Джинни привет от меня. И не волнуйся за нас, мы с Роном что-нибудь придумаем, всегда придумывали, правда же?
- Обязательно, - Гарри обнял её, но, когда за ним закрылась дверь и он медленно побрёл по подъездной дорожке, он совсем не чувствовал внутри никакой уверенности. Его пугали две вещи: то, что проблема у друзей возникла из ниоткуда, прогрессировала очень быстро и вылилась в катастрофу, и слова Гермионы о том, что иногда одних чувств бывает недостаточно.
Когда он поднялся в их с Роном комнату, которую собирался скоро покинуть, Рон уже был там.
- Ты где был? – спросил он, лёжа на кровати и глядя в потолок.
- Гулял, - после секундного колебания соврал Гарри. – Думал, как можно было сегодня освободить заложников.
- Ясно, - Рон отвернулся к стене и глухо добавил: - Спокойной ночи.
- И тебе, - пробормотал Гарри ему в спину. Спать ему совершенно не хотелось.
Ну что, в конце концов, день не задался с самого утра.

>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Top.Mail.Ru