Xena Hough    в работе

    Гермиона Грейнджер, в поисках спокойной жизни, сбегает из мира магии в город своего детства – немагический Лондон. Но принесет ли ей столица Туманного Альбиона желанный покой?..P.S.Официальная обложка: https://pp.userapi.com/c631517/v631517146/474/mydLayPeSac.jpg
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Гермиона Грейнджер, Драко Малфой, Шерлок Холмс (BBC)
    Общий /Детектив /Любовный роман || гет || PG-13
    Размер: макси || Глав: 9
    Прочитано: 1788 || Отзывов: 1 || Подписано: 11
    Предупреждения: Смерть второстепенного героя
    Начало: 30.07.19 || Последнее обновление: 30.07.19

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

The Mind Palace (Чертоги разума)

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


SOS! С глубоким уважением отношусь к правилам этого легендарного сайта, но, к сожалению, вынуждена их нарушить. Спустя три долгих года, я наконец-то дописала новую главу этого ФФ. Но, увы, как ни пыталась, восстановить вход в свой профиль (http://hogwartsnet.ru/mfanf/member.php?l=0&id=47968) я так и не смогла. В связи с этим, выкладываю ФФ вновь, теряя оценку звездочетов. Возможно (я очень на это надеюсь!), администраторы сайта обнаружат мою выходку и помогут восстановить мой прежний профиль, ведь там так же находятся еще два моих двухснитчевых ФФ, которые я бы тоже не хотела потерять. Если же восстановить профиль невозможно, хотелось бы хотя бы вернуть два снитча моим "Чертогам" в этом, новом профиле. Уважаемые Админы, уповаю на Вас!

Название: The Mind Palace (Чертоги разума)
Автор: Xena Hough
Жанр: Crossover/Любовный роман/Детектив
Тип: Гет
Пейринги: Драко Малфой/Гермиона Грейнджер; Шерлок Холмс (ВВС)/Гермиона Грейнджер
Рейтинг: PG-13
Саммари: В свои 30 лет Гермиона Грейнджер, в поисках спокойной жизни, сбегает из мира магии в город своего детства – немагический Лондон. Но принесет ли ей столица Туманного Альбиона долгожданный покой?..
Предупреждения: смерть второстепенного героя, намеки на нецензурную лексику, OOC, наверное... Собственно, любой фанфик - это уже сам по себе разумеющийся OOC, ИМХО. Из книг ГП не учитывается только эпилог, из сериала "Шерлок" учтены все три сезона и бонусная рождественская серия.
P.S. Когда-то очень давно, автор начитался Драмионы, а потом насмотрелся Шерлока :) после чего все события данного фанфика приснились ему в сумбурном сне)
Официальная обложка: https://pp.userapi.com/c631517/v631517146/474/mydLayPeSac.jpg

Прочие коллажи:
https://pp.userapi.com/c631517/v631517146/46b/gd8uBRCB5pc.jpg
https://pp.userapi.com/c631517/v631517146/462/X1V4KP40BB8.jpg
https://pp.userapi.com/c631517/v631517146/47d/K7JmrrcVMHY.jpg

3 сентября, 2010

В величественном Лондоне стоял обычный пасмурный день. Дождя не было, но прохладный ветер изрядно донимал. Грязно-серые облака лениво ползли по небу, изредка открывая внимательному взгляду лазурные просветы. Один из этих немногих взглядов принадлежал Гермионе Грейнджер. Сегодня у нее случился внеплановый выходной, так как в последнее мгновение клиент попросил перенести слушание на другой день, и поэтому теперь она сидела на улице за столиком маленького кафе и задумчиво барабанила пальцами по кружке. Ветер упорно пытался растрепать ее густые каштановые волосы, собранные в незатейливую прическу, но пока ему удалось вытянуть лишь одну короткую прядь.

Гермиона пила горячий шоколад, наблюдая за будничной суетой вокруг, и вновь вспоминала о прошлом. Двенадцать долгих лет, что прошли со времен войны, она пыталась найти себя в мире магии. Отчего-то ей казалось, что ее место именно там, но с каждым годом она все больше и больше убеждалась в обратном. Сначала, после войны, были бесконечные интервью, благодарности, излияния, которые порою перерастали в настоящий фанатизм. Им, Золотому трио, буквально не давали прохода. Гарри и Рон терпели все это недолго. Несколько раз нагрубив публике, они хоть и впали в некоторую немилость, но, по крайней мере, смогли начать нормальную жизнь. Зато Гермионе после этого пришлось и вовсе несладко: внимание масс полностью обрушилось на нее. Разумеется, совесть не позволяла ей кого-либо обидеть грубым словом или невниманием. Так и продолжалось до тех пор, пока ужасы войны не стали потихоньку забываться. Вот только к тому времени нервную систему Гермионы уже довольно основательно потрепали.

Наряду с "атаками" благодарных не было Гермионе покоя и в министерстве магии. Проработав несколько лет в Отделе регулирования и контроля над магическими существами, Гермиона нажила себе кучу недоброжелателей в лице хозяев домовых эльфов, браконьеров и контрабандистов. Последние даже несколько раз похищали ее и пытались запугать, навязывая сотрудничество. Устав от этих нападок, Гермиона все-таки согласилась по просьбе министра магии возглавить Отдел магического правопорядка. Но и там все пошло не так: занимаясь искоренением несправедливых по отношению к нечистокровным магам законов, Гермиона заслужила на свою голову еще и ненависть чистокровных снобов.

В конце концов, даже святое грейнджерское терпение подошло к концу. Нервы были на пределе, и когда моральная усталость уже грозила свести Гермиону с ума, она уволилась и поступила в Оксфорд. По ходу учебы, немагический Лондон увлекал ее в свою шумную жизнь все больше и больше, и вскоре, по окончании юридического факультета, ностальгия по миру, в котором прошло ее детство без магии, взяла свое. Кроме того, ей сразу предложили работу в одной из немало известных адвокатских контор, и, твердо приняв решение, Гермиона написала Гарри, Джинни и Рону, что останется в немагическом Лондоне. Друзья отнеслись к решению подруги с пониманием.

Допив свой шоколад, Гермиона встала из-за стола, поплотнее запахнула плащ и не спеша побрела по улице. Жизнь Лондона текла своим чередом. Кругом было полно народу. Отовсюду слышались сигналы машин, обрывки телефонных разговоров, цокот каблуков по вымощенным тротуарам. Но сегодня вся эта какофония звуков ничуть не раздражала, а, напротив, умиротворяла Гермиону. Она мысленно перебирала в уме все возможные варианты, куда пойти и чем заняться. Ответ пришел сам собой, стоило только Гермионе свернуть на другую улицу: перед глазами возник большой торговый центр. Поколебавшись лишь мгновение, Гермиона направилась к нему. "Почему бы и не пройтись по магазинам?" - подумала она. Это ведь было так по-маггловски, так по-простому. А как раз этого ей столько лет не хватало.

Торговый центр был похож на жужжащий улей. Стараясь ни с кем не столкнуться, Гермиона направилась в первый же попавшийся бутик. Как оказалось, там продавали всякие занятные восточные вещички. "Ну зачем тебе тратить время на такую ерунду? Шла бы лучше домой, почитала бы какую-нибудь полезную литературу", - подзуживал внутренний голос, но Гермиона, зажмурившись, мотнула головой и поспешила в следующий отдел. Одежда. Гермиона никогда не была помешана на вещах, но, вопреки своему протестующему разуму, решила пробежаться глазами по вешалкам. Затем последовал другой отдел, а потом еще один, третий, и время полетело незаметно.

Не считая парковки, торговый центр состоял из пяти этажей, но не привыкшая ходить по магазинам Гермиона едва осилила три из них. Она уже направлялась к эскалатору, как вдруг ее внимание привлекла вывеска "Уют". Не то чтобы Гермионе хотелось продолжить "экскурсию", но это простая короткая надпись выглядела так... тепло. Ноги сами понесли Гермиону в этот отдел. От обилия цветов у нее быстро зарябило в глазах. Здесь были теплые пледы, махровые халаты и полотенца самых разных размеров. С потолка свисало множество невероятно красивых тюлей, ламбрекенов и штор, благодаря которым отдел был похож на шатер восточной царицы. Словом, здесь было очень много хороших вещей, но Гермиона понимала, что всего этого в ее квартире и так достаточно. Она уже собралась уходить, как вдруг ее внимание привлекла небольшая зеленая подушка, расшитая яркими бабочками. Поддавшись неожиданному порыву, Гермиона решила ее купить.

Огромные электронные часы показывали 16:43. Встав на ступеньку эскалатора по пути на первый этаж, Гермиона ждала, пока время на табло сменит погода. Но внезапно раздался оглушающий взрыв. Все, что последовало дальше, было точно в бреду. Людей с эскалатора, разлетевшегося на куски, разбросало в разные стороны. Гермиона, которая в этот момент была почти на самом верху лестницы, пролетела целый этаж и свалилась прямо на какого-то человека. Вокруг воцарилась полнейшая паника. Обезумевшие от страха люди мчались к выходу, но были и те, кто сразу поспешил на помощь пострадавшим.

Гермиона попыталась шевельнуться, но все, на что ее хватило, так это скатиться с несчастного мужчины, на которого она упала. Перед глазами все плыло, однако черты этого человека показались ей знакомыми. Она хотела было дотронуться до него, но тут кто-то сгреб ее в охапку и развернул лицом к себе. Гермиона поняла, что это медбрат, но она не слышала, что он ей говорит. Уши заложило. Пока ее несли до машины скорой помощи, она потеряла сознание.

Не успела Гермиона прийти в себя, как ей тут же начали светить в глаза.

- Вы меня видите? - ворвался в ее сознание громкий голос доктора.

- О, Боже, - зажмурилась Гермиона, отмахиваясь от него, - если бы не этот ваш фонарик, я бы, может, видела вас гораздо лучше.

Голова раскалывалась, но руки-ноги по ощущениям вроде были целы. Без особого труда сев в кровати, Гермиона осмотрелась.

- Можно мне воды. И пожалуйста, принесите мои вещи. Я в порядке.

- Я бы не спешил с выводами, мисс... - подав стакан, вопросительно взглянул на нее врач.

- Грейнджер.

- Мисс Грейнджер. Дело в том, что у вас, вероятно, сильное сотрясение мозга. Кроме того, в правом плече у вас несколько крупных осколков и вполне возможно, что только благодаря тому, что они закрывают рану, вы еще не истекли кровью.

- Это не самое страшное, поверьте, - встав с кровати, отмахнулась Гермиона. - Мне нужно кое-кого найти. Скажите, всех пострадавших привезли в этот госпиталь?

- Да, но...

- Я пройдусь. - Перебила врача Гермиона и, увидев, как он изменился в лице, добавила, - не волнуйтесь, я еще в своем уме, чтобы разгуливать по Лондону в этой одноразовой сорочке.

Сказав это, она вышла из палаты. В госпитале царила суета. Среди пострадавших многие лица были Гермионе знакомы. Сама того не замечая, она всегда фиксировала в памяти лица тех, кто хоть чем-то выделялся из толпы, а иногда и вовсе ловила себя на мысли, что запоминает слишком много ненужных мелочей. Однако человека, которого она искала взглядом, нигде не было видно. Закрыв на мгновение глаза, Гермиона снова попыталась представить того мужчину, кому по воле случая пришлось стать ее подушкой безопасности. Видела она его всего доли секунды и те смутно, но успела отметить, что костюм на нем был явно не из дешевых. На его лбу пролегла пара глубоких морщин, что говорило либо об очень напряженной ответственной работе, требующей большого внимания, либо о тяжелом прошлом, о чем вдобавок могли говорить его седые виски. Кто знает, быть может работа и прошлое шли бок о бок. И еще у того мужчины были необычайно светлые волосы. Сознание Гермионы моментально выдало ей образ единственного блондина, которого она знала...

- Господи, - резко распахнув глаза, пробормотала Гермиона, - только не...

- Господи? - раздалось за ее спиной, - разве ты молишься не Мерлину?

- ...это. - Обернувшись, закончила свою мысль Гермиона.

Перед ней, во всей красе больничной одежды, стоял никто иной, как Драко Малфой. Как же странно было видеть этого... трусливого недопожирателя спустя столько лет. Но еще более странно было понимать, что это был уже не тот зеленый мальчишка, от которого никому житья не было в Хогвартсе. Нет. Гермиона видела перед собой молодого мужчину и совершенно не знала, как с ним себя повести. Не потому, разумеется, что это был мужчина, а потому, что это был Малфой. Взрослый Малфой.

- Что. Ты. Здесь. Делаешь? - с каждым словом повышая тон, выговорила, наконец, Гермиона.

- Грейнджер, ты меня разочаровываешь, - укоризненно протянул Малфой, - что я, по-твоему, могу делать в этой нелепой сорочке в госпитале?

- Я имела в виду, что ты вообще забыл в немагическом Лондоне?

- А что, есть причины, по которым ты бы не хотела меня здесь видеть? - задал встречный вопрос Драко, по детской привычке пытаясь вывести Грейнджер из себя.

- Представь себе. Я сбегаю сюда в надежде отдохнуть от мира магии, а тут появляешься ты, - вспылила Гермиона.

- Простите великодушно, - с издевкой поклонился Малфой, - что оказался на вашем пути, мисс Грейнджер, точнее под вашей прелест...

Гермиона мысленно подмечала все, что видела ранее в торговом центре: глубокие морщины, седые виски, светлые волосы. Под полупрозрачной больничной рубашкой она разглядела толстый слой бинтов, и ей вдруг стало не по себе. "Ты в своем уме, - шикнул на нее внутренний голос, - жалеешь Малфоя?"

- Ты сильно пострадал? – сама того не желая, выпалила Гермиона.

- Ну что ты, - отмахнулся тот, - осколки меня почти не задели, а ты сломала мне всего три ребра.

Всего-то... Три ребра?! Конечно, все это случилось по иронии судьбы, но... Черт возьми, как это было неприятно - чувствовать себя обязанной. Тем более обязанной Малфою.

- Я надеюсь...

- Добрый вечер, доктор Малфой, - перебил Гермиону противный визгливый голосок, - вам лучше? Хотите, я займусь этой мисс?

"Какого..."

- Этой мисс займусь я, Кэтти. - Отрезал Малфой, после чего снова повернулся к Грейнджер.

Взгляд Гермионы едва не сжег его дотла. За считанные секунды на ее лице промелькнуло рекордное количество эмоций, которых Малфой, к своему стыду, не успел разобрать.

- Доктор?

Драко лишь поджал губы в знак согласия, на что Гермиона закатила глаза. "Ну и денек выдался!"

- Отлично, - развела руками она, - Малфой, чистокровный сноб, оказывается в немагическом Лондоне. Кроме того, он еще и врач. Уж не хирург ли случайно?

- В яблочко, Грейнджер, - снова эта коронная малфоевская ухмылка.

- Класс. Еще скажи, что у тебя есть мобильник и ты даже умеешь им пользоваться, и тогда я точно пойму, что все это значит.

- И что же это, по-твоему, значит? - демонстративно достав из кармана айфон, протянул Малфой.

- Что меня действительно очень сильно приложило головой! Я сошла с ума, и все это плод моего больного воображения.

К немалому удивлению Гермионы, Малфой хоть и сдержанно, но рассмеялся. Такое несвойственное ему проявление эмоций еще больше убедило ее, что едва ли она была раньше знакома с этим мужчиной.

- Давай пройдем в мой кабинет. Нужно осмотреть твое плечо.

Гермионе ничего не оставалось, кроме как пойти за ним. Вздохнув, она поплелась следом. За те несколько минут, что занял путь до кабинета Малфоя, Гермиону едва не прожгли насквозь ревнивые взгляды многочисленных интернов и медсестер. "Тоже мне, сердцеед, - буркнула себе под нос она, - знали бы вы его так, как знаю я!" Несмотря на то, что сказано это было довольно тихо и вокруг было очень шумно, Малфой этот короткий монолог все-таки расслышал и с дьявольским усилием удержался от комментариев. Наконец, они добрались до его кабинета.

- Прошу, - открыв дверь, пропустил Гермиону Малфой.

- Еще и джентльмен, - закатив глаза, пробурчала она.

На этот раз Драко не сдержался и усмехнулся.

- Что ты ржешь? - резко обернулась Гермиона.

- Ты о чем Грейнджер? - с невинным видом поинтересовался Малфой, - у меня в горле запершило.

Гермиона одарила его подозрительным взглядом и прошла в кабинет. "В горле у него запершило. Как же". Опустившись на кожаный диван недалеко от рабочего стола, она наблюдала как Малфой, как бы абсурдно это не звучало, надевает костюм врача. Даже не колдомедика, а обычного маггловского врача.

- Что, даже не отвернешься? - с наигранным удивлением протянул этот самый врач.

Гермиона окинула его скучающим взглядом а-ля "чего я там не видела". Пожав плечами, Малфой одним движением сбросил с себя больничную рубашку, обнажив перебинтованную грудь. Гермиона и глазом не моргнула, чем, в свою очередь, тоже немало его удивила. Однако, стоило ему взяться за брюки, как Грейнджер поняла, что степень своего бесстыдства она явно переоценила. При виде шикарных черных боксеров, которые Малфою до неприличия шли, она резко отвернулась, что не могло не вызвать его победную улыбку.

- Я надеюсь, ты хоть вылечил себе ребра? - тут же протараторила Гермиона, чтобы не дать ему возможности поиздеваться над ней.

- Я выпил "Костерост", - мысленно ухмыльнувшись, ответил уже переодетый Малфой, - так-что, к твоей радости, я все еще страдаю от боли. И, кстати, можешь уже повернуться, Грейнджер.

Не найдясь, чем бы колким ему на это ответить, Гермиона просто молча повернулась. Невероятно, но хоть слова "Малфой" и "врач" в ее представлении совершенно не вязались друг с другом, Драко, тем не менее, удивительно гармонично вписывался во всю эту больничную среду. Однако, Гермиона и эту мысль списала на удар головой. Не могла же она всерьез так думать, правда?

- Ау, Грейнджер, прием-прием, - щелкнул прямо перед ее носом Малфой, - я говорю, иди за мной, я должен осмотреть твои раны.

- Ничего ты мне не должен, - отмахнулась она и добавила уже гораздо тише, обращаясь скорее к себе, - это я теперь тебе должна.

- Может я тебе ничего и не должен, но в качестве врача я обязан оказать тебе помощь, - тоном, не терпящим возражений, заявил Малфой и дал ей знак следовать за ней.

- Брось. Мне могла бы помочь одна из твоих многочисленных "кэтти", - неожиданно для нее самой вырвалось у Гермионы.

"Да что со мной такое?!"

- О, избавь меня от приступа ревности, - усмехнулся Малфой, - садись.

Они перешли в смежное с его кабинетом помещение, где, судя по всему, делали перевязки и мелкие операции. Драко указал Гермионе на кушетку возле окна.

- Да нужен ты мне больно, Малфой. Просто эти щенячьи взгляды твоих интернов и медсестер, по меньшей мере, смешны.

- Не волнуйся, - непринужденно ответил тот, - я не завожу служебных романов.

- Ой, отстань, - скучающим тоном отозвалась Гермиона, - мне это параллельно. Я не видела тебя двенадцать лет и, кстати, не сильно бы расстроилась, если бы не увидела еще столько же.

- Ты мне прямо сердце разбила, Грейнджер, - закатил глаза Малфой.

Гермиона на это лишь усмехнулась, наблюдая, как за этой бесполезной болтовней Драко готовит все необходимое для обработки ран. Какое-то время они молчали.

- Грейнджер, - заговорил первым Малфой, разорвав сорочку на ее плече и осматривая раны, - чем тебе не угодил мир магии?

- Могу ответить встречным вопросом, - многозначительно посмотрела на него Гермиона, - ни в одной газете после войны о вас ничего не писали.

- Меня в том мире ничего не держало. А почему оттуда сбежала ты, героиня войны?

- Долго объяс... Ай! - вскрикнула Гермиона, - с ума сошел? Палочка тебе на что?!

- Ты же сама сказала, что хочешь отдохнуть от магии, - выдернув еще один крупный осколок из ее плеча, протянул Малфой, - наслаждайся.

Доктор, который был рядом, когда она очнулась, оказался прав: осколки закрывали раны, но стоило Драко их убрать, как из них тут же заструилась кровь.

- Малфой, магглы хотя бы используют обезболивающие средства, если ты не в курсе, - сквозь зубы процедила Гермиона, превознемогая боль.

- Я знаю, - спокойно отозвался тот, - но, видишь ли, мы с тобою не магглы. А пока я схожу в свой кабинет за палочкой, ты истечешь кровью.

- Не вижу гарантий, что и сейчас не истеку, - еле выговорила Гермиона, - ты как был бездушной скотиной, так им и остался.

- А вот это и вправду было обидно, Грейнджер, - вздрогнув на слове "бездушный", честно признал Малфой.

От этого бесцветного голоса, в котором явно прозвучала скрытая боль, Гермионе действительно вдруг стало совестно. В операционной повисло напряженное молчание. Зря она его так назвала. Конечно, скотом в школьные времена он был отменным, но с «бездушным» она погорячилась. Даже у Малфоев душа должна была быть. Люди же они, в конце-то концов.

Драко тем временем, витая в своих мрачных мыслях и воспоминаниях, хлопотал над Гермионой. Постепенно боль в плече начала стихать. Кровотечение остановилось.

- Посл...

- Послушай, Грейнджер, - одновременно заговорили они и переглянулись, - если ты еще не передумала насчет магии, - холодно продолжил Малфой, - то раны следует зашить.

Гермиона открыла было рот, чтобы ответить, но, не найдя слов, молча кивнула и отвела взгляд. Драко заметил этот совестливый жест. Да, Грейнджер задела его за живое. Каких бы глупостей не натворил он в прошлом, он все-таки оставался человеком. Обычным человеком. Из плоти и крови, с эмоциями и чувствами. Но он не мог винить ее за те слова. Они шли из прошлого. А прошлое, порою, очень долго мешает жить нормальной жизнью. Уж он-то это знал как никто другой.

- Готово, - вынырнул Драко из своих размышлений, - через две недели швы нужно будет снять. Шрамов, скорее всего, не останется.

Встав со стула, Гермиона едва успела поймать за край порванную сорочку, чтобы та не сползла с груди. Плечо адски заныло. Она медленно подошла к зеркалу и взглянула туда, где совсем недавно было кровавое месиво: чистая кожа и аккуратные стежки. Обернувшись, Гермиона все так же молча наблюдала, как Малфой наводит порядок. Наконец, он поднял взгляд.

- Я так понимаю, нет смысла пытаться оставить тебя в госпитале?

- Правильно понимаешь, - ответила Гермиона, виновато улыбнувшись и поплотнее прижав к груди сорочку.

Малфой окинул ее долгим взглядом. Растрепанные волосы, на лице пара ссадин, и разорванная сорочка. Удивительно, но было во всем этом какое-то очарование. Перед ним стояла молодая женщина, но Драко почему-то до сих пор пытался отыскать в ней следы той нескладной девчонки-зубрилы из школы.

- Жди здесь. Принесу твои вещи, - уже выходя за дверь, произнес он.

Спустя десять минут он вернулся. На языке вертелось невообразимое количество слов. Очень многое сегодня осталось недосказанным. То же самое ощущение было и у Гермионы. Но оба молчали, загоняя себя в рамки прошлого.

- Здесь все необходимые препараты. Рецепт я тоже написал. Советую его придерживаться, если не хочешь столкнуться с последствиями сотрясения. И не забывай про перевязки, - строгим тоном дал наставления Драко, после чего развернулся и направился к двери.

- Малфой, - собравшись, наконец, с мыслями, окликнула его Гермиона, - спасибо.

Драко молча кивнул и скрылся за дверью.

***

За окном целый день шел дождь. Мало того, что раны Гермионы были совсем свежими, так еще и эта погода: плечо ломило нещадно. Закутавшись в плед, она сидела в кресле и задумчиво поглядывала в сторону камина. "Стоит ли рассказывать о произошедшем Гарри и Рону? А Джинни?" - не могла решить Гермиона. Но одно она знала точно: о Малфое в любом случае лучше умолчать.

Малфой. За эти хмурые и дождливые три дня Гермиона довольно часто о нем вспоминала. В голове крутилась куча вопросов, на которые ей почему-то интересно было узнать ответы. Что стало с Люциусом и Нарциссой? Куда исчез после войны Драко, и как его, помешанного в прошлом на магии и чистоте крови, угораздило оказаться в немагическом Лондоне? Наконец, как он стал хирургом в маггловском госпитале? И вообще с чего вдруг он решил стать врачом?

Сказать по правде, Гермиона за эти годы ни разу не задумывалась о нем. Последним, что она помнила, был затравленный мальчишка с неестественно бледным лицом и потухшим взглядом, который на утро после Битвы жался к родителям за столом в Большом зале. Сложно было представить, что творится в его душе сейчас, спустя столько лет, и что ему пришлось пережить тогда. Скорее всего, встреча с Гермионой оказалась для него не самым приятным событием, хотя он и пытался скрыть свою боль за привычной дерзостью.

И вот еще, что странно: все, о чем она подумала, увидев Драко в госпитале, в той или иной мере оказалось правдой. Дорогой костюм - состояние Малфоев, которое он едва ли мог пустить по ветру в виду своего тонкого изворотливого ума. Глубокие морщины на высоком аристократическом лбу - сложная, напряженная работа хирурга, когда каждый нерв на пределе из-за колоссальной ответственности за чью-то жизнь. Седые волосы на висках тридцатилетнего мужчины - прошлое, во мраке которого крылось очень много страшных событий.

Звонкий стук в окно заставил ее вернуться в реальность. Сначала Гермиона не могла понять, что это за звук, но потом разглядела за мокрым стеклом размытое темное пятно. "Сова?!" Не веря своим глазам, она выбралась из кресла и подошла к окну.

С трудом открыв одну створку, Гермиона впустила промокшего до нитки филина в квартиру. Тот сразу же протянул ей дрожащую лапу с письмом. Быстро отвязав его с этого несчастного существа, Гермиона вскрыла конверт:

"Открывай, Грейнджер."

Не успела она ничего сообразить, как раздался звонок в дверь. Покосившись на черную птицу, которая уже по-хозяйски уселась перед камином, Гермиона направилась в холл.

- Ты?

- Вижу, по мне еще не успели соскучиться, - усмехнулся с порога Малфой.

- Да, знаешь ли... А, нет проблем, конечно, проходи, - нисколько не удивилась Гермиона его наглости, когда тот бесцеремонно прошел в квартиру.

- Ну давай, Грейнджер, - протянул Малфой, снимая и вешая куртку на вешалку, - задай какой-нибудь глупый вопрос.

- Как ты узнал, где я живу?

"Заклинание слежения на сове? Или все же выяснил как-то иначе, а птицу послал, чтобы выпендриться?"

- Мерлин, - закатил глаза Драко, - я же не имел в виду настолько глупый.

Теперь пришла очередь Гермионы раздраженно закатывать глаза.

- Ладно. Тогда чем обязана, Малфой?

- Ну, во-первых, вот, - протянул он ей небольшой сверток.

- А во-вторых? - разворачивая обертку, поинтересовалась Гермиона.

В свертке оказалась маленькая зеленая подушка, которую она купила в тот злополучный день, когда произошел взрыв. А она уже и не надеялась, что увидит ее вновь.

- Во-вторых, ты не пришла на перевязку.

- И поэтому ты заявился ко мне в одиннадцать вечера?

- Извини уж, Грейнджер, но мое дежурство закончилось лишь в десять. Садись.

Раздраженно выдохнув, Гермиона села на диван поближе к журнальному столику, где уже все было готово для перевязки. "Какое-то безумие", - в который раз за последние три дня подумала она, стянув с плеча плед и приспустив халат.

Малфой как и в прошлый раз делал все быстро и ловко. Вот только в день теракта боль буквально сводила Гермиону с ума, мешая соображать и чувствовать, но сегодня каждое прикосновение прохладных тонких пальцев - на этот раз Малфой был без перчаток - отзывалось в ней каким-то особенным, неизвестным ей ощущением. Как же все это было странно. Неправильно. Нелогично - в прошлом враг оказывает тебе медицинскую помощь. А враг ли? И был ли Драко когда-нибудь ей врагом? Да, на войне они были по разные стороны баррикад, но конкретно ей он ничего из ряда вон выходящего не сделал. В памяти Гермионы всплыло его растерянное лицо, когда у него на глазах ее безжалостно, с каким-то больным фанатизмом пытала Лестрейндж. При этом воспоминании она вздрогнула.

- Что? - встрепенулся Малфой, - что ты дергаешься, Грейнджер?

Гермиона ничего не ответила. Просто сидела и несколько невероятно долгих секунд смотрела ему прямо в глаза. Было ясно как день, что ее появление в жизни Малфоя причиняет ему боль, напоминает о чем-то жутком и мрачном. О том, что он, наверняка, долгие годы старался забыть. Но тогда почему он сейчас сидит здесь? Зачем снова терзает себе душу?

- Малфой, зачем ты это делаешь? - вырвалось у Гермионы.

- Врачебный долг, - сделав вид, что не понял, о чем она, ответил Драко. Но внутри все похолодело.

Завязав бинт, он потянулся за ножницами и подрезал лишние концы.

- Я не о перевязке.

Малфой нервно сглотнул и начал собирать медикаменты обратно в кейс. "Какого черта ты все усложняешь, Грейнджер?!" - мысленно чертыхнулся он, окинув Гермиону мрачным взглядом. Вечно ей хочется все знать. А что, если он и сам не знает, какого черта забыл в ее квартире! Не пришла на перевязку. Тоже мне беда. Он не видел эту ведьму столько лет, и тут его, видите ли, озаботили ее ранки. По правде говоря, ему даже думать о Грейнджер было невыносимо. Она, словно омут памяти, несла за собой самые жуткие, болезненные воспоминания, которые он так старательно и долго прятал в самые дальние закоулки своего разума. Страх. Липкий страх, с трудом загнанный в самые потаенные уголки его заледенелой души, грозил снова выползти наружу. Может Грейнджер и несладко пришлось на Войне, но она никогда не сможет понять, что довелось пережить ему. Сломленному, растерянному, угнетенному подростку с побежденной стороны.

- Я должен идти, - демонстративно взглянув на часы, бросил Малфой и в считанные секунды покинул квартиру, оставив Гермиону в полном недоумении и разъедаемую непонятным чувством вины.

Город словно насмехался над ним, сводя с ума своей ночной тишиной и не позволяя отвлечься от выворачивающих душу наизнанку воспоминаний. Отголоски разума кричали убираться отсюда прочь, бежать без оглядки как можно дальше от прошлого, а прошлым в данном случае была, конечно же, Грейнджер. Никто не мог напомнить об ужасах войны в той же мере явно, как кто-то из легендарного трио. Драко мчался к парку, что находился перед домом Грейнджер, но перед глазами стояла совсем иная картина...

"Перепуганный мальчишка бежит по одному из разрушенных коридоров Хогвартса, чудом уворачиваясь от зеленых и красных лучей, и перед ним возникает черная фигура в маске. Он молит о пощаде, называет себя, кричит, что он на их стороне, но тщетно. Темная фигура уже замахивается на него палочкой, как вдруг в нее летит оглушающее заклятие. В то же мгновение он получает удар в лицо и, падая на Пожирателя смерти, слышит полный омерзения голос Уизли. Он оглядывается и, лихорадочно стирая кровь с разбитой губы, никого не видит, но знает, что они были здесь все вместе. Непонятно как, но были. И тут на него обрушивается целый шквал эмоций: от невольного чувства благодарности к этим троим до ненависти и отвращения к самому себе. Все его навязанные идеалы окончательно рассыпаются в пух и прах..."

В попытке загнать все эти моменты обратно в закрома своей памяти, Драко, едва не зарычав, сильно мотнул головой. До парка оставалось несколько шагов. Скрывшись во тьме аллеи, он обернулся и, прислонившись спиной к ближайшему дереву, взглядом нашел окна Грейнджер. Чего ради он искал с ней встреч?

В тот день, когда произошел взрыв, его привезли в госпиталь вместе со всеми пострадавшими. Послав всех своих чересчур щепетильных коллег к черту, Драко выпил костерост и хотел уже взяться за дело, как вдруг в коридоре наткнулся на нее. Грейнджер. Появилась точно гром среди ясного неба, обернувшись для Малфоя его личной катастрофой, на фоне которой небольшой теракт в "Вестфилде" казался безобидным ЧП. Наибольшая часть его существа благоразумно норовила провалиться сквозь землю, сбежать, испариться, меньшая, как в стародавние времена - придраться, надерзить, уколоть. Почему же победила последняя, для него, похоже, навсегда останется загадкой.

Между тем, Драко разглядел хрупкий силуэт Гермионы. Распахнув окно, она выпустила его черного филина. Граф тотчас расправил крылья и взмыл к мрачным тучам, затянувшим ночной небосклон. Как ни прискорбно, но этот огромный комок перьев вот уже с самого первого курса в Хогвартсе был его самым верным и, откровенно говоря, единственным настоящим другом. Драко старался не думать о его немалом для птицы возрасте, потому что еще не был готов принять потерю своей последней отдушины. Интересно, Грейнджер догадалась, что на филине было заклинание слежения? Именно так он и нашел ее квартиру. Ну вот. Замкнутый круг. Мысли снова вернулись к Грейнджер.

Бросив еще один быстрый взгляд на ее окно, Драко не смог побороть отчаянное желание поскорее оказаться у себя и впервые за долгие годы трансгрессировал. Богато обставленная, но совершенно не уютная квартира встретила его зловещей тишиной. Сегодня от нее как никогда веяло одиночеством. Тяжело вздохнув, Малфой поплелся к бару.

- Грейнджер, - протянул Драко, неторопливо перекатывая в бокале янтарный напиток, который так сильно напоминал ее золотисто-карие глаза.

Он никак не мог до конца понять, как ему к ней относиться. С одной стороны, она слишком уж живо напоминала о мрачном прошлом, но с другой... с другой было одно очень большое "но" - из нескладной девчонки с большими передними зубами и темно-русым гнездом на голове, она превратилась в довольно привлекательную молодую женщину. Ее волосы теперь были прямые и на порядок светлее, зубы она, очевидно, подправила, и эта перемена отзывалась в Малфое здоровым мужским интересом. Хотя он и не мог назвать ее красавицей, однако ее живой проницательный взгляд, в котором светился острый ум и не по годам огромный жизненный опыт, буквально завораживал.

Так и прошли эти сумбурные три дня после их внезапной встречи. Мысли о Грейнджер не покидали его ни на минуту, за исключением тех моментов, когда он проводил операции. Разум Драко отчаянно боролся с мужским естеством.

- К черту! - прорычал Малфой, швырнув бокал с виски в камин, и вскочил с дивана.

"Клянусь, если мы больше нигде не пересечемся, я не стану искать новых встреч с этой...". Да, собственно, без разницы как ее называть, решил Драко, ложась в холодную постель. Чтобы хоть как-то отвлечься, он принялся перебирать в уме своих пациентов с самыми неординарными и сложными диагнозами. Вскоре это утомительное мозголомство сделало свое дело, и Малфой забылся тревожным сном.

***

В госпитале вовсю кипела жизнь. Нервно шагая по коридору, Гермиона в любую секунду готова была развернуться и сбежать. И как только ей пришло в голову тащиться на эту перевязку? До последней возможной минуты она топталась на пороге своей квартиры, решая, стоит ли идти. Отчего бы просто не оставить Малфоя в покое? Хотя причем тут вообще Малфой? Она просто переживала за свое здоровье. Появление в госпитале вовсе не предполагало встречу с ним. "Лгу-нья," - в очередной раз издевательски пропел внутренний голос, сбивая Гермиону с толку. Ладно. Допустим, какая-то ее часть действительно хотела его встретить. Но почему? Неужели ее так сильно разбирало любопытство? Или тому были иные причины? Так или иначе, Гермиона шагнула за порог и, заткнув голос разума подальше, поехала в госпиталь.

И вот теперь она в каком-то нелепом волнении брела по коридору, который вел к кабинету Малфоя. Что она ему скажет при встрече? И кстати, еще ведь не поздно развернуться и уйти, да?

- Малфой, - коротко постучав, открыла дверь процедурной Гермиона.

Она не была готова к встрече с ним, но когда увидела в кабинете небезызвестную Кэтти, по ее жилам вмиг растеклось приятное спокойствие. Хлопнула дверь смежного помещения, но Гермиона не обратила на это особого внимания, вскользь подумав о сквозняке. Слегка покашляв, она привлекла внимание интерна, которая увлеченно разглядывала вычурные узоры на своих когтях. "И это, простите, существо всерьез собирается стать врачом?" - мысленно возмутилась Гермиона.

- Что у вас? - пропела та, подняв взгляд.

При виде Гермионы лицо блондинки исказила гримаса.

- Перевязка, - спокойно ответила Гермиона, снимая пиджак, а затем майку.

Она готова была поклясться, что услышала скрежет зубов.

Презабавно оттопыривая пальцы с длинными ногтями, Кэтти, даже не обработав руки антисептиком, принялась за дело с неприкрытой ненавистью.

- У вас с Драко ничего не сложилось, - издевательски протянула она, грубо стягивая бинты с раны, - какая жалость.

Гермиона едва не поморщилась от боли, но сдержалась, и в следующее мгновение ее рот выдал такую ересь, какой она ну никак не могла от себя ожидать:

- Ну почему же, напротив, у нас уже давно все прекрасно сложилось. Мы помолвлены.

"Что я такое несу?!" - мысленно со всей силы стукнула себя по лбу Гермиона, - "слава Богу, Малфой меня не слышит!"

Но он слышал. Сидел за дверью, подслушивая как последний школьник, и беззвучно усмехался до тех пор, пока с уст Грейнджер не сорвалось это.

- Твою. Мать, - подняв, наконец, челюсть, на автомате выругался Малфой.

Эта фраза вылетела уже второй раз за сегодня. Первый был, когда его взгляд уловил в конце коридора Грейнджер. Сказать, что он не ожидал ее здесь, или вообще еще где-либо увидеть - не сказать ничего. Он был настолько ошеломлен, что не придумал ничего лучше, чем спастись бегством в своем кабинете, на ходу бросив Кэтти, чтобы та приняла оставшихся пациентов сама. Едва Драко захлопнул за собой дверь кабинета, как в процедурной раздался голос Грейнджер. Последовав какому-то глупому порыву, он бесшумно придвинул вплотную к двери стул и, усевшись, приник к тонкой перегородке.

Малфой уже приготовился услышать нечто вроде "да нужен мне больно ваш докторишка" или еще что-то в этом духе. Но уверенный голос Грейнджер, который прозвучал так легко и беззаботно, выдавая подобную ахинею, поверг его в самый настоящий шок. Драко потребовалось несколько секунд, чтобы прийти в себя, и тут в нем, как того и следовало ожидать, проснулось жгучее желание поиздеваться над этой чудачкой. Вскочив со стула, Малфой оттолкнул его ногой и, распахнув дверь процедурной, направился прямиком к окаменевшей Гермионе.

- Привет, дорогая, - чмокнув Грейнджер в щеку, непринужденно поздоровался он и повернулся к Кэтти, - почему ты не сказала мне, что здесь Гермиона?

Побледневшая как полотно Гермиона, чуть не подпрыгнув на стуле, машинально попыталась прикрыть руками грудь и каким-то чудом выдавила улыбку. Дорогая? И, что вообще ни в какие рамки не лезло, Гермиона?!

- Но, доктор Мал... - защебетала было Кэтти.

- На сегодня все, - перебил ее Малфой, - ты свободна. И, пожалуйста, отправь всех, кто остался в очереди, к доктору Трэйтону. Он в курсе.

Совершенно сбитая с толку блондинка несколько долгих секунд в замешательстве хлопала ресницами, после чего сгребла со стола медкарты и нарочито медленно поплыла к выходу, по пути кинув на Гермиону испепеляющий взгляд. Стоило только Кэтти скрыться за дверью, как Малфой выхватил из кармана айфон, судорожно набрал чей-то номер и, в два счета оказавшись возле Грейнджер, которая явно вознамерилась разразиться гневной тирадой, крепко зажал ей рот свободной рукой.

- - Алло, Майк, - полувопросительно воскликнул Драко, - выручай! Возьми моих на перевязку. Я потом тебе все объяс... Черт возьми! Ты совсем спятила? - заорал Малфой на Гермиону, со всей силы укусившую его за руку.

- Не одна я, похоже! - огрызнулась та.

- Малфой! - раздалось в телефоне, - ты что, с дев...

Драко, не дослушав, сбросил вызов и быстро убрал айфон.

- Какого черта ты подслушиваешь под дверью? - тут же накинулась на него Гермиона.

- А какого черта ты заявляешь, что ты моя невеста? - парировал Малфой.

В воздухе повисла напряженная тишина. Вперив друг в друга раздраженные взгляды, каждый рылся в своих мыслях, в надежде выловить из них хоть одну дельную.

Гермиона украдкой рассматривала Малфоя. Легкие круги под глазами. Над левым ухом едва заметно взъерошены волосы. Пожалуй, он пару дней подряд не высыпается. Засыпает лишь под утро и все оставшееся время спит в одной позе. Что его гложет? Может, думает о ней? "На тебе свет клином не сошелся, идиотка", - осадил ее внутренний голос. Наверное, терзают призраки прошлого, о которых они так некстати друг другу напоминают.

"Какого хрена она не оставляет меня в покое?" - в свою очередь блуждая взглядом по полуобнаженной Грейнджер, мысленно спрашивал непонятно у кого Драко. Сидит тут вся такая бесконечно милая в этом своем нелепом раздражении, глаза слегка прищурены, руки воинственно скрещены на груди - словом, живой пример того, что некоторые вещи с годами совершенно не меняются. Малфой мог вспомнить, по меньшей мере, десять случаев из школьной поры, когда Грейнджер выглядела так же, как сейчас. Ну... почти также, только одетая. Причем в доброй половине этих случаев он принимал непосредственное участие. Однако стоило признать, что сегодня, с налетом жизненного опыта, изящества и возраста Грейнджер выглядела невероятно притягательной. "Ну и что мне с ней делать?"

- Малфой, - ворвался в его сознание крайне возмущенный голос, - я вообще-то все еще здесь!

Вот черт. Неужели он произнес последнюю фразу вслух?

- Какая досада, - протянул Малфой, - а я и не заметил.

- Хватит издеваться. Что нам теперь делать?

- Хо-хо! Нам? - изобразил удивление Драко, медленно зашагав вокруг стула, на котором сидела Гермиона, - быть может, раз уж на словах ты нас уже обручила, мне позвонить своему ювелиру и довести дело до конца?

- И в каком месте надо было смеяться? - попыталась съязвить она, но голос предательски дрогнул, когда горячее дыхание Малфоя коснулось ее шеи.

Гермиона изо всех сил старалась сидеть неподвижно, хотя чувствовала себя так, будто за спиной у нее находится нечто сродни дементору. "Успокойся, - мысленно внушала себе она, - это же всего лишь Малфой. Что он может тебе сделать? Он даже магией теперь не пользуется". Словно в ответ на ее вопрос прохладные пальцы Драко обманчиво нежно прикоснулись к оголенному плечу Гермионы, невольно заставив ее дернуться. И то первобытное чувство, которое она испытала в этот момент оказалось гораздо страшнее, чем просто магия.

- А что, если я не шучу? - прошептал Малфой в опасной близости от ее уха, - м? Что ты на это скажешь?

Тонкий аромат его духов с примесью особого, больничного запаха буквально обволакивал Гермиону, сводя с ума, мешая мыслить связно и уж тем более слагать эти сумбурные мысли в предложения. Но когда кончики пальцев Драко проложили чувственную дорожку по ее спине, на миг задержавшись на застежке изысканного белья, а его зубы едва-едва сжали чувствительную мочку, ощущения Гермионы и вовсе не на шутку ее испугали.

- Скажу, - выдавила Гермиона, вскочив со стула и резко обернувшись, - что на лицо поствзрывная контузия.

- Исключено, Грейнджер, - отмахнулся Малфой, медленно наступая, - я абсолютно здоров.

- Алкоголик тоже никогда не признает, что болен, - сглотнув, сделала шаг назад Гермиона.

В глазах Малфоя загорелся опасный огонек. Он продолжал наступать на нее, пока не подошел вплотную.

- Нет, - тихо проговорил Драко в самые губы Гермионы, - я действительно в своем уме. И еще, я знаю, что нам сейчас делать, - перебравшись к уху, шепотом продолжил он, в то время как его руки уже готовы были притянуть ее за талию еще ближе. Хотя ближе, казалось, было некуда.

Гермиона уже приготовилась оттолкнуть его и влепить пощечину. Потому что вдруг поняла, что еще немного, и она сама начнет отвечать на ласки Малфоя, но...

- Перевязку, - равнодушно заявил Драко, дьявольским усилием сдержав смех и направившись к столу, оставив оглушенную Гермиону стоять посреди процедурной. Лицо ее медленно, но верно наливалось краской гнева.

- Ты... - процедила сквозь зубы Гермиона, - чертов придурок!

Малфой ничего не ответил, указав ей победным взглядом на стул, где она сидела ранее. Подавив навязчивое желание швырнуть в него чем-то тяжелым, Гермиона что-то нечленораздельно буркнула и подошла к стулу. "Как дети малые, ей Богу", - подумала она, садясь. За спиной раздался смешок, и Гермионе, как бы она не пыталась злиться, все это тоже показалось до абсурда забавным. На самом-то деле, им ведь уже не десять лет.

Почувствовав, как плечи Грейнджер затряслись от беззвучного смеха, Драко заухмылялся в открытую.

- Малфой, ты неисправим, - покачала головой Гермиона, - когда ты перестанешь травить меня словно школьницу?

- Никогда, Грейнджер, - усмехнувшись, пожал плечами Драко, - особенно теперь.

- Почему особенно теперь? - обернулась и недоверчиво посмотрела на него она.

- Ты ведь собираешься стать миссис Малфой, - пожал плечами Драко, - а Малфои не разводятся. Так что терпеть тебе эту травлю всю оставшуюся жизнь.

Будничный тон, с которым это было сказано, обрушил на Гермиону целый шквал эмоций. Сперва, разумеется, шок. Как?! Как с губ Малфоя могло сорваться такое? Потом совершенно глупый и неуместный трепет: ей, можно сказать, сделали предложение. У нее даже с Роном о свадьбе речь никогда не заходила. Да что там речь. У нее даже мыслей таких не было. А тут вдруг об этом совершенно спокойно говорит Малфой. "Вот именно, - ткнул ее носом в несопоставимые факты внутренний голос, - Малфой!" И тогда, наконец, Гермионе стало дико смешно от своей собственной глупости.

- Ты сегодня просто верх остроумия, - закатила глаза Гермиона и отвернулась.

- На этот раз я не шучу, Грейнджер, - совершенно серьезно произнес Драко, заставив ее вновь пораженно обернуться.

- Малфой, это уже не см...

- Тихо, - перебил ее Драко, - значит так, моя смена закончилась, а, зная Кэтти, как минимум половина госпиталя уже вовсю плодит слухи. Поэт...

- Чт...

- Все вопросы потом! - снова оборвал ее Малфой, заканчивая перевязку, - но из госпиталя мы должны выйти, как полагается людям, которые состоят в отношениях.

- С какой стати я должна это делать?! - возмутилась Гермиона, вставая.

- С такой, что тебя угораздило ляпнуть такую хрень! - начал терять терпение Драко.

Господи, чего он так завелся? Она же просто пошутила.

- Тоже мне проблема, - отмахнулась Гермиона, - скажешь, что это была моя неудачная шутка.

- Ты поставила меня в идиотское положение, Грейнджер, поэтому выкручиваться из него мы будем так, как я посчитаю нужным.

Гермиона не сразу нашлась, что ответить. На доли секунды, за раздражением она уловила в глазах Малфоя настоящую растерянность, странным образом смешанную со страхом. Малфой явно нервничал, хотя и довольно хорошо это скрывал в силу своего врожденного таланта контролировать эмоции. Она не понимала, к чему он клонит, но это, определенно, было для него очень важно. Малфой словно беззвучно умолял ее о чем-то. Если слово "умолять" вообще можно было связать с этим человеком. И хотя Гермиона не была уверена в правильности своего решения, но, раздраженно вздохнув, все же кивнула.

Несколько бесконечно долгих секунд Драко смотрел ей прямо в глаза, будто давая шанс передумать. И только когда Гермиона стойко выдержала этот взгляд, его скованные напряжением плечи слегка расслабились. Ощущение, которое он испытал во время этого молчаливого диалога пугало. Малфою казалось, словно он уже слишком сильно оголил душу перед этой странной маленькой женщиной. Она никогда не была ему другом, но и никогда - врагом. Она чем-то невероятно сильно притягивала его с самой их первой встречи после этих долгих лет. Но в тоже время Грейнджер несла за собой такую тьму воспоминаний, от которых все, чего он достиг непосильным трудом, могло полететь ко всем чертям, стоило только ему уступить своим диким страхам из мрачного прошлого. Она... а, собственно, кто она?

- Жди здесь, я переоденусь, - мастерски обуздав эмоции, самым своим типичным тоном протянул Малфой и направился в свой кабинет.

На пороге он обернулся и окинул нелепо застывшую Гермиону насмешливым взглядом.

- Отомри, Грейнджер. Фигура у тебя, конечно, довольно милая, но выйти отсюда все же лучше в одежде.

Милая? И это все? "Малфой... - придя в себя, мысленно закатила глаза уязвленная Гермиона, - ты такой Малфой!"

- Не облизывайся, - огрызнулась она, уже надев майку и взявшись за пиджак.

Малфой лишь ухмыльнулся и скрылся в кабинете, не потрудившись закрыть за собой дверь, на что Гермиона, к его неудовольствию, демонстративно отвернулась.

- Грейнджер, - не прошло и пяти минут, как позвал ее Драко, - пошли. И без глупостей. Пока ты - моя невеста, - не веря тому, что только что произнес, заявил он, - а дальше разберемся.

"Нет, вы только посмотрите на него - каков франт. Даже запонки не забыл".

- Клянусь, Малфой, - угрожающе ткнула в него указательным пальцем Гермиона, - если весь этот цирк окажется твоей очередной глупой шуткой, я...

Драко не дал ей договорить, схватив за руку и резко потянув на выход. В коридоре оказалось неправдоподобно много различного медперсонала, и все взгляды словно отрепетированным жестом тут же обратились в их сторону. Все это было настолько нелепо, что Гермиона, напряженная и злая на саму себя, с трудом выдавливала скупые полуулыбки каждый раз, когда Малфой вежливо здоровался с очередным коллегой или интерном.

- Ноги моей больше в этом госпитале не будет, - сквозь зубы выдавила Гермиона в сторону Драко, когда они ехали в лифте, делая вид, что не слышат горячих перешептываний за спиной.

- Не зарекайся, - не глядя на нее, мрачно предостерег Малфой.

Наконец, они оказались на главном этаже. Гермиона, обрадовавшись, что весь этот бред скоро подойдет к концу, рванула было к выходу, но на полпути к намеченной цели Малфой резко свернул и вытащил ее на лестничную клетку.

- Какого черта ты делаешь? - накинулась на него Гермиона, больно подвернувшая лодыжку.

- Рано радовалась, Грейнджер, - потянув ее вниз по лестнице, ответил Драко, - так легко тебе от меня не отделаться.

Малфой вывел Гермиону на парковку и вновь, не церемонясь, потащил за собой, хотя та уже заметно прихрамывала.

- Да постой же ты, - вырвала руку из его хватки Гермиона и остановилась, чтобы снять туфельку с расшатанной шпилькой, - я ногу подверн... Только не говори, что это твоя!

- Я думал, тебя уже ничем не удивить, - со скучающим выражением лица протянул Малфой, облокотившись на ослепительно-белый «Кадиллак».

- Нет, это просто безумие какое-то, - потерла виски Гермиона, - мне надо выпить.

- Могу это устроить, - по-джентльменски распахнул перед ней дверь авто Драко, - садись.

Дохромав до автомобиля, Гермиона одарила Малфоя недоверчивым взглядом, опасливо заглянула в салон и, наконец, осторожно села на предложенное сиденье. Драко быстро захлопнул за ней дверь, обогнул капот и сел за руль.

- Не смотри на меня так, Грейнджер. Этот взгляд уже начинает меня нервировать.

Раздался благородный шум мотора, и автомобиль плавно тронулся с места.

- Просто я все еще не могу поверить своим глазам.

- Господи, сколько можно, Грейнджер? Да, я работаю хирургом в маггловском госпитале. Да, я пользуюсь мобильным телефоном. И да, я вожу машину. А чего ты хотела? Я живу в немагическом Лондоне уже двенадцать лет! Между прочим, это почти столько же, сколько жила здесь ты.

- Да для меня нонсенс уже то, что тебе, чертов аристократ, вообще когда-то могла прийти в голову мысль о жизни в немагическом мире!

Малфой весь напрягся, но ничего не ответил. Эта невыносимая маленькая женщина сводила его с ума! В особенности своим нежеланием отпустить прошлое и жить настоящим. Иногда у него даже возникало ощущение, что они до сих пор дети из Хогвартса, ведущие непримиримую войну факультетов. Точнее даже сказать не факультетов, а глупых предрассудков. Грейнджер то и дело упрекала его в бездушии, снобизме, связанном с чистотою крови, и в принадлежности к магической аристократии. Все это звучало для Драко словно монотонные удары судейского молотка, выносящего приговор. Хотя на самом деле Малфой уже давно считал себя "помилованным", или, на худой конец, "условно освобожденным".

Драко хмуро покосился на Гермиону, но, как бы сильно не удручали воспоминания, связанные с этой молодой ведьмой, увиденное сейчас вовсе не располагало его злиться. Бледная как снег она сидела, закинув ногу на ногу, и рассеянно смотрела в окно. В одной руке была зажата туфелька, другой она машинально терла пострадавшую лодыжку, которая, кстати, уже заметно посинела и начала опухать. Драко мысленно выругался. Все-таки он действительно повел себя грубо, потащив ее на парковку точно одержимый. Но в свою защиту он думал, что Грейнджер сама была виновата. Своей бездумной выходкой она, конечно, сначала повеселила его, но лишь потом Драко понял, к каким последствиям его может привести эта, казалось бы, невинная шутка.

- Куда ты меня везешь? - прервал его спутанные мысли голос Грейнджер.

- К себе, - просто ответил Драко, радуясь возможности отвлечься от своих терзаний.

- Ты что, издеваешься? - выдала вполне ожидаемую реплику Гермиона, вперив в Малфоя самый возмущенный взгляд, на который она только была способна.

Ухмыльнувшись, Драко с ленивой грацией повернулся к ней.

- Подумал, что стоит показать будущей миссис Малфой, где ей предстоит обитать после свадьбы.

- Ты!.. ты... Если не собираешься объяснять мне причину этого представления, то катись куда подальше! Я хочу домой.

Не успела она договорить, как автомобиль резко остановился прямо посреди оживленного тоннеля. Малфой быстро навалился на колени Гермионы, распахнул ее дверь и с невинным выражением лица сел обратно.

- Прошу.

Слегка напуганная резкой остановкой Гермиона растерянно посмотрела за дверь, где на огромной скорости пролетали мимо машины, а потом на Малфоя. Позади уже вовсю раздавались сигналы и раздраженная ругань водителей, которые чудом избежали столкновения. Тихо выругавшись, она захлопнула свою дверь и, воинственно скрестив руки на груди, хмуро уставилась перед собой. Даже краем глаза Гермиона уловила невероятное самодовольство на лице Малфоя, который сразу тронулся с места. Оставшуюся дорогу они ехали молча.

Не успел Драко припарковаться, как Гермиона тут же распахнула дверь и хотела выйти, но вместо этого рухнула как подкошенная, ко всему прочему еще и ударившись затылком.

- Твою мать, Грейнджер! - выскочил из машины Малфой.

Одним легким движением он сгреб ее в охапку, затем толкнул ногой дверь и включил сигнализацию.

- Что ты делаешь? - воскликнула Гермиона, - поставь меня на землю, я пойду сама!

- Ну да, как же, - равнодушно протянул Драко, лишь еще крепче обхватив ее.

И снова этот волнующий запах лекарств, дорогих духов и его тела окутал ее невесомым облаком, отбив всякое желание возражать. Его сильные мужские руки дарили ощущение полной безопасности. Трудно было поверить, что это Малфой несет ее сейчас на руках. Но гораздо больше удивляло то, что Гермиона вообще чему-то еще может удивляться после такой... насыщенной недели.

Малфой вошел в подъезд старинного элитного дома, кивнув в знак приветствия удивленному донельзя консьержу: за те десять лет, что он знал Драко, тот никогда еще не приходил домой с девушкой - всегда один. Поднявшись на лифте до пятого этажа, Малфой осторожно посадил Гермиону на скамью в холле, щедро украшенном шикарной лепниной и живыми растениями, и полез в карман за ключами.

- Не обязательно было тащить меня на руках. Мог бы просто трансгрессировать сюда с парковки, - подала голос Гермиона, не выдержав столь долгого молчания, - там все равно никого не было.

- Трансгрессия в твоем состоянии, Грейнджер, обычно имеет не очень приятный итог, - открывая дверь с номером "501", протянул Малфой, - я решил не рисковать своим новым костюмом.

- Я же тебе не какая-нибудь неженка, - скривилась Гермиона и, увидев, как Малфой снова направляется к ней, завопила, - стой! Я сама!

Глазом не моргнув на ее протесты и одним рывком снова подхватив ее на руки, Драко занес Гермиону в квартиру, усадил на диван перед камином и только после этого включил везде свет. Немного проморгавшись, она привыкла к яркому освещению и с интересом огляделась вокруг. Обставлена квартира была с типичным для Малфоев шиком, но совершенно на иной лад, нежели мрачный Малфой-Менор. Может когда-то это древнее поместье и сияло роскошью и уютом, но в памяти Гермионы оно отпечаталось едва ли не как склеп. Здесь же явно прослеживалась попытка сделать нечто более теплое: в интерьере преобладали светло-бежевый и коричневый цвета, а на стенах красовались полки из натурального дерева, уставленные разнообразными вещицами, и красивые золоченые бра. Но, несмотря на все это, от квартиры все равно веяло каким-то промозглым одиночеством, от которого буквально становилось не по себе.

- Ну как, - поинтересовался Малфой, лениво растягивая слова, - сойдет для семейного гнезда?

Недавнее раздражение вернулось к Гермионе с новой силой.

- Нет! – огрызнулась она, - годится только под офис. Живо объясняй мне причину всего этого цирка, или я за себя не ручаюсь.

- Я весь дрожу, - с наигранным ужасом протянул Драко, направляясь к бару, - от смеха, - добавил он ехидно и успел обернуться как раз вовремя, чтобы поймать маленькую диванную подушку, которую зашвырнула в него Гермиона.

- Вот, - спустя пару минут вернулся он к дивану, - я же обещал.

Гермиона взяла предложенный бокал и с невероятным наслаждением пригубила терпкий янтарный напиток, на одно восхитительное мгновение позабыв о дурацких событиях этого дня. Выпивать в ее привычки не входило, но сейчас это было просто спасением для ее издерганных нервов. По телу медленно растекалось приятное тепло.

Доставая из холодильника форму со льдом и пересыпая его в небольшой пакет, Малфой украдкой наблюдал за Гермионой. Неужели это происходит на самом деле? – злющая Грейнджер сидит в его гостиной, пьет обжигающий виски и отрешенно потирает вывихнутую лодыжку, словно это всего-навсего заурядный ушиб. Откуда, черт возьми, в ней столько выдержки? В конце концов, она ведь женщина. Хрупкое и нежное создание. Слабый пол, наконец. Или к Грейнджер это всё не относится? Опустившись возле нее на одно колено, Драко отложил лед и начал осторожно осматривать поврежденную ногу. Кость однозначно нужно было вправлять. Палочкой или вручную – боль будет одинаковой. Почти не дыша, он начал нащупывать нужные точки.

- Малфой, - предостерегающе начала побледневшая еще сильнее Гермиона, - у меня завтра самое важное слушание в моей жизни. Если что-то пой…

В следующую секунду раздался жуткий хруст, слившийся со звоном вдребезги разбитого о мраморный пол бокала. От сковавшей ее боли у Гермионы пропал дар речи, а из глаз едва не посыпались искры. Она сильно зажмурилась, но… больше ничего не происходило. Открыв глаза, Гермиона удивленно посмотрела на Малфоя. Он аккуратно опустил ее ногу на пол и приложил к лодыжке лед.

- Попробуй пошевелить, - затаив дыхание, тихо проговорил Малфой. До этого ему не часто приходилось выступать в роли травматолога. А если быть точнее – ни разу.

- Хм… - слегка шевельнула ступней Гермиона, - болит, но уже вполне терпимо.

Малфой выдохнул с явным облегчением. «Вполне терпимо… Да будь твоя нога хоть дважды сломана, ты вряд ли бы пикнула». Грейнджер его пугала. Нормальная, живая женщина не может так реагировать на боль. Ему было бы гораздо привычнее увидеть ее слезы, ну или хотя бы услышать жалобу. Пока он убирал с пола осколки и наполнял новый бокал виски, оба молчали.

- Я жду объяснений, Малфой, - заговорила первой Гермиона, - чем тебя так зацепила моя корявая шутка?

- Честно говоря, я все еще с трудом верю, что ты могла сморозить нечто подобное, - отозвался Драко, устало опустившись на диван подальше от нее.

- Не испытывай мое терпение.

- Ладно, - сдался Драко, - как я понял, газет ты не читаешь.

Гермиона нетерпеливо кивнула.

- И телевизор тоже не смотрю. Это так, на всякий случай.

- Оно и видно. Так вот, я один из самых известных специалистов в Англии. Обо мне часто пишут, меня время от времени приглашают на телевидение. Я всегда на виду и… короче говоря, ты поставила под угрозу мою репутацию.

Сказав всё это, Малфой почувствовал себя полным идиотом. Собственно, именно так, наверное, со стороны он и выглядел. Сперва Грейнджер смотрела на него непонимающими круглыми глазами, потом одна ее бровь возмущенно поползла вверх, и, наконец, она разразилась громким истеричным смехом. Драко закатил глаза: он и не ждал понимания с ее стороны.

- Твою… - Гермиона с трудом выговаривала слова, давясь от хохота, - что? Репутацию? Малфой, ты в своем уме? Нет, у тебя явно мозги отшибло при взрыве. Репутацию. Звучит так, будто ты девственница 18 века, для которой безупречная репутация – это всё.

- Хотел бы я посмеяться вместе с тобой, - невесело усмехнулся Малфой, откинувшись на спину и скрестив руки на груди.

Нечто в его голосе заставило Гермиону притихнуть. В гостиной повисло напряженное молчание. Может она и не совсем понимала его, но она отлично знала, что это такое – все время быть в центре внимания. Именно от этого она сбежала в немагический Лондон.

- Ну, хорошо, - вздохнула, наконец, Гермиона, - выкладывай.

Драко потянулся к маленькому пульту на журнальном столике, и в следующее мгновение яркий свет люстр сменили теплые отблески от настенных светильников. Глядя в темноту потухшего камина, он долго решал, рассказать ли ей, что произошло двенадцать лет назад.

После Битвы их семью неоднократно судили, в результате чего Драко и его мать оправдали, что, конечно, не обошлось без, ни много ни мало, половины их состояния. А вот Люциуса приговорили к заключению в Азкабан. На тот момент Малфой-старший совершенно обезумел. Ему каким-то непостижимым образом удалось сбежать, и с тех пор его никто не видел. После судебных тяжб жизнь Драко уже никогда не стала бы прежней. От общественного осуждения невозможно было скрыться. Казалось, что презрение буквально витает в воздухе, плещется в глазах прохожих. Как бы он ни пытался, обелить себя не представлялось возможным. Его и раньше-то, откровенно говоря, недолюбливали, а теперь у толпы был на то «официальный» повод. Каждый раз, появляясь на людях, Драко чувствовал себя хуже прокаженного. Хотя, как бы подло это не звучало, деньги его семьи народ тратить, отнюдь, не брезговал.

Однажды, вскоре после решения суда, Драко был в больнице Святого Мунго, делая пожертвование на нужды пострадавших в Битве. Он тенью сновал между людьми, пряча лицо за высоким воротом пальто, но светлые волосы с особенным платиновым оттенком сразу выдавали его. Отовсюду слышались колкие фразы вроде «И у него хватает совести здесь показываться?», «Смотрите, грехи явился замаливать» и еще что похуже. Подумать только, он ведь был мальчишкой. Глупым, предубежденным семнадцатилетним мальчишкой. Но все эти люди не могли его простить. Как человек может считать себя добрым, если не умеет самого главного – прощать? Затравленно озираясь по сторонам, Драко случайно обратил внимание на раненых. Они так смотрели на колдомедиков!.. Боже, этот взгляд! Полный такой признательности и неподдельной искренности. "Мерлин, если бы на меня когда-нибудь так посмотрели, я бы может смог простить себя", - бурей эмоций пронеслось тогда в голове Драко.

Но в мире магии это было невозможно. Подсознание среагировало моментально: в следующее мгновение Драко обнаружил себя перед зданием медицинского университета в немагическом Лондоне. И этот момент стал переломным в его жизни - впервые Драко следовал зову сердца, действовал по собственной воле, и каждая клеточка его тела, жаждущая прощения, кричала, что он поступает правильно.

- Мне не было места в мире магии, - вернувшись к реальности, сфокусировал свой взгляд на Грейнджер Драко.

Он говорил спокойно, в глазах никакого выражения, поза расслабленная, непринужденная. Малфой тщательно пытался скрыть от Гермионы хоть малейший намек на эмоции, которые бушевали в нем при воспоминании о той жизни.

- Судьба помилованного пожирателя смерти предрешена - пожизненный изгой общества, - для пущей убедительности добавив голосу нотки безразличия, протянул Малфой и пожал плечами.

- А тебе, конечно же, нужна слава и кубки, - пренебрежительно отозвалась Гермиона, поудобнее устроившись на диване.

О, нет. Драко нужно было вовсе не это. Ему нужно было искупление. Все эти годы он жил лишь благодаря надежде. Надежде, что, спасая человеческие жизни, он рано или поздно сможет хоть немного искупить свою вину перед тем множеством безликих магглов и волшебников, которых сгубил, будучи грязнорабочим Темного лорда. Но Грейнджер он ничего объяснять не собирался, все равно бесполезно: ее разум, похоже, застрял в прошлом, где они были чем-то, вроде врагов, хотя Драко в этом не был уверен. В ответ на ее выпад он лишь усмехнулся и резко сменил тему:

- Я ответил на твой вопрос. Теперь к делу. Все эти двенадцать лет моя жизнь была такой, какой я всегда хотел - небесполезной. Меня знают, уважают, ценят, и мне бы не хотелось лишиться всего этого из-за твоей идиотской выходки.

Несколько долгих секунд Гермиона сосредоточенно на него смотрела, словно пытаясь заглянуть куда-то глубже, за грань малфоевского хладнокровия и цинизма.

- Хочешь сказать, - будто размышляя сама с собой, заговорила, наконец, она, - если пустить все на самотек, из тебя слепят образ эдакого негодяя, фактически бросающего женщин перед алтарем.

- Ты просто мастер дедукции, Грейнджер, - с издевкой послал ей поцелуй Малфой.

Гермиона поставила бокал с виски на журнальный столик и устало потерла виски, не обращая внимания на его колкость. Как не противно было признать, но этот паршивец прав - она действительно накосячила. Малфой прекрасно знал, что Грейнджер ни за что на свете не захотела бы стать причиной бед для кого-то. Даже если этот кто-то он. И, надо сказать, Драко сделал чертовски верную ставку.

- Ладно, - капитулировала Гермиона, - чего ты от меня хочешь?

- Ты должна вести себя как моя невеста до тех пор, пока не представится случай "расстаться" по-хорошему, - с таким видом, будто говорил о погоде, пояснил Малфой, - но если ты все-таки хочешь стать моей настоящей невестой, то...

Он театрально развел руками, подразумевая: "Милости прошу". В ответ Гермиона одарила его таким красноречивым взглядом, что Малфой едва сдержался от смеха. Господи, какая же она забавная!

- Ну, так что?

Гермиона, не сводя с него глаз, снова взяла свой бокал и медленно допила виски.

- А мне-то от этого какая выгода? - повела бровью Гермиона, буравя Малфоя взглядом и пытаясь сохранить остатки самообладания: слишком уж велик был соблазн придушить этого засранца голыми руками.

- Грейнджер! - положа руку на сердце, с наигранным испугом отпрянул Малфой, - я бы никогда в жизни не подумал, что ты такая продажная!

Раздался режущий ухо хруст стекла: Гермиона вдребезги раздавила пустой бокал, который все еще держала в руках, и чуть не прожгла Драко и заодно спинку дивана за ним гневным взглядом. Драко даже вздрогнул от неожиданности.

- Ладно-ладно, полегче, ведьмочка, - успокаивающе выставил он вперед ладони, - так у меня ни одного бокала в доме не останется. Давай заканчивать с этим. Что ты хочешь взамен?

Гермиона посмотрела на осколки бокала, всерьез обдумывая, не швырнуть ли их в Малфоя, но все же бросила их на пол и отряхнула руки. С минуты две она молчала, погрузившись в глубокую задумчивость.

- Вот досада, - наконец, хлопнула себя по колену она, - ничего на ум не приходит.

- Можешь не торопиться, у нас впереди вся ночь, - посмотрел на свои часы «Rolex» Драко и многозначительно подвигал бровями.

- Ты!.. - Гермиона сжала кулаки и угрожающе дернулась с места, но при смехе Малфоя, села обратно.

- Молчу-молчу. Итак?..

Каждая извилина ее мозга отчаянно вопила: "Тебе ничего от него не надо! Это не твое дело! Скажи, что ты отказываешься ему помогать!" Но Гермионе, независимо от последствий, жутко хотелось насолить Малфою за все его издевательские фразочки. Вдруг из этой бредовой ситуации получится извлечь что-то полезное?

- Решено, - щелкнула пальцами она, направив указательный на Драко, - ты пожертвуешь по десять тысяч долларов каждому детскому дому Лондона.

- Что?! - возмутился Малфой, - я, конечно, неплохо зарабатываю, но...

- Что, Малфой, - усмехнулась Гермиона, - жаба душит?

- Идет! - сдался Драко.

Гермиона коротко кивнула.

- Непреложный обет?.. - спросил Малфой с опаской.

- О, нет! Уволь. - К его огромному облегчению отказалась та, - достаточно будет простого маггловского договора.

- Я быстро, - начал было подниматься Малфой.

- Сидеть! Договор составлю я, - тоном, не терпящим возражений, заявила Гермиона.

Драко только и осталось, что поднять руки а-ля "сдаюсь" и опуститься обратно на диван.

Спустя пятнадцать минут, когда с формальностями было покончено, Гермионе не терпелось поскорее оказаться дома в своей квартире и по возможности привести мысли в порядок перед завтрашним слушанием. Драко собирался ее отвезти, но Гермиона наотрез отказалась.

- Прошу, - галантно помогая ей надеть плащ, ухмылялся Малфой, - а не скрепить ли нам наш договор еще и поцелуем, дорогая?

- А не пойти ли тебе к черту, - выхватив свой плащ и надев его самостоятельно, парировала Гермиона, - дорогой?

Обув туфли, под аккомпанемент сдержанного смеха Малфоя она сначала очень осторожно, потом более уверенно сделала несколько шагов по коридору: недавняя травма почти не давала о себе знать. Убедившись, что более и менее крепко стоит на ногах, Гермиона направилась к выходу, небрежно махнув Малфою рукой. "Боже, скорее бы убраться отсюда!"

- И тебе всего хорошего, - отсалютовал Драко двери, которую Гермиона уже захлопнула перед самым его носом.
>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Top.Mail.Ru