Anne de Beyle (бета: redcrayon )    в работе

    По нелепой случайности произошедшей на уроке зельеварения, Драко и Гермиона просыпаются... женатыми. Да еще и родителями прелестных малышей. Что это? Будущее? Параллельная вселенная? Или всего лишь сон? Неужели взаимная неприязнь Гермионы и Драко помешает им наладить отношения?
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Гермиона Грейнджер, Драко Малфой
    Любовный роман / / || гет || G
    Размер: макси || Глав: 6
    Прочитано: 2201 || Отзывов: 3 || Подписано: 25
    Предупреждения: ООС, AU
    Начало: 07.02.20 || Последнее обновление: 01.03.20
    Данные о переводе

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

Асфодель

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Глава 1

Не успел профессор Снейп выйти из кабинета зелий, как сосредоточенный и молчаливый класс тотчас превратился в гудящий улей. Кто-то облегченно перевел дух, а кто-то (пользуясь моментом) стал просить помощи у сокурсников. Некоторые вообще просто продолжили разговор, начатый еще во время перемены. Одним словом, урок шел своим чередом. Зелье сна без сновидений многими учениками уже было практически приготовлено, но вот у Невилла, как огня боявшегося профессора, в очередной раз что-то не заладилось. Его зелье вместо темно-синего стало ярко-розовым, а пар, вырывавшийся из котла, шипел, как паровозная труба.

— Нет, нет! Не может быть! — воскликнул он, торопливо листая страницы учебника.

Симус, чей котел стоял неподалеку, что-то бормотал себе под нос — его зелье слишком медленно остывало, чем вызывало у него немалую досаду. Он сочувственно посмотрел на беднягу и сокрушенно вздохнул.

— Мерлинова борода, Невилл! Что на этот раз? — глядя на заламывающего руки Лонгботтома, поинтересовался Гарри, чье зелье пусть и не могло похвастаться интенсивностью цвета, по крайней мере приобрело красивый голубой оттенок.

— Не знаю! — в отчаянии отозвался тот. — Кажется, вместо настойки полыни я положил волос единорога!

Гарри нахмурился и, осторожно заглянув в котел, опасливо отошел подальше.

— Гермиона... — позвал он, решив, что с этой проблемой может справиться только человек более сведущий в вопросах зельеварения, чем он, но внезапно услышал, как оборвавший его тягучий голос с насмешкой протянул:

— Что, Лонгботтом, опять делов натворил?

Драко важно прошествовал по затаившему дыхание классу, скривился в своей обычной усмешке и, презрительно разглядывая булькающее розовое варево, поинтересовался:

— И что это вообще должно быть?

Невилл покраснел и пробормотал что-то невразумительное. Малфой ехидно захихикал, и слизеринцы, наблюдающие за этой сценой, поддержали его дружным смехом.

— Отвали, Малфой, — процедил сквозь зубы Гарри.

В ответ Драко рассмеялся еще громче:

— Не стоит тебе заступаться за него, Поттер. Потому что на его фоне ты выглядишь гораздо меньшим неудачником, чем есть.

Не успел Гарри раскрыть рот, чтобы ответить ему, как между ними словно из-под земли выросла Гермиона. Намеренно игнорируя Малфоя, она осмотрела зелье Невилла, и хоть оно произвело на нее удручающее впечатление, спокойно проговорила:

— Ничего страшного. Сейчас мы мигом это исправим.

— Заучка Грейнджер снова спасает задницу Лонгботтома! Звучит, как заголовок в газете, — буравя взглядом ее затылок, продолжал веселиться Драко.

Но, периодически поглядывая в инструкцию, она сделала вид, что не слышит его и с интересом принялась изучать ядовито-розовое зелье.

— Тебе понадобится паслен, Невилл, — через некоторое время проговорила она, откидывая назад упавшую на лицо пушистую прядь. — Он лежит в шкафу, рядом с измельченным корнем асфодели. Принеси немного.

Невилл радостно кивнул и, пробормотав ей слова благодарности, кинулся к полкам с ингредиентами.

Что касается Гарри, то он, уверенный в том, что Гермиона разберется с проблемой Невилла лучше него, одобрительно кивнул и, бросив на Малфоя свирепый взгляд, направился к своему котлу.

На Драко никто не обращал внимания, и комедия, что он тут попытался разыграть, не принесла никаких результатов. Но он не был бы Малфоем, если б прекратил свои попытки, и тогда, решив отыграться на самом безвредном из всех гриффиндорцев, язвительно обратился к Невиллу:

— Эй, Лонгботтом! Ты точно уверен, что тебе не потребуется помощь Грейнджер, чтобы прочесть этикетки?

Покрасневшие уши его жертвы были для него самым настоящим подарком. Удовлетворенно улыбнувшись, он подмигнул Крэббу и приготовился к следующей атаке. А Невилл, сгорая от стыда, быстро выхватил с полки крепко запечатанный пузырек и зашагал обратно. Тут его поджидало очередное унижение, потому что тягучий голос Малфоя снова привлек к нему внимание:

— Не стыдно тебе, чистокровному волшебнику, просить помощи у такой жалкой грязнокровки, как Грейнджер? Хотя, судя по твоим успехам, ты скорее сквиб, а это, знаешь ли, ничем не лучше ее грязной крови. Согласен?

Слизеринцы покатились со смеху, в то время как гриффиндорцы ощетинились, и дело могло бы окончиться очередной дракой, но Гермиона, наконец-то признав его присутствие, медленно повернулась к возмутителю спокойствия. Вот теперь Малфой почувствовал себя чуть ли не триумфатором — его подколы наконец вывели из себя троицу неразлучных, а для него это было равнозначно тому, как если б его провозгласили первым учеником Хогвартса. Блестя глазами от радости, он ухмыляясь смерил ее с ног до головы насмешливым взглядом. Лицо Гермионы оставалось спокойным, но голос зазвучал настолько холодно, что многие попросту поежились:

— Стыдно должно быть тебе, Малфой, а не ему. Каково быть настолько жалким и неуверенным в себе, чтобы опуститься до низких оскорблений всех и вся? Особенно тех, кто гораздо способнее тебя.

Теперь уже гриффиндорцы смеялись, а представители Слизерина, подобно символу своего факультета, шипели на все лады. Невилл, все еще красный от смущения, запинаясь, спросил у нее:

— Гермиона, я м-гу добавить это в котел?

Она бросила на него мимолетный взгляд и, кивнув, снова повернулась к Малфою, чьи, обычно бледные, щеки теперь покрыл гневный румянец. Светло-серые глаза его внезапно потемнели, и, приблизив к ней лицо, он нервно усмехнулся:

— Способнее? Не думаю, что речь идет о Лонгботтоме. Ему повезло уже только потому, что он вообще способен держать палочку в руках!

Рон и Гарри сорвались с места, но Гермиона подняла руку в предостерегающем жесте. Лицо ее перекосилось от ненависти. Ученики, предвкушая столкновение, бросили заниматься работой и с любопытством уставились на этих двух, которые готовы были чуть ли не вцепиться друг в друга. Один только Симус продолжал колдовать над своим котлом, без устали размахивая над ним палочкой, словно дирижер, управляющий оркестром. Губы его беззвучно шевелились, бормоча заклинания.

— К твоему сведению, из Невилла волшебник получится в десять раз лучше того, чем сможешь когда-либо стать ты, Малфой! — словно выплюнув, бросила она тому в лицо резкие слова. Быстро глянула на Лонгботтома, выливающего содержимое флакона в злополучное зелье, и снова повернулась к Драко, намереваясь дать ему такую отповедь, чтоб впредь было неповадно. В пылу азарта она раскраснелась и, сверкая глазами, воинственно продолжила:

— А ты!..

Но внезапно замолчала. Глаза ее расширились и она молниеносно повернулась к Невиллу:

— Стой! — закричала она. — Невилл! Прекрати! Не добавляй туда эт...

Последние слова ее потонули в ужасающем грохоте — наполнив комнату густым розовым дымом, зелья Симуса и Лонгботтома одновременно взорвались. Задыхающиеся от едких испарений ученики закашлялись. Тщетно пытались они прикрыть нос и рот от проникающего повсюду странного дыма: Пэнси, Парвати и Блейз упали в обморок одними из первых. Крэбб, Гойл, Дин, Лаванда и Рон с Гарри последовали за ними. Стоявшие ближе всех к котлам Симус, Невилл и Гермиона с Малфоем, приняли на себя основной удар, но инстинктивно закрыв лицо, избежали участи своих товарищей.

Невилл с Симусом почему-то решили, что раз уж они не потеряли сознание, как все остальные, то розовая пелена безвредна для них, и опустили руки. Но их самоуверенность дорого им обошлась: не прошло и минуты, как густая субстанция, клубами плавающая в воздухе, оказалась для них столь же плачевной, как и для окружающих. Ребята отключились, так и не поняв, что именно с ними происходит. Отмахиваясь от плотного тумана, Драко слышал кашель и глухие удары, но никак не мог взять в толк, почему никто не произносит ни звука. Прищурившись и продолжая по-прежнему прикрывать нос рукавом мантии, он все-таки разглядел лежащие на полу тела и от удивления вздернул брови. Повернулся к Гермионе, крепко прижимающей к лицу красно-золотой галстук, и ухмыльнулся. Растянув губы в ехидной улыбке, он отнял руку от лица и, указывая на нее пальцем, только и успел вымолвить: "Грейнджер...", как, наглотавшись дыма, рухнул возле ее ног. Гермиона, оцепенело наблюдавшая за ним, увидела, что в глазах его застыло так несвойственное ему растерянное выражение, хотя губы сохранили все ту же, типично Малфоевскую, ухмылку.

Воздух, который она успела вдохнуть перед взрывом, катастрофически быстро заканчивался. Она закатила глаза и покачнулась. Все так же плотно прижимая ко рту выручившую ее ткань, свободной рукой ухватилась за край стола, и так застыла, стараясь не упасть: голова кружилась настолько сильно, что на ум приходило сравнение с Рождественской каруселью. Ей показалось (или не показалось — она не могла сейчас сказать со всей уверенностью), что откуда-то послышались шаги и крик. Внезапно дым рассеялся, и Гермиона, изо всех сил борющаяся с головокружением, заставила себя осмотреться. "Я должна оставаться в сознании", — твердила она себе, но все было напрасно. Затуманенным зрением она видела, как по классу передвигаются смутные силуэты, но не могла идентифицировать ни одного из них.

Ноги, и так нетвердо стоящие, вдруг подогнулись, и Гермиона, словно лист с дерева, стала медленно оседать на каменный пол. В поисках упора вытянула руки и попыталась уцепиться хоть за что-нибудь, но они почему-то перестали ее слушаться и она поняла: еще немного, и самая стойкая ученица на курсе тоже растянется здесь, как и все остальные. Странно: не завершив своего падения, она зависла в воздухе, наткнувшись на какую-то твердую поверхность, и запоздало осознала, что ее подхватили чьи-то крепкие руки. Кто-то прижимал ее к своей груди и периодически встряхивал, чтобы она не отключилась окончательно.

— Мисс Грейнджер, — будто издали донесся до нее знакомый глухой голос.

Гермиона попыталась открыть глаза, но веки словно свинцом налились.

— Мисс Грейнджер, вы слышите меня? — обратились к ней уже громче и более настойчиво, и она поняла, что не ошиблась в своих предположениях.

— П-профес-р? — прохрипела она, чувствуя, как его ладонь обхватила ее лицо, чтобы она могла легче сфокусировать взгляд.

— Мисс Грейнджер, — удерживая ее на весу, настойчиво повторил Снейп. — Что здесь произошло?

Она собрала оставшиеся силы и с усилием разлепила глаза. Перед ней маячило белое пятно, которое было всего лишь побледневшей больше обычного физиономией профессора.

— Н-невилл, — точно в бреду вытолкнула она из себя. — Асфодель.

— Асфодель? — тревожно впился в нее взглядом Снейп. — Еще что?

Гермиона все глубже и глубже уплывала в темноту.

— П-пер-репут-л полынь и волос е-единорога, — бормотала она, будто твердила заученный урок. — Асфодель... Не паслен... Флакон... Не тот... Асф-фодель...

Эти слова лишили ее последних сил, и ее голова упала на грудь профессора Снейпа — Гермиона потеряла сознание.
>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Top.Mail.Ru