An@id (бета: Serebristaya)    в работе

    Они любят друг друга наперекор всем, как Ромео и Джульетта. Или же все не так, как кажется на первый взгляд? И все могут быть спокойны? До поры до времени.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Гермиона Грейнджер, Люциус Малфой, Джинни Уизли, Северус Снейп
    Любовный роман /Юмор /AU || гет || PG-13
    Размер: миди || Глав: 3
    Прочитано: 644 || Отзывов: 0 || Подписано: 3
    Предупреждения: ООС, AU
    Начало: 26.08.20 || Последнее обновление: 16.09.20

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

Джульетта ищет своего Ромео.

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Пролог.

Финальная битва за Хогвартс осталась позади, и занятия в отстроенной школе с небольшим опозданием, но все же возобновились. Некоторые ученики какое-то время еще вздрагивали от каждого шороха и озирались в поисках Пожирателя, норовившего выскочить из какого-нибудь темного уголка школы как черт из табакерки. Но никто не выскакивал, и постепенно все успокоились. И вот когда, казалось бы, жизнь потекла в спокойном русле, самая талантливая ученица школы магии и чародейства решила, что пора бы встряхнуть Британское сообщество снова, и подбросила ему пищу для сплетен и пересудов. Еще бы, одна из Золотого Трио, верная соратница самого Гарри Поттера и боевая подруга Рональда Уизли… Хотя в том то и дело, что уже и не подруга. Но, как бы то ни было, Гермиона Грейнджер попала на первые полосы Пророка, вступив в порочащую ее связь с Пожирателем и сыном сторонника Волан-де-Морта – Драко Люциусом Малфоем! И как такое вообще возможно? Как можно променять одного из героев волшебного мира на высокомерного чистокровного ублюдка? Ладно бы девушка бросила младшего из парней Уизли ради другого из парней Уизли или самого Гарри Поттера, ну в крайнем случае – ради выжившего, непотопляемого профессора Северуса Снейпа. Тот хоть и имел темные страницы в истории своей жизни, да и не все его поступки были благородны, однако по крайней мере все это время был за хороших. Но младший Малфой… Пусть его матушка и помогла Гарри в финальной битве, но оценив ее поступок, Малфоев и не отправили в Азкабан и даже оставили большую часть имущества, так что все были квиты. Что касается самого Драко, то возможно юный слизеринец и толкнул волшебную палочку Поттеру, а возможно ничего такого и не было. Ведь даже сам герой волшебного мира не смог однозначно подтвердить сей факт. Так что репутация Драко была подмочена весьма основательно и надолго. И тут такое. Ни стыда у девушки, ни совести. Позарилась на смазливую мордашку и ради нее пошла против всех. Поначалу Гермиону пытались вразумить и вернуть на путь истинный, но так как на Грейнджер ничего не подействовало, то ее начали сторониться. Мало ли что. Неизвестно, не зачислит ли их Министерство в ряды предателей или просто подозрительных лиц, не заслуживающих доверия, продолжай они дружить с Гермионой. Так что лучше держаться на расстоянии. И очень скоро рядом осталось только несколько человек: Луна – которая по мнению большинства и так была не от мира сего с толпой морщерогих кизляков в голове, Невилл – который был тайно влюблен то ли в саму Гермиону, то ли в Джинни, но после того, как он отрубил голову Нагайне, возомнил себя рыцарем и посему не мог оставить деву в беде, и сама Джиневра Уизли – которая, начитавшись маггловских книг, решила, что отношения Гермионы и Драко – это не что иное, как Ромео и Джульетта Хогвартского разлива. И Джинни никто не мог в этом переубедить. Даже собственная мать, которая пусть и смирилась с тем, что Гермионочка разорвала отношения с Роном, но вполне обосновано заметила, что младший Малфой, на протяжении всей учебы насмехавшийся над происхождением Гермионы, использует ее для своих наверняка гнусных целей. И как только добьется своего – сразу бросит. Не стоит и говорить, что после подобного заявления Молли Грейнджер наотрез отказалась посещать Нору.
Что касается Рона, то он перестал разговаривать со своей бывшей еще до этого инцидента, а вот Гарри не оставлял попыток достучаться до Гермионы и помешать ей испортить себе жизнь. Но так как Поттер не поехал доучиваться в Хогвартс, то делал он это издалека и наскоками. А вот Драко, чтобы быть поближе к своей девушке, уговорил директора Макгонагалл взять его в штат учителей и согласился стать помощником профессора Люпина, которые преподавал ЗОТИ и в одиночку воспитывал сына. Сам же Римус был не особо рад такому помощнику, но из-за врожденного благородства не смог отказать. Конечно, юноша надеялся получить должность преподавателя или, на худой случай, работать со своим бывшим деканом, но спорить не стал и со сдержанной благодарностью принял предложение. И вот настал день, когда одетый как с иголочки Драко Малфой появился в школе – и пошло, и поехало…

****

Гермиона спешила на занятия и подгоняла Джиневру, которая, вновь став официальной девушкой Гарри Поттера и вынужденной отбиваться от назойливых журналистов, жаждущих взять у нее интервью и узнать побольше о национальном герое, не могла теперь позволить себе появиться растрепанной. Один раз рыжеволосая гриффиндорка уже попала на страницы все того же Пророка со взъерошенными волосами и безо всякого макияжа – и тут же вокруг послышалось: "Как Гарри угораздило связаться с такой особой?" и "Он быстро найдет себе кого-то поэффектнее". Этого Джинни допустить не могла и была вынуждена начать прихорашиваться, конечно, без фанатизма. Вот и сейчас вместо того, чтобы просто умыться и поспешить на урок, млад-шая Уизли ругалась с маггловской штуковиной Гермионы, при помощи которой та укладывала волосы.
– Мерлин, Герм, это же орудие пыток! – воскликнула Джиневра. – Я им едва уши себе не поджарила.
Грейнджер улыбнулась и поспешила на подмогу к подруге. И когда наконец марафет был завершен, обе девушки поспешили прочь из гостиной и за мгновение до начала урока успели вбежать в класс.
– Что у нас сейчас? – роясь в сумке в поисках учебника, спросила запыхавшаяся Джинни.
– У вас зелья, мисс, – хмыкнул появившийся откуда ни возьмись профессор Снейп. – В следующий раз используйте меньше средства для волос, а то мне начинает казаться, что оно пагубно влияет на ваш…хм…мозг.
В классе послышались смешки.
– Мерлин, – застонала Джиневра, – спорим, он мне это припомнит еще несколько раз до конца урока.
Гермиона с сочувствием посмотрела на Уизли. Мастер зелий ничуть не изменился после чудесного воскрешения: все такой же язвительный и не особо жалующий учеников Гриффиндора.
– Итак, – сложив руки на груди, в своей излюбленной манере начал урок профессор Снейп, – спешу сразу же удовлетворить ваше любопытство – нет, я не умер. И да – вам не повезло. Так что открываем учебники и начинаем читать. Мисс Уизли, учебник – это такой прямоугольный предмет, на котором написано "Зелья".
– Вот гад, – едва слышно пробурчала Джинни.
– И я рад вас видеть, мисс Уизли, – усмехнулся слизеринский декан, заставив девушку покраснеть до кончиков волос.
Остальная часть урока прошла относительно спокойно, и уже оказавшись в коридоре, рыжеволосая ведьма облегченно выдохнула.
– Гермиона, я не переживу еще один год со Снейпом, – жалобно произнесла Джиневра, смотря на подругу.
– Переживешь, – улыбнулась Грейнджер. – Ты пережила год с профессором Снейпом наедине, без нас. Я уже не говорю о настоящих Пожирателях, которые были в Хогвартсе. А теперь у тебя есть я, и я не дам тебя в обиду никому.
– Спасибо тебе, – обнимая Гермиону, поблагодарила младшая Уизли.
– Это тебе спасибо, что поддерживаешь меня. Я же понимаю, как тебе трудно, ведь Рон – твой брат.
– Я люблю Рона, но ты его не любишь и поступила честно, сказав ему об этом, не вселяя пустую надежду. Что касается Хорька… ой, прости, Драко, то я, конечно, все еще потрясена, что вы вместе, но, с другой стороны, это так романтично – вдвоем против воли родителей и остальных. У меня не хватило бы на это смелости.
– Тебе и не надо, – успокоила Джинни Грейнджер. – Ты с Гарри, и все за вас рады.
Джиневра согласно кивнула и тут же спохватилась:
– Гермиона, какой у нас следующий урок?
– ЗОТИ с профессором Люпином. И ты права, надо поторопиться.
Уизли улыбнулась.
– Не терпится увидеть своего Ромео?
– Ох, Джинни, ты еще такой ребенок, – засмеялась Гермиона. – Пошли уже, а то, боюсь, даже мой Ромео не спасет меня и тебя от потери баллов за опоздание.

***
Шло время, и на пару Гермиона – Драко стали обращать все меньше внимания. В конце концов, это их дело. Но все же оставались те, кто не мог смириться с подобным положением вещей. И в первую очередь это был Малфой-старший. Он не мог позволить себе открыто критиковать выбор своего сына – не при его весьма шатком положении в обществе, но и оставить все как есть Люциус не был готов. Еще бы, единственный наследник рода связался с… грязнокровкой. Да еще и не из состоятельной семьи. Ладно бы у нее были деньги, пусть и маггловский, но солидный капитал, а так как такового не имелось, то мужчина решил любыми правдами и неправдами помешать этому союзу. Вначале Люциус пытался подкупить, а позже и угрозами вразумить сына, но быстро понял, что на этот раз Драко его не послушается. Конечно, можно было применить к строптивому отпрыску парочку заклятий, призван-ных вправить тому мозги, но опять же оставалось одно "но" – Люциус не мог позволить себе в нынешнем положении такую роскошь, как объяснение с аврорами или чиновниками Министерства. Ведь узнай Грейнджер, что Драко поймал несколько Круцио, то наверняка не будет раздумывать и секунды, прежде чем заявит на будущего свекра куда нужно. Свекор. От одной этой мысли Люциусу становилось плохо. Мерлин, внуки-полукровки. Сына определенно надо было спасать из лап этой пронырливой особы, вознамерившейся заполучить чистую кровь и, конечно же, деньги Малфоев. Но как это сделать? На Нарциссу рассчитывать не приходилось. Миссис Малфой уехала восстанавливать расшатанные нервы на лазурный берег, к тому же заявив, что ей надо подумать и принять решение, как жить дальше. Люциус не особо тяго-тился отсутствием жены, ведь без труда мог найти женщин, которые готовы были его утешить в любое время дня и ночи. Что ж, успехом у противоположного пола мужчина по-прежнему пользовался, да и аскетом он не был. Хотя о разводе никогда не думал. Малфои не разводятся, впрочем, как и не женятся на ком попало. Поэтому решив предпринять еще одну попытку, Люциус отправился в Хогвартс, надеясь, что на этот раз Драко одумается.

Гермиона сидела на скамейке и читала "Продвинутые зелья", когда заметила, как к ней со всех ног спешит Джиневра, отчаянно жестикулируя. Подбежав к Грейнджер, младшая Уизли была вынуждена отдышаться и лишь затем смогла начать рассказывать.
– Гермиона, представляешь, Люциус Малфой в замке!
– Я ни капли не удивлена, – откладывая книгу в сторону, произнесла Гермиона. – Он не оставляет попыток убедить Драко расстаться со мной.
– И ты так спокойно об этом говоришь? – не могла поверить Джинни.
– А что я должна, по-твоему, делать? – полюбопытствовала Грейнджер.
– Бежать туда, – не раздумывая ответила рыжеволосая гриффиндорка.
– И что?
– Помешать.
– Помешать чему, Джин? Если Драко предпочтет деньги нашим отношениям, то я ничего не смогу сделать.
– Но…
– Драко должен сам сделать выбор.
– А если отец силой заставит его? – прошептала Джиневра.
Грейнджер, которая, в отличие от подруги, могла обуздать свою фантазию, задумалась. Нет, Гермиона и раньше размышляла над тем, как далеко готов зайти Люциус, лишь бы не дать ей и Драко быть вместе, но все же надеялась, что до применения Империус не дойдет.
– Хм, возможно, ты права, и мне стоит проверить, как там Драко, – наконец нарушила молчание Гермиона и, поднявшись, направилась в школу.
– Я с тобой, – ни на шаг не отставая, заявила Уизли.
Грейнджер молча кивнула. В конце концов, помощь Джинни может оказаться нелишней, да и свидетель никогда не помешает. Размышляя подобным образом, девушки добрались до комнаты Драко. Но еще на подходе они услышали голоса отца и сына Малфоев. Мужчины спорили.
– Отец, я уже говорил и повторяю еще раз – у меня есть девушка, так что прекрати подыскивать мне подходящую партию.
– Девушка!? – судя по всему теряя остатки хладнокровия, заорал Люциус. – Малфои никогда даже в борделях не брали грязнокровок!
– Не знаю, отец, – спокойно ответил Драко, – я там ни разу не был. Так что поверю тебя на слово.
– Она что, настолько хороша в постели? – как можно более презрительно спросил Люциус.
Услышав последнее заявление, Джиневра с интересом посмотрела на Гермиону, и та, заметив взгляд Уизли, покраснела.
– Я не намерен обсуждать это даже с тобой, – тем временем ответил Малфой-младший. – Но чтобы твое любопытство было хоть немного удовлетворено, то мне не с кем сравнивать.
Джиневра открыла рот от удивления. Она, как и многие другие, считала, что в постели Драко перебывала большая часть девушек Хогвартса и не только Хогвартса, а оказалось...
– Что? – судя по интонации, Люциус был удивлен не меньше.
– А чего ты ждал, отец, – вроде бы даже усмехнулся юноша. – Что я все это время лишь строил планы, как доказать, что я лучше Поттера, и между этим скакал из койки в койку?
– Но…
– Я действительно хотел доказать, но не всем, а лишь тебе, что я ничем не хуже Поттера, но всегда лишь разочаровывал тебя. Но знаешь, сейчас мне впервые в жизни плевать на то, что ты разочарован во мне. Я с Гермионой, и тебе придется смириться.
– Никогда! Если ты не оставишь ее, то у меня больше не будет сына. Я от тебя отрекусь!
С этими словами Люциус распахнул деверь, и Грейнджер с Уизли в последнюю секунду успели спрятаться в одной из ниш, прежде чем столкнулись бы с разгневанным мужчиной нос к носу. Подождав, пока Люциус скроется из вида, гриффиндорки, стараясь не шуметь, поспешили в свою спальню. Но если бы они задержались всего на минуту, то услышали бы:
– Драко, твой отец не отступит.
– Я знаю.
– Может, все же…
– Нет, и мне странно, что именно вы предлагаете такое.
– Ты просто еще так молод и, возможно, поспешно принял свои чувства к мисс Грейнджер за любовь, но ты можешь ошибаться.
– Вы же не ошиблись. Вот и я не ошибаюсь: всю свою жизнь я буду любить только одного человека.
– Что ж, тогда борись за свою любовь. А я попытаюсь сдерживать Люциуса, насколько смогу.
– Спасибо, профессор Снейп.

А в это же самое время в гриффиндорской спальне девочек Гермиона, обняв подушку, сидела на своей кровати и наблюдала за расхаживающей взад-вперед Джиневрой, которая, по мнению Грейнджер, была похожа на какого-нибудь маггловского полководца перед битвой.
– Вот гад, он же вас не оставит в покое.
– И что ты предлагаешь? – понимая, что ей все равно придется принять участие в разговоре, спросила Гермиона.
– Ну не знаю, – призналась Джинни. – Но в одной книжке, которую ты мне давала почитать, было написано: нет человека – нет проблем.
– Джинни, мы не можем убить Люциуса Малфоя. Во-первых, он – все-таки отец Драко, а во-вторых, убийцы из нас с тобой никакие. Мы, убив таракана, потом хороним его в коробочке и плачем.
Рыжеволосая ведьма была вынуждена согласиться, но и сдаваться была не намерена.
– Тогда нам надо сделать так, чтобы этот гад переключил свое внимание на что-нибудь другое, – предложила Уизли.
– Ну и на что?
– Ну давай ему любовницу найдем, – неожиданно даже для самой себя брякнула Джиневра.
Гермиона несколько раз удивленно моргнула.
– Это ты тоже в книжке вычитала? – смотря на подругу, уточнила Грейнджер.
– Да. Там к одному герою, кстати секретному агенту, подсылают красавицу, и он едва не забывает о своем задании. Но к нему вовремя на помощь приходят друзья и…
– Джинни, только не надо пересказывать мне всю книгу, – замахала руками Гермиона, пытаясь вспомнить, откуда у нее вообще такие "интеллектуальные" книги.
– Хорошо, – надулась Уизли. – Но в книге план почти сработал. А так как у Люциуса друзей нет, то и помочь ему будет некому.
– Предположим, – стараясь не рассмеяться, сказала Грейнджер. – А где мы возьмем роковую соблазнительницу, из-за которой Малфой забудет обо всем? У тебя есть кто-нибудь на примете?
Джинни тяжело вздохнула.
– Я так и думала.
– Для этого подошла бы кто-нибудь вроде Флер, – произнесла рыжеволосая ведьма. – Но она жена моего брата, и ты понимаешь, что ее я попросить не смогу.
Гермиона кивнула. Судя по всему, Джинни продолжала неосознанно ревновать одного из своих старших братьев к его же жене.
– Но ради тебя, – тем временем продолжила Джиневра, – я готова сама попробовать соблазнить Малфоя.
Гермиона невольно вздрогнула. Не хватало еще, чтобы малышка Джинни на самом деле решила попытаться соблазнить Люциуса.
– Послушай, – беря подругу за руку и смотря той прямо в глаза, произнесла Грейнджер, – это опасная игра, а ты еще ребенок. Поэтому пообещай мне, что не станешь даже приближаться к Люциусу Малфою.
– Ну хорошо, я обещаю, – кивнула Уизли, хотя идея соблазнить взрослого мужчину вроде Люциуса внезапно показалась ей заманчивой и не менее волнующей, чем фантазия, где она выходит замуж за Гарри. – Тогда может попросим кого-нибудь, кто сможет играть наравне с Малфоем? Кого-нибудь достаточно взрослого и…опасного.
– И кто же из тех, кого мы знаем, подходит под это описание?
– Снейп, – прыснула Джиневра.
– Джинни!
– А что, убьем сразу двух пикси: Люциус оставит в покое вас с Драко, а Снейп оставит в покое весь Гриффиндор, – продолжала веселиться Уизли. – И заживут они счастливо, и быть может у них еще дети родятся.
Под конец рыжеволосая ведьма не выдержала и рассмеялась, да так, что по щекам у нее потекли слезы.
– Тебе надо срочно встретиться с Гарри, – подытожила Гермиона. – А то боюсь, мне придется спасать двух пожилых слизеринцев от одной особо рьяной гриффиндорки и ее странных фантазий.
Джинни как по команде перестала смеяться.
– А твой парень – девственник! – фыркнула она и, демонстративно встав, отправилась читать очередную маггловскую книгу о внеземной любви или о бравом секретном агенте, а Гермиона села на подоконник и, подумав немного, принялась писать записку Драко.



>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Top.Mail.Ru