Шаг автора Эвани    в работе   
Случается, старые враги становятся друзьями. А смогут ли они стать кем-то большим? Особенно, если один из них… одна… ничего не помнит?
Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
Гермиона Грейнджер, Драко Малфой, Нарцисса Малфой, Люциус Малфой
AU, Общий || гет || PG-13 || Размер: макси || Глав: 2 || Прочитано: 1700 || Отзывов: 1 || Подписано: 4
Предупреждения: ООС, AU
Начало: 07.06.21 || Обновление: 24.06.21
Все главы на одной странице Все главы на одной странице
   >>  

Шаг

A A A A
Шрифт: 
Текст: 
Фон: 
Глава 1


От автора

Поскольку комментарии автора к фанфику, судя по моему опыту, мало кто читает, я хотела бы в этом вступлении напомнить постоянным и довести до сведения новых читателей, что в дискуссии, касающиеся отступлений от канона или обсуждений авторских взглядов на события и поведение (в том числе перевод фамилий) персонажей, я не вступаю. Вы можете принять все, как есть, или выбрать для чтения другой фанфик, более подходящий вашей позиции. Или просто написать свой, где, как в моем, все будет по вашему, и никак иначе.

Так же автор хотела бы осветить свою точку зрения на предлагаемый вашему вниманию ООС. Да, я считаю, что отношения между Малфоем и Грейнджер возможны. При определенных обстоятельствах. Одно из этих обстоятельств и использовано в фанфике. Вот во что я точно не верю, так это в то, что эти двое могут искренне полюбить друг друга. В зависимости от всё тех же обстоятельств они могут притерпеться, смириться, привыкнуть, возможно, даже привязаться друг к другу, но не полюбить. Очень может быть, отсутствие веры в любовную линию скажется на качестве ее описания. Уж извините: девушка может уехать из деревни, деревня из девушки — никогда.

Глава 1

Гермиона рыдала. Как привыкла за эти длинные несколько месяцев, прошедших с Битвы за Хогвартс — беззвучно, прижавшись спиной к стене в тени первых попавшихся рыцарских доспехов, зажав ладонями рот, чтобы даже случайный всхлип не был никем услышан.

Война закончилась. Многое пережив, все погрустили о потерях, порадовались победам, пришла пора восстанавливать разрушенное и двигаться вперед. Казалось бы, кому, как не рассудительной и логичной гриффиндорке Грейнджер следует понять и принять данное обстоятельство? Что же не так? Как частенько писали в «Пророке», врагов больше нет. О том, что больше нет и многих друзей, тоже писали. Причем куда подробнее, перечисляя поименно, выражая соболезнования родным и близким.

Соболезнования… Даже искренние, они — просто слова, которые вместо положенного утешения причиняют только боль, потому что снова и снова заставляют вспоминать то, что и так никогда не забудешь. Трупы погибших защитников школы чародейства и волшебства, сносимые в Большой Зал… Лежащие рядом в одном из рядов Ремус и Нимфадора… Наискосок от них — Колин Криви, который должен был бы уйти, но остался… Изувеченная Грейбеком Лаванда Браун, она выжила, но что за жизнь ей теперь предстоит… А что предстоит Гарри, пока не может сказать ни одно светило из Святого Мунго, слишком дорогой ценой досталась Поттеру победа над Темным Лордом… Рыдающая Молли Уизли, обнимающая Джинни, сразу после того, как она буквально в клочки порвала Беллатрису Лестрейндж, обе еще не знают, что сейчас в Большой Зал внесут их сына и брата… Рон, первым заметивший Руквуда и успевший оттолкнуть Фрэда, но сам оказавшийся под обломками рухнувшей стены… Столько времени прошло. По идее все слезы должны быть уже выплаканы. По идее должна остаться только щемящая тоска. Безнадежная. Вечная. Тупая боль в груди. В том месте, где раньше было сердце. Но все пошло не по плану, как-то наоборот.

Поначалу было гораздо легче. Будто не считанные дни прошли с момента трагических событий, а годы. Наверное, все дело в многочисленных способах убить время, свалившихся, как снег на голову: нескончаемые интервью, министерские рауты, всевозможные мероприятия, призванные показать, как возрождается магический мир — это не давало возможности остановиться и осмыслить, что она осталась одна. Одна… Из Золотого Трио, которому по праву отводили самую большую роль в достижении победы, Гермиона Грейнджер осталась одна. Рон Уизли погиб. Гарри Поттер ранен настолько серьезно, что колдомедики ввели его в искусственную кому и не дают гарантии, что когда-нибудь выведут его из нее. Единственным, что не давало забыться, были страшные сны, с разноцветными вспышками, криками, метаниями.

Потом светская жизнь пошла на спад. Снов больше не было. Была реальность, в которой хотелось кричать и метаться, хлопать дверьми, бить посуду, рвать и швырять. Устроить филиал психиатрического отделения Института Причудливых Патологий для одной не совсем здоровой героини войны, пытающейся собрать остатки души во что-то подобающее. А еще в этой реальности никого не хотелось видеть. Даже семейство Уизли, которому, кстати, и так не до нее. После похорон сына они нашли якорь, позволивший им не скатиться в грейнджеровское «сумасшествие»: сосредоточились на здоровье жениха единственной дочери. Даже родителей, все еще проживающих в Австралии в счастливом неведении, что у них есть дочь, которой сейчас очень плохо. Даже Невилла, Луну и прочих друзей, кто тоже должен был, в той или иной мере, пережить последствия войны, кто мог ее понять.

Странно, но почему-то самым верным решением в сложившейся ситуации для Гермионы стало возвращение в Хогвартс. Грейнджер и сама не могла объяснить, откуда появилась эта странная уверенность, что место, лишившее ее покоя, как-то поможет его вернуть. Может, потому, что оттуда никакое Министерство не вытащит ее «поиграть лицом» на очередной посольской вечеринке. Может, потому, что время снова будет заполнено под завязку тем, что надо сделать, чтобы школа стала прежней: очищением ободранных, закопченных стен, заделкой змеящихся по ним трещин, починкой выбитых дверей и окон, укреплением потолков, расчисткой заваленных коридоров. Вот было бы здорово, чтобы с восстановившимся Хогвартсом прежней стала и жизнь… Но так не бывает.

А может быть все это нужно для того, чтобы храбро, по-гриффиндорски, взглянуть правде в глаза? Не ждать, пока «время вылечит», атаковать первой. Все снова пережить и смириться, что чего-то больше никогда не будет, потому что не будет кого-то. Не будет колдографии «Счастливый Тедди Люпин с родителями». Не будет директора Альбуса Дамблдора, дирижирующего песней Распределяющей шляпы. Не будет Добби, дарящего «мистеру Гарри Поттеру» очередную пару собственноручно связанных носков. Не будет профессора Северуса Снейпа, назначающего отработку очередной «гриффиндорской выскочке» по самому пустячному поводу. И уж если существует, пусть маленькая, но надежда на то, что Джинни сможет примерить обручальное кольцо, мистер и миссис Рон Уизли никогда не отправятся в свадебное путешествие.

Сколько еще этих «не будет»? И как долго они смогут одерживать верх? Пока что Гермиона не знала, обманывая всех сострадающих ложью, которую они ожидали услышать — что все уже давно прошло, она успокоилась и готова жить дальше. А потом гриффиндорка выбирала какой-нибудь пустынный коридор, где ее никто не увидит. И не узнает, как Грейнджер будет стенать, кричать, рыдать. Только не вслух.

***

Восстановлением кабинета директора Хогвартса исполняющая обязанности этого самого директора Минерва МакГонагалл занималась лично. Во-первых, чтобы соблюсти положенную приватность: помещение главного школьного управляющего — не проходной двор; не каждому положено знать, что здесь и как. Во-вторых, и без этого работы было много. Хватало и министерским подрядчикам, и добровольцам из числа бывших студентов, и студентам нынешним, тем, кто откликнулся на предложение профессора трансфигурации совместить приятное с полезным. Под полезным и.о.директора подразумевала посильную помощь в ремонтных работах. Под приятным — дополнительные занятия и некоторые льготы для пятых, шестых и седьмых курсов на экзаменах, которые, война или не война, придется сдавать. Несмотря на то, дома вы провели последний год или в Хогвартсе. Невзирая на то, что и как преподавали Амбридж или парочка Кэрроу. Выбор, естественно, был — те, кого не устраивали оценки в районе «удовлетворительно», могли вернуться в стены родной школы второгодниками, как прошлогодние магглы-первоклашки, даже не получившие положенного письма. В-третьих, это была единственная возможность, чтобы побыть одной, собраться с мыслями, продумать дальнейшие планы. Все остальное время было расписано по всем направлениям. От «выбить в Министерстве Магии дотацию на приобретение магических окон в подземелья Хаффлпаффа и Слизерина», через «собрать перечни необходимого оборудования и расходников с преподавателей», до «попить чаю с Поппи Помфри». Именно на одном из таких чаепитий профессор и поделилась с медиковедьмой тем, что ее давно тревожило.

— Полагаю, Поппи, пришла пора вмешаться, — озабоченно наблюдая за левитирующей обломки мебели Гермионой, проговорила МакГонагалл. — Никогда не думала, что скажу такое о мисс Грейнджер, но на этот раз, похоже, сама она не справится. Ты знаешь, что она частенько рыдает тайком? Когда думает, что ее никто не видит? Лучшая ученица, всегда такая собранная, решительная, всегда добивающаяся успехов даже там, где до нее никто ничего не мог добиться… И не в состоянии сладить с постигшими ее утратами…

— Полагаю, ты сейчас сама себе и ответила, Минерва, — Помфри отхлебнула терпкой жидкости из чашки. — Помнишь, Ремус рассказывал нам про экзамен по Защите у третьих курсов? Кого увидела девочка в шкафу с боггартом? Тебя, заявляющую, что она завалила все экзамены. И это для нее такой же экзамен… который она заваливает… жутко переживает то, что не справляется… и от этого не справляется еще больше…

— Но не можем же мы подойти к ней и сказать, — без пяти минут директор Хогвартса доверительно обратилась к воображаемой девушке. — Гермиона! Ты слишком усердствуешь. Прекрати зацикливаться, и у тебя все получится. Просто живи, и время все расставит по своим местам. У тебя снова появится смысл жизни… и так далее, и тому подобное.

— Почему не можем? — удивилась медиковедьма. — Гермиона — сильная личность. Но даже у сильных личностей, бывает, садятся… Как их магглы называют?.. Батарейки. Требуется подзарядка. Обычно ей в этом помогали мистер Поттер и мистер Уизли, — Помфри вздохнула и поставила почти полную чашку с нетронутой чашкой Минервы. — Поскольку они не могут ей помочь… сейчас… придется нам.

— Боюсь, это будет не одно и то же, если к Гермионе подойдем я или ты, — фыркнула профессор. — Как бы мы ни старались говорить по-дружески, выглядеть это будет нравоучением. От старшего поколения — младшему. И, как назло, все те, кто мог бы подойти на роль чуткого товарища — мисс Уизли, мисс Лавгуд или мистер Лонгботтом — временно вне пределов досягаемости. Так что все, что мы можем, это продолжать наблюдать, надеясь, что Гермиона, как всегда, справится… Или, — МакГонагалл задумчиво посмотрела на собеседницу, — обратиться к профессору Слизнорту. Пусть приготовит для мисс Грейнджер какое-нибудь успокаивающее зелье.

— Обижаете, директор, — насупилась школьная медсестра. — Стоит ли отвлекать преподавателя зельеварения, если сварить «Глоток покоя» по силам и мне? Тем более, что в больничных запасах, я знаю, есть и толченый лунный камень, и сироп чемерицы. Только поможет ли отвар, обычно используемый для снятия тревоги и нервной лихорадки?

— В том-то и дело, что тут нужно кое-что особенное, — Минерва отошла от окна и присела напротив Помфри. — Что-то вроде «Эссенции забвения доктора Абби», используемой для исцеления ран, оставленных мыслями. Мы же обе считаем, что проблемы Гермионы — в ее голове…

— Да, — вынужденно признала медиковедьма. — Тут без зельевара не обойтись…

— Пойду, переговорю с Горацием прямо сейчас, — МакГонагалл решительно встала. — До того, как прибудет проверяющий из Министерства. Представляешь, Отдел Магического Хозяйства считает, что суммы в сметах на ремонт Хогвартса завышены!

На этом исполняющая обязанности директора быстрым шагом покинула лазарет, а Поппи Помфри осталась дальше составлять список всего необходимого для нормальной работы больничного крыла в новом учебном году. И мысли ее витали где-то посередине между осуждением скупердяйства министерских, которые явно не экономили над восстановлением своих «апартаментов», и сетованием по поводу отсутствия профессора Снейпа. Впрочем, про героя войны профессора зельеварения Горация Слизнорта, приходящегося безвременно ушедшему Северусу учителем, она ничего плохого сказать не могла.
   >>  


Подписаться на фанфик
Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.




Top.Mail.Ru

2003-2021 © hogwartsnet.ru