Избранные. Тайны ведьм. автора Лера Родс    в работе   
История двух сестер, отправляющихся в Хогвартс благодаря своим способностям.

Любовь, страсть, дружба - испытания для души. А когда она ранена - реально ли справиться с миром зла?

Демоны, пророчества и тайны - даже для Школы Волшебства это слишком. В праве ли ты держать палочку, если за собой ты приведешь только смерть?..
Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
Гарри Поттер
Любовный роман, Приключения, Юмор || гет || PG-13 || Размер: макси || Глав: 8 || Прочитано: 175 || Отзывов: 0 || Подписано: 0
Предупреждения: нет
Начало: 03.10.21 || Обновление: 16.10.21
Все главы на одной странице Все главы на одной странице
   >>  

Избранные. Тайны ведьм.

A A A A
Шрифт: 
Текст: 
Фон: 
Глава 1. Хогвартс.


«В Хогвартсе тот, Кто просит помощи

Всегда ее получает»

Альбус Дамблдор

Улицу Крамптон-стрит нельзя было назвать очень тихой и бесшумной. Постоянно проезжающие машины, вечерние, а порой и ночные прогулки компаний, так или иначе, просачивались в окна жителей дома №85.

Но то, отчего в очередной раз проснулась Эмили Ньюмен, никак не было связанно с доносившимися с улицы звуками. Эми проснулась от шума на соседней кровати. Это была ее сестра Элеонор Ньюмен и ее ночной кошмар.

— Что — опять? — не открывая глаз, спросила Эми.

— Да! Опять этот замок, — возбужденно ответила Эл, — только на этот раз мне снилось, как летают на метлах. На метлах, Эми!

Все сны Элеонор Ньюмен были похожи на абсурд. Так думала Эмили, но Эл видела такие сны практически каждую ночь, и игнорировать их становилось все сложнее. Когда сны только появились, их трудно было назвать целым сном. Скорее, это были отрывки о каком-то замке и людях, живущих в нем. Со временем, все стало приобретать более отчетливый смысл. Появились целые сюжеты. Сестры никак не могли понять, что они означают.

Некоторое время назад, Эл стала видеть в своих снах какие-то знаки. Знаками, называла свои сны исключительно сама Эл, аргументируя обычно одной и той же фразой: «а что это, если не знаки, а?». Вот, к примеру, неделю назад, Эл увидела во сне, как какой-то человек, на вид невероятно старый, с длиннющей белоснежной бородой, объяснял другому, более молодому мужчине, что две могущественные волшебницы должны в скором времени найти их и присоединиться к ним. И еще уточнил, что встретить их нужно будет должным образом. И Эл решила, что речь идет именно о них с сестрой.

Дело в том, что Эми и Эл обладают какими-то чарами. Что-то сверхъестественное, что-то волшебное, что объяснить обычным языком слишком трудно, да и осознать тоже. О таком обычно в книжках пишут, да в фильмах показывают. Откуда все это появилось — сестры не знали. И спросить им было не у кого. Родители Эмили и Элеонор Ньюмен погибли, не успев им исполниться и по три года. На воспитание себе их взяли тетушки, Вайолет и Миранда, сестры их матери. Но, к несчастью, несколько лет назад, а точнее четыре года, сестры потеряли и их. После родителей у Эми и Эл осталось только небольшое состояние, которым они смогли пользоваться лишь после смерти тетушек, да и узнали они о нем тогда же.

Свои волшебные способности сестры получили после того, как потеряли тетю Миранду и тетю Вайолет. Началось все это в день похорон. Вернувшись домой, и по обычаю усаживаясь на кухне за чашечкой чая, сестры стали обсуждать свою будущую жизнь. Странным было то, что и Эми, и Эл чувствовали какое-то присутствие рядом с собой. С детства, придумывая себе чудеса и искренне веря в них, сестры решили — а почему бы и нет? Может, это тетушки решили попрощаться с ними? Естественно, в свои двадцать четыре года, ни Эми, ни Эл не могли поверить в это, но скорбь и тоска по родным людям всегда будоражат воображение.

Так как теперь, всем своим наследством, сестры могли распоряжаться в полной мере, Эл предложила не медлить и уехать. Оставаться было слишком тяжело, ведь, воспитывая их, тетушки не просто старались привить им все самое лучшее, они вложили в них свою душу. И, возможно, та атмосфера, что всю жизнь витала в доме тетушек — впиталась в сестер любовью друг к другу. И сестры были единым целым. И теперь… кроме них, друг у друга больше никого нет.

В туже ночь, девочки собрали вещи. Перебирая старые, им в руки попала брошь тетушки Миранды. И вот тут у Эл было первое видение. Оно было мутным, не понятным, без какого-либо смысла. Но оно было. А потом, в одном из городов, в котором сестры были проездом, Эми остановила время. Точнее она остановила человека, заставив его застыть на месте. Случайно, разумеется.

По началу, Эми думала, что у них с сестрой психологическая травма, и они сходят с ума, считая, что могут колдовать. Но Эл оказалась права — они настоящие волшебники. Сначала, девочки путешествовали по миру, но вернувшись в Лондон, захотели остаться именно тут. Хотя росли они в деревушке Байбери, расположенной неподалеку от города.

И вот теперь, вбив себе в голову, что сны — это некий проводник их пути, у Эл навязчивая идея — отыскать этот замок. Эл буквально каждую минуту говорит об этих снах. В любой другой момент своей жизни, Эми ни за что бы, не стала верить в ее сны и, тем более что про них где-то говорят и где-то ждут. Но Эл наделена даром предвидения, она видит будущее, что не раз уже доказывала. И именно поэтому очень серьезно относится ко всему, что ей снится.

— Эми, ты можешь вообще себе такое представить, чтобы кто-то летал на метлах? — с энтузиазмом спросила Эл. — Ну, послушай, в этот раз все было по-другому. Как будто мы с тобой были там. На самом деле, я тебя не видела, но видела это своими глазами, а не как обычно — со стороны, понимаешь? Куда ты пошла?

Эми поднялась с кровати и пошла в сторону кухни. Эл соскочила со своей постели, и двинулась следом. Эми думала о том, что такой сон мало похож на правду: метла и человек. Как это возможно?

— Эми, Эми, это был как футбол, только на метлах! Может, в этом замке играют в футбол на метлах? Ну, смотри, все же сходится! Старик сказал, что ждет двух волшебниц. А мы с тобой можем колдовать, так? — У Эл горели глаза, и она выжидательно посмотрела на сестру. Эми молча наливала кофе. — Значит, у них там волшебный футбол, а мы…

— А мы с тобой главные вратари года? — протянув кружку сестре, Эми засмеялась.

— А мы, — продолжила Эл, проигнорировав сарказм сестры, — тоже волшебницы. Вот и…и… я не знаю, что дальше.… Ну что ты молчишь? Скажи что-нибудь! — Эл смотрела, как Эми обхватив обеими руками кружку, медленно, маленькими глотками отпивала кофе и нетерпеливо ждала ответа.

— Расскажи мне подробнее, что именно ты видела? — смотря сквозь кружку, спросила Эми.

— Несколько человек летало по воздуху на метлах. Еще я видела поле, далеко внизу, поэтому могу сказать, что сама я сидела очень высоко.

— А местность? Что ты видела помимо летающих метел? — задумчиво спросила Эми.

— Эмм…, — задумалась Эл, — ну, кажется, что деревья, недалеко стоял густой лес. Еще озеро вроде.… Не помню, я слишком была занята метлами в воздухе. Почему ты спросила? О чем ты думаешь?

— Я думала, что местность могла бы подсказать нам, где искать твой замок, — Эми вздохнула и, допив кофе, пошла обратно в постель. Эл молча пошла за ней, тоже немного расстроившись.

Глядя на темный поток, Эми думала, что все эти сны-видения ничего конкретного не показывают. Ну что это еще за предвидение, где летают на метлах? Разве человек в здравом уме сможет поверить в такое?

Последние дни августа выдались достаточно теплыми. С последней ночи, когда сестры обсуждали летающие метлы, Эми пыталась найти информацию об этом или хотя бы что-то похожее на это. И, казалось, что все это так и останется сном. Просмотрев сотни книг, даже близко не нашлось того, что видела Эл. Эми никак не давала покоя одна мысль: почему нигде нет никакой информации об этих местах? Если трибуны имеют такую высоту, как описывает Эл, то должен же кто-то был их заметить? Замок, который имеет колоссальную площадь, нигде даже не упоминается! Старинных сооружений, к тому же целых, можно по пальцам пересчитать, а именно этого замка нигде нет. Как будто его не существует. Но сны Эл никогда не подводили, и раз, почти каждую ночь ей снится этот замок — то все это, что-то да значит.

— Эми! Эми! — кто-то настойчиво тряс Эми за плечо.

— Доброе утро, Эл, хотя не доброе уже, — сонно сказала Эми.

— Я знаю! Я знааааааю, — Эл носилась по комнате, прыгая и радостно размахивая руками, — мне приснилось место! Теперь мы знает, что нам делать!

— Что? Какое еще место? — Эми прищурилась от яркого солнечного света. — Тебе приснилось, где находится замок?

— Ты ожидала чего-то другого?

— Нет. Рассказывай, — Эми постаралась вложить в свои слова, как можно больше искренности.

— Так, если ты не хочешь, то я ничего рассказывать не буду! — Эл скрестила руки и обиженно отвернулась, но надолго ее терпения не хватило, и она вновь засияла, разворачиваясь обратно. — Ладно, ладно, раз ты настаиваешь. Я видела вокзал Кингс-Кросс. Мы с тобой шли по перрону, впереди шла семья. Я четко помню, как посмотрела на часы — время было 10:53, а та семья, что шла впереди — спешила. Сказать почему? Потому что женщина сказала, а я ее прекрасно слышала, что они опаздывают и им нужно спешить! Ну, как? Здорово? — Эл изогнула бровь, демонстрируя какую-то огромную гордость, а затем второпях продолжила, — знаешь, что было дальше? Ты не поверишь! Они один за другим, с разбегу впечатались в стену. Разбежались и исчезли в стене. Скажешь, что все это ерунда какая-то? И будешь не права — это и есть наш проход к нашему замку!

У Эми сон как рукой сняло, и она уставилась на сестру полным недоумения взглядом. Больше ничего не говоря, Эл пошла в сторону шкафа. Достала большой чемодан и начала вытаскивать с полок свои вещи.

— Погоди, Эл, — Эми стояла, раскачиваясь на носочках, — откуда ты знаешь, что этот сон связан с замком? Ну, подумай сама, магия магией, но сквозь стены проходить…

— Эми, — ироничным голосом сказала Эл, — с каких это пор в тебе поселился скептик? Уж ты-то точно в совпадения не веришь. И ты сама знаешь, что все, что мне снится, связано именно с замком и с нами.

Последняя ночь стала целым испытанием для обеих сестер. Во-первых, ни Эми, ни Эл, так и не смогли сомкнуть глаз. Эл всю ночь перебирала чемодан, складывала и доставала вещи, проверяя все ли взяла, и что ей может пригодиться. А Эми всю ночь просидела, копаясь в интернете и выискивая хоть что-то, что могло быть похожим на прохождение сквозь стену. И, конечно, ничего так и не смогла найти.

С наступлением рассвета, чувство волнения и тревоги нарастало. Эл постоянно переодевалась, пытаясь подобрать подходящий наряд для встречи, с кем неизвестно, в месте, о котором они ничего не знали.

— Эл, давай быстрее уже, мы опоздаем. Мы даже не знаем, куда мы опаздываем, и почему! Так что пошевеливайся! — кричала Эми сестре, стоя на пороге и громко вздыхая.

Эл носилась по квартире, наспех засовывая в свой битком набитый чемодан предметы, по ее мнению, которые ей точно понадобятся. И когда она убедилась, что вроде все взяла и ничего не забыла, она пробежала мимо Эми, и уже с лестницы крикнула:

— Эми, что встала? Опоздаем же из-за тебя!

Когда сестры Ньюмен приехали на вокзал, Эл сразу же убежала вперед, спеша быстрее добраться до места, которое видела во сне.

— Подожди меня, я ведь не знаю куда идти, — позвала Эми сестру и услышала в ответ лишь недовольное фырканье.

Эл остановилась так резко, что Эми чуть не налетела на нее, а некоторые прохожие даже обернулись. Эл посмотрела на часы — 10:53. Несмотря на то, что Эми в принципе уже привыкла к способности своей сестры, тем не менее, каждый раз удивлялась.

— Смотри Эми, вон та семья, — прошипела Эл в ухо сестры и схватила ее за руку, — пойдем за ними.

Сестры шли следом, стараясь не потерять их из виду.

— Давайте, давайте, а то опоздаем, — послышался голос женщины, которая подгоняла своих сыновей.

Они остановились между платформами 10 и 9. Огляделись по сторонам и по очереди побежали прямиком в стену. Как только мальчик коснулся стены — тут же в ней исчез.

— Ого! — хором произнесли сестры.

— Иди первой, ты старше меня, — подтолкнула Эл сестру.

— Всего на четыре минуты, — недовольно буркнула Эми, но все же сделала шаг вперед.

Неуверенными шагами, крепко сжимая ручку чемодана, Эми перешла на бег, как делали до этого члены странной семьи. Она зажмурила глаза, если уж и удариться лбом, то лучше не видеть этого. Но вместо этого Эми почувствовала лишь легкое шевеление внутри себя: ни стен, ни удара. Когда Эми открыла глаза, у нее зашевелились волосы на голове от увиденного.

Перед сестрами во всей красе представился другой вокзал. Шире и больше. Шум, разговоры, гул. На рельсах стоял поезд, красивый, черно-красный, с надписью: «Хогвартс-Экспресс». Повсюду гремели тележки, нагруженные чемоданами и клетками с совами. И тут, будто кто-то ударил с силой Эми по голове, заставляя ее мозг шевелиться, она воскликнула:

— Боже, Эл, да это же школа! Твой замок — это школа и скорее всего магическая! Иначе как все это объяснить? Ты только посмотри — это же ученики.

Эл внимательно смотрела, как ее сестра с восхищением и любопытством разглядывает, проходивших мимо людей и начинала убеждаться в каждом ее слове. И все становилось на свои места. Конечно же школа, и сделано все так, чтобы люди не догадались ни о чем.

Заняв свободное купе, сестры с нетерпением стали ожидать окончания поездки. Первые пару часов, они шумно обсуждали и представляли, что их может ждать в конце пути. Как будет выглядеть замок во всей красе, кто их встретит, и кого встретят они. Но вскоре, усталость взяла свое, и девочки просто ехали молча, вглядываясь в пролетающие мимо пейзажи, быстро сменяющие друг друга. Обширные поля, густые леса, вместе с меняющимися картинками менялась погода, становясь мрачнее. Какое-то время, сестрам удалось подремать, пока их не разбудила, проезжающая мимо тележка со сладостями. Милая, полная женщина предложила приобрести вкусности, но как оказалось — в магическом мире совершенно другие деньги. А в животе уже начинало урчать. Эл начала стонать, что хочет есть, и нормально выспаться. И предвкушение, действительно, чего-то волшебного, стало улетучиваться.

Трудно было сказать, сколько сестры уже едут, но судя по наступившей темноте за окнами — наступил вечер. В купе включили свет и послышались голоса и какое-то движение. Разглядеть, что творилось за окном было невозможно.

Эл чувствовала, как ее пробирает мелкая дрожь, то ли от волнения, то ли от голода. Что скорее всего, и от того, и от другого. За дверью постоянно ходят и, Эми сделала предположение, что они уже совсем близко.

— Эми, выгляни, посмотри, что там происходит, — попросила Эл с самым непринужденным видом.

Эми взглянула на нее строгим взглядом и продолжила прислушиваться. Судя по ее раздраженному лицу, что-либо разобрать у нее не получалось.

— Эми, а как я понесу свой чемодан? Он же тяжелый, а я так устала.

— И что ты предлагаешь? Мне его нести? — Эми изогнула бровь.

— Спасибо большое, это будет великолепно, — Эл радостно закивала.

Эми рассмеялась. Резкий звук и легкое торможение заставило сестер замереть на месте.

— Ну что, сестренка, обратного пути нет, — со вздохом произнесла Эми, — я так волнуюсь. В окно еще ничего не видно, а если нас не впустят?

Эми начинала немного паниковать, чувствуя, как все дрожит внутри. Для Эл это было плохим знаком, ведь из них двоих — уравновешенность и спокойствие всегда лежало на плечах Эми.

За дверью шевеление и голоса усилились. Все столпились у выхода. И когда поезд окончательно остановился, стало слышно, как все спускаются на перрон. Эл встала и потянула сестру за собой. А она сидела и потирала руки, когда Эми волновалась, то всегда теребила то пальцы, то волосы. Дождавшись, пока разговоры стихли, и за дверью почти никого не осталось, девочки вышли из своего купе.

— Это, наверное, школьная форма, а мы с тобой сразу выделяемся в обычно одежде. Нас точно не пустят! — прошептала Эми, рассматривая впереди идущих ребят, одетых в черные мантии.

— Так, стоп! — Эл развернулась к сестре. — Перестань! Это я обычно начинаю паниковать раньше времени, а тут ты вся трясешься. Возьми себя в руки, никто нас никуда не выгонит. Мы должны быть здесь, иначе даже не попали бы сюда. Давай уже логику свою включай.

Эл сама не ожидала от себя такой речи. И, хотя, у Эл внутри все скрутило, как тугим жгутом, виду она не показывала. Так было всегда, с самого детства. Это некий сестринский кодекс, как они сами его называли. Когда одна выбивалась из колеи, то вторая обязательно поддерживала, несмотря ни на что. Иначе, сестры бы просто сдались в самом начале своего самостоятельного пути.

Эми и Эл шли по перрону за толпой студентов, шумно обсуждавших свои каникулы. Огромная толпа стала расходиться по разным сторонам. Эл увидела впереди кого-то очень большого и решила, что это великан. Но так как она жутко устала и почти упала уже в голодный обморок, Эл успокоила себя, что ей это показалось.

— Эл, за кем идти? Ты у нас по части предчувствия, — Эми закусила губу и накручивала на палец прядь волос.

— Эми, успокойся.

Эми была старше Эл на целых четыре минуты, и в обычной жизни это имело большое значение. Так уж вышло, что она была старшей во всем. Касалось это принятий решений, или ответственности за дом, или даже за саму Эл. Эми была ответственна за все. Эл, хоть и вредничала, но всегда к ней прислушивалась, и ее мнение было самым важным. Эми была серьезной и вдумчивой. Возможно, именно из-за возложенных на нее обязанностей, она редко позволяла себе расслабиться. Зато позволяла это сделать Эл, стараясь самой держать все под контролем. Но сейчас, ее волнение и сильное беспокойство — беспокоило Эл. Ведь роль старшей — упала на нее.

Местность ничем себя не выдавала, и понять где сестры находятся, просто было нереально. Но тут движение затормозилось, Эми сразу же впилась в руку Эл. У обеих промелькнула мысль: «неужели, дошли?». Эл приподнялась на носочки, чтобы разглядеть, что происходит впереди, но по-прежнему, ничего не было видно. Девочки немного отошли назад, чтобы не привлекать к себе внимание, хотя, как заметила Эми — в темноте вряд ли их заметят, или вообще станут разглядывать.

Кроме шелеста деревьев и доносившихся до них издалека выкриков, расслышать, о чем так весело разговаривают студенты, сестры не смогли, как не прислушивались. Но до них долетали обрывки фраз, сообщающие о каких-то покупках, новинках и каникулах. Колонна студентов стала редеть, и сестры смогли видеть, как небольшие группы по пять-шесть человек уезжают на каретах.

— Чувствую себя как в средневековье: мантии, кареты, Замок. Может, мы прошли через портал в прошлое? — голос Эми подрагивал, но по ее глазам можно было понять, что все этой ей уже нравится.

Вскоре, очередь садиться в карету дошла до Эми и Эл и, дождавшись, пока сядут последние ученики, вплотную подошли к своей. Сестры разинули рты от увиденного. Перед ними стояла карета, но у кареты не было лошадей. Пустые кареты сами по себе стояли и ждали, когда в них сядут. Эл подтолкнула сестру, чтобы та залезла внутрь, в страхе, что из-за своего оцепенения, могут упустить последнюю возможность.

Как только сестры сели, повозка тронулась и покатила по неровной дороге, сама по себе. Карета с невидимыми лошадьми везла сестер к Замку и когда она остановилась, сестры, вытащив свои чемоданы - оглянулись. Никого уже не было, позади виднелся густой лес, а вдалеке, с другой стороны — озеро. И величественный Замок, площадь которого было бы трудно оценить. Это был огромный, беспорядочно построенный, довольно устрашающего вида Замок, с путаницей башен и зубчатых стен. Остроконечные башни, казалось, взымались высоко вверх и могли бы достать до звезд. Такой Замок могли построить только волшебники.

Небо над головой было чистым и усыпанным звездами, ярко освещавшим каменную лестницу к огромным входным дверям.

Обменявшись взглядами и глубоко вздохнув, Эми и Эл поднялись и вошли в двойные дубовые двери. Теплый свет врезался в глаза, и зрение можно было сфокусировать только проморгавшись. Прямо перед сестрами предстала большая комната, похожая на пещеру, освещенная факелами. Потолок был так высок, что едва видим. С левой стороны доносился шум, загораживаемый двустворчатыми дверьми. Поставив чемоданы у стены, сестры встали перед входом.

Только Эл повернулась, чтобы спросить Эми, что они будут говорить, когда войдут, как перед ними стали открываться эти огромные двери-ворота. Эл почувствовала, как рядом стоящая Эми чуть не упала в обморок, невооруженным взглядом можно было заметить, как у нее трясутся руки. Волнение нарастало с бешеной скоростью, и пока открывались двери — внутри все дребезжало.

— Что будем делать? Что скажем? Эл, ты будешь говорить, я не смогу, — дрожащим голосом прошипела Эми, пока двери раскрывали путь.

Яркий свет ударил в глаза, и Эми с Эл увидели Большой Зал. Он был неимоверных размеров, длинный, огромный. Освещался зал, самым что ни на есть, волшебным образом — по всему помещению свободно летали горящие свечи. Под потолком парили звезды, копируя небо, за пределами Замка. Во всю длину Зала расположились четыре длинных дубовых стола, с такими же длинными скамьями, стоящих у них; у дальней стены, перпендикулярно четырем столам, стоял еще один, такой же длинный. По всей видимости, стол преподавателей. Перед ним стояла группа учеников, по виду младше сестер и женщина в остроконечной шляпе.

«И правда, средневековье!», — подумала Эл, оглядывая Большой Зал со смесью страха и восхищения. И как только мысль промелькнула в голове Эл, она тут же увидела, как на них с сестрой устремлены сотни глаз. Все повернули к ним головы и наступила полная тишина, прерываемая лишь неровным дыханием Эми.

— Эми, заморозь их, — предложила Эл шепотом.

Эми молча свела руки вместе, как делала каждый раз, когда пугалась, отчего окружающие ее люди застывали на месте. Но не в этот раз. Никто не застыл, и по-прежнему с любопытством рассматривали сестер.

— Эл, что делать, что делать? — спросила Эми голосом, больше похожим на писк. И пропищи она чуть громче, ее голос мог эхом прокатиться по Залу.

— Я думаю, нам стоит пойти, — неуверенно сказала Эл.

И это были самые страшные слова для Эми на данный момент. Дело в том, что Эми просто терпеть не могла огромного внимания к себе со стороны людей. Ей сразу становилось не комфортно и не уютно. Она начинала поправлять одежду и волосы. И пройти через весь этот Зал, мимо всех этих студентов, было мучением для нее. Тем более, когда они были не прошенными гостями. Но выхода у сестер не было, и Эл сделав шаг вперед, потянула сестру за рукав. И думала она о том, как бы ей от волнения не споткнуться у всех на глазах, и не упасть.

И вот, Эмили и Элеонор Ньюмен шагнули за порог реального мира. Как только они сделали это, по Залу прокатилась волна шепота. Зал ожил, и тишина перестала давить угнетающей волной. Вместе с поднятым волнением среди студентов, у сестер в равной степени все перекрутилось внутри, от чего стало слегка подташнивать.

— Главное, дыши, сестренка, — шепнула Эл на ухо Эми.

Эми что-то промычала невнятное в ответ и кивнула, в знак, что она держит себя в руках, следуя за своей сестрой. Эл шла чуть впереди, с высоко поднятой головой и серьезным видом, несмотря на все бурлящие эмоции внутри. Эл была невысокого роста с роскошными пшеничного цвета волосами, небрежно струившимися до пояса. Большие глаза с пышными ресницами, Эл слегка прищурила, чтобы более отчетливо видеть большой преподавательский стол. Эми, менее уверенной походкой не отставала от Эл, как бы она не старалась, то и дело теребила свои губы, закусывая то нижнюю, то верхнюю и взгляд ее блуждал по Залу. Ниже своей сестры на самую малость, Эми казалась совсем миниатюрной. Ее темные волосы чуть ниже плеч, которые она любила перекидывать на правую сторону, сейчас подпрыгивали в такт ее неровной походки. Сестры были абсолютно разными, и выдавало их родство, пожалуй, лишь мимика и глаза. Тепло-карие, они меняли свой оттенок в зависимости от настроения или ситуации, становясь на тон холоднее. И все же даже такой одинаковый — выразительный взгляд, у них был разный: улыбаясь, у Эл в глазах оставалась грусть. Зато у Эми, губы могли не выдавать улыбку, даже когда смешно, зато глаза, всегда смеющиеся и в тоже время проницательные. Эми была серьезна, любила логику и рассуждения, что было полной противоположностью Эл; когда как Эл более ветрена и взбалмошна, но обе непременно умны и замечательно дополняли друг друга. Ответственность и развлечение — идеальное сочетание. И как любила повторять Эми: «я здравый смысл, а ты идейный вдохновитель; с нами точно не соскучишься».

Пройдя середину Зала, Эл неосторожным взглядом, сама того не желая, встретилась с холодным взглядом блондина, сидевшего за дальним столом. Если бы не волнение и страх от предстоящего разговора, то Эл обязательно демонстративно злобно ответа взгляд. Подойдя ближе, Эми и Эл увидели, сидевшего за главным столом на красивом золотом высоком стуле-троне старика с длинной серебряной бородой, который вставал и пристально следил за ними. Эл узнала в нем того самого старика из своего сна. Достигнув, наконец, длинного стола, толпа учеников, стоящих перед ним, расступились в стороны, пропуская вперед неизвестных девушек. Перед учительским столом стоял табурет, на котором лежала старая, потрепанная, вся в заплатах шляпа. Пожилой мужчина слегка склонил голову вперед, взглянув на сестер поверх своих очков половинок.

Эл открыла рот, чтобы начать разговор, но ее голос куда-то делся, вместо него она чувствовала, как ком подкатил к горлу. Но тут неожиданно заговорила Эми, сама того, не ожидая от себя:

— Добрый вечер, — Эми сглотнула, — мы…

— Добрый вечер, юные дамы, — прервал ее старик, мягко улыбаясь, и его голос эхом прокатился по всему Залу, достигая даже тех, кто сидел у самых дверей и встал на скамьи, чтобы видеть происходящее. И как только слух наполнился этим голосом, весь страх куда-то ушел. Будто и не было, стало спокойно.

— Рад приветствовать вас в Школе Волшебства и Чародейства «Хогвартс», — продолжил он, — мы вас ждали некоторое время назад, вы как-то припозднились.

На этих словах он снова улыбнулся, создавая впечатление, что каждое его слово отдается теплом и добром.

Сестры переглянулись, Эл так и подмывало сказать: «вот видишь?», но по лицу Эми стало и так понятно, что эти слова в своей голове она уже услышала.

— Меня зовут Альбус Дамблдор, я являюсь директором этой школы. — Не обращая внимания на переглядывания сестер, он продолжал. — Кто вы — мне известно, и как я полагаю, вы, вряд ли захотите вернуться домой, проделав такой путь и узнав, наконец, где вы?

Девочки яростно замотали головой, боясь, что если чуть помедлят, то их отправят обратно.

— Что ж, в таком случае, я попрошу вас пройти обычную систему распределения на факультеты, — он жестом указал на табурет, с восседавшей на ней шляпой, — но учиться вы будете на четвертом курсе. Если не возражаете, разумеется.

Эми мельком обвела взглядом весь преподавательский стол и отметила про себя, что никто из них не удивлен их появлению. А шептание за спинами, тем временем, вновь возобновилось и у Эми от этого побежали мурашки. Она думала о системе распределения на факультет, пытаясь заранее угадать, что им придется сделать для этого. И невероятно пугал ее тот факт, что придется делать, что бы там ни было, перед всей школой.

— Ньюмен, Элеонор, — прозвучал строгий голос, разительно отличавшийся от мягкого голоса директора.

Эми с Эл обернулись и увидели, ту самую женщину в остроконечной шляпе, с нетерпением ждущая их. Высокая женщина довольно сурового вида с собранными в тугой пучок темными, а местами и седыми, волосами, в очках в роговой оправе указывала, чтобы Эл прошла и села на табурет. Эл села и ей на голову водрузили старинную шляпу. Мгновение стояла тишина, весь Зал притих. И вдруг, от чего Эл вздрогнула, шляпа заговорила.

— О да, сила, мужество, желание быть впереди всех и показать себя. Самоуверенность и наглость. Преданность и честность. Я даже не знаю, где вам будет лучше учиться. Но, думаю, не ошибусь, если скажу ГРИФФИНДОР!

Зал зааплодировал, что было большой неожиданностью для Эми и Эл, а сидящие за столом, что стоял первым по левую руку, хлопали громче всех, что-то выкрикивали и махали.

— Поздравляю, садись за этот стол. Теперь ты на факультете Гриффиндор! — Женщина похлопала Эл по плечу и рукой указала, куда нужно идти.

Но Эл решила остаться и подождать сестру и строгая женщина одобрительно кивнула.

— Ньюмен, Эмили, прошу, — пригласила женщина Эми, и она сделала тоже самое — села на шаткий табурет. Эми надели на голову живую шляпу.

— Доброта и справедливость, желание не отставать от других, скромность и смелость. Вижу ум и благородство, а также скрытность и упрямство. Не буду разделять вас с сестрой — ГРИФФИНДОР.

И вновь овации, и даже директор радостно хлопал в ладоши.

— Поздравляю вас, теперь вы ученицы четвертого курса в нашей, да и чего уж скромничать — в вашей школе, на факультете Гриффиндор. Думаю, что мисс Грейнджер, не откажется ознакомить вас со школьными правилами, хитростями и занимательными подробностями.

Девочка с пышной головой каштановых волос мило улыбнулась и кивнула, махнув Эми и Эл рукой, приглашая сесть рядом с ней.

— Еще кое-какую информацию донесет вам декан вашего факультета — профессор Макгонагалл.

Профессором Макгонагалл оказалась та самая строгая дама в остроконечной шляпе. Директор закончил свое приветствие, позволив профессору Макгонагалл продолжить распределение первокурсников.

— Никогда не запомню этих имен, — стараясь, как можно тише, сказала Эл, на что Эми нервно улыбнулась.

Усевшись за стол среди волшебников и волшебниц, Эми и Эл не знали, как себя вести, что делать, как реагировать на все, что происходит вокруг. Сестры еще не скоро осознают, что они находятся в настоящей школе магии, куда они попали, благодаря снам Эл.

Началось распределение первого курса, но сестры не слушали и даже не смотрели в ту сторону. Рядом сидящие ученики стали здороваться и знакомиться с ними, расспрашивали откуда, как попали, как узнали о школе и как добрались. Вопросов было столько, что Эми и Эл не успевали на них отвечать. А самое главное, что не было никакого неудобства или неловкости, Эл чувствовала себя как в своей тарелке, в отличие от Эми, которая немного смущалась и ерзала на месте. Но это не мешало ей вовсю общаться с Гермионой Грейнджер, которую директор попросил ввести в курс дела. Казалось, Гермиона не умолкает, представляя всех и каждого сестрам, эмоционально размахивая руками.

— Это Гарри Поттер, — Гермиона замерла, будто ожидая какой-то специальной реакции.

Мальчик, который по мнению Эл носил круглые очки, вышедшие давно из моды, отличался от остальных лишь своими не причесанными волосами и шрамом на лбу в виде молнии. Почувствовав, что Эл, начинала задирать нос, демонстрируя, что ей не особо интересно, Эми ткнула ее локтем в бок, и Эл пришлось мило улыбнуться и кивнуть в знак приятнейшего знакомства. В тот момент, когда Эл кивала головой Гарри, ее взгляд вновь поймал глаза того блондина. На его лице явно читалось призрение, и его кривая ухмылка больше напоминала сморщенное лицо. Эл безумно захотелось кинуть в него чем-нибудь тяжелым, но столы, к ее сожалению, были пустыми.

— …Да начнется пир! — донеслись слова директора, который, по всей видимости, уже произнес какую-то речь.

— Ну, наконец-то! — хором произнесли Эл и рыжий парень, сидевший рядом.

Гарри и Гермиона засмеялись, и она живо стала представлять и его тоже:

— Это Рональд Уизли, наш сокурсник и друг, — Гермиона наградила Рональда щедрым хлопком по спине.

Мальчик с огненно-рыжими волосами покраснел и чуть не подавился добрым куском курицы, который уже успел запихнуть себе в рот.

Стол наполнился всеми виданными и невиданными яствами, обильно заполнив стол. Чего на нем только не было: и вареный картофель, горы жаренной курицы, пироги с мясом, пироги с почками.

Когда тарелки стали пустеть, на их месте появились десерты, от которых глаза еще больше разбегались. И только после того, как все студенты, до отвала набив свои животы, с трудом уже сидели на своих местах, директор произнес прощальную, напутственную речь, пожелал всем спокойной ночи и разрешил всем идти в свои спальни. Первокурсников построили старосты факультетов, и Большой Зал стал потихоньку пустеть.

Эми с большим удовольствием слушала все, что ей с жадностью рассказывала Гермиона. Было впечатление, что Гермиона Грейнджер только и ждала, чтобы поведать все свои знания свободным ушам. Когда компания гриффиндорцев выходила из Большого Зала, Эл умудрился, прямо в дверях, толкнуть какой-то парень. При этом, он и не подумал даже извиниться, а сказав, довольно таким грубым голосом «смотри, куда прешь», широким шагом удалился прочь. Эл встала на месте, ошарашенная такой наглостью. По ее виду было заметно, как медленно нарастает ее ярость.

— Не обращай внимания, это Драко Малфой, слизняк из Слизерина, — Рон похлопал Эл по плечу.

Но Эл это нисколько не успокоило, она готова была найти его и врезать хорошенечко.

Поднимаясь по лестнице, Гермиона пыталась объяснить и рассказать, что и где находится, рассказать, как можно больше о Замке. И слушала ее исключительно Эми, так как, идя сзади, Эл вовсю заливалась смехом с Роном, обсуждая кухню, в которой можно взять еды, праздники и каникулы. «Не успела приехать, уже каникулы обсуждает», — подумала Эми, но промолчала.

Замок Хогвартс необычен — да и как может быть обычным такое древнее место, созданное четырьмя сильнейшими в истории волшебниками?! Гермиона рассказывала обо всем, что попадалось им на глаза, а сестры никак не могли поверить, что все это правда. И привидения, и Замок, и то, что они вообще оказались в волшебной школе.

Проходя мимо очередного ответвления, Гермиона обратила внимание на него:

— Коридоры длинные и запутанные, поэтому вам лучше запомнить все ходы как можно скорее. На стенах, как можно видеть, висят гобелены и картины, — с возбуждением рассказывала она, — жители, которых постоянно ходят, друг к другу в гости. Еще стоят статуи и доспехи, последние на Рождество заколдовывают, чтобы они пели нам Рождественские гимны.

В этот момент за спинами Эми, Гарри и Гермионы громко засмеялись. Пока Гермиона рассказывала про картины, Рон решил показать в действии ее слова, тыкая в висевшую рядом картину пальцем; мужчина в белой сорочке, с колпаком на голове бегал вокруг стола, уклоняясь от пальца Рона. Эми покачала головой и подумала лишь о том, что два ребенка нашли друг друга. Эми, конечно, хотела кинуть уничтожающий взгляд на Рона и строгий на сестру, как вдруг лестница, по которой они поднимались, стала крутиться. Лестница! Начала менять свое направление!

— Да, да, вот вам наглядный пример, — Рон, все еще слегка посмеиваясь, указал рукой на ступеньки, — таких лестниц в школе сто сорок две.

Заметив, как Эл с Эми переглянулись, Рон, кашлянув, наигранно серьезно произнес:

— Эту лекцию мы уже слушали три года назад на первом курсе.

Рон покосился на Гермиону, и Гарри не удержавшись, засмеялся.

— Вы все это изучали, или ты Гермиона, все сама узнаешь? — спросила Эми.

— Ну…. Так… — слегка покраснела Гермиона.

— Не скромничай, Гермиона, — сказал Гарри, а потом повернулся к Эми и Эл, — она у нас лучшая ученица на курсе.

— На самом деле, вы бы давно все это уже знали и без меня, если бы прочитали «Историю Хогвартса», — ответила Гермиона.

— Зачем? — Рон откровенно удивился. — Ведь у нас для этого есть ты.

Эл незаметно хихикнула, а Гермиона, пропустив это мимо ушей, продолжала:

— Итак, как ты Эми уже слышала, лестниц сто сорок две и все они постоянно меняют направления. Например, в пятницу лестница может привести совсем не туда, куда вела в четверг. Это тоже следовало бы запомнить, у некоторых вообще пропадают ступени. И поэтому, новички часто опаздывают на уроки.

— Вот кому понадобится карта, так это тебе, сестренка. Так что слушала бы ты лучше Гермиону, — укоризненно сказала Эми сестре.

Когда Эми отвернулась, Эл состроила рожу, и Рон попытался тихонько посмеяться, но Эми услышала.

— Знаешь, Гермиона, — многозначительно сказала Эми, — я бы с удовольствием прочитала «Историю Хогвартса».

— У меня есть! — воскликнула Гермиона и, заметив насмешливые взгляды, более скромно добавила, — Случайно взяла с собой. Ладно, тут еще много чего можно рассказывать, но мы уже пришли. Этот проем ведет в гостиную Гриффиндора. — Гермиона указала рукой на портрет, с упитанной, розовощекой женщиной, внимательно смотревшую на них. — Вы должны запоминать пароли, иначе не попадете внутрь. У каждого факультета свой пароль, который могут знать, и должны знать только ученики, учащиеся на нем.

Полная Дама, как назвал ее Гарри, в розовом шелковом платье, потеряв терпение сказала:

— Долго мне еще вас ждать? Или вы решили в коридоре заночевать?

— Генталиес Ластротум, — произнесла Гермиона и портрет, словно двери, распахнулся, пропуская внутрь.

Эми почувствовала, как сжалось ее сердце. Даже Эл, до этого увлеченно болтая с Роном, восхищенно озиралась по сторонам.

Гостиная Гриффиндора находилась на седьмом этаже башни, и путь сюда совсем не близкий. Подниматься пришлось очень долго. Главными цветами факультета являются красный и золотой. И круглая, уютная гостиная была выполнена именно в этих тонах. Множество мягких кресел, большой камин, с потрескивающими поленьями, несколько письменных столов — все это наполняло и без того красивое место, еще большим теплом.

Как только пятеро ребят вошли, Рон с размаху рухнул в кресло, стоявшее около камина. Очерчивая круг рукой в воздухе, Рон сказал:

— Ну, вот и она — наша святыня. Будьте как дома. Им это место будет, как минимум год.

Все предметы, находившиеся в гостиной, и даже ученики, создавали ощущение комфорта. Эл вздохнула и прошла вперед, разглядывая доску объявлений, висевшей на противоположной стене от входа. Взгляд Эми упал на Рона, который вдумчиво вглядывался в играющий огонь, и у нее промелькнула мысль, что она и подумать не могла, что этот парень может быть задумчивым.

Из гостиной наверх вели две лестницы: одна в спальню мальчиков (винтовая, с небольшим балконом-переходом выше этажом), и одна в спальню девочек. Наверху также находились две отдельные комнаты для старост, со своим специальным паролем.

— Пойдемте наверх, я покажу вам нашу комнату, — позвала Гермиона, и уже стоя на лестнице, обернулась к Гарри и Рону, — а вам тоже не мешало бы выспаться, завтра начинаются уроки.

Попрощавшись, сестры поднялись за Гермионой. Круглая спальня оказалась меньше в размерах, но не менее уютной. Семь кроватей с задранными красными пологами, стояли отдельно друг от друга, и у каждой стояли тумбы и шкафы для одежды. Первые две кровати принадлежали Эми и Эл. Они это поняли, увидев свои чемоданы, о которых напрочь забыли.

— Это эльфы, они принесли ваши вещи, — объяснила Гермиона, увидев удивление на лицах сестер.

Эл запрыгнула на кровать, которую приметила, еще стоя в дверях. Самая первая кровать, с большим шкафом, Эл откинула крышку чемодана и стала доставать вещи, создавая уютное гнездышко. Эми подошла к окну, которое как раз находилось у ее кровати, и взглянула в него. Окрестности Хогвартса, однозначно, были величественными, но из-за темноты, разглядеть что-либо было практически невозможно. Лишь желтые квадраты от окон, падающие на ночную траву. Но, несмотря на это, Эми показалось, что все, что находится за окном — идеально.

Эми и Эл спустились вниз, сна не было ни в одном глазу. Неугасающее волнение до сих пор не отпускало, и заснуть в таком состоянии, девочки все равно бы не смогли. В гостиной сидели несколько человек, включая братьев-близнецов Фреда и Джорджа Уизли, братьев Рона. Они внимательно слушали своего приятеля, который им что-то очень волнительно объяснял. Увидев сестер, один из братьев помахал рукой.

— Эй, незнакомки, ну как вам?

— Еще в себя не пришли, — честно ответила Эл.

Эл успела с ними познакомиться еще за праздничным ужином, пока Эми выслушивала все рассказы Гермионы. Эл села на широкий диван, вытянув ноги, которые уже начинали гудеть от усталости. А Эми села в кресло, в котором до этого сидел Рон. Оно было самым большим и, как ей показалось, самым мягким.

— Привет, я Оливер Вуд, — поздоровался с сестрами приятель близнецов. Они как раз присоединились к Эми и Эл.

Оливер Вуд — высокий, спортивный молодой человек. Он приветливо улыбался и, Эми улыбнулась ему в ответ, очарованная, таким гостеприимством. Приметив это, Эл тут же выпрямила спину и, шутя, произнесла:

— Это моя сестричка Эмчик, — Эми в этот момент укоризненно глянула на сестру, — она очень хорошая! А я Элеонор.

— Добро пожаловать в Хогвартс, Гриффиндор лучший факультет в школе, — Оливер, похоже, не заметил сестринской издевки в адрес Эми.

— Спасибо, — Эми улыбалась во все лицо.

И не только, потому, что Оливер Вуд был бесконечно милым, и красивым, но еще и потому, что здесь все такие дружелюбные.

— А с вами потом договорим, на собрании.

И, пожелав всем приятной ночи, Оливер пошел наверх.

— Вуд наш капитан. — Объяснил один из близнецов. — В школе проходит чемпионат по Квиддичу за кубок школы между факультетами.

— Лучший капитан, — добавил второй.

— В лучшей игре мира, — подхватил первый.

— Однозначно, Джордж.

— Неоспоримо, Фред.

— Боже, вы всегда так? — рассмеялась Эл

Удаляясь в свою спальню, близнецы по очереди выкрикивали фразы прощания и отвешивали театральные поклоны.

— Эми, а Эми, — позвала Эл сестру, нахально, улыбаясь, — ты что это, уже влюбилась в этого хорошенького капитана Бриддича?

Эми засмеялась, покачав головой.

— Перестань, и научись уже слушать, Бриддич, — Эми передразнила сестру. — И вообще, знаешь, что? — Эми вдруг стала серьезной. — Я не могу поверить, что все это происходит на самом деле. Еще буквально недавно ты видела свои странные сны, а сегодня мы сидим с тобой в волшебной гостиной, волшебного факультета, в волшебной школе.

— Ох, Эми, знаешь, что я думаю? — Эл подсела к сестре на край кресла и положила свою голову ей на плечо. — Я думаю, что мы с тобой дома. Наконец-то.

В ту ночь, свою самую первую в Школе Волшебства и Чародейства Хогвартс, сестры проговорили почти до самого утра. И, несмотря на это, чувствовали себя достаточно бодро, пребывая в небольшом шоке и предвкушении от предстоящей учебы.

Альбус Дамблдор дал распоряжение Гермионе за неделю обучить Эми и Эл основам владения волшебными палочками и провести краткий курс по предметам. Сказать, что сестры были шокированы, что колдуют здесь исключительно волшебными палочками — ничего не сказать. Профессор Макгонагалл, декан факультета объяснила некоторые правила и распорядилась прислать сестрам все самое необходимое. Включая форму, учебники, пергамент, ингредиенты для зелий и даже котел. Надевая каждое утро свою форму и мантии, сестры ничем не отличались от других учеников, кроме одной единственной вещи, о которой они умолчали. Сестры умеют колдовать без помощи волшебных палочек, но говорить об этом кому-либо, они не собирались.

За волшебными палочками, Эми и Эл пришлось ехать самим, ведь, как объяснила с гордостью Гермиона, не волшебник выбирает палочку, а палочка — волшебника. Когда сестры только вошли в магазин, мистер Олливандер долго смотрел на них, словно пытался понять, с какой палочки начать отбор. И вот, поразмыслив, он достал две коробочки, лежавшие где-то далеко.

— Я думаю, вы необычные волшебницы, — сказал он тихим голосом, — и эти палочки — это отражение вас самих.

С этими словами мистер Олливандер протянул их сестрам. Не успев прикоснуться к ним, откуда ни возьмись, поднялся ветер, хотя есть вероятность, что это им привиделось. Но те ощущения, которые при этом испытали сестры, определенно поспособствовали тому, чтобы они на миг утратили чувство реальности. Эми и Эл почувствовали тепло в пальцах, словно палочки, которые они держали и их руки радовались встречи. Теплое чувство разливалось по венам и стало понятно, что мистер Олливандер, подарив стольким волшебникам и волшебницам их безупречные волшебные палочки, не ошибся и тут.
   >>  


Подписаться на фанфик
Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.




Top.Mail.Ru

2003-2021 © hogwartsnet.ru