SnusPri (бета: Нежная Ревность)    в работе   Оценка фанфика

    Горечь, прозвучавшая в его голосе, расставила все по своим местам. Гермиона почувствовала отчаяние, желала вернуться на несколько секунд назад и не произносить тех слов. Она поняла, что ее обвинения сильно задели Малфоя. Хотя сам он никогда не задумывался о жестокости собственных слов, Гермиона все равно чувствовала себя паршиво. Выбор Люциуса Малфоя не обязывает его сына поступать так же. Шанс должен быть у всех.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Гермиона Грейнджер, Драко Малфой, Рон Уизли, Гарри Поттер, Джинни Уизли
    Приключения /Любовный роман /Юмор || гет || PG-13
    Размер: макси || Глав: 34
    Прочитано: 175379 || Отзывов: 82 || Подписано: 476
    Предупреждения: Смерть второстепенного героя, ООС, AU
    Начало: 08.11.10 || Последнее обновление: 13.02.20

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

<< >>

"Я свободен, черт возьми!"

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 2


Когда начали опускаться первые сумерки, Гарри и Гермиона попрощались с Хагридом и направились в замок. По дороге они продолжали спорить по поводу загадки, которую загадал им лесничий. Гермиона готова была поверить, что все у них как раньше, если бы не эта тоска в глазах друга. Он начал напоминать Люпина: та же спокойная принимающая всё улыбка, та же добрая грусть во взгляде, то же стремление к одиночеству. Что они с Роном упустили из виду?

– Гарри… – осторожно позвала девушка.

– М? – не поворачивая головы, откликнулся парень.

– Что тебя беспокоит? Ты сам не свой в последнее время…

– Не бери в голову, все в порядке, – Гарри сделал попытку ободряюще улыбнуться, но не вышло.

– Мы с Роном волнуемся за тебя. Мы ведь не чужие тебе.

– Не чужие… – эхом отозвался парень. – Нет, Гермиона, не чужие. Только… Только я часто вспоминаю родителей. И иногда думаю, что было бы лучше, будь они живы. Вместо меня, так сказать. Они так любили друг друга. То, что случилось с ними, несправедливо.

– Неужели ты считаешь их жертву напрасной?

– Считаю, Гермиона! Все от меня ждут немыслимых вещей, геройств, свободы, мира. А на меня это клеймо было повешено, когда мне был всего год от роду! Мне просто не оставили выбора, никто не спрашивал меня, хочу ли я такой жизни.

– А ты не хочешь? – еле слышно спросила Гермиона. И в этом вопросе чувствовался невысказанный упрек, ведь помимо сиротства и несчастливого детства с Дурслями в жизни Гарри есть друзья, заменившие ему семью. Есть те, кто любит его, кому он дает надежду и храбрость для борьбы.

Гарри, открыв рот, посмотрел на подругу, пытаясь что-то сказать. Так и не найдя нужных слов, он опустил глаза и покачал головой. Все не так! Даже умная и рассудительная Гермиона не понимает того, что он чувствует, но не может облечь в слова. И вообще, не так он хотел поговорить с друзьями. И не сейчас.

– Не придирайся к словам, прошу тебя. Я боюсь не оправдать надежд, возложенных на меня. Во мне нет той силы, о которой все говорят. Это не скромность и не желание порисоваться, Гермиона, нет. Я говорю то, что чувствую.

– Если ты ее не чувствуешь, не значит, что она не появится, – Гермиона улыбнулась, не зная, что еще добавить.

Гарри горько ухмыльнулся. Ну да, конечно. Все всё вокруг прекрасно знают: и о его внутренней силе, и о скрытых способностях, и даже о том, что он должен и чего не должен делать. Вот только сам парень почему-то не в курсе всего этого. Он знает только, что должен подраться с красноглазым и для большего эффекта сдохнуть, прежде победив нехорошего дядю, разумеется.

– Возможно, в плане опыта и по части заклинаний Волдеморт сильнее тебя, – продолжила девушка, видя, что друг по-прежнему ей не верит, – но зато тебе есть, ради кого бороться.

Где-то в траве пели цикады, какая-то мелкая звездочка-пионер подмигивала с неба. Порыв ветра отбросил волосы Гермионы назад, и на ее шее затрепетал полосатый шарф. Вот уже несколько лет душа Гарри точно так же колеблется, словно на сильном ветру: из-за непонимания, боязни, а позже и из-за неизбежности того, что на него повесили. Парень, наконец, понял, в чем дело.

– Знаешь… – Гермиона подняла на него обеспокоенный взгляд. – Мне страшно. Рано или поздно настанет решающий момент, и никуда от этого не деться. Я боюсь, что именно в этот момент облажаюсь и не выполню того, что обязан сделать. По крайней мере, мне уже вбили в голову, что сделать это смогу только я.

– Мне кажется, никто в полной мере не может представить, каково тебе. Но я все равно верю в тебя и в то, что ты сильнее, чем мы себе можем представить, – Гермиона взъерошила и без того лохматую макушку Гарри, а тот притянул ее к себе и приобнял за плечи.

Уже достаточно стемнело, на небо накинули ночной бархат с россыпью алмазной крошки звезд. Ярко светились окна замка, самые стойкие, но уже продрогшие студенты торопились в родное тепло школы.

– Ждите меня в гостиной, я скоро буду, – сказала Гермиона, когда они оказались внутри. – Тебе надо поесть, а ужин уже прошел, – ответила она на вопросительно поднятую бровь.

Проследив за тем, чтобы Гарри отправился наверх, Гермиона сама направилась на кухню. Достигнув картины с фруктами, девушка пощекотала зеленую грушу. Та, похихикав, превратилась в дверную ручку.

Очутившись на кухне, Гермиона тут же оказалась окружена кучей домашних эльфов, которые наперебой предлагали ей до отказа наполненные всякой едой подносы. Попросив лишь несколько пирожков и фляжку с тыквенным соком, девушка скорее вывалилась в коридор, сдерживая желание раздарить этим милым и добрым существам все свои вещи. Немного отдышавшись, Гермиона стремглав бросилась в башню.

Но в коридоре перед ней неожиданно возник Малфой. Скрестив руки на груди, он пристально смотрел на девушку и ядовито усмехался. Волосы свободно, но аккуратно падают на лицо, пуговка у воротника расстегнута, галстук ослаблен. После ужина такой загадочный, а, Малфой?

– Дай пройти, не до тебя! – Гермиона сделала попытку сманеврировать, но была остановлена.

– Что, бежишь кого-то задабривать, чтобы тебе дали списать на следующей контрольной? – чрезвычайно довольный своей фразой, парень издал подобие смешка.

– Малфой, скучно – книжку почитай, а я тороплюсь! Уйди с дороги!

– Грейнджер!

Гермиона вздрогнула и замерла на месте, что вполне удовлетворило слизеринца, и он продолжил:

– Так-то лучше. А теперь слушай: ничего не ешь и не пей, не проверив. И дружкам своим передай. На всякий случай. Все поняла?

– Да что ты…

– Не стоит благодарностей, – парень уже собрался уходить, как девушка окликнула его:

– Малфой!

– Мы знакомы?

Девушка закатила глаза. Он думает, это смешно?

– Любишь тыквенный сок?

– Зачем тебе?

Вместо ответа Гермиона подмигнула кому-то за его спиной, а потом щедро плеснула из фляжки прямо слизеринцу в лицо. Бледно-оранжевые струйки быстро стекали по щекам и капали на мантию и рубашку. Сказать, что Малфой был в шоке, значит, ничего не сказать. «Умилительная картина! – пронеслось в голове Гермионы, когда та исчезала из поля зрения слизеринца. – Драко Малфой забыл прихватить слюнявчик!».

– ТВОЮ МАТЬ, ГРЕЙНДЖЕР!

– Не сквернословь! – на бегу кинула Гермиона Малфою через плечо.

Безудержно смеясь и быстро проносясь по коридорам, девушка еще долго слышала рев Слизеринского Принца.

В гостиной все удивленно уставились на нее, когда она буквально ввалилась в комнату, светясь как начищенный таз.

– Гарри, тебе нужно поесть! – радостно заявила она ошарашенным друзьям, устало плюхнувшись на диван. – Извини, сок разлила.

***
Спустившись в общую комнату на следующее утро, Гермиона увидела хохочущую толпу возле доски объявлений. Завидев девушку, все приветственно замахали ей, корчась от смеха. Что такого восхитительно смешного могли повесить на доску объявлений? О… Неужели произошли изменения в расписании? Еще не понимая, в чем дело, девушка подошла ближе.

– Ну, Гермиона, кто бы мог подумать! – широко улыбаясь, Симус потрепал ее по плечу.

– Ой, Гермиона, – хихикали Браун и Патил, – почему нас не позвала?

– Да, как ты его! – Рон победно ударил кулаком свою ладонь.

На доске висела колдография. Гермиона недоуменно оглянулась на сокурсников, вытиравших слезы, а потом снова повернулась к снимку. Вот она заговорщицки подмигивает фотографу, выплескивает содержимое фляги в лицо стоящему к камере спиной парню, потом она пробегает мимо с шальной улыбкой, машет в объектив, затем оборачивается мокрый и злой, очень злой Малфой и что-то истошно вопит. Молодец, Криви! Так удачно подловить момент. Но, кажется, она вчера немного переборщила с шуткой… Вон как Малфой разъярен. Надо теперь держать ухо востро с ним.

Судя по тому, как смеялись студенты в Большом Зале, глядя на нее, Колин сделал несколько колдографий. Даже за столом Слизерина попадались младшекурсники, едва сдерживающие смех. Казалось бы, что смешного в тарелке с кашей… А сколько радости.

Гермиона не решалась посмотреть на платиновое пятно за слизеринским столом. Мимо проходили студенты, трепали ее по голове, дружественно хлопали по плечу. Гермиона широко улыбалась, но не могла пересилить себя и победно посмотреть на слизеринца.

Внезапно она кое-что вспомнила. Она дотронулась кубка и резко взглянула на Малфоя. Тот кинул взгляд исподлобья и тут же уставился на свой кубок. А потом… Потом он медленно отодвинул его от себя и неуловимо мотнул головой.

В Зал вошли Гарри и Рон, что-то взахлеб обсуждая. Увидев Гермиону, они вприпрыжку подбежали к ней и уселись по обе стороны от девушки. Малфой видел, как Золотое Трио заразительно смеется и перепихивается локтями. У слизеринца, наблюдавшего эту картину, было лицо человека, которого сейчас стошнит. Весь Зал гудел как растревоженный улей. Параноидальная мысль, что все учителя тоже в курсе, не давала Малфою покоя. Однокурсники сохраняли показное спокойствие, хотя небось уже все обсудили.

«Зря, Грейнджер, очень зря.»

Гермиона остановила Рона за секунду до того, как он набросился на еду. Под недовольным и недоуменным взглядами на нее девушка проверила всю еду. Все было в порядке. Зря только повелась на шутку Малфоя. Сидит сейчас, наверное, и посмеивается над ней.

– Теперь я могу поесть, мисс Паранойя? – съязвил Рон.

– Теперь можешь, мистер Обжора, – не осталась в долгу девушка. Рон лишь пробормотал что-то невнятное.

– Гермиона, все в порядке? – осторожно спросил Гарри.

– Да. Рон прав, это просто паранойя, – она легкомысленно улыбнулась. Гарри шутливо погрозил ей пальцем.

***
Спустя несколько дней все успокоились. Случай с облитым Малфоем обсудили до дыр и выкинули из головы. Все, кроме Гермионы и самого Малфоя, разумеется. Девушка думала о том, что же слизеринец выкинет в ответ, а парень, в свою очередь, алкал расплаты.

Как-то раз Гермиона засиделась в библиотеке допоздна. Гарри с Роном умчались, когда девушка наотрез отказалась уходить раньше, чем закончит домашнее задание. Джинни сказала, что дождется ее, но Гермиона ответила, что застряла надолго, и младшая Уизли ушла с подругами.

Тихо шелестели сухие страницы, поскрипывали перья, успокаивающе тикали часы на столе мадам Пинс. Вскоре в библиотеке из студентов осталась лишь Гермиона. Время близилось к одиннадцати часам.

Дописав последнее предложение, девушка встала из-за стола, сложила учебники в сумку, вернула книги на полки и, попрощавшись с мадам Пинс, вышла из книгохранилища. Идя по темным коридорам, Гермиона обдумывала прочитанный дополнительный материал к своему ответу по Травологии. Нервно горели факелы, стук каблуков гулко разносился по пустынным коридорам.

– Примерные девочки не задерживаются допоздна, где попало, – лениво произнес знакомый голос. Гермиона с размаху врезалась в слизеринца, которого заметила слишком поздно. Медленно поднимая на него лицо и делая для перестраховки шаг назад, девушка спокойно ответила:

– В библиотеке допоздна задерживаются даже примерные девочки. Хотя откуда тебе знать, – на это парень лишь многозначительно хмыкнул.

– Зря ты тогда вылила на меня…

– Поправочка: плеснула в лицо.

– …приевшийся за годы тыквенный сок, – слизеринец буравил взглядом Гермиону.

– Малфой, это была просто шутка. Шалость. Понимаешь? Ты сам довел меня до этого своим индюшачьим видом.

– Не надо. Со мной. Шалить. Дело ведь не в том, что ты испачкала мою одежду, хотя это и неприятно, – он сделал паузу. – Ты повела себя со мной, как с одним из своих дружков. Я не давал поводов для этого. Знай время и место своим шуткам. Я не намерен терпеть твое поведение, потому что…

– …ты как заноза в заднице? – Гермиона часто задышала от страха оказаться побежденной, неправой. – Потому что ты заносчивый ребенок, который играет в пупа Земли? Потому что…

– …кое-кто нарывается на неприятности? Кое-кто хочет неприятностей? – невинно поинтересовался скользкий слизеринец.

– Ой, да что ты можешь сделать? – ее смех прозвучал неестественно. Малфой насмешливо посмотрел на девушку, у которой вот-вот могла случиться истерика. Боится, значит. Замечательно.

– Например, вот это, – парень быстро вытащил что-то из складок мантии, а потом нечто знакомое и сладкое растеклось по лицу, заползая под школьную блузку. – Как тебе?

– Предсказуемо, – сдержанно ответила гриффиндорка, слизывая с губ тыквенный сок.

– А вот это? – школьная сумка с треском лопнула, и тяжелые учебники шумно посыпались на каменный пол.

– Не смертельно.

– Возможно, это тебе понравится больше.

Слизеринец направил палочку на стену, бормоча заклинание, и на вековом камне стала видна нацарапанная прозаичная надпись «Сдесь была грейнджер-зоноза-в-заднице». Парень даже не поскупился на глупые ошибки.

– Прости, не удержался, – губы парня расползлись в довольной улыбке. Он смотрел на стоявшую столбом девушку, неотрывно рассматривающую на надпись. Слизеринец немного вздрогнул, когда она заговорила срывающимся на крик голосом:

– Ты спятил?! Ты что творишь?! Да меня же Филч на месте закопает за такое!

– Вот и славно! А я полюбуюсь. Э, нет, ты это не-со-трешь, – категорично заявил Малфой, ловко отбирая у девушки палочку.

– Верни! Это моя! Ты не имеешь права!

– Ты тоже не имеешь права просто так плескаться тыквенным соком в лицо. Остынь, пока у тебя пар из ушей не пошел.

– Драко Малфой, а ну сейчас же верни мою волшебную палочку, – процедила сквозь зубы Гермиона.

– Не верну, – он отступил назад. – Ты испортишь мой шедевр, – еще шаг. – Успокойся, Грейнджер, – убедительным тоном сказал он, а потом бросился наутек дальше по коридору. Из-за поворота на него кто-то налетел и чуть не сбил с ног.

– Малфой! – грозно сказал Рон, шкафом надвигаясь на менее габаритного противника. – Гермиона! Я тебя везде ищу! – перевел он взгляд на подругу, выскочившую вслед за слизеринцем. – Что с твоим лицом? – Уизли удивленно смотрел на подсохшие дорожки сока на лице Гермионы. – Где твоя сумка? Что здесь делает этот? – он небрежно кивнул на блондина.

– Рон! Какое счастье! – воскликнула Гермиона, пытаясь вытереть лицо рукавом мантии. – Он отобрал у меня палочку и не отдает! – капризно возвестила девушка друга.

– Верни палочку, – Уизли протянул руку к слизеринцу.

– И не подумаю. Лучше не вмешивайся.

После этих слов Рон резко приблизился к Малфою и схватил того за грудки.

– Палочку верни, и разойдемся по-хорошему.

Слизеринец небрежным жестом сбросил руки гриффиндорца со своей мантии.

– Мантикора тебя задери, Уизли, ты другими способами вопросы не умеешь решать?

– Нет, сбегать как твой папаша не умею, – парировал рыжий.

– Не забывайся, Уизли, – глаза Малфоя опасно сузились. – Мы сами разберемся. Не мешайся под ногами.

Рон крепко сжал зубы, но «мы» применительно к Малфою и Гермионе его очень задела.

– Expelliarmus! – выкрикнул взбешенный парень, направляя палочку на ненавистного слизеринца.

– Protego! – Малфой поставил щит в последний момент. Заклинание, пущенное с такой злобой, отразилось от слизеринца и ударило по отправителю с не меньшей силой. Рон, отлетев назад, ударился спиной о стену.

– Прекратите! Малфой, это уже не смешно! – воскликнула Гермиона. Взглянув на слизеринца, она непроизвольно отступила назад: лицо парня было странно спокойное, но в потемневших серых глазах от случайного колебания огня в факелах мелькнула пугающая скрытая злость.

– Я шутом не нанимался, Грейнджер, – четко проговаривая слова, ответил слизеринец.

– Просто верни мою палочку! – не сдавалась Гермиона.

– Что здесь происходит? – негромко произнес вкрадчивый голос. Парень с девушкой вздрогнули, а кряхтевший в углу Рон замолк.

– Проблемы со слухом? Кажется, я задал вопрос.

– Произошло небольшое недоразумение, профессор… – пролепетала Гермиона.

– Недоразумение, мисс Грейнджер, это если бы я не увидел отлетающего в стену Уизли, Ваши напуганные глаза и мистера Малфоя. Но нынешнюю ситуацию можно назвать проступком, которое попахивает наказанием.

Профессор говорил сдержанно, незаинтересованно, словно происходящее его не касалось. В смоляных глазах искрились отражения факелов. Выглядел он как человек, уверенный в своих словах и поступках. Непроницаемость всего его вида навевала страх и неподъемное чувство вины. Гермиона попыталась взять себя в руки. Получать наказание – так на уровне.

– Малфой забрал мою волшебную палочку, а Рон хотел вернуть ее, – голос стал на полтона выше от волнения, но внешне девушка держалась стойко. Только пылающие щеки выдавали ее.

Снейп приподнял одну бровь:

– Неправдоподобно, мисс Грейнджер, – сказал профессор категорично. – Взгляните на часы: время почти полночь. Хотите сказать, что вы, все трое, случайно столкнулись именно в этом коридоре, после чего мистер Малфой снова начал строить вам козни? – мужчина даже не усмехался. – И что вообще вы делаете здесь в столь позднее время?

– Понимаете, профессор… – начала Гермиона, но Снейп остановил ее взмахом руки. Девушка беспомощно оглянулась на Рона, со злобой смотревшего на профессора. Потом она яростно взглянула на слизеринца. Тот спокойно стоял, держа в руках палочку. ОДНУ. Свою палочку. Гермиона возмущенно открыла рот, но Малфой предупреждающе приложил палец к губам. К своему собственному удивлению, девушка закрыла рот. Парень слегка усмехнулся.

– Мистер Уизли, вы можете как-то прояснить ситуацию? Я так и думал, – даже не дав возможности гриффиндорцу ответить, сказал профессор Зельеварения. Рон бросил звериный взгляд на мужчину. – Как насчет вас, мистер Малфой? – обратился Снейп к своему ученику.

– Как видите, у меня нет волшебной палочки Грейнджер, – Малфой победоносно усмехнулся. Профессор пристально посмотрел на слизеринца, а потом, взмахнув палочкой, произнес невербальное заклинание. Через мгновение в его руках оказалась еще одна палочка, вынырнувшая из складок мантии Малфоя.

– Теперь определенно нет, – сказал Снейп. – Отработка в эту субботу в восемь вечера в моем кабинете. Мисс Грейнджер, Вас я не жду, – он отдал девушке ее палочку. – Немедленно отправляйтесь в свои гостиные, – черная мантия эффектно взлетела, когда профессор исчез за поворотом.

Студенты обменялись хмурыми взглядами. Малфой подошел к Грейнджер, краем глаза увидев дернувшегося в их сторону Уизли. Заморозив гриффиндорца, бешено вращающего глазами, он тихо произнес девушке на ухо:

– Тебе просто повезло, Грейнджер. Не забудь, я еще не отомщен. Скажи спасибо Уизли и отработке.

– Я теперь до конца жизни не смогу вылезти из-под одеяла от страха, – язвительно ответила Гермиона, бесстрашно глядя слизеринцу в глаза. Тот несколько секунд исподлобья смотрел на девушку с хищной улыбкой, а потом развернулся и ушел, разморозив Рона перед тем, как окончательно скрыться из глаз. Гермиона едва смогла остановить взбешенного друга, бросившегося за обидчиком.

– Рон, успокойся! Не надо! Он еще получит по заслугам, – заверила его девушка, мягко гладя парня по руке. Гриффиндорец кинул безумный взгляд на подругу, но в ту же секунду как-то обмяк, разжал кулаки и выровнял дыхание.

– Пошли в гостиную, – тихо сказал он, приобняв Гермиону за плечи.

Только уже лежа в кровати и засыпая, девушка вспомнила, что забыла забрать свою сумку и стереть ту злосчастную надпись.

<< >>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Top.Mail.Ru