ElleBalt (бета: NadyaY1)    в работе   Оценка фанфика

    Когда в школу Хогвартс перевелось одновременно шесть учеников одного возраста, никто не обратил на это внимания. А зря.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Гермиона Грейнджер, Драко Малфой
    AU /Драма / || гет || G
    Размер: макси || Глав: 18
    Прочитано: 37675 || Отзывов: 51 || Подписано: 156
    Предупреждения: Смерть второстепенного героя, ООС, AU
    Начало: 19.04.15 || Последнее обновление: 18.11.17

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

<< >>

Мой Демон

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 2


1

Я иду по безлюдным коридорам Хогвартса, теребя пальцами края рукавов мантии и кусая губу. Я нервничаю, и меня что-то пугает. Что именно, не знаю. А также я понятия не имею, сколько сейчас времени. По крайней мере, уверена в том, что уже далеко за полночь. Стены буквально покрыты мраком, который всё больше и больше накрывает меня. Если я останусь здесь, могу с уверенностью сказать, что до утра не доживу. Поэтому я иду вперед, не останавливаясь. Делаю глубокий вдох и выдох, когда заворачиваю на повороте. Моё сердце начинает бешено стучать. Я иду не просто, чтобы уйти подальше отсюда, я иду в определённое место, что меня лишь настораживает. Я буквально чувствую, как всё тело пробирает дрожь. В самом конце коридора стоит большая чёрная дверь. Не помню, чтобы в Хогвартсе были такие, но и не задумываюсь об этом до конца, так как уже стою возле неё. Как мне кажется, дверь стала еще больше, едва ли я оказалась перед ней. Моя рука дрожит, когда я хочу коснуться ручки двери. Спиной чувствую их взгляды. Они ждут, пока я сделаю ход.

Я не должна этого делать. Не обязана.

Закрываю глаза и делаю последний глубокий вдох. Они хотят, чтобы я сделала шаг первой? Они этого получат. Дёргаю за серебристую блестящую ручку и открываю дверь, потянув её на себя.

Я хочу сделать это. Ради него.

Меня трясет, когда я открываю глаза. Чувствую ноющую боль в области сердца и невольно прижимаю руку к груди. Делаю несколько глубоких вдохов и твержу себе успокоиться. Становится легче, и я оседаю на кровати. Полог закрыт, тем же мне лучше.

Я не помню, что мне снилось, но знаю одно. Это тот самый сон, который преследует меня вот уже несколько месяцев. Я не запоминаю ничего из своего сна, когда пробуждаюсь, но в последнее время, мне кажется, что что-то всё же остается в памяти. Я уверена лишь в своих чувствах.

Боль. Гнев. Злость. Отчаяние. Страх. И еще что-то, чего я не могу распознать.

Я несколько раз пила зелья сна без сновидении, но это ровным счетом ничего не меняло. На утро я всегда просыпаюсь выжатой, как лимон. Вот и сейчас мне не хочется вставать и идти на завтрак. Переборов свою сонность и усталость, я открываю полог кровати и босиком, встав с постели, иду в ванную. Холодный пол заставляет меня пробудится, когда я ступаю по нему к раковине. В моей спальне, можно считать, жара по сравнению с ванной комнатой. Я умываюсь холодной водой, чтобы пробудиться полностью, но у меня не совсем получается. Смотрю на себя в зеркало и понимаю, что выгляжу так, словно бы всю ночь ревела в подушку.

Я злюсь на себя. Мне надо было обратиться к кому-нибудь, кто разбирается в снах, еще в самом начале. Но нет же, я ведь должна была сама во всём разобраться! Слишком много самоуверенности порой бывает во мне. Еще раз умывшись, выхожу из ванной. Одеваюсь с вялым видом, завязываю волосы в невысокий хвост, разминаю шею и выхожу из спальни. Сейчас около половины восьмого утра, конечно гостиная пуста. Сейчас здесь светит солнце и вся комната покрыта желтым светом, от чего уже становится тепло. Я выхожу из гостиной и иду в библиотеку. Не удивительно. Первый день учебы, ранее утро, а Гермиона Грейнджер направляется в библиотеку. Тем не менее, мне надо кое-что найти. Я не могу просто жить с этими кошмарами. Им должно быть какое-нибудь объяснение, да и избавиться от них не помешало бы. Коридоры мёртвенно пусты. Зато вот на улице идеальная погода. Светит солнце, а на небе нет туч.

Я, рассматривая вид из окон, дохожу до библиотеки и открываю дверь с негромким звуком. Мадам Пинс уже сидит у себя на месте, что-то вычеркивая из бумажек.
Не поднимая голову, женщина произносит:

— Гермиона Грейнджер, если не ошибаюсь?

Я ухмыляюсь и прохожу к ее высокому столу:

— Да, мэм. Доброе утро!

Она поднимает голову с улыбкой и тепло осматривает меня. Женщина заметно поседела с прошлого года.

— И вам доброе, мисс. Что вас привело в такую рань?

— Хочу поискать книгу для легкого чтения, — вру я, почему-то решив, что лучше поискать самой. — Вам нужна моя помощь?

Она осматривает стопки старых книг на полках, которые еще надо разложить по местам, а затем качает головой:
— С этим уж я сама справлюсь, спасибо. Новые книги еще не привезли, — её взгляд тускнеет, потому что все старые книги, жизненно необходимые ей, сгорели во время войны.
— А когда их привезут? — спрашиваю я уже бодрым голосом, снова возвращая её взгляд на себя.
— Сказали, что в конце этой недели.
— Тогда я помогу вам в конце недели! — с улыбкой проговариваю я и, увидев довольный кивок женщины, иду в дальний угол библиотеки. Там, за стеллажами должны быть книги про сны. Именно то, что я ищу. Завернув за один шкаф, я застываю на месте, когда вижу широкую спину парня. Он стоит ко мне спиной и что-то читает. — Прости… — запинаюсь я. — Должно быть ты новенький.
Он оборачивается. Да, это точно один из новеньких. Его зеленые глаза цвета листьев на деревьях смотрят на меня с удивлением. Он, должно быть, чуть старше меня.
— Что ты здесь делаешь в такую рань? — спрашивает он, кинув беглый взгляд на настенные часы за моей спиной.
— Тоже самое я могу спросить и у тебя, — приподняв бровь, отвечаю я. — Как тебя зовут?
Парень так вглядывается в меня, словно пытается понять, шучу я или нет.
— Офелан, — робко отвечает он, видимо так и не найдя в моих глазах признаки шутки. — Офелан Гослинг.
Мне кажется, он не привык общаться, потому что он не смотрит мне в глаза и постоянно кусает губу.
— А меня…
— Гермиона Грейнджер, — перебивает меня Офелан спокойным голосом. — Кто ж тебя не знает?
Я пытаюсь не обращать внимание на то, что он не смотрит мне в глаза, предпочитая разглядывать мою обувь. А точнее туфли, которые испачкались, пока я шла сюда.
— Что ж, — вздыхаю я. — Офелан Гослинг, откуда ты?
— Разве тебе не сказали? — ровно спрашивает парень и ставит свою книгу на полку. — Ты староста, тебя должны были предупредить о новеньких.
Я смотрю на его волосы. Они светлые и немного длиннее, чем у других моих знакомых. Интересно, ему так нравится?
— Откуда ты знаешь, что я староста? — спрашиваю я, вздернув голову.
Парень едва ли заметно усмехается, так и не смотря на меня.
— Вчера спросил у директора. Мне было интересно, кто же староста нашего курса. И, если быть откровенным, мне нравится тот факт, что им стала ты.
— Я всегда была старостой.
— Я и не сомневался.
Дальше разговор на эту тему не идет. Я, кусая губу, рассматриваю полки, в надежде найти тот сонник, что видела два года назад. Сколько же воды утекло с того времени.
— Так, что же ты забыл в библиотеке в такую рань? — подаю голос я первой.
— Ищу, что бы почитать. А ты?
— Ищу книгу.
Какой же он не разговорчивый. Хмыкнув, я поворачиваюсь и начинаю осматривать второй стеллаж. Этого сонника нет и в помине.
— Где твои друзья? — спрашиваю я, снова нарушая тишину.
Надеюсь, я ему не надоедаю.
— Спят, — его голос ровный, как острие ножа. Неужели этот парень не хочет со мной разговаривать? Но едва ли я так начинаю думать, как он добавляет: — Какую именно книгу ты ищешь?
— Сонник Треда Диккенса, — отвечаю я, поняв, что этой книги здесь нет. Обреченно вздыхаю и оборачиваюсь лицом к нему. — Ты, должно быть, чистокровный, верно?
Я осматриваю его с головы до пят. Черный костюм без единого торчащего шва, синяя рубашка идеально поглажена, запонки на руках золотистого цвета идеально сочетаются с его волосами, а блестящие лаковые туфли на ногах заставляют меня почувствовать себя грязнущей. Он точно аристократ. Да и то, что он не особо проявляет желание разговаривать со мной, может обозначать то, что ему неприятно общество грязнокровки.
— Из тебя вышел бы ужасный Шерлок Холмс, — бросает Офелан, проводя пальцем по корешкам книг и что-то ища.
— Полукровка? — чуть хмурюсь я, скрестив руки на груди. Тот факт, что я ошиблась, меня совсем не радует.
Парень выравнивается на месте, засунув руки в карманы дорогих брюк и задумчиво глядя на полки с книгами.
— То, что я читаю маггловские произведения, ни о чем не говорит, Гермиона.
Он впервые назвал меня по имени. Достижение века. Я опускаю руки.
— Значит, магглорожденный? — кажется, в моем голосе есть эхо надежды.
Офелан поворачивается ко мне и, чуть нахмурившись, смотрит мне прямо в глаза, от чего я словно бы застываю на месте. Его взгляд теперь настолько пожирающий, что мне хочется, чтобы он отвернулся и больше никогда не смотрел на меня. Но я молчу, всё глубже и глубже заглядывая в его зеленые глаза.
— Для тебя так важна кровь? — спрашивает он, кажется разочаровавшись во мне. Мне хочется провалиться сквозь землю.
— Уж для кого-кого, но для меня кровь ничего не значит.
Я не могу понять, поверил он мне или нет. Офелан просто отворачивается к полке, уводя свой взгляд от меня.
— Тогда почему ты так интересуешься моей кровью?
Вопрос немного застает меня врасплох. Недолго думая, я решаю сказать так, как это есть на самом деле.
— Мне просто интересно, как тебя воспитывали и смогу ли я с тобой подружиться.
Он опускает голову. И прежде, чем я могу услышать его ответ, за моей спиной раздается голос:
— И дня не прошло, как ты здесь, а уже нашел себе подругу?
Конечно, я узнала этот голос. Тут даже оборачиваться не надо. По крайней мере, в голосе Малфоя не было той нотки неприязни, когда он говорил обо мне.
— Не думал, что ты так долго будешь меня искать, — таким же тоном отвечает ему Офелан и берет одну книгу с полки. — Гермиона, вот твоя книга, — он протягивает её мне. — Надеюсь, мы сможем стать с тобой друзьями.
Я беру книгу в руки и поднимаю взгляд на Офелана. Он абсолютно серьезен, и это меня немного настораживает.
— Еще увидимся, — говорю я ему и разворачиваюсь лицом ко второму парню, который одет почти в таком же стиле, что и Офелан.
— Грейнджер, — едва ли заметно кивает он мне. Сейчас мне кажется, что этот парень абсолютно не испытывает какой-либо неприязни ко мне.
— Малфой.
Это впервые, когда мы с ним здороваемся, как обычные знакомые, а не как заклятые враги. Я прохожу мимо него и спешу покинуть библиотеку, держа в руках сонник, который искала. Странно. Когда я осматривала ту же полку, откуда Офелан ее достал, там не было этой книги.
Я перевожу взгляд на сонник и, остановившись, открываю первую страницу. Взгляд натыкается на белую бумажку размером с ладонь.
— Что это? — спрашиваю я у самой себя, разворачивая бумажку.

То, что я читаю совсем мне не нравится.

«Я бы хотел стать тобой друзьями, но не думаю, что этого захочешь ты. Пожалуйста, не подходи ко мне при моих братьях. Советую тебе обходить их стороной. Так будет лучше для тебя.
О.Г.»


Чувствую, этот год будет интересным. Я прячу записку во внутренний карман мантии, кусая губу и пытаясь сообразить, почему он попросил меня держаться подальше от них? Пусть они и не братья, всё равно, воспринимать их буду, как родственников. Возможно, они опасны. И наверняка поэтому меня просят обходить их стороной. Но если они опасны, какого Мерлина они делают в школе Хогвартс? Неужели Макгонагалл допустила ошибку? Я злюсь на свои мысли и пытаюсь выбросить их из головы. Может, я снова всё преувеличиваю и они просто ребята с характером. Вот и всё. А я уже на воображала себе всякого. Иногда меня заносит...
— Чего стоим?
Я оборачиваюсь на голос. Малфой неспешно направляется ко мне, засунув руки в карманы брюк. На нём нет мантии, лишь черный костюм. А вот я, как прилежная ученица, стою в мантии. Да еще и с книгой в руках ни свет, ни заря.
— Тебя жду, — саркастично бросаю я, и только затем понимаю, что он может не так понять. — Закончили разговор?
Офелана не видно. Должно быть, всё еще в библиотеке.
— Как видишь, — парень останавливается почти в метре от меня. Он делает глубокий вдох, уводя взгляд за окна. Мне показалось, или он только что внюхивался? — Грейнджер, Грейнджер, — добавляет Малфой спокойным голосом. — Я, конечно, не думал, что мы еще будем вместе учиться в этой жизни, но раз уж ты вернулась, я приготовил для тебя небольшой подарок! — он делает шаг ко мне, что-то доставая из внутреннего кармана пиджака.
На его губах нет той презрительной усмешки, которую я ожидаю увидеть. Он вполне серьезен, и это загоняет меня в тупик. Инстинктивно я хочу сделать шаг назад от него, но, конечно, остаюсь ровно стоять на месте.
— И что же это? Коробочка с тараканами? — фыркаю я, смотря прямо на него.
— Ох, прости, я не знал, что ты хочешь тараканов, — отвечает он спокойно, уже вытащив из кармана серебряного цвета сверток, который переливается золотистым цветом, когда солнечные лучи касаются его сквозь окна. — Поэтому прими этот.
— Что это? — спрашиваю я, глядя на сверток. Малфой сам вытаскивает духи, смотря на мою реакцию. Спокойно добавляю, косясь на духи: — В них яд?
Он усмехается, откинув голову:
— Ты что думаешь, я в качестве извинения, решил тебя убить? Грейнджер, мне твоя кровь на руках не нужна.
Затем он быстро открывает крышечку флакона духов и пшикает на меня прежде, чем я успеваю это понять. Я дергаюсь, словно бы никогда не пользовалась духами.
— Малфой! Я бы и сама смогла их использовать! — цежу я, невольно вдыхая свой новый запах.
— Теперь тебя хоть приятно нюхать, - ухмыляется парень, кладет мне в руку сверток с духами и проходит мимо, чтобы пойти дальше. Как и тогда, две недели назад, дуновение ветра заставляет меня почувствовать аромат его духов.
— Запахи духов одинаковые, — говорю я, обернувшись к нему лицом, он остановился и медленно повернулся ко мне. — Ты купил парные духи и один флакон отдал мне?
Малфой улыбается и громко вздыхает, засунув руки в карманы брюк. Его взгляд на виде из окна.
— Можешь думать, что я за тобой решил приударить! — говорит он весело.
— Кто ты и что ты сделал с прежним Малфоем? — спрашиваю я, нахмурившись.
— Прежнего Малфоя больше нет, Грейнджер, — его голос чуть заметно падает. Он опускает взгляд, а затем уверенно смотрит на меня. — Есть Драко, которого больше ничего не связывает с прошлым.
Заметив, что мне и сказать-то нечего, он салютует мне, делает пару шагов назад, после чего отворачивается и шагает прочь, засунув руки в карманы брюк.

Я стою безмолвно, но мне так хочется расспросить его, что это все значит.

2

Наш общий курс состоит из пятнадцати человек. В этот список входят:

1. Гермиона Грейнджер.
2. Невилл Лонгботтом.
3. Дафна Гринграсс.
4. Теодор Нотт.
5. Сьюзен Боунс.
6. Терри Бут.
7. Эрни Макмиллан.
8. Лили Мун.
9. Офелан Гослинг.
10. Эбран Уильямс.
11. Эйса Ронд.
12. Меркан Джозеф.
13. Джереми Стюарт.
14. Рудольф Хент.
15. Драко Малфой.


Всего четыре девочки, но меня это не сильно огорчает. Жаль, конечно, что Гарри и Рона рядом нет. Я слишком привыкла к их обществу.

Так или иначе, в этом году мне нужно хорошо учиться и закончить школу на отлично. Все еще не знаю, кем хочу стать в будущем. Столько всего, что я даже выбрать не могу.

Я староста девочек во всей школе. Староста мальчиков — Невилл. Он хорошо справляется со своей частью работы. Вчера, например, все ученики слушали его, как будто бы он учитель, едва ли Невилл открыл рот. Это действительно поражает. Он сильно возмужал за последние несколько лет. Мы с ним договорились, что почти всю письменную работу будет выполнять он. Мне же нужно следить за общим порядком. Хотя иногда стоит всё же меняться местами.

В этом году в Хогвартсе, можно считать, восемь курсов. И это впервые за всё время существования школы. Иногда я осознаю всю суть того, что сделала. Я вошла в историю и оставила свой след в мире магии. Это немного поражает и, пожалуй, вдохновляет. Но и думать об этом мне не сильно нравится. Вход в историю был слишком трудным и тяжелым. И я его никогда не планировала.

Сейчас, направляясь в нашу гостиную, я всё прокручиваю в голове тот момент, когда Гарри и Рон сказали, что всё закончилось. Мне кажется, я все еще нахожусь где-то в паутине прошлого и не могу выбраться в реальность. Осознание победы слишком дорого мне стоит. Не говоря уже о том, что родители меня все еще не помнят.

Да, я не вернула им память, как должна была сделать сразу после окончания войны. Почему я этого не сделала? Не знаю. Возможно, когда ты приезжаешь к дорогим тебе людям после долгой разлуки и видишь, что им и без тебя хорошо, что-то внутри тебя ломается. Я видела, как они смеялись вместе. Такие радостные, не знающие, что такое война или переживания. Им было легко без меня. Как я могла снова ворваться к ним в жизнь и рассказать, что пережила ад, пока они смеялись?

Последним, что закрепило мое решение, был маленький мальчик. Не знаю, может, это мой родной братишка, или они усыновили его...

Это было выше моих сил. Я просто уехала. Но в наш пустой дом возвратиться так и не смогла.

Вернуть им память оказалось намного труднее, чем забрать. Быть может, так было только лучше.

Я закрываю глаза и отгоняю все воспоминания. Мне нужно здраво мыслить, а не горевать и убиваться. Так или иначе, все в прошлом.

Захожу в нашу гостиную, перед этим глянув на семь дверей, расположенных напротив. В гостиной пусто. Вздыхаю и смотрю на настенные огромные часы. Уже восемь часов утра. Сколько можно дрыхнуть?

Решив пока собрать сумку, я иду к своей двери. Выхожу из гостиной в маленький коридор, где всего четыре двери. Моя дверь расположена самой последней. Напротив нашего коридора, с другой стороны гостиной есть такой же каменный коридор с четырьмя дверьми. Там живут: Невилл, Теодор, Эрни и Терри. И, если быть честной, я благодарна Макгонагалл, что она "отделила" от нас новеньких. Меньше проблем на моих плечах. В моей комнате царит идеальный порядок, хотя я уверена, что когда уходила, здесь царил хаос.
— Спасибо, эльфы, — говорю я в пустоту. Я могла бы и сама убраться. Впредь буду более опрятной.
Сверившись с расписанием, я собираю все нужные книги и пергаменты в сумку. Затем выхожу из спальни. В целях безопасности на наши двери наложены заклятия верности. То есть, двери открываются лишь тем, кому мы доверяем. Поэтому Джинни смогла вчера спокойно зайти ко мне. Если бы Дафна попыталась войти, дверь бы ее не впустила. Это мне нравится. И переживать ни о чём не надо.

Прохожу в пустую гостиную и располагаюсь на мягком кресле, откинувшись на спинку.

Первый ученик появляется спустя несколько минут. И это — Невилл. Он разминает шею и зевает, не замечая меня.
— Доброе утро! — приветствую его добрым и бодрым голосом я.
Он, чертыхаясь, оборачивается.
— Гермиона? Ты чего тут в такую рань? — он располагается на диване, все еще пытаясь проснуться полностью.
— Вообще-то, скоро уже будет время завтрака, — отвечаю я, усмехнувшись. Он, наверное, долго не мог заснуть вчера. — Готов к первому дню учебы?
— Как видишь, — снова зевая, произносит парень. Я не сдерживаю улыбку. — А ты? Хотя, погоди, глупый вопрос по отношению к Гермионе Грейнджер.
— Весьма, — киваю я.
— Пойду-ка я разбужу остальных, — вздыхает Невилл и, встав с дивана, отправляется в свой коридор.

Спустя еще несколько минут в гостиной появляется светлая голова Дафны. Я имею ввиду лишь цвет её волос.
— Грейнджер, — достаточно громко говорит она, проходя ко мне и садясь на диван, где только что сидел Невилл. — Как спалось?
— Сказать честно? Паршиво.
Она фыркает, приподняв бровь. Затем откидывается на спинку дивана и переводит взгляд на окно, за которым видно лишь небеса.
— Вот и мне не удалось выспаться, — произносит она спокойным голосом.
Раньше я с ней никогда толком не разговаривала. Удивительно. Учиться с первого курса на одном факультете и никогда не разговаривать. А ведь я о ней ничего особо не знаю. Лишь то, что Дафна чистокровная волшебница и выросла в том же обществе, что и Малфой. Я всегда относилась к ней предвзято. Считала её женским прототипом Малфоя. Может, я ошибалась?
— Какой у нас первый урок? — подает голос она, возвращая мой взгляд на себя.
— Нумерология, — отвечаю я, взглянув на часы. — Остальные вставать вообще собираются?
Она издает смешок.
— Сьюзен Боунс и Лили Мун, пуффендуйка и когтевранка. Как иронично. Ты с Гриффиндора, а я со Слизерина. Целый набор, — Дафна поднимается на ноги и идет к выходу. — Не стоит ждать их, иначе сама опоздаешь в первый же день.

И она скрывается за дверью. Я не успеваю и встать с места, как с мальчишеского коридора появляются Невилл, Терри и Эрни. Компашку завершает недовольный Теодор Нотт. Ребята здороваются со мной, а затем также уходят на завтрак.

Сжав руки в кулаки, я иду в наш коридор и начинаю стучаться в двери сокурсниц.
— Эй, сони, вставайте! — кричу я достаточно громко. Слышится, как что-то тяжелое падает по ту сторону двери Сьюзан. Затем разносится протяжный стон. — Ты с кровати упала что ли? Мерлин, Сьюзан!
— Я в порядке! — кричит она мне. — Скоро выйду, только умоюсь...
Я подхожу к двери Лили Мун. Честно сказать, я плохо помню эту девушку, но точно знаю, что она училась вместе с Полумной.
— Лили, ты проснулась? — громко спрашиваю я. Ответа не слышно. Я стучусь. — Ты в ванной?
Похоже, отвечать девушка и не собирается. Я дергаю за ручку и с удивлением обнаруживаю, что дверь открыта для меня. Медленно приоткрываю дверь и предупреждаю:
— Лили, я вхожу.

Но комната пуста. На кровати ее нет, и она идеально застелена, как будто бы девушка и не ложилась спать сегодня ночью. Я уже думаю, что она в ванной и хочу развернуться, как вдруг мой взгляд натыкается на что-то не движущееся в противоположном углу спальни. Я хмурюсь, когда понимаю, что это Лили. Её каштановые волосы прядями падают вперед и закрывают ее лоб. Делаю тихие шаги к ней и сажусь прямо перед девушкой. Она сидит, поджав под себя ноги и уткнувшись в них лицом. И, как мне кажется, Мун спит. На ней ночная сорочка белого цвета, и она похожа на сумасшедшую.
— Лили? — я слегка трясу ее за плечо. — Ты в порядке?
Девушка сначала никак не реагирует, а затем медленно поднимает голову, явно ничего не понимая. Её растерянный взгляд бегает от меня по своей спальни и завершается опять же мною. Её голубые глаза цвета неба пытаются что-то во мне рассмотреть.
— Гермиона? — ее голос охрип. О боже, она и вправду спала в углу комнаты.
— Вставай, Лили, — я протягиваю ей руки. — Пора на завтрак.
Не хочу спрашивать, почему она спит, сидя на полу в углу. Это не мое дело.
Мун не сразу берет мои руки в свои. Сначала она недоверчиво косится на них, и лишь затем позволяет мне помочь ей встать.
— Умывайся скорей и спускайся завтракать, — говорю я ей спокойным голосом. — Я буду ждать тебя в Большом Зале.

Затем разворачиваюсь и ухожу. Перед глазами все еще ее потерянный взгляд. Хрупкая девушка с мутными глазами. Каким же тяжелым выдалось мне это утро.

3

День только начался, а мне кажется, прошла целая вечность. Усталость так и накатывает на меня, но я стараюсь оставаться бодрой. Сегодня, едва ли найдется свободное время, пойду спать. Надеюсь, мой кошмар помилует меня и не станет преследовать в этот раз.

Я раздала расписание всей своей группе и проверила все ли его получили. С первым курсом пришлось немного повозиться. Эти детишки немного поднадоели мне своими расспросами. Один из мальчишек у меня спросил автограф для брата, и тут пошло-поехало... Одному распишешься, как внезапно выскочат другие. Словно чайки. В общем, пришлось применить меры и прочитать ребятишкам лекцию. Надеюсь, больше они не станут лезть мне на голову.

Устало вздохнув, я падаю на своё место в большом зале и закрываю глаза. Наш стол стоит пятым. Его как-то умудрились втеснить сюда. Хотя и стол так-то не большой. Нас ведь всего пятнадцать межфакультетников.

Встряхиваюсь. Не засыпай, Гермиона, думаю я, глубоко вдохнув и выдохнув.
— Бедняга, — слышу я голос Дафны. — Да ты ходячая легенда. Я бы уже давно повесилась.
Бросаю на нее многозначительный взгляд:
— Неужели?
Она фыркает и больше ничего не говорит. Рядом со мной усаживается Джинни.
— Невилл, тебе не приходило письмо от Гарри? — спрашивает она у парня, сидящего напротив.
— Нет, а что?
— Он должен был извиниться перед тобой за то, что случайно... А впрочем, не важно, — и она так быстро уходит, что я даже не успеваю ее остановить.
— Чего это с ней? — тревожно спрашивает Невилл.
Я пожимаю плечами.
Спустя еще несколько минут к нашему столу присоединяются Сьюзан и Лили. Последняя явно избегает моего взгляда.
— Какой там у нас первый урок? — спрашивает Эрни Макмиллан.
— Нумерология, — отвечает Невилл. Ему явно идет роль старосты.
Я кушаю свой полноценный завтрак и запиваю все соком. Только затем вспоминаю про новеньких.
— Невилл, ты видел тех шестерых? — спрашиваю я у него, пока все остальные о чем-то разговаривают.
Он осматривает зал. И затем смотрит на меня.
— Видел вчера, — говорит Лонгботтом, дожевав свою булочку. — Но сегодня еще нет. Парни вроде нормальные, да и не глупые. Сказали, если что, им Малфой поможет.
— Ты разговaривал с ними? — почему-то мой тон удивленный. Я их не видела толком, и мне кажется, что они призраки для меня. Я видела лишь Офелана, и то и его здесь нет.
— Ну да, — кивает Невилл.
— И как они тебе?
Он недолго молчит, размышляя.
— Как набор разных палочек, — отвечает Лонгботтом, видимо, найдя правильный ответ. — Все разные, но вроде нормальные.
Этого вполне хватает. Я отступаю и заканчиваю свой завтрак.
— Ладно. Провожу первокурсников до их кабинетов, — бросаю я и, встав из-за стола, иду к выходу. Первокурсники как раз закончили трапезу и теперь послушно ждут меня. — Все за мной.

Трех слов хватает, чтобы четырнадцать одиннадцатилетних двинулись по моим пятам.
— Мисс Грейнджер, а вы правда хотите стать учителем? — поправив очки, спрашивает светловолосый мальчик. Он идет откинутой вверх головой. Да вроде не такая я уж и высокая.
— Кто тебе такое сказал? — спокойно спрашиваю я в ответ.
— Ну, ходят слухи.
— Не верь им. Никогда не верь слухам. Лучше знать правду, чем пустые сплетни.
Ответ его удовлетворяет. Больше мальчик ничего не спрашивает, пока я довожу их до кабинета истории магии.
— Удачного дня, мисс Грейнджер! — кричит какая-та девочка, прежде чем скрывается за дверью.

Хоть что-то приятное за это тяжелое утро. Я, улыбаясь, оборачиваюсь. И в то же время натыкаюсь на пристальный взгляд золотистых глаз, которые все также блестят лучами солнца. Моё сердце пропускает удар.
— Мисс Грейнджер? — повторяет он слова той девочки, мило улыбаясь. — Приятно познакомиться. Меня зовут Эбран Уильямс.
Почетно опускает голову, как это делали века назад и затем снова смотрит на меня.

Как он... Что он... Неужели...


Тысяча незаконченных мыслей бьются в моей голове, не оставляя место здравому смыслу. Я должна взять себя в руки.
— Взаимно, — мой голос ровный, как острие ножа. Я хвалю себя за стойкость. — Один из новеньких?
— Да, — сверкнув глазами, парень делает шаг ко мне. — И сейчас я немного заблудился, не поможешь найти дорогу до кабинета нумерологии?
— Ты ведь еще не завтракал, Эбран, — я остаюсь абсолютно безмятежной. Этот парень взглядом пожирает меня. Он что-то пытается найти в моих глазах.
— В этой школе чудные домовики, — говорит он бархатным голосом. — Один из них предложил принести еду прямо мне в постель!
Скажите мне, почему я сейчас так хочу ему врезать? Зачем он только что сказал последнее?
Сжимаю кулаки и стараюсь не показывать своё раздражение.
— Попроси провести тебя кого-нибудь другого, — отвечаю я ему и вижу, что мой ответ совсем не нравится Эбрану. — У меня есть дела.
— Вот как? — он недоверчиво прищуривается. Один взгляд этого парня и можно умереть прямо на месте. — Хорошо, увидимся на уроке, Гермиона, — он чуть наклоняется вперед и глубоко вдыхает.

Да вы что, издеваетесь все? Какого черта все меня нюхают?

На секунду я замечаю смену эмоции на его лице. Что это? Удивление. Неверие. И отчаяние?
— Да, конечно, — говорю я, решив не обращать внимания на всё это.
Вздохнув, делаю шаг от него, разворачиваюсь и ухожу прочь.

4

Весь день для меня является испытанием. Такого тяжелого дня у меня не было давненько. Работа старосты изнуряет. Нужно было проследить за тем, чтобы первокурсники вовремя успевали найти кабинеты и не потеряться в огромной замке. Также было сложно составить отчет списков, в которых была вся информация о новых учениках. Невилл хотел все сделать сам, но один бы он точно не справился.
Уроки пролетели быстро и мимолетно. Сегодня, в основном, было вступление. То, что я уже знаю. На уроке Флитвика я даже чуть не заснула.

До обеда мне удалось познакомиться со всеми новыми учениками. Да, Джинни была права насчет их внешности. Они все словно бы с небес сошли. И это было чем-то не нормальным, как мне показалось.

С Офеланом я больше не разговаривала в этот день. Он даже не удосужился хоть раз посмотреть на меня, когда мы сидели за одним столом во время обеда.

Все остальные из их стаи охотно хотели со мной поговорить. Не считая еще и Эбрана. Он смотрел на меня так, словно бы я его обманула. Что действительно меня раздражало, ведь я ничего такого не делала.

Как я поняла, Эбран Уильямс — лидер их небольшой стаи. Он являлся своего рода старшим братом для всех.
Вторым шел Эйса Ронд. Это светловолосый парень с узкими глазами, которые и делали его более привлекательным. Он выглядит, как хитрый лис, от которого не стоит ожидать хорошего. Со мной он особо не разговаривал. Больше поглядывал на Лили, которая даже не замечала его.
Третий парень — Рудольф Хент. Парень с отлично натренированным телом. Его бицепсы были видны даже из под черной мантии. У него грозный взгляд, и наверняка он у них в качестве защитника.
Четвертый в их стаи — Офелан Гослинг. В их группе он в роли мозгов, насколько я поняла. Как и я в нашей тройке.
Пятый — Меркан Джозеф. Парень явно не американец и не англичанин. У него азиатская внешность, но имя почему-то турецкое. О нем я так и ничего не поняла. Он вроде светлый и добрый, но в то же время холодный и отстраненный.
Шестой и самый младший в их стаи — Джереми Стюарт. У него темно-русые волосы и очаровательная улыбка. Этот парень и есть самый общительный среди своих братьев. Он и рассказал мне понемногу о себе и других.

Но их стая не заканчивается на Джереми. Драко Малфой тоже входит в их число. Его, кстати, на завтраке, обеде и ужине не было.

В конце вечера, возвращаясь в гостиную, я встретила его в обнимку с какой-то когтевранкой. Она о чем-то щебетала ему на ухо, пока тот отстранено глядел перед собой. С ним творилось что-то не ладное, это я видела, но и вмешиваться в его дела особо-то не хотелось. Поэтому я не обратила на это никакого внимания и спокойно прошла мимо них, глядя лишь перед собой.

5


Завернув за поворот, в меня кто-то сильно врезается, и я чуть не упала назад.
— О, простите пожалуйста, — слышу я тоненький ангельский голос, и перевожу взгляд на девочку. — Я просто бежала и не знала, что вы идете с той стороны!
Она явно чем-то напугана. Я тревожно гляжу ей в глаза:
— Что с тобой? Что-то не так?
Девочка слишком сильно вертит головой в разные стороны.
— Всё в порядке, в полном! — говорит она мне.
Ее длинные каштановые волосы спутались из-за бега, и теперь девочка постоянно их заправляет за ухо, чтобы они не падали на глаза. Она немного переводит дух.
— Можешь рассказать мне, ты ведь знаешь, кто я? — спрашиваю я мягко, стараясь не давить на девочку.
— Знаю, конечно, — она кивает, и волосы снова падают ей на глаза. — Но все правда в полном порядке.
— Хорошо, — я немного расслабляюсь. — А зовут-то тебя как?
— Меридиана, — отвечает она, не медля. — Меридиана Скарт.
Я улыбаюсь.
— У тебя красивое имя, Меридиана. Хочешь провожу тебя до гостиной? Уже довольно поздно...
— Буду очень благодарна! — она вся светится от моего предложения. И кажется, страх исчезает.
Киваю, и мы с ней начинаем двигаться в сторону гостиной Когтеврана.
— Ты на каком курсе? — спрашиваю я у нее, шагая рядом.
Она переводит взгляд темно-зеленых глаз на меня:
— На третьем.
— Ты училась здесь в прошлом году? — добавляю я чуть тише.
— Да.
Это девочка тоже училась здесь и пережила тот ужасный год. Она мне уже нравится.
— Откуда ты бежала? — спустя еще несколько минут, спрашиваю я.
Меридиана отвечает не сразу. Она немного кусает губу.
— Я была в совятнике. Писала письмо дедушке.
— Понятно, — и вот мы уже доходим до её гостиной. — Спокойной ночи, Меридиана.
— Мер, — поправляет она меня, остановившись у двери.
— Что?
— Зовите меня Мер, так будет лучше, — улыбается она своей очаровательной улыбкой.
Я не могу не улыбнуться в ответ.
— Тогда и ты зови меня Гермионой.
— Хорошо! — Мер ослепляет меня своими большими и яркими глазами. — Хороших снов, Гермиона!

Затем девочка отвечает на вопрос и исчезает в своей гостиной. Меридиана Скарт ничем не отличается от других девочек её курса, но мне почему-то кажется, словно бы она другая. Особенная. Эта девочка похожа на Ангела. И я не удивлюсь, если так и есть.

6

— Гермиона, ты не поверишь, кто и что мне сегодня подарил! — вздыхает Джинни, округлив глаза.
Я усмехаюсь и скидываю туфли. Она каждый вечер будет ко мне так наведываться?
— Малфой подарил тебе метлу? — спокойно спрашиваю я, присаживаясь на стул.
Её брови ползут вверх.
— Как ты догадалась?
— Ткнула пальцем в небо. Малфой, кстати, и мне сделал подарок. Духи. Я так понимаю это намек, мол, "На, Грейнджер, хоть вонять не будешь"! — бросаю я, состроив гримасу отвращения.
Девушка подавляет смешок.
— А вдруг он сделал это от чистого сердца? Я готова была слезу пустить, когда он говорил мне о том, что ему очень жаль и что он вел себя, как болван последние несколько лет, — вздыхает Уизли. — Было похоже на правду.
— Он извинился перед нами? — словно бы до меня только дошло, спрашиваю я.
— Кажется, да.
— Это более, чем странно и необычно, — произношу я, опустив взгляд на духи.
— Пользоваться-то ими хоть будешь? — спрашивает Джинни, кинув взгляд на флакон. — Эти, кстати, из новой коллекции La Flein! Они очень дорого стоят.

Я рассматриваю их, а затем нюхаю крышечку.

— Мне нравится, как они пахнут, — говорю я. — Может, все-таки буду.
— Ну и правильно. Чего добру пропадать, — Джинни встает с моей кровати и направляется к двери. — Кстати, как тебе новенькие?
— Нормальные вроде.
— Вроде, — задумчиво проговаривает Уизли, а затем выходит из моей комнаты, закрыв дверь.

Переодевшись и сходив в душ, я возвращаюсь в свою постель с блаженным чувством усталости. Этот день был действительно долгим. Закрыв глаза, я мгновенно проваливаюсь в сон.

На удивление этой ночью кошмар мне не снится. Наоборот я вижу очень даже светлый и хороший сон. Всё в точности так, как пожелала мне светлая девочка Меридиана.

<< >>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Top.Mail.Ru