Lady_Die    закончен   Оценка фанфикаОценка фанфикаОценка фанфика

    Некоторые проблемы нельзя решить в одиночку, тогда мы обращаемся к друзьям. Для чего же еще нужны друзья? Но если и они не могут помочь, может стоит обратиться за помощью к врагу? Впервые пишу романс, поэтому ставлю еще и *Юмор*, т.к. буду сбиваться на стеб.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Гермиона Грейнджер, Драко Малфой
    Любовный роман/ Юмор || гет || PG
    Размер: миди || Глав: 6
    Прочитано: 148723 || Отзывов: 179 || Подписано: 152
    Начало: 27.04.08 || Последнее обновление: 04.05.08


Студент и леди

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Лучшая ученица Хогвартса за черт-знает-сколько-поколений плакала. Но как ответственная студентка, она не могла просто так сидеть, бросив все, а бежала в библиотеку – ей нужно было взять книгу до закрытия.

Она знала, что она не идеал девушки, а ее подруги – изрядные болтушки и сплетницы, но все же ей было обидно до слез. Ей было грустно и одиноко в своей новой комнате для старост, поэтому она по старой памяти пришла почитать в гостиную Гриффиндора. Теплое помещение, уютное кресло и на редкость занудная книга сделали свое дело – Гермиона уснула. Проснулась она от приглушенных голосов. В этот поздний час гостиная была пуста, только ее подруги, Лаванда Браун и Парвати Патил, разглядывали какой-то журнал и вполголоса обсуждали новинки моды и парней. Впрочем, Гермиону это не удивило. Вот если бы они стали спорить о методах приготовления Волчьелычьего зелья, Грейнджер тут же помчалась бы в больничное крыло. Только она собралась вставать, как услышала собственное имя. Любопытство свойственно девушкам, и Гермиона замерла и прислушалась.

-Вот это да! В таком наряде кто угодно красоткой покажется… - вздыхала Парвати.
-Кроме Гермионы, - вставила Браун. – Ее хоть в шелка наряди, все равно в ее сторону никто дважды не посмотрит.
-Да брось, Лаванда, Грейнджер не так и плоха на вид, - попробовала защитить подругу Парвати.
-На лицо она ничего, но она даже на королевском приеме будет вести себя, как… эээ… - замялась Лаванда, пытаясь подобрать сравнение поточнее.
-Зануда и ботаник, - вздохнула Парвати.

Дальнейший диалог Гермиону не беспокоил. Она пару минут выждала, а затем выронила книгу, подобрала ее, встала и, как ни в чем не бывало, поздоровалась с подружками-болтушками.

-Г-гермиона!

-Привет, девчонки. Я, кажется, задремала в кресле. Пойду я, поздно уже.

Она позволила себе расплакаться, только выйдя в коридор. Нет, ее не беспокоило мнение о ней ее соседок-сплетниц, просто они нечаянно наступили на ее больную мозоль. На королевский прием Гермиона не собиралась, но этим летом, после выпуска из школы, ее пригласил Виктор Крам. Он сказал, что к ним приедут гости, будут балы и званые ужины. Для особо непонятливых он пояснил, что будут те самые балы и ужины, на которых завязываются полезные знакомства, строятся и рушатся карьеры. А Гермиона просто мечтала поработать за границей!

И теперь все ее мечты рассыпались в пух и прах. Одно дело – школьный бал, для которого достаточно привести в порядок волосы, но светский прием для нее – загадка за семью замками. Она не сможет туда приехать, потому что она совсем не хочет показаться невежественной простолюдинкой.


Драко Малфой получил письмо из Лихтеншаттен несколько минут назад. Лихтеншаттен – самый престижный, самый элитный, самый недосягаемый магический университет. (Я придумала и универ, и название – прим. авт.) Никакие связи и никакие деньги не помогут в него поступить, если вы провалили вступительные экзамены. Драко отослал свое резюме с оценками еще неделю назад, и вот он получил тонкий узкий конверт с ответом. Пару минут он делал вид, что конверта не существует, и ему вообще наплевать, что внутри, но долго терпеть он не смог. Чуть дрожащими пальцами он вскрыл конверт.

Лист тонкой гербовой бумаги. На листе всего несколько строк. Малфой стиснул челюсти до боли в зубах. Они не могли! Панси Паркинсон удивленно посмотрела на бледного юношу.
-Милый, ты в порядке?
-Все нормально, - отрывисто бросил он, шагая к выходу.
-Ты куда?
-В библиотеку, - парень с силой захлопнул за собой портрет, так, что рама едва не треснула.

Из-за застилавших глаза слез Гермиона не разбирала дороги, полностью положившись на моторную память. Ноги привычно несли ее по кратчайшему пути к библиотеке, но, увы – на этом пути возник темный силуэт, который девушка не успела обойти.

-Твою мать, - выругался силуэт голосом Малфоя. – Смотри куда прешь!

Из оцепенелого состояния Драко вывел ощутимый толчок в спину, едва не опрокинувший его на пол. Он обернулся, радуясь возможности сорвать на ком-то свою злость.

-Грейнджер! Что, у магглов принято сшибать людей с ног? Теперь мне придется сжечь эту мантию, - добавил он, увидев, что от удара у девушки пошла кровь носом. – Ты осквернила мою любимую мантию своей грязной кровью!

Вопреки его ожиданиям, эта чертова грязнокровка не вышла из себя, дав повод организовать полноценный скандал. Она повела себя в высшей степени нехарактерно: всхлипнув, она опустила голову, прижимая к лицу руки с текущими по пальцам алыми капельками. «Хорошо, не у меня одного сегодня паршивый денек», - порадовался про себя Драко, машинально протягивая платок девушке.

-Держи голову выше, а то только сильнее потечет, - посоветовал он. Грейнджер взяла белоснежный платочек, тут же окрасившийся яркими красными разводами. Сочетание алого и белого смотрелось неплохо, потому Малфой машинально добавил:
-Кровь тебе к лицу.

Грейнджер снова не прореагивала. Она просто стояла, вздрагивая всем телом, размазывая кровь и слезы по лицу. Скорее всего, она его даже не слышала. Подсыхающие бурые пятна не улучшили ее внешний вид, поэтому Малфой развернул ее за плечи и мягко подтолкнул в сторону ближайшего туалета. Она послушно, как заводная игрушка сделала несколько шагов, а затем остановилась. Драко подошел к ней и повел ее за руку, как заблудившегося ребенка. Если бы его спросили, зачем он это делает, Малфой вряд ли смог бы дать связный ответ.

Спустя несколько минут, умытая и пришедшая в себя Грейнджер покосилась на мятый и грязный платок, потом на Малфоя, невозмутимо наблюдавшего за ней.

-Я потом верну его, - безжизненным голосом произнесла Гермиона.

-Можешь оставить себе и молиться на него долгими ночами, - фыркнул Драко. – Что случилось? Твои дружки предпочли тебе друг друга?

Гермиона промолчала – само по себе неслыханное дело. Затем она задумчивым голосом, немного напоминающим Полумну Лавгуд, тихо произнесла:
-Как стать леди за восемь месяцев?

Малфой ухмыльнулся:
-Тебе для этого придется умереть и родиться заново – в другой семье.

Грейнджер оставила и эту шпильку без внимания. Она только тяжело вздохнула и пошла по направлению к библиотеке. Малфой остался неподвижен.
-Леди, - пробормотал он. – Мне бы ее проблемы.

Внезапно гриффиндорка остановилась и бросила через плечо:
-Да какие у тебя могут быть проблемы, Малфой? За тебя их всегда решает твой отец.

-На этот раз не решит. Знаешь, что такое Лихтеншаттен?

-Конечно, - девушка развернулась, включаясь в беседу. - Мне присылали в прошлом году приглашение, но я решила, что хочу пару лет поработать, самостоятельно стать на ноги.

Малфой был готов ударить ее по лицу, чтобы снова увидеть, как оно окажется залитым кровью. Ей присылали приглашение! Он знал многих, кому приходилось год за годом добиваться того, чтобы их приняли, а ей п р и с л а л и п р и г л а ш е н и е!

-Ну, не все родились с книжкой в руках, - он скорчил свою фирменную гримасу презрения и только собрался уходить, как услышал тихий голос Грейнджер.

-Зато я – грязнокровка, магглорожденная.

-С каких пор тебя это стало волновать? - удивился Малфой. Он не мог не заметить, что она всегда злится на это ругательство просто для порядка. На самом деле ее не волновал вопрос чистоты крови.

-Меня пригласили в поместье Крамов летом. Будут балы, ужины и приемы, - все так же тихо проговорила Грейнджер.

-И что? Им нужна справка о чистоте крови? Сочувствую, - притворно заботливым тоном сказал Драко. Вообще-то его особо не волновали проблемы Грейнджер, но… Любопытство – не только женский порок, верно?

-Тебе не понять, - вздохнула Гермиона. – Ты с рождения знаешь пятьсот видов вилок и ведешь светские беседы даже с отражением в зеркале.

Малфой расхохотался:
-Так ты хочешь стать светской дамой? Боюсь, это даже не лечится.

Грейнджер уже развернулась и зашагала прочь, как до Малфоя дошло – это его шанс. Конечно, это против всех его принципов, но – какая разница. Это – шанс.

-Я, возможно, мог бы попытаться тебя обучить основам. Хотя, без гарантий, конечно. Если ты мне поможешь.

Гермиона тоже умела увидеть счастливую возможность, даже если она похожа на Малфоя.

-Помогу с чем?

-Летний набор студентов. Я должен до лета подготовиться к поступлению в Лихтеншаттен.

-Заметано!

Глава 2


Спасибо за отзывы! Эту главу я начала писать еще до того, как выложила первую, и ваши отзывы сподвигли меня на ее окончание так быстро.
***


В гостиной старост было как всегда тихо. Малфой рухнул в кресло у камина.

-Начнем, пожалуй, - сказал он потирая руки. Обучение могло оказаться забавным. – Раздевайся.

-Ч-что?! – Грейнджер залилась краской. – Да как ты!..

-Леди должна быть и-де-аль-ной. От пяток и до макушки, - наставительно заявил Драко. – Леди всегда уверена в себе, она всегда знает, что у нее все в порядке, спасибо. Слышала про Годиву? Маггла, между прочим. Она закатила мужу скандал, требовала чтобы он снизил налоги своим крестьянам. Он сказал, что сделает это, если она проедется голой на виду у всех. Леди Годива разделась, вскочила на лошадь и поехала.

Гермиона была краснее спелой клубники, так что Малфой решил, что достаточно промыл ей мозги. Еще немного, и она достанет свою палочку, а это будет уже совсем лишним.

-Так что иди в душ и возвращайся в купальнике. У тебя же есть купальник? – Гермиона кивнула и ушла. Нет, это будет определенно забавно.

-О, Мерлин! Это у вас называется купальник? Ну да ладно, сойдет, - Драко окинул взглядом ладную девичью фигурку. Ничего так, вполне ничего. Увы, многое рассмотреть купальник не позволял. Он был раздельным – пожалуй, единственный его плюс. Купальник состоял из целомудренных шортиков и широкого топика. Черт, да у Нарциссы Малфой были куда более открытые вечерние платья.

-Итак, начнем снизу. Ногти на ногах, - Малфой скользнул взглядом по стройным ножкам и уставился на небольшие ступни своей новоявленной ученицы. – Подстрижены – уже хорошо. Не отполированы – плохо. Мозоли – совсем никуда не годится. Подними ногу. Ага, пятки – толстая кожа. Тоже плохо. Пятки должны быть розовыми и нежными.

Драко откровенно наслаждался. Он безнаказанно командовал самой строгой, самой педантичной ученицей Хога - недотрогой-Грейнджер. Уже ради этого стоило затевать все это.

-Малфой, - обратилась к нему розовая от смущения Гермиона. Он заметил, что когда она краснеет, ее шея тоже заливается краской. – Какая кому разница, какие у меня пятки? Неужели это не все равно?

-Во-первых, тебе должно быть не все равно. А во-вторых, представь, что вы с Крамом под одеялом, только пятки и торчат…

Он еле увернулся от пущенной в него диванной подушки и невозмутимо продолжил:
-А тут кто-нибудь заходит в комнату, видит пятки, и думает: «Ого, какие у этой Грейнджер пяточки, прям с виду и не скажешь, что грязнокровка!» - тут уже сам Малфой не смог удержаться от хохота, представив эту картину. Гермиона против воли тоже заулыбалась.

-А если честно, то случаи всякие бывают. Итак, идем дальше. Ноги…

Вечер тянулся бесконечно. Критике подверглось все: ноги, руки, ногти, прическа. Гермиона записала полторы дюжины незнакомых косметических заклинаний и комплекс гимнастики. Уже за полночь они разошлись по комнатам вполне довольные собой. Грейнджер была рада снова появившейся надежде поехать в Болгарию, а Малфой ухмылялся при воспоминании о том, как он весь вечер пялился на почти голую Грейнджер.

***
На следующий вечер Грейнджер притащила целую стопку книг.

-Настал твой час расплаты, - зловещим голосом проговорила она. Малфой невольно поежился – в этот момент она здорово смахивала на его тетю Беллу. Грейнджер достала какую-то книгу, в которой он опознал задачник по Зельям за первый курс.

-Начнем с азов. Я плохо представляю себе твою подготовку именно по Зельям. Знаю только, что котлы ты не взрываешь.

Этот вечер был не столь веселым, как предыдущий. Вопрос за вопросом, с первого по седьмой курс – Малфой был вымотан до предела, но Грейнджер неутомимо делала пометки и переходила к следующей теме. И только когда часы пробили час ночи, она отложила учебники и вынесла вердикт:

-Знания у тебя есть, но они отрывочны и не систематизированы. Тебе нужно основательно повторить вот… примерный список тем для повторения, - Гермиона протянула Малфою лист со списком из сорока с лишним пунктов.

-О, черт, это же до Рождества учить придется, - застонал Драко.

-До следующего четверга, - непререкаемо заявила Гермиона.

-Но мне же еще придется ходить на занятия и делать уроки, - возмутился Малфой. – А еще спать, есть и заниматься своими личными делами. Знаешь, обычные люди иногда отвлекаются от непрерывной зубрежки.

-Обычные люди в Лихтеншаттен не попадают, - парировала Гермиона. – Тебе даже не придется ходить за учебниками – вот все необходимые книги.

Гермиона хлопнула рукой по стопке книг и зевнула:
-Завтра начнешь учить. Уже поздно.

***
-Грейнджер, если ты еще раз согнешься, как раб под непосильной ношей, клянусь фамильным имением, я превращу твой позвоночник в стальной прут! – Малфой был взбешен. Он вообще не понимал, как люди умудряются сутулиться – конечно, не всем доступна аристократическая несгибаемая осанка, но гнуться к земле, как домовой эльф… Это выше его понимания.

-Но я же не могу постоянно следить за тем, как я хожу, - возмущалась Гермиона. – У меня голова другим забита.

-Ватой, - прокомментировал Драко. – Если не хочешь думать о том как ты ходишь, то… эээ… Вот, подойди.

Гермиона наивно подошла к Малфою, прикидывающим на вес учебник по Трансфигурации. Он аккуратно развернул ее, провел ладонью (теплой и сильной, мельком заметила Гермиона) по спине, заставляя выпрямиться. Драко обошел девушку, словно оценивая прекрасную скульптуру, приподнял ее голову указательным пальцем за подбородок. Гермиона затаила дыхание, увидев что его лицо приблизилось к ее губам. Драко неожиданно ухмыльнулся и торжественно водрузил на ее голову толстую книгу.

-Это еще что? – Грейнджер отпрянула, и учебник свалился на пол. Малфой подобрал книгу и снова попытался положить ее на макушку Гермионы.

-Двадцать кругов по комнате, и постарайся держать голову так, чтобы учебник не упал. Если и это не поможет тебе научиться держать спину прямой, то… - Драко допустил драматическую паузу, которая, впрочем, не была оценена.

-То?.. – поощрила Гермиона. Драко вздохнул.

-То еще двадцать кругов, - решительно произнес он, опять подбирая учебник.

Спустя пять минут Гермиона гарцевала по комнате, кидая злобные взгляды на вальяжно развалившегося в кресле слизеринца, который увлеченно читал заданные параграфы по Нумерологии.

-Малфой, долго еще мне тут изображать циркового пони?

-До тех пор, пока ты умудришься пройти хотя бы десять шагов, не сбросив этот чертов талмуд! Как тебе удается хранить десятки подобных книг в своей голове, но при этом ты не можешь унести только одну на ней!

-А сам ты можешь? – возмутилась Грейнджер. Малфой не ответил. Он просто взял учебник, положил его на свою макушку и сделал несколько шагов по комнате, примериваясь. Потом он слегка приобнял Гермиону и закружил ее в быстром вальсе. Спустя несколько минут, Драко церемонно отступил, отвешивая даме поклон, при этом легко поймав падающий учебник на лету.

-Ясно? А теперь будь добра, заткнись и тренируйся. Мне нужно готовиться, - Драко вновь уселся за чтение. Гермиона обреченно вздохнула, и принялась тренироваться. Надолго ее не хватило.

-Малфой, хоть вслух читай. Скучно же просто так круги по комнате нарезать, - попросила девушка, не рассчитывая на положительный ответ, однако Драко для разнообразия не оставил ее просьбу без внимания. Заодно он краем глаза поглядывал, как там дела у его ученицы.

-Итак, на чем это мы… После применения Суммирующих Чар рекомендуется проверить результат… Да не вышагивай, как боевой конь на параде… формулой Деккта или применить заклинание… Грейнджер, у тебя что, суставы заржавели? Смазать надо? Тогда почему ты маршируешь как Оловянный Солдатик?... заклинание Андри-Шерта. Следите за направлениями векторов… Я не понял, Грейнджер, тебя пригласили в гости или на работу в «Дом утех сестричек Сью и Мэри»? Прекрати так похабно вилять бедрами, отвлекаешь же!

Эта муштра длилась весь вечер. Уставшая от непривычно долгой ходьбы и язвительных комментариев Малфоя, девушка была рада очутиться в тишине своей комнаты, в мягкой уютной постели. Она задумалась. Если не обращать внимания на бесконечные издевки и подколы Малфоя, с ним вполне можно иметь дело. Похоже он всерьез занялся переделкой ее внешности и поведения, так что ей придется тоже оказаться на высоте и добиться того, чтобы он смог подготовиться к поступлению в университет.

Глава 3


Спасибо всем подписавшимся и пишущим отзывы. Вот, третью главу закончила, начала 4ю. Четвертая планируется более интересной. Кстати, может подскажете тэги для курсива, кто знает? О замеченных ошибках пишите в отзывы - все исправлю. У меня ворда нет((
***

Октябрь приближался к концу. Малфой закончил повторение Зельеварения и теперь под руководством Гермионы усердно штудировал Чары. Грейнджер почти не сутулилась, выработала легкую, почти танцующую походку и украдкой копировала слизеринскую манеру двигаться: плавность движений, чувство собственного достоинства в каждом жесте, сохраняя при этом раскованность и расслабленность тела.

Гарри и Рон сначала не заметили того, что их подруга редко с ними видится, поскольку оба были слишком заняты возросшей учебной нагрузкой и своими девушками – Джинни и Лавандой соответственно, но когда Гермиона отказалась пойти с ними в Хогсмит они насторожились.

-Рон, Гарри, неужели вы не понимаете, скоро экзамены! Как вы можете быть так беспечны. Не знаю, как вы, но я собираюсь, как следует к ним подготовиться, - упрямо заявила она в субботу за завтраком. Рон пожал плечами:

-Так до них еще полгода. От одного дня в Хогсмиде ничего не изменится. К тому же, отдых тебе не помешает.

Действительно, Гермионе вдруг захотелось, как раньше побывать со своими друзьями в Сладком Королевстве, посидеть у мадам Розмерты, посмотреть на витрины магазинов, гуляя по осенним улочкам и вполуха слушая обсуждения Гарри и Роном последнего квиддичного матча. В конце концов, это ее последний год в Хогвартсе. Она улыбнулась.

-В десять я буду вас ждать в гостиной факультета. Не проспите, сони! А сейчас дайте мне спокойно дочитать главу. - Она уткнулась в книгу, автоматически поддевая вилкой кусочки омлета и отправляя их в рот. Гарри и Рон тут же увлеклись беседой о новой квиддичной стратегии, не замечая ничего вокруг. Гарри даже стал выкладывать кусочками бекона и хлеба какую-то схему, для объяснения своей точки зрения. В Большом Зале шумели ученики, обсуждая предстоящий поход в Хогсмит, минувший матч Равенкло-Слизерин и новую статью Риты Скитер, намекающую на нестандартную ориентацию их директора. Только два человека в Зале ничего не замечая одновременно вгрызались в гранит науки и бутерброды с абрикосовым джемом. Этими двумя были заучка-Грейнджер и, к удивлению всего факультета Слизерин, Драко Малфой.

Панси Паркинсон ненавидящим взглядом прожигала гриффиндорскую грязнокровку. Она знала, что проклятая Грейнджер как-то замешана в том, что Драко больше не обращает на нее, свою невесту, между прочим, никакого внимания и тратит все свое время на книги.


Тем же вечером Малфой устало отложил книгу и отодвинул от себя только что законченное домашнее задание. Он потер переносицу, а затем содрогнулся от мысли, что его зрение может ухудшиться. Очки – это ужасно.

-Грейнджер, ты идешь в Хогсмит? – спросил он у девушки, тренирующейся в Чарах Невидимости. Полупрозрачный силуэт, сквозь который было видно пламя в камине ответил гермиониным голосом:

-Да, с Гарри и Роном. Черт, опять не получилось. Фините Инкантем! – Гермиона вернулась в видимое состояние. – А что?

-Ну, думаю, нужно заняться твоим гардеробом. И твоим лексиконом, но это позже. К тому же скоро я собираюсь устроить тебе зачет и экзамен.

-А что плохого в том, что я ношу? – тут же заняла оборонительную позицию Гермиона. Ее коллекция длинных юбок, толстых свитеров и рубашек сделала бы честь любой воспитаннице строгой церковной школы.

-Да мне глубоко безразлично, как ты выглядишь здесь, в Хогвартсе, хотя иногда ты просто насилуешь мое чувство прекрасного. Но я обещал тебе, что к лету ты будешь леди, леди во всем. Включая вкус в одежде, - высокомерно пояснил Драко, но тут же добавил задумчивым тоном:

-Натравить бы на тебя кого-нибудь из наших девчонок, а то я в женских шмотках не особо разбираюсь.

-Я могу попросить Лаванду и Парвати, - предложила Гермиона. – Если кто и разбирается в одежде для леди, так это они.

-Ляди они, а не леди, - презрительно скривился Малфой. – Если ты захочешь торговать собой, то вперед. Тебе нужна приличная одежда. Сама понимаешь, показываться в твоем обществе я не горю желанием, но завтра отвяжись от своих дружков и в два часа заходи в «Кабанью Голову», воспользуемся их камином.

-Нам запрещено покидать территорию школы, - испуганно пискнула Грейнджер.

-Ну и что? – удивился Драко. – Все равно никто не… Подожди, ты шесть лет безвылазно торчала в школе? И никогда не сбегала погулять по Лондону? Гриффиндорцы, вы меня иногда просто шокируете.

-Но ведь все камины закрыты для учеников, и если кто-нибудь исчезнет, то… Нельзя просто так прийти и воспользоваться камином! – Гермиона была просто поражена подобным святотатством.

-Можно, если осторожно, - Драко самодовольно ухмылялся. – Просто вам, гриффиндорцам, никогда не пришло бы в голову подобное. Деньги снимают и не такие запреты. Пара монет хозяину бара, плюс твердое обещание не влипать в неприятности и вернуться в шесть вечера – и весь мир перед вами!

-Малфой, - вдруг пришло в голову девушке. – А куда ты собрался меня вести?

-Я тебя никуда водить не собираюсь. Ты пройдешься по магазинам, а я буду стоять в сторонке и давать полезные советы. Для начала, зайдем к мадам Малкин, закажешь себе новую пару новых мантий, а потом…

-А если нас увидит кто-нибудь из знакомых? – не отставала Гермиона.

-Существование лазеек из Хогвартса ни для кого не секрет. Кроме, гриффиндорцев, конечно. Так что проблем не будет.

-Я не про это. Если нас увидят вместе… - Гермиона не договорила, но Малфой задумался.

-Замаскируем тебя. Я попрошу у крестного Оборотное Зелье, оно должно у него быть, и… Нет, тебя превращать нельзя, тебе же еще примерять придется. Хорошо, замаскируюсь я. Тогда до завтра, - Драко захлопнул книгу и отправился в свою спальню.


Гермиона чувствовала себя просто отвратительно. Вот уже третий час она, шарахаясь от каждой тени, бродила по магическому Лондону в сопровождении Малфоя, который находился в облике незнакомого Гермионе молодого мужчины. Сначала, она опасалась, что Малфой с аристократической небрежностью к чужим деньгам начнет покупать все самое дорогое, что могут предложить магические бутики, но их поход приближался к концу, а ее кошелек еще мог выдержать пару покупок.

Второй проблемой была ее самооценка. Всю жизнь она привыкла считать себя всезнающей заучкой, но сегодня она узнала об одежде больше, чем за всю предыдущую жизнь. Сначала они заказали две мантии у мадам Малкин, а затем пошли по магазинам готовой одежды. При первой же попытке Гермионы взять примерить «вооон ту очаровательную кофточку» Малфой потребовал у продавщицы стакан воды, и посоветовал своей ученице «положить бяку на место».

-Грейнджер, тебе семнадцать лет, и ты – студентка. Вот когда тебе будет сорок, и тебе покажется, что твой муж охладел к тебе – вот тогда и вернешься за этой кофточкой.

На следующую ее попытку самостоятельно выбрать себе наряд, Малфой закатил глаза и язвительно ее спросил:
-Ты к ним в горничные собираешься наниматься? Очаровательно! - последнее слово он произнес таким же тоном, которым ругают кота, стянувшего со стола котлету.

Затем Драко сам принялся за подбор одежды. Выбранные им вещи на вкус Гермионы были слишком невзрачными, но продавщица одобрительно кивнула и предложила две пары тонких перчаток в тон.

Уже дома, в своей комнате в Хогвартсе Гермиона одела свежекупленное легкое летнее платье и встала перед ростовым зеркалом. Облегающее, но не вызывающе открытое. Тонкое, но не прозрачное. Тем не менее, Гермионе показалось, что она стала выше ростом и взрослее. Только цвет ей не нравился: зеленый, слизеринский. Но не яркий, а пастельного теплого оттенка, что примирило ее с покупкой.

В дверь постучали. Гермиона автоматически открыла. На пороге стоял Малфой со стопкой книг в руках. Он осмотрел девушку и кивнул с самым довольным видом:
-Действительно, тебе очень идет этот наряд. Настоящая дриада. Только нужно сколоть волосы… что-то вроде… - он положил книги на кровать и подошел к Гермионе, приподнял тяжелую волну волос и провел пальцем по открывшейся шее и вырезу платья. – А еще серьги и цепочку с кулоном. Янтарем, он будет гармонировать с цветом твоих глаз…

Затем до него дошло, что именно и кому он говорит. А главное, что он при этом испытывает. Драко быстро отшатнулся и поспешно вышел из комнаты. Гермиона медленно покрывалась красными пятнами. Что же с ней творится такое? Сердце, словно через раз бьется, дыхание прерывистое… Неужели?.. Неужели она настолько ненавидит Малфоя, что простое прикосновение вызвало у нее почти аллергическую реакцию?

Впрочем, у Драко это прикосновение тоже вызвало некоторую реакцию, с аллергией никак не связанную, но Грейнджер об этом так и не узнала.

Перед сном Гермиона еще раз прокрутила в голове события минувшего дня и сделала вывод, что одежда должна не выделяться сама по себе, а выделять человека, который ее носит. А о чем думал Драко перед сном, я говорить не буду, поскольку у этого фанфика низкий рейтинг.

Глава 4


Кстати, даю объяснение тому, что я выкладываю в день по главе. Этот фик хотела написать давно, так что сюжет и большую часть сцен я уже давно придумала, оставалось только записать, что я и делаю:)
***

Как-то очень незаметно подкралась зима, и на горизонте замаячили рождественские каникулы. Для большинства обитателей Хогвартса каникулы были временем отдыха, но двое семикурсников видели в них только свободное ДЛЯ учебы время. Если изменения, произошедшие с Гермионой, не были очевидны для невнимательного наблюдателя, то метаморфоза Драко Малфоя была просто волшебной, даже в Школе Чародейства и Волшебства. О его странном поведении судачили все школьные сплетники и сплетницы, но когда он пришел на завтрак н е п р и ч е с а н н ы й, это стало шоком даже для преподавателей. Еще большим потрясением для всех стало то, что он, в лучших традициях заучки-Грейнджер, читал на ходу толстенный том «Трансфигурация для высших магических учебных заведений».

Терпение Панси Паркинсон подошло к концу декабрьским воскресным утром, когда она спросила у своего жениха, приедет ли он к ней на каникулы, или пригласит ее к себе. Драко, не отрываясь от своего конспекта, пробормотал:
-Нет, нет. Я останусь в Хоге. Мне еще нужно повторить Гербологию, а у нас нет нужного материала в домашней библиотеке.

Панси поняла, что ее любимый и ненаглядный собирается стать Грейнджер-номер-два, и она бессильна что-либо с этим поделать. Единственное, на что она способна – это месть. Поскольку особым воображением она не отличалась, то решила воспользоваться тем единственным заклинанием, которое она знала для подобного случая.

Подходящий момент выдался на следующий день, когда Гермиона опоздала на завтрак. Ученики и профессора уже приступили к еде, когда в дверном проеме показалась еще более всклокоченная и растрепанная, чем обычно, Грейнджер, и многие оторвались от яблочной запеканки, чтобы взглянуть на это зрелище. Панси тихо прошептала заклинание, направив палочку на проклятую заучку, и… Гул голосов стих, словно кто-то применил Силентио ко всему Хогвартсу.

Гермиона сделала еще пару шагов к столу Гриффиндора, прежде чем заметила сильно возросшее внимание к себе. Она оглядела свою одежду, чтобы проверить, все ли в порядке. Ее не было. На ней не было ни единой нитки. Девушка провела ладонью по бедру, желая удостовериться, что ей это не мерещится, и от этого жеста вся мужская часть Хогвартса судорожно сглотнула. Вариантов дальнейших действий было не много. Фактически, вся ее сущность воспитанной и глубоко порядочной девушки желала только истошно завизжать, попытаться прикрыться руками и выбежать из Большого Зала с максимальной скоростью. Три месяца назад она бы так и поступила, к всеобщему веселью, но сейчас она понимала, что настоящая леди никогда себе такого не позволит. Спокойной походкой она подошла к своим друзьям и обратилась к Гарри ровным голосом:

-Доброе утро, Гарри. Ты не мог бы одолжить мне свою мантию? Я верну ее после завтрака.

Гарри так и не смог ответить. Все ресурсы его головного мозга ушли на обуздание спинно-мозговых рефлексов, а так же он отчаянно пытался смотреть Гермионе в глаза, только в глаза, не опуская взгляд ниже ни на дюйм. Это было едва ли не сложнее, чем убить Вольдеморта.

Первым очнулся от наваждения Малфой. Он на ходу сдернул с себя свою мантию и укутал в нее чуть дрожащую от холода и напряжения девушку. Она улыбнулась ему, поблагодарила и неспешно вышла из зала. С ее уходом тишина взорвалась громом голосов. Нечего и упоминать, что этот день стал рекордным по количеству скандалов между влюбленными парочками.

Панси Паркинсон вполуха слушала, как ее однокурсники с удовольствием в подробностях обсуждают все достоинства фигуры этой чертовой грязнокровки, и раздумывала, а не составить ли компанию Плаксе Миртл в виде второго безутешного призрака. Она хотела унизить Грейнджер, а не рекламировать ее! Месть определенно не удалась.

На занятия в тот день Гермиона не пошла. Будь ее воля, она бы вообще иммигрировала в Россию, подальше от Хогвартса и шести сотен магов, которые видели ее нагишом, но ее новоприобретенное чутье на щекотливые ситуации твердило, что теперь она просто обязана утереть тому, кто это сделал, нос и вести себя как ни в чем не бывало. К ее облегчению, прийти на уроки она не смогла из-за жесткой простуды - ей пришлось босиком добираться до своей комнаты, а каменные полы Хогвартса в декабре были просто ледяными.

"Как прекрасно быть первой ученицей, - думала Гермиона, тайком прокрадываясь к больничному крылу. - Если бы я не выучила Чары Невидимости, то не смогла бы... Ааааап-чхи!"

-Будьте здоровы, мисс Грейнджер, - на ходу обронил профессор Снейп, даже не сбавив шага. Гермиона удивленно посмотрела сначала на него, потом на себя. Ну вот, заклинание закончилось в самый не подходящий момент, хотя должно было работать не меньше пятнадцати минут. К счастью, в учебное время коридоры были пусты, и к мадам Помфри она добралась без приключений.

Во время обеда к ней заглянула Джинни с большим подносом.

-Так и знала, что ты не придешь, потому захватила твою порцию. И свою, чтобы ты не обедала в одиночестве, - с порога начала щебетать младшая Уизли. Гермиона хмуро на нее посмотрела и грустно чихнула.

-Ты простыла? Вот, выпей горячего чая, - Джинни с улыбкой протянула кружку подруге. Женская интуиция ей подсказывала, что заводить разговор на самую популярную сейчас тему не стоило, хотя Уизли просто умирала от любопытства узнать, что же случилось за завтраком. Впрочем, Гермиона заговорила сама.

-Джинни, кто это сделал?

-Что сделал? - на веснушчатой мордочке появилось выражение вселенского непонимания.

-Не верю! - Гермиона скрестила руки на груди и сурово нахмурила брови. Джинни засмеялась, но тут же оборвала смех и сама нахмурилась.

-Парень до такого бы не додумался, это точно. Может, Малфой мог бы, но вы же с ним встречаетесь, так что он отпадает. Значит, это была девчонка. Не из наших. Возможно, Паркинсон...

Гермиона уронила кружку, разлив горячий чай себе на колени.

-Что значит - встречаетесь? Ни с кем я не встречаюсь! С чего ты взяла?!

Джинни взглянула на подругу, на этот раз с искренним недоумением.

-Да об этом весь ноябрь говорили все кому не лень, пока не надоело. Все знают, что ты тайно встречаешься с Малфоем! О вкусах не спорят, тем более, что парень он симпатичный, хоть и слизери....

-Мне никогда не понять этой логики, - вздохнула Гермиона. - Я, что, похожа на дуру? Если бы я хотела с кем-то встречаться тайно, то об этом бы не знал никто. И вообще, откуда это пошло? И почему Рон и Гарри ничего мне не сказали? Они бы такое событие молча не стерпели!

-Но они говорили! Ты кивнула, что-то пробормотала и продолжила читать. К тому же, как ты объяснишь то, что Малфой так резко изменился? Он больше не цепляется к Гарри, с тобой даже здоровается. Иногда. И он постоянно что-то учит, совсем как ты.

-Джинни, я встречалась в прошлом году с Роном. Что-то я не заметила у него тяги к знаниям из-за наших свиданий, - Гермиона улыбнулась.
- А Малфой просто готовится к поступлению в университет Лихтеншаттен, и иногда я ему помогаю, все-таки я верю в возможную дружбу между факультетами. Так что между нами ничего нет.

Джинни выглядела совсем не убежденной, но решила принять эту версию.

-Кстати, Гермиона, а что ты теперь будешь делать?

-Ну, я почитаю Историю магии, потом займусь Трансфигурацией...

-Нет, я про то... Как ты теперь на занятия придешь?

-Ногами, - холодно произнесла Гермиона. - Я не знаю, кто это сделал, но считаю этот поступок настоящей подлостью, и сидя в своей комнате виновника я не найду.

-Ого, - восхищенно выдохнула Джинни. - Я бы не осмелилась... Теперь понятно, почему Шляпа отправила тебя в Гриффиндор, а не в Равенкло. Ну, пока, у меня после обеда еще Предсказания.

Оставшись в одиночестве Гермиона задумалась о словах подруги. Встречаться с Малфоем... Да, он постоянно язвит, частенько обзывает ее, но именно его уроки помогают ей чувствовать себя уверенней, собранней, спокойней. Да и по настоящему они ни разу не ссорились, если не считать того случая со столовыми приборами. Драко неизвестно откуда притащил целую гору самых разнообразных вилок-ложек и прочих пищепоглотительных принадлежностей, чтобы наглядно объяснить как этим всем пользоваться. До этого знания об этикете за столом у Гермионы ограничивались обычными наставлениями родителей, что было на порядок выше, чем у Рона, например. Три часа она терпеливо училась есть паштет, птицу, рыбу, омаров, устриц, салаты и все такое прочее. К счастью, все эти блюда были иллюзией, иначе, она бы просто лопнула. И все три часа она выслушивала стенания и оскорбления Малфоя, который ни разу не повторился в эпитетах и сравнениях. Но когда он сообщил ей, что безрукая обезьяна с нервным тиком куда изящней ест бананы, Гермиона вышла из себя, и все эти столовые приборы (большинство из которых были довольно острыми) птичьей стаей поднялись в воздух и стали гоняться за Драко по всей гостиной. После этого они дулись друг на друга дня три, но как-то незаметно вернулись к своему взаимному обучению.

Ладно, решила Гермиона, вопрос все равно чисто теоретический. Встречаться с грязнокровкой он бы не стал. А тем более с грязнокровкой, которую весь Хогвартс видел в чем мать родила. Девушка поудобней устроилась на кровати и взяла в руки учебник. Парни парнями, а экзамены еще никто не отменял.

Утром следующего дня Гермиона проснулась в прекрасном настроении и с отличным самочувствием - спасибо мадам Помфри и ее чудесным снадобьям. Впрочем, настроение у девушки мгновенно упало на несколько градусов, когда она вспомнила о вчерашнем происшествии. Что скажут Гарри и Рон? Как она вообще сможет с ними заговорить теперь? Ее, должно быть, все презирают теперь. К тому же ее обязанности старосты... Гермиона решила, что значка старосты она точно не лишится, даже если ей придется заобливиэйтить весь Хогвартс включая Дамблдора. Погруженная в мрачные раздумия, она потянулась, встала, нашаривая ногами тапочки и наткнулась на что-то странное. Что-то, чего в ее комнате быть не должно.

Комната выглядела, как обычно, не считая того, что все ее горизонтальные поверхности, кроме кровати, покрывали конверты и различной формы и размера коробочки и свертки. Гермиона взяла ближайшее письмо. На конверте аккуратным почерком самопишущего пера было выведено: "Мисс Гермионе Грейнджер". Быстрая инспекция содержимого показала нечто невероятное - это было признание в любви и просьба прийти этим вечером на Астрономическую башню. Без подписи. Гермиона разорвала еще несколько конвертов и пробежала взглядом по строчкам.

"Мисс Грейнджер, хотя я и младше вас на несколько лет, но поверьте, я искренне вами восхищаюсь. Может вы захотите встретится в восемь..."
"Милая Гермиона! Я думаю, пора разрушить вражду между нашими факультетами. Могу ли я надеяться увидеть вас сегодня вечером..."
"Гермиона, не подумай, что я странная! Я думала, что смогу скрывать свои чувства, но..."
"Гермиончик мой симпапусенький!.."

Дальше читать у девушки сил не хватило. Впервые со вчерашнего завтрака она искренне рассмеялась - похоже, она зря переживала, и проблема оказалась куда меньше, чем она себе навоображала. Проверка нескольких свертков показала, что там подарки: сладости, волшебные сувениры, зачарованные открытки. Тут в комнате появился незнакомый домовой эльф с охапкой новых писем и коробочек, воровато оглянулся и, заметив, что хозяйка комнаты не спит, рассыпал все принесенное и исчез. Девушка с интересом подняла один из упавших свертков в форме книги. Под яркой оберткой была книга. Женский роман. "Нет в мире совершенства", - подумала Гермиона и пошла умываться.

Глава 5


Спасибо за отзывы и добровольное бета-ридерство. Вот новая глава, судя по всему - предпоследняя. Фантазия иссякла((
***

Гермиона с удивлением заметила, что на нее не показывают пальцем, не кричат вслед пошлости и ничего в том же духе. Напротив, с ней здоровались все парни, включая некоторых слизеринцев. Но были и неприятности: большинство девушек преувеличенно ее игнорировала, а за ее спиной были слышны перешептывания, но с этим еще можно было смириться. В исполнении обязанностей старосты тоже трудностей не наблюдалось. Она поймала парочку третьекурсников за распространением Вредилок Уизли и сделала им замечание. Оба мальчика вытянулись во весь рост, покраснели и, хором извинившись, убежали. Гермиона не удержалась от легкого хихиканья - похоже пуританское воспитание в волшебных семьях несет в себе иные плюсы, кроме общепризнаных.

Но вчерашнее событие привело к тому, что ее лучшие друзья стали ее избегать. Рон при ее приближении покрывался багровыми пятнами, и Гермиона, опасаясь за его самочувствие, старалась не подходить к нему близко. А поскольку он и Гарри чаще всего были вместе, то она оказалась выброшена из своей привычной компании. Впрочем, рассудила Гермиона, это пройдет со временем. А если тот злоумышленник совершит еще парочку диверсий, то все привыкнут к ее обнаженному виду, и можно будет экономить время на одевании по утрам. "Бррр, - поежилась Гермиона при этой мысли. - Опять пить зелье от простуды".

В этот день не только Грейнджер доказала свое право находиться в Гриффиндоре, но и Невилл Лонгботтом. Как добрый и мягкосердечный мальчик, он не мог не сочувствовать Гермионе, и увидев какими сложными маневрами Гарри и Рон обходят девушку в коридорах, ему стало за нее очень обидно. Поэтому после последнего урока он набрался храбрости и подошел к отвергнутой друзьями однокурснице с просьбой помочь ему с уроками.


Проклятая грязнокровка, думал Драко, наблюдая за Сами-знаете-какой-гриффиндоркой в библиотеке. Она что-то увлеченно объясняла своему сокурснику, который просто глаз с нее не сводил. Он ей что-то сказал, и она рассмеялась, блестя зубами. Ямочки. У нее ямочки на щеках, когда она улыбается. Проклятые грязнокровные ямочки. Ну что этот лопух мог сказать такого смешного, что она ему ТАК улыбается? И в глаза смотрит. Убью. Стоило ей показаться перед всеми голой, как тут же какому-то недотепе гриффиндорскому стало интересно Зельеварение.

-Привет, Драко. Что делаешь? - раздался голос Забини над самым ухом так неожиданно, что Драко вздрогнул. И когда он успел подойти?

-Повесь на шею колокольчик! Я учу ЗоТИ, не отвлекай, - огрызнулся Малфой, демонстративно глядя в учебник.

-А что, на Грейнджер что-то написано? - заухмылялся Блейз. - Ты на ней взглядом дырку протрешь. Сейчас там смотреть не на что, вот вчера... Даже Винс с Грегом про еду забыли, представляешь?

-Блейз, ты не мог бы сказать зачем пришел, а потом катиться ко всем чертям?

-Ты сегодня не в духе. Ладно. Ты, значит, серьезно решил поступать в универ?

Драко кивнул.

-А почему именно в Лихтеншаттен? Твой отец может устроить тебя куда куда угодно и без этой твоей круглосуточной зубрежки. Без тебя в Слизерине скучно, - Забини хлопнул приятеля по плечу. Драко чуть расслабился и позволил себе улыбнуться.

-В том-то и дело, что может, он все может. Он собирается сделать из меня министерского работника с перспективой на министерское кресло. И бонусом женить меня на Паркинсон. А если я поступлю в Лихтеншаттен, то это все откладывается на четыре года. Как минимум. А вообще, я собираюсь подыскать там и нормальную девушку и нормальную работу - что-то неохота обрастать канцелярской пылью. Твое любопытство удовлетворено?

-И твой отец не сможет запретить тебе ехать в университет ради удовольствия небрежно обронить на каком-нибудь приеме, что его сын учится в Лихтеншаттен. Все ясно, тогда не буду мешать честолюбивым планам, - Забини кивнул и собрался уходить. - Только одно. Что тебя в Паркинсон не устраивает?

-Ну... - Драко задумчиво потер переносицу. - Много чего. Она глупая, толстая и вдобавок моя кузина.

-Кузина? Шутишь, - Блейз недоверчиво взглянул на друга. - Я не знал.

-Я тоже. Летом решил покопаться в семейных архивах. Она моя троюродная сестра. Не бог весть какое родство, но я все же противник инцеста. Кроме того, сомневаюсь, что в Англии еще остались чистокровные ведьмы, с чьими семьями Малфои или Блэки не состоят в родстве. Пора начинать импортировать жен, - с улыбкой закончил Драко.

-Значит, будешь искать тощую заучку, с которой ты не состоишь в родственных связях?

Малфой уже вернулся к чтению, поэтому ответил коротким кивком, не вслушиваясь в слова приятеля. Забини встал и пошел к выходу из библиотеки. "И ничего она не толстая. Она пухленькая!" - пробормотал Блейз себе под нос, направлясь в Слизеринскую гостиную.

Вечером Драко практиковался в Чарах. Он пытался зачаровать свою мантию, чтобы она изменяла свой цвет в зависимости от его настроения, но мантия по прежнему оставалась черной. Малфой оставил это бесплодное занятие и задумался. Шансы поступить в университет росли как на дрожжах, не зря ему пришлось наступить на горло своей гордости и принять помощь Грейнджер. Из нее получился хороший учитель. И из нее получится настоящая светская львица. Его беспокоило другое, то, в чем он сам не мог себе признаться - он привязался к грязнокровке. Драко планировал к лету сделать из Грейнджер прекрасную леди - у нее есть все задатки для этого, а остальное она выучит, усвоит и будет применять. Так же как и те сотни заклинаний, которые она знает и применяет на практике. И потом отдавать кому-то это сокровище? Чувство собственности в нем боролось с презрением к гриффиндорцам и нечистокровным с переменным успехом.

Дверь открылась, и в комнату вошел объект его мыслей. Грейнджер выглядела бледной и усталой, с трудом удерживая стопку толстых фолиантов. Драко подошел и помог ей донести книги до стола. Девушка ответила слабой улыбкой:

-Спасибо. Новая мантия? Тебе очень к лицу. Извини, я очень устала, я была на дополнительных занятиях у миссис Спраут. Давай завтра позанимаемся?

Драко кивнул, и она скрылась в своей комнате. Новая мантия? Что она имела ввиду? Драко оглядел себя и ахнул толи от ужаса, толи от радости. Заклинание сработало. Вместе с его настроением изменилась и мантия. Теперь она была нежно-розового цвета. А когда Малфой обернулся к зеркалу, то понял, что Грейнджер не солгала - его лицо было того же оттенка.

-Фините Инкантем! - Драко отменил заклинание. Тревожный знак. С каких это пор при виде Грейнджер его настроение становится розовым? В любом случае, ему с ней ничего не светит. Нет, его самоуверенность не позволяла даже задуматься о возможном отказе, но зачем ему создавать себе лишние проблемы? У него нет времени лишний раз в зеркало посмотреть, не говоря уже о каких-либо отношениях. Драко еще раз взглянул в зеркало. Утонченная бледность стала отливать зеленью, темные круги под глазами, а некогда идеально уложенная прическа превратилась в воронье гнездо. Да, пожалуй, сегодня стоит отдохнуть, иначе до поступления он просто не доживет.

А в это время на Астрономическую Башню различными путями поднимались пятнадцать человек в возрасте от триннадцати до семнадцати лет с букетами, бутылками вина, шампанского или сливочного пива и отрепетированными признаниями в любви к одной небезысвестной гриффиндорке. Они еще не знают ни о существовании друг друга, ни о том, что объект их страсти мирно спит в своей комнате. Что произошло, когда они встретились? Думайте сами, но на следующий день многие из них страдали похмельем, а кое-кто щеголял с фингалами. В любви, как на войне...

Глава 6


Оказывается, если не платить за интернет, то его отключат. Извиняюсь, за несдержанное обещание, вот она, последняя глава. Извиняюсь за то, что такая маленькая. Моя муза улетела на равнины Азерота драться с ночными эльфами.
***

Остаток учебного года прошел словно в лихорадке, как для Гермионы, так и для Драко. Углубленное изучение большинства предметов, дополнительные практические занятия и непрерывная зубрежка. Уже никто не удивлялся тому, что Малфой и Грейнджер сидят вместе на Нумерологии, и их часто можно увидеть в библиотеке, голова к голове сидящими над одной книгой. Особо предпреимчивые ученики открыли тотализатор - принимались ставки на то, кто лучше сдаст экзамены. Люциус Малфой попытался устроить своему сыну серьезный разговор о якшании с грязнокровками, но на эту беседу Драко явился одетый в маггловские джинсы с кучей цепей у пояса, бесформенный балахон и с ирокезом на голове. Оказалось, у Драко был практикум по Маггловедению, он как раз проходил молодежные субкультуры, но Малфой-старший об этом узнал, только очнувшись от обморока. Серьезный разговор был отложен на неделю, до тех пор пока Люциус не перестанет заикаться.

Впрочем, узнав о честолюбивых планах сына, глава семейства поостыл, а Нарцисса и вовсе расцвела. Она без труда расшифровала тонкий, практически невидимый намек Драко на разрыв помолвки с Паркинсон. Панси, конечно, милая девочка и все такое, но она родственница Драко. К тому же, из нее никогда не получится настоящей леди Малфой. Да и просто леди из нее тоже никакая.


И вот, наконец, наступил ОН. Выпускной вечер. Экзамены позади, впереди - огромный мир. Торжественная речь директора, смахивающая украдкой слезы МакГоннагл, облегченно вздыхающий Снейп, в голос рыдающая Джинни Уизли, которой еще год учиться, но попытаться не пустить ее на выпускной к Гарри мог только самоубийца. Малфой разглядывал свой диплом под разными углами, но его содержимое не изменилось. Высшие баллы по всем предметам. Он удовлетворенно кивнул и отложил пергамент. Ему снова пришло письмо из Лихтеншаттен. В ярко-красном широком конверте. Приглашение на собеседование. Особо обольщаться не следовало, поскольку это был тот же самый экзамен, но теперь он мог с гордостью говорить, что его лично пригласили в университет.

Драко оглянулся. Интересно, а куда делась Паркинсон? Он думал, что ему придется весь вечер от нее отбиваться, но она исчезла сразу после окончания официальной части. Зато на горизонте нарисовались Кребб и Гойл с бутылкой огневиски. Игнорировать их было очень сложно, и к тому же Драко чувствовал укол совести за то, что совсем забросил их в последний год. Потом они втроем, как бывало когда-то пошли искать Забини, чтобы выпить вместе, но Блейз тоже как сквозь землю провалился. Мельком Драко заметил смеющуюся Гермиону в компании подружек. Идеальная осанка, подумал Малфой с учительской гордостью. Да, Грейнджер сегодня определенно выделяется, и дело не только в изящном платье, красивой фигуре и симпатичном личике. Что-то в ней было особенное, что нельзя уловить, но именно это сразу привлекало к ней внимание. Не хватает только ленточки, со злостью подумал Драко. Ленточки с бантиком и карточки с надписью "От Д.Л. Малфоя Виктору Краму в подарок".

Ближе к полуночи Драко с головокружением и тяжелым сердцем решил освежиться у озера. Огромная луна отражалась в черной воде, из Запретного леса доносились шорохи и пение ночных птиц. Драко обернулся посмотреть на замок. Завтра он уедет отсюда навсегда. Несмотря на то, что он всегда хотел учиться в Дурмштранге, он привык к Хогвартсу. Грустно покидать место, в котором провел семь лет своей жизни. За его спиной раздался вздох, и Драко резко развернулся. Поттер. И какого черта он приперся сюда? А самое интересное, как он смог отлепить от себя Уизли-младшую? Малфой хотел сказать какую-нибудь колкость, но ничего не приходило в голову. Хотя нет, приходило, конечно - это же Малфой. Но ему не хотелось портить себе настроение, поэтому они просто стояли молча и смотрели на луну. Наконец, Поттер отвлекся от этого зрелища и обратился к слизернцу:

-Кстати, если тебя интересует, то Гермиона пошла к себе, - он повернулся к Драко, сверкнув отражением луны в очках. - Если обидишь ее - убью.

Малфой только хмыкнул и зашагал к замку. Что он делает? Зачем? Неважно. Алкоголь и волшебство ночи делали свое дело - он почувствовал странную легкость в мыслях и в теле.

На его стук несколько секунд никто не отвечал, но затем дверь открылась. Даже в полутемной комнате было заметно, что Грейнджер бледна от слез. Она все еще была одета в светлое бальное платье, в темноте казавшееся совсем белым. "Совсем как подвенечное", - почему-то мелькнуло в голове у Драко.

-Извини, я не ждала никого, - чуть слышно произнесла Гермиона, поднимая палочку, чтобы зажечь свет, но он остановил ее. Драко вошел в комнату и прикрыл дверь. Немного замешкавшись, он достал из кармана небольшой обтянутый бархатом футляр и протянул ее девушке.

-Спасибо за помощь. Мне прислали приглашение из Лихтеншаттен, без тебя я бы не справился.

Гермиона взяла коробочку и сдержанно поблагодарила. На секунду Малфой пришел в ужас, решив, что она его по прежнему ненавидит, что этот год она просто терпела его ради Крама и сейчас ей противно с ним находиться рядом, но тут же понял, что она просто пытается сдержать слезы.

-Открой, - тихо попросил он. Она послушно щелкнула замочком. Серьги и кулончик-янтарь в тонкой золотой оправе. Осторожно, словно боясь спугнуть, он подошел к ней и молча обнял девушку. От нее чуть пахло шампанским и духами.

-Что ты делаешь? - прошептала она, впрочем не вырываясь. Драко на мгновение прижался губами к ее виску прежде чем ответить.

-Эта ночь... пусть она будет такой, как и должна быть.

Гермиона обвила руками его шею, Драко забылся в чуде этого мгновения. Он не заметил в темноте, что на тумбочке у кровати лежал конверт. Большой алый конверт.

***
Мини-эпилог.

-А что там с Крамом? - небрежно бросил Драко по дороге в университетскую библиотеку. Шагающая рядом с ним красивая девушка, одетая в строгий песочного цвета костюм-тройку, оторвалась от созерцания списка необходимой литературы.

-С Виктором все замечательно. Он получил небольшую травму, поэтому пропустил пару игр, но уже поправился, - ответила Гермиона, а про себя подумала, что свободная форма одежды - это замечательно. Малфой явно пристрастился к маггловской одежде, видимо, из-за того, что она не мнется. Домовых эльфов в Лихтеншаттен не держали, а с бытовой магией у Драко постоянные проблемы.

-Понятно, - хмуро пробормотал юноша. Ему было ничего не понятно. Если Гермиона уезжала к Краму, то почему она решила поступать в университет и остаться с ним, с Драко? И, что более важно, что между ними было?

Девушке потребовалось все самообладание, чтобы не улыбнуться. Ревнует! Виктор Крам приглашал ее на свою помолвку с милой девушкой, к слову, магглой. Скоро во всех газетах напишут об их свадьбе, и тогда она все объяснит Драко. А пока - пусть ревнует, это его удержит от взглядов на симпатичных чистокровных студенток.

Оставить отзыв:
Я зарегистрирован(а) в Архиве
Имя:
E-mail:


Подписаться на фанфик

Top.Mail.Ru