kcapriz    закончен

    Рождество - один из самых любимых праздников. И как же хочется, чтобы этот праздник прошел идеально, но не всегда получается так, как мы этого хотим. Две рождественские зарисовки, не связанные между собой, хотя и могли произойти в разные годы
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Рон Уизли, Гермиона Грейнджер, Гарри Поттер, Джинни Уизли
    Общий/ Любовный роман/ Юмор || гет || G
    Размер: мини || Глав: 2
    Прочитано: 4255 || Отзывов: 0 || Подписано: 1
    Начало: 28.12.17 || Последнее обновление: 28.12.17


Рождественские сюрпризы

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Неприятности под Рождество


Рон проснулся от стука в дверь.
— Рон, просыпайся. Вставай скорее! Сегодня ещё много работы!
— Ещё пять минут, ма-а-ам, — пробубнил Рон.
Нехотя он поднялся и сел на краю кровати. Вчерашнее запоздавшее дежурство в аврорате давало о себе знать: голова гудела, мысли не могли сложиться в ясную картину, а тело отказывалось слушаться и все ещё спало. Рон пытался вспомнить, почему вчера после работы он решил прийти к родителям домой, а не в свою квартирку. Там, по крайней мере, никто не мешал бы ему поспать.
Натягивая домашние джинсы и майку, Рон думал, что же за работа ждёт его сегодня. Да, он сегодня оказался единственным, кто не смог отвертеться, и ему придётся помогать подготавливать дом к празднованию Рождества. Билл с семьёй уехал во Францию к родителям Флёр, Чарли приедет только к обеду, а остальные явятся вечером сразу на праздник. Рон тяжело вздохнул, в животе заурчало, и он медленно поплелся вниз.
— Рон, садись сначала позавтракай, — сказала миссис Уизли. — Ты вчера очень поздно пришел и ничего не поел.
Молли Уизли поставила на стол перед сыном тарелку с жареным беконом и яичницей и стакан с тыквенным соком. Рон с аппетитом налетел на завтрак. В эту минуту он был рад, что не пошел вчера к себе домой, там бы ему никто не приготовил завтрак. Да и еды в доме не было даже на приготовление бутербродов или яичницы. Последнее время Рон питался исключительно на ходу, иногда забегая в столовую Министерства.
После такого вкусного и сытого завтрака Рон готов был расцеловать свою маму и свернуть горы. Он с удовольствием принялся выполнять все указания миссис Уизли. Поэтому достаточно быстро справился с уборкой и даже успел установить ёлку. Часы пробили полдень.
Ну вот и обед. Скоро явится Чарли, и все полномочия по завершению подготовки дома к празднованию Рождества Рон передаст ему. А сам отправится домой. Его сегодня ждал необычный вечер.
Почти два месяца назад Рон заказал столик на двоих в самом изысканном и дорогом волшебном ресторане — «Любимчики Мерлина». Он хотел этот вечер провести вдвоём с Гермионой, с самой необычной и такой любимой девушкой. Последнее время каждый из них слишком много внимания уделял своей работе, всё меньше времени проводя вдвоём. Они куда чаще встречались где-то компанией с друзьями, чем устраивали свидания и проводили время только друг с другом. Именно поэтому Рон решил, что это Рождество будет особенным, только они вдвоем, и никакой суеты вокруг.
Рон сел перекусить своими любимыми бутербродами с говяжьей котлетой и яйцом. Он хотел дождаться Чарли, а потом отправиться домой. Ему ещё необходимо было приготовить мантию, которую сшили по последней волшебной моде и которую ему помогла выбрать Джинни, помыться самому, упаковать подарок Гермионе. И ещё обязательно надо воспользоваться подарком от Билла — французским одеколоном. Запах этого средства парфюмерии просто завораживал, он был очень необычным и притягательным. Чарли утверждал, что ни одна девушка не устоит перед этим ароматом. И Рон надеялся, что сегодня он предстанет перед Гермионой в самом лучшем свете: не в поношенных вещах — как в школе, — не в скромных и обычных джинсах и майках — в своей повседневной одежде — и не в потрепанной от многочисленных заданий форменной мантии, которую выдавало Министерство сотрудникам Аврорате один раз в два года.
Было уже около часа дня, а Чарли ещё не пришел, и миссис Уизли попросила Рона помочь ей прогнать оставшихся гномов из сада. На этот раз она решила воспользоваться новым способом — заклинанием Скунфус. Едкий противный запах выходил из кончика палочки прямо в норки, где жили гномы, и они с визгом выбегали на поверхность, где их ловили и выбрасывали как можно дальше за территорию сада. Рону приходилось по несколько раз применять это заклинание возле каждой норки, так как одного раза было не достаточно — слишком мало выделялось вонючего газа. И он решил пойти на крайние меры. Возле очередной норки Рон усилил заклинание: «Скунфус Максима». Однако газа оказалось настолько много, что большая его часть вырвалась наружу и окатила Рона едким ужасно вонючим облаком. Громко выругавшись, Рон поплелся в сторону дома.
— Рон! — хотел было поприветствовать брата Чарли. — Что это за запах? Чем так воняет?
— И тебе привет, братец! Лучше не спрашивай. Я в ванную, — отрапортовал Рон. Но в эту минуту в комнату вошла миссис Уизли.
— Что это за вонь! Откуда такой запах? — миссис Уизли посмотрела на Рона и сразу всё поняла. — Ох, Рон, этот запах просто так не убрать, ванная здесь не поможет.
— Спасибо, мама, ты меня обнадежила. И что теперь делать? У меня же вечером ужин с Гермионой! — запаниковал Рон.
— Кажется, я давала Гарри средство от выведения любого неприятного запаха, я его сама готовлю, и оно в миг избавит тебя от вони. Надеюсь, он его не использовал полностью, а то оно очень долго и тяжело готовится. Сейчас я свяжусь с ним.
— Не надо, мам, я лучше сам к нему пойду и сразу от него к себе. Рад был увидеться, Чарли. — Рон шагнул в камин и перед тем, как произнести адрес и бросить горстку летучего порошка, сказал, — Счастливого рождества!
Гарри Поттер сегодня с утра бегал как заведённый. Он катастрофически ничего не успевал. Два месяца назад он отдал своего домовика Андромеде, потому что она одна с трудом справлялась и с хозяйством, и с непоседливым Тедди. Гарри, как заботливый крестный малыша, решил помочь женщине и попросил Кикимера оказывать помощь миссис Тонкс во всем, что она попросит. Самому ему мало что было нужно: ел он практически всегда в министерской столовой или на ходу, дома появлялся редко, следовательно, и в частой уборке не было смысла. Так он думал до сегодняшнего дня. За время отсутствия домовика Гарри ни разу не делал уборку, ни разу не стирал вещи, за исключением тех, что были необходимы, ни разу не вытирал пыль, ни разу не вынес мусор, который несмотря на практически постоянное отсутствие хозяина дома каким-то образом всё-таки скапливался, и ни разу не полил цветок, который когда-то привезла Джинни с очередного соревнования по квиддичу. И вот теперь все это нужно было успеть сделать в считанные часы — до приезда Джинни со сборов!
Постиранное белье сушилось на вешалках, цветок Гарри полил и протер от скопившейся пыли, хотя вид у растения все ещё был очень плачевным. Гарри вычитал несколько хозяйственных заклинаний и с их помощью избавился от пыли по всему дому, вымыл полы, навёл порядок среди вещей в шкафу. Осталось как-то избавиться от мусора, который уже стал распространять специфический запах. Гарри понятия не имел, как и куда выбрасывал мусор домовик. Поэтому решил сложить все в один большой пакет и леветировать к выходу, а там просто вынести к мусорным бакам, как делали все маглы.
Гарри, стоя в гостиной, одним движением палочки переносил мусорный пакет по воздуху к входным дверям, и в этот самый момент из камина выскочил взъерошенный Рон с криком:
— Гарри! Срочно нужна твоя помощь!
Крик был громким и взволнованным — ну не иначе как второе или уже третье пришествие Темного Лорда. От неожиданности и испуга Гарри дёрнул палочкой в сторону объекта шума, а следом и пакет с мусором поменял свою траекторию движения, ударившись об Рона, порвался и вывалил на него всё свое содержимое.
— Чёрт возьми, Гарри, что это такое?
— Рон? Ты меня испугал! Что случилось? Почему ты так кричал?
Рон смотрел на себя, стоящего по среди гостиной семейного дома Блэков и перепачканного в каких-то вонючих отходах, и не знал плакать ему или смеяться. Не хватало ещё и этого! Нет, ну сказал бы всем, что сегодня дежурство, и остался бы в своей квартире, и не было бы никаких гномов, и не нужно было б идти к Гарри за средством от вони, и не перепачкался бы он в этом мусоре! И тут Рон вспомнил, за чем пришел. Средство от вони! Точно, спасение совсем рядом. Рон быстро рассказал извиняющемуся Гарри, что ему нужно было.
— Извини, Рон.
— Да уже хватит извиняться! Давай средство!
— Вот за это и извини, его у меня нет. Я его почти все использовал, а остатки отдал Джинни.
— Не-е-ет! — простонал Рон. — Этого просто не может быть! Гарри, у меня же сегодня свидание с Гермионой! Как я в таком виде появлюсь перед ней?
— Ну, может, можно что-то сделать? Должно быть ещё какое-то средство или зелье?
— Какое и где его достать? Гарри, уже половина второго дня. А я должен зайти за Гермионой в шесть! — Рон схватился за голову. — Я ничего не успею!
Гарри не знал, что ответить другу, он действительно не знал, что делать и как помочь, а слова утешения не приходили в голову. В этот момент входная дверь громко стукнула, и раздался голос Джинни:
— Гарри! Гарри! Я приехала! Ты где?
Было слышно, как Джинни что-то поставила у входа, затем послышались шаги девушки, а вскоре появилась и сама мисс Уизли. Картина, развернувшаяся перед ее взором, удивила девушку и озадачила. А запах, который она учуяла с порога, и вовсе не поддавался объяснению.
— Что у Вас произошло? Что это за вонь такая? — вопросы посыпались один за одним.
Гарри и Рон, переглянувшись, начали свой рассказ, перебивая и дополняя друг друга. В конце повествования Рон начал не просто просить — умолять сестру дать ему волшебное средство.
— Извини, братец, но я уже давно его использовала.
Рон, схватившись за голову, плюхнулся в ближайшее кресло. Джинни хотела было остановить его, но Гарри вовремя покашлял, как бы намекая Джинни, чтобы она не трогала и без того расстроенного Рона.
— Рон, не расстраивайся, — сказала Джинни. — Делов-то! Я сейчас сварю другое зелье, может, не такое эффективное, но я им всегда форму свою стираю после возвращения с тренировок. Сейчас проверю все ингредиенты.
Джинни вышла из комнаты, и у Рона в глазах загорелся огонек надежды.
— Значит так, — раздался голос девушки из соседней комнаты, а спустя пару секунд появилась и сама Джинни, — мне нужна настойка имбиря. У Невилла она точно должна быть. Я как раз должна была ему завести его заказ.
— Какой ещё заказ? — удивился Гарри.
— Невилл как узнал, что у меня сборы на юге Франции, сразу прислал мне сову с просьбой раздобыть для него какие-то специальные жутко ценные и дорогие удобрения для его растений. Ох и намучилась я с их транспортировкой. Их можно перевозить или магловским способом, или трансгрессировать на небольшие расстояния. Коробка у дверей стоит. Ну ещё на метле можно перевозить. Значит так, Рон, ты берешь эту коробку и отправляешься к Невиллу в «Дырявый котел», там ты ее отдашь, заберёшь настойку имбиря и — быстренько сюда. А я пока начну готовить.
— Джинни, ты представляешь, как я явлюсь туда в таком виде? — взмолился Рон. — Пусть лучше Гарри съездит!
— Да, я могу! — Гарри хотел помочь другу.
— Нет, — отрезала Джинни. — Ты, я смотрю, здесь уборкой занимался, вот ее и закончишь, а то для кого-то рождество в этом году не наступит! Такой бардак развести!
А суровому взгляду и не менее суровому голосу Джинни парни перечить не стали. Рон взял коробку, стоящую около входной двери, метлу, на которой прилетела Джинни, и отправился к Невиллу. Как только Рон скрылся за дверями, Гарри отправился продолжать начатое дело.
— Может, хоть поцелуешь меня, — сказала Джинни, глядя на своего возлюбленного.
— А я не наказан?
— Это Рон наказан в этом году какой-то неведомой силой. А я хотела остаться с тобой наедине. Не нюхать же мне все эти ароматы?! Нам придётся выбросить это кресло. — Джинни указала пальцем на кресло, в котором пару минут назад сидел Рон.
— Ну и пусть, — сказал Гарри, прежде чем подошёл к любимой и поцеловал ее.
Джинни бросила все ингредиенты в котел и поставила на средний огонь, непрерывно помешивая, она ждала возвращения Рона.
— Я всё принес! — раздалось радостное восклицание Рона, который вывалился из камина и испачкал ковер в гостиной пеплом.
— Давай быстрее сюда, уже надо добавлять. — Рон подал сестре колбочку с желтой жидкостью. — Отлично! Через двадцать минут можешь забирать зелье и идти к себе домой, там и подождешь один час, пока настоится зелье.
— А как его использовать? — поинтересовался Рон.
— Я же им форму стираю, так замачиваю на два часа. А потом просто стираю как обычные вещи. Думаю, тебе надо будет принять ванну с этим зельем, причем отмокать тебе, братец, надо тоже два часа. А потом просто смыть всё это.
— Два часа лежать в ванной. — Рон опять был в панике. — Мало того, что я не успею вовремя к Гермионе, так я не представляю, как можно столько времени пролежать в ванне. А как же волосы и голова. От них тоже исходит запах.
— Об этом я как-то не подумала. Что же делать?
В этот момент в комнату вошёл Гарри:
— Что у вас опять случилось?
— Рону необходимо пролежать в ванне целых два часа, причем желательно погрузиться с головой. Но вот как?
— Жабросли, — вдруг вспомнил Гарри. — Я их использовал в Турнире Трёх Волшебников. Но они только час действуют.
— И где их раздобыть? — отчаялся совсем Рон.
— Можно у Невилла спросить, всё-таки он у нас любит необычные и редкие растения.
Гарри отправил патронуса Невиллу и через пару минут получил положительный ответ. Рон готов был прыгать от счастья.
— Ну что, братец, бери свое зелье, оно уже сварилось, и сразу с ним лети к Невиллу.
— Боюсь, Невилл не будет рад меня видеть ещё раз. У него аж слезы текли из глаз от этих запахов.
— Сейчас патронуса отправим, чтоб он сразу приготовил две порции жаброслей и отдал тебе прямо с порога, даже и вдохнуть не успеет, а ты уже к себе отправишься.
— Счастливого рождества, — сказал Рон и нырнул в камин.
Невилл всегда рад видеть своих однокурсников со школы, но сегодня он был неприятно удивлен появлением Рона. То есть, с одной стороны, он был рад его видеть и был рад тому подарку, что принес с собой Уизли, а с другой стороны, ароматы, которые источал Рон, не позволили Невиллу в полной мере насладиться обществом друга. Впервые он был рад тому, что Рон уделил ему не больше пары минут. Как можно быстрее Невилл нашел в своих запасах настойку имбиря и отдал Рону, чтобы тот поскорее удалился.
Невилл рассматривал коробку с редким удобрением как самое большое сокровище в мире. Его редко можно было достать в Англии, а тут такая удача! Необходимо будет поблагодарить Джинни. Невилл уже предвкушал, как сразу после Рождества отправится в Хогвартс, чтобы удобрить свое новое растение — Паффудус, которое было очень капризным и с трудом приживалось в новом климате. Но любознательность взяла верх, и Невилл решил открыть коробку прямо сейчас, он уже начал ее распаковывать, как стали появляться патронусы один за другим от Гарри. И более того, нужно было найти Жабросли и снова встретиться с Роном.
Невилл приготовил необходимое количество жаброслей и начал ждал появления младшего Уизли.
Рон, вынырнув из камина, хотел сразу же броситься обнимать друга, всё-таки тот уже второй раз за вечер его выручает. Однако Невилл, уворачиваясь от не слишком ароматных и приятных объятий Рона, задел коробку с удобрениями, та упала на пол, что-то внутри нее громыхнуло, и из нее стал распространяться отвратительный запах, сначала медленно, а затем с сильным напором прямо на Рона. В одно мгновение Невилл наложил на коробку непроницаемое заклинание, и та оказалась внутри прозрачной сферы, не пропускающей запахи.
— Ну вот только этого мне не хватало! — обречённо произнес Рон.
— Не знал, что это удобрение имеет такой запах, — сказал Невилл, не зная, чем ещё он мог утешить друга.
— Ну хоть зелье есть, надеюсь, сейчас отмоюсь. Счастливого Рождества, Невилл, — с этими словами Рон шагнул в камин и отправился в свою квартирку.
После всех процедур с зельем, Рон чувствовал себя заново родившимся. Он пытался обнюхать себя и понимал, что никаких неприятных запахов не наблюдает. Весь ужас этого дня и все зловонные ароматы смылись водой.
Рон понимал, что у него уже нет времени, чтобы как следует приготовиться к свиданию с Гермионой, поэтому очень быстро расчесался, как мог погладил мантию и оделся. Уже перед самым выходом Рон вспомнил о французском одеколоне, подаренном Биллом. Манящими чарами Рон призвал к себе флакон, но вот поймать его у него не получилось, и синий флакон, с грохотом упав на пол, разбился. Рон смотрел на осколки, которые остались от подарка брата, и лужу из одеколона вокруг них, и не знал, смеяться ему или плакать. Сегодня явно кто-то свыше был против него. Опустившись на пол, Рон помакал указательный палец в лужицу и потёр им запястье, а потом и шею.
— Ну хоть немного, — громко сказал Рон самому себе.
После он убрал осколки и хотел было очищающим заклинанием убрать следы одеколона, но решил, что этого не стоит делать, пусть не он сам, так его квартира пахнет французским средством парфюмерии. И через несколько минут, Рон трансгрессировал к заброшенному дому в квартале от дома Гермионы.
«Сегодня явно не мой день, — думал про себя Рон. — Мало того, что я опоздал, так ещё и подарок дома забыл! Что подумает Гермиона? Что ужин в ресторане и есть подарок?»
Рон ругал себя всеми словами, которые знал. Конечно, он объяснит Гермионе про подарок и преподнесёт его завтра, а сегодня Рон решил наколдовать большой букет роз, не являться же к любимой девушке с пустыми руками. Рон представлял, как Гермиона откроет дверь вся такая красивая и нарядная, как на них все будут смотреть в ресторане как на самую красивую и счастливую пару, как они будут танцевать сегодня, как будут ждать наступления Рождества и поздравлять друг друга. А утром отправятся в «Нору» и продолжат праздник там.
С этими мыслями Рон позвонил в дверь. Спустя минуту дверь открылась, и на пороге появилась Гермиона. Рон не сразу ее узнал. Глаза девушки слезились и были заспанными, волосы были собраны сзади в неаккуратный хвост, нос был красным, на нее были надеты синий халат и пижамные штаны.
— Привед, Рон! — Гермиона произнесла это в нос охрипшим голосом.
— Гермиона, что случилось? Что с тобой? — сказал Рон, заходя в квартиру и закрывая за собой дверь.
— Я заболела. С утра проснулась с болью в горле, заложенным носом и температурой. — Гермиона покашляла и продолжила. — Но сейчас мне намного лучше, только нос заложен. — Гермиона взяла цветы из рук Рона. — Я даже не чувствую их запах, я вообще никаких запахов не ощущаю.
Рон готов был рассмеяться в голос, он весь день потратил на борьбу с запахами, а Гермиона их, оказывается, даже не чувствует. Это явно чья-то шутка, несмешная, нелепая шутка.
— Я сейчас переоденусь, и можем отправляться.
— Ты с ума сошла?! В таком состоянии ты никуда не пойдешь!
— Рон, но ты же так хотел отпраздновать Рождество именно в этом ресторане!
— Нет, Гермиона, я хотел провести его именно с тобой вдвоем, и мне все равно где, — Рон подошёл к Гермионе и несмотря на все ее протесты крепко-крепко обнял и, погрузившись своим лицом в ее пушистые волосы, спросил, — а ты совсем никаких запахов не чувствуешь?
— Нет.
— И даже сейчас? — продолжал интересоваться Рон, прекрасно понимая, что голова девушки сейчас находится возле его шеи.
— Если ты меня не отпустишь, то я вообще не смогу больше дышать, слишком сильно ты меня обнимаешь.
Рон освободил Гермиону из объятий.
— Почему ты раньше не сказала, что болеешь, прислала бы патронуса или сову.
— Если, честно, я не знаю, наверное, из-за болезни я даже не подумала об этом и пыталась привести себя в норму как можно быстрее. Теперь и ты можешь заразиться от меня простудой.
— Ничего страшного, значит, завтра будем вместе чихать и кашлять! А встречать Рождество будем здесь, в твоей квартире, я буду поить тебя чаем, чтобы ты быстрее выздоравливала.
Из кухни раздался свисток чайника.
— А вот и чайник закипел, я пойду заварю нам чаю, — сказала Гермиона и направилась к выходу из комнаты. У самого выхода она обернулась и, ещё раз глянув на Рона, сказала. — У тебя красивая мантия. Она тебе очень идёт. Жаль, что не получится пойти в ресторан. На тебя бы все смотрели.
— Нет, смотрели бы все на тебя! А другой одежды у меня с собой нет. Придётся быть в этом.
— А вот и нет! Если ты сейчас откроешь мой подарок, то убедишься в обратном.
С этими словами Гермиона, указав Рону на коробку, лежащую на диване, завернутую в синюю упаковочную бумагу и перевязанную красной лентой, вышла из комнаты.
Рону не терпелось открыть свой подарок как можно быстрее. Внутри коробки лежала зелёная пижама и красный халат, из похожего материалы был сделан халат, который был сейчас на Гермионе. Гермиона, как всегда, со всей серьёзностью подошла к выбору подарка и, как всегда, подарила практичный подарок. Точнее она думала, что практичный, Рон же перестал носить халаты и пижамы сразу, как только съехал из родительского дома.
— Это, чтобы ты почаще оставался у меня, — словно поняв о чем думает Рон, сказала только что вошедшая Гермиона.
Перед девушкой летел поднос с двумя дымящимися чашками и блюдцем с печеньем и шоколадными лягушками. Гермиона отлевитировала поднос на столик и подошла к Рону.
— Тебе нравится?
— Очень. — Рон поцеловал Гермиону, крепко прижимая к себе. Поцелуй получился недолгим, так как Гермиона не могла долго обходиться без воздуха, а носом дышать сейчас у неё тоже не получалось. — Я сейчас же переоденусь.
— А знаешь, эта пижама очень удобная, мне нравится, — сказал Рон уже после того, как переоделся. — Теперь я точно буду чаще здесь оставаться. А может, и вовсе переехать к тебе? — Рон вопросительно посмотрел на Гермиону.
Гермиона не сразу нашлась, что ответить, и просто, улыбнувшись, молча кивнула. Рон подошёл к девушке и, обняв ее, продолжил:
— Знаешь, у меня сегодня был ужасный день, ты не представляешь, что со мной сегодня случилось, где я успел побывать и что сделать, и, в конце концов, я забыл подарок для тебя дома. — И Рон принялся рассказывать Гермионе все свои сегодняшние неприятности и приключения.
— Это просто был не твой день.
— Зато сегодня точно мой вечер, — и, пристально посмотрев Гермионе в глаза, Рон добавил, — наш вечер!
Остаток вечера молодые люди провели, сидя на полу перед камином. Из освещения в комнате остались только тлеющие угли в камине и фанарики на ёлке. Они пили чай и разговаривали, иногда, обнявшись, молча сидели и смотрели на огонь. Гермиона заснула на плече Рона, а он не спешил ее тревожить.
Несмотря на все происшествия сегодня Рон знал, что это рождество он запомнит на всю жизнь!


Свадебные разговоры



Снег бесшумно падал на землю большими белыми хлопьями. Пушистое покрывало окутывало землю, деревья, поля и реки. Природа спала безмятежным сном. Сегодня вечером на улице стояла тихая безветренная погода. Спокойствие природы передавалось и людям. В такую погоду они, - как волшебники, так и маглы, предпочитали сидеть дома около камина, слушать радио, пить чай или горячий шоколад, глинтвейн или сливочное пиво, рассказывать друг другу сказки и легенды.
Неспокойно было только в «Норе». Здесь уже второй день обсуждалась предстоящая свадьба Джинни Уизли и Гарри Поттера. За рождественским ужином влюбленные объявили всем о том, что хотят пожениться в День Святого Валентина. А это означало, что до свадьбы осталось чуть меньше двух месяцев. Миссис Уизли просила дочь и будущего зятя перенести свадьбу на лето или хотя бы на два месяца позже, в такие короткие сроки они ничего не успеют подготовить.
Артур все эти два дня не отходил от жены, успокаивая и поддерживая её, не давал лишний раз разнервничаться. А нервничать было из-за чего – это же свадьба самого Гарри Поттера, спасителя волшебного мира, Избранного, Мальчика-который-выжил и единственной дочери в семействе Уизли! Да на эту свадьбу захотят явиться все волшебники Британии, а может и не только. Молли просто не могла упасть в грязь лицом перед таким количеством людей. Она, как настоящая хозяйка, должна была все хорошо спланировать, - где и как рассадить гостей, какие блюда подать на столы и учесть при этом вкусы каждого, каким способом гости будут прибывать на празднование и где всех разместить. Не последним делом была и организация большого шатра, где будет проходить свадьба, и поддержание согревающих чар, чтобы гости не разбежались раньше времени. Молли не знала за что хвататься в первую очередь и только поддержка мужа ее успокаивала и приводила в чувство.
В это же время Гермиона и Джинни просматривали очередной свадебный каталог с большим выбором платьев, аксессуаров, украшений, причёсок, букетов и прочей свадебной атрибутики. Похоже, что просмотр всего этого вдохновлял Джинни и приводил в восторг, а вот Гермиона уже порядком начала скучать, порой она не видела разницы между очередными моделями платьев, на которые обращала внимание Джинни, не замечала различий в цветах салфеток и скатертей, которые будущая невеста сравнивала и выбирала, а уж в выборе прически, по мнению Гермионы, и вовсе не было смысла, учитывая, что волосы будут прикрыты фатой.
- Знаешь, Флёр обещала, что привезет мне несколько французских каталогов со свадебными платьями по последней моде. Всё-таки у нее было очень красивое платье. – заговорила Джинни. – Может мы бы посмотрели ещё и магловские журналы? Как думаешь, Гермиона?
- Я не знаю. В выборе платья тебе на самом деле лучше поговорить с Флёр. У нее хорошее чувство стиля. А я, ты знаешь, не очень в этом разбираюсь.
- Ох, Гермиона, ты наговариваешь на себя. Посмотрим на тебя, когда вы решите пожениться, будешь все каталоги и магазины просматривать в поисках самого лучшего платья.
Гермиона тяжело вздохнула, ей последнее время не нравились участившиеся разговоры об их с Роном женитьбе, она украдкой посмотрела на Рона, который сидел в другом конце комнаты и играл с Гарри в шахматы, и попыталась перевести тему:
- Смотри, это платье эм-м-м ничего такое? – на самом деле Гермионе это платье напоминало торт, большой такой пушистый торт в несколько ярусов. Они практически все были такими.
Эта реакция подруги не ускользнула от Джинни. Последнее время она все чаще пыталась поговорить с братом или Гермионой об их планах, всё-таки они живут вместе уже два года и даже не обручились ещё. Но вместо ответа, хоть какого-нибудь ответа, Рон и Гермиона тут же переводили тему и странно переглядывались. Беспокойство за их отношения охватило Джинни, и она решила, что должна это как-нибудь обсудить с Гарри, всё-таки они с Роном лучшие друзья и к тому же вместе работают.
-Да, да. В этом что-то есть. - вслух сказала Джинни, а про себя подумала, что выбор платья и в самом деле придется обсуждать с Флер.
Джинни решила перевести тему разговора и узнать, что думает Гермиона по поводу общего стиля свадьбы. Будущая миссис Поттер заговорила очень быстро, почти скороговоркой и немного несвязно, суть ее речи порой сложно было уловить.
- Я вот все думала оформить свадебный шатер и снаружи и внутри одинаково, чтобы все было в таких оранжевых тонах. Потом решила, что это не подойдёт, так как и так много рыжих. Тогда решила, что можно все сделать по-весеннему - много зелёного и много цветов или все-таки сделать в голубых тонах раз уж свадьба зимой. Можно голубые скатерти. Кругом ленты голубые и синие. А еще ледяные скульптуры. Как думаешь?
- Я думаю, - решительно заявила Гермиона. - Что это тебе лучше обсудить с Гарри. Это и его свадьба тоже. Здесь он должен принимать самое активное участие.
- Я уже говорила с ним на эту тему, и он просто поддакивает на любое мое предложение. Парни вообще в этом ничего не смыслят. Вот, смотри.
Джинни открыла буклет на странице, где были изображены примеры цветов свадебного шатра. Цвет двух представленных на странице образцов практически не отличался друг от друга. Один образец был нежно бежевого цвета с гордой подписью "слоновая кость", второй же отличался от первого тем, что был буквально на четверть тона светлее и назывался "брызги шампанского". Джинни взяла каталог и подошла к Гарри и Рону.
- Гарри, как думаешь, какой цвет шатра будет лучше смотреться?
Гарри оторвал голову от шахмат и посмотрел на протянутый невестой журнал. Громко сглотнув, он хотел что-то сказать, но вместо этого начал кашлять. Необычная реакция друга привлекла внимание Рона. Он быстро взглянул на протянутые страницы и сквозь смех сказал:
- Джин, ты сама хоть разницу видишь? Это же бред. Просто ткни пальцем и выбери. Ну, или монету брось!
Гермиона поняла, что сейчас может разгореться спор и под предлогом того, что ей нужно в туалет, вышла из комнаты.
- Я так и думала, - сказала Джинни. – Вам, парням, все равно.
- Нет, Джинни, что ты такое говоришь. Мне не все равно. Просто здесь плохо видно, чем отличаются эти образцы. Они почти одинаковые. - при этих словах Рон еле подавил смешок, а Гарри с укором на него посмотрел. - Я думаю, при лучшем освещении завтра с утра мы определенно что-нибудь выберем.
Рон не сдержался и засмеялся:
- Да тут каким бы ни было бы освещение! Они одинаковые. Если б ты предложила красный и синий. Вот это разница. А так, ерундой занимаешься!
- Посмотрю на тебя, когда вы будете планировать свою свадьбу. Давно пора, вообще-то.
Рона порядком достали эти разговоры и намеки на свадьбу.
- Не буду вам мешать. - сказал Рон и, резко встав, пошел к выходу из дома. Вскоре послышался стук входной двери.
- Гарри, нам надо серьезно поговорить, - сказала Джинни, когда они остались наедине.
- Если ты на счёт этих шатров, то я, правда, не знаю какой лучше.
- Да нет. Я и сама не особо вижу разницу. Это, наверное, для людей из высшего общества, типа Малфоев. Просто, - Джинни слегка замялась. – Понимаешь, у меня ощущение, что между Роном и Гермионой что-то происходит. Что-то странное. Ты заметил, как они ведут себя последнее время, когда я спрашивала или делала хоть какие-то намеки на их свадьбу? Они всегда меняли тему и никогда не отвечали. Вот и сейчас Гермиона сбежала. И Рон тоже.
- Ну, может они пока не хотят жениться!
- Они уже два года вместе живут. Тут что-то другое. Я боюсь, что они хотят расстаться, если уже не расстались!

***

Гермиона стояла в ванной комнате, прислонившись к двери, и думала, что она обязана поговорить с Роном о том, что происходит, и, наконец, расставить все точки над «i». Девушка включила кран с холодной водой, сполоснула лицо, затем вымыла и вытерла руки, и направилась к выходу из ванной комнаты. Тихонько закрывая за собой дверь, Гермиона думала, под каким бы это предлогом вытянуть Рона и поговорить наедине, как вдруг услышала хлопок входной двери. Это показалось ей странным, никто сегодня не планировал покидать «Нору», тогда, вероятно, кто-то пришел. Гермиона решила прислушаться к голосам, доносившимся из гостиной. Но никаких новых она не услышала, - здесь были только Гарри и Джинни, девушка уже хотела развернуться и отправиться на поиски Рона, как вдруг ее привлекла тема разговора ее друзей, всё-таки они обсуждали их с Роном отношения. Гермиона подошла ещё ближе и встала около самой двери, здесь она все прекрасно слышала.
- Джинни, милая, тебе показалось. Не могли они расстаться. Мы бы все уже об этом знали!
- Почему тогда они так реагируют на вопросы о свадьбе и помолвке? Почему не хотят открыто сказать, что не хотят жениться, а все переводят тему? Почему сейчас сбежали?
- Ты задаешь себе слишком много вопросов. Они просто не хотят говорить об этом и всё. Не лезь в их дела! Мы все узнаем в свое время.
- Гарри, не хотела сразу говорить, но дело в том, что я недавно, примерно две недели назад, видела как Гермиона читала «Ежедневный пророк», раздел «Недвижимость». И решила, что они с Роном хотят поискать другое жилье, побольше. Но, когда я спросила у нее, не переезжают ли они, она сказала, что она не переезжает, и сделала акцент, что именно ОНА не переезжает!
- Глупости, она могла просто просматривать «Пророк» и ты застала ее на том месте, когда она открыла страницу с разделом про недвижимость. Джинни, ты сама сейчас думаешь только о предстоящей свадьбе и хочешь, чтобы все кругом думали так же.
- Считаешь меня помешанной? Нет, Гарри, я чувствую, что-то здесь не то. Ну, скажи, разве ты не заметил ничего подозрительного? Я же вижу, тебя это тоже беспокоит.
- Хорошо, предположим, у них и в самом деле сейчас не всё гладко, но, если бы они расстались, мы бы это точно знали, зачем им молчать и скрывать это?
- Может, не хотели всех расстраивать перед праздниками, рождество всё-таки. А теперь, когда Рон будет твоим шафером, а Гермиона моей подружкой невесты, они тоже решили пока не говорить, не расстраивать нас. К тому же, на сколько, я помню, ты сам говорил, что Рон в последнее время уходит с работы один и не заходит за Гермионой. Раньше-то они всегда вместе шли домой, так?
- Да, это точно. Уже около двух недель такое происходит. – голос Гарри при этом дрогнул.
Он неожиданно вспомнил, как Рон однажды явился на работу со своей любимой кружкой, которую ему подарил Дин Томас года три назад на день рождения. На кружке была изображена магловская девушка в купальнике, и, когда в кружку заливаешь кипяток, купальник девушки исчезал. Гермиону эта вещь очень раздражала и она просила Рона избавиться от этого подарка, на что Рон ответил: «Эта кружка из этой квартиры уйдет только вместе со мной.»
К тому же, Гарри стали вспоминаться последние дни, когда Рон приходил на работу вялым и не выспавшимся. В целом поведение его не изменилось, но вот с утра он больше не напевал себе песенки под нос, не улыбался и не желал всем и каждому доброго утра. Все это сейчас очень насторожило Гарри.
- Знаешь, милая, я кое-что припомнил. – заговорил Гарри после непродолжительного молчания, и рассказал Джинни все, о чем только что думал. – Но всё равно я не понимаю зачем им молчать об этом.
- Если все это правда, и они в самом деле расстались, я их убью, честное слово!
- Джинни, пожалуйста, успокойся. Давай лучше твои шатры посмотрим, и как только выдастся случай, поговорим с ними.
- И где они сейчас? Рон сбежал на улицу, может уже и к себе домой, а Гермиона, наверное, последует его примеру.
- Всё будет хорошо, - сказал Гарри, однако, его голос выдавал беспокойство, он переживал за друзей, за своих лучших друзей, которые стали ему семьёй. – Давай лучше сюда свои каталоги, посмотрим, что там интересного!
Джинни весело рассмеялась и поцеловала своего жениха.
Гермиона поняла, что хлопок двери, который она услышала, - это Рон вышел прогуляться. Значит, и ей нужно было идти на улицу. Она тихонько проскочила мимо гостиной и, быстро накинув верхнюю одежду, выбежала из дома.


Рон долго бродил вокруг дома и старался не думать над поведением и словами сестры. Всё-таки они с Гермионой решили никому ничего не говорить, пока не говорить. Ещё немного времени, и все всё узнают. Проходя, в который раз, мимо скамейки, которая находилась примерно в двухстах футах от дома, Рон решил присесть на неё. Скамейка почти полностью была погружена под снег. Рон расчистил её и, сев, задумался. «Когда свадьба? Давно пора! Вот посмотрю я на тебя, - вспоминал Рон слова сестры. – надоели уже. Просто мы с Гермионой…»
- Рон! – девушка окликнула Рона и, подойдя ближе, села рядом - Рон, нам надо им все рассказать!
- Они нас убьют, Гермиона!
Гермиона все ещё прокручивала в голове слова друзей, которые она только что подслушала и решительно замотала головой.
- Нет, Рон, - настойчиво сказала Гермиона, - нам надо им все рассказать, и как можно скорее!
Гермиона смотрела на Рона своими карими глазами, не отводя взгляда, и как бы умоляла его согласиться с ней. Рон не мог устоять перед таким ее взглядом, он ближе подвинулся к девушке и прошептал:
- Ради вас, миссис Уизли, я готов на всё!
- Рон, - Гермиона рассмеялась, - я же не поменяла фамилию, ты помнишь?
- Но все равно ты моя жена, а значит Уизли! Может, потом, когда всем расскажем, поменяешь! Хотя, нет, лучше не надо. И так слишком много Уизли. - Рон наклонился к Гермионе и поцеловал её.
- А может так даже лучше будет, - начал разговор Рон сразу после поцелуя.
- Ещё совсем недавно ты говорил, что нас убьют, когда узнают, что мы уже полгода как женаты! Как же быстро меняются твои взгляды.
- Полгода? Я думал, это было вчера, ну или позавчера.
- Да, время быстро летит. Надо было сразу признаться, как только вернулись из отпуска.
- Мне казалось тогда, что если мы признаемся всем через какое-то время, нас не заставят делать праздничное торжество. Ты же помнишь, что устроила мама, когда Джордж и Анжелина сказали, что они не хотят устраивать пышных торжеств. А в итоге она их просто заставила сделать настоящую в ее понимании свадьбу.
- Помню. Было, между прочим, очень весело. И у Анжелины было очень красивое платье.
- У тебя было самое красивое платье, оно ни в какое сравнение не идёт с этими пышными, похожими на облако платьями.
- Это был обычный сарафан, Рон, самый обычный.
Гермиона все ещё думала рассказать Рону о том, что она только что подслушала, или не стоит. И решила, что лучше ему ничего не говорить, его реакцию предугадать сложно, да и проговориться случайно он тоже может, а вряд ли Гарри и Джинни обрадуются тому факту, что их подруга подслушивала.
- Может, мы пригласим всех на ужин в наш новый дом? – предложила Гермиона.
- Там же ещё ремонт полным ходом, столько всего сделать надо, дом ещё не готов к принятию гостей.
- Устроим чаепитие в беседке, она просторная, все поместятся, наложим на нее согревающие чары, как думаешь?
- Это хорошая идея. И заодно привлечем всех к ремонту в доме.
- Только избавься от своей дурацкой кружки.
- Она разбилась на работе, так что не волнуйся, больше нет у меня этой дурацкой кружки. – и Рон как-то хитро заулыбался.
Гермиона знала эту его ухмылку и отлично понимала, что он что-то скрывает или недоговаривает.
- Рон! – Гермиона вопросительно посмотрела на супруга, подняв одну бровь вверх. – Ты ничего не хочешь сказать мне?
- Ну-у-у, - начал Рон. – Мы с Джорджем выпускаем в продажу похожие кружки с нового года. Только никаких голых женщин и мужчин. – поспешил добавить Рон.
- Пошли в дом, нас, наверное, заждались.
- Подождут ещё. Мне с тобой здесь хорошо, мне с тобой вообще везде хорошо.


Оставить отзыв:
Я зарегистрирован(а) в Архиве
Имя:
E-mail:


Подписаться на фанфик

Top.Mail.Ru