Ma_ria    закончен   Оценка фанфикаОценка фанфикаОценка фанфика

    Если вы хотите прочитать про какой-нибудь очередной подвиг Гарри & Co - даже не заходите сюда. Если, увидев среди героев Поттера и Снейпа вы надеетесь на новую слэшную историю любви - вам этот фанфик просто противопоказан. Новые герои, старые герои, всё смешалось, перепуталось... Это первая часть трилогии, понравится - будет продолжение.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Новый персонаж, Северус Снейп, Гарри Поттер
    Общий || PG-13
    Глав: 35
    Прочитано: 60008 || Отзывов: 35 || Подписано: 6
    Начало: 17.02.05 || Последнее обновление: 10.06.05

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

Наследница

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1 Встречи и расставания



Он опоздал. Эта мысль, которой он так боялся, вонзилась в сознание острым ножом. Вместе с палочкой, выпавшей из внезапно ослабевших рук, куда-то очень глубоко в чёрную пугающую бездну провалилось сердце, и казалось, что ему оттуда никогда уже не подняться.
Он шатающейся походкой подошёл к лежащей на полу неподвижной фигурке молодой девушки и, как пушинку, подняв ее на руки, порывисто прижал к себе.
Её широко раскрытые синие глаза были устремлены в неизвестность, а он никак не мог поверить в то, что больше никогда не увидит их тепла.
Всё закончилось. Этот жестокий мир отобрал его солнце.
Медленно проходили минуты, а может и часы. Ему больше не было больно, внутри образовалась пустота. Он больше не знал где он, и зачем он здесь; просто продолжал прижимать к себе бездыханное тело, боясь, что если он отпустит его, произойдёт что-то ужасное.
Откуда-то, из глубин его подсознания, доносился детский плач. Он становился всё громче, пока не превратился в рыдания.
«- Ты спасёшь мою девочку? Обещай мне, что если что-то случится...
- С тобой ничего не случится!
- Прошу тебя, обещай мне!
- Да, я обещаю...»
Человек посреди комнаты внезапно пришёл в себя. Он бережно, как хрупкий бьющийся предмет, опустил ту, которую любил больше всего на свете и, подойдя к шкафу в углу комнаты, отодвинул его. Детский плач стал ещё отчётливее. Несколько досок на полу немного выпирали, и он нетерпеливо отбросил их в сторону.
В небольшом отверстии лежал замотанный в несколько одеял маленький шевелящийся комочек. Девочке ещё не исполнилось и года, но она быстро оценила ситуацию и, перестав плакать, решительно протянула крохотные ручонки к своему спасителю.
Но мужчина не спешил брать ребёнка на руки. В его суровом взгляде отражалась происходившая в нем напряжённая борьба между ненавистью и чувством долга.
«- Обещай мне...»
Он осторожно взял девочку на руки. На её шейке блеснула половинка серебряного медальона, и он с трудом подавил в себе желание сорвать его.
- Это ты во всём виновата, - тихо произнес мужчина, веря себе всё меньше и меньше и, укрыв беззащитный свёрток своим чёрным плащом, вышел из развалин дома, где когда-то был самым счастливым человеком и не подозревал, что счастье не может длиться вечно.


Часы уже пробили полночь, а молодой человек лет двадцати пяти продолжал сидеть за столом, увенчанным горой книг. Лето подходило к концу, и надо было как следует подготовиться к новому учебному году. Он ещё с детства знал, что Защита от тёмных сил очень – сложный и в то же время очень важный предмет, особенно в это тяжёлое для всех время, и теперь, когда ему выпала возможность преподавать его, старался не упустить ни одной мелочи.
Опускаясь всё ниже, его голова, наконец, достигла стола, веки сомкнулись, не в силах противостоять усталости, а большие круглые очки сползли на кончик носа.

Ему опять снился этот день. Великий день падения Волдеморта. Его последние слова о наследнике, который скоро придёт, и мир ужаснётся ему ещё больше, чем его отцу. Никто не придал значения этим словам. Все радовались, праздновали долгожданную победу над злом, не обращая внимания на Дамблдора, который выглядел ещё более озабоченным, чем раньше. Его не в первый раз нарекали сумасшедшим, но не прошло и года, как беспокойство и страх появилось на лицах у всех. Прокатилась новая волна убийств. Вновь воспрявшие духом, Пожиратели смерти уничтожали врагов и простых невинных людей под предводительством нового Тёмного лорда, унаследовавшего все способности и идеи своего отца и даже превзошедшего его.
Салазар. Это имя первого мага, попробовавшего вкус чёрной магии, всё реже произносилось запуганными волшебниками. Оно внушало такой же страх, как и его обладатель, как когда-то имя Волдеморта.
Для всех стало неожиданностью, когда подающий большие надежды выпускник Хогвартса, у которого была замечательная жена и новорожденная дочь, признал себя наследником и последователем самого жестокого чёрного мага и встал на путь убийств и разрушений.
Он и свою дочь хотел воспитать похожей на себя, но его жена, рискуя жизнью, сбежала, забрав ребёнка.

Молодой человек продолжал спать, уткнувшись носом в книгу, и не заметил, как в его камине, окутанная пеленой зелёного дыма, появилась девушка. Она громко чихнула и вылезла наружу, отряхиваясь от сажи.
Девушка подошла к спящему молодому человеку, села рядом и нежно провела рукой по его непослушным волосам.
Гарри Поттер вздрогнул от неожиданности и проснулся.
- Герми? - спросил он сонным голосом.
- Вообще-то я Гермиона. С добрым утром.
Гарри сладко потянулся и поправил очки.
- А что, уже утро?
- Не совсем, сейчас 4 часа. Кстати, не хочешь предложить мне кофе?
Гарри с трудом залез под стол, достал закатившуюся палочку и произнёс несколько слов. Из кухни послышался звон посуды.
- Герм, обычно ты не наносишь визиты в такое время. Ты что, так хотела меня видеть? – Гермиона закатила глаза, но Гарри, только улыбнувшись, продолжал: - Я так и знал, ты пожалеешь, что вышла замуж за Рона и в конце концов вернёшься ко мне. Знаешь, я даже не возражаю, что у вас есть сын, даже наоборот, я готов воспитать его как собственного, и...
- Он нашёл их, Гарри.
- Что?
- Салазар, он нашёл их.
Гарри хотел спросить что-то ещё, но не смог. Ком в горле и страх, нарастающий внутри, ответили ему за Гермиону.
- Не волнуйся, Гарри, с девочкой всё хорошо, там только что был Снейп и забрал её.
Поборов себя, Гарри, наконец, спросил охрипшим от волнения голосом.
- А Джей?
Гермиона опустила голову, чтобы скрыть слезу, блеснувшую в уголке её глаза.
- Она мертва, Гарри.
- Нет… не может быть… Ты, наверное, ошиблась…
Гарри несколько секунд стоял, не двигаясь, а потом одним резким движением смахнул со стола весь свой труд, над которым работал несколько часов, заставив Гермиону подпрыгнуть.
- Этому миру уже ничего не поможет, если уходят такие люди, - тихо проговорил он, так сильно сжав кулаки, что ногти впились в кожу. Но Гарри ничего не чувствовал. Боль, переполнявшая его изнутри, заглушала всё остальное.

Гарри был на седьмом курсе, когда в их школу пришла Джей Бойлен. Сидя за своим гриффиндорским столом, он сразу обратил внимание на маленькую, застенчивую девочку с длинной копной светлых волос и проникающим в самую душу взглядом синих, как вечернее небо глаз. Она была маглорожденной и очень переживала, что её не примут в круг избранных чистокровных волшебников. Так и случилось. Но, попав в Гриффиндор, она скоро поразила всех своими способностями. Её называли самой многообещающей и талантливой девочкой за последние десять лет, не считая, конечно, Гермионы. Правда, у всех бывают недостатки, и у Джей совсем не ладилось с зельями, к огромному сожалению её и Гарри, который не понаслышке знал, кто такой профессор Снейп, и каким он бывает в гневе. Из кабинета зельеваренья постоянно слышались его крики вперемешку с оглушительными взрывами содержимого её котла.
Уже когда через пять лет Гарри вернулся в школу преподавателем защиты от тёмных сил, он по-настоящему подружился с шестнадцатилетней девушкой. Как ни странно, она напоминала ему самого себя, каким он был в детстве - мальчишку, любившего нарушать правила, блуждая по ночным коридорам Хогвартса. Она не боялась ничего, разве что пауков. Нередко он заставал её за попыткой проникнуть в запретную секцию библиотеки, исследовать все тайны Темного леса или просто, крадущуюся, как тень, среди спящих портретов и рыцарских доспехов. В таких случаях Гарри всегда делал строгое лицо, интересовался, сколько потайных ходов ей уже удалось найти, и велел отправляться спать, не забывая предупредить об опасности под названием «профессор Снейп». Снейп всё также нещадно продолжал снимать баллы с Гриффиндора, хотя после того, как Гарри окончил школу, их количество заметно уменьшилось.
В ответ на предостережение Джей только загадочно улыбалась. Причину этой улыбки Гарри понял только через год, когда, зайдя в кабинет Снейпа с целью обсудить несколько вопросов, он обнаружил профессора и его самую неспособную к зельям ученицу в объятьях друг друга.
Той ночью Гарри не спал. Он думал, пытался понять, несколько раз даже хотел пойти и хорошенько пригрозить Снейпу, чтобы тот оставил наивную девочку в покое. Но к утру он понял, что единственная причина, заставившая строгого профессора, так принципиально соблюдающего правила, нарушить их все могла быть только любовь. Гарри никогда прежде не мог предположить, что Снейп способен на это, к тому же, он рисковал своей репутацией и должностью преподавателя.
Гарри молчал. Он ни словом не обмолвился о том, что видел, в то время как внутри его боролись чувства уважения, восхищения и презрения к бывшему профессору.
Но ему и не нужно было ничего говорить. Всё сделали за него, когда однажды вечером один семикурсник из Равенкло увидел неосторожную парочку. На следующее утро об этом знала вся школа, а днём туда примчался Фадж, чтобы разобраться с профессором. Все учителя присутствовали на этом позорном мероприятии. Каждый понимал серьёзность того, что сделал Снейп, но многие склонялись на его сторону, гордого и благородного, а не Фаджа, который с раскрасневшимися от возбуждения щеками бегал по всему кабинету, усердно жестикулируя.
Ни один мускул не дрогнул на лице профессора, когда его, взрослого сознательного человека, обвинял какой-то глупый коротышка, обвинял за его любовь. Вряд ли он даже слышал все эти оскорбительные слова. Взгляд Снейпа был прикован к беззащитно сжавшейся в углу семнадцатилетней девушке, которую он так и не смог научить зельям, но за то она научила его чему-то более важному, она научила его радоваться этой мрачной жизни, которая, казалось, уже потеряла всякий смысл.
Дамблдор с достоинством отстоял своего мастера зелий и Снейп остался в школе. А все её «добрые» обитатели, которые за спиной Снейпа обсуждали его аморальный поступок, всеми силами рвались помочь бедной, обманутой девочке, хотя их об этом вовсе не просили. Каждый пытался взять на себя роль давно погибших в автокатастрофе родителей Джей и сделать для неё самое лучшее. Лучшим им казалось замужество с одним из самых перспективных выпускников этого года Бриеном Салазаром.
- Гарри, эй, - Гермиона помахала рукой перед его лицом, оторвав от воспоминаний.
- Извини.
Гарри наклонился и начал собирать разбросанные по всему полу листки.
- Гарри, - девушка пыталась говорить спокойно, но голос предательски дрожал.
Он поднял голову и посмотрел на неё. Ведь в той страшной битве с Волдемортом она могла погибнуть, да и не только она, Рон, Джинни, Невилл, он сам, наконец. Но все они выжили. Почему одним так везёт, а другим нет?
- И... как там Снейп, - с трудом выдавил из себя Гарри.
- Не знаю, но ему сейчас тяжелее всех. Ведь он спешил туда, чтобы предупредить её, но не успел... - комок опять сдавил её горло, не дав договорить.
- А что будет с девочкой? Салазар будет искать её и дальше.
- Не только Салазар, ведь половина министерства считает её злом, такой же, как её отец.
- Но это же неправда. И...
В эту минуту из кухни послышался звон бьющейся посуды. Гарри невесело усмехнулся.
- Я, тот, кого называют героем, обладатель ордена Мерлина 1 степени, так и не научился простейшему заклинанию, которое может заставить кофе вариться.


Миссис Миллер, старшая воспитательница детского дома при монастыре имени Св. Петра, привыкла к ночным визитам и сегодня, уже в который раз, ей снова не удалось поспать.
В длинной ночной рубашке, с чепчиком на голове женщина была похожа на привидение, неслышно плывущее в тёмных коридорах в тусклом свете мерцающего пламени огарка свечи.
Выйдя на улицу, она совсем не удивилась, увидев на пороге ребёнка, замотанного в огромный чёрный плащ.
- Ну вот, - пробормотала себе под нос миссис Миллер, - ещё один. И что эти родители себе думают…
Наклонясь к малышу, она увидела конверт, сжатый в крошечной ручке. На нём ровным красивым почерком было написано: «Для Виктории Джей Салазар в день её одиннадцатилетия».
Дальше стояла дата рождения и другие важные сведения.
Женщина взяла письмо и положила его себе в карман.
- Твоя мамочка решила этим письмом искупить свою вину, как будто тебе это поможет.
В свете луны на шее девочки что-то блеснуло. Женщина увидела серебряный медальон такой красивой и тонкой работы, что её рука сама потянулась в украшению. Но как только она прикоснулась к нему, руку обожгло огнём и на пальце сразу же появилось покраснение. Ханна Миллер не была человеком, которого что-то могло удивить или напугать. Вещи, казавшиеся ей странными, по ее мнению просто не стоили внимания. Если женщина чего-то не понимала, она просто забывала об этом. Вот и в этом случае она не стала утруждать себя, размышляя, из какого металла сделан медальон и почему он не приносит никакого вреда малышке.
Миссис Миллер взяла девочку на руки и уже собиралась зайти в дом, как вдруг она увидела стоящего неподалеку человека, мужчину с чёрными, как смоль волосами и такими же чёрными глазами. От этого взгляда она пошатнулась - в нём словно слились боль, обида и злость на всё человечество.
Мужчина еле заметно кивнул ей, в последний посмотрел на ребёнка и исчез. Да, именно исчез.
На мгновение это смутило миссис Миллер, но через минуту она уже поднималась по ступенькам в свою спальню, неразборчиво бормоча что-то о безответственных родителях.

10 лет спустя

- Мисс Виктория, ну что вы опять наделали? Посмотрите на этот ужасный синяк! Сколько вам можно повторять, вы девочка, а девочкам нельзя драться с мальчишками!
У медсестры детского дома появилось гораздо больше пациентов, когда одной лунной ночью здесь появилась Виктория Салазар, или просто Вик, как её все здесь называли. Эта девочка с каждым годом приносила всё больше хлопот: она постоянно сбегала с уроков, забиралась в запертые на ключ кабинеты преподавателей (никто так до сих пор и не выяснил, как она это делает) и участвовала во всех местных драках.
Между собой учителя называли её маленьким чертёнком. На первый взгляд девочка была похожа на невоспитанного сорванца: потёртые джинсы, грязная футболка, неровно подстриженные чёрные волосы (она стригла их сама тупыми ножницами). Только её огромные синие глаза совсем не соответствовали общему виду, их взгляд напоминал взгляд ангела, хотя меньше всего на свете Виктория походила на это возвышенное существо. Поэтому все решили, что такие глаза ей случайно достались в наследство от одного из родителей.
Медсестра ещё не успела полностью наложить пластырь, как из двора в раскрытое окно влетел крик «Эй, Вик, ну долго ты там ещё?», и девочка, нацепив на голову любимую кепку, вылетела из кабинета, оставив растерянную медсестру с пластырем в руках.
В этот летний день, когда на безоблачном небе светило солнце, а птицы беззаботно пели, в тени здания, спрятавшись от посторонних глаз, Виктория Салазар со своими верными подпевалами разрабатывали план мести.
- Слушай, Вик, он же тебя треснул! Ведь ты этого так не оставишь, правда? – Майк, девятилетний худенький мальчик, называл себя лучшим другом Виктории, и только ему позволялось вслух говорить о её поражениях. Все остальные только согласно закивали.
В ответ на это Вик улыбнулась, достала из кармана огромную зелёную жабу и демонстративно пронесла её по кругу перед сморщенными от отвращения носами окружающих.
- Я стащила это сегодня из лаборатории, - восторженно произнесла она, - я думаю, Дилан будет долго орать, когда обнаружит это сегодня ночью у себя в постели.
Все одобрительно закивали, в чём не было ничего удивительного - друзья всегда соглашались с Вик.
- А я, - прошептал Денни, - нашёл сегодня огромного паука. Может, познакомим его с Колином, этим занудой, который вечно ходит за Диланом?
Девочка решительно помотала головой.
- Денни, я же просила тебя не произносить при мне слова «паук», ты же знаешь, как я к ним отношусь.
Мальчик пожал плечами и не стал возражать.
Майк вдруг хлопнул себя по лбу.
- Вик, слушай, у тебя же завтра День Рождения; если тебя сегодня поймают, ты проведёшь его взаперти!
- Подумаешь, - она закатила глаза, - великое событие – День Рождения. Запомните: нет ничего важнее мести, но если вы боитесь, то можете не ходить со мной.
Все наперебой бросились возражать. Вик всегда предлагала им отступить перед очередной проделкой, но никто никогда не слушал и не бросал её. Да и всё равно наказывали всегда только Викторию, кто бы ни был с ней рядом. Её наказывали даже тогда, когда она ничего не делала - просто потому, что она была всем известным маленьким чертёнком.

По тёмному коридору осторожно крались пять маленьких фигурок. Впереди шла девочка, она была немного старше, и остальные относились к ней почти как к маме. В одной руке девочка держала зажжённую свечу, а в другой – огромную жабу.
Цель, а ею была спальня мальчиков, была уже близка, как вдруг в коридоре послышались шаги. Мальчишки поспешили разбежаться по своим комнатам, но Вик осталась. Затушив свечу, она отступила в тень.
Дежурная воспитательница прошла мимо, ничего не заметив, и Виктория продолжила свой путь.
Не успела она открыть дверь в спальню «врагов», как её втащило туда несколько сильных рук и она почувствовала на себе тяжесть одеяла. Когда Вик, наконец, удалось просунуть голову наружу, она увидела всю компанию неприятелей во главе с их главным вожаком Диланом Маклейном. Ему было четырнадцать лет, и это преимущество он использовал, как только мог. Их с Викторией напряжённые отношения начались с самого детства, когда они в первый раз подрались. Но некоторые избранные из шайки Дилана были посвящены в тайну, что Вик ему ужасно нравится.
Девочка полным достоинства и пренебрежения взглядом посмотрела на противника.
- Я знал, что ты придёшь, - усмехнулся он.
- И это всё, на что хватило твоих крошечных мозгов?
Кто-то попытался рассмеяться, но после короткого брошенного строгого взгляда Дилана в комнате вновь воцарилась тишина.
- Слушай, Маклейн, - начала Вик, растягивая слова, - советую тебе сейчас же отпустить меня, иначе...
- Иначе что? Придёт твой папочка и превратит меня в крысу?
- Нет, я не думаю; если уж он придёт, что произойдёт очень скоро, он сделает с тобой что-то более ужасное, например...
- А почему ты всё время врёшь, а, Вик? Живёшь рассказами миссис Миллер о загадочном «человеке в чёрном»? Может, он и был твоим отцом, но ты упускаешь одну важную деталь: он бросил тебя, ты ему не нужна.
Виктория яростно сжала кулаки. Она не знала родителей, у неё остались только серебряная половинка медальона от матери и чёрный плащ от отца, в котором её нашли. Но девочка ни кому не позволяла плохо говорить о них. Она часто пыталась представить себе человека, которого в ту ночь видела миссис Миллер. Вик всегда верила, что у него были очень важные причины, чтобы отдать её сюда, и каждый день ждала, что он вернется.
В глазах Виктории загорелась недобрая искорка, и в то же мгновение стакан с водой, стоявший на прикроватной тумбочке Диллана, разбился в дребезги.
Никто не удивился. Все давно знали, что когда Виктория Салазар злится, вокруг бьётся посуда.
На этот звук в комнату вбежала перепуганная воспитательница. Она прочитала увлекательную лекцию о школьных правилах и отвела девочку к миссис Миллер, которая за 10 лет уже, к несчастью, успела стать здесь директором. Торжествующий взгляд Дилана померк сразу же, как только нарушительницу увели.
- Ну вот, - проговорил Колин, сочувственно глядя на друга, - вряд ли ты завтра её увидишь. Как же твой подарок ко Дню рождения?
- Обойдётся, - буркнул мальчик и принялся убирать с пола осколки стакана.
- Ну что ж, - тон миссис Миллер был строгим, как всегда, но Вик, не обращая на нее внимания, блуждала взглядом по её кабинету, - я не буду тебе объяснять, Виктория, как плохо ты поступила.
- Спасибо огромное, мне стало намного легче, - съязвила девочка.
- Не надо так со мной разговаривать. Мне придётся тебя наказать, Виктория, и я даже не посмотрю на то, что у тебя День рождения.
- Мне придётся провести его в чулане с мётлами и швабрами?
- Вот именно!
Вик попыталась изобразить на лице безразличие, но это вышло не очень убедительно. Что не говори, а проводить 200 из 365 дней в году в тёмной комнате с пауками было не очень весело.
- Но, - миссис Миллер улыбнулась и достала из ящика стола смятый конверт, - у меня есть для тебя подарок.
Девочка рассмеялась.
- А, это то письмо моей матери, которое я прочитала ещё два года назад? Знаете, было совсем не сложно забраться к вам в кабинет и забрать письмо, но когда я его возвращала, возникли некоторые осложнения.
О, лучше бы она молчала. При каждом слове ноздри воспитательницы раздувались всё сильнее, а брови сливались в одну линию.

Через десять минут дверь чулана захлопнулась за «старой мымрой», как ученики «ласково» прозвали свою воспитательницу, и Вик осталась одна в темноте. Одна мысль о пауках заставила её поёжиться. Хотя она была не совсем одна. С ней было письмо.
Девочка раскрыла конверт. В темноте невозможно было разглядеть букв, но в этом не было необходимости. Виктория знала текст наизусть.

Моя девочка, моя Виктория,
Как бы мне хотелось быть с тобой в день твоего одиннадцатилетия, день, когда вся твоя жизнь должна измениться.
Но если ты держишь в руках это письмо, значит меня уже нет. Я хочу, чтобы ты знала, что я больше всего на свете любила тебя, тебя и ещё одного человека... И только что-то ужасное и непоправимое могло заставить меня расстаться с вами. Не обижайся на меня, пожалуйста, я сделала много ошибок в своей жизни, может быть, если бы мне хватило смелости отстоять своё счастье, мы были бы сейчас вместе.
С тобой и с ним...
Виктория, ты необыкновенная девочка и, скорее всего, ты уже это заметила. Ты обладаешь силой, которой многие могли бы позавидовать. Наверное, ты читала о волшебниках в сказках, даже не задумываясь о том, что ты - одна из них. Может, это прозвучит для тебя немного странно, но ты осознаешь и привыкнешь к этому. Ты будешь учиться в самой лучшей школе волшебства и чародейства, узнаешь много нового; и я прошу тебя, постарайся серьёзно относиться ко всем предметам, особенно к зельеваренью. Мне эта сложная наука так и не далась...
Вик, я не могу ничего подарить тебе, но кое-что у тебя от меня останется. Половинка медальона у тебя на шее. Умоляю, береги её как самое дорогое, что у тебя есть, всегда носи этот подарок и, может быть, когда-нибудь он спасёт тебе жизнь.
Будь счастлива, моя девочка, и всегда помни, что я люблю тебя...

По лицу девочки, сидевшей на полу в тёмном чулане, катились слёзы. Она вытерла их кулаком, сжимающим заветный медальон, но они всё продолжали течь, прокладывая мокрую дорожку по лицу и закатываясь за воротник.
Она написала, что любила кроме неё ещё одного человека, конечно, её отца, но почему нет ни слова о том, как его зовут и где его искать. Он ведь жив, девочка чувствовала это.
Вик обняла потрёпанный чёрный плащ, в котором её нашли. Она всегда надевала его, когда отправлялась «на дело», для удачи. Мечтая поскорее увидеть его обладателя, девочка закрыла вдруг ставшие тяжёлыми веки и уснула.

Она проспала около часа, как неожиданно почувствовала, что в комнате кто-то есть, и проснулась.
Перед ней стоял высокий, худощавый мужчина с чёрными, как у неё, волосами и такими же чёрными глазами. В руке человек держал палочку, на кончике которой светился огонёк, озаряя всю комнату.
Его лицо с заострёнными чертами почему-то внушало страх, и оно стало ещё ужасней, когда тонкие губы изогнулись в улыбке.
- Ну, вот, - произнёс мужчина леденящим душу голосом, - вот я и нашёл тебя.
Виктория не могла поверить своим глазам. Она не замечала того ужаса, который внушал ей этот человек. В голове девочки вертелось только одно слово:
- Папа? - прошептала она и бросилась ему на шею.
Салазар молча выдержал эту пытку, потом, отстранив девочку и посмотрев в ненавистные синие глаза, направил свою палочку в её сердце.


>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Top.Mail.Ru