Крошка Капризуля Хоч (бета: Rêveuse) (гамма: Робби Несахар)    закончен   Оценка фанфикаОценка фанфикаОценка фанфика

    Когда маленькие дети капризничают и убегают из дому, им везет, и они попадают не к злобным ведьмам, а к добрым волшебницам, которые напоят горячим шоколадом, расскажут сказку и помогут помириться с родителями. И все у этих детей заканчивается хорошо, но никто никогда не задумывается о судьбе добрых волшебниц...
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Скорпиус Малфой, Луна Лавгуд, Драко Малфой
    Общий || джен || G
    Размер: мини || Глав: 1
    Прочитано: 5881 || Отзывов: 25 || Подписано: 7
    Начало: 19.07.09 || Последнее обновление: 19.07.09

Весь фанфик Версия для печати (все главы)


С любовью, Луна

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Автор: Крошка Капризуля Хоч
Название: С любовью, Луна.
Рейтинг: G
Размер: мини
Пейринг: СМ, ЛЛ, намек на ДМ/ЛЛ
Направленность: джен и немного гета
Саммари: когда маленькие дети капризничают и убегают из дому им везет, и они попадают не к злобных ведьмам, а добрым волшебницам, которые напоят горячим шоколадом, расскажут сказку и еще и помогут помириться с родителями. И все у этих детей заканчивается хорошо, но никто никогда не задумывается о судьбе добрых волшебниц…
Дисклеймер: написано исключительно из любви к искусству.

В день своего семилетия Скорпиус Малфой решил сбежать из дома. Во-первых, вместо обычной горы подарков он обнаружил на прикроватной тумбочке лишь одинокую записку, сообщившую нежным маминым голосом, что "Скорпи теперь уже большой мальчик и вполне может подождать до вечера, пока соберутся гости". Во-вторых, родители исчезли, оставив его на попечение эльфов. И это в такой-то день! И, в-третьих, он вспомнил, что вечером к ним придет толпа противных людей, напудренные дамы будут сюсюкать с ним, и говорить, что «у него мамин носик, такой хорошенький, а глаза ну совершенно папины», а высокопарные джентльмены – трепать по волосам и заявлять, «ну как же быстро он вырос». Еще они приведут с собой своих таких же противных и глупых детей, и те будут лазить в его детской и без спросу брать его игрушки, а он вынужден будет «вести себя прилично», как требует мама, и «как истинный аристократ», по словам папы.

В общем, от сегодняшнего дня нельзя было ожидать ничего хорошего. Из-за глубокой жалости к себе Скорпиус заплакал, потом зарыдал громче, и, наконец, бросился на пол и забился в образцово-показательной истерике. Когда он поднялся, злой, словно сотня шотландских пикси, его покрасневшие глаза были полны холодной ярости, а голове четко созрел план: сбежать из дома. И вот тогда-то они все пожалеют, и вот тогда они все еще заплачут и поймут. Но поздно – он в это время уже будет сидеть и есть мороженое далеко отсюда, в Косом переулке. Папа несколько раз брал его туда с собой, и Скорпиус прекрасно помнил прохладный зеркальный зал, запотевшие вазочки и нежнейшую сладкую, тающую во рту разноцветную массу…

Как истинный Малфой, Скорпиус предусмотрительно подумал о деньгах и достал из крохотного кошелечка сверкающий золотой галеон, подаренный тетушкой Дафной. Затем он, зная, что домовым эльфам приказано присматривать за ним, бесшумно прокрался в гостиную. Там, взяв с каминной полки Летучий порох, он бросил его в камин, залез туда сам и уже собирался четко, как его учили, произнести: Косой переулок, как в комнату зашел эльф и, увидев Скорпиуса, быстро засеменил к нему, чтоб остановить. Малыш запнулся, но Летучий порох уже начал действовать. Его подхватило, завертело, закружило, вокруг началось бешеное мелькание, затем все затихло, и Скорпиус, закашлявшись, вывалился из камина.

То место, куда он попал, было совершенно непохожим ни на золотисто-мраморный особняк тетушки Дафны, пахнущий фиалками, ни на грациозно-серебристый родной Малфой-мэнор, весь в аромате ландышей, ни на что-либо, напоминающее Косой переулок. Нечто подобное он видел лишь на картинке в сказке о злой ведьме и пряничном домике, куда она заманивала глупых малышей, чтобы – о, ужас! – съесть их. Здесь пахло ванильным печеньем и корицей, а таинственный сиренево-прозрачный предмет на лимонно-желтом столике с фиолетовой скатертью был таким аппетитным на вид, что Скорпиус не удержался и лизнул его. Увы, на вкус он оказался далеко не карамельным и совсем не пряничным, а всего лишь стеклянным, но это еще не доказывало отсутствия здесь старой ведьмы. А вдруг хозяйка этого дома – тоже зловредная старуха, которая только и мечтает сварить его нежное, мягкое, бело-розовое тельце в огромном закопченном котле?! И тут Скорпиус услышал тихое шуршание… от ужаса у него даже дыхание перехватило, и он юркнул за длинную портьеру с кучей лент и шнуров. Там было темно, и Скорпиус стоял не дыша, прижавшись к стене и дрожа от страха, когда услышал негромкий мелодичный и слегка рассеянный голос:
- Ты решил поискать шухриков? Но они ведь водятся только под диванами, если хочешь, полезем туда вместе, и я покажу тебе их гнездо.
Затем штора отодвинулась, и Скорпиус, ожидавший увидеть страшную каргу с уродливой волосатой бородавкой на кривом носу, теперь изумленно рассматривал молодую хрупкую женщину в мантии с пятнами краски и незабудками в светлых спутанных волосах. Она спокойно улыбалась и смотрела на него большими прозрачно-серыми глазами.
- Я как раз собралась варить горячий шоколад, составишь мне компанию? – спросила волшебница.
И хотя Скорпиус прекрасно знал, что именно такими словами злобные колдуньи заманивают глупых детишек, он не устоял перед искушением попробовать свой любимый напиток. В конце концов, может, это будет последняя чашка перед его съедением... Грустно вздохнув, малыш, наконец, выбрался из угла и с опаской подошел чуть поближе, а волшебница, словно не замечая его смущения, уже призывала из кухни бирюзовый столик, смешно подпрыгивающий на коротеньких ножках, и большие чашки в виде зеленых яблок. Проделывая все это, она представилась:
- Кстати, я Луна. А ты ведь Скорпиус, верно?
- Скорпиус Гипперион Малфой, очень приятно, - юный аристократ поклонился, как его учили, хотя эта странная леди совсем не походила на шелково-кружевных подруг мамы и сдержанно-бархатных друзей отца. Но кто знает, эти злые ведьмы страшно обидчивые, вдруг она его сейчас возьмет и съест?
- А откуда вы меня знаете? – секунду спустя, подозрительно спросил он. Вдруг она на жертву сначала подробное досье собирает?
- Мы с твоим папой когда-то учились вместе, а ты на него очень похож, - чуть нахмурившись, ответила Луна, сосредоточенно помешивая палочкой шоколад в маленьком серебристом котелке и добавляя туда корицы.
- Он о вас не рассказывал, - надменно ответил юный Малфой, скрестив руки на груди. – Правда, папа вообще о школе мало рассказывает, - помолчав, тихо добавил он.
- А вы с ним на одном факультете учились? - еще минуту спустя спросил малыш, с любопытством наблюдая, как волшебница поджаривает зефир и взмахом палочки отправляет его на взбитые сливки, посыпая все это тертым шоколадом.
- Нет, я была на Рейвенкло, - рассеянно отозвалась Луна, украшая сливочно-шоколадное великолепие в чашках листочками мяты. – Ума палата дороже злата, - улыбнулась она, жестом приглашая мальчика к столу.
Скорпиус сел на низенький мохнатый пуфик, который протестующе зашевелился под ним и сонно фыркнул.
- А ты скоро идешь в Хогвартс? – протянула ему чашку Луна.
- Я вообще туда не хочу! – резко ответил он.
- Почему? Ведь там ты сможешь встретить много новых друзей…
- Вот именно, - искривил губы Скорпиус, – родители тоже считают, что я должен общаться с такими же как я детьми. А я их ненавижу, ненавижу! И эту зануду Эстель Забини, которая только и говорит о своих платьях, и придурка Хайзела Гойла, которого интересует только еда… Они вламываются в мою комнату, хватают мои вещи, и вообще мне мешают! Зачем мне друзья, если мне так хорошо играть в одиночестве! А в Хогвартсе еще хуже будет! Хаффлпафцы – заторможенные тупицы, гриффиндорцы – неуравновешенные сумасшедшие, рейвенкловцы – заумные зануды, а слизеринцы… Я уже заранее знаю, кто попадет на Слизерин – такие же, как Хайзел и Эстель! Родители этого не понимают, они вообще ничего не понимают, и я их ненавижу. Всех ненавижу! - уже кричал Скорпиус, снова превращаясь в избалованного, капризного и истеричного мальчишку.
- Знаешь, когда-то давным-давно жил мальчик, который рассуждал точно так же, как ты, - задумчивый голос Луны отвлек Скорпиуса, и он поневоле начал вслушиваться. – Он был весь в изумрудах, бриллиантах и рубинах, а у его отца в Гринготтсе лежали груды галеонов. Принц был надменным, капризным и очень-очень одиноким, ведь друзей у него не было. Конечно, вокруг него всегда толпились люди, привлеченные блеском его славы и богатства, но для Принца они были всего лишь свитой, не стоящей внимания. Принц не доверял людям, он видел в них лишь плохие черты, и поэтому настоящих друзей у него не было. Он был очень самоуверенным и думал, что ему никто не нужен, ведь все проблемы можно уладить с помощью денег. Но случилось так, что в той стране появился Злой Колдун, который убивал всех на своем пути. Началась война, и родители Принца поддерживали его, но оказались на стороне проигравших. Разом Принц лишился всего, что ценил так высоко: богатства и славы, а вся его свита разбежалась. И когда он сидел в своем холодном, неуютном замке, одинокий и несчастный, к нему пришел Герой, которого он ненавидел больше всего на свете, и предложил свою помощь. "Зачем ты это сделал?" - спросил Принц, - "я ведь причинил тебе так много зла". "Может, я просто хочу, чтоб ты поверил в людей", - ответил Герой. Вот и вся сказка.
- Сказки так не заканчиваются, - возмутился Скорпиус. - Что же было дальше?
- О, дальше все было хорошо, - улыбнулась, Луна, почесывая изумрудный мех странного существа размером с мышку, усевшегося ей на плечо. - Принц смог вернуть себе славу и богатство, а потом он нашел свою Принцессу, они поженились, у них родился сын, и жили они все вместе долго и счастливо в своем волшебном замке, где по двору летали мармеладные колибри, в пруду плавали кувшинки из сахарной глазури, а в саду росли конфетные деревья, на которых вместо вишен или яблок – драже Берти Боттс.

При упоминании замка Скорпиус вдруг вспомнил свой дом и родителей. Правда, сахарных кувшинок, равно как и других чудес, там не было, но сейчас даже классический английский сад с аккуратными зелеными лужайками и строгими квадратными клумбами и кустами жасмина показался ему таким родным и любимым... А в это время папа обычно пьет чай и смешно комментирует статьи из «Ежедневного пророка». Будучи еще ребенком, Скорпиус, конечно, не понимал, почему Министру нужно разводить гуппи в аквариуме, а Гарри Поттеру пора бы уже отправиться к Вольдеморту в гости, а то он заскучал что-то... Но все это звучало так таинственно, а главное – это говорил папа, и Скорпиусу вдруг ужасно захотелось услышать негромкий высокомерный и такой язвительный папин голос, и увидеть, как мама примеряет двадцать шестое бриллиантовое колье у зеркала, левитируя рядом остальные двадцать пять. Да что там, малыш готов был даже вытерпеть ежедневную пытку: мытье и расчесывание его волос домовиками! Но врожденная малфоевская гордость не позволяла признаться, что он соскучился, но и терпеть это он больше не мог, и поэтому юный аристократ сказал слегка надменно:
- Знаете, а я сбежал из дома.
Чуть подумав, он добавил, тщательно скрывая волнение:
- Как вы думаете, мои родители тревожатся, что меня нет?
- Думаю, очень тревожатся, - серьезно ответила Луна, грозя палочкой расшалившимся цветочным горшкам, у которых вдруг отросли длинные щупальца. - Они ведь не знают, что ты у меня, и боятся, как бы ты не попал к горным троллям, или тебя не похитила свирепая венгерская хвосторога, и разыскивают тебя по все Великобритании.
- Глупости какие, драконы только принцесс похищают, а я же не девчонка! – обиженно вздернул подбородок Скорпиус, и, недоверчиво нахмурившись, спросил:
- Откуда вы знаете, что меня ищут?
- Есть только один способ проверить это – спросить у них, - сказала Луна, возвращая горшки, которые устроили на подоконнике боксерский ринг, в привычное состояние.
- Спросить…. – задумчиво протянул Скорпиус. – Но тогда мне надо вернуться домой, а то папа такой, что и к профессору МакГонагалл отправится, а мне в Хогвартсе еще учиться! Вечно проблемы с этими родителями, - ворчливо добавил он, встал из-за стола и вежливо поклонился. - Спасибо вам за шоколад. И за сказку.
- Сегодня утром она точно была здесь, - забормотала Луна, разыскивая что-то на каминной полке. – Подожди, трансгрессируем вместе… Ах, вот она! – радостно улыбнулась девушка, протягивая Скорпиусу портрет светловолосого и сероглазого мальчика с капризным лицом и высокомерной ухмылкой.
- Это тебе, просто подарок, - повернулась к нему волшебница.
Мальчик в квиддичной форме, сжимавший метлу, был похож на него самого и еще на кого-то очень знакомого, но на кого именно додумать Скорпиус не успел, потому что Луна взяла его за руку, и мгновение спустя они уже стояли на парадной лестнице такого родного и любимого Малфой-мэнора. Дверь распахнулась, оттуда выбежал ужасно встревоженный Драко, подхватил его на руки и крепко прижал к себе. За его спиной уже толпились мама и дедушка с бабушкой, и Малфой небрежно бросил эльфам, стоящим рядом:
- Твигги, отмени статью в «Пророке» о пропаже Скорпиуса, а ты, Мисси, - запрос в Министерство.
И Скорпиус вдруг раздумал спрашивать родителей. Ему показалось, что он и так все понял.
Драко, услышав странные звуки, повернул голову и увидел Лавгуд, сидящую на корточках рядом с тремя павлинами. Он отдал сына на руке жене, и задремавший малыш уже в полусне чувствовал, как его гладят по голове, несут в детскую и укладывают спать.
Малфой-средний неловко повернулся к девушке, которая уже стояла, склонив голову набок и отвлеченно разглядывая лепнину на портике:
- Спасибо По…Луна, что привела его. Не знаю, как он оказался у тебя, но ты вернула мне сына. – Потом, будто устыдившись минутной слабости, уже надменным голосом Малфой произнес:
- Я никогда не забываю долги. Обращайся, если что-то понадобится.
- Конечно, Драко, спасибо. У вас здесь мозгошмыгов ужас сколько летает, - она рассеянно помахала руками в пространстве.
- Приму к сведению, - холодно кивнул Драко. – Еще раз спасибо и до свидания.
- До свидания, - улыбнулась Луна, и, плавно развернувшись, как балерина, на одной ноге, трансгрессировала домой.

Там, споткнувшись о некстати разлегшийся на полу поднос с блюдцами, она задумчиво отправила посуду на кухню, грустно посмотрела на опустевшую каминную полку и подумала: «Как жаль, что в жизни сказки случаются так редко…»
Усевшись прямо на пушистый ковер, девушка написала записку переливающимися радужными чернилами:

«Знаешь, Рольф, я вдруг вспомнила, что у тебя серые глаза. И я согласна выйти за тебя замуж. Что ты делаешь в среду? Расцветают солнцеглазки, и, мне кажется, это подходящий день для свадьбы.
P. S. Только давай поедем в свадебное путешествие на Амазонку: я слышала, там обнаружили новый вид хрюконосых андунаргусов.
С любовью, Луна»


Волшебница подозвала взъерошенную сову, отдала ей записку, и, забравшись на подоконник, задумчиво посмотрела куда-то вдаль.
«…но, в конце концов, каждая принцесса находит своего принца. Пусть и не совсем того, о ком мечтала».


Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Top.Mail.Ru