Illusion    закончен   Оценка фанфикаОценка фанфикаОценка фанфика

    Финеас Найджелус Блэк был самым непопулярным директором Хогвартса. Элладора Блэк ввела семейную традицию обезглавливать старых домовых эльфов. Араминта Мелифлуа Блэк добивалась легализации охоты на магглов. Так говорят…
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Финеас Найджелус Блэк, Элладора Блэк, Араминта Мелифлуа Блэк
    Драма /Юмор / || джен || PG-13
    Размер: мини || Глав: 1
    Прочитано: 3429 || Отзывов: 4 || Подписано: 4
    Начало: 17.03.14 || Последнее обновление: 17.03.14

Весь фанфик Версия для печати (все главы)


Пусть говорят

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


1. Финеас

«Вот Финеас Найджелус, мой прапрадедушка. Самый непопулярный из всех директоров Хогвартса».


— …В общем, в ближайшие несколько лет об участии студентов Хогвартса в Турнире Трех Волшебников не может быть и речи. — Финеас Найджелус Блэк обвел коллег тяжелым взглядом и опустился в директорское кресло.

В учительской наступила мертвая тишина, казалось, даже дрова в камине перестали потрескивать.

— А что вы сказали директору Дурмштранга? — подал наконец голос преподаватель гербологии. — Прямо так и…

— По-вашему, я идиот, профессор Диппет? — вскинув бровь, Блэк посмотрел на него, как на флоббер-червя. — Я сказал, что разработанные их Министерством меры безопасности никуда не годятся, а повторения событий столетней давности мы допустить не можем, иначе с идеей возродить Турнир придется расстаться навсегда. Директор Бобатона, кстати, меня горячо поддержал. Полагаю, у них тоже не все благополучно с успеваемостью, и увидев своими глазами, на что способны студенты Дурмштранга, он осознал это с предельной ясностью. Вопрос был отложен на неопределенное время, которое мы, — он особенно подчеркнул это «мы», — должны использовать максимально эффективно.

— А Попеч… — опять начал Диппет, но на этот раз директор не удостоил его взглядом. Зато удостоили все остальные — кто сочувственным, кто насмешливым. Председателем Попечительского совета Хогвартса уже много лет был тесть Финеаса Блэка, Руфус Флинт.

— Попечительский совет, разумеется, одобрил все мои инициативы. Итак, с первого сентября нас ждут следующие изменения… — Блэк выдержал театральную паузу. — Вдвое увеличится количество учебных часов по всем дисциплинам, кроме Заклинаний, Трансфигурации и ЗоТИ, по этим — втрое. К теоретическим занятиям в первой половине дня прибавятся практикумы в послеобеденное время. На каждом уроке студенты будут получать индивидуальные задания для самостоятельной работы с использованием литературы, не входящей в школьную программу; оценки за эти работы и за ответы на уроках, а не победы в квиддичных матчах, должны играть решающую роль при выявлении победителя межфакультетского соревнования. Учебный год станет длиннее на три месяца, продолжительность каникул, соответственно, сократится. Выпускные экзамены пятых и седьмых курсов переносятся с марта на июнь. Все остальные курсы начиная с этого года тоже будут сдавать итоговые экзамены, пока внутришкольные. И последнее. Ежедневные походы в Хогсмид отменяются, теперь учащиеся смогут посещать деревню не более двух раз за семестр и только с письменного разрешения родителей или…

— Студенты его возненавидят, — прошептал Диппет с кривой ухмылкой, наклонившись к хорошенькой преподавательнице арифмантики. — И нас заодно.

— Когда вы станете директором, профессор Диппет, — по-прежнему не глядя на него, надменно произнес Блэк, — если станете… вы сможете дать волю своему либерализму и превратить школу в балаган. Даже если у вас тут заведутся акромантулы, а из канализации вылезет, прости Мерлин, василиск, моему портрету на это будет абсолютно наплевать. Но пока я не на портрете, а в директорском кресле, я буду делать то, что считаю нужным. А студенты… пусть ненавидят. Строгих учителей любят редко. Зато помнят долго.

2. Элладора

«Дорогая тетушка Элладора. Это она начала милую семейную традицию рубить головы домовым эльфам, когда они становились слишком дряхлыми, чтобы носить подносы с чаем».


На втором этаже плакал маленький Сигнус, плакал так громко, что было слышно даже внизу. Бельвина с Арктурусом, пользуясь тем, что мать занята малышом, летали на игрушечных метлах над лестницей под вопли портретов, два из которых уже валялись на полу. Элладора вышла в холл, посмотрела на все это безобразие и вернулась в свою комнату. Финеас хорошо устроился — после того, как его назначили директором, он заявил жене, что ему придется жить в школе, и тратить деньги, причем немалые, на аренду дома в Хогсмиде теперь нет смысла. Урсула с детьми перебралась в Лондон. Элладора, конечно, была недовольна, она уже привыкла к тишине пустого родительского особняка. Но Транди… бедному домовику приходилось намного хуже. Он ронял подносы с посудой, пугался, когда дети шумели, вечно норовил спрятаться в свою каморку, чтобы Урсула его не наказала. Урсула же делала вид, что не замечает, как стар и немощен их домовый эльф, и категорически отказывалась нанять прислугу или попросить Финеаса отпустить из Хогвартса Ласси, который мог бы заменить отца и дать тому умереть спокойно.

В коридоре что-то со звоном разбилось. Элладора прислушалась. Транди лопотал извинения. Урсула отчитывала его, едва не срываясь на крик.

Через четверть часа, когда Элладора спустилась в полутемную кухню дать распоряжения насчет обеда, она застала Транди бьющимся головой об угол стола. Заметив ее, эльф забормотал:

— Хозяйка Урсула приказала Транди себя наказать. Транди уронил поднос с лечебным отваром для маленького хозяина Сигнуса. Транди неловкий и почти слепой. Транди не видел, что маленькая хозяйка Бельвина летит прямо на него.

Элладора тяжело вздохнула.

— Достаточно. Прекрати. Умойся, возьми заживляющее зелье и смажь ссадины.

Эльф перестал биться о стол, но не сдвинулся с места.

— Транди не хочет жить, — прошептал он, из мутных круглых глаз потекли слезы. — Транди слишком стар, Транди не может служить так, чтобы им были довольны. Пусть хозяйка Элладора позволит Транди умереть.

Когда Элладора поняла, что домовик не в силах обслуживать такую большую семью, у нее возникла мысль его отпустить. Урсула устроила бы скандал, а потом… потом Финеас сделал бы все, чтобы она оставила его в покое. Но Транди был слишком привязан к дому, больше, чем каждый из них.

— Хозяйка Элладора добрая, великодушная, — бормотал Транди, кланяясь ей в ноги. — Она выполнит просьбу Транди. Транди служил семье Блэков много лет…

— Чего ты хочешь? — спросила Элладора, решив, что если он попросит дать ему свободу, она сделает это немедленно, и плевать на Урсулу с ее выводком.

Транди вытер слезы краем полотенца, которое служило ему одеждой, обхватил палец Элладоры сухой лапкой и потянул ее наверх, в холл.

В холле было тихо. Наверное, Урсула отправила детей играть на улицу, а Сигнус наконец угомонился и заснул.

Транди торжественно подвел Элладору к лестнице и указал на голову лося с ветвистыми рогами, которого прадед Финеаса убил на охоте.

— Транди хочет, чтобы его голова была там. — Он ткнул кривым, похожим на веточку пальцем куда-то поверх рогов. — Хозяйка Элладора прикажет отрубить Транди голову, тогда Транди навсегда останется в доме, а его дух отправится в темный лес, куда попадают после смерти духи всех эльфов, которые были верны своим хозяевам и заслужили почетную казнь. Если Транди умрет от старости, он никуда не попадет, так говорится во всех эльфийских легендах.

Элладора тысячу раз слышала эти легенды — и от Транди, когда была еще девочкой, и от Ласси, который рассказывал их детям Финеаса.

Транди смотрел на нее с такой мольбой, что Элладора просто молча кивнула. Тянуть действительно было незачем.

Через несколько дней голова старого домовика была закреплена на стене, там, где он просил. Когда Элладора смотрела на нее, стоя на нижней ступеньке лестницы, ей казалось, что Транди, величественный и спокойный, как король эльфов, сидит верхом на лосе, который вот-вот развернется и скроется вместе со своим всадником за деревьями сказочного темного леса.

3. Араминта

«А вот Араминта Мелифлуа, кузина моей матери. Она пыталась протащить в Министерстве билль о разрешении охоты на магглов».


— Это уже перешло все границы, мы должны вмешаться! — Звучный голос Араминты Блэк эхом отдавался от стен полукруглого зала заседаний малого Совета. — В прошлом месяце было совершено два теракта. Пять за полгода. Жертвами одного стали дети из чистокровной семьи, которые случайно оказались в маггловском районе. В другом пострадали магглорожденные ученики Хогвартса, возвращавшиеся с каникул. Департамент магического правопорядка намерен внести в Визенгамот законопроект о разрешении вмешательства в дела магглов в особых случаях, связанных с безопасностью волшебников и террористической угрозой со стороны маггловских экстремистов.

— Но это же прямое нарушение Статута! — выкрикнул с места седобородый старик в зеленой мантии.

— Ничего подобного, — жестко возразила Блэк. — Мы не собираемся информировать об этом магглов. Ни военных, ни полицию, ни спецслужбы. Если взрывы прекратятся, они только обрадуются и не будут разбираться, что послужило причиной. Мы устроим на террористов настоящую охоту, выкурим их из нор и уничтожим, как бешеных зверей, всех сразу или поодиночке…

Блэк еще что-то говорила, но секретарша Долли не стала ждать, когда она закончит, ей и так все было ясно. Она поправила бархатный бантик в коротких кудрявых волосах, обмакнула перо в чернильницу и аккуратно вывела в протоколе: «Слушали второго заместителя председателя Департамента магического правопорядка Араминту Мелифлуа Блэк. Решили: внести в Визенгамот предложение о легализации охоты на магглов».
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Top.Mail.Ru