Ace_of_Hearts (бета: Rudik)    закончен

    Чёрт, он засмотрелся! Снова на неё засмотрелся. С тех пор, как они работали в Министерстве, Драко только и делал, что засматривался на неё.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Драко Малфой, Гермиона Грейнджер
    Любовный роман / / || гет || PG-13
    Размер: мини || Глав: 1
    Прочитано: 215 || Отзывов: 0 || Подписано: 2
    Предупреждения: ООС, AU
    Начало: 06.10.19 || Последнее обновление: 06.10.19

Весь фанфик Версия для печати (все главы)


Давайте будем друзьями

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


— Малфой!

Сценарий выпал у Драко из рук, когда до него донёсся этот голос. На импровизированной сцене прекратилась репетиция. Или же Драко попросту больше не слышал, кто и что там читал.

— Мистер Малфой, — исправилась Грейнджер, остановившись рядом с ним и понизив голос.

Он поднялся. Не мог сидеть, когда она стояла. Целеустремлённая и решительная. Розовощёкая.

Далёкая. И совершенно не его.

— Мистер Малфой, — она недовольно поджала губы, нахмурила брови, — я понимаю, что это очень важно для нашего имиджа, — в её голосе прозвучали едва заметные нотки сарказма, — чтобы министерские работники сыграли для учеников Хогвартса магловскую пьесу. Также я понимаю, что это идея Министра, а потому хороший результат важен вдвойне. Но мне нужен законченный отчёт от двух моих сотрудников сегодня, иначе я не могу делать свою работу.

Грейнджер скрестила руки на груди и смотрела на Драко сердито и твёрдо. Уже настроилась на то, что он откажет. Он, может, и хотел бы отказать — ради того, чтобы вызвать у неё хоть какую-то реакцию, вот только появилась идея получше.

— У нас генеральная репетиция, и…

— А мне что прикажете делать? — она зыркнула злобно. Вдохнула побольше воздуха — наверняка, чтобы выдать очередную порцию неопровержимых аргументов в свою пользу, но Драко её опередил:

— Они могут идти, если вы сыграете вместо одного из них.

Грейнджер открыла рот. Закрыла. Усмехнулась неловко, неуверенно.

— Да, конечно.

Улыбка осветила лицо Драко, как только Грейнджер повернулась к нему спиной. Сегодня он мог и обойтись без двух актёров, но упустить шанс? Нет уж, увольте. Слизеринец он или кто?

Драко наблюдал, как Грейнджер подошла к сотрудникам своего отдела.

Быть боссом у неё получалось. Она руководила людьми легко и непринуждённо. Будто для этого и была рождена. Уверенная, собранная, рассудительная…

Чёрт, он засмотрелся! Снова на неё засмотрелся. С тех пор, как они работали в Министерстве, Драко только и делал, что засматривался на неё.

А с чего вообще всё началось? Он не смог бы ответить. Они с Грейнджер часто приходили на работу в одно и то же время, никогда не здоровались. А в какой-то миг Драко обратил на неё внимание.

Почему?

Да разве теперь вспомнишь...

Но он стал выискивать её фигуру в толпе. Якобы невольно отмечать, где она и с кем проводит время в обеденный перерыв. Когда уходит домой.

Таких мелочей оказывалось всё больше и больше, но остановиться Драко уже не мог.

— Мистер Малфой? За кого мне читать? — Грейнджер уже подняла с пола сценарий, который недавно уронил Драко. Её голос был преувеличенно вежливым. С нотками насмешки.

— За леди Уиндермир.

Грейнджер внимательно на него посмотрела. Слегка приподняла брови.

Сердце ёкнуло. Неужели догадалась, что он всё это нарочно? Нет, не могла!

Или могла?

Но спустя несколько секунд она кивнула, просмотрела сценарий.

— А где вы остановились? — осведомилась деловито.

— На середине её первого диалога с лордом Дарлингтоном. Поднимайтесь на сцену.

***

— …Бессмысленно делить людей на хороших и дурных. Люди бывают либо очаровательны, либо скучны… (*)

Грейнджер — леди Уиндермир — задумчиво смотрела на Драко, когда он произносил эти слова. Сценарий он знал на память, потому теперь мог беспрепятственно за ней наблюдать.

Её ответная реплика вышла немного запоздавшей.

Драко нервно заёрзал на стуле. Может, глупость сделал? Может, оно того не стоило? Может, не даст ему эта репетиция ровным счётом ничего?

Но нет, теперь он сидел напротив Грейнджер, играл лорда Дарлингтона, безответно влюблённого в леди Уиндермир. Судьба намекала на что-то?

А Грейнджер… Вот ведь ведьма! То ли с любопытством смотрела, то ли безразлично. Как её понять? Как разгадать?

— …Давайте будем друзьями… (*) — говорил устами Драко лорд Дарлингтон.

Грейнджер прикусила губу, сдерживая смешок.

По ощущениям — ударила наотмашь.

Драко едва подавил обиду и злость. Встать бы и выйти. Зря он это затеял. Зря. Ведь ему в самом деле хотелось бы предложить ей дружбу — для начала. Что ж, теперь будет знать, что не стоит.

Вскоре Драко спустился в зал, а к Грейнджер на сцену поднялась Анжелина Джонсон.

— …Какой он прелестный и какой испорченный!.. (*) — произнесла Джонсон слова герцогини Бервик.

Драко поймал на себе взгляд Грейнджер. С одной стороны, оно и логично: ведь речь шла о лорде Дарлингтоне, за которого он читал на репетиции… А с другой… Что она хотела сказать этим взглядом? Имела ли в виду что-то большее?

Чёрт! Он ведь только смирился с тем, что по отношению к ней предпринимать ничего не стоит.

Она споткнулась на следующей реплике. Запнулась несколько раз, пока читала. После — Драко снова чувствовал на себе её взгляд.

«В чём же дело, Грейнджер? Почему так смотришь?»

Драко казалось, она прочла этот немой вопрос в его глазах. Выловила из подсознания, чародейка! Ведь в следующую секунду Грейнджер отвернулась и больше не смотрела на него — только на Джонсон.

А репетиция продолжалась. Драко подсказывал слова. Требовал повторить одну и ту же фразу ещё и ещё, если она звучала неубедительно. Ловил на себе взгляд Грейнджер. Возмущался, чтобы актёры не стояли на одном месте подобно фонарным столбам. Напоминал, когда чей выход. И снова ловил на себе взгляд Грейнджер.

А затем новая сцена.

— …Мне сегодня нужен друг, лорд Дарлингтон… (*)

Драко напрягся. Не мог понять: вжилась ли она в роль или на что-то намекала, но Грейнджер смотрела вопросительно ему прямо в глаза. И Драко казалось, что ей нужен ответ не от лорда Дарлингтона.

— …Я знал, что такое время настанет. Но почему сегодня? (*)

Драко едва подавил желание ответить по-другому. Отойти от сценария.

Но они же стояли на сцене. На них смотрели другие министерские работники. Вот ведь разговоров было бы, схвати он её сейчас за руку и уведи за собой. Хотя она бы и не пошла. Как же! Это ведь строгая руководительница отдела Гермиона Грейнджер — разве с ней так можно?

Через несколько реплик Драко снова спустился в зал. В голове роились непослушные мысли, отвлекали от работы…

Может, теперь они с Грейнджер хоть здороваться при встрече начнут? А что? Было бы логично. И уже шаг вперёд. Значит — всё не зря!

Но когда он вспомнил слова из следующей сцены, у него внутри похолодело. Нет. Мерлин, он не мог этого сказать! Не ей. Она же поймёт!

Драко сидел как на иголках. Забывал делать замечания. Нервно стучал пальцами по колену. То и дело смотрел на дверь: вдруг работники из отдела Грейнджер вернутся? Но опасный момент близился, а они не возвращались.

Нет, они обязательно придут! Должны прийти.

Объявить перерыв?

Ну уж нет. Пусть Грейнджер разгадает его, если сможет. А если не сможет, то пускай хотя бы задумается…

Он снова поднялся на сцену.

— Дружба между мужчиной и женщиной невозможна. Страсть, вражда, обожание, любовь — только не дружба. Я вас люблю… (*)

Драко старался говорить ровно. Старался не думать, кому он заглядывал в глаза. Но голос сорвался в конце, а слова казались слишком неискренними, пустыми. Но лучше так, чем наоборот.

Грейнджер резко вдохнула, будто сразу собралась ответить, но не произнесла ни слова. Её щёки покраснели. Драко видел, как еле заметно дрожали её ладони. Она произнесла «Нет, нет!» после большой паузы и совсем неубедительно, не передав эмоции леди Уиндермир. Так, что у Драко не возникало сомнений: эту сцену они сыграли одинаково плохо.

Остальные слова соскальзывали с языка уже машинально, а сам Драко не мог отвести взгляд от Грейнджер. Догадалась? Или нет? И что значила её реакция?

***

В последний раз переговорив с новоиспечёнными актёрами и убедившись, что всё в порядке, Драко вошёл в зал. Он не был в Хогвартсе вот уже четыре года и не возвратился бы, не приди в голову Кингсли Бруствера дурацкая идея с постановкой. Ведь Хогвартс больше не казался тихой гаванью. Здесь повсюду бродили призраки прошлого и… Знакомый звонкий голос?

Драко повернул голову на звук.

Грейнджер.

В самом деле Грейнджер. Странно. С чего это она решила прийти?

Пока он раздумывал, Грейнджер успела переговорить с директором Макгонагалл и теперь занимала одно из мест в конце зала. Как мотылёк на свет, Драко двинулся к ней.

— Я могу присесть?

Грейнджер посмотрела с удивлением. Молча обвела взглядом два свободных ряда, что были предназначены для гостей. Драко прекрасно понял её намёк, но не сдвинулся с места. Сегодня он не сдастся.

— Разве ты не должен сейчас быть за кулисами? Давать последние указания? А потом сесть в первом ряду и с беспокойством следить, чтобы всё прошло идеально? — Грейнджер откинулась на спинку кресла, сложила руки на груди.

Драко самоуверенно ухмыльнулся:

— Я сделал всё, что мог. Теперь и без моего вмешательства проблем не возникнет.

На какое-то время воцарилось молчание.

— Ну садись тогда, — сказала Грейнджер неохотно, пожала плечами и перевела взгляд на ещё пустую сцену.

Он сел, оставив между ними одно свободное место.

Не посмел ближе.

— Ты как здесь?

— Пришла поддержать своих.

— Наверное, радуешься, что этот фарс с постановкой подошёл к концу, да?

— Наверное.

— Я…

Грейнджер фыркнула, повернулась к нему.

— Малфой, в чём дело?

Драко вопросительно приподнял бровь.

О, конечно же, он прекрасно понимал, о чём речь! Но пусть Грейнджер сама скажет. Пусть.

— Ты меня смущаешь.

— Смущаю?

— Да, смущаешь. Давай начистоту. К чему всё это, Малфой? Зачем ты подошёл? Что тебе от меня надо?

Грейнджер, слегка поджав губы, сверлила его недовольным взглядом.

— Поговорить, — Драко с нарочитой безразличностью пожал плечами. — Но если ты против… — он сделал вид, что собирается встать и пересесть подальше.

— Малфой, мы даже словом не перекинулись за последние четыре года. До этого — только ссорились.

Грейнджер ответила слишком быстро, и Драко едва сдержал мимолётную победную улыбку: Грейнджер не хотела, чтобы он уходил.

— Что мешает нам это изменить?

— Прошлое? — спросила она совсем тихо.

Драко открыл было рот, чтобы ответить, но…

— Тсс, начинается, — Грейнджер приложила палец к губам и показала на сцену.

***

В зале было темно и тихо. Освещена только сцена. Хогвартс молчал. Здесь ранее не ставили спектаклей. А значит, происходило что-то новое, интересное. Хогвартс затаил дыхание и наблюдал с любопытством.

— Они сыграли лучше, чем мы, — шепнул Драко, наклонившись к Грейнджер. — Эту сцену, где лорд Дарлингтон признаётся в любви леди Уиндермир, они сыграли намного лучше, чем мы.

Грейнджер повернулась к нему, но в полумраке он мог разглядеть только очертания её тела.

— Да, отлично получилось, — пробормотала она в ответ.

На сцене снова что-то происходило, но Драко не слышал ни слова. Грейнджер так и сидела вполоборота к нему. А всё остальное…

— Грейнджер, давай будем друзьями, — полушёпотом повторил Драко слова лорда Дарлингтона.

Он слышал, как Грейнджер резко втянула носом воздух. И Драко казалось, он видел, как затрепетали в темноте её густые ресницы.

— Малфой… — она запнулась, не зная, что ответить. Вероятно, сомневалась по поводу того, на что он намекал.

Драко и сам не был до конца уверен.

— В один прекрасный день тебе может понадобиться друг… — пьеса опять помогла.

— Малфой, ты… Ты же не хочешь сказать, что... — Грейнджер говорила еле слышно, и от этого её слова казались важнее. Весомее. Интимнее. — Или ты попросту издеваешься? Малфой! — прошептала она с негодованием. Толкнула его в плечо.

— Так что ты ответишь?

— Я отвечу, что леди Уиндермир призналась лорду Дарлингтону в том, что она трусиха. Так признайся мне и ты. Перестань прятаться за чужими словами. Говори как есть!

Драко ощутил, как внутри закипает злость. Грейнджер! Грейнджер, Грейнджер, Грейнджер. В этом была вся Грейнджер. Пара её слов — и ему уже хотелось на неё наорать. Унизить. Задеть побольнее.

Как? Как он мог забыть об этом? Чёртова ведьма!

— Так значит, ты считаешь меня трусом? — прошипел он злобно в ответ.

— Так значит, я хочу услышать прямым текстом, без всех твоих слизеринских штучек, что ты имеешь в виду.

В этом была вся Грейнджер. Пара её слов — и он готов простить ей всё что угодно. Чёртова, чёртова ведьма! Ведь если она в самом деле хотела знать, то…

— Прямым текстом, значит? — спросил он с вызовом. Наклонился вперёд.

— Да.

— Именно сейчас?

— Да.

— Ты пойдёшь со мной на свидание? Завтра?

Грейнджер тут же притихла. Пискнула тихо, растерянно.

Чёрт! Зачем он спросил? Зачем поверил её словам? Ведь люди так часто сами не знают, о чём говорят и чего хотят. Она ведь сейчас откажет! Наверняка откажет! Не с этого нужно было начинать!

— Я не ожидала, что ты в самом деле скажешь, — негромко произнесла она наконец.

— Я не ожидал, что ты станешь задавать вопрос, ответ на который может тебя испугать.

— Что? Я не испугалась! — тут же возмутилась Грейнджер.

— Да ладно?! Ещё скажи, что придёшь завтра на свидание!

— А вот и приду!

Драко победно улыбнулся:

— Вот и приходи.

— Ты просто взял меня на «слабо». Не мог придумать ничего оригинальнее?

— Ты хотела, чтобы я взял тебя на «слабо».

Драко не был уверен, что она ответила. Но надеялся, что тихое «Может, и хотела» ему не послышалось.

***

Ожидая Гермиону в кафе Флориана Фортескью, Драко думал о том, что следовало бы поблагодарить Кингсли Бруствера. И Оскара Уайльда. Ведь пьеса «Веер леди Уиндермир» оказалась в жизни Драко Малфоя судьбоносной.
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Top.Mail.Ru