namestab    закончен

    Драко Малфой, возможно, сошёл с ума, раз решил помочь девушке, которая ему небезразлична, вернуть Рона Уизли. Но сможет ли он отпустить её после выполненного обещания? Ведь недаром говорят: «Любовь — это дружба с огнём».
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Гермиона Грейнджер, Драко Малфой, Гарри Поттер, Рон Уизли
    Драма /Любовный роман /Юмор || гет || PG-13
    Размер: макси || Глав: 30
    Прочитано: 7252 || Отзывов: 3 || Подписано: 23
    Предупреждения: ООС
    Начало: 27.01.20 || Последнее обновление: 27.08.20
    Данные о переводе

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

Больно, как в раю

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Настал черёд Драко патрулировать ночные коридоры Хогвартса, и от этого настроение стало ещё хуже. Вместе с ним должна была дежурить и Грейнджер, но она попросила об одолжении: «Сделаешь это сегодня один, договорились?» и унеслась прочь. Какая наглость — так себя вести с ним. Кем она вообще себя возомнила? Ради Мерлина, он же тут не единственный староста.

Полностью ошеломлённый, Драко слушал новую информацию. Конечно, из всех парней Хогвартса выбрали именно его: того, кому и так сейчас было несладко. Профессор Снейп считал, что только Малфой заслуживает данное звание. «Даже если вы попросите меня, я не смогу найти никого, кто справился бы с этой ролью так же, как и вы», — сказал он. Драко пожал плечами. Возможно, так оно и есть.

Ещё пара кругов и на этом всё. Малфой направился к астрономической башне. Это место считалось обязательным для проверки — знали бы преподаватели, сколько парочек любило скрываться там поздней ночью. Более того, он направлялся на башню не только за этим: ему необходимо было отпустить прошедший день. Помимо полётов на метле, атмосфера этого места дарила ему внутренний покой. Интересно, кто смог бы под бесконечные споры Крэбба и Гойла и хихикания Пэнси привести мысли в порядок?

Но, несмотря на это, астрономическая башня таила в себе и болезненные воспоминания.

Именно тут началась война. Именно тут ему приказали убить Дамблдора. Это сжигало его изнутри, но хуже всего было то, что директор даже не сопротивлялся. А далее появился Снейп. И всё закончилось.

Драко услышал шаги. «О, ты пожалеешь об этом», — подумал он, идя в сторону источника звука. Зажёг «Люмос» и увидел копну волос. Они, казалось, жили собственной жизнью — отдельно от хозяйки. «Так, стоп», — задумался Малфой.

— Грейнджер, разве ты не хотела, чтобы обход сегодня сделал я?

Его холодный тон заставил Гермиону подскочить на месте.

— Мерлин, Малфой, как же ты меня напугал!

— Кто бы мог подумать, что самая главная староста нарушает правила? Стыд тебе и позор. — Драко шагнул навстречу Гермионе и с издёвкой произнёс: — Чтоб мне провалиться! В такой темноте почти невозможно разглядеть тебя, и всё же ты выглядишь ужасно. Даже немного хуже обычного, я бы сказал.

— Да хватит уже, — ощетинилась она. Малфой никогда не упускал возможности поиздеваться над своими врагами, особенно когда они так уязвимы. Но только вот сил на ссору не было. Она плакала так долго, что у неё опухли веки. — Серьёзно? Неужели ты настолько бессердечен? Если ты закончил, прошу, оставь в покое. — Гермиона обхватила руками колени и уткнулась в них лицом.

«Не такой уж я и бессердечный», — подумал Драко. Он не просто так носил фамилию Малфой — знал правила этикета и умел ими пользоваться. Да и как, скажите на милость, женская половина Хогвартса западала бы на него без его светских манер и потрясающей внешности? Как бы ему ни хотелось это признавать, но он умел сочувствовать дамам и делал это довольно часто. Особенно таким ранимым, как его мать.

Он видел, с какой грубостью Люциус порой относился к Нарциссе, и был тем, кто собирал её обратно по кусочкам, не давая от отчаяния сойти с ума. Она была причиной, по которой Малфой не покидал поместье. Грейнджер, возможно, состояла из всех причин, по которым он мог её презирать и презирал, но она всё ещё была девушкой, и с ней нужно было обращаться, как полагается.

«Значит, я априори не могу быть бессердечным человеком», — оправдался он перед собой и, вздохнув, сел подле Гермионы. Она вздрогнула от неожиданности. Чего он добивался?

— В общем, я хочу попросить у тебя прощения. Не очень-то по-джентельменски с моей стороны говорить подобные слова, учитывая твоё состояние, — произнёс Драко, поёжившись.

«Мерлиновы панталоны! — думала Гермиона. — Драко Малфой и извиняется?». Драко Малфой, чистокровный хорёк и напыщенный мерзавец, извиняется перед кем-то вроде неё? Возникло желание поднять голову и бросить непонимающий взгляд, но Гермиона сдержалась. На мгновение воцарилась тишина. Слова Драко остались без ответа.

— Ну что, будем и дальше молчать? Я так понимаю, ты меня простила. Ну, а если серьёзно, почему хандришь? — спросил её Малфой. Наконец Грейнджер оторвала голову от колен и посмотрела на Драко. Его платиновые волосы освещались лунным светом. Гермиона пыталась найти на его лице хотя бы намёк на сарказм, издёвку, хоть на что-нибудь. Ничего.

Ха!

Трудно доверять кому-либо, особенно если этот «кому-либо» — Малфой, но эмоции взяли верх, и Гермиона всхлипнула, закрыв лицо руками.

Малфой заметно напрягся. И что ему теперь с ней делать?

Похлопать по плечу и сказать, что всё наладится? Слишком по-доброму.

Посоветовать не маяться фигнёй? Как-то подло.

Девушки… Как же с ними трудно. Поэтому Малфой снова дал о себе знать:

— Ну, правда, Грейнджер, я не могу просидеть тут всю ночь.

Она что-то невнятно пробормотала.

— Что, прости?

Затем повторила сказанное, но уже более громко, и Драко снова ничего не смог разобрать. Может, она сказала: «Моргана проснулась?» Да нет, это невозможно. Драко решил притвориться, будто всё понял.

— М-м-м, продолжай. — Всё, что он смог сказать. Это ведь можно засчитать за хороший ответ? Гермиона оторвалась от своих рук и продолжила:

— Он сказал, что я вечно занята, что у меня нет времени на него. В общем, он порвал со мной.

Драко задумался над её словами, а затем вспомнил про Уизли. Нищий предатель крови и Грейнджер встречались? Так странно — их нигде не было видно вместе. Видимо, это и стало причиной расставания. Но как Уизел посмел бросить её? Гермиона заслуживает гораздо лучшего: такого же умного и образованного, как она сама. Кто-то вроде, ну, допустим, Блейза Забини? Нет, не подходит — Малфои были успешнее Забини, определённо.

— Какая наглость со стороны Уизли — расстаться с тобой, — произнёс Драко, на что Грейнджер удивлённо покосилась в его сторону. — Что? Это правда. Он не заслуживает тебя. — Ещё несколько секунд тишины. Они, не отрываясь, смотрели друг на друга. Несмотря на заплаканные глаза Гермионы, Малфой смог рассмотреть их цвет: карий. Глубокий карий цвет. И в них хотелось раствориться.

Тьфу.

— Не смеши меня. Рон был единственным, кто интересовался мной, а я… а я всё испортила. — Она отвела взгляд. — Что теперь делать?

Драко удивился — правильно ли он расслышал, что Грейнджер, гриффиндорская всезнайка, попросила у него совета? Мир определённо сошёл с ума. Он был сбит с толку.

— Думаю, стоит показать ему, что ты принимаешь это… решение.

— Почему? Это будет выглядеть так, будто он никогда мне не нравился.

Драко щёлкнул языком. Очевидно, Грейнджер понятия не имела, что творится в голове у мужчин. Даже в такой пустой, как у Уизли.

— Грейнджер, Грейнджер, Грейнджер… Милая, невинная Грейнджер, тебе ещё многому предстоит научиться. Видишь ли, как только ты дашь понять, что нуждаешься в нём, — потеряешь окончательно. Прямо как эта Лаванда Блу…

— Браун, — поправила Гермиона.

— Без разницы — Блу. Она выглядит так, будто хочет наброситься на первого встречного мужчину, однако ни один уважающий себя человек не посмотрит в её сторону. Мы, мужчины, любим недоступность, особенно если это касается девушек. Достижение своих целей даёт нам ощущение силы и уверенности в себе, понимаешь?

Гермиона задумалась. «Вау, — подумал Драко, — я и не подозревал, что умею давать подобного рода советы».

 — Ты прав, ты абсолютно прав. Я ни в ком не нуждаюсь. Я не одна из тех легкомысленных девушек, но… — она запнулась. — Как же он поймёт это?

— Ты действительно просишь меня о помощи, Грейнджер? Мерлинова борода, мы окончательно потеряли эту девушку!

— Ну же, Малфой! Я ничего в этом не понимаю. Кто может дать совет об отношениях с мужчиной, как не другой мужчина? — спросила она.

— А почему бы тебе не спросить об этом у шрамоголового? Он ведь тоже мужчина. — И тут Драко застыл. — Только не говори мне, что он играет за другую команду. Если ты, конечно, понимаешь, о чём я.

— Ты идиот, Малфой! — начала защищать друга Гермиона. — Не думаю, что спрашивать его — хорошая идея. Он всё может рассказать Рону и попытаться наладить наши отношения сам, а я этого не хочу.

— Типичный Поттер, пытающийся спасти всех, даже когда его об этом не просят. Когда-то это геройство выйдет ему боком, — усмехнулся Драко. Гермиона злобно посмотрела на него, но долго не продержалась, вернувшись к своей драме. Малфой поспешил прервать затянувшееся молчание: — Ну хорошо.

Гермиона облегчённо выдохнула.

— Но на определённых условиях, — добавил Драко. — Весь месяц будешь патрулировать школу вместо меня.

— Неделя.

— Две недели.

— Договорились.

— Ещё не договорились, Грейнджер. — На секунду он задумался. — Будешь помогать мне с трансфигурацией.

Гермиона на секунду опешила.

— Драко Малфой просит помощи в трансфигурации? Этот день нужно отметить в календаре красным цветом.

— Поменьше сарказма в голосе, моя помощь с Уизелом — задача не из лёгких. Учитывая его умственную отсталость и твою неопытность, путь будет долгим.

Гермиона лишь фыркнула. Неужели она и правда заключила сделку? И с кем? С Драко Малфоем! Ну, а по сути, к кому ей было ещё идти за помощью? Узнав об этом, Джинни непременно отчитает своего братца и только усугубит ситуацию. Луна? Вероятно, она скажет свою излюбленную фразу: «Всё, что мы теряем, обязательно к нам вернётся». Нет уж, спасибо. А Невилл… У него опыта в отношениях меньше, чем у самой Гермионы. Ей не с кем было обсудить наболевшую проблему, так что да: Малфой — единственный вариант. У неё просто нет выбора.

— Ну так что? Ты согласна с условиями? — спросил Драко.

Гермиона внимательно посмотрела на него, ища хоть какой-то подвох, но… К чёрту всё. Она сама напросилась.

— Согласна.

— Великолепно, — хмыкнул он.

***

Сегодня зелья были более-менее сносными. Драко с Гермионой, посаженные преподавателем вместе, почти не разговаривали. Да и о чём, собственно, говорить? Они лишь партнёры по общему делу, не более. Правда, напряжение, витавшее между ними, рассеялось. После той ночи, проведённой на астрономической башне. Но друзьями они не стали. Нет, конечно.

«Нелепость какая», — размышлял Драко.

— Доброе утро, Малфой. — Гермиона вошла в класс Зельеварения под руку с двумя идиотами, которых звала лучшими друзьями, и села на своё место.

— Доброе, — буркнул тот в ответ.

Реакция тех двоих была бесценной: глаза Гарри готовы были выпасть наружу, в то время как Рон покрылся красными пятнами. Оба уставились на Гермиону, ожидая объяснений.

— Да ладно вам, мы просто стараемся относиться друг к другу с уважением, — начала она, но, видимо, этого было недостаточно. Спросить что-либо не представилось возможности: в кабинет влетел профессор Снейп, на ходу начиная урок.

Малфой постарался скрыть довольную ухмылку — эти два балбеса определённо подняли ему настроение.

— Я понимаю, что все были ужасно заняты приближающимися Ж.А.Б.А. — Все тут же замолкли и перевели своё внимание на Снейпа. Он собирается освободить их от занятия? Даст конфет? — Но это никоим образом не освобождает вас от проекта, который будет необходимо сдать к концу месяца.

Или нет. Они что, правда надеялись на поблажки? От профессора Снейпа? Унылые возгласы послышались с разных концов класса.

— Если вас это хоть как-то утешит: можете работать в парах.

Поблажки? Что-то новое. Кажется, этот мир дал трещину, потому что впервые в жизни Снейп был снисходителен.

— Зелье, которое вам предстоит сварить, находится на странице двести девяносто один.

— Я сказала Рону то, что ты посоветовал, — шепнула Гермиона, не отрывая взгляд от профессора.

О чём это она? Ах да, совет… Типичная Грейнджер — всегда следует инструкциям. Теперь понятно, почему троица выглядела так расслабленно, — она сделала вид, будто ничего не произошло. Будто она вчера не плакала, сидя на астрономической башне. Тряхнув головой, Драко спросил:

— И как он это воспринял?

— Он очень удивился, но был доволен. Я думала, парням нравится, когда им бросают вызов?

— Его голова просто до сих пор переваривает услышанное, хотя не думал, что башка Уизела на такое способна.

— Мерлин, не будь таким придурком. Лучше скажи, что мне делать дальше?

Грейнджер, Грейнджер, как всегда — жутко нетерпеливая. Но лучше так, чем ничего. Раньше они совсем не разговаривали, и Драко казалось, что тишина — это мёртвый воздух, который душит его.

— Заставь его ревновать.

— Ревновать? Ты имеешь в виду пойти на свидание с другим парнем? — Гермиона посмотрела на Драко.

— Мерлин всемогущий, я-то думал, ты куда более сообразительная, — подавил смешок он. — Необязательно свидание. Главное, показать, что тебе комфортно с другим парнем. А что вы будете делать — это уже не так важно.

— А это ещё зачем?

— А это вызов, Грейнджер. Помни, что ты в его глазах — недоступная девушка.

— Вызов! Да, это имеет смысл. — Она кивнула. — Верно.

— Мисс Грейнджер.

Они оба подняли взгляд. Рядом с ними стоял Снейп и испепелял взглядом каждого.

Упс.

— Я прошу прощения, что был так груб и пытался вести урок, пока вы общались.Вам явно есть, что обсудить. Мисс Грейнджер, поделитесь, что стало предметом столь интересной дискуссии?

Драко и Гермиона быстро переглянулись. Затем она посмотрела на своих подруг, сидящих на первых партах, чьи глаза просто кричали: «Гермиона, что ты творишь?». Потом снова взглянула на Снейпа и ответила едва слышно, но достаточно, чтобы её смогли услышать абсолютно все:

— Я… Простите, профессор. Видите ли, мы с Малфоем решили вместе поработать над проектом.

Если бы Драко годами не тренировал маску равнодушия, возможно, сейчас он бы выглядел таким же шокированным, как и все присутствующие в классе. Он посмотрел на Гермиону, а потом на её друзей. Очевидно, у Гарри и Рона не было тех же навыков, что у Драко: один сидел с приоткрытым ртом, а второй покраснел так, будто разозлился не на шутку. Кажется, даже Снейп подумал, что сошёл с ума.

— Для обсуждения проектов есть внеучебное время. А сейчас оставьте за мной право продолжать урок.

— Конечно, сэр. — Слава Мерлину, он не снял с них баллы. Гермиона не выдержала бы, если б очки, которые она с таким трудом заработала для Гриффиндора, вычли. Но Снейп бы ни за что не лишил баллов Слизерин. А отнимать только у неё было бы нечестно. Так что ей просто повезло.

Когда прозвенел звонок, Гермиона вдохнула так шумно, будто перестала дышать после разговора со Снейпом. Она посмотрела на Драко.

— Давай поговорим о работе в гостиной?

Он кивнул. Друзья подбежали к ней. Гарри обнял Гермиону за плечи и бросил на Малфоя говорящий взгляд. Рон тоже смотрел на него, но они оба совершенно не смущали Драко. По его мнению, всё складывается вполне удачно.

— Гермиона, у меня есть вопрос, — начал Гарри, когда они подходили к двери.

— Да, конечно. Что такое? — Гермиона улыбнулась.

— Ты сошла с ума? Работаешь с Малфоем, ругаешься со Снейпом из-за Малфоя. Зачем?

Радость пропала с её лица.

Рон изо всех сил старался не трясти её как куклу и осторожно повернул за плечо: — Одна только мысль о том, что вы говорите, кажется странной. Но сейчас вы работаете вместе, да?

— Рон, я работаю с ним с начала года, помнишь?

— Это разные вещи. Работать над проектом — интимный процесс.

Гермиона была в восторге. Дьявольский план Драко действительно работает. Слава Мерлину, она смогла придумать оправдание, даже когда тень Снейпа нависала над ними. Она глубоко вздохнула.

— Рон, я уважаю твоё решение относительно нас. Кажется, будет справедливо, если ты сделаешь то же самое для меня.

— Гермиона…

— Мне с трудом верится в происходящее. Ты и Малфой! — Рон разочарованно посмотрел на Гарри. Мерлин, это был их момент. Гермиона взяла руки друга в свои.

— Гарри, пожалуйста, не принимай всё близко к сердцу. Я гораздо умнее Малфоя.

— Я знаю. Ты умнее всех на свете, но если он тронет тебя…

— Даже не продолжай, а то я подумаю, что он тебе нравится. — Гермиона ухмыльнулась.

Рона затошнило.

— Мерзость…

— Мне в голову полезли страшные мысли, наложите на меня Обливиэйт!

Улыбка Гермионы померкла, но продолжала неловко болтаться на лице. Рон перестал смеяться, а Гарри будто током ударило, когда понял, что сказал.

— Прости меня…

Гермиона натянула улыбку обратно и отмахнулась:

— Всё отлично, не переживай. Пойдёмте на следующий урок?
>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Top.Mail.Ru