Хорошо то, что хорошо кончается автора Эвани    закончен
Попытка пофантазировать о том, что могло бы произойти между эпичным сражением в пентхаусе башни Старка и отбытием домой двух представителей скандинавского пантеона.
Фильмы: Мстители
Анна Лойс, Локи, Джаспер Ситвелл, Соколиный Глаз/Клинт Бартон, Ник Фьюри
Приключения || гет || PG-13 || Размер: миди || Глав: 9 || Прочитано: 883 || Отзывов: 0 || Подписано: 0
Предупреждения: Смерть второстепенного героя, ООС, AU
Начало: 23.05.20 || Обновление: 04.06.20
Все главы на одной странице Все главы на одной странице
   >>  

Хорошо то, что хорошо кончается

A A A A
Шрифт: 
Текст: 
Фон: 
Глава 1


Анна Лойс тяжело вздохнула и, преодолев последний лестничный пролет, повернула в коридор, ведущий к месту ее некогда очень любимой работы, с недавних пор перешедшей в разряд просто любимой, и кто ее знает, как оно будет дальше. А ведь еще совсем недавно казалось, что ничто не сможет омрачить ее радость: никому не известной девушке-химику, подающей надежды, но не имеющей непременных составляющих, помогающих удачно устроиться в современном мире, — эффектной внешности и связей, предложили работу в «Щ.И.Т.е», правительственной военной организации, противодействующей терроризму. На деле оказалось, что круг вопросов, курируемых «Щ.И.Т.ом», гораздо шире, а могущество — значительнее, но это только добавляло работе важности. А уж когда Анна увидела лабораторию в нью-йоркской штаб-квартире, где ей предстояло трудиться, изучила технологии, предоставляющие невероятные возможности, познакомилась с людьми, настоящими мастерами своего дела, она поняла, что не зря столько времени корпела над учебниками и дневниками экспериментов. Энтузиазм, с которым Анна приступила к работе, независимо от того, что девушке предстояло сделать — разработать формулу нервно-паралитического газа с пролонгированным действием или средство, замедляющее рост волос на лысине безмерно уважаемого шефа, Ника Фьюри — очень быстро снискал ей признание коллег и даже позволил обзавестись друзьями, такими же фанатиками собственного дела. В хорошем смысле этого слова. И вот боевой настрой неумолимо катился ко всем чертям. Как же мало, оказывается, для этого нужно. Всего лишь стараниями начальства обзавестись неприятным соседом.

Анна еще раз вздохнула и притормозила возле массивной двери, ведущей в ее царство. Как-то сегодня сложится ее день? Сколько крови, по-счастью, фигурально выражаясь, выпьет у нее тот, с кем она вовсе не обязана разговаривать, но кто умеет заставить ее не пропускать мимо ушей ни одного замечания? А главное: за что ей все это? Была бы возможность, Анна с удовольствием бы взяла отпуск или попросилась бы в другую лабораторию, но, увы: отдыхать сейчас, когда только начало получаться, и ожидаемый результат замаячил в конце исследований чем-то более материальным, чем воображаемый мираж, было бы глупо. И как назло на сегодняшний день свободное нужное оборудование было только здесь. Приходилось стискивать зубы и стойко переносить трудности. В принципе, именно этому ее и учили. Вот только забыли предупредить, что создавать себе эти трудности не всегда будет она сама.

Часы на руке Лойс мелодично тренькнули, намекая, что дольше сетовать и страдать времени нет, настал час погружения в расчеты, химические процессы и реакции. Девушка обреченно потянулась к ручке, но дверь отворилась прежде, чем она успела взяться за нее.

— Привет, Анна! — на пороге, приветливо улыбаясь, возник один из агентов, Джаспер Ситвелл, не входивший в число друзей Лойс только потому, что сам себя он считал кем-то большим. Впрочем, по некоторым причинам Анна, в свою очередь, не очень-то спешила развеивать его заблуждения, хоть и не разделяла точку зрения. — Заходил проведать твоего квартиранта. Всем необходимым на сегодня его обеспечили, так что спокойно можешь не обращать внимания на недовольные высказывания.

— Легко сказать… — Анна поморщилась при одном только упоминании о «недовольных высказываниях». — Они искренне заставляют меня жалеть, что взрывная камера сверхнадежна но… звукопроницаема.

— Тогда держись, — Джаспер сочувственно похлопал девушку по плечу и отступил с дороги.



Всего лишь одна из многих, занимающих целое крыло штаба, химическая лаборатория, где «колдовала» Анна, представляла собой просторное светлое помещение, как и все помещения базы, спланированное рационально и несколько специфично, соответственно требованиям и возможностям «Щ.И.Т.а». На автомате щелкнув включателем вытяжки, кивнув еще одному агенту, расположившемуся у входа с внутренней стороны, другой крайне раздражающей и очень усложняющей жизнь вещи, напрямую связанной с нервирующим соседством, как всегда девушка начала рабочий день с обхода. Раньше это было и самое подходящее время, чтобы поздороваться с коллегами, но последнюю неделю Лойс работала в гордом одиночестве. Остальных сотрудников, Анна искренне считала их счастливчиками, спешно расформировали по другим лабораториям в этом же крыле или же в других штаб-квартирах, за что следовало благодарить все того же навязанного шефом соседа. Вот за что ему столько чести? Об опасности квартиранта, которому был присвоен статус особо опасного военного преступника, Анна могла судить только по слухам, но и этого было достаточно, чтобы недоумевать, почему его не закрыли в тюремном отсеке или «Холодильнике», месте поистине надежном? Лойс даже не знала, с чем его можно сравнить. Неужели ее оборудование надежнее специально сконструированной тюремной камеры? Ну и что, что до первого побега пленника держали в капсуле, созданной для изоляции самого Халка, альтер эго ученого Брюса Беннера? Ну и что, что за основу при ее создании брали такую же, как в ее лаборатории, взрывную камеру?

Привычно заглянув в кабинеты, подсобки, склады, комнаты для физических измерений, для работ с вредными веществами, для органического анализа, для мытья посуды, а так же в комнату отдыха, библиотеку и ледник, окинув грустным взглядом пустые рабочие столы, нефункционирующее оборудование и запертые шкафы, едва сдержав третий полный искреннего страдания и сожаления вздох, Анна остановилась у входа в последнюю необследованную комнату.

— Входи, не стесняйся! — раздался из-за двери насмешливый голос, и девушке оставалось только подчиниться, чтобы не дать говорившему дополнительного повода для насмешек.

— Доброе утро! — очень жалея, что ее воспитали такой вежливой, проговорила Анна, входя и решительно поворачиваясь направо, где за стеклом гораздо более прочным, чем самое надежное пуленепробиваемое, располагалась та самая взрывная камера, приказом Ника Фьюри преобразованная в каземат.

— Утро добрым не бывает, — ответил находящийся внутри симпатичный высокий худощавый брюнет, облаченный в странный черно-зеленый кожаный наряд. Он стоял, величественно выпрямившись, скрестив руки на груди, всей своей позой выражая крайнюю степень надменности, и Анна в который раз поразилась, как ему это удается в таких убогих условиях.

— Ну, тогда я даже не знаю, — Лойс демонстративно-разочарованно развела руками. — «Здравствуй» тебе не нравится, «привет» — слишком фамильярно, как и «салют», и «наше вам с кисточкой», «мое почтение» — неискренне. Теперь и «доброе утро» не годится. Что же тогда подойдет?

— «Приветствую тебя, Локи, мой бог и господин!» — неимоверно торжественным тоном проговорил пленник, а Анна хмыкнула:

— Я — атеистка, но даже если бы и верила, ты мне не бог. И уж тем более не господин. Даже в Южной Африканской Республике, стране, где рабство продержалось дольше всего, его отменили во второй половине прошлого века.

— Самое время начать по новой, ты не находишь?

— Ты попытался. Не очень-то получилось…

— Все еще может измениться, — Локи недовольно прищурился. — И лучше бы ты ценила мое к тебе лояльное отношение.

— Которое проявляется в том, что ты безостановочно унижаешь меня? Я промолчу о том, что в твоем положении это вообще делать неразумно, так еще и разве достойно мужчины оскорблять женщину?

— Кого, интересно, ты тут называешь женщиной? Стоящее передо мной вот это, облаченное в бесформенную робу с бледным лицом и волосами, скрученными во что-то невероятно убогое?

— Я на работе, — Анна еле сдержалась, чтобы не вспылить, и впервые за весь разговор повернулась спиной к собеседнику, чтобы он не увидел порозовевших щек. Намеки на ее внешность всегда выводили ее из себя. Да, она не была писаной красавицей, но и «синим чулком» себя не считала, хотя вынужденно признавала, что общественного в ее жизни больше, чем личного. — Тут не принято носить вечерних платьев. А бесформенная роба, отсутствие косметики и волосы, не лезущие в глаза и пробирки — элементарная необходимость. И техника безопасности.

— О, да! Конечно! А после работы ты из них, вечерних платьев, я имею в виду, просто не вылезаешь… — усмехнулся Локи. — Ты не думала, что бесполезно пытаться обмануть бога обмана? Так что скажи спасибо, что я вообще разговариваю с тобой и не требую, чтобы в моем присутствии ты принимала коленопреклоненную позу. Что это, как не верх благожелательности?

— Для меня верхом благожелательности было бы, если бы ты молчал, — Анна постаралась, чтобы ее голос звучал максимально язвительно. — И на коленях я перед тобой стояла. Помнишь, когда у меня от халата оторвалась пуговица и закатилась под соседний шкаф? Такой прогиб и не засчитан?

— Ты смеешь издеваться надо мной? — ноздри асгардского бога гневно затрепетали.

— Ничуть не больше, чем ты надо мной.

— Как можно сравнивать? Я — это я. А ты — это ты. Что не понятно, смертная? У меня уже язык отваливается повторять тебе одно и тоже…

— …Тупое ты создание, — подхватила Анна. — Видишь, кое-что я все же запомнила.

— Это зачтется в твою пользу, когда я снова буду на свободе.

— А то, что я усиленно превозмогаю желание использовать твой новый дом по назначению, мне зачтется? — Анна подошла поближе и демонстративно оглядела стараниями Фьюри обжитую лабораторную камеру: стол, медицинскую кушетку, другие нужные, но не занимающие много места в виду ограниченного пространства мелочи. — Знаешь, как мне хочется провести полномасштабные тесты на бризантность и мощность каких-нибудь взрывчатых веществ? Гесса там, Каста или Трауцля? Я ведь могу и поддаться искушению, вот только — память девичья — забуду предупредить, чтобы тебя оттуда убрали…

— Кажется, ты не выспалась сегодня. А когда ты не высыпаешься, разговаривать с тобой просто невозможно, — настала очередь Локи показательно повернуться спиной к собеседнице, высшая форма презрения, которую в сложившихся обстоятельствах он мог себе позволить.

Анна снова вздохнула, для разнообразия облегченно. Ежедневный утренний обмен любезностями был окончен. И сегодня он прошел значительно мягче, чем возможно. Чтоб его, этого Фьюри! Если уж во всей штаб-квартире не нашлось более подходящего места для несостоявшегося захватчика, неужели его брат, сводный брат, не мог сразу забрать родственника с собой? Что, во всем Асгарде нет подходящей камеры? Уж сыскали бы, куда своего божественного отпрыска пристроить, пока ему персональные тюремные апартаменты готовят. Почему именно Анна должна нервничать? Причем именно сейчас, когда работа требует тишины и сосредоточенности.

Буквально заставив себя успокоиться, Лойс перешла в свою часть лаборатории, расположенную так, что она могла одновременно наблюдать и за опытом, и за заключенным. Считается, что заточенный во взрывную камеру, он никому ничем не может навредить, но все же оставлять его совсем без надзора было бы слишком смело. Вот только набивать лабораторию охраной Лойс не позволила. Охранник у двери был разумным компромиссом, но пустить посторонних в святая святых … Ну уж нет! Следить еще за кем-то, не ограниченным в своих передвижениях, пусть и знакомым с дисциплиной, но не осознающим истинную опасность окружающих его предметов? Такую ответственность Анна на себя не возьмет. Да и даже если другие охранники будут сидеть неподвижно, одного отвлекающего пристального взгляда вполне достаточно.

Послав вальяжно расположившемуся на кушетке, точно он — в театре, а она — на сцене, богу коварства предупреждающе-серьезный взгляд, Анна приступила к работе, сделав себя еще более «симпатичной» в глазах божественного аса с помощью резиновых перчаток, назальных фильтров и защитных очков. То, над чем она сейчас экспериментировала, требовало предельной аккуратности, какое-либо постороннее вмешательство в процесс было равносильно убийству. Даже двум убийствам: метафорическому, погибнет дело последних месяцев, и настоящему, Анна собственными руками убьет того, кто ей помешает. Даже если это будет асгардский бог, глубокоуважаемый начальник или друзья, в число которых, помимо Джаспера и Марии Хилл, входили пленившие ее квартиранта и периодически приходившие удостовериться, что ему достаточно «хэ» (не подумайте, что «хорошо»), Стив Роджерс, Клинт Бартон и Наташа Романофф. Так что иногда в лаборатории бывало многолюдно, но ожидаемые гости все же соблюдали определенные правила, никогда не сваливаясь хозяйке на голову с бухты барахты, только в специально оговоренное время. До и после этого они же использовали свой положенный после удачной операции отдых, проводя его в штабе, чтобы отвадить жаждущих своими глазами увидеть организатора первого межгалактического вторжения. Каких усилий им это стоило, Анна не знала, тем не менее, благодарность ее была безмерна. Только толпы зевак ей еще не хватало.

Тем временем, процесс медленно, но верно, двигался вперед согласно планам и графикам.

— Контрольное время: сорок минут… — пробормотала Лойс, сверившись с показаниями приборов и достав небольшую коробочку с последним ингредиентом. — Если и в такой комбинации не получится, даже не знаю, что делать… Кроме как начинать все с самого начала и с другим материалом…

Открыв крышку, она почти с нежностью посмотрела на маленькие серые крупинки, покоящиеся внутри. Недостающий компонент, способный вывести эксперименты Лойс на новый уровень. Осторожно, точно самое ценное сокровище, Анна принялась отмерять и засыпать в перегонный куб крупнозернистый порошок.

Дальнейшее происходило, как в замедленной съемке. Порошок под собственной тяжестью устремился вниз, смешался с жидкой составляющей, растворился… и жидкость против всякого ожидания начала шипеть и пузыриться.

— Ложись! — Анна еще не до конца осмыслила произошедшее, но наученное горьким, имеющимся почти у каждого химика опытом подсознание среагировало на автомате, даже спустя долю секунды вспомнив, что кроме нее здесь нет никого, кому следует куда-нибудь укрыться.

И Лойс успела отшатнуться от стола и рухнуть на пол, прикрыв голову руками, прежде чем раздался взрыв.



Автоматика сработала безупречно. Вытяжка заработала интенсивнее, но вломившиеся в лабораторию агенты, находившиеся поблизости и рискнувшие прийти на помощь, все же успели пару раз вдохнуть белесый дым без запаха, прежде чем надели вывалившиеся из специальных шкафчиков респираторы. Кроме стремительно тающей дымовой завесы других повреждений в помещениях лаборатории не было. Исключение составлял кабинет Анны Лойс. Там все было так, как доктор прописал: испачканные стены, развороченное оборудование, поврежденная мебель, и посреди всего этого великолепия пытающаяся подняться растрепанная и перемазанная сажей, в треснутых защитных очках, в некогда белом, а теперь украшенном копотью и непонятными цветными пятнами рабочем костюме, сама Анна, под глазом которой наливался яркий синяк.

И если бы кто-то сейчас увидел лица мужской части ворвавшихся спасателей, он точно бы понял что что-то не так, ибо создавалось впечатление, что подбитый глаз Анны Лойс — самое умилительное, что они видели в своей жизни.

В принципе, женская составляющая мало чем уступала своим коллегам. Вот только облажавшаяся химичка была им мало интересна. Проморгавшись и сфокусировав взгляд, дамы замерли. Напротив, за чуть закопченным стеклом стояла их мечта, герой девичьих грез, единственный и неповторимый. Бог. Причем самый натуральный. Он — Локи, с заинтересованным недоумением застывший у стекла. Весьма своеобразно отреагировавший на представшую его взору картину разрушения, равно как и на направленные на него пристальные жадные взгляды истинно асгардским:

— Вау!
   >>  
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Top.Mail.Ru