Избранные. Тайны ведьм. автора Лера Родс    в работе   
История двух сестер, отправляющихся в Хогвартс благодаря своим способностям.

Любовь, страсть, дружба - испытания для души. А когда она ранена - реально ли справиться с миром зла?

Демоны, пророчества и тайны - даже для Школы Волшебства это слишком. В праве ли ты держать палочку, если за собой ты приведешь только смерть?..
Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
Гарри Поттер
Любовный роман, Приключения, Юмор || гет || PG-13 || Размер: макси || Глав: 16 || Прочитано: 482 || Отзывов: 0 || Подписано: 2
Предупреждения: нет
Начало: 03.10.21 || Обновление: 25.11.21
Все главы на одной странице Все главы на одной странице
  <<      >>  

Избранные. Тайны ведьм.

A A A A
Шрифт: 
Текст: 
Фон: 
Глава 2. Урок Прорицания.


Неделя, что отводилась на самообучение, пролетела очень быстро. То, что ученики проходили за три года, выучить все равно не удалось, но кое какие основы освоили. Даже Эл отнеслась к этой неделе очень ответственно, несмотря на свою нелюбовь к какой-либо учебе. И, несмотря, на сомнения, то, чему учила Гермиона, оказалось не таким и сложным. Некоторые предметы нужно просто знать, учить наизусть, какие-то понять, а, к примеру, такие как Трансфигурация или Защита от Темных искусств, нужно практиковать.

Гермиона за минувшую неделю рассказала подробнее о школе, директоре, о том, кто такой на самом деле Гарри Поттер. Ведь в обычном мире мальчик, который выжил, совсем не известен.

Завтра первый настоящий учебный день, и каким образом успевать писать на уроке пером, Эл просто недоумевала. Она то и дело переспрашивала, точно ли это. Можно ли ей, в качестве исключения, писать обычным карандашом.

Эл, Гарри и Гермиона сидели внизу гостиной у камина, куда садились каждый вечер. Гермиона делала домашние задания, несмотря на то, что директор ее освободил от этого на целую неделю. Но Гермиона каждый вечер, усердно занималась, боясь отстать.

— Эми! — помахала Эл сестре, когда та спускалась из спальни.

Эл так обрадовалось Эми, на самом деле потому, что ей было невероятно скучно следить за тем, как кропотливо Гермиона выводит сочинение по Истории Магии, которое им задали на выходные.

Увидев, что кресло Рона свободно, Эми ускорила шаг, делая так каждый раз, чтобы занять его. Эми так понравилось это кресло, что она теперь составляла хорошую конкуренцию Рону, и они часто из-за этого спорили. И вот, сейчас, когда Рон с Гарри беседуют с Оливером, Эми плюхнулась в его красное, бархатное кресло.

— Чем займемся? — спросила Эми.

Гермиона пожала плечами и стала складывать свитки и учебники в сумку. «Вообще, — подумала Эл, — дай ей волю, она бы устроила здесь какой-нибудь кружок чтения». За неделю, что сестры находились в Хогвартсе, очень сдружились с золотым трио, как называли их некоторые студенты.

Когда Гарри с Роном вернулись вместе с Оливером, Рон глянул на кресло и слегка улыбнулся, видя, как Эми отчаянно пытается делать вид, что никого не видит. Оливер поздоровался со всеми, но смотрел он в этот момент на Эми. Всю неделю, если они оказывались в одном помещении, сталкивались в коридорах или в Большом Зале за обедом, они обязательно переглядывались. Оливер смотрел и улыбался, а Эми смущенно отводила взгляд.

— Ну, так что будем делать? — Эл попыталась перевести внимание на себя. — Предлагаю погулять по Замку. Мы здесь неделю, а кроме как Большого Зала и кабинета, нигде и не были.

Отчасти, это было правдой, но истинной причиной такой фразы было желание просто выйти из гостиной, и чтобы все непременно согласились.

— Гарри, в среду первая тренировка. Всем удачи, — попрощался Оливер Вуд.

— Пойдемте, пойдемте, — подхватила Эми, — покажите нам Зал Трофеев, судя по рассказам Гермионы и Рона, который там отбывал наказание, там очень интересно.

Идя по запутанным коридорам, Эми попросила Гарри рассказать про Квиддич.

— Правила игры в квиддич достаточны, просты, в отличие от самой игры, — начал объяснять Гарри, — С каждой стороны выступает по семь игроков. Три из них — охотники. Они играют квоффлом, передают его друг другу и пытаются забросить в одно из колец соперника. За каждое попадание — десять очков. Затем, у каждой команды есть вратарь, — Гарри так увлеченно рассказывал и жестикулировал, что даже Эл стало интересно и она, продвинувшись вперед, встала рядом с ним.

— А Оливер тоже играет или он просто капитан?

— О, Оливер как раз-таки вратарь, превосходный вратарь, — ответил Рон. Он выбежал вперед и стал изображать себя на метле и то, как он отбивает мячи.

— А ты Рон не играешь? — Эми обратилась к нему.

— Не, я думал об этом, но пока не созрел. — Рон перестал паясничать и стал каким-то уж серьезным очень. Засунул руки в карманы, приподнял плечи и пошел молча.

— Вратарь летает около колец своей команды и мешает сопернику забросить мяч, — продолжил Гарри, — Еще есть загонщики. Бладжеры на огромной скорости летают по полю, пытаясь сбить игроков с метел.

— Как это летают? Сами? — удивилась Эми.

— Ну да, все мечи заколдованы, — улыбнулся Гарри и продолжил, — в нашей команде загонщиками являются братья Рона. Их задача — защитить всех нас от бладжеров и попытаться отбить их так, чтобы они полетели в игроков противоположной команды.

— Если будет интересно, то можете прийти на тренировку, думаю, Оливер не станет возражать, тем более, вы вообще никогда игру не видели, — сказал Рон.

— Так вот, — Гарри взмахнул руками, — в команде 3 охотника, 2 загонщика, ловец и вратарь. В игре есть самый главный мяч — это золотой снитч. Он летает с огромной скоростью, и его сложно заметить. Я являюсь ловцом команды и должен его словить. Опередив соперника, разумеется. Команда, поймавшая снитч, сразу получает дополнительные сто пятьдесят очков, а это — практически равносильно победе.

— А еще, матч заканчивается только тогда, когда одна из команд поймает золотой мячик, так что он может тянуться веками, — многозначительно произнес Рон.

— Игра захватывающая, правда, скорость, драйв, экстрим, адреналин. Когда несешься сквозь порывы ветра, уклоняешься от бладжеров, вокруг гул, крики. Просто кайф.

Гарри с энтузиазмом рассказывал про игру, что Эл невольно подумала, что должно быть интересно наблюдать за матчем.

— Я хочу на тренировку вашу. Когда она будет? — спросила Эл.

— В среду, я договорюсь с Вудом. Эми, ты придешь?

— Эмм, да, конечно. — Эми попыталась скрыть свое желание, и наиграно отречено согласилась.

За разговорами о квиддиче и изображении игры, Гарри, Рон, Гермиона и Эми с Эл спустились на третий этаж. Зал Наград — это Зал, где собраны все награды учеников за всю историю Хогвартса. Кубки по квиддичу, почетные грамоты, отличительные значки и тому подобные вещи, заставляли все огромное пространство комнаты. Зал был большим и длинным, залитый золотым светом. Кругом стояли витрины, висели гербы, стояли золотые и серебряные статуэтки.

Гермиона предложила показать стенд, на котором красовались награды, присвоенные отцу Гарри, Джеймсу Поттеру. История Поттера довольна грустная и несчастная. Эми представляла его радость, когда он узнал, что волшебник, да и еще к тому же знаменитость, победивший злодея всех времен. И Гарри не кажется звездой магического мира, он простой и не зазнавшийся.

Походив, посмотрев витрины, Эл стала скучать. Судя по Эми, она тоже. Но из-за всех сил старалась не подавать виду, так как за столь маленький срок — неделю, создала себе какую ни какую репутацию, занудной, пытающейся все и обо всем знать, ученицы. Если бы страсть к обучению Гермионы была болезнью, то Эми заразилась точно. Эл стала тихонько направляться к выходу, предлагая сделать тоже самое и всем остальным. Рон сразу же поддержал Эл. Эми, сказав, что-то вроде «что, уже?», как-то очень быстро направилась к выходу.

Когда пятеро друзей стали подниматься наверх, раздался голос. Холодный. Наполненный гневом и ядом.

— О, великая троица приютила еще двух грязнокровок, в качестве группы поддержки недознаменитости Поттера?

Внизу стоял Драко Малфой. Эл его хорошо запомнила с той минуты, когда он задел ее на выходе из Большого Зала. Так же, как и в прошлый раз, он стоял в окружении своих телохранителей. Двух огромных, и скорее всего, тупоголовых амбала, которые сейчас смеялись над словами своего хозяина. А тот стоял, скрестив руки на груди с гнусной ухмылкой на лице. Видимо, он был доволен собой. Белоснежные волосы, холодного оттенка, слегка спадали на лоб, на пальце красовался перстень внушительных размеров. Сам он был одет в стильный костюм. Безвкусным его назвать было сложно.

— А ты, Малфой, решил уединиться со своими шестерками? — Рон спустился на ступеньку ниже.

Эл с Эми наблюдали за перепалкой, как будто со стороны, но Эл так и подмывало вступить с ним в жестокую схватку остроумных фраз. И когда он захотел сказать очередную гадость, она опередила его:

— Ты свои фразы-то записываешь, что ли предварительно, а потом ищешь, кому бы их продемонстрировать? — Эл смело встретила взгляд ледяных глаз, пытаясь передать всю свою злость и ненависть в своем.

— Поттер, держи на привязи своих новых мышей, — будто Эл пустое место, обратился он снова к Гарри, взмахнув бровями.

Эл почувствовала лютую ненависть. Ее руки невольно сжались в кулаки. Она уже хотела кинуться на него, но ее удержала Эми, предугадав желания.

— Мальчик ищет внимания, пойдемте отсюда, пусть ищет утешения у своих подружек, — сказала Эми и стала подниматься вместе с сестрой наверх, все также крепко держа за руку. Эл била крупная дрожь. Откуда он взялся только?

— Змея Слизеринская, — только и вырвалось у нее, дрожащим от ярости, голосом.

— Эл, прекрати, не стоит на него так реагировать, он всегда ищет повод, чтобы спровоцировать нас. Мы уже привыкли и не обращаем внимания, — Гарри приобнял Эл, пытаясь успокоить, — просто тут вы появились, новая мишень. А ты даешь ему почву для нападок.

— Что? — Эл начинала злиться уже на Гарри — Как вы можете не обращать внимания? Нельзя что ли его приструнить? Что он вообще себе позволяет? Неужели никто во всей школе не нашелся, чтобы утихомирить его пыл? Значит, этим человеком буду я. Он еще пожалеет, что связался со мной. Мерзкий...

Эл настолько злилась, что даже придумать ничего не смогла, до того ее взбесило все это. Пока все поднимались до гостиной, с Эл никто не разговаривал. Хотели дать время, чтобы она остыла. Только Поттер сказал «вот это нрав». И стали общаться между собой. Эл, конечно, немного уже отпустило, но так просто она это не оставит. Малфой будет знать, кого трогать.

* * *

Пролетела еще одна неделя. Первый учебный день оказался интересным даже для Эл, но как только она оценила масштабы домашних заданий, ее интерес стал куда-то испаряться. Эми же напротив, проявляла активность, пытаясь влиться в поток четвертого курса, чтобы не отставать от других, а то и вовсе, вырваться вперед. Для нее было важно стать одной из первых в классе, доказать, что незваные гости не хуже других могут колдовать. И, как заметили некоторые преподаватели, она достаточно способная ученица.

На самое первое занятие по Зельеварению у профессора Снейпа, сестры опоздали, потому что по дороге к кабинету, Эл вдруг вспомнила, что оставила все ингредиенты в спальне. Эми хорошенько отругала сестру за такую безответственность, а Эл даже и подумать не могла, на чей урок они посмели опоздать…

Разумеется, нелюбовь с профессором Снейпом случилась с первой секунды, как только сестры перешагнули порог аудитории. Снейп даже рассадил их, считая, что это будет отличным дополнением к снятию штрафных баллов с факультета. Эл он посадил к Рону, что, кстати, никак ее не расстроило, а Эми посадил с Гарри. И как бы она не старалась показать свои знания, которые вычитала заранее из учебника, на профессора Снейпа никакого впечатления не произвело. К огромному удивлению Гермионы, у Эми с Эл был скрытый талант, получать чуть ли не идеальные зелья, не прилагая особых усилий. И даже этот факт Снейп проигнорировал.

Тренировку по квиддичу перенесли на субботу. Так как в среду зарядил дождь, и видимости никакой не было. Оливер Вуд, капитан сборной Гриффиндора по квиддичу, а также выпускник седьмого курса, не боялся плохой погоды, он наоборот считал, что подобные тренировки укрепляют командный дух, но полетать все равно у них не получилось.

Стычки с Малфоем стали регулярными, он получал огромное удовольствие, оскорбляя и унижая новых студенток. И, как отметила Эл, для студентов разных факультетов — Малфоя слишком много. В конце недели, перед очередным сдвоенным уроком, Малфой толкнул Эл, проходя мимо. Окружающие смолкли, наблюдая за происходящим. Противостояние Слизерина с Гриффиндором, в какой-то момент превратилось в противостояние Эл и Малфоя. Эл злилась и кипела от такой наглости слизеринца, она никак не могла свыкнуться с мыслью, что существуют такие люди, как он! Малфой искал изысканные оскорбления, но никак не мог достаточно сильно задеть Эл, а все потому, что абсолютно ничего про нее не знал, как и все в этой школе. И, в конце концов, весь тугой узел, бурлящий внутри Эл, стал потихоньку развязываться, освобождая место сарказму и насмешкам. Характер Эл, определенно не давал просто так отпустить ситуацию, но она училась контролировать свою злость, показывая лишь безразличие.

Проснувшись в субботу раньше всех, Эми спустилась в пустую гостиную. Разумеется, кто в субботу будет рано вставать? Эми села в любимое кресло Рона, которое успело стать любимым и для нее. Кому-то может показаться со стороны, что она специально злит Рона, занимая это место, но на самом деле, кресло действительно было самым удобным в этой гостиной. Садясь в него, обволакиваешься неким уютом и словно проваливаешься в это тепло.

Эми с Эл с нетерпением ждали уроки по Прорицанию, так как Эл могла видеть будущее, они возлагали на этот предмет большие надежды. Эми прикрыла глаза, наслаждаясь утренним туманом за окном, и вспомнила свои уроки по полетам. У Эл не очень хорошо начались занятия. Она все никак не могла наладить отношения с метлой. Эми улыбнулась, вспоминая, как Эл отчитывала свою метлу.

— Привет, — Эми вздрогнула от неожиданности.

Над ней стоял Рон, она так увлеклась мыслями, что даже не слышала, как он спустился.

— Привет, Рон, — поздоровалась Эми. Он остался на месте и Эми, виновато улыбнулась, — я знаю! Знаю, знаю, я заняла твой трон, твое кресло. Да и, если честно, не совсем честно поступаю, когда бегу к нему, если вижу, что ты тоже к нему идешь.

— Что, правда? — Рон сел на диван. — Ну, все, теперь буду выслеживать тебя, и ты не сможешь больше первой усаживаться в него.

— Оно просто очень удобное, самое удобное из всех, — Эми улыбнулась Рону.

— Я знаю! — воскликнул он, чуть повысив голос, и всплеснул руками, а затем спокойно продолжил, — это ведь я его открыл на первом курсе, когда никто не подозревал о его удобстве. Оно расположено так, что от камина тепло, но не жарко. И видно всех, не нужно головой вертеть, а если хочется в мыслях остаться, то...

— Можно уединиться, повернувшись к камину, — одновременно закончили предложение Эми и Рон.

Рон посмотрел Эми прямо в глаза, и она заметила его ярко зеленые глаза. Живые изумруды внимательно смотрели на Эми, но Рон быстро отвел взгляд и посмотрел на кресло.

— Я точно так же подумала, когда села в него…- смущенно произнесла Эми, и Рон улыбнувшись, театрально погладил кресло.

Он подогнул ноги, развалился на диване и устремил взгляд в огонь.

— Почему не спишь? Суббота же, — спросила Эми.

— Вообще, я любитель поспать, но сегодня проснулся, и нет сна. — Все так же, смотря в огонь, пожал плечами Рон. — Вы идете на тренировку с Гарри?

— Да, конечно, мне очень понравилось на уроках по полетам, хочу посмотреть, как это в действии, — Эми потерла руками.

— Эл тоже пойдет? — поинтересовался Рон, у Эми что-то кольнуло в груди.

Вообще, Рон и Эл очень сдружились. Эми про себя их дружбу называла фанатичной. И если бы здесь сидела она, возможно Рон был бы в более приподнятом настроении и охотнее общался. Но тут Эми, и она думала, что не очень-то и нравится ему.

За спиной послышалось движение, Эми обернулась — там спускались Парвати Патил и Лаванда Браун. Эми поприветствовала их, Парвати слегка улыбнулась в ответ, а вот Лаванда одарила Эми таким злобным взглядом, что Эми вопросительно приподняла брови вверх.

— Привет Бон-Бон, — приторно-сладким голоском промяукала Лаванда.

Рон только кивнул и отвернулся к камину.

— Бон-Бон? Серьезно? — рассмеялась Эми.

Рон немного смутившись, и не отрываясь от камина начал рассказывать:

— Ну да.… На втором курсе я имел не осторожность начать встречаться с ней. А она оказалась немного сумасшедшей. И я ее бросил. А потом еще немного встречался с ней. Ну и на третьем курсе иногда… Пару раз…

— Это когда тебе становилось скучно и, не найдя, кого более приличного, то есть, я хотела сказать, ну раз она немного сумасшедшая, ты пользовался влюбленной девочкой? — Эми постаралась деликатно сказать все это, но у нее не очень получилось.

— Не пользовался я, она сама на мне виснет. И зовет этим дурацким именем.

— Бон-Бон, — повторила Эми и снова засмеялась, — А сейчас Бон-Бон приходит по ночам к милой Лаванде?

Рон хотел было ответить, но к ним уже летела радостная Эл. А радостная — потому что выходной, а летела — потому что сейчас они пойдут на завтрак.

— Привет друзья! Пойдемте есть, — радостно воскликнула Эл. Рон сразу встал, обошел диван и встал рядом с Эл.

— А Гарри с Герм где? — спросил он.

— Гермиона сейчас спустится, а Гарри я не знаю, он же не с нами в спальне живет. — Эл пожала плечами, а Рон засмеялся. И что тут смешного? Даже Эл посмотрела на него удивленно.

Эми с Гермионой обсуждали домашнее задание по Заклинаниям, Профессор Флитвик задал повторить невербальные заклинания и приготовить три таких заклинания, четко описав технику использования при этом волшебной палочки. А Эл с Роном и Гарри что-то обсуждали, идя впереди.

— Доброе утро, девочки, — поздоровался Оливер, проходя мимо, и Эми машинально поправила волосы. — Гарри попросил меня пустить вас сегодня к нам на тренировку. Вы придете?

— Конечно дабязательно, — невнятно пробормотала Эми и почувствовала себя невероятно глупо.

Залившись краской, она заметила, как Рон кинул на нее быстрый взгляд. «Подумал, наверное, что я еще и тупая», — с досадой прозвучал голос в ее голове.

— Ну и замечательно, только оденься, оденьтесь, — Оливер быстро поправился — А то вечером прохладно и на трибунах ветрено.

Рон снова повернулся, а Эл, что-то шепнула ему быстро на ухо, и они вместе громко засмеялись. Эми почувствовала какую-то пустоту внутри, ей в миг стало не по себе, и вот уже хорошенькое личико капитана команды Квиддича не кажется ей таким интересным. Когда Оливер, обогнав всех, ушел, Эми вспомнила, что Эл снились трибуны и полёты на метлах. И Эми осенило! Ведь Эл, скорее всего, снился матч по Квиддичу!

— Эми, тебе нравится Оливер? — тихонько спросила Гермиона.

— Я не знаю, Герм. Он милый, — улыбнулась Эми.

— Он очень добрый и хороший, в прошлом году он встречался с Алиссией с его курса. Она рассказывала, что, когда поняла, что ей не хватает эмоций в отношениях, не могла ни как подобрать слов, чтобы расстаться с ним. Говорила, что он заботливый и понимающий. И они до сих пор сохранили дружеские отношения. Он ко всем добр.

Эми кивнула и ничего не ответила. При входе в Большой Зал, друзья столкнулись, конечно же, со слизеринским блондином. Но, к всеобщему удивлению, Эл опередила Малфоя, готового сказать очередную мерзость:

— Ой, отвяжись, у меня сегодня выходной!

И с улыбкой до ушей пошла за стол, занимать свободные места. Повисла короткая пауза, даже Малфой застыл на месте, потеряв на долю секунды контроль над своим безупречно выдержанным лицом. Его ухмылка стала слегка неестественной, ведь он наверняка придумал что-то устрашающее и колкое, но Эл ему все испортила. Сморщившись, и с искривленной от злобы ухмылкой, он быстро ушел вниз, в свою гостиную.

Не успев сесть за стол, Рон стал восхищенно обсуждать, как Эл поставила Малфоя на место:

— Ты видела, видела, как он замер? Мне вообще показалось, что он дар речи потерял, — Рон смеялся в голос.

Эми сидела, уткнувшись в тарелку, и не могла понять, что ее так гложет внутри. Неужели, она ревнует свою сестру к Рону, с которым они всегда вместе и находят повод посмеяться, даже если не особо и смешно?

— А Крэб с Гойлом так вообще, мне кажется, даже понять ничего не успели. А Малфой-то, ты видела? Ой, у меня живот уже болит от смеха, как вспомню его выражение лица.

И тут произошло что-то очень странное, заставив всех уставиться на Эми. Не сдержав себя, в каком-то странном порыве, Эми воскликнула:

— Да все поняли уже, Рон.

— Что с тобой? — спросила Эл.

Эми хотелось провалиться сквозь землю. Что ей ответить, если она сама себе не может объяснить свою несдержанность? Но кто бы мог подумать, что ситуацию спасет появление Лаванды Браун. Оно тихонько подошла к Рону со спины и, закрыв руками его глаза, пропищала:

— Угадай кто, Бон-Бон?

Она потрепала его по голове, взъерошив волосы. Гарри с Гермионой тихонько засмеялись, а вот Эл не стала проявлять деликатность и засмеялась громче, прежнего. Лаванда недовольно посмотрела на нее и ушла. Нисколько не смутившись, Эл продолжала передразнивать Лаванду; Рон, поправляя свои волосы, тоже засмеялся, заразив смехом и Гермиону с Гарри.

Позавтракав, пятерка поднималась в гостиную. Гермиона с Эми, конечно же, решили сесть за уроки, пояснив, что потом смогут спокойно отдыхать остаток выходных.

— Вообще, мы бы могли с ними делать уроки, — прошептал Рон Эл, пока никто не слышал.

— Вот еще! — возразила Эл.

— Так мы сможем у них списать, — пояснил Рон, и Эл закивала головой.

— Я пойду в совятню, хочу Сириусу письмо отправить, — сказал Гарри, — попрошу у него книгу «Маневры на метле. Тысяча и один способ обойти соперника».

— О, Гарри, ты великолепно играешь, зачем тебе это? — Серьезным тоном спросила Гермиона. — Никто в этой школе не сравнится с тобой.

— Спасибо Гермиона, но нет предела совершенству, — он подмигнул ей и повернул в другую сторону.

— Стой, Гарри! — крикнула Эл. — Можно мне с тобой? Я хочу посмотреть на сов.

— Да, конечно, — ответил Гарри.

— Начинайте уроки без меня, я позже присоединюсь, — сказала она девочкам, а когда они отвернулись, склонилась к Рону, — а ты списывай!

Рон подмигнул Эл, и побежал следом за Гермионой и Эми.

Совятня находилась в западной башне, верхняя часть которой, была полностью отдана совам. Небольшое круглое каменное помещение. Окна без стекол, поэтому тут так холодно и почти нет запаха. Небольшой балкончик на другой стороне башни открывал неописуемый вид окрестностей. Когда Эл прошла внутрь, под ногами что-то захрустело. Она испуганно замерла.

— Боже, Гарри, скажи, что я никого не раздавила.

Он засмеялся.

— Это скелеты обеда и ужина наших совушек.

И правда, на застланном соломой полу совиный помет и обклеванные скелетики мышей и хомяков. Совы всех мыслимых пород сидели ярусами на жердочках до самого потолка. Красивая белоснежная сова слетела со своего места и уселась Гарри на руку.

— Эл, познакомься — это Букля, — Гарри жестом подозвал Эл к себе. Сова деловито потерлась о щеку своего хозяина.

— Можно погладить? — спросила Эл, и Букля, словно поняв желание Эл, расправила крылья, показывая свою красоту и изящество. Эл аккуратно провела тыльной стороной пальцев по ее невероятно нежному оперению. Мягкому и теплому.

— Какая она красивая, Гарри, — восхищенно сказала Эл и встретилась с голубыми глазами Гарри.

Он стал привязывать письмо, а Эл отошла поразглядывать других сов. Невольно ее взгляд упал на Гарри. Он стоял в лучах дневного света, ветер гулял в его черных, вечно взъерошенных волосах. Вообще, Гарри был не высокого роста, худощавый, его эти смешные круглые очки и шрам на лбу, как оказывается, от смертельного заклятья. Эл заметила, как на его лице играют скулы и ей показалось это очень привлекательным. Гарри почти всегда был серьезен и задумчив, но, когда дело доходило до шуток, он как никто мог рассмешить присутствующих. По словам Гермионы — Гарри очень сильный духом, что Эл и сама поняла уже, узнав его историю жизни.

Разглядывая Гарри Поттера, Эл не сразу заметила, что он стоит напротив и пристально наблюдает за ней. Эл мотнула головой, делая вид, что вовсе не на него смотрела, а просто задумалась.

— Гарри, расскажи мне о Сириусе, — зачем-то попросила Эл, хотя ей уже давно обо всем рассказала Гермиона.

Гарри медленно прошел мимо Эл к балкончику, устремил взгляд вдаль и стал рассказывать. Эл проследовала за ним и встала рядом, ветер с силой ударил ей в лицо, развеяв волосы. Она сразу стала их приглаживать ("- Ну что за идиотский ветер, все испортит сейчас" — моментально мелькнула мысль в её голове.) Гарри обратил на это внимание. Эл знала, что ее волосы — это одна из сильных ее сторон. Они, как часть украшения ее внешнего вида. Длинные, густые, пшеничного цвета. Если нужно привлечь внимание, то Эл обязательно воспользуется ими. Еще с секунду наблюдая, как Эл поспешно поправляет свои волосы, все же вернул взгляд в никуда.

Гарри рассказал про родителей и про то, как считал Сириуса Блэка убийцей. Как они втроем спасли его, и Гарри теперь живет в его поместье, огромном старом доме. Чем больше он рассказывал, тем глубже становился его взгляд. Хоть Гарри и не смотрел в этот момент на Эл, она все равно видела, как он проживает вновь все эти события. И у нее появилось резкое желание просто обнять его. А то, что преподаватель по Защите от Темных Искусств, мистер Люпин — оборотень Эл даже не догадывалась.

Потом разговор стал меняться, Гарри рассказал про Хагрида, не упуская возможность хорошенько пошутить. Но по-доброму, от чего Эл очень захотелось с ним познакомиться.

Стоя на сквозняке, Эл вся продрогла, но не сразу это поняла, так как была очень увлечена разговором. А ведь она была в легком розовом вязаном свитере, который продувало очень хорошо.

— Гарри, может, пойдем, а то я замерзла, — сказала Эл.

— Конечно, я тоже замерз, когда сюда забегаешь отправить письмо, не сильно успеваешь замерзнуть. Тебе дать мою кофту?

Он был в серой олимпийке, из-под которой виднелась красная футболка.

— Ну, давай, если только ты не простудишься.

Гарри улыбнулся и накинул на Эл свою кофту. Не заметить его отлично слаженное тело Эл просто не могла. Явно накаченное и крепкое. Футболка облегала торс. Теперь Эл понимала, почему вокруг него постоянно кто-то вьется. С ним все всегда здороваются, а девочки с других факультетов на уроках вечно строят глазки.

Поправив волосы, приподняв их сзади и перекинув на правую сторону, Эл слегка вытянула губы, придавая своему лицу загадочный вид, и выпрямила спину.

— Вы где были? — строгим тоном встретила Эл и Гарри Эми, как только они вошли.

— В совятне же, — напомнила Эл невозмутимым голосом.

— Вас не было около трех часов, — сказала Гермиона.

Эл с Гарри обменялись удивленными взглядами. Разговорившись, даже не заметили, как пролетело время.

— Мы разговорились и не заметили, — Гарри облокотился на спинку дивана, где сидела Гермиона.

Эл села рядом с ней и, когда Гермиона открыла рот, чтобы что-то сказать — перебила ее:

— Гарри, спасибо за кофту, возьми, — Эл демонстративно сняла с себя олимпийку и передала Гарри.

Эми серьезно взглянула на сестру взглядом, будто Эл что-то натворила.

— Вы сделали уроки? — поинтересовалась Эл, делая вид, словно не замечает пристального взгляда на себе.

— Почти, — вздохнула Эми, уже ослабив давление, — осталась только Травология, — на последнем слове, Эми изобразила рвотный порыв и Рон громко засмеялся.

— Ты все списал? — спросила Эл, подойдя сзади к Рону, и ущипнув его за бок.

— Нет, — печально протянул он, — Гермиона не дала мне списать, сказала, что в начале года можно и самому потрудиться. А у твоей сестры я спрашивать не стал.

Рон смущенно пожал плечами, косясь на Эми. Проговорив шепотом «размазня», Эл обратилась к сестре:

— Эми, ты поможешь нам с уроками?

— Да, только постарайтесь списывать не дословно, — Эми перевела взгляд с Эл на Рона.

Радостная, что не придется делать уроки самой, Эл направилась в спальню за учебниками и наткнулась, на спускавшегося в это время Гарри, который тоже ходил за учебниками. Эл кокетливо улыбнулась ему.

— И что все это значит? — следом за Эл, в комнату влетела Эми.

— Что? — с деланной небрежностью в голосе, спросила Эл.

Так как в комнате были еще девочки, Эми стремительно приблизилась к сестре и шепотом затараторила:

— Я о Гарри, естественно! Что между вами происходит? Почему вы так смотрите друг на друга, и с чего это на тебе была его кофта?

— Да ничего между нами не происходит, мы просто общались. Он, между прочим, замечательный собеседник. А кофту он мне дал, как джентльмен, потому что я замерзла.

— Я видела, как ты улыбаешься ему и строишь глазки, — стояла на своем Эми.

— Ладно, ладно, — согласилась Эл, доставая пергамент и пузырек с чернилами, — не спорю, сегодня я взглянула на него по-другому.

— Эл, а ты в курсе, что у них что-то с Гермионой? — очень серьезно спросила Эми.

— Если у них с Грейнджер что-то и есть, то я все равно в таком случае ничего не смогу сделать, — Эл пожала плечами и направилась к выходу.

Спускаясь вниз, Эл задумалась о том, что Гарри и правда стал привлекательным для нее, чего ранее она не замечала. А раз очевидных отношений с Гермионой у него нет, то ничего страшного не случится, если Эл немного пофлиртует с ним.

Рон сидел в своем кресле, уставившись в потолок и явно о чем-то думал. Эми в этот момент, немного неуклюже, запрыгнула к нему в кресло, заставив потесниться.

— Подвинься, ты уже долго тут сидишь, моя очередь, — скованно улыбнувшись, сказала она.

Видимо, еще не успев вернуться из своих мыслей, Рон не до конца понял, что происходит и вид у него был, откровенно говоря, бестолковый. Он посмотрел на Эми и как-то сжался в кресле, неуверенно улыбнувшись. Воспользовавшись моментом, Гарри кинул в Рона бумажным шариком, и все засмеялись, включая Эми.

Эл села на пол, спиной к камину, а Гарри подал ей сразу же подушку, чтобы ей было помягче. Моментально, выпрямив спину и надув губы, Эл склонила голову на бок, делая вид, что внимательно изучает конспекты Эми, а сама краем глаз заметила, как сестра ей ехидно улыбается. Через минут пять к Эл присоединился Рон; вылезая из кресла, он споткнулся о собственную ногу и свалился прямо к ногам Эл, чем она тут же воспользовалась:

— Я польщена, Рональд, вашей преданностью.

Все то время, что ребята сидели за уроками, Эми ловила себя на мысли о том, как же здорово находиться в этой школе. Наблюдая за языками пламени в камине, Эми с блаженным лицом ощущала тепло внутри себя, переполнявшее от того, что они, наконец, обрели свой дом и настоящих друзей.

Отложив доделанную домашнюю работу, Эл, потянулась и, вставая, случайно толкнула Рона, который пролил чернила себе на джинсы. Эл развела руками, со словами: «вот неуклюжий, чуть меня не запачкал», и засмеялась.

Тренировка Гарри была назначена на четыре часа. Он ушел раньше, чтобы успеть на собрание. Гарри объяснил, что Вуд очень ответственно подходит к матчу, для него очень важно выиграть Кубок. И потому, он все продумывает до мелочей, строит стратегии, пишет ободрительные речи, изучает маневры и придумывает свои.

Высокие башни-трибуны, расположенные на равном расстоянии друг от друга, создавали ощущение гигантов на поле. Каждая окрашена в цвет факультета. Поднявшись на трибуну и заняв места, девочки взглянули вниз, где Оливер давал последние наставления команде. Осенний прохладный ветер обдувал лицо, а маленькие фигурки игроков на поле напомнили Эл о своем видении.

Когда игроки взмыли в воздух, у сестер самих перехватило дыхание — настолько это потрясающе выглядело.

— Обычно, Вуд запрещает приходить посторонним на тренировки, — как бы, между делом, вставил Рон. — А тут, видимо, сделал исключение.

— Ага, знаем мы, что это за исключение, — Эл толкнула Эми локтем, и она слегка покраснела, Гермиона засмеялась. А Рон сделал вид, что не услышал. Ну, смешная же шутка, чего он, подумала Эл.

— Ты вообще-то сам предложил нам прийти, помнишь? — напомнила ему Эми с серьезным выражением лица, — сказал, что Вуд не будет против.

Рон в этот момент покосился на Эл, в надежде, что она поможет ему с остроумным ответом, но Эл так забавляла его растерянность, что она просто посмеялась.

Гарри демонстративно пролетел перед трибуной, помахав рукой. И Эл взглядом стала следить за ним. За его движениями. Он с такой легкостью парил в воздухе, будто бы метла и он единое целое. Легко, обходя препятствия, минуя игроков, то спускаясь, то поднимаясь, Гарри глазами искал заветный маленький мячик. Вспомнив, как Гарри выглядел в облегающей футболке, Эл представила, как играют его мускулы и сколько энергии он тратит. Вот он летит к кольцам, где находится Вуд, и вот он уже вновь пролетает мимо них. Вот он видит, как Фред запустил в него мячом и замер в воздухе, будто выжидая, когда тот его настигнет. Эл даже прикрыла рот руками, боясь увидеть, что будет в следующую секунду, но Гарри ловко прокрутился на метле, дав мячу пролететь мимо. Эл захлестнула волна восхищения. Гарри бросил в сторону трибун, где сидели его друзья, быстрый взгляд и со скоростью света помчался облетать поле.

Эл незаметно взглянула на Гермиону и увидела, что та, не отрываясь, следит за ним. «Они учатся вот уже четвертый год вместе, и если она все еще смотрит на него с таким же восхищением, каким смотрела я, то возможно, и правда что-то между ними есть. Или это «что-то» есть только у нее», — подумала Эл.

— Вы видели, что вытворяет Гарри? — восторженно произнесла Эми.

— Ты еще не видела его коронное пике. Никто из учащихся не может повторить его. Ну, я пробовал, конечно… — Рон замялся, закашляв.

Эми смотрела на Рона, в ожидании, что тот продолжит, но Рон молчал, и Эми вернула взгляд на поле, нервно покусывая губу. Эми чувствовала, что Рон ее сторонится. А добрая душа Эми будет без устали переживать, если кто-то не захочет с ней общаться. Она изведет себя размышлениями, что же сделала не так.

Когда начал капать мелкий противный дождик, все стали замерзать и поеживаться на сиденьях. Ветер поднялся еще сильнее, а там, на поле и не думали заканчивать. Гарри уже поймал раз сто золотой снитч, и присутствующим становилось скучно.

— Может быть, потом досмотрим как-нибудь, а? — заныла Эл.

— Замерзла? Дать куртку? — Рон пересел со своего места ближе к Эл.

Эл пожала плечами, холодно ведь. Снимая, Рон добавил, что у него там теплая кофта еще. Гермиона наколдовала себе с Эми большой зонт.

— Ты Элик, скоро все куртки школы соберешь, — голос Эми звучал глухо, а сама она в этот момент смотрела вдаль.

— Ага, коллекционировать буду, — засмеялась Эл, несмотря на то, что зубы стучали от холода.

К трибуне подлетел Оливер Вуд, мокрый до нитки и раскрасневшийся от тренировки. Эми, очень неожиданно и очень резко подскочила со скамейки и крикнула, так, что весь стадион услышал бы.

— Привет, Оливер! — Эми провела рукой по мокрому лбу, захватив прядь волос, и завела их за ухо, а потом тем же плавным движением не прерываясь достала туже прядь обратно.

— Привет девчонки, — он кивнул девочкам и отдельно кивнул Рону, произнеся его имя. — Замерзли и промокли, давайте-ка спускайтесь, мы тоже сейчас закончим.

Не помня себя от радости, Эл, не дождавшись, что там Оливер хотел сказать еще, подпрыгнула и побежала вниз. Дрожа от холода, ускоренным шагом, Эл, Рон, Эми и Гермиона двигались к Замку. Эл хотела подождать Эми, когда она там решит поторопиться, но также Эл хотела поговорить и с Роном. Она взяла его под руку.

— Рон, слушай, а почему тебе моя сестра не нравится?

— Кому? Мне? Почему не нравится? — всполошился Рон.

— Я же вижу, как ты стараешься ее избегать. И она это видит. Прекращай, давай, понял? — строгим тоном сказала Эл.

— Ничего я не избегаю ее, просто она иногда бывает злая, — Рон морщился от дождя, и по его лицу было не понятно, что он чувствует.

Несмотря на озноб и непрекращающийся, поганый дождь, который уже все лицо залил Ньюмен младшей и превратил, по ее мнению, в мокрую курицу, она остановилась.

— Так, Рон, моя сестра никогда не бывает злой. Ну, может иногда, и не злой, а сердитой. Понял?

— Вот ты веселая сестра, а она не веселая сестра, такой ответ тебя устроит? — Рон пожал плечами и замолчал, потому что к ним приближались Эми с Гермионой.

— Нас ждете? — Гермиона улыбнулась. И наколдовала еще один большой зонт, под которым все уместились.

До замка шли молча. Эл чувствовала, как урчит у нее в желудке и подумала, как хорошо было бы сейчас съесть чего-нибудь горяченького.

— Сколько времени, кто знает? Мы успеваем на ужин? — испугалась Эл.

Рон стал смеяться, хотя сам наверняка только о еде и думал.

— Нет, Эл, и даже если бы опоздали, мы бы могли попросить эльфов подать ужин в нашу гостиную, — объяснила Гермиона.

— А еще, могли бы вообще к ним на кухню зайти, они бы нас не только накормили, но еще и с собой всего дали, — предложил Рон.

Зайдя в Замок через главные двери, все почуяли, как из Большого Зала тянулся божественный аромат. Но сначала надо было сходить переодеться и высушиться. И не успели друзья ступить на лестницу, как за спиной услышали уже такой знакомый противный голос.

— О, голодранец Уизли нашел себе подружку, — растягивал слова Малфой.

Эл хотела только повернуться, чтобы ответить какую-нибудь ему острую фразочку, как поняла, что вся мокрая и даже не видит, как выглядит. У Эл заносились мысли в голове. И что делать? Молча подняться, проигнорировав? Но он тогда сочтет это своей победой и будет насмехаться над ней. А если она покажет ему себя в таком виде, то насмехаться над ней он начнет уже сейчас.

— Малфой, ты бы для начала сам определился кто из твоих клоунов твоя подружка, а потом лез к другим, — Эми хоть и отменно его подколола, голос у нее был совсем не злой.

— А тебя вообще никто не спрашивал, — со злостью выпалил Слизеринец, когда Эми проходила мимо него.

Она даже бровью не повела от его резкой реакции. Эми повернулась к нему, находясь совсем рядом, что тому пришлось немного наклониться назад.

— Ну тебя ведь, Малфой, тоже никто никогда не спрашивает, — мило улыбнулась Эми и, пожав наигранно плечами, добавила, — а ты все равно лезешь.

И также медленно стала подниматься наверх, увлекая сестру за собой.

— Эй, Ньюмен, та, что сегодня выходной взяла, — Эл почувствовала, как что-то екнуло внутри. — А тебе идет такой видок, под стать своему дружку стала.

Не смог удержаться, чтобы не задеть. Щеки Эл раскраснелись, то ли от обиды, что этот проклятый дождь с ней сделал, и что Малфой именно сейчас их встретил, то ли от злости по той же причине. Сзади заржали его шестерки, которые наверняка даже смысла не понимают, а смеются, потому что приказали.

— Пошел ты, кретин, — почти прошипела Эл и быстро поднялась наверх, чтобы он еще чего не сказал.

Эл поднималась в одиночестве, так как успела убежать вперед, прежде чем ее остановили, и думала, от чего ее так задевают его слова? Подумаешь, увидел ее мокрой, ведь это очевидно — на улице-то дождь. Но Малфой, как бы это было не противно, всегда выглядел опрятно и стильно. Как будто для него собственная внешность, занимала большую часть его жизни.

«Вот еще, буду я с мужиком, в ухоженности соревноваться», — фыркнула себе под нос Эл и вошла в проем своей гостиной.

Выходные прошли в не очень положительном ключе. Эл никак не могла выбросить тот случай с Малфоем из головы. Даже Эми не убедила сестру, что все это не так уж и важно, и нужно просто научиться не обращать внимания на него. Эл так задело последнее с ним столкновение, что она только и мечтала, как бы поквитаться с ним. Она с нетерпением ждала сдвоенного урока Зельеварения, чтобы показаться ему на глаза во всей красе.

Утром понедельника, Эл дольше всех возилась со своей внешностью, даже дольше, чем обычно. Ее волосы блестели как никогда, переливаясь в лучах желтых огней факелов и светильников.

Первую половину дня, Эл провела, как на иголках, даже Эми обратила внимание, что ее сестра какая-то дерганая. Зельеварение было назначено после обеда и, сидя за общим столом в Большой Зале, Эл чувствовала, что не сможет съесть ни кусочка. От одного запаха еды ее немного мутило.

— Эл, что случилось? Ты сегодня сама не своя, — тихонько спросила Эми.

— Да она просто не хочет видеть этого сального урода Снейпа, — тут же ответил Рон, который как всегда сидел рядом и, конечно же все услышал.

Эл послушно кивнула. Но Эми на это не купится. Она серьезно смотрела на сестру, но смысла сейчас расспрашивать не было, поэтому она отступила.

Подходя к кабинету Снейпа, спустившись в мрачное, холодное подземелье, у Эл немного тряслись руки. И, хотя, Эл не имела ни малейшего представления, что собирается сделать, все же уверенным шагом прошла следом за сестрой и остановилась неподалеку от своих. Малфой стоял, прислонившись к стене, руки скрещены, на лице все та же самовлюбленная ухмылка, подбородок приподнят вверх. Сзади стоят его громилы-охранники, а сам он в окружении девиц. Эл встала так, чтобы Малфой смог ее видеть, и чтобы она сама краем глаз могла видеть его. Эл гордо вздернула подборок и выпрямила спину. Гриффиндорцы о чем-то говорили, но она даже не вслушивалась, иногда улыбаясь, копируя остальных. Вот он момент: Малфой бросает взгляд в их сторону. Все или ничего! Эл поправляет плавно свои волосы, заставляя их разлететься в разные стороны. Бесформенная мантия не может скрыть утонченность фигуры, у Эл длинные ноги, красивые бедра и тонкая талия. Худоба Эл лишь подчеркивает изящество ее движений. Прикусив нижнюю губу и вытянув губы в легкую трубочку, Эл медленно повернула голову в сторону слизеринца, одарила презренным, полным равнодушия взглядом, проведя его с ног до головы. И так же не спеша вернула взгляд, с приподнятым подбородком, к друзьям. Эл успела заметить, как у Малфоя метнулась вверх одна бровь. Оценил. И тут же, не успев опомнится, Эл наткнулась на напряженный взгляд сестры. Ее внимание-то она, как раз и не собиралась привлекать.

Когда Снейп, наконец, впустил два факультета в кабинет, Эл села с Роном и Гарри на последнюю парту, как всегда это делала. Малфой сидел прямо перед учительским столом, ну конечно, в подлизывании слизеринцам нет равных.

Снейп начал лекцию, но Эл его не слушала. Вперив взгляд в пространство, Эл задумалась, для чего вообще все это устроила, ведь он явно понял, что все это было разыграно для него. Продолжать так же одаривать друг друга холодным взглядом и пытаться больнее задеть? Из мыслей вырвал Рон, который толкал Эл в бок.

— Ну что еще? — Эл недовольно фыркнула.

— Может, вы уже обратите свое внимание на мою лекцию, мисс Ньюмен?! — у Эл от ужаса все похолодело внутри, Снейп угрожающе мерил ее глазами. — Садитесь-ка вы лучше к Долгопупсу, вы хоть и несносная болтунья, но зелья у вас получаются не плохо. Поможете ему.

Эл тут же налилась краской. Внутри все начинало закипать от ненависти к этому преподавателю. Слизеринцы ржут, а он даже баллы с них не снимает.

Взяв себя в руки, Эл подняла подбородок и гордо перешла на вторую парту к Невиллу, чувствуя при этом, что маленький отрезок от ее парты, до парты, где сидел Невилл напоминает коридор позора.

Невилл улыбнулся Эл, а ей даже и улыбаться не хочется. Исподлобья взглянув на Слизеринского Блондина, Эл заметила, как тот со своей невероятно довольной ухмылкой вздернул бровями, мол, довыпендривалась и отвернулся. У Эл от стыда даже уши загорелись.

Снейп еще минут пятнадцать объяснял, как варить Умиротворяющий Бальзам, а потом дал время до конца урока его сварить. Голова плохо соображала и никак не хотела думать. Сироп черемисы, настойка чабреца… Эл посмотрела вперед и увидела, как работает Малфой, с невероятной легкостью, он складывал ингредиенты в котел. Это Эл тут потеет, боится ошибиться, чтобы Снейп не отравил ее потом своим же варевом. Малфой же работал красиво и спокойно. Почти, не заглядывая в рецепт. На миг Эл замерла, завороженная его изящными движениями. А он, красив, чертовски красив. Сейчас, когда он не строил из себя последнего мерзавца, белоснежное лицо его было расслабленно, тонкие черты подчеркивали аристократичность происхождения. На столе у него был идеальный порядок, что помогало ему безошибочно брать то, что нужно. В этом была какая-то маниакальная аккуратность. Словно, почувствовав пристальный взгляд, Малфой повернулся, но только слегка, Эл тут же отвернулась, мотнув головой, чтобы прийти в себя, и услышала, как рядом пыхтит Невилл, весь красный, казалось, он сейчас упадет в обморок.

После урока Эл чувствовала какую-то туманность в голове и опустошённость. Стараясь не нарваться на Малфоя, она быстро покидала вещи в сумку и выбежала из класса, никого не дождавшись. Но, она не знала куда идти. Все же стоило слушать Эми и Гермиону. Одно радует — что сейчас будет Прорицание, а Эл его очень ждала, ведь она ясновидящая. Хотя бы на этом предмете у Эл должно все получаться.

Прижавшись к стене, Эл молилась, чтобы сестра ее вышла быстрее, чем Малфой. Ведь сейчас Эл точно не сможет придумать ничего достойного, чтобы ответить на его гадости. Эми вышла из кабинета, вертя головой по сторонам, явно в поисках сестры.

— Пойдем на урок, я не знаю куда идти, — Эл схватила Эми за руку и потянула наверх, — пойдем, пойдем.

— Да что с тобой происходит? — раздраженно спросила Эми.

— Давай не сейчас, я просто очень хочу на урок Прорицания.

Эми не стала расспрашивать сестру о ее поведении, чувствуя, что она сейчас все равно ничего не расскажет. Но ее странное поведение насторожило Эми и, отложив выяснения на потом, сестры поднялись на урок в тишине.

Кабинет Прорицания находился в северной башне на седьмом этаже. Вход оказался в потолке, в виде люка, из которого спускалась лестница. Кабинет больше напоминал что-то среднее между мансардой и старомодной чайной, нежели учебный класс. Окна задернуты, а светильники задрапированы темно-красным шелком, поэтому в комнате царил красноватый полумрак. Вместо обычных столов, стояли круглые столики, вокруг которых расставлены мягкие пуфики и кресла с пестрой обивкой. Камин распространял какой-то тяжелый и дурманящий аромат. Голова Эл и так была, как в тумане, а тут еще атмосфера такая. На каминной полке и полках, опоясывающих комнату расставлены всякие странные вещицы: пыльные птичьи перья, огарки свечей, пухлые потрепанные колоды карт, магические кристаллы и просто полчища чайных чашек.

Сестры сели с Гермионой, заняв круглый столик посередине. Когда появилась профессор Трелони, Эл открыто хихикнула — уж очень она выглядела странно. Эми сразу шикнула на нее, хотя сама еле сдерживалась. Та обвела класс огромными глазищами из-за своих очков-луп. Ее очки увеличивали глаза в два раза, от чего ее вид был еще странней и напоминал стрекозу, обмотанную множеством шалей и невероятным количеством разноцветных и разномастных бус. Профессор Трелони остановилась у столика, где сидели Эми и Эл. Она переводила свой взгляд с одной сестры на другую, от чего им стало немного не по себе. И смешно одновременно. Ну не может человек так выглядеть и быть серьезным прорицателем. Правильно Гермиона на счет нее высказывалась, что одна показуха и выдумки тут. Профессор Трелони резко подскочила к Эл, и она чуть не свалилась с пуфика.

— Мисс Ньюмен, кажется, как приятно, как приятно, — наговаривала она, блуждая по Эл глазами, — о, деточка, как я рада, вы же такая особенная.

Эми подавилась воздухом, расширив свои глаза. А Эл вся напряглась, внимательно слушая, боясь, что она может взболтнуть лишнего, если действительно увидела что-то в сестрах.

— Сегодня работаем с хрустальным шаром, повторим пройденные материалы. Это будет в вашем экзамене, — обратилась она ко всему классу, будто до этого ничего не произошло.

— Опять хрустальный шар… — Вздохнула Гермиона.

— Хрустальный Шар, — продолжала профессор, — это предмет для гадания. Люди, обладающие даром предсказания, могут видеть в нем отражения будущих событий — в этот момент она посмотрела на Эл, — прочитать значения мелькнувших в нем теней, истолковать явившиеся в нем образы, — на этом ее взгляд упал на Эми, — остальные же просто увидят в Шаре преломление света и блуждающие блики. К сожалению, не все в этом классе имеют предрасположенность к моему предмету, — а на этих словах, профессор Трелони наградила сочувственным взглядом всезнающую Гермиону.

Эл подумала про себя, что возможно, именно поэтому она не любит этот предмет, потому что именно в нем у нее ничего не получается.

— Ну что ж, те, кто впервые сегодня на моем уроке, могут изучить Хрустальный Шар, а остальные, пожалуйста, законспектируйте, что вы увидите в нем.

Гермиона достала тетрадь, и не глядя в Шар стала писать.

— Так, нужно быть осторожной, в меня может ударить молния, а еще я поскользнусь в Большом Зале у всех на виду.

Увидев, как удивленно на нее смотрят сестры, пояснила, что Трелони любит, когда с кем-то что-то происходит и считает это настоящим даром. Тишину и скрип перьев, прервала Лаванда, сидящая сзади.

— Ой, профессор Трелони, кажется, я вижу своего любимого. Мы с ним держимся за руки.

Эми закатила глаза, а Эл покачала головой: ну какая же дура, выставляет себя на посмешище.

Немного погодя, после долгих, действительно честных попыток увидеть что-либо в этом Шаре, Эл решила просто посидеть и понаблюдать за остальными.

— Ну что, как успехи? — Трелони склонилась к столику, Гермиона показала свои записи. — А у вас, мисс Эмили Ньюмен?

Судя по ее выражению, она тоже так ничего и не выглядела. Но очень серьезным тоном, со слегка наигранным беспокойством, произнесла:

— Вы знаете профессор, я, кажется, вижу. Молодая девушка, светлые волосы с цветочным именем падает с лестницы, — Эми не стесняясь и уже более грубо адресовывает следующее предложение Лаванде Браун, — кажется это о тебе Лаванда, будь аккуратней.

Эми взглянула на Рона, а тот в свою очередь улыбнулся. И Эми как-то повеселела. А вот профессор Трелони, кажется, восприняла очень серьезно ее слова.

— Да, Лаванда, будь теперь бдительна, — от этих слов Эл стало еще смешнее. — А что же Ньюмен младшая нам поведает. Вы что-нибудь видите?

Эл стала лихорадочно придумывать, чтобы ей такого придумать. В голову ничего не приходило, и она схватила Шар, чтобы потрясти его.

В этот момент, будто отрываясь от реальности резким рывком в районе пупка, Эл начала проваливаться куда-то. Она оказалась в пещере, где царил холод и полумрак. Мужчина, облаченный в длинный балдахин, с накинутым на голову капюшоном, нес что-то в руках. Горящие свечи тускло освещали голые каменные стены, на которых виднелись непонятные знаки. Украшение, которое мужчина держал в руках, поблескивало от, падающего на него света. Мужчина шепчет, склонившись к украшению, Эл хотела услышать, разобрать слова. Он подошел к высокому выступу, больше напоминающего алтарь, где стояли чаши различных размеров и Шар. Хрустальный Шар, как на уроке. Он заглянул в него и резко повернул голову в сторону Эл. Из его глаз вырвался ярчайший свет, и молнией полетел туда, где стояла Эл….

Эл отрывисто дышала, и на лбу у нее выступили капельки пота. Она сидела на мягком пуфике, в кабинете профессора Трелони. Рядом сидят Гермиона и Эми. Трелони, не отрываясь, смотрела на нее, и Эл, быстрым взглядом пробежалась по классу, но кроме как Эми и профессора никто не смотрел.

— Молния, я вижу разряды молнии, — на выдохе сказала Эл.

Как только профессор Трелони отошла, Эл вздохнула и склонилась к Эми:

— Похоже, у меня было видение Эми, настоящее. Как во сне, только не во сне. Это было так странно, очень.

Еле дождавшись конца урока, Эл с Эми отстали от других, чтобы получилось поговорить.

— Все мои видения во сне были как бы со стороны, а тут я была там, в этой пещере, как в последнем сне, про поезд, помнишь? Думаешь, это что-то значит?

— Я не знаю Эл, — встревоженно сказала она, — Тебе давно ничего не снилось, не было ни каких видений. Тебе не кажется странным, что именно на уроке Прорицания к тебе пришло это?

— А еще Шар, у него был такой же.

— Слушай, а что если твоя Сила растет? — Эми остановилась на полпути так резко, что шедшим ученикам пришлось обойти их. — Мы же в самом магическом месте на всем белом свете, здесь все пропитано волшебством. Что если твое умение видеть во сне теперь не только этим ограничивается, что если ты сможешь видеть, прикасаясь к предметам?

И Эми пошла, не дав Эл ничего вставить. Как обычно, она включила логику. Эл пришлось ускорить шаг, чтобы поравняться с ней.

— Ну, все сходится, все же очевидно. Трелони себе и представить не может, какой Силой ты обладаешь, обзавидовалась бы если узнала.

— Эми, а что я видела-то? Что означает это?

— Хм… Может, как кто-то так же гадает? Я не знаю, правда… — Эми пожала плечами, но ее больше волновало то, что у сестры появилась новая Сила. Она не видела в этом ничего страшного или необычного. Наоборот, говорила, что так и должно быть.
  <<      >>  


Подписаться на фанфик
Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.




Top.Mail.Ru

2003-2021 © hogwartsnet.ru