Неравнодушные - шанс для таланта автора Лансаротта    в работе   
В магической Англии семидесятых годов, чтобы чего-то добиться, нужны были три вещи: происхождение, деньги и связи. Северус Снейп не имел почти ничего из этого, но благодаря двум волшебникам всё-таки получил свой шанс.
Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
Северус Снейп, Каррок Шаффик, Джакомо ди Тофано, Руфус Скримджер
AU, Драма, Общий || джен || G || Размер: миди || Глав: 4 || Прочитано: 811 || Отзывов: 0 || Подписано: 3
Предупреждения: ООС, AU
Начало: 11.11.23 || Обновление: 13.01.24
Все главы на одной странице Все главы на одной странице
   >>  

Неравнодушные - шанс для таланта

A A A A
Шрифт: 
Текст: 
Фон: 
Глава 1


В дверь коротко постучали, и на пороге, сверкая глазами, возник Клайв Оуэнс. В его руке слабо трепыхался пергаментный самолётик.

— Сэр, Скримджер сообщил: они его задержали.

Каррок Шаффик, Глава Отдела тайн, тут же отложил доклад группы неравномерности пространства о последнем исследовании Арки смерти и торопливо поднялся из-за стола.

— Идём, быстро, — скомандовал он, уже на ходу накидывая на себя рабочую мантию.

Забрать этого субчика нужно было до того, как Главный аврор Грюм превратит его в ростбиф. С хорошими зельеварами в стране давно уже напряжёнка: Слизнорт, безвылазно находившийся в Хогвартсе и не желавший дополнительной нагрузки даже за деньги, и Дагворт-Грейнджер — вот и все мастера зелий, которыми могла похвастаться магическая Англия. Каррок обязан был заполучить к себе в отдел волшебника, который способен сварить не просто полулегальную Амортенцию или Оборотное, но и запрещённое зелье «Шкурка саламандры», заставлявшее человеческий организм полностью регенерировать, заживляя даже самые невозможные раны, — и сварить так качественно, что их в Лютном с руками отрывали. У Отдела тайн было что предложить талантливому колдуну или ведьме, да и банальный шантаж никто не отменял.

— Виктория, — Каррок заглянул в кабинет своего второго заместителя Виктории Финниган, — оформляй перемещение задержанного... Как его зовут, Клайв?

— Северус Снейп.

— Вот, Северуса Снейпа, к нам. Это срочно, пока Скримджер не сменился. Заступит Грюм, и прощай наш потенциальный зельевар. Фитцуильяму передай, пусть соберёт всё, что сможет, на этого Снейпа.

— Я сам соберу, — вызвался Оуэнс. — Фитцуильям погряз в исследовании временной аномалии в лесу Дин.

— Хорошо, давай ты. И, Виктория, вызови ещё Дагворт-Грейнджера.

— Он сказал, что больше не собирается тратить своё драгоценное время на наши глупости, — грустно сказала пожилая ведьма. — Я предлагала оплату даже по тройному тарифу, но он всё равно не хочет нас консультировать.

— Дементор его зацелуй! Нашёл, когда ставить условия.

— А чем вас не устраиваю я, многоуважаемый сеньор Шаффик?

Обернувшись, Каррок встретился взглядом с итальянцем, которого по запросу Министерства полгода назад прислала международная гильдия зельеваров. Ди Тофано чуть насмешливо улыбался.

— Хотя бы тем, что одна ваша консультация по контракту стоит как два визита Дагворт-Грейнджера, — проговорил он сдержанно. Мордред бы побрал тех, кто загубил всю систему ученичества в магической Англии и выхолостил программу Хогвартса. Теперь студенты поголовно хотели либо аврорами быть, либо в квиддич играть, а для Министерства, между прочим, зелья варить некому, пришлось иностранного специалиста приглашать. — Без обид, Джакомо.

— Без обид. Но пару простейших исследований на авторство зелья я могу сделать и бесплатно. Так сказать, в благодарность за наше длительное и плодотворное сотрудничество.

— Это ваше «бесплатно» очень настораживает, учитывая, что до окончания контракта остался месяц. Министерство всё равно откажется его продлевать, даже если вы нам собственноручно философский камень изготовите, — Каррок вздохнул, а про себя подумал, что итальянский мастер зелий — это, конечно, гигантские траты из и так небольшого бюджета, но в то же время и снадобья высочайшего качества, и статус (не каждое магическое государство могло похвастаться специалистом подобного уровня), и консультации практически в любое время суток. Да и на многие вещи итальянец смотрел иначе, что порой очень помогало. Будь воля Каррока, ди Тофано работал бы на Министерство вечно.

— Перестаньте, — поморщился тот, — я же нормальный маг, а не тёмная тварь какая. Самому интересно пообщаться с вашим таинственным зельеваром. Могу поклясться, что потом никакой оплаты не потребую.

Каррок мысленно махнул рукой.

— Хорошо, но не рассчитывайте, что я забуду про клятву.

— Забудете? — итальянец расхохотался. — Каррок, чтобы я про вас так плохо думал?

В привычной беззлобной пикировке, в которую Оуэнс благоразумно не вмешивался, они быстро добрались до Аврората. Дежурившие там маги вытянулись в струнку при виде трёх волшебников из Отдела тайн и беспрепятственно позволили им пройти, даже не спросив, по какому вопросу и к кому. Надо будет потом переговорить со Скримджером, чтобы занялся дисциплиной парней. Если они так себя ведут и в патруле, и на вызовах, неудивительно, что тёмные маги набирают силу. А с Грюмом разговаривать бесполезно. Главного аврора интересовали исключительно аресты тёмных волшебников, что звучало очень правильно, а на деле оборачивалось многими неприятностями для Аврората, судебными исками в Визенгамот и поломанными судьбами людей, потому что Грюм в последнее время заимел привычку хватать всех без разбора, по малейшему подозрению. Он не пускал к задержанным адвокатов, допрашивал много часов подряд, не гнушался угроз и несанкционированного применения Веритасерума. Когда же ошибочно арестованных волшебников отпускали, Грюм и не думал приносить извинения —считал, что поступает исключительно правильно, и все должны это понимать. За него извиняться приходилось то Скримджеру, то самой Дженкинс, если к Грюму попадал более-менее знатный чистокровный маг. Уважения и популярности Аврорату это не добавляло. Карроку всё чаще казалось, что Грюма по-хорошему надо бы обследовать в Мунго, но увы, без видимых на то оснований, то есть ран, Главного аврора никак не удалось бы упечь в больницу.

Скримджер обнаружился в первой допросной. Небольшую комнатку напополам делила стена заклинаний: со стороны входа было прекрасно видно и слышно, что происходит на второй половине, а вот находившегося там, за барьером, волшебника чары полностью изолировали.

— Спасибо, что так оперативно, — проговорил Скримджер, приветствуя всех энергичным кивком. — Будет лучше, если к окончанию моей смены не останется никаких доказательств, что ваш зельевар тут был. О, Каррок, опять ты в этом вашем капюшоне.

— Какие-то проблемы? Для невыразимцев ввели запрет на стандартные мантии, а я не в курсе?

— Да нет, просто жаль, что на лицо твоё посмотреть не смогу, — загадочно отозвался заместитель Главного аврора.

Он отодвинулся в сторону, и Карроку стал виден простой деревянный стол на второй половине помещения, за барьером чар. Только вместо опытного, умудрённого возрастом и непростой жизнью в Лютном колдуна за столом, положив на него руки, сидел парень, подросток. Неопрятный, неухоженный: рукава чёрной застиранной мантии были ему коротки и едва доставали до запястий, длинные волосы грязными прядями закрывали практически всё лицо, оставляя видным только неожиданно внушительный нос.

— Вы кого арестовали? — вырвалось у Каррока прежде, чем он совладал с разочарованием. — Это же несовершеннолетний пацан. Да он только доставляет зелья в Лютный, а вы...

— Ну, не скажи, — оскорбился Скримджер. — Мои парни перед тем, как этого молодчика задержать, часть разговора послушали, и я тебе скажу: простой посыльный так, как он, во всяких этих травках разбираться не будет. На оборотку, кстати, мы его уже проверили. Чист.

— Позвольте мне взять у него образец крови. Установление авторства зелья займёт всего несколько минут, — вступил стоявший у самой двери ди Тофано.

Каррок и сам прекрасно знал, что это быстро. Знал он и то, что в волшебном мире всё, что угодно, могло оказаться не тем, чем представлялось на первый взгляд. Однако вообразить портал в одно из закрывшихся давным-давно параллельных измерений было куда проще, чем принять тот факт, что умелым зельеваром, поставлявшим в Лютный под заказ редчайшие зелья, оказался подросток. Да это же курс шестой Хогвартса примерно, ну, что они там умеют? Особенно после того, как Дамблдор, никого не слушая, подогнал программу под слабосилков-маглорождённых.

— Так что, забираете его? Я долго прикрывать не смогу. Выйдет завтра Грюм и отправит парня на постоянную прописку в Азкабан. Вряд ли у него найдутся заступники, да Аластору и сам Министр не указ, если уж шлея под мантию попала.

— При нём что-то ещё было? — спросил Каррок, оттягивая момент окончательного решения.

— Само собой. Вот опись, всё изъято и зафиксировано. Я, конечно, не мастер зелий, но думаю, что изловили всё-таки того, кого надо.

Ди Тофано, так и не получивший ответа на свой вопрос, попытался заглянуть в переданный Скримджером пергамент, но Каррок, быстро пробежавшись по списку глазами, сунул его в карман мантии.

— Да, забираем со всеми вещдоками, Руфус. Мои ребята пришлют запрос.

— Слава Мерлину, хотя бы одной головной болью меньше.

— Мне всё-таки нужно взять у него кровь.

Скримджер молча посторонился и махнул волшебной палочкой, чтобы чары пропустили итальянца к задержанному подростку. Каррок с интересом наблюдал за процедурой, вернее, за реакцией этого Снейпа на неё. Подросток молчал. Ди Тофано кратко, но ёмко объяснил, что и для чего будет делать, произнёс обязательную клятву о непричинении вреда, однако Снейп так и не проронил ни звука. Руку он протянул неохотно и сразу же отдёрнул, едва ди Тофано залечил сделанный Секо порез.

— Он так и ничего не произнёс после задержания? — негромко спросил Каррок.

— Угадал, — вздохнул Скримджер. — Не понимаю, на что надеется. Видно же, что бедняк. Но гонора...

Да, к прелести самого безбашенного возраста добавлялся ещё и заметно тяжёлый характер. Каррок недовольно покачал головой. Не на такой результат от этой спецоперации он рассчитывал, совсем не на такой. Но всё равно делать было нечего. Зельевар этот Снейп (что вряд ли) или простой посыльный, нужно сначала забрать его, а потом уже разбираться, не то Грюм действительно сгноит парня в Азкабане.

То, что гонора и гордости у него было хоть отбавляй, Каррок удостоверился лично и довольно быстро. Когда они с Оуэном, оба в стандартных мантиях невыразимцев с активированными чарами сокрытия лика (которые заставляли собеседника видеть вместо человеческого лица сгусток клубящейся тьмы), Снейп вскинулся, заметно напрягся, но всё-таки сдержался и промолчал. Правда, лицом он не очень хорошо владел: за несколько секунд на нём сменились изумление, недоверие и страх, а закончилось всё неожиданно таким пренебрежением, словно это Снейп был невыразимцем, а Каррок с Оуэнсом преступниками. Очень любопытное поведение. Видимо, Скримджер всё-таки ошибся, и у этого бедно одетого и чересчур худого парня имелись связи и покровители, раз он не струхнул и не начал тут же каяться. Настроение Каррока, и так не особо радостное, резко упало много ниже нуля. У него имелись, конечно, инструменты влияния даже на упёртых и наглых подростков, но вот против разочарования в данный момент ничто не могло помочь. Несмотря на заверения Скримджера в успехе, Каррок не воспринимал случившееся иначе как провал. Он возлагал большие планы на этого колдуна, рассчитывал подкупом, лестью или шантажом (Отделу тайн не принято отказывать!) склонить мага к сотрудничеству, а уж вопрос с обучением и приобретением статуса хотя бы подмастерья можно было со временем решить. Но подросток? Пикси его закусай, с ним-то что делать?
   >>  


Подписаться на фанфик
Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.




Top.Mail.Ru

2003-2024 © hogwartsnet.ru