Последняя надежда автора Сабрина Снейп    в работе   Оценка фанфика
AU, OOC. Иногда так случается, что надеяться больше не на что, и кажется, что выхода нет. Что делать, если окажется, что помочь может только заклятый враг? Отказ от прав: все права у правообладателей.
Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
Северус Снейп, Джеймс Поттер, Кейт Забини, Сириус Блэк, Регулус Блэк
Hurt/comfort || гет || PG-13 || Размер: макси || Глав: 5 || Прочитано: 8573 || Отзывов: 1 || Подписано: 8
Предупреждения: ООС, AU
Начало: 31.08.14 || Обновление: 13.08.17

Последняя надежда

A A A A
Шрифт: 
Текст: 
Фон: 
Глава 1


Глава 1: «Пришла беда…»

На улице стало холоднее, все чаще лили дожди, листва на деревьях потихоньку выгорала – приближалось первое сентября.
Если учащиеся в обычных школах дети предпочитают проводить последние дни лета с друзьями, то те, кто учится в закрытых школах-пансионах, отдают предпочтение общению с родителями, ведь потом они не увидятся до самых зимних каникул. И волшебники не исключение. В последнее воскресенье лета в Косом переулке было полно учеников Хогвартса, английской школы чародейства и волшебства, гуляющих с родителями. Те, кто не подумал об этом раньше, закупали школьные принадлежности. Но в основном волшебники просто наслаждались прекрасным днем и обществом друг друга.
Вот и гриффиндорец-семикурсник Джеймс Поттер гулял с отцом в этом оживленном, чисто волшебном, месте.
А отцом его является самый знаменитый целитель магической Британии, Генрих Артур Поттер. Раньше Генрих работал в больнице Святого Мунго и спас много жизней. Но три года назад по одному ему известным причинам уволился, хотя руководство больницы отчаянно не хотело отпускать своего лучшего сотрудника. Теперь мистер Поттер занимается научными исследованиями в различных областях. Врачебной помощи он почти не оказывает. Только иногда, исключительно по знакомству, принимает пациентов. И, если это только возможно, помогает им. А иногда даже когда невозможно.
У Генриха много раз пытались выведать, почему он не желает помогать людям, только изредка и избранным. К нему в дом даже повадились захаживать сотрудники Ежедневного Пророка. Но мистер Поттер так никому и не раскрыл секрет. Даже его сын не знает правды. Знает только, что, если помощь понадобится его друзьям, на отца всегда можно рассчитывать.
Вообще, Джеймс является для отца самым дорогим человеком, смыслом жизни. Мама Джеймса, Ариадна Поттер, этой зимой бросила их, уехав в Италию в поисках приключений. Отец и сын, и раньше очень хорошо друг к другу относившиеся, теперь сблизились необычайно. Настолько, что Генрих решился раскрыть своему сыну давнюю семейную тайну.

Мама мистера Поттера, Сьюзен Баллард, жила на грани нищеты, родившись в одном из тех кварталов, где люди искренне считают, что, если у них есть хоть немного еды сегодня, им крупно повезло.
Будучи совсем юной и неопытной, Сьюзен сошлась с Эриком Крафтом, соседом, таким же нищим, как и она сама. Ей было всего-то семнадцать, и она понятия не имела о противозачаточных зельях. И даже когда забеременела, вовремя этого не поняла. Мать ее давно умерла, а с отцом на подобные темы не поговоришь. Подруг у девушки не было – она с детства была необщительной и замкнутой, почти никого не подпускала близко. Узнала о своем положении Сьюзен случайно, выпив по совету соседки диагностирующее зелье. Оно определило, что у Сьюзен будет двойня, и срок для принятия абортного зелья, даже если со скрипом накопить на него денег, давно прошел.
Желающих помочь в воспитании детей не было, их будущий отец скрылся в неизвестном направлении, а мистер Баллард сказал, что Сьюзен может делать, что хочет, но с приплодом он ее и на порог не пустит. Надо было что-то решать.
В конце концов, выход все же нашелся. Сьюзен, по совету той же сердобольной соседки, вышла на инициативную группу волшебников, за скромные комиссионные занимающуюся сведением тех, у кого больше, чем надо, с теми, у кого вовсе нет. Другими словами, эти люди сводили нищих беременных волшебниц с богатыми семейными парами. От Сьюзен всего-то требовалось отказаться от одного из детей, дочери, сразу после ее рождения. Взамен ей дали достаточно крупную сумму денег, чтобы она имела возможность на время снять квартиру в очень приличном квартале. Зачем ей оно было надо? Очень просто: чтобы найти себе мужа и вырваться, наконец, из нищеты. Подобные планы есть у очень многих бедных девушек, но получается у единиц.
Ей предлагали и сына продать, но на это Сьюзен не пошла. Несмотря на то, что Эрик оказался редким мерзавцем, она любила его. И хотела оставить о нем память. Так что, понимая, что сын может затруднить поиск будущего мужа, Сьюзен все равно решила рискнуть.
И у нее получилось. Богатый наследник приличного состояния, Ричард Поттер, заинтересовался ей уже через месяц проживания на новом месте. А Генрих не только не мешал этому, а скорее способствовал.
Дело в том, что у Ричарда не могло быть детей, а наследник был необходим. Измену жене он никогда не простил бы, а вот жениться на женщине с младенцем, признать его и дать ему свою фамилию - это очень романтично и благородно. То, что Сьюзен не любит Ричарда, для нее не явилось особой проблемой. Он-то ее полюбил, это главное. К тому же он не стар, не уродлив, внимателен и щедр. К Генриху как к сыну относится. Сьюзен очень старалась быть хорошей женой и каждый день благодарила Судьбу за свое невероятное везение.
Так что детство у Генриха было счастливое и беззаботное. А правду про сестру он узнал в пятнадцать лет. Они с мамой крупно поругались, и она проболталась в пылу речи: чем я пожертвовала ради тебя, а ты неблагодарный…!
С тех давних пор и по сей день Генрих безуспешно ищет свою сестру. Мама никогда не занималась подобными поисками, она дала Непреложный обет. К тому же искренне считала, что ее дочь богата и счастлива, а тревожить прошлое ни к чему. И не передумала до самой смерти.
А Генриху очень нужно увидеть сестру. Просто, чтобы убедиться, что она жива и с ней все в порядке. И потом уже решить, рассказывать или нет сестре тайну ее рождения.
Генрих, будучи человеком богатым, и к услугам детективов обращался, и в Министерстве просил о содействии, благо в свое время исцелил много крупных чиновников. А те, у кого пока такой потребности не было, все равно понимают, что в жизни может случиться всякое. Так что мало кто отказывает в просьбе Генриху Поттеру.
Но даже с такой поддержкой, ничего не получается. И все же надежды мистер Поттер не теряет, и поисков не прекращает.

Вечер давно наступил, а отец и сын все не торопились домой. Они думали о превратностях судьбы, о поспешных решениях и их последствиях. И Джеймс решил для себя, что очень хочет познакомиться с тетей, это же родной ему человек. А вдруг у него есть кузены или кузины? Может, они даже учатся вместе и не подозревают об этом. Это очень интересно, и Джеймс непременно решил докопаться до истины. Да, папе это не удалось. Но они же смогли с друзьями стать незарегистрированными анимагами… И эту тайну тоже разгадают.

К сожалению, частенько далеко не самых плохих людей преследуют неудачи. Одним из них является щуплый подросток, который вместо того, чтобы, как большинство, отдыхать перед школой, сидит в больнице Святого Мунго, до боли сцепив пальцы, и ждет вердикта колдомедиков.
Это слизеринец-семикурссник Северус Снейп. И ему всегда казалось, что неприятности просто преследуют его. Друзей не было (зато врагов хоть отбавляй), и в семье всегда не ладилось. Сказать, что родители Северуса друг друга не любили, значит, ничего не сказать. Они презирали друг друга отчаянно, ссоры были явлением обычным и почти обыденным. Но Северус никогда не винил маму. У них были прекрасные отношения, и миссис Эйлин Снейп всегда защищала сына. И всю жизнь чувствовала себя виноватой за одну ошибку. Она же не любила Тобиаса Снейпа. Залетела по глупости, и вышла замуж, чтобы у ребенка был отец. Но уж лучше никакого, чем этот.
И Тобиас тоже искренне верил в то, что жена и сын портят ему жизнь. Не раз высказывал это в ссорах, оправдывал этим рукоприкладство. А ведь Эйлин даже заклинанием не могла ответить! Тогда ее упекли бы в Азкабан за то, что применила чары к магглу. Никто бы разбираться не стал. И Северус остался бы один на один с жестоким отцом, чего она никак не могла допустить. Но вот наступил день, когда Тобиас просто сбежал из семьи. Хотя нет, не просто. Сбежал мистер Снейп со всеми семейными деньгами, которые Эйлин, мама Северуса, откладывала на черный день.
Эйлин, да и сам Северус, зарабатывают на жизнь самостоятельно. У миссис Снейп магазин зелий, небольшой, но привлекающий многих ценителей исключительным качеством. Лучше Эйлин в магической Британии зелья готовит, пожалуй, только ее сын. Северус добился разрешения директора на использование школьных запасов ингредиентов, взамен готовит зелья для больничного крыла. Так что наиболее сложные и уникальные зелья он готовит сам и присылает маме.
Они бы жили неплохо, если бы не безработный пьяница Тобиас, который отбирал у Эйлин деньги, пропивал их, да еще избивал жену и сына, если он был дома.
Теперь же, когда «глава семьи» сбежал, пусть и со всеми деньгами, Северус даже позволил себе надеяться, что, возможно, их жизнь станет немого лучше. Сначала будет сложно, конечно, но они продадут зелья, появятся деньги… Да и дома находиться уже не будет так невыносимо.
Ведь в школе ничуть не лучше, чем дома. Северуса это все так достало – в школе сплошные унижения и нервотрепка, дома еще хуже. И маме не расскажешь об издевательствах «благородных» гриффиндорцев – переживать будет, у нее и так жизнь несладкая. Но теперь-то он надеялся дома отдохнуть.
К сожалению, Северус ошибался. Судьба приготовила ему еще одно испытание. Им стала тяжелая болезнь мамы – магическая лихорадка. Вероятнее всего, она вызвана постоянными переживаниями. Злая ирония Судьбы – мама всегда мечтала, чтобы Тобиас исчез из ее жизни, а теперь даже не может этому порадоваться. Северус пропадает в больнице целыми днями. Но диагнозы колдомедиков неутешительны. Сколько Северус их не просил сделать все, что в их силах, они только разводят руками. Говорят, что эта болезнь всегда приводит к летальному исходу, и они, как ни стараются, ничего сделать не смогут.
Сам Северус тоже пытался сделать все, что мог. Он перерыл в памяти все возможные зелья, вспомнил всю школьную, и даже далеко не школьную, программу. Но не нашел ничего, что могло бы стать спасением единственного родного человека.
И когда Снейп почти совсем отчаялся, он вдруг вспомнил человека, который, вероятно, сможет помочь.
Ее зовут Кейт Забини, и о ней почти ничего не известно. Помимо того, что у нее довольно известная фамилия. Ничто не указывает на ее родство с теми самыми Забини, никто не знает о ее жизни. Даже везде сующая свой нос когтевранка Рита Скитер ничего пронюхать так и не смогла. Кейт не отличается ни феноменальными успехами в учебе, ни выдающейся внешностью – вроде бы обычная девчонка, каких в Хогвартсе много. Но есть кое-что, из-за чего Северус решил просить помощи именно у нее.
Кейт славится феноменальной способностью находить выход из любых, порой очень запутанных, ситуаций. Когда у других опускались руки, и никто не видел выхода из положения, только она могла принять единственно верное решение. Она гордится тем, что учится на Слизерине, и всегда говорит, что это не признак жестокости, чистокровности или ханжества. Это умение выкручиваться, не терять самообладания, выходить сухими из воды. А во зло оно используется, или во благо, зависит от конкретного человека. Северус уважает Кейт за то, что она всегда знает, что надо сделать, как именно поступить правильно. Именно этого знания ему сейчас так не хватает.

Небольшой уютный домик затерялся в тихом районе Лондона. Самый обычный, каких множество. И в гостиной, на диване, сидела, читая Ежедневный пророк, самая обычная семнадцатилетняя волшебница.
Внешность у нее, можно сказать, никакая. То есть, если увидишь ее на улице, ни за что не запомнишь. Лицо совершенно обыкновенное, и вообще не то, которое стал бы рисовать художник или описывать писатель. Она не была некрасивой, она была никакой, а это еще хуже. И одежда на девушке тоже так себе: удобный спортивный костюм. Казалось, ей абсолютно все равно, как выглядеть. И еще приходила в голову мысль, что она обычная неудачница, каких сотни.
И вот тут наблюдатель совершал самую большую ошибку. Во-первых, эта девушка уж точно не неудачница. Кто угодно, но только не она. Более того, очень редко кому удается в жизни добиться того же, что и ей. Во-вторых же, она уникальна. Таких больше нет, по крайней мере, в магическом Лондоне. Таких ловких, удачливых, энергичных. И это в очередной раз доказывает, что внешность коварна и обманчива.
Девушку зовут Кейт Забини.
Точнее, при рождении ей было дано имя Катарина Луиза Забини, она из весьма уважаемой магической семьи. И детство провела в замке, а не в простом доме, в каком живет сейчас.
Ей было двенадцать лет, когда родители уехали в Австралию. Просто бросили ее. Кажется дикостью, чтобы родные родители вот так бросили ребенка, но ведь в жизни случается и не такое.
Все дело в том, что Катарина не была единственным ребенком. У нее есть младший брат, чопорный эгоист Патрик. И этот брат портил ей жизнь с каким-то садистским наслаждением. А родители всегда были на его стороне, это же единственный сын, наследник рода. И когда сообщили детям, что собираются уехать в Австралию, Патрик поставил условие – он хочет, чтобы сестра осталась в Англии.
И родители уступили Патрику, они всегда уступали ему. Оставили Катарину на попечение дальних родственников, людей жестоких и завистливых.
Они вовсю пользовались деньгами Забини, но при этом обращались с Катариной как с прислугой и, похоже, уверовали в то, что проявляют благородство, заботясь о ней, и она должна быть благодарной по гроб жизни.
Именно тогда имя Катарина сократилось до Кейт – опекунам, видите ли, было слишком долго ее звать. И это, конечно, означало понижение ее статуса.
Сначала Кейт с этим смирилась. Выполняла указания, хорошо себя вела… Но настал день, когда, проснувшись утром, она осознала, что так не может больше продолжаться. Она пыталась бороться с обстоятельствами. И вдруг обнаружила, что у нее это неплохо получается.
Она перестала выполнять приказы опекунов. Они пытались с этим бороться – еды лишали, в комнате запирали. Но Кейт всегда умела сбежать из дома и вернуться, пока это не обнаружилось. И знала, где раздобыть еду. Вообще, она изучила Лондон, маггловский и магический, как свои пять пальцев. И очень много знает о его обитателях.
Не удивительно, что когда Кейт исполнилось пятнадцать лет, она стала работать журналисткой Ежедневного Пророка. Эта газета предпочитает нанимать сотрудников не моложе двадцати, и непременно с опытом работы. Вот Рита Скитер давно к ним просится. И хоть она девчонка неглупая, пока ей отказывают. А Кейт написала статью и добилась того, что ее прочли. После чего работу ей предложили сразу. Она умело совмещает ее с учебой.
Также добилась, чтобы ее уровняли правами с взрослыми. После сдачи СОВ такое вполне возможно – при условии, что волшебник наберет достаточное количество баллов, имеет собственный источник дохода и поручительство директора школы. Все условия были соблюдены, а редакция Ежедневного пророка выделила лучшей сотруднице этот самый дом. Не бесплатно, конечно, но арендная плата минимальна и вычитается из зарплаты. А учитывая то, что, помимо основного заработка, Кейт продает соученикам, и даже взрослым волшебникам, необходимую им информацию, на жизнь ей вполне хватает.
Так что, когда родители полтора года назад приехали из Австралии и сообщили, что снова не прочь взять дочь под опеку, Кейт смогла высказать им все, что она о них думает, без малейшего риска. После чего ее обещали выжечь с фамильного гобелена и никогда о ней не вспоминать. Столь страшные угрозы не сильно удручают юную волшебницу. К тому же она знает доподлинно, что ее имя пока на гобелене присутствует. Но не знает, да и не хочет знать, чего ждут родственнички.
Кейт многие завидуют, но ведь у всего есть своя цена, и у ее благополучия тоже. Она бы предпочла жить в семье, где ее бы любили, и не надо было бы каждый день что-то вынюхивать, писать статьи, потом выслушивать угрозы тех, чьи имена там промелькнули, получать громовещатели… Но у нее не было выбора.
Кейт очень одинока. Это так странно: она общительная и энергичная, знает всех нужных людей магического мира и с каждым сможет договориться, к ней за помощью обращаются все, кому это нужно (правда, она не всем, разумеется, помогает).
Проблема Кейт в том, что ее боятся. Да, люди боятся тех, кто энергичен, умен и успешен. Им кажется, что эти люди самим своим существованием подтверждают то, что сами они на многие вещи не способны, они чувствуют себя ущербными, глядя на этих людей. Кроме того, каждый понимает, что Кейт знает всю его подноготную. А это никак не является залогом нормального отношения.
Так что у Кейт нет ни друзей, ни парня. Зато все лето к ней непрерывно ходят люди с просьбами помочь им. Денег накопилось вполне достаточно. К тому же девушка устала, а газета ждет статью на первое сентября – надо немного отдохнуть и приступать. Потому, когда вспыхнул камин, Кейт уже готовилась отказать очередному посетителю, кем бы он ни был.
Но слова застряли в горле, когда из камина показалась голова Северуса Снейпа.
Пожалуй, это единственный ученик Хогвартса, которого Кейт, и правда, уважает. Даже признает, что они во многом похожи. Как и она, Северус не сдается судьбе. Он тоже зарабатывает на жизнь сам, зелья готовит. И он единственный, о ком информацию она не разглашает ни за какие деньги. Потому что очень хотела бы видеть этого мрачного юношу своим другом.
Потому вместо того, чтобы отказать в аудиенции, Кейт пригласила Северуса войти и даже налила ему кофе. Сделав для приличия пару глотков, юноша начал рассказывать.
Впрочем, Кейт почти все и сама знала. Знала, что Тобиас Снейп сбежал. Даже знала, куда и с кем, но эта информация Северусу точно не нужна. Знала, что его мама больна, и что это, по мнению колдомедиков, неизлечимо. Но все равно внимательно слушала – Северусу надо выговориться.
Когда он, наконец, закончил, Кейт, заклинанием очистив кружки и наполнив снова, спросила:
- Северус, я тебе, поверь, очень сочувствую. Но какой помощи ты от меня ждешь?
- Кейт, мне больше не к кому обратиться, - Северус сцепил пальцы до боли и, похоже, сам не понимал, как бессодержателен его ответ. Кейт вздохнула и попыталась еще раз:
- Северус, ты же знаешь, у меня только один талант – поиск информации. Я не сильна ни в целительской магии, ни в зельеварении. А вот ты настоящий талант в этой области. Ты мог бы…
- Да пробовал я уже! Одного знания зелий недостаточно. Я могу любое приготовить, но нужны именно навыки целительства. Я знаю все сочетания зелий, но они все полезны только вместе с лечебными заклинаниями.
- Ты умнее всех мунговских целителей вместе взятых. Только…
Кейт кое-что вспомнила. Точнее, кое-кого, кто может помочь, если захочет. Пожалуй, это единственный в магической Британии человек, который достаточно талантлив, чтобы придумать выход, если он вообще есть. Только вот в последнее время он мало кому помогает. А если учесть его фамилию… Кейт просто не знала, как на это отреагирует Северус. Но гость ждал, и она продолжила:
- Есть человек, помогающий даже в самых тяжелых ситуациях, даже когда больше никто не может. Только…
- Что?
- Это Генрих Поттер.
Повисла тишина, и Кейт понимала, о чем думает Северус. Джеймс Поттер портит ему жизнь все школьные годы, а теперь он вынужден идти на поклон к его отцу. И это еще не самое страшное. Кейт очень не хотелось еще больше расстраивать Северуса, но она продолжила:
- Дело еще в том, что мистер Поттер больше не работает в Мунго.
- И чем он занимается?
- Исследованиями. Северус, он поможет твоей маме только в случае, если тебя представит Джеймс. Иначе и разговаривать не станет
- Поттер никогда не станет мне помогать.
- А если рассказать ему правду?
- В этом случае у сволочей Мародеров появятся еще поводы для насмешек.
- Слушай, я не думаю…
- Кейт, спасибо за подсказку, я что-нибудь придумаю. Что я должен за информацию?
Вот тут самое время потребовать какое-то зелье, это ведь лишним никогда не бывает. Очень хотелось, но Кейт остановила себя. Да, она всегда берет за информацию плату, это ее принцип. Но только не с Северуса:
- Ничего. Это так, по дружбе.
Северус взглянул на нее удивленно. И что ему сказать? Что хочет видеть его своим другом? Но дружбу все равно не купишь. Гость поднялся, и Кейт решила, что сейчас уйдет. Но внезапно он достал из кармана мантии маленький пузырек и вложил ей в руку: «Подарок, так, по дружбе». Это оказался Феликс Фелициус – зелье удачи, сложное в приготовлении и чрезвычайно ценное.
Северус ушел, а Кейт задумалась. Она многое о нем знает, но и предположить этого не могла. И что этот жест означает? Что Северус не любит быть ни у кого в долгу, или что он принял ее дружбу? В любом случае, скоро в Хогвартс, и там Кейт постарается разобраться во всем. И, если это будет в ее силах, помочь Северусу. Ей очень хотелось, чтобы у него все получилось.


Глава 2


Глава 2: «Сделка»

Вот и первое сентября. Северус, пожалуй, один из немногих учеников, кого никто не провожает. Как и Кейт. Он хотел предложить девушке вместе отправиться на вокзал. Но по зрелому размышлению решил, что не стоит этого делать. Северус, раньше уверенный, что Кейт не хочет сближаться с людьми, после своего визита к ней почувствовал, что девушка не прочь с ним подружиться. Но после того как печально окончилась его дружба с Лили, сам зарекся сближаться с людьми. Да и не до того сейчас.
Так что на платформе он появился в одиночестве. С тоской смотрел на то, как тепло его соученики прощаются с родителями. У него этого никогда не получалось – отец запрещал маме провожать его на платформу. Северус смотрел, как матери обнимают детей перед тем, как те войдут в вагон, и мечтал, что у них с мамой тоже так будет, хотя бы раз. Неужели не суждено?
Северус нашел свободное купе. И осталось надеяться, что сюда не забредут мародеры. Стычка с ними в свете недавних событий оказалась бы очень некстати.
Поезд тронулся, Северус с грустью смотрел в окно. Юноша думал о том, что его надежды на школу ни в коей мере не оправдались. Он не только не нашел новых друзей, она еще и отняла его единственного друга – Лили Эванс. И ничего не дала взамен. Он только нажил врагов, тех, кто его презирает, и кого ненавидит он. И когда случилось несчастье, даже не может открыто попросить помощи.
Ведь, похоже, просить придется у Поттера. Кейт сказала, что Генрих Поттер единственный, кто может спасти маму. По злой иронии судьбы его сын, Джеймс Поттер, является злейшим врагом Северуса, человеком, с которым они ссорятся с начала обучения в Хогвартсе, тем, кто уж точно не упустит шанса унизить его. Северус никогда не верил в благородство Поттера. Это красивая сказочка для тех, кто никогда не испытывал на себе заковыристые заклятия Поттера и компашки, на кого не нападали вчетвером на одного, кого не подвешивали заклинанием к потолку в большом зале, кого…
Северус дошел в своих размышлениях до происшествия конца пятого курса, и это едва не привело к выбросу стихийной магии, чего с ним не случалось уже лет десять. Пришлось прикрыть глаза, сделать несколько глубоких вздохов и попытаться успокоиться. В конце концов, это все сейчас не важно. Необходимо сосредоточиться на том, как помочь маме.
Есть только один шанс. Надо договориться с Поттером, дать ему то, чего он так хочет. А хочет Поттер унизить Северуса, показать ему свою власть. Дело в том, что Северус один на один всегда был сильнее. Поэтому господа мародеры и нападали на него преимущественно вчетвером. Несколько лет назад Поттер пытался справиться с ним один на один и получил хороший урок. Конечно, он жаждет реванша. Один на один.
Северус понял – враг не устоит против такого предложения. Он один, без палочки, не оказывающий сопротивления. Что может быть притягательнее для Джеймса Поттера? Сам Северус не был уверен, что после такой встречи останется в своем уме. Но ради мамы он готов пойти и на это тоже.

Северус так глубоко обо всем этом задумался, что не сразу понял, что в дверь купе стучат. Это очень странно – почти каждый раз к нему в купе наведываются незваные гости с целью испортить дорогу до школы, но они ни разу не обременили себя правилами хорошего тона. Северус понятия не имел, кто решил разнообразить ему поездку на этот раз, но войти предложил.
Мог бы и догадаться – Кейт. Молча зашла и села рядом, Северус помог убрать вещи и спросил:
- Снова не поладила с соседями по купе?
Девушка молча кивнула. Эта история не нова. Кейт многое знает практически про всех обитателей Хогвартса. И как только те, с кем едет в одном купе, начинают ее бесить (а происходит это всегда), делится с ними такими подробностями их жизни, о которых они и сами подчас не догадываются. После чего обычно эти несчастные мигом выметаются из купе, а Кейт продолжает ехать в гордом одиночестве. Но на этот раз Забини решила сама перебраться в другое купе, чем весьма удивила Северуса. Зная, что Кейт ценит в людях откровенность, он так прямо ей и заявил. На что девушка печально усмехнулась:
- Мне просто хотелось хотя бы раз ехать не в одиночку. Но если я мешаю тебе думать…
- Нисколько. Все равно ничего нового не придумывается.
- Как твоя мама?
Северус внимательно посмотрел на соседку. Ей действительно интересно? Или это вежливость? В конце концов, она наверняка сама все знает. Зачем спрашивает? Северус с удивлением понял, что это просто проявление дружеского участия. То самое, чего ему так давно не хватает. Лаконично ответил:
- Без изменений.
-Ты решил, попросишь ли помощи у Поттера?
-У меня нет выхода. Только бы это помогло, только бы помогло…
Больше они об этом не заговаривали. Кейт поделилась парой забавных историй о сильных мира сего. Потом подошла продавщица сладостей, Кейт накупила леденцов и шоколадных лягушек и предложила Северусу угощаться. На робкие возражения только отмахнулась. Денег у нее достаточно, а поглощать сладости в одиночестве не хочется.
Вот уже показалась школа. Северус вышел, чтобы дать Кейт возможность переодеться, но она успела и еще кое-что. Воспользовавшись моментом, Кейт достала из вещей Северуса заключение кодомедиков о здоровье его мамы и скопировала его заклинанием. Это специальное заклинание, оно подтверждает подлинность документа и защищает от попыток узнать, кто его скопировал. Кейт много раз приходилось его использовать в силу ее профессии. Но ни разу еще слизеринка не чувствовала себя так паршиво. Утешало только то, что она делает это только на благо Северуса. Кейт хотела показать заключение нужным людям, но раньше времени решила не обнадеживать друга. Не известно, сможет ли она помочь, хоть и будет всеми силами стараться.

Господа Мародеры были искренне рады возвращению в Хогвартс. И дело, конечно же, не в уроках. Кто же в школу учиться едет? С Хогвартсом у всех друзей связаны только хорошие воспоминания. Именно в этой школе зародилась их крепкая дружба, и здесь всегда есть возможности влипать в сомнительные истории и переживать невероятные приключения. Что еще нужно для счастья?
Вот и теперь, еще только зайдя в поезд, гриффиндорцы начали придумывать, чем бы заняться. Ведь день без приключений, несомненно, потрачен зря. Выход – найти купе Северуса Снейпа и поиздеваться над ним.
Ребята и сами не смогли бы ответить, за что его так презирают. Но с самой первой встречи так и тянет делать слизеринчику гадости. Сириус осторожно вышел из купе и с помощью семейного артефакта – линзы, позволяющей смотреть сквозь стены, увидел Нюниуса. Тот сидел в купе один, всерьез задумавшись. Не иначе, гадость какую планирует.
Сириус вернулся к друзьям, и они вышли из своего купе. Но только собрались завалиться к Нюниусу, как заметили, что к нему в купе зашла Кейт Забини, и решили не лезть. Это, пожалуй, единственный человек во всем Хогвартсе, с которым Мародеры предпочитают не связываться.
Было несколько прецедентов, для них неприятных. А всерьез ей заняться, как Нюниусом, мешало то, что это девчонка. Применять к ней физическую силу, а тем более, заклинания, Мародерам неудобно. А в плане словесных баталий и заочных козней Кейт равных нет.
Впрочем, и Кейт понимала, что, если перегнет палку, ребята наплюют на принципы, тогда ей, возможно, придется несладко. Такой возможности Забини не желала допускать даже теоретически, и потому между ней и Мародерами, при обоюдной неприязни, все же установился нейтралитет.
Когда вышли из поезда, гриффиндорцы думали, Снейп, как обычно, быстренько сделает ноги, дабы с ними не пересекаться. Но нет.
Северус понимал, что тянуть нет смысла. Он все равно должен это сделать, так почему бы не сейчас. Кейт, как обычно, поняла все без слов, и после того, как они вместе сошли с поезда, затерялась в толпе. Северус подошел к Мародерам.
Гриффиндорцы же просто поразились такой наглости – с каких это пор Нюниус ищет с ними встреч вот так, напрямую. Они выхватили палочки, все четверо. Снейп демонстративно засунул руки в карманы мании. Стало интересно. Не убрав, впрочем, свою волшебную палочку, Джеймс спросил:
- Чего надо, Нюниус?
- У меня есть интересное предложение, Поттер.
Еще одна странность – обычно Нюниус, когда они его так называют, сразу просто пятнами красными идет. Сейчас даже бровью не повел. И Джеймс понял – происходит что-то серьезное.

Ловушка, по-любому. И любой нормальный человек развернулся бы и ушел, но когда это Мародеры были нормальными? Тем более, с Джеем его друзья, а Снейп совсем один. Чего тут бояться. Делая вид, что ему совершенно не интересно, хотя любопытство так и распирало, Джей спросил:
- Чего надо, Снейп?
- Это тебе тоже надо, Поттер. Ты же хочешь расквитаться со мной? За все сразу?
- Ну, предположим, хочу, - мечтательно протянул Джей.
- Все, что захочешь, в обмен на то, чтобы ты представил меня своему отцу, - быстро, словно боясь передумать, выпалил Снейп.
- Что? – это было так невероятно, что Джей решил, он ослышался.
- Ты прекрасно все расслышал. Мне очень нужна помощь Генриха Поттера, так, что я готов на все. Но познакомить нас можешь только ты.
Надо было отказать, конечно, надо. Это же Нюниус! Разве можно от него ждать чего-то хорошего? Только Джей все медлил с ответом, и пауза затягивалась.
Конечно это ловушка. Возможно, даже не для него, а для отца. Но искушение слишком велико. Наконец-то по-настоящему проучить Нюниуса! Как можно от этого отказаться? Джей оглянулся на друзей. Рем, на грани слышимости, произнес: «Даже не думай», Пит побелел, даже Сири, самый бесшабашный в их компании, покачал головой!
Только Джей все равно все решил. Он так сформулирует требования, что в проигрыше останется один Снейп. Он медленно произнес:
- Ну хорошо, Снейп. Вот мое условие: ты приходишь в выручай-комнату один, без палочки. А я буду делать все, что захочу.
Повисло молчание. Джеймс понимал, насколько наглы и абсурдны его требования. Отчасти намеренно сделал их для Нюниуса практически неприемлемыми. Несмотря на искушение, было сильно и беспокойство. Джеймс думал, слизеринец его пошлет. Но Снейп тряхнул головой и сказал:
- Я согласен, Поттер, только мы пойдем к твоему отцу завтра, директора уговорим. А наше рандеву в выручай-комнате произойдет послезавтра.
- За дурака меня держишь, Снейп?
- Поттер, ты, и правда, идиот! После встречи с тобой в выручай-комнате я буду не в состоянии говорить с твоим отцом о серьезных вещах.
- Ладно. Но мне нужны гарантии.
- Я дам тебе Непреложный обет, а Блэк его скрепит.
Так и поступили.

Только после того, как Снейп скрылся из поля зрения, друзья Джея набросились на него. Так уж было у них заведено – не критиковать друг друга (правда, тут имелись в виду только сам Джей и Сири) в присутствии посторонних, в особенности врагов. Но уж потом ребята разошлись не на шутку:
- Джей, да ты рехнулся! – возмущался Сири.
- Это самый опрометчивый поступок в твоей жизни, - упрекал Рем.
- Джеймс, прости, но, думаю, ты поступил не совсем верно, - даже тихоня Пит, и тот возразил!
В конце концов, Джеймс махнул рукой, проникновенно сообщил друзьям, что сам во всем разберется и ушел к озеру прогуляться. А остальные направились в большой зал на торжественное мероприятие, чтобы прикрыть его в случае необходимости. Мол, в толпе затерялся. Прав Джей, или нет, они все же его друзья.
Джеймс бродил вдоль озера и размышлял. Он все никак не мог понять, для чего это все нужно его врагу. Идти на неизвестность, на унижения, только ради возможности некоторое время пообщаться с Генрихом Поттером? Нет, Джеймс знал Снейпа давно, и понимал, что слизеринец себе на уме. Раз уж он готов пойти на такой риск, принести такие жертвы, значит, игра стоит свеч.
Но Джеймса мучило то, что он не знает, во что Снейп пытается втянуть его отца. Не иначе, в какие-то свои темные делишки и рискованные опыты. Он боялся, что это может не больно хорошо для папы кончится.
Да, он, вроде как, все предусмотрел. Ни ему, ни папе ничего не должно угрожать, плохо от этой безумной затеи должно стать лишь самому Нюниусу. Только вот далеко не всегда в жизни все происходит именно так, как мы этого хотим. Даже Джеймс, которому постоянно просто феноменально везет, и тот это знает. Хотя бы потому, что были и другие ситуации, когда, казалось бы, пустяковая затея, внезапно оборачивалась для самого Джея и его друзей вполне серьезными проблемами.
А сами друзья Джеймса, по его мнению, в большинстве своем люди умные. И единогласно не советовали ему соглашаться на снейповскую авантюру. В случае с Ремом еще можно спустить на тормозах – друг хоть и умен не по годам, но известный перестраховщик. Но вот Сириус еще легкомысленнее Джея. И даже он в ужасе.
После пары часов размышлений Джеймс поставил себе целью не только выполнить свое условие и вдоволь наиграться в выручай-комнате, но и непременно узнать, что такого важного произошло в жизни врага, что Генрих Поттер привлек его пристальное внимание. И если Снейп вздумал вовлечь его отца во что-то опасное и противозаконное, Джей найдет доказательства и без колебаний сдаст его аврорату. А иных причин для странного поведения врага он не видел.

Северусу не спалось: впереди тяжелый день. Нет, он пока не думал о том, что с ним сделает Поттер. В конце концов, впереди достаточно времени, чтобы подготовиться. Но и готовиться он не собирался: бесполезно, если понятия не имеешь, чего ждать. К тому же сейчас есть вещи, гораздо более важные.
Конечно, это встреча с мистером Поттером. Не теряя времени даром, Северус изучил всю информацию о нем, какую только смог достать. И вынужден был признать, что Кейт абсолютно права (впрочем, в этом и раньше было мало сомнений) – если кто и может помочь, так именно мистер Поттер.
Только вот права Кейт и в том, что он занимает достаточно жесткую позицию. Не верит людям, и совершенно не обязательно будет помогать. К тому же, Северус это недавно понял, он серьезно прокололся, договариваясь с его пустоголовым сынком. Потому что очень сильно волновался.
Они с Поттером договорились, что он представит его своему отцу, но не обсудили, какими именно словами и в каком свете. Придется, в случае чего, выкручиваться и действовать согласно обстоятельствам.
Даже если Поттер, где-то очень глубоко в душе, все же сохранил какие-то, пусть зачаточные, понятия о чести, и представит его нейтрально, все равно, как он будет убеждать незнакомого человека помочь ему в беде?
Северус давно привык к тому, что в этой жизни чудес не бывает, и ничего не дается просто так. Если хочешь чего-то, надо обязательно предложить что-либо взамен. Этому научила жизнь. У него не было совершенно ничего, что он мог бы предложить за услуги Генриху Поттеру, а жизнь мамы висела на волоске.
Ночь окончательно вступила в свои права, но подросток все не мог уснуть. Он думал о том, что будет дальше. Ведь если не получится, если мистер Поттер не сможет спасти маму, значит, все зря. Но если он не попытается, он никогда себе этого не простит.
Ожидание – нет ничего страшнее. Человек мучается и словно медленно умирает. Особенно страшно вот так: вечером, в одиночестве, когда некому дать совет, поддержать, просто выслушать…
И Северус поймал себя на мысли, что хочет видеть Кейт Забини. Почему именно ее, а не, скажем, Лили? Он сам не знал. Лили умная, красивая, у нее полно подруг, и всем она пытается помочь и дать совет. Наверное, если бы Северус к ней летом пришел, а не к Кейт, Лили попыталась бы помочь, не смотря на ссору.
Но Северус пришел к Кейт. Она особенная, и именно ее советам веришь на сто процентом. Северус ухватился за нее, как утопающий за соломинку, и надеялся, что это правильный выход.
Он и раньше хотел с Кейт общаться, даже в период дружбы с Лили. Это же разные вещи – Лили он считал своей дамой сердца, а Кейт могла бы стать хорошей подругой. Только Северус всегда думал, что ей вряд ли понравится эта мысль. Теперь же, когда пообщался с ней, Северусу стало казаться, что, похоже, сама Кейт была бы вовсе не против.
Даже странно, стоило Северусу подумать о ней, он сразу же как-то успокоился и провалился в тихий сон без сновидений.


Глава 3


Глава 3: «Визит к мистеру Поттеру»

После завтрака Северус поймал взгляд своего злейшего врага, Джеймса Поттера. Тот кивнул. Значит, пора. Что ж, осталось только надеяться, что Поттер не найдет еще лазеек в их договоре, и что все пройдет хорошо.
Конечно, Северус чувствовал себя премерзко – ему и кусок не лез в горло, виски ломило, похоже, от волнения, а перед мысленным взором все время было лицо мамы, полное муки и искаженное болезнью. И Северус отчаянно завидовал Поттеру, у него же есть друзья, которые в подобной ситуации в лепешку расшиблись бы, но помогли. А Северусу приходится рассчитывать только на себя одного, и оттого он еще больше ненавидел Поттера.
Только, как бы он его не ненавидел, все равно помощь врага – последняя надежда его и мамы. И Северус вместе с Джеймсом вышли из Большого зала и направились в кабинет Дамблдора.
Вообще-то и Поттер, и Снейп предпочитали не мозолить лишний раз директору глаза – их поведение уж очень отличается от принятых в школе норм. Что касается самого Северуса, Дамблдор придирался к каждой мелочи. И даже его любимчику Поттеру порой доставалось.
Но сейчас особый случай. Конечно, Северус не знал пароля в кабинет. Поттер держался подчеркнуто индифферентно – мол, тебе надо, ты и решай этот вопрос.
Решилось все просто – Дамблдор открыл им сам. Либо кто-то предупредил, либо у директора есть свои способы следить за обстановкой в школе. Лично пригласил их войти – не иначе, заинтересовал тот факт, что лютые враги зачем-то пришли вместе, и даже не дерутся под дверью его кабинета. Стало быть, дело серьезное.
Конечно, директор ожидал подробного рассказа. Но тут его ждало разочарование – если Северус чему и научился за школьные годы, безусловно, тому, что на беды слизеринцев директору плевать. Он лаконично изложил, что им надо увидеть мистера Поттера по личному вопросу. Джеймс подтвердил его слова. Но тут Дамблдор решил проявить участие в делах своих учеников:
- Зачем вам это понадобилось, мальчики мои? Может, я смогу помочь.
- К сожалению, не сможете, директор, - Северус разговор начал, ему и продолжать.
- Но вы в самом начале учебного года вдруг решили повидать мистера Поттера. Зачем, причина же быть должна? – не унимался директор.
- Для беседы по очень важному личному вопросу, - Северус уже заводиться начал, что, впрочем, никак не отразилось ни на тоне, ни на манере речи.
- Я не дам вам разрешения, пока вы не посвятите меня в суть проблемы, - в голосе Дамблдора зазвенел металл, и любой бы отступил, но только не Северус. Да и отступать ему некуда.

- Пункт 72 правил Хогвартса, директор: «Неприкосновенность частной жизни учеников» и пункт 78: «Обязанность руководства школы предоставлять ученикам возможность три раза в год видеться в учебное время с родственниками по семейным обстоятельствам».
- Но ты, Северус, не родственник мистеру Потеру.
- Со мной находится Джеймс, сын мистера Поттера. Он напишет заявление, что я должен присутствовать на его встрече с отцом, и согласно пункту 82…
- Достаточно. Я даю вам отгул и разрешаю воспользоваться камином. Обойдемся без заявлений.
- Спасибо, директор, - Северус сказал это предельно вежливо, без намека на превосходство. Он понимал, что это поражение Дамблдор обязательно припомнит и ему, и Поттеру за компанию. Но на Поттера наплевать, а ему выбирать все равно не приходится.
Джеймс был ошарашен. Он ожидал, что им придется оправдываться, что-то придумывать, объяснять… Но оказалось, то, что Снейп ботаник и наизусть знает все правила школы, действительно, может приносить пользу. Вот уж никогда Джеймс бы не подумал, что от Снейпа может быть что-то полезное. Хотя, одернул он себя, Снейп помогает, только когда это выгодно лично ему. И это снова возвращало к тому, зачем ему нужен отец. В глубине души Джеймс надеялся, что его папа откажет Снейпу. И очень хотел его расспросить о том, с чем придет к нему Снейп. Но одним из пунктов соглашения было то, что он не станет выведывать, о чем будет разговор его отца и его врага. Осталось только надеяться, что папа расскажет сам.
Генрих работал дома, когда с ним через камин связался директор и кратко сообщил, что к нему собирается сын с приятелем. Конечно, мистер Поттрер насторожился – если в самом начале учебного года Джеймс собрался домой, очевидно, случилось что-то серьезное.
Джеймс зашел с крайне недовольным лицом. Что свидетельствовало о том, что, скорее всего, его заставили. Кто? Дамблдор? Но и у директора лицо было не лучше. Этот приятель? Директор сказал, Северус Снейп. Генрих интересовался жизнью сына, знал его друзей и приятелей. Среди них не было человека с таким именем.
Да, ситуация странная. Но мистер Поттер привык всегда и во всем разбираться самостоятельно и никогда не делать поспешных выводов. Между тем, незнакомец выдвинулся на первый план. Мистер Поттер, после традиционных приветствий, попросил:
- Джеймс, не представишь мне своего друга?
- Это Северус Снейп, и, он мне вовсе не друг, он…
Мистер Поттер заметил, как вздрогнул незнакомец, когда заговорил его сын. Очевидно, догадывался, как его сейчас представят, и очень этого не хотел.

Но, не смотря на то, что Джеймс по отношению к Снейпу настроен, очевидно, недружелюбно, мистеру Поттеру юноша неожиданно понравился. Он очень редко ошибается в людях, поэтому решил прервать реплику сына и дать слизеринцу (судя по шарфу, что придает особую пикантность ситуации, сын же их терпеть не может) возможность представиться самому:
- Джеймс, думаю, мы с Северусом разберемся сами. Прогуляйся пока, поболтаем позже.
- Но папа!
Мистер Поттер посмотрел сыну в глаза, тот замолчал и вышел. У них всегда так – без слов понимают друг друга. Потом предложил гостю присесть и подробно рассказать, кто он такой, и что ему нужно.
Северус молчал. Мистеру Поттеру это знакомо – разговор важен настолько, что не знает с чего начать и боится оплошать. Поэтому он решил помочь, задав наводящий вопрос:
- Так вы с Джеймсом друзья?
- Нет. Мы враги. Мне пришлось пойти на сделку, чтобы он представил нас друг другу.
- Какую сделку?
- Простите, но это мое с вашим сыном дело.
- Верно. Тогда расскажи, что тебя ко мне привело.
Если бы Северус сказал, что они с Джеймсом все же друзья, Генрих сразу же выпроводил бы его из дома. Если бы сказал, что хорошие знакомые, подумал бы, но отношение к слизеринцу, определенно, ухудшилось бы. А вот это – честность похвальная. Генрих любил сына, но приходилось признать, что в людях Джеймс разбирается не так хорошо, как он сам. К примеру, Питер, один из друзей сына, активно ему не нравился. Но Генрих пока не вмешивался, не желая из-за этого испортить с сыном отношения. Но вот Северуса выслушает внимательно.
Ситуация куда сложнее, чем казалась на первый взгляд. Значит, у юноши серьезно больна мама. И он умоляет помочь. Так сильно ее любит? Тем не менее, Генрих решил устроить небольшую проверку:
- И что мне будет за помощь твоей маме? У тебя так много денег? Учти, мои расценки весьма существенны.
- Да. Я знаю. Я готов заплатить любую сумму. И я могу работать на вас. Бесплатно готовить зелья любой сложности.
Это самоуверенность, или парень, и правда, все продумал до мелочей? И зачем продумал? Считает, никто в мире не помогает людям просто так? Заинтересовавшись, Генрих пошел дальше:
- С чего ты взял, что меня заинтересуют твои зелья? И что у тебя хватит денег даже на первоначальный взнос?
- Я продам фамильный дом. Буду снимать угол где-нибудь, неподалеку от вас, чтобы иметь возможность всегда появляться, когда буду нужен. Что касается зелий, вы как целитель, должны знать наш магазин. Зелья Эйлин. Я могу в счет платы передать его вам, у меня есть это право и там много зелий и очень редких ингредиентов. А потом возьму в школе годовой отпуск, это возможно согласно правилам, и…

- Все. Достаточно. Где сейчас твоя мама?
Северус растерялся – он готовился, и мог говорить долго. Главное, все свои обещания он мог и был готов выполнить. Он не думал о том, как они с мамой будут жить потом, без дома и магазина. Главное, чтобы они жили. Оба. Мистер Поттер прервал его неожиданно, но ответил Северус сразу:
- В Мунго.
- Поехали. Я должен ее осмотреть. И, если все, и правда, так плохо, забрать сюда для проведения необходимых исследований и лечения.
- А плата?
- Северус, ты что, серьезно думал, что я заберу у тебя дом и магазин? А потом еще заставлю школьника вместо того, чтобы учиться, работать на себя?
Северус смотрел на мистера Поттера и ничего не понимал. Да, он именно так и думал. А что в этом такого? Все в мире чего-то стоит. Тем временем, мистер Поттер продолжил:
- Мы поедем в Мунго, я осмотрю твою маму и постараюсь ее вылечить. Плату обсудим, когда она поправиться. И заплатишь только, когда окончишь школу. Я не беру деньги с детей.
После этого было совсем неприлично о чем-то просить, но деваться некуда:
- Мистер Поттер, простите, но у меня еще просьба.
- Да? Очень интересно.
- Пожалуйста, не говорите сыну о цели моего визита.
- Почему это?
- Ему просто не надо этого знать.
- Не думаю, что ты прав. Но раз так этого хочешь, обещаю.
- Спасибо вам.
Мистер Поттер зашел к сыну в комнату и попросил его отправиться в Хогвартс. Извинился, но твердо сказал, что у них с Северусом дела. Думал, сын ни на шутку обидится, но он казался, скорее, обеспокоенным. Впрочем, не до этого сейчас – дело слишком серьезное. Поэтому, спровадив сына, Генрих направился вместе с Северусом в Мунго.
Там весьма удивились – он не часто вообще кому-либо помогает. Тем более, слизеринцам. Но в палату провели его сразу и без вопросов.
Оказалось, Северус платит за то, чтобы Эйлин была одна в палате, и чтобы о ней регулярно заботились. Конечно, уж в Мунго брать деньги с детей никто не стесняется.

Увидев Эйлин, Генрих ощутил сразу – она ему понравилась. Но не так, как нравятся женщины. Во-первых, не в том она состоянии. Да и, к тому же, Генрих прекрасно знает ощущение, когда женщина нравится. Определенно, это не оно. Скорее, понравилась она как человек, словно они давно знакомы. И Генрих понял сразу – он обязательно поможет этой женщине и ни в коем случае не возьмет денег с ее сына.
Первым делом провел диагностику собственными методами, которые так ценятся. К сожалению, выводы не утешительные – с болезнью справиться будет очень непросто. Но когда это Генрих Поттер боялся трудностей? Они с Северусом переместили Эйлин к нему домой, а потом Генрих отправил подростка в школу, пообещав, когда будут новости, немедленно ему написать.
Что в это время делал Джеймс? Конечно, он был сильно зол – только увидел отца, и тут же был выпровожен. Снейп оказался куда важнее, и папа отправил его в школу, оставшись любезничать с этим коварным слизеринцем!
На уроки, конечно же, Джеймс не пошел. Вместо этого направился в его с друзьями комнату, сидел там и с садистским удовольствием представлял, что именно сделает с Нюниусом. Вариантов было много, для врага один другого хуже. Джеймс ни на секунду не думал проявлять милосердие. Наоборот, хотел заставить врага пожалеть как следует об их договоре.
Потом мысли переместились в иную плоскость. От папы никак не добиться, что от него хотел Снейп. Вдруг что-то ужасное? Но папа согласился с ним сотрудничать, это ясно. Почему? Чем таким мерзавец его зацепил?
Ничего, он у него во всем признается! Или будет доведен до такого состояния, в котором ему будет совсем не до коварных планов. В любом случае, Джеймс не позволит причинить вред своей семье!
Больше не было сил сидеть в комнате. Хотелось действовать, сделать хоть что-нибудь. Хотя Джеймс прекрасно понимал, что толку от него сегодня точно никакого. Он вышел в гостиную, никого не замечая, пнул кресло со всей дури, и тут услышал взволнованный женский голос:
- Джеймс, что случилось?
Лили – лучшая из девушек. Джеймс давно добивался ее, чуть ли не с первого курса. И только в конце прошлого года они все же начали встречаться. Красивая, добрая, светлая, самая замечательная. Порой Джеймс сам не верил своему счастью, всегда готов на руках ее носить. Но день был слишком трудным, и он только спросил:
- Лили? Зачем ты здесь? Уроки же идут.
- Вы со Снейпом вместе ушли из Большого зала. Потом вас не было на уроках. Я беспокоилась. Что происходит, Джеймс?

Сказать или нет? С одной стороны, это только их со Снейпом дело. Но Лили беспокоится, да и в себе это держать слишком сложно. В конце концов, Лили его девушка. И имеет право знать.
Джеймс рассказал о том, что Снейп попросил о помощи, что он привел его к отцу, что теперь боится, что слизеринец втянет его во что-то неприятное и противозаконное. Помолчали. Потом Лили спросила:
- Джеймс, вы со Снейпом что, теперь не враги?
- Лили, прости, но ты глупости говоришь. Конечно, враги! Были и всегда будем.
- Тогда почему ты по первой просьбе повел его к своему отцу? Или я еще чего-то не знаю?
Вот этого Джеймс не учел, а то вообще не затеял бы этот разговор. Лили очень умная, так просто ее не проведешь. И что делать? Гриффиндрец внутри Джеймса кричал – сказать надо правду. Это же его девушка, он ее любит. И не должен ей лгать.
Но Джеймс не мог сказать правду – чувствовал, тогда Лили возненавидит его. А он никогда не хотел жить в мире, где любовь всей жизни его ненавидит. Даже если придется частично поступиться принципами. К тому же Снейп его враг, а на войне все средства хороши. Поэтому Джеймс выпалил:
- Снейп заставил меня, лучше не спрашивай, как.
Лили взяла его за руку, простой жест сочувствия. Но чувствовал Джеймс себя премерзко – понимал, что этого недостоин. В коне концов, даже если отец идет на какой-то риск, и в этом Джеймс виноват сам. Это он согласился на сделку. Но ведь он рассчитывал на то, что его папа взрослый, разумный человек. И представить не мог, что он пойдет на поводу у мерзавца-слизеринца.
Тем временем, Лили предположила:
- Джеймс, мистер Поттер взрослый человек, очень умный. Я не думаю, что Снейп мог бы его обвести вокруг пальца, втянув в сомнительную авантюру.
- Ой, Лили, это не так уж и сложно. Мой папа ученый, и если предложить ему открыть новые горизонты в науке, боюсь, он на многое может пойти, - Джеймсу и самому эта мысль пришла только что, когда он ее озвучил, и гриффиндорец корил себя за то, что не додумался раньше.
Но Лили снова покачала головой:
- Твой папа человек высоких моральных принципов. Его так просто не втянуть в противозаконные вещи. Но я попытаюсь узнать, что к чему.
Джеймс кивнул, Лили ушла. И только потом он понял, что натворил. Как Лили может попытаться узнать правду? Поговорив со Снейпом, конечно. Других вариантов нет. А нужен ли Джеймсу этот разговор? Вдруг Лили узнает о том, что должно произойти в выручай-комнате. Тогда их отношениям навсегда конец. Да, Лили говорила, что теперь презирает Снейпа. Но если узнает, что Джеймс собрался издеваться над безоружным противником, и его станет не меньше презирать.
А он сам? Как к этому относится? Сможет ли направить палочку на невооруженного?
Да. Ведь это Снейп. И он все равно это заслужил. Что касается Лили, в конце концов, Джеймс убедил себя в том, что не в интересах Снейпа что-либо ей рассказывать. Он скорее умрет, чем опять выставит себя в неприглядном свете перед Лили – все думает, будто у него есть шанс, никак не поймет, убогий, что он ей противен.
А потом пришли друзья, они закрылись в комнате, где Джей рассказывал о визите к отцу, потом стали с удовольствием продумывать план действий Джея в выручай-комнате… В общем, на время гриффиндорцу удалось отвлечься от печальных мыслей.


Глава 4


Глава 4: «В тупиках»

Северус пробрался в гостиную уже практически ночью, когда там никого не было. Ученики попримернее, или помладше, спали в комнатах. Остальные были за пределами школы, кто занимался каверзами, кто просто развлекался. А Северус сел возле камина, только согреться никак не мог – холод был внутри него.
Сначала, когда у него была цель, некогда было жалеть маму, или себя… Или просто думать о будущем. Он должен был любыми способами уговорить Поттера младшего представить его отцу, потом Поттера старшего взяться за лечение мамы. Теперь обе цели достигнуты – что дальше?
А дальше неуверенность в том, что мама поправится. И полная, пугающая неизвестность относительно завтрашнего дня. Северус старался убедить себя в том, что совсем не боится боли, что переживет любые унижения. Он же делает это ради мамы, а важнее ничего и никого нет.
Только перед мысленным взором все время стояло ухмыляющееся лицо Поттера. И Северус понятия не имел, сможет ли после того, что завтра произойдет в выручай-комнате, остаться в здравом уме. Ему было стыдно, что мама в таком ужасном состоянии, а он боится за себя. Но поделать с этим ничего не мог – вести от мистера Поттера придут, в лучшем случае, дня через два-три. А уже завтра случится то, о чем лучше не думать.
Конечно, лучше не думать. Но не получается, и вряд ли получится. Только бы что-то произошло, что смогло бы отвлечь от тяжких мыслей. Стоило Северусу про себя об этом попросить, из своей комнаты вышла Кейт, подошла к нему и села рядом.
Северус был рад видеть ее. Да что там! Пожалуй, из всей школы Кейт единственная, кого он всегда рад видеть. Раньше в этом списке на первом месте, конечно, была бы Лили. Но после той самой ссоры ни один их разговор (да их и было-то немного) не заканчивался хорошо. А с Кейт Северусу всегда уютно и спокойно. Даже сейчас.
Тем временем девушка спросила: «Ну как дела?»
Северус рассказал ей все, в подробностях. И даже не потому, что хранить от Кейт Забини секреты в принципе невозможно. Просто хотелось поделиться с кем-то, кто посочувствует и поймет. Определенно, это она. Долго молчали. Потом Кейт спросила:
- Что будет дальше?
- Жду вестей от мистера Поттера.
- Ты знаешь, я не об этом.
- А о чем? – Северус попытался соскочить с темы, уже понимая, что ничего не получится.
- Ой, Северус, не пытайся меня провести. Это еще никому не удавалось и не удастся.
- В общем, я встречаюсь с Поттером завтра после занятий в выручай-комнате. Без оружия, он может делать все, что хочет.

Да, они договорились встретиться после занятий. Что еще больше доказывает – враг намерен сотворить с ним что-то ужасное. И, конечно, не хочет попасть под подозрение. Северус вздрогнул, и в этот момент Кейт обеспокоенно поинтересовалась:
- Северус, ты понимаешь, на что идешь?
- Конечно. У меня нет выхода.
- Выход всегда есть. Надо только хорошенько подумать.
- Нет. Кейт, я тебя прошу – не пробуй помешать Поттеру и не пытайся предупредить профессоров, это только наше с ним дело.
- И в мыслях не было.
Северус недоверчиво посмотрел на Забини и, покачав головой, направился спать.
А Кейт ему не лгала, в мыслях у нее было совершенно другое. Когда Северус проходил мимо, она незаметно положила ему в карман мантии копию заключения врачей о безнадежном состоянии миссис Снейп.
Кейт, к сожалению, не удалось найти способ вылечить маму Северуса, и она решила помочь ему по-другому. Если она рассчитала все верно, и у Джеймса есть хоть немного совести, Северуса завтра ждет гораздо меньше унижений, чем он думает.
Самому Северусу заснуть так и не удалось. Он, правда, и не надеялся. Он думал о предстоящем дне. И ведь враг все предусмотрел, еще когда скреплялся Непреложный обет – запретил ему использовать зелье удачи. Правда, от него сейчас, наверное, было бы все равно мало проку. Удача помогает, когда есть хоть какой-то шанс. Это явно не его случай.
Так что на завтрак Севеурс пришел совершенно разбитым и не выспавшимся. Эх, думал он, без аппетита смотря на блюда и даже не пытаясь положить что-то в тарелку, жаль, что они с Кейт не друзья.
Да, в последнее время они хорошо общаются, но ведь для дружбы этого не достаточно. Тут нужны связи, скрепленные временем. А его-то как раз и не хватило. Времени всегда мало.
Он сказал ничего не делать, и Кейт не будет. А вот Поттера его друзья в подобной ситуации никогда бы не послушались. И непременно что-нибудь придумали бы. Как плохо быть одному!
Северус потряс головой, злясь на самого себя. Сам не знает, чего хочет – то чтобы не помогали, что чтобы помогли… Потом он, зная, что Поттерс компашкой наблюдают, демонстративно взял в общего стола пару бутербродов и стал есть, стараясь, чтобы со стороны казалось, что с аппетитом.
На уроке истории магии Поттер с Блеком все издевались над Северусом, делали ему знаки, которые должны были указать на то, как печальна будет его участь. Да и у Северуса самого не вовремя разыгралось воображение. Обычно он был единственным учеником, кто слушал профессора на этом невыносимо скучном уроке. А в тот день его не слушал никто.

Северус все пытался подготовиться. Он не наивен и понимал – Поттер его не пожалеет. На это глупо надеяться даже в глубине души. На нем сегодня отыграются по полной, за все годы вражды. Надо только смириться и постараться это пережить.
Какая ирония: по идее благородные гриффиндорцы проявляют чудеса слизеринской изворотливости и жестокости! В этом Северус убедился в очередной раз, когда при выходе из класса его остановила Лили с намерением поговорить. От этого разговора он тоже не ждал ничего хорошего. И, как обычно, не ошибся. Они зашли в пустой класс, и гриффиндорка с вызовом бросила:
- Северус, я хочу знать, зачем тебе понадобился отец Джеймса?
- Тебе Поттер рассказал?
- Джеймс сказал, что ты заставил его познакомить тебя с мистером Поттером. Зачем?
- А Поттер не упомянул, как это у меня получилось?
- Не отвечай вопросом на вопрос! Ты что, хочешь впутать мистера Поттера в какую-то неприятную историю, связанную с темной магией?
Вот этого Северус никак не ожидал. И рассмеялся бы, если бы после всех несчастий последнего времени еще помнил, как это делается. Надо же – он пытается втянуть отца Поттера в темную магию! Вот это враг придумал – и под кайфом не привидится.
При этом Северус ни на секунду не поверил, что Поттер, действительно, думает так. Его отец целитель, и он, слава Мерлину, не знает точно, но все равно уж должен догадываться, зачем Северусу была эта встреча нужна настолько, что он всем пожертвовал ради нее. Да, он никогда не признается, но ведь тут все достаточно очевидно.
Значит, не в этом причина. Просто Поттеру мало того, что произойдет сегодня вечером. Он вдобавок решил окончательно уничтожить любые оставшиеся крупицы хороших отношений Северуса и Лили. Да, Поттер изобретателен, как истинный слизеринец, что только делает на Гриффиндоре… Шляпа, наверное, в маразме была.
Попытаться объяснить? Все же с Лили его раньше много связывало. По крайней мере, самому ему так казалось. Но сейчас он смотрел в глаза девушки и не узнавал ее. И совсем не был уверен, что хочет с ней о чем-либо говорить. Тем более о своих несчастьях. В свое время Лили четко дала понять, что они совершенно чужие люди. Значит, его проблемы ее не касаются. А о своем обожаемом Джеймсе пусть беспокоится где-нибудь в другом месте. Тем временем Лили устала молча сверлить взглядом собеседника:
- Я жду ответа!
- А с какой это стати, Эванс, я должен тебе что-либо отвечать?- Северусу было больно, оттого получилось куда более агрессивно, чем хотелось бы.

- Потому что иначе я не желаю тебя знать!
- И что изменится? Ты и так игнорируешь меня. Пропусти!
Северус оттолкнул плечом растерявшуюся Лили. Он понимал, что окончательно сжигает все мосты. Но разве после того случая на пятом курсе от них хоть что-то оставалось? Можно было бы сказать правду, но Лили не поверила бы. А даже если заставить ее поверить, эта правда все равно гриффиндорке не нужна. А Северус, не смотря на печальный конец их дружбы, продолжал желать ей только хорошего. Если она хочет ненавидеть его… Что ж, тогда пусть ненавидит.
Кейт все видела, но не выказала своего присутствия – она, когда надо, умела быть незаметной. Даже себе стеснялась в этом признаться, но почувствовала облегчение оттого, что Северус и Лили не помирились. Все равно рыжеволосая ничем бы тут не помогла. Только развела бы бурную, но совершенно бесполезную деятельность. Но она находилась бы рядом с Северусом, и Кейт стала бы не нужна. А ей так хочется быть ему нужной!
Впрочем, еще неизвестно, как Северус отнесется к ее маленькой хитрости. Кейт не могла этого спрогнозировать. И не знала, получится ли. Потому сильно нервничала. Места себе не находила. Решила прогулять зельеварение – сходит потом к Слизнорту на дополнительные занятия, и он все простит. Бродила по коридорам, когда услышала странный разговор. Как обычно в таких случаях, спряталась и дослушала до конца. Ну да, подслушивать не хорошо. Но она же слизеринка. К тому же, это часть ее профессии. Говорили Патрик Паркинсон и Регулус Блэк:
- Пора отдавать должок. А, Блэк?
- Паркинсон, ты прекрасно знаешь, что у меня таких денег нет.
- Ну, думаю, мы что-нибудь придумаем.
- В смысле?
- Да очень просто. Ты прямо сейчас даешь мне Непреложный обет, что, когда я потребую, либо вернешь деньги, либо выполнишь любое мое желание. Думай - не думай, а выбора у тебя нет.
Кейт выглянула из-за угла. Она видела мучительную работу мысли на лице Регулуса. Но уже понимала – он согласиться. Хотя давать непреложные обеты таким людям – последнее дело. Уж точно Паркинсон потребует не поцеловать перед всем классом МакГонагалл. Все будет куда серьезнее. И страшнее.
Наконец, Рег кивнул соглашаясь. Кейт видела торжествующую ухмылку на лице Паркинсона. Потом стоявший рядом Кайл Кребб скрепил обет. Ясно одно – младший Блэк серьезно влип.
Кейт хотелось выйти и помешать наверное, у нее даже получилось бы. Она многое могла предложить Паркинсону, вполне вероятно, что он согласился бы. Но Кейт не стала.

Не потому, чтобы ей был неприятен Регулус Блэк, вовсе нет. К нему она относилась нормально, в смысле никак. Не уважала так, как Северуса, но и неприязни не испытывала. Просто ей нравились сильные и смелые люди, а Регулус был далеко не таким. Он всегда шел у всех на поводу, не имея собственного мнения или же не желая его высказывать. Он пошел на Слизерин, чтобы не огорчать родителей, делал вид, что ему по нраву идеи Лорда, чтобы стать своим среди слизеринцев. И было совершенно непонятно, каков же настоящий Регулус Блэк, каковы его идеи и устремления. Может быть, у него их и вовсе нет?
Одно время, ей было интересно, она пыталась поговорить с ним. Ко крайней мере, он не подлец, это уже не мало. Но Регулус всегда говорит чужими фразами, он скоро наскучил Кейт. Хотя, сама она ему, кажется, нравится. Но все равно он никогда не признается – а вдруг мамочка расстроится…
Если Кейт что-то и усвоила об этой жизни – никогда нельзя вмешиваться сходу, не зная ситуации. Чаще всего это приносит больше вреда, чем пользы. Может быть, она и захочет помочь Регулусу. Может быть, ей это удастся. Но все равно для начала надо понять, что вообще произошло.
Кейт подождала, пока все разойдутся, а Рег, обхватив голову руками, съедет по стене на пол. Он, наверное, мог бы долго так просидеть. Подумать точно есть о чем. Но у Кейт другие планы. Она встала напротив и уверенно предложила:
- Ну, рассказывай.
Рег поднял на нее глаза. Пожалуй, не очень и удивился. Хотя, кто тут может удивиться тому, что Кейт опять выведывает школьные тайны. И кто бы захотел с ней ими добровольно делиться… Вот и Рег с вызовом бросил:
- С чего ты взяла, что я расскажу что-то?
- А почему бы и нет? Подумай сам – что, может быть еще хуже?
И в этом Кейт права – похоже, Рег в тупике, и хуже точно некуда. Наверное, поэтому он начал рассказывать. Ну и еще потому, что в подобных ситуациях хочется поделиться своей бедой хоть с кем-нибудь. Не повезло Регу, что единственный человек, кому он может все рассказать – собирательница тайн и скандально известная личность.
Самой Кейт не то, чтобы было сильно надо и очень интересно. Скорее, пока все равно ничем не может помочь, хотела чуть отвлечься от невзгод Северуса. Уж слишком за него переживает. И еще – она-то знает, что информация лишней не бывает никогда. А Блэк – далеко не последняя фамилия в магической Британии.
Не сказать, что сказанное Регом потрясло Кейт до глубины души. Даже не похоже, чтобы она уж очень сочувствовала ему. Потому что, в отличие от Северуса, Рег сам виноват в том, что с ним сейчас происходит.

И всему, опять же, виной извечное желание Регулуса всем угодить подумать только – элита Слизерина пригласила его сыграть в магический покер! Запрещенная игра, опасная. Но Блэк и не подумал, что и сам относится к элите, и запросто может отказаться. Нет, как же так, надо угодить избранным, чтобы и его включили в один закрытый и, по мнению Кейт, очень неприятный клуб (Регулус не назвал его, но и без того же всем ясно, о чем речь?).
На самом деле правило простое: не умеешь – не берись. Вот Кейт умела, и иногда играла. Только она-то как раз все время выигрывает, и потому в последнее время сыграть с ней охотников нет. Уже даже никто не надеется поставить на место зарвавшуюся девчонку.
Игра опасна тем, что проигравший находится в прямой зависимости от воли победителя. То есть отдать деньги или выполнить условие – не вопрос чести. Это вопрос жизни в самом буквальном смысле. Так что Непреложный обет был профанацией, просто чтобы еще больше запугать. На деле он не очень-то нужен, все равно Регулус не выкрутится. Так что хорошо, что она не вмешалась.
Сама Кейт никогда не злоупотребляла своими победами. Иногда брала деньги, когда ощущала в них нехватку. Но в основном ее интересовали тайны. Она хранила их, ей было интересно. Продавала далеко не все – у нее есть моральные принципы. Однако ж, не все победители такие правильные. Не случайно игра распространена именно на Слизерине.
Жертвы, конечно, были. И остается только догадываться, почему всевидящий директор до сих пор не запретил игру. Впрочем, не об этом сейчас надо думать.
Кейт не понравилось то, что случилось с Регулусом. В конце концов, пусть от него нет никакой пользы, но ведь и вреда никакого. Потому, вздохнув, она спросила:
- Почему бы тебе не попросить помощи у родителей?
- Да я скорее умру!
- Не думаю, что ты понимаешь, о чем говоришь.
- Кейт, это ты не понимаешь. Им нужен сын, оправдывающий ожидания, а не неудачник. Попробую справиться.
- С больным-то воображением Паркинсона? Не смеши меня!
- Все равно у меня нет выбора. Друзей у меня нет. И помочь себе могу только я сам.
- У тебя есть брат.
Регулус покачал головой и рассмеялся, а Кейт вспомнила своего брата. Да, если бы вдруг ей кто-то предложил попросить у него помощи, реакция, пожалуй, была бы такой же. Но отчего-то слизеринке казалось, что Сириус Блэк не такой. Хоть у нее не было доказательств, хоть он враг Северуса, да пожалуй, и ее тоже, ей почему-то не верилось, что он бросит брата в беде. А вот Регу верилось. Он горько усмехнулся:
- Ты теперь меня не смеши. Если меня не станет, Сириус только рад будет.
- Ну… жизнь твоя, решать тебе.
Кейт ушла – она не собиралась сейчас нянчиться с этим неудачником. Сейчас надо готовиться либо помогать Северусу, либо к неприятному разговору с ним же. Если все пройдет нормально, то, может быть, позже.


Глава 5


Глава 5: «В выручай-комнате»

Северус шел к выручай-комнате в сильном волнении, он представлял, что его ждет. Пока было время, можно было надеяться, что все пройдет не так уж и кошмарно. Но час иск наступил, и времени больше нет. Открывать дверь было страшно… Но вчера, когда стоял перед мистером Поттером и подбирал слова, стараясь убедить помочь маме, было куда страшнее. Поэтому юноша набрал в грудь побольше воздуха, рванул дверь на себя и зашел.
- Думал, ты решил сбежать, Нюниус.
- Сам знаешь – это невозможно.
Комната была практически пустой, и Северус знал, почему. Враг решил сегодня насладиться победой. И тут нужны только сам Северус, он и волшебная палочка. Теперь осталось только до конца быть смелым. И, не смотря на то, что слышать этот издевательский голос было страшно, когда Северус ответил, его голос не дрожал. Поттер усмехнулся и сделал рукой приглашающий жест. Северус вошел в центр круга, очерченный на полу. Место экзекуции, стало быть. Тем временем будущий мучитель приказал: «Доставай все из карманов, знаю я вас, слизеринцев».
Северус подчинился, выбора все равно нет. Он расширил карманы заклинанием перед тем, как идти. Надеялся, враг не догадается. Эх, вот тут бы пригодилось зелье удачи…
Но его не было – были кровеостанавливающее, обезболивающее, общеукрепляющее, даже костерост. Казалось, Поттер удивлен. Враг аккуратно собрал все склянки и поставил в угол комнаты, оградив защитным заклинанием. Сказал, что конфискует их. Но Северуса не это сейчас занимало.
Он не понимал, как так получилось. Но, когда доставал зелья, нащупал в кармане то, чего точно не должно быть. Он понял, что это, едва прикоснувшись – заключение колдомедиков о состоянии мамы. И понял, что это ни в коем случае не должен увидеть Поттер. Иначе придумает моральную пытку, и это будет гораздо тяжелее, чем то, что произойдет сейчас. Севеурсу удалось не показать виду, что он выложил не все.
Враг начал с того самого заклинания, конца пятого курса. Напомнить хочет, подлец. Но Северус помнит и так. Наверное, даже лучше так, когда вся школа не видит их.
Но снова то самое ощущение, когда ты поднимаешься в воздух, когда сам себе не принадлежишь. Хотя, если бы подобный договор он заключил с Малфоем, это было бы Круцио. Северус не успел додумать мысль, как ощутил, что мышцы наливаются тяжестью, и следом приходит сильнейшая боль. Да… Поспешил он с выводами.
Существуют несочетаемые заклинания. Каждое по отдельности они относительно безвредны, а вот сочетание приводит к печальным последствиям. Два заклинания – левитации и обездвиживания – вызывают сильнейшую боль. Не Круцио, но тоже годится для пыток. С той только разницей, что за это не светит пожизненного в Азкабене. Похоже, Поттера он недооценил.

Поттер молчал, наслаждался. Северус тоже молчал. Очень болело все тело, сказать хоть слово было бы очень трудно. Да и ему нечего сказать Поттерую он никогда не станет просить пощады. Не потому что сам на это пошел. Потому что это Поттер – его враг и личный кошмар. Он скорее умрет, чем о чем-либо его попросит. Да и враг все равно не знает значения этого слова.
Северус понимал, что это только начало, скоро будет хуже. Так и есть – Поттер начел переворачивать его вверх ногами. Пока это просто напоминание о случае на озере. Самое страшное припасено на потом.
Но Северуса беспокоило не это – врачебное заключение выпадало из кармана. Казалось, это длилось невыносимо долго. То самое ощущение, которое Северус ненавидит больше всего – собственной полной беспомощности. Он чувствовал, как этот важный документ выпадает, но ничего не мог поделать, не мог пошевелить руками. И вот, оно на полу. Поттер смотрит с интересом. Сомнений нет – непременно прочитает.
Северус не собирался просить пощады, но сейчас дело в другом. Говорить было неимоверно сложно, слова получались ломаными, голос хриплый как при сильнейшей простуде. Но, собрав все силы и всю волю, Северус попросил:
- Поттер, не читай это. И можешь делать со мной, что хочешь.
- Мне не нужно на это твое разрешение. Я и узнаю твою страшную тайну, и сделаю, что захочу. И все удовольствия в один вечер. Мне страшно везет!
На лице врага появилась гаденькая ухмылочка, и в тот момент Северусу больше всего на свете хотелось стереть ее с лица мучителя. Но он, уже не в первый раз, был абсолютно беспомощен. Осталось только смотреть, как Поттер поднимает заключения, как внимательно вчитывается в слова. А вот того, что произошло дальше, Северус никак не ожидал.
Он плохо видел, будучи подвешенным, еще и кверху ногами. Но не спускал с Поттера глаз, и потому заметил, как ухмылка сползает с его лица. И вместо нее появляется, какое-то растерянное выражение. Северус все еще не понимал, что происходит, когда почувствовал, что его снова переворачивают, очень медленно.
Если при использовании таких заклинаний перевернуть человека быстро, может случиться сильный болевой шок, вплоть до потери сознания. Поттер, очевидно, решил такого не допустить. Потом его аккуратно опустили на пол и, наконец, сняли обездвиживающее заклятие. Сразу после этого Северус схватился за голову и застонал. Он знал, конечно, что нельзя показывать слабость врагам. Но с этим все равно уже поздно, а боль становится невозможно терпеть. Почему-то она не прошла, когда исчезли все заклинания.

Поттер растерянно посмотрел на Северуса, потом подошел к зельям, снял защиту, нашел обезболивающее и отдал его. Странно… Впрочем, сам Северус сразу же сделал вывод, что враг просто хотел насладиться превосходством, что довольно трудно, если оппонент ничего не соображает от боли. Но зелье выпил, отказываться глупо.
Когда боль ушла, оставив после себя только слабость, Северус посмотрел на врага и заметил, что в руке у него больше нет волшебной палочки. Зачем спрятал? Неужели, это все? Или он просто придумал что-то другое?
Тем временем Поттер сел рядом. И некоторое время они сидели молча, потом враг спросил:
- Почему ты мне сразу его не показал?
- А ты бы поверил?
- Оно подлинное, мы оба это знаем.
Действительно, врачебное заключение, как и созданную заклинанием копию с него, подделать невозможно. Это делается специально, во избежание мошенничеств и спекуляций. Потому Северус уточнил:
- Я имею в виду, в искренность моих намерений.
- Ты просишь врага помочь больной маме. Куда уж искреннее. Если бы я с самого начала знал, для чего тебе мой отец, я бы помог сразу и не ставил условий. Я не понимаю, почему ты зашел так далеко.
- Разве ты не догадывался?
Они смотрели друг на друга, в глазах полное непонимание. Два врага, мир которых оказался разрушен, потому что ни один из них не мог бы представить такого развития событий.
Джеймс даже по лбу себя хлопнул. Конечно! Его отец целитель, и любому здравомыслящему человеку сразу в голову пришла бы мысль, что нужна именно врачебная помощь его отца. Но только не ему. Он настолько привык к образу Снейпа мерзкого врага, что забыл, что и он тоже человек. А Снейп меж тем решил, будто он запросил такую страшную цену за то, чтобы помочь его больной матери. Джеймс понял, что сейчас лучше всего просто сказать правду:
- Я думал, ты пытаешься втянуть папу в темную магию.
- Что? Поттер, ты придурок! К твоему сведению, я навскидку назову с десяток людей, с кем это получилось бы уж куда эффективнее и проще. Впрочем, теперь я понял – когда ты говорил это Лили, верил сам.
- Она все-таки поговорила с тобой?
- Не важно. К чему тянуть, Поттер? Давай продолжим, и закончим с этим.
Северус встал с решительным видом. Его пошатывало от слабости. Джеймс удивился и не сразу сообразил, что тот собирается снова встать в круг. А когда понял, зашел туда с ним вместе, взял за плечи и несильно встряхнул:

- Снейп, какое продолжение? Ты что, бредишь? Мы давно уже закончили. Я освобождаю тебя от непреложного обета.
Когда Джеймс сказал это, между ними вспыхнуло синее пламя – магия подтвердила его слова. И Северусу, конечно, следовало обрадоваться. Но он не мог выкинуть из головы, что враг теперь в курсе его проблем. Не выходя из круга, усмехнулся и спросил:
- Неужели ты уже насладился достаточно?
- Снейп, не надо. Не считай меня сволочью.
- А кто ты тогда? Благородные мародеры не стесняются ни нападать вчетвером на одного, ни использовать полузапрещенные сочетания заклятий.
Северус умом-то понимал, что должен благодарить Поттера, а не наезжать на него. Но ничего не мог поделать. Когда стоял в круге один, а враг мучал его, ненавидел не больше, чем обычно. Потому что в его понимании все было честно. А теперь Северус не понимал, что происходит, и от этого еще больше злился.
А вот сам Джеймс, который обычно от любой критики загорался, словно спичка, сейчас заводиться не спешил. Он примирительно поднял руки и сообщил:
- Снейп, я не знал, что сочетание заклятий вызовет настолько сильную боль. Прости меня.
- Ну… У меня все равно нет вариантов.
Помолчали. Джеймс ощущал недосказанность, но понял, что должен сказать, только когда Снейп направился к выходу. Окликнул. Соперник повернулся, смотря настороженно. Джеймс понял – боится, что он передумал. Потому что, даже освобожденный от обета, вряд ли справится с волшебником с палочкой. Но дело же не в этом:
- Снейп, я напишу отцу, и на выходных мы навестим твою маму. С директором папа договорится сам.
- И что взамен?
- Я уже сказал. Прости меня. По настоящему, а не потому, что нет вариантов.
Северус кивнул и почти вышел, но Поттер снова остановил:
- Зелья свои возьми.
- Себе оставь.
- Нет. Получится, я что-то взял за то, что хочу сделать бесплатно.
- Все равно возьми. Твой отец отказался сейчас брать с меня плату.
- И правильно сделал.
- Это подарок.
Северус не привык ни у кого быть в долгу, и от врага благородства уж никак не ожидал. И эти зелья не окупят его долг. Но он придумает потом что-нибудь еще. Если, конечно, это не какой-то план Поттера. Северус не привык ему доверять. Но другого выхода, действительно, нет.

И правда, слабость не проходила. Северйс знал – эффект может держаться несколько дней. Только бы не нарваться на кого-то враждебно настроенного в таком скверном состоянии и без волшебной палочки…
Ушел Севеурс недалеко – Поттер догнал его, уже успев наколдовать сумку и сложить туда зелья:
- Снейп, подожди, я тебя провожу до твоей гостиной.
- Поттер, я тебе не Эванс.
- Не смешно. Так надо, и ты знаешь это. Ты сейчас тут без палочки, еще и в таком состоянии. И все по моей вине. Я должен убедиться, что доберешься без происшествий.
Правда, ничего не случилось и добрались до свих гостиных оба благополучно. Все равно Джеймс был рад, что поступил именно так.
То, что он узнал о своем враге сегодня, перевернуло с ног на голову весь его мир. Раньше он как-то не воспринимал Снейпа, как человека, потому не мог предположить такого.
Оказалось, у него есть мама, ради которой он готов на все. И Джеймс, пока не зная, изменит ли этот день существенно что-то в их взаимоотношениях, твердо уверен только в одном – он постарается помочь. Поговорит с отцом, а то в прошлый раз вышло не хорошо. А там будет думать, что дальше.
Сириус ждал в гостиной и спросил с удивлением: «Что-то ты рано. Случилось что-то непредвиденное?». И Джеймс все рассказал. У него не было от друга секретов, и, конечно, он был уверен, что Сириус поймет. Только реакция друга оказалась противоположной. Он усмехнулся и спросил голосом, который обычно бережет для мамы и братца:
- Джеймс, что с тобой? Тебя что, подменили?
- Сири, ты не понял, наверное…
- Да все я понял. Не тупой. У Нюниуса проблемы. Но мы-то почему должны в это вникать? Вы заключили пари, и все было честно. А ты даже, как следует, не развлекся. Не обидно?
- Сириус, ты бредишь? Как я мог, зная, зачем Снейпу помощь отца?
- Да какая разница! Не думаю, что мамаша змееныша лучше, чем он сам.
- Похоже, ты вообще не думаешь!
- Так… Видимо, нам пора спать, пока не поссорились. Утром поговорим.
Спать. Ага, как же. После всего случившегося Джей до утра глаз не сомкнул. Он никогда бы не подумал, что Сириус будет так рассуждать. Хотя мог бы. Да, ему и Ремусу друг всегда спешил на помощь и был готов поддержать. Но даже Питу иногда не спешил помогать в сложных ситуациях, говоря, мол, сам до этого дошел, сам и выпутывайся. Джей этого как-то не замечал, потому что его-то это не касалось. Но то, что происходит сейчас, касается.

Джеймс был по-настоящему поражен такой жестокостью друга. Он никогда бы не подумал, что Сириус вот так легко, словно получая удовольствие, сможет говорить о чужой боли и о чужих страданиях. Это было ужасно, невольно вспомнилось, что друг сам из семьи слизеринцев. А желает представителям этого факультета всяческих мук. Неужели и своим родителям и брату тоже?
Впрочем, Джеймс не собирался в дальнейшем развивать эту тему. Они с Сириусом друзья, и точка. Даже не смотря на различие во взглядах на некоторые вещи. В конце концов, ведь каждый человек имеет право на собственное мнение? Сошлись они только в одном – Рему и Питу пока рассказывать не будут. Самим для начала надо разобраться. Врать друзьям Джей тоже не хотел. Ничего не скажет. У них характер куда как лучше, чем у Сири и у него самого. Наверное, не обидятся.
О Снейпе Джей тоже думал. Потому что то, как вел себя слизеринец, как-то не вяжется с образом врага, который он для себя составил. Он думал, Снейп не чувствует ничего кроме постоянного желания делать гадости мародерам. Но как с этим вяжется то, что он готов на все ради тем, кто ему дорог. Точно так же, как и сам Джеймс? Может быть, они не такие уж и разные? Даже не смотря на то, что учатся на таких разных факультетах? Может, пора пересмотреть приоритеты?
Пересматривать приоритеты пока не хотелось – морально к этому Джеймс не готов. Да и друзья не поймут. Но для начала хотелось все равно сделать хоть что-то, чтобы самому себе доказать, что он не гад последний.
Да, он все-таки по итогам этого длинного дня поступил благородно. Но самому Джеймсу кажется, что этого недостаточно.
Что бы было, если бы Снейп не забыл в кармане мантии копию заключения?
Промелькнула мысль о том, что он это сделал специально, чтобы Джеймс прочитал и раскаялся. Но, даже если это было бы так, в глазах Джеймса ситуация особенно бы не изменилась. Потому что от этого не изменились бы факты.
Но это не так. Стал бы Снейп отчаянно пытаться не допустить прочтения в этом случае…
В любом случае, если бы не эта случайность, Джеймс сделал бы что-то такое, чего потом, когда узнал бы правду (рано или поздно это все равно произошло бы) никогда бы себе не простил.
И, не смотря на то, что ничего такого он не сделал, более того, повел в выручай-комнате себя достойно, Джеймс чувствовал, что еще должен Снейпу. За то, что у человека горе, а он еще больше усугублял ситуацию. Да, он не знал. Но в этом случае незнание не освобождает от ответственности. Тем более что то, как он в последнее время поступал, больше напоминает поведение слизеринцев.
Это особенно касается одного поступка. Вспомнив его, Джеймс точно понял, что должен сделать, чтобы больше не чувствовать себя должным Снейпу. Будет неприятно, но он, действительно, должен кое-что исправить.




Подписаться на фанфик
Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.




Top.Mail.Ru

2003-2021 © hogwartsnet.ru