Наследница автора kat.shelfner    в работе
Он убийца. Жажда власти и непреодолимой силы погубили в нем человека. Он никогда не останавливался, выбирая своих жертв, всегда шел по головам. Его никогда не интересовали чужие чувства. Самое главное – это его цель, ради которой он готов на все. Но лишь одно его однажды остановило: пророчество старой предсказательницы, которая поведала ему о ребенке, способном либо погубить его, либо сделать самым могущественным волшебником в мире. На что пойдет Темный Лорд, чтобы обрести свое могущество?Насколько верным окажется его решение?
Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
Лили Эванс, Джеймс Поттер, Сириус Блэк, Ремус Люпин, Марлин МакКиннон
Общий, Angst, AU || гет || PG-13 || Размер: макси || Глав: 7 || Прочитано: 7658 || Отзывов: 2 || Подписано: 11
Предупреждения: Смерть главного героя, Смерть второстепенного героя, ООС, AU
Начало: 28.07.16 || Обновление: 27.08.17

Наследница

A A A A
Шрифт: 
Текст: 
Фон: 
Начало пути


30 января, 1960 год

Черный большой занавес звездного неба опустился на Лондон. За окном бушевала метель, которая и не собиралась прекращаться. В такую погоду любой нормальный человек мечтает оказаться в теплой гостиной за просмотром любимой телепередачи или фильма. Но Джеральд Эванс пренебрег этим чудесным занятием во имя одного из самых счастливых моментов в своей жизни.

Около двенадцати часов назад он привез свою жену в местный роддом их небольшого городка — Коукворта. Оставив дочь Петунию с соседкой, он помог жене сесть в машину и повез ее в больницу.

Состояние Дженнифер Эванс с каждой минутой становилось все хуже. Дело в том, что вся беременность протекала довольно сложно. У нее не раз было такое состояние, когда в любой момент мог быть выкидыш ребенка. Но врачи всегда вовремя оказывались рядом и помогали женщине. На ранней стадии беременности врачи категорически не советовали миссис Эванс рожать из-за ее врожденной болезни — порока сердца. Они предостерегали, что ребенок может убить ее. Но миссис Эванс настояла на своем.

Терпкий больничный запах давно уже надоел мистеру Эвансу. Он нервно ходил из стороны в сторону, монотонно напевая мелодию себе под нос. Врачи то и дело выходили из палаты, но никто ничего не мог сказать мистеру Эвансу. Только и повторяли:

— Надо ждать.

Но он не мог больше ждать. Он переживал за Дженнифер. Боялся, что этот ребенок навредит ей. Временами он корил себя за мысли, что их жизнь была намного спокойней, если бы не этот ребенок. Джеральд видел, как постепенно угасает жизнь Джен. Он понимал, что ребенок убивает ее. Но его жена была против прерывания беременности. Она была готова пожертвовать своей жизнью ради своего еще не родившегося дитя.

На короткое мгновение все в больницы будто остановилось. Врачи изредка выходили из своих кабинетов, в палатах стало тише. Это невольно навеяло мысль о приближающейся катастрофе.

Как Джеральд Эванс и предполагал, так и произошло. В больнице начался хаос. Сначала выключился свет, затем началась суета. Врачи выбегали из палат и просили устранить проблему, потому что это сильно усложняет процесс работы. Именно в этот момент в палату, где находилась Дженнифер Эванс, вбежало еще несколько врачей. Джеральд Эванс решил воспользоваться этой суматохой и зашел в палату к своей жене. Электричество появилось, но движение не прекратилась.

Мистер Эванс стоял около двери и наблюдал такую картину: шесть врачей окружили кровать Дженнифер и что-то судорожно повторяли. Медсестра пыталась настроить кардиомонитор. Джеральд заметил, что его жена находится без сознания.

— Что вы здесь делаете? — возмутилась медсестра.

— Что с ней происходит? Она жива? А ребенок? — судорожно повторял мистер Эванс.

— Мистер Эванс, вам нельзя здесь находиться, — спокойным тоном сказала медсестра. — Покиньте палату.

Мужчина нехотя вышел, а медсестра тем временем попросила его не мешать работе врачей.

— Папа! — послышался тоненький детский возглас. Мистер Эванс обернулся и увидел свою дочь, Петунию, которая бежала к нему. Сзади семенила их соседка, которая согласилась присматривать за девочкой. Петуния подбежала к отцу, и тот взял ее на руки.

— Миссис Смитт, что вы здесь делаете? — обратился Джеральд к женщине.

— Прости, Джеральд, — начала женщина. — Моей невестке сейчас нужна помощь, я не могу присмотреть за Петунией.

Миссис Смит еще раз извинилась и покинула Джеральда.

— Папа, когда мы пойдем к маме? — спросила девочка, оглядывая безумным взглядом помещение.

— Надеюсь, что скоро, — заверил ее отец, отпуская дочь пройтись по коридору. — Не убегай далеко, Тунья.

Пока Тунья осматривалась, Джеральд присел на скамейку и поникшим взглядом взглянул на дверь. Через пять минут дверь слегка отворилась, и Джеральд Эванс резко подскочил с места.

— Мистер Эванс? — спросил статный немолодой мужчина.

Джеральд кивнул.

— Можно с вами поговорить?

Джеральд отвел взгляд и посмотрел, где сейчас находится Петуния. Найдя свою дочь рядом с приемной, мужчина подошел ближе к врачу.

— Что случилось? — промямлил он.

— Ваша жена, — начал врач. Джеральд уже не хотел слушать, ему надо было увидеть ее. Но он попытался сдержать себя и выслушать все, что хотел сказать доктор. — Роды были слишком тяжелыми, ребенок выжил, с ним все в порядке.

— Тут должно быть «но»? — разозлился Джеральд.

— У нее мало шансов выжить, — горько сообщил доктор. — Я думаю, вам надо попрощаться.

Джеральд закрыл глаза и сжал руки в кулак. Он не мог поверить в это.

— Вам нужно держаться, у вас две замечательные дочери, вы должны быть в здравом уме сейчас, — проговорил доктор и покинул Джеральда.

— Тунья.

Девочка отскочила от медсестры и побежала в сторону отца.

— К маме?

— Да, солнышко, — Джеральд выдавил из себя некое подобие улыбки.

Они тихо зашли в палату к уставшей Дженнифер. В палате находилась медсестра, которая следила за состоянием миссис Эванс. Женщина лежала и держала в руках маленький сверток. Тунья подбежала к матери и стала рассматривать сверток. Женщина перевела взгляд на мужа и увидела в его глазах боль, которую невозможно выразить словами. Она попыталась улыбнуться, чтобы муж был увереннее и не переживал за нее. Ничего нельзя было поделать, он должен был заботиться о детях, а не горевать понапрасну.

— Папа, посмотри, она такая красивая, — с изумлением пролепетала Тунья.

— Как ты?

— Я знала, на что иду, Джеральд, — прошептала Джен. — Посмотри на нее.

Джеральд аккуратно взял с рук жены маленький сверток, в котором находилась его дочь. Как только он взглянул в ее светлые зеленые глаза, то мгновенно пожалел о тех мыслях, которые ранее приходили ему в голову. Малышка внимательно смотрела на Джеральда, и тогда он понял, что не променял бы ее ни на какие сокровища в мире.

— А как ее назовем? — кружась около отца, спросила Петуния.

— Может, Лили? — предложил Джеральд, покачивая дочь.

— Лили… мне нравится, — согласилась Джен, а затем, взяв старшую дочь за руку, обратилась к ней. — Тунья, доченька, ты теперь старшая сестра, обещай заботиться о Лили и всегда помогать папе.

— Почему ты это говоришь, мама?

— Потому что мне скоро нужно будет уехать, и я хочу, чтобы ты вела себя хорошо.

— Но ты же скоро вернешься? — испуганно спросила Тунья, к ее глазам подступали слезы.

— Ты мне обещаешь, солнышко? — повторила женщина. — Позаботься о Лили, теперь она твоя сестра.

Девочка кивнула.

— Можете присмотреть за ней? — Дженнифер обратилась к медсестре, стоящей около двери. Она согласилась и вывела Петунию в коридор.

— Джеральд, можешь дать мне ее?

Мужчина осторожно передал дочь в руки жены. Женщина смотрела на нее и лишь повторяла:

— Лили…

И она закрыла глаза. Прибор, который показывал сердцебиение, стал показывать, что ее сердце остановилось. Лили, которая прежде была спокойна, разревелась. Как только Джеральд попытался забрать ее с рук жены, его будто ударило током. Мужчина резко убрал руку, не понимая, что происходит. Джеральд попытался вновь подойти к Лили, но его снова что-то оттолкнуло. Словно невидимый купол образовался вокруг них. Мужчина попятился к двери, но та оказалась запертой. Джеральд стал звать на помощь, но никто не явился.

Ему казалось, что он спит. Ведь такого не может происходить на самом деле. Но тут девочка успокоилась и положила свою маленькую ладонь в сторону сердца матери. Джеральд Эванс никак не мог понять, что же происходит. Внезапно на кардиомониторе стало прослеживаться биения сердца. Джеральд Эванс взглянул на жену и заметил, как дрожат ее веки. И в эту же секунду она подскочила и с ужасом стала жадно вдыхать ртом воздух. Ребенок вновь заревел, и в палату ворвались врач с медсестрой.

— Вы зачем заперлись? — закричал доктор, рассматривая Дженнифер. — Как состояние?

— Стабильно, но… — она стала рассматривать монитор. — Была остановка сердца на семь минут.

— Что?! — вскричал доктор, — Это невозможно, никто не мог бы пережить такое.

— Дж…дже…ральд, — окликнула его Джен, продолжая с жадностью вдыхать воздух. — Лили, возьми ее.

— Ты как?

— Живая, — ответила женщина, пока доктор недоуменно смотрел то на данные кардиомонитора, то на Джен.

Медсестра забрала у Дженнифер ребенка и попросила мистера Эванса выйти за дверь, пока доктор будет разбираться с состоянием его жены. А Джеральд так и не понял, что сейчас произошло. На его глазах творились и раньше странные вещи, но такое он видел впервые. В этот момент он твердо решил, что ему нужен отдых. Он желал забыть события сегодняшнего дня. Теперь все позади. У него есть семья. Три его любимых женщины, жизнь которых легла в его руки. И он сделает все, чтобы они были счастливы.

Пророчество


13 мая, 1960 год. Поместье Вэйморов.

В начале нового десятилетия в стране начались перемены. В частности эти изменения коснулись магического мира, где с каждым годом возрастала популярность одного волшебника, идеи которого вдохновили множество магов. Человека, который стал известен благодаря своему острому уму и амбициозным замыслам, звали Волдеморт.

Однако относительно недавно это имя стало широко известным. Многие не понимали, откуда пришел он, и что ему нужно. Некоторые считали, что он принесет в магический мир нечто новое. Поэтому многие, вдохновленные его идеями, стали входить в его ближайшее окружение. И самые ближние его приспешники называли себя Пожиратели смерти.

Но была и другая сторона медали. Вскоре после ухода профессора Диппета на заслуженный отдых, пост директора в Школе Чародейства и Волшебства — Хогвартс занял Альбус Дамблдор. Как только Дамблдор узнал о том, что бывший его ученик Том Реддл, который ныне именует себя Волдемортом, набирает себе сторонников, он решил проследить за его действиями. Альбус со времен учебы Тома в школе заподозрил в нем нечто темное. И теперь, его гипотезы с каждым днем подтверждались. Нередко Дамблдор отправлял шпионов следить за каждым действием Волдеморта. Шпионы были не только у Дамблдора. Реддл не хотел терять свою власть. Поэтому большинство его заданий проходило успешно. Но временами была утечка информации. Периоды, когда все планы катились в пропасть.

***


Темным майским вечером Лорд Волдеморт посетил усадьбу Вэйморов. Ему пришло письмо, что его давний товарищ Персиваль Вэймор смертельно болен и хотел бы поговорить с Волдемортом. Темного Лорда уже давно не встречали в этих краях. Но для своего старого приятеля он выкроил немного времени.

Тусклый свет камина слегка освещал просторную гостиную. Высокий статный волшебник стоял спиной к двери, выслушивая лепетание одного своего слуги. Другой темноволосый мужчина сидел в кресле, наблюдая за мимикой хозяина. Ему льстило, что Лорд Волдеморт проявляет к нему в последнее время доверие.

— Ми…милорд, — запинавшись, говорил другой волшебник, которого принимал Темный Лорд. — Я вам гарантирую, что виновник будет наказан. И утечки информации больше не будет.

— Виновник, — слабо усмехнулся Темный Лорд, все еще стоя к собеседнику спиной. — Ты вообще понимаешь, что говоришь?

Лорд Волдеморт обернулся, и свет от огня осветил его лицо.

— Дамблдор и вся его шайка больше трех месяцев пытается узнать все мои планы, а ты до сих пор не можешь найти предателя? — грозным тоном осведомился Темный Лорд. Он не понимал, зачем держит этого человека в кругу своих приближенных людей. Да и проку от него никакого не было.

— Наши люди работают, Милорд, — отозвался он.

— Значит, плохо работают, — он достал из кармана волшебную палочку и сосредоточил свое внимание на ней. — Если я узнаю, что ты хоть немного причастен к этому, то можешь попрощаться со своей паршивой жизнью. Пошел вон!

— Милорд, — сказал волшебник и удалился прочь, дабы не испытать на себе гнев Темного Лорда.

Темный Лорд устало потер лицо и сел в кресло напротив своего гостя. Тот молча смотрел на пылающий в камине огонь, и о чем-то размышлял. Темный Лорд взглянул на мужчину и, будто прочитав его мысли, озвучил то, что волновало мужчину:

— Не думай, Донаган, что я позволяю себя так легко обманывать.

— Я даже не думал об этом, сэр, — постарался не выдать своих сомнений Донаган.

— Этот человек давно уже работает на наших врагов, — перебил его Темный Лорд, поднимаясь со своего места.

— Почему вы тогда…?

— Почему я до сих пор не прикончил этого предателя? — серьезным тоном осведомился волшебник. — Он легко сбивает моих врагов со следа. Мне сейчас важнее найти нового предателя. Он портит мне все планы.

— Позвольте мне заняться этим, Милорд. — предложил Донаган.

Темный Лорд серьезно посмотрел на него, будто оценивая его способности.

— Ты надежный союзник, Донаган, — начал Волдеморт. — Но грех будет терять твои способности, заставляя искать крысу. Придет время, и ты отправишься выполнять важные миссии.

— Спасибо за доверие, Милорд.

В коридоре послышался шум. Сначала слуга с кем-то спорил, затем что-то с грохотом повалилось на пол.

— К нему нельзя, он занят, — за дверью послышалось нервное ворчание старого слуги сквиба.

Дверь резко отворилась и в комнату вошла старая колдунья, которая была вне себя от злости.

— Я не нуждаюсь в представлении, — грозно рявкнула она, появившись в гостиной. — Том, я не понимаю, как ты можешь это терпеть.

Волдеморт сжал руки в кулак, было видно, что ему не нравилось свое прежнее имя. А упоминание о нем лишь разозлило Темного Лорда.

— Донаган, мы поговорим позже, выйди, — приказал мужчина.

Донаган Блэк почтительно наклонился и вышел из комнаты. Женщина не сводила с него взгляда, тщательно следя за каждым его движением. Затем она, не спрашивая позволения Темного Лорда, присела в кресло.

— Что тебя привело сюда, Гретта? — поинтересовался Волдеморт у своей давней знакомой.

Гретта была его старой подругой, с которой он еще познакомился, учась в школе. Это была немного полная женщина с темными кудрявыми волосами, сползающие, словно змеи, по ее спине. Она была груба со многими людьми. Но ни один из них не посмел когда-нибудь ей возразить.

Впервые, когда Волдеморт встретил Гретту, ему было семнадцать лет. Тогда она его узнала как Тома Реддла. А после она всегда именовала его Томой, как бы Темный Лорд ей не возражал. Ведь она знала, что ей он точно ничего не посмеет сделать.

— Мои люди нашептали мне, что ты искал меня больше года, — она поднялась со своего кресла и встала за спиной Волдеморта. — Я ожидала более теплого приема, Том.

— Это имя в прошлом, — буркнул он, а Гретта почувствовала нотки злости в его голосе. — Неужели ты никак не можешь запомнить это? Ты ведь понимаешь, что я могу…

— Что? Что ты сделаешь мне, Том? — прошептала Гретта над самым его ухом. — Может, убьешь?

Лорд Волдеморт резко поднялся и направил на нее свою волшебную палочку. Они долго смотрели друг другу в глаза, пока Гретта не рассмеялась.

— Знаешь, а вокруг все только и трепещут от упоминания твоего имени, — она изобразила испуганных людей, прячущихся в своих домах.

— Это то, что мне и нужно, — ответил Темный Лорд. — Ты же знаешь, как долго я добивался этого. Еще немного и даже Дамблдор поймет, что я Великий волшебник.

— Ну-ну, я бы так не зарекалась, — промурлыкала старая колдунья.

— О чем ты?

— Не зря же я явилась к тебе именно сегодня, — сказала Гретта, проводя рукой по пламени камина. — Ребенок появился на свет.

— Какой ребенок, Гретта? — возмутился Темный Лорд. — Ты перебрала с вином?

Женщина обернулась и подняла вверх указательный палец, попросив Тома не перебивать ее.

— Зачем ты меня искал столько времени, Том?

Темный Лорд устало вздохнул и налил себе в кубок вино.

— Ты когда-то предсказала, что я обрету огромную силу.

— Верно, — подтвердила женщина. — Тогда ты только начинал играть с темной магией, а теперь я чувствую, что она поглощает тебя все сильней. Не переусердствуй с ней, Том. Темная магия не всегда может дать то, чего хочешь. Порой, она делает из тебя пленника и отбирает все, чего ты достиг в своей жизни.

— Это не твое дело, — отмахнулся Темный Лорд.

— Твоя власть…

— Моя власть с каждым днем растет, — заверил ее Темный Лорд, швыряя от злости кубок с напитком в сторону. — А тот, кто попытается мне помешать, сильно пожалеет.

— Это так, но ребенок…

— О каком ребенке ты все время твердишь? — нетерпеливо произнес мужчина.

Женщина достала из своей мантии ветхую тряпку и вынула оттуда огромный прозрачный шар. Она провела над ним ладошкой, а затем засмеялась.

— Верно, все верно.

Темный Лорд сдавленно вздохнул и вновь наполнил свой кубок. А Гретта тем временем продолжала.

— Я около года следила за этим шаром, — ответила Гретта, а Темный Лорд лишь хмыкнул. Гретта наградила его гневным взглядом и продолжила свой рассказ. — Все, с кем я говорила, подтвердили, что грядет нечто новое. В конце января произошел сильный всплеск магии на Севере Англии. Это то, чего мы ждали очень долгое время.

— Очередная твоя сказка, Гретта.

— Не перебивай меня, Том, — остановила его женщина. — Ты думаешь, твоя власть безгранична, но ты никогда не задумывался, что придет время, когда найдутся люди, способные тебе противостоять?

— В этом нет никакой проблемы, — усмехнулся Темный Лорд. — От этого человека я могу легко избавиться, не приложив к этому особых усилий.

— Я не думаю, что самое твое правильное решение, Том.

Она перестала возиться с огнем и стала пристально смотреть в глаза своего старого знакомого. Ей были чужды взгляды Реддла, но она хотела, чтобы ее услышали.

— И что ты хочешь этим сказать? — поинтересовался Реддл.

— Ребенок, рожденный в конце первого месяца, обладает огромной силой, — прошептала Гретта. — Он может либо тебя погубить, либо сделать самым могущественным волшебником в мире.

— Мне не могут противостоять взрослые опытные маги, — процедил сквозь зубы Волдеморт. — А ты говоришь о каком-то сопливом младенце.

Гретта лишь мимолетно улыбнулась и, поднявшись, покинула помещение, напоследок попросив подумать над ее словами. Темный Лорд остался наедине со своими мыслями. Он считал слова старой прорицательницы глупыми сказками. Но все ее сказки всегда сбывались. Перед Волдемортом стоял огромный выбор, касающийся его будущего.

— Ноа! — закричал Лорд Волдеморт.

Через секунду дверь отворил старый слуга сквиб поместья Вэйморов.
— Слушаю, Милорд.

— Приведи сюда Эстер.

Уже через пять минут двери гостиной отворились, и в комнату вошла красавица Эстер, дочь старого товарища Темного Лорда — Персиваля. Девушка уверенно прошлась через всю гостиную и, встав напротив Темного Лорда, ждала дальнейших его слов.

— Звали, Милорд?

— Присаживайся, дорогая, — предложил ей Темный Лорд, хотя девушка совсем в этом не нуждалась, ведь это был ее дом, и она могла делать все, что хотела. Но она решила не перечить Темному Лорду, ибо это сильно могло отразиться на судьбе ее мужа Донагана Блэка. — Как твой отец?

— Совсем слаб, Милорд, — удрученно добавила девушка.

Темный лорд пристально смотрел ей в глаза, пытаясь понять, можно ли ей доверять, но затем он решил рискнуть и все-таки озвучил свои мысли.

— Я много лет доверял твоему отцу, — начал он. — И я бы хотел доверить тебе одну миссию. Как ты к этому относишься?

— Это большая честь, сэр, — воодушевилась Эстер, приготовившись слушать наставления повелителя. — Чем я могу помочь вам?

И Темный Лорд поведал ей свои планы, тщательно скрыв то, что ей знать не обязательно. Он рассказал, что она должна отыскать ребенка, родившегося в конце января текущего года. И главное не задавать лишние вопросы.

***

— И что это за чудо ребенок, поиски которого организовал сам Темный Лорд?

Через час после ухода Темного Лорда из поместья отца Эстер, девушка вернулась в комнату и поведала своему мужу то, о чем с ней разговаривал Волдеморт. Она не особо хотела вовлекать в эти планы своего мужа, но она знала, что его связи по всей стране помогут ей быстрее выйти на след этого ребенка.

— Все, что я узнала, я тебе уже рассказала, — нервно протянула Эстер. — Просто нужно найти это дитя, вот и все.

— Если ребенок рожден от волшебников, то это будет несложно, — заверил ее Донаган.

— А если от магглов? — поинтересовалась Эстер, как увидела отвращение на лице своего мужа.

— Не думаю, что Темный Лорд заинтересовался отпрыском магглов.

В этот момент за дверью со звоном что-то упало, и Эстер поспешила раскрыть дверь, как увидела двух слуг, которые держали мужчину. Он вырывался и проклинал всех подряд.

— Что здесь происходит? — спросил Донаган, выходя из покоев.

— Хозяин, мы нашли того, кого вы так долго искали, — усмехнулись двое огромных мужчин, держа узника. Один из них поднял за волосы виновного. Эстер и Донаган узнали в нем своего друга, и вместе с этим приближенного Темного Лорда — Бенджамина Харпера.

— Так вот, кто осмелился предать Темного Лорда, — процедил сквозь зубы Донаган, вытаскивая из кармана волшебную палочку.

— Долго же вы соображали, — рассмеялся Харпер, сплевывая кровь на пол.

— Зато сейчас долго думать не надо, — он направил на него волшебную палочку и был готов пустить в него смертельное заклинание, но его остановила Эстер.

— Стой! — сказала она. — Это должен сделать Темный Лорд. Заприте его в темнице.

Слуги, повинуясь госпоже, повели его в подземелье. А Харпер все кричал, что он не один такой. Наступит время, когда все отвернутся от Темного Лорда, даже самые верные его слуги.

Эстер и Донаган смотрели в след уходящему Харперу. Они были очень горды, что именно им удалось поймать предателя. Но они еще не знали, что в нескольких метрах от них, за углом, стоял человек в черной мантии и слушал брань своего бывшего союзника — Харпера.

Похищение


В скором времени о пророчестве стало известно не только Волдеморту. Слухи о ребенке дошли и до Альбуса Дамблдора. Нынешний директор Хогвартса искренне не понимал, что нужно Темному Лорду от маленького ребенка, который не мог никак навредить ему. Тем не менее, Дамблдор знал, что Реддл уже занялся поисками дитя и направил все свои силы для поиска ребенка.

Именно той ночью, когда схватили Харпера, в кабинет Дамблдора влетел патронус, сообщая о скором прибытии одного из людей Дамблдора. Следом за патронусом через камин зашел и сам волшебник. Отряхнувшись от пыли, он увидел Дамблдора, уткнувшегося носом в книгу.

- Чем обязан встрече в столько поздний час, Кристофер? – поинтересовался Альбус, не поднимая взгляда на гостя.

Кристофер Медоуз стряхнул с дорожной мантии следы копоти и начал рассказывать последние новости.

- Сами – Знаете – Кто появился на горизонте. Бенджи Харпер застал его присутствие в поместье Вэйморов.

Дамблдор в одно мгновение поднял взгляд на своего гостя и отбросил книгу в сторону.

- А где же сам Харпер? – Дамблдор поправил свои очки-половинки. – Почему ты здесь вместо него?

- Его поймали Блэки, сэр, - Медоуз выглядел уставшим после дежурства. – Но я услышал очень интересные сведения.

- Какие?

- К Сами – Знаете – Кому…

- Его зовут Волдеморт, - Дамблдор перебил своего гостя. – Ты взрослый волшебник, Медоуз, не стоит бояться простого имени. Это глупо.

Кристофер немного передернулся, но все-таки продолжал свой рассказ, будто и не слышал замечания:

- Он принял у себя колдунью, которая говорила о каком-то ребенке. Теперь он хочет найти это дитя.

- Зачем Волдеморту нужен ребенок? – он недоверчиво посмотрел на Кристофера, одновременно раздумывая над его словами.

- Не знаю, сэр, - гость пожал плечами. – Но Блэки теперь пытаются разыскать его.
- Что еще известно о ребенке? – спросил Альбус.

Кристофер рассказал ему все, что слышал и видел. Когда Медоуз услышал крики напарника на втором этаже поместья, он пробрался через черный ход. В этот момент охранники уже держали Харпера. Но ему удалось услышать самую главную информацию о ребенке.

После этого Альбус Дамблдор тоже взялся за поиски дитя.

***

Спустя месяц после пророчества старой колдуньи появились сведения о ребенке. Донаган Блэк послал людей в Министерство Магии проверить списки волшебников, рожденных в конце января 1960 года. Таких оказалось четыре человека. Эстер попыталась связаться с Греттой, чтобы узнать больше информации, но прорицательница снова куда-то пропала.

Тогда они решили сами заняться этим списком, который им предоставили. Двоих они сразу вычеркнули из списка, так как родители этих малышей даже не были в той части страны. Позже они вычеркнули еще одно имя, так как в списке была незнакомая им фамилия, причем числилось, что ребенок был рожден от магглов. Блэки посчитали, что Темный Лорд никак не мог заинтересоваться ребенком магглов. Когда осталось последнее имя, то Эстер начала связываться с этой семьей. К ним подсылали множество агентов Блэков. Через полмесяца был готов план, как привести этого ребенка Темному Лорду. Но накануне этого дня сова принесла записку, на которой было написано лишь несколько слов:

«Не там ищите».

И они решили отменить свои планы.

- Может все-таки стоит узнать о четвертом ребенке? – предложила одним июньским вечером Эстер.

Донаган искоса посмотрел на нее и усмехнулся над словами жены.

- Тебе никак не дает покоя эта грязнокровка?

- А если это тот ребенок, кого ищет Темный Лорд, - сказала Эстер.

Донаган подошел к столу, где было разбросано множество бумаг, и достал одну из них, где было написано: «Лили Эванс». Он устало потер глаза, и отбросил листок в сторону. Эстер отвернулась от мужа и стала расчесывать волосы. Между ними не было особой любви, их брак был заключен лишь для того, чтобы породнить две чистокровных семьи. Так было принято в их обществе. Донаган давал Эстер полную свободу, за что женщина была ему благодарна.

Блэк следил за плавными движениями жены. Шелковый халат слетел с ее плеч, оголив хрупкую изящную спину. Хотя Донаган не испытывал к Эстер особых чувств, но ему нравилось смотреть на нее. А при виде ее в легком шелковом халате его кровь быстро закипала. Он хотел обладать ею. Мужчина подскочил со своего места и быстро пересек комнату, встав у Эстер за спиной. Она почувствовала на своей шее горячее дыхание, а затем его прикосновение. Эстер развернулась, и он впился жадным манящем поцелуем в ее губы.

- Делай что хочешь, - с трудом оторвавшись от губ жены, прошептал Донаган. - Я приму любое твое решение касаемо ребенка.

***

Спустя неделю удалось разыскать адрес предполагаемого ребенка, которого искал Темный Лорд. Когда Эстер занялась поисками, она заранее оповестила Волдеморта, что этот ребенок рожден магглами. Женщина уже приготовилась получить отказ, но, к ее удивлению, Темный Лорд приказал доставить к нему ребенка.

Она в этот раз решила действовать самостоятельно, и в начале июля сняла комнату в одной из гостиниц Коукворта. Ежедневно она проходила около дома Эвансов и разведывала обстановку. Она бы так и ходила невесть какое время около этого дома, если бы не наткнулась на объявление в газете о работе няни на длительное время. Узнав знакомый адрес, через два дня Эстер отправилась устраиваться на работу.

***

Переодевшись в маггловскую одежду, она направилась в дом к Эвансам. Эстер, с детства привыкшей к роскоши, было немного неловко находиться здесь. Она постучала в дверь и услышала быстрые шаги, направляющиеся к ней. Дверь открыла молодая светлая женщина. Взгляд ее был тяжелым, да и сама она казалась уставшей.

- Вы по поводу объявления? – спросила женщина.

Эстер кивнула, и миссис Эванс с радостью пригласила ее в дом. За миссис Эванс постоянно ходила девочка, словно хвостиком, и вечно что-то спрашивала мать. В гостиной были разбросаны детские игрушки. Эстер удивила такая обстановка. Ей было непривычно здесь находиться. С самого детства она усвоила такую истину, что в аристократических семьях нужно вести себя, как подобает в приличном обществе. Всем детям с малых лет нанимали гувернанток, которые оставались с ними и учили, пока их воспитанники не пойдут в школу. Хозяйством всегда занимались слуги, в частности это были домашние Эльфы. Эстер в первый раз встречала семью, где было все по-другому. И ее это удивляло. Но больше ей казалось странным находиться с магглами в одном помещении. Родители с детства ей внушали, что магглы это что-то противоестественное. Они корили всех знакомых, которые смешивали чистую кровь с магглами. Именно после этого у Эстер выработалось отвращение к магглам.

- Простите за беспорядок, - женщина быстро пересекла кухню и вновь оказалась рядом с Эстер. – Меня зовут Дженнифер Эванс. Зовите меня Джен.

- Очень приятно, - отозвалась Эстер. – Эстер.

- У вас есть опыт работы няни?

- Что? – удивилась Эстер. – Ах, да. Вот мои рекомендации.

Она достала из сумки папку и протянула ее миссис Эванс. Ранее она встретила женщину, которая направлялась в сторону дома Эвансов. Встретив Эстер, женщина поинтересовалась, где живут Эвансы. Эстер сразу поняла, что к чему и сама решила проводить незнакомку. Она завела ее в нелюдимый район, именуемый Паучьим Тупиком, и оглушила. Эстер изменила ее память и забрала сумку, в которой и была папка с рекомендациями. С помощью магии она и подкорректировала все содержимое папки.

- У вас хорошие рекомендации, - миссис Эванс переворачивала одну страницу за другой. – Я думаю, что вы подходите. Поздравляю.

- Это значит, вы меня принимаете? – спросила Эстер.

- Конечно, - радостно сообщила Дженнифер. – Вы даже не представляете, как долго мы не могли найти хорошую няню.

- Когда я могу приступить к работе?

- Как только сможете, - лучезарно улыбнулась ни о чем не подозревающая женщина.

***

Буквально через два дня Эстер перевезла свои вещи в дом Эвансов. Дженнифер Эванс была как никогда счастлива, что у нее появилась свободная минута. В этот же день она дала указания Эстер, и они с мужем отправились отдыхать на выходные за город.

Но Эстер не была особо рада этому назначению. Она уже успела несколько раз разозлиться на себя, что вляпалась в это дело. Дети никогда не были ее страстью, поэтому она не умела с ними обращаться. А как вести себя с детьми магглов, Эстер особенно не знала. В первые несколько часов она уже была выбита из сил. Старший ребенок Эвансов – Петуния не хотела принимать новую няню, и благополучно спряталась во дворе в своем укромном месте. Как только Эстер обнаружила укромное место Петунии, она, воспользовавшись магией, заколдовала забор, чтобы девочка никуда не сбежала. После этого она решила заняться вторым ребенком, который ей был больше всего нужен. Девочка вела себя довольно тихо. За все время отсутствия родителей, она была спокойна.

Эстер вошла в комнату и подошла к кровати ребенка. Девочка внимательно смотрела на Эстер и улыбалась.

- И что в тебе такого особенного? – Эстер смотрела на ребенка, пытаясь понять, чем она так заинтересовала Темного Лорда. – Ты же обычный маггл.

Лили засмеялась, видимо посчитала, что слово «маггл» было очень смешным.

- Глупый ребенок, - бросила Эстер и отвернулась от Лили.

И вот в дверях она увидела Петунию, которая была очень взволнована.

- Вам не страшно с ней разговаривать? – спросила своим тоненьким голоском девочка.

- А ты боишься ее? – заинтересовано спросила девочку Эстер.

Петуния посмотрела на Эстер, затем на Лили. Эстер заметила резкую смену поведения ребенка. Девочка немного потопталась на месте и кивнула.

- Она творит странные вещи, когда рядом нет взрослых, - начала Тунья. – То двигает предметы, то выключает свет. И многие другие штуки. Но вы мне не поверите же? Мама и папа не верят.

- Я тебе верю, - негромко пробормотала Эстер, и девочка вся преобразилась.

- Правда? – переспросила Тунья, до сих пор не веря своим ушам.

- Да, - кивнула женщина.

Петуния в тот же миг обняла Эстер. Женщина, не ожидавшая такого от ребенка, некоторое время не знала, как ей поступить. Но она все-таки обняла девочку в ответ.

- Иди вниз, поиграй, а я скоро приду.

Петуния кивнула и побежала в гостиную. Эстер вновь повернулась к Лили, а девочка по-прежнему разглядывала новую знакомую.

- Не смотри на меня так, - отрезала Эстер. – Веди себя тихо. Я не для того ввязалась в эту авантюру, чтобы находиться с магглом целые сутки. Твоя сестра такая странная. Вы магглы не можете колдовать. Особенно младенцы.
Она отвернулась от кроватки Лили и направилась в сторону двери. Как только она коснулась ручки, дверь резко захлопнулась, а свет в комнате замигал. Эстер вытащила из кармана волшебную палочку и попыталась отпереть дверь, но та не поддавалась волшебству.

- Какого черта, - выругалась она.

В этот момент ребенок заплакал. Эстер подошла к кровати Лили и взяла ее на руки. Как только Эстер начала ее качать, девочка мгновенно успокоилась. Эстер с недоверием посмотрела на нее и произнесла:

- Это ты все устроила?

Лили взглянула в глаза Эстер и заулыбалась. Женщина вновь стала укачивать Лили, хмурясь и раздумывая о чем-то своем. Она не понимала, как маггл может владеть магией. Но теперь она поняла точно, что Темному Лорду нужна именно Лили. Теперь осталось придумать, как увести ребенка из дома.

***

Спустя две недели работы в роли няни Эстер привыкла находиться рядом с магглами. У нее пропало то отвращение, которое преследовало первые дни общения с ними. Она стала лояльнее относиться к их образу жизни. В последние дни ей приходило большое количество писем о том, что Темный Лорд зол. Ему пришли известия, что Дамблдор тоже знает о Лили и также возложил на себя обязанность найти ребенка.

Эстер каждый день составляла план, как доставить Лили Темному Лорду. Но ее постоянно что-то отвлекало: то миссис Эванс просила помочь, то Петуния подбегала к ней и просила поиграть. Из-за вечных забот Эстер часто утомлялась, и у нее не было сил, чтобы подумать о настоящем деле.

Так было до того момента, пока в дом Эвансов не пришел гость. Это было теплым июльским днем. Эстер сидела во дворе, покачивая коляску, в которой находилась Лили. Петуния качалась на качели, которую умело соорудил на днях мистер Эванс. Эстер качала коляску и читала книгу, как только солнце повернулось в их сторону, женщина решила сесть под дерево старого дуба, который своей кроной создавал тень большому пространству сада. Как только Эстер устроилась под деревом, на горизонте она увидела женщину, которая приближалась к дому Эвансов. Когда та подошла ближе, Эстер узнала в ней Минерву МакГонагалл. Отвернувшись от входа, она постаралась скрыться из виду. Как только Минерва открыла забор, она осмотрелась. Тунья, увидев незнакомое лицо, быстро побежала в дом.
Минерва МакГонагалл быстро пересекла сад и постучалась в дверь.

- Добрый день, - миссис Эванс стояла на пороге, подозрительно разглядывая женщину в странном костюме. – Вы к кому?

- Здравствуйте, миссис Эванс. Меня зовут Минерва МакГонагалл, - представилась женщина. – Я бы хотела поговорить с вами насчет вашей дочери.

- Петуния что-то натворила?

- О вашей младшей дочери, - добавила Минерва.

Дженнифер кивнула и впустила в дом женщину. Эстер быстро обогнула дом и спряталась под открытым окном кухни.

- Может, чаю? – предложила Джен.

- Было бы замечательно.

Она предложила женщине присесть, а сама пошла на кухню готовить чай.

- Так о чем вы хотели со мной поговорить? – не унималась Дженнифер.

- Вы, наверное, замечали, что Лили не такой ребенок, как все, - Минерва МакГонагалл сделала глоток чая и принялась дальше рассказывать. – Она может творить необычные для своего возраста вещи.

- Вам это сказала Петуния? – миссис Эванс улыбнулась, вспоминая о том, как дочь всем твердит, что Лили ведет себя странно. – Я вас уверяю, не стоит слушать ее.

Она просто пытается привлечь к себе внимание. Видимо считает, что с появлением второго ребенка в доме, к ней стали относиться по-другому.

- Нет, миссис Эванс, с вашей дочерью я не разговаривала, - заверила ее женщина.

- Так зачем же вы пришли? – непонимающе поинтересовалась Дженнифер.

- Вы, конечно, можете мне сейчас не поверить, но я хочу вам рассказать, что помимо вашего мира есть другой, в котором есть магия, - Минерва убрала подальше чашку с чаем и стала рассказывать про магический мир.

После того, как она подытожила свой рассказ, Джен некоторое время молчала, а затем рассмеялась.

- Это шутка?

- Совсем нет, - заверила ее МакГонагалл. – Придет время, и Лили будет учиться в самой лучшей школе Чародейства и Волшебства – Хогвартс.

- Послушайте, я не верю ни одному вашему слову, - добавила Дженнифер. Она не понимала, что ей хочет сейчас внушить эта женщина.

МакГонагалл, будто прочитав ее мысли, вынула из-под мантии волшебную палочку и навела ее на чашку с чаем. Спустя секунду, там, где находилась чашка, появилась синичка.

Дженнифер подскочила с места, не веря своим глазам. Она испуганно смотрела то на Минерву, то на синицу.

- Что это такое? – нахмурилась Джен.

- Послушайте, ваша дочь сейчас находится в опасности, - Минерва поднялась со стула и попыталась внушить, что всей семье нужна сейчас защита. – Мы сможем вас защитить, только нам нужно ваше согласие. Темные силы охотятся за ней, поймите.

- Уходите.

- Простите?

- Уходите из моего дома, - отрезала Дженнифер. – Иначе я вызову полицию.

- Миссис Эванс, - продолжала Минерва, искренне желая помочь.

- Прочь!

Минерва МакГонагалл покинула дом Эвансов, последний раз заверив, что их семье грозит опасность. Но Дженнифер была непоколебима, она прогнала женщину.
После этого она подозвала Эстер и наказала, чтобы та хорошо следила за ее детьми. Она заверила, что не спустит с них глаз. А в душе была рада, что представилась такая возможность, чтобы легко сбежать из этого дома вместе с ребенком.

***

Когда приблизилась ночь следующего дня, всё семейство Эвансов стало готовиться ко сну. Эстер сидела в детской и рассказывала Тунье сказку о драконах, захвативших королевство. Пожелав ребенку добрых снов, она проверила Лили и покинула детскую.

Зайдя в свою комнату, она заколдовала дверь, чтобы ее никто не услышал. Написав несколько строчек Донагану о скором прибытии, она начала собирать вещи. Эстер заранее подготовилась к этому дню. Вечером она приготовила чай с очень сильным снотворным.

Спустя несколько часов, как весь дом погрузился в царство Морфея, Эстер прокралась в детскую и вытащила Лили из кроватки. Разбуженный ребенок начал плакать. Женщина дала Лили несколько капель отвара, и ребенок успокоился.
Ей также легко удалось покинуть дом. Эстер быстро миновала лестничный пролет и вышла из дома. Она пошла в сторону поля, где ее ожидал портал. Трансгрессировать с ребенком было бы небезопасно, поэтому она договорилась, чтобы установили портал.

- Люмос! – произнесла женщина, добравшись до поля. Она начала искать портал.
Спустя двадцать минут поисков, она начала проклинать все на свете. Времени оставалось совсем немного до его работы. Наконец-то ей в глаза попалось что-то металлическое. Это была консервная банка.

- Донаган, ты идиот, - бросила она и схватилась за банку. В эту же секунду она оказалась в ста метрах от поместья Вэйморов.

На этот раз она зашла через черный ход, о котором она еще узнала в детстве. В замке ее встретил старый слуга Ноа.

- Проходите в комнату, госпожа, - Ноа поклонился хозяйке и следом добавил. – Хозяин и его гость ждут вас.

Она отдала слуге свои вещи и взглянула на Лили. Девочка тихо посапывала.
В гостиной ее встретили ее муж и Темный Лорд.

- Здравствуй, Эстер, - Темный Лорд, который прежде стоял спиной к двери, обратил на Эстер внимание. – Отдай мне ее.

Эстер передала повелителю дитя, а тот положил ее на стол и что-то начал ей шептать. Женщина встала рядом с мужем и продолжала следить за каждым действием Темного Лорда. Волдеморт достал волшебную палочку и стал произносить заклинания. Ребенок проснулся и начал судорожно плакать. С каждым действием Темного Лорда плач Лили становился все громче. Эстер уже готова было броситься Лили на помощь, но Донаган сжал крепче ее руку и только одним взглядом дал понять, чтобы она не лезла не в свое дело. Темный Лорд произнес последнее заклинание, и ребенок сразу замолчал.

«Он убил ее».

Только и пронеслось в голове Эстер. Темный Лорд засмеялся. Эстер и Донаган стояли в недоумении, глядя на реакцию повелителя.

- Повелитель? – Донаган отошел от жены и приблизился к тому месту, где находился Волдеморт.

- С этого дня, Донаган, чтобы никто не смел пальцем тронуть этого ребенка, - приказал Волдеморт. – Я сам займусь ее обучением. Эстер!

- Да, Милорд.

- Отныне воспитывайте ее, как свою дочь, - приказал он.

Донаган непонимающе посмотрел на Волдеморта, считая, что это шутка.
- И это не шутка, Донаган, - добавил Темный Лорд. – Всем нужен наследник. А этот ребенок будет очень важным союзником нам, когда вырастит. Как ее зовут?

- Лили, Сэр, - она взяла на руки девочку, которая вновь крепко спала.

- Хорошо, уведи ее, - Эстер кивнула и вышла за дверь. – Донаган, я собрал сегодня собрание, идем, оно скоро начнется.

Эстер продолжала смотреть на малышку. На душе у нее было тепло. Она за такое короткое время уже привыкла к ребенку и искренне была рада такому стечению обстоятельств. На этаж поднялось несколько людей - близких последователей Темного Лорда.

- Какая встреча, Эстер, - приторно улыбнулся один из них. – Что это за существо у тебя в руках.

- Тебе стоило бы заткнуть свой поганый рот, Макнейр, - рявкнула Эстер, крепче сжимая в руках Лили. Все, кто был рядом, засмеялись. Эстер грозно посмотрела на них и продолжила. – Это моя дочь и наследница Темного Лорда. И если кто-нибудь попытается сделать ей что-нибудь, то сильно пожалеет!

Услышав про Темного Лорда, все трое его последователей разом замолчали и покинули Эстер. А женщина все продолжала держать крохотный сверток в руках.


Тайна Темного Лорда


Первые дни августа в Швеции порадовали, на удивление, теплой погодой. Рыбаки начали свою плодотворную работу, выбираясь за город, чтобы побыть наедине с природой. Толпы туристов бродили по неизвестным местам, восхищаясь ландшафтом этой страны. Нередко они нарушали покой жителей усадьбы, которая располагалась в тихом месте, которое со всех сторон окружал лес. Об этом месте слагались многочисленные легенды. Самая популярная была легенда о нищем страннике, который полюбил знатную даму, но она не могла ответить ему взаимностью, потому что была обручена с молодым Лордом. Тогда странник покончил свою жизнь, повесившись на ветке высокого дуба, куда часто приходила его возлюбленная. После этого, молодого Лорда нашли задушенного в собственной постели, а его супруга, в которую без памяти был влюблен нищий, сошла с ума и прыгнула в омут. С тех пор в усадьбе по ночам слышен вой, от которого по коже бегают мурашки.

Это дна из популярных историй, которую слагают в данной местности. К усадьбе приходят множество туристов, но никто не может пробраться внутрь. Поэтому жители придумали новую историю о том, как призраки не любят вторжение в свои владения и крепко-накрепко запирают замок.

На самом деле здесь нет ничего мистического. Эта усадьба принадлежит Блэкам. Донаган и Эстер Блэк со своей дочерью — Лили переехали сюда в то время, когда Лили была совсем маленькой. Темный Лорд предупредил, что за Лили могут придти их враги, поэтому надо быстрее увезти девочку из страны, чтобы скрыть пропажу ребенка. Так они и поступили. Блэки уехали в Швецию. С 9 лет Лили устроили учиться в Волшебную Академию, которая находилась на востоке их страны.
Лили росла очень сильным и смышленым ребенком. Она с легкостью управлялась со многими школьными предметами. В частности у нее был дар к зельеварению. Она часто проводила эксперименты в подземелье своего дома, отчего часть усадьбы вечно страдала из-за нескончаемых взрывов в лаборатории. Но родители поощряли стремление дочери к экспериментам. Кроме зельеварения Лили, по приказу Лорда Волдеморта, учили боевым искусством, в чем Лили весьма преуспевала.

***

Подземелье вновь было оккупировано молодой волшебницей. На столе стояли два огромных котла. В первом была кроваво-красная слизь, а во втором находилась неприятная, мутно-зеленая густая жидкость.

— Когда жидкость загустеет, и появятся пузыри, следует добавить лепесток аконита, — прочитав содержимое книги, она мгновенно запрыгнула на лестницу и достала с самой верхней полки банку, стоявшей рядом с пыльной коробкой, в которой находился клык василиска.

В подземелье ее родителей можно было легко отыскать необходимые ингредиенты даже для самых сложных зелий. Лили не знала, зачем родителям нужен был этот клык, но всегда надеялась использовать его для своих зелий.

Спрыгнув вниз, она начала перемешивать зелье.

Вся эта заварушка началась в тот момент, когда Лили узнала, что в лесу пропадают люди. Временами девушка выходила из дома и прогуливалась по окрестностям. Но все ее поиски были не очень удачны.

На днях она узнала о человеке — маггле, которому удалось разведать, что происходит в чаще леса. Ровно месяц назад он стал свидетелем необычной ситуации. Возвращаясь поздним вечером с рыбалки, он услышал громкий протяжный вой. В тот момент он ускорил свой шаг, дабы не стать жертвой зверя. Вблизи от него раздался душераздирающий женский крик и дикое рычание. Рыбак побежал в ту сторону, хотя то, что открылось перед ним, было ужасно. Два огромных волка делили между собой добычу убитого человека.

Мужчина пару недель провел в больнице. После выписки он перестал выходить из дома. Эта картина полностью изменила всю его жизнь.

Лили стало интересно, что происходит в лесу, и откуда в их краях завелись оборотни. Она целый месяц искала в семейной библиотеке необходимые книги, в которых был бы рецепт зелья, отпугивающий оборотней. Но ни одного точного рецепта не было. Поэтому Лили решила собрать все, что есть в книгах, и приготовить собственное зелье, по своему рецепту.

Когда во втором котле жидкость стала пузыриться, Лили кинула пару лепестков аконита. В этот же момент произошел огромный взрыв, который откинул девушку на пять футов от стола. С верхних полок на нее посыпались травы и несколько маленьких склянок. Лили моментально навела на котел волшебную палочку, и мутно-зеленая жидкость заледенела.

— Не подведи только меня, — Лили почерпнула маленькой ложкой красную слизь из первого котла и добавила ее в другую тару с ледяным зельем. Лед моментально растаял, а та мутная жидкость стала прозрачной.

Лили перелила немного зелья в колбу и закупорила его пробкой. Убрав использованные ингредиенты в коробку, она покинула комнату и поднялась наверх. Девушка осторожно пошла в сторону выхода, дабы не разбудить родителей. На днях мать ей наказала, чтобы Лили не выходила из дома по ночам. Девушку насторожило заявление матери, поэтому ей еще больше захотелось узнать, что же происходить в лесу.

Полная луна была в самом зените. Она светила так ярко, отчего на улице было очень светло. Ворота, на удивление, были не заперты. Отец несколько месяцев самостоятельно запирал ворота, отчего простым заклинанием «Алохомора» они не отпирались. Поэтому Лили нашла в книге зелье, которое распечатывает любое запирающее заклинание. На этот раз зелье не понадобилось.

Она отворила ворота и пошла в сторону леса. Эти места, до боли знакомые, всегда были для Лили чем-то особенным. Она часто любила убегать сюда, когда у нее было плохое настроение. Это место для нее было волшебным. Все невзгоды и проблемы разом исчезали.

Рядом с Лили что-то зашуршало, отчего девушка передернулась. Она достала зелье и уже собиралась его выпить, как перед ней кто-то спрыгнул с дерева. Бутылек отлетел в сторону, а Лили уже готова была бежать.

— Ты бы себя видела со стороны, — виновник сей ситуации рассмеялся, отряхиваясь от пыли.

— Черт возьми, Марк, — выругалась Лили, освещая лицо парня волшебной палочкой. — Что ты здесь делаешь?

— Подумал, что тебе будет скучно бродить одной, — он поднял бутылек с земли, который так судорожно искала Лили.

— Ах да, я же забыла, какой ты у нас шутник, — она выхватила у него снадобье и спрятала в карман куртки. — Отец Лорен Гринграсс до сих пор смеется над тем, как ты бросил его дочь перед алтарем.

Марк Забини демонстративно закатил глаза, отчего дал понять, что слышать про Лорен Гринграсс ему надоело.

— Блэк, только ты не начинай. Отец уже заявил мне, что я самое худшее, что могло произойти с нашей семьей.

— Какое же тебя ждет наказание?

Лили открыла бутылек и поморщилась от едкого запаха зелья.

— Мне плевать, я не намерен потакать всем его прихотям, — отрезал он, на что Лили усмехнулась и сделала несколько глотков снадобья. — Стоп, что ты делаешь?

Девушка закашляла, отчего на землю пролилось часть содержимого бутылька. Она упала на колени и продолжала кашлять. Марк помог ей подняться и успокоиться.

— Выпей, — пробормотала она, продолжая периодически кашлять.

— Нет, Блэк, я с твоими зельями не хочу иметь дело, — отчеканил он. — Мне хватило прошлого раза, когда ты по ошибке превратила меня в козла. Меня потом несколько дней тянуло пожевать платье моей сестры. И кстати, что это за запах?

— Выпей, это поможет нам избежать опасности.

— Поэтому нам надо уходить, — он закупорил склянку и протянул ее Лили.

— Тебя прислала моя мать? — сквозь зубы процедила Лили, выхватывая бутылек из его рук.

— Она попросила меня присмотреть за тобой.

Лили нервно засмеялась, закрывая лицо ладонями. Временами ей казалось, что ее мама не доверяет ей. Она вечно боится чего-то, пытается защитить ее от опасности. В начале Лили не обращала на это особого внимания, пока ей не стало это надоедать.

— Я не нуждаюсь в защите, — бросила Лили, как вдруг они услышали протяженный волчий вой, который раздался недалеко от них.

— Лили, иди сюда!

Марк схватил Лили за руку и, крепко сжав ее, потянул в сторону ближайшего дерева. Он помог ей забраться наверх.

— Дай руку, — закричала Лили, когда с высоты заметила приближение волка.

Забини схватился одной рукой за ближайшую ветку, а другую протянул Лили. Неожиданно наступила тишина. Лили молча смотрела в одну точку. Марк, к сожалению, не мог видеть, что происходит за его спиной, хотя понимал, что оборотень в нескольких футах от него.

— Тяни, — нетерпеливо произнес Марк, и в тот момент волк рванул прямо в их сторону. Он вцепился в ботинок Забини. По лесу раздался истошный вопль парня. Он резко пнул оборотня в морду и с помощью Лили забрался на ветку.

— Он укусил тебя? — она резко попятилась вперед, чтобы посмотреть следы укуса, но Марк остановил ее. — Эта тварь не прокусила ботинок. Будет синяк, переживу.

Лили недоверчиво посмотрела ему в глаза, но все-таки успокоилась. Волк неистово рычал внизу, пытаясь схватить свою жертву. Лили и Марк вскарабкались еще выше, дабы не стать ужином лютого волка.

— Подожди меня тут, — остановила его Лили и стала карабкаться на самый верх дерева.

— Стой, Лили, — выкрикнул Марк, и как только он хотел лезть за ней, резкая боль вступила ему в ногу.

Он снял ботинок и обнаружил на носке следы крови. Рана была неглубокая, но весьма болезненная.

— Черт! — рявкнул он. Забини знал, чем грозит ему эта небольшая рана, но рано было паниковать, ибо ночь еще не закончилась.

Сквозь пульсирующую боль в ноге он полез вслед за Лили. Нельзя было допустить, чтобы она узнала, что это не один оборотень, блуждающий по лесу. Когда он добрался до нее, то увидел, как она задумчиво смотрит вдаль.

Когда Лили услышала, что Марк поднялся, она спокойно произнесла:

— Там целая стая.

— Лили…

— Ты знал, что здесь обитаю оборотни, ты знал, что они могут делать с людьми, — она говорила медленно и с такой ненавистью, отчего казалось, что она в любой момент готова скинуть Марка с дерева.

— Твой отец просил не говорить об этом, — ответил Марк. — Эта тайна Темного Лорда.

— Тайна, — она гневно усмехнулась. По ее щеке катилась слеза, которую девушка машинально смахнула рукой. — Здесь погибают люди, как можно такое допускать?

Все это казалось ей странным. Как Марк, ее лучший друг, смог скрыть эту тайну? Что говорить и о родителях. Вечно пытавшиеся защитить свою дочь Эстер и Донаган Блэк своими тайнами просто подорвали ее веру в них.

— Пошли вы все к черту со своими тайнами, — устало добавила Лили и резко спрыгнула вниз.

Оборотень давно покинул данное место, но вой волчьей стаи был отчетливо слышен в самой чаще леса. У нее не было выбора, нужно было возвращаться. Больше эта ночь ничего нового не принесет.

Марк сказал, что оборотни полезны Волдеморту. Но самого Темного Лорда давно не было в этих местах. Лили видела его около пяти лет назад, когда он приказал опытному волшебнику обучать ее боевыми заклинаниями. После этого Волдеморт надолго исчез, и только разговоры о его действиях давали понять, что он где-то рядом. В основном он прибывал в Великобритании, так как там шла война. Только самые верные приближенные знали о его точном местонахождении.

К Лили Лорд Волдеморт относился довольно радушно. Несмотря на его дикую славу, Лили не боялась его. Она восхищалась им, как великим волшебником, знатоком своего дела. Но порой Лили были не понятно, за что Лорд Волдеморт был так зол к магглам. Возможно, она одна была такая, кто не осуждал волшебников, рожденных от магглов, хотя почти все окружение Лили презирало магглорожденных. Но девушка не видела в них ничего такого, чтобы отличало их от других волшебников.
Лили шла сквозь высокие заросли леса, обходя широкие кусты. До усадьбы оставалось совсем немного. Еще чуть-чуть и она окажется в своей теплой постели.
Неожиданно она услышала позади себя шорох. Обернувшись, она ожидала встретить Марка, но к ней медленными шагами приближался оборотень. Лили стояла, не двигавшись, будто ее обездвижили. Бежать было бессмысленно, волк все равно был быстрее ее. Единственный шанс выжить — это сражаться. Она медленно попыталась вытащить волшебную палочку из кармана, но волк был уже рядом.
Лили понимала, что все пропало, ей не миновать смерти. Оборотень остановился рядом с девушкой и стал нюхать ее одежду. Она не понимала, почему волк не нападает на нее, но затем вспомнила о выпитом зелье пару часов назад.

«Неужели сработало? — размышляла Лили, медленно протягивая ладонь к волку».
Он принюхался к ней и заскулил.

— Лили! — раздался голос позади нее, на что девушка мгновенно обернулась. — Уходи отсюда.

Марк стоял в футах в пятнадцати от нее.

 — Он меня не тронет, Марк, — улыбнулась Лили, поворачиваясь к волку. Хотя у оборотня были уже другие мысли по поводу нового человека в лесу. Он зарычал и бросился в сторону Марка.

Лили, немного опешив, закричала:

— Инкарцеро!

Невидимые веревки вырвались из палочки Лили и крепко-накрепко связали оборотня, из-за чего он заскулил.

— Почему он тебя не тронул? — спросил Марк, немного не понимая сей ситуации.

— Я же говорила, чтобы ты выпил зелье, — усмехнулась Лили, глядя на оборотня, пытавшегося выбраться из пут. Недалеко от них послышался волчий вой, оповещающий, что оборотни уже близко.

— Бежим! — скомандовал Марк, схватив Лили за руку.

И они рванули прочь от этого места. Они бежали так быстро, отчего часто их одежду цепляли длинные ветви. Оборотни бежали за ними. Один из них чуть не кинулся на Лили, которую вовремя спас Марк, кинув в волка заклинание. Деревья с каждым шагом все редели, и, наконец-то, сквозь ветви стало виднеться поместье.
Лили и Марк едва успели добежать до поместья, потому что, как только они закрыли ворота, рядом с ними оказалось несколько оборотней, которые пытались прорваться внутрь.

— Лили, запри ворота, — кричал Марк, удерживая замок.

Девушка произнесла заклинание, и волки отлетели от ворот на несколько футов. Марк, обессилев, упал на землю. Рана укуса до сих пор пульсировала. Он не понимал, как ему удалось так быстро добежать.

Возможно, страх усиливает все чувства в несколько раз и помогает преодолеть даже самые трудные испытания.

— Ты в порядке? — осведомилась Лили, помогая другу встать на ноги.

— Весьма, — отрезал Марк. — Идем внутрь, на сегодня с меня хватит веселья.

Уже рассветало. В окна проникали лучи света, которые давали понять жителям усадьбы о наступлении нового дня. Как только Лили и Марк оказались внутри поместья, то обнаружили, что в доме какая-то странная атмосфера. Домовики нервно суетились, быстро шарпая ногами о пол.

— Что случилось? — Лили подозвала домовика и спросила, почему вокруг все так суетятся.

— Леди Лили, — заикаясь, произнес домовик. — Хозяйка зовет вас к себе.

Договорив слова, домовик побежал в сторону кухни, чуть не запнувшись на ровном месте. Марк попрощался с Лили и пошел наверх, в гостевую комнату, которая, можно сказать, за все это время уже стала его.

Лили поднялась наверх, в комнату родителей. Дверь была не заперта. Девушка отворила ее и зашла в комнату.

— Где ты была? — прервав все объяснения Лили с порога, спросила Эстер.

— Гуляла, — отчетливо произнесла Лили, переминаясь с ноги на ногу.

— Что я тебе говорила о ночных прогулках по лесу? — воскликнула мать, подходя ближе к дочери.

Лили опустила взгляд вниз и стала рассматривать грязь на своих кроссовках, дабы не встречаться глазами с матерью.

— Ты понимаешь, что это глупо и безрассудно, Лили? — не унималась женщина. — Ты хоть знаешь, какие опасности тебя там могут настичь?

— Например, оборотни, — съехидничала Лили, посмотрев на мать. — От этого ты меня защищаешь?

Женщина немного опешила от сказанных дочерью слов, но все равно продолжила свою мысль:

— Это не твое дело, — остановила ее Эстер. Ей уж точно не хотелось посвящать Лили в дела Донагана и Темного Лорда.

Девушка нервно усмехнулась, теребя от нервов край рукава своей куртки. Она хотела возразить матери, рассказать, какие набеги совершают оборотни на магглов. Но понимала, что мать ей ничего не скажет. Слишком она не любила обсуждать дела отца или Волдеморта.

— Я могу идти? — спросила Лили.

— Тебя хочет видеть Темный Лорд, — спокойно сообщила Эстер, вновь присаживаясь на кресло.

— Что? Он здесь? — с недоверием в голосе спросила Лили.

— Да, — негромко пробормотала Эстер, поправляя медальон на шее. — Тебе лучше поторопиться.

Лили вышла из комнаты, закрыв дверь с другой стороны. Столь неожиданное появление Волдеморта казалось ей подозрительным. Тем более после долгого отсутствия в этих краях. Около дверей гостиной ее ожидал их старый слуга Ноа.
— Милорд вас ожидает, мисс Блэк, — почтительно сказал слуга.

Он служил дому Блэков более пятидесяти лет. Ноа с каждым годом становился слабее. Он медленно передвигался, ему сложно давалось даже говорить. Но он все равно с особым рвением выполнял любую работу, которую ему даст хозяйка.
Лили питала к нему особое расположение, так как Ноа всегда был с ней очень мил. В детстве он заботился о ней, постоянно играл с Лили. Поэтому девушка любила его, как родного.

Зайдя в комнату, ее первым делом встретил холодный взгляд Темного Лорда.
— Звали, милорд?

Темный Лорд пристально посмотрел на Лили, отмечая про себя, как она выросла.

— Ты стала очень красивой волшебницей, Лили, — произнес Темный Лорд, оценивая Лили.

— Благодарю, — отозвалась девушка.

— Ты еще занимаешься боевыми искусствами?

Лили кивнула. Лорд Волдеморт достал свою волшебную палочку и сказал:

— Посмотрим, чему ты научилась. Поклонись!

Они разошлись на небольшое расстояние друг от друга, затем, после того, как каждый из них поклонился своему сопернику, началась дуэль. Лили первая выпустила заклинание, которое Темный Лорд с легкостью отбил. Она продолжала вспоминать то, чему ее учили, используя различные заклинания. Лорд Волдеморт стоял на одном месте, легко отбивая заклинания. Когда ему это наскучило, он решил напасть на Лили.

Девушка сначала опешила, но смело отбила все проклятия, которые насылал Темный Лорд. С каждым разом становилось все сложнее. Девушка не успевала кидать ответные заклинания, потому что было сложно справиться с тем, что на нее насылал Волдеморт.

— Сражайся! — закричал Волдеморт, когда Лили спряталась за колонну.

Сражение длилось около пятнадцати минут. И все это время Лили старалась держаться. Ее силы были на исходе, она не могла удержаться на ногах. Когда Темный Лорд выпустил последнее заклинание, Лили отшвырнуло в стену.

— Ноа! — выкрикнул он. В комнату медленно вошел слуга. — Помоги ей подняться.

Слуга отчаянно пытался поднять Лили, но, в силу своего возраста, ему это не удалось. Тогда Темный Лорд прогнал старика и сам поднял Лили на ноги.

— Что ж, — начал волшебник, когда Лили крепко стояла на ногах. — Тебе нужно учиться, Лили. Ты сражаешься слабо. Но защитные заклинания у тебя получаются хорошо.

На его лице появилось некое подобие улыбки.

— Через несколько дней ты должна поехать в Великобританию, — отчеканил он, жестом приглашая ее сесть в кресло.

— Зачем? — непонимающе спросила Лили, присаживаясь рядом.

— У меня есть для тебя задание, — сказал он. — К тому же, тебе нужно купить вещи в школу.

— Но я ведь окончила школу, — приглушенно воскликнула девушка.

Несмотря на то, что во многих странах волшебники и волшебницы проходили обучение в магических школах до восемнадцати лет, в Швеции, где училась Лили, обучение длилось до тех пор, пока волшебники не станут совершеннолетними.

— Ту пародию на школу, где ты училась, даже учебным заведением назвать нельзя, — прервал ее Темный Лорд. — Этот год ты проведешь в Хогвартсе. Разве твой отец не говорил тебе?

Лили отрицательно покачала головой.

— Хорошо. Ты можешь идти, Лили, — спокойно произнес он.

Девушка кивнула и покинула Темного Лорда. Когда она открыла дверь, чтобы уйти, Волдеморт произнес:

— Тебе не стоит больше прогуливаться по лесу в полнолуние со своим дружком. Это для твоей же безопасности.

Лили закрыла дверь и замерла, не понимая, откуда он узнал о ее тайной вылазке.
А Темный Лорд еще долго сидел в тишине и пил вино. Про себя он отметил, что Лили с каждым днем становится все сильнее. Ее магия растет очень быстро. Не часто встретишь юных волшебников, которые были бы так хороши в сражении.
Теперь он осознал, что пришло то время, когда Лили должна исполнить пророчество, которое некогда предсказала ему Гретта. И теперь самое главное сделать из нее оружие, которое с легкостью поможет ему стать самым великим волшебником.

Бойня


После отъезда Волдеморта из Швеции, Лили стала собирать вещи для переезда в Великобританию. Идея с новой школой не казалась ей удачным решением. Девушка надеялась подготовиться к вступительным экзаменам в «Магическую профессионально-лечебную академию», которая располагалась как раз недалеко от ее родного города. С ранних лет Лили мечтала поступить в эту Академию.

Последнее время она усердно готовилась к экзаменам, ведь конкурс для поступления был очень высок, и не каждый человек мог попасть туда. И когда Лили получила в июле письмо из этой Академии, куда она мечтала поступить всю свою жизнь, она была невероятно счастлива. У нее был огромный шанс поступить в Академию. Нужно было сдать лишь два простых экзамена и пройти собеседование. Казалось, что судьба дает ей огромный шаг на пути к успеху.

Но все изменилось, когда Лорд Волдеморт сказал Лили, что она вновь поступает в школу. Эти слова в крах разбили все ее мечты.

За самое короткое время Блэки собрали все свои вещи и переехали в Великобританию. Как потом узнала Лили, этот переезд планировался с мая месяца. Все давно решили за нее, что ей, на самом деле, нужно. Из-за этого Лили больше всего злилась. Она надеялась, что родители прислушаются к ее мнению, ведь оставалось совсем немного до экзаменов в Академии. Ведь это огромный шанс, который выпадает не каждому. Но ее никто не стал слушать. Отец сказал, что Темный Лорд возлагает на Лили огромные надежды, поэтому в настоящее время ей нужно следовать всем его приказам.

Они поселились в центре Лондона, в квартире, рядом с которой жили магглы. Сами магглы не замечали присутствия Блэков. Их квартира казалась магглам нежилой, поэтому они и не проявляли к ней никакого интереса.

Эстер, напротив, часто жаловалась мужу, который редко появлялся дома, что не может больше выносить их шума. Но Донаган советовал ей смириться хотя бы на некоторое время, ибо сейчас не тот случай, чтобы жаловаться на обстановку.
Несмотря на жалобы матери, Лили было комфортно в квартире. Квартира была огромной, в ней было два этажа, хотя с виду, планировка не предполагала такое огромное пространство. Сразу видно было, что здесь была замешана магия.

Лили любила прогуливаться по центральным улицам Лондона. Она долго злилась на родителей, за то, что они отняли ее мечту, но ей пришлось смириться.
Люди были здесь такими чистыми и искренними, отчего девушке казалось, что она быстро полюбит этот город. Во всяком случае — должна полюбить. Поэтому что теперь Лили должна заново строить свою судьбу по тем крупинкам, что остались от прежней жизни.

***

Она шла по темному переулку, не ведая, куда ее ведут. На ней был черный плащ, с огромным капюшоном, который закрывал все ее лицо.

С самого утра в гостиной Лили ждала ее тетя — Алисия Макмиллан. Она сообщила Лили, что та вынуждена купить необходимые принадлежности к учебе. Девушка не понимала, зачем все эти хлопоты, если она спокойно может приобрести все сама. Но Алисия сказала, что так желал Темный Лорд, ибо он не хочет, чтобы Лили находилась одна в незнакомом месте. Лили повиновалась, и они с Алисией пошли за покупками.

Она привела Лили в бар, отчего Лили немного удивилась столь странной остановке. Помещении было заполнено посетителями, поэтому им легко удалось остаться незамеченными. Алисия привела Лили в пустую комнату, где совершенно не было дверей.

— Что дальше? — недоуменно спросила Лили, разглядывая помещение.

Алисия молча подошла к стене и провела волшебной палочкой по нескольким кирпичам, отчего мгновенно образовался проход.

Перед ними открылась дорога в Косой Переулок. Здесь людей было не так много, как в баре. А если они и встречались, то не стояли долго на одном месте. Вся атмосфера казалась Лили немного странной.

Алисия резко изменила свой маршрут и свернула налево. Они зашли в Лютный Переулок, который сильно отличается от Косого Переулка. Это была кривая затемненная улочка, в которой очень близко располагались магазины. По сравнению с Косым Переулком, Лютный — не представлял собой особого великолепия. Когда они проходили мимо магазина «Яды и отравы Шайверетча» окно взорвалось и все осколки посыпались на них. Из помещения стал выходить темно-зеленый дым едкого запаха.

— Не дыши, — приказала Алисия, быстро стряхивая с Лили осколки стекла. — Можешь идти?

У Лили начался жуткий кашель из-за дыма, она даже не смогла ничего сказать, поэтому лишь кивнула.

Когда они отошли на значительное расстояние, кашель прекратился. Девушка начала рассматривать витрины магазинов. Около паба «Белая Виверна» доносился громкий лай и дикое шипение. Свернув еще три улочки, Лили остановилась рядом с помещением, на вывеске которого гласила надпись: «E.L.M — волшебные похороны и бальзамирование». Окно не было закрыто занавеской, поэтому было все видно. Человек в черной маске сидел за столом, перебирая какие-то склянки. Затем он поднялся со своего места и подошел к кушетке, на которой лежал человек.

Мужчина провел над человеком волшебной палочкой, отчего стало видно все его внутренности. Лили вздрогнула, и мужчина в черной маске будто почувствовал ее присутствие. Он подошел к окну и опустил жалюзи.

— Милое местечко, правда? — Лили услышала рядом с собой тихий холодный голос. Она обернулась и обнаружила, что Алисии рядом нет. Лишь на крыльце старого ветхого дома стояла, одетая вся в черный, Беллатриса Лестрейндж. — Держу пари, что очень скоро у этого старика будет много клиентов.

Лили проигнорировала ее слова и зашла внутрь дома. Ей никогда не нравилась Беллатриса. Можно сказать, что Лили ее ненавидела. Она всегда считала Беллу немного неуравновешенной. Пожалуй, каждый считал ее неуравновешенной. Особенно за ее особенное хобби: лишать домовых эльфов голов. Люди считали это мерзким, а Белла походу, получала от этого занятия удовольствие.

В доме было абсолютно темно. Ставни были заперты, на столе не было ни свечей, ни других освещающих приборов, поэтому Лили старалась идти осторожно, чтобы ни на что не наступить.

— Как же ты выросла, Лили, — негромко произнесла Беллатриса с противоположного угла комнаты. Лили даже не поняла, как она так тихо и быстро, словно змея, прокралась в комнату. — Уже не похожа на ту маленькую девочку, которая всего боится.

— А ты нисколько не изменилась, Белла. Все также любишь скручивать кроликам голову? — осведомилась Лили, отчего Беллатриса лишь фыркнула. — Зачем я здесь?

— Подготовиться к школе, — кротко ответила Алисия, зажигая свечу.

— И для чего же мне нужно сопровождающие? — не унималась Лили. Она искренне не понимала, к чему вокруг нее все так суетятся. Она и раньше ходила за покупками, но за ней никогда так пристально не следили.

— Не задавай глупых вопросов, — отрезала Беллатриса, рассматривая чашу на камине. — Главное, смотри под ноги, а то мало ли что.

Лили демонстративно закатила глаза и вышла из этого помещения. Внутри с грохотом что-то упало на пол, но Лили не стала обращать на это внимание. Она с трудом выбралась из Лютного Переулка, потому что улицы были как две капли воды похожи друг на друга, и на домах не было никаких обозначений.

Когда Лили оказалась в Косом Переулке, она даже вздохнула с облегчением, потому что ей не было особо приятно находиться там. Девушка достала из кармана мантии пергамент, на котором значился список покупок. Первым пунктом в ее списке была учебная литература и место, где ее можно было приобрести — магазин «Флориш и Блоттс». Она начала разыскивать этот магазин.

На улице было пасмурно.

Несмотря на то, что Лили провела совсем немного в этой стране, она весьма свыклась с этим климатом. Он не был особо похож на климат Швеции: постоянные туманы и дожди уже стали надоедать.

Многие магазины были закрыты. На заколоченных досками дверях были прикреплены объявления, на которых большими буквами было написано «РАЗЫСКИВАЕТСЯ». На одном из таких объявлений Лили увидела знакомое имя Генри Макнейра, своего кузена. На портрете он не был сам на себя похож, но Лили точно знала, что это был он. Внизу мелкими буквами было выведено: «… за пособничество Сами — Знаете — Кому, разбою и грабежу». Она не могла поверить своим глазам. Генри, ее тихий кузен, который и мухи никогда не обидел, обвиняется в таком варварстве. Девушка поняла, что всю жизнь от нее многое скрывали.

Она сорвала объявление с двери и положила его в карман.

Лили прежде не знала, что происходило в Великобритании. А в большей степени она не подозревала, какой урон наносят последователи Волдеморта.

Ее с детства учили, что магглы — это существа, которых надо истреблять. Но она никогда не принимала эти слова всерьез. Лишь отшучивалась. Лили нередко слышала разговоры родителей о Волдеморте, но не верила, что это правда. Что ей еще предстоит узнать, она не подозревала. Но в ее душе уже таилось беспокойство.
Когда она оказалась в центральной части Косого Переулка, то обнаружила большое скопление волшебников рядом с книжным магазином «Флориш и Блоттс». Людей было так много, что часть из них стояла на улице, пытаясь протиснуться внутрь. Лили подошла ближе к дверям и увидела табличку, на которой значилось: «Презентация новой книги известного молодого писателя Армандо Холла — „Золотой Лепрекон“».

Прошло около двадцати минут, когда Лили удалось протиснуться внутрь. Казалось, что толпа не уменьшалась, а наоборот значительно увеличилась. За все время нахождения здесь Лили узнала, кто на самом деле такой Армандо Холл, о котором не смолкали люди. Это молодой писатель, первый роман которого был опубликован, когда Армандо было всего шестнадцать лет. Юного писателя не сразу признали. Но через пару лет его популярность значительно возросла.

Поклонники романа были не только подростки, но и зрелые люди, которые также мечтали познакомиться со своим любимым писателем.

Как только Лили прорвалась в магазин сквозь группу безумных поклонников, она направилась к учебной литературе, рядом с которой почти никого не было. Рядом стояли две девушки, обсуждавшие Армандо. Лили ненароком стала свидетельницей этого разговора:

— Посмотри на меня, как я выгляжу? — девушка со светлыми волосами каждые пять минут поправляла свою прическу, при этом смотрела на Армандо.

— Для кого ты так прихорашиваешься, Марлин? — засмеявшись, протянула ее подруга. — Не для Армандо ли?

— Почему нет? — пожала плечами девушка, которую звали Марлин. — Он не плох собой, да и я привлекательная девушка. Я думаю, мы найдем общий язык.

Лили попыталась достать с верхней полки учебник, отчего несколько книг упало на нее. Девушки обернулись, и Марлин помогла собрать ей книги. Лили поблагодарила ее, и подруги продолжили свой разговор.

— А как же Сириус? — подруга Марлин подошла ближе к зеркалу и подкрасила губы. — Не боишься, что потом от этого Армандо не останется ни следа?

Марлин фыркнула и взглянула на часы.

— Мне все равно, Алиса, — тихим голосом сказала Марлин. — Пусть разбирается с тем, с кем провел все лето. Раз на меня у него не было времени, зачем я должна переживать, что он подумает или сделает?

— Вы так и не разговаривали все лето?

Девушка поджала губы и кивнула. В тот же момент прогремел взрыв, который смешался с криком посетителей. Стеллажи с книгами попадали на пол, в магазине начался хаос. Из-за криков нельзя было понять, что происходит снаружи. Люди всей толпой протискивались в дверь.

Когда Лили пришла в себя после оглушительного взрыва, она обнаружила, что не может пошевелиться. На нее упал огромный шкаф, который она не смогла даже сдвинуть с места. Кричать было бессмысленно, ибо из-за криков и остальных взрывов не было ничего слышно. Неожиданно ее плеча кто-то коснулся, когда Лили обернулась, то увидела рядом с собой ту светленькую девушку, которая ранее помогла поднять ей книги.

— С вами все впорядке?

Лили, скривившись от боли, покачала головой. Девушка закусила губу и помогла Лили выбраться из-под стеллажа.

— Идти сама сможешь? — спросила Марлин, слова которой почти не было слышно из-за шума, доносившегося с улицы.

— Попробую, — хрипло сказала Лили, пытаясь выбраться из магазина. Восточная часть магазина была полностью разрушена. Когда Лили прорывалась на улицу, то слышала невнятные возгласы, которые все твердили: «Пожиратели смерти, бегите!».

Когда они выбежали, к Марлин сразу подбежала ее подруга. Лили оглянулась по сторонам и заметила, как родители со своими детьми бегут прочь. С другой части переулка были слышны взрыв стекла, крики беззащитных волшебников.

В голове Лили быстро появилась весь ход событий. Она мгновенно рванула прочь. Она услышала, что ее окликает та девушка, которая ее спасла, но Лили была вынуждена проигнорировать ее слова. Сейчас было важнее остановить эту бойню.
Когда она надела на голову капюшон, то в нее чуть не прилетело заклинание, которое Лили с легкостью отбила, даже не глядя на волшебника, наславшего его. Она направлялась в Лютный Переулок, чтобы прекратить этот беспорядок. Неужели это их цель? Истребить всех людей.

Когда она пробегала мимо закрытого магазина, с двери которого она сорвала объявление, то увидела за окном человека. Лили подошла поближе, чтобы понять, не предвиделось ли ей. Она дернула ручку и поняла, что дверь оказалась не запертой. Когда она вошла внутрь, на нее чуть не упала коробка. Но она вовремя отскочила.

В противоположном углу к стене прижалась девочка, на вид которой было лет двенадцать. Девочка выставила вперед волшебную палочку и произнесла:

— Не подходи, я буду сражаться, — она пыталась не выдать свой страх, хотя Лили видела, как бедняжка вся дрожит.

— Я и не собиралась тебя обижать, — заверила ее Лили, выставив руки перед собой.

— Вы Пожиратель смерти, я знаю, — сдавлено вскрикнула она. — Вы пришли меня убить.

— Я не причиню тебе вреда, — Лили медленно подходила к девочке, пытаясь ее не напугать. Она даже и не подозревала, какой страх внушают пожиратели мирным людям. — Поверь мне, я хочу тебе помочь.

— С чего я вам должна верить?

Лили закусила нижнюю губу, раздумывая, как ей дать понять, что она не причинит ей никакого вреда. Затем она закатала рукав и показала ей свою руку. Девочка искоса взглянула на чистую руку Лили, на которой не было татуировки, и спокойно вздохнула.

— Я помогу тебе выбраться отсюда, — пообещала ей Лили. — Если ты сама этого хочешь?

Девочка, немного подумав, согласилась.

Лили оглянулась по сторонам, чтобы ненароком не наткнуться на пожирателей. Она не волновалась за себя, главное, было довести девочку до безопасного места.
И ей это удалось. Они легко добрались до бара, через который Лили попала в Косой Переулок. Сражение проходило в центральной части переулка, так что им повезло не попасть под удар пожирателей. Девочка поблагодарила Лили и умчалась из Косого Переулка.

Лили поправила капюшон и продолжила свой путь в Лютный Переулок. Неожиданно ее останавливают заклинанием, от которого девушка упала на колени.

— Черт, — выругалась Лили, пытаясь подняться на ноги.

— Что же ты не со своими дружками пожирателями? — окликнул ее низкий мужской голос.

Лили не выдержала и, развернувшись, пустила в него ответное заклинание. Мужчина явно не ожидал ответного заклинания от Лили, поэтому оно еле не попало в него. Капюшон свалился с головы, раскрывая ее лицо. Длинные темно — рыжие пряди лезли в глаза, из-за чего Лили постоянно убирала их за уши.

— Они не мои дружки, — сквозь зубы процедила Лили, поднимаясь на ноги.

— Ох, я думаю, они будут очень расстроены, узнав о том, что такая красотка не считает их друзьями, — усмехнулся мужчина и взъерошил свои черные волосы. — Скажи, неужели такая молодая красивая девушка хочет прислуживать больному выродку, который уничтожает всех подряд?

— А ты считаешь, что я красивая? — усмехнулась Лили, держа наготове волшебную палочку. Он играет с ней, Лили понимала это. Но ей нравилась эта игра, и она не хотела заканчивать ее. — Я не думаю, что должна перед тобой отчитываться.

Мужчина улыбнулся и продолжил:

— Значит, это правда?

Девушка уже было хотела ему ответить, как заметила за спиной своего собеседника человека в маске, который запустил в него заклинание. Лили оттолкнула мужчину и отбросила заклинание в сторону, отчего мусорный бак, находившийся в пяти футах от них, взорвался. Пока Лили поднималась на ноги, мужчина в маске скрылся из виду. Заклинание было сильным, отчего часть его угодило Лили в плечо. Рана пульсировала, но девушка решила, что разберется с этим позже. Она помогла ему подняться на ноги и подняла рукав, оголив левую руку.

— У меня нет хозяев. Не суди людей по внешнему виду, — подытожила она, накинув капюшон на голову. А затем сказала ему то же самое, что час назад ей посоветовала Беллатриса. — И смотри по сторонам, а то мало ли что.

Мужчина засмеялся и добавил:

— Но тебя же я застал врасплох.

— Старая история, — буркнула Лили.

— Это было несколько минут назад, — добавил он, убирая волшебную палочку во внутренний карман мантии.

— Не суть, — ответила Лили. Она, в отличие от своего собеседника не убирала волшебную палочку, а держала наготове. Потому что она уж точно не могла поверить человеку, который несколько минут назад на нее напал.

— Сохатый! — вдали послышался еще один мужской голос. — Пригнись!

— Послушайте, вы все такие нетерпеливые? — возмущенно спросила она и в тот же момент трансгрессировала, пока в нее не угодило очередное заклятие.

Она приземлилась около дома в Лютном Переулке, куда ее привела Алисия. Как только она зашла внутрь, к ней обратилась Беллатриса.

— Почему ты покинула сражение? — истерическим воплем закричала она.

— Остановите эту бойню, — возмущалась Лили, размахивая руками. — Это безрассудно!

— Как ты смеешь оспаривать приказы Темного Лорда? — процедила сквозь зубы Беллатриса.

— Это глупо нападать на беззащитных людей! — не унималась Лили.

Беллатриса не выдержала и влепила Лили пощечину, отчего девушка немного опешила. В этот момент в дом вошла Алисия.

— Что вы здесь вытворяете? — нервно произнесла она, глядя на Лили, которая держалась за щеку. Алисия устало вздохнула и обратилась к Лили: — Лили, отправляйся домой.

— Алисия, — прервала ее Лили.

Алисия гневно посмотрела на Лили, и девушка не стала спорить с ней. В этот же момент она трансгрессировала домой.

В коридоре ее застал отец, который находился не в добром расположении духа.
— Лили, ко мне в кабинет! — приказал Донаган Блэк и повел дочь за собой. Когда они оказались в его кабинете, Донаган сказал: — Почему ты не выполнила приказ Темного Лорда? Кто тебя научил сражаться против своих союзников?

— Своих союзников? — фыркнула Лили, за что получила гневный взгляд от отца. — Кого ты называешь союзниками, пап? Ты понимаешь, что это глупо? Неужели вам нравится все то, что вы делаете с людьми?

— Тебе с самого рождения выпал огромный шанс, — начал Донаган, расхаживая по кабинету. — Ты должна воспользоваться им, а не идти против всех.

Лили не выдержала больше. Она вытащила из кармана смятый листок бумаги и покинула кабинет отца, при этом громко хлопнув дверью напоследок.

— Лили! — воскликнул отец. Но девушка не вернулась. Он развернул смятую бумагу и увидел на ней портрет своего племянника — Генри.

Донаган тяжело вздохнул, проводя ладонью по лицу. Он смотрел на Лили и не видел в ней ничего общего ни с собой, ни с женой. За эти семнадцать лет он не раз сомневался о том, что было глупо принять тогда Лили в свою семью. Если Эстер приняла Лили и всю жизнь считала своей дочерью, то Донаган не смог перебороть себя и полюбить этого ребенка. Он считал, что лучше было бы завести собственного наследника, чем воспитывать чужого ребенка.

Но тогда Донаган был молод. Его влекло расположение Темного Лорда, поэтому он не смел ему перечить. Хоть Донаган и сожалел обо всех ошибках, совершенных в прошлом, сейчас он знает, что ему некуда отступать. Поэтому следует двигаться дальше.

Новый этап


Комната в очередной раз наполнилась душераздирающим криком. Если бы в этом помещении были окна, то осколки разбитого стекла давно бы уже покрыли деревянный пол. Темный Лорд произносил одно заклинание за другим. С каждым разом Лили становилось все сложнее сопротивляться его заклинаниям. Боль, словно, заволокла разум, отчего было трудно оценить исходную ситуацию.

Уже около трех часов как Темный Лорд прибывал в доме Блэков. Он приходил ежедневно на протяжении недели и занимался с Лили окклюменцией. Волдеморт считал, что Лили была обязана постичь эту магию, чтобы стать еще сильнее, чем была она сейчас.

— Легилименс! — воскликнул Темный Лорд, направив палочку на Лили. Он действовал куда изощреннее, чем было бы положено учителю, особенно для обучения такому сложному искусству. Темный Лорд проникал в самые глубины ее подсознания, не пытаясь хоть как-нибудь облегчить ее попытки к сопротивлению. Он, буквально, издевался над ней.

— Хватит! — закричала Лили, чуть не сорвав голос. Она забежала за колонну и прислонилась к ней спиной. Слезы градом катились по ее щекам. Она никогда не думала, что в Волдеморте присутствует столько ненависти и злобы, отчего он так рьяно выплескивает все на нее. Темный Лорд всегда для нее казался неким странным волшебником, но в то же время она восхищалась его талантами, способностью анализировать сложные ситуации. Ведь не зря же стольких волшебников заинтересовали его замыслы.

— Не смей убегать от меня, Лили Блэк! — воскликнул он, отчего Лили передернулась. — Не будь слабой! Это мерзко выглядит со стороны. Выходи!

Дверь слегка приоткрылась, и в тонкую щель протиснулся старый слуга — сквиб.
-Ми…лорд… — только успел вымолвить старик, как в него уже полетел ярко-синий луч. Слуга моментально успел отскочить, закрыв за собой дверь.

— Лили!

Лили глубоко вздохнула, сжала в руках волшебную палочку и медленно поплелась от колонны. Темный Лорд осуждающе смотрел на нее и, одновременно, оценивал каждое ее движение. Они около минуты смотрели друг на друга, не отрываясь, пока Волдеморт не произнес:

— Легилименс!

Снова поплыли воспоминания из прошлого. Прогулки с Марком, первый концерт, на который они сбежали без разрешения родителей, рождественское утро, когда Лили впервые заговорила с мальчиком магглом из деревни, когда тот предложил, еще юной Лили, прокатиться с горки на санках.

Лили чувствовала, как Темный Лорд проникал все глубже в ее сознание, добираясь до самых счастливых моментов в ее жизни

«Нет! Прочь из моей головы!» — пронеслись слова в ее подсознании, отчего она почувствовала некоторое облегчение. Когда она открыла глаза, то заметила, как из кончика ее волшебной палочки вылетает белый луч света. В последний момент она упала, не в силах больше пошевелиться. Она лежала на полу с широко раскрытыми глазами. Девушка не видела Темного Лорда, но отчетливо слышала его медленные шаги.

— Что ж… — начал он, поднимая волшебную палочку с пола, которая отлетела после заклинания Лили. Он был поражен, что она смогла воспротивиться его магии таким образом, отчего его волшебная палочка отлетела в сторону. Он бы и сам отлетел к стене, если б не обладал огромным магическим потенциалом. Все же, он сказал совсем иное, чем подумал. — Я вижу твои усилия, но ты слаба. Ты не стараешься хоть как-то сопротивляться мне.

Лили молчала, а Темный Лорд тем временем продолжал.

— Ты выходишь на новый жизненный пьедестал, поэтому тебе нужно учиться…
В дверь вновь постучали.

— Войдите, — на этот раз спокойнее произнес Темный Лорд, садясь в кресло.

Ноа осторожно приоткрыл дверь, боясь очередной порции заклинаний. Когда слуга увидел лежащую на полу Лили, то мгновенно ринулся к ней, остерегаясь сурового взгляда Темного волшебника.

— Мисс Лили, мисс Лили, — повторял сквиб, приподнимая ее. — Вы впорядке? Вы живы?

Лили постаралась выдавить из себя некое подобие улыбки, но у нее это не получилось. Она кивнула, одним взглядом давая понять ему, чтобы он быстрее уходил отсюда.

— Что тебе нужно? — Ноа усадил Лили на кресло и уж тогда повернулся к Волдеморту. — Хозяйка попросила передать, Милорд, что машина уже ждет внизу.

— Какая машина? — непонимающе переспросила Лили.

— Чтобы отвезти Вас на вокзал, мисс Лили.

Он перевел взгляд на Лили, ибо тяжелый взгляд Темного Лорда немного выводил Ноа из колеи.

— Ты можешь идти, — сказал Темный Лорд.

Ноа поклонился сначала ему, затем Лили, а после медленно поплелся прочь.

— Ну что ж, Лили, пришло время нам с тобой попрощаться на какой-то период, — он поднялся со своего кресла и подошел к камину, отвернувшись от Лили. — Не забывай, чему я тебя учил и помни все мои наставления.

Лили тоже поднялась с кресла, опираясь за подлокотник. А Темный Лорд тем временем продолжал:

— Самое главное помни, кто твои союзники, а кто враги. А врагов у тебя будет много.

На некоторое время комната погрузилась в глубокую тишину. Лили уже подумала уйти, как Темный Лорд произнес:

— Тебя ждут, Лили, поторопись.

Не ждав больше ни секунды, Лили пошла в сторону двери. Как только она потянула ручку, Темный Лорд окликнул ее:

— Я надеюсь, ты уже прочитала «Историю Хогвартса» и выберешь правильный факультет. Подумай о Слизерине… Тебе там понравится.

Выслушав последние наставления, она выбежала за дверь, где ее ждала мать.
— Почему ты еще не готова? Водитель больше получаса ждет внизу. Ты понимаешь, как твоему отцу трудно было выбить машину у Министерства?

— Мам, прошу, можно без нотаций? — устало протянула Лили. — Я не нуждаюсь, чтобы меня сопровождали. Я большая девочка, и вполне могу добраться сама.

Женщина хмыкнула, скрещивая руки на уровне груди.

— Знаешь, после твоей выходки в Косом Переулке, ты должна радоваться, что я не посадила тебя под домашний арест. Ты даже не можешь представить, какую операцию ты чуть не сорвала.

Лили нервно усмехнулась над словами матери, и уже хотела ей возразить, как Эстер произнесла:

— Даю тебе пять минут, поторапливайся!

Она развернулась и пошла вниз, где послышался грохот чемоданов. За грохотом последовала брань Эстер, которая ворчала, за что им достался такой нелепый домовик.

Лили первым делом побежала в свою комнату, дабы вспомнила о письме, отправленном Марку несколько дней назад. С их последней встречи в полнолунье в лесу, Лили больше ничего не слышала о своем друге. Она отправила около дюжины писем, но ни на одно из них не получила ответа. Она переживала за него.
Не обнаружив новой почты, девушка заперла Сову в клетке, повесила на плечо заранее собранную сумку и спустилась вниз, где ее уже ждала мать, вокруг которой суетился их домовик.

— Уверена, что все собрала с собой? — спросила Эстер, отталкивая домовика от Лили, который то и дело норовил ей что-то сказать.

— Да, мам, — ответила Лили.

— Счастливой дороги, — сказала Эстер и, с несвойственной ей материнской нежностью, обняла дочь. — И помни наставления Темного Лорда.

***

Всю дорогу Лили было немного неуютно. Водитель постоянно молчал и не реагировал на ее вопросы. Они ехали в абсолютной тишине, которая изредка прерывалась кашлем мужчины. Когда они прибыли на вокзал, тот даже не соизволил выйти из машины, чтобы помочь Лили с чемоданами, поэтому девушке пришлось все тащить самой.

— Хоть диалог наш с вами не удался, вы не подскажите, куда мне идти? — попробовала попытать удачу в очередной раз Лили, но у нее ничего не получилось. Мужчина показал куда-то в сторону, к платформам, ни проронив при этом, ни звука. Поэтому Лили пришлось самой искать место, откуда отправляется ее поезд, самой.

— Простите, вы не подскажите, как пройти к платформе 9 ¾? — в который раз спросила Лили у прохожего, но тот лишь посмотрел на нее как на сумасшедшую. Она около десяти минут ходила и искала это платформу. В какой-то момент она решила, что над ней просто издеваются, пока краем глаза не увидела, как молчаливый водитель ходил по перрону. Лили села на чемодан и стала оглядываться по сторонам. Сова громко ухала, привлекая внимание прохожих, косо смотревших на нее.

Лили уже хотела вернуться обратно, как услышала от пожилой пары, которая пробежала около нее, знакомые слова.

— Карлус, поторопись, поезд через несколько минут отправляется, — поторапливала мужа женщина. — И будь осторожней с совой Джеймса, а то магглы и так начинают смотреть в нашу сторону.

Лили подскочила с чемоданов и побежала за пожилой парой.

— Прошу прощения, — воскликнула Лили. Мужчина и женщина одновременно обернулись, глядя как Лили мучается тяжелыми сумками. Мужчина подбежал к ней, чтобы помочь. — Ох, большое спасибо.

— Вы что-то хотели спросить? — добродушно отозвалась женщина, нервно поглядывая на часы.

— Не подскажите, как пройти на платформу 9 ¾? А то мне уже кажется, что надо мной просто пошутили, дав неправильную информацию.

— Не беспокойся, — женщина положила ладонь на плечо Лили и развернула в сторону платформы, рядом с которой они как раз и стояли. — Все, что тебе нужно, это пройти сквозь эту платформу.

И уже глядя на недоверчивое лицо Лили, она добавила:

— Но для этого лучше разбежаться.

Лили поблагодарила их, поставила удобнее на тележку клетку с совой и побежала в сторону платформы. Она уже ожидала всего. Думала, что сейчас врежется в стену на потеху прохожим. Но, к ее удивлению, этого не произошло. Когда она открыла глаза, то увидела перед собой огромное скопление народа. Но больше ее поразил огромный красный поезд.

Звонок оповестил, что поезд через несколько минут отправляется. Многие засуетились и побежали занимать свои места. В том числе и Лили. Она долго искала свободное купе. Но все они были битком забиты людьми. Когда поезд потихоньку стал сдвигаться с места, Лили улыбнулась удача. Зайдя в свободное купе, она закрыла за собой двери. Сова громко ухала и пыталась открыть клювом замок.

— Эльза, подожди, — Лили отворила окно, а затем принялась за чемодан. — Вингардиум Левиоса!

Чемодан стал парить в воздухе, Лили, с помощью волшебной палочки стала направлять его к верхней полке. В этот момент дверь купе с шумом отворилась и в него влетает парень, из-за чего Лили потеряла контроль над чемоданом, и тот повалился на пол, чуть не покалечив ее. Лили и нарушитель покоя одновременно бросаются к чемодану.

— Простите, не хотел вас напугать, — стал извиняться парень, собирая разлетевшиеся пергаменты в одну стопку.

— Я не понимаю, вас не учили стучаться? — они синхронно подняли головы и посмотрели друг на друга.

Спустя несколько секунд неловкого молчания, они одновременно произнесли:

— Ты?!

— Что ты здесь делаешь? — воскликнула Лили, поднимаясь с колен. — Ты что ли следишь за мной?

— Хочу тебя расстроить, красавица, я просто люблю врываться в чужие купе и пугать людей, — усмехнулся Джеймс, поднимая с пола, выпавший из чемодана бюстгальтер. — Это, кажется, твое.

Лили выхватила свою вещь из рук Джеймса и стала сгребать остальные вещи в чемодан. А Джеймс тем временем продолжал:

— Кстати, я считаю, что нам пора познакомиться. Меня зовут Джеймс Поттер.

Лили подняла голову, смахнув при этом с лица упавшую прядь волос, и взглянула на Джеймса. Он в свою очередь улыбался своей самой обворожительной улыбкой, которая сводила с ума десятки девушек. Наверное, он думал, что это подействует и на Лили, но девушка лишь усмехнулась:

— А я считаю, — начала Лили, поднимая свой чемодан наверх. — Что этот диалог полностью лишен всякого смысла, но если это утихомирит твое разбушевавшееся либидо, то, пожалуйста. Меня зовут Лили. Надеюсь, этой информации будет достаточно, чтобы ты вышел из моего купе?

— Ох, ты, как грубо, — он попытался сделать обиженный вид, но у него это не вышло. В его глазах пылали озорные огоньки. — Ты, случайно, не из Когтеврана? Кажется, мы встречались уже раньше.

— Хочу тебя огорчить, но с интуицией у тебя все плохо, — прервала его Лили.

— Пуффендуй? — назвал он второй факультет. Лили скрестила на уровне груди руки и продолжала наблюдать за попытками Джеймса угадать ее факультет. — Нет, не дай мне в тебе разочароваться. Неужели Слизерин?

Лили усмехнулась, наблюдая за тщетными попытками угадать, с какого она факультета.

— Что ты имеешь против Слизерина? — Лили приподняла брови.

Джеймс уже хотел продолжить диалог, но дверь отворилась, и в купе вошел человек, прервав их разговор.

— Сохатый, наконец-то я тебя нашел, — протянул парень, одновременно переводя свой взгляд на Лили.

— Неужели соскучился? — Джеймс мимолетно усмехнулся.

— Конечно, пытался не выпрыгнуть из вагона, выслушивая причитания Мэри на твой счет, — он уже начал раздражаться. — Пожалуйста, утихомирь свою девушку.

— Кхм, — протянула Лили, давая понять им, что она еще здесь. — Я вам не мешаю?
Парень вновь обратил на нее свое внимание. И на этот раз он решил не отвлекаться на Поттера.

— Нет, солнышко, ты не можешь помешать, — ласково произнес друг Джеймса, на что Лили демонстративно закатила глаза.

— Пошли уже, Дон-Жуан, — Джеймс вытолкнул друга в коридор, сказав Лили на прощание несколько слов. — До скорой встречи.

Дверь с шумом захлопнулась. Лили облегченно вздохнула и повернулась к окну. Поезд уже набрал скорость и мчался вовсю. Ярко-зеленые просторы сменялись один за другим, открывая всю красоту природы.

В дверь тихо постучались.

— Ну что еще? — раздраженно протянула она, разворачиваясь к окну спиной. Напротив нее стоял напуганный маленький мальчик, переминаясь с ноги на ногу.

— Меня попросили передать, — еле слышно прошептал он, протягивая Лили записку. Девушка взяла маленький кусок пергамента и только хотела спросить от кого послание, мальчик уже убежал.

Она развернула листок и прочитала следующее:

«Нам нужно поговорить. Срочно! 7 вагон.

О.Э.»


Прочитав записку, Лили передернулась. Она порвала листок и выбросила клочья в окно. Сейчас ей особо хотелось одного: побыть одной. А встречаться с этим человеком у нее не было никакого желания. Переборов себя, она все-таки направилась к 7 вагону, где ее ждал Оливер. Путь оказался не близким. Она шла около десяти минут, когда все-таки добралась до необходимого вагона. Когда она вошла в вагон все взгляды моментально были переведены на нее. В самом центре она увидела Оливера, который сидел в обнимку с двумя девушками. Те постоянно хохотали над его словами, что неимоверно льстило Оливеру. Как только Лили посмотрела в его сторону, Эйвери моментально изменился в лице, резко встал и пошел в сторону Лили.

— Какая неожиданная встреча, — он распахнул руки в стороны, жестом приглашая отойти немного в сторону.

— Хватит ломать комедию, Оливер, — остановила его Лили, бросая кроткий взгляд на обывателей вагона. — Что тебе нужно?

— Разве так надо разговаривать со своим женихом? — протянул он, запуская руку в ее волосы. Лили обратила внимание на девушек, с которыми недавно сидел Оливер. Они прожигали ее взглядом, отчего Лили стало немного смешно.

— Не заостряй внимание на формальности, — Лили перевела взгляд на Эйвери и мило улыбнулась, отчего стакан, который стоял на столе, где сидели те две однокурсницы Эйвери, взорвался. — Я смотрю, тебе не было одиноко в мое отсутствие.

Оливер усмехнулся и, приблизившись к ней ближе, сказал:

— Я просто хотел передать тебе послание от твоей матери.

— Так она заставила тебя следить за мной?! — Лили попыталась вырваться и уйти прочь, но Оливер крепко держал ее за руку.

— Гребанный Мерлин, веди себя спокойней, Блэк, — он прижал ее к стене, не давай сделать лишних движений.

Он подождал некоторое время, когда Лили успокоится и перестанет вырываться. Затем продолжил:

— Будь хорошей девочкой и не делай глупостей.

— Воспитательная беседа окончена? — раздраженно прошептала Лили, поднимая вверх свою поникшую голову.

— Да, можешь идти, — ответил он, ослабляя хватку. Но перед самым выходом добавил: — Я надеюсь, ты сделаешь сегодня вечером правильный выбор.
Когда Лили вернулась в свой вагон, то первым делом начала писать очередное письмо Марку. Именно с ним ей хотелось сейчас встретиться и поговорить. За последнее время в ее жизни столько поменялось. Переезд, обязательства перед семьей, перед Темным Лордом. Все это тяготило ее жизнь. Была б ее воля, она давно бы отказалась от всего и сбежала. Она не хотела, чтобы Волдеморт возлагал на нее надежды. На что он надеется? Что она станет его последователем? Возможно, все так и думают, раз на это потрачены такие силы. Но никто никогда не спрашивал, что хочет на самом деле Лили.

— Как же ты мне сейчас нужен, Забини, — вздохнула Лили, глядя на крохотную точку вдалеке, кем являлась ее сова.

Через некоторое время Лили погрузилась в сон.

***

Лили шла через длинный коридор, который казался бесконечным. Она не знала, как здесь оказалась и тем более, как отсюда выбраться. Темнота и пустота пугали ее. На ее вопросительные крики никто не откликался, лишь слышалось шипение. Лили могла поклясться, что оно доносилось из стен. Чем дальше она шла, тем отчетливей оно казалось.

Она шла на звук, и через короткое время в ее поле зрения оказался луч света. Чем ближе она приближалась к лучу, тем шипение плавно переходила в человеческую мольбу.

— Прошу, вас, не надо, — Лили оказалась в тускло освещенной комнате, и перед ней открылось ужасное зрелище. Темный Лорд склонился над своей жертвой, глядя в ее глаза, полные ужаса. — Не трогайте их, заберите лучше мою жизнь. Не трогайте моих детей.

Темный Лорд слабо усмехнулся, и мельком взглянул в противоположный угол, где сжавшись, ютились мальчик и девочка.

— Хорошо, — Темный Лорд вновь перевел на нее свое внимание.
Лили стояла за дверью, наблюдая за этой картиной. Она хотела остановить Волдеморта, он ее выслушал бы. Но Девушка не могла пошевелиться. Она будто бы была приклеена к полу.

— Я сделаю тебе одолжение, их смерть будет быстрой, — сказал он, затем выкрикнул заклинание, наведя волшебную палочку на детей. — АВАДА КЕДАВРА!

Из кончика волшебной палочки выскочил ярко-зеленый луч, который озарил всю комнату.

— НЕТ! — истошно закричала женщина. Она проклинала Темного Лорда, но волшебник лишь наслаждался ее невыносимой болью.

— Вот что бывает, когда встают на моем пути, — сказал Волдеморт, обернувшись в ту сторону, где стояла Лили. — Я обещал, что буду благосклонен к твоим детям, но не к тебе.

— Делай, что хочешь, мерзкий ублюдок, — процедила сквозь зубы женщина, во взгляде которой не было больше ничего, что напоминало бы человека. — Убей меня. Это же так легко. Всего лишь произнести заклинание.

— Действительно, — согласился Темный Лорд, наблюдая за дверью, за которой стояла Лили. Но на самом деле он смотрел не на нее, он ждал змею, которая, быстро миновав Лили, приползла к своему хозяину. — Нагайна, займись нашей гостьей.

Лили почувствовала, что вновь может управлять своими движениями, поэтому она резко отвернулась, чтобы не видеть этого ужаса. Но у Темного Лорда были свои планы.

— Не отворачивайся! — рявкнул он, отчего Лили подпрыгнула. — Смотри на это. Иначе тебя постигнет та же участь!

Девушка глубоко вздохнула и медленно вышла из своего укрытия. Последнее, что она видела это ехидную улыбку Темного Лорда, а затем ярко-зеленую вспышку.


***

— НЕТ! — закричала Лили во весь голос. Но когда до нее дошло, что все впорядке, что она все еще в поезде, у нее немного отлегло на сердце. Перед собой она заметила парня, который смотрел на нее исподлобья.

— С тобой все впорядке? — осведомился он.

Лили потерла глаза и вновь взглянула на него. Перед ней стоял парень, довольно симпатичный. Он был одет в школьную форму, а на груди висел значок, на котором Лили разглядела «Староста Школы».

— Да, — заверила его Лили, выглядывая в окно. Поезд постепенно сбавлял обороты, день сменил вечер, отчего стало ясно, что они почти приехали.

— Мы подъезжаем, — подтвердил ее мысли парень. — Не забудь переодеться в форму. И, если что-то будет нужно, обращайся.

Он улыбнулся напоследок и покинул ее купе.

Хогсмид встретил ее не очень радушно. За то время, когда она спала, начался жуткий ливень, отчего никто долго не задерживался на одном месте. Ученики старались поскорее миновать расстояние, которое приходилось от вагона до карет.
Лили долго не могла найти свободную карету. Как только на горизонте показывалось хоть одно свободное место, ее вечно обгоняли, при этом смеясь. Спустя какое-то время Лили это надоело. Она промокла до нитки, поэтому, как только она нашла свободную карету, на которую уже нацелили глаз, то резко уцепилась за предоставленную возможность и уехала одна.

К замку она прибыла одна из самых последних. Около ворот ее ждал разгневавшийся мужчина, средних лет, который бурчал себе что-то под нос.

— Ну, наконец-то, сколько можно ждать, — фыркнул он, забирая у Лили чемодан. — Имя и факультет.

— Лили Блэк, — устало ответила Лили. — В этом году только поступила.
Мужчина косо посмотрел на нее, вновь что-то пробурчал себе под нос и отпустил ее.

Дождь шел, не думая заканчиваться. Лили подняла с земли мокрую веточку и трансфигурировала ее в зонтик. Когда она вошла в замок, то поразилась его красотой. Это было огромное по своим размерам сооружение. На стенах висели портреты, которые обсуждали новый учебный год, говорили о новых студентах и были невероятно рады, что эти стены снова наполнятся живыми голосами. Так же делились тем, как они провели лето. Послушав все эти дальние разговоры, Лили усмехнулась, когда узнала, что некоторые люди на картине провели свое лето куда лучше, чем она.

Девушка шла вперед, разглядывая просторы внутри замка. Вдали она услышала звон колоколов и поняла, что пора возвращаться. Но куда возвращаться? Она так сильно была увлечена путешествием, что совсем потерялась.

— Ты что-то ищешь, девочка? — из картины послышался тоненький голосок старушки, когда Лили прошла мимо нее уже третий раз.

— Да… — замялась Лили. — Не подскажете… Где все?

— Ох, моя хорошая, да ты видно потерялась, — вздохнула старушка, беря в руки клубок со спицами. — Тебе нужно идти в Большой Зал, там сейчас идет распределение первокурсников. Моя внучка туда пошла, посмотреть на них. Ох, помню, я и сама любила это тебе.

— Не скажете, где этот Большой Зал? — не унималась Лили. Все-таки опоздать в первый день ей уж точно не хотелось.

— Конечно, моя дорогая, — она шепнула что-то Лепрекону с соседней картины и замолчала.

Лили стояла в недоумении. Она попыталась разговорить старушку, но та продолжила заниматься своим делом, не отвлекаясь на нее. Совсем отчаявшись, девушка села на пол, прижав лицо к коленям. День с самого начала не выдался, почему же она решила, что сейчас все будет нормально? Она лишь хотела, чтобы этот день поскорее закончился.

— Кто звал Сэра Николаса де Мимси-Дельфингтона? — со стороны послышался незнакомый голос, что заставил Лили поднять голову.

— Хорошо, что вы пришли, — старушка на картине вновь оживилась, услышав голос приведения. — Эта девочка потерялась, доведите ее до Большого Зала. А то пропустит всю церемонию. А это не хорошо. Нет.

— Сэр Николас к вашим услугам, — он склонил свою праздничную шляпу и сам поклонился.

Он довольно быстро довел ее до места назначения, при этом задавая множество вопросов, на какие Лили не очень охотно отвечала. Она бы с удовольствием мило бы побеседовала с ним в другой день, но не сейчас. Около дверей в Большой Зал ее ждала женщина. По ее лицу было видно, что она была чем-то недовольна.

— Лили Блэк? — спросила она, сверяясь со списком.

— Да, — кивнула Лили.

— Через минуту, когда двери отворятся, вы должны будете зайти в зал, чтобы пройти распределение, — сказала женщина и вновь вернулась в зал, напоследок что-то сказав. Лили была уверена, что услышала от нее: «Эти Блэки скоро доведут меня до белого каления».

— Так вы будете проходить распределение, — воскликнуло приведение. — Поздравляю вас, это превосходное чувство идти по этому залу, в предвкушении того, что сейчас определиться твое ближайшее будущее. Кстати, я приведение факультета Гриффиндор, надеюсь, вы пополните наши ряды. Удачи!

Лили поблагодарила Сэра Николоса. Весь день ей говорят по правильный выбор, неужели все зависит лишь от нее? Она обещала семье, что выберет Слизерин. И она не хочет их подвести.

Дверь широко распахнулись, и Лили осторожно вошла в Зал. Множество взглядов устремились на нее в этот момент. Зал выглядел еще лучше, чем весь остальной замок, что она успела рассмотреть. Она взглянула наверх и обнаружила, что вместо обычного потолка было ясное звездной небо, от которого свисали зеленые флаги с вышитой на них змеей. Она не раз видела этот символ в родительской спальне. Поэтому она начала понимать, в чем дело.

Зал погрузился в тишину, Лили слышала лишь цокот своих каблуков. Когда она проходила мимо стола, где сидели люди, у которых на мантиях была вышита та же эмблема, что и на флагах, то ее взгляд скользнул по знакомому лицу Оливера Эйвери. Он сидел и нахально улыбался, ожидая в скором времени увидеть ее в рядах своего факультета.

— Лили Блэк! — когда Лили дошла до женщины, которая встретила ее у дверей, та произнесла ее имя. В этот момент в зале послышалось перешептывание. Вдали она услышала громкий непрекращающийся кашель. Видимо, ее семья популярна здесь.
Девушка медленно прошла к стулу и села на него. Женщина надела ей на голову старую шляпу, которая, как только коснулась головы Лили, начала тихо говорить.
 — Ага, я долго тебя ждала, но ты все не приходила, — бубнила шляпа, от голоса которой Лили становилось немного не по себе. — Я знаю, как ты хочешь всем угодить, выбирая тот путь, который не для тебя.

— Пожалуйста, отправьте меня в Слизерин, — просила Лили. — Как хотят мои родители.

— Родители, — хмыкнула шляпа. — А чего хочешь сама ты?

— Отправьте меня в Слизерин, — не унималась Лили. И хоть она не горела особым желанием проводить все свое время в компаниях Эйвери и его дружков, с которыми была вынуждена проводить часть своей жизни в прошлом, лишь из-за того, что это были единственные люди, с которыми ей было дозволено общаться, пока она была вне стен своей школы. Она бы выбрала любой другой факультет, где бы ее жизнь была куда лучше. Но так хотели ее родители.

— Что ж, ты волевая и очень сильная, раз готова пойти на такую жертву, — подвела итог шляпа. — Хорошо, я сделаю так, как тебе будет лучше.

Лили закрыла глаза, готовясь услышать свой приговор. И шляпа выкрикнула:

— ГРИФФИНДОР!

Со стороны Гриффиндорского стола послышался неуверенный шум и тихий аплодисменты. Лили встала со стула и направилась к столу своего факультета. В ней было в данный момент множество чувств, начиная от огорчения, заканчивая облегчением, которого она уже не чувствовала несколько дней.
Лили присела на свободное место, рядом с первокурсниками. Недалеко от себя она увидела Джеймса и удрученно вздохнула. Кажется, теперь он от нее точно не отстанет.

В центр вышел старый волшебник, в лице которого она узнала Альбуса Дамблдора. Он сказал несколько напутственных слов, поздравил новоиспеченных первокурсников, поприветствовал старых обывателей. После того, как он закончил свою торжественную речь, на столах появилось огромное количество блюд. Все мгновенно приступили к пиру. Лили только сейчас осознала, как она проголодалась. Она наложила себе немного еды и приступила к ужину. Весь вечер она замечала на себе взгляд человека, которого она сегодня уже видела в своем купе, когда тот приходил за Джеймсом. Когда она переводила на него внимание, тот лишь улыбался. Через некоторое время, но поднялся со своего места и пошел в сторону Лили. Растолкав недовольных первокурсников, он устроился напротив Лили.

— Приятно видеть, что еще один Блэк наплевал на моральные принципы своей семьи, — он налил себе в стакан немного тыквенного сока, при этом не сводил с Лили взгляда. — Скажи же, приятное ощущение?

— А ты, видимо, Сириус Блэк? — спросила она после мгновенной паузы.
— Неужели это так очевидно? — усмехнулся он.

— Самодовольный взгляд, завышенная самооценка, Блэк, Гриффиндор, — перечисляла Лили, загибая пальцы. — Это было не сложно.

Сириус чуть не подавился соком от смеха при таком контрастном описании своей персоны.

— Значит, ты наслышана обо мне?

— Год назад вся семья только об этом и говорила. Матушка даже приставила ко мне охрану, чтобы я, не дай Мерлин, не сделала то же самое. А то вдруг, еще один Блэк сбежит, опозорит семью, — сказала она, жестами показывая реакцию родственников, после того, как Сириус Блэк сбежал из дома.

Она, конечно, и раньше слышала из разговоров родителей про Сириуса: про то, как он, не наплевав на традиции своей семьи, поступил на Гриффиндор, про его частое нахождение в кругу магглов. Как бы его родители не скрывали бы этот «позор».

— Были мысли?

— Скажем так, я тебя считала кумиром.

— Неужели? — с недоверием спросил он.

— В отличие от меня, у тебя хватило храбрости это сделать…

— О чем болтаете? — перебив их разговор, к ним подсела светловолосая девушка, по эмблеме на груди, Лили поняла, что она тоже с Гриффиндора.

Лили перевела на нее свой взгляд и поняла, что она ее где-то уже видела.

— Кстати, меня зовут Марлин, — девушка дружелюбно протянула свою ладонь. — Я рада, что ты попала на Гриффиндор.

— Лили, — представилась девушка, не сводя взгляда с Марлин.

С первого взгляда Марлин сразу понравилась Лили. От нее исходило такое тепло, такая жизнерадостность, отчего непроизвольно начинаешь улыбаться. Ее улыбка была такая яркая, что смогла бы осветить бы всю планету. Лили нравились такие люди, как Марлин. В них всегда было что-то необычное, что не могло не запасть в душу. Обычно взглянув на таких людей, забываешь про то, что так долго тревожило твою душу.

Спустя время к ним присоединились и другие люди. Среди них она узнала юношу, который разбудил ее сегодня в поезде, это был Ремус Люпин, также к ним присоединилась еще одна девушка, которая представилась как Алиса Фаррел.
Временами она чувствовала на себе взгляд Оливера, пару раз она взглянула на него и заметила, как он своим взглядом, будто прожигает в ней трещину.

— Добро пожаловать в Гриффиндор, Лили, — Лили услышала рядом с собой знакомый голос, и когда подняла взгляд, то увидела перед собой Джеймса. — Я нисколько не сомневался, что шляпа тебя именно в Гриффиндор.

— С чего именно? — удивленно спросила Лили, вскинув брови.

— В вас Блэках есть что-то такое ненормальное, — ответил он, присаживаясь рядом с Лили. — Я когда его увидел, — он перевел взгляд на Сириуса, — сразу понял, что он попадет на Гриффиндор.

— У вас, я погляжу, прям любовь, — усмехнулась Марлин, толкнув Сириуса в бок. — Рем, тяжело тебе, наверное, с ними жить в одной комнате.

— Даже не представляешь как, — Ремус наигранно закатил глаза. — Всю ночь мешают спать.

— Ты просто завидуешь, что этот красавчик достался мне, — ответил Джеймс, подмигнув Сириусу.

Все, кто сидел рядом разразились смехом. Немного успокоившись, Алиса сказала:

— Аккуратней, Джеймс, Мэри и следа от Сириуса не оставит, если узнает про вашу любовь.

— Прости, Бродяга, — Джеймс положил руку на сердце, и с наигранной болью проговорил. — Нам не суждено быть вместе.

— А ты, я гляжу, отличный актер, — сказала Лили, но ее никто не услышал, так как все взгляды были обращены на директора, который объявил, что пир закончен, и старостам своих факультетов следует проводить первокурсников в свои покои.
Та Мэри, о которой Лили уже не раз слышала за этот день, подошла к ребятам, даже не обратив внимания на Лили.

— Ремус, нам пора, — только и сказала она, после чего стала выстраивать первокурсников. Взгляд Лили вновь скользнул по Слизеринскому столу. Тяжелый взгляд Эйвери, который он не сводил с Лили весь вечер, дал ей понять, что им срочно нужно поговорить.

Перед тем, как отвести первокурсников наверх, Мэри обратила на Лили свое внимание.

— Лили, если ты хочешь, то тоже можешь пойти с нами, — почти искренне произнесла девушка.

— Мы сами ее проводим, — перебила ее Марлин.

— Не стоит, — отказалась Лили, поднимаясь со скамьи. — Я пойду с ними, заодно посмотрю замок.

Она пошла вместе с первокурсниками. Лили заметила по выражению Мэри, что та предложила ей идти вместе с ними только из-за чувства долга, а не из собственных соображений. Как ни странно, но Лили сразу показалось, что она чем-то не понравилась Мэри.

Сквозь толпу первокурсников, девушка увидела Оливера, который проталкивался вместе с ней. Когда ей удалось прорваться сквозь толпу, Эйвери резко схватил Лили за руку и завел в ближайшую кладовку.

— Это такой способ пожелать мне доброй ночи? — спросила Лили, когда парень закрыл за собой дверь.

Он крепко прижал ее к стене и сказал:

— Скажи, ты специально делаешь то, что меня злит? — прохрипел он ей в лицо. Он него пахло алкоголем, отчего Лили немного поморщилась. Но ответила она ему довольно весело.

— Только по праздникам, любимый, — сказала она. Как-никак, а Эйвери был прав. Лили любила его злить.

Он ударил кулаком о стену и отошел от Лили.

— Ты знаешь, как отразится твоя глупая выходка на мне? Знаешь? — повысил он свой голос.

— Прости, что сорвала планы на мой счет, — съязвила девушка. — Кто же будет докладывать моей матушке обо всех моих действиях? Бедный Оливер.

— Послушай меня, — он вновь приблизился к ней, отчего Лили резко приблизилась к стене.

— Нет, это ты послушай меня, — перебила его Лили. Выходка Оливера начала ее выводить из себя. — То, что наши родители заключили сделку, решив нас поженить, не дает тебе права указывать мне, что делать. Я не твоя собственность. И мне плевать, что тебе приказала моя мать. Я нарушила твои планы?! Какая жалость. Это твои проблемы, если ты думал, что я буду плясать под твою дудку.

Закончив говорить то, что лежала у нее на душе долгое время, она резко раскрыла дверь, слегка толкнув студентов, стоящих рядом с ней. Она сама удивилась, откуда в ней накопилось столько злости, но она была рада, что наконец-то высказала это.
— Лили, — услышав свое имя, она резко обернулась и увидела перед собой Марлин с Сириусом. Они смотрели то на нее, то на дверь кладовки, откуда она только что выбежала. За ней вышел Эйвери, который обогнув их, резко свернул к лестнице.

— Нам лучше не спрашивать, да? — после недолгого молчания спросила Марлин, которая была немного сбита столку.

Лили кивнула.

Они предложили ей довести ее до гостиной, на что Лили мгновенно согласилась. Они дошли до гостиной довольно быстро. Весь их путь Марлин постоянно говорила, пытаясь хоть как-то приободрить Лили. Когда они дошли до пункта назначения, Лили заметила, что вход в гостиную охраняла женщина, которая что-то напевала себе под нос.

— Звездная пыль, — четко ответила Марлин, после чего дверь отворилась.
Когда они вошли внутрь, то Лили заметила, как небольшая на первый взгляд гостиная, была заполнена огромным количеством студентов. Рядом с камином расположились ее новые знакомые. В центре которых, на диване устроились Джеймс и Мэри. Девушка мирно посапывала у него на плече. Заметив Лили, Джеймс улыбнулся и крепче прижал к себе Мэри.

— Не хочешь к нам присоединиться? — предложил Сириус, прогнав с ближайшего кресла двух первокурсников.

— Пожалуй, нет, — вежливо отказалась Лили, затем, сославшись на легкую усталость, попросила проводить Марлин ее до комнаты. Девушка с радостью согласилась и отвела Лили в ее новую комнату.

Как же много мыслей проносилось в голове Лили. За этот день так много произошло событий, поэтому ей так хотелось ими с кем-то поделиться. Но единственный человек, которому она могла довериться, игнорирует все попытки Лили связаться с ним. Это очень тревожило Лили. Но ничего, завтра будет новый день, новая история. Поэтому она не будет думать об этом сегодня, а подумает завтра.

________________________________________________________
Дорогие мои читатели, простите, что так давно не было обновлений. Я не покинула вас, просто я погрузилась в горы учебников, ибо пришла эта злая тетка, по имени учеба, а за ней и сессия :с
Спасибо, что остаетесь со мной, не смотря на столь долгое мое отсутствие.
Хочу поздравить Вас с Наступающим Новым Годом и пожелать вам в 2017, чтобы сбылись Ваши самые сокровенные мечты, чтобы Вас всегда сопровождали по жизни только надежные люди, любви, счастья, мои хорошие. И в честь этого радую Вас новой главой.
С Новым Годом, котята :3

На пути к новой жизни


Настроение от испорченных планов постепенно улучшалось. Но Лили до сих пор не могла привыкнуть к той мысли, что все ее замыслы постепенно отходили на второй план. И чем быстрее шло время, тем меньше казалась возможность вернуть все на круги своя. Девушка пыталась донести до своего сознания информацию, что Хогвартс — теперь ее дом, на ближайшее время уж точно. Ведь родительское слово это закон, тем более, если эти слова были укреплены приказом Лорда Волдеморта. Что касалось самих родителей, а точнее поступление Лили на факультет Гриффиндор, то это отдельная история.
На следующий день девушка проснулась от жутких криков Мэри МакДональд. Когда Лили отодвинула балдахин над кроватью, то увидела, как ее соседка бегает по всей комнате от летающего письма в зеленом конверте. Лили готова была поспорить, что изо рта у него выходили искорки пламени. Хотя это явление вполне можно было приравнивать к галлюцинациям после сна. Как бы ей не хотелось в это верить, но это оказалось действительно так. Мэри еще несколько дней упрекала Лили за испорченную от пламени кофту.

— Акцио! — выкрикнула Лили, не вставая с кровати, и письмо тотчас оказалось у нее в руках.

Мэри гневно посмотрела на нее за испорченное утро. Но Лили ничего ей не ответила, лишь закрыла вновь свой балдахин. Она навела на письмо волшебную палочку и прошептала заклинание, которое превратило его в обычный пергамент. Потому что, зная свою семью, особенно мать, девушка подозревала, что в этом письме содержались не очень лестные слова. Особенно, если взять в расчет то, что оно чуть не сделало с ее соседкой, которая, похоже, будет ненавидеть ее довольно долго за испорченное утро.

Распечатав письмо, Лили увидела то, что и ожидала:

«Лили, я, конечно, понимаю, что наши с тобой отношения были не совсем открытые, да и в последнее время слишком холодные. Я надеюсь, ты понимаешь, чья это вина?..»

На этом моменте Лили уже хотела порвать это письмо и выкинуть, но она себя постаралась успокоить.

«…Я думала, все выйдет иначе. Жаль, что ты ослушалась наших наставлений. Слизерин вывел бы тебя на истинный путь. Но, если так оно вышло, я все надеюсь, что это не твоя вина, а глупое решение этой старой тряпки, которую хранит Дамблдор из чувства жалости. По крайней мере, держись Оливера, помни, что он один из немногих, на кого ты можешь надеяться в этой школе. И поменьше имей дело с грязнокровками, не уподобься только своему однофамильцу. У Темного Лорда на тебя большие планы. Не подведи вновь нашу семью.»

Дочитав послание, Лили кинула его на тумбочку и зарылась лицом в подушку. На заднем плане все еще слышалось недовольное ворчание Мэри, которое пыталась приглушить только что вернувшаяся из душа Марлин.
Но как говориться, как учебный год начался, так он и продолжится, пока ты не повернешь ситуацию в то русло, где тебе будет удобнее выживать. Все впереди, остается выбрать правильный путь.

***

И это действительно стало так. Но Лили выбрала удобную для себя позицию, просто вести себя тихо и никому не показываться на глаза. Ей это было удобно, она не хотела заводить лишних знакомств, всегда ходила одна. Это все потому, что она в глубине души надеялась, что это все розыгрыш, она скоро окажется дома, а не с этими незнакомыми людьми. Хотя раньше у нее не возникали проблемы с общением, сейчас она всячески пыталась избегать любого, кто с ней попытается заговорить. Особенно, если это были люди с ее факультета.

Нередко она замечала на себе взгляды Эйвери. Ей казалось, что он следит за ней, потому что он часто оказывался именно в тех местах, где она проводила свое время. А может, ей это и не казалось. Временами она считала это смешным, поэтому Лили пыталась запутать его всеми любыми способами. Ведь если он хочет с ней поиграть, то она всегда согласна. Вот только игра будет по ее правилам.

Что касалось занятий, то здесь все проходило весьма приятно. Лили всегда нравилось учиться, узнавать что-то новое. Особенно ей понравился урок Зельеварения, именно здесь Лили впервые почувствовала, что она в своей тарелке. Ведь Зельеварение это как раз ее стезя.

Когда преподаватель Зельеварения профессор Гораций Слизнорт зашел в кабинет, он первым делом начал рассказывать про предстоящие экзамены, про планы на этот учебный год. Он, как и все после преподаватели рассуждали о важности экзамена ЖАБА. Поэтому было неудивительно, что практически все ученики, которым просто уже надоело слушать про экзамены, занимались своими делами.

Он уточнил, что в этом году, ученики должны приготовить 5 самых сложных за весь курс обучений зелий, список которых студенты должны завершить к марту. А затем тренироваться с отварами, зельями, которые были изучены на протяжении в шести лет обучения.

— А теперь, кто скажет мне, зачем нужны мне эти предметы? — он указал на свой стол, где находилась свеча и бутылек с темно-красной жидкостью.

— Чтобы подпалить кабинет, а потом уйти незамеченным? — предложил парень из Пуффендуя.

В классе послышался негромкий смех, который был прерван профессором Слизнортом.

— Нет, мой мальчик, — улыбнулся Гораций. — Может кто-нибудь помимо мистера Хоупера сказать, что это такое?

Профессор провел ладонью рядом со свечой и вновь обратил внимание на студентов.

— Прошу вас, — Слизнорт указал на Лили, которая сидела в конце класса, и что-то писала в пергаменте. Она сначала не поняла, что все внимание обращено к ней, пока когтевранец с соседней парты ее не окликнул. Она встрепенулась и назвала то, что хотел услышать профессор Зельеварения.

— Огнезащитное зелье! — сказала Лили. На лице Слизнорта появилась довольная улыбка.

— Очень хорошо. Ваше имя?

— Мисс Блэк, сэр, — девушка поднялась со своего места, за что сразу же получила многочисленное внимание со стороны своих однокурсников. — Данное зелье еще известно, как «Ледяное Зелье» — это зелье, которое используется для перемещения через огонь невредимым. Оно вызывает у выпившего его ощущение холода и обеспечивает защиту от большинства магических огней.

— Похвально! — воскликнул профессор Слизнорт, восхищаясь ответом студентки, а для себя заметил, что мало кто из студентов так хорошо знал это зелье. — 10 очков… — добавил он и сразу же затих. Слизнорт не знал эту студентку, хотя это казалось ему очень странно. Ведь он не мог проглядеть за столько лет такую талантливую ученицу. К тому же с такой звучной фамилией как «Блэк».

— Гриффиндор, профессор.

Со стороны столов, где сидели Слизеринцы, Лили услышала перешептывания, однако они быстро завершились, когда Слизнорт дал задание приготовить данное зелье.

— Вы должны распределиться на пары, — начал профессор. — Каждый студент подходит к моей шляпе и тянет пергамент, там будет имя вашего напарника на ближайшие полгода. На седьмой курс у нас запланировано пять очень сложных зелий, работы будет много, поэтому часть задания вы будете выполнять на уроках, другая пойдет в качестве домашнего задания, — объявил профессор, на что со всех сторон послышался разочарованный возглас, но Слизнорт не обратил на него никакого внимания. — Что касается Огнезащитного зелья, оно довольно сложное в приготовлении, мало кому из вас удастся наиболее точно приготовить его, однако, кому получится хоть немного приблизиться к правильному результату, получат от меня поощрительные баллы. Приступаем!

К Слизнорту по очереди подходили студенты и тянули из шляпы листок бумаги, на котором было написано имя своего напарника. Среди некоторых послышалось ликование, от других можно было услышать лишь обреченный вздох.

— Почему мы сами не можем выбрать себе напарника? — возмутилась студентка из пуффендуя.

— Потому что вы должны понять, что такое сотрудничество, мисс Аббот, а если вы дальше будете продолжать болтать с мисс Браун, то уверен, что вам будет очень тяжело на экзамене.

Кто-то из толпы прыснул, а две подруги лишь передразнили профессора, когда тот отвернулся от них.

Лили дождалась своей очереди и потянулась за своим листком. Когда она развернула, то облегченно вздохнула, на пергаменте значилось имя: «Ремус Люпин». Она была рада такому исходу, так как было вполне возможным быть в паре с Оливером. Возможно, в какой-то степени это могло случиться, магию, во всяком случае, никто не отменял. Но Лили была рада, что Эйвери не додумался до этого. Она взглянула в его сторону, Оливер был в компании своей однокурсницы, в которой она узнала Сисилию Гринграсс. Она была младшей сестрой Лорен Гринграсс, свадьбу с которой сорвал ее друг Марк Забини.
Когда Лили вернулась к своему столу, то заметила, как Ремус уже готовит ингредиенты, которые им были необходимы. Он поднял голову и искренне улыбнулся Лили.

— Странно видеть человека, который рад меня видеть, — сказала Лили. — Я весь день замечаю странные взгляды на себе, перешептывания. Прости, что тебе это говорю…
Она услышала, как рядом с ней кто-то усмехнулся. Когда она обернулась, то увидела Сириуса Блэка, который сидел за соседним столом. Его соседка тем временем готовила ингредиенты, и периодически смотрела на парня почти влюбленным взглядом.

— Что?

— Не переживай, Лили. Ты второй Блэк, кто нарушил нашу семейную традицию, — пожал плечами он. — Пройдет месяц, два, и люди найдут новую тему для обсуждения.

— Звучит не обнадеживающе, — хмыкнула Лили.

— Бродяга прав, Лили, — подтвердил Ремус, не поднимая на Блэков взгляда. — Они забудут и не вспомнят о тебе, если ты не начнешь петь в пьяном угаре гимн Хогвартса в час ночи, расхаживая по мраморной лестнице.

Лили засмеялась, лицо Люпина тоже озарила улыбка.

— Это было всего раз, Лунатик, — выпалил Сириус.

Как только до Лили дошло, что эта история о Сириусе, она засмеялась громче.

— Мистер Блэк, Люпин, мисс Блэк, — с другого конца класса послышался сердитый голос профессора, чье внимание было приковано к ним, троим. — Чем вы там занимаетесь?

— Тебе помочь, Олив? — Сириус мгновенно обернулся к своей соседке, отчего девушка едва не обронила нож.

Видимо, она до сих пор не могла поверить, кто с ней заговорил. Ее щеки слегка покрылись румянцем, в тот момент, когда она еле слышно проронила несколько слов:

— Не нужно, Сириус. Я сама пока что справляюсь.

— Вот и славно, — эти слова будто предназначались не ей, потому что он уже вовсю наблюдал за Лили и Ремусом.

Лили читала записи в своем старом учебнике, который захватила из дома. Остальная часть урока прошла вполне спокойно. Лили и Ремус были немногими, ком удалось завершить первую часть зелья до конца урока. Лили продолжала помешивать светло-розовую жидкость, когда к ним подошел профессор Слизнорт. Он остановился рядом с ними, на его лице Лили прочла удивление и некоторую нотку недоверия. Профессор принюхался к зелью, а затем воскликнул:

— Браво! Мистер Люпин, мисс Блэк, вам в точности удалось соблюсти все необходимые правила.

Прозвенел звонок, и студенты засобирались из кабинета. Лили налила в склянку зелья, и положила ее в сумку. Она задержалась в кабинете, а когда обнаружила это, то поняла, что уже все вышли. Она побежала вслед за однокурсниками, так как она боялась потеряться в замке, но ее окликнул профессор Слизнорт:

— Мисс Блэк, подойдите, пожалуйста.

Лили вопросительно посмотрела на него, но все же подошла.

— Да, сэр.

— Знаете, Лили, — начал он задумчивым тоном. — Я уж было расстроился, когда услышал, что вчера на распределении вас определили в Гриффиндор. Второй Блэк проходит мимо меня. Жаль…

— Простите, но что вы имеете в виду? — Лили откровенно не понимала, что от нее хочет профессор.

— Да еще такая талантливая ученица, — не унимался профессор, отчего Лили стало немного неловко. — Скажите, кто ваши родители?

Лили вопросительно посмотрела на профессора, в его глазах она увидела озорной огонек, но Слизнорт так и не мог донести до Лили, что он от нее хочет.

— Донаган и Эстер Блэк, профессор.

— Как же! — воскликнул Слизнорт и тотчас же кинулся к стеллажу. Лили проследила за ним и заметила, как он вытаскивал оттуда рамки с фотографиями. — Я помню ваших родителей, Лили. Весьма одаренные волшебники, они, к вашему сведению, учились у меня на факультете…

— Простите, а какой у вас факультет?

— Слизерин, мисс Блэк. Вы бы не пожалели, если бы учились здесь!

«Как же она не догадалась сразу», — подумала Лили, когда профессор Слизнорт стал показывать ей фотографии, где были изображены ее родители. Она отметила, что мать с годами так и не изменилась, а вот у отца появились морщинки, да и взгляд со временем опустел.

— Простите, сэр, но я и на Гриффиндоре чувствую себя вполне комфортно.

— Жаль, — негромко пробормотал профессор. — Знаете, Лили, я часто устраиваю для своих студентов мероприятия, так сказать для лучших студентов. Поэтому, я имею честь пригласить вас на следующую сходку клуба.

Лили показалось, что ей это послышалось. Он даже не подозревала, что у профессора такое Хобби. Взглянув краем глаза на фотографии его бывших учеников, она заметила, кто именно изображен на них. Здесь присутствовали чаще всего лица, которые в настоящее время были известны в магическом мире или те, кто пользовался большим уважением в обществе. Лили первым делом подумала, что Слизнорт собирает «коллекцию» людей. От этого ей стало немного смешно.

— Простите, профессор, но я не сторонник таких сходок, — слабо усмехнулась Лили. — Думаю, вам стоит удостоить этой чести, — она сделала акцент на последнем слове, — кого-нибудь другого.

Слизнорт, похоже, не был готов к тому, что Лили отказалась принять его предложение.

— Все же мисс Блэк, — не унимался тот, — подумайте над моими словами.

— Хорошо, — согласилась Лили лишь для того, чтобы старый профессор прекратил уговоры.

Тот добродушно улыбнулся и кивнул Лили. Девушка попрощалась с профессором и вышла из его кабинета. Профессор Слизнорт показался ей на первый взгляд очень умным человеком, так сказать, профессионалом в своем деле. Но приглашение в клуб избранных немного удивило Лили. Возможно, в другом случае Лили согласилась бы принять предложение Слизнорта, но она считала все-таки, что не задержится в Хогвартсе долго.

Во всяком случае, этот эпизод сильно удивил ее. Она уже было подумала, что все учителя в Хогвартсе устраивают подобные вечеринки, но быстро отмела эту мысль через несколько дней, когда познакомилась с большей частью преподавателей.

Все как один твердили о важности этого года, ведь предстоящие экзамены определят то, чем будут заниматься студенты после школы. Лили особо не вслушивалась в их слова, как и другие.

За эти несколько дней она придерживалась своего давно намеченного плана: вести себя тихо. Это, по крайней мере, у нее хорошо получалось. Она большую часть времени проводили либо в библиотеке, либо в гостиной. Но во второй она наталкивалась на удивленные взгляды однокурсников, отчего ей было одновременно неловко и смешно.

Как и говорил Сириус, когда людям надоедает обсуждать одну и ту же тему на протяжении долгого времени, они переключаются на что-то новое, так оно и случилось. Со временем Лили заметила, что внимания к ее персоне становилось меньше, отчего Лили наконец-то стала чувствовать себя спокойно.

Она стала немного привыкать к замку, к своему новому окружению. Хотя она долгое время все время путалась в бесконечных коридорах, которые, казались для нее лабиринтом. Лили уже думала, что каждый день здесь выстраиваются новые ходы специально, чтобы запутать ее. Поэтому она старалась держаться недалеко от однокурсников. Так, по крайней мере, сложно потеряться.

Она мало общалась со студентами, а если такое случалось, то это касалось относительно учебы. С соседками сложились вполне себе теплые отношения, если это можно так назвать. Марлин и Алиса ходили всегда вместе, нередко звали с собой в Большой зал, либо на занятия. Маккиннон старалась быть особенно дружелюбной, что не раз отмечала Лили. Но они жили вместе всего две недели, поэтому у них не было столько времени, чтобы окончательно сблизиться.

Мэри напротив, была холодна к Лили с самого первого дня. Она больше общалась с касается другими соседками, а к Лили обращалась при крайней необходимости. Впрочем Лили была не особо этому расстроена.

— Она бывает жутко заносчивой, — как-то сказала ей Марлин, — не обращай внимания. На самом деле, она вполне себе хороший человек, если узнать ее поближе. Нам потребовалась для этого два года.

Лили усмехнулась на такое заявление, но все же взяла это на заметку. Несмотря на это, Лили замечала, что Мэри с Джеймсом совсем другая. В его окружении она становилась более общительной, веселой, отчего казалось, что это совершенно два разных человека.

Что касается матери, то после последнего письма, отправленного ею второго сентября, больше Лили ничего от нее не получала. Это немного огорчало ее, но она все же надеялась, что мать все-таки одумается и примет ее решение относительно факультета.

***

Покончив с домашним заданием, Лили сложила учебники в сумку и вышла из библиотеки под строгий взгляд мадам Пинс, которая прогоняла студентов, утверждая, что время посещения окончено. В гостиную Лили совсем не хотелось возвращаться, тем более сейчас, когда был вечер пятницы и там находились все студенты.

За этот вечер Лили удалось завершить все задания, которые задали на следующую неделю. Она на секунду посчитала себя немного сумасшедшей. Даже в прежней школе Лили не проводила столько времени за уроками.

«Тебе нужно найти хобби, Лили», — говорила она себе.

Она это и сделала. Ей надоело вечно теряться в бесконечных коридорах Хогвартса, поэтому она выкраивала себе немного свободного времени, чтобы прогуляться по замку. Прогуливаясь на этот раз, она проходила по коридору, как услышала громкие вопли. Она обнаружила, откуда исходит звук и поняла, что пронзительный шум был из туалета, на котором висела табличка: «Туалет не работает». Решив, что это не ее дело, она направилась вперед, как внутри послышался новым протяжный вой и чьи-то слова. Лили из чистого любопытства решила заглянуть внутрь и обнаружила, что никого нет. Блэк уже было подумала, что у нее начались галлюцинации, но откуда ни возьмись, будто из-под земли выросла фигура приведения.

— Бу!

Лили от неожиданности отскочила, отчего приведение засмеялось и полетело вверх. Лили на секунду остановила взгляд на приведении, она была небольшой девочкой, лет тринадцати, с двумя косичками и в круглых очках.

— Что ты забыла в моем туалете? — она кружила вдоль раковин, наблюдая за удивленным взглядом Лили. — Пришла посмеяться надо мной?

— Зачем мне смеяться над тобой? — непонимающе спросила Лили.

В глазах девочки появились слезы и она всхлипнула. Лили мгновенно остановилась, раздумывая, что она такое сказала.

— А как же? Вы все приходите, чтобы только посмеяться надо мной и как-нибудь обозвать.
Девочка снова заревела, издав протяжный вопль.

— Как тебя зовут?

Приведение вновь всхлипнуло и посмотрело на Лили как на сумасшедшую.

— Очень смешно. Только не говори, что не знаешь меня, — сказала девочка, но заметив недоуменный взгляд Лили, ответила. — Миртл, но все называют меня Плакса Миртл.

Она снова заревела, то ли от своего прозвища, то ли ей нравилось без повода рыдать. Она сквозь слезы спросила имя Лили.

— Лили Блэк, — ответила Лили, раздумывая, как бы уйти незамеченной.

Услышав фамилию Лили, Миртл оживилась и подлетела к девушке.

— Блэк… — пропела она. — Как Сириус Блэк?

Миртл быстро заморгала, на что Лили усмехнулась.

«Похоже, слава о Сириусе ходила даже среди приведений», — подумала Лили в тот момент, когда Миртл начала расспрашивать ее о Сириусе.

— Прости, Миртл, но думаю, ты зря так интересуешься о его жизни, — попыталась отшутиться Лили, когда девочка задала ей, наверное, вопрос десятый. — Ты бы не думала столько о Сириусе, он не так хорош, как ты думаешь.

Она слышала, как Сириус расставался со своими дамами, поэтому, она отчасти повторила его слова. Лили думала, что этими словами как-то остановит расспросы Миртл, но та резко изменилась в лице и стала кричать на Лили. Девушка резко попятилась назад, уходя от разгневанной Миртл, которая ревела на весь туалет.

— Осторожней, — Лили выбежала из туалета и тут же врезалась в какого-то студента.
Когда она подняла взгляд, то поняла, что стоит рядом с Сириусом.

— Что ты здесь делаешь? — усмехнулся он, глядя за бегающими из стороны в сторону глазами Лили.

— Ты знаешь вообще, кто там?
Блэк слегка поморщился, как из двери показалась голова Миртл.

— Сиииириус, — пропела Миртл, глядя влюбленными глазами на Блэка.
Он улыбнулся, схватил Лили за руку и они побежали по коридору, выслушивая крики Миртл.

— Что это сейчас было? — смеясь, переводила дыхание Лили, когда они остановились.

— Я как-то имел глупость поздороваться с ней на третьем курсе, — Сириус посмотрел на нее исподлобья. — С тех пор я стараюсь обходить этот коридор стороной, потому что Миртл слишком любвеобильна.

Лили засмеялась, отчего ее смех эхом отразился по всему коридору. Сириус спросил, что она забыла в том коридоре.

— Гуляла, — пожала плечами Лили. — Честно говоря, мне кажется, что эти коридоры с каждым днем меняют свое направление. Мне иной раз кажется, что этот замок просто смеется надо мной. Каждый раз будто встречаю новые места.

Сириус усмехнулся.

— Слушай, если хочешь, мы проведем для тебя небольшую экскурсию? — предложил Сириус.

— Вы? — вопросительно подняла брови Лили. Она обернулась и увидела, как в их сторону направляются Питер и Ремус.

Люпин дружелюбно поздоровался с Лили, Питер тоже сказал что-то в ответ, Лили не совсем поняла, что тот сказал.

— Хорошо, — ответила Блэк.

Они шли недолго, добравшись до восьмого этажа, Лили увидела тень человека. Когда они обогнули коридор, то она поняла, кому она принадлежала.

— Черт, возьми, Бродяга, где вы были? — начал было возмущаться Джеймс, который расхаживал из стороны в сторону. Как только он заметил, что с ними Лили, он немного был удивлен. — У нас тут гости.

— Решили немного провести экскурсию моей родственнице, — пожал плечами Сириус.

— А я думал, Бродяга ты отрекся от семьи, когда сбежал из дома, — в разговор вклинился Питер.

- Знаешь, Хвост, держу пари, что Лили проклинает вся наша чокнутая семейка с того момента, как она оказалась на Гриффиндоре, — Лили прыснула, про себя подтверждая, что это вполне себе так.

Джеймс усмехнулся и стал ходить из стороны в сторону рядом с пустой стеной. Лили недоуменно посмотрела на Сириуса, Питера и Ремуса, но те лишь наблюдали за Джеймсом. Казалось, что странное поведение Поттера заметила только она. Но вопросы мигом отпали, когда на стене, рядом с которой ходил Джеймс, появилась дверь.

— Что… откуда она взялась? — Лили немного была в шоке. Сириус улыбнулся и позвал ее внутрь. Но и там они оказались недолго. Блэк и Люпин спустили лестницу и открыли дверцу. В комнату сразу влетел холодный ветерок. Они быстро поднялись наверх, оставляя Лили одну в комнате.

— Ты идешь? — спросила Джеймс, поднимаясь по лестнице наверх. Лили потупилась на месте и кивнула.

Джеймс улыбнулся и подал ей руку. Лили сжала его теплую ладонь, и Поттер помог девушке взобраться наверх. Как только они все поднялись, Лили поняла, что они стоят на крыше. Отсюда открывался прекрасный вид на просторы Хогвартса.

— Как же тут красиво, — протянула Лили, охватывая взглядом всю территория замка. — Держу пари, это то самое место, куда вы водите своих девушек, чтобы впечатлить их?

Джеймс с Сириусом переглянулись и улыбнулись.

— Если честно, то ты первая, — ответил Джеймс после короткого молчания.

— Неужели? — изумилась Лили.

— Бережем это место на особый случай, — добавил Сириус.

— Тогда что же здесь делаю я? — поинтересовалась Лили.

— Ты показалась нам адекватным человеком, Лили, — Сириус взмахнул своей волшебной палочкой, создавая так называемый барьер. Все же вечера на севере Англии были холодными, что они все сразу ощутили.

Лили прыснула, но не стала спорить. Она отошла от ребят почти на край крыши, чтобы лучше осмотреть просторы. Все казалось таким волшебным и удивительным, что Лили не могла оторвать взгляд. Она переминалась с ноги на ногу, отчего небольшой камень свалился вниз. По телу Лили пробежался холодок, все же здесь была огромная высота, отчего становилось весьма не комфортно.

— Аккуратней, — прошептал Джеймс рядом с ней, схватив ее за талию. Лили от неожиданности вздрогнула. — Ты вся дрожишь, — отметил он. — Не хочешь немного согреться?

— Есть предложения? — хрипло сказала Лили.

Джеймс взял бутылку Огненного Виски, которую протянул ему Сириус и предложил ее Лили.

— Что это? — поинтересовалась Лили, отходя подальше от обрыва.

— Двадцатилетний выдержанный Огненный Виски. Попробуй, не пожалеешь, - сказал Сириус.

Лили взглянула на бутылку оценивающе. Она еще не пила ничего кроме вина на свой день рождения. Его вкус не впечатлил Лили, хотя все так нахваливали этот напиток.

«Была, не была», — сказала про себя Лили и открыла крышку.

Она сделала лишь один глоток, как спиртное едва не обожгло ее горло. Она начала кашлять и глотать ртом воздух, пока Ремус не наколдовал ей стакан с водой. Лили с жадностью выпила его, но все равно продолжила кашлять.

— Ну и гадость, — придя немного в себя, прохрипела Лили. — Как вы это пьете?

Парни лишь рассмеялись и стали передавать бутылку из рук в руки. Прошло около часа с тех пор, как они оказались здесь. Лили сделала невидимый барьер, который защищал их от того, чтобы не дай бог не свалиться с крыши.

Когда парни практически опустошили бутылку. То они предложили устроить соревнования и кидать камни с крыши. Лили просила не поддаваться ей, но все равно замечала, как они халтурят.

Несмотря на заклинание, которое наколдовал Сириус, чтобы им не было так холодно, Лили ощутила, что немного замерзает. Джеймс предложил ей свою мантию, за что девушка была ему благодарна. Они пробыли здесь еще около четверти часа, а потом решили вернуться в гостиную.

Возвращаясь, Лили поняла, что в Хогвартсе был объявлен отбой, поэтому в замке они не встретили ни одной живой души. Во всяком случае, это был приятный сюрприз. Около гостиной Джеймс и Сириус отстали от ребят и заявили, что догонят их.
Под недовольное ворчание Полной Дамы Лили, Ремус и Питер вошли внутрь. Гостиная была почти пуста: несколько младшекурсников сидела за дальним столиком и играли в шахматы, Марлин Маккиннон лежала на диване и читала книгу, когда вошли ребята, она лишь улыбнулась и снова взялась за книгу. Рядом с ней, в кресле сидела Мэри. Когда она увидела Лили в компании Ремуса и Питера, девушка немного удивилась. Лили попрощалась с ребятами и побежала наверх.

В комнате было темно, на своей кровати мирно посапывала Алиса. Лили села на свою кровать и глубоко вздохнула. Она впервые за долгое время была счастлива. Лили была благодарна Сириусу, Джеймсу, Ремусу и Питеру за этот чудесный вечер, давно она так не проводила время.

Девушка переоделась в пижаму и легла на кровать. Как только ее голова коснулась подушки, она провалилась в сон. В эту ночь она спала спокойно, и ничего ее не беспокоило.



Подписаться на фанфик
Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.




Top.Mail.Ru

2003-2021 © hogwartsnet.ru