Хранители Хогвартса автора Девушка Голлум    в работе   
Один старик, сам того не понимая, начнёт уничтожать маг.мир... и Магия будет исчезать... Но феникс, кошка, кальмар и василиск, воспрепятствуют этому тогда! Но школа будет разваливаться, и спасти её трое смогут... Двое сирот, один жил в нелюбви, второй с легендами четырьмя... а третий, единственный Наследник Древнего Рода, дозволялась ему всё... И они спасут!

Ау: Основатели на тысячу лет стали животными. Салазар - василиск, Годрик - феникс, Ровена - миссис Норрис, Хельга - гигантский Кальмар.
Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
Гарри Поттер, Салазар Слизерин, Годрик Гриффиндор, Ровена Рейвенкло, Хельга Хаффлпафф
AU || джен || PG-13 || Размер: миди || Глав: 17 || Прочитано: 1977 || Отзывов: 0 || Подписано: 9
Предупреждения: Смерть второстепенного героя, ООС, AU, Мат
Начало: 25.08.21 || Обновление: 05.10.21

Хранители Хогвартса

A A A A
Шрифт: 
Текст: 
Фон: 
Пролог.


На полу темного помещения был начерчен идеально-ровный квадрат, на вершинах которого стояло четыре человека.

Каждый из них что-то держал в руках. Мужчины стояли с одинаковыми свечами, темноволосая статная женщина — с черным птичьим пером, а пухленькая блондинка — с букетом прекрасных цветов.

Спустя несколько секунд тишины, один из них заговорил:

— Ребят, — обратился Годрик Гриффиндор к остальным Основателям. — Все готовы? Все помнят слова?

— Да, — кивнула Хельга. — Рик, мы всё помним, успокойся. — Хаффлпафф мягко улыбнулась.

— Так, хорошо, — выдохнул Годрик. — Удачи нам всем… Место сбора помните? — обеспокоенно спросил он.

— Рик, ты из нас совсем идиотов уж не делай, — немного раздраженно ответил ему Салазар Слизерин.

— Я просто переживаю, — покачал головой Гриффиндор.

— Мы тоже все нервничаем, — тихо хмыкнула Ровена Рейвенкло.

— И то верно, — подтвердила Хельга. Салазар сначала порывался что-то сказать, но лишь закатил глаза и отвернулся.

— Так, ладно. Отступать уже поздно. Тогда начнем?

Не услышав возражений, Годрик начал ритуал:

— O, Mater, Magia, volumus, ut convertar ad vos, cum petitio: adiuva nos, filii tui, da nobis occasionem vivere…
(прим.авт. — О, Матерь-Магия, хотим мы с просьбою обратиться к тебе: помоги нам, детям твоим, даруй нам возможность жить…)

Свеча в руках Гриффиндора вспыхнула огнем, совсем не обжигающим, который мягко переливался всеми цветами радуги.

Фразу Рика перехватила Хельга:

-…vive diu, ad auxilium in causa nostra vita: Hogwarts, ad auxilium nostrum semen…
(прим.авт. -…жить долго, помогать делу нашей жизни: Хогвартсу, помогать потомкам нашим…)

Букет розовых астр, который она держала, постепенно стал менять цвет на белый.

После Хаффлпафф продолжила Ровена:

-…ad auxilium vobis florere et florere, ad auxilium filii vestri!
(прим.авт. -…помогать тебе цвести и процветать, помогать детям твоим!)

Черное перо ворона в её руках стало кипенным, абсолютно белоснежным.

Слова, завершающие ритуал, сказал Салазар:

— O, Mater, Magia, nos rogavit auxilium vobis ad nos, quaeso, O, Mater Magicae!
(прим.авт. — О, Матерь-Магия, обратились мы с просьбою к тебе, помоги нам, пожалуйста, О, Матерь-Магия! — перевод с лат.)

Свеча, которую держал Слизерин, была точно такая же, как и у Годрика. Она вспыхнула идентично-радужным, переливающимся пламенем.

Темная, мрачная комната теперь была ярко освещена магическими предметами, которые находились в руках Основателей.

Тишина, окутывающая помещение, слегка давила.

Но спустя несколько мгновений, показавшиеся вечностью, четверо друзей стали по очереди исчезать.

Помещение постепенно опустело и вновь погрузилось во тьму.

Ритуальный квадрат, начерченный самим Салазаром Слизерином, так и остался на полу.

Ученики Хогвартса, заставшие их, Великих Основателей, после этого дня больше не видели этих людей, ставшими впоследствии Легендами.

А немногочисленные учителя, которых студенты спрашивали об этом странном… исчезновении, лишь пожимали плечами и правдиво отвечали, что и сами ничего не знают.

Глава 1. Что случилось с Хогвартсом?


Став фениксом (Годрик), василиском (Салазар), кошкой (Ровена) и кальмаром (Хельга) Основатели стали слушать разговоры и всё обсуждать. Ещё будучи людьми они провели ритуал, позволяющий общаться мысленно. В виде животных они сохранили эту особенность. Тайная Комната Салазара прекрасно подошла для их собраний.

***



1689 год
— Статут о секретности — это документ, призванный защитить всех нас, волшебников, от магглов и, соответственно, от верной смерти. И с сегодняшнего дня его обязаны соблюдать все, без исключения. Нарушившие Статут будут серьезно наказаны. Да здравствует Магия! Да здравствуют Волшебники!..

*

— Вы слышали? — спросил Годрик.

— Да-а-а, если ты про Статут, то тут про него мог не услышать только, разве что, глухой, все вокруг только и делают, что обсуждают его. — протянула Ровена.

— Как думаете, они правильно поступили, приняв его? — задумчиво произнесла Хаффлпафф.

— Я думаю, что да, это было абсолютно верное решение, — вступил в диалог Салазар. — Стоило бы этот Статут принять раньше. Но нет, конечно же, зачем, можно же просто паниковать, ничего не делая… я ведь говорил, что магглы несут скрытую опасность, что надо что-то делать, чтобы не стать их жертвами. А когда я это говорил? Ох, не поверите, почти семьсот лет назад! — ядовито-иронично договорил он.

— Зар, — вздохнул Гриффиндор. — Несмотря на несколько веков, которые прошли с того времени, как мы провели ритуал, мы помним, что ты об этом уже говорил, можешь не напоминать.

Слизерин не стал отвечать на этот комментарий.

— Давайте вернемся к изначальной теме нашего разговора, — предложила Рейвенкло. — Я согласна с Салазаром. Статут — совершенно необходимый документ, возникновения которого, скорее всего, было не избежать. Но, попрошу заметить, что когда Сал только заговорил о возможности разработки подобного документа, я сразу же его поддержала, — насмешливо напомнила она. —Впрочем, ладно, что прошло, то прошло, ничего уже не вернуть…

— Да и с тем правительством, которое тогда было, пробиться с подобной идеей было… несколько трудновато, — мрачно заметил Слизерин.

— Это да, — согласилась Ровена. — Но мы опять отвлеклись.

Образовалась тишина.

— Так, а теперь давайте подумаем, как будут избавляться от магглов, которые увидели магию? Застанут волшебника, который колдует? Не убивать же каждого такого маггла? Да если и так, — продолжила размышлять Ровена. — Вот даже если каждого будут убивать, ну и что? Трупы-то нужно будет куда-то девать, ведь правильно? И куда?

— Сжигать, — неуверенно пробормотал Годрик.

— И где? В общем, об этом можно дискутировать долго и со вкусом, но суть в любом случае одна: Статут — штука хорошая, полезная, но слишком сухая и недоработанная. Но! В данной ситуации — это лучшее, что можно было придумать и предпринять. А что будет дальше — уж посмотрим, посмотрим… Оправдает ли Статут наши ожидания, как вся эта система вообще будет работать…

***

1725 год

— Сколько предметов они уже убрали! — возмущённо произнесла Рейвенкло.

— А что они сделали с факультетами! — поддержал Ровену Гриффиндор. Салазар совсем разошёлся:

— Храбрецы на Гриффиндор, хитрецы на Слизерин, умники на Рейвенкло и добряки на Хаффлпафф! Что за бред! И почему Слизерин и Гриффиндор должны враждовать? Мы с Риком же друзья! То, что я иногда хочу его убить, не отменяет этого факта!

— Годрик, — прервала Слизерина Хельга. — Ты говорил, Историю Магии переписали?

— Ага! Вот, например: Легенда о Тайной Комнате. Школа «Хогвартс» основана более тысячи лет назад четырьмя величайшими магами и волшебницами своего времени. Факультеты носят их имена. Годрик Гриффиндор, Хельга Хаффлпафф, Ровена Рейвенкло и Салазар Слизерин. Они вместе выстроили замок, подальше от глаз магглов: в ту пору обычные люди страшились волшебства, поэтому колдунам и ведьмам приходилось прятаться. Довольно долгое время они жили в дружбе и согласии, искали способных молодых людей и учили их, как тогда могли, в этой самой школе. Но Слизерин требовал очень строгого отбора. Он считал, что секреты волшебства должны храниться в семьях чистокровных волшебников. Магглам он не доверял. В конце концов Слизерин и Гриффиндор совсем рассорились, и Слизерин покинул школу. Слизерин сделал в замке потайную Комнату. Перед тем, как покинуть школу, Слизерин наложил печать заклятья на Комнату. С тех пор в нее никто не может проникнуть, заклятие снимет только наследник Слизерина, освободит заключенный в Комнате Ужас и выгонит с его помощью из школы тех, кто недостоин изучать волшебные искусства.

— Что! — возмутился Салазар. — Кто это придумал? Я его убью!

Годрик хмыкнул:

— Я не знаю.

— Надо ещё внимательней смотреть и слушать, — промолвила Ровена.

Глава 2. Тайная Комната открыта?


1943 год

— Итак, что вы узнали? — спросила Хельга.

— Ну, во-первых, один гриффиндорец, полувеликан с третьего курса, держит у себя ручного акромантула, — ответила Ровена. — Рик, а у тебя что?

— Я притворился фамильяром профессора Трансфигурации, Альбуса Дамблдора, а он, — Годрик хихикнул. — Привык рассуждать вслух. В общем, он вчера пришёл и давай бормотать: «Том Реддл… Он из рода Мраксов? Значит он в родстве с Салазаром Слизерином… Надо ему подкинуть книгу о крестражах. И пусть он откроет Тайную Комнату. Кхе-кхе… Он мне ещё пригодится.»

Салазар ахнул. Ровена сказала:

— Нам надо чтобы этот Том пришёл сюда. Салазар…

Тут дверца на стене отворилась, и на пороге замер бледный черноволосый юноша. Основатели обернулись.

— Ему можно рассказать, — решила Ровена. Салазар прошипел:

— /Том Реддл? /

— /Да,/ — ответил Том. — /Но я что-то не понял…/

— /Том. Не верь Дамблдору./

— /Хорошо. Но кто вы? /

— /Мы — Основатели. Феникс — Годрик Гриффиндор, «Миссис Норрис» — Ровена Рейвенкло, кальмар — Хельга Хаффлпафф, а я — Салазар Слизерин./

— /Что?! /

— /Историю Магии переписали. Там почти всё — вымысел. Ты уже знаешь о крестражах? /

— /Д-да./

— /Ты знаешь, что они сводят с ума? /

— /Что? Нет! /

— /Если вздумаешь сделать хоть один — придушу./

Тома передёрнуло.

— Что ты ему наговорил? — спросил Годрик.

— Рик, не мешай… /Так что? Не будешь? /

— /Не буду./

— /Прекрасно… Остерегайся Дамблдора. Он что-то задумал. Иди./

— /Хорошо…/

Том ушёл. Хельга спросила:

— И что ты о нём думаешь?

— Ну что… — задумался Салазар. — Вроде нормальный парень. Нельзя отдать его Дамблдору. Но, тем не менее, будет лучше притвориться, что всё идёт, как он задумал.

— Наверное, — согласилась Ровена. Годрик усмехнулся.

— Как это не странно, но я согласен с Заром. Боем здесь не прорваться… Он точно не создаст крестражи?

— Он же не хочет, чтобы я его задушил, — рассмеялся Салазар. — Только надо ему сказать, чтоб притворился. Ро, сходишь за ним? Я буду ждать в туалете для девочек на втором этаже.

Ровена ушла, а Слизерин пополз по трубе.

***


— Салазар! — орала Рейвенкло. — Как! Ты! Посмел! Убить! Студентку!

— Ну я же сказал, я случайно! — оправдывался Зар. — Это инстинкты! Не надо было так неожиданно открывать дверцу!

— Я тебе покажу инстинкты! — шипела Хельга. — Ты у меня получишь дверцу!

Вдруг вошёл Том. Он был весь бледный и растрёпанный.

— /Ох! / — сказал он. Салазар попросил:

— /Говори на английском. Так мы все будем понимать, а отвечать я буду на парселтанге./

Реддл кивнул.

— Дамблдор наложил на меня Империус и заставил сказать, что Рубеус Хагрид открыл Тайную Комнату, а Миртл убил акрамантул. Его исключили.

Годрик возмущённо захлопал крыльями. Салазар сказал:

— /Притворись, что сделал крестраж./

Глава 3. Что случилось с Салазаром?


1943 год.

Вообще, после самого первого визита к Основателям, когда ему сказали идти и он действительно, без лишних слов вышел, то Том, уже в спальне, задумался, почему на слово поверил змее, представившейся Салазаром Слизерином? Не потребовал доказательств, не насторожился?

Немного подумав, он пришёл к определённым выводам, но решил не спешить и понаблюдать ещё немного.

***

После того, как Реддлу сказали притвориться, что он сделал крестраж, он задумался, собственно, над реализацией данной… просьбы.

Да. Пусть будет «просьба».

Так вот, для того, чтобы сыграть какую-либо роль, надо понимать, что ты играешь, кем ты притворяешься.

Поэтому Том встал с кровати и решительно направился в Тайную Комнату.

У него определенно появились вопросы.

***

— /Том? / — вопросительно произнес на парселтанге… вроде как Салазар Слизерин.

Реддл замер, распахнув глаза и восторженно смотря на Королеву Змей — на Василиска.

— /Я…/ — он растерянно замер, не зная, что сказать.

— /Том/, — обратился к юноше Основатель. — /Я думаю, ты догадываешься, из-за чего сейчас стоишь передо мной с видом восторженного щеночка,/ — насмешливо сказал Слизерин.

— /Д-да, догадываюсь,/ — неуверенно кивнул Том.

— /Тогда выкладывай. А я скажу, прав ты в своих выводах или нет,/ — предложил подростку Салазар.

Том несколько опешил от такого резкого и неожиданного предложения, но, собравшись с духом, начал говорить:

— /Я… я думаю, это происходит потому, что мы являемся родственниками с Вами…/

— /Пока мыслишь в правильном направлении,/ — одобрительно заметил Основатель, пока Реддл думал, как продолжить.

— /И… ну, и так как Вы являетесь родоначальником Слизеринов, то Вы, как бы… главнее меня… выше по… званию, наверное…/ — немного нервно закончил Том.

— /Да, всё правильно. Но давай как-нибудь поувереннее говори,/ — весело попросил Салазар.

Помолчав несколько секунд, Реддл всё-таки ответил:

— /Хорошо, в дальнейшем буду следовать Вашему совету,/ — поджав губы, зло сказал Том.

— /Ну-ну, не злись,/ — голосом, который обычно используют для общения с маленькими детьми, произнес Слизерин.

— /Из-за этого же родства с Вами, мистер Слизерин…/

— /Ох, ну уж нет, с чего это я вдруг «мистер»? / — удивленно спросил Салазар. — /Я, вообще-то, детей учил, так что «профессор Слизерин». Или ты что, думал, что я и остальные «Основатели» — нас так же называют, правильно? — что мы обустроили школу и всё, на этом закончили? /

— /Нет, профессор Слизерин, я так не думаю,/ — покачал головой Реддл. — /Но позвольте я продолжу? / — дождавшись согласия Салазара, юноша продолжил. — /Тогда, в первую встречу, я безоговорочно Вам поверил, из-за нашего родства? Не потребовал доказательств? /

— /Да, так и есть,/ — подтвердил догадку Тома Слизерин. — /Тот, кто «младше», как ты уже заметил, абсолютно во всём верит «старшему» по родословной, тому, кто главнее. Есть некоторые предположения, для чего служит данный эффект, но у тебя, верно, имеются ещё ко мне вопросы, так что различные теории мы сможем обсудить позже,/ — рассудил Салазар.

— /А Вы… можете превратиться в человека? / — осторожно поинтересовался Реддл, наклоняя голову набок.

— /Тот ритуал, что мы провели, не подразумевает превращения обратно в людей, но я думаю, что теоретически это возможно,/ — ответил Слизерин в облике змеи. — /Я думаю, что нам стоит расходиться, тебе будет над чем подумать и мне, впрочем, тоже. Уже ведь поздно, не так ли? / — спросил он.

Реддл согласно качнул головой и, когда уже почти вышел из Тайной комнаты, обернулся на оклик:

— /Том! Тот, кто создаёт крестраж, фактически разрывает себе душу. Это как, хм, отрывать себе какую-то часть тела — руку, например, и стоять, ничего не делая. Вот подумай, какую боль ты бы испытывал при этом. А теперь представь, что то же самое происходит с твоей душой, и эта дикая, всепоглощающая боль испытывается тобой постоянно, на бессознательном уровне. От этого нередко сходили с ума. Я думаю, что ответил на твой вопрос, который ты не задал,/ — Салазар лукаво взглянул на замершего юношу. — /А теперь иди./

Придя в себя, Том кивнул в знак благодарности и, развернувшись, ушёл, глубоко задумавшись.

***
1979, конец декабря.

— Ребят, у нас проблемы, — протараторил Гриффиндор с паникой в голосе.

— Что случилось? — тут же отозвалась Ровена.

— Дамблдор сейчас опять начал бормотать свои «великие планы», — язвительно сказал Годрик. — Так вот… насколько я понял по его бессвязным предложениям (серьезно, он сам-то хоть что-то понимает?)… кхм, в общем, он решил, видимо, наложить на кого-то Империус, но так как он постоянно упоминал какого-то или какую-то Трелони, я думаю, что он хочет наложить заклинание это как раз на человека с данной фамилией. И там еще как-то примешано какое-то пророчество, — несколько хмуро закончил докладывать мужчина.

— Так, — быстро сообразила Рейвенкло. — (1) Империус — это что? Это приказание… повеление… значит, подавляет волю… угу, в итоге получается, что Дамблдор хочет наложить на некую или некоего Трелони заклинание подчинения, и к этому всему нужно еще как-то добавить пророчество. Есть предположения? — после короткой паузы добавила Ровена.

— Кто-нибудь знает человека с такой фамилией? — подключился к разговору Салазар.

— Подождите! — воскликнула Хельга. — Я, кажется, слышала что-то такое… Трелони… имя у неё ещё красивое, (2) с греческой мифологией связанное…

— Гера? Пандора? Пирра? Селена?.. — посыпались предположения.

— Да нет… вот, вспомнила: Кассандра! — сказала Хаффлпафф. — В общем, Кассандра Трелони — очень известная прорицательница!

— Хм, — скептически заговорил Слизерин. — А когда она жила?

— Я на самом деле не знаю… — растерянно ответила Хельга.

— Новая информация, — уведомил остальных Годрик. — Дамблдор любезно принял решение нам помочь, — усмехнулся он. — И решил написать письмо, как оказалось, Сивилле Трелони.

— А с какой целью он ей писал, ты не знаешь? — задумчиво уточнила Ровена.

— Нет, не знаю, — ответил Гриффиндор.

— Хорошо, давайте соберем всю информацию, что у нас имеется… Дамблдор хочет наложить заклинание Империус на Сивиллу Трелони (теперь мы, по крайней мере, знаем, что это девушка) и мы знаем, что здесь еще фигурирует пророчество. Если так подумать, то он может заставить Трелони произнести некое пророчество, текст которого сам подготовит заранее, например. И как-то это в дальнейшем использовать в своих целях? — резюмировала Рейвенкло.

— И что мы можем в связи с этим сделать? — спросила Хаффлпафф. — Рик, ты нам эту информацию вообще с какой целью рассказывал?

— Ну, мы просто делимся друг с другом всеми сведениями, которые имеем, вот я и поделился с вами тем, что узнал. Без конкретной цели, — ответил Гриффиндор.

— А теперь давайте подумаем, что мы можем действительно сделать? — задал вопрос Салазар.

— Я на самом деле считаю, что ничего, — после непродолжительной паузы поделилась своим мнением Ровена.


— В принципе, так и есть, — согласился Годрик. — Мы не знаем, где они будут встречаться, да даже если бы и знали, то ни чем помочь Сивилле не смогли бы (и то не факт, что мы сделали правильные выводы, хоть они и являются самыми логичными в данной ситуации)…

— …ведь мы в облике животных, не забывайте об этом, — напомнила Рейвенкло.

— Ну, не все, допустим, — насмешливо возразил Слизерин.

— Что? — непонимающе переспросила Ровена.

— Я просто сказал, что не все в данный момент являются животными, и если кто-то до сих пор не понял (а именно некто крылатый и пернатый), то я поясню: я имел в виду себя, — усмехнулся Салазар.

— Зар? — всё ещё недоумевающе заговорила Рейвенкло. — Ты… ты превратился в человека? Но как? — осторожно начала задавать она вопросы.

— Допустим, что я очень захотел помочь своему наследнику, — произнёс Слизерин. — Я могу превращаться из человека в Василиска и из Василиска в человека.

— Так, подожди, — остановил Салазара Гриффиндор. — Как это? Когда ты узнал, что можешь так делать? — настороженно уточнил он.

— В 56, примерно, — подумав пару секунд и, в конце концов, кивнув самому себе, ответил Слизерин.

— То есть, ты хочешь сказать, что молчал 23 года? — спокойным голосом задала вопрос Хельга.

— Да, — таким же твердым и уверенным голосом согласился Салазар.

— И позволь спросить, почему ты нам это не рассказывал? — на этот раз спросила Ровена.

— Я не считал необходимым сообщать эту информацию вам всем раньше, потому что не видел в этом смысла. Я хотел изучить тот ритуал, который мы провели, более подробно и узнать, почему я вдруг смог превращаться в человека, — Слизерин пожал плечами, сидя на кресле в Тайной комнате, что, впрочем, никто не увидел.

— Так не делается, Сал, — укоризненно произнес Годрик.

— Рик, а что бы я вам сказал? «Ребят, я тут понял, что могу превращаться в человека, классно, да?» — Ты так это себе представляешь? — Слизерин закатил глаза.

— И всё же, ты мог нам рассказать! Мы же друзья, как-никак, — воскликнула Хаффлпафф.

— Как скажете, — решил не отпираться Салазар.

Примечания:

1 - Империо» образовано от лат. Imperiose — «повелительно» или от лат. imperium — «приказание», «(по)веление», «распоряжение», «владычество», «власть над кем-либо») — одно из трёх «Непростительных заклятий», применение его к человеку карается заключением в Азкабан. Полностью подчиняет человека воле волшебника, наложившего это заклятие.

2 - Имя «Кассандра» носила древнегреческая мифическая прорицательница, дочь троянского царя Приама, сестра Гектора и Париса. По легенде, бог Аполлон подарил ей способность видеть будущее, но, отвергнутый гордой гречанкой, сделал так, что её предсказаниям никто не верил. Все, даже родные, считали девушку душевнобольной. После взятия Трои досталась по жребию Агамемнону, в итоге была убита вместе с ним женой Агамемнона Клитемнестрой и ее любовником Эгисфом.

Глава 4. Мальчик-Который-Выжил?


31 октября 1981 года. Ночь.

В Тайную Комнату с размаху влетел феникс. За ним забежала кошка, а сзади поспевал кальмар в аквариуме и тележке. Салазар поднял глаза. Неожиданно феникс обратился человеком.

— Годрик?! — изумлённо воскликнул Слизерин.

— Это возмутительно!.. — начал было тот, но его перебила кошка, тоже ставшая человеком.

— Это варварство!

И кальмар стала женщиной:

— Этот старый маразматик!

— Может объясните, что случилось?! — не выдержал Зар. — Почему вы давно со мной не связывались?! Как вы смогли превратиться?!

— Так вот, — заговорил Рик. — Этот урод, этот Дамблдор, наложил-таки Империо на Трелони, и заставил её произнести Пророчество: «Грядёт тот, у кого хватит могущества победить Тёмного Лорда… рождённый теми, кто трижды бросал ему вызов, рождённый на исходе седьмого месяца… и Тёмный Лорд отметит его, как равного себе, но не будет знать всей его силы… И один из них должен погибнуть от руки другого, ибо ни один не может жить спокойно, пока жив другой… тот, кто достаточно могуществен, чтобы победить Тёмного Лорда, родится на исходе седьмого месяца…»
— Оно пало на двух детей. Невилла Лонгботтома и моего потомка - Гарри Поттера. Ну Том, конечно, не поверил в Пророчество, и этим-то себя и выдал. Дамблдор, поняв, что его надули, рассвирепел. И сегодня… он убил Поттеров, а на лбу у Гарри вырезал шрам в виде молнии. Это ещё не всё. Он подстроил всё так, будто это Том убил их и хотел убить Гарри, но Авада отскочила и «Тёмный Лорд» исчез. На самом деле он просто захватил Тома и спрятал чёрт знает где. А Гарри… Гарри он оставил на крыльце ужасных магглов, ненавидящих всё магическое! Поэтому-то мы и смогли!

— Волшебника у магглов?! — взвинтился Салазар. — Да как он посмел! Мы сейчас же забираем его оттуда!

— Нам безопаснее будет жить среди магглов, — начала рассуждать Ровена. — Да-да, Салазар, не кривись. Купим дом. Тома мы освободить не сможем… Но нам троим и здесь придётся появляться. Годрик — «Фоукс» директора, Хельга — кальмар не маленький, а я — «Миссис Норрис» завхоза. Сомневаюсь, что магглы уже заметили Гарри. Так что мы сможем без помех его забрать…

— А Том? — спросил Гриффиндор. — Его же надо спасти?

Слизерин закатил глаза:

— Рик, не тупи. Дамблдор спрятал его чёрт знает где. Что ты предлагаешь? Ворваться в кабинет директора, объявить, что мы — Основатели Хогвартса и потребовать освободить Тома? Да нас сразу в этот… Как его там?

— Святой Мунго, — подсказала Хельга.

— Вот-вот. Туда нас и засунут. Маги сейчас про ритуалы почти забыли, а некромантов, как я, вообще не осталось. Они, видите ли, «тёмные».

— Ой, ладно, — отмахнулся Годрик. — Идёмте, надо Гарри поскорее забрать.

Глава 6. Ты Гарри Поттер?


1 сентября 1991 года. Утро.

Гарри пробежал сквозь стену и оказался на платформе 9¾. Зайдя в поезд, он отлевитировал чемодан на полку. Потом он взял книгу по Высшим Чарам и начал читать. Гарри очень любил читать. Годрик над этим посмеивался, но остальные поощряли. Вскоре к нему в купе вошёл рыжий мальчик и сказал:

— Можно к тебе? Совсем мест не осталось…

Гарри, не отрываясь от книги, кивнул. Мальчик сел напротив и выпалил:

— Ты действительно Гарри Поттер?!

Гарри захлопнул учебник и холодно ответил:

— Здравствуй. Да, я Гарри Поттер.

— А я Рон Уизли, — казалось, рыжик не замечает холодности, — А у тебя правда есть шрам?

Поттер заскрежетал зубами. Неожиданно у него в голове раздались голоса.

— Гарри, не доверяй ему! Он предан Дамблдору! — воскликнул Салазар. Ещё в семь лет Основатели подключили Гарри к своему способу связи. И, по мнению Гарри, это не всегда приносило пользу.

— И без тебя знаю! — огрызнулся он.

— Мистер Уизли. Вам рассказывали, что такое правила хорошего тона?

— Гарри, ты чего? — растерялся Рон. — Тебя что, слизеринцы покусали?

— Можно и так сказать, — хихикнул Годрик.

— Да хватит уже!

— Мистер Уизли, меня никто не кусал. Но разве вежливость — это порок?

— Какая вежливость, Гарри! Разве мы не друзья?

— А разве я давал согласие на дружбу?

— Молодец! — похвалил его Слизерин, — Так ему и надо!

— Но можно было и повежливее, — заметила Хельга, — Он всё-таки ребёнок.

Рон уже заговорил о другом:

— Как ты думаешь, на какой факультет ты попадёшь?

— Или на Слизерин, или на Рейвенкло, — ответил Гарри. На лице Уизли отразился ужас.

— Да не может быть! Как ты можешь это говорить!

— Что? — удивился Поттер.

— На Слизерине учатся только тёмные маги, подлые змеи! И Сам-Знаешь-Кто оттуда!

— Том хороший человек! И, хотя, мой факультет испоганили, это вовсе не значит, что его можно обливать грязью! — возмутился Салазар. — Откуда вылезло это мелкое недоразумение?!

— Мистер Уизли, я говорю как есть.

— Но твои родители учились на Гриффиндоре! И ты тоже должен туда попасть!

— Я. Никому. Ничего. Не должен! Запомните это раз и навсегда! — вышел из себя Гарри.

— Гарри, успокойся… — заговорила Ровена, — Не надо…

— Не бесись, Гарри, — усмехнулся Годрик.

— Попробую.

Кто-то постучал в дверь купе. На пороге появился круглолицый мальчик. Выглядел он так, словно собирался вот-вот расплакаться.

— Извините, — сказал мальчик, — Вы тут не видели жабу?

Рон и Гарри дружно покачали головами, и мальчик начал причитать.

— Я потерял ее! Она вечно от меня убегает!

— Это Невилл Лонгботтом, — пояснила Хельга.

— Погоди, — остановил его Гарри. Потом поднял палочку и сказал:

— Акцио, жаба Невилла!

К Гарри в руку прилетела жаба. Он отдал её хозяину.

— Спасибо большое! — воскликнул Невилл и убежал. Гарри снова принялся читать.

Глава 7. Рик?


После того, как к ним в купе заглянула кудрявая девочка, представившаяся как Гермиона Грейнджер, Гарри запер дверь и наложил чары отвода глаз. Рон ещё несколько раз пытался завязать разговор, но Поттер отделывался от него короткими фразами.

Наконец они прибыли. Какой-то великан закричал:

— Первокурсники! Все сюда!

— Что?! — воскликнула Ровена. — Первокурсников встречает Хагрид?!

— Да, — печально кивнула Хельга. — Это всё Дамблдор.

— Вот и скажите ему, что это опасно, — сказал Годрик.

— Вот сам и скажи, — съехидничал Гарри. — Ты же его фамильяр.

— Эй! — возмутился Салазар. — Я это хотел сказать!

— Не успел, — ухмыльнулся Гриффиндор. — Так тебе и надо.

Здесь Гарри заметил, что уже плывёт в лодке с Роном, Гермионой и белобрысым мальчиком. Увидев, что он очнулся, мальчик сказал:

— Привет. Я Драко Малфой.

— Я Гарри, — улыбнулся Поттер. Мальчик ему понравился.

— Гарри! — замахал руками Уизли. — Как ты можешь с ним разговаривать! Он Малфой! Его отец — Пожиратель Смерти!

— Мистер Уизли, — прошипел Гарри. — Я сам выбираю, с кем мне разговаривать, а с кем нет!

Драко это понравилось. Тут раздалось дружное «Ух». Поттер, обернувшись, тоже не смог удержать восхищённый вздох. Вдруг из воды вынырнул Гигантский кальмар. Кто-то вскрикнул, а Гарри улыбнулся:

— Хельга! Ты даже здесь меня в покое не оставишь?

— Мы все не оставим! — засмеялся Годрик. — Плевать на Дамблдора!

Гарри увидел, что сквозь темноту к нему летит феникс.

— Ты чего?! — воскликнул Салазар. — Совсем псих?! Ну попадись ты мне…

Феникс сел Гарри на плечо. На него изумлённо смотрели.

— Рик, это опасно… — промолвила Ровена.

— Это не просто опасно! — бесился Слизерин. — Ты нарушаешь все наши планы!

— Да ладно вам! — веселился Годрик. — Жизнь без риска скучна!

Препираясь с Основателями, они пришли в маленькую комнату. Там профессор Макгонагалл произнесла речь.

Все волновались перед распределением. Многие гадали, как оно будет проходить. Какой-то мальчик сказал:

- Нас будут пытать! И в зависимости от того, как мы выдержим пытку, будут выбирать, на какой факультет нас отправить!

Девочки вскрикнули, а мальчики побледнели. Кто-то заплакал.

- Я больше не могу! - воскликнул Годрик и, слетев с плеча Гарри, превратился в человека.

- Это враньё! - закричал он. - Вам всего лишь придётся примерить Шляпу...

Тут рядом с ним с хлопком появился Салазар, и с воплем "РИК, ТЫ ИДИОТ!" схватил Гриффиндора за шкирку и трансгрессировал.

Глава 9. Какой факультет?


— Кто это был? — взвизгнула какая-то девочка. Гарри отошёл от шока, искренне надеясь (вот садист!), что Годрик получит по заслугам.

— Спокойно, — заявил он, быстро соображая. — Я узнал чары иллюзии. Видно, кто-то решил пошутить. Однако я сомневаюсь, что этот «кто-то» сознается, — хмыкнул Гарри.

Конечно, этот «кто-то» не сознается. Хотя… кто его знает. Однако дома ни Годрик, ни Гарри, ни Салазар никогда не сознавались девочкам, если что-то натворили. Дети успокоились, а Рон выдвинул предположение, что это сделали его братья — Фред и Джордж. Вскоре пришла профессор МакГонагалл.

— Выстройтесь в шеренгу,— скомандовала профессор, обращаясь к первокурсникам.— И идите за мной!

Гарри встал за мальчиком со светлыми волосами, за ним встал Рон, и они вышли из маленького зала, пересекли зал, в котором уже побывали при входе в замок, и, пройдя через двустворчатые двери, оказались в Большом зале. Гарри выглядел равнодушным, но на самом деле был в восхищении. Зал был освещен тысячами свечей, плавающих в воздухе над четырьмя длинными столами, за которыми сидели старшие ученики. Столы были заставлены сверкающими золотыми тарелками и кубками. На другом конце зала, за таким же длинным столом, сидели преподаватели.

Профессор МакГонагалл подвела первокурсников к этому столу и приказала им повернуться спиной к учителям и лицом к старшекурсникам. Перед Гарри были сотни лиц, бледневших в полутьме, словно неяркие лампы. Среди старшекурсников то здесь, то там, мелькали отливающие серебром расплывчатые силуэты привидений. Чтобы избежать направленных на него взглядов, Гарри посмотрел вверх и увидел над собой бархатный черный потолок, усыпанный звездами.

— Его специально так заколдовали, чтобы он был похож на небо, — прошептала оказавшаяся рядом Гермиона. — Я вычитала это в «Истории Хогвартса».

Было сложно поверить в то, что это на самом деле потолок. Гарри казалось, что Большой зал находится под открытым небом. Он вспомнил, как Годрик рассказывал ему о том, как долго пришлось мучиться, что бы зачаровать его. Гарри услышал какой-то звук и, опустив устремленный в потолок взгляд, увидел, что профессор МакГонагалл поставила перед шеренгой первокурсников самый обычный на вид табурет, и положила на сиденье остроконечную Волшебную шляпу. Шляпа была вся в заплатках, потертая и ужасно грязная. Он с трудом удержался, что бы не фыркнуть.

На несколько секунд в зале воцарилась полная тишина. А затем Шляпа шевельнулась. В следующее мгновение в ней появилась дыра, напоминающая рот, и она запела:

— Может быть, я некрасива на вид,
Но строго меня не судите.
Ведь шляпы умнее меня не найти,
Что вы там ни говорите.
Шапки, цилиндры и котелки
Красивей меня, спору нет.
Но будь они умнее меня,
Я бы съела себя на обед.
Все помыслы ваши я вижу насквозь,
Не скрыть от меня ничего.
Наденьте меня, и я вам сообщу,
С кем учиться вам суждено.
Быть может, вас ждет Гриффиндор, славный тем,
Что учатся там храбрецы.
Сердца их отваги и силы полны,
К тому ж благородны они.
А может быть, Хаффлпафф ваша судьба,
Там, где никто не боится труда,
Где преданны все, и верны,
И терпеньем с упорством полны.
А если с мозгами в порядке у вас,
Вас к знаниям тянет давно,
Есть юмор и силы гранит грызть наук,
То путь ваш — за стол Рейвенкло.
Быть может, что в Слизерине вам суждено
Найти своих лучших друзей.
Там хитрецы к своей цели идут,
Никаких не стесняясь путей.
Не бойтесь меня, надевайте смелей,
И вашу судьбу предскажу я верней,
Чем сделает это другой.
В надежные руки попали вы,
Пусть и безрука я, увы,
Но я горжусь собой.

Как только песня закончилась, весь зал единодушно зааплодировал. Шляпа поклонилась всем четырем столам. Рот ее исчез, она замолчала и замерла. Гарри хмыкнул. Как же! Ему рассказывали, какими должны быть факультеты. А эта Шляпа всё переврала. На Гриффиндоре должны учится боевые маги и те, у кого пристрастие к Трансфигурации. На Хаффлпаффе — Целители и те, у кого наклонности к Травологии. На Рейвенкло — Ритуалы, Чары. А на Слизерине — Зельеварение и т. д.

Профессор МакГонагалл шагнула вперед, в руках она держала длинный свиток пергамента.

— Когда я назову ваше имя, вы наденете Шляпу и сядете на табурет, — произнесла она. — Начнем. Аббот, Ханна!

Распределение Гарри благополучно прослушал, успев всё-таки отметить, что Гермиона попала на Гриффиндор, Невилл — на Хаффлпафф, причём Дамблдор при этом позеленел, а Драко — на Слизерин. Малфой присоединился к своим друзьям Крэббу и Гойлу ранее отобранным на тот же факультет, и выглядел необычайно довольным собой. Не прошедших отбор первокурсников оставалось все меньше. Мун, Нотт, Паркинсон, девочки-близнецы Патил, затем Салли-Энн Перкс и, наконец…

— Поттер, Гарри!

Гарри сделал шаг вперед, и по всему залу вспыхнули огоньки удивления, сопровождаемые громким шепотом.

— Она сказала Поттер?

— Тот самый Гарри Поттер?

Последнее, что увидел Гарри, прежде чем Шляпа упала ему на глаза, был огромный зал, заполненный людьми, каждый из которых подался вперед, чтобы получше разглядеть его. А затем перед глазами встала черная стена.

— Батюшки мои! — произнес прямо ему в ухо тихий голос. — Они живы? Вот чёрт! А, ну их на х*й… и директора тоже… Что тут у нас? Может, Слизерин? Нет, пожалуй… РЕЙВЕНКЛО!

Гарри гордо прошествовал за свой стол, не слушая криков.

***



За едой Гарри вспомнил, что ещё не знает, как там Годрик.

— Рик, ты как? — спросил он. — Живой?

— Я-то? Конечно!

— Скажи спасибо Хельге, — раздался хмурый голос Салазара. Гарри плюнул и пошёл спать.

Глава 10. Уроки?


— Вон он, смотри!

— Где?

— Да вон.

— Это который в очках?

— Ты видел его лицо?

— Ты видел его шрам?

Этот шепот Гарри слышал со всех сторон с того самого момента, как на следующее утро вышел из спальни, и это его очень нервировало. За дверьми кабинетов, в которых у Гарри были занятия, собирались толпы школьников, желающих взглянуть на него. Одни и те же люди специально по нескольку раз проходили мимо, когда он оказывался в коридоре, и пристально смотрели ему в лицо. Гарри предпочел бы, чтобы они этого не делали, потому что они его отвлекали, а ему надо было сосредоточиться на том, чтобы добраться до очередного кабинета. Хотя Основатели и рассказывали ему о Хогвартсе, но наяву всё оказалось совсем по-другому.

Запомнить расположение лестниц, дверей, классов, коридоров и спален было очень сложно. Казалось, что в Хогвартсе все постоянно меняется и сегодня все иначе, чем было вчера. Люди, изображенные на портретах, ходили друг к другу в гости. И Гарри искренне не понимал, зачем его опекунам нужно было делать всё это? Правда, про лестницы ему рассказывали.

Flashback

— Ну, и что тебе рассказать? — спросил Годрик у пятилетнего Гарри.

— Про Хогвартс! Почему лестницы двигаются?

— О, это забавная история! — рассмеялся Гриффиндор. — Как ты знаешь, чуть мне стоит сделать что-нибудь не так, Салазар сразу хочет меня убить или покалечить, и мне приходится убегать. И однажды я придумал, как сделать так, чтобы он меня не догнал. Я заколдовал лестницы так, чтобы они слушались только меня. Вот.

End of Flashback

Пивз был опаснее двух закрытых дверей и ведущей в никуда лестницы — особенно если встретить его, когда опаздываешь на занятия. Пивз ронял на головы первокурсникам корзины для бумаг, выдергивал из-под них ковры, забрасывал их кусочками мела или, благодаря своей невидимости, незаметно подкрадывался и внезапно хватал за нос с хриплым криком: «Попался!». Гарри это страшно бесило, и он сделал у себя в мозгу заметку — спросить, зачем здесь он.

Казалось, что хуже Пивза ничего и никого быть не может, однако выяснилось, что это не совсем так. Школьный завхоз Аргус Филч оказался куда более неприятной личностью. В первое же утро Гарри обратил на себя его внимание — к сожалению, в плохом смысле слова. Филч застал их в тот момент, когда они пытались открыть одну из дверей. Смотритель был уверен, что они специально хотели проникнуть на запретную территорию, и угрожал запереть их в находящуюся в подземелье темницу. Но в самый критический момент их спас проходивший мимо профессор Квиррелл, который Гарри не нравился.

У Филча была кошка по имени миссис Норрис — тощее пыльно-серое создание с выпученными горящими глазами, почти такими же, как у Филча. Она в одиночку патрулировала коридоры. Стоило ей заметить, что кто-то нарушил правила — сделал хотя бы один шаг за запретную линию — и она тут же исчезала. А через две секунды появлялся тяжело сопящий Филч. Филч знал все секретные ходы лучше, чем кто-либо другой в школе — за исключением, пожалуй, близнецов Уизли — и появлялся так неожиданно, словно был привидением. Ученики его ненавидели, и для многих пределом мечтаний было отважиться дать пинка миссис Норрис. И один только Гарри знал кто такая на самом деле эта кошка. Он защищал её от других учеников, и смеялся про себя, представляя их лица, если они узнают, что она — Ровена Рейвенкло.

Каждую среду ровно в полночь они приникали к телескопам, изучали ночное небо, записывали названия разных звезд и запоминали, как движутся планеты. Трижды в неделю их водили в расположенные за замком оранжереи, где низкорослая полная дама — профессор Стебль — преподавала им Травологию, науку о растениях, и рассказывала, как надо ухаживать за всеми этими странными растениями и грибами, и для чего они используются. Самым утомительным предметом оказалась История Магии — это были единственные уроки, которые вел призрак. Профессор Бинс был уже очень стар, когда однажды заснул в учительской прямо перед камином, а на следующее утро он пришел на занятия уже без тела. Бинс говорил ужасно монотонно, и к тому же без остановок. Ученики поспешно записывали за ним имена и даты и путали Эмерика Злого с Уриком Странным. К счастью, Салазар и Ровена вбили в голову Гарри настоящую Историю.

Чары и Трансфигурация проходили нормально. ЗОТИ скорее напоминало юмористическое шоу, чем что-то серьезное.

А вот занятия по зельеварению оказались самым неприятным из всего, что с ним пока произошло в школе.

Профессор Снейп не просто невзлюбил Гарри — он его возненавидел. Кабинет Снейпа находился в одном из подземелий. Тут было холодно — куда холоднее, чем в самом замке — и довольно страшно. Вдоль всех стен стояли стеклянные банки, в которых плавали заспиртованные животные. Снейп начал занятия с того, что открыл журнал и стал знакомиться с учениками. И он остановился, дойдя до фамилии Поттер.

— О, да, — негромко произнес он. — Гарри Поттер. Наша новая знаменитость.

Гарри сжал зубы и мысленно произнёс:

— Боюсь представить, что будет дальше.

— Успокойся, — отозвался Годрик.

— Тебе легко говорить! — возмутился Гарри. — Сидишь на жёрдочке, смотришь, как директор пожирает лимонные дольки!

— Но все это только при условии, что вы хоть чем-то отличаетесь от того стада болванов, которое обычно приходит на мои уроки, — закончил речь Снейп, которую Поттер прослушал.

— Поттер! — неожиданно произнес Снейп. — Что получится, если я смешаю измельченный корень асфоделя с настойкой полыни?

— Это основные ингредиенты напитка Живой Смерти, сэр, — с усмешкой ответил Гарри. М-да, не зря-таки он Салазара слушал, хотя Зелья ему не очень нравились. Снейп недовольно скривился.

— Если я попрошу вас принести мне безоаровый камень, где вы будете его искать?

— В желудке у козы, сэр.

— Хорошо, Поттер, а в чем разница между волчьей отравой и клобуком монаха?

— Это одно и то же растение, также известное как аконит, сэр.

Снейп позеленел, обернулся к ученикам и рявкнул:

— Чего сидите?! Записывайте всё!

Все поскорее взялись за перья.

***


В субботу директор позвал Гарри к себе в кабинет.

Главы 11-12.


Гарри шёл по коридору, ругаясь себе под нос. К нему подошёл Драко и бодро спросил:

— Куда идёшь?

— К Дамблдору, — сквозь зубы ответил Гарри.

— О, не буду мешать, — ухмыльнулся Малфой и отстал. Поттер подошёл к Горгулье.

— Шоколадные лягушки.

Статуя отпрыгнула, и Гарри зашёл в кабинет. «Фоукса» на месте не было.

— Гарри, мой мальчик, здравствуй.

Гарри еле удержался, что бы не скривиться.

— Здравствуйте, директор.

— Садись. Чаю?

— Благодарю, я не люблю сладкое.

— Зря, — сказал Дамблдор. — Чай сегодня такой вкусный, ммм…

— Полагаю, вы позвали меня не за тем, чтобы поить чаем? — не очень-то почтительно прервал его Гарри.

— Нет, мальчик мой. Как ты живёшь? У тебя всё хорошо?

— Спасибо, всё в порядке, — Гарри изо всех сил держал свои ментальные щиты.

— Ладно, Гарри, где ты пропадал все эти годы? — сдался Дамби.

— Как где? В приюте, конечно. Там был один учитель, он сквиб, и помог мне добраться до Косого Переулка…

— Хорошо, мой мальчик, можешь идти… — сказал Дамблдор, ни чем не выдавая злости и делая вид, будто поверил в эту сказку. Гарри пулей полетел в Тайную Комнату (Салазар заставил его выучить парселтанг). Его уже ждали.

— Всем привет, — выдавил он, пытаясь выбраться из объятий четырёх человек. Когда его, наконец, отпустили, Гарри сказал:

— Дамблдор меня вызывал. Ну я и рассказал ту сказку, которую мы сочинили…

— И он поверил? — спросил Годрик.

— Арес, не говори глупости, — закатил глаза Поттер. — Конечно нет.

— Тем не менее, сказка была убедительной, — задумчиво произнесла Хельга. — Этлен, а может ты неубедительно говорил?

Гарри (а Гарри ли?) открыл было рот, но Салазар его опередил:

— Акесо, тебе ли не знать, как убедительно Гарри врёт!

— Ты прав, Локи, — согласилась Хаффлпафф. — Этлен, иди, пока тебя не хватились.

***

ГЛАВА 12. ПОЛЁТЫ

Со вторника начинались полёты на мётлах — и первокурсникам факультетов Рейвенкло и Хаффлпафф предстояло учиться летать вместе. Гарри улыбнулся.

Годрик и Салазар, оба первоклассные летуны, первый раз посадили его на метлу в четыре года. Хельга с Ровеной возмущались, они не одобряли полёты, но когда их не было дома, Локи и Арес всё-таки решили попробовать. Каково же было их удивление, когда Поттер сел и полетел? Тогда-то они и вспомнили…

Малфой через чур много говорил о полётах. Он во всеуслышание сожалел о том, что первокурсников не берут в сборные факультетов, и рассказывал длинные хвастливые истории о том, где и как он летал на самых разных метлах. Истории обычно заканчивались тем, что Малфой с невероятной ловкостью и в самый последний момент умудрялся ускользнуть от маггловских вертолётов. Это раздражало.

А вот Невилл признался, что у него в жизни не было метлы, потому что бабушка строго-настрого запрещала ему даже думать о полётах. В глубине души Гарри был с ней полностью согласен — Невилл умудрялся попадать в самые невероятные истории, даже стоя на двух ногах.

С самого приезда Гарри не получил ни одного письма. А зачем? Основатели были рядом, если что, можно было спуститься в Тайную Комнату, да и ментальная связь не пропала.

***



День был солнечным и ясным, дул легкий ветерок, и трава шуршала под ногами. Ученики дружным строем спускались с холма, направляясь к ровной поляне, которая находилась как можно дальше от Запретного леса, мрачно покачивающего верхушками деревьев. Первокурсники из Хаффлпаффа были уже там — как и двадцать мётел, лежавших в ряд на земле. Гарри вспомнил, как Джордж и Фред Уизли жаловались на школьные метлы, уверяя, что некоторые из них начинают вибрировать, если на них подняться слишком высоко, а некоторые всегда забирают влево.

Наконец, появилась преподавательница полётов - мадам Трюк. У неё были короткие седые волосы и жёлтые глаза, как у ястреба.

— Ну, и чего вы ждёте?! — рявкнула она. — Каждый встает напротив метлы — давайте, пошевеливайтесь.

Гарри посмотрел на метлу, напротив которой оказался. Она была довольно старой, и несколько её прутьев торчали в разные стороны. Да-а, не чета тем лучшим моделям, на которых он летал. Если Годрик и Сал пронюхают, что появилась новая метла, то… нетрудно себе представить.

— Вытяните правую руку над метлой! — скомандовала мадам Трюк, встав перед строем,— И скажите: «Вверх!»

— ВВЕРХ! — крикнуло двадцать голосов. Метла Гарри сразу прыгнула ему в руку, но большинству других учеников повезло куда меньше. У Невилла метла вообще не сдвинулась с места.

— А теперь, когда я дуну в свой свисток, вы с силой оттолкнетесь от земли, — произнесла мадам Трюк. — Крепко держите метлу, старайтесь, чтобы она была в ровном положении, поднимитесь на метр-полтора, а затем опускайтесь — для этого надо слегка наклониться вперед. Итак, по моему свистку— три, два…

Но Невилл, нервный, дёрганый, и явно испуганный перспективой остаться на земле в одиночестве, рванулся вверх прежде, чем мадам Трюк поднесла свисток к губам.

— Вернись, мальчик! — крикнула мадам Трюк, но Невилл стремительно поднимался вверх. Он напоминал пробку, вылетевшую из бутылки. Два метра, четыре, шесть — и Гарри увидел бледное лицо Невилла, испуганно смотрящего вниз. Увидел, как Невилл широко раскрыл от ужаса рот, как он соскользнул с метлы, и…

Гарри, недолго думая, оседлал метлу и рванул вверх. Всё было как в замедленной съёмке. Он летел вперёд и вверх, а Невилл вниз. Что-то кричала мадам Трюк.

Гарри подхватил Невилла и приземлился.

Глава 13. Малфой и Пророчество


К ним подбежала мадам Трюк.

— Мистер Поттер, мистер Лонгботтом! 20 баллов с Рейвенкло и Хаффлпаффа!

— Но Гарри спас Невилла! — возмущённо вмешалась Падма Патил.

— Не ваше дело, мисс Патил! — отрезала Трюк. (прим.авт. Если кому-то нравится мадам Трюк, не обижайтесь. Я её не люблю)

— Неприемлемо! — возмутилась Ровена. — Кто её на должность преподавателя пустил?!

— Директор, конечно, — ответил Гарри.

***


На следующее утро к Гарри подошёл Рон.

— Гарри! — сказал он. — Представляешь, в коридоре на третьем этаже сидит трёхголовый пёс!

— Здраствуйте, мистер Уизли, — холодно ответил Гарри. — Позвольте спросить, что вы делали в запретном коридоре и каким боком это относится ко мне?

— Гарри, я думаю, — продолжал Рон. — Что он что-то охраняет! Он стоит на люке!

Гарри такая настырность злила. Он круто развернулся и, оставив Рона позади, пошёл на третий этаж. Но не в коридор, а в женский туалет. Подойдя к раковине, он прошипел:

— /Откройс-с-ся./

Раковины раздвинулись, показывая большую дыру и лестницу вниз. Гарри улыбнулся.

— Гарри? — раздался удивлённый возглас. В дверях стоял Драко Малфой.

— Драко? — не менее удивлённо спросил Гарри. Но Драко смотрел не на Поттера, а на что-то за его спиной. И тут Гарри сообразил: проход! Поняв, что Малфой уже всё увидел, он со вздохом сказал:

— Идём.

И он начал спускаться, не обращая внимания на вопросы идущего за ним Драко.

Они зашли в Тайную Комнату. Рядом со статуей, переговариваясь, сидели Основатели. Увидев детей, они вскочили.

— Гарри, кто это? — настороженно спросил Салазар.

— Это Драко Малфой,— ответил Гарри. — Мне пришлось его привести. Драко, это Салазар Локи Слизерин, — Салазар кивнул. — Хельга Акесо Хаффлпафф, — Хельга улыбнулась. — Годрик Арес Гриффиндор — Годрик взмахнул рыжей «гривой». — И Ровена Сарасвати Рейвенкло, — Ровена усмехнулась.

С каждым именем на лице Драко всё больше проступал шок.

Гарри, глядя на шокированного Малфоя, тихонько посмеивался. Как и Основатели.

— Здраствуйте. — пробормотал Драко. Основатели кивнули.

— А зачем звали-то? — нахально спросил Гарри.

— Ты ведь просил открыть для тебя мою библиотеку? — ответил вопросом на вопрос Салазар. Гарри просиял.

— Ты открыл?! — радостно заорал он и кинулся на шею Слизерину. Тот поморщился и отлепил Поттера от себя.

— Открыл. Можешь покопаться там со своим другом.

Гарри схватил Драко за предплечье и потащил к противоположной стене. Там была дверь. Гарри распахнул её и втащил слизеринца в библиотеку.

— Га-арри, — протянул Малфой. — Так была не иллюзия? — получив в ответ кивок от пожирающего взглядом книги рейвенкловца, он продолжил: — Остальные тоже анимаги?

— Да, — рассеяно ответил Гарри. — Сал — василиск, Хельга — кальмар, а Ро — Миссис Норрис.

У Драко вытянулось лицо.

— О, а это что? — спросил Гарри, беря пустой пергамент.

— А это, — раздался голос Салазара. — Пророчество. Только один человек может прочесть его.

— Что за пророчество? — обернулся Поттер. Салазар пожал плечами.

— Я не тот человек который может прочитать его.

Драко взял пергамент и нахмурился:

— Но здесь буквы!

— Что там написано? — резко спросил Слизерин. Малфой прочитал:

— Один старик, сам того не понимая, начнёт уничтожать маг.мир… и Магия будет исчезать… Но феникс, кошка, кальмар и василиск, воспрепятствуют этому тогда! Но школа будет разваливаться, и спасти её трое смогут… Двое сирот, один жил в нелюбви, второй с легендами четырьмя… а третий, единственный Наследник Древнего Рода, дозволялась ему всё… И они спасут!

Основатели переглянулись. Годрик, Гарри и Салазар хором сказали:

— Охуеть.

Хельга возмущённо на них зыркнула, а Ровена сказала:

— Давайте попробуем разобраться.

— Дамблдор будет уничтожать Магический Мир… — сказал Годрик.

— А вы ему помешаете. — отрезал Гарри. — А те, кто не даст развалится Хогвартсу… ну, один из них это я.

— Почему ты? — спросил Драко.

— Потому что я самый сильный, прекрасный, неотразимый и…

Тут он сложился пополам и начал истерично хохотать. Малфой удивлённо на него уставился. Основатели же были спокойны.

— Ну, Сал… — сквозь хохот выдавил Поттер. — Это тебе… ха-ха… даром не пройдёт! Ха-ха-ха-ха-ха! Я… ещё… отомщу! Ой-ха-ха!

— Всегда так говоришь. — наконец Салазар остановил действие заклятия.

— Ну а на самом деле, — отдышался Гарри. — Это я жил с четырьмя «легендами». А третий, наверное, ты, Драко. Ведь это ты прочитал!

— А второй? — спросил Годрик.

— Может, Том? — задумалась Хельга. — У меня такое предчувствие…

— А… кто такой Том? — не понял Драко. Гарри тихо прыснул.

— Он же Лорд Волдеморт. — ответил он. Пока Малфоя откачивали и всё ему объясняли, наступил вечер.

Когда рейвенкловец и слизеринец вернулись в гостиные, то сразу получили отработки у Филча. А в субботу Гарри услышал голос Годрика:

— Этлен, давай скорее в библиотеку Зара! Девочкам не до нас, а у меня получилось достать хорошее вино!

Рассмеявшись, Гарри рванул в Тайную Комнату…

Глава 14.


Хельга и Ровена, разговаривая, вошли в Тайную Комнату.

— Где же они? — спросила Рейвенкло. Они уже битый час искали Годрика, Салазара и Гарри. На мысленные призывы они не отвечали.

Хельга попробовала ещё раз:

— Сал, Рик, Этлен! Вы меня слышите?

Безрезультатно.

— Смотри! — воскликнула Ровена, хватая подругу за руку. Дверь в библиотеку Салазара была открыта. Переглянувшись, Основательницы пошли туда. Зрелище, представшее перед ними, им очень, нет, ОЧЕНЬ не понравилось. На полу валялись пропавшие. Они спали. Даже издалека было заметно, что они пьяны.

Разумеется, это была не первая попойка Гарри. Однако девочки об этом не знали. Да и так сильно он напился в первый раз.

— Что будем делать? — хмуро спросила Хельга. Ровена ответила:

— Пусть проспятся. А потом… потом они получат, — она усмехнулась.

***

Салазар проснулся. Голова ужасно болела. Рядом послышался стон. Повернув голову, он увидел Годрика, а чуть далее — Гарри.

— Очнулись? — раздался холодный голос Ровены. — А объяснить ничего не хотите?

— А что объяснять? — спросил Годрик. — Мы ничего такого не сделали…

— Ничего не сделали? — прошипела Хельга. — Ничего не сделали?

Вдруг послышался грохот, и с полок посыпались книги и пыль.

— Ой, — послышался тихий голос Гарри. — Мне пора сматываться…

— Поттер! — заорал Салазар, моментально протрезвев. (п/а. А то! Ведь его библиотеку рушат!) — Я тебе уши оборву!

Гарри рванул к выходу из Тайной Комнаты и вылетел на верх. Салазар, хоть и был в ярости, рассудка не потерял и понимал, что показываться людям пока рано, так что решил разобраться с Этленом попозже. Развернувшись, он пошёл обратно в библиотеку. Однако в него врезался Годрик с круглыми от ужаса глазами.

— Ровена и Хельга нас прибить поклялись! — крикнул он и, превратившись в феникса, улетел. Салазар же решил спрятаться.

***

Шло время. Гарри учился, дурачился, искал Тома. Основатели… А что Основатели? Годрик капризничал, сидя на жёрдочке в кабинете директора, Ровена играла роль злобной кошки, Хельга плавала, а Салазар скучал.

На Рождество Гарри подарили Мантию-невидимку. Поттер быстро снял с неё все следящие чары.

Уизли пытался утащить его спасать философский камень. Разумеется, Гарри никуда не пошёл. Ну, Рон утащил Невилла. Квиррелл оказался «одержим Волдемортом». А на самом деле он был под любимым заклятием Дамблдора — Империусом.

Дамблдор, поняв, что с Гарри ничего не сделаешь, выдал за Избранного бедного Невилла. Августа была очень горда внуком.

Потом наступили каникулы. У Гарри они прошли спокойно.

А вот Дамблдор много размышлял. И решил, что Поттер хочет свергнуть его с поста директора. А Гарри очень силён магически. «Значит, нужно запретить изучать Магию. Только теория.» — подумал Альбус.

Глава 15. Начало второго курса или Основатели выходят из тени


Гарри зашёл в купе. Каникулы прошли отлично. Он частично обучился Древней Магии. Однако он никак не мог избавиться от мыслей о пророчестве. Что значит «начнёт уничтожать маг.мир»? Как это возможно? «И магия будет исчезать…». Разве магия может исчезнуть? Основатели на его вопросы не отвечали, только грустно хмурились, даже Годрик, который обычно болтал больше всех.

Вошёл Драко и, сев напротив Гарри, спросил:

— О чём задумался?

— Да так… — отстранённо ответил Поттер. — Драко, а разве магия может исчезнуть?

Малфой нахмурился. Этот жест до того напомнил рейвенкловцу его опекунов, что он с трудом сдержался, что бы не крикнуть: «Ну говори уже!»

— Понимаешь… — протянул Драко. — Она… может пропасть. Возможно, я непонятно объясняю, но… Ладно, я попробую. Если перестать колдовать, учить только теорию, то в конце концов магия может пропасть, уйти.

— Неужели Дамблдор сделает это? — с отвращением спросил Гарри.

— Не знаю, — вздохнул слизеринец. — Директор, конечно, псих, но не до такой же степени…

— Кто его знает. — пожал плечами Гарри. — Остаётся надеется, что он так не поступит.

Они замолчали, раздумывая. Через некоторое время Драко вновь заговорил:

— Как прошли каникулы?

— Да нормально. — пожал плечами его друг. — Изучал Древнюю Магию…

У Малфоя отвисла челюсть.

— Ты изучал Древнюю Магию?! — наконец выдавил он. Гарри кивнул:

— Я понимаю твою реакцию. И да, к практике я ещё не приступал.

Драко кивнул и перевёл тему.

***


После распределения первокурсников директор поздравил всех с началом учебного года. А потом вдруг добавил:

— Также я хочу сделать одно объявление. Отныне магия будет изучаться только в теории! А те, кто посмеет колдовать, будут исключены из школы! Понимаете, дети, так нужно ради Всеобщего блага. Ваши пока ещё маленькие умы не смогут понять, если я начну рассказывать зачем это нужно. Итак, всем приятного аппетита!

Студенты возмущённо зашумели, а Гарри понял, что сегодня ночью надо бежать в Тайную Комнату.

***

На следующее утро, за завтраком, Гарри сильно нервничал и радовался. Основатели наконец-то решили открыться. Поймав взгляд Драко, Гарри подмигнул ему, чем немало удивил последнего.

И тут двери Большого Зала распахнулись, и вошли Основатели. Взрослые и дети удивлённо уставились на незнакомых людей в старомодных одеждах. У Драко в глазах читался шок и радость.

— Нас, похоже, не узнают, — прорезал тишину голос Годрика.

— Неудивительно, — хмыкнул Салазар.

— Тогда представимся? — спросила Ровена. Получив кивки, она продолжила: — Я — Ровена Рейвенкло.

— Я Хельга Хаффлпафф, — сказала Хельга.

— Салазар Слизерин, — представился Салазар.

— А я Годрик Гриффиндор, — закончил Годрик.

Сначала была тишина. А потом Дамблдор в ярости воскликнул:

— Ложь! Основатели умерли тысячу лет назад! Этого не может быть!

— Может! — поднялся Гарри и, не обращая внимания на предостерегающие взгляды Салазара и Ровены, подошёл к Основателям. Он торжествовал. Он знал, что это Альбус Дамблдор убил его родителей. — Клянусь своей магией, что это действительно Основатели Хогвартса! Люмос! — на его палочке зажегся светлячок. — Нокс! Как видите, — он обвёл Зал насмешливым взглядом. — Моя магия всё ещё при мне.

Зал изумлённо выдохнул. Дамблдор уже не скрывал свою ярость.

— Ну кто тебя просил лезть! — прошептал Салазар. А потом громко добавил: — Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор! Мы обвиняем вас в том, что что вы:
— Подкинули книгу о крестражах Тому Марволо Реддлу, более известному как Лорд Волдеморт;
— Наложили заклятие Империус на Тома Реддла и заставили его подставить Рубеуса Хагрида, обвинив его в открытии Тайной Комнаты и убийстве Миртл Уоррен;
— Убили Джеймса и Лили Поттеров;
— Наложили Империус на Квиринуса Квиррелла!

Дальше Основатели говорили уже вместе:

— Мы требуем справедливого Суда и призываем в самую беспристрастную судью — Магию! Да будет так!

По Залу пронёсся ветер и послышался шёпот: «Обвинения приняты…»

Вдруг Дамблдор дико закричал и бесследно исчез. Студенты испуганно притихли.

— Нужно найти Тома, — решительно произнёс Салазар. — Пойдём мы с Годриком, а вы, девочки, успокойте учеников.

Ровена и Хельга согласно кивнули.

— А я?! — возмутился Гарри.

— Ты пойдёшь с нами, — кивнул Годрик.

— Я тоже пойду! — крикнул Драко.

— Хорошо, — не стал спорить Слизерин. — Сначала нужно проверить кабинет директора. Пойдёмте.

Глава 16. Том Марволо Реддл и его кузина Диана Мракс.


Подойдя к горгулье, охраняющей кабинет директора, Салазар положил на неё руку и она послушно отпрыгнула, открывая проход. Они вошли. Годрик поморщился:

— Надо будет привести его в порядок. Мне эти безделушки надоели ещё тогда, когда я был фениксом…

Портреты смотрели на них во все глаза. Салазар обернулся к Годрику.

— И так, «Фоукс», давай колись — где здесь можно человека спрятать?

Гриффиндор задумчиво почесал подбородок.

— Ну, так-то есть здесь кое-что… — неуверенно начал он. — Но я не знаю, знал ли Дамблдор о ней…

Салазар посмотрел на него взглядом а-ля «Птичка, если ты не перестанешь болтать и не перейдёшь к делу, я тебе шею сверну».

Годрик подошёл к портрету Найджелуса Блэка и отодвинул его. Сзади была стена. Годрик стал поводить над ней рукой, что-то шепча на латыни.

Стена пропала, и Гриффиндор, засветив Люмос, зашёл в открывшейся проход. Остальные двинулись за ним. Стена сзади появилась снова.

Сначала был коридор, а потом появилась дверь. Салазар, грубо оттолкнув Годрика с дороги, подошёл к двери и открыл её «Алохоморой».

Когда дверь открылась, они увидели Тома, который лежал на койке, уставившись в потолок, в маленькой серой комнатке. Рядом с Реддлом сидела девочка лет 10, что-то тихо говоря ему. У девочки были прямые чёрные нечёсаные волосы до пояса, голубые глаза, гораздо светлее сапфировых Тома, длинные ресницы и болезненно-бледное лицо.

При виде её сердце Гарри забарабанило в груди. Девочка выглядела такой хрупкой, что её хотелось обнять, защитить от всего мира…

Гарри мотнул головой, избавляясь от странных мыслей. Это резкое движение привлекло внимание девочки. Обернувшись, она испуганно вскрикнула. Том сел, уставившись на «гостей». А потом рассмеялся и сказал девочке:

— Всё хорошо. — а потом обратился к Салазару: — Профессор Слизерин, не представите своих друзей?

— Конечно, Том. — хмыкнул Салазар. — Это Годрик. — указал он на друга. — А это Гарри Поттер и Драко Малфой.

Гарри вылез вперед.

— Привет. Спасибо, что пытался спасти от Дамблдора.

— Не спас. — вздохнул Том. — Кстати, это моя кузина, Диана Мракс. — он кивнул на застенчиво улыбающеюся девочку. — А что с Дамблдором?

Гарри и Драко наперебой рассказали. Вскоре у Основателей и у Гарри в головах послышался встревоженный голос Ровены:

— Мальчики, вы где?! Срочно идите в кабинет директора! Скорее!

Глава 17. Сердце Хогвартса.


POV Гарри.

— Мальчики, вы где?! Срочно идите в кабинет директора! Скорее! — услышал я у себя в голове голос Ровены. Салазар быстро сказал:

— Что-то произошло. Сарасвати не стала бы так просто нас отвлекать.

Мы с Годриком кивнули.

— Что случилось? — удивлённо спросил Драко.

— Ро зовёт, — просто ответил Годрик. — Пойдём?

— С удовольствием выберусь из этой дыры. — хмыкнул Том. Диана улыбнулась. О Мерлин, какая у неё улыбка милая! Когда весь этот хаос кончится, я сделаю так, чтобы она постоянно улыбалась!

Тем временем мы вошли в кабинет. Там нас ждали Хельга и Ровена.

— Девочки, это Диана, двоюродная сестра Тома, — сказал Годрик. — Том, Диана, это Ровена и Хельга.

— Ясно, — кивнула Ро. — У нас проблемы. Сердце замка не питали магией уже много лет. Он скоро начнёт разваливаться.

— Нашей силы хватит? — тут же среагировал Салазар. Хельга покачала головой.

— Но школа будет разваливаться, и спасти её трое смогут… Двое сирот, один жил в нелюбви, второй с легендами четырьмя… а третий, единственный Наследник Древнего Рода, дозволялось ему всё… И они спасут! — задумчиво произнёс Драко.

— Что? — удивлённо спросил Том.

— Пророчество, — пояснил я с ехидной ухмылкой. — Кажется, пришла пора осуществить его.

Ответом мне послужил дружный стон от Основателей.

— Что? — я приподнял бровь.

— Этлен, это может быть опасно, — сказала Хельга. Блять, серьёзно?! А я не знал! Это я и высказал, только в более цензурной форме. И разумеется, Салазар закатил глаза.

— Гарри, мы не можем позволить студентам рисковать собой, — заявил он.

— А я не студент, — возразил Том.

— А мы с Гарри… — начал пытаться что-нибуть придумать Драко. Безуспешно. Мне тоже ничего в голову не приходило. А надо было что-то сказать, поэтому я затараторил какой-то бред.

— А мы тоже не студенты, — тараторил я. — Мы взрослые люди под прикрытием. Мы учились в Дурмстранге, а потом подшутили над одним очень злым человеком, и он хочет нас убить, так что нам пришлось…

— Хватит! — взвыл Годрик.

— Можете идти с нами, — обречённо сказала Ровена. Мы с Драко победно переглянулись.

Конец POV.


— А можно я посмотрю? — вдруг спросила Диана. — Я не буду мешать…

— Ну… — Годрик, замерев в нерешительности, взглянул на своих друзей.

— Можно. — вздохнул Локи. — Но только не подходи ближе, чем мы тебе скажем.

Мракс кивнула.

— Идём, — сказала Ровена и направилась куда-то в подземелья. Остальные пошли за ней.

— А как ты попала к Тому? — через некоторое время спросил Гарри у Дианы.

— До семи лет я жила с папой. — из далека начала девочка. — Его звали Морфин Мракс. Маму я не помню, она умерла, когда мне был год. А когда мне исполнилось семь, пришёл он. Дамблдор. Он убил отца и забрал меня. Потом он затащил меня в комнату с Томом.

Тут они зашли в большую комнату. Она была пустая, но посередине стоял огромный бриллиант. В вышину он был Гарри примерно по подбородок.

— Стой здесь. — сказала Хельга Диане, и та осталась у двери.

Основатели, Том, Гарри и Драко встали вокруг Сердца Хогвартса.

— На счёт три кладём руки на камень. — сказал Салазар. — Раз… два… три!

Они одновременно прикоснулись к бриллианту, и тот начал высасывать из них магию. С каждой минутой стоять становилось всё труднее.

— Всё! — наконец выдохнула Ровена и отступила на шаг назад. Остальные последовали её примеру. Гарри устало прислонился к стенке.

Глава 18. Всё меняется.


— Где-то у меня было восстанавливающее зелье… — пробормотал Салазар, роясь в карманах. Достав пузырьки с зельем, он раздал их всем (кроме Дианы), а один взял себе.

Гарри залпом выпил зелье, даже не поморщившись от неприятного вкуса. Силы сразу вернулись.

— Ровена, Хельга, а что с учениками? — встрепенулся Годрик.

— Они в Большом Зале, упокоенные успокоенные… — начала Акесо, но Рейвенкло её перебила:

— Думаю, они снова в шоке.

— Почему? — удивился Драко.

Салазар ехидно усмехнулся и ответил Ровене:

— Так пойдёмте туда.

Том, который сидел на полу, встал. Гарри выпрямился и кинул взгляд на Диану. Она, прижавшись к двери, круглыми глазами смотрела на него. Улыбнувшись Мракс, Гарри спросил:

— Ну что, идём?

***


Шагая в Большой Зал по коридорам, Гарри не переставал удивляться. Трещины в стенах исчезли, и сквозняка больше не было. Также заметно потеплело.

Самое большое потрясение ждало детей и Тома в Большом Зале. Вместо длинных столов факультетов стояли красные, зелёные, жёлтые и синие столики. Вокруг каждого столика стояло по четыре стула. Преподавательский стол не изменился.

Сам Зал стал больше, а потолок ещё реалистичнее.

Студенты толпились посередине, рассеянно оглядываясь по сторонам. Учителя за столом сидели с глазами-блюдечками.

— Всё в порядке, — сказал Салазар. — Хогвартс стал таким, каким был при нас. И, кстати…

Основатели и Реддл пошли за преподавательский стол.

— …Кстати, раньше распределение по факультетам проводилось по другим мотивам. — продолжил Салазар. — На Гриффиндоре учились Боевые маги и те, у кого предрасположенность к Трансфигурации. На Хаффлпаффе — целители и те, кто хорошо ладит с растениями. На Рейвенкло — Ритуалы, Чары и Артефакторы. А на Слизерине — Зельевары, Астрономы, Нумерология. Предметов было больше, но об этом потом… К слову сказать, что я не уходил из Хогвартса и с Годриком мы не враги. Да и легенда про Тайную Комнату — ложь… И про то что я ненавидел магглов и магглорождённых тоже.

Во время речи Слизерина Ровена куда-то ушла, а теперь вернулась со шляпой в руках.

— Распределение проходит так же. — сказала Рейвенкло. — Итак… Маркус Флинт.

— Рейвенкло!

— Перси Уизли.

— Слизерин!

— Чжоу Чанг.

— Хаффлпафф!

— Грегори Гойл.

— Слизерин!

— Драко Малфой.

— Гриффиндор!

— Джордж Уизли.

— Рейвенкло!

— Фред Уизли.

— Слизерин!

— Пэнси Паркинсон.

— Гриффиндор!

— Винсент Крэбб.

— Хаффлпафф!

— Симус Финниган.

— Рейвенкло!

— Гермиона Грейнджер.

— Слизерин!

— Гарри Поттер.

— Рейвенкло!

— Невилл Лонгботтом.

— Хаффлпафф!

— Рональд Уизли.

— Слизерин!

— Джинни Уизли.

— Рейвенкло!

И так далее.

Потом Основатели сказали, что добавятся такие предметы как:
-Ритуалы;
-Артефакторика;
-Боевая Магия;
-Целительство;
-Этикет;
-Фехтование (по желанию);
-Верховая езда (по желанию).
-Некромантия (по желанию, но только если есть дар);
-Древняя Магия (по желанию).

На предметы «по желанию» можно записаться на третьем курсе. Остальные в этом году будут только у первого курса, в следующем — у первого и второго и т.д. так как никто не изучал этих предметов раньше и поэтому никто не сможет пользоваться ими в соответствии своему возрасту. Не переводить ведь всех на первый курс!

Локонса Основатели выгнали, а на его место поставили Тома Реддла. Тот аж засветился от счастья (Салазар: *дикий ржач*), так как давно мечтал о роли профессора ЗоТИ.

Ритуалы и Артефакторику решила вести Ровена. Боевую Магию, фехтование и верховую езду — Годрик. Целительство и Этикет — Хельга. А Древнюю Магию и Некромантию — Салазар.

Шло время. В следующем году в Хогвартс поступила Диана, на факультет Хаффлпафф. Ещё через два года они с Гарри начали встречаться. Всё было хорошо.

Прошло четыре года с того момента, в который Основатели раскрыли себя…

Глава 19. Король Былого и Грядущего.


Прошло четыре года с того момента, в который Основатели раскрыли себя…


Гарри учился на шестом курсе, а Диана — на седьмом. Когда Гарри был на третьем, профессор УзМС уволился, а его место заняла Кассиопия Блэк*, впрочем, год назад она стала Кассиопеей Реддл, так как они с Томом влюбились и сыграли свадьбу.

Так вот, в начале шестого курса за завтраком ничто не предвещало свалившегося на голову «счастья» беды. Вернее, так казалось на первый взгляд. В Зале стояла обычная непринуждённая атмосфера, но Основатели были немного напряжены. Один только Годрик вёл себя как обычно.

— Да что с вами такое? — В конце концов не выдержал Гриффиндор. — Сидите как на похоронах! А тебе, Хельга, такое настроение вообще не свойственно.

— Годрик… Ты разве ничего не чувствуешь? — удивлённо спросила Хаффлпафф.

— Да у него инстинкт самосохранения напрочь отсутствует! — огрызнулся недовольный с самого утра Салазар.

Годрик хотел было что-то ответить, как вдруг… Подул ветерок, да, прямо в замке, и мимо Хогвартса прошла очень сильная волна Магии.

— Что это?! — вскочил Гарри.

— Это Магия! — изумлённо воскликнул Слизерин. — Скорее!

И он выбежал наружу. Остальные Основатели и Гарри Поттер бросились за ним, при чём Хельга успела сказать Тому чтобы он не выпускал детей, да и вообще никого, наружу.

— Надо трансгрессировать. — уверенно заявил Салазар.

— Гарри, возьми меня за руку. — попросила Хельга. Поттер послушался, и они с хлопком исчезли.

***


Гарри и Основатели появились около какого-то озера. Вокруг был старый лес.

— Иии? — спросил Гарри.

— Погоди, — оборвал его Салазар. — Там кто-то есть…

— Где? — быстро спросила Хельга.

— Вон! — воскликнул Годрик. — В озере человек!

— Человек? — переспросила Ровена, прищурившись и смотря на озеро. — И правда…

Человек что-то крикнул, но они его не расслышали. Тогда он быстро поплыл к берегу.

Когда он вышел на землю, стало видно, что ему около тридцати лет, у него светлые короткие волосы, а одет он… очень по-старинному. Поверх одежды была кольчуга и доспехи. Не смотря на то, что он только что вылез из воды, он был совершенно сух. Он вежливо поклонился. Гарри с Основателями ответили тем же.

— Здравствуйте, господа, — сказал мужчина. — Не подскажите, какой сейчас год?

На него недоумённо посмотрели, но Салазар ответил. В сложных ситуациях говорил всегда он.

— Благодарю, — кивнул блондин, услышав ответ, и лицо его выражало крайнее изумление. — Я Артур Пендрагон, король Камелота… Теперь, кажется, бывший.

Теперь очередь удивляться настала у Основателей. Гарри так и вообще впал в глубокий шок.

Первым очнулся Салазар.

— Салазар Слизерин, — представился он.

За ним пришли в себя и остальные.

— Ровена Рейвенкло.

— Хельга Хаффлпафф.

— Годрик Гриффиндор.

— Гарри Поттер.

Артур кивнул:

— Рад с вами познакомится. А теперь, не просветите ли вы меня на счёт нынешних законов? Интересно будет узнать, что изменилось за полторы тысячи лет.

— Конечно, — сказал Слизерин и начал рассказ.

***



Когда Салазар закончил, Артур ещё некоторое время молчал, задумчиво жуя травинку.

— Так значит, — наконец заговорил он. — королей теперь нет? А обычные люди не знают, что магия существует? И маги спокойно колдуют?

— Да, — зевнул Салазар. — Это так.

— А Мерлин… Мёртв?

— Да.

— Однако, — заговорила Ровена, — Легенды говорят обратное. Они говорят, будто Мерлин уснул вечным сном, и проснётся он только тогда, когда возродится Король Былого и Грядущего.

— А…

— А это вы, — сказала Рейвенкло.

— Обращайтесь ко мне на «ты»… Я хотел спросить, а он проснулся?

— Ну, так-то это только легенда…

— То, что Король Артур вернётся, тоже легенда, — вмешался Годрик. — Но ведь вот он! Так что мы не в чём не можем быть уверенны.

— Я думаю… — начал Гарри, но его прервал новый поток Магии и… люди, выныривающие из озера. — Что это?
__________________________________________________

*Кассиопия Блэк (ОЖП) - троюродная сестра Сириуса Блэка. Она старше его где-то лет на восемь-девять.



Подписаться на фанфик
Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.




Top.Mail.Ru

2003-2021 © hogwartsnet.ru