Sergio12    в работе   Оценка фанфика

    Победа над Воландемортом оборачивается поражением лично для Гарри Поттера. Он умирает, но Смерть даёт ему возможность прожить другую жизнь, если он поклянётся изменить жизнь и защитить от уготованной им Судьбы сестёр Блэк. Мир и герои принадлежат перу Дж. Роулинг. Хотелось бы выразить особую благодарность Маме Ро за чрезвычайно непродуманный и нелогичный мир Гарри Поттера, в результате сотворения которого появилась такая масса интересных фанфиков. "Обоснуи" либо прописаны между строк, либо прямо указаны в тексте. "Тапки" принимаются только с объяснениями бросков.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Гарри Поттер, Андромеда Блэк, Беллатрикс Блэк, Нарцисса Малфой, Новый персонаж
    Общий/ / || гет || PG-13
    Размер: макси || Глав: 13
    Прочитано: 38628 || Отзывов: 8 || Подписано: 73
    Предупреждения: Смерть главного героя, Смерть второстепенного героя, ООС, AU, Марти-Сью
    Начало: 08.07.17 || Последнее обновление: 06.12.17


Защитник.

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Пролог.
... А я стоял с двумя волшебными палочками в руке и смотрел на опустевшую оболочку своего врага. Несколько мгновений все молчали, а потом зал наполнился криками, шумом, восклицаниями и стонами, множество людей подбежало ко мне, их руки хватали меня за одежду, они, казалось бы, хотели прикоснуться ко мне, Мальчику, Который Выжил, и из-за которого всё, наконец, кончилось.
Но для меня ничего не кончилось, поэтому, как только меня отпустили, я вышел из зала, быстро пробежал по коридору к выходу на двор, не отвечая на вопросы, и аппарировал туда, где, казалось бы, ничто не могло бы мне помешать - в Годрикову лощину, где всё началось, к нашему разрушенному дому. Постоял, посмотрел на дом, и пошел к могилам родных мне людей.
- Мама, папа, Сириус, - сказал я, глядя на могилы. - Мы победили. Я убил того, кто принёс всем нам столько горя. Воландеморт убит, я отомстил за вашу гибель, и вы можете спать спокойно.
- Ты уверен, что всё закончилось? - спросил меня сзади знакомый голос. - Он точно умер?
- Директор? - я обернулся и посмотрел на него. - Вы же умерли!
- Ну... - задумался на мгновение он, и улыбнулся своей по-прежнему доброй улыбкой. - Кому, как не тебе знать, что смерть бывает даже очень временной. Так что я вернулся. А тебе пора, мой мальчик. Да, пора... - с этими словами он запустил в меня какое-то заклинание, и я упал обездвиженным на землю рядом с могилой моих близких. - Тебя найдут тут, и подумают, что ты умер от скорби по родным... А я вернусь к жизни, и ещё долго проживу. Спасибо тебе за Философский камень, который ты смог достать из зеркала на первом курсе... Ну что ж, надо сказать, я смогу получить доступ к твоим счетам уже через десять с небольшим лет, когда твой крестник пойдёт в школу. А до тех пор я спокойно доживу - денег на это у меня хватит. Прощай, Гарри, и спасибо тебе - ты выполнил всё, что я планировал. Имфистиспиритус. - И яркая вспышка унесла меня куда-то прочь от этого мира.
*****
И вновь, уже второй раз за сегодня я на вокзале Кинг-Кросс, но на этот раз - один. Впрочем, не успел я заскучать, как услышал издали цоканье каблучков, и, оглянувшись, увидел идущую в моём направлении высокую красивую девушку, лицо которой показалось мне знакомым.
- Привет, Гарри! - помахала она мне ещё издали рукой. - Не скучал тут без меня?
- Кто ты? - задал я вопрос, на который ответ мне вовсе был не нужен - я уже знал, кто это.
- Ты знаешь, кто я, Гарри. - ответила она. - Так много времени ты пытался ко мне попасть, и вот, наконец, тебе это удалось. Ты не рад?
- Я даже и не жил толком. - сказал я горько и зло. - Только участвовал во всяких приключениях, которые мне запланировали ещё до моего рождения.
- Не злись, - сказала она, улыбаясь. - Ты ведь участвовал в них добровольно, не так ли? Так что все последствия - на твоей совести. А то, что ты доверял не тем, кому нужно было бы доверять - вопрос твоей разумности. От себя могу сказать только, что тебя слишком часто приходилось прикрывать, вытаскивать из передряг и контролировать твои действия, чтобы ты не умер раньше времени. Да, ты не знал ничего о магическом мире до поступления в Хогвартс. Но кто тебе мешал узнать о нём побольше? А вместо этого ты подружился с теми, кто не мог тебе рассказать о нём наиболее полно - с Предателями крови, которые отказались от образа жизни магов, который надлежало бы им вести. Ты дружил с теми, кто мог тебя предать и предавал, и вместо того, чтобы оставить их в стороне, ты их всё время прощал и возвращался к ним снова. Неужели нельзя было найти тех, с кем было бы и интересно, и поучительно, кто не завидовал бы тебе и не предавал?
Знаешь, я готова забрать тебя с собой, Гарри, но... не подумай, что жалею тебя, или решила по доброте сердечной дать тебе ещё один шанс, но у тебя есть возможность если не всё, то многое исправить, и прожить свою жизнь как подобает аристократу, которым ты и являешься.
Существует множество миров, похожих друг на друга, например, в которых сегодня живёт Воландеморт, готовясь к войне с Министерством и Дамблдором, множество миров, где Сириус Блэк ещё не умер, где Джеймс ещё не женился на Лили, где Лили ещё не попала в Хогвартс и так далее. И вот есть один мир, где в данный момент три девочки, в какой-то мере несчастные, которых ты знал в прошлой жизни, проводят один весьма опасный ритуал, цель которого - вызвать себе Защитника. Скажу сразу, я бы хотела, чтобы ты изменил их судьбы, ведь ты хорошо знаешь всех троих. Это сёстры Блэк. Ритуал сейчас тянет из них магию, но полминуты у тебя для решения ещё есть. Не думай, что ты самый несчастный - их жизнь куда тяжелее, чем твоя.
Если дашь мне клятву, что защитишь девушек от той судьбы, что ждёт их в том случае, если бы ты не помог им, и всё осталось по-прежнему : несчастное замужество у Андромеды, тёмная метка и Азкабан у Беллы, искалеченная жизнь Нарциссы, то я помогу тебе, и ты проживёшь долгую-долгую, значимую и более-менее счастливую жизнь. Согласен дать клятву?
- Эмммм... - ответил я. - Согласен. Я клянусь помочь им.
- Запомни, - сказала мне Смерть. - Они ещё не совершили ничего того, что ты о них помнишь, так что отнесись к девушкам соответственно. И ещё... я частично заблокирую твою память и немного изменю твой возраст и происхождение. Вспомнишь всё ты только тогда, когда примешь Кольцо рода. А теперь - иди, - в лицо мне ударил ветер и частые капли дождя, и я падал, падал, падал, слыша брошенное мне вслед. - Сохрани их, и я награжу тебя.

Глава 1. Ритуал.
Дом 12 на площади Гриммо, почти в центре Лондона, уже более четырёхсот лет был родовой обителью Блэков. Вы спросите, а кто такие эти Блэк? Если Вы не маг, я не смогу вам этого объяснить, но в магической среде Британии все знают, кто они такие. Тёмная семья, фамилия которых говорит сама о себе. Баронский титул с 1453 года, известны с 11 века, богатство, незапятнанная репутация, чрезвычайная злопамятность - это всё о них. Ну, и конечно же, тёмные ритуалы, как же без них-то?
Однако ритуал ритуалу рознь, и то, что происходило сейчас в Большом ритуальном зале поместья, грозило развалить весь дом, сотрясая его от крыши до самого основания.
- Сигнус, Друэлла! - проорал, перекрикивая грохот, доносящийся из подвала, Орион Блэк - нынешний Лорд, глава Рода. - Что там происходит? Кто у нас в подвале?
- Думаю, девчонки! - ответил ему столь же громко Сигнус, его младший брат, на свою беду, не имеющий наследника, зато воспитывавший трёх дочерей. - Белла купила в Лютном какую-то книгу, говорила, что в ритуальный зал пойдёт, пробовать.
- Сигнус, и ты не глянул, то за книга? - закричала Друэлла Блэк, жена Сигнуса вот уже семнадцать лет. - Ты... Ты...
- Ничего не говори. - крикнул ей в ответ Сигнус. - Я уже сам жалею. Ну что, пробьёмся к подвалу?
В этот момент дом подпрыгнул особенно высоко, качнувшись при этом куда-то вправо, так что Лорд и его собеседники не смогли удержаться на ногах.
- Мордред знает, что это такое творится! - ругнулся Орион. - Быстрее, пока твои дочки не развалили весь дом.
Взрослые не успели вовремя. Когда они ввалились в зал, буйство магии начало уже утихать и бешеное вращение клубка дыма посреди странного вида нарисованной фигуры начало замедляться. Сёстры Блэк обнаружились рядом, они неотрывно глядели на кружение дыма.
- Только бы не демон... - хрипнул Орион, а Сигнус, согласно кивнув своей крупной черноволосой головой, добавил. - И не какая-нибудь Адская гончая.
- Это... человек! - вскрикнула Друэлла, разглядев в дыму фигуру пришельца. - Но кто он?
Дым уже более-менее рассеялся, дом перестал качаться и подрагивать, и грохот утих, а внутри нарисованной фигуры стал просматриваться силуэт высокого, около шести футов, парня.
Он огляделся, протирая круглые очки и вдруг оглушительно чихнул.
- Эммм... Прошу прощения... - сказал он негромко. - А где это я?
*****
Дым рассеялся, и я огляделся. На очках густо осела пыль, поэтому я протёр их, к своемув стыду, громко чихнув, и снова надел. Ничто не указывало на то, что это было за помещение. Однако я находился внутри нарисованной на полу причудливой фигуры, которой не мог подобрать названия, по периметру которой на углах стояли свечи, в данный момент потухшие. Снаружи фигуры стояли два мужчины, женщина и три девушки - блондинка, брюнетка и шатенка. Они были похожи, скорее всего, сёстры.
- Эммм... Прошу прощения... - сказал я, смущаясь. - А где это я?
- Лондон, Площадь Гриммо, 12. - сказала брюнетка, пристально меня разглядывая. - А где Вы должны были быть?
Я задумался, в голове было подозрительно пусто.
- Я не знаю, - пробормотал я, но тут что-то вдруг вспомнилось. - Я аппарировал в... - память зазияла огромной дырой, я напрягся до боли, но вспомнить ничего так и не смог.
- Кто ты, парень? - задал вопрос один из мужчин, на первый взгляд постарше.
- Я... - память была по-прежнему вакуумом. - Я не помню... кто я.
- Вы каким-то образом выдернули его из аппарации. - сказала женщина девушкам. - И да, так бывает, что человек после аппарации частично теряет память. Что за ритуал вы тут проводили?
- Я купила вчера в Лютном книгу. - сказала брюнетка. - Там было написано про ритуал вызова Защитника.
- Какого Защитника? - поинтересовалась женщина. - И зачем он вам нужен?
- Там написано, что Защитник может решить разные задачи, например, изменить судьбу...
- Эх, дочь, - сказал второй мужчина. - Ты бы сначала спросила у нас, можно ли такое делать. А что бы ты сделала, если бы на призыв откликнулся демон? Или Адская гончая? А ведь они тоже могли бы изменить твою судьбу... смертельно. Но вы трое умудрились выдернуть неизвестно откуда этого молодого человека, и из-за вас у него теперь проблема с памятью. Вы понимаете, что теперь мы у него в долгу? И просто выбросить из дома мы его не можем - сама Магия нас накажет. Не подскажете, как нам теперь быть? - девушки подавленно молчали.
- Ладно, - сказала женщина. - Выходите, молодой человек.
- Угу... - и я спокойно вышел из очерченной фигуры.
- Не демон. - констатировала старшая из сестёр, брюнетка.
- Наверное... - ответил я. - А что такое "демон"?
- Хищник из другого измерения. - ответил отец девушек. - Хитрое и злобное создание, которое трудно уничтожить, разумное и очень сильное.
- А зачем вам менять судьбу? - спросил второй мужчина. - Чем так плоха ваша судьба?
- Я не хочу выходить замуж за Лестрейнджа. - сказала старшая.
- А я - за Розье. - нахмурилась средняя.
- А я... - задумалась на мгновение младшая, блондинка, но продолжила. - Не думаю, что Малфой мне может подойти. Кроме того, он мне не нравится. Он противный.
- Ясно. - сказал отец девушек, и обратился ко мне. - Меня зовут Сигнус. Это моя жена Друэлла, а эти девушки - Андромеда, Нарцисса и Беллатрикс. Это мой брат, Лорд Орион Блэк.
- Блэк... - повторил я. - Что-то знакомое. Блэк... Что-то близкое, но не могу вспомнить. Может... родственники? Не помню. В голове пусто.
- Ты свободен, Орион? - спросил Сигнус. - Может, сводим в Гринготтс, пусть гоблины проведут Опознание Крови?
- Пожалуй, ты прав, - задумчиво сказал Орион. - Пойдём, парень, к гоблинам. Белла, Цисси, Анди! Из дома ни ногой! Вы сегодня крупно проштрафились. Дру, присмотри за ними.


Глава 2


Глава 2. Род.
Гринготтс предстал передо мной, огромное белое здание, как гора льда посреди магазинчиков, его окружавших. Сигнус и Орион, резво пробирающиеся среди гуляющих по Косой аллее, как они назвали улицу, казалось, знали тут всех, или, скорее, их знали все.
Наконец, мы добрались до дверей Гринготтса, если сооружение высотой в семь ярдов и толщиной в ярд вообще можно назвать дверью. Отполированная медь, вся в серебряных и золотых узорах - красота да и только. Но посмотреть на дверь мне никто не дал - Сигнус за руку втащил меня внутрь здания.
Конторки, конторки и сидящие в них гоблины - всё это казалось мне таким интересным, впрочем, я что-то такое уже когда-то видел, хотя точно вспомнить не мог. Тем временем Орион подошёл к дальней конторке и заговорил с гоблином, сидевшим там. Что он сказал гоблину, я не слышал, но тот явственно заинтересовался, вышел из-за конторки и подошёл к нам с Сигнусом.
- Вы потеряли память в процессе аппарации? - спросил он. - Первый раз слышу о подобном. Да, провести ритуал Опознания Крови можно, даже желательно, ведь кровь не меняется. А зная, кто Вы такой, можно пробовать восстановить Вашу память. В конце концов, можно будет вызвать Ваших родственников. Проходите за мной в ритуальный зал. Так, нам нужна чаша... Вот она. Кинжал... Угу. Режьте руку, мистер, нам нужно десять капель Вашей крови. - с этими словами он долил в чашу воды и опустил туда пергамент, сопровождая действо несколькими фразами на гобледуке, потом вынул свиток из чаши и склонился над ним вместе с Орионом и Сигнусом. Они стояли ко мне спиной, и потому я не видел их лиц. Потом все трое развернулись и гоблин, коротко поклонившись, вышел, а братья Блэки продолжали смотреть на меня; на их лицах явственно виделось удивление и даже неверие в происходящее.
- К... как? - спросил Орион. - Как это может быть?
- Что? - отозвался я не вполне понимая, о чём это он.
- Господа, - вкатился в двери гоблин, вернее, уже даже несколько гоблинов. - Господа, вот поверенный этого рода. Сейчас мы всё узнаем. Уважаемый Гарнотх, вот этот мальчик. Вот свиток. Смотрите сами.
- Кровь, - заскрипел Гарнотх. - Её ничем не подделаешь. Ещё десять капель, молодой человек, только десять капель на вот этот амулет, пожалуйста...
Я порезал руку ещё раз, полил кровью на странный амулет, который принёс с собой Гарнотх, и тот засветился странным, неярким, но ощутимо зеленоватым сиянием. Гоблины загалдели, но Гарнотх, подняв руку, остановил выкрики. Он взял в руки чёрную коробочку, которую принёс с собой и открыл её. Внутри лежал странный перстень, в виде двух сплетённых змей, поддерживающих овальную зачернённую площадку, на которой была изображена золотая змея в короне.
- Мистер... - обратился он ко мне. - Я прошу Вас подумать, прежде чем Вы наденете Кольцо рода, потому что последствия могут быть необратимы. Я слышал, что Вы потеряли память... это может её восстановить, но может и убить Вас... если мы все ошибаемся. Вы будете надевать Кольцо рода?
- Человек без памяти - всё равно что мёртв. - ответил я ему и протянув руку, взял кольцо, которое засветилось в моих руках знакомым уже зеленоватым светом. - Да. Я надену, если это поможет вернуть мне память.
С этими словами я надел кольцо на указательный палец правой руки, и оно, ярко вспыхнув, обжалось вокруг пальца и погасло.
- Мы рады приветствовать Вас в Гринготтсе, Лорд Гарольд Джеймс Слизерин. - сказали хором гоблины, кланяясь.
- Я... вспомнил! - сказал я. Действительно, память вдруг ко мне вернулась. Теперь нужно было на ходу придумать правдоподобную легенду, чтобы вписаться в этот мир на правах его коренного жителя. Смерть отправила меня к сёстрам Блэк в качестве защитника, и не смогла придумать ничего лучше, чем сделать чистокровным потомком самого одиозного из Основателей. - Я собирался переместиться в Кадис из... а, неважно, когда вдруг всё завертелось, закрутилось и я оказался у Вас дома, Лорд Блэк. И... ээээ... вот, а что было ещё? Я в Англии? Как это может быть? Впрочем, я всё равно собирался в Англию. Тут у меня, вроде бы что-то есть из недвижимости... да? - спросил я у гоблинов.
- Да, Лорд Слизерин. - надулся Гарнотх. - Мы всё сохранили в целости. Деньги из основного хранилища, конечно, были ранее истрачены нерадивыми потомками Салазара, но ведь есть ещё малое хранилище, где кое-что ещё осталось, не считая артефактов и библиотеки рода. Вот полный список Вашего имущества. Что касается недвижимости, то Слизерин-мэнор уже лет семьсот как в стазисе, никто не смог туда войти после смерти последнего наследника по прямой линии наследования. Домовики мэнора в спячке. Прикажете разбудить и вывести замок из стазиса?
- Да... Пожалуй, это будет неплохо. - ответил я, соображая, что ещё меня ждёт.
- Кольцо Главы рода - это портключ в мэнор, - пояснил гоблин. - Оно же - ключ к хранилищу. В малом хранилище у Вас есть около пятисот тысяч галлеонов. Прикажете привязать кошелёк?
- Да, конечно. - согласился я, лихорадочно соображая, где бы мне в ближайшее время взять денег, чтобы пополнить казну рода. Древнее имя - это хорошо, но в Британии очень ценится, как и везде, впрочем, большое количество золота на счету.
- Мэнор будет выходить из стазиса чуть дольше недели, домовики пробудятся через десять дней. - деловито сказал другой гоблин, сверяясь со свитком. - Вам придётся на время устроиться в другом месте, Лорд.
- Ну... эммм... я найду себе место. - сказал я и спросил у Ориона. - А нельзя ли остановиться пока у Вас, сэр?
- Буду рад помочь. - ответил тот и улыбнулся. Похожая улыбка осветила и лицо Сигнуса. Не уверен, о чём это они... Эти акульи улыбки мне что-то напоминают. Впрочем, мысли были отодвинуты на задний план приходом гоблина, который принёс Сквозной кошелёк и опись всего оставшегося в хранилище Слизерина, которую я сунул в карман, чтобы просмотреть впоследствии.
- Можете воспользоваться нашим камином, Лорд. - Гарнотх показал на большой камин в конце зала. - Помните, мы в Гринготтсе Вас всегда ждём.
Мы откланялись и переместились камином на Гриммо, 12, где мне придётся жить в ближайшие пару недель.
*****
- Ты представляешь, Дру, - говорил Сигнус жене. - Его зовут Гарольд Джеймс Слизерин, и ему пятнадцать. До этого он был на домашнем обучении, сирота, родителей его убили, когда он был ещё ребёнком. Воспитывался он в семье маглорождённых, в Америке. Можно сказать, что нам повезло - он ещё ни с кем не помолвлен.
- Белла отметила, что у него красивые, глубокие зелёные глаза. - сказала Друэлла. - Анди и Цисси промолчали... Давай посмотрим, что из этого всего выйдет, Сиг... в конце концов, мальчику придётся прожить здесь дней десять... а потом, ещё через неделю девочки поедут в Хогвартс. Да, кстати, а как же он? Гарольду ведь тоже нужно учиться!
- Думаю, он получит письмо из Хогвартса на днях. - ответил ей Сигнус. - Они присылают письмо автоматически, за этим следит особый артефакт. Тем более, это потомок Основателя, а когда-то я слышал, что весь Хогвартс принадлежит семье Слизерина.
- Бедный мальчик... - вздохнула его жена. - Там ведь Дамблдор. Этот старый паук скорее всего постарается оплести его своими сетями. Да и вообще, если даже мы уже имеем какие-то планы на его счёт, то и другие могут заиметь, понимаешь?
Сигнус это понимал, как и то, что на всё про всё у него есть всего десять дней. А потом... потомок столь древнего рода может достаться и другим. Он вспомнил, что есть старый закон на тему помолвок, но не помнил точно его суть, и дал себе слово поговорить на эту тему с братом, который слыл в среде чистокровных настоящим крючкотвором, знающим все законы магической Британии.
*****
Орион тоже был в размышлениях. Откуда взялся этот парень? Почему раньше никто не знал, что в роду Слизеринов есть ещё чистокровные представители? Его размышления были прерваны приходом жены и сыновей, которых он вызвал, чтобы объяснить им, что происходит
- Сириус, Регулус... - промолвил он, вставая из-за стола. - Вальбурга... Я позвал вас, чтобы сообщить вам некоторую информацию.
- Если ты о том хаосе, который устроили девчонки, то мы это уже знаем. - ответила Вальбурга, которая никогда не лезла за словом в карман. Орион поморщился, он не терпел, когда его перебивали. Жена это прекрасно знала, и всегда этим пользовалась, чтобы вывести его из равновесия. - Кроме того, я слышала, что они вытащили из аппарации прямо в дом какого-то безродного мальчишку, который ещё и память потерял.
- Насчёт безродного мальчишки, Валь... - Орион помолчал и продолжил, пока жена не ляпнула ещё что-нибудь этакое. - Смотри, не скажи ему это в лицо.
- А что, он ещё и жить у нас будет? - спросила Вальбурга.
- Да, десять дней, пока не выйдет из стазиса его мэнор. - ответил ей муж, с удовлетворением отметив, что ввёл свою излишне говорливую жену в ступор. - Потом, скорее всего, он переедет к себе. Запомни, его зовут Гарольд Джеймс Слизерин, и гоблины в Гринготтсе только что не танцевали вокруг него, ясно?
- Слизерин? - переспросила Вальбурга, широко распахнув глаза.
- Да. - кивнул Орион.
- А сколько ему лет? - спросил Сириус.
- Пятнадцать. - ответил Орион.
- Он старше... - с огорчением в голосе резюмировал старший отпрыск Блэков. - Ему с нами будет неинтересно. Разве что с Цисси и Беллой.
- Да, кстати, - сказала Вальбурга. - Он с кем-нибудь помолвлен?
- Нет. - ответил Орион. - Я спрашивал. Он ответил, что пока не имеет особого желания быть связанным с кем-то словом и магией. Ты же понимаешь, Вальбурга, он - действующий Лорд, его никто не может заставить.
- Зелья никто не отменял, - упрямо сказала Леди Блэк. - И, если не мы, так другие этим воспользуются. А кстати, где он сейчас?
- В библиотеке сидит, читает. - ответил Орион. - Кричер ему туда отнёс кофе и булочки.
- А где девчонки? - спросила Леди Блэк.
- Пока не знаю, - пожал плечами её муж. - Наверное, там же.


Глава 3


Глава 3. В гостях.
Уже три дня я живу в доме Сириуса. Странно видеть его таким маленьким. Ему ещё только десять лет, Регулусу - восемь, а значит, у меня еще есть время, чтобы помешать Сириусу и Джеймсу Поттеру подружиться с Питером Петтигрю, а также обижать Северуса Снейпа. Есть ли возможность для мамы учиться не на Гриффиндоре, а на Рэйвенкло, скажем? Только пока неясно, где мне самому учиться. С такой говорящей фамилией мне, вроде бы, одна дорога - в одноимённый факультет.
Но что может изменить этот мир настолько, чтобы здесь не мог победить не только маньяк, наделавший кучу крестражей, но и добрый седобородый дедушка, любящий лимонные дольки? У меня есть знание, куда может покатиться магическая Британия, если всё пойдёт так, как оно было там, откуда я пришёл. Наверное, можно постараться изменить всё.
Итак, что я имею для защиты Блэков? Во-первых, имя. Вроде бы ещё имеется кресло в Визенгамоте, и не одно, если учитывать побочные роды, голоса которых, по праву Главы старшего рода, я могу использовать. С другой стороны, во мне явно будут заинтересованы многие действующие лица - и Воландеморт, и Дамблдор, и Министерство ( а кстати, кто у нас сейчас Министр?), и чистокровные из разных родов, а значит, выбор факультета ещё актуален. Это даёт мне пространство для манёвра между сильными мира сего этого времени. А потом, кто сказал, что я сам не могу стать сильным? Имя моего рода защищает меня в должной мере, а вассалитет никто не отменял. Это значит, что я могу принимать под свою руку тех, кто не может защититься сам, в ответ на их преданность, создавая таким образом клан ещё в школе. Не думаю, что тот же Малфой сможет мне что-либо противопоставить, тем более, что мой род раза в три-четыре древнее, чем у него.
Но этими мерами я смогу защитить, скажем, Лили Эванс, или Люпина, да даже Джеймса Поттера, если он пойдёт под мою руку... (если - ключевое слово!). Но до их поступления ещё год, а мне письмо пришло ещё вчера. Уже надо думать над тем, какой факультет выбрать. Ясно же, если я буду учиться на Слизерине, гриффиндорцы меня слушать не будут. Значит, факультет должен быть нейтральным. Решено, только Рэйвенкло!
Но всё это не даёт мне никакого преимущества для защиты Беллы, Анди и Нарциссы. Кстати, Белле уже семнадцать, и, хотя её родители не хотят её неволить, за кого попало они её не отдадут. По знатности и чистокровности из её сверстников подходит лишь Лестрейндж, другие партии по сравнению с ним больше похожи на мезальянс. Для Анди выбрали Розье, чистокровного и богатого. Нарциссу хотел посватать для своего сына Абраксас Малфой. Чем я могу перевесить их всех? Только именем. Но я не могу предложить Блэкам помолвку - так я вытащу из лап Пожирателей только одну из сестёр. И вообще, инициатива должна исходить от них. Вот сегодня ко мне подходила Вальбурга, интересовалась, серьёзно ли я решил, что мне ещё рано заключать помолвки. Я уклончиво ответил, что поскольку дело это серьёзное, на всю жизнь, то об этом надо хорошо подумать, потому что сломать себе и девушке жизнь просто, а найти ту, которая воистину подойдёт - сложно. Леди Блэк с уважением посмотрела на меня и признала, что я прав.
- Но, мой дорогой, я бы всё равно хотела бы с Вами поговорить на эту тему. Пусть даже немного позже, но мы вернёмся к этому разговору, хорошо? - сказала она.
- Как Вам будет угодно, - ответил я. А то я не знаю, о чём Вы хотите поговорить со мной! Вон она, причина Вашего ко мне интереса, любимица Ваша, книгу ищет... как бы ищет. - Я уверен, что это время наступит, Леди Блэк.
- Дело в том, Гарольд, что у меня для Вас есть хорошая партия. Да, она чуть старше Вас, но это не должно Вас смущать. - проговорила она, понизив голос. - Я вот тоже старше моего мужа. Ну, ненамного, всего на год, но тем не менее. Я вообще удивлена, что Вас, Гарольд, не обручили лет в одиннадцать.
- В Америке это не актуально, - сказал я спокойно, внутренне нарягаясь. Вот он, этот ход! - Там нет проблем с выбором, а люди не предъявляют таких требований к чистоте крови, как в Британии. Только потому, что наша родовая фамилия настолько известна, члены нашего рода тщательно выбирали себе пару. Однако род был в безвестности только потому, что последние пятьсот лет в нём рождались только сквибы. Да, мои мама и папа были сквибами из разных ветвей рода, но зато чистокровными. А вот я родился волшебником.
- Это потрясающе! - удивилась Вальбурга. - Так вот почему никто не слышал о Слизеринах до сих пор! Но знаете, то, что Вы родились, Гарольд, это удивительная случайность.
- Вряд ли. - сказал я. - Скорее, закономерность. Когда-либо это должно было произойти, и это произошло. Со мной.
- А скажите, Гарольд, Вы, насколько Вы сильны, как волшебник?
- Экспекто Патронум! - сказал я вместо ответа. Посреди библиотеки прямо передо мной появился огромный серебристо светящийся василиск. Он свернул, потом развернул кольца, повернул свою голову ко мне. Я погладил змея по голове. О том, что форма Патронуса у меня изменилась, я узнал ещё вчера, когда попробовал вызвать Патронуса в дуэльном зале, чтобы узнать, какие чары и заклятия я смогу использовать. Оказалось, что все те же, которые я знал в той жизни, но вот Патронус стал другим.
- Это... - Вальбурга задохнулась от восхищения. - Телесный Патронус! В такой форме, в пятнадцать лет! Это удивительно!
- Можно... потрогать? - тихо спросила, подходя от стеллажей, Белла.
- Можно. Потрогайте, Белла. - ответил я. Старшая из сестёр Блэк ничем. кроме внешности, не напоминала ту психопатку Беллатрикс, которая была в моём мире. Что же произошло с девушкой, что она стала настолько агрессивной впоследствии?
- Это так приятно... - прошептала она. - А я могу научиться? Это ведь высшая светлая магия.
- И что? - спросил я.
- Ну, мы же ведь Блэки. Тёмная семья, и всё такое...
- Бред. - ответил я. - При чём тут ваша семейная тёмность? Магия не имеет цвета, Белль, всё на свете зависит от направленности Вашего мышления. И светлыми заклинаниями можно убить, а тёмными можно вылечить. Патронус зависит лишь от того, можете ли Вы воспроизвести внутри себя счастливое воспоминание. Если да, то в момент, когда Вы вспомните себя счастливой, при произнесении заклинания, появится Патронус. Вот и всё.
- Такого нам никто не объяснял. - нахмурилась Белла и тут же просияла. - А ты можешь меня научить, Гарольд?
- Ну... - задумался я. - Могу.
- Научишь?
- Научу. - откликнулся я.
- Я вижу, вы поладили. - усмехнулась Вальбурга. - Гарольд, я рада тому, что Вы находитесь у нас дома. Кстати, Орион хотел Вас видеть. Он будет дома часам к пяти.
- Ясно. - ответил я. - Белль? Пойдёмте в дуэльный зал.
- Гарольд! Давай на "ты", хорошо? А можно, я буду звать тебя Гарри?
- Эммм... ну, пусть так.
- Я сестрёнок позову, ладно?
- Угу... если что, я в зале. - и я пошагал в подвал.
*****
В дуэльный зал сошлись все представители семейства Блэк, из тех, кто был в данное время в доме, не хватало только Ориона. Я встал посреди зала и вызвал Патронуса взмахом руки, произнеся заклинание. Почему-то это стало для меня очень простым делом. Впрочем, беспалочково-невербально вызвать Патронуса у меня не получалось.
- Я практикую это заклинание уже года четыре, - сказал я и поразился вытаращенным глазам Сигнуса, но сразу же вспомнил, что по легенде мне пятнадцать лет, а не семнадцать, и тут же поправился. - Но вызвать полноценного телесного получается только последние два года. А без палочки - второй раз в жизни. Похоже твой ритуал призыва как-то положительно на меня повлиял, Белль, - я хихикнул, видя крайнюю степень удивления на лице Андромеды. - Но я отвлёкся. Суть призыва - чтобы совпали по времени счастливые воспоминания и заклинание призыва. Если вы счастливы, пусть даже вспомнив о каком-либо моменте жизни, то, при приложении некоторого количества магии, путём произнесения заклинания, появится Патронус. Формула призыва звучит как Экспекто Патронум. Движение палочкой вот такое. Попробуйте.
Ожидаемо, что с первого раза не получилось ни у кого. У Ориона на миг появилось серебристое облачко, у Друэллы то же облачко начало приобретать какую-то форму, у остальных не вышло ничего. Я подошёл к Сириусу и Регулусу, которые стояли в стороне, наблюдая за происходящим.
- Парни, - сказал я. - Вам пока что рановато вызывать Патронуса, но я готов позаниматься с вами, чтобы ко времени поступления в школу вы могли постоять за себя. А когда я уеду в школу, то оставлю вам учебное пособие, чтоб вы могли заниматься без меня. А Орион вам поможет, я его попрошу, чтобы он позанимался с вами.
- Отец не будет заниматься с нами. - сказал мрачно Сириус. - Со мной только дядя Карлус занимается... Но я не против.
- О'к, - сказал я. - У меня есть ещё две недели до школы, чтобы немного помочь вам. Леди Вальбурга, Вы не возражаете?
- Ну как я могу возражать, мой дорогой? - заулыбалась Леди Блэк, и присутствующие в ступоре поглядели на нас. Видимо, улыбающаяся Вальбурга - это чудо сродни экваториальной жаре на Северном полюсе... - Конечно же, Гарольд, я буду очень рада, если Вы их научите чему-то, что будет полезно в этой жизни. Надеюсь на Вас.
- Что ты с ней сделал? - шёпотом сказала мне на ухо Нарцисса, подойдя сзади. - Она никогда такая не была...
- Всё течёт, всё меняется. - тихо ответил я, и мы продолжили заниматься.


Глава 4



Глава 4. Дела брачные.
Орион появился к семи вечера, и сразу вызвал меня к себе в кабинет. Был он серьёзно не в духе, однако, поглядев на меня, явно смягчился.
- Вальбурга сказала мне, что ты занимался магией с молодёжью. Это так? - спросил он.
- Угу... - подтвердил я.
- Она сказала, что у тебя особенный Патронус. - заинтересованно спросил Орион.
- Василиск. - ответил я.
- Покажи, пожалуйста. - попросил Блэк.
- Экспекто Патронум. - взмахнул рукой я, и посреди кабинета появился громадный василиск, плавно перетекающий из одного положения в другое. Его голова упёрлась в потолок кабинета, когда он распрямил шею, а широченные кольца, каждое высотой около ярда, громоздились одно на другое. Орион на пару минут замер, в восхищении глядя на огромного серебряного змея.
- Какая красота... - пробормотал он. - Тем более надо...
- Лорд Блэк?.. - спросил я, он не ответил, заворожённо глядя на Патронуса, так что я был вынужден его отозвать.
- А, да, Гарольд, - пришёл в себя Орион. - Знаешь, я, как Лорд Блэк, посещаю заседания Визенгамота. Это такая обязанность, из-за болтунов малоприятная, но необходимая для управления магической Британией. Власть, понимаешь ли, просто так не даётся, а обязательно с довеском в виде политической мишуры и расшаркиваний. - он в волнении вышел из-за стола и начал быстро ходить туда-сюда по кабинету. - Так вот, сегодня, в начале заседания, Магия вышвырнула из кресла, которое принадлежит роду Слизерин, министерского представителя. Выглядело это так : вспышка, и министерский вылетел из кресла. Так что Визенгамот уведомлен, да и Министерство тоже в курсе, что в Британии появился новый Лорд Слизерин. А это значит, что с твоими креслами в Визенгамоте нужно что-то делать. У твоего рода в Британии есть вассалы, а это подконтрольные кресла, а значит, голоса, принадлежащие тебе. Ты становишься серьёзной политической силой, Гарольд. А тебе ещё идти в школу... или ты будешь заниматься на дому?
- Пойду в школу. - ответил я. - Или какой из меня тогда будет Защитник для девочек рода Блэк? - сказал, и порадовался удивлённым глазам Ориона. - У Вас, Орион, очень интересное выражение лица. Вы что, не помните, что Белль вызывала меня ритуалом призыва Защитника? - и я засмеялся.
- Хха. - отмер Орион. - Интересно звучит. Ты что, можешь изменить их судьбу?
- Могу. - серьёзно сказал я. - И я это сделаю.
- Хотел бы я на это посмотреть. - сказал себе под нос Орион, но я услышал. - Так что ты будешь делать со своими голосами, Гарольд?
- А можно, я Вам отдам их на год? - спросил я. - Пока я в школе буду. Или там, до окончания мной школы, скажем?
- Это... - Орион долго искал слова, а потом всё же высказался. - Это самое невероятное предложение, которое я слышал за последние десять-двадцать лет... Но, Гарольд...
- Послушайте, Орион, - заговорил я. - Давайте без официоза. Зовите меня, как и Белль, просто Гарри. Так мне будет привычнее.
- Как кто? - переспросил Лорд Блэк.
- Как Белль. Беллатрикс, ваша племянница...
- Вы уже так общаетесь? - удивился Орион. - Скажи мне, Гарольд... Эм, Гарри, как ты к ней относишься?
- Ну, она интересная, с ней приятно общаться. Да Ваши племянницы вообще хорошие, спокойные, умные. По поводу темперамента в спорных ситуациях ничего пока сказать не могу. А что?
- Есть такая мысль, Гарри, но не знаю, как ты к ней отнесёшься. А если ты обручишься с ними троими, а? Нам не надо отдавать их замуж против воли, а ты получаешь в союзники такую семью, как наша. А ведь на нашей стороне ещё и Поттеры, и Гринграссы, и Паркинсоны. Уверен, что тебе нужны союзники, учитывая тот факт, что на территории Британии у тебя, как я понял, нет ни родственников, ни знакомых.
- А как Вы себе представляете такое обручение? - спросил я. - Это же многожёнство, не так ли?
- Есть такой закон, - начал Лорд Блэк. - По которому маг, оставшийся единственным представителем и последним в роду, Глава или наследник, может взять в жёны до четырёх девушек, чтобы восстановить количественно свой род. Закон столь старый и хорошо забытый, что придётся напоминать о нём, чтобы его применение не стало фурором. Но знаешь, это куда лучше, чем жениться под действием амортенции, которую тебе будут стараться подливать в Хогвартсе каждый день, если ты не будешь к тому времени помолвлен. И да, вспышка интереса всё равно будет, так что готовься к тому, что в Хогвартсе за тобой будут очень тщательно следить. Ты же - Слизерин! Многие девушки откроют на тебя охоту, если твоё семейное положение не будет прочно. Согласен?
- На помолвку? - Сёстры Блэк мне уже нравились, и по-моему, это был самый простой способ изменить их жизнь таким образом, что судьба их, известная мне по прошлому миру, не стала бы их неизбежностью.
- Да, - ответил Лорд Блэк.
- Только если они согласны. - твёрдо сказал я. - И потом, я не слишком богат. Конечно, у меня есть возможность немного разбогатеть, а также есть родовой мэнор, но это и всё.
- Это не так важно, Гарри. - заверил меня Орион. - Куда важнее и дороже сам факт нашего с тобой будущего родства. Кроме того, думаешь, мне не жалко было бы отдавать девчонок замуж против их воли? Очень жалко. Но что можно было сделать? До твоего появления, Гарри, не было выбора, за кого отдавать, ведь замужество девушек рода Блэк должно произойти в своём круге, не ниже - от этого зависит власть и имидж рода. Но мы заговорились. Я узнаю, как они к тебе относятся, и сообщу тебе.
- Я хотел бы, чтобы Вы их не заставляли и не уговаривали, Орион. Они должны решить для себя всё сами, - предупредил я.
- Гмм... - задумался Глава рода Блэк. - О мнении двух я уже знаю, нужно только узнать о... - он не договорил, и встал из-за стола. - Когда ты собираешься в свой мэнор?
- Через три дня. - ответил я. - Но, если я стесняю, то могу переехать хоть сейчас.
- Нет-нет, - запротестовал Орион. - Тут всё хорошо, ты в нашем доме явно пришёлся ко двору. Я давно уже не видел такую довольную Вальбургу, а это что-то да значит! Ладно, я пойду побеседую с племянницей...
И мы, выйдя из кабинета, разошлись в разные стороны. Я пошёл в дуэльный зал, и пропал там на три часа, обстреливая заклятиями манекены.
От занятий меня оторвала Нарцисса, пришедшая за мной. Была она какая-то смущённая, красная и взъерошенная, сама на себя не похожая.
- Гарольд, - позвала она, я оглянулся. - Гарольд, правда ли, что нас троих выдадут за тебя?
- Если вы этого действительно хотите, - честно ответил я. - То вскоре будет помолвка.
- Белла и я - хотим, а Анди думает. - ответила мне, краснея, девушка. - Но почему ты так решил?
- Потому что по-другому мне сложно будет защитить вас от Судьбы. - сказал я и отвернулся.
- Постой, - сказала недоумённо Нарцисса. - Ты действительно решил нас защищать?
- Но вы ведь позвали меня, не так ли? Провели обряд призыва Защитника? Обратились с этим делом к Магии, так?
- Да, - признала Цисси. - Но только мы думали, что из этого ничего не выйдет, что это всё понарошку. - тут она прервалась, потому что я подошёл к ней близко-близко, наклонил голову и пристально посмотрел в её синие глаза.
- А Магия никогда не делает ничего просто так. - твёрдо сказал я, глядя ей в глаза с близкого расстояния. - Она прислала вам меня. Я пришёл к вам. И что теперь делать будем?
- Не знаю, - всхлипнула Цисси. - Не знаю. Пойдём, тебя зовут наши родители.
- Учти, я не скажу им того, что сказал тебе. - предупредил я.
- Угу...
В молчании мы поднялись из подвала, и зашли в столовую, где собрались все Блэки, кроме того, были ещё двое взрослых и мальчик лет десяти с непослушными чёрными волосами. Скорее всего, это были Поттеры, так что я воочию увидел своего отца в молодости.
- Гарольд Джеймс Слизерин. - представил меня Орион. - Наш дорогой гость. А это наши родственники, Карлус Флимонт Поттер, Дорея Юфимия Поттер, и их сын Джеймс.
- Рад познакомиться. - сказал я с улыбкой, и они улыбнулись мне в ответ.
- Гарольд, Вы серьёзно хотите подвергнуться действию настолько древнего закона? - спросила меня Дорея.
- А у меня есть выбор? - спросил я.
- Ну, можно выбрать одну из трёх... - продолжала Леди Поттер.
- Можно... Но нельзя. - ответил я. - Не получается.
- То есть? - заинтересовался Карлус.
- Если есть возможность взять всех, то надо брать всех. - отшутился я, с удовольствием разглядывая покрасневших сестёр Блэк.
- Хахаахахаха! - рухнули оба старших Блэка и Поттер. - А справишься?
- Не пробовал, не знаю. - честно ответил я под общий хохот. - Но если не попробую, то так и не узнаю, верно?
- Мне нравится этот парень, Сигнус, - сказал, отсмеявшись наконец, Карлус. - Где будете проводить помолвку?
- Постойте, я ведь даже не знаю, согласилась ли Андромеда?
- Да все они согласны, Гарольд, - махнул рукой Сигнус, и сказал, обращаясь к Поттеру. - Здесь, в мэноре и проведём.
- Нет. - сказал я, и все смолкли. - Помолвку будем проводить в Слизерин-мэноре. И только так. Иначе мои предки меня не поймут, уверен. Вы согласны?
- Хорошо, - согласился Орион, уважительно глянув на меня. - Пусть так. Это даже лучше, поскольку никто за последние семь сотен лет не побывал в таком легендарном месте. Порешили?


Глава 5


Глава 5. Здравствуй, Хогвартс!
На перроне платформы 9 и 3/4 было много народа. Хогвартс-экспресс уже подали под посадку, и он пыхтел, исходя паром. Школьники сновали между провожающих, таща клетки с совами, сундуки и разнообразную живность (котов, например). Провожающие выговаривали своим чадам за последние провинности, и говорили им слова напутствий. Меня никто не встречал и никто не провожал - после помолвки я перебрался жить в мэнор, так что на платформу прибыл вполне самостоятельно. Учебники и вещи я разместил в купленном позавчера на Косой аллее небольшом с виду чемодане. Там же лежали и приобретённые в Лютном запасные палочки - целых три, на выбор. Две основных, взятых из хранилища в мэноре, одна из кости нунды с сердцевиной из хвоста фестрала, вторая из древесины анчара с сердцевиной из клыка василиска, были в кобурах на моих предплечьях, готовые к применению.
Я нисколько не обольщался : в Хогвартсе в это время идёт вербовка подрастающего поколения двумя самыми сильными и коварными магами нашего времени - Дамблдором и Воландемортом. Оба они будут стараться привлечь меня на свою сторону, и оба будут стараться сделать это деликатно; Дамблдор, потому что Хогвартс, как пояснили гоблины, принадлежит наследникам Слизерина, как неотъемлемый майорат, со всем Запретным лесом, а Том потому, что я старше по положению в роде. Не думаю, что он не понимает, что я не приму метку. Я так же, как и он, говорю на парселтанге, и могу сообразить, что метка, по сути своей - рабское клеймо. А потом, за клеймение более старшего, читай, Главы рода, у которого сюзеренитет над родом Гонт, Магия вздрючит его так, что, если он останется сквибом, то можно сказать, что ему повезёт. Уверен, что он это понимает, поэтому будет ходить вокруг меня, потихоньку склоняя на свою сторону. С другой стороны, я - ущерб его имиджу, ведь он много лет полагал, что является единственным наследником Слизерина, и многим об этом говорил, а тут такой пинок в зад...
Размышляя, я вошёл в вагон, который мне более всего понравился, и, зайдя в купе, сел у окна. Достал книгу, взятую из мэнора и стал читать, предварительно прикрыв дверь. Однако, так продолжалось недолго, потому что внезапно дверь открылась, и в купе заглянула хорошо одетая, красивая девушка.
- Простите, здесь свободно? - спросила она.
- Да, заходите, пожалуйста. - сказал я.
- Только я не одна... - смущённо сказала девушка.
- Ну так заходите не одна. - я перевернул страницу и продолжал читать.
- Девочки, заходите! - крикнула она в коридоре, и через минуту их было в купе уже четверо. Они посмотрели на меня, но я, мельком глянув на них, подолжил чтение.
- Эммм... - протянула одна. - Простите... Вы к нам перевелись, да? Я раньше Вас не видела. Меня Элизабет Паркер зовут, я с Рэйвенкло, буду учиться на пятом курсе.
- Я - Эмили Паркер, сестра Бетти. - представилась другая. - Рэйвенкло, третий курс.
- Я - Амелия Боунс, седьмой курс, Рэйвенкло. - представилась самая старшая.
- Аделина Гринграсс, пятый курс, Рэйвенкло. - сказала та самая, первая вошедшая в купе девушка.
- Меня зовут Гарри. - отозвался я. - Переведённый к вам ученик, буду учиться на пятом курсе... хотелось бы к вам, в Рэйвенкло.
- Здорово! - хором воскликнули девушки, улыбаясь. - Гарри, а дальше как?
- Пока просто Гарри... - улыбнулся им я, и в это время дверь купе отворилась, и на пороге появилась Белла.
- Гарольд... - улыбнулась мне она. - Как удачно я тебя нашла...
- Белль, - ответил на её улыбку я.
- А что это ты с рэйвенкловками сидишь? Пойдём к нам, - предложила она. - А то ты нас что-то бросил... укрылся у себя в мэноре, а мы скучали. - уже укоризненно проговорила она, хмурясь. - Хоть бы портключ мне оставил... Сириусу оставил, а мне - нет. За что ты так со мной, а? В наказание за это ты пойдёшь сейчас к нам в купе!
- Ммм... Белль, не обижайся, но я хотел посидеть тут, - ответил я. - Можно? Я просто не люблю больших компаний, а у вас там, наверное, много народа?
- Да, компания у нас большая, - согласилась Белла. - Но я обещала найти тебя, и притащить к нам.
- Извинись перед всеми, и скажи, что я укрылся в купе рэйвенкловок, и ты не смогла меня вытащить, потому что я упирался руками и ногами.
- Ты... серьёзно? - удивилась Белла. - Тебе, тут, случайно не подлили уже амортенции, а? - и она грозно посмотрела на девочек, а те под её негодующим взглядом съёжились и постарались стать как можно меньше. - Смотрите у меня! - и она вышла, коротко глянув на меня.
- Это была Белла Блэк. А ты её хороший знакомый, да? - спросила меня Аделина.
- Можно сказать, родственник, - подтвердил я.
- Понятно. - с грустью сказала Гринграсс. Остальные девушки с интересом поглядели на неё, но промолчали.
- Кто у вас ведёт зелья? - задал вопрос я.
- Профессор Слизнорт. - ответила Аделина, и, в свою очередь, задала вопрос. - А ты где учился до этого?
- В Америке. Но я был на домашнем обучении, Аделина. - девушки с интересом посмотрели уже на меня. - И, поскольку пришлось прибыть в Британию, то кроме как в Хогвартс, больше идти было некуда.
- Ну и что? - сказала она спокойно. - Хогвартс - лучшая школа, которую только можно пожелать.
- Не скажи, - запротестовал я. - Дурмштранг или Шамбартон тоже не хуже.
- Дурмштранг - сплошные вояки, а в Шамбартоне в основном учатся девушки, - перебила меня Амелия Боунс.
- Это ничего, - улыбнулся я. - Я с удовольствием учился бы и в Шамбартоне.
Девушки покраснели, глядя на мою улыбку, и уже собирались было что-то ответить, как вдруг дверь в купе распахнулась, и к нам заглянули несколько парней в слизеринской форме. Аделина Гринграсс при этом как-то сжалась и постаралась быть незаметной, Амелия Боунс, напротив, выпрямилась и стала выглядеть агрессивной.
Один из парней был Люциус Малфой, который, увидев меня, напыжился.
- Ты чистокровный? - громко спросил он меня.
- А тебе какое дело? - ответил я, скрытно приводя в боевое положение свои палочки. - Ты что, проверяющий, что ли?
- Ты, наверное, грязнокровка? - заржал Малфой, а его друзья подхватили смех. - Иначе бы сказал нам свою фамилию.
- А может, я не хочу, чтобы вы трепали мою фамилию своими немытыми языками? - осведомился я. - Люцик, иди-ка ты отсюда! Мой род настолько древнее твоего, что твои ужимки просто смешны. Давай-давай, а не то я вынесу тебя и твоих дружков из купе чем-нибудь, типа Редукто.
- Да как ты смеешь? - взвился Малфой.
- Смею, - сказал я. - Посмотри вниз. Видишь, где я держу свою палочку? Одно заклятие, и у Малфоев уже не будет никакого продолжения рода. Я ясно выражаюсь?
- Ясно, - прошипел Люциус, побелев, и заметно пугаясь. Парни вывалились в коридор, и больше до самого Хогвартса мне и девушкам никто не мешал спокойно общаться.
На станции в Хогсмите я, отделившись от остальных студентов, подошёл к лодкам вместе с первокурсниками, с ними же переплыл через озеро, вошёл в комнату рядом с Большим залом, терпеливо ожидая Распределения. Внезапно сквозь стену просочились несколько призраков, и стали что-то обсуждать. Я, зная, что они делают так каждый год, смотрел на них без всякого интереса, когда они вдруг замолчали, и не обращая внимания на испуганных детишек, приблизились ко мне и обступили меня кругом. Я смотрел на них и молчал.
- Господин... - обратился ко мне Кровавый Барон.
- Слушаю. - промолвил я.
- Мы хотели бы узнать у Вас, что нам делать теперь, когда Вы появились в Хогвартсе? - сказал он.
- То же, что и раньше. - сказал я. - Не собираюсь как-то ограничивать вас в вашем и без того нелёгком посмертии. Но не откажусь при случае от небольшой помощи. - тут я заметил, что наш разговор слушают не только дети, но и профессор МакГонагалл, и обернулся к ним. Призраки вереницей утянулись в стену, а профессор, нервно моргнув, пригласила всех пройти на Распределение. Я шёл в конце, а она пристроилась за мной.
- Что это я видела? - спросила Маккошка, но я ей не ответил, пожав плечами. Она пристально поглядела на меня, но, не получив ответа, ушла объявлять распределяющихся.
Один за одним дети подходили к табурету, присаживались на краешек и надевали Распределяющую Шляпу, а та, после недолгого размышления, отправляла их на разные факультеты. Я же занимался тем, что смотрел на лица студентов, сидящих за столами. Особенно разглядывал я Слизерин. На меня всё время с надеждой глядела Белла, показывая мне жестами, что рядом с ней есть место для меня, но я на это просто покачал головой. Сидевший неподалёку от неё Малфой, увидев меня, скривился и провёл себе ребром ладони по горлу, на что я только усмехнулся. Мою усмешку увидели и мгновенно оценили сразу на нескольких факультетах, зашептались, показывая на меня. Но тут подошла моя очередь на распределение, потому что первокурсники закончились.
- Лорд Гарольд Джеймс... Слизерин. - громко прочитала МакГонагалл, и, запнувшись, беспомощным взглядом посмотрела на меня поверх очков. Я, посмотрев ей в глаза, шагнул при полном молчании зала к табурету, взяв из рук декана Гриффиндора Распределяющую Шляпу, сел и надел её на голову.
- Ну что ж, - довольно громко в полной тишине сказала Шляпа. - Наследник Салазара, как тебя распределять будем? Ты же знаешь, что Хогвартс принадлежит тебе, да?
- Знаю, - спокойно и тихо сказал я. - Я хотел бы на Рэйвенкло, так что меня, пожалуйста, туда.
- А почему не на Слизерин? - осведомилась Шляпа.
- Потому что для моего дела, которое мне поручила одна вечная особа, которую мы тут упоминать не будем, мне нужно быть именно на Рэйвенкло.
- Дело, говоришь? - понизила громкость Шляпа. - Ну ладно, раз так. РЭЙВЕНКЛО!
Я встал, снял Шляпу, передал её изумлённой МакГонагалл, и шагнул к столу "орлов", попутно отмечая продолжающееся молчание в зале. Подойдя к столу, за которым сидела Аделина, я присел рядом с ней и приготовился слушать.
- Дорогие мои, - встал Дамблдор. - Вначале я хотел бы приветствовать вас в Хогвартсе и поздравить всех с началом нового учебного года. Напоминаю вам о том, что колдовать в коридорах и комнатах общежитий строго запрещено. Список запрещённых вещей вы можете прочитать у завхоза. А теперь я скажу вам одно : ешьте.
Тарелки наполнились едой, и я, положив себе понемногу всего, стал есть, одновременно слушая разговоры за столом.
- Гарри, - спросила меня внезапно Аделина, и сидящие за столом сразу замолчали, прислушиваясь к нам. - Почему ты не сказал нам сразу свою фамилию?
- А зачем? - спросил я. - Чтобы вы обсуждали её всё то время, пока мы ехали в Ховартс? Я не люблю ненужной славы, которой я не заслужил. Я ведь не сам Салазар, а просто его потомок, которому повезло родиться достаточно чистокровным, чтобы получить титул Лорда и фамилию Слизерин.
- Хорошо сказано, - сказал незаметно подошедший профессор Флитвик. - Гарольд, если Вы уже поели, то вас хочет видеть директор.
- Я буду разговаривать с ним только в Вашем присутствии, - твёрдо сказал я, вставая. - Извините, профессор, я ему не доверяю.
- У Вас есть основания для этого, Гарольд? - голос Флитвика стал значительно холоднее.
- Ну, например, хотя бы то, что он - политик, - сказал я. - С другой стороны, по Уставу Хогвартса при разговоре директора со студентом обязан присутствовать декан его факультета.
- Ну что ж, пойдёмте, Гарольд. - со вздохом сказал Флитвик.
*****
Кабинет директора был почти таким же, каким я помнил его в своём мире. Похоже, щёлкающих и вращающихся штучек было меньше, но в основном всё было точно так же. Слева от кресла директора была жёрдочка, на которой сидел с закрытыми глазами феникс.
Я подошёл к нему и феникс, открыв глаза и встрепенувшись, взмахнул крыльями и ловко перелетел на моё плечо. Он был довольно увесистый и ощутимо горячий. Когда я вытянул вперёд руку, птица быстро перебирая лапами, перебралась на руку, и я, сев в кресло, любезно предложенное Дамблдором, начал гладить феникса почёсывая хохолок на голове. Фоукс блаженно щурился, и вообще перебрался на колени, напоминая собой кота.
- У тебя доброе сердце. - сказал внезапно Дамблдор.
- Нет, - ответил я. - Я просто люблю справедливость. А феникс...
- Его зовут Фоукс. - сказал Дамблдор.
- Угу... Так вот, фениксы - птицы, символизирующе бессмертие и справедливость. Он - Ваш фамилиар?
- Да. - ответил директор. - Уже довольно много лет.
Ну, это он врёт. Или не знает толком о фениксах. Они не могут быть фамилиарами, разве что у такого же, как они, бессмертного в принципе существа. Но будучи зависимым от магии существом, феникс в нашем, бедном на мощные магические Источники мире, вынужден жить как можно ближе к такому Источнику. А тут школа, где, кроме средоточия разнообразной магии, ещё и куча учеников, фонтанирующих разнообразными заклятиями. А где лучше всего жить среди такого магического бедлама? Правильно, в кабинете директора. А то, что приходится за это платить исполнением различных заданий типа "принеси" и "подай", то это неизбежное зло.
А у меня он на руках сидит, потому что чувствует сильную магию другого типа, не как у директора, а магию Основателей, которая ему за последние десятилетия стала близкой и привычной.
Тем временем у нас с Дамблдором завязался разговор, хитрый директор хотел узнать обо мне как можно больше, а я, соответственно, хотел дать ему знаний как можно меньше. В конце концов, знания - то же самое оружие. Под конец он спросил меня о моём семейном положении, оправдываясь тем, что аристократы часто бывают помолвлены, и администрации школы полезно это знать.
- Да, я помолвлен. - твёрдо ответил я. Пусть знает.
- С кем, если не секрет? - поинтересовался старый паук.
- С сёстрами Блэк. - улыбнулся я.
- Со всеми троими? - удивились директор и декан.
- Да. - я не видел смысла скрывать.
- А... по закону о восстановлении рода... - сказал Флитвик. - Ну что ж, Блэки всегда были умны.
- То есть, теоретически, ещё есть возможность принять четвёртую невесту? - прищурился директор, тоже, как оказалось, не чуждый знанию законов.
- Теоретически, да. - сказал я. - А вот применять легиллименцию без санкции суда запрещено, директор. На первый раз это просто предупреждение.
- Простите меня, мой мальчик, я машинально использовал легиллименцию, в следующий раз не повторится. - заюлил директор.
- И, прошу Вас, директор, не используйте по отношению ко мне словосочетание "мой мальчик". - твёрдо сказал я. - Это... мммм... нехорошо звучит. Меня можно называть либо "мистер Слизерин", либо просто по имени, на Ваш выбор.
- Да-да, конечно... Гарольд. - поспешно согласился тот, а Флитвик согласно кивнул. - Ну что ж, время уже позднее, а Вы, вероятно, устали за сегодня, поэтому будем прощаться. Филиус, Вы уже показали Гарольду общежитие факультета?
- Сейчас покажу... - вздохнул декан, и мы вышли из кабинета.
*****
Знакомая мне дверь Рэйвенкло... будут загадки. Сзади меня усмехаясь, стоял Флитвик.
- У твоего отца есть три сына и три дочери. Сколько у тебя братьев? - спросила дверь.
- Два. - произнёс я и дверь открылась. Пройдя по коридору, я нашёл свою комнату, толкнул дверь и вошёл. Спать мне хотелось так сильно, что я просто рухнул в кровать, и сразу заснул.


Глава 6


Глава 6. Четвёртая.
Занятия шли у меня легко, скорее всего, потому, что в них не было для меня ничего нового. Я втянулся в учёбу сразу же, чего нельзя было сказать об однокурсниках. Чаще всего я проводил своё время в библиотеке, читая или что-то штудируя. Обычно мне составляла компанию Аделина или Андромеда, а иногда и обе вместе. В таком случае они, как правило, смотрели друг на друга волком. Однажды я не выдержал, и спросил у Аделины, что с ними происходит.
- Эм... - покраснела она. - А почему она с тобой занимается?
- Да почему бы и нет? - спросил я. - Спроси у неё, только спокойно.
- А... вот скажи, Блэк, почему ты занимаешься вместе с нами?
- Во-первых, не с "вами", Гринграсс, а с Гарри, а во-вторых, почему бы мне и не заниматься вместе со своим... женихом? - ответила ехидно Меда.
- С... женихом? - пискнула Аделина и печально-печально повторила - С женихом...
- Угу... - подтвердила Меда.
- Не буду вам мешать, - встала из-за стола девушка, собирая книги.
- И что это было? - спросил я, когда Аделина ушла.
- А чего она... надеется? - сказала мрачно Меда. - Ты наш жених, и ей не на что надеяться.
- Ты уверена? - спросил я.
- Да! - выпалила она.
- Тогда достань свод законов магической Британии и внимательно прочитай закон "О восстановлении численности вымирающего рода".
- Зачем?
- Может быть, узнаешь что-то новое... - протянул я в лучших традициях Драко Малфоя. Андромеда глянула на меня и поняла, что где-то есть некий подвох.
- Обязательно прочитаю. - сверкнула она на меня своими синими глазищами.
- А, вот я вас и нашла! - возгласила Цисси, плюхаясь за стол рядом со мной. - Гарри, помоги мне с нумерологией! Я почему-то ничего в ней не понимаю. А кто та девушка, которая сидела с тобой, Гарри?
- Аделина Гринграсс, моя однокурсница.
- Красивая, правда? - спросила Нарцисса.
- Ты - не хуже. - ответил я.
- Но и не лучше, да?
- Вы просто разные, Цисси.
- О чём разговор? - за стол села неожиданно подошедшая Белла.
- О любви, Белла. - сказала негодница Нарцисса.
- В смысле? - не поняла Белла.
- Гарри понравилась Делли Гринграсс. - наябедничала та.
- Делли? - удивилась Белла. - Гарри, что это она говорит?
- А ты её слушай больше, - сказал я и перевернул страницу.
- Нет, я понимаю, что Аделина - хорошая девушка. - сказала задумчиво Белла. - Но ведь тебе и нас троих хватит за глаза. Ты ведь не будешь отказываться от кого-нибудь из нас? - и она сурово посмотрела мне в глаза.
- Не выдумывай, Белль. Уже в будущем году мы с тобой поженимся. А что касается четвёртой невесты, то закон сначала прочтите, а потом можете мне сказать всё, что вы думаете по этому поводу.
- То есть, ты не стал бы отказываться, если бы тебе предложили четвёртую?
- Смотря кого, Белль. Смотря кого... Если бы Генри Гринграсс предложил Аделину, то нет, не стал бы.
- Ты шутишь?
- Совсем нет.
- Я убью тебя, Гарри. Я ведь жуткая собственница.
- Ну, может, не в библиотеке, а, Белль?
- Хорошо, Гарри. - зловеще прошипела Белль. - Но ты должен нам объяснить, почему ты это сказал.
- Потому что он - кобель?.. - сказала грустно Андромеда.
- Если вы заметили, сестрёнки, - сказала Белль. - Гарри ничего не делает без причины. Значит, и этому его поведению тоже есть причина. Нужно только её понять.
- Может, мы перенесём наш разговор в другое, более спокойное место? - сказал я, видя, что сейчас будут жаркие дебаты. - В Выручай-комнату, например.
- А где это? - спросила Нарцисса.
- Я покажу, если вы пообещаете никому её не показывать.
- Идёт. - и сёстры встали, начиная собираться.
*****
За последние две недели моя возросшая до небес популярность в школе снизилась. Статья в "Пророке", в которой описывалось, как чистокровный потомок Салазара Слизерина, нынешний Лорд, поступил на Рэйвенкло, вызвала ажиотаж в магической Британии, а тот факт, что голоса, подконтрольные роду Слизерин, равно, как и голос самого Лорда был отдан под управление Лорду Блэку - некоторое волнение в политической среде. На этом фоне репортаж о нашей с сёстрами Блэк помолвке выглядел блёкло и особого интереса не вызвал. Те, кто хотел это знать - уже знал, а остальные уже успели устать от новостей, связанных с моей персоной, поэтому в школе этот момент прошёл практически незамеченным основной массой студентов.
А потому, когда мы вчетвером вышли из библиотеки, то стали мишенями для дюжины удивлённых взглядов. Хотя не все они были таковыми. Группа парней-слизеринцев, стоявшая невдалеке от входа в библиотеку, проводила нас неприязненными взглядами, и я так и прошёл бы мимо, если бы не...
- Отпусти меня, Малфой! - послышался девичий вскрик. Знакомый голос... Я остановился и подошёл поближе. Посреди кольца слизеринцев стояла Аделина, тшетно вырывая правую руку из захвата Люциуса. Надо сказать, после первого дня в школе, встречаясь со мной взглядом, он бледнел и спешил пройти мимо. Не думаю, что он настолько меня боялся, скорее, его взгрел Абраксас, получивший взбучку от Реддла.
- Обижаешь слабых, а, Малфой? - спросил я, прорывая кольцо студентов, и подходя к нему. - Ну да, так и должен поступать всякий чистокровный, верно?
- Иди себе мимо, Слизерин... - сказал Малфой, нервно оглядываясь.
- Вообще-то, ты причиняешь боль студентке с моего факультета, - проинформировал я его. - Уже за это я имею право закопать тебя прямо тут.
- Это моя невеста! - рявкнул Люциус.
- Неправда! - крикнула Аделина, краснея. - Отец ещё не дал своего согласия.
- Но даст. - упрямо сказал парень. - Малфоям никто не может отказать.
- Кроме Блэков. - встала рядом Белль, обнимая мою талию. - Верно, дорогой?
За спиной хихикнули, значит не всем присутствующим слизеринцам нравится эта сцена. Хорошо. Значит, надо спокойно делать дело дальше. В конце концов, Гринграсс - наш союзник. Возможно, на него чем-то надавили, и он пока не может спасти дочь отказом от союза с Малфоями, но и ответить согласием не хочет тоже.
- Отпусти её, Люциус. - сказал я.
- Или что? - начал задираться тот. - Что ты мне сделаешь?
- Например, просто искалечу. - ответил я. - Потом, конечно, вылечу... и снова искалечу. Потом снова вылечу... и так несколько раз. Так что отпусти её, и быстро, пока я ещё спокоен. - Малфой быстро отпустил руку Делли и буквально отпрыгнул от девушки. За моей спиной уже не хихикали, а просто откровенно ржали в три голоса, но я не обернулся.
- Аделина Гринграсс, Вы позволите мне, Гарольду Джеймсу Слизерину спросить Вашего отца о нашем с Вами союзе? - спросил я у девушки.
- А? - не поняла вначале она. - Да... конечно.
- Гарри? - окликнула меня из-за спины Нарцисса.
- Экспекто Патронум. - махнул правой рукой я, не обращая внимания на сестёр Блэк, зная, что как минимум Белль и старшие Блэки будут не против такого союза. Тем более, что законом мне это разрешено.
- Ух ты! - единогласно выразили присутствующие в коридоре студенты своё обалдение видом и мощью моего Патронуса.
- Уважаемый Лорд Генри Эдвард Гринграсс. - начал я сообщение. - Я, Лорд Гарольд Джеймс Слизерин, прошу Вас рассмотреть возможность помолвки Вашей дочери Аделины со мной в ближайшее время. Собственно, Лорд, мне очень нравится Ваша дочь, я учусь с ней на одном курсе, и даже на одном факультете.
Взмахом я отослал Патронуса в Гринграсс-мэнор, и повернулся к смеявшимся студентам.
- Роберт Сэмюель Эйвери, - представился один.
- Дэвид Джон Паркинсон. - хихикнул другой. - Здорово ты уделал Малфоя.
- Бартемиус Крауч-младший, - сказал третий.
- Я смотрю, вы его не особо любите... - сказал я.
- А за что его любить? - хором удивились те. - Ходит надутый, как павлин, а сам ничего особенного из себя не представляет. А ты у него за последний месяц уже вторую невесту отбираешь! - и они залились хохотом.
- Мистер Слизерин! - раздался сзади голос преподавателя ЗОТИ Говарда Джонсона. - Минус двадцать баллов с Рэйвенкло за колдовство в коридоре.
- Тридцать баллов Рэйвенкло за превосходно исполненное заклинание Патронуса! - ответила с другого конца коридора Маккошка.
- И ещё тридцать баллов за его телесность и беспалочковое исполнение. - поддержал её Слизнорт, вышедший наконец из библиотеки, где он дожидался окончания нашего с Малфоем спора. - Очень сильный Патронус, я такого никогда не видел в исполнении студента. Как Вам это удалось, Гарольд?
И именно в это время из стены выскользнул серебристый ястреб и, сделав круг над Аделиной, завис перед моим лицом.
- Мой ответ - "да", Лорд Слизерин, - густым бархатистым басом сказал Патронус Лорда Гринграсса. - Раз Вам нравится моя дочь, и, как я понял, Вы ей - тоже, то пусть будет помолвка. В эту субботу, если Вы не возражаете, Гарольд.
- Хмм! - отреагировал профессор Слизнорт. - Поздравляю Вас, Гарольд, Аделина. Вовремя Вы успели, дорогой мой, - похлопал он меня по плечу. - Некоторые студентки у меня уже спрашивали рецепты амортенции... Кстати, приглашаю Вас в пятницу на собрание моего маленького клуба.
*****
- Ну, и куда мы в результате пришли? - спросила меня Андромеда, глядя на то, как я прохаживаюсь туда-сюда напротив картины о танцующих троллях и Варнаве Вздрюченном.
- Вот сюда, - сказал я, открывая дверь, проявившуюся в стене, и впуская в неё сначала Делли, которая, как во сне, шла с нами до самой Выручай-комнаты, а потом сестрёнок Блэк. Сам зашёл последним, и закрыл за собой дверь, предварительно оглядев коридор в поисках преследователей.
- Ну что ж, будем общаться? - спросил у оглядывающих комнату девушек. Поскольку я хотел оказаться в домашней библиотеке, то в неё мы и попали, поэтому вокруг невысокого стола стояли диванчики, горела неяркая лампа, а вокруг всей этой красоты стояли высокие стеллажи с огромным количеством книг, к которым и устремилась негомонная в учении Белль. - Что вы хотели у меня спросить?
- Что это за место? - спросила Андромеда.
- Это Выручай-комната, - ответил я. - Или, по другому, Комната-по-требованию. Она зачарована таким образом, что предстаёт каждому такой, какой нужно. Для того, кто собирается варить зелья - это лаборатория зельевара, для искателя места, чтоб спустить пар - дуэльный зал, для желающего отдохнуть - стильная гостиная, для любовников - уютная спальня с большой...
- Не говори ничего больше! - запротестовала Нарцисса под смех Беллы. - Уверена, что не хочу этого знать, ведь я ещё не готова к таким подробностям.
- Молчу. - сказал я.
- А откуда ты это знаешь? - спросила, отсмеявшись, Белла.
- Я всё-таки хозяин замка, верно?
- Может, ты знаешь и то, где находится Тайная комната? - продолжила допрос неугомонная Белла.
- Ты тоже искала её в своё время? - прищурился я. - Знаю, где. Но вот войти туда ты не сможешь. К счастью для тебя.
- А ты сможешь?
- Да. Но тебе там делать нечего. - отрезал я.
- Ты знаешь, что там внутри?
- Да, знаю. Но тебе от этого никакой пользы нет, - сказал я. - И хватит уже меня расспрашивать про Тайную комнату! Ты, вроде, хотела у меня узнать, для чего всё это я делаю, да?
- Да, кстати, - пробурчала Андромеда. - Поясни всё же свои поступки, Гарри. Для чего тебе она, например.
И она указала на Аделину, которая рассматривала книгу, взятую с полки. Девушка, услышав, что речь идёт о ней, тоже посмотрела на меня с интересом.
- Поясняю. - ответил я. - Все, кто связан с нынешним Тёмным Лордом, обречены. Вы все могли попасть под действие этой связи. Или не попасть, но быть так или иначе пораженными в правах. Вот скажи, Андромеда...
- Называй меня лучше Медой или Энди... - проворчала девушка.
- Скажи, Меда, что бы ты сделала, если бы родители всё равно пообещали выдать тебя замуж за Розье сразу после окончания школы? Ну, если бы не было меня, скажем?
- Я бы никогда на это не согласилась. - твёрдо ответила та. - Лучше сбежать из дома, и выйти за любого, наперекор родителям, но только не замуж за Розье.
- И тебя выгнали бы из рода. - сказал я. - Такова цена, которую ты заплатила бы за отказ от замужества с Розье.
- А что Малфой? - спросила умная Нарцисса.
- А он уже связан с Тёмным Лордом. - ответил я. - И уже является его рабом, только пока что не знает об этом. Так же, как и все, связанные с ним. Он (Тёмный Лорд) хотел бы заполучить и меня, но вот беда - он мой вассал по принадлежности к роду.
Белла известна своей вспыльчивостью, и поэтому Лестрейндж потребовал бы полной покорности мужу, путём брачного контракта, и она стала бы рабыней собственного мужа, а тот - уже давно раб Тёмного Лорда. Я понятно объясняю?
- Да. - тихо сказала Белль. - Спасибо тебе.
- Перейдём к Аделине. Сколько времени твой отец думал над союзом тебя и Люциуса?
- Недели три. - тихо сказала она.
- Если он тянул так долго, значит, был не слишком доволен этим союзом. - пояснил я. - Но и отказаться не мог, видимо, его чем-то сильно придавили. С другой стороны, предложить свою дочь мне он тоже не мог, зная о помолвке с вами, девочки. Так что предложение о союзе должно было поступить к нему от меня.
А у меня есть проблема - Дамблдор. Он тоже собирает себе союзников, вернее, солдатиков, которые будут исполнять его приказы без объяснений причин. И, поскольку я - хозяин этого замка ( и он это знает), сделать мне что-либо в месте, где он - всего-навсего гость (вместе со школой), он не может. Но остаётся одна возможность - достать меня через свою креатуру, которую он может ввести в моё окружение посредством брака. Потому что он тоже разбирается в законах, девочки. Не забудьте, он - Верховный маг Визенгамота!
Значит, что надо сделать? Правильно, устранить угрозу. Как? Заполнив недостающее место четвёртой наречённой (впоследствии - жены) рядом со мной, которое пока свободно. Мне понравилась Делли, я понравился ей, она в беде, я - тоже. Объединившись, мы помогли друг другу, верно? И очень хорошо, что при этом мы делаем это добровольно. Это ясно, мои дорогие невесты? Делли, ты согласна?
- Я... - Аделина подошла, и вдруг кинулась ко мне на шею. - Я так счастлива! Я на всё с тобой согласна! А ты... ты согласен, чтобы я была твоей женой?
- Ну конечно, - сказал я, обнимая её за талию. - Иначе для чего нужна помолвка?
И в этот момент я услышал где-то далеко внутри себя знакомый смех, а в реальности увидел радужную ленту, вращающуюся вокруг нас двоих, и почувствовал давление опоясывающей руку ленты. Упс!
- Оп-па. - только и смог сказать я, чувствуя появление на безымянном пальце левой руки тяжёлого обруча кольца.
- Ой, а что это? - удивилась Делли, рассматривая свою левую руку.
- Обручальное кольцо. - сказал я ей. - Ты теперь моя жена.
Тем временем радужная лента вокруг нас и не думала угасать, освещая полумрак комнаты.
- Я тоже согласна, - сказала умница Белла, сразу же сообразившая, что к чему. - Ты ведь не против?
- Ну зачем я буду против, дорогая моему сердцу Белль? Я - за. - второе кольцо слилось на безымянном пальце с первым.
- Я тоже согласна! - крикнула Нарцисса. - Я с вами! Ты ведь любишь меня, Гарри?
- Конечно, Цисси. - ответил я. - Иди сюда.
Уже три кольца слились в одно.
- Меда, иди сюда, быстрее! - закричала Белла.
- Я хочу ещё подумать, - ответила упрямая Меда, качая головой. - Я ещё не готова к такому событию в моей жизни.
Лента с хрустальным звуком, свернувшись, исчезла. Аделина, отойдя от меня, с недоверием разглядывала тяжёлое золотое кольцо на своём пальце, на овальной площадке которого свернулся буквой "S" василиск. Точно такое же кольцо разглядывала, сидя на диванчике, Нарцисса. Белла, обнимая меня за шею, тихо плакала на левом плече.
- Не плачь, моя хорошая, - прошептал ей на ушко я, обнимая и целуя в щёку. - Я не злой. Тебя никто не обидит, знай это, я на твоей стороне. Я с тобой...


Глава 7


Глава 7. Рабское клеймо.
После долгого объяснения с деканом и директором я объявил им, что займу апартаменты Ровены Райвенкло, и поселюсь с жёнами там. Флитвик откровенно веселился, директор заметно нервничал и сердился. Он пытался даже оспорить брак, но неснимающееся кольцо на моём пальце говорило о могущественной даже для него, магии, и он сдался, оговорив обязательность объявления нашего нынешнего семейного положения на общем завтраке.
Этим же вечером я вселился в апартаменты Ровены. Помещение состояло из нескольких, соединённых общей столовой, комнат. Здесь была библиотека, две ванные, три спальни, ритуальный зал и кабинет, который немедленно занял я. Во всех комнатах была положенная им мебель, в одной из ванных комнат была огромная ванна, выложенная гладкими камешками, а в другой - душ, в обоих стояли унитазы и раковины, стоящие на причудливых ножках. Не успел я всё разглядеть, как жёны внезапно выперли меня из обоих ванных комнат, и, судя по звукам, стали выставлять на столики и полочки многочисленные баночки и склянки.
Девушки, рассмотрев спальни, решили между собой, кто куда заселится. Нарцисса и Меда поселились в самой большой, а двух других - Аделина и Белла. Поговорив со старейшиной домовых эльфов Хогвартса, я оговорил с ним доставку еды в столовую апартаментов, не обойдя щекотливую тему приказов Дамблдора.
- Ниппи старый, - говорил старейшина домовиков. - Хозяин должен скоро заменить Ниппи. Ниппи связан словом, да...
- Я, как хозяин замка, освобождаю тебя от данного слова, Ниппи. - ответил я. - Ты не можешь служить никому, кроме меня. Все вы, живущие в моём доме, служите только мне. Вы можете исполнять просьбы других волшебников, зная, что служите роду Слизеринов, ясно? Иначе вам нет места в замке.
- Ниппи понимает. Хозяин берёт его на службу, как старшего, среди домовых эльфов? - уточнил домовик.
- Да, беру. - сказал я, и в тот же момент одежда Ниппи изменилась, стала более чистой и опрятной, а на левом плече появилась эмблема рода Слизерин - василиск. Я понял так, что и остальные эльфы через своего старейшину изменили подчинение. - Исполняйте свою работу в прежнем объёме, но не во вред роду, которому служите.
- Да, хозяин Гарольд. - ответил домовик, и аппарировал. Но у меня осталось чувство, что теперь я могу позвать к себе любого домовика Хогвартса, ведь они привязаны ко мне невидимыми, но очень крепкими нитями служения.
После этого я посетил зал Родового Камня Хогвартса, куда меня любезно проводил Кровавый Барон, и, по наитию, разрезав ладонь, слил на Камень довольно много крови. Выпив кроветворного зелья, прихваченного незадолго до этого у Слизнорта, и прислушиваясь к ощущениям, я вдруг понял, что стал видеть и слышать, что происходит в замке - мой дом восстанавливал свою связь с давно потерянным хозяином. На третьем этаже, возле лестниц рядом с входом на Астрономическую башню происходило нечто такое, что нужно было срочно предотвратить. Я обязательно должен был попасть туда как можно быстрее!
И Хогвартс услышал меня. Перед глазами замелькали коридоры и комнаты - замок перемещал меня на место события.
*****
Родольфус Лестрейндж давно и прочно "играл за другую команду" вместе со своим закадычным другом Розье. Девушки ему были не нужны в принципе. Женитьбу на Белле Блэк он воспринял как временную помеху своим планам и желаниям. Ну что ж, если так хочет Рабастан, то ладно. Он женится на Блэк, она родит наследника, а потом он свободен делать всё, что захочет. Род получит наследника, Лорд, переженив своих последователей на сёстрах Блэк, избавится от их родственников и получит библиотеку и богатства рода Блэк. На это, конечно, уйдёт много времени и сил, но оно того стоит. Таковы были мысли Родольфуса, но действительность их порвала в клочья - откуда явился Лорд Слизерин, вмешавшись в тщательно и осторожно играемый расклад, никто не знал. Однако ситуация изменилась настолько, что, похоже, активы семьи Блэк теперь для Лорда недосягаемы. Воландеморт страшно злился, однако сделать ничего не мог - убить Лорда Слизерина было для него, всё равно, что пустить себе аваду в висок. Он строго-настрого запретил своим последователям что-либо делать с наглым пришельцем, приказав тщательно наблюдать и докладывать ему лично обо всём, что происходит с Гарольдом Слизерином.
Так Родольфус остался без невесты. И это было неплохо, потому что, по вышеописанным причинам, девушками Лестрейндж не интересовался. Ему нравились мальчики, поэтому он и Эван Розье ещё в прошлом году, на шестом курсе, открыли сезон охоты на доступных и незащищённых, одиноких детей. В прошлом году они застали врасплох Льюиса Майлза, слизеринца-сироту, и принудили его к отношениям, а в этом году Майлз уже охотно участвовал в их постельных играх. В этом году они успели поймать первокурсника-хаффа, но сделать ничего не смогли - их обнаружил Слизнорт. Мордред, да они даже раздеть его не успели! Хотя, может, это и хорошо... что не успели. А то Дамблдор отчислил бы их одним махом, к неудовольствию Рабастана и Лорда... А что такое неудовольствие Лорда, он успел узнать на собственной шкуре.
Хотя Лорд не выказывал недовольства, узнав о пристрастиях Родольфуса. Он хмыкнул и сказал : "Это - твоё дело, Руди." И всё. Но попадаться не стоило. Ну так сегодня они и не попадутся - заброшенный коридор с десятком закрытых классов гарантировал тайну, а обливиэйт - то, что она не будет раскрыта.
"Мне повезло." - подумал Родольфус. - "Нам с Эваном попался сладкий мальчик." Он рассматривал гриффиндорца, стоящего напротив него с палочкой в руках. Первый курс, Фрэнк Лонгботтом. "Ничего сложного, это же первокурсник, Руди!" - подумал он.
- Экспеллиармус. - начал партию Розье, и палочка первокурсника прилетела к нему в руку. - Иммобилус, Инкарцеро.
Первокурсник повалился на пол обездвиженный и связанный. Лестрейндж нагнулся за ним, подхватил на руки и понёс в ближайший класс. Там они, действуя совместно, быстро освободили нижнюю часть тела мальчика от одежды, задрали на голову мантию и уже были готовы начать своё чёрное дело, когда в дело вмешался совершенно неожиданный персонаж.
- Инкарцерос, Инкарцерос. - прозвучали сзади заклинания, сказанные незнакомым голосом, и верёвки мгновенно опутали не ожидающих этого насильников. - Фините Инкарцеро, Инвиктус Фавер, Фините Иммобило...
Верёвки, обездвиживающие первокурсника, упали и он, сразу зашевелившись, начал судорожно оправлять на себе одежду, с ненавистью глядя на Руди и Эвана. Поскольку они лежали ничком, то не видели, кто именно их связал, но уже поняли, что сухими из воды им теперь не выйти.
- Экспекто Патронум. - сказал задержавший их. - Директор, я хотел бы, чтобы Вы подошли вместе с профессором Слизнортом в классную комнату номер 7, на третьем этаже около входа в Астрономическую башню. Это срочно, дело касается попытки изнасилования первокурсника.
- ..... ! - выразил неожиданность глубины той задницы, в которой они оба оказались, Розье.
- ....! - добавил и Лестрейндж, уверенный, что теперь Лорд будет очень недоволен, ведь он предупреждал их о недопустимости каких-либо эксцессов с их участием, лично.
- Никуда не уходи. - сказал первокурснику невидимый, по-прежнему, защитник. - Ты должен будешь дать показания. Сейчас сюда придут.
И преподаватели пришли незамедлительно. Молчал гневно директор, кричала декан Гриффиндора МакГонагалл, зло говорил Слизнорт, опрашивая всех действующих лиц, и совершенно спокойные зелёные глаза Слизерина глядели в ненавидящие глаза Лестрейнджа.
Потом скандал переместился в кабинет директора, куда была вызвана леди Лонгботтом, которая чуть не разорвала обоих неудавшихся насильников, Рабастан, на правах старшего в семье Лестрейндж и Роджер Розье, с ужасом узнавший о наклонностях своего сына. Был применён веритасерум, уже в присутствии прибывших авроров, были получены ответы на вопросы, были открыты все постыдные тайны, были вызваны и опрошены пострадавшие. Скандал разгорелся нешуточный и Родольфус понял, что ему повезёт, если он не попадёт в Азкабан. Он выпрямился, устремив свой ненавидящий взгляд на Гарольда Слизерина, игнорируя останавливающий жест брата.
- Однажды я вернусь, помни об этом, и отомщу тебе. - сказал он Гарольду. - Я отниму у тебя всё, что тебе дорого, знай. Ты сам постарался сделать это со мной, сам и будешь плакать потом.
- Тогда ты только что подписал себе и брату смертный приговор. - ответил тот, не обращая никакого внимания на знаки директора. - Я, Лорд Гарольд Джеймс Слизерин, объявляю род Лестрейндж кровными врагами рода Слизерин, да будет мне в этом свидетелем сама Магия. Люмос! Нокс. Передай своему хозяину, что он обязан уничтожить ваш род, и, если он этого не сделает, магия рода покинет его, а он станет Предателем Крови.
Розье, ты тоже хочешь сказать что-то подобное, как и Лестрейдж? Нет? Прекрасно, ты умнее, чем я думал. Тогда - живи пока. - и вышел, провожаемый уважительными и испуганными взглядами.
*****
*****
Я быстро шёл по направлению к своим комнатам по коридорам замка. "Нет, но каков наглец!" - думал я. - "Попался в положении, когда впору молить о смягчении приговора, да ещё и угрожает." Впереди показалась лестница, а около неё - группа учеников в слизеринских мантиях. Я сходу было пролетел мимо них, но кто-то меня окликнул - "Гарольд!", и я остановился.
- Чего тебе, Малфой? Ты тоже хочешь туда же, куда сейчас поведут Розье и Лестрейнджа?
- А... А куда их?
- Не знаю. Вначале, вероятно, в аврорат, а потом - суд. Замолчать столь громкое дело не выйдет, как бы ни хотелось этого обеим сторонам.
- А что случилось-то?
- Они пытались изнасиловать первокурсника, и были пойманы с поличным, то есть, со спущенными штанами. А в ходе расследования выяснилось, что это не первый случай, поэтому их передали в аврорат, а дальше что будет - определит суд.
- Вот же придурки! - вскрикнул Малфой. - Лорд же сказал... - и он осёкся.
- Да... Ваш Лорд, мой милейший родственничек... Сын маггла.
- Зачем ты клевещешь на Лорда? Он мог бы быть Лордом Слизерином, но из скромности не захотел принимать род!
- Да ты что, серьёзно? - спросил я. - Он так сказал?
- Он ответил так, когда мы стали спрашивать.
- Но при этом он не рассказал о своих родителях, э? - мерзко прищурился я и, задумавшись на мгновение, сказал. - Давай так, Люциус. Сейчас я с вами пойду к вам в подземелья, в гостиную факультета, и всем присутствующим расскажу о вашем Лорде и его происхождении. Ну, чтобы не рассказывать всем восемь раз. Согласен? И тогда, зная о нём всё, вы сами решите, что да как.
- Ну, - замялся тот. - Хорошо, но что ты будешь рассказывать?
- Правду, - ответил я. - И дам вам Непреложный обет рассказывать только правду, которую я знаю, не добавляя от себя ничего.
- Ну, хорошо, пойдём, - деваться Люциусу было некуда : скажи он сейчас, что я собираюсь очернить его Лорда, и потому он никуда не меня не поведёт, и у его товарищей появятся вопросы - а что же от них скрывают? А ему и другим ещё агитировать за своего патрона. Тут невольно вспомнишь Лестрейнджа и Розье, которые испортили всю обедню, попавшись - как теперь рассказывать о будущем торжестве и превосходстве чистокровных?
До гостиной Слизерина мы дошли молча. Войдя в помещение, я огляделся - учеников было не так уж много. Из знакомых мне я увидел давешнюю троицу - Эйвери, Паркинсон и Крауч-младший. Они сидели у камина и что-то сосредоточенно писали. Ещё там была Роуз Блетчтли, Генри Флинт, Барри Макферсон, и ещё десяток студентов.
- Ну что ж, Люциус, зови всех, кого сможешь позвать, - сказал я. - Сейчас я вам прочту лекцию на интереснейшую тему - Тёмный Лорд, кто он такой, и почему он не Лорд Слизерин.
Как только я это сказал, гостиная факультета оказалась набита учениками настолько плотно, что свободного места не осталось.
- Итак, - начал я, проявляя на пальце Кольцо. - Начнём с того, что я представлюсь вам всем ещё раз. Меня зовут Лорд Гарольд Джеймс Слизерин, я являюсь Главой Древнейшего и Благороднейшего рода Слизерин, записанного в Бархатную книгу Британии, внесённого при её основании задним числом, то есть, когда создавали запись об аристократии Британии, род, который я представляю перед вами, уже существовал и был очень известен.
Сейчас я буду рассказывать вам о человеке, волшебнике, который хорошо знаком вашим родителям, а может быть, и вам самим - о Тёмном Лорде Воландеморте, как он сам себя именует, который состоит в некотором родстве с родом Слизерин. Обязуюсь рассказывать о нём и о том, что я знаю о его жизни, правду, только правду и ничего кроме правды, как я её знаю, и пусть мне будет свидетелем моя кровь и магия рода, текущая во мне.
Итак, вначале рассмотрим его имя - Лорд Воландеморт. Прежде всего скажу, что это вовсе даже не звание, а простая анаграмма имени. Смотрите. - И я провёл палочкой в воздухе, рисуя имя "Лорд Воландеморт". - А теперь... - я взмахнул палочкой, и буквы в имени поменялись местами, образовав новое имя - "Том Марволо Реддл". - Вот так его по-настоящему и зовут. А история его такова.
Жила в городке Литтл-Хэнглтон девушка, и звали её Меропа Гонт, - начал я, заметив, что в открытой в коридор двери показался профессор Слизнорт и замер, слушая. - Род Гонт произошёл от Кадмуса Певерелла, но в процессе своего существования влился в род Слизерин путём брака наследника с одной из дочерей тогдашнего Главы Слизеринов, приняв вассалитет и статус младшего рода. Да, они принадлежали к тем, в чьих жилах течёт кровь Салазара Слизерина. Но к тому времени, о котором идёт рассказ, от некогда многочисленного и богатого рода Гонт остались только три человека - Глава рода Марволо, его сын Морфин и дочь Меропа. Надо сказать, ни дочь, ни сын не отличались особенной красотой и умом - последствия постоянных близкородственных браков, привычных этому роду, которые так гордились своей кровью, в которой есть часть от самого Слизерина, что заключали браки только с носителями той же крови. Шли годы, чистокровных потомков Салазара оставалось всё меньше, а браки заключать было нужно, для продолжения рода, поэтому всё чаще Гонты были вынуждены заключать браки между собой. - Я на мгновение прервался, заметив, что студенты напряжённо и внимательно слушают мой рассказ. Кроме студентов, в дверях застыли и преподаватели - Слизнорт, МакГонагалл и Дамблдор, с напряжёнными и суровыми лицами. - И вот, повторюсь, от рода, некогда богатого и многолюдного, осталось всего три человека, живущих в бедности, и вариантов для продолжения рода не осталось - вернее, остался только один. Но тут оказалось, что Меропа влюбилась в сына местного богатея - Томаса Реддла. Понимая, что ей, нищей и некрасивой, никогда не привлечь того, кого она полюбила, она воспользовалась амортенцией, и получила того, кого хотела. Пара сбежала из дома, и какое-то время они жили вместе, не могу сказать точно, сколько времени. Меропа забеременела, и через какое-то время перестала подливать возлюбленному амортенцию. Когда у того открылись глаза на происходящее, он бросил беременную от него женщину и вернулся домой, а она, родив сына, умерла в роддоме, успев только дать сыну имя - Томас (по отцу) Марволо (по деду) Реддл (фамилия его маггла-отца). Таким образом, сразу после рождения мальчик оказался в приюте.
Атмосфера приюта, где много неблагополучных детей, вам, конечно, неизвестна, как впрочем и мне. Но, думаю, она не способствовала тому, чтобы ребёнок вырос добрым и хорошим. Каким он был, проще узнать у преподавателей того времени, которые учили его - профессор Дамблдор преподавал тогда трансфигурацию, профессорт Слизнорт - зелья. А профессор МакГонагалл училась вместе с Томом на одном курсе. Надо сказать, что он был одержим учёбой и был прекрасным учеником, даже стал к пятому курсу старостой Слизерина. Если вы не верите мне, то можете посмотреть списки старост в архиве Хогвартса, а кубок Тома Реддла стоит в зале наград. Говорят, что учась в школе, он был хитрым и коварным, и из нищего ничтожества на первом курсе стал довольно популярен и обладал большой властью на факультете к седьмому. Не знаю, так ли это, проще узнать всё об этом времени от участников тех событий, которых я уже перечислил.
Скажу лишь, что он, после окончания школы, понимая, что ему, полукровке, в патриархальной послевоенной Британии не получить хорошего места, и не добиться особых преференций, отправился странствовать по миру, занимаясь сбором того, что может сделать его сильнее - сбором знаний. (Вероятно, я сказал об этом периоде его жизни не всё, но уж что знаю, то и говорю).
И он преуспел в собирательстве знаний. Однако, вернувшись домой, в Британию, он не увидел особенных изменений в отношении к нему. Он пытался устроиться в жизни магической Британии, но здесь всегда важны были рекомендации и родословная. Вероятно, в Америке он сделал бы себе имя очень быстро, но он хотел добиться всего в Британии, где все места уже давно были забиты. Было место только в Хогвартсе, место преподавателя по ЗОТИ, но профессор Дамблдор, к тому времени сменивший на этом посту Армандо Диппета, отказал ему. Реддл, разозлённый отказом, проклял должность, и с тех пор, по слухам, никто не может удержаться на этой должности больше года. Это опять же вы все можете узнать у директора. Я сказал вам почти всё, но всё это было правдой, клянусь собственной магией. Люмос! - ярко вспыхнул свет. - Нокс.
Но вернёмся к Тому Марволо Реддлу. Теперь, как я понимаю, он набирает себе сторонников, чтобы, в будущем, придти к власти. Как я слышал, особо доверенные получают от него особый знак, верно? Есть у тебя этот знак, Люциус, или ты ещё не достиг особого доверия?
- Ну... - протянул Малфой. - Предположим, что есть...
- Покажи. - попросил я, и тот оголил предплечье левой руки. - Угу... А... вот так. Ясно. А если на парселтанге? - я зашипел, проговаривая слова змеиного языка. - Да-а-а...
- Что? - испуганно сказал Малфой. - Что ты там нашёл?
- Мммм... ну, как бы это тебе сказать, бедняга Люциус? - студенты заволновались, вытягивая шеи и прислушивась к разговору. - Тебе суровую правду, или сладкую ложь?
- Правду, конечно, - нахмурился Люциус.
- А правда состоит в том, - я улыбнулся. - Что этот самый знак для доверенных - на самом деле является рабской меткой, разработанной для использования Салазаром Слизерином. Он помечал ею своих рабов для внушения им покорности. Тот, кто носит метку, не может противостоять прямому приказу того, в ком течёт кровь Слизерина. Так же, как и домовые эльфы, вы, меченые, просто рабы Реддла. Не думаю, что он учитывал меня в своём раскладе. Но, поскольку я тоже прямой потомок Салазара, то, видимо, также могу отдавать тебе приказ, и ты не сможешь не исполнить.
- Рабская... метка? - сказал Малфой, глядя на своё предплечье с испугом, и тут же выпрямился, глядя на меня. - Ну так отдай мне приказ. Посмотрим, так ли обстоят дела, как ты об этом говоришь?
- На колени перед главой рода Слизерин! - рявкнул я, и Люциус рухнул на колени. - Теперь ползи и целуй ботинки Эйвери!
Малфой, плача от унижения и обиды, но не в силах противостоять приказу, пополз по направлению к ботинкам Эйвери, который от изумления забыл, казалось бы, как дышать.
- Стой! - отдал приказ я. - Встань, я отменяю свой предыдущий приказ.
Люциус встал и затравленно посмотрел на меня.
- Ну, ты понял, надеюсь, во что вы вляпались своими руками? - сказал я ему. Малфой кивнул. - Вот точно так же вами теперь может управлять и Реддл. А что насчёт того, что он мог бы стать Лордом Слизерином, то это неправда. Его мать по всем параметрам должна была стать Предательницей Крови, и он - тоже, вслед за ней. Но, поскольку он стал последним в роду, не считая Морфина, то Магия пощадила его, передав ему некоторые дары и довольно большую силу. Однако никогда полукровка, даже очень сильный, при наличии чистокровных представителей рода не смог бы получить Кольцо рода. Тем более, рождённый от маггла.
- А что, были чистокровные маги из этого рода? - спросил кто-то.
- Маги - нет. Но не только маги могут быть чистокровными. Сквибы - тоже чистокровные носители крови. Поэтому Магия ждала, не передавая титул никому, кроме будущего рождённого чистокровного мага, которому и надлежало его принять. Мои родители - сквибы из двух разных ветвей рода Слизерин, чистокровные в энном поколении, поэтому они не отражаются на родовом гобелене, где есть только маги, но тем не менее, являются носителями крови, - мне надо было что-то придумать, а это была не худшая версия, которая уже завтра расползётся по всей магической Британии, если я что-либо смыслю в людях.
- Откуда ты всё это знаешь? - спросил от двери Дамблдор. - Ты всё рассказал так верно, как будто сам видел всё это, однако этого не может быть, ведь ты слишком молод. Да, всё что ты рассказал, правда, однако остаётся вопрос, как ты всё это раскопал?
- Никто не отменял гобелен рода в Гринготтсе, - ответил я. - А, заинтересовавшись самой личностью моего родственника, я начал задавать вопросы, и , потеряв некоторую сумму денег, получил нужные ответы. Кроме того, я знаю, что записано в завещании Салазара о порядке наследования рода. На протяжении семисот лет никто, кроме меня не смог вывести из стазиса Слизерин-мэнор, но разве никто не пытался? Уверен, что и Реддл пытался получить титул, чтобы добраться до библиотеки, однако ему это не удалось, иначе бы он уже правил Британией.
- А что, ты хочешь править Британией? - задала мне вопрос хорошенькая первокурсница.
- Зачем? Мне и так хватает проблем, - ответил я. - Одна только помолвка и дальнейшая семейная жизнь чего только стоит... Какая там власть в Британии, что вы!
Народ понимающе засмеялся, и я увидел, как заметно расслабился, улыбаясь, Дамблдор - о темпераменте Бэллы Блэк на Слизерине, и за его пределами, ходили легенды. Я откланялся и поспешил к себе.


Глава 8


Глава 8. Бурная река семейной жизни.

- Что ты так долго? - сильные девичьи руки оплели меня, повалив в постель. - Я уже устала ждать! Что-то случилось?
- Белль? - я вошёл в кабинет, который стал моей спальней в апартаментах Ровены, не зажигая свет, и был серьёзно испуган, когда она набросилась на меня. - Ч... что ты тут делаешь?
- Ответь мне на один вопрос... - сказала вместо ответа Белла. - Ты сообщил главам наших родов о произошедшей с нами магической свадьбе?
- Сразу же, как только освободился. - ответил я. - А что?
- Тогда... - мурлыкнула Белла. - Иди сюда, муж.
- Эм... - сказал я. - Вообще-то, милая, я бы хотел, чтобы у вас была и обычная свадьба, а это значит, что вы должны быть девственницами, разве не так?
- Муж, ты отказываешься от меня сегодня, я правильно понимаю? - голос Беллы явственно похолодел. - Ты решил начать с кого-нибудь ещё? Я знаю, что у тебя есть на меня реакция, я чувствую это, когда обнимая, прижимаюсь к тебе. Тогда почему ты ищешь повод для того, чтобы не спать со мной? Я - твоя жена, дорогой, что бы ты ни думал по этому поводу, и тебе придётся что-то с этим делать. Итак, мы будем сегодня спать вместе?
- Только спать, Белль. Я очень устал, - сказал я. - День был непростой.
- А что случилось? - спросила Белла, и я рассказал ей всё.
- Ты... ты не слизеринец, дорогой, ты - самый что ни на есть гриффиндорец. Ну зачем ты вынес для обсуждения всей магической Британии тайны Лорда? Теперь он будет тебе активно противодействовать. И, кроме того, ты показал всем, что Главы самых аристократических родов в результате обмана стали рабами человека низкого происхождения. Но как справиться с ситуацией, в которой они оказались, ты не сказал. Дай им надежду, и они будут твои, Гарри. А если ты отнимешь у них её, они проклянут тебя и будут стараться убить.
- А... с этой точки зрения я не смотрел. - признался я. - И что же делать?
- Будешь думать об этом завтра. - сказала Белла. - А сейчас... погладь мне спинку, милый. Выше. Выше. Правее. Нет, почеши, хорошо? О... как приятно... Обними меня, Гарри. Ты такой горячий... Давай, я сделаю массаж, и твоя усталость уйдёт.
Мягкие и сильные руки Беллы скользили, гладили и мяли мою спину, и от этого стало настолько приятно и спокойно, что я заснул. И снилось мне, что я лежу на спине среди поля в ромашках, и смотрю в облака над ним. А потом одно облако начало снижаться, и зависло прямо надо мной. Оно было мягким и тёплым, когда опустилось мне на грудь, и лёгким, вначале. А потом оно стало давить мне на грудь, и я стал задыхаться. Облако стало таким тяжёлым, что я вскрикнул и проснулся.
На моей груди лежали руки, на животе - ноги. Я был придавлен ими, дышать и вправду было тяжело. С трудом вытащив руку из-под кучи конечностей и подняв её вверх, я тихо произнёс : "Люмос". Неяркий огонёк осветил спальню, и я увидел слева от себя лицо Аделины, а справа - лицо Беллы. Они спали.
- Вот же... - пробормотал я, выбираясь из-под девушек. Наконец, мои усилия увенчались успехом, и я оказался на полу, среди многочисленных деталей женской одежды. Прямо скажем, опыт совместного сна втроём мне не понравился. Вероятно, так произошло потому, что диван, на котором я устроился, не слишком широк, поэтому девушки старались прислониться ко мне, одна - боясь упасть, а другая - упираясь спиной в стену. Было всего-навсего четыре утра, так что я не знал, куда девать такую прорву времени, однако спать не хотелось от слова "совсем".
Тогда я устроился в библиотеке, и просидел там до завтрака, куда меня вытащили недовольные мной девочки. Книга, которую я читал, была очень интересна и написана самой Хельгой Хаффлппафф. Непонятно, почему, но Основательница исследовала рождаемость и наследование магии в различных родах того времени. Странно, неужели проблема сквибов уже тогда тревожила магов? Хельга, судя по всему, задавалась вопросом передачи наследственных даров и преемственности магии в поколениях. Её анализ был далеко не однозначен, но сводился к тому, что, если аристократия с её родовыми дарами вдруг исчезнет, то магию в мире ждёт серьёзный упадок, если вообще не исчезновение. Она писала, что серьёзные родовые дары после всплеска мощности угасают на несколько сотен лет, чтобы возобновиться впоследствии в какой-то другой вариации. И для их возрождения необходимо сохранение родом определённой чистоты крови. А вот про обновление крови она упоминала, что это необходимый для любого рода процесс, но проводить его необходимо не чаще, чем раз в пять-семь поколений. Таким образом, слова Дамблдора о том, что аристократия и чистота крови не важны для магического мира, что это отжившие явления, прямо противоречили её словам. Тогда какие цели преследует директор?
Я продолжал читать книгу и на завтраке, и конечно, пропустил бы даже объявления, с которыми выступил директор, однако злая Нарцисса отобрала книгу, и сунула к себе в сумку.
- Гарольд, ты вообще обращать внимание хоть на что-либо будешь, или нет? - прошипела она.
- А ты вообще, что тут делаешь, за столом Рэйвенкло? - спросил я.
- Оглянись вокруг! - воскликнула она. - Где ты видишь хоть одного рэйвенкловца?
- И правда... - отметил я под смех студентов. - А почему я сижу за слизеринским столом?
- Да ты!.. - слова у Нарциссы кончились. - Гарольд, ты был похож на поцелованного дементором! Я тебя вела за руку, а во второй ты книгу держал, и непрерывно читал! Что там настолько поразило твой разум, что ты не можешь никак от неё оторваться?
- Ну, это книга о чистоте крови... - сказал я, и студенты замолкли, слушая.
- Ну и что? - не поняла Нарцисса, а Белла со своего места поглядела очень подозрительно.
- Её написала Хельга Хаффлпафф... - в полной тишине продолжил я, а Нарцисса начала судорожно обыскивать сумку, но только беспалочкового невербального "акцио" никто не отменял, так что она искала зря - книга уже давно была у меня. - Там очень интересные исследования. В принципе, там объясняются многие заскоки, которые возникли у аристократов Британии по поводу чистоты крови и следованию традициям. Сегодня о многом просто забыли, и я думаю...
Договорить я не успел, справа нарисовался Дамблдор.
- Гарольд, ты дашь мне почитать эту книгу? - спросил он.
- Сделаю копию. - ответил я. - Книга принадлежит мне.
- Хорошо, - сказал он и отвалил, хотя я понял, что директор отошёл от меня очень и очень недовольным. Конечно же, это ж такая бомба под его пропаганду!
- Внимание, студенты! - громко сказал он, усаживаясь на своё место. - Прослушайте объявления администрации школы, пожалуйста.
Во-первых, вчера, в одном из заброшенных коридоров Хогвартса, двое студентов-старшекурсников, застав одинокого первокурсника, пытались в изврашённой форме вступить с ним в половые отношения. Однако, ещё один старшекурсник, случайно заметив преступление, воспрепятствовал им, обезоружил, обездвижил и вызвал на место преступления преподавателей. В ходе разбирательства был применён веритасерум, и выяснилось, что это не единичный случай, к нашему, преподавателей, огорчению и стыду. На сегодняшний день оба студента отчислены и переданы в ДМП для дальнейшего разбирательства и суда. И так будет с каждым, совершающим подобное.
Во-вторых, вчера вечером, сразу после занятий, произошёл магический брак. Три студентки седьмого, пятого и четвёртого курсов соответственно (встаньте, пожалуйста, девочки), Беллатрикс Блэк и Аделина Гринграсс, а также Нарцисса Блэк, ранее обручённые со студентом пятого курса Гарольдом Джеймсом Слизерином (встань, пожалуйста) , неосторожно дали ему слово быть с ним всегда, а он подтвердил им их намерения, и магия соединила их неснимаемым подобием обета, видимым проявлением которого являются обручальные кольца. Таким образом и произошло магическое бракосочетание. Теперь они являются супругами со всеми вытекающими последствиями и обстоятельствами. Насколько я знаю, у Гарольда есть возможность иметь ещё одну жену, по закону. Не знаю, будет ли он жениться на ещё одной девушке, или ему хватит тех, что у него уже есть, но хотел бы попросить его, чтобы следующее бракосочетание прошло где-нибудь подальше от школы, и, лучше всего, после её окончания. На данный момент это пока всё. Спасибо за внимание.
И наступила тишина, в которой было слышно, как кашляет за столом хаффов Карен Дэвис, которая в последнее время довольно часто пыталась навести ко мне под разными предлогами мосты. Вероятно, она от такой новости просто подавилась. Да, что и говорить, новость была, прямо хоть на первую полосу "Пророка" выноси.
"Вот же старый ...!" - подумал я. - "Вот это он меня подставил! Теперь хочешь-не хочешь, а надо быстрее жениться, иначе на меня прольются потоки амортенции."
- Гарольд? - спросил меня однокурсник Беллы, по случайности, старший брат Карен, Мариус. - Тебя можно поздравить?
- Можно. - ответил я. - Но ещё будет свадьба для всех знакомых и друзей, вот там меня лучше и поздравляйте. - и подумал : "Понял Альбус, что при случае я могу Тома сдерживать, а то и управлять им, и сделал свой ход, и, надо сказать, нетривиальный. Ну вот как я в таких условиях сделаю так, чтобы он не смог победить? Рассказать ему про крестражи - спросит : "А откуда ты это знаешь?" И ответить будет нечего, потому что не должен я об этом знать, сие же тайна великая есть. Да он ещё и сам в этом не уверен... Выпустить книгу Хелены в массы? Но этим я подолью водички на мельницу Реддла." - и я продолжил чтение, в надежде отыскать хоть что-либо для понимания дальнейших действий.
Завтрак закончился, и, поскольку было воскресенье, у меня впервые за последние недели было свободное время, ну, мне это так казалось.
На входе в апартаменты стояла, уперев руки в бока... Нарцисса. Она молча сверлила меня двумя синего цвета свёрлами, так что я начал осматривать себя в поисках лишних отверстий.
- Что ты там, на себе ищёшь? - заинтересовалась она, сменив гнев на милость.
- Дырки ищу. - ответил я предельно честно.
- Какие дырки? - недоуменно спросила Нарцисса.
- Которые ты во мне глазами насверлила. - ответил я.
- Книга где? - сразу же стала холодна, как лёд, Цисси.
- У меня. Не дам, пока не прочитаю сам.
- Сделай мне копию. - не отставала она.
- Сделаю, когда освобожусь. - я уже начал уставать от разговора.
- Нет, сделай сейчас! - завелась она.
- Цисси, не напирай, иначе... - пригрозил я.
- Что "иначе"? - не отступала девушка.
- Иначе... - я шагнул к ней, и, открывая одной рукой дверь, другой рукой прижал к себе, и втащил её в прихожую. - Цисси, ты что это меня позоришь на весь коридор, а?
- Я...
- Ты. - сказав это, я прижал её к стене и поцеловал, как мог более длинно.
- Мгм! - вытаращила на мгновение глаза Цисси, а потом смирилась и обняла меня в ответ.
- Больше так не делай. - сказал я, отпустив её. - Сказано тебе, когда прочитаю - сделаю тебе копию, значит, сделаю, когда прочитаю, не раньше.
*****
Я не мог признаться себе, что боюсь идти спать, боюсь заходить в свою спальню, где Белла уже трансфигурировала диван в огромную кровать, по меркам небольшой, в принципе, комнаты. Я не мог признаться самому себе, что боюсь своих жён...
А те старались изо всех сил привлечь моё внимание, надевая по вечерам откровенные и провоцирующие наряды, устраивая мне показы фигур в пеньюарах различной степени прозрачности, под хмыканье Андромеды. Но первой до меня добралась не шумная Белль, и не настойчивая тихоня Делли, а внимательная Цисси, которая умудрилась залезть ко мне в ванную комнату, когда я мылся.
Я сидел с закрытыми глазами, когда в ванну тихо скользнула Нарцисса и села мне на ноги, лицом ко мне.
- Гарри, ты меня боишься? - сказала она, обнимая меня за шею и прижимаясь ко мне грудью размера С*.
- С чего ты взяла? - ответил я.
- С того, что ты меня избегаешь. Я такая страшная? Тогда зачем ты позвал меня замуж? Белла сказала, что у тебя есть пунктик о том, что мы обязательно должны быть девственными к свадьбе, это так?
- Ну... да. - ответил я.
- Ты неправ. Мы уже твои жёны. Жёны, понимаешь? А свадьбу делаем только для того, чтобы все вокруг увидели, что это уже факт. Ну, для приличия тоже, чтобы никто не мог сказать, что нам стало жалко денег, а потому мы не стали отмечать всё по традиции. Но вслушайся в слово "жена". Правда же, это звучит совсем не так, как слово "невеста", а? Так вот, никто не ждёт от тебя, Гарри, подвига на ниве целомудрия, даже если ты думаешь, что это так. Наоборот, ВСЯ магическая Британия сейчас обсуждает наш брак, и то, что ты с нами троими в данный момент тут делаешь. Так что из нас всех только Меда должна быть невинной, ясно? Но и то, мы бы советовали тебе пойти и уложить её в кроватку, и самому улечься рядом, чтобы она не сидела и не ревновала. Ну... и не только для этого. Гарри, она колеблется, понимаешь? Она не знает, что делать. Ты ей нравишься, но недостаточно, чтобы выйти за тебя замуж, но она не хочет выходить за того, кого выберут ей родители. С другой стороны, быть вне семьи, изгоем, она тоже не хочет. Попробуй найти для неё другое решение, Гарри, и она навсегда останется тебе другом.
И да... Гарри... пойдём со мной, хорошо?
- Ты не боишься забеременеть, Цисси?
- А что, кто-то отменил противозачаточные чары?
- Да я их не знаю...
- Я подскажу. Прости, но их должен накладывать мужчина. Я не могу сделать это сама на себя, потому что девушкам запрещено накладывать на себя подобные заклятия - можно на всю жизнь остаться бесплодной. Другая девушка тоже не должна накладывать подобные заклятия, это может быть сочтено Магией как проклятие, и отражено на произнесшую. С похожим эффектом. И только мужчина может это сделать. Так что я скажу тебе, как его накладывать, ты пару раз потренируешься, а потом... наложишь его на меня. Оно действует примерно полгода, так что мы всё-всё успеем. Ты согласен?
- Угу...
- Я тоже боюсь, Гарри, поэтому прошу тебя, будь нежен со мной, и всё у нас с тобой будет хорошо.

* - размер С - третий (весьма неплохо! прим. авт.)

Глава 9


Глава 9. Вассалы.

Прошёл месяц со дня объявления нашего магического брака. Сегодня перед зельями ко мне подошёл Эйвери и сказал, что Родольфуса Лестрейнджа задушили в камере содержания в ДМП, и кто это сделал - выясняют уже три дня, и пока не могут выяснить, а Рабастана нашли сегодня утром в укромном месте Лютного с перерезанным горлом. Отец обоих братьев умер ещё пять лет назад. Поскольку больше членов в роду Лестрейндж нет, то род прекратил своё существование.
Семья Розье просит о снисхождении, добавил Эйвери, чтобы и их не постигла подобная участь.
- А они-то тут причём? - сказал я. - Лестрейндж угрожал мне, и потому умер, его брат умер, чтобы у него не было возможности мстить, и чтобы я не оглядывался лишний раз. А причём тут Розье?
- Они боятся. - объяснил Эйвери. - Тебя теперь многие боятся, Гарольд. У Лорда длинные руки, и он твой вассал, это наводит на определённые размышления.
- И ты боишься? - спросил я.
- Нет, я - не боюсь. - хихикнул он. - Я ничем не угрожаю тебе и твоим жёнам. Более того, мы - я, Барти и Дэйв, хотели бы стать вассалами рода Слизерин.
- Прямой вассалитет? - спросил я.
- Угу... - кивнул Роберт с достоинством. Он ничего не терял, а приобретал магически сильного сюзерена, родовитого и имеющего большую власть.
- Ну что ж... Когда будете приносить оммаж?
- Сегодня после занятий. - ответил Эйвери и пошёл в класс, а я, проводив его взглядом, пошёл в свой. Как я понял, многие из студентов уже знали, что именно произошло с Лестрейнджами, а потому мой рейтинг в школе резко пошёл вверх - тут умели ценить быстрые и точные решения, ведущие к славе и процветанию рода.
Да и преподаватели поглядывали на меня с некоторой опаской, не зная, что от меня ожидать, впрочем, никто из них и не думал завышать мне оценки. Но я этого и не ждал - мои знания и так были куда выше уровня пятого курса.
Зелья были у нас сдвоенным уроком совместно с Гриффиндором, на котором верховодили братья Прюэтт - Гидеон и Фабиан, известные на всю школу шутники. Однако на меня и моих девочек их шутки не распространялись, потому что ещё в начале учебного года я предупредил их, что мои ответы на их шутки будут совершенно неадекватными, включая в себя такие аргументы, как "раважио" и "fervere sanguinem", не говоря уже о "adolebit eam".
- Гарольд. Мы хотели с тобой поговорить. - подошёл ко мне Гидеон, а Фабиан кивнул из-за его спины.
- Слушаю. - заинтересованно поднял голову я.
- Не здесь. - поморщился Гидеон. - После занятий, у тебя, в гостиной Рэйвекло, если возможно.
- Хорошо. - и я опустил глаза к учебнику, гадая, что нужно от меня самой знаменитой и шебутной парочке в школе, и машинально отмечая, что в стороне мнётся, не решаясь подойти, Эдвард Буллстроуд, пухлый тюфяковатый парень с неожиданно умными глазами. - Что ты хотел, Эдди?
- Гарольд, ты можешь принять мой оммаж? - неожиданно для меня спросил он.
- Ты уверен, что ты хочешь мне его дать? - ответил я вопросом на вопрос.
- Да, - ответил он без колебаний.
- А почему? - спросил я его.
- Да потому, - ответил Умник Эд, как его прозвали на факультете, - Что ты - будущая серьёзная сила в магической Британии, и это видно уже сейчас. Ты сейчас всего лишь на пятом курсе, но уже влияешь на политический климат страны, к тебе прислушиваются серьёзные люди и гоблины, тебя боятся тронуть силы, которые легко могут уничтожить любого другого. Это ли не причина для размышления? Потому я и спешу, как и другие. Скажешь, я пришёл к тебе первым? Нет? Вот видишь! Да стоит только глянуть на твоего Патронуса, и уже понятно, что ты невероятно силён. Так что я хотел бы быть на твоей стороне.
- Хорошо. Когда ты хотел бы дать оммаж?
- После занятий, так же, как и братья Прюэтты.
- То есть?
- Ты что, не понял, что они подходили к тебе с тем же, что и я?
- Нет. - я был искренне удивлён.
- Ну так подумай об этом. - махнул мне рукой, уходя, Эдди.
После окончания занятий, в моих апартаментах собрались те, кто хотел присягнуть на верность роду Слизерин, и мне лично. Тут были братья Прюэтты, Эйвери, Паркинсон, Крауч-младший, Эдди Буллстроуд и Мариус Дэвис. В углу, подозрительно рассматривая пришедших, сидела Меда, о которой у меня уже вызрело интересное решение. Только вот как его ей преподнести? Ну что ж, начнём. Быстренько опросив всех присуствующих насчёт того, зачем они пришли, понял, что все здесь присутствующие пришли для одного и того же, выдал всем текст клятвы и приготовился принимать оммаж. Когда все проговорили клятву, и я принял её от каждого в отдельности, и магия засвидетельствовала каждому о принятии слова, я повернулся к Меде.
- Меда! - сказал я. - Скажи честно, ты ведь не хочешь выходить за меня замуж, да?
- А куда мне деваться? - спросила она.
- И оммаж ты мне лично дать не хочешь? - спросил я её. - А помолвку сейчас разорвём, по обоюдному согласию, при свидетелях. Ну, так как?
- Хорошо... - заулыбалась Меда. - А сёстры?
- А они - мои жёны. - отрезал я. - И довольны этим обстоятельством. Им оммаж ни к чему - магический брак подразумевает абсолютную верность. Не бойся, они поймут тебя. Жить, как и до этого, будешь здесь. В крайнем случае, если Цисси тебя стесняет, она переедет ко мне в комнату.
- Нет! - сказала поспешно Меда. - Мне с ней хорошо. Не нужно ничего менять.
- Тогда говорим вместе отказ от помолвки. Я, Лорд Гарольд Джеймс Слизерин...
- Я, Андромеда Друэлла Блэк...
- Отказываюсь от добрачного соглашения с Андромедой Друэллой Блэк...
- Отказываюсь от добрачного соглашения с Лордом Гарольдом Джеймсом Слизерином...
- По обоюдному с ней согласию, да засвидетельствует мне это магия в моей крови!
- По обоюдному с ним согласию, да засвидетельствует мне это магия в моей крови!
- Да будет так! - сказали мы хором, и продолжили. - Люмос! Нокс.
А ещё через пару минут довольная Меда принесла мне личный оммаж. Теперь никто не мог заставить выйти замуж против её воли, кроме меня, разумеется. Но только я не собирался этого делать. А если бы её вышибли за это из семьи, я был готов принять Меду в свой род по праву сюзерена, принявшего личный оммаж. В таком случае она могла образовать свой личный род под сюзеренитетом Слизеринов - так называемый малый (или младший) род.
Но я никак не мог понять, зачем вся эта чехарда нужна братьям Прюэттам, о чём и спросил их незамедлительно.
- Видишь ли, Гарольд... - проговорил Гидеон.
- Гарри... - поправил я его.
- Ну да, Гарри. Видишь ли, у нас есть мозги. И мы видим, что до твоего поступления в школу в магической Британии было всего два политических центра притяжения - Тёмный Лорд и Дамблдор. Под знамёна мистера Гонта нам не хотелось изначально - уж очень его рекламируют, а его программа попахивает неприятным душком. С другой стороны, Дамблдор нам тоже известен... За него агитирует наша старшая сестрица Молли. Но дело в том, что её вышвырнули из семьи и выжгли с семейного гобелена после нехорошей истории про брак с Артуром Уизли, где отметился директор. Наш отец резко против Дамблдора не только из-за этой истории, у него есть, что сказать о директоре плохого и без свадьбы Молли с Артуром, а отцу мы с Фабианом доверяем. Просто раньше не было альтернативы. понимаешь? А сейчас есть ты. Мы знаем, что школу не переместить просто так, на это нужны солидные деньги, которых нет у Совета Попечителей, поэтому им проще сменить директора, чем найти школе новое место, если ты вдруг из-за разногласий с Дамблдором решишь отказать школе в дальнейшем размещении в замке. Поэтому он не решается тебе противостоять - Хогвартс твой личный замок.
- Это ненадолго. - сказал я. - В конце концов он поймёт, что мне не нужна война, и будет опять проводить ту же политику. Дамблдор ведь старается помешать Тьме, будучи бескомпромиссным лидером Света - так он считает.
- Но все те, кто хотел бы остаться в стороне от конфликта между этими двумя, думаю, уже успеют принять твою сторону. - неожиданно сказал Фабиан. - Как мы, например. И мы не будем молчать, а наоборот, привлечём под твою руку как можно больше народа. Думаю, на каникулах уговорим отца, а у него есть много знакомых, друзей и последователей, которым тоже не нравится подобный выбор из двух кандидатов.
- А как же Министерство? - спросил я. - Это ведь тоже сила?
- А Министерство - сила инертная. Кто победит, к тому и наклонится. Так что, если у тебя будет больше народа, чем у тех двоих лидеров, вместе взятых, тогда Министр и его люди в твоих руках. - отрезал Фабиан. - Вот на это и нужно будет держать курс.
Какие умные парни! И сразу же возникает вопрос : а как вышло-то, что они так запросто погибли в Первой войне против Воландеморта в моём мире? Может, их просто сдали врагу?


Глава 10


Глава 10. Нелюбимый родственник.

- Он всё равно придёт сюда, - пробормотал себе под нос маг. - Он не может не придти, потому что знает, что я его тут жду. Да и приглашение он получил.
Сказал и... задумался. Мальчишка оказался знающим традиции и коварным - настоящий слизеринец. - "Какого Мордреда он делает на Рэйвенкло? Вообще-то к нему набралась уйма вопросов. Как так вышло, что он сломал план получения наследия Блэков? Откуда он вообще взялся? И почему он чистокровный Слизерин? И вообще - Лорд?
С другой стороны, он, конечно, умён. Ситуацию с Лестрейнджами использовал виртуозно, чтобы заполучить вассалов. Уже только за это его можно уважать. Заключил союзный договор с Блэками, да такой, что и не подкопаешься. Всё по закону... Ну что тут сделаешь? Правда, у него пока что есть брешь - жён у него только три, а по закону должно быть четыре. И отговорка насчёт молодости не подействует - парень является Лордом, а значит, совершеннолетний. Наверное, Дамблдор уже роет землю в поисках той, которую он мог бы подложить под мальчишку. Ну так в эту игру можно играть и вдвоём... ведь и с нашей стороны тоже есть, кого предложить молодому Лорду! Или подложить, хе-хе-хе...
Конечно, Малфой, как союзник, мелковат против Блэка или Гринграсса, это так. Да и беднее он их обоих... но что сделаешь? Блэки известны с одиннадцатого века, Гринграссы с двенадцатого, а Малфои всего лишь с шестнадцатого. Вот Мордредов мальчишка! Он перетащил к себе всех тяжеловесов политического бомонда Британии - Блэков, Поттеров, Гринграссов, Паркинсонов, Эйвери... да даже Боунсов и Прюэттов! Ещё бы полгода, и ситуация была бы в мою пользу.
Однако теперь придётся играть с тем, что есть. Скоро он придёт, и посмотрим, кто кого. А Кэтрин... ну, Кэтрин всё равно придётся отдать - не ему, так другому. Жаль, остальные Дэвисы уже перешли на сторону Лорда Слизерина.
Интересно, почему это я не смог принять Кольцо рода? Был бы я сейчас Лордом, а не этот!.."
Рассуждения прервались, когда из камина появилась высокая худощавая фигура парня в очках. "Это он. - колыхнулась мысль. - Я подожду. Думаю, он подойдёт сам..."
*****

Приглашение на рождественский бал к Малфоям застало меня врасплох, но не пойти я не мог - это негативно скажется на моей репутации. Для того, чтобы отказаться, надо иметь причину, которая не позволяет прибыть, например, смерть близкого родственника и связанный с этим траур, болезнь, приковавшая к постели, или ранение, не позволяющее ходить. Вот если бы Малфои были враждебным мне родом, то это могло также быть причиной отказа посещения бала, но, поскольку они ко мне нейтральны, я не болен, не ранен, у меня никто не умер и нет больных детей, то я был вынужден идти на статусное мероприятие. Хотя, понятно, конечно, зачем меня приглашают : с одной стороны, пропустить меня - значит нанести оскорбление Лорду одного из самых древних родов магической Британии. С другой стороны, это предлог для того, чтобы познакомить меня, наконец, с Воландемортом, который, несомненно, меня ждёт и готовится к встрече. Ну так он не один такой. Я тоже готовился, ведь ясно же, что мы всё равно встретимся, рано или поздно. Даже более того, приготовил ему подарочек. А вот будет он этому подарочку рад, или нет - время покажет.
...Мой единственный родственник в магической Британии сидел в небольшом кресле у окна, глядя в сад. Он был высоким, темноволосым и широкоплечим мужчиной лет сорока-сорока пяти. Когда я подошёл, чтобы поприветствовать его, он встал навстречу.
- Лорд Слизерин, - поприветствовал он меня.
- Мистер... Реддл? - тихо спросил я, глядя в его глаза, в которых время от времени проскакивали красные искры.
- Лучше - мистер Гонт, - поморщился он. - У меня к Вам есть несколько вопросов, Лорд, если позволите...
- Да, конечно, - сказал я. - Но, может быть, мы можем поговорить где-нибудь в более подходящем для этого месте, потому что у меня тоже есть к Вам несколько вопросов, мистер Гонт. Давайте перейдём ко мне в замок, посредством камина, конечно. Обещаю, что приму Вас, как гостя и родственника. Клянусь магией, что в моём доме ничто не повредит Вам, если Вы обещаете не причинять вред мне, или моим домашним.
- Обещаю. - сказал Тёмный Лорд.
- У нас с Вами много общего, - сказал я тихо. - Например, общий враг.
- Вы... уверены? - удивлённо глянул на меня Воландеморт. - Мне казалось, что вы настроены по отношению к Дамблдору... нейтрально. Или я ошибаюсь?
- Не ошибаетесь. Пока - да, я настроен нейтрально. Но Вы - часть моего рода, часть моей семьи. - решительно ответил я, двигаясь к камину. - Я хотел бы узнать Вашу программу, чтобы выяснить для себя, как к Вам дальше относиться. Вероятно, господин Дамблдор сильно ошибается насчёт того, насколько близки наши с вами приоритеты и цели, а я пока не собираюсь открывать ему на это глаза.
- Вы меня удивляете, - признался мой визави. - Я не ожидал от Вас подобных слов в свой адрес. Давайте поговорим, может быть, и впрямь у нас найдутся некие общие цели и дела.
*****
- У Вас тут красиво, Лорд, - признался "мистер Гонт". - Я был уверен, что тут будет некоторое запустение.
- Мэнор вышел из стазиса три месяца назад, и за это время домовики уже успели всё убрать, - отозвался я, ухватывая его под руку. - Проходите в кабинет, пожалуйста. Там нам никто не помешает.
- Но здесь же никого нет... - огляделся вокруг Воландеморт. - Кто нам может помешать?
- Нет-нет, - не согласился я. - То, что Вы их не видите, не значит, что их нет. Мои жёны могут появиться как из ниоткуда, и тогда они не дадут нам поговорить. Что Вы, такой гость! Девочки захотят задать Вам кучу вопросов! А в кабинет они уже заходить не будут.
- Мммда. Я слышал, что у Вас, Лорд... чрезвычайно насышенная семейная жизнь...
- И не говорите. И да, по другому - не получалось... - повесил голову я, но тут же встряхнулся. - Вот сюда проходите, пожалуйста. Тинки!
- Хозяин Гарольд? - появился домовик.
- Передай Белле, что через час мы будем готовы ужинать, - сказал я. - Пусть постараются приготовиться за это время. И скажи, что у нас гость. А нам пусть подадут вина.
- Тинки сделает! - пискнул домовик и исчез.
Через две минуты на столе оказалась бутылка вина, бокалы и виноград. Я налил в бокалы вино, подал один из них Воландеморту и сел напротив него в кресло у камина.
- Говорят, что у вас сильный Патронус, Лорд, - заинтересованно сказал родственник. - Можете показать?
Я махнул рукой, проговаривая заклинание, и посреди комнаты появился гигантский василиск.
- Красивый, - с грустью в голосе сказал маг. - А я вот так и не научился призывать Патронуса.
- А Вы зачем свою душу раскололи на части? - пошёл я с козырей, отзывая заклинание. - Расколотая душа не может вызвать Патронуса.
- Откуда?.. - аж подскочил Риддл. - Откуда ты знаешь?
- Есть такая штука - Родовой гобелен, - спокойно ответил я. - На нём показаны живые и мёртвые члены рода, но только - маги. Там отображена вся информация о тех, кто так или иначе отностится к роду. Кто на ком женат, кто что с собой сотворил, кого выкинули на улицу - всё есть. Маг, создавший для себя крестраж, отображается на гобелене как портрет, окружённый мерцающей линией. Магия показывает, что этот маг не совсем человек, а больше походит на магическое существо. Вы как раз именно так на гобелене рода и отражаетесь. Кстати, Вы читаете на парселтанге?
- Да, - кивнул он. - Кто ещё знает о том, что я сделал?
- От меня никто не узнает, - заверил я его. - Это дело рода, и чужим об этом знать ни к чему. Ещё раз повторю : Вы, Том, моя семья, а это дело - семейное. Но всё же, сколько частей Вы сделали? Уж очень линия часто мерцает. Штук пять-шесть? Ну и зря. Вот Вам книга, возьмите. Её написал Салазар Слизерин, она о крестражах и их влиянии на человека, их сотворившего. Как видите, она написана на парселтанге, так что не так много людей сегодня может её прочесть, но Вам это доступно...
*****
За ужином мой родственник вёл себя на удивление прилично. Он был вежлив, даже галантен. Девочки таяли от комплиментов, расточаемых гостем. Однако я чувствовал, что внутренне он сильно напряжён и ожидает какого-нибудь подвоха, некой неприятной неожиданности. Но я не собирался доставлять ему неприятности - мне нужен был союзник. И, если смогу заполучить его на свою сторону адекватным и могущим идти на компромиссы, то Дамблдор - проиграл, а мы, пострадавшие от его политики - выиграли.
Не думаю, что за семь лет учёбы в Хогвартсе нельзя было снизить накал агрессии Томаса до такой степени, что он никогда не встал бы на тот путь, который привёл его к становлению в роли Тёмного Лорда. И какие бы ни приводил оправдания Дамблдор, он несомненно виноват в том, что Реддл стал таким, каков он есть сегодня. Я не отрицаю вины самого Тома, но и вина Дамблдора в этом есть. Можно сказать, что он заложил основу склонностей личности Реддла. Да, Тома сильно обижали в приюте, и потому он был хитёр и агрессивен, но приложив некоторое усилие, дав ему немного любви и внимания, можно было бы частично нивелировать ту агрессию и негативизм, что поселились в его сердце. Однако искусственная вражда между факультетами, пристрастное отношение и просто неприятие мальчика Тома, как личности, достойной благожелательных внимания и отношения, сыграло свою роль. Не уверен в правоте своих выводов, однако думаю, что Дамблдор выбрал его на роль нового Гриндевальда, чтобы победить и вновь возвыситься. Нет, никак нельзя ему быть директором. С другой стороны, именно сейчас он ведёт себя так, что снять его нельзя - нет повода. А повод (или, если хотите, причина снятия с должности) должен быть железным, чтобы никто не мог придраться. Но у меня ещё есть время для размышлений на эту тему, как и время для принятия решения.
Тем временем ужин закончился и я отвёл Тома в гостевую комнату, поставил на стол стопу книг для него и удалился, оставив гостю пару бутылок вина и несколько бокалов (я был уверен, что часть посуды он просто разобьёт в гневе). Родич благодарно кивнул и зарылся в книги, мгновенно отключившись от мира, и потому не заметил, что я подпихнул ему под локоть копию книги Хельги о чистоте крови. С удовлетворением оглядев дело рук своих, я удалился спать.
*****
"Ну и как же я вляпался во всё это? - думал Воландеморт, обхватив гудящую от мыслей голову. - И что теперь делать? Составляющие ритуала объединения настолько редки, что я слышал только рассказы о них. Подумать только, алмазы Рассвета! А Кровь Лунного дракона? Но и по-другому нельзя, иначе объединение пойдёт неправильно, и стану... - думать о том, кем он станет, если в ритуале что-то пойдёт не так, совершенно не хотелось. - А парень хорош! Даром что Слизерин. Такую ловушку расставил на меня, даже я не смог бы так... он знал, что я его позову знакомиться, знал! Подсунул мне все эти книги, и ладно бы они были написаны какими-нибудь другими авторами, однако он нашёл книги тех, кому я безусловно доверяю, как надёжным исследователям... Книга о крестражах авторства самого Салазара... О чистоте крови - самой Хельги! Где он взял такие раритеты?
Я... я ведь завидую ему!" - понял маг. - " Он силён, родовит, и, наверное, богат. Ну, и ещё - известен. Хотя известностью я мог бы с ним потягаться... С другой стороны - я старше, опытнее и сильнее. Но я - не аристократ, как он, поэтому я ему завидую. Он может легитимно стать Министром магии Британии, а я, при всей своей силе и власти - не могу.
Но я не могу его ненавидеть..." - внезапно понял он ещё одно. - "Он дал мне достойный выход из ситуации с расколом души, а с остальными проблемами можно разобраться и потом. В конце концов, жизнь-то ведь ещё не кончилась!"
Воландеморт невидящим взглядом смотрел в окно, обдумывая ситуацию, подготовку к ритуалу объединения, и отношение к нему его странного внезапного родственника. За окном вставало солнце.


Глава 11


Договор.

За завтраком Воландеморт как-то странно оглядывал меня, будто примериваясь, с чего начать разговор, а когда завтрак закончился, задал давно ожидаемый мной вопрос.
- Гарольд, - начал он. - Вы на моей стороне?
- Нет, Томас, - ответил я. - Я - на своей. Но моя позиция такова - я не против Вас. Вы же поняли, что я специально дал Вам все эти книги. Была у меня уверенность в том, что Вы всё поймёте сами. И то, что Вас тщательно подставляли на роль плохого парня, и то, что сделали уязвимым, и то, что противодействующий Вам (то есть, победивший Вас) будет почитаем в Британии, как великий герой.
И ещё. Я уверен, что знаю, чего Вы хотите. И я не против этого, НО! Я хотел бы, чтобы Вы, Томас, не были причиной войны в магическом сообществе, так что добиваться поставленной цели Вам придётся мирными путями. Тогда, и только тогда - я на Вашей стороне.
Кроме того, Вы же читали труд Хельги, не так ли?
- Да, - признал он.
- И что там написано о маглорождённых? - задал я следующий вопрос.
- Эм... Гарольд, я уверен, что понял Вашу мысль, - сказал Воландеморт спокойно. - Я понимаю, что они тоже нужны, иначе мы, маги, просто вымрем. Просто я против их быстрой интеграции в магическое общество. Согласитесь, они совершенно невежественны в вопросах как понимания законов магии, так и вообще жизни магического общества.
Поэтому я против присутствия маглорождённых в общественных структурах магической Британии. Им сразу же надо показывать их место, иначе всё, что было достигнуто трудами наших предков, будет разрушено исключительно по незнанию самих основ нашей жизни. Вы согласны со мной, Гарольд?
- Просто - Гарри.
- Простите, что? - не понял меня Томас.
- Зовите меня просто - Гарри, Томас, - пояснил я.
- А. Ясно, - оттаял он. - Хорошо, Гарри. Такова моя позиция. Вы... согласны?
- Давайте на "ты", Томас... Да, я не против того, что вначале маглорождённым необходимо объяснять то, с чем они столкнулись, прежде чем они потрясут основы магического общества, - я непроизвольно хихикнул, вспомнив Гермиону и её ГАВНЭ. - Но преподаватели должны быть максимально доброжелательно настроены к маглорождённым студентам, чтобы не вызвать отторжения их от общества. - я посмотрел на него вопросительно.
- Да согласен я, - махнул тот рукой. - А что насчёт ритуала?
- Единственная трудность, - покачал головой я. - Это ингредиенты-катализаторы. Они очень редки, да, но я уверен, что мы всё же найдём их. Вспомните, есть же Гринготтс! Гоблины хранят в своих закромах многие материалы и вещества. Не думаю, что они откажут нам. Тем более, что в процессе ритуала эти вещества и компоненты не претерпевают никаких изменений, ни количественно, ни качественно, я думаю. На крайний случай у меня есть весомые аргументы для гоблинов... я уверен, что нам удастся убедить их.
- Хорошо, - кивнул явно обрадованнный собеседник. - Но осталось ещё одно. Один из крестражей находится в Хогвартсе, а там Дамблдор... Я... Мне не хотелось бы встречаться с ним.
- Это - вообще не проблема, - спокойно ответил я. - Что за крестраж, и где его искать? Я найду, и сразу же передам его Вам, Томас, с домовиком.
- Хммм... - протянул, испытующе и пристально разглядывая меня в упор, Воландеморт. - Скажи мне, Гарри, а какой твой интерес в том, чтобы я снова стал обычным магом? Ну, не бессмертным?
- Начнём с того, Томас, что Вы и так не стали бессмертным, - поморщился я. - Долгоживущим - да, но не бессмертным. Не забудьте, всё-таки магия потихоньку уходит из заговорённых вещей... А для того, чтобы Вас уничтожить, нужно просто уничтожить Ваши крестражи, а потом Вы станете просто смертным, хотя и сильным магом, с явными отклонениями в психике. Когда Вы разделили душу, то каждая часть Вашей личности получила от Вас и набор личностных характеристик, но не поровну. Таким образом, одна часть приняла большую часть допустим, целеустремлённости, а Вы, соответственно, эту же часть потеряли. Другая часть, заключённая в предмете, получила большую часть Вашего хитроумия, например, а Вы опять же - потеряли. Таким образом и все остальные крестражи получили от Вас что-то, а Вы, соответственно, потеряли, и, в результате, Магия уже не воспринимает Вас, как человеческую личность, а как магическое существо, душевные качества которого урезаны, по сравнению с человеческими.
Так скажите мне, Томас, с кем лучше иметь дело : с человеком с полной душой, или с ущербной? При условии, что человек с полной душой не является умалишённым, конечно. Я говорю Вам всё это только потому, что понимаю, что таким Вас постарались сделать специально, и Вам надо дать шанс вернуться в нормальное состояние. Вы ведь задумывались о том, что у Вас бывают вспышки беспричинной ярости? А почему они происходят? И всегда ли Вы способны остановиться?
Если Вы не прекратите свои эксперименты на почве бессмертия с использованием крестражей, которое таковым, кстати, не является, то через несколько лет Вы станете психопатом, которому будут подчиняться не потому, что Вы умны и обладаете качествами настоящего лидера, а из страха, что совершенно другое дело.
Я же хотел бы, чтобы Вы приняли главенство в роду Гонт, так как Вы являетесь единственным живым представителем этого рода, и, возможно, в роду Мракс, по той же причине. Поскольку в роду Певерелл, к которому Вы, Томас, также имеете прямое отношение, есть прямые чистокровные потомки (наследники этого старинного рода), то главой его стать Вы не можете. Хотя Вам и так хватит забот, поверьте. Один только Визенгамот чего стоит, или там, Совет Лордов, куда Вы, как Гонт (да и Мракс), имеете право входить.
Однако, пока ритуал объединения не проведён, принять род Вы не можете - магия не даст главенства над людьми магическому существу, иначе те же вейлы уже стояли бы во главе магического общества Франции, например. А так они могут лишь разбавлять кровь аристократических родов своей кровью, не доминируя над властью, осуществляемой людьми. Их ставленники могут время от времени вносить какие-то изменения в политику государств, но существенных изменений в них произвести не могут.
А для меня, Томас, коренные изменения в политике магической Британии - необходимы. Пока же во главе её стоит, признайте это, Дамблдор, и его люди, эти изменения невозможны, думаю, Вы вполне отдаёте себе в этом отчёт. Я хочу, чтобы Британию возглавил другой лидер, сильный и харизматичный. Однако Вы не можете им быть, пока не исполнены некие условия, как то : Вы не аристократ (хотя главенство в роду Гонт делает Вас таковым), Вы неуравновешенны (ритуал, объединяя Вашу душу, сделает Вас более уравновешенным), и, наконец, Вы агрессивны по отношению к магглам и магглорождённым (и это может быть фатальным, потому что их просто напросто больше, чем нас, а значит, политика в их отношении должна быть куда мягче, хотя бы внешне). Кроме того, попытки жёстко влиять на магглов могут быть расценены, как нарушение Статута секретности, и правящие магглы, не меньше нас заинтересованные в его функционировании на прежнем уровне, пустят в ход Инквизицию, чьи позиции в среде правящих сегодня прочны, как и прежде, если не больше. А это означает гибель магического общества в том виде, в каком оно сегодня пребывает. И хорошо ли оно, или плохо - это мой мир, и я не хочу, чтобы он был разрушен.
И если Вы, Томас, или Дамблдор, скажем, будете причиной его возможного разрушения, то у этой причины не будет большего врага, чем я.
Я рассказал Вам всё, Томас. Всё о том, что заставляет меня делать шаги навстречу Вам... И ещё одно : я тут, в Британии, да и вообще, в мире, одинок. Не говорю о своих жёнах, потому что несмотря на то, что они вышли за меня замуж, мои девочки пока ещё не стали мне по-настоящему семьёй, как бы это странно ни звучало. Все другие мои родственники либо убиты, либо мертвы по причине достижения предельного возраста... все, кроме Вас, Томас...
Вы можете стать моей семьёй, а можете и не стать. Это зависит только от Вас.
- Эмммм... - протянул крайне удивлённый Реддл (он же Гонт). - Это очень неожиданно... Но я не против тебя, Гарри. Помоги мне с ритуалом, и я постараюсь сделать всё, что нужно. А крестраж, кстати - это диадема Ровены Рэйвенкло, и он - в Комнате-по-требованию... сейчас я расскажу, как его найти.
*****
Зал приёма директората Гринготтса был огромен, и низкорослые гоблины выглядели в нём ещё меньше, чем всегда, несмотря на высоченные конторки, откуда действующие директоры банка со многими отделениями в различных странах мира могли взирать вниз, на просителей ( то есть, на нас) свысока и надменно.
- ... Алмазы Рассвета, в количестве двух штук, Кровь Лунного дракона, в количестве одной пинты, изумруды Заката в количестве двух штук, один клык Призрачного Льва и лунное серебро в количестве четырёх равных брусков общим весом в полфунта. Кроме того, мы хотели бы для проведения ритуала использовать ваш Большой Ритуальный Зал, взяв его в аренду на время проведения подготовки, и, собственно, ритуала. В процессе его ингредиенты не будут потеряны, и их количество не изменится. Мы готовы оплатить использование этих материалов и ингредиентов, и согласны выслушать ваши пожелания по этому поводу. - сказал я последние слова и замолчал.
- Прежде всего, Лорд, - заговорил мой поверенный. - Скажите, почему Вы решили обратиться к нам, в банк?
- Вы - артефакторы, и указанные материалы вполне могут быть в ваших кладовых, - ответил я. - Кроме того, вы всегда следуете букве и духу соглашения, а потому любые соглашения, заключённые с вашим участием, будут исполнены.
- Это верно, - согласился один из директоров. - Но такие редкости стоят очень дорого, Вы согласны, Лорд? Мы хотели бы получить обратно в своё пользование четыре раритетных вещи, в качестве дополнения к основной оплате, авансом. А именно - Чашу Хаффлпафф, Медальон Слизерина, Диадему Рэйвенкло и Меч Гриффиндора. Они были сделаны при нашем участии и слишком долго были в руках людей. Пора их вернуть тем, кто их создал. А потом будем говорить о цене Вашего заказа.
- Ну хорошо, - сказал я. - Я предвидел подобный интерес, и неплохо к нему подготовился. Начнём с Чаши. Она была создана Хельгой Хаффлпафф, которая была прекрасным артефактором, и ею же заговорена и заклята для использования людьми. Доля труда гоблинов состоит в том, что они добыли материалы, из которых была создана Чаша, и, кстати, получили за это оплату. Есть возражения?
- Это неправда! - вскрикнул другой директор. - Она так и не отдала моему отцу часть оплаты!
- Да, - ответил я. - Часть оплаты была ею удержана за сорванные сроки поставки материалов, о чём есть соответствующий документ, копию которого я могу представить вам для изучения. Хотя... я представлю данную копию всем желающим узнать точность исполнения вашим родом, уважаемый Хрипнур, контрактов, которые вы подписываете. Вероятно, клиенты будут рады узнать о том, что в давние времена вы исполнили заказ самой Хелены Хаффлпафф. Ну кому какая разница, как именно он был исполнен, не правда ли?
- Эмммм... - смешался гоблин, и замолчал, переглядываясь с другими директорами.
- Теперь о Диадеме, - я оглянулся на Тома, тот сидел, сжав кулаки, капюшон его был опущен, так что я не видел глаз, но я был уверен, что внутри он наслаждается ситуацией опускания надменных гоблинов в яму с дерьмом, которую им выкопали их собственные предки. - Так вот, Диадема вообще никак не принадлежит Гринготтсу. Она была заказана в Риме у ювелира Форинети для Ровены как подарок на день рождения, и в этом качестве была преподнесена ей самим Гриффиндором, который затем совместно с ней в течение трёх месяцев зачаровывал её, о чём есть соответствующие докуметы, как то - письма Годрика, и его же дневник. Что касается вашего к ней интереса, то известно, что это единственный из этих четырёх артефактов, который будет работать, не теряя свойств, в руках гоблинов. Не потому ли вы хотите его получить?
- Это... неслыханно! Вы оскорбляете нас, Лорд Слизерин! - взвились гоблины. - И, к тому же, остальные артефакты - точно наши.
- Перейдём к Мечу, - словно не замечая гнева самых влиятельных гоблинов Гринготтса, продолжал я. - Меч Гриффиндора действительно был скован гоблинами, но вот беда для вас... наследники Гриффиндора ещё живут в Британии, и вообще, в мире. О Мече существует договор, который вы, гоблины, подписывая, обязались исполнить слово в слово. Он гласит, что пока в мире и в магической Британии будут жить потомки Гриффиндора по крови, Меч его не вернётся к гоблинам, ибо за него заплачена справедливая цена в изумрудах по его весу, и за его зачарование по слову Годрика было получено вашими предками четыре фунта лунного серебра.
- Где?.. Где его потомки? - заверещал третий гоблин, до этого помалкивавший. - Они все мертвы!
- Неправда. Семейство Поттеров живо и сегодня, - ответил я. - И они есть потомки Гриффиндора, клянусь в этом магией внутри меня. Люмос! Нокс. Так что ваше требование получить его назад неправомерно.
И, наконец, Медальон Слизерина... Начнём с того, что во времена, когда предки ваши переселились в наш мир, многие маги были против переселенцев, вас гнали и обижали. В конечном итоге гоблины всё же заняли своё место среди других магических народов, как русалки, как вейлы, как другие фэйри... Но ваши четыре клана были гонимы ещё очень долго, потому что не желали жить в мире с людьми. Во времена Слизерина, когда он с друзьями уже построил Хогвартс, представители остатка ваших четырёх кланов пришли к нему занять немного золота, чтобы продлить свою жизнь. Три Основателя отказали им, потому что имели к вашим предкам обоснованные претензии, а Салазар дал вам то, что вы просили, что и было зафиксировано документально. Был написан Договор между родом Слизерин и гоблинами о том, что род Слизерин не будет воевать с вашими четырьмя кланами, а золото, данное вам, скрепит вечное партнёрство между родом и гоблинами Гринготтса, которые обязуются оказывать посильную помощь членам рода, если они будут в ней нуждаться. Этот Договор был скреплен Магией нашего Мира, и нарушитель его будет покаран лично ей. Итак, вы хотите получить у меня, или моего родича Медальон в качестве аванса за предоставление материалов, которые будут использованы в качестве катализаторов ритуала объединения его личности? Я правильно понял, что вы собираетесь получить его, как плату авансом, в нарушение Договора, вместо того, чтобы оказать посильную помощь? Кроме того, кто из вас может доказать, что Слизерин, талантливый артефактор и кузнец, не создал этот Медальон сам? А в его записках, копии которых я могу предоставить, сказано именно так.
А теперь ответьте мне, сколько процентов вы берёте, когда даёте в долг?
- От десяти до тридцати процентов в год, в зависимости от количества занимаемых денег, - сказал нехотя первый гоблин. - Но я не понимаю...
- Если я сегодня, как потомок Слизерина, захочу получить с вас, банк Гринготтс, свои двадцать, скажем, процентов с займа, данного вам моим предком, и разрывая при этом с вами отношения, как это описано в Договоре, сколько я получу? - задал я вопрос.
- ... ! - ответили они и замолчали.
- Сколько денег вы и ваши предки заработали, опираясь на эти деньги? - задал я другой вопрос.
- ... ! - ответили они втроём, и опять замолкли.
- Что будет с репутацией банка, если я не получив от вас денег, вынесу эту историю на суд мирового сообщества? - спросил я в третий раз.
- ... , - ответили гоблины и сникли.
- Потому мне ничего от вас не надо, наоборот, я готов заплатить за использование вашего помещения и материалов-катализаторов. - сказал я. - Лишь бы помочь моему родственнику из рода Гонт восстановиться посредством этого ритуала. А вы смотрите сами - помогать ли нам, или нет.
- Мы сообщим вам о нашем решении, - выдавил один из директоров через силу, вставая.
На этом аудиенция в Гринготтсе была завершена.


Глава 12.


Тупиковые страсти.

- Откуда у тебя все эти документы? - спросил, хмурясь, Том, когда мы вышли из банка. - И сколько золота гоблинам дал Слизерин?
- Вы задаёте не тот вопрос, Томас, - ответил я, безмятежно улыбаясь. - Надо задавать вопрос : "Зачем гоблинам золото?"
- Золото - это одна из форм власти. - наставительно поднял палец Воландеморт. - Поэтому нет ничего удивительного, что они хотят иметь его как можно больше.
- Магглы осуществили денежную реформу, - спокойно сказал я, сворачивая в Лютный. - И не пользуются наличным золотом, предпочитая неудобному, тяжёлому золоту - практичную и лёгкую бумагу, которая мало зависит от золота, и в основном её ценность строится на экономике страны. И знаете, Томас, гоблины блокируют переход магической Британии с золота на бумажные деньги. Почему?
- Веками мы пользуемся золотом... - пробормотал Том. - И всех всё устраивает.
- Неправда, - сказал я. - Это устраивает только гоблинов. А почему? Почему им так нужно золото?
- Не знаю, - сдался Воландеморт. - Так почему?
- Если в доме гоблина нет хотя бы нескольких десятков фунтов золота, их женщины не могут беременеть, - сказал я. - Поэтому они так заняты накопительством этого металла. От количества золота в их домах и амбарах зависит само выживание и плодовитость их расы. А поскольку во многих других странах для большего сближения с маггловским миром, а, значит, и для прогресса, отказались от хождения наличного золота в пользу маггловских денег, то и гоблины там жить не могут. И потому отделения Гринготтса в других странах есть, да, но основная его деятельность сосредоточена в Британии, Шотландии и Ирландии, где так и продолжают пользоваться галлеонами, которые, как легко понять, отлиты из золота...
Да, чтобы иметь законное право находиться на территории магической Британии, гоблины открыли банк. И потихоньку сделали так, что, к настоящему времени маги находятся в зависимости от их банковской деятельности. Так что с этим тоже придётся то-то делать. Мы не можем себе позволить находиться в зависимости от тех, кто, нам враждебен, и строят своё будущее, пользуясь монополией, в которую сами же нас и загнали.
Как минимум, правительству придётся в будущем создать свой, альтернативный банк, иначе, через пару сотен лет, мы рискуем остаться без всего, что у нас есть сегодня. Да и грабительский курс обмена золота на магловские деньги, знаете ли, тоже надоел. Кроме того, гоблины не признают кредита, и вполне серьёзно считают всё золото Британии своим, данным нам лишь на время. Вам не кажется, что для существ, пришедших в наш мир, они слишком уж наглые?
- Хех... - закряхтел Том, хмурясь. - Сейчас мы ничего не можем сделать.
- Да, - согласно кивнул я. - Но в будущем... если вы сделаете всё, как надо...
- Хорошо, - закинув голову кверху, тихо сказал Том. - Я услышал тебя, Гарри. И согласен с тобой. Но сейчас мне нужно идти. И да, дальше всё будет так же, как и было : я собираю под свои знамёна людей, с тобой у нас вооружённый нейтралитет... для некой бородатой личности. А на заднем плане действуем, как договорились. Жду твоего домовика с посылкой. - И он, крутнувшись на месте, аппарировал.
А я вспомнил об ещё одной личности, которую мне совершенно необходимо было срочно посетить. Поскольку в Паучьем тупике ранее я не бывал, то искать его пришлось самостоятельно. Конечно же, я хотел увидеть Снейпа. Насколько я помню, его мама к этому времени ещё должна быть жива. Может быть, мне и удастся решить некоторые их проблемы, заполучив таким образом двух почти гениальных зельеваров. Да-да, ведь Северус Снейп был самым молодым зельеваром Британии, а это чего-то, да стоит. Думаю, большое влияние на него оказала его мама, Эйлин Мэри Принц. Размышляя о том, что Снейп мог бы быть более доброжелательным, если бы Эйлин осталась жива, а Джеймс и Сириус меньше над ним издевались, я потихоньку вошёл в переулок. Сухонькая старушка, встреченная мною по дороге, показала мне домик, где сейчас и жил Северус.
- Можно войти? - постучался я в дверь.
- Кого там ещё принесло? - раздался из-за двери громкий рык. Отец Северуса, Тобиас Снейп, даже не собирался казаться вежливым.
- Здесь ли живёт Эйлин Принц? - спросил я.
- А ты кто такой? - прорычал Снейп-старший, открыв дверь и показавшись на пороге.
- Меня зовут Гарольд Джеймс Слизерин, - вежливо приподнял шляпу я. - К Вашим услугам, сэр.
- А зачем тебе моя жена? - осведомился мой визави, сбитый с толку моим спокойствием.
- А она дома? - улыбнулся я. - Мне хотелось бы увидеть её по важному делу.
- Ну, дома, - пробурчал Тобиас, отдвигаясь от двери. - Проходи...те, что-ли, в дом.
Что делает вежливость с людьми!
- Эйлин! - заорал он уже в сторону комнат. - Выходи, к тебе тут пришли! Не слышит, что ли, - пробурчал Снейп себе под нос. - Чёртова ведьма...
- Сейчас, я её позову, - обратился он ко мне и кивнул на обшарпанный табурет посреди прихожей. - Посидите пока что вот тут.
- Спасибо, сэр, - поблагодарил я его. - С удовольствием.
Снейп-старший метнул на меня удивлённый взгляд, и вышел. Через пять минут в комнату вошла высокая, темноволосая, ещё довольно молодая женщина. Это и была Эйлин Принц.
- Простите, - сказала она, глянув на меня. - Я Вас не знаю. Вы что-то хотели?
- А вот я Вас знаю, Эйлин. - ответил я ей, вставая. - Простите, я не представился. Меня зовут Гарольд Джеймс Слизерин, Лорд Слизерин.
- Эм... - она оглянулась на дверь,которую подпирал, не собиравшийся никуда уходить, Тобиас. - Знаете...
- Скажите, Эйлин, - не слушая её, спросил я. - Вас устраивает такая жизнь, которую Вы ведёте? Остатки магии, остатки самоуважения...
- Я отречена от рода, - внезапно охрипшим голосом ответила Эйлин. - Мне не на кого надеяться, кроме как на мужа. Он и сын - единственное, что у меня осталось. Отец никогда не признает меня, ведь я пошла против его воли. Так же и сына моего он не признает наследником, потому что мой сын...
- Потому что он полукровка, - закончил я за неё.
- Да, - опустила глаза она.
- Хочу предложить Вам, Эйлин, покровительство рода Слизерин, - спокойно произнёс я. - И, возможно, в Вашей жизни что-нибудь изменится.
- Не думаю, что многое, - качнула головой Эйлин.
- Вы хотите принятия в род? - спросил я.
- А можно? - подняла голову женщина. Глаза её загорелись.
- Можно... при соблюдении некоторых условий, - сказал я.
- Ну как же без этого, - согласно кивнула она. - Я слушаю.
- Э-э-э, постойте-постойте! - заговорил молчавший до этого Тобиас. - Что это значит, "принятие в род", и всё такое? А меня спросить забыли? Я горбатился, чтобы она и сын могли жить, кормил их, а теперь вы отодвигаете меня, решая за моей спиной, что делать дальше?
- Вы хотите денег? - спросил я.
- А кто их не хочет? - ответил Тобиас вопросом на вопрос.
- И сколько Вы хотите за развод? - прищурился я.
- Миллион фунтов! - рывком подался ко мне Тобиас, вероятно, не умея вообразить сумму больше, чем назвал только что. Что-то такое я предвидел, поэтому достал из кармана чековую книжку и выписал чек на предъявителя на миллион фунтов стерлингов. Это не цена за двух зельеваров, и тем более за двух будущих родственников, так что я готов был бы уплатить и куда большие деньги.
- Вначале развод, - твёрдо сказал я. - А сразу же после него - деньги. Чек выписан на "Стандард Ройял Банк", отделение которого у вас тут недалеко, так что я жду Вашего решения, Тобиас, Эйлин...
- Да что тут решать! - воскликнул Снейп-старший. - И так всё ясно! Конечно, я дам развод. Она же ведьма! Вам это известно?
- Есть ещё одно условие, - сказал я ему. - Вы ни при каких обстоятельствах и никому не скажете, как произошёл Ваш развод.
- Ясное дело, не скажу! - пообещал Тобиас, и я намерен был добиться, чтобы это так и было.
- Тобиас... - прошептала Эйлин, но тот даже не оглянулся, идя к двери.
- Вы хотите спросить у меня, что же будет с Вашим сыном? - поднял я на неё глаза.
- Да, - женщина твёрдо посмотрела мне в глаза. - Что будет с ним?
- И он, и Вы, Эйлин, будете жить в моём мэноре, поскольку станете мне родственниками. - развёл я руками. - Там есть неплохая лаборатория, поэтому ничто не будет мешать Вам заниматься с сыном зельеварением. Фамилия у него останется той же, но он имеет право, по достижении совершеннолетия, сменить её на мою. Собственно, Эйлин, вы оба будете выделены в младший род, и только от Вас зависит, будет ли он далее существовать и развиваться... Обеспечение вас всем необходимым ложится уже на мои плечи, но не думаю, что это будет сложно.
- Бедный Сев, у него тут остаётся подружка... тоже ведьма, только маглорождённая. Такая умненькая, знаете ли, девочка... напоминает чем-то меня... в детстве. - задумчиво сказала Эйлин. - Но ничего, на будущий год они оба пойдут в Хогвартс, и будут там видеться чаще, чем тут. Скажите, Гарольд, Вы и в самом деле собираетесь дать Тоби такие деньги?
- Да, - ответил я. - Конечно.
- Но он же их просто пропьёт! - воскликнула она.
- Ну и что? - удивился я. - Это его деньги и его решения. Это - его собственные здоровье и судьба, и ему самому лучше знать, что делать со своей жизнью. Я просто даю ему шанс жить по-новому, и кто ему будет виноват, если он не сможет им воспользоваться?
*****
Через три часа Эйлин инициировала гражданский иск о разводе к Тобиасу Снейпу, и тот, переговорив с нанятым адвокатом, быстро со всем согласился, о чём присутствующих и оповестил судья, мгновенно решив дело о разводе в пользу миссис Принц. Затем, в моём присутствии, Тобиас получил в банке свои деньги, и написал расписку о том, что не имеет претензий материального характера к своей бывшей жене.
Мы с Эйлин и Северусом вышли на улицу, зашли в переулок, и я активировал перстень, перенося нас в мэнор.
- Где... мы? - заговорил вдруг Северус. - Что это за дом?
Я впервые услышал, как он говорит. Интонации были скованными, фразы прозвучали так, как будто он не спрашивал, а сомневался, что ещё жив. Голос звучал безжизненно. Мда... что же ты сделал со своим сыном, Тобиас?
- Это - Слизерин-мэнор, - ответил ему я. - Ваш будущий дом.
- Но ведь мы не относимся к роду Слизерин! - воскликнул мальчик, обернувшись ко мне.
- Пока - да, не относитесь. - кивнул я. - Но, надеюсь, твоя мама согласится на то, чтобы я принял её в род, выделив вас обоих в младшую ветвь. Таким образом, я получаю новый младший род, и общее количество членов рода Слизерин увеличится ещё на два человека, а то нас пока очень мало...
- Сколько? - полюбопытствовал мальчик. Я поглядел на него. Слишком худой для своих лет, высокий, черноволосый, черноглазый, длинный нос с небольшой горбинкой посредине. Плохо одет... ну, это поправимо.
- С вами будет семь человек, - улыбнулся я ему.
- А кто ещё есть? - спросила Эйлин.
- У меня есть жёны, - пожал плечами я. - Их зовут - Белла, Аделина и Нарцисса. Белла и Нарцисса - родные сёстры, носившие до замужества фамилию Блэк. Аделина до замужества была Гринграсс. Кроме того, у меня есть ещё родственник - Томас Реддл... э-э-э... который лорд Воландеморт.
- Но... - попыталась что-то сказать Эйлин, но я уже вёл обоих по коридору.
- Тинки! - позвал я, и передо мной появился домовик. - Приготовь комнаты для моих будущих родственников, а также ритуальный зал. Вхождение в род будем проводить, не откладывая в долгий ящик.
- Но... - опять начала говорить Эйлин, и я прислушался к ней.
- Да, Эйлин?
- Я боюсь... говорят, что этот Ваш родственник, Лорд... - она не договорила.
- Я понимаю Ваши опасения, Эйлин, - спокойно кивнул я. - Но Вам и Северусу нечего бояться, он вполне безопасен. Тем более, что у него не так уж много родственников...
Тем временем, поднявшись по широкой лестнице на второй этаж, мы вышли в коридор жилой части мэнора. По обоим сторонам от нас были двери, за которыми скрывались комнаты, каждая из которых могла стать пристанищем для этих измученных душ.
- Выбирайте комнаты, - сказал я, развернувшись обратно к лестнице. - Как закончите, позовите Тинки, он проводит вас в столовую, потому что уже время ужина, вам так не кажется? И вообще, осваивайтесь, изучайте дом, ведь вам тут жить.
- Тут есть лаборатория? - спросил Северус.
- Есть, - ответил я, обернувшсь к нему. - Но ты будешь допущен туда не ранее, чем Эйлин сочтёт, что ты к этому готов, ясно?
- Ясно, - повеселел мальчик.
- На этом разрешите вас оставить, - сказал я. - Пойду, скажу девочкам, что в наших рядах пополнение.
- Постойте! - вскрикнула Эйлин. - Но ведь я же ещё ничего не сказала, ни "да", ни "нет"!
- А что, вы планируете отказаться? - повернул к ней голову я.
- Нет, но... - опустила голову женщина. - Всё это так стремительно произошло, что я не успела понять, что это всё по-настоящему. Ведь это правда, скажите, Гарольд?
- Самая что ни на есть правда, Эйлин, - сказал я, и тихо попросил. - И... зовите меня - Гарри, хорошо?
*****
- Мы вернулись! - крик Беллы разорвал тишину, царящую в замке. - Гарри, где же ты? Дядя Орион прислал тебе подарок!
- Я тут, Белла, - поднялся я из кресла у камина. - Не кричи так, голова болит...
- Что случилось, Гарри? - метнулась ко мне Нарцисса. - Тебя стукнули по голове? Это Томас тебя так?
- Нет... - с трудом ответил я. - Я... я не знаю, почему так... Вернулся домой, прошёл час, и вдруг заболела голова.
- Подожди-ка, я тётю Вальбургу позову! - крикнула Белла, подскочив к камину. - Тётя Вальбурга, Гарри вдруг стало плохо! Нет, я не знаю, почему. Может, его кто-то проклял? Можете посмотреть? - частила она взволнованно.
Через пять минут в зале собрались старшие Блэки. Видя моё состояние, перенесли меня в ритуальный зал, положили на пол и стали очерчивать круг, рисовать разные знаки на полу, окроплять их моей кровью, делая всё без спешки, но быстро.
- Потерпи немного, парень, - сказал Сигнус. - Потом спасибо скажешь Белле, что она нас позвала. Вовремя она, молодец, дочка. И как догадалась, что тебя прокляли? Ведь её этому не учили...
- Полчаса, и всё будет хорошо, - сказала мне Друэлла. - Держись, зять... тебе умирать никак нельзя, нам внуки нужны!
- Да, - вторил им Орион. - Помни, что ты нам нужен.
- С кем ты общался, что на тебя "Полог смерти" наложили? - спросила деловито Вальбурга. - Гоблинское проклятие ведь!
- С гоблинами и общался, - сказал я. - Вот же ... !
- Не ругайся, - строго сказала Друэлла. - Наверное, довёл их, вот они и... Впрочем, гоблины не стали бы... я думаю, не стали бы. Разве что в крайнем случае, доведённые до отчаяния... Но ведь ты не доводил их до отчаяния, так, Гарри?
- Похоже, что довёл, - признался я. - Но теперь буду осторожнее. Раз уж они не выполнили свою часть договора, буду давить их серьёзно.
- О чём ты, Гарри? - спросил Орион.
- Во времена Основателей... Салазар и гоблины Гринготтса, вернее, представители четырёх кланов...
- Я в курсе, как был основан Гринготтс, - оборвал меня Орион. - Что там Салазар и гоблины?
- Он подписал с ними договор, (он, к слову, у меня есть) о том, что даёт им крупную сумму золотом, а они обязуются помогать членам его рода, если те нуждаются в помощи. Там ещё прописано, что гоблины не могут причинять вред кому-либо из рода Слизерин, кроме как в ответ... И сама Магия нашего мира следит за тем, чтобы договор исполнялся. Но теперь я имею право разорвать договор, в ответ на проклятие, и они обязаны выплатить мне годовые проценты от всей суммы, плюс всю сумму, за те годы, в которые они получали прибыль, пользуясь этим золотом.
- Это сколько же выходит? - поинтересовался Сигнус. - Что молчишь?
- Примерно за восемьсот лет, да... - вздохнул я. - Более чем полтора миллиарда галлеонов.
- Ну вот и причина, - сказала Друэлла. - Для них такие деньги неподъёмны, отдав их, они, вероятно, просто останутся без средств к существованию. Такая угроза для них весьма существенна. Проклясть могут и за меньшие деньги. Конечно, ты можешь разорить Гринготтс, но мне кажется, что это - не лучший вариант. Зачем ты их так прижал?
- Они не хотели помогать члену моего рода, когда я их попросил, - ответил я. - Вернее, они хотели получить за свои услуги то, что им не принадлежит, и не может принадлежать. Хотели, чтобы я достал им эти вещи.
- Какие? - спросил Орион.
- Меч Гриффиндора, Чашу Хаффлпафф, Диадему Рэйвенкло и Медальон Слизерина, - сказал я устало. - Но гоблины не имеют на эти вещи никаких прав, у меня есть документы, подтверждающие это. И я им это сказал и показал копии документов.
- Вот и ещё повод, - усмехнулась Вальбурга. - И что ты теперь будешь с этим делать? У тебя есть законный повод выпереть Гринготтс из страны, ославив гоблинов на весь мир. И никакого им больше золота... - она хихикнула. - Гарольд, спасибо тебе. Ты меня порадовал. Как я хотела увидеть, чтобы хоть кто-либо надавал этим мелким... И наконец-то я сподобилась это увидеть! Ну вот и всё, мальчик, ты свободен от проклятия и здоров. А теперь расскажи нам всё!
*****
- Что-что ты сделал, Хрипнур? - спросил изумлённо второй член Совета директоров Гринготтса, Граголар. - Ты сошёл с ума?
- Ты что, действительно проклял потомка Слизерина? - вторил ему третий директор, Шркен. - Ты обезумел, если думаешь, что это сойдёт тебе с рук! Если мы поддержим тебя, наши роды...
- Если мы поддержим тебя, Хрипнур, сама Магия вышвырнет нас, и наши семьи вон из этого мира, - прорычал Граголар. - Ты хоть понимаешь, что сделал? Неужели тебе не говорил об этом твой отец?
- Откуда вы узнали? - с некоторым раздражением поинтересовался тот.
- Семейство Блэк официально уведомило Совет директоров банка Гринготтс о том, что на главу рода Слизерин было наложено редкое гоблинское проклятие. Да-да, ваше фамильное, - покивал Шркен. - Неужели ты думал, что сможешь скрыть такой поступок?
- Во имя наших семей и наших родов мы, директорат банка Гринготтс, отрекаемся от тебя, бывший директор Хрипнур! - хором проговорили оба. - Дело, которое ты сделал, да будет на твоей совести. Да ответишь ты за него перед Магией, которая дала возможность жить в этом мире нам, и нашим детям, и детям наших детей, и их потомкам.
- Ничего со мной не случится! - заорал Хрипнур. - Прошло уже более восьми часов, а со мной всё хорошо. А этот... мальчишка, наверное, уже мёртв, так что...
И тут он с ужасом осознал, что неодолимая сила втягивает его в портал, открывшийся прямо перед ним. Непродолжительный полёт его тушки в пространстве закончился приземлением в раскисшую от дождя серо-коричневую почву. Оглядевшись, он увидел унылую серую равнину с цепочкой дымящихся гор на горизонте, и плывущие по лиловому небу странной формы облака. Рядом с ним сидела его жена и дети, немного поодаль он с ужасом увидал других членов его рода, пребывающих, ясное дело, в шоке от незапланированного перемещения. "Все здесь." - подумал он и закрыл глаза, обессиленно падая навзничь. - "Это тот самый мир, из которого бежали наши деды. Нам конец..."
*****
- Что будем делать? - спросил Граголар.
- Откупаться, - коротко сказал Шркен. - Имущество и золото, которым владел Хрипнур (а также его семья и весь его род), остались тут. Если мы отдадим их Слизерину, и сверх всего этого дадим ему для проведения ритуала необходимые ингредиенты, думаю, судьба, постигшая Хрипнура, не постигнет нас и наших близких.
- А если мы начнём упираться... - понятливо промолвил Граголар.
- А если мы начнём упираться, - повторил за ним Шркен. - То закончим точно так же, как и он.
- Тогда надо составлять письмо с извинениями, - сказал Граголар. - О том, что мы согласны со всеми условиями, которые нам будут выдвинуты со стороны рода Слизерин, и последующей выплатой компенсации за инцидент. И да будут к нам милостивы Судьба и Магия.



Глава 13


След бородатого сводника.

С момента принятия в род Эйлин и Северуса прошёл уже целый месяц. Мы уже давно вернулись в Хогвартс, к учёбе. Конечно же, уже на следующий день я нашёл диадему Рэйвенкло, и верный Тинки отнёс её Тому, который прислал мне в ответ довольно радостное письмо, подтверждая все ранее достигнутые договорённости, что меня в общем-то не удивило. Том понимал, что мои устремления и действия могут привести его к результату, которого он старался добиться всю свою жизнь, но так ничего и не достиг. К тому же он был не против меня, как родственника, заботящегося о его благе. В моё отсутствие он побывал в мэноре, посидел в библиотеке, заодно пообщавшись с Эйлин и Северусом, о чём и сообщал мне в письме, назвав обоих "интересными", что меня несказанно позабавило.
Прислала мне радостное письмо и Эйлин. С момента принятия в род эта женщина довольно часто чему-то радовалась, во всяком случае с её лица практически не исчезала улыбка. Девочки встретили обоих приветливо, отнеслись с пониманием, и Эйлин с удовольствием с ними общалась. Только один раз я видел жёсткое и непримиримое выражение на её лице, когда, на следующий день после ритуала введения в род, мы встретили на Косой Аллее отца Эйлин - главу рода Принц. Она просто прошла мимо него, не удостоив даже и взгляда.
Эдвард Принц глянув на нашу группку, хотел вначале подойти, но, наткнувшись на мой холодный, предостерегающий взгляд, передумал, и, сгорбившись, пошёл своей дорогой. Думаю, он понял, что своим давнишним решением перечеркнул тёплые отношения с дочерью, и, вероятно, надолго, если не навсегда. И этот меч был обоюдоострым, так как дочь отказалась от него в пользу других совершенно так же, как он в своё время отказался от неё. Учитывая, что больше детей, кроме Эйлин, у него не было, род имел возможность прерваться навсегда. А жаль, потому что был он и древний, и заслуженный. Кого только не было в роду Принц : поэты, воины, высокопоставленные придворные... и дипломаты. Эта семья имела родственные связи с королевской семьёй Британии, и, может быть, потому они с гордостью носили свой герб - на зачернённом поле серебряный щит, окаймлённый золотой лентой с надписью "Всегда верен."
Я сочувствовал главе рода Принц, но только отчасти. Он некогда сделал выбор в пользу светских амбиций, оттолкнув от себя дочь, толком не разобравшись в мотивах её поступка, а теперь, когда уже прошло время извинений, не мог ничего исправить.
Впрочем, такая же точно проблема была у Дамблдора. Он создавал Лорда Воландеморта десятилетиями, а когда увидел чудовище, которое создал, поразился тому, что слишком слаб, и мало что может ему противопоставить. Я знаю, что не совсем прав - всё же директор довольно много мог. И сила у него была, и возможности... и люди. Но он всё спихнул на людей, оставляя за собой право руководить, потихоньку потягивая всех за ниточки, иногда выглядывая из-за ширмы личности немного сумасшедшего, длиннобородого дедушки с патологической любовью к засахаренным лимонным долькам. Нельзя сказать, что он не умел этого делать, нет, наоборот, зачастую эти его управляющие ниточки было трудно, практически невозможно отследить. И он никак не хотел признавать свои ошибки, и уж тем более извиняться за искалеченные им судьбы людей, упрямо продолжая играть свои партии, управляя людьми, как марионетками.
Вот и сейчас он всё так же пытается заставить меня играть в его игры, разыгрывая комбинацию с девушками и незанятым местом рядом со мной. Уже трижды во время завтраков я обнаруживал в своём стакане странные добавки. Никто из рядом сидящих студентов ничего подозрительного не заметил, а вызванный старейшина домовиков ничего не смог мне объяснить.
- Мы следим за Вашей посудой и едой, хозяин, - сказал Ниппи. - Никто из нас не наливал Вам никаких зелий. Старый Ниппи не знает, как они там появились...
Я отпустил огорчённого домовика, и задумался. Директор может здорово испортить мне жизнь, подсунув в качестве ещё одной невесты свою креатуру. Но ведь ни одна игра не интересна, если играешь сам с собой, не так ли? Тогда надо сыграть с ним эту партию, иначе он будет видеть, что я вполне осознаю угрозу с его стороны, и это подтолкнёт его на более решительные действия. И так уже он косится на меня, видя с какой скоростью я обрастаю вассалами, а ведь сегодняшние дети - завтрашние взрослые, и, соответственно, моё будущее влияние в магической Британии, которое уже достаточно велико и сегодня. Старик видит власть, которая уплывает от него пусть медленно, но неотвратимо, в мои руки, и это его напрягает. Неужели Дамблдор думает жить вечно?
Будучи недолговечным по своей человеческой природе, пускай и бравирующий словами о "новом, захватывающем приключении", он что-то всё же сотворил с собой, раз смог, избавившись от заклятия, наложенного Томом на кольцо из дома Гонтов, оказаться сзади меня на кладбище. Что же он сделал, ведь у могил он был как бы немного моложе и более свежим, что ли? Крестраж? Может ли быть, что главный (пусть на словах, но всё же) пропагандист дел Света в магической Британии создал для себя крестраж?
Да пусть даже и так, вероятно, это дело будущего, а пока что он на коне, силён и могущественен. Тот же Том, имея пусть и немного меньшую, чем у Дамблдора сейчас, силу, вынужден держаться подальше от своего могущественного оппонента, и вербовать людей потихоньку, не афишируя своих намерений. Вон, даже у гоблинов, и то решил скрыть лицо. Кстати, о гоблинах...
Директорат Гринготтса уведомил меня, как Главу рода Слизерин о том, что всвязи с "печальным инцидентом, произошедшим между нами накануне, когда на Главу рода Слизерин было наложено проклятие", Гринготтс, принимая на себя ответственность за бывшего директора Хрипнура, передаёт всю его, его семьи и всего рода собственность (золото и артефакты), как ныне отсуствующего в этом мире и нарушившего существующий между Гринготтсом и родом Слизерин договор. Кроме того, продолжали гоблины письменно, они обязуются исполнить любые требования со стороны потерпевшего Главы рода и предоставляют безвозмездно ингредиенты для ритуала, и сам Ритуальный зал Гринготтса для его проведения. Коротышки были бы рады, читал я между строк, на любые компенсации, лишь бы избежать наказания за преступление, совершённое одним из них. А наказание полагалось одно - депортация их кланов в тот мир, из которого бежали некогда их деды. Там их ждало либо бессрочное порабощение, либо смерть, и этого они старались всеми силами избежать.
И я их, надо сказать, понимал. Но мне не нужны такие союзники, поэтому уже к лету, или даже раньше, я всё равно разорву договор, который с ними заключал Салазар, и поставлю их перед фактом, что деньги, которые он им дал, плюс проценты, набежавшие за века, надо вернуть. Иначе я их просто разорю. В магической Британии не нужен такой банк, который монопольно предоставляет свои услуги за грабительские проценты. И если придётся создать свой банк, для предоставления альтернативных услуг, то... что ж, я его создам! С кредитованием, траншами на строительство и прочими услугами, которые предоставляют своим клиентам магловские банковские структуры. А гоблинам придётся привыкать к конкуренции, которой они были лишены последние... ну, примерно семьсот лет.
И всё это возможно не только в том случае, если Том обретёт целостность, просто идти к такому повороту событий придётся намного дольше. Другое дело, если я хочу, чтобы магическая Британия воспряла, то должен любыми средствами провести и денежную реформу, и демонополизацию банковских услуг страны. И те же Блэки мне в этом помогут, не зря же в войнах с гоблинами они всегда участвовали охотно и в больших количествах - ранее род был более многочисленным. Может быть, количественное снижение численности магов Британии связано с тем, что гоблины постепенно освобождают для себя территории для жизни? Над этим нужно поразмыслить, правда, это может и потерпеть, а главная проблема сейчас - зелья в моей пище, и тот (или та), кто мне их туда добавляет.
Ну, тот, думаю, найден. Кто ещё может нечто подобное, кроме имеющего власть в школе директора? У него и сил достаточно, чтобы скрыть от домовиков свои действия, и возможностей хоть отбавляй. Отравить меня он не может - давал клятву не вредить ученикам. Но зелья, привязывающие человека к другому человеку, не относятся к вредящим, поэтому руки у него в этом плане развязаны. Осталось вычислить, для кого он это делает. Молли Прюэтт замужем, да и школу она закончила уже давно. Не сомневаюсь, что у Дамблдора есть ещё немало тех, кого он связал клятвами и обещаниями, памятуя о сильнейшем индивидуализме магов, подчинённом только лишь роду и семье, впрочем... разве я не знаю примеров, свидетельствующих об обратном? Тот же Том - ярчайший пример. Убил собственного деда, и сделал так, что за это в Азкабане пожизненно сидел его дядя.
И всё же, кто должен, по его плану, присоединиться к моей семье, чтобы оказывать в дальнейшем влияние на меня, а, может быть и материально обирать, помогая любимому директору в его планах достижения "всеобщего блага"? Карен Дэвис? Уж с очень большой охотой она старается быть ко мне поближе, даже Белла обратила на это внимание. Лиззи Паркер? Тоже частенько подсаживается ко мне в библиотеке, и тоже старается быть ко мне поближе. Неясно, почему? На неё мне указала Делли. Впрочем, они подруги с детства. Может быть, она таким образом старается не потерять подругу, последовав за ней в замужество, просто потому, что это возможно, и, тем более, выгодно и престижно? Впрочем, у неё есть проблемы с восприятием заданного материала, и она часто просит, чтобы я объяснил те, или иные задания (чаще всего по арифмантике), слушая меня предельно внимательно, стараясь сосредоточиться на материале. Да уж, непохоже, чтобы она так рано хотела выйти замуж. И вообще, Элизабет не кокетничает, и ведёт себя со мной предельно вежливо и стеснительно, хотя Делли и говорит, что стеснение и Лиззи настолько же близки, как Восток и Запад. Но, может быть, это проявляется только среди своих, таких, как её сестра Эмили и Делли?
Гораздо проще было бы, я думаю, искать среди семикурсниц. Семнадцатилетние девушки всех четырёх факультетов настроены на замужество куда сильнее пятикурсниц. Да и мотивация тут присутствует куда более серьёзная. Кому-то необходимо устроиться в жизни, другим неоходимо обрести громкую фамилию, кто-то уже понимает мою растущую влиятельность, а кому-то я просто нравлюсь, как парень.
К последним, видимо, относится Амелия Боунс, но она не хочет лишней конфронтации с Беллой, а потому держит себя и свои чувства в узде, однако глазастая Нарцисса втихомолку уже обсудила со мной последствия такого приобретения для семьи. Сказать, что Амелия враждует с Беллой, значит, не сказать ничего. Даже определение "как кошка с собакой" будет незначительным по сравнению с отношением этих двоих, что мне совершенно не нравится. Памятуя, что Амелия была лучшим главой ДМП, и далеко не в лучших отношениях с Дамблдором, этот выбор был совсем даже неплохим. Но чувства Беллы тоже нужно было учесть, поэтому я заранее отказался от такого варианта.
Однако, играя с Дамблдором в его игры, нужно выбрать так, чтобы у него не было возможностей зацепиться за мою семью, и сделать это максимально быстро, пока он ещё не смог сделать это за меня. Сколько я ещё буду успевать определять зелья? Да, кольцо Главы предупреждает о зельях, присутствующих в пище, но что, если там будет зелье, которое артефакт определить не сможет? А дело к тому и идёт, судя по всему.
Так что выбор четвёртой необходимо завершать в кратчайшее время, а сам брак совершать в мэноре, на камне Источника - тогда все ментальные закладки и внушения выгорят, а после ритуала жена уже не сможет мне повредить, потому что её будет сдерживать магия рода. Только брак придётся проводить по полному ритуалу, с привлечением свидетелей и магическими обетами, даваемыми обоими супругами перед самой Магией. Если я хочу, чтобы в мою семью не совалось чьё-то наглое бородатое рыло, придётся пойти на серьёзные меры. И это тоже нужно тщательно обдумать...
*****



Оставить отзыв:
Я зарегистрирован(а) в Архиве
Имя:
E-mail:


Подписаться на фанфик

Top.Mail.Ru