Аврора Рождественская (бета: Дианезька)    в работе

    Директором Хогвартса становится никто иной, как Северус Снейп... Но что станет со строгим и ожесточенным профессором, когда в его жизнь вернется "призрак прошлого" с загадочной историей? Молодая женщина, когда-то состоявшая в сердечной дружбе с профессором, увы, обречена стать жертвой заговора трех волшебников. Говорят: «От судьбы не убежишь», но распространяется ли закон на магов? Кто совершит правосудие скорее: пострадавшие или злой рок возмущенно явит возмездие?
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Северус Снейп, Эмили Росс, Альбус Дамблдор
    Драма/ / || гет || G
    Размер: макси || Глав: 2
    Прочитано: 1350 || Отзывов: 0 || Подписано: 1
    Предупреждения: Смерть главного героя
    Начало: 12.02.18 || Последнее обновление: 12.02.18


"Горький осадок прошлого"

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Пролог



Душные сумерки. Вечер становился длиннее и наступал все раньше и раньше. Небо укуталось в пелену полумрака, и луна таинственно освещала каменные стены мрачного замка, местами разрушенного и обветшалого, однако неизменно стоящего на горах Шотландии. После смерти Альбуса Дамблдора прошло несколько месяцев, и его место занял всеми нелюбимый профессор. Суматоха в школе Чародейства и Волшебства стихла под натиском новых правил. Отныне было запрещено регулярно собираться в группы больше трех человек, магглорожденным детям категорически не разрешалось находиться вблизи школы, а любые организации должны быть официально одобрены и зарегистрированы. Привычная красочность комнат и залов сменилась тусклой холодностью.

Северус Снейп собирал свои вещи. Ему предстояло переехать в новый кабинет, поскольку именно его объявили директором Хогвартса. Этот переезд Северус отчаянно откладывал, находя более важные дела. Он часто покидал Хогвартс, чтобы встретиться с Темным Лордом, который подчинив себе практически все, стал более взыскателен и высокомерен. Ощущение какого-то бесповоротного конца беспокоило Снейпа каждый день все больше. Несмотря на взъерошенный вид его грязных смоляных волос, свисающих до плеч, Северус казался привычно угрюмым и сосредоточенным. Но нередкая для него резкость движений говорила о том, что ему не очень-то приятен процесс переезда. Разбирая вещи, Северус нашел много разных книг, о которых давно запамятовал. Его внимание привлек один темно-зеленый переплет. В нем не находилось ничего необычного для взора, но что-то тянуло ближе к нему. Профессор взял его, стряхнув наслоившуюся пыль. Как оказалось это вовсе не книга, а блокнот, некогда служивший ему как человек, которому он мог высказать свои мысли. Снейп наткнулся на давно потерянное фото, лежащее между страниц старинной находки. Оно было склеено посередине, поскольку ранее сам Северус порвал его в этом же месте в порыве обиды и злости. Он с сожалением провел рукой по снимку, сделав многозначительный вздох. В его черных глазах появилась небывалая опустошенность и всепоглощающее уныние. Директор столкнулся лицом к лицу с тем, от чего бежал, но в то же время с тем, что грезил найти. Множество противоречивых мыслей и воспоминаний в один миг вторглось в его разум.

На этом кадре были запечатлены Северус и его однокурсница. Ему невольно вспомнились те давно минувшие дни, которые он старался тщетно забыть. Это была пора, когда Снейп только начинал свой путь мага, во времена обучения в Хогвартсе. Ему хотелось выпустить из памяти ту внутреннюю боль, горящую в его груди уже немало лет, и последнее воспоминание о девушке, которая когда-то была ему самым родным человеком...


* * *

В памяти Снейпа всплыло обычное утро, где он, как и все ученики, когда-то давным-давно собирался идти на завтрак. Как всегда он был обстоятелен и скрытен на вид, но в этот раз в голове у него летали приятные мысли, воспоминания о сказочном вечере, проведенном вчера с Лили. Подобные встречи становились реже обычного. Северус всей душой был влюблен в нее, но умело скрывал это, стыдясь собственных чувств. Он никогда не был решителен. Все их общение, когда-то наполненное искренностью, общением двух близких людей, готовых помочь и постоять друг за друга, постепенно превращалось в холодность и безразличие. Лили все больше отстаивала интересы своего любезного друга Джеймса Поттера, иногда оскорбляя чувства влюбленного в нее Северуса, пытающегося всеми сила уцепиться за ничтожные ниточки надежды возобновить прежние отношения. К тому же девушку отталкивало страстное увлечение Снейпа Темными искусствами.

У Северуса имелись немалые проблемы с общением из-за его индивидуализма и скрытности. Практически все ученики его не понимали, даже унижали и чуждались. Его можно было назвать молчаливым гением, закрытым в себе. Единицы могли разглядеть в нем большее, чем неопрятность и стеснительность. Одной из этих немногих стала девушка, которая поддерживала и защищала его во всем. Ее звали Эмили Росс. Это была добросердечная, трудолюбивая, яркая и коммуникабельная девушка — совершенная противоположность Северусу, но с таким же глубоким внутренним миром. Каждый школьный день они проводили вместе. Сложный характером и закрытый от мира Снейп и неосновательная и оживленная Эмили дополняли друг друга, восполняя свои недостатки за счет друг друга. Во внешности у них тоже не было сходства. Северус помнил ее такой: каштановые ухоженные волосы, бледновато-розовая кожа, мягкие черты лица, легкая и нежная улыбка, теплые лазурные глаза, которые невозможно стереть из памяти, всего лишь раз взглянув в них. Своя внешность ему не нравилась, однако он был из числа тех, кто ценил больше внутренний мир. Он почти не заботился о своем внешнем виде, его часто можно было увидеть с давно немытыми волосами и в потертой одежде. Эмили нравилось его мышление, она уважала его выбор и никогда не насмехалась над его внешностью. Даже во время редкой ссоры Эмили не позволяла себе опуститься до унижений и оскорблений, хотя Северус в порыве необоснованной злости мог наговорить ей колкостей, за которые ему было нередко стыдно. Однако он не из тех, кто привык просить извинений, даже если уверен в собственной неправоте. Несмотря на массу различий, их взаимопонимание было сравнимо с чем-то необъятным, но легким. Друзья доверяли друг другу все, словно наедине с самими собой. Это всегда казалось чем-то большим, чем просто дружба. Ни одна душа так и не смогла осознать, почему они ладят, как понимают друг друга с полуслова. Значительная часть знакомых Эмили не одобряла их общение. Она была достаточно популярной девушкой в Хогвартсе, и многие грезили о том, чтобы находиться рядом с ней, хотя бы потому, что Эмили обладала весьма приятной наружностью. Миленькая внешность часто не давала окружающим воспринять и увидеть ее глубокий внутренний мир, который сразу заметил Северус. Вопреки всем упреком, девушка не изменила своего мнения и считала самым близким другом того, кого многие не понимали, сторонились, даже презирали.

За завтраком Снейп, как и всегда, сел рядом с улыбчивой мисс Эмили, в очередной раз придумывающей всякую нелепость. Ее светлые глаза заблестели при виде юноши.

— Северус, представь, если бы мы остались совершенно одни на свете! Только ты и я, больше никого. Пустынные улицы, тишина, но в то же время полная свобода от всего. Что бы ты испытал — страх или спокойствие?

— Эми, я хотел спросить, — неуверенно начал он, словно не замечая размышлений девушки. — Ты бы не хотела пойти...

— На школьный бал с тобой? Да, конечно, мы ведь друзья. Я полагала, что ты пойдешь с Лили, — оживленно и быстро произнесла Эмили.

— Шутишь? Она бы ни за что не пошла со мной. Тем более она идет с Поттером, — возразил Северус, покосившись в сторону Джеймса.

— Что за предубеждение, Северус? Ты даже не пытался пригласить ее. Я понимаю, что до бала осталось меньше дня, но еще можно побороться за свою любовь, — пристально посмотрев на него, она немного нахмурилась.

— Уже поздно, я не стану делать этого. Просто скажи, что ты не хочешь идти туда со мной. Тебя ведь явно пригласил кто-нибудь еще...

— Ты ведаешь, что это не так! Мне всегда приятно твое общество. Однако я вижу, как тебе важны взаимоотношения с Лили. Ты не намерен терять ее, значит, пора прервать бездействие! Если ты будешь продолжать сидеть на месте, то зачем любить? — Эмили обладала ошеломляющим даром убеждения, который не единожды помогал Снейпу вырваться из плена личных предрассудков. — Позови ее. Попробуй.

— Да, ты права. Но в этот раз я все решил окончательно. Если ты не передумала, то я иду с тобой или не иду вообще. К чему мне этот глупый праздник? — весьма разочарованно проговорил Северус.

— Пожалуйста, будь уверен, что я не передумаю, — Эмили подмигнула ему, хотя Северусу показалось, что в душе она не очень рада такому решению.

По завершению обеденной трапезы мисс Росс должна была отправиться в кабинет директора, оттого Снейп пошел на урок зельеварения один. Окружающая его суета и бесконечные разговоры совсем испортили настроение юноше. Отчего-то в моменты одиночества он становился более озлобленным и раздраженным в душе, хотя внешне тщательно скрывал свои подлинные эмоции. Внезапно в толпе учеников он заметил Лили Эванс. Ее рыжие волосы горели ярким пламенем от падающих на них солнечных лучей, а изумрудные глаза были полны слез.

— Лили, у тебя что-то случилось? — слегка встревоженно поинтересовался Северус.

— Джеймс... Он бывает таким вредным! Мы немного повздорили из-за пустяка. А он из-за этого отказался быть моим спутником на балу, пообещав пригласить другую девушку, — с ноткой возмущения вымолвила Лили. Ее лицо было в слезах, но в глазах блестело чувство вины. Когда-то мистер Поттер делал все для того, чтобы быть с ней, а она решительно отвергала все его попытки. Ее любовь далась ему с трудом, поэтому их отношения пережили множество проблем, но так они стали крепче. Лили не захотела озвучивать истинную причину поступка Джеймса, потому что сама оказалась виновата в этом.

— Мне жаль. Теперь тебе не с кем пойти?.. Если ты захочешь, то мы могли бы пойти вместе, — Северус старался сказать это как можно равнодушнее, чтобы не выдавать свою неуверенность. На самом деле, от смущения ему хотелось провалиться сквозь землю. Когда он находился рядом с Лили, ему было так неловко, что он забывал обо всем и становился совершенно другим. Мисс Эванс зачастую подмечала это.

— Сев, я... Раз нам не с кем пойти, то думаю, что это неплохая идея. Пойдем вместе как друзья, — с некоторым сомнением согласилась девушка. Она отвела свой взгляд в сторону и нахмурилась, будто задумавшись. Ей хотелось сказать что-то еще, однако она осеклась, решив оставить все так. Лили напоследок неестественно улыбнулась Снейпу и медленно побрела на урок.

— До вечера, Лили, — сказал ей вслед Северус. Он безгранично обрадовался такому стечению обстоятельств.

Спустя некоторое время Снейп разыскал Эмили, чтобы поделиться столь радостной новостью.

— Я же говорила, что всегда нужно рискнуть, попытав счастье. Я так рада за тебя!

— А как же ты? С кем пойдешь ты? — слегка смутившись в лице, спросил Снейп. Странное чувство вины подавило его ликование. Он почувствовал что-то неладное.

— Не переживай, мне есть с кем пойти, — улыбнувшись, ответила Эмили. Она казалась счастливой и радостной. Но Северус заметил, что она изменилась во взгляде.

— Я рад. И с кем же ты пойдешь? — Северуса заинтересовало это, но он не подал виду.

— Увидишь! Извини, но мне пора. Скоро начнется урок. Удачного дня, Северус, — девушка улыбнулась и быстро скрылась в толпе. Ему показалось странным, что она ушла без него и даже не обняла на прощание, как делала это обычно. Заинтересованность Северуса превратилась в чувство растерянности. Он казался удрученным и обеспокоенным, а вот почему не мог объяснить даже сам себе...


* * *

Все профессора и ученики собрались в Большом зале. Директор объявил о начале бала. Каждый присутствующий по-своему радовался этому. Все происходило словно в сказке — украшения сияли ярче звезд, проникновенная музыка завораживала, а в воздухе летал аромат праздника. Северус и Лили пришли вместе. Он не мог перестать любоваться своей возлюбленной: ее легкое темно-зеленое платье поразительно подчеркивало ее изумрудные глаза. Однако в прекрасном взгляде Лили виднелась тоска. Северус знал, что она мыслями где-то далеко, однако ее столь близкое присутствие не меньше завораживало его. Девушка неизменно искала Джеймса взглядом, ей не терпелось увидеть его. Она питала надежду на то, что он не появиться здесь с кем-то другим. Проследив за ее взглядом, Северус заметил, что Эмили тоже нигде нет. Неужели она не придет? Это вызвало у него небывалое волнение. Снейп не знал, как отвлечь свою спутницу от тревожных мыслей и избавиться от собственных. Атмосфера накалилась. Он хотел было что-то сказать, как вдруг заметил, что лицо Лили наполнилось каким-то изумлением и еще большей взволнованностью. Северус увидел Эмили, ее струящееся карминовое платье изумительно подчеркивало очертания ее тела. Никогда прежде он не видел ее настолько прекрасной. Весь образ девушки завораживал его своей элегантностью и пышностью настолько, что он лишь через несколько мгновений заметил, что она пришла с Джеймсом. Снейп поразился такой компании, в его груди закипала ярость. На месте спутника Эмили он представлял любого, но только не Джеймса. Ведь Поттер мало того, что стал возлюбленным Лили, так еще и не упускал возможности поиздеваться над Северусом. Снейп не сводил свирепого взгляда с подруги, никогда прежде такая ярость не бушевала в его груди, как сейчас. Мисс Эванс казалась ему подавленной и опечаленной.

— Сев, прости меня, я не могу наблюдать за тем, как он танцует с ней! Я не понимаю, как он посмел так поступить со мной, — ее зеленые глаза вновь покраснели и налились слезами. Лили попыталась сдержать свои чувства.

— Не проси извинений, я сам разочарован сложившейся ситуацией. Как она смела пойти именно с ним? — прожигая Эмили взглядом, сказал Северус. Поступок подруги находился вне его понимания: она знала, каковы его взаимоотношения с Поттером. Для Снейпа это казалось сравнимым с настоящим предательством.

— Но ведь у нас с Джеймсом тоже очень близкие отношения. Были... Я не понимаю, почему ты так цепляешься именно за это? Эх, мне необходимо остаться одной. Прости, Сев, — она развернулась и медленно, как лебедь, скрылась в толпе, не выдавая своей грусти. Он желал остановить ее, однако передумал, осознав, что она не вернется.

— Спасибо за вечер, Лили, — произнес тихо-тихо Северус, словно самому себе. Он в последний раз с упреком посмотрел на Эмили и гордо последовал за своей возлюбленной...

После бала Эмили сразу поспешила найти друга. Северус сидел в библиотеке и что-то нервно писал в своем учебнике. Девушка знала, что причина гнева именно она. Северус сделал вид, будто не заметил ее и продолжил вырисовывать буквы на бумаге. Она хотела оставить его, но не выдержала и подошла ближе.

— Северус... Мне жаль, я не хотела задеть твои чувства. Почему вы с Лили так скоро расстались?

— Как ты позволила себе пойти с Поттером? — возмутился Северус, даже не подняв на нее взгляд. Его тонкие губы нервно скривились.

— Ты составил пару с Лили. Разве мне стоило остаться одной или не идти вовсе? Джеймс в последнюю минуту пригласил меня. Если между вами война, то это не должно касаться нашей с тобой дружбы. Я понимаю, что ты ненавидишь его, но если бы я не согласилась, он бы извинился и вернулся к Лили. У тебя был шанс провести с ней время и признаться в своих чувствах, — тревожно объяснила Эмили. Ее голос звучал тоньше обычного, казалось, она сейчас заплачет. Ей не хотела продолжать этот разговор.

— Он мой враг! А ты моя лучшая подруга и не имела право так поступать со мной. Я не хочу слышать тебя, — настаивая на своем, Северус, наконец, взглянул на нее. Он увидел в ее светло-васильковых глазах сожаление и недоумение.

— Северус, что с тобой? Мы просто потанцевали. А ты так пристально смотрел на нас, что мог бы взять пример и потанцевать с Лили. Ты так этого хотел! Но из-за каких-то домыслов даже толком не поговорил с ней, — с каждым словом ее голос дрожал все больше. Она вся побледнела, ее лицо было похоже на мордочку брошенного котенка.

— Что я сумел бы сделать? Лили все время была потеряна в мыслях о Джеймсе... А ты предала меня! — решительно заявил Северус, будто не слыша слов Эмили. Гнев проник в него, и Снейп не смог больше спокойно отвечать.

— Я предала тебя? Я пыталась помочь. Почему даже сейчас ты тревожишься только о себе? Я считала, что ты понимаешь меня, но я ошибалась. Знаешь, Снейп, ты не слышишь и не желаешь слышать никого, кроме себя. Значит, все же мы действительно очень разные, чтобы осознать и принять поступки друг друга, — Эмили пару секунд смотрела в холодные глаза Северусу, на ее щеках появились слезы. Вскоре она оставила библиотеку, не сказав больше ничего. Снейп намеревался остановить подругу, извиниться, однако что-то скупое и гордое не позволило ему этого сделать.

Он просидел всю ночь в библиотеке, размышляя о своем поступке. Северус понял, что в этот раз обошелся с ней по-настоящему жестоко и впервые решился попросить у нее прощения. Он отправился в тайное место, где они с Эмили обычно проводила много времени, но ни подруги, ни ее вещей уже не было. Он терпеливо ждал ее, но она так и не вернулась, словно канула в небытие. А еще вчера он даже не смел представить, что их дружба закончится так. Он хотел написать Эмили, но не знал куда. Никто из профессоров почему-то не сказал, где ее можно найти.


* * *

К своему большому сожалению, Северус вновь вспомнил об Эмили Росс и почувствовал вину за все случившееся. Мысли о том, что он сумел бы все исправить, вернуть ее, не переставая терзали ему душу. Он представил, как наяву, ее глаза, глубокие и теплые, ее игривый нрав, дружеские объятия и разговоры. В памяти Снейпа отчетливо виднелся ее образ на балу: «О! Как она была превосходна тогда». Он размышлял о том, как был одинок все эти годы, как ему не хватало поддержки Эмили, как много ошибок он совершил в своей жизни. Директор вгляделся еще раз в фотографию, осознав, что только тогда он был счастлив. Северус постиг то, что больше не встретит никого, кто бы так же понимал его, как исчезнувшая подруга. Но теперь он потерял всех, и уже долгие годы одинок, словно путник, потерявшийся в таинственной дали, там, где его уже ни одна душа не найдет...

Прилив воспоминаний прервало внезапное появление профессора МакГонагалл. В ее руках лежало письмо.

Глава 1


Солнце уже давно зашло за горизонт. Первый снег ноября сахарил чарующие просторы Шотландских гор. Сквозь большие белые хлопья проглядывал загадочный и пленительный образ, который, тяжело дыша, приближался к Хогвартсу. Единственным освещением пути для незнакомца была полная луна. Шаг за шагом он подступал все ближе к школе. Добравшись до заветной цели, незнакомец томно вступил в главные ворота замка. Он скинул с плеч свой багрово-синий плащ, и под ним оказалась элегантная женщина. В замке было темно и тихо — все преподаватели и ученики уже давно разошлись по своим комнатам. Гостья практически парила по коридору, пытаясь не разбудить других, но тишину нарушало цоканье каблуков ее черных высоких сапог. Она медленно продвигалась по замку, трепетно вспоминая каждый его уголок. Ее глубокие, лазурные, как море, глаза блестели от серебристого света луны, проникающего в замок, на темно-русых, слегка завитых волосах таяли и поблескивали снежинки, а строгий темно-лиловый костюм придавал ей еще большую изысканность. Она выглядела напряженной и взволнованной, словно боялась чего-то. Но каждый шаг ее представлялся плавным и осторожным, она пыталась не выдать этих чувств. Немного побродив по коридорам замка, женщина обнаружила себя возле кабинета директора. Она точно знала, где он находится, но несколько раз намеренно прошла мимо. Растерянность не хотела отступать. Дама на некоторое время бесшумно замерла напротив дверного проема, не решаясь вторгнуться в обитель директора. Сделав глубокий вдох, она тяжело постучалась и, в конечном итоге, распахнула дверь, недоверчиво войдя внутрь. Комната слабо освещалась свечами и казалась мрачной, на стенах висели портреты прошлых директоров Хогвартса, на один из них она посмотрела со всепоглощающей скорбью и болью. Заглядывающая в окно луна, словно сопровождающая даму на всем сегодняшнем пути, предавала ей больше уверенности и спокойствия, однако и это не смогло скрыть тревожность в мягких чертах лица. Бурая с белыми перьями сова, ошеломленно перелетала с места на место. Она узнала в этой женщине кого-то знакомого, близкого, но давно потерянного. За массивным столом из эбенового дерева гордо восседал директор, который прибывал в таком же изумлении, как и его сова, но сохранял при этом хладнокровие и умиротворение в лице. Сердце профессора Снейпа предательски забилось чаще. Если бы в этот момент в его руках находился какой-нибудь предмет, то он непременно оказался сломанным от напряжения. Северус не отрываясь смотрел на встревоженную даму, освещенную тусклым комнатным светом. Стало настолько тихо, что можно было отчетливо расслышать потрескивание горящего камина. Он ждал, когда она произнесет хоть что-нибудь, для того чтобы убедиться в верности собственных догадок. Впрочем, Северус точно знал, кто перед ним. Тем не менее, в жизни бываю моменты, когда до последнего не хочется верить собственным глазам в силу чрезвычайного изумления.

— Добрый вечер, директор. Покорнейше прошу простить за столь позднее прибытие, — произнесла дама, нарушив мертвенную тишину, и подошла ближе к нему. Профессору Снейпу показалось, что ее голос звучит даже слаще, чем прежде. В нем слышалось что-то новое — какая-то статность, заставляющая с содроганием ловить каждый звук, вымолвленный из ее миндальных уст.Черты ее лица приобрели некую изящную женственность, которая присуща дамам в зрелом возрасте, а отведенный в сторону взгляд выражал вселенскую мудрость, но Северусу показалось, будто в нем так и не загорелась та живая искра, что была до их последней встречи. В его сознании возникли живописные картины прошлого — ее сияющий, неотрывно смотрящий на него взгляд, теплые объятия и душевные разговоры. Ему стало немыслимо тоскливо от того, что этого всего больше нет. Северус не мог произнести ни слова, лишь пристально смотрел на призрак из прошлого. Появление этой прекрасной женщины заставило бездушные глаза Снейпа наполниться небывалым для них теплом, однако чувство вины неизменно оставляло на его душе горький осадок. Он настолько был переполнен эмоциями, что совершенно забыл об умении их сдерживать — его приоткрытые уста и широко распахнутые глаза явно подтверждали его недоумение.

— Мне удалиться? Профессор, вы не желаете видеть меня? Вам должно было придти письмо из Министерства магии. Извините, если бы я ведала, что Вы так неуверенно воспримите мое назначение, то категорически отказалась бы явиться сюда. Я искренне поздравляю вас с новой должностью, однако прощайте, — дама решительно направилась к выходу. Очевидно, что, идя сюда, она боялась именной этой неловкости. Женщине безумно хотелось уйти, но в тоже время, также сильно хотелось остаться. В груди Северуса резко что-то сжалось, и ему стало невыносимо страшно, что она вновь исчезнет из его жизни. Он с трудом удержался, чтобы не выскочить из-за стола и не броситься к милой сердцу даме.

— Постойте, я хочу чтобы вы остались. Прошу извинить меня за то, что я все еще не могу поверить собственным глазам. Вы иллюзия из моего прошлого? Или это вправду вы? Прошло столько времени — я не верю в это. Скажите, что это не иллюзия, не обман, — придя в себя, сдержанно произнес профессор Снейп. Он уравновешенно поднялся со своего шероховатого кресла и подошел ближе к ней. Только теперь он заметил, что, несмотря на прошедшие годы, ее светлые глаза, нежный румянец на лице — все эти милые черты ему по-прежнему дороги, неизменно близки. Прежде он даже не осмеливался мечтать о том, чтобы увидеть ее хоть один раз, а теперь она стоит перед ним и также не верит своим глазам. Бесчувственный, взыскательный и мнительный Северус вновь обрел в себе того маленького мальчика, которого он потерял после разлуки со своей улыбчивой подругой.

— Нет, я не обман и не иллюзия. Меня зовут Эмили Росс, и это действительно я. Как вы изменились, не верится, — в завершении своих слов Эмили быстро взглянула на Снейпа и вновь отвела взгляд куда-то в сторону. Она стояла ровно, не шевелясь, даже дыхание ее выглядело приглушенным. Но Северус все-таки нашел легкую дрожь в ее ювелирных руках. Всем своим видом мисс Росс пыталась выказать напускную отрешенность и безучастие.

— Вы изменились не меньше. Я все время представлял вас той юной девушкой, с которой делился всем, которой доверял... — профессор сделал продолжительную паузы, потупив взгляд. В его душе больше не было обиды — она давно прошла, оставив лишь сожаление. — О чем говорить? Прошло двадцать лет. Я не представляю, что сейчас произнести, что совершить. Мы уже не те дети, к сожалению, все переменилось. И я не могу понять, что тогда произошло? Да, я был не прав, но и вы тоже были не правы. Неужели ваша обида на меня была столь сильна, что я не имел права даже видеть вас? — его голос стал несколько громче. Эти вопросы изводили его сознание долгие годы, поэтому он жаждал узнать все прямо сейчас. Северусу хотелось отбросить все формальности и поговорить с ней более искренне — без витиеватости и лицедейства. При всем том, он осознавал, что как раньше уже не будет.

— Я изумлена. Отчего в у вас и ныне это возбуждает столько переживаний? Это было словно в иной жизни. Мы уже не те, кому надлежало бы обсуждать подобное, — ее слова звучали так резко и требовательно, будто бы она никогда не была близка с человеком, стоящим напротив нее. Мисс Росс явно не располагалась к чистосердечной беседе, в ее лице появилась решительная твердость, а во взгляде — слабое раскаяние. Профессора Снейпа начинали возмущать ее противоречивые чувствам действия, он не понимал, к чему она разыгрывает равнодушие. Уловив смятение директора, мисс Росс заговорила на другую тему.

— Я слышала, что профессор Дамблдор трагически погиб. Мне до сих пор не удается поверить в это. Я бы очень хотела увидеть его, ведь он во многом помогал мне и до последнего дня писал письма. Но, безусловно, я рада за вас, профессор Снейп, вы этого заслуживаете, — по щеке мисс Росс потекла слеза скорби, а бархатные губы задрожали. Северуса поразило известие о переписке. Внезапно он вспомнил, что его предшественник питал отеческие чувства к Эмили и неизменно опекал ее. Снейп неоднократно интересовался у Дамблдора о местонахождении потерянной подруги, однако Альбус говорил ему, что сам не имеет об этом ни малейшего представления.

Несмотря на все усилия сдержать чувства, мисс Росс заметно переменилась, ее плечи поникли, а слезы текли одна за другой из ее опустошенных глаз. Она медленно опустилась на рядом стоящее кресло. Дама прикрыла лицо дрожащими ладонями, ее гордый вид в одночасье стал беспомощным и растерянным. Профессора Снейпа растрогала внезапная перемена чувств на откровенность. Он никогда не умел сопереживать людям, проявляя всепоглощающее равнодушие. Но за годы общения с Эмили он научился успокаивать именно ее. Такие меры становились необходимы, поскольку она всегда отличалась впечатлительностью и ранимостью. Профессор направился к своему столу. Открыв неглубокий выдвижной ящичек, он достал оттуда бонбоньерку с небольшими ирисками. Северус никогда не имел пристрастия к сладостям, однако ириски непременно лежали в его столе — вечерами, погруженный в собственные мысли, он обязательно пил чай с этими конфетками, как раз из этой шкатулки. Снейп невозмутимо подступился к мисс Росс и протянул ей свою бледную руку с бонбоньеркой. Эмили вскоре прекратила свои страдания, сменив их необычайным удивлением. Она осторожно взяла одну ириску, пристально смотря на лицо Северуса. Мисс Росс засматривалась на каждую его черту, словно до сих пор не могла убедиться в том, что именно он стоит пред ней. Она не рассчитывала, что профессор способен удерживать в своей памяти такие незначительные особенности ее характера на протяжении длительного времени. Северус хотел было заключить ее в дружеские объятия, но посчитал это несвоевременным, поэтому лишь едва дотронулся рукой до ее хрупкого плеча. Его холодная ладонь воспылала сладким жаром, распространяющимся по всему телу. В этот момент его сердце наполнилось непостижимым трепетом, который стал поразительным даже для него самого. Эмили вспыхнула не менее значительно — ее щеки налились багрянцем. Опомнившись, она, подобно лани, вскочила с кресла и отстранилась на несколько шагов от директора.

— Профессор, простите меня за доставленные Вам неудобства. Я не должна была поддаваться чувствам. Это минутная слабость, — ее голос звучал робко и приглушенно. Она вновь отвела взгляд в сторону, гордо выпрямилась, не переставая вертеть в руках несчастную конфету. Ее лазурные глаза припухли и покраснели, оттого она показалась Северусу еще милее и ранимей, чем прежде. Ее вид излучал отчаяние и одиночество. Северус понял, что прилив сентиментальности был быстротечен и вызван далеко не одной гибелью Альбуса Дамблдора. Он уверенно шагнул к Эмили, но она сделала вид, будто не заметила этого, и грациозно протянула руку в сторону. В один взмах крыльев к ней подлетела сова и приземлилась на ее аккуратную ручку. Мисс Росс являлась ровесницей Северуса, однако выглядела она не старше двадцати. Профессора Снейпа восхищал ее тонкий стан, и поражала чувственность. Прежде он никогда не замечал всего ее очарования. Сидевшая на руке Эмили сова немного распушила бурые перья и смешливо разглядывала лицо растрогавшейся женщины. Северус увидел, что на лице Эмили появилась родная ему улыбка. Когда-то давно это была ее сова. В юные годы они с Северусом обучали ее. Северус редко улыбался, но сейчас — не сумел сдержаться. Он вновь ощутил себя другим, прежним. На секунду ему показалось, что он вновь не одинок, что рядом есть преданный друг, что не было долгих лет мучений и скитаний.

— Я не сумел отдать ее никому другому. Это ваша сова. Если пожелаете, можете забрать Нелли, — мягко предложил директор, любуясь двумя невероятными созданиями. На самом деле ему не хотелось возвращать ничего из того, что ранее принадлежало Эмили. Он боялся того, что потеряет ее опять. Но также отчаянно Северус мечтал вернуть ей все многое, что он сумел сберечь, чтобы еще раз увидеть ее улыбку. Он очень давно не чувствовал себя таким несобранным и счастливым.

— Жаль, что мне запретили взять Нелли с собой. Я очень скучала, — томный вздох вырвался из ее груди. Эмили с пожирающей тоской заглянула в черные глаза профессору. — Нет, теперь я не могу оставить ее у себя. Она уже давно не моя, а ваша. Спасибо, что позаботились о ней. Сдается мне, я создаю для вас много неудобств, простите. Дамблдор никогда не упоминал то, что вы работаете здесь, а Министерство магии предупредило меня в последний момент, когда я уже подписала все необходимые бумаги. Если вы сочтете нужным, я уйду и не появлюсь больше, — Эмили с сожалением опустила взгляд на каменный пол, с тревогой ожидая его ответа. Вся радость Северуса в одночасье исчезла, эти слова глубоко ранили и встревожили его душу. Это стало последней каплей его терпения.

— Прекратите. Разве я дал повод для таких размышлений? Вы оставили меня на двадцать лет. Неужели Ваша обида до сих пор не угасла? Ни одного визита, ни одного слова от вас за все это время. Чем я заслужил такое? Да, я был груб, но наказание оказалось слишком жестоким, — голос профессора звучал тихо и грозно. Его лицо приобрело встревоженный вид, губы немного выдвинулись вперед, а брови приподнялись — Северус больше не мог сдерживать свои подлинные чувства. Мисс Росс не испугала его резкость, она серьезно слушала все, что он говорил. В ее глазах отчетливо читалось искреннее сожаление.

— Но скажите мне, вы бы вернулись, если бы знали, что я здесь, что с трепетом храню каждое воспоминание о вас, потому что не в силах забыть, что с нетерпением жду вас изо дня в день, терзая и виня себя во всем произошедшем? Скажите, это важно для вас? — Северус невозмутимо подошел чуть ближе, чтобы понять, скажет она правду или солжет. Он слишком хорошо ее знал, поэтому мог понять все, лишь услышав интонацию ее голоса. Но оставался лишь один вопрос. Та ли это Эмили, которую он так хорошо знал? Мисс Росс, тяжело вздохнув, закрыла на мгновение глаза — ей было трудно начать говорить.

— О, Северус, простите. Я была слепа. Я даже и не могла представить, что наша дружба была Вам так важна. Если бы я ведала об этом, я бы не ушла... Но сейчас уже ничего не переписать — никакая магия не поможет нам с вами исправить ошибки. В этом виноваты мы оба. Думаю, нам стоит забыть обо всем, что произошло двадцать лет назад. Это было существенно для меня тогда, но не на нынешний день. Мы стали другими — чужими друг другу людьми, — весьма спокойно проговорила Эмили, отступив немного от директора. Северусу ее слова показались неискренними, и она вновь стала крайне противоречивой. Отчего-то Эмили не собиралась открывать своих чувств перед профессором, но при этом, в глубине души она желала поделиться с ним всем, что накопилось у неё внутри за прошедшие годы. Она изображала какую-то ненужную роль в чужом спектакле бесчувственности, при этом играя неимоверно бездарно и забывая иногда слова. Снейп устал бороться с этим и принял решение оставить какие-либо попытки добиться истины.

— Да, вы непременно правы. Забудем. Итак, с какой целью Вы прибыли в Хогвартс? — уточнил Северус, стараясь говорить как можно хладнокровнее. Он получал письмо из Министерства магии, поэтому знал, что сейчас услышит. Это была всего лишь попытка сменить тему разговора на что-то более приемлемое. Северус отвернулся от Эмили, устремив свой взгляд на ночной пейзаж за окном.

— Профессор, я здесь, чтобы обучать детей. В Министерстве магии мне сообщили, что в Хогвартсе недостаточно преподавателей по Защите от Темных искусств — что немаловажно в наше неспокойное время. Известно, что у вас не хватает педагогов по Зельеварению и Ясновидению. Я специалист во всех этих областях, — вся прелесть Мисс Росс куда-то мгновенно исчезла — ее отстраненность, холодность и выдержанность оставляли горький осадок на душе Северуса. Ему хотелось, чтобы она вновь улыбнулась или залилась слезами — лишь бы увидеть свою Эми такой, какой он ее помнил — настоящей. Снейп не желал ничего отвечать взыскательной мисс Росс, он уже не слушал ее словам. Директор даже не слышал их из-за кружащих в голове мыслей. Он все размышлял о том, что случилось с Эмили, отчего ее слова не кажутся правдивыми. Думал о том, где скрывается правда. Северуса отталкивали эта неопределенность и непостоянство женщины, однако приковывала ее непродолжительная теплота. Смотря на нее, профессор становится прежним, но ему такому нужна прежняя Эмили. Все эти годы он становился грубее, черствее и отстраненней. Северус и раньше закрывался от других, но сейчас это стало сильнее, чем когда-либо. Ему довелось лишиться всех близких сердцу людей. В детстве маленький Северус был обделен нежностью и любовью, часто подвергаясь всеобщим глумлениям. Позже, он потерял единственного надежного и верного друга, которого не имел возможности увидеть долгие годы. Профессор остался и без своей любимой. После отъезда Эмили, углубившись в изучение Темных искусств, он стал еще более нелюдимым и обозлившимся. Мисс Эванс не смогла смириться с его увлечениями и окончательно оборвала общение со Снейпом. Их взаимоотношения навеки прекратились. Она вышла замуж за Джеймса Поттера, у них появился сын Гарри. А профессор Снейп вступил в ряды Пожирателей смерти, впустив в себя тьму и ожесточение. Лили отдала жизнь, спасая своего сына от Темного Лорда. Северус стремился помочь, но безуспешно. Это окончательно убило его внутри. Чувствуя неисправимую вину на своих плечах, Снейп обещал сделать все возможное, чтобы Волан-де-Морт потерпел поражение — это долгие годы оставалось единственной причиной его существования. У Северуса не осталось никого и ничего — лишь воспоминания о тех, кого уже не вернуть. Он никогда не жалел самого себя. Все двадцать лет он даже не знал — жива Эмили или нет. Профессор каждый день искал ее призрачный след, слыша в голове ее последние тихие шаги. Он винил себя, винил ее. А сейчас она стоит рядом с ним. Северус знает, что она жива — это главное для него. Однако она уже не та девушка, воспоминания о которой он трепетно хранил. Почему Дамблдор не сообщал ему о Эмили, хотя наверняка знал, где она? Этот вопрос минорно вращался в его голове.

За окном луна скрылась из вида — ее таинственно укрыли беспросветные тучи. В кабинете директора стало мрачнее. Северусу не хватало воздуха в груди от напряжения, его все сильнее пожирали меланхолия и внезапная ностальгия о далеких днях. В глубине оставался всего один вопрос о том, к чему приведет возвращение в жизнь прошлых дружеских отношений. Его жизнь похожа на шахматную доску. Один неверный шаг и тотальное поражение. Северусу нельзя было рисковать, тем более, проявлять эмоции. Он осознал ошибку, поэтому всем своим видом пытался выказать черствость и равнодушие, сгорая внутри от противостояния здравого смысла и чувств. Он знал, что нельзя отныне поддаваться душевным порывам, чрезвычайно важно вернуться в свои рамки, которые он упорно формировал на протяжение многих лет. Но как заглушить содрогание сердца, вызываемое светом ее глаз? Когда-то судьба безжалостно развела их с мисс Росс по разным дорогам. Северус ужасно тосковал по ней, и если бы Эмили вернулась несколько раньше, то он бы не стал противостоять своим сердечным порывам и сделал бы все возможное, чтобы возвратить ее. Однако сейчас это опасно для них обоих. Темный Лорд предусмотрительно следит за каждым шагом нового директора, сомневаясь в его преданности. Снейп давно перешел на светлую сторону, и тем не менее, он неизменно изображал преступника, чтобы иметь сведения обо всех дальнейших шагах Лорда. Северус уже совсем забыл, что он ведет беседу. До него долетали обрывки фраз, которые говорила Эмили, но ему не были интересны разговоры о Хогвартсе и магии. «Я никак не пойму, в какой степени изменилась Эми, — профессор многозначительно обернулся, взглянув на стоящую поодаль девушку, — теперь нет Эми, есть только мисс Росс. Мы и в правду сделались совершенно другими. Пора резко обрывать нити, связывающие меня с ней. Но как? У меня нет сил, чтобы оторваться от нее».

Уже несколько минут назад воцарилось молчание. Мисс Росс осматривала взглядом каждый уголок кабинета. Она сразу обнаружила, что часть мебели сменилась совсем недавно. Профессор Дамблдор имел теплый и открытый нрав, поэтому кабинет в его присутствии всегда казался Эмили светлым и уютным. Сейчас кабинет приобрел темные и нагнетающие тона, теперь все, кто входил в него, пытались скорее удалиться. Но мисс Росс, несмотря на утомление, не торопилась покинуть обитель профессора Снейпа. Она остановила свой взгляд на его черной фигуре, задумчиво стоящей подле округлого окна. На смоляные волосы и крючковатый нос Северуса падал тусклый свет, придавая им некоторую таинственность. Эмили плавно подошла ближе к нему. Сегодняшний день принес ей немало потрясений и проблем, отчего она страшно выбилась из сил. Она не хотела прерывать размышления директора, однако усталость не предоставляла ей иного выхода.

— Извините, уже поздно. Мне бы хотелось отправиться в свой кабинет. Я весьма устала за этот день, — голос мисс Росс звучал несколько тише. Она ощущала себя крайне измотанной, но всеми силами старалась не показывать это Северусу, чтобы вновь не чувствовать себя в его глазах слабохарактерной.

— Да, конечно. Уже действительно поздно, — директор взглянул на громоздкие часы с остроконечной стрелкой, приближающейся к полуночи. — Вам нужно отдохнуть. Завтра вас ждут сотни новых правил и учеников, — голос профессора Снейпа звучал однообразно и приглушенно.

Он нервно направился к выходу. Его черная мантия развивалась с каждым шагом все сильнее, придавая ему вид хищного орлана. Открыв тугую дверь, Северус пропустил ее вперед, отведя горящий взгляд в сторону и плотно прижавшись к деревянной двери. Эмили направилась вниз по крутой лестнице. Заметив ее уход, бурая сова проворно последовала вслед за прежней владелицей и в одно мгновение оказалась на ее плече. От прикосновений перьев Нелли мисс Росс стало щекотно. Из ее груди вырвался несколько забавный звук, похожий на урчание. Северус завороженно наблюдал за всем этим, замерев в дверном проеме так, будто его окутал бурьян. Его рука по-прежнему придерживала дверь, а на лицо упали взъерошенные пряди угольных волос. Профессор прибывал в сильнейшем оцепенении, потому даже не уделил внимания своей шевелюре. Мисс Росс бережно взяла сову на руки и, чеканя каждый шаг, направилась прямо к нему. Северус вновь вспыхнул сердечной надеждой, которую стремительно подавил. Эмили нерешительно передала ему в руки Нелли. Придя в себя, профессор молниеносно развернулся, выпустил сову в кабинет и вызывающе хлопнул дверью. Он сурово прошел мимо мисс Росс и порывисто направился вниз по лестнице. Она устремилась вслед за ним.

Они спускались все ниже и ниже — Северус шел несколько впереди Эмили. На втором этаже они столкнулись с высокой дамой, имеющей суровый вид. Несмотря на позднее время, она еще не ложилась спать, поэтому услышала громкие шаги в коридоре. Ее темные, местами седые волосы, были осторожно уложены под конусообразной шляпой. Заметив профессора Снейпа, она с подозрительностью взглянула на него.

— Что Вы тут делаете в такой поздний час, профессор МакГонагалл? — голос директора звучал вызывающе. На его лице появилась саркастичная ухмылка. Минерва МакГонагалл собиралась ответить нечто колкое, однако осеклась, заметив мисс Росс.

— Эмили! Что Вы здесь делаете — с ним?! — голос профессора МакГонагалл звучал строго и звонко, а в глазах читалось немыслимое изумление, скоро сменившееся безграничной радостью.

Мисс Росс оказалась рада этой встрече не меньше. Она подошла ближе к Минерве. На лицах дам появилась искренняя улыбка, а в глазах пожилой женщины заблестели слезы счастья. Профессор Снейп вспомнил, что профессор МакГонагалл во время обучения Эмили в Хогвартсе очень тепло относилась к ней. Их отношения казались чрезвычайно доверительными и искренними — Эмили была сиротой, оттого Альбус и Минерва возложили на себя обязанности по воспитанию маленькой девочки. Со слов Дамблдора, родители мисс Росс погибли при загадочных обстоятельствах, а он по счастливой случайности обнаружил ее. А вот у Снейпа с Минервой были непростые взаимоотношения, основанные на взаимной неприязни. Он никогда в жизни не был любезен обоим кураторам Эмили.

— Я так рада Вас видеть, Минерва. Простите, что не успела предупредить о своем прибытии. С завтрашнего дня я буду работать здесь, бок о бок с Вами! — мисс Росс оказалась поразительно веселой и по-детски оживленной. Ее движения стали легче и выразительнее. Минерва лишь сделала вид того, что ей приятны эти новости — она с опаской поглядывала то на девушку, то на взвинченного директора. Северусу это показалось крайне несимпатичным и подозрительным.

— Дорогая, можно Вас на секунду, — профессор МакГонагалл произнесла это едва слышно, не сводя своих малахитовых глаз с Северуса. Она отстранила озадаченную мисс Росс на пару метров от директора. Но, несмотря на это, Северус слышал ее слова ясно и четко. — Будьте осмотрительнее с Северусом Снейпом. Я прошу вас — оставьте прошлое в прошлом. Он не тот, за кого выдает себя, — Минерва с некоторой строгостью посмотрела на Эмили. От этих слов на лице мисс Росс появилось недовольство и возмущение. Она хотела возразить что-то профессору МакГонагалл, но Снейп прервал ее:

— Мне казалось, Вы, мисс Росс, намеревались отправиться в свой кабинет, — профессор подошел ближе к двум дамам, скрестив руки на груди. Его взгляд укоризненно прожигал высокую даму в шляпе — ее слова не оставили его равнодушным. Северус хотел скорее прервать этот нелестный диалог о нем, тем не менее, он осознавал, что профессор МакГонагалл справедлива на его счет — мисс Росс лучше держаться подальше от него.

— Да, вы правы. Прошу прощения, профессор МакГонагалл, мы обсудим это позже, — Эмили сухо кивнула своей наставнице на прощание и направилась за Северусом, видя перед собой только его стремительно развивающуюся мантию.

Северус и Эмили спустились в жилые подземелья Хогвартса. Пройдя мимо школьной кухни, в которой с назначением Снейпа все стало безнадежно невкусным и однообразным, они остановились пред невзрачной дверью. Зайдя в кабинет, мисс Росс почувствовала запах сырости и жуткий сквозняк. В массивных шкафчиках стояло множество банок с отвратительными на вид веществами. На каменном полу лежал невыразительный коврик, на котором стоял круглый стол и пара обтянутых черной кожей кресел. На столике лежали разбросанные бумаги, будто бы оставленные в спешке, и располагался светильник с давно перегоревшей лампочкой. Все это придавало кабинету скверный и устрашающий вид.

— Раньше этот кабинет принадлежал мне, — профессор Снейп с растерянностью оглядел пространство. Эмили ничуть не поразил этот факт, она сразу поняла, что это кабинет присущ исключительно ему. — К моему сожалению, я перенес еще не все вещи. Вы можете не волноваться, в скором времени я освобожу для Вас больше места, — Северус направился к камину и впервые зажег его здесь.

На самом деле профессор не хотел до последнего покидать это место, потому перенес в свой новый кабинет только самое необходимое. Пространство поистине было пропитано его духом — Снейп чувствовал себя комфортно здесь. Перемены обычно отталкивали его, однако должность директора требовала от него нахождения в соответствующем должности кабинете. Северус поторопился забрать оставшиеся вещи со столика и некоторые склянки с веществами. На секунду остановившись, он бросил истомный взгляд на мисс Росс и импульсивно вышел прочь. Мисс Росс некоторое время простояла в онемении и задумчивости, глядя туда, где мгновение назад стоял Северус. Позже, она озадаченно огляделась вокруг, ей хотелось сделать пространство светлее и живописнее. Но она так устала, что решила отложить это на завтра. Эмили присела в одно из кресел — несмотря на его неудобство, она мгновенно заснула.


* * *

Северус вернулся в свой кабинет. Все, кроме его души, выглядело стабильно безнадежным. Он расставил по полкам все, что взял из другого кабинета. Теперь Северус уже не мог найти никакого занятия, которое бы избавило его от навязчивых мечтаний и переживаний. Из груди вырвался угнетающий вздох. Он приблизился к своему рабочему месту и опустился в кресло. Облокотившись на стол, Северус опустошенно прикрыл руками лицо. Давние воспоминания и новые вопросы, на которые нет ответов, не давали ему покоя. Директор не знал, как ему быть, как подавить чувства и защитить мисс Росс от самого же себя. Этой ночью он был подобен одинокому дикому волку, запутавшемуся в кустах бурьяна или колких ягод...

Оставить отзыв:
Я зарегистрирован(а) в Архиве
Имя:
E-mail:


Подписаться на фанфик

Top.Mail.Ru