Arabella Morgan (бета: KMorte)    в работе

    И все же Альбусу Дамблдору известно далеко не всё, ведь тайны Малфоев редко покидают их уилтширский особняк. Но что, если у одной из этих тайн есть имя и весьма сложный характер? Неужели величайший волшебник просчитался, и исход войны будет зависеть от выбора гордой аристократки?
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Алира Малфой, Северус Снейп, Теодор Нотт, Драко Малфой
    Angst/ / || джен || PG-13
    Размер: макси || Глав: 15
    Прочитано: 5054 || Отзывов: 6 || Подписано: 8
    Предупреждения: AU
    Начало: 18.05.19 || Последнее обновление: 29.11.19


Хогвартс. Другая история

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Пролог


Июль 1994. Великобритания, Коукворт

Ночь давно опустилась на Коукворт, погрузив крохотный сонный городок во тьму. Дождь, начавшийся ранним утром, прекратился, оставив после себя лужы, а поднявшийся ветер быстро разгонял всё ещё тяжёлые тёмные тучи, на фоне которых луна выглядела болезненно блёклой.

Мелко задрожал большой куст, осыпая землю под собой серебристыми каплями, из-под него пулей вылетел огромный кот и потрусил через пустырь к дороге, периодически на ходу отряхивая мокрые лапы. На самом краю бордюра он остановился. На старом, местами провалившемся асфальте воды оказалось ещё больше. Недовольно мотнув хвостом, кошак припал к земле и резко рванул вперёд, одним мощным прыжком преодолевая возникшую преграду.

Где-то вдалеке залаяла собака. Кот пригнулся, ярко сверкнули в тусклом лунном свете зелёные глаза с вертикальным зрачком. Лай вдали постепенно смолк, над домами, мерно хлопая крыльями, пролетела птица. Справа впереди зашуршали под ветром листья, чуть дальше заскрипела несмазанными петлями калитка. Большие подвижные уши чутко реагировали на каждый новый звук. Котяра выжидал. Убедившись в отсутствии какой бы то ни было угрозы, он выпрямился, тщательно отряхнулся, и, задрав вверх крайне пушистый хвост, вальяжной походкой двинулся вдоль улицы, вскоре свернув на узкую тропинку, ведущую к дому.

Без труда преодолев невысокую калитку и небольшой внутренний дворик, животное легко запрыгнуло на подоконник открытого окна, ещё раз внимательно проинспектировало окрестности и скрылось в темноте дома, предварительно тщательно отряхнув лапы.

Внутри было тихо, лишь тикали часы на каминной полке, освещённые тусклым лунным сиянием, проникавшим с улицы. Но чуткий кошачий слух без малейшего труда уловил чьё-то присутствие в доме, и кот рысцой двинулся вперёд. Негромко заскрипели старые деревянные ступени, ведущие в подвал. Внизу стояла кромешная тьма, только из-под одной неплотно прикрытой двери пробивалась тонкая, едва различимая полоска света. Крупные лапы упёрлись в полотно почти под самой ручкой, петли протяжно заскрипели и дверца отворилась. Кошак вальяжно прошествовал в комнату.

Помещение было не очень большим, но гораздо просторнее, чем можно было представить в подвале коттеджа такого размера. Слева, у самой двери стоял старенький диванчик, на который с грацией, присущей своему роду, и взгромоздилось животное, лениво потянулось всеми лапами, довольно прищурило глаза и громко заурчало.

На полках шкафов, занимающих обе боковые стены, покоились многочисленные бутыли, флаконы, шкатулки, корзинки и ящики всех возможных форм и размеров. Сейчас они тонули во мраке помещения, озарённые лишь парой свечей, стоящих на краю массивного стола в дальнем конце комнаты.

За столом, склонившись над массивной древней книгой, сидела светловолосая девушка. Она никак не отреагировала на внезапное вторжение, погружённая в чтение. Её палец медленно скользил по строчке древних рун на пожелтевшей странице.

Несколько нервным движением блондинка заправила за ухо прядь, упавшую на лицо, и, слегка прикусив нижнюю губу, подвинула к себе пергамент, исписанный мелким убористым почерком, чтобы в который раз сверить перевод. Всполохи огня, отражаясь от боков маленького пузатого серебряного котла, стоящего на горелке перед ней, отбрасывали вокруг причудливые тени. Внутри мирно побулькивало ярко-лимонное содержимое, источая лёгкий, немного сладковатый аромат.

Забавно передернув кончиком носа, юная волшебница отодвинула в сторону книгу. Подтянула к себе большую корзину, до этого стоявшую на краю стола, и придирчиво принялась изучать её содержимое: все странного вида корни были тщательно осмотрены и взвешены. Наконец-то найдя нужный, девушка принялась нарезать его на тончайшие полупрозрачные пластинки. Нож с легкостью рассекал плотную с виду серую мякоть с лиловыми прожилками. Языки пламени красными искрами пробегали по широкому лезвию.

Закончив с подготовкой ингредиента, светловолосая отложила нож в сторону и вновь заглянула в книгу, ещё раз пробегая глазами по уже знакомому тексту на листке с переводом, выверяя последовательность своих дальнейших действий. Вернувшись к котлу, она уверенно прибавила под ним огонь — ядовито-жёлтое содержимое тут же активно закипело, а комната мгновенно наполнилась приторно-сладким амбре, от которого юная ведьма поморщилась. Громко чихнул на диване кот, вновь оставшись незамеченным своей хозяйкой.

Нарезанный корень был быстро отправлен в котел, где начал медленно таять. Девушка подхватила узкую медную лопатку и активно помешала содержимое, ставшее какого-то грязно-коричневого оттенка. Через несколько секунд кипение прекратилось, а зелье сменило свой цвет на нежно-лиловый, перестав издавать дурманящий аромат. Довольная результатом ведьма взяла в руки плотно закрытую банку с мелкими чёрными семенами, отсчитала семнадцать штук, отступила на шаг и протянула руку к котлу, но передумала. Вернувшись к столу, она подняла и прижала к себе книгу, и отступила уже на два шага. Точным движением семена были отправлены в котёл. Зелье вновь резко вскипело, разбрызгав некоторое количество вокруг, и с оглушительно громким хлопком выпустило в воздух облако тёмного пара, который мгновенно рассеялся. Громко зашипел на диване кот, и блондинка, наконец-то заметила его присутствие, резко обернувшись на звук.

— В следующий раз ставь заглушающий купол, — прозвучал от двери спокойный мужской голос.

— Я не слышала, как ты вернулся, — юная ведьма перевела взгляд на говорившего и едва заметно улыбнулась.

Кот недовольно фыркнул и, спрыгнув на пол, демонстративно покинул помещение, по пути стукнув мага по бедру кончиком хвоста.

— Так всегда, когда ты увлечена, — заметил мужчина, несколькими летящими шагами пересекая комнату и подходя к столу. Заглянув в котёл, он нахмурился, крылья тонкого носа раздулись: — И кого же ты решила одурманить, позволь спросить? — недовольно поинтересовался он.

— Никого, — отозвалась девушка с совершенно невинным видом, возвращаясь к столу, опуская тяжёлый фолиант на его край и, наконец-то, через плечо мага заглядывая в котёл. После всех манипуляций его содержимое втрое уменьшилось в объёме и стало абсолютно прозрачным, за исключением редких чёрно-лиловых включений, едва уловимо поблёскивающих на поверхности. Судя по всем внешним признакам — зелье удалось! Девушка победно улыбнулась, в который раз заправив за ухо упавшую на лицо прядь, выбившуюся из аккуратной косы.

 — Мне просто было скучно, — оторвав взгляд от котла и натолкнувшись на ледяной взгляд мужчины, она невольно отступила на шаг назад, опустив глаза. Он был не просто недоволен, он был зол.

— Значит, — вкрадчиво начал маг, — от простой скуки ты перевела ценные ингредиенты из моих запасов и изготовила столь мерзкое по своим свойствам зелье? Ты хоть знаешь, что за него Азкабан светит?! Это же «Империус» среди зелий!

— Я не собиралась его использовать, — желание оправдаться было невероятным. — Мне просто было любопытно его сварить. — едва слышно прошептала она, рискнув поднять на мужчину взгляд. — Ты не доволен?

Он резко выдохнул. Так извиняться одними глазами могла лишь она.

— Два флакона, — не изменив своему суровому тону, проговорил маг. — Не подписывай. Оба ко мне в стол, не позволительно уничтожать столь хорошо сваренное зелье. — девушка хитро улыбнулась на его последние слова — это была неприкрытая похвала её навыков.— Как закончишь, скажи, Джена готова подать ужин, — продолжил мужчина, не обращая внимания на довольный вид светловолосой.

— Спасибо, но ужинай один, — юная ведьма в мгновение словно поникла, отвернувшись и схватив со стола банку с первым попавшимся ингредиентом, направилась с ней к шкафу. — Я не голодна, да и в лаборатории нужно прибраться.

Едва она привстала на носочки, чтобы поставить свою ношу на верхнюю полку, как та вырвалась из рук и самостоятельно заняла своё место. Девушка вздохнула и обернулась, краем глаза заметив, как маг прячет палочку в рукаве сюртука. Тем временем вещи в комнате, словно живые, спешили занять свои места: закупоривались и перелетали в специальный ящик тяжёлые бутыли, расставлялись на полках многочисленные банки и коробочки, с глухим шлепком упала на пол корзина, едва не рассыпав содержимое, но тут же бодро двинулась в угол к своим товаркам и деловито накрылась зачарованной салфеткой. Тяжёлая доска, очистившись, прислонилась к стене, а нож, ярко сверкнув лезвием, в опасной близости пролетел мимо девушки, отчего та резко пригнулась, и занял своё место в выдвижном ящике, который тут же с грохотом закрылся. И лишь котёл не сдвинулся ни на дюйм.

— Ты всегда говорил, что магическая уборка в лаборатории — это кощунство, — отстранённо заметила блондинка.

— Да, — хмуро подтвердил мужчина, — но я не собираюсь в очередной раз слушать твои отговорки. Разливай зелье. Жду тебя наверху. После ужина нам надо серьёзно поговорить.

Резко развернувшись на каблуках, он быстро вышел из лаборатории, негромко хлопнув дверью. На лестнице послышались грузные шаги. Девушка вздохнула, злить крёстного ей совсем не хотелось. А очередной отказ от еды раздраконил его даже больше, чем эксперимент с запрещённым зельем.

Наконец шаги стихли. Ещё раз вздохнув, юная ведьма открыла неприметный шкафчик у двери и перебрав несколько небольших деревянных ящичков, вытащила из одного из них два подходящих флакона.

Как только последние капли зелья переместились в новые сосуды и те были плотно закупорены, котелок самоочистился и деловито укатился на место.

Блондинка нахмурилась: крёстный не оставил ей ни малейшей возможности для промедления. Тяжело вздохнув, она аккуратно закрыла старинный фолиант, на котором тотчас же пришли в движение хитроумные магические замки, надёжно скрывая содержимое. Захватив флаконы, книгу и задув свечи, девушка покинула лабораторию. Лестница едва слышно заскрипела под её шагами. Дверь кабинета открылась абсолютно бесшумно. Едва юная ведьма вошла внутрь, в помещении сразу же зажёгся свет. Флаконы со снадобьем были отправлены в ящик массивного стола, а фолиант занял своё место на полке книжного шкафа — здесь хранилась личная коллекция зельевара. Девушка вновь вздохнула и, проведя кончиками пальцев по корешкам, закрыла стеклянные дверцы: она была уверенна, что с этого дня её доступ в эту святая святых будет перекрыт.

Бесшумно выйдя из кабинета и плотно закрыв за собой дверь, блондинка отправилась в гостиную. Отдельной столовой в доме не было, а кухня была слишком мала, поэтому ели всегда здесь. Кот приоткрыл один глаз, задумчиво взглянул на хозяйку со старого зелёного кресла, и опять закрыл. Мастер Зелий сидел на своем месте, медленно потягивая вино из тонконогого бокала. Его тёмные глаза внимательно наблюдали за девушкой, пока она занимала место напротив него за столом.

— Северус… — начала было она.

— Сначала ужин. — прервал её мужчина. Он поставил бокал с вином, который до этого крутил в руке, на стол.

Тут же перед ними появились тарелки. Маг с аппетитом принялся за еду, изредка бросая взгляды на крестницу, которая едва ли не с отвращением ковыряла вилкой в тарелке. Доев, он вернулся к фужеру с вином. Девушка же сидела, не отрывая взгляда от тарелки. Съела она от силы несколько кусочков.

Прошло ещё минут десять. Блондинка резко отодвинула от себя тарелку и вскинула голову:
— Всё! Хватит! Я же сказала, что не голодна!

— Ты ничего не съела, — холодно заметил мужчина. — Снова тебя зельями пичкать?

— Не надо… — девушка потупила взгляд, — зелий. Сама разберусь, не маленькая.

Маг усмехнулся, немного изогнув бровь.

— И вообще, — продолжила она, вновь смотря на него. — Я знаю, о чём ты хотел поговорить.

Тарелки исчезли со стола, их место заняли чашки с чаем и небольшое блюдо с пирожными.

— Ты должна вернуться на учёбу, — зельевар отставил пустой бокал в сторону. — Твоя палочка…

Блондинка перевела взгляд на часы на каминной полке, следя за секундной стрелкой.

—… вновь тебя слушается. Делать больший перерыв в учёбе не имеет смысла. Я связался с твоей директрисой, она согласна взять тебя на твой поток, но придётся постараться, чтобы наверстать пропущенное.

— Я не вернусь в Салем, — едва слышно прошептала ведьма, не рискуя взглянуть на крёстного.

— Алира!

— Я не вернусь! — девушка резко поднялась, ударив руками по столу и едва не задев свою чашку. В невероятно чистых голубых глазах пылала досада и решимость.

— Сядь и успокойся, — ледяным тоном отозвался мужчина.

Алира упала на стул и сделала большой глоток чая — горло резко пересохло. Повисла тишина, а затем девушка продолжила:
— В Салем я не вернусь. Ни сейчас, ни когда-либо потом. Прости, Северус, но три дня назад я отправила сову с прошением о переводе. — зельевар помрачнел, словно предвидя её решение. — Утром пришёл ответ. Он согласен.

Маг помрачнел ещё больше.

— Уверена в своём решении? — хрипло спросил он.

— Да. — девушка отвесила лёгкий кивок в подтверждение.

— А как же твоё нежелание учиться здесь?

— Так сложилось. — аккуратно пожала плечами она.

— Значит… Хогвартс?

— Хогвартс.

Глава 1. Август 1994


Август 1994. Великобритания, Косая аллея

На Косой аллее в Лондоне царило оживление, хотя ему было и далеко до сумасшествия, разворачивающегося здесь ежегодно в последнюю субботу августа, в день, когда по давно сложившейся традиции маги Великобритании выводили своих отпрысков за покупками к новому учебному году. Некоторые даже именовали этот день «Днём покупок», а для кого-то он и вовсе был сродни какому-то празднику.

На самом же деле вся разгадка такого ажиотажа и так называемой «традиции» скрывалась в банальном желании торговцев побольше заработать. А вот тут уже и существовала самая настоящая традиция, а изначально просто обычный сговор. Именно в последнюю субботу августа все торговцы магической улочки вытаскивали из своих запасников действительно полный ассортимент продаваемых товаров, все редкости и модные новинки. И галлеоны текли рекой.

Но до этого всего было ещё далеко, август едва-едва перевалил в третью декаду. Так что оживление на Косой аллее этим утром было абсолютно привычным явлением для магов. Они толпами, наряженными в мантии всех мыслимых и немыслимых цветов и оттенков, сновали от магазинчика к магазинчику, к какой-нибудь лавке, или вовсе останавливались у отдельного торговца; спешили по делам, с невероятной ловкостью лавируя в толчее и при этом с необычайной легкостью раскланиваясь со всеми встреченными знакомыми, или чинно прогуливались, изредка одаривая своим вниманием владельцев того или иного кафе.

Шустро носились среди этой толпы дети, с восторгом прилипая к очередной витрине. Повсюду слышался оживлённый говор, смех, крики торговцев, на все лады рекламирующих свои товары. Ухали совы. Над головами то тут, то там проносились птички-послания.

Косая аллея гудела, словно разноцветный улей. И даже многомиллионный вечно спешащий Лондон, расположенный всего лишь в нескольких метрах за стенами Дырявого котла, казался не таким живым. Эта пёстрая суматоха мгновенно выбивала из колеи того, кто не привык видеть её ежедневно. Вот и Алира предпочла остаться в нескольких шагах от входа, внезапно оглушённая шумом, яркостью и общей атмосферой улицы.

Чтобы не мешать возможным посетителям, желающим воспользоваться проходом в стене за Дырявым котлом, девушка отошла чуть в сторону и остановилась в тени одного из домов, с лёгкой улыбкой наблюдая за всем. Давненько она не бывала в подобных местах. Последний раз — года два назад. В ведьмовском квартале Бикон Хилл, в Бостоне.

Там тоже было ярко, шумно, весело… Вспоминать Бостон категорически не хотелось, отчего блондинка нахмурилась и тряхнула головой, отгоняя от себя эти мысли. Но они упорно не хотели покидать её. Поэтому, не найдя способа лучше, чтобы отвлечься, юная ведьма ступила из мрака на яркую часть улицы, позволяя толпе себя увлечь. И это сработало. Поддавшись движению магов, прислушиваясь к сторонним разговорам, разглядывая всё вокруг, пробуя предлагаемые торговцами сладости, позволяя облить себя всевозможными «непревзойдёнными ароматами» («Если бы об этом узнал Северус — убил бы на месте», — пронеслась шальная мысль), Алира выкинула из головы все неприятные думы и… потерялась.

Вдруг девушка резко затормозила. Вокруг было пусто и тихо. Кажется, она шла за двумя волшебницами, щебетавшими что-то об уходе за книззлами, но когда и каким образом отстала от них, не поняла. А главное, блондинка совсем не представляла, сколько времени прошло и где она находится.

«Надо возвращаться!»

Рука дернулась, желая ощутить гладкую рукоять палочки, но не тут то было. Отругав себя последними словами за глупую забывчивость, девушка полезла в сумку и невольно облегчённо выдохнула, когда пальцы сжали гладкое древко с теснением. Теперь осталось только выйти отсюда. Звать Джену отчаянно не хотелось, хоть она и была её домовиком, но если встанет вопрос о возможной угрозе, то та непременно выболтает всё Северусу, а лишний раз вызывать недовольство зельевара не стоило.

Собравшись, Алира уверенно пошла вперёд, ведь в самом деле не исчезли же те ведьмы, уж аппартацию она бы не пропустила. Поворот, ещё один, и ещё — развилка: слева — не внушающий доверия тёмный переулок, справа… справа — тупик! Развернувшись, девушка поспешила в обратном направлении. Лучше особо долго тут не крутиться и лишнего внимания не привлекать: неизвестно кто может наблюдать из какого-нибудь угла или ближайшей подворотни.

Миновав место, где она обнаружила, что потерялась, и ещё несколько более или менее светлых улочек, юная ведьма наконец-то облегченно выдохнула — впереди, в конце достаточно прямой и хорошо освещённой, но всё же абсолютно пустой улицы возвышалась белоснежная громада Гринготтса, к которой и устремилась девушка. Но, кажется, закон подлости без сбоев работает как в маггловском, так и в магическом мире. Блондинка едва успела преодолеть половину пути, как сбоку в неё кто-то врезался. От столкновения девушка потеряла равновесие и полетела вниз, но упасть ей не дали — кто-то так же резко удержал её за талию. Спустя мгновение она осознала, что стоит посреди пустынной улицы, прижатая к грудной клетке какого-то мага. Следующая мысль — и волшебная палочка уже упирается в его грудь. Руки с талии мгновенно пропали, а их обладатель отступил немного назад, поднимая ладони вверх в примирительном жесте:
— Прости, прости, — весело проговорил парень немногим старше самой Алиры, но гораздо выше неё — девушка едва доставала ему до плеча. — Вот так и спасай потом красавиц, — усмехнулся рыжий, с интересом рассматривая девушку, — как что, так сразу за палочку. Нет, чтобы поблагодарить прекрасного спасителя.

Алира фыркнула, но палочку убрала:
— «Спасители», которые сбивают красавиц с ног на пустынных улицах, очень рискуют получить проклятие. Да пообиднее.

— Слушай… — парень взлохматил рукой и без того растрёпанные волосы. На его вольное обращение ведьма вновь фыркнула, забавно наморщив нос. Рыжий расплылся в улыбке, заметив это, но тут же немного сник под невероятно холодным взглядом. — Слушай, я не хотел сбивать тебя с ног, просто не заметил.

Блондинка сложила руки на груди, глядя уже оценивающе.

— Так что извини. Если бы я сейчас так не торопился, то извинился бы приглашением в кафе. Может, — на мгновение он вроде бы замялся, но шальной огонёк в глазах разрушил иллюзию, — может в другой раз?

Алира удивлённо выгнула бровь:
— В другой раз, когда вы, мистер, собьёте меня с ног?

Рыжий мотнул головой:
— Нет. Может встретимся в другой раз, сходим в кафе? А то я буду жалеть, что мы не столкнулись пару часов назад.

— Все английские маги — такие наглые? Если так, то мне жаль, что пришлось вернуться сюда. Всего хорошего, — девушка обошла парня по широкой дуге, — мистер!

— Уизли… — прошептал удивлённый маг, глядя ей вслед. — Фред Уизли.

Но Алира его уже не слышала, быстро шагая в сторону банка. Она корила про себя наглого рыжего парня и благодарила Моргану, за то, что абсолютно не умеет краснеть, иначе, когда он подхватил её, не давая упасть, светловолосая бы сияла, как рождественская лампочка.

***

Фред снова машинально растрепал волосы, всё ещё глядя вслед девушке, давно скрывшейся за поворотом.

«Все английские маги…» — всплыло в его памяти.

«Англичанка? Или нет?»

«Пришлось вернуться…»

«Англичанка. Явно студентка. Но не Хога. Жаль.», — разочарованно вздохнув, парень уже собирался уходить, когда заметил, как что-то блеснуло на дороге. Он наклонился и осторожно приподнял палочкой привлёкшую его внимание безделушку: только полный идиот будет руками поднимать что-то обронённое магом или ведьмой, а идиотом рыжеволосый не был.

В воздухе перед ним повис тонкий браслет со светло-голубыми камнями («Совсем как её глаза», — пронеслось в голове). На крохотном медальончике у самого замочка были выгравированы инициалы «А.Д.М.».

Фред хмыкнул и, подхватив браслет рукой, сунул его в карман. Раз слетел при столкновении, значит, не магический. Мысль о том, что украшение может и не принадлежать девушке, даже не возникла.

А теперь пора было возвращаться. Он и так задержался, а сколько ещё братец сможет прикрывать его отсутствие перед матерью, проверять не хотелось. Их эксперименты требовали ингредиентов, но если Молли Уизли узнала бы о таких вот вылазках, им пришлось бы худо. Парень вытащил простецкий порт-ключ и исчез.

***

Наконец-то выйдя на Косую аллею, Алира исступлённо вздохнула и поспешила вдоль по улице, подальше от здания банка. Кошелёк с привязкой к сейфу был у неё, сколько она себя помнила, а каких-либо других причин заглядывать к гоблинам не было.

Напрочь проигнорировав «Флориш и Блоттс» и «Лавку письменных принадлежностей», куда за всеми покупками для школы ещё три дня назад была отправлена Джена, блондинка по широкой дуге обошла магазин мантий мадам Малкин — даже мельком попасться на глаза главной сплетнице магической Британии совершенно не хотелось, и остановилась перед двумя аптеками: «Малпеппер» и «Слаг и Джиггер» — извечными конкурентами магического Лондона. На мгновение задумавшись, юная ведьма шагнула к ближайшей.

Громко зазвенел дверной колокольчик, заставив пожилого волшебника оторваться от своего занятия счетами и поспешить к покупателю. Удивительно светловолосая девушка ненадолго замерла у самого входа, чуть наморщив нос и прикрыв глаза — привыкнуть к огромному количеству запахов, царивших в аптеке было практически невозможно, откровенно говоря, там стояла самая настоящая вонь, буквально сшибающая с ног любого входящего.

В очередной раз прокрутив в голове мысль: «Моргана, ну почему нельзя ничего сделать с вентиляцией?!», Алира моргнула заслезившимися глазами и подошла к прилавку.

— Добрый день. Стандартный набор для школы, мисс? — вежливо поинтересовался аптекарь. — Какой курс?

— Добрый день, мистер Малпеппер. Нет, для школы ничего не нужно, — выдавив из себя милую улыбку отозвалась юная ведьма. Пожилой маг удивленно замер. — Мне, пожалуйста, всё по этому списку. — Вытащив из сумки лист пергамента, она протянула его волшебнику.

Он внимательно перечел все пункты:

— Стоимость многих из этих ингредиентов довольно высока…

— Разве я задавала вопрос о стоимости, мистер Малпеппер? — холодно сверкнула глазами девушка.

— Значит, всё по списку?

— Да, именно так, — кивнула блондинка. — Хотя, — она на миг задумалась, — увеличьте количество вдвое.

— Я соберу ваш заказ через полчаса. Можете подождать здесь, мисс, или зайти позже, — спокойно уведомил пожилой маг, в уме прикидывая стоимость, отчего его глаза предвкушающе засверкали.

Алира не преминула воспользоваться предложением и, быстро выскользнув на улицу, глубоко вдохнула чистый воздух. Вот чего-чего, а упёртого консерватизма британских аптекарей в вопросе хранения ингредиентов она понять не могла. Уже давно во всём мире было доказано, что хорошая вентиляция ни коим образом не влияет на хранение даже самых капризных составляющих зелий. Ни в одной уважающей себя аптеке Европы или Америки не стоит такой удушающей вони. Но эти замшелые старики считают, что раз аптека существует уже без малого тысячу лет, то в ней всё и должно быть как тысячелетие назад.

Ещё раз глубоко вздохнув, девушка осмотрелась и, заметив на противоположной стороне улицы небольшую кофейню, направилась к ней. Устроившись за самым неприметным столиком в заведении, блондинка заказала большую чашку чёрного кофе. И, так как на улице всё-таки было довольно жарко, большую порцию мятного мороженого.

Покончив с импровизированным обедом, Алира вернулась в аптеку. На прилавке уже высилась значительная гора всевозможных сосудов, коробочек и мешочков, но пожилой маг продолжал что-то искать в хранилище в задней части аптеки. Поддавшись скуке ожидания, блондинка скользила рассеянным взглядом по содержимому полок: особого омерзения всевозможные ингредиенты не вызывали, они уже давно стали восприниматься как что-то само собой разумеющееся. Вновь скользнув по открытой двери хранилища, где все ещё возился Малпеппер, собирая её заказ, юная ведьма вдруг удивлённо замерла. Всего лишь на миг ей показалось, что она заметила кое-что интересное.

Подавшись вперёд и даже чуть-чуть привстав на носки, девушка внимательно вглядывалась в полки хранилища, едва прикусив нижнюю губу от сосредоточения. Наконец она победно улыбнулась. Да! Ей не показалось. Слабенькие чары отвлечения скрывали кое-что крайне любопытное.

Аптекарь вернулся к прилавку, закрывая внутреннюю дверь и лишая юную ведьму дальнейшего изучения его запасов. Внимательно перепроверив список и количество ингредиентов, он дважды пересчитал стоимость:
— Семьсот двенадцать галлеонов и четырнадцать сиклей, — подытожил старый маг. — Что-нибудь ещё?

— Пятьсот за всё, — с хитрой улыбкой произнесла Алира.

— Мисс, я предупреждал вас, что некоторые из ингредиентов стоят достаточно дорого.

— Дело не в деньгах, мистер Малпеппер. Будем считать, что скидка будет за моё молчание о крайне интересном содержимом вашей кладовки, — девушка выразительно посмотрела на дверь за прилавком.

Волшебник обернулся, бросив быстрый взгляд на дверь, и вновь посмотрел на странную покупательницу:
— Абсолютно не понимаю, о чём вы, мисс. Наша семья владеет этой аптекой с 1006 года и ничего запрещённого мы не держим.

— Ничего? — бровь ведьмы удивленно изогнулась. — На третьей полке сверху, в самом углу у вас стоит шкатулка из лазурита. Даже не будь она открыта, как того требуют правила хранения, любой маг, хорошо разбирающийся в зельеварении скажет вам, что так может хранится один единственный ингредиент — нимбы китайских златокрылок…

И так не отличающийся здоровым цветом лица аптекарь побледнел, но улыбку из себя выдавил, правда довольно кислую:
— Ну что Вы, мисс. Нимбы златокрылок отнюдь не запрещены, они просто… — он замялся, пытаясь подобрать наиболее мягкое слово, — редкие

«Ну да», — подумала Алира, — «знаю я одного зельевара, который всю контрабанду редкостью зовёт».

— По закону, — продолжила гнуть свою линию блондинка, — принятому двенадцать лет назад международная торговля этим ингредиентом запрещена. Я, к сожалению, не в курсе, сколько сейчас дают за контрабанду…

— Э-это из… — принял последнюю слабую попытку оправдаться совсем побелевший от страха маг.

— Мистер Малпеппер, не надо говорить, что они из старых запасов. Я достаточно разбираюсь в зельеварении, чтобы знать, что нимбы златокрылок хранятся всего шесть лет, а потом рассыпаются в пыль, — прозвучало укоризненно.

— Что Вы хотите?

— Пятьсот галлеонов за весь заказ сейчас и скидку процентов пять на дальнейшие покупки.

— Это грабёж, — выдохнул аптекарь.

— А хранение и продажа содержимого той шкатулочки — это Азкабан. Но я ведь прошу скидку не на всё, мистер Малпеппер. Скажем так, если когда-нибудь мне потребуются редкости, я согласна купить их по полной стоимости.

Пожилой маг мгновенно расслабился и даже улыбнулся:
— Вам никто не говорил, мисс, что Вы слишком искушены в интригах для своего возраста? Если Вы конечно ему соответствуете.

— У меня был хороший учитель. Он, кстати, тоже большой поклонник редкостей.

— Что ж, с Вас пятьсот галлеонов и скидка пять процентов на последующие покупки, как постоянному покупателю.

Ещё через десять минут когда все ингредиенты были упакованы, а деньги уплачены. Девушка и аптекарь расстались довольные друг другом. Правда, степень довольства у них была разная.

***

Август 1994. Великобритания, Коукворт

Заглянув еще в несколько лавок и приобретя необходимые мелочи, Алира покинула Косую аллею. Ещё через полтора часа она подходила к дому, но, заметив тёмные окна, совсем замедлила шаг.

— Я вернулась, — тихо прошептала юная ведьма в темноту маленькой прихожей.

Тут же зажёгся свет и перед волшебницей возникла домовушка в лиловой тунике:
— Моя госпожа вернулась! — пропищала она, отвешивая такой низкий поклон, что уши коснулись пола.

Обычно Алира останавливала её — такое приветствие было девушке не по душе, но сейчас осталось незамеченным.

— Северус не появлялся?

— Нет, моя госпожа, мастер не возвращался.

— Записок не было?

Домовушка замотала головой готовая вот-вот разрыдаться, видя, что её ответы расстраивают хозяйку.

— Странно, — пробормотала Алира, нахмурившись, отчего между бровями появилась тонкая морщинка.

Зельевар не появлялся уже больше недели и даже не предупредил о своём отсутствии.
Не смотря по сторонам, погрузившись в свои мысли, юная ведьма уронила сумку в лапки домовушки и едва слышно прошептала:
— Накрой ужин на кухне. Я не хочу есть в гостиной одна.

Эльфийка аж вся засияла, уши, до этого болтавшиеся за спиной, вытянулись вверх до самых кончиков, и она поспешила исполнять приказ своей хозяйки.

Все так же погружённая в свои мысли, блондинка поднялась в свою комнату, разделась и отправилась в ванную. Казалось, что вонь аптеки навсегда въелась в кожу и волосы. Но двадцать минут под тёплым душем, полфлакона очищающего шампуня и геля смыли это мерзкое ощущение.

Когда Джена с хлопком появилась перед волшебницей, желая доложить о готовности ужина, та уже по-турецки сидела на кровати, всё ещё отрешённо глядя в пустоту, и расчёсывала влажные локоны.

Северус частенько где-то пропадал, выполняя какие-то непонятные поручения директора Хогвартса, но всегда предупреждал о своем отсутствии. А в этот раз просто бесследно исчез, не прислав даже записки. Алира вновь нахмурилась. Она никак не могла взять в толк, почему крёстный вообще обязан что-то делать для Дамблдора. А тот вечно отмахивался от этого вопроса ничего не значащими фразами.

Да, почти четыре года она провела в Америке, но каждый раз, когда вновь оказывалась в Коукворте, всегда знала, где находится Северус. А за последние полтора года что-то изменилось. Он чаще стал пропадать, отговариваясь какими-то делами, а когда возвращался, всё чаще был серьёзен и хмур больше обычного.

Девушка тяжело вздохнула. Нет, она ни в коем разе не считала, что зельевар должен перед ней отчитываться. Он взрослый маг, у которого есть своя собственная жизнь, а сама Алира — какое-то непонятное приложение к ней. Она и так старалась как можно реже беспокоить крёстного своими проблемами, но неужели нельзя было просто всё ей объяснить, чтобы это противное чувство паники не просыпалось где-то внутри каждый раз, когда Северус куда-то исчезал. Пусть и предупредив об этом.

А сейчас…

«Да чем он вообще таким занят, что за все дни так и не нашёл времени мне сообщить?!» — волшебница со злостью бросила расческу на кровать.

Только в одном блондинка была уверена — она волнуется за зельевара. Но откуда взялось это странное чувство опасности, объяснить не могла. Можно конечно отправить Джену, найти его, но… Девушка перевела взгляд на замершую перед ней домовушку, пристально смотревшую на свою хозяйку. Уши повисли вдоль спины до самого пола, отчего глаза стали казаться в два раза больше.

«Нет. Пожалуй, это будет чересчур.».

— Джена, не поможешь? — Алира указала на волосы.

Эльфийка щёлкнула пальцами, мгновенно высушивая длинные пряди, возвращая им их природный, практически белый оттенок.

— Спасибо, — улыбнулась волшебница. — Ужин готов?

— Да, моя госпожа! — воодушевилась домовушка, отчего её уши тут же вытянулись вверх. — Я накрыла Вам стол на кухне, моя госпожа. Как Вы и просили, моя госпожа!

— Джена, — почти простонала девушка, вставая с кровати. — Я ведь просила не называть меня так.

— В-вам н-не нравится, м-моя г-госпожа? — губы эльфийки задрожали, а глаза готовы были вот-вот наполнится слезами.

Блондинка кисло улыбнулась, ну вот опять не удалось избежать этого момента:
— Мне очень нравится, правда, Джена.

Домовушка практически мгновенно расцвела.

— Но я прошу тебя, — ведьма сложила руки в умоляющем жесте и наклонилась к ней, чтобы их глаза были практически на одном уровне, — не так часто. Хорошо?

— Да, моя госпожа! — восторженно пискнула эльфийка.

Алира вздохнула, понимая, что договориться с Дженой всё же невозможно, и отправилась вниз.

— Составишь мне компанию, Дэй? — девушка почесала за ухом как всегда спящего в кресле кота. Тот лениво посмотрел на неё своими зелёными глазами-щёлками, неспешно потянулся, спрыгнул на пол, потёрся о колени хозяйки головой, едва не свалив её на пол, и, вытянув вверх и распушив хвост, гордо прошествовал на кухню.

— Задира, — улыбнулась ему вслед волшебница.

За ужином блондинка всё так же улыбалась, глядя как кот профессионально цепляет лапой из тарелки мясо. А Джена тихонько вытирала краем туники слёзы, как чудо из чудес провожая взглядом каждый кусочек, съеденный её госпожой.

Благо сама девушка этого не видела — от такого внимания недолго было бы и подавиться.

***

Следующие два дня были всецело отданы разбору купленных ингредиентов и тщательной уборке в лаборатории. Северус не показывался, записок не было.

Ещё четыре дня ушло на капитальную уборку всего небольшого коттеджа, под аккомпанемент рыданий Джены, что это её работа, и мелкие пакости со стороны Дэймона. При этом этот наглый кошак делал абсолютно честную морду, мол, «я тут ни при чём».

Невыносимый зельевар так и не появился. Посланий тоже не было.

В один из вечеров Алира рискнула заглянуть в его кабинет и проверить доступ к шкафу с древними фолиантами по зельям. Как и предполагала девушка, после её последнего эксперимента дверцы были наглухо закрыты. Перепробовав пару десятков отпирающих заклятий, рунных цепочек, зелий и ритуалов, блондинка сдалась и отправилась спать. На часах была половина четвёртого утра.

Следующий день начался далеко за полдень. Делать было абсолютно нечего. Наспех перекусив, девушка с ногами забралась на подоконник в своей комнате, устроила на коленях массивный древний трактат по рунам, найденный во время уборки в библиотеке и углубилась в чтение. Многое из прочитанного уже не раз попадалось в более поздних изданиях, поэтому читала Алира быстро, наискосок, постоянно отвлекаясь. Стрелка часов, словно издеваясь, медленно-медленно ползла по циферблату, хотя страница летела за страницей.

Вновь оторвав взгляд от текста, девушка скользнула взглядом по своему рабочему столу, и её взгляд зацепился за исписанный изумрудными чернилами лист пергамента, затем мазнул по календарю. Решение пришло моментально.

Соскочив с подоконника и опустив книгу на кровать, блондинка уселась за стол и взялась за перо. Но стоило обмакнуть его в чернила и занести над чистым пергаментом, как рука замерла в воздухе.

Мысль написать директору Хогвартса появилась несколько дней назад, но Алира старательно её отгоняла, прекрасно понимая, что это непременно вызовет недовольство Северуса. Несмотря на то, что зельевар восхищался Дамблдором, он всячески не желал его знакомства со своей крестницей. Поэтому его и разозлило её самовольное решение перевестись в Хогвартс. Ну, а сейчас…

«Прости, Северус.», — подумала девушка. Перо быстро заскользило по пергаменту, мелким витиеватым почерком выражая просьбу.

— Джена, — волшебница позвала домовушку и, как только та появилась перед ней, протянула ей письмо и несколько монет, — отправь с почтовой совой.

«Так будет правильно.», — подумала блондинка, всё ещё смотря туда, где стояла уже исчезнувшая эльфийка. — «А с недовольством Северуса потом разберусь.».

Внутри неприятно кольнуло, волнение за внезапно исчезнувшего зельевара никуда не делось. За прошедшие дни оно, пожалуй, только усилилось. Алира редко слушала свою интуицию, но сейчас она буквально вопила об опасности, оставляя неприятный осадок в душе.

Девушка улеглась на кровать, свернувшись калачиком. Дэймон проскользнул в комнату через приоткрытую дверь, улегся рядом и громко заурчал, успокаивая. Волшебница прижалась к коту, запустив тонкие пальцы в длинную чёрную шерсть. Вскоре она уснула.

На следующее утро, двадцать шестого августа, «Ежедневный пророк» кричал заголовком о нападении Пожирателей Смерти на Чемпионате мира по квиддичу. Алира долго всматривалась в колдографию на первой странице: призрачный череп с выползающей изо рта змеёй. И чем больше она всматривалась в неё, тем сильнее становилось чувство, что змея обвивается вокруг её шеи, сжимая всё сильнее, душа. Мелко задрожали чашки и тарелки в кухонных шкафах.

А девушка всё смотрела на колдографию, проваливаясь всё дальше в свои воспоминания, туда, где она уже видела эту дьявольскую метку.

Мелкие предметы всё сильнее бесновались вокруг. Ваза и тарелка, оказавшиеся слишком близко к краю стола полетели на пол, разлетаясь сотнями осколков. Джена, почувствовав неладное, появилась на кухне, но так и не смогла растормошить свою хозяйку или отобрать у неё злополучную газету, и теперь, безумно воя в углу, выкручивала себе уши. Но Алира этого не слышала, она вообще не замечала ничего вокруг.

Внезапно с грохотом распахнулось запертое на щеколду окно, порыв горячего воздуха ворвался внутрь, грозно зашипел на подоконнике кот. Девушка подняла на него растерянный взгляд и выпустила газету из рук. Мгновение — и бумага вспыхнула, тут же развеявшись пеплом.

Юная ведьма, сбитая с ног очередным порывом ветра рухнула на пол: мелкие осколки стекла иглами впились в ладони. Из глаз брызнули слёзы. Всё вокруг стихло.
Алира, всё ещё в шоке от произошедшего, подняла руки и невидящими глазами уставилась на свои ладони, с которых крупными тёмно-алыми каплями падала кровь.

Мгновенно перестала биться в истерике домовушка, её уши воинственно изогнулись и она недобро посмотрела на кота. Щелчок длинных корявых пальцев, и животное с рассерженным воплем вылетело в окно. Рама с грохотом захлопнулась.

Два хлопка следом разорвали звенящую тишину дома — Джена исчезла и тут же вернулась со шкатулкой зелий. Ближайший стул по велению эльфийки был превращён в удобное низкое кресло, куда и была усажена всё ещё потрясенная и абсолютно не сопротивляющаяся девушка.

Густое, тягучее снадобье медленно полилось из тёмного флакона на израненные ладони, наконец приводя блондинку в чувства. Она застонала и тут же прикусила нижнюю губу. Из сильно зажмуренных глаз чаще потекли крупные слёзы. Зелье медленно растекалось по ранкам, останавливая кровь, выталкивая наружу осколки стекла и, наконец, заживляя.
Через несколько минут на ладонях не осталось и следа. Алира поморщилась, пытаясь пошевелить пальцами. Внезапно накатила слабость, руки безвольно упали на колени, а перед глазами всё поплыло. Девушка начала заваливаться вперёд, рискуя вновь встретиться с полом, но была за плечи подхвачена домовушкой. На миг головокружение усилилось, и блондинка тут же оказалась в своей комнате. Сознание отказывалось воспринимать окружающую действительность.

Как сквозь сон долетало до неё невнятное бормотание Джены, пока та вливала какие-то лекарства. А едва голова коснулась подушки, Алира тут же провалилась в сон. Долгий сон без сновидений, лишь в самом начале, где-то на периферии отключающегося сознания на миг вспыхнули ярко-зелёные кошачьи глаза.

***

Пробуждение было долгим. Девушка открыла глаза и посмотрела в потолок. Она была зла. Чертовски зла на саму себя. Проклятая метка! Почему из-за неё Магия едва не сорвалась?

Блондинка перевернулась на бок, дотянулась до лежавшей на прикроватной тумбочке палочки и лишь затем села. Глубоко вздохнув несколько раз, словно собираясь с мыслями, она пристально уставилась на кончик волшебной палочки, мысленно твердя заклинание.

«Люмос!»

Ничего.

«Люмос!»

Снова ничего. Алира прикрыла глаза и ещё раз глубоко вздохнула.

«Люмос!»

Крохотная искра слабо засияла на конце чёрной лаковой палочки. Она всё разгоралась и разгоралась, заливая и без того освещённую комнату светом. Отменив заклятие, девушка упала назад на кровать, немного раскинув руки и довольно улыбаясь.

Очередной выброс вновь мог лишить её магии. А с самоконтролем определенно нужно было что-то делать.

Но почти появившееся хорошее настроение было в момент уничтожено, стоило блондинке добраться до ванной. Одного взгляда в зеркало было достаточно. Отчаянно моля Моргану, чтобы всё это ей просто привиделось спросонья, девушка тщательно умылась холодной водой и вновь на себя критически посмотрела: внешний вид не радовал. Совсем. И без того крайне светлая от природы, почти фарфоровая кожа сейчас приобрела сероватый оттенок. Светло-голубые глаза, обычно невероятно чистого цвета, выглядели тусклыми, словно неживыми, а синяки под ними были такими, словно она и часа не спала за последнюю неделю.

— Да уж, — на выдохе прошептала Алира. — Красавица из красавиц.

Она не глядя достала полотенце и промокнула влажную кожу, продолжая скептически изучать своё отражение, выглядевшее смертельно больным.

«Хорошо же меня вчера накрыло! Не хватало мне ещё раз сорваться.».

Несколько несложных заклятий из арсенала любой уважающей себя ведьмы в одно мгновение бы избавили её от болезненного вида, но тратить ещё не до конца восстановленные силы отчаянно не хотелось.

— Да ну всё к Мерлину!

Блондинка швырнула полотенце в раковину и вернулась в спальню.

Через несколько минут она, уже переодевшись и на ходу доплетая косу, спустилась вниз. В доме было тихо. Едва девушка переступила порог кухни, перед ней возникла домовушка:
— Доброго дня, моя госпожа! Наконец-то Вы проснулись! Вы голодны?

— Кофе и что-нибудь перекусить, — вяло отозвалась волшебница, усаживаясь за стол.

— Да, моя госпожа!

Алира бегло осмотрела кухню. Ни на столе, ни на подоконнике не было никакой почты. Видимо от газет Джена отказалась из-за произошедшего, а писем не было, как таковых. Северус так и не дал о себе знать, а ответа из Хогвартса пока не последовало. Возможно, просьба была чересчур вызывающа?

«Зря я это затеяла…», — подумала девушка, когда перед ней возникла чашка обжигающего чёрного кофе.

Она сделала глоток, блаженно прикрыв глаза.

«Хотя, время ещё есть», — прищуренный взгляд скользнул по календарю. До конца августа оставалось пять дней.

А в Коукворт пришла небывалая для этих мест жара.

Глава 2. Феникс, шляпа, змея и лев


29 августа 1994. Великобритания. Коукворт

Великобританию неспроста называют страной дождей и туманов, погода здесь резко переменчивая, часто облачная и с осадками. Но последняя неделя лета в пух и прах разбила все стереотипы и побила все мыслимые и немыслимые рекорды метеонаблюдений — в центральных графствах Англии стояла невыносимая жара: воздух был раскалён, листва и трава пожухли, земля растрескалась, а асфальт едва не плыл под ногами. Но на небе уже начали появляться редкие тяжёлые облака, грозящие разразиться затяжными дождями в первые дни осени. Ну, а пока они медленно плыли в вышине, изредка скрывая безжалостно палящее солнце, но не принося облегчения англичанам, не привыкшим к таким капризам погоды.

Измученных жарой людей не спасали ни толстые каменные стены старинных особняков, ни работающие круглосуточно кондиционеры и вентиляторы. Жизнь переключилась на ночной ритм, мало кто отваживался показаться на улице днём, рискуя получить солнечный ожог.

Вот и в Коукворте в середине дня было абсолютно пустынно. Крохотный городок и без того был не самым оживлённым местом, но под палящим солнцем выглядел совсем безжизненным. Ситуацию здесь, пожалуй, ещё больше усугубляла небольшая река, вдоль которой собственно и располагалась центральная улица этого ничем не примечательного места, да ткацкая фабрика, трубы которой вырисовывались на самой окраине. Испарения первой и дым второй никак не добавляли комфорта уставшим от жары жителям.

В тени фабрики расположился один из беднейших районов. Его однотипные домики когда-то были построены для семей рабочих. Теперь же они представляли крайне жалкий вид: мрачные, ветхие, словно мёртвые. Но здесь продолжали жить люди. И в доказательство этому на втором этаже одного из домов на теневой стороне улицы было настежь открыто окно, а на подоконнике удобно устроилась девушка. Длинные, почти белые волосы были заплетены в небрежную косу, что была перекинута вперед через худенькое плечико. Отдельные пряди выбивались из наспех сделанной причёски. Одну из них блондинка методично накручивала на палец. Казалось, что она увлечена чтением: на её коленях покоилась массивная книга в тёмном кожаном переплёте. Но вот уже несколько минут не шуршали старые страницы, а взгляд светло-голубых глаз был устремлен в одну точку. И тоска, отражавшаяся в них, и морщинка, пролегшая меж тонких бровей, говорили о том, что мысли девушки были далеки от приятных.

Хлопанье крыльев и громкое уханье отвлекли светловолосую от её занятия, и, подняв глаза от страницы, она заметила крупную чёрно-серую сову, восседавшую на толстой ветке яблони, росшей недалеко от дома. Птица внимательно смотрела вперёд своими ярко-жёлтыми глазами-блюдцами. Дополнял эту странную картину конверт, привязанный к её лапке.

Сова недовольно ухнула и ничком свалилась с ветки. Алира резко перегнулась вниз, наблюдая падение, едва удержав при этом книгу, и лишь чудом не рухнула сама. Сердце пропустило удар, напоминая о страхе высоты, и юная ведьма так же резко отпрянула назад. Ноги благополучно коснулись пола.

Положив фолиант на кровать, блондинка бросилась вниз. Дэймон, как всегда, развалившись в своём любимом кресле и свесив голову вниз, лениво посмотрел на пробежавшую мимо хозяйку. Девушка рывком распахнула дверь и выскочила на улицу. Обогнув угол дома, она оказалась точно под той самой яблоней. Сова лежала на земле, вытянув вверх лапу с привязанным к ней письмом и удивлённо хлопала глазами.

— Живая, — выдохнула Алира, склоняясь над птицей. Затем аккуратно подняла горе-почтальоншу и пошла назад в коттедж.

Не зная, как помочь птице охладиться, блондинка положила её на кухонную тумбу, собираясь хотя бы обрызгать водой. Едва был открыт кран, как сова вдруг «ожила» и головой вниз нырнула в раковину.

«Ненормальная!» — подумала волшебница, протянув руку, чтобы перекрыть воду, но тут же её резко отдернула: острый мощный клюв щёлкнул совсем рядом с пальцами. Сова грозно крякнула.

— Ненормальная, — уже вслух проговорила девушка, отступая назад и садясь на стул. Ничего чуднее в своей жизни она не видела.

Птица, каким-то невообразимым способом развернувшись в крохотной раковине, теперь сидела прямо под краном, из которого ей на голову лилась вода.

Прошло несколько минут, прежде чем сова неуклюже выбралась назад на тумбу, заливая все вокруг потоками воды. И вновь уставилась на юную ведьму своими большими глазами, недовольно ухнув.

Светловолосая вновь было протянула к ней руку, надеясь хотя бы теперь забрать письмо, но острый клюв вновь щёлкнул в опасной близости от пальчиков.

— Ненормальная, наглая… — прошипела Алира, сузив глаза, — вымогательница. На! — и поставила перед почтальоншей тарелку с крекерами.

Птица вновь недовольно ухнула.

— Испепелю, — сквозь зубы рыкнула волшебница, потянувшись к своей палочке.

Сова сверкнула глазами и вытянула вперёд лапу с письмом.

Блондинка, не сводя настороженного взгляда с острого клюва и готовая в любой момент одёрнуть руку, наконец-то забрала послание. Благо, магические письма были защищены от непогоды, и пергамент не пострадал при непредвиденном купании. Скользнув взглядом по зелёным чернилам на конверте, девушка разломила печать Хогвартса и углубилась в чтение. Почтальонша принялась уничтожать печенье.

Письмо, как и подпись на конверте, было написано ярко-изурудными чернилами, крупным ровным почерком.

«Дорогая мисс Малфой,
Ваша просьба меня несколько удивила, но я вполне понимаю, чем она обоснована.
Думаю, мы сможем всё решить при Вашем непосредственном визите в Хогвартс.
Жду Вас сегодня во второй половине дня.
У входа Вас встретит и проводит школьный смотритель — мистер Филч.

С уважением, директор Школы чародейства и волшебства «Хогвартс»…»


Перечитывать все титулы и имена директора Алира не стала. Зато ещё раз пробежала глазами текст. За простыми, на первый взгляд, фразами отчего-то мерещилось второе дно.

Поднявшись в комнату, юная ведьма бросила письмо на стол и открыла шкаф. Как там говорят? Встречают по одёжке? Кого ждёт увидеть в своем кабинете директор Хогвартса? Ответ очевиден — девушку, носящую фамилию Малфой, аристократку, наследницу.

При последних мыслях Алира скривилась: иметь что-то общее с этой семьёй она не хотела. Как бы абсурдно это не звучало. Но, вернувшись в Великобританию и решив остаться здесь, сама избрала эту роль. Придётся соответствовать.

Волшебница извлекла из недр шкафа небольшую шляпную коробку и заглянула в неё. Да, чары расширения пространства — великая вещь. Иначе все эти наряды и женские безделушки дом Северуса просто бы не вместил.

Определившись с выбором, девушка сделала несколько пасов волшебной палочкой и на её кровати оказалось нежно-голубое платье, укороченная летняя мантия на пару оттенков темнее, шляпка в тон, отделанная белой лентой, белые босоножки с закрытыми носком и пяткой и молочные длинные перчатки.

— Джена! Мне нужна помощь! — звонко воскликнула Алира, отдавая свои сборы в руки домовушки.

Через несколько минут она уже критично осматривала себя в увеличенное зеркало. А не слишком ли? В таком виде можно на прием к Королеве, а тут какой-то директор школы.

«Директор Школы Чародейства и Волшебства «Хогвартс», кавалер ордена Мерлина первой степени, Великий волшебник, Верховный чародей Визенгамота, Президент Международной конфедерации магов», — напомнила себе блондинка, воспроизводя в памяти длиннющую подпись под письмом. — «И величайший волшебник современности», — сами собой всплыли в голове слова Северуса. Алира скривилась. Что-то в директоре её настораживало, хотя она его никогда и не видела. Ну не может кто-то быть таким во всём положительным! Не может!

— Не верю, — пролепетала волшебница своему отражению.

— Моя госпожа, какая красивая! — радостно всхлипнула эльфийка. — Настоящая благородная леди! Ваша бабушка бы так Вами гордилась! — и тут она уже всхлипнула, вспомнив старую любимую хозяйку, внучку которой она поклялась защищать.

— Хватит! — оборвала грозящие начаться причитания Алира. — Будешь меня сопровождать, Джена. Нам пора!

— Да, моя госпожа! Одно мгновение! — и эльфийка с хлопком исчезла, тут же возвращаясь назад, но уже с совой в руках.

У девушки непроизвольно дёрнулся глаз, и бровь изогнулась дугой, выражая крайнее удивление.

— Эта птица в конец обнаглела!

Сова довольно ухнула, а Джена немного виновато пожала плечами и протянула хозяйке руку. Алира сжала её тонкие крючковатые пальцы и в следующий миг комната опустела.

***

29 августа 1994. Хогсмит

Хогсмит как всегда был полон жизни. Небольшая магическая деревушка, раскинувшаяся недалеко от Школы чародейства и волшебства «Хогвартс» всегда пользовалась популярностью у волшебников и волшебниц магической Британии. Посетителей сюда привлекали как редкие товары, не встречавшиеся больше нигде на островах, так и просто окружающие красоты, наполненные магией.

Здесь было так оживлённо, что почти никто не обратил внимания на юную волшебницу, появившуюся в сопровождении домашнего эльфа.

Едва они оказались на месте, сова, громко ухнув, улетела. Алира отпустила лапку Джены и вздохнула полной грудью. После изнуряющей жары и сухости Коукворта, свежий, чуть прохладный воздух Хогсмита был как глоток воды в пустыне. Скользнув взглядом по указателю, девушка уверенно двинулась вперёд. Домовушка семенила следом.

Широкая центральная улица вывела их из деревни на пустую извилистую тропу, ведущую вдоль озера. Редкие солнечные лучи то тут, то там пробивающиеся сквозь плотную завесу низких светло-серых облаков, серебристыми дорожками разбегались по неподвижной тёмной глади.

Тропа вновь круто повернула, взбираясь на пологий холм. На его вершине Алира остановилась, пристально вглядываясь вдаль. Из тёмных вод озера буквально вырастал, устремляя в небо шпили башен и башенок, древний замок. Видимо, природе было так угодно, что в этот момент солнечные лучи пробились сквозь облака, словно специально подсвечивая школу. Хогвартс впечатлял даже с такого расстояния.

— Недурно, — прошептала девушка, внимательно рассматривая открывшуюся ей картину.

Она увидела Хогвартс, теперь оставалось дело за малым — встретиться с его директором. Их интерес к друг другу определённо был взаимным. Но что за чувство он вызывает? Алира прижала руку к груди: сердце немного сбилось с привычного ритма — ожидание, предвкушение… Игра! Да, вот оно — то самое чувство. Давно она его не испытывала. Но сейчас юная ведьма чётко поняла, что воспринимает Альбуса Дамблдора как противника (смешно, да? девчонка, едва способная колдовать, и общепризнанный величайший волшебник современности). Но вот что это будет за игра, и какие у неё правила, невозможно было даже предположить.

«Ну что же, посмотрим.», — холодно улыбнулась блондинка и решительно зашагала в сторону замка.

Впереди замаячил длинный каменный мост, ведущий к школе. Алира на мгновение сбилась с шага, словно коснувшись чего-то, что тут же исчезло.

«Барьер», — мелькнуло в голове, и девушка обернулась на Джену. Домовушка остановилась посреди тропы и взволнованно смотрела на хозяйку.

— Всё хорошо, подожди меня здесь, — улыбнулась ей волшебница и направилась к мосту. Определённо интересное сооружение. А какие виды!

Мост привёл на широкую мощённую булыжником террасу, левее впереди возвышались массивные деревянные двери, обитые железом. Несмотря на отсутствие учеников, главный вход замка был распахнут, словно встречая всех желающих побродить по его пустынным коридорам.

У самых дверей нашелся и завхоз, о котором писал Дамблдор, — скрюченный старик не самой приятной наружности.

«Явно не самая дружелюбная личность в замке.», — отметила про себя девушка.

У его ног сидела всклокоченная и какая-то полинявшая кошка, напоминавшая скорее старую меховую шапку, поеденную молью. Кошка щурила жёлтые глаза и недовольно постукивала кончиком хвоста.

— Добрый день, вы, видимо, мистер Филч? — обратилась к старику Алира. Он бросил на неё злобный взгляд. — Директор Дамблдор должен был предупредить о моём визите.

— Пошли! — раздражённо сказал завхоз, и, что-то бубня себе под нос, двинулся в школу. Блондинка пошла следом.

Она плохо запомнила по каким коридорам, галереям и лестницам они шли, но вскоре перед ними оказалась огромная каменная горгулья.

— Шоколадные лягушки, — проворчал старик и, не дожидаясь, пошёл назад.

Алира проводила его недовольным взглядом и вновь повернулась к горгулье. Статуя, словно живая, отпрыгнула в сторону, заставив девушку невольно вздрогнуть и попятится назад. В образовавшейся нише оказалась довольно крутая винтовая лестница, уходящая вверх. Поднявшись по ней, волшебница оказалась у громоздкой тёмной двери. Постучав и дождавшись приглашения войти, блондинка толкнула массивную золотую ручку. Дверь на удивление легко отворилась.

От внезапно ударившего в глаза света девушка немного поморщилась.

— Ох, простите ради Мерлина, — произнёс спокойный голос. — Мне, старику, постоянно недостаёт света.

Послышались хлопки закрываемых ставень. Алира наконец смогла открыть глаза. Но, по её мнению, в кабинете по-прежнему было слишком много света и поверхностей, его отражавших.

Все стены круглого помещения были заставлены шкафами. На их стеклянных полках теснились многочисленные хрустальные сосуды и всевозможные приборы из различных металлов. Все это вкупе превосходно преломляло и отражало свет, ужасно бив по глазам. Сосредоточится на чём-то одном было нереально.

Окинув кабинет беглым взглядом, девушка поняла, что видит всего одно окно. Но она определенно слышала, как закрываются многочисленные ставни. Не поднимая головы, бросила взгляд вверх — так и есть, под самым потолком почти по всей окружности кабинета виднелись закрытые окна.

Не больше нескольких секунд прошло с тех пор, как юная ведьма вошла в этот кабинет, немного дезориентированная его чрезмерным блеском, а она уже смотрела прямо перед собой, на хозяина всего этого «великолепия».

Мантия волшебника была под стать его кабинету, ярко-лиловая и блестящая. Длинная белая борода собрана завязкой с бубенчиками на уровне груди. На кончике носа умостились очки-половинки, а из-за них на блондинку взирали невероятно яркие голубые глаза. Слишком живые для такого старого волшебника (Алира невольно задалась вопросом, сколько же Дамблдору лет) и слишком пронзительные. От его взгляда захотелось спрятаться. Он словно выворачивал наружу все мысли и тайны.

Желание спрятаться девушка успешно отогнала, но взгляд всё же немного отвела. Когда-то Северус упоминал, что Дамблдор искусный легиллимент.

— Прекрасная коллекция, господин директор, — разорвала она тишину. — Простите, что отвлекаю вас от дел.

— Ну что вы, мисс Малфой, — Дамблдор поднялся со своего места и вышел из-за стола. — Я очень рад нашему знакомству. И, кроме того, вы как раз вовремя — я собирался пить чай.

Директор жестом указал на неприметную зону кабинета, сбоку от входной двери. Там действительно нашелся накрытый для чаепития столик и два кресла. Чашка была одна. Рядом с дальним креслом на металлической жёрдочке восседала редкой красоты красно-золотая птица.

— Феникс, — завороженно прошептала Алира. Видеть эту редкую птицу так близко ей ещё не доводилось.

— Это Фоукс, — добродушно проговорил директор, вставая рядом. — Думаю, он не будет против, если вы его погладите. Фоукс любит гостей.

Волшебница осторожно приблизилась к птице и, сняв перчатку, двумя пальцами погладила ей голову. Феникс был горячий. Нет, не обжигающе горячий, а словно согревающий. Фоукс наклонил голову и внимательно посмотрел девушке в глаза.

Блондинка слегка нахмурилась, а затем тряхнула головой, явно отгоняя от себя какие-то мысли. И вновь повернулась к директору, до этого крайне внимательно следившему за ней. От него не укрылось возникшее замешательство новой студентки.

— Я… Я бы не хотела отнимать много вашего времени, господин директор, — немного сбившимся голосом произнесла Малфой. — Наверняка, у вас много дел перед началом года.

— О да, — добродушно улыбнулся Дамблдор. — Вы, несомненно, правы, моя девочка (Алиру внутренне передернуло от такого обращения, и она едва заметно нахмурилась). Но я с удовольствием уделю вам немного времени. Может быть, все-таки чаю? — маг вновь указал на столик, где стояли уже две чашки.

— Благодарю за приглашение, господин директор, — блондинка мило улыбнулась и заняла кресло рядом с насестом феникса. Ещё раз смотреть в глаза птице абсолютно не хотелось.

По мановению руки волшебника пузатый заварочный чайник поднялся в воздух и начал разливать чай.

Алира осторожно взяла в руки тонкую фарфоровую чашку, всего лишь на мгновение всмотрелась в её содержимое, и пригубила напиток.

— У вас отменный вкус, сэр, — довольно улыбнувшись, произнесла она, и вновь сделала глоток.

— Что-нибудь сладкое? — директор указал на большую тарелку с разнообразными сладостями. Чего там только не было! — Нет? А вот я пожалуй съем несколько лимонных долек. Крайне их люблю. Замечательное лакомство!

На некоторое время вновь повисла тишина. Дамблдор пристально наблюдал за новой студенткой из-за своих очков-половинок, в то время как она скользила взглядом по обстановке кабинета.

— Признаться, — доверительно начал директор, — я был крайне удивлен, получив ваше первое письмо.

Девушка молчала и ждала, как дальше пойдёт этот разговор.

— Удивительно, что вы с самого начала не поступили на обучение в Хогвартс, как ваш брат. Вы так похожи, — маг поставил чашку на стол, и она вновь наполнилась чаем. — Вы близнецы?

— Всего лишь двойняшки, — ровно отозвалась девушка. — А обучение в Салеме начинается раньше, господин директор. Я захотела обучаться там.

— Вот как, — пробормотал Дамблдор, ярко-голубые глаза сверкнули из-за очков-половинок. — И ваша семья не была против?

Алира едва заметно вздрогнула. Только разговоров о семье ей не хватало:
— Против чего? — вернула она вопрос. — Против моей учёбы?

— Но вы ведь так рано покинули дом.

Алира довольно резко поставила чашку, отчего фарфор тихо зазвенел:
— Господин директор, мне кажется, что все вопросы, связанные с решениями моей семьи, касаются исключительно моей семьи.

Дамблдор мягко улыбнулся, про себя отмечая ту грань, где самообладание его гостьи пошатнулось:
— Я не хотел вас задеть, моя девочка, — доброжелательно произнес маг. — Мне просто очень любопытно узнать вас получше. Вы ведь простите старику невинное любопытство?

Девушка легко кивнула, вновь поднося в губам чашку. А Дамблдор тем временем продолжал:
— Просто ваше положение довольно необычно. Вы — наследница древнего магического рода, тем более такого, как Малфои. Так что ситуация с вашим обучением выглядит несколько странной…

— Что же странного вы в ней находите, сэр? Я выразила желание обучаться в Салеме. И я там обучалась.

—Тогда почему вы подали прошение о переводе. Салем вас не устроил?

Блондинка явно задумалась над ответом, опустив глаза:
— Понимаете, господин директор, я довольно посредственная ведьма. И ошибочно взяла для себя слишком высокую планку…

— Ай-яй-яй, — Дамблдор потряс указательным пальцем, словно пожурив непослушного ребёнка. — После вашей просьбы о переводе, мисс Малфой, я связывался с директрисой Салемской академии, мисс Ворт, кажется… — девушка молча кивнула, подтверждая. — Так вот, она выразила крайнее расстройство, что потеряла одну из лучших своих учениц.

— Она несколько преувеличила мои заслуги.

— Как и Северус?

Алира резко вскинула голову, всего на миг глядя прямо в глаза директора. Он тонко улыбнулся:
— А вот и ещё одна странность — наличие у вас опекуна.

Девушка усмехнулась, всеми силами пытаясь не рассмеяться в голос: «Как же интересно вы меняете темы, господин директор! Видимо моя жизнь не даёт вам покоя. Ведь вы о ней ничего не знаете и пытаетесь ухватиться за все известные факты. Что ж, подкину вам еще один кусочек пазла… Развлекайтесь!»

— В роду Малфоев не бывает наследниц, сэр, — она сделала многозначительную паузу. — И это не касается никого, кроме самих Малфоев.

— И всё же Северус… Поймите, девочка моя, я знаю его ещё со времен обучения в этих стенах, — директор откинулся в кресле, сцепив перед собой пальцы. — Когда-то он совершил много ошибок. Много страшных ошибок, — маг многозначительно посмотрел на студентку. — Кроме того, он взрослый одинокий мужчина, а вы — юная девушка, так что такая ситуация выглядит несколько… неоднозначной…

— Вы находите? — блондинка улыбнулась одними кончиками губ и на миг задумалась, внимательно изучая рисунок обивки кресла, на котором сидел Дамблдор: — Он мой крёстный, так что забота обо мне — это веление самой Магии.

Волшебник внимательно посмотрел на свою гостью: только что она крайне ловко ушла от прямого ответа, ограничившись общими фактами. Очень интересно! Никакой эмоциональной окраски!

Косой луч заходящего солнца скользнул по столу.

— Уже столько времени прошло! — неподдельно изумился маг. — Подумать только, как быстро оно идёт за интересной беседой. Но не буду вас больше задерживать, моя девочка.

Дамблдор довольно резво поднялся со своего места и, обойдя кресло, остановился напротив деревянного шкафа.

— Уважаемая, — обратился непонятно к кому директор. — Вы позволите Вас побеспокоить?

Вдруг на верхней полке что-то дёрнулось, и на глазах у изумлённой Алиры у старой шляпы появился рот:

— Что, уже распределение? Неужели я все проспала?

— Нет, нет, уважаемая, — поспешил заверить артефакт Дамблдор. — До распределения ещё три дня. Просто в этом году у нас есть одна необычная студентка. Не составит ли Вам труда распределить её на факультет прямо сейчас?

— Что ж, — протянула Шляпа. — Давайте посмотрим!..

Директор снял артефакт с полки и подошёл к студентке:
— Вы позволите? — дождавшись утвердительного кивка, надел шляпу ей на голову.

— Хм, — вымолвил артефакт. — Действительно интересно…

«Малфой — это определённо Слизерин, но… Что скажешь?» — Алира не могла понять, слышит ли она голос или он просто существует в её сознании.

«Почему Слизерин? Только из-за фамилии?» — в мысленном вопросе отчётливо слышалось недовольство.

«Ну-ну, юная леди! Прекратите в красках представлять моё уничтожение!» — возмущённо отозвалась Шляпа в мыслях девушки. — «Нет, для Слизерина вы слишком вспыльчивы.».

«Тогда не смейте судить только по фамилии!»

«Не судить по фамилии, говоришь? Ну что ж, давай копнём глубже…»

Медленно истекала вторая минута. Дамблдор крайне внимательно наблюдал за нахмурившейся девушкой, которая, судя по всему, вела ожесточённую дискуссию со школьным артефактом.

«Ты остроумна, но на грани дозволенного.», — вновь заговорила Шляпа. — «Умна, но предпочитаешь учить лишь, то, что тебе интересно, не проявляя усердия в другом. Когтевран не подходит. Можешь быть и верной, и честной, но, к сожалению, это зависит от слишком многих событий — Пуффендуй тоже отпадает.», — продолжал рассуждать артефакт. — «Ты довольно храбра, тебе знакомы понятия и «благородства», и «чести», но откуда же в тебе столько ненависти и ярости, девочка?»

«Не твоё дело!» — подумала блондинка с раздражением.

«Разве? Но ты же сама хотела, чтобы я копнула глубже…» — не унималась Шляпа.

«Да! Но это тебя не касается!»

«Как скажешь. Продолжим? На чём я остановилась? Ах, да, ненависть и ярость — плохие качества, может всё-таки Слизерин? Нет?.. Как знаешь… Хм. Решительности и упорства тебе не занимать. Да и хитрить ты умеешь. Хотя… Подлость, амбициозность — это не твои сильные стороны. А как насчет власти, величия? Нет, нет, я вижу, ты это презираешь. Но в тоже время, ты одиночка. Не хочешь пустить кого-нибудь в свою жизнь?»

«Нет!» — с явным неудовольствием подумала девушка. — «И я уже говорила, что это тебя не касается!»

«Уверена?» — в голосе Шляпы прозвучал сарказм. — «Что же заставляет тебя так думать? Не отвечай, я вижу. А может быть стоит рискнуть еще раз? Как говорится: «риск — дело благородное». Не хочешь? Боишься?.. Знаешь, я всё-таки больше склоняюсь к Слизерину. Там ты сможешь себя найти. Но, пожалуй, я отправлю тебя туда, где от тебя будет больше пользы…»

— Гриффиндор! — безапелляционно провозгласил артефакт.

Глаза директора предвкушающе сверкнули из-за очков-половинок. Кажется, он не ошибся. Ситуация становится всё интереснее.

Он молча снял шляпу с головы девушки и вернул на полку, ещё раз принеся извинения за беспокойство. А затем обернулся к студентке:
— Что ж, мисс Малфой, поздравляю. Гриффиндор — достойный факультет!

— Благодарю, — несколько отстраненно отозвалась девушка.

— Вы расстроены?

— Нет, — Алира тряхнула головой, — ни в коей мере. Просто интересно. Благодарю, что не отказали в моей просьбе, господин директор, — Малфой поднялась из кресла. — И простите за потраченное на меня время.

— Ну что ты, моя девочка. Мне, старику, всегда интересно пообщаться с молодёжью.

— Всего хорошего, директор Дамблдор.

— Всего хорошего, мисс Малфой. Был крайне рад нашему знакомству в, так сказать, неформальной обстановке. Надеюсь, вы будете заходить ко мне на чай.

— Непременно, господин директор. До свидания.

Развернувшись, Алира скрылась за дверью и довольно быстро спустилась вниз по лестнице. В коридоре никого не было. А ведь она совершенно не запомнила дорогу.

Противное скрежещущее «мяу» заставило блондинку опустить глаза — у её ног сидела кошка смотрителя.

Малфой удивленно изогнула бровь:
— И что? Ты — мое сопровождение?

— Мяу! — отозвалась кошка и припустилась вдоль коридора.

— Постой! — юная ведьма поспешила за ней.

***

Дамблдор задумчиво смотрел на закрывшуюся вслед за новой студенткой дверь, машинально поглаживая Фоукса, перелетевшего со своего насеста на спинку кресла.

— Да, — едва слышно пробормотал старик. — Вы абсолютно правы, мисс Малфой, всё это очень интересно.

Подойдя к шкафу, скрытому зеркальными дверцами, директор резко их распахнул. Внутри, на постаменте, стояла массивная каменная чаша с вырезанными по краям рунами — Омут памяти.

Кончиком палочки волшебник коснулся своего виска, извлёк тонкую серебристую нить и опустил её в Омут.

— Очень интересно… — вновь пробормотал Дамблдор и погрузился в свои воспоминания. Много чего нужно было переосмыслить и на многое посмотреть под другим углом.

***

Через несколько минут, следуя за кошкой, Алира благополучно покинула замок. Не сбавляя быстрого шага, который ей позволяло чувство собственного достоинства, юбка и почти что удобный каблук, девушка миновала двор, террасу и мост.

Джена встрепенулась навстречу хозяйке, удивлённо взглянула на неё и поспешила следом. Мысли вихрями крутились в голове волшебницы, но она упорно отгоняла их прочь — подумает об этом позже.

Тропа вновь вильнула, возвращая блондинку на то самое место, откуда два часа назад она любовалась Хогвартсом.

Алира остановилась, бросив долгий задумчивый взгляд на «выныривающий» из чёрных вод замок.

— Джена, домой, — отстранённо проговорила девушка несколько минут спустя. Домовушка ухватила руку хозяйки, и они мгновенно исчезли.

Глава 3. «Хогвартс-экспресс»


1 сентября 1994. Великобритания, Коукворт

Пожалуй, дождь первого сентября можно смело считать ещё одной традицией Великобритании. Изнуряющая жара, окутавшая центральные регионы страны в последние дни августа, отступила, уступив место холодному ливню. Гроза разразилась ещё с вечера и, не стихая, бушевала всю ночь. А к утру сменилась противной изморосью. Ничуть не посветлевшие облака ярко свидетельствовали о затяжном характере погоды — в страну дождей и туманов пришла осень.

Алира сосредоточенно смотрела в окно, провожая глазами потоки воды, скользящие по стеклу. Кофе в чашке, которую девушка держала обеими руками, то и дело поднося к губам, а затем опуская, так и не сделав глотка, давно остыл.

В доме было тихо и темно, он словно застыл, предвкушая долгие одинокие дни без своих обитателей. Негромко тикали часы. Светловолосая оторвалась от созерцания дождя за окном и скользнула взглядом по циферблату на каминной полке: «10.30» — полчаса до отправления поезда. Полчаса — и пути назад не будет. Хотя… Малфой усмехнулась. Кого она обманывает? Его нет уже давно!

Не было, когда она встречалась с Дамблдором.

И ещё раньше — когда писала письмо с просьбой о переводе.

Да нет же! Ещё раньше, когда эта неразумная мысль — остаться в Англии — пришла ей в голову и, не подвергнувшись обсуждению или хотя бы тщательному обдумыванию, была притворена в жизнь.

Но по-другому и быть не могло. Ведьма, которой она старалась быть почти четыре года, навсегда осталась там, в величественной академии, затерянной в лесах штата Массачусетс. Попытка быть кем-то другим с треском провалилась. Осталась лишь старая роль (губы блондинки нервно дёрнулись, сложившись в грустную улыбку), которую она абсолютно не умела играть…

С хлопком в комнате появилась домовушка, уже перенёсшая все вещи своей госпожи в багажный вагон «Хогвартс-экспресса». Видя задумчивость девушки, эльфийка не рискнула её отвлекать, просто молча замерла на месте, сложив лапки на животе. Уши поникли сами собой.

Стрелка пересекла отметку в тридцать две минуты, и Алира моргнула. Поставила на стол чашку с остывшим кофе, которого она так и не коснулась, надела серое драповое пальто и небольшую шляпку ему в тон. Глубокий-глубокий вдох, медленный-медленный выдох, и она протянула руку домовушке — обратного пути нет!
«10.35»

***

10.35. 1 сентября 1994. Великобритания. Лондон. Вокзал Кинг-Кросс

Несмотря на отвратительную погоду (после изнуряющей жары резко похолодало, и уже почти сутки шёл проливной дождь) на вокзале Кингс-Кросс в Лондоне было многолюдно: облачившись в тёплую одежду и вооружившись зонтами, англичане спешили по делам. Они толпились и толкались под навесами, перебежками передвигались под участками чистого неба, с которого низвергались потоки дождя, и с облегчением на лицах заскакивали в поезда, подгоняемые ледяным ветром.

В царящей кутерьме никто не обратил внимания на странный хлопок в узкой оконной нише, а затем и на выскользнувшую из неё девушку в сером пальто. Быстро оглядевшись по сторонам и бросив мимолётный взгляд на большие вокзальные часы, она смешалась с толпой, через несколько минут появившись на перроне между платформами девять и десять. Здесь блондинка остановилась, пристально глядя вперёд, словно выискивая кого-то.

Мимо спешили люди, то и дело толкая её локтями, задевая сумками и бросая короткие взгляды и извинения. Но ей не было никакого дела до магглов вокруг. Взгляд светло-голубых глаз был прикован к простой кирпичной стене, разделяющей две платформы.

Девушка медленно двинулась вперёд. Остановившись перед барьером она замерла, рука поднялась вверх, словно желая прикоснуться к стене, но под ладонью была пустота, лишь слабо вибрировало магическое поле, отзываясь лёгким покалыванием в кончиках пальцев.

Алира глубоко вздохнула и прикрыла глаза — сделать шаг вперёд было страшно.

***

10.44
Внезапно на платформе появилась довольно странная процессия. Впереди быстро шла невысокая полная рыжеволосая женщина средних лет. Она то и дело оборачивалась назад и подгоняла шедших за ней подростков, которые толкали перед собой тележки с чемоданами.

— Быстрее, быстрее! — воскликнула Молли Уизли, в очередной раз поворачиваясь к ребятам. — Не хватало, что бы вы ещё на поезд опоздали. Фред, Джордж, поторопитесь! — окликнула она двух абсолютно одинаковых парней лет шестнадцати.

Близнецы даже не отреагировали на слова матери, о чём-то активно споря с удивительно похожим на них молодым человеком.

Волшебница нахмурилась, но, махнув на них рукой, продолжила прокладывать путь по платформе.

10.48
— Кажется, успели, — с облегчением заметила девушка с копной каштановых волос, когда процессия уже была в нескольких метрах от разделительного барьера между платформами.

— Джинни, Гермиона, вы первые… — обратилась Молли к следующим за ней по пятам девочкам и резко затормозила. Ребята с трудом остановили тележки, что бы не налететь на неё и друг друга.

В спешке никто из них до сих пор не замечал девушку, стоявшую у разделительного барьера и создававшую проблему для его пересечения.

Слегка вздрогнув от шума за спиной, блондинка бросила взгляд через плечо, едва слышно извинилась и, обогнув стену, скрылась в толпе.

— В чем дело, мам? — молодой человек с собранными в низкий хвост волосами поспешил к женщине, заметив какое-то замешательство.

— Ох, не знаю, Билл. Какая-то девушка… Неважно! А ну живо, торопитесь все! Джинни, Гермиона!.. — скомандовала рыжеволосая волшебница, уперев руки в бока.

Девочки тут же исчезли буквально растворившись в кирпичной стене.

— Гарри, Рон! Фред, поторопись! — прикрикнула миссис Уизли на одного из близнецов.

— Я не Фред, я — Джордж! Когда же ты наконец научишься нас различать? — с хитрой улыбкой отозвался парень.

— И эта женщина ещё называет себя нашей матерью! — подхватил второй близнец, отзеркаливая улыбку брата.

Молли одарила их нечитаемым взглядом, махнула рукой и скрылась за барьером.

— Всё ещё пользуетесь тем, что вас путают? — усмехнувшись, спросил Билл.

— Ага! — хором отозвались близнецы.

И все трое по очереди скрылись за барьером.

***

На платформе 9 и ¾ было невообразимо шумно. Хотя до отправления «Хогвартс-экспресса» оставалось всего три минуты, и большинство студентов уже расселись по вагонам, пробраться сквозь толпу всё равно было довольно сложно.

Алый паровоз издал низкий протяжный гудок, выпустив клубы белого густого пара. Поторопившись, подростки с трудом загрузили чемоданы в ближайший вагон.

— Ох, я надеюсь, вы ничего не забыли? — взволнованно проговорила Молли Уизли.

Билл задумчиво оглядел поезд:
— Да, хотел бы я в этом году прокатиться с вами, ребята…

— Ты это о чём? — уцепился за фразу старшего брата один из близнецов.

— Увидите, — усмехнулся маг. — Кстати, передавайте Чарли привет при встрече.

Вновь отдав предупредительный сигнал, состав вздрогнул по всей длине.

Удивлённым, и так и не получившим ответов на свои вопросы подросткам пришлось скрыться в вагоне, лишь махнув на прощание.

В это же время на платформу 9¾ через барьер проскользнула девушка в сером пальто, быстро миновала толпу, ловко запрыгнула на ступеньку уже начавшего медленное движение поезда и скрылась внутри.

«Хогвартс-экспресс» в последний раз выпустил густые клубы пара и начал стремительно набирать ход. Впереди была долгая многочасовая дорога до школы.

Студенты, ещё не успевшие занять себе места, толпились в коридорах. Переглянувшись, семейство Уизли, Поттер и Грейнджер разбрелись по составу в поисках свободных купе. Джинни почти мгновенно скрылась за предпоследней дверью вагона, где оказались её однокурсницы. Фред и Джордж отправились в конец экспресса, с трудом проталкиваясь через гомонящую толпу. А Гарри, Рон и Гермиона решили попытать счастья вначале.

***

Алира глубоко вздохнула, переведя дыхание. Нежелательной встречи удалось избежать. Хотя с тем же успехом её можно было избежать и десятью минутами ранее. Не в привычке аристократов задерживаться на платформе до самого отбытия поезда.
Девушка снова вздохнула и прижалась лбом к холодному стеклу. Из-за своего глупого страха она едва-едва не опоздала, и лишь чудом успела заскочить в последний вагон.

Сняв пальто, шляпку и уменьшив их с помощью заклинания, блондинка убрала вещи в сумочку и двинулась вперёд. Первоочередной задачей было найти купе, желательно абсолютно пустое, ведь в ограниченном пространстве экспресса встретить кого-то знакомого было лишь дело времени. А юная ведьма не была до конца уверенна, что готова к таким столкновениям.

Миновав два вагона, волшебница утвердилась в мысли, что найти свободное место — крайне сложная задача. Учеников было много, и все они толпились и толкались в коридоре, выискивая своих знакомых. Алира уже сбилась со счёта, сколько раз её задевали локтями и сумками, наступали на ноги. Но светловолосая ведьма упорно двигалась вперёд.

Ещё через три вагона студентов стало значительно меньше, но все купе были заняты. Ближе к середине поезда блондинка наконец-то смогла вздохнуть спокойно. Коридор был абсолютно пуст, хотя свободных мест всё также не наблюдалось. Да и никого знакомого она пока не заметила, что не могло не радовать.

Оценив тщетность своих поисков, ведьма двинулась дальше. Внезапно сбоку грянул взрыв хохота, и из резко открывшейся двери буквально вылетел какой-то парень, сбивая с ног не успевшую увернуться девушку. Светловолосая зажмурилась, больно ударившись о пол.

— П-прости!.. — взволнованно раздалось где-то над головой.— Я тебя не заметил! — И перед глазами Алиры возникла протянутая рука, предлагавшая помощь.

Волшебница фыркнула и подняла возмущённый взгляд вверх, желая высказать всё, что думает о сбившем её, но удивлённо умолкла — прямо перед ней стоял тот самый парень с Косой аллеи.

Рыжий удивлённо наблюдал невероятную гамму эмоций, пронесшихся по лицу симпатичной блондинки, смотревшей на него, всё ещё сидя на полу.

— Ты!.. — вдруг рассерженной кошкой прошипела она. — Обещала же — прокляну!

Ведьма тряхнула правой рукой, и из-под рукава ей в ладонь скользнула палочка.

— Стой-стой! — воскликнул маг, вскидывая руки в примирительном жесте и отступая на шаг назад.

— В чём дело-то? — из купе выглянул темнокожий парень и замер на месте, оценивая развернувшуюся перед ним картину.

Алира была в бешенстве, судорожно придумывая как можно более мерзкое и трудноснимаемое проклятие, поэтому не обратила внимания на движение сбоку.

На плечо рыжему, всё ещё удивленно смотрящего на девушку, легла чья-то рука:
— Да, братец Фордж, а ты оказывается ещё более неуклюжий, чем я!..

Блондинка перевела взгляд на говорившего, затем на сбившего её с ног парня, и снова на его точную копию.

«Близнецы…» — пронеслось в голове.

— Извини, он — моя не самая удачная половина, — усмехнувшись, Фред хлопнул брата по плечу и, обогнув, наклонился к блондинке, протягивая руку. — Ушиблась?

Алира громко фыркнула, уцепилась за поручень и поднялась, полностью игнорируя предлагаемую помощь. Лёгкий взмах палочки привёл в порядок и очистил пострадавшую при падении одежду.

— У вас что, сбивать людей с ног — семейное? — возмущенно процедила ведьма, одарив рыжих ледяным взглядом. — Смотреть, куда несётесь — не пробовали?

— Эй-эй, — подал голос Джордж, — я правда неспециально. Извини, — прозвучало абсолютно виновато.

— Да ладно, это просто судьба! — весело заметил Фред. — Значит теперь ты должна мне свидание!

— Что?! — едва не задохнулась от подобной наглости ведьма. Светло-голубые глаза расширились от неподдельного возмущения, а на их дне полыхнули недобрые искры.

— Ну как же, — рыжий обошёл брата, — я же ещё в первый раз предлагал сходить в кафе. А теперь я просто обязан…

Серебристая вспышка, сорвавшаяся в конца волшебной палочки, оборвала воодушевлённый монолог и заставила всех парней бросится в разные стороны. При этом близнецы умудрились столкнуться и с грохотом ввалиться назад в купе, перегородив ногами коридор. Их темнокожий друг вжался с стену напротив. Заклятие никого не задело, угодив в потолок.

Из соседних дверей показались головы любопытных. Раздались смешки.

Алира вернула палочку в рукав и протянула руку магу, смотрящему на неё круглыми глазами:
— Ли… Джордан, — глухо выдавил он, но руку подал.

Оперевшись на неё, девушка переступила через ноги близнецов, прошептала: «Благодарю, мистер Джордан». И скрылась в соседнем вагоне.

— Уизли, ты идиот! — выдохнул Ли, смотря на кое-как поднявшихся близнецов.

— Да кто же знал, что правда проклясть попробует, — сверкая как начищенный галлеон, проговорил рыжий, ероша волосы и падая на сидение рядом с братом.

Джордж же задумчиво на него посмотрел, не разделяя наигранно весёлое поведение:
— А кто она собственно такая?

— Да так, — отмахнулся близнец. — Столкнулись на Косой аллее недавно. Но в отличии от тебя, — Фред вновь хлопнул брата по плечу, — я её поймал!

Темнокожий гриффиндорец зашел в купе, закрывая дверь, и уселся напротив Уизли.

— Мерлин! — воскликнул вдруг рыжий и, сорвавшись с места, вылетел в коридор.
Джордж и Ли непонимающе переглянулись:
— Что это с ним?

Оставшийся Уизли лишь пожал плечами. Ему и самому было это крайне интересно.

Фред вернулся через несколько минут, разочарованно плюхнувшись на сиденье и вытянув ноги.

— Забыл вернуть, — отозвался он на немой вопрос и вытащил из кармана браслет с голубыми камнями.

Джордан, улыбнувшись, хмыкнул и немного наклонившись вперёд громко зашептал Джорджу:
— Мы теряем твоего брата, — парень сделал страшные глаза. — Он хранит безделушку какой-то ведьмы!..

— Согласен, — в тон ему отозвался тот. — Думаешь, его ещё можно спасти?..

— Да ну вас к фестралам!.. — «возмутился» Фред, отвешивая брату несильную затрещину.

— А мне-то за что?!

— Ты сидишь ближе!..

***

На всякий случай Алира прошла ещё два вагона. Уж кого-кого, а этого рыжего встречать вновь совсем не хотелось.

«Так их ещё и двое!.. Стоп. Кажется Северус что-то говорил…» — она задумалась. — «Точно! Рыжие близнецы! Уизли! Предатели крови. У тебя паршивое чувство юмора, знаешь?..» — блондинка возвела глаза к потолку, словно обращаясь к кому-то «высшему», хотя так и было. Правда, ведьма была уверена, что Магии всё равно до таких воззваний.

Ближайшее купе, на первый взгляд, показалось свободным, но открыв дверь волшебница остановилась: у окна сидел темноволосый парень примерно её возраста. Он не отреагировал на внезапное вторжение (или, по крайне мере, не показал этого), так и не оторвавшись от книги, которую читал.

— Простите за беспокойство, вы не против? Остальные места заняты… — брюнет даже не шелохнулся, — «ну уж нет!» — хмыкнула блондинка, закрыла за собой дверь и уселась на свободное сидение у окна, ровно напротив молчаливого парня.

Поверх книги по девушке скользнул тёмный оценивающий взгляд, но не было произнесено ни слова.

Время медленно потекло вперёд под равномерное покачивание поезда и негромкое шуршание страниц. Алира, казалось, пристально следила за проплывающим мимо серым пейзажем. Вновь пошёл дождь, причудливыми дорожками скользя по стеклу.

Изредка блондинка бросала осторожные взгляды на своего молчаливого попутчика, отмечая и прямой нос, и высокие скулы, и слегка раскосые глаза. И едва заметный рваный шрам у основания большого пальца правой руки.

Ведьма довольно улыбнулась, уже совсем откровенно рассматривая мага:
«Интересно, я тоже настолько изменилась?..»

— Тот растопырник был на редкость агрессивен, — негромко произнесла она, продолжая улыбаться и отмечая, как замер брюнет.

Через мгновение в неё впился внимательный взгляд. Парень явно пытался соотнести свои детские воспоминания с сидящей напротив девушкой.

— Алира, — наконец выдохнул он.

— Нечестно-о, — протянула блондинка, надув губы и забавно наморщив нос. — Мне потребовалось намного больше времени, чтобы тебя узнать.

— Но что ты здесь делаешь?

— Теперь учусь, — беззаботно отозвалась она, упираясь ладонями в сиденье и немного наклоняясь вперед.

— В Хогвартсе? Ты сошла с ума!

Игривое настроение ведьмы как ветром сдуло, и она мгновенно стала серьезной:
— Мне на миг показалось, мистер Нотт, что вы собираетесь меня отчитывать, — ледяным тоном заметила она.

Парень закрыл книгу и отбросил её на сидение рядом с собой, устало потерев переносицу:
— То ли я за восемь лет отвык от перепадов твоего настроения, то ли они стали более явными, Алира.

— Семь. Прошло семь лет, Теодор.

— Хорошо, семь лет. И ты не хуже меня понимаешь, что наследница аристократического рода не может исчезнуть в никуда на семь лет, а потом просто взять и вернуться.

— Не показалось, — констатировала девушка. — Отчитываешь.

— Алира, будет скандал! Твоё возвращение в Англию — ошибка.

— Я знаю, — слегка пожала плечами волшебница, — просто другого выхода не было.

На какое-то время повисла тишина. Теодор продолжал внимательно смотреть на повзрослевшую подругу детства, та же уставилась в окно.

— Думаешь, я не справлюсь? — негромко поинтересовалась волшебница, переводя взгляд на Нотта.

— А сама как думаешь? — брюнет сложил руки на груди. — Это я не стану спрашивать, а остальные?

— Ну да, сглупила. Сделала — потом подумала. Знаешь, я ведь едва не опоздала на поезд… Просто не могла заставить себя пройти через этот мордредов барьер…

Нотт усмехнулся. Да, семь лет назад они были просто детьми, но уже тогда эта белокурая бестия выводила из равновесия половину магического сообщества Британии. Капризная принцесса Малфой, получавшая всё что угодно по первому требованию. Но становившаяся невероятно серьёзной и взрослой не по годам, стоило задеть то, что ей дорого. Казалось, она была всюду. И всегда. А потом просто исчезла. Словно кто-то стёр все воспоминания о ней. Не было вопросов, разговоров. Ничего.

— Могу я сказать, что рад твоему присутствию здесь? — брюнет тонко улыбнулся.

— Ты уже это сказал, — вернула ему улыбку Алира. — И, кстати, — уже вновь возвращаясь к игривому настроению, — почему вас так взволновало моё возвращение, мистер Нотт? Боитесь, что всплывёт старая договорённость?

Парень нахмурился, не сразу поняв о чем говорит подруга:
— Я вообще об этом не думал, Алира! — возмутился он, уловив куда она клонит.

— Ну-ну, — поддела его девушка, — а ты оказывается не такой благородный, друг мой, каким хочешь казаться!

— Алира!

— Ладно-ладно, ты прав, Тео, скандал будет знатный, так что о такой древности никто и не вспомнит. На оскандалившейся девице тебя не женят, расслабься.

— Прекрати, я с трудом улавливаю, когда ты серьёзна.

— Было целых семь лет на тренировку!

— За пределами Англии?

— Не совсем. Фактически меня не было здесь четыре года, — за окном ярко сверкнула молния, и блондинка перевела на неё взгляд, словно задумавшись о чём-то. — Тео, — нерешительно произнесла она, спустя какое-то время, — могу я кое о чём спросить?

Маг внимательно всмотрелся в лицо девушки. Уж очень резким вновь вышел перепад её настроения. Но залёгшая между бровями тонкая морщинка, нервно закушенная нижняя губа и чуть дрожащий голос ему совсем не нравились. Они были неправильными, чужими для той Алиры Малфой, которую он помнил.

— И что же тебя интересует? — спокойно произнес Нотт, всё ещё наблюдая за подругой.

— Драко… — едва слышно отозвалась она.

***

Примерно в середине пути продавщица сладостей со своей тележкой медленно обходила поезд, начиная с последних вагонов. Она предлагала свои товары всем встречающимся студентам и заглядывала в каждое купе.

Открыв очередную дверь, она невольно замерла, почувствовав, что прервала важную беседу:
— Что-нибудь желаете, дорогие? — всё же обратилась улыбчивая волшебница к двум подросткам, но получив вежливые заверения, что ничего не надо, двинулась дальше.

Теодор поднялся и закрыл за ней дверь, вскользь глядя на задумчивую и немного грустную подругу. Его рассказ определенно её расстроил.

«Совсем не изменилась.», — подумал парень, возвращаясь на своё место. — «Пытается доказать, что она сильнее, чем есть на самом деле.»«Думаешь, не справлюсь?» — всплыли в памяти её недавние слова. — «Справишься! Для всех. Только вот никто не узнает, чего это будет стоить. Да ещё и Драко… Вот уж кто всегда из тебя верёвки вил. Уничтожит своей заносчивостью и не заметит.», — с грустью подумал Нотт. — «Или ты всё же стала сильнее?»

Маг внимательно всмотрелся в лицо подруги. Что-то в ней точно изменилось, это ощущалось даже на таком расстоянии, но что, он понять не мог.

Мимо купе, громко переговариваясь, прошли трое. Тео невольно вздрогнул:
«Не сейчас!»

От блондинки не укрылось внезапное напряжение брюнета и она бросила на него молчаливый взгляд. Нахмурилась, словно прочитав ответ в его глазах. Рывком поднялась с места и распахнула дверь, чтобы увидеть в конце вагона мелькнувшую меж двух широких спин белобрысую макушку.

— Увидимся!.. — и девушка поспешила следом.

***

Распрощавшись с миссис Уизли и Биллом, а затем и расставшись с Джинни и близнецами, золотое трио четвёртого курса Гриффиндора отправилось искать свободные места в начале поезда. Учитывая чемоданы, которые тащил с собой каждый из них, и жуткую толчею в коридоре, продвигались они крайне медленно, постоянно на кого-то натыкаясь. Рон бубнил себе под нос всё, что думает об окружающих, которым «вдруг не сидится на своих местах и они зачем-то все разом высыпали в коридор».

Гарри с равным успехом извинялся и приветственно кивал знакомым.

— Всё, — выдохнула Гермиона и откинула со лба прядь каштановых волос. — Дальше только вагон старост.

— И что, — недовольно буркнул Рон, — нам теперь в коридоре всю дорогу сидеть?

— Ребята! — из ближайшего купе выглянул пухлый паренёк. — Заходите, тут свободно!

— Ох, спасибо, Невилл, — поблагодарила Грейнджер, усаживаясь у окна, пока мальчишки забрасывали чемоданы на верхнюю полку. — Мы прошли половину состава и не нашли ни одного свободного места!

Лонгботтом смущенно улыбнулся:
— Мы с бабушкой самыми первыми прибыли на станцию, поэтому я и смог занять это купе.

— Вот и здорово. А то нам бы пришлось идти назад, — Поттер закрыл дверь и сел на свободное место рядом с Невиллом. — Как лето провел?

— Ничего особенного, — пожал плечами тот.

— А мы были на Чемпионате по квиддичу, представляешь? — едва не задохнувшись от эмоций, воскликнул Рон.

Гарри и Гермиона лишь обречённо переглянулись. Они прекрасно знали, что их рыжий друг может часами говорить о квиддиче. А после Чемпионата — и о ловце болгар, Викторе Краме.

Так и вышло. Рон закусил удила и почти поминутный пересказ всей игры с его крайне эмоциональными замечаниями на долгое-долгое время занял трех «благодарных слушателей». Правда, Гермиона немного отодвинулась от рыжего, активно жестикулирующего и размахивающего руками во время своей речи, и уткнулась в первый попавшийся учебник, вытащенный из сумки. А Гарри уставился в окно, изредка автоматически поддакивая, отзываясь на своё имя.

Невилл же смущённо улыбался и кивал, понимая всю степень своего невезения.

В купе заглянула продавщица с тележкой, с добродушной улыбкой поинтересовавшись:
— Не желаете ли что-нибудь приобрести, молодые люди?

Гермиона и Невилл вежливо отказались, Рон пробурчал что-то нечленораздельное, демонстрируя изрядно помятый бутерброд, а Гарри, как всегда, набрал сладостей на всех.

Рыжий тут же закинул многострадальный сэндвич назад в сумку, принимаясь уминать одну шоколадную лягушку за другой, попутно притягивая к себе пакет с кексами. Возмущённый взгляд Грейнджер метнулся от него к Поттеру, но тот лишь как-то виновато пожал плечами, словно признавая, что их общего друга исправить невозможно.

— Претстафляешь, — продолжил тем временем Рон.

— Рональд! — воскликнула Гермиона. — Не говори с набитым ртом!

Но он даже не обратил внимания на её слова:
—…я видел Виктора Крама так же близко, как тебя, Невилл! Мы ведь были в верхней ложе!..

— Единственный раз в твоей жизни, Уизли! — дверь резко распахнулась, являя гриффиндорцам Драко Малфоя собственной персоной с неизменной свитой за спиной — двумя громилами Крэббом и Гойлом.

— Кажется, мы тебя не приглашали, Малфой, — холодно заметил Гарри.

Слизеринец одарил его нечитаемым взглядом:
— Тебя не спрашивали, Поттер! Или родители не учили тебя, что нельзя лезть в чужую беседу? Ой, забыл, у тебя их нет. — Гарри сжал кулаки, изо всех сил стараясь не кинуться на блондина. — Ты же с маггловским отродьем живёшь!

Крэбб и Гойл тупо заржали за спиной босса, найдя неизвестно что смешное в его словах.

— Так что, Уизли? Где вы взяли деньги на такие билеты? Неужели ваша семейка продала свой свинарник?! — притворно ужаснувшись, выпалил Драко.

— Катись отсюда, хорёк! — взвился Рон. Гермиона едва успела ухватить его за рукав.

— Что, неприятно слышать правду про свою нищую семейку? — снова ухмыльнулся блондин под очередные смешки своей свиты. — А скажи-ка, твоя мамаша на самом деле такая жирная, как говорят?

— А твоя мамаша, Малфой? — огрызнулся Гарри, помогая Грейнджер удерживать Рона. — У неё всегда такое отвращение на лице, когда ты рядом?

Бледное лицо блондина начало покрываться красными пятнами от злости:
— Заткни пасть, Поттер! Не смей оскорблять мою мать!..

— А тебе, значит, можно? Ничего не скажешь, сын достойный отца — такая же мразь! — громко прозвучало откуда-то из коридора.

Побагровев от ярости, Малфой резко развернулся, расталкивая свою свиту и на ходу доставая палочку — он никому не позволит оскорблять своего отца. Но увидев говорившую, замер. Палочка выпала из онемевших пальцев и, с легким стуком коснувшись пола, укатилась куда-то за спину. Крэбб с Гойлом бросились её поднимать.

Драко побледнел: вся краска разом ушла с его лица. Надменная аристократическая маска слетела, оставляя лишь глубокое искреннее удивление. Всего на долю секунды ему показалось, что он смотрится в зеркало. Но затем его взгляд столкнулся с пронзительными льдисто-голубыми глазами, являя ещё более шокирующую реальность.

— Прекратить смотреть на меня, как на боггарта! — девушка нахмурилась и сложила руки на груди. — Драко!

Парень отступил на шаг назад, всё ещё не веря собственным глазам.

— Эй, приём! — блондинка в два шага преодолела разделяющее их расстояние и помахала рукой перед его лицом. — Неужели не узнаешь?!

— А-Алира?.. — хрипло прошептал Драко, не доверяя своим глазам. — Но… — он абсолютно растерялся, даже не зная, что сказать. Но очень чётко понял, как глупо сейчас выглядит со стороны. Малфоевская гордость шевельнулась внутри, мгновенно прочищая сознание. Парень глубоко вдохнул, схватил девушку за запястье и буквально потащил за собой в конец вагона. Он шёл так быстро, что блондинка едва-едва поспевала следом.

Так ничего и не поняв, Крэбб с Гойлом, сжимающим в руке палочку Малфоя, бросились следом, столкнувшись и с трудом протиснувшись в двери.

В купе вот уже пару минут стояла полная тишина. Переглянувшись, Гарри и Гермиона наконец-то отпустили Рона, который перестал рваться из их рук, после пропажи главного раздражителя в лице слизеринца.

Поттер закрыл так и оставшуюся открытой дверь, и все расселись по местам, странно переглядываясь.

— И-и что это было? — неуверенно произнес Невилл, выражая, пожалуй, общее замешательство.

— Не знаю, — нахмурилась Грейнджер. — А что это была за девушка?

Гарри пожал плечами:
— Я её не рассмотрел…

— Вы видели его лицо! — довольно вытянув ноги и закинув в рот очередную шоколадную лягушку, проговорил Рон.

— Да, но… — Гермиона замялась. — Сколько мы знаем Малфоя, он самолюбивый заносчивый индюк. Кто же она такая, раз он выглядел настолько… шокированным?

— Ну, — Поттер на миг поджал губы. — Скоро узнаем, ведь с поезда они никуда не денутся, — улыбнулся он подруге.

***

Драко быстро миновал четыре вагона, всё ещё крепко держа блондинку за руку, а затем влетел в очередное купе, оказавшееся пустым. От резкого торможения девушка не удержалась на ногах и плюхнулась на сидение. Парень резко развернулся к двери, намереваясь её закрыть, и практически нос к носу столкнулся с Крэббом и Гойлом, вновь застрявшими в проёме. Бросив на них презрительный взгляд, Малфой вернул себе палочку и так резко захлопнул створку, что стекло звякнуло и задрожало, и по нему громко шурша съехала шторка.

Несколько до автоматизма выверенных пассов палочкой и купе полностью отрезано от остального вагона прочным защитным барьером.

Алира с лёгкой улыбкой наблюдала сначала за нервными, рваными движениями блондина, а затем за заметно поникшими плечами. Драко убрал палочку в карман и нерешительно обернулся:
— Ты правда мне не мерещишься? — как-то подавлено произнёс он.

— Ты четыре вагона не выпускал мою руку, — усмехнулась девушка.

— Я… Мне… Как?.. — Малфой-младший совсем потерялся, не зная, что сказать и спросить. И выглядел при этом таким несчастным, что ведьма сжалилась и, резко поднявшись, крепко его обняла.

Драко уткнулся ей в плечо, также крепко обнимая в ответ, ведь даже себе он не хотел признаваться в выступивших на глазах слезах:
— Обещай, что больше не исчезнешь.

— Не исчезну, — эхом повторила Алира. — «Но боюсь, что исчезнешь ты сам… Ты уже изменился, и мне совершенно не нравится, в какую сторону.», — мысли вихрем пронеслись в голове, но она не озвучила ни одну из них. — Я скучала, братишка.

Блондин ещё крепче сжал сестру в объятиях, боясь, что она может растворится в воздухе, словно мираж.

За окном продолжал лить дождь, а состав, увлекаемый алым паровозом, спешил к древней магической школе.

Глава 3.5. Бонус. Салемская Академия колдовства. Часть 1


1 сентября 1990. Салемская Академия колдовства. Массачусетс, США

Сильные порывы ветра блуждали по поляне, прижимая к самой земле ещё сочную траву и заставляя потрескивать стволы исполинских сосен, растущих вокруг. Солнечные лучи, пробивавшиеся через их ажурные кроны, отбрасывали причудливые тени. Они витиеватым узором покрывали землю и ряды грубых скамеек с массивными каменными основаниями и толстыми деревянными сидениями. Их ряды амфитеатром раскинулись перед идеально круглым невысоким помостом, расположенным в дальней части луга. Сооружение опоясывали три широкие ступени, дающие возможность подняться на него с любой стороны.

В центре подиума на толстых кедровых треногах покоились неглубокие каменные чаши. Всего три. Их поверхность сплошь была покрыта вязью древних магических символов. Солнце ярко освещало не затенённую ничем площадку, но, казалось, совершенно не касалось ни одной из пиал.

Внезапный хлопок возвестил о появлении в центре поляны миниатюрной волшебницы. Оправив полы укороченной жемчужно-серой мантии, она окинула пространство внимательным взглядом и поднялась на помост, тщательно осматривая каждую из чаш. Довольная результатом женщина спустилась по ступеням и направилась сквозь ряды скамеек к видневшейся между деревьев тропе.

Дорожка ужом петляла меж стволов сосен и всего через несколько минут вывела на естественную природную террасу, огороженную невысоким каменным заборчиком, увитым плющом. Приблизившись к парапету и опустив на него ладони, ведьма глубоко вздохнула, с явным удовольствием любуясь открывшимся перед ней видом.

Внизу, в огромной лощине, которую даже отсюда невозможно было полностью окинуть взглядом, высились несколько массивных зданий. Их древние каменные основания давно и прочно сроднились с этой землёй, а деревянные верхние этажи, увенчанные замысловатыми крышами, казалось, стремились к вершинам сосен.

Женщина улыбнулась. Это был её мир, её жизнь, её школа. Да, Салемской Академии не сравнится с другими магическими учебными заведениями, имеющими тысячелетнюю историю. По сравнению с ними она ещё очень молода. Но вот уже почти шесть столетий прочно стоит на этой земле.

Ветер перебирал недлинные локоны колдуньи с редкими, поблёскивающими в солнечных лучах серебристыми прядями и доносил наверх обрывки голосов и весёлого смеха. После летнего перерыва стены Академии вновь наполнялись жизнью. Вернувшиеся в ставшую родной обитель студенты пёстрой толпой сновали по просторным полянам между корпусами. У дальнего же из них толпилась группка первокурсников. Сейчас им, скорее всего, поясняли правила пребывания на территории Салемской Академии колдовства.

Краем глаза ведьма уловила какое-то движение внизу и слегка повернула голову в нужную сторону. По широкой каменной лестнице, явно перепрыгивая три-четыре, а то и все пять ступеней, к ней быстро поднимался темноволосый маг. Даже с такого расстояния женщина без труда узнала своего заместителя.

Наконец оказавшись на террасе, он глубоко вздохнул и приветственно кивнул:
— Всё готово, Весалия?

— Да, — она бросила короткий взгляд за спину, словно могла отсюда увидеть поляну. — Как же я люблю эти моменты.

Мужчина тоже опёрся руками о парапет, слегка наклоняясь вниз и разглядывая территорию с копошащимися студентами.

— Ты всё же пригласила девочку, — негромко заметил он, скосив взгляд на собеседницу.

Весалия мазнула взглядом по толпе первокурсников, словно с такого расстояния могла разглядеть кого-то конкретного:
— Тот англичанин был прав. Она всего лишь ребёнок, Рик, и только от нас зависит, чему мы её научим. Как поможем понять свои способности, какие пути их применения укажем и какие границы дозволенного объясним.

— Магически одарённый ребёнок, — заметил брюнет, прищурив тёмно-карие глаза.

— А разве другие здесь бывают?! — усмехнулась колдунья.

— Ты прекрасно поняла, о чём я, — несколько раздражённо фыркнул маг. — Времена и законы изменились! Консервативная Англия забыла заветы предков, погрязнув в, подумать только, гонении на чистокровных колдунов!..

— Рик, ты драматизируешь, — произнесла женщина снисходительным тоном.

— Да неужели?! — едко отозвался он. — Они переписали свою историю, чтобы детям из немагических семей было привычнее! Многие ритуалы и заклятия, практикующиеся веками, оказались под запретом. И нашелся умник, причисливший их к Тёмной магии. Большее из того, чему мы сможем научить девочку и что совершенно нормально здесь, будет считаться тёмным там.

— Значит, нужно учить так, чтобы эту тонкую грань она понимала на интуитивном уровне! — резко парировала ведьма и отвернулась от собеседника, на которого до сих пор внимательно смотрела, и вновь устремила взор на Академию, вскоре тихо добавив: — Я возьму их курс.

Маг удивленно взглянул на неё:
— Деканство вкупе с директорским постом? Салли, я знаю, как ты любишь эту школу, но не слишком ли?..

— Поэтому я так рада, что нашла столь великолепного зама в твоём лице, Рик, — довольно улыбнулась она, и, похлопав мужчину по плечу, направилась к лестнице. Нужно было подготовиться к вечерней Церемонии приветствия.

— Директор Ворт, — окликнул её колдун, когда она уже спускалась. — Без оплаты сверхурочных я работать отказываюсь!

Весалия лишь усмехнулась его словам и, даже не оборачиваясь, махнула рукой, то ли прощаясь, то ли подтверждая его просьбу, а то и всё сразу.

С самого начала все обязанности, доплаты и неустойки были чётко и строго прописаны в контракте. Но Ворт ни на мгновение не сомневалась, что Рик Этвуд — второй трудоголик Салема, после неё, разумеется, — откажется хоть от одной из своих обязанностей или не взвалит на себя новую.

Этот маг успешно и с огромным удовольствием совмещал должность преподавателя Древних чар и обрядов, руководителя Дуэльного клуба и заместителя директора по учебной части. Так что ещё небольшая доля бумажной работы, с которой он на удивление легко и шустро разбирается, скорее всего пройдёт просто незамеченной.

Этвуд любил Салем так же сильно, как и сама Ворт, а вот о причинах, по которым Академия для обоих стала не только обожаемой работой, занимающей всё время, но и единственным смыслом в жизни, не говорили никогда. Хотя практически за двадцать лет совместного служения Салемской Академии колдовства стали не просто коллегами, но хорошими друзьями.

***

Алира совсем не завидовала детям, которых провожали до школы родители. Такого в своей жизни она представить не могла. Ни когда-то давно, ни тем более сейчас. Практически за два года наличие семьи превратилось в сон, какую-то странную и чужую историю, а сама девочка, глядя прямо в глаза, научилась без запинки говорить — сирота, хотя это фактически и было не так. Но так было легче. Намного легче, чем выдумывать какую-нибудь неправдоподобную историю или того хуже — говорить правду.

Она до сих пор помнила хмурый взгляд крёстного, когда он впервые услышал эту фразу из её уст. Смотрел долго и пристально, но ничего не спросил. Между ними тема семьи Малфоев не поднималась ни разу с зимы 1988 года. Это было негласное правило неизвестно кем и когда установленное.

И за него опальная наследница британских аристократов была благодарно столь же сильно, как и за крышу над головой.

Мысли в который раз метнулись к Северусу Снейпу. Крёстный еще неделей ранее отбыл в Хогвартс, довольно сухо попрощавшись с Алирой. Да и со всей этой мишурой, охами и вздохами суровый мрачный Мастер Зелий не вязался совсем. У него была своя жизнь, свои дела и неизвестно как навязанная подопечная явно не вписывалась во всю эту картину.

Девочка зажмурилась и потрясла головой, отгоняя назойливую идею, но та упорно не хотела исчезать. Ведь, возможно, проводи её сегодня Снейп хотя бы до места активации порт-ключа, она бы чувствовала себя увереннее. А вот истеричные причитания верной домовушки, заливавшей горючими слезами и собственную ярко-оранжевую тунику и мантию своей маленькой хозяйки, только больше расстроили.

Добродушная полная волшебница, забравшая Малфой из Салемского отделения Американского Министерства магии, куда и был настроен портал, всю дорогу до школы пыталась развлечь её забавными историями и во всю расхваливала свой предмет — Искусство чароплетения. В общем, профессор Симмонс оставила о себе очень хорошее впечатление, но после прибытия на территорию Академии и кратких указаний, она практически сразу удалилась, сославшись на дела.

Недовольно поморщившись и бросив хмурый взгляд в сторону крайне шумных мальчишек, внезапно плюхнувшихся на противоположный конец лавки, блондинка закрыла книгу и пересела на самую дальнюю скамью. Она была частично скрыта низкими ветвями огромного раскидистого дуба. Откуда он взялся в лощине посреди обширного соснового леса, было загадкой.

Девочка отметила хорошее расположение этого места. Здесь легко можно наблюдать за окружающими, оставаясь вне зоны видимости. Но это её совершенно не интересовало, поэтому она вновь открыла книгу и вернулась к чтению. Изредка светловолосая поднимала глаза от страницы и бросала взгляд на поляну, по которой сновали такие же первокурсники, как и она.

Вот весело смеясь, пронеслись несколько мальчишек, по пути толкнув ещё одного. Бледного, долговязого, с взъерошенными тёмными волосами. Упав, он рассыпал всё, что до этого держал в руках.

Поднявшись и собрав вещи, паренёк отряхнул одежду, бросил задумчивый взгляд в сторону дуба (Алире почему-то показалось, что он был укоризненный и предназначался именно ей) и ушёл в неизвестном направлении.

Блондинка вновь уткнулась в книгу.

— Что читаешь? — через некоторое время отвлек её звонкий голос. Подняв глаза, Малфой обнаружила перед собой свою ровесницу с копной непослушных мелких кудряшек и невероятно зелёными глазами. Так и не дождавшись ответа, девчонка упала на лавку рядом с ней и уткнулась в текст. — Ух ты! Ты тоже Зельями увлекаешься?! У меня это семейное!.. — быстро затараторила она. Алира лишь удивлённо хлопала глазами, смотря на неё, и не представляла, как себя вести. Девочка была слишком активной, слишком любопытной, слишком болтливой. Одним словом, слишком во всём!

–…В смысле в нашей семье уже много поколений варят зелья. У нас даже аптека своя есть! И все в семье были выпускниками Салема. Здесь потрясающе учат зельям! Так мне сестра всегда говорила! — не сбавляя темпа, продолжала вещать зеленоглазая. Светловолосая волшебница терялась всё больше и больше с каждым словом новой знакомой, имени которой она не знала, но уже успела услышать о её семье, их аптеке и Академии. Малфой пришла в полное замешательство, от внезапно посыпавшейся на неё информации, и начала хмуриться.

— Ой, — вдруг воскликнула болтушка, тряхнув кудряшками, и как-то странно уставившись на молчавшую Алиру, а затем расплылась в совершенно дурацкой улыбке, — ты такая милая! Только не хмурься, — она ткнула в лоб блондинки пальцем, — морщинка появится!

Малфой замерла, детские уроки этикета и поведения лезли наружу, грозя воздвигнуть стену отчуждения, оградить от всего непонятного холодной аристократической маской. Но вот почему-то возникла мысль, что девчонку это обидит. Да, она абсолютно не походила на Алиру или кого-то из её прошлой жизни, но обижать её совершенно не хотелось. Да и разве не от той жизни блондинка сбежала сюда, в чужую страну, на другой континент?

Она закрыла книгу и убрала в небольшую сумочку, тут же поймав расстроенный взгляд зелёных глаз. Не поняв его причину и тщетность своих попыток постичь его суть, протянула девочке руку:
— Алира Розье, — представилась довольно сухо.

— Ой, — пискнула брюнетка. — Рокси Шеридан. Роксана, — поправила сама себя, вновь тряхнув кудряшками. — А ты откуда? Говоришь так забавно!

— Из Англии.

— А можно звать тебя Эль? А то А-ли-ра слишком длинно.

Светловолосая сложила руки на груди и хитро прищурилась:
— Только попробуй, и я буду звать тебя Кис-Кис, — и надула губы.

Роксана рассмеялась, глядя на забавную гримасу новой знакомой.

Тем временем на поляне появилась пухлая пожилая ведьма с круглым лицом и крайне добродушным взглядом. Её Алира уже знала, ведь именно Зои Симмонс встретила и проводила девочку сегодня утром в школу.

Женщина ударила в небольшой, но крайне звонкий колокольчик, собирая вокруг себя первокурсников. Рассказ об основных правилах Академии и поведения на её территории занял не больше четверти часа.

Последующее расселение в общежитии вышло довольно шумным. Хотя мальчиков и увёл с собой мистер Робинс — смотритель их части общежития, а к девочкам помимо профессора Симмонс присоединилась миссис Март, занимавшая должность смотрительницы девичьей половины.

Одна из первокурсниц, Дарлин Блэр, как представила её Роксана, закатила настоящую истерику, требуя поселить её в отдельной комнате и отказываясь жить с соседкой. Девочка была яркой и красивой, даже ярче новой знакомой (Алира мельком посмотрела на Шеридан, которая с недовольным видом следила за развернувшейся сценой).

 — Она просто ужасна! — громко прошептала Рокси. — Считает, раз у её семьи денег больше, чем у других, значит они лучше.

Малфой мысленно прикусила язык. О том, что фактически по-прежнему остается наследницей древнего магического рода, она и так собиралась помалкивать, а теперь получила этому лишнее подтверждение. Разница в происхождении и положении есть всегда и везде. И ровнять себя с Дарлин Блэр абсолютно не хотелось.

— Как вы не понимаете! — причитала тем временем Дарлин. — Я из семьи основателей! Я не могу жить в комнате с кем-то ниже меня, это унизительно!

— Мисс Блэр, — отчаялась успокоить её миссис Март. — Не стоит оскорблять других учениц. Каждая из них гордится своей семьёй. И в стенах этой школы вы все равны. Кроме того вам предстоит проучиться здесь всем вместе целых восемь лет!..

Первокурсница лишь ещё громче разрыдалась на слова женщины. Алире почему-то до ужаса захотелось ударить так походящую на красивую куклу внешне, но такую же пустую внутри девчонку. Хорошая пощёчина даже зарвавшихся маленьких английских леди приводила в чувства. И пусть не раз и не два за это ругали в детстве, снова и снова объясняя, что это абсолютно не укладывается в правила поведения.

Внезапное движение сбоку, звонкий шлепок и тихое ойканье профессора и смотрительницы. Блэр мгновенно умолкла, прижимая ладошку к горящей щеке и абсолютно круглыми золотисто-карими глазами уставившись на стоящую напротив Роксану.

— Дура! — Прошипела Шеридан. — Как будто с тобой кто-то в одной комнате жить захочет. Ещё глупостью заразишь!

Дарлин открыла рот, но так ничего и не сказала, беспомощно хватая губами воздух, словно вытащенная на сушу рыба.

Последующее расселение прошло практически в идеальной тишине. Первокурсницы, негромко переговариваясь, расходились по комнатам, знакомились с соседками. Некоторые договаривались и шли к миссис Март с просьбой о переселении к подруге.

Алира открыла предназначенную ей комнату и бегло осмотрелась. Две кровати в противоположных углах напротив двери, симпатичные прикроватные тумбочки, два массивных шкафа и по небольшому комоду рядом. В центре, под большим окном, два рабочих стола с рабочими местами напротив друг друга и широкая низкая книжная полка, одновременно служащая чем-то вроде перегородки. Совсем недлинная, едва доходящая до середины комнаты, так что свободного места ещё оставалось более, чем достаточно.

Дверь шумно открылась, заставив блондинку обернуться, чтобы лицезреть невероятно довольную мордашку Роксаны, на ходу прокричавшей: «Спасибо, Кора, то есть Сара!», и ногой закрывшей за собой створку.

— Твоя соседка вовсе не была против поменяться! — довольно выпалила она, скидывая вещи на левую кровать. — И миссис Март сказала, что обед через час!

Время пролетело абсолютно незаметно за разбором вещей и весёлой болтовней Роксаны. Брюнетка говорила невероятно быстро и постоянно перескакивала с темы на тему.

Когда колокол отзвонил к обеду, Шеридан буквально уволокла вяло сопротивляющуюся англичанку к одноэтажному зданию в пяти минутах от их общежития, где располагалась большая столовая, кухня и кладовые. Заправляли готовкой брауни — местные аналоги британских домовых. Которых, кстати, лучше не рисковать даже в мыслях называть домовыми эльфами, ибо страшно оскорбятся. И дохлая муха в супе и соль в чае будут меньшими пакостями.

После обеда профессор Симмонс вновь собрала всех первокурсников, велев им облачиться в парадные мантии и ждать её в гостиной общежития ровно в девять часов вечера. Смотрители обязательно напомнят за час до назначенного времени.

К вечеру у Алиры в голове была невообразимая каша, ведь новая знакомая успела вывалить на неё практически всё о себе, своих увлечениях и мечтах. Но несмотря на такую чрезмерную болтливость, блондинку она совсем не раздражала. Малфой даже находила её забавной, слушая вполуха и выцепляя лишь отдельные моменты из речи.

Около восьми часов в дверь постучала миссис Март, напоминая о необходимости собираться и предлагая необходимую помощь.

***

В двадцать минут десятого наконец-то собрав вместе всех студентов первого курса и с трудом добившись тишины, Зои Симмонс построила их колонной: две девочки в центре и по мальчику с края. Замыкала группу оставшаяся троица: Алира, Роксана и тот самый долговязый паренёк, которого профессор чар назвала Эйданом.

Всем мальчикам были вручены небольшие фонарики с магическими огнями, и колонна двинулась к противоположному концу лощины.

Лестнице, по которой поднимались дети вслед за преподавателем, казалось, не будет конца. Но вот ступени остались позади, и ведьма повела первокурсников в, на первый взгляд, непроглядную тьму леса. Магические фонарики совсем не помогали рассеивать мрак, лишь служили своеобразными указателями, помогающими не сбиться с пути.

Но вскоре впереди замаячили огни, и совершенно неожиданно дети оказались на открытой освещённой поляне. Рядом с полукругом расставленными лавками стояли студенты разных курсов, вдоль же прохода — самые старшие, восьмой курс. Они оперативно забрали у детей фонари.

— Проходите вперёд и вставайте полукругом перед помостом, — скомандовала растерявшимся детям Зои Симмонс.

Роксана ловко проскользнула мимо Эйдана, вновь вставая рядом с Алирой и хватая ту за руку. Блондинка обернулась и посмотрела на неё. В зелёных глазах плескалось ожидание чуда наравне с испугом, то же самое сейчас чувствовала и Малфой, поэтому ответно крепко сжала пальцы брюнетки.

Описать, что происходило дальше было просто невозможно. Даже позже, пытаясь вспомнить и пересказать друг другу произошедшее на Церемонии, Алира и Роксана терялись, путались и буквально говорили бессмыслицу.

Это был и плавный танец под старинные напевы, и дикая пляска под гремящие словно гром сказания. Они сменяли друг друга, постепенно сливаясь воедино. В самом конце все участники собрались в круг в центре помоста. Всего на мгновение. И разбежались в стороны, спускаясь на поляну и разбредаясь по своим местам.

Но на них уже не обращали внимания. Все взоры были прикованы к трем чашам в центре. В них ярко пылал огонь.

Алира не поверила своим глазам, даже захотелось их потереть, чтобы удостовериться в правдивости развернувшийся перед ней картины. Но девочка не шевельнулась, боясь даже моргнуть. Левая пиала пылала зелёным, правая — красным. Огонь в центральной же был чёрным.

За всполохами показалась невысокая волшебница в жемчужно-белой мантии:
— Каждую из этих чаш создали наши предки, впервые вступив на эту землю, — её голос разнесся над поляной. — Среди них были воины, — она подняла правую руку ладонью вверх, — лекари, — повторила это же движение левой, — и учёные, — соединила обе ладони в центре. — Каждый из них завещал нам свои знания и умения, всё то, что они принесли на эту землю из родных краёв. И вот уже шесть сотен лет наша Академия чтит их заветы. Сегодня, — она обвела взглядом лица замерших первокурсников, — вы станете частью нашей большой семьи. В этих стенах вы научитесь использовать те дары, которыми наделила вас Магия. Она ваша сила, ваша жизнь и ваше божество. Запомните раз и навсегда эту истину. Ибо в этих стенах она отзывается тем, кто просит.
И сейчас вы в этом убедитесь, — колдунья медленно обошла чаши и подошла к краю платформы. Темноволосый маг в серой мантии протянул ей свёрнутый трубкой пергамент. — Я назову ваше имя, и вы войдёте в Круг Чаш, и сама Магия укажет вам выход из него. Запомните его хорошенько. Возможно, когда-то он определит вашу дальнейшую жизнь.

Директриса, а это была именно она — директор Салемской Академии колдовства Весалия Ворт — развернула список и принялась зачитывать имена. Алира даже не пыталась вслушиваться, лишь, не сводя взгляда с огней, краем сознания отмечала, что кто-то из новоявленных студентов уходил направо, кто-то — налево, кто-то — возвращался назад, а кто-то и замирал в центре, словно не зная, где выход. Глаза пересохли, слезились, но моргнуть было ужасно страшно.

Вот прозвучало и её имя. Блондинка скорее не услышала его, а уловила каким-то шестым чувством. Всего несколько шагов и три ступени, показавшиеся нескончаемыми. Быстрый взгляд под ноги. Действительно чётко очерченный круг, но настолько узкий, что, казалось, невозможно пройти, не коснувшись чаш. Да и языки огня так взмывали вверх и выбивались в стороны, что несомненно должны были обжечь. Но девочка легко сделала два шага вперёд, ничего не задев и даже не почувствовав ни малейшего жара. Наоборот воздух в центре словно был гуще и прохладнее. Малфой по-прежнему смотрела на огонь. Теперь перед ней остался лишь один — чёрный, центральный.

Но вот он дрогнул, и в тёмных всполохах мелькнули кроваво-красные искры. Ещё и ещё, пока от черноты не осталось лишь лёгкое воспоминание…

Светловолосая глубоко вздохнула и закрыла глаза, и лишь после этого осознала, что вышла из круга. Резко обернулась, желая узнать, между какими же огнями прошла, но всё наваждение прошло. Позади были лишь три каменные чаши на треногах. Внутри метались обычные золотисто-красные всполохи.

А пальцы правой руки покалывало от онемения, словно она коснулась чего-то невероятно холодного…

***

Окончание Церемонии, обратный спуск, праздничный ужин и очередную порцию восторженной болтовни от Роксаны, Алира пропустила как-то мимо, всё ещё потрясённая произошедшим. Уже позже, лёжа в кровати, девочка вновь пыталась вспомнить, как вышла из круга. Она точно помнила кроваво-красное пламя, но вот с какой стороны от него прошла? По ту сторону круга всё почему-то резко смешалось, словно кто-то крутанул стрелку огромного компаса.

Проворочавшись ещё практически час, она уснула.

Следующий день, пришедшийся на воскресенье и радовавший хорошей погодой, Малфой позволила Роски таскать себя по территории Академии, выискивая интересные места, а также тщательно изучая расположение корпусов и аудиторий.

После обеда, проходя мимо памятного уже дуба, светловолосая приметила того самого долговязого паренька, Эйдана. Он в одиночестве сидел на лавке и сам с собою играл в шахматы. Абсолютно обычные, ни капли не волшебные.

— Рокси, ты не знаешь, магловские шахматы отличаются от магических?

— Какие? — переспросила брюнетка.

— Ну, маглы — те, что не волшебники, — Алире даже в голову не приходило, что здесь их могут называть как-то по-другому.

— А немаги? Да? А в Англии их маглами называют? — блондинка кивнула в ответ. — Забавно! А про шахматы не знаю, я играть не умею.

Светловолосая уверенно двинулась вперёд и остановилась перед лавкой:
— Привет, — как можно доброжелательнее улыбнулась она мальчику, он окинул её недовольным взглядом исподлобья. — Ты Эйдан Райс, верно?

— Чего тебе? — буркнул паренёк, сверкнув тёмно-синими глазами.

— Эй! — возмутилась Роксана, выныривая из-за спины блондинки. — Ты чего такой невоспитанный? Нельзя так с девочками говорить!

— А я с вами и не собирался говорить! Идите отсюда!

— Да ну его, — махнула в сторону Эйдана Шеридан и потянула Розье за рукав, но не тут-то было. С виду хрупкая, как фарфоровая кукла, девчушка, внезапно упёрлась и даже не двинулась с места.

— Я Алира Розье, — представилась она. — А это Роксана Шеридан, — кивнула на зеленоглазую.

— Без разницы, — опять буркнул Райс.

— Давай сыграем! Выиграешь — оставим тебя в покое, — не унималась девчонка.

— Точно? — прищурился мальчик, уточняя. Алира кивнула. — Идёт.

— Скажи, а магические шахматы отличаются от немагических?

— Нет.

— А почему ты тогда играешь в эти? — вклинилась мгновенно заскучавшая Рокси.

— Меня отец в них играть учил!

— И что? — потянула брюнетка, накручивая прядь на палец, и удостоившись негодующего взгляда.

— Это память, да? — тихо спросила Алира. Райс скосил на неё взгляд, но промолчал.

На какое-то время повисла тишина, нарушаемая лишь вздохами Роксаны.

— Ты ведь англичанка? — поинтересовался Эйдан, делая очередной ход.

— Ага, — отозвалась блондинка, слегка закусив нижнюю губу и обдумывая дальнейшую стратегию.

— А фамилия на французскую похожа.

— От дальних предков досталась, — не отрывая взгляда от доски, произнесла девочка, и переставила фигуру. — Вам шах, мистер Райс!

И лишь подняв глаза, заметила внезапно возникший интерес не только в глазах временного соперника, но и соседки:
— Что?

— И насколько дальние предки? — поинтересовалась Рокси.

— Ну, — задумалась Малфой, приложив кончик пальца к губам и чуть прищурившись, — кажется, первый из предков перебрался в Англию вместе с королем Вильгельмом, где-то в конце десятого века.

Эйдан негромко присвистнул.

— Ого! — выпалила Роски. — Ты не говорила, что из аристократов! Блэр удавиться! Она все пятью веками хвастается, а тут!..

— Стой, стой, — Алира замахала руками. — Не смей никому говорить!

— Да ладно, это же круто! — не унималась Роксана.

— Если кому-то разболтаешь, я с тобой не буду больше говорить!

— Ну почему?!

Блондинка резко поднялась, задев при этом доску, отчего попадали и раскатились стоявшие на ней шахматы, бросила на брюнетку обиженный взгляд и решительно ушла прочь.

— Что я сделала-то? Вот почему она так?! — набросилась на оставшегося Эйдана Роксана.

Мальчик, молча, осторожно собрал рассыпавшиеся фигуры, сложил их на места и, поднявшись, посмотрел на Шеридан:
— Болтливых девчонок никто не любит. Зачем дружить с тем, кто всем разбалтывает твои секреты?

Рокси надулась:
— Заучек тоже никто не любит! Ведь сам полезешь в книжки про её семью искать.

— Не полезу.

— А вот и полезешь! Потому, что любопытно!

— Ну и полезу! — огрызнулся Райс. — Мне-то она не подруга!

Пока зеленоглазая не нашла, что ответить, паренёк довольно шустро ретировался, несмотря на свою некоторую неуклюжесть.

***

Ноги принесли Алиру к подножию каменной лестницы, по которой они шли на Церемонию. Она и днём-то выглядела впечатляюще, ночью же казалась абсолютно бесконечной. Девочка положила руку на перила и задрала голову, смотря на самый верх.

«Интересно, как оттуда выглядит Академия?» — промелькнула мысль. Яркое воображение тут же нарисовало примерную картину. И перед глазами всё слегка поплыло. Пальцы крепче вцепились в перила, и светловолосая зажмурилась, тряхнув головой. Высоту она не любила, мгновенно перехватывало дыхание, и сердце замирало.

Яркое напоминание о страхе высоты моментально отбило желание посмотреть на территорию сверху, и блондинка отправилась искать другое укромное место, что бы избавиться от возможной компании болтливой соседки по комнате.

***

Первые две недели учебы пролетели совершенно незаметно.

Алира впитывала новые знания словно губка, с удивлением узнавала другие объяснения привычных с раннего детства вещей. То что было обыденным в Англии, здесь выглядело совершенно по-другому. Обычное для Америки было давно забыто в Британии или изменено практически до неузнаваемости.

Также девочка впервые увидела брауни. Да, они совершенно не походили на домашних эльфов. Это были маленькие крепенькие человечки, покрытые коричневой шёрсткой. Ростом они едва доходили до талии англичанке, хотя она и была почти на полголовы ниже своих сокурсников.

А ещё брауни совершенно не преклонялись перед волшебниками. Они просто выполняли свою работу, отвечали на вопросы и просьбы. А тот, которого встретила блондинка, ещё и постоянно ворчал.

Роксана после двух неудачных попыток поговорить с ней, ходила с обиженным видом.

Так что Малфой даже почувствовала себя несколько одиноко, хотя такое ей было и не свойственно.

Идти на контакт с другими соучениками не особо хотелось. Во-первых, Алира не представляла, как себя вести с такими шумными детьми, а, во-вторых, постоянные замечания и смешки по поводу её акцента ужасно злили. Да, британский английский отличается от американского, но зачем постоянно это повторять?! И ведь все превосходно знают, что она англичанка!

Поэтому светловолосая старалась держаться в стороне и просто наблюдать за окружающими. Трое шумных мальчишек, замеченных ею в первый же день, так и держались вместе. Видимо давно и хорошо друг друга знали. Уже на третий день они начали подшучивать над окружающими, за что уже пару раз получили от старшекурсников и преподавателей.

Дарлин Блэр, несмотря на отвратительное выступление при расселении в общежитии, успела завести себе восторженную свиту. Глупые девчонки ловили каждое слово богатой наследницы из рода основателей, словно это делало их богаче или добавляло значимости роду. Причём ни одной маглорождённой среди них не было.

Еще Алира отметила, что Дарлин очень не любит Роксану. Это у них взаимно, и существует далеко не первый день. С лёгкой подачи Блэр вся её свита откровенно травила Шеридан. Та огрызалась и убегала. Как предполагала Малфой, плакать. Чуть покрасневшие в уголках глаза это подтверждали. Зеленоглазую было жалко, но если она разболтает, то покоя англичанке не будет.

Эйдан, тоже держащийся особняком и являющийся любимым объектом насмешек той самой троицы, всё также играл в шахматы в одиночестве или всё время просиживал в библиотеке, под которую оказалось отведено целых шесть из старейших корпусов в восемь этажей каждый. Иногда Розье казалось, что Райс как-то странно на неё смотрит, но стоило перевести на него взгляд, как мальчишка тут же делал вид, что чем-то занят.

***

Погода во второй половине сентября резко испортилась, зарядил мелкий противный дождь. А тяжёлые тёмные тучи словно крышкой накрыли лощину. Даже вершина лестницы терялась где-то в их клубах.

Брауни тут же затопили огромные камины, чтобы не дать распространится холоду и сырости.

В очередное утро четверга спокойно позавтракать Алире не дали. Не успела девочка доесть свою кашу, как на тарелку упала тень:
— А ты миленькая и вроде из чистокровных, — раздался капризный голос. Блондинка подняла глаза и столкнулась взглядом с Дарлин Блэр. За её спиной толпилась свита. — Думаю, тебе найдётся место в моем сопровождении. Только помалкивай, а то со смеху умереть недолго.

Подпевалы дружно захихикали.

— Не интересует, — спокойно ответила англичанка и взяла тост.

— Ч-что?! — совершенно опешила Блэр.

— Это значит «нет».

— Ты хоть знаешь, кто я такая! — возмутилась брюнетка.

— Всё равно, — девочка щедро намазала хлеб мёдом.

На щеках Дарлин выступил яркий румянец:
— Вы вообще все дикари на своём острове! Ещё хуже немагов! Не зря ты с этой идиоткой Шеридан дружишь. Такие, как вы — позор для Магии! — всё больше распалялась она.

— Ты права, — вдруг резко сказала Алира.

— Что?! — мгновенно умолкла Блэр, непонимающе хлопнув глазами.

— Ты права, — повторила блондинка, поднимаясь из-за стола. — С Рокси мы вполне можем подружиться. А я не люблю, когда моих друзей обижают. И раз, по твоему, англичане дикие, то не буду тебя огорчать…

С последними словами щедро намазанный мёдом тост был широким жестом вытерт о мантию Блэр.

Малфой взяла сумку и направилась прямиком к удивлённой Роксане, сидящей чуть дальше:
— Привет! Сядешь со мной на Чарах?

— Ага, — просияла в ответ Шеридан, под руку вытаскивая блондинку из столовой под вой и визг Дарлин Блэр. — Я никому не сказала о твоей семье, — негромко произнесла девочка, пока они шли до нужного корпуса.

— Я знаю, — кивнула Алира.

— И никому не скажу, — Рокси остановилась и посмотрела ей в глаза, — Магией клянусь!

И тут же получила несильный щелчок в лоб от Розье:
— Магией из-за такой мелочи не клянись, дурочка!

— Не буду, — потерла лоб Шеридан. — А мы правда можем дружить?

— Ну, — светловолосая сложила руки за спиной, крутанулась на месте и игриво прищурилась, — а почему бы и нет?

— Значит, подруги! И я обещаю болтать поменьше. Наверное. Если получится… — совсем сникла брюнетка.

Алира весело рассмеялась, Рокси вскоре к ней присоединилась.

— Надо после занятий сходить в библиотеку, — заметила Малфой, когда они наконец-то отсмеялись и дошли до кабинета Чар.

— Зачем?

— Нужно найти какое-нибудь заклинание. Следующего, кто назовёт меня «миленькой», я прокляну! — Алира состроила забавную гримасу и наморщила нос. И это настолько не вязалось с серьезным голосом и действительно милой внешностью, что Роксана вновь весело рассмеялась.

***

Дождливый сентябрь сменился ещё более дождливым и ветреным октябрем. За весь месяц набралось не более четырёх относительно сухих и тёплых деньков. Вот и суббота двадцать седьмого октября радовала отсутствием стучащих в окно потоков воды.

Роксана, невесть как разузнавшая про день рождения Алиры и неизвестно где раздобывшая хлопушки, подняла на уши весь поток. С тортом явно расстарались брауни. Так что первый курс дружно пропустил завтрак. А именинница даже удостоилась поздравлений и небольших, явно просто подвернувшихся под руку, подарочков. Сама же Шеридан с довольным видом вручила подруге большую коробку сладостей и зачарованный блокнот для зелий. Умная вещица крайне точно пересчитывала количество ингредиентов под разные объёмы.

Малфой сдержанно благодарила. Она не любила День рождения. Точнее, она не любила уже второй по счету День своего рождения. Двадцать седьмого октября пустота и одиночество ощущались как никогда сильно.

Блондинка с удовольствием провалялась бы весь выходной в кровати, но после поздравлений и торта Роксана все-таки вытащила её на прогулку. И всеми способами пыталась развеселить, не понимая понурого настроения.

Лишь к обеду подруги вернулись в школу.

— Мисс Розье! — невысокая волшебница остановила девочку у самого выхода.

— Добрый день, профессор Ворт, — синхронно поприветствовали подруги директрису и по совместительству их декана.

— Добрый день. Алира, мне нужно с вами поговорить, пойдёмте в мой кабинет.

Светловолосая удивлённо посмотрела на преподавателя, даже не представляя причину разговора.

— А вы, Роксана, ступайте. Думаю, беседа может затянуться.

Девочки переглянулись и блондинка, кивнув Шеридан, пошла за Весалией Ворт.

— Но о чём вы хотели поговорить?

Женщина добродушно улыбнулась:
— Не волнуйся, мне просто напомнили, что у тебя сегодня День рождения, — она толкнула дверь в кабинет и отступила в сторону, пропуская ученицу вперёд. — Я вас оставлю, — и вышла, закрыв дверь.

Малфой замерла на пороге, поджав губы и не веря своим глазам. Сердце бешено стучало в груди, хотелось сорваться с места, но в это же время было страшно просто вздохнуть.

Северус Снейп поднялся из кресла у директорского стола навстречу девочке. В этот же момент она бросилась к нему и крепко обняла за талию, уткнувшись носом в сюртук и зажмурившись.

— А-алира?! — опешил зельевар, не понимая реакции крестницы. — Что-то случилось?

Блондинка отрицательно замотала головой, так и не оторвавшись от него:
— Я просто рада, что ты здесь, — прошептала тихо-тихо, голос чуть дрожал.

— Смог вырваться на несколько часов. Но не ожидал такой реакции.

Девочка тут же оторвалась от него и отступила на шаг назад, потупив взгляд:
— Прости.

Мастер Зелий усмехнулся:
— И я даже не забыл про подарок, — он поставил на стол небольшой тёмный предмет. Взмах волшебной палочкой и он превратился в средних размеров прямоугольник, завёрнутый в простую чёрную бумагу.

Алира снова взглянула на мужчину, словно спрашивая разрешения, и приблизилась к столу.
Снейп опустился в кресло, наблюдая с каким восторгом девочка распаковывает и рассматривает набор для хранения зелий: резную шкатулку из красного дерева и хрустальные фиалы.

Светло-голубые глаза сияли восторгом не хуже самых редких драгоценных камней.

— Кажется, подарок нравится?

— Очень! А Рокси мне зачарованный блокнот подарила для пересчёта ингредиентов зелий!..

— Рокси? — Снейп удивлённо выгнул бровь.

— Да, — девочка уселась в кресло напротив, — моя соседка по комнате и подруга — Роксана Шеридан. Её семья — потомственные зельевары, у них своя аптека…

Практически весь следующий час ушёл на разговоры о школе, занятиях, преподавателях.
Алира резко замолчала и вновь как-то виновато посмотрела на крестного:
— Прости, кажется болтливостью я заразилась от Рокси. Тебе вряд ли это всё интересно…

— Почему ты считаешь, что твоя жизнь меня не интересует? — прозвучало несколько сурово и мужчина всё же смягчил тон. — Алира, я отвечаю за тебя, а значит я обязан знать всё. Ты можешь прийти ко мне с любой проблемой.

— Не хочу отвлекать.

— Глупости.

— Но ведь меня тебе навязали! — в глазах мелькнули слёзы, а в голосе послышалась обида.

Снейп вздохнул, найти общий язык с девочкой до сих пор было сложно. И как бы он не старался, ничего не получалось — она ему не доверяла. Ну, а сегодняшнее приветствие совсем выбило зельевара из колеи.

— Я мог отказаться.

— Но не отказался, — за простой фразой чувствовалось невысказанное «почему?».

Снейп вновь глубоко вздохнул и устало потёр глаза:
— Это сложно… Давай, поговорим об этом когда-нибудь потом. — девочка кивнула. — А пока я очень хочу, чтобы ты мне доверяла.

— Я доверяю. И я правда очень рада, что ты здесь. Я скучала.

Раздался тихий стук, и в кабинет вошла его хозяйка, Малфой тут же подскочила с кресла, Снейп тоже поднялся:
— Надеюсь, не помешала.

— Нет, благодарю за предоставленное время. Но мне как раз пора, — мгновенно зельевар поймал расстроенный взгляд крестницы. — У меня было совсем немного времени, Алира. Но, думаю, смогу найти хотя бы день на рождественские каникулы. Вернёшься в Коукворт?

— Да, — девочка кивнула.

— Тогда до Рождества. Если что-то нужно, пиши.

— Хорошо, — негромко отозвалась блондинка, наблюдая, как маг исчез в камине. — Спасибо, Северус, — одними губами прошептала она, когда он уже не мог её услышать.

— Ты расстроилась? — Весалия обратила внимание на погрустневшую студентку.

— Нет, профессор, спасибо большое. Я могу идти?

— Конечно. И с Днём рождения, мисс Розье.

— Благодарю, всего доброго.

Девочка направилась к двери, но тут её взгляд упал на циферблат больших часов: «15.20».

— Профессор Ворт, — обернулась она к директрисе. — А вы не знаете, какая разница во времени у Салема с Шотландией?

— Кажется, часов восемь, — улыбнулась женщина, заметив чуть расширившиеся глаза ученицы. — Да, утро у твоего опекуна сегодня началось очень рано.

— Спасибо, до свидания.

Дверь за Алирой Розье бесшумно закрылась. А за окном медленно кружились первые в этом году одинокие снежинки.

Глава 4. Добро пожаловать в Хогвартс!


1 сентября 1994. Хогвартс. Шотландия

Уже стемнело, когда «Хогвартс-экспресс» наконец достиг конечной станции «Хогсмит». Ученики дружной галдящей толпой вывалили на перрон, зябко кутаясь в мантии под пронизывающим ветром. Благо дождь уже прекратился.

Хагрид, призывно размахивая огромным фонарём, быстро собрал вокруг себя первокурсников и повёл их в сторону озера.

— Не хотел бы я сейчас оказаться на их месте, — хмыкнул Рон, до самого носа натягивая воротник мантии.

— Да уж, — поддержал друга Гарри.

И золотое трио спешно направилось к повозкам.

Теодор Нотт проводил внимательным взглядом массивные фигуры Кребба и Гойла, занявшие места в одной из карет. Малфоев рядом не было. И не было вообще в обозримом пространстве. Ни одного из Малфоев. Слизеринец нахмурился, ещё раз окинув взглядом всю площадку, и забрался в повозку, кивнув приветливо улыбнувшейся ему Дафне Гринграсс.

Все студенты давно расселись по каретам, и те медленно потянулись в сторону горящего огнями замка, когда брат и сестра Малфои наконец-то дошли до посадочной площадки.
Фестрал, запряжённый в одну из двух оставшихся повозок, повернул голову в сторону подошедших магов. Алира поморщилась, глядя на обтянутое чёрной кожей подобие лошади:
— Как думаешь, если я опоздаю на первый праздничный ужин, это будет совсем… вызывающе? — негромко поинтересовалась девушка.

— Мне крайне не охота мёрзнуть под этим ветром, — нахмурился Драко. — Но на ужин не охота идти ещё больше.

— Что ж, — улыбнулась блондинка, доставая палочку, — в таком случае, я знаю пару согревающих заклятий.

***

Северус Снейп мрачно взирал на заполняющийся учениками зал со своего места за преподавательским столом. Каждый такой ужин вот уже на протяжении четырнадцати лет он воспринимал как настоящее наказание. От нарастающего шума нещадно болела голова, хотелось спуститься в свой кабинет и провести вечер в тишине. «Наслаждаться» обществом тупоголовых студентов ему предстоит ещё весь год, так что сегодня маг с удовольствием остался бы в одиночестве.

Да ещё крайне затянувшееся поручение Дамблдора, из-за которого Северус едва успел к началу учебного года. Зельевар недовольно скосил взгляд на директора. Тот добродушно улыбался, кивая приветствующим его студентам. Вот пожилой маг расплылся в совершенно довольной улыбке. Снейп перевёл взгляд на зал. Так и есть — Поттер — сущее проклятие всей его жизни.

Тёмные глаза презрительно скользнули по «мальчику-который-выжил» и его компании и пробежали по столу Слизерина. Малфой отсутствовал.

«Встретился с сестрой?» — нахмурился Мастер Зелий.

Что за треклятые силы дёрнули девчонку перевестись на учёбу в Хогвартс, он не мог понять до сих пор. Да ещё и за его спиной. Вот уж чего маг точно не хотел, так это её встречи с Дамблдором. Директор легко и искусно втягивал в свои планы всех, кто оказывался слишком близко. А Алира его непременно заинтересует. Причём не только, как наследница Малфоев, о которой ровным счётом ничего неизвестно, но и как его, Северуса, подопечная.

«Удивительно, что ещё не посыпались вопросы», — зельевар вновь бросил взгляд на Дамблдора. Но тот его словно не замечал.

Звон бокала заставил Снейпа вынырнуть из своих мыслей.

Минерва Макгонагалл поднялась со своего места, слегка откашлялась и обвела зал строгим взглядом:
— Через несколько минут начнётся распределение первогодок. Все они, несомненно, волнуются в ожидании этого момента. Я надеюсь, вы окажете им поддержку. Вспомните, ведь когда-то и вы были на их месте.

Закончив речь, волшебница прошла через Большой зал и скрылась в холле. Массивные двери бесшумно закрылись за её спиной. По залу вновь прокатился гул множества голосов.

Вскоре она вернулась в сопровождении группы первокурсников, и началось распределение.

Северус поймал себя на мысли, что каждая следующая минута этого вечера раздражает его всё больше и больше. Он не обращал внимания на имена первокурсников, называемые ведьмой, — ему было все равно. Лишь присоединившиеся к змеиному факультету удостаивались его быстрого мрачного взгляда.

Только когда Филч скрылся за дверью вместе со Шляпой и колченогим табуретом, Мастер Зелий вновь вынырнул из своих мыслей и немного наклонил голову в сторону Дамблдора:
— Кажется, вы забыли о ещё одной новой студентке.

— Ну что ты, мой мальчик, — Снейпа внутренне передёрнуло. Не кривиться на такое обращение директора он научился уже очень давно. — Я всё превосходно помню, — хитрые голубые глаза сверкнули из-за очков-половинок. — Но где же она? — Дамблдор обвёл зал внимательным взглядом.

— Что-то случилось, Альбус? — поинтересовалась декан Гриффиндора, подходя к преподавательскому столу.

— Кажется, Минерва, потерялась одна из наших новых студенток. Я не вижу её в зале.

— Но первокурсники все, — растерянно отзывалась волшебница.

— Она с четвёртого курса.

Лицо Макгонагалл вытянулось от удивления.

— Я поищу её, — Снейп поднялся из-за стола, — да и мистер Малфой отсутствует.

Глаза Дамблдора предвкушающе сверкнули:
— Сядьте, Северус. Минерва прекрасно и сама справится с этой задачей. Всё-таки мисс Малфой студентка её факультета.

— Мисс… Малфой?.. — растерянно отозвалась ведьма.

— Что?! — сдавленно прохрипел зельевар. Воздуха в лёгких резко не хватило, а земля словно ушла из-под ног, и мужчина невольно впился пальцами в спинку стула так, что костяшки побелели. Но мгновенно взял себя в руки: — Что вы имеете в виду, Дамблдор?

— Лишь то, что я и сказал, — лучезарно улыбнулся директор. — Алира Малфой является студенткой четвёртого курса факультета Гриффиндор. Поэтому, Минерва, будьте добры найти и привести её. И мистера Малфоя, конечно, чтобы Северус так не переживал за своего студента.

Макгонагалл растерянно кивнула и покинула зал. Мастер Зелий же, потрясённый известием, тяжело опустился на свой стул.

***

Хогвартс блистал. Другого подходящего слова для сияющего огнями замка подобрать было невозможно.

Алира вспомнила свои августовские впечатления, когда впервые увидела Школу Чародейства и Волшебства, буквально поднимающуюся из чёрных вод озера. И как пробились сквозь плотную завесу облаков косые лучи солнца, придавая таинственное сияние древним стенам и башням. В тот миг Хогвартс поразил. Поразил как прекрасное творение, которое непременно захотелось сохранить в памяти.

Теперь же девушка смотрела на замок, как на чудо из чудес. Сверкающий огнями на фоне ночи, он завораживал. Увидев его впервые сейчас — влюбилась бы без оглядки. Но прошлая встреча оказалась достаточно содержательной, чтобы быстро сбить морок восторга.

И юная ведьма усмехнулась, по достоинству оценив всю мощь замысла: «Хогвартс-экспресс» прибывает уже после заката, первогодок везут через озеро, причем с той стороны, откуда не виден замок. И за очередным поворотом он просто выныривает из чёрных вод, горя огнями. Сильное впечатление. По восприятию начинают бить ещё до входа.

Миновав мост, брат и сестра направились к школе. Впереди, у самых дверей, в свете факелов вырисовывалась фигура в остроконечной шляпе. При ближайшем рассмотрении это оказалась высокая худощавая волшебница в тёмно-зелёной мантии.
Драко фыркнул:
— А этот старой кошке что здесь надо?

— Кто она? — поинтересовалась Алира.

— Макгонагалл. Декан Гриффиндора. Ведёт трансфигурацию. Мерзко ведёт, кстати. Только своих грифов и нахваливает.

— Добрый вечер, молодые люди, — сухо поздоровалась Минерва, когда студенты подошли к ней. Заинтересованный взгляд быстро скользнул по девушке, но тут же метнулся к нахмурившемуся слизеринцу:
— Мистер Малфой, вы обучаетесь здесь уже четвёртый год и должны знать, что опоздание недопустимо. А что касается вас, мисс Малфой, — Макгонагалл поджала и без того слишком тонкие губы, отчего они совсем превратились в ниточку, — запомните это на будущее. А теперь следуйте за мной.

***

Проводив Минерву взглядом, Дамблдор поднялся со своего места. В зале, словно по команде, повисла тишина, которую ещё несколько секунд нарушали редкие шепотки, но вскоре и они пропали.

— Рад приветствовать наших новичков, — провозгласил директор, обводя взглядом Большой зал, — ну, а всем остальным — вновь добро пожаловать под своды Хогвартса!

Маг возвел руки в приветственном жесте и из зала послышались редкие, а затем и более дружные, хлопки. Стол Гриффиндора аплодировал всем составом. Слизеринцы, всем же составом, воздержались.

— Новый учебный год, — продолжил пожилой маг, едва стихли аплодисменты, — принесёт не только новые знания, но и новые встречи. Необычные встречи. Некоторые из которых могут оказаться весьма значимыми. — голубые глаза скользили по лицам учеников. — Также нас всех ожидает невероятное событие…

Переведя взгляд на открывшиеся двери, Дамблдор замолчал и улыбнулся. Минерва Макгонагалл, сжав губы в тонкую полоску и шелестя тёмно-зелёной мантией, быстро прошла по проходу к преподавательскому столу и села на своё место.

Драко потянул сестру за руку, но та лишь покачала головой, высвобождая ладонь под несколько удивленным взглядом брата.

— Мистер Малфой, — прогремел голос директора, и весь зал, словно по команде, обернулся в сторону входных дверей. — Прошу, займите своё место…

Слизеринец, гордо вскинув голову, прошёл к столу зелёного факультета. А Алира устремила свой взгляд на Альбуса Дамблдора. Кажется, без показного выступления обойтись он не мог.

Девушка задержала дыхание, явно ощущая, как по всему телу пробежала нервная дрожь, хотя внешне ни один мускул не дрогнул. Медленно-медленно выдохнув, она двинулась вперёд по проходу, не сводя взгляда с ядовито-оранжевой мантии директора. Чувствуя, как взгляды учеников скрещиваются на ней, как на какой-то неведомой зверушке. Вокруг шептались. Алира ненавидела толпу, но и детское воспитание, и дальнейшее обучение позволяли ей абстрагироваться в подобных случаях.

— В этом году, — вновь взял слово директор Хогвартса, студенты начали оборачиваться на его голос, изредка бросая любопытные взгляды на блондинку, идущую по проходу, — в нашей школе произошло ещё одно необычное событие: к нам на учебу перевелась ученица из Салемской Академии колдовства. Очень надеюсь, что вы все окажете гостеприимство и поддержку мисс Алире Малфой… — он приветственно указал рукой на светловолосую ведьму, словно не замечая замешательства в зале. Услышав знакомую фамилию, некоторые принялись внимательнее рассматривать блондинку. Шепотки стали значительно громче и отчетливее. — Особенно это касается четвёртого курса факультета Гриффиндор.

Повисла тишина. Студенты красно-золотого стола переглядывались друг с другом, проверяя, не ослышались ли они.

Слизеринцы молча отвернулись, и лишь Драко переводил растерянный взгляд с сестры на директора и обратно.

Снейп скрипнул зубами: «Эта девчонка всё делает наоборот!»

«Один-ноль, господин директор. Поле ваше!» — Алира мысленно вздохнула и закатила глаза.

— Надеюсь, — продолжил тем временем свою речь Альбус, — Хогвартс станет вам домом, мисс Малфой! — и зааплодировал. За столом преподавателей ему вторили слабые хлопки, к которым присоединились и некоторые студенты Когтеврана и Пуффендуя.

Гриффиндор и Слизерин молчали, как и их деканы.

— Благодарю за тёплый прием, господин директор, — холодным тоном отозвалась Алира. Её голос звонко разнесся под сводами притихшего зала. Вернув магу улыбку, девушка уселась на ближайшее свободное место за столом красно-золотых. Веснушчатая девочка, оказавшаяся слева, отодвинулась. Малфой одарила её тяжелым взглядом, отчего та отъехала ещё дальше, потеснив свою соседку.

Волшебник улыбнулся каким-то своим мыслям и продолжил:
— Как я уже говорил, в этом году нашу школу ожидает великое событие. Хогвартс выбран местом проведения Турнира Трёх Волшебников, — директор вновь зааплодировал, поддерживаемый преподавателями. — Для тех, кто забыл или не знает, поясню. В Турнире Трёх Волшебников представители трёх магических школ соревнуются между собой в различных магических испытаниях. — зал возбуждённо загудел. — Тихо! Тихо! — с трудом утихомирил студентов Альбус Дамблдор. — Из-за проведения турнира было принято решение отменить на этот год соревнование по квиддичу. — ученики отозвались недовольными выкриками. — Тихо! Гости для участия в турнире прибудут в конце октября. Мы должны достойно их встретить. Тихо!.. И последнее объявление, — продолжил маг, когда студенты наконец-то умолкли. — Из-за того, что наш новый преподаватель Защиты от тёмных искусств задерживается по ряду причин, в ближайшее время ваше расписание будет изменено в пользу увеличения часов по другим предметам. А сейчас да будет пир!

— Только бы не Снейпа! — обречённо выпалил Рон, активно накладывая себе в тарелку жареную курицу, кусок за куском.

— Да уж, — отозвался Гарри, бросив быстрый взгляд на преподавательский стол. — Он, кажется, в этом году даже злее, чем обычно.

— Ещё бы! — вклинился в разговор сидящий напротив Симус Финнеган. — Малфой-то на Гриффиндоре!

Студенты мгновенно обернулись в ту сторону, где сидела упомянутая блондинка.

— А кто она вообще такая? — как-то тихо и неуверенно прошептала Джинни, но встретив непонимание в глазах окружающих, пояснила: — Ну, в смысле, я никогда не слышала, что у Малфоев есть дочь.

Гермиона задумчиво потёрла подбородок.

— Может родственница какая? Дальняя? — высказал кто-то предположение.

— Нет.

— Почему ты так уверена, Грейнджер?

— Они слишком похожи.

Гриффиндорцы продолжили ужин, перешёптываясь. Наличие сестры (а в этом уже никто не сомневался) Малфоя на их факультете никого не радовало.

Да и сама девушка, сидящая практически на другом конце стола от золотого трио, это прекрасно чувствовала. Косые взгляды «дружелюбного» факультета едва не прожигали в ней дырку, а шепотки сливались в навязчивый гул. Окружающая обстановка совсем не способствовала желанию что-нибудь съесть. С самого начала ужина блондинка лишь скользнула взглядом по столу, так и оставив свою тарелку пустой.

Смотреть за преподавательский стол было откровенно страшно. Ледяной, пронизывающий взгляд зельевара, обещающий как минимум медленную смерть, светловолосая чувствовала на себе с самого появления в Большом зале. Да и к брату оборачиваться совсем не хотелось. Его позицию по факультетам Алира уже прекрасно знала и со слов Теодора, и из разговора с самим Драко. Да и холодное безразличие Слизерина, многие из студентов которого были знакомы с ней, ничего хорошего не предвещало.

Ведьма глубоко вздохнула, на мгновение зажмурившись. Хватит с неё на сегодня директора с его страстью к представлениям и «мушкетерского» факультета, который не оставит просто так её поступление. Ещё явно и с Северусом придется объясняться. Хотя, обойдется! Пусть сам оправдывается, где его носило!

— Местные домовики готовят безумно вкусно! Попробуй!

Малфой резко открыла глаза и столкнулась взглядом с темноволосой круглолицей девушкой, явно старше самой блондинки. Её точно тут раньше не было!

Удостоверившись, что смогла привлечь внимание, та лучезарно улыбнулась, отчего на пухлых щеках появились милые ямочки:
— Я Эмили Росс, седьмой курс, староста. Добро пожаловать!

Алира удивленно выгнула бровь, смотря на чересчур жизнерадостную брюнетку.

— Если что-то понадобится, обращайся.

Девушка молча ей кивнула, и Эмили умчалась куда-то в конец стола.

***

Ужин для Алиры пролетел абсолютно незаметно. Блондинка бездумно ковырялась в салате, положенном чисто для вида, чем из реального желания его съесть.

Постепенно тарелки исчезали со стола, и студенты поднимись со своих мест. Светловолосая ведьма вынырнула из своих мыслей, возвращаясь к реальности: шум Большого зала обрушился на неё неожиданно, заставив поморщиться и тряхнуть головой.

Она встала, намереваясь присоединиться в группе первокурсников, которых собирали старосты, и отправиться в новую гостиную. Назвать ее «своей» не получалось даже мысленно.

Студенты толпой устремились к выходу, и Малфой устала считать, сколько раз её уже толкнули за последние несколько минут. Огромный, словно шкаф, старшекурсник с серебристо-зелёным галстуком протиснулся мимо, сильно пихнув девушку. Взгляд, брошенный им через плечо, красноречиво сказал, что это было намеренно.

Блондинка выдохнула сквозь зубы, борясь с диким желанием кого-нибудь проклясть. Хоть бы и того громилу со Слизерина. Не успела она до конца обдумать эту мысль, как почувствовала железную хватку чуть выше локтя левой руки. И её настойчиво потянули в сторону.

Алира точно знала, кому принадлежат эти цепкие пальцы, поэтому покорно шла следом. Тяжёлая на вид дверь, скрывающая проход в подземелья, закрылась на удивление бесшумно. Мгновенно отсекая гул голосов, царивший в холле.

На очередной ступеньке юная ведьма оступилась и едва не упала, только успев приглушенно ойкнуть, как её резко дернули вверх.

— Иди медленнее, — недовольно проговорила она. — Если я упаду и расшибусь, то ведь самому и придётся лечить, Северус.

Мужчина резко затормозил, отчего девушка налетела на него, и, чуть развернувшись к ней, прошипел:
— Профессор Снейп! Здесь я профессор Снейп! Вам следует это хорошенько запомнить, мисс Малфой.

И вновь зельевар быстрым шагом двинулся вперёд, светловолосой ничего не оставалось, как поторопиться следом, ведь пальцы мужчина так и не разжал. На руке точно останутся синяки.

Малфой даже не пыталась запомнить коридоры и повороты, сегодня такая попытка точно была обречена на провал. Тем более Снейп явно вел её не самым коротким, а самым безлюдным путем.

В очередном полутёмном коридоре мужчина распахнул массивную деревянную дверь и, войдя, запер её заклинанием. Как по команде внутри зажглись свечи, немного освещая помещение. Алира слегка улыбнулась, в каждой детали мрачного кабинета угадывая руку его хозяина и машинально растирая пульсирующее плечо. Это явно не кабинет профессора Снейпа, преподавателя зельеварения, это несомненно был кабинет Северуса Снейпа, Мастера Зелий.

Сам же маг, замерев у двери и скрестив руки на груди, тяжёлым взглядом следил за крестницей:
— И что всё это значит? — чеканя слова, произнес он.

Блондинка обернулась и натолкнулась на ледяной взгляд чёрных глаз. Нахмурилась и отзеркалила его позу:
— Тот же вопрос к Вам, Мастер Снейп.

Северус в несколько шагов преодолел разделяющее их расстояние и хорошенько встряхнул девушку за плечи. Голубые глаза удивленно распахнулись, и Алира попыталась отстраниться, но не тут-то было. Её вновь встряхнули.

— Какого Мордреда ты творишь! — почти рычал Северус. — Хогвартс, Дамблдор и этот… Гриффиндор! Ты хотя бы думаешь, что делаешь? Ведешь себя, как избалованная девчонка!

Наконец-то девушке удалось вывернуться, и она отошла на несколько шагов:
— Я не собираюсь говорить с вами в таком состоянии, мистер Снейп.

Зельевар тяжело выдохнул. На какое-то время повисло молчание.

— Почему Гриффиндор?

— Решение Шляпы.

— Без твоего участия? — не поверил маг.

— Я попросила судить не только по фамилии, — блондинка отвела взгляд в сторону.

— Алира, почему тебе все нужно делать наоборот? Неужели ты не понимаешь, что я отвечаю за тебя? Тебе хоть раз пришло в голову посоветоваться со мной? Или моё мнение для тебя ничего не значит?

— Не хочу загружать Вас своими глупыми проблемами, — она вновь сложила руки на груди. Разве что не надулась, ведь так действительно ужасно походила на ребёнка, а так не хотелось подтверждать слова Северуса. Поэтому свою обиду она решила демонстрировать, показательно дистанцируясь.

— Если у Вас всё, профессор, — Снейп одарил её ещё одним тяжёлым взглядом, — то не проводите ли меня к гостиной моего факультета? Иначе я рискую заблудиться.

— Алира…

Девушка демонстративно отвернулась. Зельевар, прокляв всё на свете, отпер дверь и пропустил крестницу вперёд.

Обратный путь по лабиринту коридоров, пустой холл и несколько этажей в Восточную башню прошли молча.

— Профессор Снейп! — Эмили Росс возникла из-за очередного поворота совершенно внезапно.

— Что вы здесь делаете, Росс? — раздражённо спросил декан Слизерина, но гриффиндорка никак не отреагировала на его тон.

— Искала мисс Малфой, профессор. Как староста, я обязана помогать новым студентам. Благодарю, что проводили её.

— Вы слишком болтливы, Росс, — скривился Северус. — Надеюсь, вы больше не заблудитесь в коридорах Хогвартса, мисс Малфой, — внимательный взгляд скользнул по блондинке.

— Непременно выучу все их хитросплетения, сэр, — отозвалась та.

Мастер Зелий мысленно скривился на её безразличный тон:
— Свободны, — и эффектно взмахнув полами мантии, начал спускаться вниз.

Студентки молча проводили его взглядами.

— Идём, скоро отбой.

Алира молча пошла рядом, краем глаза наблюдая за старостой.

— Если хочешь что-то сказать, говори, — негромко заметила Малфой.

— А ты послушаешь? — недоверчиво уточнила Росс.

— Просмотрим.

— Драко Малфой — твой брат, верно? — блондинка никак не отреагировала на эти слова, и Эмили продолжила дальше: — Ладно. Про то, что Гриффиндор и Слизерин не переносят друг друга, пожалуй, тоже можно не упоминать? — и снова никакой реакции. — Так вот, твой брат постоянно цепляется к нашему Поттеру и его друзьям. Ты ведь знаешь о Гарри Поттере?

— Не интересует, — отозвалась наконец-то Малфой. — И я никак не пойму к чему все эти бессмысленные вопросы?

— Тебе будет сложно на факультете, — на одном дыхании произнесла Росс и обернулась к резко замершей на пару ступеней ниже девушке. Алира смотрела на неё снизу вверх. Да и вообще казалась кукольно хрупкой в сравнении с высокой и пухлой от природы Эмили, хотя фактически Малфой была ниже всего на какой-то дюйм. Но взгляд такой холодный и аристократически-гордый — тот самый, которому сама Эмили так и не смогла научиться за все семнадцать лет своей жизни — пронзал насквозь. Хотя блондинка и тонко улыбалась, удивлённо выгнув практически белую бровь:
— Почему ты мне это говоришь?

— Я староста, и хочу избежать конфликта среди студентов.

— То есть, — вкрадчиво проговорила Алира, поднявшись на две ступени выше, чтобы оказаться на одном уровне с Эмили, — хочешь сказать, что раз я Малфой, то мне не место на вашем дражайшем Гриффиндоре?

Росс тяжело вздохнула, на мгновение прикрыв тёмные глаза:
— Моя мама — кузина Антонина Долохова. Знаешь, кто он? — светловолосая кивнула. — Я это, конечно, не особо афиширую, но кому надо, тот знает. Так что мне абсолютно всё равно, Малфой ты, или нет. Я просто говорю, что тебе будет тут сложно.

— В заботе не нуждаюсь, — Алира продолжила подъём, староста Гриффиндора последовала за ней. — Про то, что мне тут не рады, я в курсе даже без дешёвых советов. Но за сказанное спасибо, мисс Росс.

— Эмили.

Девушка кивнула, принимая к сведению, но не предложив называть себя по имени. Ведь сама Росс с начала их недолгого общения уже переступила эту черту, заработав себе минус в личном списке блондинки. Оценка же за проявленную «заботу» зависла между двух воображаемых граф, а затем со страшным скрипом перевалилась в положительную.

«Что ж, ты весьма любопытна. Посмотрим, что будет дальше, Эмили!»

— Одна просьба, — не останавливаясь и не оборачиваясь проговорила Малфой, — точнее даже совет. Не пытайся со мной общаться. Иначе ты точно не сможешь влиять на свой факультет.

— Я не хочу скандалов. И факультет не мой, он наш.

На её слова светловолосая слегка нахмурилась:
— Первой я начинать не буду, обещаю. Но огрызаться буду по полной. И моим, — девушка остановилась и, обернувшись, взглянула прямо в глаза Росс, — он не станет никогда!

— Хорошо, — Эмили вскинула руки в примирительном жесте. Спорить с этой девчонкой не хотелось совсем, ибо сразу было понятно — не переспорить. — Давай кое-что расскажу о школе. Гостиная и спальни Гриффиндора находятся на верхних этажах Восточной башни. Вход скрыт за портретом Полной Дамы. Чтобы попасть внутрь, нужно назвать пароль. Сейчас это «чепуха». Обычно пароль меняется раз в год, в некоторых случаях чаще…

Эмили продолжала свою краткую лекцию, а Алира слушала и запоминала, ведь та говорила действительно важные и нужные вещи. А главное — абсолютно кратко.

— Вот, кстати, и пришли! — резко сменила тон староста, когда обе девушки оказались на самом верху лестницы. Перед ними предстала неширокая площадка, стены которой были сплошь увешаны магическими картинами. А в центре красовался огромный, выше человеческого роста, портрет круглолицей женщины в пышном старомодном платье и с не менее грандиозной прической. Дама внимательно окинула студенток взглядом:
— Пароль, — высоким голосом произнесла она.

— Чепуха, — отозвалась Эмили, Полная Дама кивнула, и картина открыла скрытую за ней дверь.

Обе девушки исчезли в проходе.

В гостиной было душно и шумно. Студенты старших курсов группками собрались в разных концах комнаты. Первокурсники же кружком сбились вокруг Минервы Макгонагалл, сухим тоном вещавшей им правила поведения в школе.

Заметив вошедших студентов, волшебница направилась к ним.

— Вы второй раз за сегодняшний вечер, мисс Малфой, вынуждаете меня говорить о недопустимости опозданий.

— Я заблудилась, — Алира спокойно посмотрела в блёклые глаза пожилой ведьмы.

— Предлагаете подарить вам карту? — Минерва поправила очки, съехавшие на кончик носа. — Как же вы в Салеме обходились без неё?

— Видимо, профессор, там просто были преподаватели, готовые прийти на помощь.

Макгонагалл едва не задохнулась от возмущения, но не нашла что сказать, несколько растерявшись под дерзким усмехающимся взглядом.

— В Хогвартс такое поведение недопустимо, — наконец-то собралась с мыслями ведьма. — Это достойная школа и достойный факультет. Запомните это, мисс Малфой. И соответствуйте! — сказав это, декан Гриффиндора быстро покинула гостиную.

Алира лишь хмыкнула ей в след, и, развернувшись, направилась к правой лестнице, которая, по словам Эмили, вела в спальни для девочек. Но дорогу ей преградила какая-то студентка:
— Тебе здесь не рады, Малфой!

— Тебя забыли спросить, — одарила её тяжелым взглядом блондинка.

Гриффиндорка немного отступила назад, но посмотрев за спину светловолосой, где ученики уже начали прислушиваться к их разговору, вновь осмелела:
— Убирайся в свой Слизерин, змея!

— Брысь с дороги! — сквозь зубы процедила Алира.

— А ты здесь свои правила не устанавливай, Малфой! — тёмнокожая девушка со старших курсов, подошла ближе.

Алира выдохнула: «Я точно сегодня кого-то прокляну!»

— Вейн! Джонсон! Хватит! — появилась рядом Эмили.

— Ей здесь не место, Росс! — проговорила капитан команды по квиддичу, ткнув пальцем в сторону старосты.

— Так пойди и выскажи все претензии Распределяющей Шляпе и директору, — парировала Эмили.

— А кстати, — уцепилась за её слова Анджелина. — Когда было это распределение? Мы не видели!

— Джонсон, уймись! Дамблдор сказал, что Алира Малфой — студентка Гриффиндора! Поэтому хватит! Мне не нужны здесь склоки!..

Обе гриффиндорки сверлили друг друга яростными взглядами, но их внезапно отвлекли хлопки.

— Браво! А у вас тут и без меня весело! — издевательски заметила Алира. — У тебя оказывается и характер есть, Эмми! — сверкнула она улыбкой в сторону старосты.

— Ну и мерзкая семейка… — негромко произнес кто-то с дивана.

Алира прищурилась, глаза недобро сверкнули:
— Даже рот на мою семью открывать не смей, Уизли!

Рон, сидевший на подлокотнике, так резко дёрнулся в сторону, что свалился с дивана. Гермиона с возгласом «Рональд!» бросилась его поднимать.

— Они намного лучше, добрее и честнее, чем такие, как ты, твой брат и ваши родители! — бросился защищать честь семьи друга Гарри.

«Самоконтроль!» — вопило сознание. И Алира крепко сжала кулак, стискивая кончик волшебной палочки, вынырнувшей из рукава в ладонь. Если она сейчас, сорвавшись, прибьёт надежду магической Британии, спасибо ей точно не скажут. «Иж ты, спаситель, прокляни тебя Мерлин!»

— Вихры и очки-велосипеды, — на выдохе протянула девушка тоном, показавшимся многим до ужаса знакомым. Гарри так вообще от него едва не передёрнуло. — Поттер! Личная карманная зверушка директора!

— Не смей! Дамблдор…

— Величайший волшебник современности! — закончила за него блондинка. — И бла-бла-бла! Слышала уже! Но факта не меняет!

— Малфой! — несколько обречённым тоном и укоризненным взглядом попыталась одёрнуть явно разозлившуюся девушку Росс. От неё не укрылась до сих пор зажатая к кулаке палочка.

Блондинка метнула на неё злобный взгляд:
— Сделай так, чтобы твой дражайший факультет ко мне не лез, Эмми! И проблем не будет!

Пролетев мимо неё, Алира быстро поднялась по лестнице.

— Не думай, что тебя тут кто-то боится! — крикнула ей в след Джонсон.

Светловолосая ведьма одарила её нечитаемым взглядом и скрылась за дверью, от души хлопнув ею.

— Не она начала эту ссору, — довольно громко произнесла Росс, но на неё даже не обратили внимания.

Вскоре все студенты вернулись к своим занятиям.

— Не пытайся их образумить и не защищай Малфой, — подходя к Эмили, негромко проговорил широкоплечий парень одного с ней роста.

— Мог бы и вмешаться, Джейк! — буркнула на него девушка.

— А зачем? — он непонимающе развел руками. — Уж эта блондиночка и сама огрызаться умеет.

— А последствия нам разгребать! — рассерженной кошкой зашипела на него Росс. — Они и Малфой, — кивнула она в сторону гостиной, — гремучая смесь! И как скоро оскорбления сменятся проклятиями, я даже предположить боюсь!..

— И что ты сделаешь?

— Не знаю, — понуро прошептала староста.

Джейк чмокнул её в кончик носа, обняв за талию:
— Значит, будем наблюдать. Но пока они сами не притрутся друг к другу, мы бессильны. И раз уж ты считаешь её достаточно разумной. Да, я вижу, что ты так считаешь, — пояснил маг, под удивлённым взглядом девушки. — Значит, рано или поздно всё устаканится.

— Надеюсь, ты прав. Спокойной ночи, Джейк!

Поцеловав парня на прощанье, Эмили поднялась наверх. В коридоре было тихо. Пройдя мимо спальни, где теперь жила Алира Малфой, староста на миг задумалась не зайти ли, но отогнала эту мысль. Может Джейк и прав, и им действительно не стоит вмешиваться. Да и сама блондинка об этом просила. Росс тяжело вздохнула. Это будет трудный год!

***

Алира от души хлопнула дверью и замерла. Моргана! Желание вернуться и проклясть кого-нибудь было просто зверским. Но на этом «мушкетерском» факультете так не выйдет. Как там было в магловской книжке, которую ей давал почитать Эйдан (девушка грустно вздохнула, словно это было в прошлой жизни!): один за всех и все за одного? Кажется, так. Значит, атакуешь одного, влезут другие. А в первый же вечер быть вызванной на ковёр к директору за массовую дуэль не хотелось. Хотя, блондинка ухмыльнулась, такого азарта она давно не ощущала. Вздохнув, она наконец-то огляделась.

Впереди был длинный, хорошо освещённый коридор, оформленный в приятной бордовой гамме. Стены украшали картины, в небольших нишах были статуи и цветы. По обеим стенам тянулись два ряда одинаковых дверей из красного дерева, на каждой — табличка, на которой золотыми буквами значились имена студенток. Малфой неспешно двигалась вдоль коридора, пока не остановилась перед дверью, на табличке которой в списке имён значилось и её: «Алира Малфой».

Толкнув круглую витую ручку, девушка вошла внутрь. Комната оказалась вполне уютной. Насыщенного оттенка стены, светлые пол и высокий потолок. Кроватей было пять. На второй справа, расположившейся практически в самом углу, между двумя окнами, спал огромный чёрный кот. Животное вытянулось поперёк, свесив массивную голову вниз.
Девушка улыбнулась и, подойдя ближе, почесала питомца за ухом. Дэймон открыл один глаз, лениво уставившись на хозяйку.

— Нам тут не рады, знаешь?

Кот недовольно стукнул хвостом по покрывалу.

— И не надо на меня так смотреть! Я и так еле удержалась, чтобы никого не проклясть!

Светловолосая распахнула узкий шкаф, стоящий недалеко от её кровати, открыла свой чемодан и, сделав замысловатый взмах палочкой, перенесла все вещи на новые места. Затем, немного задумавшись, вытащила из небольшого саквояжа деревянную резную шкатулку и кожаный мешочек с вышитыми на нём рунами.

На факультете были ей не рады, значит пакости, в том числе и самые мелкие и обидные, можно было не просто ожидать, а предсказывать с невероятной точностью. Алира развязала плетёный шнурок кошеля, и вытряхнула содержимое на постель. Перед ней оказались тонкие полоски пергамента, свёрнутые в трубочки. Перебрав несколько штук, ведьма выбрала нужные рунные цепочки, а остальные вернула в мешочек.

Из шкатулки извлекла пару флаконов с нужными составами и принялась за работу. Нужно было торопиться, пока её новые соседки не решили подняться в спальню. Уж что-что, а портить свои вещи Малфой никому не даст!

Ленты с письменами были закреплены по периметру дверцы шкафа. Несколько капель зелья, и девушка сняла трафарет. На дереве ярко сияла скопированная рунная цепочка. Довольно улыбнувшись, блондинка принялась за следующую створку.

Минут через десять и шкаф, и небольшой столик, и тумба были защищены от вторжения непрошеных гостей. Оставалось самое главное — спальное место. Здесь защита нужна была посильнее.

Алира развернула второй свиточек, внимательно пробежала глазами и, оставшись вполне довольной содержимым, растянула его вдоль кровати. Здесь для проявления уже нужно было смешать оба зелья, но проблема была в том, что лить их нужно было одновременно и с разных концов вязи, чтобы два защитных круга смешались и переплелись.

— Помочь не хочешь? — блондинка скептически посмотрела на кота. Тот перевернулся на другой бок, потянулся и хвостом смёл флакон с зельем с кровати. Упав, сосуд разлетелся на осколки, разливая содержимое точно на рунную ленту.

— Ну, — протянула Малфой, — можно и так! — она выплеснула второе зелье уже со своего конца, наблюдая как едва различимое сияние взметнулось вверх и двинулось вдоль по ленте, смешиваясь с другим похожим.

Всё удалось. Да, профессор Арнетт смогла хоть чему-то её научить!

Блондинка свернула ненужный больше трафарет, любуясь на ещё едва различимую вязь барьера, и убрала всё на свои места. Осколки флакона были собраны взмахом палочки и отправлены в мусор.

Переодевшись в пижаму, заплетя волосы в косу и плотно задёрнув шторы балдахина, Алира наконец-то улеглась в постель, запустив тонкие пальцы в длинную кошачью шерсть.

— Да уж, вот и добро пожаловать в Хогвартс! — пробормотала девушка.

Дэймон громки заурчал, убаюкивая хозяйку.

За окном снова пошёл дождь, отчётливо барабаня по стеклу, но блондинка этого уже не слышала, провалившись в сон.

***

Росс появилась вовремя, за что Снейп был ей почти благодарен, учитывая его способность испытывать это чувство. Тем более к этой крайне болтливой гриффиндорке. Но стоило признать, что она, пожалуй, не самая плохая компания для Алиры на этом дрянном факультете. Угораздило же её! Хотя в свете её последних выходок, зельевар не так уж и сомневался в правильности этого распределения. Сначала делает, потом думает — истинная студентка красно-золотых!

Да и Дамблдор ещё! Вот нужно ему было устраивать это представление! Северус скрипнул зубами. Планов директора он не представлял и как оградить от них крестницу теперь, тоже. А она… Определенно злится, только вот из-за чего?

Мастер Зелий с грохотом распахнул дверь своего кабинета, а затем также и закрыл, тщательно запечатывая заклинаниями. Щедро плеснул в бокал янтарную жидкость и устало рухнул в глубокое кресло, чуть расслабляя ворот сюртука и делая медленный глоток.

Маленькая своевольная блондинка не шла из головы. Сначала он шаг за шагом учился её понимать и потратил на это не один год. В какой-то момент стало казаться, что знает крестницу так же хорошо, как себя. Пусть на каких-то деталях девочка и замыкалась, и меняла тему, но в общем, она была, как открытая книга. Но всё изменилось в один миг.

Вновь тот же потерянный, ничего не выражающий взгляд, когда он забирал её из Салема полтора года назад. Магический выброс?! В её-то возрасте! Алира давно не ребенок с проблемами контроля Магии! Какой к Мордреду выброс?!

Тот, что её едва не убил. А после… Снейп снова сделал глоток и прикрыл глаза. А после она снова закрылась. Стала чужой. И вот уже больше года он никак не может найти к ней подход. Или всё дело в том, что та малышка просто повзрослела? Вновь жестоко обломав свою доверчивость об окружающую реальность, что бы там не произошло.

А сейчас она злилась, злилась на него по совершенно непонятной причине. Да, и будь проклят его характер, сегодня он сорвался на единственного дорогого человека в своей жизни. Снейп отшвырнул бокал в сторону и спрятал лицо в ладонях, сгорбившись в кресле.

Слишком резок этим вечером он был с Алирой. И на какой-то миг за отстраненностью в её взгляде промелькнул страх. Она боялась его, боялась то чудовище, что последние годы он тщательно скрывал внутри, чтобы ненароком не оттолкнуть от себя крестницу. А сегодня сорвался!

— Мерлин! — потрясённо прошептал зельевар, запуская руки в волосы и остервенело их сжимая. — «Она встречалась с Дамблдором. Что он мог ей обо мне рассказать?»

Возможные варианты приводили в ужас. Но терзания Снейпа были прерваны бесцеремонно просочившимся сквозь стену серебристым фениксом-патронусом, заговорившим голосом директора:
— Северус, мальчик мой, жду тебя в своем кабинете. Некоторые вопросы не требуют отлагательств.

Мрачным взглядом проводив растаявшего в воздухе посланца, Мастер Зелий тяжело поднялся с места. Нужно было привести себя в порядок. Не стоило радовать величайшего светлого таким растрёпанным и растерянным видом.

***

Минерва Макгонагалл рассерженной кошкой влетела в кабинет директора.

— Альбус! Почему вы ничего не рассказали мне об этой девочке?! — с порога выпалила женщина, начиная мерять комнату шагами.

Дамблдор спокойно наблюдал за метаниями своего зама, сверкая глазами из-за очков-половинок.

— Её отец знает, что она на Гриффиндоре?

— В любом случае скоро узнает, — безразлично пожал плечами директор, бубенцы на его бороде негромко звякнули.

— Мерлин! За что мне всё это? Эта девчонка всполошила весь факультет своим появлением, так и недовольство этого зарвавшегося аристократа ещё выслушивать! — причитала волшебница.

— Не думаю, Минерва, что Люциус предпримет какие-либо действия, — всё тем же тоном заметил Дамблдор, но видя, что женщина его не слышит, уже громче добавил: — Северус её опекун.

— Что?! — Макгонагалл резко замерла не месте. Её лицо удивленно вытянулось, отчего очки съехали на кончик носа.

— Северус является официальным опекуном девушки, — повторил директор.

Минерва сделала несколько шагов к его столу и упала в кресло. Маг поставил перед ней чашку и женщина машинально сделала глоток.

— Но ведь она дочь Люциуса и Нарциссы Малфой, — осторожно начала волшебница, — Так?

Дамблдор кивнул:
— Абсолютно верно. Но, насколько мне известно, никаких контактов с семьёй она не поддерживает, хотя, как мне удалось узнать, пользуется всеми привилегиями наследницы рода.

— Альбус, — потрясённо пролепетала женщина, — ты считаешь допустимым так интересоваться студенткой?

— Наследницы родов не исчезают и не появляются просто так, Минерва. Но я ни разу о ней не слышал, пока в середине лета не получил письмо с просьбой о переводе.

— Из Салема?

— Нет, мисс Малфой отправила его сама. Я связался с Академией. Да, она обучалась там четыре года. Вот только под фамилией Розье. А затем произошел какой-то несчастный случай, они не стали вдаваться в подробности, в результате которого девочка едва не погибла. После даже стоял вопрос о её возможности колдовать в будущем.

Директор извлёк из ящика стола письмо и протянул его Минерве, которая тут же углубилась в чтение. Сам же маг вернулся в своему чаю.

— А её распределение? — отложив пергамент, спросила женщина.

— А это уже было второе письмо, — улыбнулся Альбус, протягивая ей ещё один лист. — Довольно интересная особа, не находишь?

— Это действительно решение Шляпы? — серьёзно спросила декан Гриффиндора, покосившись взглядом на шкаф, где покоился артефакт.

— Да, — довольно протянул директор, скрестив перед собой пальцы. — Крайне любопытное, кстати.

Женщина хотела сказать что-то ещё, но внезапный стук в дверь её прервал. И не дожидаясь позволения войти, на пороге появился Снейп:
— Вы хотели меня видеть, господин директор? — в своей излюбленной манере произнес мужчина.

— Ваша подопечная ведёт себя слишком дерзко. У неё нет никакого уважения к старшим, — выпалила Макгонагалл прежде, чем Дамблдор успел что-то сказать.

Мастер Зелий удивлённо выгнул бровь. По тонким губам скользнула усмешка:
— Ничем не могу помочь вам в этом вопросе, Минерва. Я её уважения не добился до сих пор.

— Вы её опекун! — воскликнула женщина, вставая.

— Только по бумагам, — холодно парировал мужчина, сложив руки за спиной. — Думаю, директор уже поделился с вами своим мнением о крайней самостоятельности мисс Малфой.

— Но ведь она ещё ребенок! Она не способна принимать взвешенные решения!

«Да уж», — усмехнулся про себя маг, — «если бы она думала о последствиях, то ни за что не перевелась бы в Хогвартс!»

— Ну-ну, Минерва, прекратите нападать на Северуса, — вмешался в беседу Дамблдор. — Он достаточно взрослый и ответственный человек, чтобы присмотреть за девочкой. Да и не думаю, что её родители бы доверили дочь кому-то, не способному о ней позаботиться.

Зельевара едва не передёрнуло от приторной речи директора. А тот всё не унимался:
— Хотя, признаться, зная тебя столько лет, мой мальчик, я поражён таким поступком. Всё же опека над ребенком — крайне не свойственный для тебя шаг.

— Не думаю, что у меня был выбор, — с плохо скрываемым раздражением процедил Мастер Зелий. Кажется, сегодня всё поставили перед собой задачу вывести его из себя. — По незнанию я согласился быть крёстным. Так что забота о мисс Малфой — моя расплата за юношескую глупость.

— Но зачем ей опекун при живой семье? — Макгонагалл заискивающе на него посмотрела.

— Не имею понятия, — ледяным тоном отозвался зельевар.

— Я тоже задал ей этот вопрос при нашей встрече, — несколько мечтательно начал Альбус. Минерва с нетерпением на него посмотрела, желая услышать что же сказала девочка. У Снейпа же не дрогнул ни один мускул, хотя внутренне он весь напрягся, а ногти до боли впились в ладони по прежнему убранных за спину рук. — Хотя и прекрасно понимаю, что это было крайне нетактично с моей стороны. Надеюсь, Алира не держит на меня, старика, обиды. Так вот, ответ меня крайне поразил. Она сказала, что в семье Малфоев не бывает наследниц. Северус, ты не знаешь, что это могло бы значить?

— Не имею понятия, — вновь повторил маг.

— Очень жаль. Очень жаль, — сверкнул глазами из-за очков-половинок директор. — Ну что ж, уже поздно. А завтра нас всех ждёт первый учебный день. Раз вопросов больше нет, желаю всем спокойной ночи.

Преподаватели, распрощавшись с Дамблдором, покинули его кабинет.

— Я надеюсь, ваша подопечная не будет создавать проблем на моём факультете, Северус, — отстранённо заметила женщина, пока они спускались вниз. — Иначе мне придётся принять меры.

— Осторожнее, Минерва, — несколько осадил её зельевар. — Мисс Малфой, пожалуй, единственная, кто может добавить немного ума вашему факультету. И уж точно лишь она на четвёртом курсе способна к мыслительному процессу!

Макгонагалл фыркнула, гордо вскинула голову, одарила декана Слизерина нечитаемым взглядом и удалилась, не прощаясь.

Снейп, взмахнув полами мантии, отправился в свои покои. Сегодня он чувствовал себя слишком уставшим.

Глава 5. Красно-золотой, мелкие пакости и тонкая месть


Сентябрь 1994. Хогвартс, Шотландия

Просыпаться отчаянно не хотелось, но, лениво потянувшись, Алира всё же открыла глаза, вперив их в тёмное пространство балдахина над головой. В спальне было ещё тихо — соседки спали. Бесшумно выскользнув из постели, девушка собрала нужные вещи и вышла из комнаты. По словам Эмили, где-то в конце коридора была ванна. Почувствовав полную свободу, Дэймон вольготно развалился поперёк кровати, выпустив опасно острые когти в подушку.

Нужное помещение нашлось довольно быстро, а внутри обнаружилась и сама староста.

—  Доброе утро! — жизнерадостно поздоровалась Росс, заметив в зеркале вошедшую блондинку. — Тоже ранняя пташка?

— Ну уж нет, — фыркнула Малфой, умываясь холодной водой. — Я сова до мозга костей. Просто легла вчера рано. Кстати, в этих древних стенах можно раздобыть кофеин?

— Ну, — задумалась староста Гриффиндора. — Можно попробовать попросить у домовиков на кухне. Мне сейчас нужно забрать расписания из учительской, а потом могу показать, где это. Успеешь собраться минут за двадцать? — светловолосая кивнула. — Тогда буду ждать у лестницы в холле.

Прихватив свои вещи, Росс покинула ванную комнату.

Алира справилась со сборами даже быстрее. И уже через четверть часа была внизу. Эмили появилась спустя несколько минут с кипой пергаментов в руках:
— Подожди, — и девушка принялась что-то в них искать, через несколько секунд она наконец-то выудила один из листов и протянула его блондинке. — Держи, это твоё расписание! Что там первое?

— Травология, — прочитала Малфой, заглянув в список.

— Хорошо, — кивнула Эмили. — Смотри, — махнула рукой в сторону, — пройдёшь по этому коридору. Он приведет на крытую Восточную галерею. Выйдешь через дверь в её конце и по левой стороне обойдёшь замок. Там расположены теплицы. Тебе нужна теплица №3. Запомнила? — светловолосая кивнула. — Идём пока, покажу, где кухня. А дальше что?

— Уход за магическими существами.

— Ну, это к Хагриду!

Алира удивленно хлопнула глазами:
— Хагрид — это кто?

— Лесник и нынешний преподаватель УзМС. Ты должна была его вчера видеть.

— Огромное косматое нечто?!

Росс негромко захихикала:
— Только при Поттере так не скажи. Он крайне гордится их дружбой. Так вот, от теплиц вновь налево и вниз с холма, к самой опушке леса.

Тем временем девушки успели спуститься в подземелья и пройти длинный боковой коридор, в конце которого висел огромный, намного выше человеческого роста натюрморт с фруктами.

— Вот и пришли, — остановилась напротив картины Эмили. — Это не тайна, но мало кто знает, — несколько заговорщицким тоном прошептала она. — Смотри, — и пощекотала нарисованную грушу, отчего та весело захохотала, а затем превратилась в круглую дверную ручку.

Брюнетка открыла проход за картиной и пропустила Алиру внутрь. Кухня была просто огромная, шумная и очень тёплая. В воздухе разливался манящий аромат еды.

К вошедшим студенткам тут же поспешил один из домовых эльфов с эмблемой Хогвартса на чистой белой наволочке и отвесил низкий поклон:
— Доброе утро, мисс Росс и её подруга. Чем могу быть полезен?

— Доброе утро, Тринки, — поздоровалась с ним Эмили. — Это Алира Малфой, новая студентка Гриффиндора. У неё есть к тебе просьба.

Домовик кивнул и повернулся к блондинке:
— Очень приятно, мисс Малфой, чего желаете?

— Здравствуй, Тринки, — светловолосая ведьма улыбнулась эльфу, — будь добр, скажи, можно ли на завтрак вместо тыквенного сока получить чашку кофе?

— Конечно, мисс! — радостно воскликнул он. — Только сегодня или желаете, чтобы кофе был каждое утро?

— Тринки, ты чудо! — воскликнула девушка. — Буду очень признательной. Я просто не могу жить без кофе!

— Рад служить, юная мисс! — домовик вновь отвесил поклон. — Желаете что-нибудь перекусить?

— Нет-нет, Тринки! — тут же вмешалась Эмили, хватая Алиру за руку и утягивая к двери. — Мы и так уже идем на завтрак! Всего хорошего.

Обе девушки буквально выскочили в коридор.

— Фух! — выдохнула Росс. — Если не успеешь вовремя уйти, то унести все угощения рук не хватит. Ну что, пошли в Большой зал, а то мне ещё расписания раздавать.

***

До начала занятий оставался почти час, и студенты медленно подтягивались в Большой зал. Ещё в дверях кивнув на прощание Эмили, Алира поспешила к тому же месту, где сидела вчера. Едва она опустилась на скамейку, как на столе перед ней возникла большая чашка кофе и тарелка с крохотными глазированными пирожными. Вдохнув бодрящий аромат, блондинка сделала глоток и блаженно прикрыла глаза — всё, можно считать, что утро удалось!

Постепенно зал наполнялся учениками, и становилось всё более шумно. Эмили Росс сновала между гриффиндорцами и своей тарелкой, жуя буквально на ходу.

— Проклятье, — простонал Рон, падая на скамейку и заглядывая в расписание. — Сегодня две пары со слизеринцами! Но слава Мерлину, что не Снейп!

— С нас и Трелони после обеда хватит, — отозвался Гарри, накладывая овощи в тарелку.

— Почему вы до сих пор к ней ходите? — непонимающе посмотрела на друзей Гермиона. — Ведь прорицание — абсолютно глупый и неточный предмет! Рональд! — возмущенно воскликнула девушка. — Прекрати потягиваться за столом!

— Да ладно!.. — отмахнулся от неё рыжий и тут же закашлялся.

— Вот видишь!.. — начала поучительным тоном Грейнджер.

— Да нет, — помотал он головой, наконец-то откашлявшись, и хрипло добавил: — А она тут давно?

Гермиона проследила за его взглядом и кивнула:
— Да, когда мы пришли, Малфой уже была здесь.

Блондинка тем временем поставила на стол пустую чашку, ещё раз пробежала по списку предметов, прикидывая, что взять с собой, и, поднявшись, направилась на выход из зала. Косые взгляды и шепотки студентов она успешно игнорировала, как и прожигающий взор Снейпа. Девушка была крайне рада, что ни сегодня, ни завтра в расписании не было Зелий, а уж в воскресенье избежать встречи с крёстным будет не сложно.

В дверях кто-то налетел на неё:
— Смотри, куда идёшь, Малфой!

Этот голос уже было сложно с кем-то спутать.

— Крайне оригинально, Уизли, — холодно парировала Алира, смотря парню в глаза. — Координация совсем страдает? Могу помочь! — опасно прищурилась светловолосая, а потом вдруг усмехнулась: — Или просто я так запала в сердце?

— Вот ещё, — фыркнул рыжий. — Белобрысыми змеями не интересуюсь!

— Тогда проваливай с дороги! — и оттолкнула парня в сторону, отчего тот с грохотом повалился на пол.

В возникшей суматохе Малфой быстро проскользнула к лестнице и взбежала наверх.

— Мерлин! — Фред сел и потёр голову, ярко звеневшую от столкновения с полом. — Вот же ведьма!

— И как же у неё сил хватило? — поинтересовался крутящийся рядом Ли Джордан.

— Я бы на тебя посмотрел, — вновь скривился от боли рыжий, — если бы под твоими ногами наколдовали лёд и связали шнурки!

— Невербально, значит?! — присвистнул второй близнец. — Один ноль в её пользу, братец!

— Помог бы лучше, а не зубоскалил! — обиженно буркнул Фред усмехающемуся брату.

— Фините, — махнул палочкой тот.

Фред, всё ещё морщась от звона в голове, поднялся:
— Мордред, шишка будет.

Джордж внимательно изучил затылок брата и глубокомысленно изрёк:
— Нет, не шишка. У тебя, похоже, вторая голова лезет! — ловко увернулся от едва не прилетевшей затрещины и наконец-то скрылся в Большом зале.

— Придурок, — буркнул Фред, бросил странно задумчивый взгляд на лестницу и пошёл следом.

***

Алира, не тормозя и не обращая ни на кого внимания, влетела в спальню. И замерла на пороге. Вокруг её шкафа и кровати ровными полукругами расцвели чернильные пятна. Да, не зря она вчера потратила немного времени на защиту (опуская тот факт, что летом почти полторы недели ушло на создание рунных трафаретов).

Что ж, гриффиндорцы стали действовать крайне оперативно, едва успел начаться завтрак в первый учебный день. Хмыкнув, девушка переступила через разлитые чернила, собрала нужные вещи в сумку и покинула спальню.

Дорогу до теплиц, благодаря подсказкам Эмили, она нашла быстро. От вчерашнего дождя остались лишь неуспевшие высохнуть лужи. Сквозь всё ещё плотную завесу облаков кое-где пробивались солнечные лучи.

Блондинка плотнее запахнула мантию, поёжившись от порыва холодного ветра. Из теплицы под номером три выглянула пухлая невысокая ведьма.

— Доброе утро, мисс?..

— Малфой, профессор. Алира Малфой.

— Очень рада, мисс Малфой. Я профессор Стебль, — добродушно улыбнулась женщина. — Проходи, а то здесь холодно! — приглашающе махнула она.

— Спасибо, — девушка зашла внутрь, осматриваясь.

— Вам преподавали травологию в прошлой школе?

— Да, в двух курсах: «Растения для магического выращивания» и «Растения для магического сбора».

— О! — воскликнула Помона. — Второй блок видимо был чисто теоретическим?

— Частично практическим. Местную дикорастущую флору мы вполне успешно искали.

— И ориентировку по фазам луны вам давали? Замечательная методика преподавания! — умилилась волшебница на кивок студентки. — Надеюсь, вам не будет скучно только при тепличном курсе. А вот и остальные! Проходите, проходите, не толпитесь у входа! — активно жестикулируя руками, поманила женщина подошедших пуффендуйцев.

Алира отошла в сторону, изучая местное разнообразие и желая скрыться от возобновившихся косых взглядов.

— Все собрались? — всё в той же жизнерадостной манере поинтересовалась волшебница, когда подтянулись студенты и красно-золотого факультета. — Тогда начнём! Проходите сюда! — она поспешила в дальний конец помещения и остановилась у длинного стола. Ученики двух факультетов двинулись следом. При этом гриффиндорцы активно толкались в узком проёме.

Алира вынырнула из бокового прохода и заняла место с самого края.

На столе рядами стояли массивные горшки с мерзкого вида чёрными отростками, усеянными крупными беловатыми наростами. Внешне они до ужаса напоминали огромных слизней, торчащих из земли, медленно покачиваясь и извиваясь.

— Кто скажет мне, что за растения находятся перед нами? — профессор Стебль обвела взглядом учеников.

— Бубонтюберы! — выпалила Гермиона Грейнджер прежде, чем её рука взметнулась вверх. — Гной, содержащийся в наростах, крайне целебен и входит в состав многих лечебных зелий. Хотя в неразбавленном виде он очень токсичен. — на одном дыхании выдала девушка.

— Абсолютно верно! Десять баллов Гриффиндору! И, как верно заметила мисс Грейнджер, в наростах данного растения содержится целебный гной. Вот его мы с вами сегодня и будем добывать! — многие студенты скривились, не разделяя энтузиазма преподавателя. — Все взяли с собой перчатки из драконьей кожи? Обязательно их наденьте! А теперь приступим! Осторожно делаем тонкий надрез ножом и выдавливаем содержимое в мисочки. Не режьте слишком резко! Иначе гной может разбрызгаться, нанося ожоги! Приступайте! Приступайте! У нас очень много работы на сегодня!

И помещение наполнилось мерзкими хлюпающими звуками и постепенно усиливающимся тошнотворным ароматом. Две студентки Пуффендуя и какой-то гриффиндорец почти бегом покинули теплицу, радуя окружающих нежным зеленоватым оттенком лиц. Помона Стебль печально повздыхала над «излишней чувствительностью современного поколения» и принялась следить за действиями других учеников.

Обработанные горшки отставлялись в сторону, и студенты шли за новыми. Профессор не обманула — работы было по горло!

Ближе к середине второго часа Гермиона, потянувшись за очередным растением, столкнулась с неожиданным сопротивлением. Оказалось, что они с Алирой ухватились за один горшок. Едва девушки встретились взглядами, как Малфой отпустила свой конец и сосуд, неожиданно оказавшийся слишком тяжёлым для руки Грейнджер, полетел вниз.

Шатенка лишь растерянно проследила за ним, в то время, как светловолосая резко ударила по большой пустой миске на краю стола и шустро отпрыгнула назад. С глухим звуком черепки полетели в разные стороны, чвакнуло само растение, но тут же оказалось накрыто, упавшим сверху тазом.

— Все в порядке, девушки? — спешила по проходу Помона. — Никого не задело?

— Всё в порядке, профессор. Простите за неловкость, — с самым очаровательным видом отозвалась блондинка.

— Ох, замечательная реакция, мисс Малфой! Десять баллов Гриффиндору за предотвращение травм! Продолжаем работу! А это… — Стебль неопределенно махнула на разбитый горшок.

— Мы уберем! — вклинилась Гермиона.

— Спасибо, дорогие! Мистер Финнеган, немедленно поставьте этот фикус на место, он крайне недружелюбен! — и ведьма поспешила к названному гриффиндорцу.

Алира бросила убийственный взгляд на шатенку и прошипела:
— А ты в курсе, что здесь при уборке нельзя колдовать?

— Не привыкла работать руками? — парировала та. Малфой даже не обратила на её слова внимания. Присела на корточки и, перевернув таз, начала собирать в него осколки горшка и землю. — И вообще, если бы ты его не отпустила, он бы не упал.

— Не моя вина, что ты такая криворукая.

— Но я получаю свою оценку за собственные знания, а не за исправление учинённых мною же ошибок! — обиделась гриффиндорка.

Алира удивлённо выгнула бровь и чуть усмехнулась:
— Тебе никто не говорил, что знания без возможности применения — несусветная глупость?

Гермиона едва не задохнулась от возмущения, но тут колокол возвестил об окончании занятия. Алира мгновенно стянула с рук перчатки, подхватила сумку и исчезла из теплицы.
Оказавшись наконец-то на свежем воздухе, девушка несколько раз глубоко вдохнула и неспешно направилась к опушке Запретного леса, где располагался домик Хагрида. Кривиться от внешнего вида ингредиентов зелий, способов их добычи и обработки светловолосая уже давно перестала. Но вот от их действий на организм избавиться было просто невозможно. Поэтому ноющая головная боль до самого вечера была обеспечена. И ведь простой обезболивающий состав не поможет. Непременно нужно его мешать с подходящим антидотом, которого в личном запасе Алиры естественно не было. А к Снейпу она не пойдёт ни под каким предлогом, ибо обиделась.

На широкой полянке перед жилищем лесника уже группками толпились слизеринцы. Заметив приближение светловолосой гриффиндорки, многие демонстративно отвернулись, одарив её презрительными взглядами. Лишь Теодор Нотт приветственно кивнул, но не подошел. Драко же молча наблюдал за сестрой.

Вскоре подтянулся и остальной состав красно-золотого факультета. Следующие два часа Алира запомнила плохо. Назвать это недоразумение преподавателем не поворачивался язык. Впрочем, как и потраченное время — занятиями.

Хагрид едва связно восхищался какими-то шипастыми ящероподобными тварями. И пытался заставить студентов кормить и выгуливать их.

Малфой на «вверенную» ей живность накинула трансфигурированный из ближайшей ветки поводок, покрепче привязала его к толстому дереву как можно дальше от остальных студентов. Сама же с ногами забралась на поваленный ствол дерева, наслаждаясь наконец-то полностью выглянувшим из-за облаков солнцем, довольно прикрыв глаза.

— Что за плебейские манеры? Кто-то из грифов уже успел покусать?

— Очень смешно, Драко. Ты что-то хотел? — сухо спросила девушка.

— Какого мордреда ты делаешь на этом факультете?! — вспылил блондин, ещё больше заведенный её безразличием.

— Учусь, — парировала ведьма. — Вот уже почти четыре часа.

— Алира! — возмутился Драко, отчего на щеках выступили красноватые пятна. — Твоё место на Слизерине!

— Шляпа решила иначе, — пожала плечами светловолосая.

— Отец…

— Мне все равно! — резко выпалила она, соскакивая на землю и гневно сверкнув глазами. — А на его мнение вообще плевать!

— Не говори так, — опешил от резкой смены её настроения парень.

— Мне нет дела до семьи, нравится тебе это или нет! Если я вернулась в Англию, это не значит, что я вернусь домой, Драко!

— Ч-что? — блондин совсем растерялся. — Я не понимаю. Ты ведь моя сестра, так почему?..

— Не имеет значения, — блондинка отвернулась, мгновенно сникнув.

— Алира…

— Не хочу об этом говорить.

— А мне-то что делать?

Она вздрогнула, словно от хлёсткого удара и резко обернулась, внимательно всматриваясь в растерянные серые глаза брата. И чем дольше смотрела, тем больнее становилось.

Внезапно холодные пальцы коснулись щеки. И девушка вздрогнула, разрывая зрительный контакт.

— Почему ты плачешь?

— Мне просто жаль, — хрипло выдавила Алира. — Мне не следовало возвращаться. Я ужасная старшая сестра, совсем о тебе не подумала. Прости. — легко чмокнула ничего не понимающего парня в щёку и, подняв сумку, быстрым шагом направилась в сторону замка.

Колокол, возвещающий окончание занятия, застал девушку уже на ступенях главной лестницы.

Бросив вещи на постель, Малфой отправилась в ванную, тщательно заперев дверь заклинанием. Несколько раз плеснула в лицо холодной водой и тяжело оперлась локтями о край раковины, повесив голову. Она ничего не сможет объяснить Драко, а он не сможет её понять. Да и, чего себя обнадеживать, не захочет, слишком похож на Люциуса. Вдруг стало так тоскливо и, кажется, впервые по-настоящему одиноко.

С грохотом распахнулось сбоку окно, и тёплый порыв ветра ворвался внутрь. Слегка растрепал светлые, местами влажные волосы и, словно кот, потерся о щёку.

Девушка усмехнулась, улыбнулась своему отражению. За пару пасов палочкой привела себя в порядок и отправилась на обед. Есть хотелось просто дико.

На лестницах было многолюдно, словно все студенты разом высыпали на них. Пройти мимо, не получив тычок и не толкнув кого-то в ответ, было совершенно невозможно. В какой-то момент Алира наконец-то смогла вздохнуть свободно, но, сделав следующий шаг, похолодела. Ступенька абсолютно точно исчезла из-под ноги. Блондинка не успела даже толком испугаться, как её рывком дернули вверх, возвращая в устойчивое положение.

— Осторожнее, мисс Малфой, здешние лестницы и без чужих пакостей бывают небезопасны, — прошептали около самого уха. — Хотя, — уже более весёлым тоном добавил крепкий светловолосый парень, выныривая из-за её спины, — Главная лестница этим обычно не грешит. Лишь некоторые боковые. — Девушка удивленно хлопнула глазами. — Что, Эмми забыла об этом предупредить?

— Эмми? — переспросила блондинка, удивленно выгнув бровь.

— Ну да, — усмехнулся старшекурсник. — Не вам первой в голову пришла идея такого сокращения. Кстати! — он вдруг хлопнул себя по лбу. — Совсем забыл о манерах. Джейкоб Уорренхолл. Третий. Седьмой курс. Гриффиндор. Староста. К вашим услугам. — И отвесил шутливый поклон. Студенты бросали косые взгляды и обходили стороной.

— Уорренхол? Третий? Колдун из магловской аристократии? — задумчиво уточнила Алира, припоминая какие-то светские новости из магловской газетёнки, невесть как оказавшейся на её столе этим летом.

— Проблемы? — чуть серьезнее спросил парень.

— Никаких, — мотнула головой она.

— Да? — маг недоверчиво хмыкнул. — А я думал, у Малфоев отвращение к маглорожденным в крови.

— Общественное мнение подчас ошибочно.

— Верю. Видимо поэтому вы и понравились Эмили, мисс Малфой, — блондинка кинула на него слегка удивленный взгляд. — Позволите проводить? — предложил он локоть.

— Благодарю, — кивнула девушка. — И за спасение тоже, мистер Уорренхолл.

— Джейкоб.

— Алира. И можно спросить, чем это я заслужила внимание старост факультета?

— Ну, Поттер — уже устаревшая новость.

— То есть, я новое развлечение, — хмыкнула светловолосая.

— Главная сплетня — так точно.

— Как лестно.

За разговором они неспешно спустились в холл и расстались перед входом в Большой зал. Джейк ушел к сидящей за столом Эмили. Блондинка же направилась на «своё» место, обозначенное чётким отсутствием гриффиндорцев в радиусе двух метров.

***

После обеда студенты Гриффиндора лениво ползли в Северную башню, где обитала профессор Трелони. В кабинете царил привычный полумрак и удушающе пахло благовониями.

«Уж лучше аптека без нормального проветривания, чем это!» — поморщилась Алира, занимая свободный столик практически у самой двери. Голова всё ещё была тяжёлой после травологии, местные же ароматы за два часа точно добьют и сознание, и подсознание. «Самое то, чтобы пророчить», — усмехнулась своим мыслям девушка.

— Добрый день, мои дорогие, — раздался откуда-то немного скрипящий голос. Он словно сплетался с окружающей обстановкой, тонул в беловатых клубах дыма многочисленных кадильниц и красноватом сумраке непонятно для чего закутанных в алые шали ламп.

Студенты завертели головами. Малфой же, занявшая крайнее место, откуда открывался превосходный вид на кабинет, практически сразу заметила странную женщину, появившуюся из многочисленных складок штор слева от входа. Ведьма была невероятно худой, что мгновенно бросалось в глаза, даже несмотря на дикое количество пёстрого тряпья, которое, судя по всему, должно было представлять какой-то наряд. Практически половину узкого вытянутого лица занимали огромные очки с толстенными стёклами, делавшие глаза раза в четыре крупнее обычных. Что в свою очередь составляло разительное сходство этой представительницы магического сообщества со стрекозой. Дополняли картину бесчисленные бусы, браслеты и подвесы из разноцветных камней, в невообразимом количестве нацепленные на тощие шею и запястья.

Пока Алира занималась изучением очередного чудесного экземпляра преподавательского состава Хогвартса, Трелони, судя по кислым минам гриффиндорцев, и в особенности Поттера, успела что-то напророчить.

— Опять она за своё, — со вздохом произнесли за одним из соседних столиков.

— Каждый год одно и то же! — вторил другой голос с противоположной стороны.

— Может, если её предсказание хоть раз сбудется, она перестанет?

Профессор Предсказаний тем временем опустилась в просторное кресло, обводя притихших студентов слегка расфокусированным взглядом.

— Дорогие мои, наконец-то для вас настало время обратиться к таинственным посланиям звёзд… — в несколько заунывной манере начала спустя некоторое время Трелони.

Малфой даже не пыталась вслушиваться в пространные рассуждения ведьмы. Если не воспринимать всё всерьез, то это могло бы быть забавным. Но тратить на такое учебное время было абсолютно печально. Блондинка вздохнула. Отношения с Предсказаниями у неё давно не сложились. А уж астрологию совместно с астрономией понять она даже не пыталась. Какой смысл пытаться предугадать положение небесных тел, если воочию убедиться в этом никогда не получится.

А наличие этого предмета в списке изучаемых крайне напрягло еще в августе. Правда выбор на замену был не ахти какой: Руны и Нумерология. Первые потрепали достаточно крови и нервов ещё в Салеме, где были обязательны к изучению. И лезть в ту же петлю повторно совсем не хотелось, несмотря на все вбитые в голову знания.

Что касается второй, то бороться со сном уже после первого вычерченного квадрата было практически непосильной задачей.

Так что, как меньшее зло, оставались лишь Прорицания.

Машинально, следом за всеми Алира подтянула к себе круговую карту звёздного неба и толстый справочник с таблицами по расположению планет. Открыв книгу на разделе «Положение Солнца» и попытавшись вникнуть в смысл в последовательность действий, расписанную в качестве вступления, блондинка вновь вздохнула.

Спустя двадцать минут в кабинете тихо скрипели перья и шуршали страницы. Трелони тенью шаталась между пуфами, заглядывая в вычерчиваемые карты и свитки с расчетами.
Выцепив очередной лист, Сивилла вздохнула и печально произнесла:
— У вас совершенно нет таланта к Прорицаниям, моя дорогая. Совершенно. — она покачала головой. — Если верить вашим расчетам, то вы родились дважды*. А если посмотреть сюда… — ткнула костлявым пальцем в одну из строчек. — О-о-о!.. — протянула вдруг она и отбросила записи в сторону, хватая ошарашенную Алиру за запястья и разворачивая её ладони вверх.

Трелони уткнулась взглядом в линии на руках студентки, едва не прочерчивая каждую из них носом, при этом бормоча что-то нечленораздельное.

Спустя пару минут, она также внезапно отпрянула назад и, словно впервые увидела, девушку:
— А вы собственно кто, милочка?

— Алира Малфой, профессор, — каких же сил блондинке стоило такое обращение к этому недоразумению. — Перевелась в этом году из Салема.

— А вы знаете свою историю? — резко наклонилась к самому лицу светловолосой прорицательница, отчего та отпрянула назад. — Нет? — как-то печально уточнила она и поджала губы. — А вам нужно! Без прошлого не бывает будущего. Но ты не сможешь предсказать!.. У тебя его нет, нет будущего! Но почему ты всё время всё меняешь?! — ведьма внезапно закашлялась, заставив блондинку отпрянуть ещё дальше. А затем
удивленно моргнула: — А что я сейчас говорила?

Махнув рукой, Сивилла пошла назад к своему креслу, но развернулась на полпути:
— Поменяйте предмет, милочка, у вас совсем нет таланта к Прорицаниям. Увы!

Алире не нужно было повторять дважды. Она тут же смела свои вещи со столика в сумку и выскочила из кабинета. Да ну к дементорам эту припадочную!

Идти в спальню не хотелось. Гостиная отпадала сразу, так как это гостиная Гриффиндора, а на очередную пикировку не было ни сил, ни желания. И по-прежнему дико гудела голова. Блондинка, поморщившись, потерла виски. Можно, конечно, сходить к Макгонагалл и обсудить смену предмета, но этим можно заняться и после. А пока хотелось тишины и покоя. Только где же их взять? Взгляд скользнул по единственному окну в башне, не занятому витражом. На улице снова пошёл дождь. Но это была не такая уж и плохая идея.

Довольно быстро добравшись до практически пустой гостиной, Алира оставила в спальне сумку и, набросив мантию, выскользнула из замка.

Задышалось сразу легче, и туман в голове начал рассеиваться. Плотнее запахнув накидку, юная ведьма уверенным шагом двинулась в сторону озера. Взгляд отдыхал, скользя по тёмной недвижимой поверхности. Мелкие дождевые капли растворялись на его поверхности, даже не оставляя кругов. Приметив невдалеке дерево, почти касающееся ветвями воды, блондинка направилась к нему.

«Что за плебейские манеры?» — всплыл в голове голос брата, пока она усаживалась на толстый сук у кромки воды. Будь эта ветка хоть немного выше и повторить такой трюк в юбке точно было бы невозможным.

Последние пару дней показались вечностью. И теперь, вдали от любопытных глаз, всё можно было тщательно обдумать.

Дождевые капли собирались в широких кленовых листьях и тонкими струйками стекали в воды Чёрного озера, оставляя на память о себе слабые едва различимые круги. Смеркалось.
Девушка вздрогнула, словно внезапно услышав свое имя, и огляделась. Тропинка от озера до замка была уже едва различима, а сам Хогвартс сиял огнями. Светловолосая потерла замерзшие пальцы. И кто мешал использовать Согревающие чары?

Спустившись на землю, блондинка поплелась в сторону замка. Судя по шуму, долетавшему в холл, ужин уже начался. А значит, можно было беспрепятственно подняться в гостиную, что Малфой и сделала. В башне Гриффиндора было абсолютно тихо и тепло. Но в спальне ждало разочарование. Кажется, кому-то из соседок манящие чары даются крайне легко. Отворить с их помощью закрытые дверцы невозможно, а вот призвать оставленную на кровати сумку — легко!

«Как же мелочно, но, тем не менее, крайне обидно.», — подумала девушка, рассматривая порванные пергаменты, поломанные перья и разбитую любимую чернильницу. Одну из семейных безделушек, кстати. Интересно, эта мелкая гриффиндорская крыса хотя бы представляла, сколько стоила эта вещица? Вряд ли.

Можно, конечно, поскандалить, но как-то не особо веская причина, да и несолидно как-то. И смысла особого нет. Так что лучше холодная месть. Тонкая такая, точно рассчитанная. И крайне-крайне обидная, чтобы впредь неповадно было портить чужие вещи.

Так что планы на выходные обозначены, испорченные письменные принадлежности взмахом руки отправлены в мусор, и Алира с чистой совестью отправилась в душ. Когда она вернулась в спальню, на своих кроватях обнаружились соседки, сразу умолкшие при её появлении.

Убрав банные принадлежности в шкаф под перекрёстным огнём четырёх пар глаз, Алира накинула поверх тонкой футболки тёплый кардиган и направилась к двери. Повернув ручку, замерла на пороге:
— Триста семьдесят галлеонов — цена чернильницы. Узнаю, кто разбил, с душой вытрясу, — холодно бросила через плечо и вышла вон.

В гостиной было довольно оживленно и шумно. Но к удовольствию блондинки желающих с ней поругаться не нашлось, хотя колкие взгляды и шепотки и не думали никуда исчезать. Но уйти совсем тихо не удалось. Буквально в самых дверях на ведьму налетел ввалившийся в помещение Рон Уизли.

Рыжий собирался было что-то буркнуть, но подавился собственными словами, таким злым и холодным взглядом одарила его девушка:
— Такое же недоразумение, как и старшие братцы, — презрительно бросила она.

— Проваливай, Малфой! — отозвался из-за плеча Уизли Поттер.

— С удовольствием, Поттер! Только убери с дороги своего прихлебателя!

Гарри недовольно сверкнул зелёными глазами из-за стёкол очков, но потянул друга за рукав в сторону:
— Вы так похожи. Не удивительно, что сами не ладите.

Алира нахмурилась, их дневная перепалка с Драко не прошла незамеченной:
— Не лезь не в свое дело, Поттер! — прошипела практически в лицо гриффиндорцу и слегка задела его плечом, проходя мимо.

Проход бесшумно закрылся. Светловолосая ведьма выдохнула.

— Не стоит вносить раздор в столь дружный факультет, — покровительственно раздалось из-за спины.

Девушка бросила сердитый взгляд через плечо:
— Для слишком болтливых портретов существует растворитель, — сквозь зубы процедила она и поспешила по лестнице вниз.

Замок затихал. Редкие студенты попадались на пути Малфой, пока она спускалась на первый этаж. Блондинка прошла абсолютно пустой холл, бросив мимолетный взгляд в двери Большого зала, где уже гасли огни, и юркнула в открытый проход, ведущий в подземелья.

Оказавшись внизу, без труда вспомнила показанный утром путь до кухни. Груша заливисто рассмеялась и превратилась в ручку.

Сейчас помещение пустовало, но стоило студентке войти, как перед ней возник домовик:
— Чего желаете, мисс Алира?

— Хотела сказать спасибо за утренний кофе и пирожные. Они были просто бесподобными, Тринки!

— Тринки очень рад, что смог угодить юной мисс! — домовик низко поклонился.

— И, Тринки, я опоздала на ужин, — немного опасливо проговорила ведьма, помня слова Эмили.

Уши эльфа вытянулись вверх, слишком уж с большим энтузиазмом:
— Так мисс голодна! — воодушевлённо воскликнул он и щёлкнул пальцами.

Тут же перед светловолосой возник стол, уставленный всевозможными блюдами и тарелками.
Девушка вздохнула. То, что бороться с чрезмерной исполнительностью домовых эльфов бесполезно, она уяснила ещё на примере Джены.

Примерно через полчаса, с огромным трудом распрощавшись с Тринки, Алира наконец-то смогла покинуть кухню. Взглянула на стопку сэндвичей в своих руках и закатила глаза — это минимальное, на что удалось сговориться, чтобы не обидеть эльфа.

В холле было пусто и царил полумрак. Отбой уже был. И не следовало никому попадаться на глаза. Внимательно оглядевшись, Малфой бесшумно скользнула в боковой коридор и через Восточную галерею вышла на улицу. Тут же поёжилась от налетевшего холодного ветра и плотнее запахнула кардиган. Подумав, все же набросила легкие согревающие чары и чары отвлечения внимания и направилась в сторону Чёрного озера. Запретный лес тоже крайне манил, но соваться туда в первые же дни в школе, не узнав даже примерно о его обитателях, одной, да без особой нужды — не следовало.

Озеро интересовало не меньше. Идеально гладкая и тёмная поверхность воды словно мягко светилась даже при отсутствии луны. Небо вновь было плотно затянуто облаками.

Отлевитировав один из сэндвичей на большой одиночный лист кувшинки недалеко от берега, Алира уселась на ствол поваленного дерева и принялась ждать.

Некоторое время спустя вода недалеко от листа пошла кругами, и на её поверхности появилась маленькая голова, похожая на тюленью. Животное потянуло широким плоским носом и уверенно двинулось в сторону угощения. Оперлось маленькими цепкими лапками за край листа и, подтянувшись, уселось. Серебристая шкурка ярко выделялась на черноватой глади.

Блондинка улыбнулась. Сиглы действительно были родственниками обычных тюленей, но были разумны, имели передние лапы вместо ласт и крайне малый размер туловища. Взрослые особи не превышали двенадцати дюймов в длину. А про стоимость шкурок этих скрытных водных обитателей можно было даже не вспоминать — она ценилась не меньше иных драгоценных камней.

Малыш, который сейчас проворно уничтожал сэндвич, крепко держа его обеими лапками, по размеру был не больше ладони. Забавное существо. Но только на расстоянии. Сиглы до ужаса прожорливы и всеядны. Палец в рот лучше не совать даже ради шутки. Да и вообще к морде лучше руку не подносить.

Вот над поверхностью воды появилась ещё одна голова, следом ещё одна и ещё. Учуяв еду, все зверьки двинулись к листу. Вскоре послышался возмущенный писк. За остатки сэндвича развернулась настоящая битва.

Алира, улыбнувшись, отлевитировала второй бутерброд. Первым подметивший его зверёк выпрыгнул из воды, перехватывая еду на подлете. И вновь разгорелся нешуточный бой.
Пожалев малышей, юная ведьма отправила каждому по сэндвичу. Но и тут не прошло всё тихо. Хитрые зверьки шустро запихали свои порции в рот, попытавшись отнять остатки у соседа.

А вот от дальнейшего блондинке совсем расхотелось улыбаться. Сиглы приметили её и шустро загребли лапками в сторону берега. Внезапно остановились, замерли, покачиваясь, на поверхности воды, а затем нырнули, растворяясь в безпроглядной глубине.

Алира опустила глаза. У её ног, деловито обняв их хвостом, сидел Дэймон.

— Спасибо, — шепнула девушка. Кот дернул ухом и поднял на хозяйку прищуренные зелёные глаза.

— Не злись, — она протянула ему последний бутерброд. Кошак демонстративно отвернулся.

— Ну Дэй, — светловолосая наклонилась и почесала любимца за ухом. — Ну не злись. Дэй.

Кот фыркнул, но угощение всё же взял, практически сразу его уминая.

— В школу? — скорее констатировала, чем спросила Малфой. Дэймон потянулся и затрусил в сторону замка следом за хозяйкой.

***

Несколько раз по пути в башню приходилось замирать и затаиваться, чтобы не попасться патрулирующим коридоры преподавателям. Благо, у Алиры был хороший проводник.

Полная дама одарила девушку надменным взглядом, но проход открыла без излишних комментариев. Видимо упоминание растворителя возымело эффект.

В гостиной горел лишь камин, отбрасывая вокруг красноватые всполохи. Перед ним расположилось несколько старшекурсников, что-то живо обсуждая.

— Гуляешь по ночам, Малфой? — отвлёкся от друзей Фред. — А я думал, все аристократки такие правильные и приличные, — ухмыльнулся он.

— Несомненно, — растягивая гласные, приглушенно проговорила блондинка. — Поэтому и гуляют в одиночестве, а не в твоей компании, Уизли.

Короткий взгляд глаза в глаза и Фред отвернулся, слишком уж острым и холодным оказался взор девушки. Та тонко и победно улыбнулась и скрылась за дверью на женскую половину.

— Два ноль, — прокомментировал Джордж. — Она ведёт.

Близнец мрачно на него посмотрел:
— Даже не считай. Была бы другая девчонка, другое дело. Но Малфой, — парень презрительно хмыкнул, получив в ответ недоверчивый взгляд брата.

— Ты вернул ей браслет?

— Думаешь, такая, как она, заметит пропажу какой-то безделушки? И вообще, братец Фордж, хватит тратить время на какую-то белобрысую змею. Смотрите, что я придумал! — он извлёк из кармана сложенный вчетверо лист пергамента и развернул его, пускаясь в активные объяснения написанного.

***

В субботу Алира спустилась на завтрак последней. Дико хотелось спать, ведь вернувшись в половине третьего, уснуть она смогла лишь через пару часов. Большая чашка кофе вмиг подняла настроение и самочувствие на приемлемый уровень.

Хотя впереди были две пары Трансфигурации — показательное выступление львятника вместе с дрессировщицей. И даже присутствие Слизерина не могло это исправить. Два раза, что девушка пересекалась с Минервой Макгонагалл, оставили не самые приятные впечатления. Декан Гриффиндора определенно невзлюбила её. И причина банальна, как день — фамилия.

«Чем же вам так насолили Малфои, профессор?» — размышляла блондинка по пути к кабинету, дорогу к которому она утром успела выяснить у Эмили, перекинувшись с той парой слов.

Рассевшись по местам, гриффиндорцы шумно переговаривались и смеялись, кто-то запускал птички-послания. Слизеринцы молча взирали на это со своих мест. Драко Малфой, к удивлению и тех, и других, хмурился и молчал, не задирая по своей излюбленной привычке Золотое трио.

Оценив наличие свободных парт, Алира поморщилась. Пустой стол был только в первом ряду слева. Фактически под самым носом у Макгонагалл. А никто из отдельно сидящих представителей обоих факультетов явно не будет рад её соседству.

Колокол возвестил о начале занятия, и Макгонагалл, шурша тёмно-фиолетовой на этот раз мантией, прошествовала к своему столу мимо всё ещё стоящей блондинки.

— Займите место, мисс Малфой. Незнание предмета или нелюбовь к нему вас не освобождают.

Юная ведьма бросила в спину ведьме презрительный взгляд: «Кто же из Малфоев тебе так на хвост наступил, старая кошка, раз ты до сих пор бесишься? Или не из Малфоев?..»

По пути к пустой парте Алира вновь игнорировала шепотки и взгляды, причём какой из факультетов выражал большее презрение, было ещё вопросом. Пару раз крайне вовремя увернулась от мелких пакостливых заклятий и одной банальной подножки. Мельком посмотрела в сторону брата, который тут же отвернулся, чем вызвал новую волну интереса со стороны Гриффиндора. Рядом с ним с крайне довольным видом сидела темноволосая слизеринка с несколько приплюснутым носом и квадратной челюстью. На презрение и деланное превосходство в её взгляде Алира лишь удивленно выгнула бровь, словно спрашивая: «Что, правда?» Пэнси едва не задохнулась от возмущения, но дальнейших её кривляний Алира уже не видела, усевшись наконец на место.

Макгонаналл демонстративно ждала.

— Итак, все заняли свои места, — начала женщина. — Впереди нас ждет крайне сложный год. Мы начинаем подготовку к вашему первому действительно важному экзамену — СОВ…

— Но, профессор, — простонал один из гриффиндорцев, — СОВ ведь только в следующем году!

— Абсолютно верно, мистер Финнеган, но знания вашего курса по Трансфигурации крайне удручающи. Лишь четверо… — быстрый взгляд на слизеринцев, — не более десятка, — исправилась она, недовольно поджав губы, — показывают достаточный уровень для достойной сдачи этого экзамена.

— Трансфигурация является одним из основных предметов, требуемых для дальнейшего обучения и трудоустройства. Поэтому, я жду от вас отметок не меньше, чем «Выше Ожидаемого» для продолжения изучения моего предмета на старших курсах, — строго закончила она, бросив недовольный взгляд на Рона, состроившего мученическую гримасу. — А лично вам, мистер Финнеган, нужно прекратить все взрывать, — вновь взглянула на Симуса.

По столам гриффиндора прокатились дружные смешки.

— А что до вас, мисс Малфой, — Макгонагалл остановилась ровно перед названной студенткой, — о ваших знаниях мне ничего не известно.

Минерва нахмурилась, поймав взгляд блондинки. Девушка умудрялась смотреть на неё сверху вниз, даже сидя.

— Вы должны были видеть документы из Салема, профессор, — спокойно отозвалась Алира, не отрывая взгляда от женщины.

— Боюсь, мои требования во многом расходятся с вашими прежними учителями. Какую тему вы изучали последней? И встаньте наконец, вы говорите в преподавателем!

Малфой медленно поднялась, так и не разрывая зрительного контакта:
— Закончили первую ступень Каталины Гэмп**.

— Продемонстрируйте что-нибудь… — пока ведьма подманивала ближе клетку с вороном, Поттер поморщился. Ему вспомнился его первый урок Зелий и то мерзкое чувство от чрезмерного внимания Снейпа, и, на какой-то миг, даже стало жалко Алиру Малфой. — Превратите птицу в сосуд!

Светловолосая тряхнула рукой, позволяя палочке скользнуть из крепления на предплечье в ладонь. Пальцы крепко обхватили чёрное лакированное древко с изящным серебряным тиснение. Взмах, едва уловимая задержка, и на месте на жердочке вместо ворона оказался тонкий хрустальный бокал.

— Заклинание, мисс Малфой, я желаю слышать заклинание.

— Разве в уставе школы есть хоть слово о запрете использования невербальной техники, профессор? — Алира выгнула бровь. Ещё пара мудреных молчаливых пасов, и в клетке оказалась маленькая шкатулка с золотым ключиком в замке. Юная ведьма обошла застывшую преподавательницу, открыла клетку и, вытащив трансфигурированный предмет, поставила его на стол. Пару раз повернула ключик и откинула крышку. Кабинет наполнился нежнейшими звуками вальса.

Так же спокойно Алира вернулась на своё место и вновь внимательно просмотрела на Макгонагалл.

— Пять баллов Гриффиндору, — пробормотала та, а затем резко захлопнула крышку, — и минус пять баллов лично вам. В следующий раз думайте, что, в каком тоне и кому вы говорите. Садитесь.

Малфой усмехнулась и опустилась на стул.

Дальше занятие потекло крайне однообразно и нудно, за исключением очередного взрыва со стороны Финнегана. Благо трансформация не касалась живых существ.

Алира же убедилась в словах Драко: преподавать Макгонагалл не умела. Одна демонстрация и два повтора заклинания. А объяснения где? Где тщательный разбор формулы и движений? Как можно давать предмет на бессмысленном заучивании?

Последние минуты второго часа были посвящены чтению соответствующей главы учебника. Как выразилась Макгонагалл, для закрепления материала. Правда, что можно закреплять, если этот самый материал фактически дан не был, светловолосая не поняла.

Сама же декан Гриффиндора занялась разбором каких-то документов на своём столе.

Внезапно чернильница блондинки подпрыгнула на месте и упала на бок, заливая содержимым и учебник, и парту. Сама же девушка шарахнулась в сторону, резко вскакивая на ноги: очищать одежду, а тем более кожу от чернил совсем не хотелось, ведь это было далеко не простым делом. Бросив гневный взгляд назад Алира заметила лишь весело смеющихся гриффиндорцев, среди которых особо довольной выглядела её соседка по спальне — Ромильда Вейн.

— Малфой! Немедленно всё уберите!

Алира фыркнула, поднявшееся внутри возмущение было мгновенно задавлено за своей бесполезностью. Палочка вновь скользнула в руку. Простым «экскуро» не обойдёшься.
Взмах, и чары высушивания убирают всю влагу из чернил. «Тергео!» — оставшийся сухой порошок втягивается в палочку.

Учебник, к сожалению, таким способом не спасёшь. Малфой села на место, опустив руки на колени, но так и не убрав волшебную палочку. Лёгкий изящный пас с сторону сумки по-прежнему крайне довольной гриффиндорки: «Снаффлифорс!»

Короткий взгляд через плечо, на чуть подрагивающую ткань и изумлённо приподнятая бровь Блейза Забини, заметившего манипуляцию девушки.

Палочка привычным жестом отправлена в чехол, а испорченный учебник закинут в сумку.
Колокол возвестил об окончании занятий, правда после десяти четвертый курс ожидала ещё и сдвоенная Астрономия.

Студенты шустро повскакивали со своих со своих мест, собирая вещи и торопясь покинуть класс. Внезапный визг заставил всех замереть и обернуться. Ромильда Вейн в ужасе откинула с сторону свою сумку, из которой в разные стороны разбегались белые мыши с чёрными лапками. Ко все ещё голосящей гриффиндорке добавились и другие, шарахавшиеся в стороны от разбегающихся грызунов.

Макгонагалл поспешила на место «преступления» на ходу вытаскивая палочку и заставляя мышей исчезнуть. Все ещё истерящая Ромильда наотрез отказалась прикасаться к своей сумке. Минерва приманила к себе вещь и положила её на парту:
— Она абсолютно пуста, мисс Вейн, — успокаивающе произнесла женщина.

Студентка тут же прекратила рыдать:
— К-как п-пуста? — всё ещё заикаясь проговорила она. — А мои вещи? Там были мои вещи!

Макгонагалл лишь поджала губы и, молча, вернулась к столу.

Наконец все студенты покинули класс. Алира, выходившая последней, плотно закрыла дверь и решительным шагом направилась к столу декана.

— Вы что-то хотели, мисс Малфой? — хмуро просмотрела на девушку Минерва.

— Спросить, — холодно произнесла блондинка. — Северус Снейп или… — она помедлила, словно пересиливая себя, — Люциус Малфой?

— Что? — очки удивленно съехали на кончик носа и ведьма машинально их поправила.

— Первый — декан Слизерина и ваш извечный соперник. Второй — член совета попечителей и, насколько я слышала, ярый противник решений директора.

— О чем вы говорите, мисс Малфой?!

— Вы судите меня по предвзятому отношению к кому-то из них, профессор. — жестко отрезала Алира.

— Вы забываетесь!..

— Или… — блондинка стукнула ладонями по крышке стола. — Обоим.

— Вы говорите с преподавателем!

— Так и оценивайте меня, как преподаватель. Я студентка вашего факультета!

Развернувшись, Алира быстро покинула класс, напоследок от души хлопнув дверью и не обращая внимания на окликавшую её Макгонагалл.

***

Время до вечера пролетело незаметно. На удивление Алиры, Макгонагалл оставила произошедшее без каких бы то не было последствий. Видимо объяснять причину наказания студентки после первого же занятия не хотелось. А отнимать баллы у своего же факультета слишком расточительно.

После отбоя все студенты четвёртого курса поплелись в Астрономическую башню, кто в слух, а кто про себя костеря Аврору Синистру с её «небывалым положением звезд» и внезапно исправившуюся погоду.

Все два часа прошли без происшествий. Малфой не была поклонницей наблюдений за звездами и планетами. Видимо оттого предмет ей и не давался. Хотя молодая преподавательница давала материал крайне интересно, кратко и чётко.

Половину воскресенья светловолосая ведьма посвятила переделке рунного трафарета, которую начала ещё в субботу, удобно устроившись в пустом классе и надежно заблокировав дверь.

Старый трафарет пришлось разделить на части и добавить в него подготовленные за предыдущий день вставки. Всего три. Но когда блондинка закончила и взглянула на часы, то обнаружила, что с минуты на минуту начнется обед. А ведь работать над ним она начала ещё до завтрака.

От недосыпа и напряжения болела голова. Желудок, уставший напоминать о себе тихим бурчанием, умолк. Поесть можно было и после. Собрав вещи и выскользнув из класса, девушка быстро поднялась в башню Гриффиндора. Пока кто-нибудь из соседок не нагрянул в комнату, предстояло сделать очень многое. Начиная от проявления и снятия старого барьера и заканчивая установкой нового.

Провозившись практически весь следующий час, Алира облегченно выдохнула и вытерла выступившие капельки пота со лба. Предательски выбившиеся пряди неприятно липли к коже. Блондинка прикрыла глаза и поморщилась — головная боль усилилась ещё больше. По коридору раздались торопливые шаги, и Малфой замерла. Мимо. Поднявшись с пола, на котором до сих пор сидела, светловолосая убрала все вещи в шкаф, ещё раз окинула взглядом уже едва угадываемую полоску рун и покинула спальню. Потратив ещё несколько минут на умывание и переделку прически, девушка спустилась в Большой зал. За столами ещё сидели студенты.

Пропущенная утром чашка кофе тут же возникла перед ведьмой вместе с пирожными. Смотреть на еду не хотелось до тошноты, но Алира заставила себя проглотить салат и, допив кофе, выскользнула из замка. Погода была приемлема для прогулки и дальнейшего изучения территории Хогвартса.

***

Вернулась Малфой поздно, совершенно не заметив пролетевшего времени, абсолютно незамеченной улизнув в Запретный лес. Днём да и недалеко от опушки было вполне безопасно.

Поднявшись в Восточную башню и войдя в гостиную, девушка замерла. Здесь царило странное оживление. Студенты громко что-то обсуждали, бросая взгляды в сторону двери в женское общежитие.

Разочарование наравне с предвкушением затопили сознание блондинки, и она поспешила в спальню. Так и есть, дверь комнаты была открыта, оттуда доносился знакомый по субботнему утру истошный вой и толпились гриффиндорки. С трудом протиснувшись внутрь, Алира оценила картину. Какая-то студентка вместе с Макгонагалл пытались успокоить в три ручья ревущую и во все горло голосящую Ромильду Вейн, всю кожу которой покрывали чернильные надписи: «Воровка!»

Довольно молодая ведьма деловито расхаживала по комнате, явно изучая барьер. Алира видела её за преподавательским столом, но не представляла, какой предмет та ведет. Хотя, судя по её интересу и нахождению здесь — явно Руны.

Мимо толпящихся студенток, негромко поругиваясь на них, протиснулась пожилая колдунья в белом чепце и переднике.

«Медиковедьма», — подумала Алира и тут же получила подтверждение. Женщина поспешила к Вейн, держа в руке флакон с успокоительным зельем.

Обернувшаяся к ней Макгонагалл, тут же заметила Малфой и, поджав губы, нахмурилась.
Мгновенно разогнав любопытных, декан Гриффиндора заперла заклятием дверь и резко развернулась к девушке:
— Как вы это объясните, мисс Малфой? — махнула она в сторону уже начавшей затихать Ромильды.

— А как мисс Вейн объяснит интерес к моим вещам? — ледяным тоном парировала блондинка.

— Мисс Малфой!.. — начала было вновь Макгонагалл, но тут же была перебита профессором Рун:
— Так это ваше авторство? — она кивнула в сторону слабо мерцающей цепочки на полу.

— Да, профессор…

— Батшеда Бабблинг, — представилась та.

— Да, профессор Баббоинг. Цепочка моя.

— Замечательно! — воскликнула ведьма, довольно потерев руки.

— Что замечательного, Батшеда?! — недовольно попробовала осадить ее Макгонагалл. — Немедленно прекратите это! — обратилась она уже к Алире, указывая на Ромильду.

— Не могу.

— Что?! Мисс Малфой, я приказываю вам…

— Успокойся, Минерва. Здесь руна справедливого возмездия, — Бабблинг ткнула пальцем куда-то в пол. — Отменно вычерченная, кстати, — подмигнула она студентке.

— Батшеда! — вновь попробовала возмутиться декан красно-золотых.

— Минерва. Никто не пострадал…

— А это что по твоему?! Кожа ученицы исписана несмываемыми чернилами!

— Ну, стоит мисс Вейн извиниться перед мисс Малфой, как всё пройдет, — отстранено пробормотала преподавательница рун, вновь внимательно вглядываясь в цепочку.

— И всё? — недоверчиво хмыкнула Макгонагалл.

— И всё. И я бы на твоем месте лучше бы искала ответ на вопрос мисс Малфой. Или меня забыли известить о том, что в школе теперь поощряют воровство?

— Я не крала! — всхлипнула на кровати Ромильда.

— Ну да, — холодно заметила блондинка, сложив руки на груди. — Ты просто портила мои вещи.

— А нет, — подала голос профессор рун, — не всё! Какая замечательная работа, а ограничение есть? — она с интересом взглянула на светловолосую студентку. — Почему я не видела вас на своих занятиях?

— Что значит «не всё», Батшеда? — как-то устало потребовала объяснений у мгновенно отвлекающейся коллеги Макгонагалл.

— Принести извинения мисс Вейн должна прилюдно, а судя по числу ограничителя, как раз выходит, что перед всей школой.

— Что?! — взвизгнула Ромильда. — Я не выйду отсюда так!.. — и вновь разрыдалась.

— Поппи, отведите её в Больничное крыло. А если извиниться так и не захочет, то отправьте в Мунго, вам чернила не вывести, — посоветовала Бабблинг, вновь переключая внимание на Алиру.

— Кто вёл у вас Руны в Салеме?

— Профессор Арнетт.

— Хм, — задумчиво протянула женщина. — Так эта старая перечница ещё жива!

Алира улыбнулась на такую характеристику.

Тем временем Поппи Помфри с трудом увела всё ещё рыдающую и замотавшуюся с ног до головы в одеяло Ромильду из спальни. Дверь вновь оказалась запечатанной рукой Макгонагалл.

— Сколько она у вас преподавала? — продолжила свой маленький допрос Батшеда.

— Три года, в Салеме Руны обязательный предмет с первого курса.

— Бедные дети! — всплеснула руками ведьма. — Я в своё время пыталась стать её ученицей. Сбежала через шесть месяцев. После фразы: «Бабблинг, если вы наконец-то снимете свою задницу с плеч и вытащите из неё руки, то возможно лет через тридцать-сорок сможете прилично начертить руны!»

— Батшеда! — потрясенно воскликнула Макгонагалл.

Алира же лишь скромно улыбнулась:
— Мы ограничились тридцатью семью переделками Рунной карты и стёртыми при этом в кровь руками.

Профессор Рун понимающе кивнула:
— Не хочешь изучать, так хотя бы покажи мне трафареты и записи по созданию.

— Вообще-то, я не против. Мне всё равно нужно поменять предмет. С Прорицаний-то меня профессор Трелони выгнала.

— Как выгнала? — оживилась Макгонагалл. — Чем вы Сивиллу-то разозлили, Малфой?

— Профессор в середине занятия заявила, что у меня нет никаких способностей к Прорицанию. Попросила покинуть класс и настойчиво советовала сменить предмет.

— Другое дело, — Бабблинг довольно потёрла руки. — Поставь ей Руны, Минерва, и ничего другого. А пока пятьдесят баллов Гриффиндору, мисс Малфой, за изумительную цепочку. Всего хорошего.

Неопределенно махнув на прощание, ведьма покинула комнату. Макгонагалл тут же заперла следом дверь и обернулась к студентке:
— Прошло всего три дня, мисс Малфой. А неприятностей от вас больше, чем от близнецов Уизли за пять лет!

— Не думаю, что сравнение уместно, профессор.

— Я ведь уже говорила вам — мне не нужны проблемы на факультеты.

— Их создаю не я.

— Снимите порчу с мисс Вейн.

— Это не в моих силах, пока не выполнено условие.

— Я снимаю с вас пятьдесят баллов, начисленные профессором Бабблинг, — ваше поведение не должно поощряться, и назначаю вам две недели отработок. Начнете завтра, после ужина, — и взмахнув мантией Макгонагалл вышла.

«У Северуса это выходит эффектнее.», — немного грустно улыбнулась ей в след блондинка. Плотно задернула шторы балдахина и ничком упала на кровать, не раздеваясь. Сегодня сил ни на что не осталось.

Практически мгновенно девушка провалилась в сон и уже не слышала гомонящий факультет. И тихое шуршание ткани, когда Дэймон прокрался под полог и запрыгнул на кровать, укладываясь и громко урча.

Глава 5.5. Бонус. Салемская Академия колдовства. Часть 2


Ноябрь 1991. Салемская Академия колдовства, Массачусетс, США

Ноябрь в этом году выдался просто омерзительным. Дождь, слякоть и пробирающий до костей ветер, который обычно проносился мимо укромной лощины Салемской Академии колдовства и лишь едва-едва задевал верхушки её сосен. В этот же раз словно нарочно все его потоки были устремлены вниз и вихрями носились между корпусами, выли по ночам и стучали в окна струями дождя.

Роксана лениво потянулась и приподнялась на локтях, отмечая отсутствие своей соседки и её абсолютно идеально заправленную постель.

«Интересно, она хоть ложилась сегодня?» — подумала девочка и поднялась с кровати.

Вчера, когда её сморил сон, Алира всё ещё возилась с рунами. И потом ещё какое-то время горел свет. А дальше либо Шеридан наконец-то крепко заснула, либо Розье, не желая мешать подруге, ушла в гостиную.

— Ты её тоже не видел, да? — скорее утвердительно произнесла брюнетка, через полчаса спускаясь вниз и в ближайшем кресле обнаруживая Эйдана.

— Руны?

— Ага, — бросила на ходу девочка. Выходить на улицу не было никакого желания, но впереди был путь на завтрак, а затем на занятия.

«Пропавшая» блондинка предсказуемо нашлась в столовой. Розье вяло ковыряла ложкой в тарелке с кашей, подперев голову рукой. Между бровей залегла тонкая морщинка.

— Я же говорила — не хмурься! — в который раз ткнула девочке пальцем в лоб зеленоглазая, садясь рядом, и немного поубавила свою весёлость, заметив раздражённый взгляд: — Опять, да?

— Не опять, а снова, — буркнула Розье, отталкивая от себя тарелку.

— И какой это раз?

— Двенадцатый.

— Почему она у всех приняла работу, а у тебя до сих пор нет?

— Вот пойди и сама спроси, — покосился на подругу Эйдан.

— Эй, я вообще-то ещё жить хочу, Райс! — сверкнув глазами, возмутилась девчонка.

— Тогда не задавай глупых вопросов.

— Совсем тебе Алиру не жалко, деревяшка ты бесчувственная!

— Рокс, хватит на него нападать, — улыбнувшись, вмешалась в разгорающийся спор друзей Розье.

— И что дальше будешь делать?

— Пытаться снова, — пожала плечами блондинка.

***

Декабрь 1991. Коукворт, Великобритания

Алире нравилось возвращаться в Коукворт, несмотря на всю его тишину и мрачность. Это место она считала своим домом. А сейчас, в конце декабря, укрытый лёгким белым снежком, на который совершенно внезапно расщедрилась природа, городишко выглядел даже не столь уныло.

Правда, Рождество пришлось встречать исключительно в компании Джены. Верная домовушка была в небывалом восторге от предоставленной ей чести. И в том, что в этом нет совершенно ничего особенного, убедить её никак не удавалось.

До конца каникул оставалось ещё два дня, а Северус так и не появлялся, хотя и обещал выделить пару свободных дней, как и в прошлом году. Но видимо сейчас забот у него оказалось несколько больше. Кажется именно в этом году в Хогвартс должен был поступить Гарри Поттер и… Девочка тряхнула головой, чтобы отогнать непрошеную мысль. И вновь вернулась к чтению.

К сожалению, практически все лечебные зелья, бальзамы и мази, кроме самых простых и слабодействующих, имели серьезный состав и внушительный список действий при приготовлении. Найти нужные ингредиенты в кладовой Мастера Зелий не составит труда. Но вот сварить так, чтобы не испортить и готовый состав потом можно было применять, — довольно сложно.

Можно, конечно, найти и готовые варианты в запасах Снейпа, но это вызовет гораздо больше недоверия и вопросов, чем желание что-то сварить. И ведь всё равно крестный обещал одно любое зелье на выбор.

Негромко хлопнула входная дверь, и девочка подорвалась с места, предварительно опустив книгу на кофейный столик.

— Северус!

Кажется, в последнее время маг всё-таки начал немного привыкать к таким восторженным приветствиям. Он обнял крестницу за плечи:
— Было много дел.

— Я так и поняла, — кивнула светловолосая. — А я как раз выбрала рецепт.

— Ну что ж, давай посмотрим, — проходя в гостиную и беря в руки раскрытую книгу, произнёс зельевар. Быстро взглянув на страницу, он поднял внимательный взгляд на блондинку: — Зачем тебе целебная мазь такого уровня?

— Просто интересно. Приготовление сложное, я одна не справлюсь.

Тёмные глаза ещё на несколько мгновений задержались на ней. Понимание того, что она если и не лжёт прямо, но точно что-то не договаривает, было практически осязаемым.

— Ну что ж, идём. Проконтролирую твой интерес.

Следующие шесть часов Алира тщательно перебирала, измельчала и смешивала ингредиенты в большом серебряном котле, практически каждое движение сверяя с рецептом в книге. И на каждое действие оставляя крохотную заминку, не способную испортить рецепт, но дававшую возможность зельевару остановить неверный шаг.

Снейп же пристально следил за крестницей. За её движениями, за восторгом, ярко отражавшимся в глазах. Вот она закусила нижнюю губу — явный признак сосредоточенности и увлечённости процессом. Мужчина никак не мог понять, откуда в ней эта любовь к зельям? Почему она попросила тогда её научить? Неужели только из чистого желания найти с ним общий язык? Слишком серьёзный и обдуманный шаг для ребенка. Тем более предмет она учит с интересом, да и дается он крайне легко. А уж такая практика вызывает настоящий восторг.

Тем временем Малфой помешала содержимое и замерла над котлом, держа лопатку кончиками пальцев и внимательно вглядываясь внутрь, кажется, даже не дыша.

Бросив на крестницу ещё один внимательный взгляд, Северус нахмурился.

— Готово, — на выдохе произнесла девочка, отходя чуть в сторону. — Теперь должно остыть и настояться.

Зельевар вплотную приблизился к котлу и, изучив содержимое, кивнул. Результат был хорош.

— Покажи мне свои ладони.

— Что? — непонимающе взглянула на крёстного светловолосая.

— Повторять не буду, — сурово произнес мужчина и развернулся к блондинке, требовательно протягивая руку. Алира вздохнула и опустила глаза, но ладони показала. На коже розовели и белели многочисленные небольшие полоски. — Объяснить не желаешь?

— Мне не даются руны, — понуро отозвалась девочка.

— И поэтому у тебя все руки в шрамах?

— Преподавателя не устраивает моё выполнение Рунной карты. Я уже не знаю, сколько раз переделывала. А нож постоянно соскальзывает.

— То есть ты уже на собственной крови решила делать эту ерунду. А вам объяснили, сколько из этих карт хотя бы сносно работают? — Она молча кивнула. — Садись, — зельевар достал мазь и принялся тщательно втирать её в ладони крестницы.

— Я сама разберусь, правда. Профессор Арнетт очень требовательная, но, думаю, последний набор её устроит.

Снейп лишь одарил её нечитаемым взглядом.

***

Март 1992. Салемская Академия колдовства, Массачусетс, США

Днём снег активно таял, ночью же замерзал ледяными потоками. Дующий в лицо ветер совершенно не добавлял комфорта в подъёме по длинной широкой лестнице, ведущей к смотровой площадке и Церемониальной поляне.

Роксана через шаг скользила и цеплялась обеими руками за Эйдана, идущего рядом. У него, к слову, подъём никаких трудностей не вызывал.

И терраса, и убегающая от неё тропинка, да и сама поляна оказались полностью очищены от снега. Шеридан устало вздохнула и пошла спокойно.

На дальней от тропы и первой у помоста скамье и обнаружилась цель второкурсников.

— Вот ты где! — радостно воскликнула брюнетка, приметив подругу. Плечи девочки вздрогнули и судя по жесту она принялась стирать с лица слёзы. — А мы тебя везде ищем! Надо же было сюда забраться! Жуть просто! А я думала, ты высоты боишься? Я вот всю дорогу за Эйда цеплялась. Это он у нас на ровной поверхности вечно спотыкается, а тут хоть бы что, представляешь? — продолжала радостно и громко вещать зеленоглазая, пересекая поляну и усаживаясь рядом с Розье. Та отвернулась.

— Плакать на таком ветру — не лучшая идея, — заметил остановившийся напротив мальчишка и тут же словил яростный взгляд Роксаны:
— Сама тактичность, Райс, — прошипела она, стукнув друга в плечо, а затем вновь обернулась к блондинке. — Расскажи всё Ворт, ну сколько Арнетт будет к тебе ещё цепляться!

Алира лишь отрицательно помотала головой, но не обернулась.

— Ли-ра, — потянула Шеридан, — ты уже полгода мучаешься с этой картой…

Блондинка вновь мотнула головой.

— Нам учится у неё ещё шесть лет, — спокойно заметил Эйдан, засунув замерзшие руки в карманы. — Пожалуется Салли сейчас, придётся до выпуска так ходить.

— Эй! — возмутилась зеленоглазая. — Ты вообще на чьей стороне?!

— Он прав, — Розье посмотрела на друзей покрасневшими глазами. Какой смысл прятаться, всё равно знают, что плакала. — Да и не хочу я помощи в такой глупости просить…

— Глупости? Ты ночами не спишь, засыпая потом в библиотеке или столовой, постоянно ранишь руки так, что они заживать не успевают. И это по-твоему глупости?!

— Я поклялась себе, что всего добьюсь сама. Если уж с рунами не смогу разобраться, то что эта клятва стоит?

— Поклялась из-за семьи, да? — осторожно спросил Райс.

— Эйдан! — вновь зашипела на него Роксана, нахмурившись. Малфой же прищурилась и внимательно посмотрела на друга:
— И что пишут в справочнике о моей семье?

От тона и взгляда блондинки мальчик стушевался и неуверенно переступил с ноги на ногу. Он привык говорить все в лоб. Шеридан второй год нудела над ухом, что Алира их подруга и искать что-то о её семье низко. Поэтому, поковырявшись в книгах и найдя не так много, но достаточно, что бы уяснить, что им обоим врут, брюнет всё же промолчал. Но спросить ещё как подмывало, вот и не удержал сейчас язык за зубами. Видимо болтливость Шеридан заразна.

— Только то, что род древний, могущественный, тёмный и… — он замялся, — полностью уничтожен во второй половине прошлого века.

— Как? — хлопнула глазами Роксана.

— Ты нам соврала, — констатировал мальчишка и отступил на шаг назад. На всякий случай.

Алира опустила голову. Она привыкла говорить всем, что сирота, хотя это фактически было и не так. Для неё это стало правдой.

— Я сбежала из дома, — на выдохе и зажмурившись произнесла светловолосая. — Моя семья от меня отказалась.

Вздохнуть было страшно, слова жгли язык, хотелось провалиться на месте. Ровно до того момента, пока её крепко не обняли. И кудряшки подруги не защекотали лицо.

— Ну и что! — весело выпалила та. — Всё равно ты наша Алира!

— Спасибо, — всё ещё немного грустно улыбнулась блондинка.

— И раз уж мы говорим правду… — несколько заискивающе начала зеленоглазая, — ты снова приняла вызов Блэр? — недовольным тоном закончила она.

Девочка кивнула:
— Не смотри на меня так, словно я все твои сладости съела. Я была не в настроении, а Дарлин опять на мозги капать начала. Прокляни её Мерлин за глупое желание доказать, что она сильнее!

Роксана промолчала, но немного нахмурилась. То, что подруга ввязалась в очередную дуэль, её совсем не радовало.

— Слушай, — поинтересовался Эйдан, когда они спускались вниз по лестнице, — а почему все-таки Розье? Ведь фамилия-то на слуху?

— Опять ты за своё?! — раздраженно сверкнула глазами Рокси.

Алира усмехнулась:

— Друэлла Розье была моей бабушкой. Меня назвали в честь неё*.

***

Начало мая 1992. Салемская Академия колдовства, Массачусетс, США

Время давно перевалило за полночь, но в гостиной второго курса Салемской Академии колдовства всё ещё горел свет. Перед не зажжённым камином расположились трое студентов.

Алира, сбросив на пол несколько диванных подушек, сидела за низким журнальным столиком и, закусив нижнюю губу, старательно вырезала руны на овальных деревянных заготовках. Тридцать седьмая попытка. По времени последняя в этом году. Очередной провал и экзамен по Рунистике ей не сдать. Нож в очередной раз соскочил, оставляя тонкий, но крайне болезненный порез. Девочка поморщилась и слизнула выступившие капельки крови.

— Ещё пару раз и твоим рукам не поможет никакое зелье, — сонно заметила Роксана, развалившаяся на соседнем диване. Брюнетка лежала на животе, свесив одну руку на пол, а на вторую положив голову, и честно пыталась не уснуть.

Маленький зачарованный серебряный нож замер в руке блондинки, и она посмотрела на подругу:
— Идите спать, вы не обязаны со мной сидеть.

— Ну уж нет, — фыркнула зеленоглазая. — Мы тут для этой… как её… моральной поддержки! Вот! И я совсем не хо-очу спа-ать, — сладко зевнула она. — Просто Эйдан ужасно нудно читает.

Райс, до этого вслух читавший учебник по Магической зоологии, хмуро посмотрел на подругу с дивана напротив. Громко хмыкнул и перевернул страницу.

— Эй, — возмутилась Рокси. — Я же пошутила! Давай вслух, а то мы совсем уснём. Кто там хоть дальше-то?

— Фениксы.

— О, — оживилась мгновенно Шеридан, приподнимаясь на локтях, — а вот это интересно!..

На какое-то время все вернулись к своим делам. Алира Розье, сдерживая дрожь в руках, медленно вырезала очередную руну. Эйдан читал главу об огненных птицах, а Роксана его слушала. На этот раз внимательно.

— Я хочу, чтобы у меня был феникс! — восторженно заявила девочка, когда Райс закончил.

— Ну и где ты его возьмёшь? Они же такие редкие! — осадил её мальчик.

— Ну вот, вечно ты так! Я сказала, хочу. Значит, найду способ!

— Какой? Ты меня вообще слушала? Фениксы никому просто так не служат!

— Не знаю, но найду! — упрямилась она.

Блондинка вновь оторвалась от своего занятия и весело рассмеялась. Вскоре смеялись уже все трое**.

***

Вторая половина мая 1992. Салемская Академия колдовства, Массачусетс, США

Джоанн Арнетт была стара даже по меркам колдунов. Но в этой высокой и крайне худощавой ведьме чувствовалась небывалая сила и жесткость. Несмотря на возраст, у неё был крайне цепкий и пробирающий взгляд, которого так боялись студенты. А уж властности в голосе хватало на практически молниеносное успокоение полного зала школьников.

Опустившись в свое излюбленное зелёное кресло за преподавательским столом, она обвела внимательным взором притихших второкурсников:
— Сегодня, когда наконец все закончили свои Рунные карты, — глаза немного задержались на светловолосой ученице, недовольно выдохнувшей на этих словах, — вы их проверите. На ближайшие два часа вас ждут сто вопросов, ответы на которые вы должны найти с помощью своих рун. — хлопок в ладоши и перед каждым студентом появился пергаментный свиток. — Приступайте!

Практически на два часа класс наполнился лёгким шуршанием, стуком деревянных рун и скрипом перьев. Кто-то из студентов справлялся раньше, кто-то чуть позже, но ровно за семь минут до конца занятий закончили все. И выжидающе посмотрели на преподавателя.

Профессор Арнетт отложила древний манускрипт, который читала, сняла очки и вновь хлопнула в ладоши. Пергаменты с шуршанием свернулись в прежние аккуратные трубочки.

— Создание качественной, а главное работающей Рунной карты — очень трудоёмкий и сложный процесс. Всего одна из тысяч будет верна в руках своего творца. И всего одна из тысяч таких будет верна в любых руках. Всего несколько мастеров в истории создавали такие наборы. И лишь один из них сохранился до наших дней и находится в нашем Министерстве Магии. А теперь к вашим тестам. Разверните листы, там вы увидите правильные ответы и ваши результаты. — кабинет наполнился шуршанием и шепотками. — Те, — немного повысила голос Арнетт, привлекая внимание, — у кого результат меньше сорока, можете сжечь свои наборы — это бесполезный хлам! От сорока до шестидесяти, поздравляю, вы создали занимательную игрушку. Можете подарить её какому-нибудь немагу. Он будет счастлив. От шестидесяти до девяноста верных ответов, что же, вполне сносная работа. — колокол возвестил об окончании занятия, но никто из студентов не двинулся с места. — Можете быть свободны.

Повторять дважды не пришлось, второкурсники мгновенно повскакивали со своих мест, запихали вещи в сумки и ринулись вон из кабинета. Алира, махнув Роксане, подошла к преподавательскому столу и замерла. Профессор Арнетт что-то записывала и даже не обратила внимания на студентку. И лишь когда дверь закрылась, и они остались вдвоём, требовательно произнесла:
— Дайте мне ваш лист!

Девочка протянула требуемое. Ведьма его развернула, и на тонких губах появилось что-то напоминающее довольную улыбку.

— Меня всегда поражали студенты, подобные вам, Розье, — Арнетт наконец-то посмотрела на блондинку. И от этого взгляда захотелось куда-нибудь спрятаться. — Имея бесспорный талант к предмету, вы, — длинный тощий палец уткнулся в сторону светловолосой, — им совершенно не интересуетесь, предпочитая проводить время над смердящими котлами или бездумно махать палочкой! Молчите! — рявкнула женщина, когда студентка попыталась что-то возразить. — Молчите, Розье. Вам учиться у меня ещё шесть лет. И если моё разочарование в вас превратиться в обиду, то поверьте, вам это не понравится.
Девяносто один — не ваш предел. Я могла бы заставить вас переделывать Рунную карту снова и снова и добиться идеального результата. Вы на него способны.
Я не озвучила результаты от девяносто до ста, потому что это тот самый один из тысяч. Хотя от шестидесяти до девяносто тоже вряд ли кто-то набрал. Слишком бестолковый курс. Впрочем, как и остальные… Но вы, вы, Розье, — разочарование. Такой талант! И никакого стремления к предмету! Идите! Вон! — ведьма повелительно махнула рукой, и Алира поспешила к двери. — Розье, — прозвучало, едва она повернула ручку, — на экзамене можете не появляться, он зачтен.

***

27 октября 1992. Салемская Академия колдовства, Массачусетс, США

К хлопушкам и вороху конфетти утром в свой день рождения Алира уже привыкла. Но вот донельзя довольный прищур зелёных глаз заставлял задуматься, что за пикси резвятся в этой кудрявой головке и какого размаха достигли их пакости.

— В чём дело? — Розье села на постели и сложила руки на груди.

— Ни в чём! — как обычно крайне весело отозвалась Роксана. — Собирайся, соня! Торт и подарки ждут!

— Ага, и шесть пар следом, — буркнула блондинка и замерла. Всего на миг показалось, что подруга точно что-то задумала. — Рокси-и-и!.. — прозвучало донельзя требовательно.

— Люблю, целую, жду внизу! — выпалила брюнетка и мгновенно скрылась за дверью.

Гоня от себя странное предчувствие, минут через двадцать Алира спустилась в гостиную. Весело поздравило как всегда несколько человек, но огромный шоколадный торт быстро смели всем факультетом. Сама же блондинка едва притронулась к лакомству, пристально наблюдая за друзьями. Этого хватило, чтобы точно убедиться — они что-то задумали.

Так и оказалось. Вместо лекции по Магическим растениям троица улизнула на Церемониальную поляну.

— Ну и что мы здесь забыли? — светловолосая удивлённо выгнула бровь.

— Ты ещё скажи, дорогая подруга, что не в курсе, что отсюда можно трансгрессировать. Ну, — Шеридан извлекла из кармана небольшое зеркальце, — или в нашем случае, использовать портал, — она довольно улыбнулась и открыла крышку.

Розье зажмурилась, почувствовав лёгкое головокружение, а когда открыла глаза, то не поверила им. За крохотным тупичком, в который они переместились шумел и горел огнями ведьмовской район Бикон Хилл. Они были в сердце магического Бостона.

— Так прогулять уроки меня ещё никто не звал! — рассмеялась Алира и крепко обняла подругу. — Где ты его взяла?

— Одри подкинула.

— За любой кипишь кроме голодовки?! Обожаю твою сестру!

— Вы долго будете трепаться? — окликнул девчонок Эйдан.

— Райс, ну ты хоть сегодня не бурчи!

На Бикон Хилл было весело. Магический квартал бурлил жизнью, точно кипящий котел. Сотни лавок и магазинчиков с товарами со всего мира, магический зоопарк, Лавка Чудес и волшебные кафешки на любой вкус.

Ребята веселились, забыв обо всем. Уже к обеду от смеха болело все, что только возможно, и дико хотелось есть.

Друзья устало приземлились за столик в симпатичном кафе и сделали заказ. И всего через несколько секунд с удовольствием поглощали принесённое.

— Кажется, как сознательному взрослому, мне следует поинтересоваться, почему трое юных магов не в школе в середине дня в начале учебной недели? — послышался приятный баритон с сильным акцентом.

Роксана и Эйдан замерли и обернулись, Алира же просто подняла глаза.

Рядом с их столиком стоял представительный пожилой маг в дорогой мантии поверх не менее дорогого официального костюма. Его руки покоились на массивной золоченой рукояти трости, а на пальце правой руки ярко сиял огромный аметист. Тёмно-серые живые глаза на породистом лице с холодной усмешкой пронзали притихших ребят.

— Добрый день, господин Дмитров, — к удивлению друзей поздоровалась Алира. — Признаться, неожиданная встреча.

— Действительно неожиданная, мадемуазель Розье. Позволите? — не дожидаясь разрешения, он подтянул стул и сел. — Я думал, вы более прилежная ученица, мисс.

— Маленькая и единичная вольность в день рождения.

— Вот как, — маг погладил небольшую бородку. — Что ж, позвольте поздравить. Жаль, не знал раньше, обязательно бы подготовил подарок.

— Благодарю, господин Дмитров, ничего не нужно.

— Хотя, — колдун прищурился, — пожалуй, у меня есть одна вещица.

— Господин Дмитров… — со всем возможным почтением Алира попыталась вновь откататься, но была остановлена повелительным жестом.

Мужчина вытащил из внутреннего кармана часы. Старинные, но слишком изящные для мужчины. Увидев герб, Малфой замерла и во все глаза уставилась на вещицу в его руке.

Заметив реакцию девушки, он усмехнулся:
— Вижу, узнаете. Да, это часы Друэллы. Я хранил их много лет, но теперь буду рад вернуть их её внучке. По сути, эта вещь мне не принадлежит, так что и подарком считаться не может. Примете?

Девочка протянула руку, как её тут же одернул Эйдан.

— Ну-ну, молодой человек, не волнуйтесь. Проклясть эти часы невозможно. Их прежняя хозяйка столько всего на них навешала, что рисковать зачаровывать их себе дороже. Но вот вреда её наследнице они точно не принесут, — и он отпустил цепочку. Тихо звякнув, она скользнула в ладонь блондинки:
— Спасибо.

Колдун поднялся, поклонился и молча удалился.

— Кто он такой? — дрожащим голосом прошептала Рокси. — У меня от него мурашки.

— Да, неприятный тип. И часы ты зря взяла.

— Это Станислав Дмитров. В том году на соревнованиях с ним познакомилась. Его внук тоже участвовал. А он, — девочка кивнула в сторону давно ушедшего мужчины, — знал мою бабушку.

— Все равно, зря. Покажи их лучше кому-нибудь.

— Кому? Салли или Рику?

— Не вариант.

— Ладно. Хватит, Эйд, успокойся, часы не прокляты. Лучше скажите, чем мы дальше заниматься будем?

— Ну, — Райс усмехнулся, — есть у меня одна идея. Кино.

— Это что? — не поняла Роксана.

— Череда движущихся картинок, созданная немагами. Рассказывает какую-нибудь историю, — пояснила ей блондинка.

Эйдан хлопнул глазами:
— Ведьма в Моргана разберет каком поколении из консервативной и чопорной Англии, откуда ты знаешь, что такое кино?

— Знаешь, любопытство — сильная штука, — довольно усмехнувшись, проговорила светловолосая.

— Стоп, вы что оба предлагаете пойти в немагический Бостон?

— Ага, — довольно синхронно кивнули друзья.

— Вы совсем рехнулись!

— Мне кажется, — заговорщицким тоном начал Райс, — или наша Рокси боится?

— Не знаю, не знаю, — задумчиво прищурилась блондинка.

На уговоры потратили ещё полчаса, в итоге Шеридан сдалась на милость победителей.

И прогулка выдалась просто замечательной. Вот только как, когда и главное кто уболтал Алиру прокатиться на чёртовом колесе в расположенном рядом с кинотеатром парке, она не знала. И знать, пожалуй, не хотела. Самым основным было пережить эту поездку и благополучно коснуться ногами земли.

— Я на эту штуку больше ни в жизни не полезу! — выпалила Малфой, когда они наконец-то спустились.

— А мне понравилось! — Роксана отщипнула очередное облачко сладкой ваты и с довольным видом отправила его в рот.

— Давайте-ка возвращаться, — Эйдан посмотрел на часы.

Вот только быстро пересечь город в самый час-пик не удалось. И у входа в ведьмовской квартал ребята оказались, когда уже стемнело.

Роксана резко затормозила у немагической витрины, пристально во что-то вглядываясь. Эйдан хотел поторопить её, но девушка ткнула пальцем в стекло:
— Это дорого?

— Ч-что?

— Это дорого? — она снова ткнула пальцем в ценник.

— Нет.

— У тебя деньги есть? — и поймав непонимающий взгляд, пояснила, — ну, немагические?

— Есть немного, — замялся парень.

— Если хватит, купи, потом верну.

— Эй, вы где там застряли? — окликнула друзей Алира.

Но, к её удивлению, вместо того, чтобы поторопиться, ребята зашли в магазинчик. Блондинка недовольно сложила руки на груди и нахмурилась. Нашли время!

Спустя примерно три минуты, Райс с Шеридан пулей выскочили из дверей, подхватили подругу под руки с обеих сторон. И все вместе понеслись к проходу на магическую сторону Бикон Хилл.

Едва они переступили разделительный барьер, как Рокси вновь открыла зеркальце. Мгновенное головокружение, и они оказались на Церемониальной поляне.

Вниз по лестнице бежали с такой скоростью, словно забыли и о её высоте, и о крутости ступеней. В темноте лощины ярко сверкала огнями Салемская Академия колдовства.

Ноги коснулись земли, и Роксана остановилась, уперевшись ладонями в колени и тяжело дыша.

— Всё… больше не могу… дайте отдышаться…

Алира умудрилась улыбнуться, тоже пытаясь успокоить судорожное дыхание и бешено стучащее сердце.

— Ага, — выдохнул Эйдан, — ты попутно там ещё и оправдание придумай…

— Ты уверен… — голос у брюнетки чуть дрожал, — что это вообще возможно?..

— В ваших же интересах, мисс Шеридан, чтобы это было возможно, — вкрадчиво прозвучало сбоку и на конце волшебной палочки мага вспыхнул огонёк света.

— Ой! — взвизгнула зеленоглазая и почему-то обеими руками вцепилась в Малфой, отчего та пошатнулась.

— Добрый вечер, профессор Этвуд, — пролепетал Эйдан.

— Добрый, — совсем недобро усмехнулся преподаватель, отчего все трое студентов втянули головы в плечи. — За мной!

***

— Трое несовершеннолетних студентов самовольно покидают территорию Академии, — сурово вещала Весалия Ворт, пристально оглядывая склоненные макушки. — О чем вы только думали? Колдовать вне школы запрещено! Попади вы в беду, никто бы даже не узнал! — ведьма резко стукнула ладонями по крышке своего стола, отчего подростки дружно вздрогнули.

Рик Этвуд с полуулыбкой следил за разносом, устроенным директрисой, облокотившись о стену рядом с окном.

Весалия опустилась в свое кресло и, скрестив пальцы, положила руки перед собой:
— Я не стану спрашивать, где вы взяли портал, где вы были, и чья это идея. Выслушивать оправдания и передёргивания вины на себя от вашей троицы в очередной раз я не собираюсь. Ваши семьи будут извещены о вашем недопустимом поведении. И вы все будете наказаны на ближайший месяц, — друзья дружно подавили отчаянный вздох, прекрасно понимая степень вины. — Свободны. Коменданты ваших общежитий извещены.

— Доброй ночи, госпожа директор. Доброй ночи, профессор Этвуд. — дружно попрощались третьекурсники и поспешили покинуть кабинет.

— И лучше не сворачивайте с тропы, иначе я узнаю, — грозно напутствовала их Ворт, прежде чем дверь закрылась.

— Хорошо расставляют приоритеты, паршивцы, — усмехнулся Этвуд, в окно наблюдая за появившимися на улице ребятами.

— Ничего забавного в этой ситуации нет, — буркнула Салли.

— Полностью с тобой согласен, — не отреагировал на ее тон колдун. — И чем же ты собираешься их карать?

— На четвертом уровне библиотеки давно не делали уборку, — женщина надела очки и взялась за первое письмо.

— Четвертый уровень?! — присвистнул Этвуд. — Ты уверена, что стоит отправлять туда третий курс? В этой пыли какой только чертовщины не водится! И я не о магических тварях.

— Замечательно! Вот и присмотри за любимыми студентами!.. — сверкнула глазами из-за стёкол очков ведьма.

Этвуд неопределённо махнул рукой и покинул кабинет.

***

— Ух, а Ви-Ви оказывается может до дрожи пугать, — негромко заметил Эйдан.

— Ага, а ты взгляд Рика видел? — отозвалась в тон ему Роксана. — Я думала, на месте прибьет.

— Уж лучше бы так, — добавила Алира, — у меня завтра тренировка с ним.

— Ой, — выдохнула Шеридан.

— Нда, — Эйдан взлохматил отросшие волосы. — Кажется, слова утешения будут лишними…

Вздохнули все трое.

— А вы чего в этот магазинчик-то поперлись? — спросила друзей Алира.

— Совсем забыла со всей этой беготней, — Рокси полезла в карман. — Мы ведь тебе подарок должны. А я как его увидела, так поняла — он! — и с довольным видом извлекла тонкий браслет с какими-то камнями.

— Светло-голубые, — заметила блондинка, едва свет в холле общежития осветил вещицу.

— Ага, как твои глаза.

— Спасибо! — Алира радостно обняла обоих друзей, когда подарок занял свое место на тонком запястье.

Спустя пару минут ребята разбрелись каждый в свою сторону. Эйдан свернул налево, в крыло мальчиков, а девочки — направо, в женскую часть.

В общежитии было тихо. Все давно спали.

Шеридан, прихватив вещи отправилась в душ. Розье же села на кровать, заметив на ней довольно большой сверток в простой белой бумаге. Как оказалось, ещё и довольно увесистый.

Развернув его, внутри девушка обнаружила книгу.

— «Основы и принципы создания рунных трафаретов», — негромко прочла она название и открыла фолиант на титульной странице:
«Раз уж вы предпочитаете бездумно махать палочкой и не можете оторваться от своих котлов, то это хотя бы будет интересно», — значилось на ней крупным размашистым почерком.

«Спасибо, профессор Арнетт!»

Глава 6. Зелья и Руны


Сентябрь 1994. Хогвартс

Северус Снейп не любил педсоветы. Особенно в понедельник утром, когда его расписание было забито под завязку, а день начинался с ненавистных гриффиндорцев. Но картина, обнаруженная им в кабинете директора, заставила резко передумать. Батшеда Бабблинг, активно нападающая на Минерву Макгонагалл из-за наказания гриффиндорки, стоила дорогого. И почему-то в личности этой студентки зельевар был уверен на все сто процентов.

— …Но это уму непостижимо, Минерва! Снять баллы, назначенные мною!

— Она прокляла однокурсницу! — взвилась декан красно-золотых. — Это нельзя поощрять!

— Да это даже проклятием нельзя считать! Так, мелкая шалость.

— Шалость?! — возмутилась Макгонагалл. Дамблдор, добродушно улыбаясь, следил за препирательствами двух ведьм, удобно расположившись в кресле и сцепив перед собой пальцы. — Ученица прорыдала всю ночь, несмотря на успокоительные, и теперь отказывается выходить из Больничного крыла!

— Лучше бы она отказалась от мысли портить чужие вещи! — в сердцах выпалила профессор Рун.

— Наказание не будет отменено! — холодно отрезала Минерва.

— В таком случае позвольте мне забрать мисс Малфой на отработку, — в своем излюбленном холодном тоне произнес зельевар, прерывая спорящих женщин. Обе ведьмы резко дернулись, только сейчас заметив его присутствие.

— Ну уж нет, Снейп, — Батшеда ткнула в его сторону пальцем и прищурилась, — такую талантливую девочку драить котлы я не отдам. Раз уж её наказали за знание моего предмета, то и отбывать она будет у меня! Хорошего дня! — и профессор Бабблинг молниеносно скрылась за дверью, громко хлопнув ей напоследок.

На какое-то время в кабинете повисла тишина.

— Поведение вашей подопечной… — предприняла попытку перекинуть своё недовольство на Мастера Зелий Макгонагалл.

— Раздражает только вас, — довольно грубо перебил её маг. — Вам стоит об этом задуматься.

— И… — потерялась вдруг ведьма, — и Сивиллу. Да, Сивилла выгнала мисс Малфой со своего занятия.

— Какой значимый показатель, — презрительно кинул Снейп. — Если на этом все, то пойду готовится к занятию с вашим пустоголовым факультетом. - и, эффектно взмахнув мантией, Мастер зелий скрылся за дверью.

— Альбус, — расстроенно проговорила Макгонагалл, смотря на директора.
Тот лишь развел руками:

— Кажется, мисс Вейн всё же придется извиняться в присутствии всей школы.

***

Утро началось рано. Алира ни минуты не сомневалась в реакции благородного Дома Годрика на свою маленькую (абсолютно заслуженную, по мнению блондинки) месть. Поэтому, едва рассвело, она наскоро собрала свои вещи и покинула спальню.
По пути через гостиную словила несколько косых взглядов от ранних представителей факультета и, быстро спустившись вниз, покинула замок.

Над территорией Хогвартса стоял густой туман. Тропинка к совятне едва угадывалась, влажные каменные ступени противно скользили под ногами. А вот в царстве пернатых почтальонок было сухо, хоть и несколько промозгло. Вытащив из сумки наскоро написанное утром письмо, Малфой подозвала небольшую школьную сипуху, с умным видом смотревшую на девушку с ближайшего насеста. Студентка скормила ей несколько крекеров и привязала к лапе конверт и маленький мешочек с галеонами.

Птица шустро вылетела из совятни, оставив на память о себе лишь лёгкое пёрышко.

Когда Алира добралась до замка, начал накрапывать мелкий дождь. Хогвартс встретил светом, теплом и гулом голосов. Блондинка помедлила в холле, высушивая влажную мантию заклинанием. Краткого взгляда на открытые двери Большого зала хватило, чтобы отметить, что практически все студенты уже спустились на завтрак. И, как и предполагала девушка, стол красно-золотых гудел, словно улей. Упустить вчерашнее происшествие гриффиндорцы не могли.

Малфой хмыкнула. Такими темпами к концу завтрака говорить о её маленькой мести будет уже вся школа. Проигнорировав откровенно враждебные взгляды и внезапную тишину при приближении, Алира заняла своё место. Она блаженно прикрыла глаза, обхватывая чуть замерзшими пальцами чашку с горячим кофе.

Резкое шуршание, короткий стук и внимательный пронизывающий взгляд явно сообщили о нарушителях её покоя. Светловолосая лениво приоткрыла один глаз, отмечая наличие обоих старост факультета напротив.

Джейк молча косился на Эмили, чётко обозначая инициатора предстоящего задушевного разговора.

— Алира, если думаешь, что сможешь игнорировать нас все утро!..

— Я просто ходила в совятню, — спокойно заметила блондинка, делая глоток кофе. Как ни странно, сегодня она была голодна, поэтому подвинула к себе тарелку с горячими бутербродами. Уорренхолл выбор оценил и быстро присоединился к поеданию, словил недовольный взгляд невесты и слегка пожал плечами, обозначая, что тоже голоден.

— Отправляла заказ на чернильницы, — продолжила тем временем Малфой. — Никогда не думала, что это такая востребованная писчая принадлежность.

— Но Вейн… — попыталась возразить Росс, за что тут же была одарена ледяным взглядом.

— ...В конец обнаглела! Я тебя предупреждала, Эмми, если меня не оставят в покое, я буду отвечать так, как считаю нужным!

Резко поднявшись из-за стола, Алира покинула Большой зал. Путь в подземелья занял всего пару минут. Зайдя в пустой класс, девушка долго терзалась между первым и последним столом. И лишь заслышав голоса в коридоре, определилась с выбором — самый крайний стол в первом ряду — подальше от Снейпа.

Класс постепенно наполнялся студентами и гулом. Место рядом с Алирой упорно оставалось пустым. Внезапно на стол опустилась сумка и на свободный стул сел Теодор Нотт.

Блондинка искоса взглянула на друга и лукаво улыбнулась:

— Вы забыли уточнить мое согласие, мистер Нотт, — игривым тоном произнесла она.

— А вы против, мисс Малфой? — совсем неискренне удивился слизеринец.

— Возможно я жуткая собственница, и сей предмет, — светловолосая стукнула по столу пальцами, — был выбран моей вотчиной на ближайшие два часа.

— В таком случае, прошу политического убежища, — прошептал парень, наклоняясь чуть ниже и сбавляя тон, ведь колокол уже был. — Если и в этом году мисс Булстрод будет портить мои зелья, я совершенно неаристократично утоплю её в котле.

Алира захихикала.

— Нотт! Малфой! — прогремел сбоку голос Снейпа. — Кончайте болтать! Здесь вам не клуб свиданий! Задание на доске, — перевёл внимание уже на всех студентов Мастер Зелий. — Надеюсь, хоть кто-то из вас сможет приготовить что-то, хотя бы отдаленно похожее на оригинал, — четко и сухо вещал профессор. Его голос эхом разносился под сводами класса.

— А вы, оказывается, сплетник, профессор, — негромко прошептала Алира, — ну, или сводник, — ещё тише добавила она.

Но в звенящей тишине кабинета зельеварения её услышали все.

Снейп птицей подлетел к столу.

— Крайне оригинальное замечание, мисс Малфой. Мистер Нотт, дайте сюда то, что держите в руках, — требовательно протянул руку зельевар. Теодор непонимающе отдал ему сверток с одним из четырех ингредиентов для стандартного целебного бальзама. — Из-за болтливости вашей соседки, для вас двоих персональное задание. Сварите похожее зелье без использования, — маг заглянул в сверток, — корня полыни. Его у вас нет!

— Количество ингредиентов на замену любое, сэр? — мгновенно серьезно спросила Алира.

— Любое. Время до конца уроков. Не справитесь, Малфой, ваш факультет потеряет пятьдесят баллов, — блондинка и бровью не повела, а вот со стороны гриффиндорцев раздался неодобрительный гул.

— Всё, за работу! — рявкнул Снейп и развернулся, отходя от стола.

— И что делать? — Нотт посмотрел на подругу.

— А скажи-ка мне вот что, друг мой, — немного потянула фразу ведьма. — Как хорошо ты знаешь таблицу сочетаний?

— По базовым элементам, — слегка недоверчивым тоном отозвался Теодор, замечая странное воодушевление на лице девушки.

— Замечательно! — Алира едва в ладоши не хлопнула, но вместо этого схватила перо и пергамент, быстро что-то записывая. — Убирай то, что по свойствам не подходит к нашим ингредиентам.

Не представляя, к чему в итоге приведет эта затея, слизеринец достал палочку. Простенькое заклятие мгновенно удалит неверные строки, только вот в полутемном классе разглядеть мелкий почерк подруги оказалось сложновато, пришлось придвинуться ближе. Витиеватые символы сложились в знакомые слова, но мозг отказывался их воспринимать, отвлекаясь на светлые локоны девушки, едва касающиеся щеки, и тонкий, почти неуловимый цветочный аромат, такой легкий, что невозможно было сказать, какому цветку он принадлежит.

«Что-то знакомое… Ну вот, опять ускользнул…» — парень вздохнул.

— Не вспомнил? — отвлек его негромкий вопрос.

— Прости, задумался, — шепнул он в ответ.

Палочка быстро заскользила по пергаменту, убирая ненужное.

***

Снейп хмурым взглядом обводил притихший класс, на лету отмечая явные грубые ошибки уже на начальном этапе. Тёмные глаза на миг задержались на перешептывающейся паре.

«Интересно, как же ты выкрутишься?» — зельевар мысленно усмехнулся. — «Хотя Нотт тоже довольно неплох в зельях…»

Резкий, противный скрип привлек внимание, и Северус удивленно выгнул бровь. Малфой-младший с неприкрытой злобой смотрел в ту же сторону, что и сам Мастер Зелий мгновением ранее.

«А вот это уже интересно...»

По бледным щекам Драко расползались красные пятна, крылья носа резко раздувались, выдавая не просто внезапное раздражение слизеринца, а злость.

Снейп медленно пересек класс, сбивая направление взгляда Малфоя. Парень вскинулся, сверкнув в его сторону глазами, отвел взгляд и понуро сел на место.

Зельевар хмыкнул, отвесил несильный подзатыльник оказавшемуся перед ним Уизли, криворуко кромсающему листья крапивы, и двинулся на дальнейший обход класса.

***

Спустя пару минут, Алира пристально оглядела список:
— А теперь то, что категорически не сочетается между собой.

Нотт ткнул пальцем в несколько строк, и блондинка их быстро зачеркнула.

— Ты представляешь, сколько займут расчеты?

— Не больше минуты, — с довольным видом отозвалась девушка, вытаскивая из сумки старый потрепанный блокнот. — А пока начинай, я сейчас.

Она сорвалась с места и бросилась к шкафу с ингредиентами.

Грейнджер хмурым взглядом проследила за быстро прошедшей мимо Алирой.

— Ты так странно на неё смотришь, — негромко проговорил Гарри, поворачиваясь к работающей за соседним столом подруге.

— Ты не понимаешь, — зашептала брюнетка, наклоняясь ниже и оглядываясь через плечо на Снейпа, зависшего над котлом Невилла. Затем чуть прикусила губу, провожая взглядом вновь прошедшую мимо светловолосую, и наконец продолжила. — Такое задание — это практически высший пилотаж. Насколько она должна знать зелья, чтобы…

— Завидуешь, что она знает больше тебя? — перебил её Рон едва слышным шепотом, с опаской косясь на зельевара и невольно потирая рукой затылок.

Девушка бросила на него недовольно-возмущенный взгляд и отвернулась к своему котлу. Гарри усмехнулся, наблюдая за её реакцией.

***

Малфой тем временем быстро скользнула глазами по полкам, схватила несколько компонентов и вернулась к своему рабочему месту. Грейнджер, что-то яростно вещавшая Уизли и Поттеру, резко замолчала при её приближении.

Блондинка поставила ингредиенты на стол и подвинула к себе блокнот.

Тео с удивлением посмотрел на подругу. Нет, увлечение зельями он предполагал, но такой вот восторг стал открытием.

— Уверена, что получится? — негромко спросил он.

— Ну, — потянула блондинка, чуть прикусив кончик пера, которым вырисовывала странную схему на листе с ингредиентами, — если я правильно все вспомню. Стоп! — она резко смахнула одну банку в сторону. — Сюда нужно кое-что другое!

И вновь рванула к шкафу, быстро перебирая склянки и флаконы, заглядывая в ящички и корзинки. И спустя несколько минут сгрузила свою добычу на стол, вновь делая записи в блокноте. Затем заглянула в котел.

— Через три минуты убавь пламя, иначе свернется.

Слизеринец кивнул, а светловолосая в третий раз отправилась к полкам. Вновь пробежала по ним глазами, взяла в руки одну из банок и задумалась. Поставила её на место, вновь начиная искать.

Но взгляд то и дело возвращался к первому сосуду. Девушка вновь взяла его в руки, вздохнула и прикрыла глаза, вспоминая все, что ей известно об этом ингредиенте.

— Ожидаете подсказки свыше, Малфой? — елейно поинтересовался Снейп. Кто-то из студентов засмеялся, но тут же смолк под взглядом зельевара. Судя по отсутствию снятых следом баллов — слизеринец.

«Вот же!» — мысленно воскликнула блондинка, скосив недовольный взгляд на крестного. Ведь прекрасно знал, что она пыталась вспомнить сочетание ингредиентов. И намеренно сбил.

— Пятьдесят баллов.

— Что?! — Северус удивленно выгнул бровь.

— Вы добавите факультету пятьдесят баллов за зелье. И пятьдесят — которые обещали снять.

— Торгуетесь, Малфой?

— Обещанная награда, сэр, повышает мотивацию и работоспособность.

— Самоуверенность не лучшее ваше качество, мисс Малфой, — холодно заметил Мастер Зелий, но блондинка без труда уловила довольные нотки. Да и в тёмных глазах была усмешка.

— Как скажете, сэр, — девушка вернулась к рабочему месту, все же прихватив с собой банку, которую до этого крутила в руках.

— Тео, нам нужно что-то, способное нейтрализовать отрицательное действие волчатника, — тряхнула содержимым склянки светловолосая и поставила ее, наконец, на стол.

Нотт скривился, проследив за движениями подруги:

— А ты уверена, что нам нужен волчатник? Он ведь ужасно ядовит.

— Ну, в крайне малых дозах он лечебен, так что пара капель на котел — то, что нужно. Но надо придумать, чем устранить его побочные эффекты.

Слизеринец задумался, периодически добавляя в котёл нужные ингредиенты, пока девушка в отдельном котелке варила настой волчатника.

— Оторопник, — произнес через какое-то время парень. — Но он вызывает сыпь, покраснение и нестерпимый зуд.

— Значит, — кивнула Алира, крайне осторожно процеживая ядовитый отвар, — нужно его чем-то смягчить.

Снейп бродил по классу, заглядывая в котлы. А блондинка мучительно искала выход из сложившийся ситуации.

— «Капризный принц!» — вдруг громко выпалила она, подскакивая с места. Студенты обернулись.

— Асфодель?! — переспросил Нотт. — Но с большинством ингредиентов он не работает.

— Именно, — продолжала сиять девушка. — При сочетании с восьмьюдесятью процентами всех известных ингредиентов он теряет все свои свойства. Его сок становится простым маслом!

— Может сработать, — потер подбородок парень. — Не знал, что ты так увлечена зельями.

— Ещё с детства, — вновь улыбнулась девушка. — Вот где настоящая Магия! — указала она пальцем на котел. — Из самых невообразимых и, на первый взгляд, абсолютно несовместимых составляющих может родиться настоящий шедевр! И тут неважно умение махать палочкой и природные способности к Магии. Лишь знания и практика!

Нотт, не отрываясь, смотрел на подругу, поражаясь тому восторгу, с которым она говорила о зельях. Поймав себя на мысли, что слишком долго не может оторвать взгляд от лица девушки, парень резко отвернулся, потянувшись за следующим ингредиентом.

Две капли волчатника — зелье резко вспенилось.

Три меры оторопника — резко загустело, на поверхности появились кристаллы. Отчетливо запахло мятой. Алира нахмурилась. Что-то ей это напоминало, но вспомнить, что, она не могла.

Асфодель. Сок медленно расползался по поверхности золотистыми нитями.

— И что дальше? — Нотт покосился на девушку.

— Если я нигде не ошиблась, то… — блондинка потушила огонь и, подхватив широкую лопатку, быстро перемешала. — Готово!

— Уверена, что действие будет нужным?

— Должно… — Алира зачерпнула немного зелья лопаткой и вновь вылила его в котел, внимательно наблюдая и принюхиваясь. Оно было золотистым и тягучим, словно патока, нотки мяты стали менее отчетливыми, но никуда не пропали. — Знаешь, что-то оно мне напоминает, — задумчиво протянула девушка, забавно наморщив нос. — Но никак не вспомню, что. А на счет действия…

Прежде, чем Теодор успел хоть как-то среагировать, Алира полоснула ножом по пальцу и сунула его в котел.

— Малфой! — взревел рядом Снейп, резко хватая блондинку за запястье и вытаскивая её руку. Рядом стоящие студенты шарахнулись в стороны. — Совсем не соображаете, что творите! Минус тридцать баллов Гриффиндору!

Северус скользнул по порезанному пальцу девушки взглядом и крепче сжал её запястье.

— Вы хоть знаете, как кончаются такие эксперименты? Ни один зельевар лишился не только конечностей, но и жизни, бездумно экспериментируя с неизвестными зельями! Раз ваша голова совсем не способна соображать, то сорок дюймов пергамента о технике безопасности к завтрашнему утру, надеюсь, заставят.

Алира скользнула взглядом по своей руке, а затем вновь посмотрела прямо в глаза мужчине.

— Но я знаю, что это за зелье, сэр, — даже не дрогнув, проговорила она. — Это состав Альтера Эйзенкара.

— Что?! — ледяным тоном переспросил Мастер Зелий, но Алира без труда уловила нотки изумления.

— Хотя консистенция совсем не та. Я либо что-то напутала с температурой, либо мастер Эйзенкар использовал что-то другое вместо связки волчатник-оторопник-асфодель…

— Почему вы убеждены, что ваше зелье…

— Взгляните на мой палец, сэр, — перебила его девушка.

Снейп только сейчас сообразил, что до сих пор сжимает её запястье, причем очень сильно, и чуть ослабил хватку, подтянув ладонь ближе.

Действительно, кровь остановилась, края пореза были чуть стянуты, так, словно ему несколько дней, а не минут, а по его контуру шла тонкая лиловая каемка.

— Волчатник. Оторопник. И асфодель. — задумчиво произнес зельевар и наконец-то выпустил руку девушки, слегка оттолкнув от себя. — На следующей неделе жду от вас обоих подробный состав и все этапы приготовления. Засчитано, — буркнул он, разворачиваясь, чтобы уйти.

— А я думала, вы держите слово, сэр.

Снейп метнул на студентку убийственный взгляд:
— Пятьдесят баллов Гриффиндору, исключительно за вашу поразительную изворотливость, Малфой.

— А вторые пятьдесят, сэр?

— Слизерину. Или вы и заслугу мистера Нотта хотите присвоить себе?

— Ни в коем случае, сэр.

— И не забудьте, двадцать дюймов пергамента о технике безопасности в лаборатории к следующему занятию, Малфой. Остальные, такой же объем по названной связке ингредиентов и причинах, по которым мастер Эйзенкар её не использовал.

Студенты быстро зашуршали перьями, записывая нужную связку ингредиентов и фамилию зельевара. Не расслышавшие или не запомнившие переспрашивали у соседей.
— Нотт, выведете Малфой в коридор, — коротко бросил Мастер Зелий. — Поттер! Уизли! Эванеско! — очистил Снейп котел гриффиндорцев от странно булькающей болотного цвета жижи. — Еще двадцать дюймов о вашей криворукости в приготовлении этого зелья, с разбором всех ошибок!

***

Мгновенно повиновавшись просьбе-приказу своего декана, Теодор увлек заметно сникшую подругу в коридор. Но там они не остались. Поднялись на первый этаж, пересекли холл и остановились только у дверей замка, когда девушка опёрлась о перила лестницы и несколько раз глубоко вдохнула.

— Ты как?

— Волчатника надышалась, — негромко отозвалась блондинка, прикрыв глаза. — Вот и понесло в котел! Мерлин! Он же мне голову оторвет!

— Кто?

— Снейп!.. — и резко прикусила язык, понимая, что сболтнула лишнего. И, приоткрыв один глаз, взглянула на слизеринца.

Нотт тонко улыбнулся:

— И каково у него учиться в частном порядке?

— Нужно быть таким же одержимым зельями, — усмехнулась блондинка и тут же поморщилась.

Спустя минуты четыре после колокола, у дверей появился недовольный Драко. Бросил косой взгляд на сокурсника, поставил у ног сестры её сумку и протянул тёмный флакон:
— Снейп передал, — хмуро процедил он.

Девушка ухватила фиал, откупорила крышку и мгновенно проглотила содержимое.

— Слишком доверчиво, знаешь ли, — бросил блондин.

— Ну, уж этот зельевар меня точно не отравит, — улыбнулась ему сестра. — Спасибо, что принес сумку.

Малфой фыркнул.

Бросив по короткому взгляду на обоих представителей белобрысого семейства, Теодор Нотт кивком попрощался с девушкой и отправился за своими вещами в кабинет зельеварения.

— Если решил вновь поругаться, — короткий взгляд из-под полуприкрытых ресниц скользнул по хмурому блондину, — то я не в состоянии. Голова гудит безумно…

Осеклась.

Нахмурилась.

Драко был слишком серьезен.

— Ты мне объяснишь?

— Нет.

— Наша семья…

— Нет больше нашей семьи!.. — резко перебила его, оттолкнувшись от перил, на которые до сих пор опиралась, и встав наконец-то ровно. — Меня в ней больше нет! И не будет!

Продолжать разговор не хотелось. Девушка подхватила сумку, собираясь уйти, но Драко её остановил, резко развернув к себе.

Алира вздрогнула.

Семь лет назад брат был капризным избалованным ребенком. Таким она его помнила.

В Хогвартсе он был зарвавшимся наследником, перенявшим самые отвратительные качества Люциуса. Таким она его видела за последние дни.

Сейчас же… Что-то внутри девушки напряглось, уж слишком холодным и пронзительным оказался взгляд серых глаз напротив.

— Сначала она отворачивалась, даже не глядя на меня, — прошипел парень практически в лицо светловолосой, сильнее сжимая пальцы на её руке, — потому что желала видеть рядом тебя!

— Драко… — губы Алиры дрогнули, и она невольно поморщилась, когда хватка на запястье вновь усилилась.

— Сейчас же… Смотрит так, словно это моя вина!

— Драко, отпусти, мне больно, — блондинка попыталась разжать его пальцы, всё ещё не отводя взгляда от его лица.

На место растерянности и мимолетной радости от внезапной встречи пришли непонимание, обида и, наконец, злость. И сейчас эти эмоции носились в словно сгустившемся воздухе вокруг. Алира во все глаза смотрела на брата. В ушах стучало. И этот стук был единственным звуком, который она слышала кроме сухого обвиняющего тона.

Внезапно Малфой-младший отпустил её руку и, резко развернувшись, ушел. Окружающий шум словно волной хлынул на девушку. Кажется, колокол возвестил о начале следующего урока. Но она даже не шелохнулась, всё ещё поражённо глядя туда, где недавно стоял брат.
Об Истории магии блондинка даже не вспомнила. Ноги сами привели её на Астрономическую башню. С ногами забравшись в небольшую нишу, девушка уткнулась лицом в колени и прикрыла глаза.

***

— Алира, — негромко позвали её по имени. На плечо легла чья-то рука.

Подняв голову, блондинка столкнулась с взволнованным взглядом Теодора Нотта. Слизеринец был немного растрепан.

— Тео?.. — голос немного охрип. — Что ты здесь…

— Опять поругались? — парень опустился на корточки, чтобы быть на одном уровне с Малфой.

— Хуже… Он меня ненавидит, — всхлипнула девушка и, резко подавшись вперед, уткнулась другу в плечо.

Не ожидавший такого маневра, парень потерял равновесие, и они оба оказались на полу.

— А-Алира, — Нотт, неуверенно коснулся плеча подруги. Она мелко дрожала, словно от холода. — Вставай, — слизеринец с трудом поднялся на ноги, увлекая за собой девушку.

Малфой попыталась взять сумку, но пальцы не желали слушаться, и ручка постоянно выскальзывала. Заметив это, брюнет подхватил многострадальный ремень и закинул его на плечо.

— Идём!

Алира мертвой хваткой вцепилась в его руку, пока они спускались вниз с башни, а затем и в подземелья. Пустой класс встретил тишиной, прохладой и отсутствием пыли.

Блондинка села, сложила на парту руки и уперлась в них лбом.

— Ты в порядке?

— Всегда считала себя неплохим окклюментом, — глухо отозвалась девушка, — но мой братец, просто разозлившись, смёл все щиты так, словно их и не было.

Алира подняла голову и грустно посмотрела на друга.

— Он меня ненавидит.

— Не думаю… — предпринял попытку ее успокоить Тео, но был перебит.

— Я тоже не думала, а теперь почувствовала.

— Эмпатия? — чуть нахмурившись, спросил брюнет.

— Магическая двойня и все вытекающие, — поморщилась блондинка и, подтащив к себе сумку, принялась в ней что-то искать. — Уизли и те индианки, как их там? Патил! Вон вообще близнецы… — наконец-то она нашла, что искала — это оказался фиал с зельем — и, вытащив пробку, выпила содержимое. На миг скривившись от противного вкуса. - …как они-то с ума не сходят от такой связи?

Нотт сел на соседний стул:

— Так всегда было?

— Нет, — Алира отрицательно покачала головой. — Видимо, сказалось то, что мы росли отдельно. Думаю, он даже и не понял, что произошло. Просто разозлился.

— А головная боль тебе.

— Не больно совсем. Просто в голове каша из своих и чужих мыслей и эмоций. Моргана! — светловолосая вновь положила голову на парту, — у меня словно раздвоение личности!

— Может Снейп поможет?..

Девушка выдала какой-то протестующий звук и прикрыла глаза. Отдаленно прозвучал колокол, возвещая об окончании первой половины учебного дня.

— В Большой зал пойдёшь? — Нотт вопросительно посмотрел на подругу.

Та лишь отрицательно покачала головой:

— В голове бардак, так что огрызнуться со всем достоинством я не смогу. Зачем доставлять удовольствие дражайшему факультету?

— Тебе там не место. Ты не гриффиндорка.

— Но и не слизеринка, — девушка тепло улыбнулась. — Пойдем поедим на кухне.

Нотт удивленно взглянул на подругу, но покорно пошел следом.

***

Работа на кухне кипела, столько домовиков разом Алира здесь ещё не видела — ещё бы, обед-то был в самом разгаре! На миг даже стало жалко отвлекать преданных существ от их основного занятия на этот час, но это и не понадобилось. Тринки появился внезапно, молча отвесил поклон, так, что уши коснулись пола, махнул лапкой на накрытый в углу небольшой столик. И так же внезапно пропал.

Ели молча. Теодор бросал редкие взгляды на подругу, вяло ковырявшуюся в тарелке и периодически морщившуюся, словно от головной боли.

Покинуть вотчину домовиков удалось незаметно, не прощаясь и с пустыми руками. Правда Алира оставила клочок пергамента с благодарностью за обед.

— Жест хороший, но мучить себя не стоило, — заметил Нотт, пока они шли к лестнице на первый этаж.

— Я бы себя не простила, если бы ты остался голодным, Тео, — Алира взяла парня под руку, совершенно не замечая его замешательства от этого жеста. — А твое природное благородство точно бы не позволило выпроводить тебя на обед, пока я мучаюсь со своими и не своими мыслями.

- Почему вы не можете просто поговорить?

Алира чуть нахмурилась и поджала губы, а потом глухо заговорила, словно пытаясь всеми силами не дать голосу сорваться:
— Потому что я виновата перед ним. Потому что ему больно, и он злится. Потому что он задает вопросы, на которые я не могу дать ответов. Потому что боюсь, что он не сможет жить с этими ответами… Продолжать можно ещё долго. Не думаю, что стоит.

— Мне не стоило спрашивать, прости.

Девушка бледно улыбнулась:

— Ничего.

Шум холла обрушился внезапно. Но это был не обычный галдеж. Студенты что-то живо обсуждали.

На миг растерявшаяся Алира, мгновенно выцепила из толпы Уорренхолла.

— В чем дело? — серьезно поинтересовалась у него блондинка, вполне предчувствуя ответ.

— Твой брат сцепился с Поттером и Уизли.

— И… — практически прошипела Алира, буквально впиваясь ногтями в руку старосты.

Джейк на мгновение замер, затем моргнул, отгоняя наваждение:

— Всех увела Макгонагалл.

Малфой тут же разжала пальцы и быстрым шагом направилась к кабинету декана. Два внимательных взгляда проводили ее. Один — хмурый и сожалеющий, второй — задумчивый и серьезный.

***

Макгонагалл её не переносила — это Алира знала точно. И какая реакция у неё будет на ворвавшуюся в кабинет студентку, девушка представляла вполне ясно… Правда, проверить на практике не удалось. Драко и двое гриффиндорцев уже покинули владения декана Гриффиндора и теперь продолжали негромко переругиваться в коридоре. Поттер то и дело поглядывал на дверь за спиной, то ли надеясь, что Минерва появится на пороге, то ли — что этого не произойдет.

Уизли пыхтел как паровоз, то и дело сжимая и разжимая кулаки, явно чешущиеся добраться до ненавистного слизеринца. И, пожалуй, только присутствие между ними Гарри не давало этого сделать.

На звук приближающихся шагов среагировали все трое. И от палочки в руках Алиры шарахнулись в разные стороны так же втроем.

— Еще хоть раз вы сцепитесь, и, клянусь Морганой, ты об этом пожалеешь, Уизли! — зло прошипела девушка.

— Братца своего лучше заткни, Малфой, — в тон ей отозвался Поттер.

Драко попробовал было возмутиться, но мгновенно смолк под взглядом сестры.

— И между прочим, колдовство в коридорах запрещено, — продолжил Гарри.

— Вы еще здесь? — сухо поинтересовалась Макгонагалл, всё же появляясь в дверях своего кабинета.

Рон сглотнул, не решаясь под строгим взглядом декана пожаловаться на противных Малфоев. Поттер промолчал. А Драко чуть отступил в сторону, толкнув при этом сестру.

— А вы тут какими судьбами, мисс Малфой? — взгляд волшебницы остановился на блондинке.

— Услышала от мистера Уорренхолла о потасовке.

— И… — Алира промолчала, внимательно глядя в глаза декана. — Решили заработать ещё одну отработку, даже не приступив к первой?

— А вы хотите назначить ещё одну, профессор? После поощрения воровства вы будете и разборки между факультетами поощрять?

— Мисс Малфой!.. — рассерженной кошкой прошипела Макгонагалл.

— Что здесь происходит? — холодный властный голос прервал мысль декана Гриффиндора.

Алира опустила взгляд, Драко довольно улыбнулся.

— Колокол уже был, Минерва, не стоит более задерживать студентов.

— Пожалуй, да, — женщина бросила недовольный взгляд на Снейпа. — Можете идти.

Дойдя до конца коридора студенты четвертого курса разошлись в разные стороны. Поттер и Уизли свернули к лестнице ведущей к классу Магловедения, а Малфои направились к коридору ведущему в соседнее крыло замка, где и располагался кабинет Рун.

— Может быть вернешь палочку? — негромко поинтересовалась Алира, искоса глядя на брата.

Тот молча вытащил из кармана волшебную палочку сестры и, не глядя, протянул ей рукояткой вперед.

— Спасибо.

— Зачем ты пришла?

— Мне действительно нужно отвечать? — хмыкнула блондинка.

— Ты даже на этот вопрос не хочешь мне ответить? — Драко остановился.

— Я…

— Мисс Малфой, задержитесь, — повелительно произнес Снейп, появляясь в коридоре следом за братом и сестрой. — А вы, мистер Малфой, поторопитесь, занятия уже начались.

— В таком случае, мне тоже следует поторопиться, профессор, — холодно отозвалась Алира.

— Вдоволь насладиться обществом профессора Бабблинг вы, мисс Малфой, сможете за две недели отработок. А сейчас — за мной!

Пройдя пару боковых коридоров, судя по скудному освещению которых, классы в них давно не использовались, зельевар свернул в небольшой тупичок с высоким стрельчатым окном и накинул заглушающее заклятие. Тёмные глаза остановились на смотревшей в пол девушке:

— Я жду.

— Мне нечего Вам сказать, профессор.

Снейп едва не скрипнул зубами.

— Хорошо, тогда начну я. — рыкнул маг. — Не удосужившись поинтересоваться моим мнением, ты перевелась в эту школу. Вновь проигнорировав меня, поступила на этот, Мордред его прокляни, факультет. Не успев начать учебу, активно нарываешься на недовольство Минервы. Да еще и эта история с проклятьем. Я ничего не упустил? — практически прошипел Мастер Зелий.

— Это не проклятье, а защитный контур, — отозвалась Алира, исподлобья глядя на мужчину. — Макгонагалл бесит сам факт моего существования. Не думаю, что твои придирки к Поттеру выглядят иначе. Благо, он не на твоем факультете. Гриффиндор — выбор Шляпы. — девушка сверкнула глазами. — И как ты прикажешь советоваться с тобой, если пропадаешь неизвестно где? Мне что, Джену с розысками отправлять надо было? Чем же таким ты был занят, что исчез, не предупредив, и за три недели даже пары слов не прислал?! — Малфой тяжело выдохнула. — Хочешь знать, почему я злюсь? — она вновь опустила глаза, плечи как-то поникли. — Я три недели надеялась, что с тобой ничего не случилось… А вместо того, чтобы извиниться за своё внезапное исчезновение, ты вывалил на меня свое недовольство!..

Снейп стоял, как громом пораженный. Она волновалась. За него. Она злилась. Потому что боялась, что он не вернется.

— Алира…

— Мне пора на урок, профессор!.. — резко выпалила девушка и буквально сбежала в хитросплетение коридоров.

А голос-то предательски дрогнул… Мастер Зелий на мгновение прикрыл глаза, взмахом руки снял ненужное более заклятие и, взмахнув полами мантии, быстрым шагом направился в подземелья.

***

Бабблинг довольно кивнула, несмотря на внушительное опоздание Алиры, и кивком указала на свободное место. Нотт молча убрал сумку со стула и искоса взглянул на хмурую девушку.

Профессор Рун продолжила лекцию, а блондинка бегло просматривала конспект Теодора, немного подтянув к себе пергамент и привалившись к плечу друга.

— Потом возьмешь и перепишешь, — на грани слышимости проговорил слизеринец.

— Потом неинтересно, — хмыкнула Алира.

Любопытство девушки вызывал не сам материал, который она уже давно знала, ведь Руны в Хогвартсе начинались лишь с третьего курса, а его подача. Эта лекция была одной из вводных в теме «Рунной карты». Но такие знакомые, буквально до боли, тезисы давались абсолютно по-другому. Также как и Батшеда Бабблинг отличалась от своего несостоявшегося мастера Джоанн Арнетт.

Профессор Хогвартса привносила свое в рассказ о таких вроде незыблемых вещах, как основы создания рун. Приправляя это все щедрой порцией своего искрометного, порой на грани дозволенного, юмора, от которого подчас стыдливо краснели не только девушки, но и юноши.

Алира попробовала представить эту совсем далекую от представления об английской леди ведьму ученицей профессора Арнетт и едва сдержалась от того, чтобы не рассмеяться от возникшей в сознании картины.

Оставшаяся часть лекции прошла абсолютно незаметно. И колокол возвестил об её окончании.

— Мисс Малфой, задержитесь, — окликнула студентку Батшеда Баблинг. — Вам уже сообщили, что отрабатывать наказание, — ведьма скривилась на последнем слове, — вы будете у меня? — Алира кивнула. — Хорошо. Надеюсь, вы захватите материал по цепочкам? — Девушка вновь кивнула. — Замечательно! — довольно потерла руками преподавательница. — И ещё, — сменила вдруг тон она. — хотелось бы знать, не пришла ли, вам, Малфой, в голову кощунственная идея уничтожить вашу Рунную карту, несмотря на ваши тёплые отношения с профессором Арнетт?

— Созданную на собственной крови?! — студентка скрестила руки на груди и удивленно-насмешливо выгнула бровь. — Я не настолько расточительна, профессор. Но боюсь, в школу я её взять даже и не подумала.

— Ничего, привезете после каникул. Очень хочу взглянуть. Как и на ваши трафареты! Жду после ужина. До вечера, мисс Малфой.

— До вечера, профессор.

***

Про формальность предстоящей отработки явно говорили пара чашек и большой чайник, из носика которого затейливо вился пар.

Едва Алира вошла после короткого стука, как чайник по мановению руки Батшеды Бабблинг поднялся в воздух и принялся разливать напиток.

Блондинка опустилась на предложенное ей место, осторожно укладывая на край стола довольно увесистую книгу, в которую тут же впился внимательный и несколько жадный взгляд профессора рун.

— Можно? — чисто для проформы поинтересовалась она, уже подтягивая фолиант к себе и открывая на титульном листе. Глаза скользнули по выведенному крупным почерком посланию, и ведьма хмыкнула.

— Значит, «палочка и котел»? — чуть прищурившись, процитировала она и внимательно посмотрела в глаза студентке.

Алира легко улыбнулась из-за чашки и сделала глоток, отмечая богатый букет трав в чае.

— Интересный сбор.

— Да, очень любопытный.

Голубые глаза скользнули по поверхности напитка, словно пытаясь уловить в его недрах все составляющие его компоненты. А дремлющий внутри зельевар выявить все их сочетания и возможные последствия.

— Не люблю скучные вкусы, — усмехнулась ведьма, явно отмечая реакцию девушки, и сделала большой глоток из своей чашки.

Алира тонко улыбнулась.

— Ты ее разочаровала.

— Я в курсе, — блондинка отпила еще немного напитка. — Мне об этом сообщили прямым текстом.

— Все-таки «палочка и котел»? Кажется, Северус не без оснований намекал на отработку у него.

— Прорицаниями увлекаетесь, профессор, — с хитрой улыбкой поинтересовалась Алира.
Женщина расхохоталась. И отложила книгу.

— Просто пытаюсь понять, что Арнетт увидела в тебе. Почему была согласна обучать тебя?

Малфой нахмурилась, развитие разговора ей совсем не нравилось.

— Видимо, дело в упорстве, профессор, — негромко произнесла она спустя минуту молчания. — И у вас оно тоже есть, ведь даже не обучаясь у профессора Арнетт, вы преподаете по её методике.

— Заметила, значит, — хмыкнула ведьма.

— У нас были эти лекции. Хотя, и в далеко не такой оригинальной подаче.

— Скучно?

— Ни капли, — блондинка поставила пустую чашку на стол. И чайник вновь начал её наполнять. — Повторение ещё никому не мешало.

Несколько минут прошли в молчании. Лишь изредка шуршали листы просматриваемой профессором Бабблинг книги. Алира же следила за дорожками воды по стеклу и надеялась, что начавшиеся дожди скоро прекратятся — её нестерпимо тянуло на дальнейшее исследование территории Хогвартса.

— Она была моим кумиром с самого детства, — несколько задумчиво произнесла Батшеда, закрывая и откладывая фолиант. Малфой перевела взгляд на преподавателя. — Я всё детство посвятила рунам, собрала целую коллекцию разнообразных трудов на эту тему. И к первому курсу вполне сносно владела знаниями если не на сдачу ЖАБА, то на СОВ точно. Проблема в том, что знания мои были чисто теоретическими. И уже здесь, в Хогвартсе, я очень-очень долго уговаривала профессора Девера, тогдашнего преподавателя Рун, пустить меня, первокурсницу, на его занятия. Сдался он только через полгода. Мне устроили экзамен. Чисто теоретический, естественно… К концу третьего курса, при должном усердии в дальнейшем, мне прочили Мастерство по окончанию школы. Но я выбрала самого недостижимого учителя…

— И вы бросили свои попытки? Почему?

— Видимо, ты абсолютно права, мне не хватило упорства. За каких-то несколько месяцев Арнетт удалось разбить мою мечту и поставить под сомнения уверенность в собственных знаниях.

Ведьма вновь замолчала. Алира опустила глаза, не зная что ещё сказать и как продолжить этот определенно странный разговор.

— А почему бросила ты? — как бы невзначай поинтересовалась профессор Рун. — Блондинка вскинула голову, удивленно смотря на женщину. — «Палочка», — улыбнулась та, припоминая первую составляющую послания Джоанн Арнетт. — Трансфигурация? Нет? Чары?.. Или что-то еще?

Алира нахмурилась. Говорить об учёбе в Салеме не хотелось. Но после рассказа Бабблинг, не ответить на её вопрос было как-то неудобно.

— Боевая магия.

Батшеда удивленно вскинула бровь. Тонкая и хрупкая студентка, сидящая сейчас здесь, никоим образом не вязалась с серьезными атакующими заклятиями. Вот оно - лишнее доказательство, что внешность зачастую обманчива.

— И как успехи?

— Зачем говорить о том, чему не бывать? — как-то грустно отозвалась блондинка, поджав губы.

— Незачем! — резко хлопнула в ладоши профессор, и чайный сервиз мгновенно исчез. — Лучше займемся делом! Ты принесла трафареты?

Малфой кивнула и подвинула ведьме небольшой мешочек. Женщина мгновенно ухватила его, развязала кожаный шнурок и высыпала содержимое на стол.

Следующие полтора часа ушли на обсуждение и разбор одного из трафаретов.

— Думаю, на сегодня достаточно, — Бабблинг взглянула на часы, — иначе я так и всю ночь просидеть могу. Книгу я пока оставлю у себя.

— Конечно, профессор, всего доброго и до завтра.

— До завтра, мисс Малфой.

Алира закрыла за собой дверь и поежилась — в коридоре было прохладно. Поправив сумку на плече и плотнее запахнув кардиган, девушка направилась в восточную башню.

До отбоя оставалось всего несколько минут, и блондинка ускорила шаг, не ожидая никаких столкновений в пустынных коридорах. Но на шестом этаже, девушка резко остановилась. Что-то явно было не так.

Палочка легко скользнула в ладонь, и Малфой покрепче сжала ее пальцами. Так, на всякий случай. И внимательно осмотрелась. Коридор казался пустым, но только на первый взгляд.
Внезапно что-то коснулась ноги, и девушка вздрогнула, опуская глаза к полу.

— Дэймон, — облегченый выдох, — ах ты, бестия, напугал.

Кот вновь потерся о колени.

Светловолосая наклонилась и провела рукой по густой шерсти, вытаскивая кусочек пергамента из-за ошейника.

«Люмос!» — огонек вспыхнул на конце волшебной палочки, освещая написанное. Девушка быстро пробежала глазами по знакомому почерку.

— Ну что ж, — обратилась она к коту. — Веди!

Дэймон сделал последний круг вокруг ног хозяйки и направился ровно в ту сторону, откуда совсем недавно появилась сама Алира.

***

Едва девушка со своим пушистым сопровождением скрылась из вида, как в ближайшей нише что-то зашевелилось.

— Будь проклят этот кот, — недовольно произнес голос. — Еще бы чуть-чуть…

— Три-ноль, — с усмешкой вторил ему второй.

— Заткнись!..

***

Довольно попетляв по многочисленным лестницам и коридорам, Дэймон остановился у уже знакомой тёмной двери, острыми когтями поскребся у самой её ручки, обошел вокруг своей хозяйки, коснувшись хвостом колен, и растворился во мраке. Негромко щёлкнул замок.

— Интересный способ приглашения, — спокойно проговорила девушка, крутя в руке записку, и, даже не глядя на крестного, прошла внутрь кабинета.

Снейп плотно запер дверь, навесив пару заклинаний сверху, и обернулся к девушке.

— Алира…

— Не надо, — она подкрепила слова останавливающим жестом. — Мы оба знаем, что ты не умеешь извиняться, Северус.

— Извини, — все же произнес зельевар, но в голосе отчетливо проскользнули недовольные ноты. Все-таки извиняться он действительно не умел. Даже когда был неправ. — И за мою излишнюю резкость несколько дней назад, и за то, что не предупредил о своем отсутствии. Я не думал, что это заставит тебя…

— Волноваться? — закончила за него фразу блондинка, бросая мимолетный взгляд. Днём Мастер Зелий не заметил рухнувшие окклюментивные щиты лишь чудом. Благо, девушка практически не смотрела ему в глаза, да и в том коридоре стоял полумрак. — Почему?

— Я не тот человек, к которому следует привязываться, Алира.

— Потому что когда-то ты совершил много страшных ошибок, как сказал директор? — на миг ей показалось, что Снейп побледнел. А затем нахмурился.

— Что он тебе рассказал?

— Ничего. Ограничился только этой фразой, — беззаботно отозвалась светловолосая, крутанувшись на месте и поймав в поле зрения кресло, уверенно направилась к нему. Напряжение, охватившее внешне спокойного мага, она ощущала физически. И та мимолетная реакция не в счет. У Северуса есть свои тайны, и ему совсем не нужно знать, что они ей известны. — Правда, — продолжила Малфой, наконец-то удобно усевшись, — еще он добавил довольно двусмысленный намек по поводу того, что моим опекуном является взрослый, одинокий мужчина. Кажется, дражайший директор не такого уж и хорошего мнения о тебе.

Снейп нахмурился еще больше. Какие цели преследовал Дамблдор, заводя такие разговоры? Чего он хотел этим добиться?

— Видимо величайшему магу современности не дает покоя моё существование в твоей жизни, — прервала мысли зельевара девушка.

Северус в несколько летящих шагов пересек кабинет и сел во второе кресло.

С легким хлопком рядом возник домовик.

— Здравствуй, Тринки! — удивленно поприветствовала его Алира.

Эльф довольно поклонился, щёлкнул пальцами, являя на небольшом столике рядом с креслами чайник с чаем, чашки и два блюда (с закусками и пирожными). Вновь поклонился и исчез. Чайник тем временем поднялся в воздух, разливая горячий благоухающий напиток.

— Ты уже и со всеми хогвартскими домовиками перезнакомилась, — чуть выгнув бровь, хмыкнул зельевар.

— Не со всеми, всего с одним, — отозвалась девушка.

— О чём ещё вы говорили? — Мастер Зелий поверх чашки взглянул на крестницу, отмечая, что она старается не смотреть ему в глаза, точно так же, как делала это и днём. Или показалось?

— Директора крайне интересовали мои отношения с семьёй, — чуть скривившись, выражая свое недовольство, ответила светловолосая.

— И ты подбросила ему эту странную мысль.

Девушка коварно улыбнулась:

— Дамблдор же так гениален, вот пусть и думает. Мне ведь не показалось, что директор обожает играть в загадки.

— Посмотри мне в глаза, — абсолютно сухим тоном попросил вдруг зельевар. Малфой замерла. — Алира, — тем же тоном позвал по имени мужчина.

Девушка вздрогнула и нерешительно подняла на него взгляд. Снейп внимательно всмотрелся в светло-голубые глаза напротив и нахмурился: все щиты отсутствовали. Напрочь. Реши он влезть ей в голову сейчас, сопротивления не будет. И только данное им самим много лет назад слово удерживало от этого поступка. Хотя были вопросы, на которые он бы хотел получить ответы. Но не так.

Северус отвел взгляд. Алира судорожно вздохнула и прикрыла веки. Сердце бешено колотилось.

— Что произошло? Тебя пытались прочитать? — недовольство и легкое напряжение в голосе, за которым блондинка без труда узнала волнение.

Она отрицательно мотнула головой:

— Просто Драко разозлился и вывалил на меня все свои эмоции. — Снейп еще больше нахмурился. — Не думаю, что он понял, что произошло, — продолжила тем временем Алира, чуть пожав плечом. — У такой связи есть и обратная сторона.

— Вы слишком долго были далеко друг от друга, — Снейп поставил пустую чашку на стол, откинулся на спинку кресла и оперся локтями о подлокотники, сложив пальцы домиком. — Но теперь ты уязвима. А я не единственный легиллимент в Хогвартсе, которому интересны твои мысли.

— Но ты меня не читаешь, — заметила девушка, скинув обувь и забравшись в кресло с ногами.

— Нужно что-то для защиты разума, — продолжал размышлять вслух Северус.

— Я не стану просить! — Алира отвела взгляд. — А на поиске в сейфе нет времени, да и посещение Гринготтса не представляется возможным.

— Подумаю, что можно сделать. Постарайся в ближайшее время не попадаться Дамблдору на глаза. Но, боюсь, для этого тебе придется прекратить пререкаться с Макгонагалл.

Малфой негромко фыркнула и подцепила с блюда эклер. На какое-то время повисла тишина.

— Не надо!.. — довольно резко прервала собиравшегося что-то сказать Мастера Зелий Алира. — Не спрашивай. Мы с Драко сами разберемся.

— Он тебя расстраивает.

— Заслужила, — произнесла девушка, пытаясь сдержать зевоту.

Снейп перевел взгляд на часы: стрелка медленно ползла к полуночи.

— Тебе пора, уже поздно.

Алира поднялась на ноги и легонько потянулась:

— Я ведь могу приходить?

— Ты ведь понимаешь, что не стоит афишировать…

— Знаю. Такого мне гриффиндорцы точно не простят. Я им и так поперек горла! — блондинка улыбнулась. — Не смотри так, уж с ними разберусь.

— Так же, как в этот раз? — выгнул бровь мужчина.

— Она заслужила, — Алира потянула на себя ручку, и дверь поддалась. — Спокойной ночи, Северус.

— Тебя проводить?

— Не стоит, профессор, — хитро улыбнулась крестница и выскользнула в коридор, быстро растворяясь во тьме.

— Спокойной ночи, — прошептал зельевар, закрывая дверь.

***

Пройдя несколько поворотов, и по боковой лестнице, чудом не решившей поменять своё положение, поднявшись на три этажа выше, девушка нырнула в одну из неприметных ниш старого замка. Древние стены неприятно холодили спину через тонкую ткань легкой кофты.
Алира прикрыла глаза и вздохнула.

Март, 1991. Салемская Академия колдовства

Девочка бежала, не разбирая дороги. Прочь! Как можно дальше от этого места! От этих строк! От этой… правды. Страшной правды, которую она не хотела бы знать!

Слёзы неприятно жгли глаза на холодном ветру. Высокие каменные ступени крутой лестницы быстро оставались за спиной. Дышала Алира через раз. И с каждым новым вдохом воздуха становилось всё меньше — она устала, ноги дрожали. Да и страх высоты начинал сказываться. Если остановится сейчас, то так и застрянет посреди этой проклятой лестницы: ни вверх, ни вниз.

Но вот, спустя несколько нестерпимо долгих минут, блондинка шагнула на верхнюю террасу. Подъём остался позади. Девочка оперлась руками о колени, пытаясь восстановить сбившееся дыхание.

Выпрямилась. Растерла ладонями слёзы по щекам и медленно поплелась в сторону Церемониальной поляны. Не сидеть же тут, в самом деле!

О предстоящем спуске не возникло даже мысли. Из головы никак не шли злополучные списки из старой подшивки газет.

У самого края поляны она остановилась и, немного помедлив, вытянула перед собой руку, чтобы на миг ощутить границу барьера, который тут же растаял под пальцами. Несмелый шаг вперед. Еще один. И ещё…

Центральный помост выглядел мрачно, словно скудные лучи солнца обходили его стороной.

Алира остановилась практически в самом центре. Ровно там, где воспоминания и воображение четко рисовали первую из треног с огромной каменной чашей. Воздух над её поверхностью завибрировал, и призрачные всполохи огня взмыли вверх.

Картинка оказалась столь яркой и живой, что девочка невольно протянула вперед руку. Ей так хотелось ощутить под пальцами холодный камень…

Негромкое покашливание за спиной заставило вздрогнуть. Наваждение тут же пропало, и Алира обернулась.

— Добрый вечер, мисс Розье, — мужчина поднялся с одной из боковых скамей и подойдя к помосту остановился.

— Д-добрый вечер, профессор Этвуд, — пролепетала блондинка. — Простите, я вас не заметила.

Рик окинул взглядом поляну:

— Я иногда прихожу сюда подумать.

— Извините, что помешала.

— Кажется, вы расстроены, Алира? — темные глаза остановились на замершей девочке. — Может быть расскажете, что произошло?

Блондинка отрицательно замотала головой.

— Ещё раз извините, профессор, я пойду.

Малфой быстро спустилась с помоста и двинулась по проходу к выходу с поляны, но остановилась не пройдя и половины пути. Сжала кулачки, словно решаясь, и обернулась:

— Профессор… — голос дрогнул и девочка зажмурилась, — как бы вы поступили, если бы узнали что-то очень плохое о дорогом вам человеке?

Рик удивленно посмотрел на студентку. Такого вопроса он явно не ожидал, но и просто так дать девочке уйти он не мог. Теперь не мог.

— А вы уверены, мисс Розье, что следует верить источнику, откуда к вам поступила эта информация? — маг осторожно приблизился к ней. Та прикусила нижнюю губу и кивнула. — Может быть, расскажите мне всю историю? Предупреждая ваш вопрос, — Рик останавливающе поднял руку, заставляя умолкнуть открывшую рот девочку, — даю слово, что всё останется только между нами. Надеюсь, мисс Розье, вам будет достаточно слова вашего преподавателя?

— Да, сэр. — Алира на миг замялась, не зная с чего начать. — На Истории магии мы изучаем магические военные конфликты последних лет…

Этвуд нахмурился:

— Я так понимаю, вам досталась Великобритания чуть более десятилетия назад?

Алира кивнула:

— Я видела списки… списки осужденных…

— И нашли там знакомое имя… — протянул Рик, перехватывая мысль ученицы. — Думаю, не ошибусь, если предположу, что речь идет о вашем опекуне?

Алира как-то затравлено взглянула на мага.

— Вы не знали. — Девочка мотнула головой.

— И вас это испугало.

— Н-нет… то есть… я не знаю! Я…

— Алира! Успокойтесь. Что именно вас пугает? То, что ваш опекун был не на той стороне в той войне? Он вас пугает?

Девочка замерла. Голубые глаза метались между мысленными картинами, воспоминаниями, словно ища в них ответы и подсказки.

— Нет! — Алира вскинула голову, впервые за все время смотря прямо в глаза преподавателю.

— Тогда что?

— Я… я не могу сказать. Это касается…

— Вашей семьи.

Вновь кивок в подтверждение.

Порыв ветра раздул полы мантии, и девочка поежилась от холода.

— Идёмте в школу, Алира. Здесь стало совсем холодно.

Путь от поляны до террасы прошли молча. Малфой куталась в мантию, скорее от собственных мыслей, чем от холода.

— Почему он никогда об этом не говорил, сэр?

— Взрослые не любят вспоминать о своих ошибках, мисс Розье. Тем более, это не тема для обсуждения с ребенком.

— Но я хочу, чтобы он мне рассказал! — Алира резко остановилась, едва не топнув ногой.

— Зачем?

«Что бы не быть чужой!..», — но слова не сорвались с языка. — «Что бы верил…»

***

Сентябрь 1994. Хогвартс

Через несколько минут покинув временное убежище, блондинка поднялась в спальню, никого не встретив по пути.

Развалившийся поперек кровати Дэймон недовольно фыркнул и сверкнул своими огромными зелёными глазищами, когда девушка стряхнула его на одну половину постели, освобождая себе место для сна.

Кажется, она вновь взвалила на себя больше, чем способна потянуть. Но снова убежать не получится. И она не сможет ответить на вопросы брата, точно так же, как не сможет рассказать Северусу, что знает правду.

Проворочавшись почти до рассвета под недовольное шипение кота, блондинка наконец-то заснула.

Глава 7. Брат...


Наследников древних аристократических родов начинают обучать ещё в раннем детстве. Ко времени их официального представления магическому обществу они должны неплохо разбираться в традициях, этикете, знать родословные известных чистокровных семейств и, самое главное, — уметь держать лицо.

Последнее из перечисленного у Драко получалось плохо, и порой тщательно вышколенная маска давала трещины.

Тогда, в Хогвартс-экспрессе, он полностью потерял контроль над собой. Внезапное появление сестры выбило из колеи. Радоваться ли тому, что свидетелей его фиаско оказалось так мало, или же проклинать всё и всех на свете за то, что это был Поттер с компанией, Малфой не знал.

А Алира… Пожалуй, тогда он был счастлив, как никогда. Словно ему вернули его самого. Спустя столько лет.

Раньше всё было как в тумане, словно все мысли о сестре спрятали под плотным пологом. Её существование было данностью, но абсолютно не затрагивало никаких чувств. Не было ни печали, ни одиночества, ни тоски. Ничего. Словно и её самой не было. Хотя он прекрасно знал, что у него есть сестра. Но ощущение было такое, словно это мимолетная история о ком-то другом, услышанная лишь раз и благополучно забытая.

А потом, года полтора назад, была та проклятая ночь. Благо, все в комнате крепко спали, и за опущенным пологом не видели его судорожных метаний.

Эмоции, ощущения, воспоминания словно волной обрушились на Драко, сметая всё на своем пути. Страх и одиночество затопили сознание.

Он не помнил, как и когда уснул. Но утром простая мысль о наличии внезапно исчезнувшей несколько лет назад сестры воспринималась совершенно по-другому.

Драко был растерян, разбит, крайне серьёзен и задумчив. И чуть меньше, чем через месяц, вернувшись домой, на платформе 9 и ¾, взглянув на встречавшую его мать, внезапно понял её взгляд, направленный мимо него. В пустоту. Туда, где она желала видеть свою дочь.

Малфой-младший изрядно заставил родителей понервничать тем летом, опасаясь за его здоровье. Он плохо спал, плохо ел и словно тень шатался по мэнору, ища хоть какие-то мелочи, напоминавшие о сестре; пустым взглядом сверлил свободное место за обеденным столом ровно напротив себя, рядом с отцом. Драко помнил, там когда-то сидела Алира…

Спросить он так и не решился.

Но в этом году она вдруг вернулась. Вновь появилась в его жизни. Но всего на один краткий счастливый миг.

И теперь Драко злился. Нет, он не испытывал привычного раздражения, которое в нём вызывал кто-то вроде Поттера, или Уизли, или этой грязнокровной заучки Грейнджер...

Он был зол.

Но вот на кого была направлена эта злость, Малфой-младший понять не мог.

На сестру?

Нет, он не мог злиться на Алиру…

Или мог?

Исчезла так, словно её никогда и не было, оставив после себя лишь пустые воспоминания. А теперь вернулась, как ни в чём не бывало. Появилась в Хогвартсе, будто так и надо!

Да ещё и на этом проклятом Гриффиндоре!

Позор для Малфоев!

«Но почему же отец не вмешался?!»

Да и сама Алира… Ведёт себя как чужая. Словно не хочет иметь никакого отношения к семье…

А он… он скучал.

Почему она не понимает?

Почему не хочет понять?!

***

А затем небольшая ссора на УЗМС, косые взгляды Слизерина и насмешливо-любопытные Гриффиндора. Полное игнорирование в течении двух выходных. И гудящий, словно улей, стол красно-золотых утром в понедельник — кажется, Алира прокляла какую-то сокурсницу.

Драко усмехнулся, бросая краткие взгляды на сестру, внезапно появившуюся на завтраке и так же быстро исчезнувшую. Но ничего, впереди у них сдвоенные Зелья.

***

Малфой зашёл в кабинет зельеварения, мгновенно находя сестру глазами.

На миг проскользнула мысль сесть с ней, но блондин тут же отогнал её, чуть нахмурившись.

Мимо прошел Нотт… и сел с Алирой!

Драко непроизвольно скрипнул зубами и крепко сжал руку на спинке стула, да так, что костяшки побелели.

«Вечно этот Нотт!»

Каждый раз он оказывается рядом с Алирой, словно это его место. Всегда! С самого детства! Он постоянно занимал внимание Алиры, а ему, Драко, приходилось искать разные способы, лишь бы привлечь интерес собственной сестры.

Как же он его ненавидел. Тогда.

И злился. Сейчас.

Колокол и появление Снейпа лишь чуть отвлекли внимание слизеринца от шепчущейся парочки. Неуместное замечание зельевара заставило скривиться. А комментарий сестры выбил из колеи…

«Точно! Мордредова договоренность об их помолвке. Слава Мерлину, об этом уже все позабыли. А раз договор не был подтвержден, значит — расторгнут!»

Но даже если бы и не был, он, Драко, всеми правдами и неправдами этого бы добился.

Отвлёкшись на свои мысли Малфой-младший упустил дальнейшую беседу Снейпа и сестры.

Очнулся, когда Пэнси несильно толкнула его в бок. Бросив недовольный взгляд сначала на неё, а затем на доску с заданием, Драко вновь посмотрел в сторону Алиры и вскочил с места!

Стул противно скрипнул ножками по полу.

Блондинка что-то сосредоточено записывала на листе пергамента, в который из-за её спины заглядывал Нотт, практически положив голову ей на плечо…

Драко был в бешенстве.

Но перед глазами мелькнула чёрная мантия, и слизеринец поднял взгляд на своего декана, встречая явную заинтересованность в тёмных глазах.

С трудом заставив себя отвлечься, Малфой-младший принялся за зелье, бросая частые косые взгляды в сторону сестры.

***

Ну вот, Снейп попросил Нотта вывести Алиру из класса…

«Ну почему именно Нотта?!»

Драко фыркнул, едва ли не считая секунды до конца занятия.

— Мистер Малфой, — остановил его властный голос декана, едва блондин хотел покинуть кабинет после колокола. — Задержитесь.

Минуты ожидания, пока все студенты покинут кабинет, текли нестерпимо медленно. Драко мысленно проклинал всех за медлительность.

«Но куда спешить? Искать сестру? Нет, вряд ли. Они ведь не разговаривают из-за какой-то глупой ссоры. Тогда зачем?..»

Его размышления прервал Снейп, поставивший на стол перед ним фиал из тёмного стекла:

— Передайте сестре. Снимет головную боль от паров волчатника. И пусть они с мистером Ноттом уберут своё рабочее место. Кабинет будет открыт.

Драко перевёл взгляд на стол в первом ряду, где по-прежнему были разложены ингредиенты и вещи двух студентов.

Негромко хлопнула дверь, сообщая о том, что декан Слизерина удалился в свой кабинет. Малфой поднял флакон с зельем, чуть покрутил в руках и сунул в карман. Затем собрал вещи сестры в её сумку и покинул класс.

Найти этих двоих оказалось непросто. «Рядом полно галерей с большими окнами, зачем было выходить именно к парадным ступеням?»

Алира, прикрыв глаза и облокотившись о перила, что-то с лёгкой улыбкой говорила Нотту. Драко едва не фыркнул, и, проигнорировав последнего, поставил у ног сестры её сумку и протянул флакон с зельем:
— Снейп передал.

Девушка мгновенно ухватила фиал из его рук, откупорила и залпом выпила содержимое, чуть поморщившись.

— Слишком доверчиво, знаешь ли, — недовольно заметил блондин.

— Ну, уж этот зельевар меня не отравит. Спасибо, что принес сумку.

Драко все-таки фыркнул.

Нотт, старательно игнорируемый блондином, тактично исчез из поля зрения. «Вот туда ему и дорога!»

Хотелось просто поговорить. Наконец-то разобраться в этой проклятой ситуации, неизвестно почему обрушившейся на их головы. Но Алира вновь заняла глухую оборону. «Почему она не хочет все объяснить?!»

Злость вновь начала разрастаться, затапливая сознание. И парень резко ухватил за руку собиравшуюся было уйти девушку и развернул к себе.

Все бушующие эмоции вылились в едкие жестокие слова. С каждым из них в голубых глазах напротив мелькала боль, отчаяние, вина.

Наконец весь запал прошел, и, выпустив руку Алиры из своей хватки, Драко пошел прочь.
Благо, История магии проходила без ненавистных гриффиндорцев. А чтобы не раздражал Нотт, Малфой сел за одну из первых парт.

***

Когда и куда из кабинета Бинса пропал ненавистный сокурсник, Драко не знал. Хотя нет, пожалуй, он вполне правильно мог это предположить.

Явный интерес Теодора к сестре выводил из себя.

Настроения не было, всё вокруг раздражало, да и после сцены у дверей школы ощущалась странная пустота.

На обеде пропавшая парочка так и не появилась, заставив Драко ещё больше хмуриться.

Практически ничего не съев, он спустился в подземелья и, наслаждаясь пустотой спальни и тишиной, рухнул на постель, закинув руки за голову. Нужно было подумать.

Уставший организм незаметно отключился.

Малфой открыл глаза, с трудом представляя, который сейчас час.

— Ужин ты пропустил, если интересно, — негромко произнесли откуда-то сбоку.

Драко резко сел и хмуро уставился на Теодора Нотта, как-то странно смотрящего на него поверх книги, которую прежде читал.

— Чего тебе, Нотт?

— Разговор есть, — в тон ему отозвался Теодор, закрывая книгу и садясь на кровати.

— Хорошо, — кивнул Драко, — тогда я начну. Настоятельно советую держаться подальше от моей сестры.

Нотт тонко улыбнулся и блондину даже показалось, что пренебрежительно хмыкнул.

— Мистер Малфой, — холодный тон и официальное обращение заставили Драко напрячься, — боюсь, что вынужден отказать в вашей просьбе. Кроме того, очень сомневаюсь, что Алира не расстроится, потеряв единственного человека в школе, который принял её возвращение. Раз даже её собственный брат доставляет лишь расстройство и причиняет вред. Пусть, вероятно, и не намеренно.

— Тебе не кажется, что ты лезешь не в свое дело, Нотт? — блондин был раздражен. — Стоп! Что ты сказал? Уж чего-чего, а вредить сестре я не буду никогда.

— Правда? А мне казалось, что только этим ты всегда и занимался, Драко…

— Не твое дело.

— Как и то, что сегодня ты смёл все её окклюментивные щиты, выплеснув на неё всё своё недовольство?

— Что? Я… — Малфой-младший замер, в деталях вспоминая сегодняшнюю перепалку с сестрой. Судорожно выдохнул и резко поднялся с кровати, на ходу поправляя измятые вещи и накидывая мантию.

— Благодарностей не жди, — буркнул в сторону Нотта. В дверях столкнулся с Забини и обернулся: — И держись от неё подальше!

Блейз проводил блондина странным взглядом, но спрашивать вновь уткнувшегося в книгу Теодора не стал.

***

Утро выдалось мрачным. Тяжёлые серые тучи затянули потолок в Большом зале, а за окном накрапывал противный осенний дождь.

Выдержки Драко хватало ровно на то, чтобы не кусать костяшки пальцев. Он нервничал и то и дело бросал короткие быстрые взгляды за стол ненавистного факультета.

Завтрак уже подходил к концу, но Алира так и не появилась. Драко нервничал все больше. Видимо, идея написать домой оказалась не самой лучшей.

Но что ещё он мог сделать в этой ситуации?!

Малфой-младший в клочья разорвал своё первое в этом году письмо родителям с яростным посланием относительно возвращения сестры и её поступления в этот, Мерлин его раздери, львятник. Разорвал. И сжёг обрывки для надежности.

Дома об этом знают.

Он уверен, что дома об этом знают.

Отец точно об этом знает.


«Ведь не может не знать?!»

Вчера же блондин сухо и без каких-либо комментариев затребовал комплект семейных артефактов, который априори мог принадлежать только либо наследнице, либо жене наследника.

Отец знает.

Отец поймёт.

«Знает ли? И поймёт ли? Или все же стоило написать матери?»


Его, Драко, филин так и не появился этим утром среди прочих пернатых почтальонов. И это могло значить всё, что угодно.

Внезапно Малфой вздрогнул, почувствовав чей-то пристальный взгляд, и вынырнул из своих мыслей, ища нарушителя своего покоя. И столкнулся с внимательными голубыми глазами сестры, сидящей ровно напротив него за столом Гриффиндора. Её вопрос он не услышал и не увидел, а скорее почувствовал каким-то шестым чувством. Коротко кивнул.

Девушка заметно нахмурилась и склонила голову, позволяя увидеть в волосах семейную шпильку.

Драко судорожно выдохнул. «Всё обошлось».

«Отец не потребовал объяснений».

«Отец прислал семейные артефакты».

«Отец всё знает…»


Но разговор ещё предстоит. И с кем он будет хуже, Малфой-младший даже предположить не мог.

Он вновь бросил короткий взгляд на сестру, одновременно с ней поднялся из-за стола и направился к выходу из Большого зала. Чуть пропустил вперёд в дверях, оказываясь за левым плечом.

В коридорах было шумно, толпились и спешили студенты. Впереди были две пары Трансфигурации с грифами.

Но несколько коротких, едва уловимых фраз хватило, чтобы всё решить.

По крайней мере, Драко надеялся, что они всё решили.

«Или повод поругаться ещё остался?»

Во владениях Макгонагалл Драко отодвинул сестре стул рядом с собой. Бросил недовольный взгляд на Паркинсон, попробовавшую было возмутиться, но всё же недовольно убравшуюся прочь. И раздраженный на Забини, развернувшегося к ним и моловшего какую-то чушь.

***

Большую часть Трансфигурации пришлось молча наблюдать за активно завязавшейся перепиской между сестрой и проклятым Ноттом.

Драко пообещал себе выучить парочку заклятий огня. А пока, едва ли не скрипя зубами, приходилось наблюдать за ползающей туда-сюда живностью из пергамента.

Очередной радостный выкрик заучки Грейнджер заставил поморщиться и фыркнуть.
«Как же раздражает!»

— Знаешь в чём разница между нами и ей? — шепнула рядом сестра.

— Она же гр…

Алира не дала произнести в слух, но в сознании просто горело это слово — грязнокровка!

— Никогда не смей произносить этого слова! — недовольно сверкнула глазами девушка.

«Защищаешь таких, как Грейнджер? Почему?!»

Озвучить вопрос вслух помешала Макгонагалл.

«Мантикора раздери эту старую кошку! Она что специально придирается к сестре?!»

Алира попробовало что-то возразить, но Макгонагалл ее оборвала.

«Ну уж нет!..»

Не взвыть от боли смог только чудом, едва успел дёрнуться в сторону сестры.

«Моргана прокляни женские каблуки! Нет, все же Мерлин! Моргана, как женщина, ещё и поддержит!»

«Сестричка тоже хороша, на ногу наступила от всей души!»

«Вот и иди теперь со старой ведьмой к директору!»

На назначение Грейнджер следящей за порядком было откровенно наплевать. Нога пульсировала дико. Грифы в полной мере демонстрировали свои свинские манеры.
Макгонагалл вернулась минут через двадцать. Одна.

Блондин нахмурился. Заколка у Алиры. То есть по сути сейчас его сестра в кабинете директора вместе не с самым светлым артефактом из семейной коллекции.

«Интересно, если сейчас шарахнуть Поттера чем-нибудь потяжелее, тоже отправят к Дамблдору? Или все же ограничатся Снейпом?»

Прервал размышления звук колокола. Мысленно проклиная все приличия, Драко собрал свои вещи, вещи сестры и чинно покинул кабинет.

Торчать перед кабинетом директора не было никакого желания, но Малфой-младший замер точно напротив уродливой горгульи.

— Кажется, моя шпилька заинтересовала Дамблдора куда больше, чем мои высказывания, — чуть улыбнулась девушка, появившись за несколько минут до колокола на следующий урок и мгновенно забирая свою сумку.

— Зацепился за артефакт? — выдохнул Драко.

— Ага, — Алира остановилась перед развилкой коридора. — Все вопросы я посоветовала отправлять в мэнор.

Малфой-младший удивился подобной переадресации вопросов. Сестра ведь не хотела иметь ничего общего с семьёй, но спокойно о ней напомнила директору. А ведь он не совсем идиот. Полукровке задавать вопросы о семейном артефакте чистокровному волшебнику не с руки. Драко хмыкнул, оценив манёвр:
— Он этого не сделает.

— Я зна-а-ю, — потянула довольная девушка. — У меня Арифмантика.

— Бинс, — буркнул парень.

— Ой, какие мы недовольные. Смотри, от скуки не умри! — весело усмехнулась Алира и торопливо направилась в противоположную сторону.

***

Вторая половина среды оказалась абсолютно пустой. Но в пятницу маячили Зелья с ненаписанным до сих пор эссе. Кажется, об этом вспомнил и проклятый Нотт, буквально перехвативший Алиру, когда она шла в сторону Драко, ждавшего её у дверей Большого зала после окончания обеда.

Блондин смерил однокурсника ненавидящим взглядом, но молча согласился на предложение девушки отправиться в библиотеку втроём.

Пока эти двое увлечённо писали своё персональное задание, Малфой-младший честно пытался найти информацию по связке ингредиентов. По крайней мере первые десять минут. А потом лишь мрачно взирал на Нотта и сестру поверх книги. Кажется, о его присутствии просто забыли.

— Готово! Остался только вывод! — выдохнула Алира, довольно улыбаясь и осматривая исписанный пергамент. — А вам двоим еще одна работа. Драко, ты что-то нашёл?

Малфой-младший отрицательно мотнул головой, не сознаваться же, что сорок минут лишь наблюдал за сестрой и… как позаковыристей охарактеризовать Нотта, блондин не придумал:
— И как будто тебя это не касается.

Девушка неопределенно пожала плечами, словно подтверждая его слова. Затем немного перегнулась через стол, выхватила книгу из рук брата, пробежала глазами по обложке и вновь улыбнулась:
— Вот поэтому-то Снейп и был таким довольным: в справочниках вы это не найдете! Я сейчас! — и быстро скрылась в хитросплетениях стеллажей.

За столом повисло тяжёлое молчание. Наследники двух родов никогда особо не ладили между собой.

Точнее, Драко откровенно недолюбливал Теодора, но старался этого не демонстрировать. И в том, что виной всему была абсолютно глупая ревность к сестре, Малфой-младший не признавался даже себе.

А Нотт и так это прекрасно знал. Видел. По крайней мере, сейчас. А тогда, в детстве, он просто не понимал, почему яркая и живая наследница Малфоев выбрала его в свои друзья. И просто мирился с бешеным напором, абсолютно не обращая внимания на её брата.

Алира вернулась спустя минуту. Опустила на стол толстую пыльную книгу и деловито открыла её на оглавлении. Тонкий палец скользнул по строчкам. Девушка забавно передернула кончиком носа, раскрыла фолиант на нужной странице и подвинула парням.

Смерив друг друга недовольным и чуть насмешливым взглядами, оба углубились в чтение. А блондинка принялась дописывать оставшиеся выводы.

Ещё через час, когда трое студентов собрали свои вещи, Алира хотела отнести на место принесенный ею фолиант, но Драко забрал его из её рук:

— Куда?

— Третий проход справа, последний стеллаж по левой стороне.

Блондин коротко кивнул и скрылся в указанном направлении. Найдя нужный шкаф, Малфой поставил было том на полку, но резко передумал. Воровато огляделся, проверяя не увидит ли его кто-то, вынул несколько книг с другой полки и запихал фолиант к самой стенке. Пусть грифы постараются найти!

Впереди был ужин. Разошлась троица лишь у дверей Большого зала. Драко проводил сестру странным взглядом: ему было грустно, он злился, всё было неправильно! Алира Малфой под красно-золотыми знамёнами — да это в голове не укладывается!

Да, сестра разительно отличалась от слизеринок, но и на чокнутых грифов она не походила. Ни капли!

А еще, где-то глубоко-глубоко в душе, Драко было безумно страшно. Слизерин всегда выступал единым фронтом против других факультетов, но далеко не из благородных побуждений. Это просто долг перед равными.

Алира же оказалась за пределами этого круга. И это было реальной проблемой, которая невероятным грузом легла на плечи младшего Малфоя — терять сестру ещё раз ему совершенно не хотелось.

Оставалось лишь заклинать Салазара, Моргану и Мерлина, чтобы все разрешилось. Может быть, хоть кто-то да услышит?

Глава 8. ...и сестра.


Алира проснулась уже давно, но вставать абсолютно не хотелось, поэтому девушка вот уже полчаса как сверлила взглядом тканевый потолок балдахина. Неприятное ощущение пустоты после вчерашней ссоры с братом откровенно бесило. Благо, временное «раздвоение личности» уже прошло.

Пальцы уверенно выдернули волшебную палочку из-под подушки. Короткий взмах — болтовня соседок обрушилась мгновенно, заставив недовольно поморщится.

Стоило блондинке встать, как гриффиндорки умолкли и, презрительно сверкая глазами, поспешили покинуть спальню.

Малфой хмыкнула, бросила короткий взгляд на мерзкую погоду за окном, застелила постель и, собрав свои вещи, направилась в ванную.

Минут двадцать спустя она вернулась в спальню, полностью одетая в школьную форму, на ходу досушивая влажные волосы.

«Да, у Джены это получалось на порядок быстрее!»

Негромкий, но настойчивый стук в окно привлёк внимание. Из-за стекла на блондинку взирал крупный серо-чёрный филин.

Девушка чуть нахмурилась. За несколько дней в школе она уже успела приметить питомца-почтальона брата. Но его нахождение здесь было крайне странным. Нехорошее предчувствие шевельнулось внутри, но исчезло, даже не успев оформится в чёткую мысль.

Филин сверкнул глазами, гулко ухнул — Алира поспешила открыть раму.

Почтальон, не шелохнувшись, вытянул вперёд лапу и, едва послание было отвязано, камнем рухнул с подоконника, лишь у самой земли раскрыв крылья.

Блондинка поёжилась от промозглого ветра и захлопнула раму. Небольшой свёрток отправился на кровать, а юная ведьма взялась за палочку.

Да-а!.. Навешано на внезапное послание оказалось ой как много. Девушка насчитала не меньше дюжины защитных и охранных заклинаний. Из них точно она определила где-то два или три. Остальное — высший пилотаж! Кто-то очень позаботился о сохранности содержимого.

И чем чётче становилось осознание, что отправитель — не Драко, тем больше хотелось избавиться от свёртка.

Алира глубоко вздохнула, вернула посланию его реальные размеры и немного нервно развернула обёртку.

И замерла.

На бордовом гриффиндорском покрывале покоился массивный ларец из чёрного лакового дерева. На идеально гладкой крышке тускло сиял тиснённый серебром герб Малфоев.

Блондинка нервно сглотнула, мгновенно захотелось выбросить шкатулку куда подальше, да хоть бы и из окна спальни. Но она подавила это желание. Тонкие, чуть дрожащие пальцы очертили герб. Негромко щёлкнули замки, признавая наследницу рода. И девушка подняла крышку, мгновенно забывая, как дышать.

На тёмно-сером бархате мерцали россыпи сапфиров, обрамлённых белым золотом. Целый магический гарнитур.

Рука невольно потянулась к украшениям, но девушка тут же себя одёрнула. Пальцы перещёлкнули крохотные затворы в виде когтистых лапок на внутренней стороне крышки, и они разжались с легким щелчком, выпуская из своих объятий небольшой свиток.

Алира тут же его развернула. Глаза быстро пробегали по описаниям артефактов.
Наконец найдя нужное, она улыбнулась и вновь обратилась к содержимому шкатулки. Палец медленно проскользил по длинной шпильке для волос, увенчанной усыпанной сапфирами лилией.

Чары ментальной защиты. То, что так сейчас необходимо.

Вернув обратно свиток с описанием реликвий и вытащив нужную заколку, Алира заперла ларец, уменьшила его и спрятала как можно глубже в шкаф. Навесив ещё несколько защитных заклинаний. Хотя и такая защита выглядела сомнительно. Ценность семейных реликвий не поддавалась исчислению, а уж об их свойствах и говорить было нечего — здесь и сейчас эта древняя магия вполне могла тянуть на Азкабан. Это у предков и закоренелых консерваторов такие вещи были и остаются в порядке вещей.

А под носом у главного борца за «светлые» идеалы это фактически был вызов!

Алира недобро усмехнулась.

Светлые локоны были собраны в элегантную ракушку, увенчанную фамильной шпилькой. И Малфой поспешила в Большой зал. До начала занятий осталось всего немного времени.

За столами факультетов осталось уже совсем мало студентов — в основном там были любители поспать, чудом успевшие перекусить за несколько минут до начала занятий.

Как ни странно, Драко оказался здесь же в окружении своей свиты, но, кажется, не замечал ничего вокруг, погружённый в свои мысли.

Алира уселась на свободное место за гриффиндорским столом ровно напротив блондина. Перед ней возникла чашка кофе и тарелка с пирожными. Девушка чуть улыбнулась и обеими руками обхватила горячую чашку, не сводя взгляда с брата.

Тот встрепенулся, словно почувствовал её пристальное внимание, и поднял на неё взгляд. Кивнул.

Блондинка недовольно нахмурилась, но немного склонила голову, позволяя увидеть семейную шпильку в волосах.

Обжигающий кофе Алира уничтожила в несколько глотков и поднялась из-за стола в одно время с братом. Они поравнялись в дверях, и Драко чуть пропустил её вперед.

Девушка закусила нижнюю губу. Им нужно было поговорить. Сейчас. Немедленно!

Но до двух пар Трансфигурации остались считаные минуты и повороты. Да и два люто ненавидящих друг друга факультета — не самая нужная публика. Пожалуй, с любого другого предмета девушка спокойно бы улизнула, прихватив с собой брата, но всё-таки Северус прав, и в общении с Макгонагалл она перешла все границы.

Необходимость перевесила недовольство публикой. («Да ну их всех к дементорам!»)

— Зачем ты написал домой? — едва уловимо, чуть склонив голову к левому плечу прошептала девушка, пока они шли к кабинету Трансфигурации.

— Так было нужно.

— Нет! — шикнула в ответ Алира. Кто-то из оказавшихся по близости гриффиндорцев обернулся и мгновенно ретировался, удостоившись двух ледяных малфоевских взглядов.

— Я виноват перед тобой…

— Извиняться не смей! Слушать не буду! — брат и сестра свернули в очередной коридор.

— Он что-то написал?..

— Нет, — недовольно отозвалась девушка. — Да я бы и не стала читать.

— Я…

Закончить мысль Драко было не суждено, они уже подошли к кабинету. Да и не нужно было. Короткого взгляда глаза в глаза хватило — давно они так быстро и легко друг друга не понимали. Алира чуть улыбнулась.

В классе Малфой-младший молча отодвинул сестре стул рядом с собой и сел на свое место.
Пэнси Паркинсон, итак едва не плевавшаяся в сторону светловолосой гриффиндорки ядом, попыталась было что-то возразить, но была удостоена такого взгляда Драко, что мгновенно умолкла и пересела за дальнюю парту.

— Так, так, — обернулся к блондинам сидящий перед ними Блейз, — у нас появилась принцесса?

Малфой одарил однокурсника раздраженным взглядом, но парень не обратил на него внимания и переключился на Алиру:

— Ну, вот такой розы и не хватало в хогвартском цветнике.

— Блейз, Блейз, Блейз, — с улыбкой потянула светловолосая. — Неужели на твои сомнительные комплименты кто-то ведется?

— Скажу по секрету, — подмигнул он, — я безумно популярен!..

Колокол, возвестил о начале занятий и прервал дальнейшие словоизлияния слизеринца.

Минерва Макгонагалл прошествовала к своему столу, с неудовольствием отмечая, что Алира Малфой сидит среди студентов Снейпа.

Время шло скучно и монотонно. Новая тема со старыми методами преподавания: ни формул, но точных движений, ни подробных объяснений.

Маленькая бумажная змейка заползла на парту и уставилась на блондинку своими нарисованными глазками. Алира убрала волшебную палочку, которой пыталась скорее не воспроизвести, а угадать правильные движения для преобразования, и накрыла её рукой.

«Помирились?» — значилось на крохотном кусочке пергамента, из которого и была трансфигурирована живность-посланец.

Девушка подтянула к себе перо и быстро написала ответ, пока Макгонагалл отвернулась, отвечая на очередной вопрос Грейнджер. Но стоило декану Гриффиндора приблизится к столам Слизерина, как Алира наравне со всеми уже отрабатывала движения палочкой.

«Пока не знаю. А как смотрится со стороны?» — прочёл Теодор Нотт.

«Напряженно.»

«Думаешь?»

«Вижу.»

«Я ведь говорила — всё очень сложно…»

«Кого из вас двоих ты оправдываешь?»

«???»

«Ну, ты либо снова ищешь оправдание ему, либо опять взваливаешь всё на себя.»

«Если бы ничего не было, то и нечего было бы взваливать.»

«Т.е. оба хороши?»

«Ты как всегда проницателен, мой друг! И, Тео… спасибо, что вмешался.»

«Драко сказал?»

«Нет. Просто ему не мог сказать никто другой…»


Драко молча косился на внезапно завязавшуюся активную переписку сестры и сидевшим на два стола дальше Теодором. Было безумное желание поджечь либо ноттовскую змейку, либо ящерку сестры. Но, к счастью или нет, он настолько ювелирно точно не владел ни одним заклинанием огня.

— Браво, мисс Грейнджер! — громко произнесла Макгонагалл минут через двадцать. — Десять баллов Гриффиндору!

Драко негромко фыркнул, бросив короткий взгляд в сторону сиявшей, как начищенный галлеон, Гермионы.

— Знаешь в чем разница между нами и ей? — негромко поинтересовалась Алира, заметив реакцию брата.

Блондин скривился:

— Она же гр…

Сестра мгновенно его заткнула, не дав окончить фразу.

— Дело совсем не в крови…

— Мистер и мисс Малфой, надеюсь, мы вас не отвлекаем от важной беседы? — сухо поинтересовалась Макгонагалл. — И какая же тема оказалась для вас более увлекательной, чем изучаемый предмет?

Блондинку внутренне передернуло. И слова вырвались быстрее, чем она успела заставить себя промолчать.

— Различие реакции на успех в учёбе между чистокровными волшебниками и… — Алира сделала паузу. — И маглокровками.

— Мисс Малфой?!

По кабинету пролетели недовольные шепотки гриффиндорцев.

— Я выразилась неверно? — совершенно невинно поинтересовалась блондинка, прекрасно осознавая, что выражение лица совершенно не соответствует тону. — Прошу простить, — наигранно-театральный полупоклон в сторону Гермионы. — В Америке нет специального обозначения для нечистокровных волшебников.

— Мисс Малфой!.. — ведьма была крайне возмущена. — Я запрещаю вам, слышите? Запрещаю! Впредь произносить что-либо подобное.

— Мне кажется… — предприняла попытку пояснить свою мысль Алира.

— Разговор окончен! Ни вы, мисс Малфой, ни кто бы то не был другой не имеет никакого права на пренебрежительное отношение к маглорождённым волшебникам!

Алира вспыхнула. Кажется, рядом дернулся брат, но девушка мгновенно наступила ему на ногу, отметая все попытки вмешаться.

— В моих словах не было ничего предосудительного…

— Малфой, довольно!..

— Но иметь собственное мнение мне не может запретить никто! И вы в том числе!..— блондинка повысила голос. Светло-голубые глаза, казалось, потемнели, словно небо перед грозой. А молнии в них были почти ощутимы физически.

На кабинет опустилась тишина. Лишь две ведьмы, умудренная опытом и совсем юная, яростно сверлили друг друга взглядами.

Макгонагалл чуть судорожно поправила съехавшие на кончик носа очки:

— У всех есть задание. Мисс Грейнджер следит за порядком и предоставит мне список всех его нарушителей. А что касается вас, мисс Малфой, раз вам так хочется продолжить этот разговор, то мы сделаем это в кабинете директора. За мной!

Студентка усмехнулась и чуть выгнула бровь. Проходящая мимо Минерва чуть прищурилась, уж очень знакомым показался жест.

В необычной тишине закрылась дверь за двумя ведьмами, и едва их шаги затихли в коридоре, как студенты Гриффиндора загалдели. Кажется шум поднялся на весь Хогвартс.
Слизеринцы же мрачно переглядывались. Вроде как это Алира Малфой. Одна из них. По крайне мере, была одной из них. Но она на ненавистном красно-золотом…

Их это не касается. Точка.

Они обсудят это потом. Точка.

Или не обсудят, но обязательно подумают.

***

Путь до кабинета директора по пустым коридорам замка занял всего несколько минут и прошел в полной тишине.

Макгонагалл назвала статуе горгульи очередной сладко-глупый пароль и уверенно начала подниматься по ступеням. Алира тенью следовала за ней.

— Альбус! — декан Гриффиндора довольно резко открыла дверь в кабинет, не удосужившись даже постучать.

— Минерва?! — немного удивился волшебник такому внезапному вторжению. — Мисс Малфой?! — ярко-голубые глаза приметили светловолосую студентку за спиной декана.

Всего на мгновение где-то в их глубине мелькнула довольная заинтересованность. Маг свернул разложенный перед ним свиток, который до этого внимательно изучал, сложил пальцы домиком и с добродушно-предвкушающей улыбкой уставился на своего зама.
Макгонагалл поджала и без того тонкие губы, вздохнула:

— Мисс Малфой позволила себе пренебрежительное высказывание в сторону маглорожденных волшебников в присутствии студентов двух факультетов.

По чуть нахмурившейся студентке скользнул странный взгляд. Вначале он казался укоризненным, потом в нем мелькнула усмешка, а затем и что-то еще. Что-то абсолютно нечитаемое.

Алира еще больше нахмурилась, но всего на мгновение и тут же чуть улыбнулась.

«Второй раунд, господин директор!»

— Можете идти, Минерва, у вас ведь еще занятия. А с мисс Малфой мы обсудим недопустимость ее поведения. Присаживайтесь, — он рукой указал на кресло перед своим столом.

Блондинка прошла к указанному месту, по пути отмечая малейшие детали. И едва за Минервой Макгонагалл закрылась дверь, произнесла:

— Решили освежить в памяти скандинавский эпос, господин директор, — кивок в сторону свитка на его столе.

— Нахожу это чтиво весьма любопытным. Читали?

— В Салеме. Был проект по рунам.

— Профессор Бабблинг вами очень довольна, Алира. В отличии от Минервы. Да и с мисс Вейн вы поступили крайне жестоко.

Алира хмыкнула.

— Ну-ну, мисс Малфой. Каждый имеет право на ошибку… Чаю? — предложил Дамблдор, когда на столе возник поднос с чайником, чашками и вазочкой со сладостями.
Малфой кивнула.

— Ошибки тоже бывают разными. И далеко не все из них заслуживают прощения, господин директор. — Дамблдор лишь покачал головой на её слова, при этом не сводя задумчивого взгляда с девушки. — А действия мисс Вейн были вполне осознанными и целенаправленными. Кроме того, я её предупреждала.

— Но ведь это всего лишь вещь.

— Ценная вещь. Дорогая. И памятная.

Девушка мазнула цепким взглядом по содержимому чашки и сделала осторожный глоток.

— И все же, — испытующе начал директор, когда молчание неприлично затянулось. — Чем в этот раз вы вызвали недовольство Минервы?

— Версию профессора Макгонагалл вы слышали.

— Вы с ней не согласны?

Скептический и чуть насмешливый взгляд стал ответом.

— Мисс Малфой, — покровительственным тоном умудренного жизнью взрослого, обращающегося к неразумному ребенку, начал Дамблдор, — Алира, волшебники, независимо от их родословной, ничем не отличаются друг от друга. Не стоит пренебрежительно относится к тем, чьи родители маглы… — директор выжидающе посмотрел на студентку.

— В Салеме у меня был друг из немагической семьи. Думаю, что через несколько лет он станет одним из самых выдающихся волшебников. И меня никогда не волновало, что его родители немаги. Потому что он старался понять мир, в который попал, его законы и правила. А не пытался навязать то, к чему привык.

— Похвальная попытка рассуждать на такую серьезную тему, мисс Малфой. Но не совсем верная. Каждый имеет право быть таким, как он есть.

— И поэтому я останусь при своем мнении, господин директор. Видеть разницу между чистокровными и маглокровками я не перестану. Она очевидна.

Колокол отдаленно возвестил об окончании занятии.

— Если вы намерены назначить мне наказание, то самое время. Мне не хотелось бы опоздать на следующие занятие.

Дамблдор добродушно усмехнулся, но глаза остались холодно-изучающими:

— Какое наказание, мисс Малфой, о чем вы? Думаю, нашего разговора вполне достаточно. Конечно, жаль, что ко мне на чай вы заглянули в связи со столь неприятной темой. Но, думаю, мы еще сможем поговорить с вами в другой раз. А пока идите, не стоит пропускать занятия. Тяга к знаниям похвальна.

Алира поставила чашку на стол. Чуть кивнула, прощаясь, и направилась к двери. Но едва она коснулась ручки, как ее остановил вопрос:

— Интересная заколка. Фамильная? Не боитесь потерять в школе такую дорогую вещь?

— Да, фамильная. И все вопросы касательно ее нахождения в школе можете адресовать в Малфой-мэнор. Я всего лишь выполняю распоряжение. Доброго дня, директор Дамблдор.

***

В коридоре, прямо напротив горгульи, обнаружился хмурый Драко. Алира чуть улыбнулась и забрала свою сумку.

— Кажется, моя шпилька заинтересовала Дамблдора куда больше, чем мои высказывания.

— Зацепился за артефакт? — выдохнул блондин.

— Ага, — девушка остановилась перед развилкой коридора. — Все вопросы я посоветовала отправлять в мэнор.

Малфой-младший хмыкнул:
— Он этого не сделает.

— Я зна-а-ю, — потянула довольная девушка. — У меня Арифмантика.

— Бинс, — буркнул парень.

— Ой, какие мы недовольные. Смотри от скуки не умри! — весело усмехнулась Алира и под звук колокола поспешила в нужное крыло.

***

Обед в это день был ознаменован выразительно убийственными взглядами Мастера зелий. Полчаса между ужином и отработкой у Бабблинг — качественной головомойкой от него же. Но Алиру это как-то совершенно не трогало, ведь знала, почему он злится. И от этого было как-то тепло на душе.

С Драко всё устаканилось, правда, не обошлось без совершенно чисто малфоевской обиды и недовольных косых взглядов, пока они с Теодором писали работу по зельям.

— Готово, остался только вывод, — блондинка осмотрела исписанный пергамент.
Малфой бросил взгляд на сестру поверх книги.

— А вам двоим ещё одна работа. Драко, ты что-то нашел?

Малфой-младший отрицательно мотнул головой. Девушка тем временем немного перегнулась через стол и выхватила книгу из рук брата, пробежала глазами по обложке и вновь улыбнулась:

— Вот поэтому-то Снейп и был таким довольным: в справочниках вы это не найдете! Я сейчас! — и быстро скрылась в хитросплетениях стеллажей, чтобы через минуту вернуться с увесистым томом. Быстро пробежала пальцем по оглавлению и открыла книгу на нужной странице, подвигая фолиант к парням.

Минут через сорок студенты покинули библиотеку. Впереди был ужин. И отработка у Алиры.

***

Следующие дни мало чем отличались один от другого. Погода так и не желала улучшаться. И Алира Малфой откровенно скучала. Благо отработки по рунам хоть немного занимали время. Да и Батшеда Бабблинг больше не начинала странных разговоров. Правда на следующем занятие в пятницу выдала блондинке персональное задание, мотивируя это тем, что оценивать то, что она уже проходила не совсем честно по отношению к другим студентам.

Выходные пролетели, тоже не оставив после себя интересных воспоминаний. Единственное, что Алире наконец-то удалось разобраться со своими мыслями, эмоциями и восстановить все окклюментивные щиты. Уверенность в том, что в голову не влезут без её на то согласия, грела душу.

Правда, пришлось просить Драко отослать ларец с украшениями назад в мэнор. Всё же не безделушки, которые можно держать в школе, а семейные артефакты. И не просто дорогие, а бесценные. Да и не самые светлые, к тому же, по современным меркам.

А вот следующая неделя оказалась довольно богатой на события.

Началось все во вторник, а именно, на сдвоенном Зельеварение у факультетов Гриффиндор и Слизерин.

Едва отзвучал колокол, возвещавший о начале занятия, как в классе воцарилась гробовая тишина, так свойственная кабинету Снейпа. Сам же зельевар тотчас же возник на пороге, обвел студентов мрачным взглядом.

— Нотт — Уизли, Малфой — Поттер, Малфой — Грейнджер.

Названные студенты удивленно переглянулись и воззрились на преподавателя, наконец занявшего место рядом со своим столом.

— Так вы шестеро впредь сидите на моих занятиях, — снизошел до объяснения Снейп. — Занять свои места. Живо! — под конец рявкнул он.

Гермиона подскочила на месте, не зная за что хвататься и куда ей пересаживаться. К Малфою или к Малфой? А уточнять этот вопрос у декана Слизерина совсем не хотелось.
Поттер и Уизли молча собирали свои вещи.

А Алира быстро сгребла все в сумку, попутно успев обдумать сложившуюся ситуацию и сделать свой выбор. Уж пускай Драко зубоскалит с Поттером, чем доводит Грейнджер. Да и работать с маглокровкой он просто откажется. А уж подобного скандала или еще чего хуже — явления в школу сиятельного Люциуса Малфоя — Алире совсем не хотелось. Поэтому девушка быстро перебралась за стол к Грейнджер, на ходу успев бросить: «Не убейте друг друга, мальчики!», Гарри Поттеру и брату, нерешительно застывшим рядом с одним из столов.

Спустя минуту, показавшуюся вечностью, все наконец-то расселись. При этом образовалась еще одна случайная пара: Невилл Лонгботтом, ранее сидевший с Поттером, и Пэнси Паркинсон, занимавшая место рядом с Драко.

«Да уж», — усмехнулась про себя блондинка, — «Взрывоопасная парочка. Благо, что на четыре стола дальше. Спасибо, Моргана!..» — возвела голубые глаза к потолку, а опустив взгляд, столкнулась с недовольно поджавшей губы Грейнджер.

Блондинка хмыкнула и обратила внимание на Снейпа, что с мрачным довольством отмечал отсутствие выполненного домашнего задания у Гриффиндора. Или его недостаточное выполнение.

Попытка Гермионы возразить, что нужную книгу последней брала Алира и не вернула, стоило факультету целых десяти баллов.

И еще пять — за препирательство с преподавателем.

Малфой же спокойно подлила масла в огонь, заявив, что книгу из библиотеки не выносила. И быть может, мисс Грейнджер, следует завести себе карту, раз она путается в трех стеллажах. Правда, во время этого краткого спитча блондинка бросила несколько выразительных взглядов на брата.

Примерно за четверть часа до конца занятия Алира сдала свою работу, прибрала место и покинула подземелья. Несколько свободных минут вполне можно было потратить на проверку внезапно возникшей теории, и девушка уверенно направилась в библиотеку.

Мисс Пинс кинула внимательный быстрый взгляд на студентку и вернулась к разбору формуляров на своем столе.

Малфой быстро нашла нужный стеллаж и чуть улыбнулась, отмечая отсутствие книги на месте. Да, не устроить мелкую пакость гриффиндорцам брат просто не мог.

Голубые глаза медленно скользили по полкам.

«Ну что, проверим насколько похожи?»

Отдаленно прозвучал колокол. Девушка присела к нижней полке, вытащила несколько толстых томов и запихнула руку в образовавшуюся пустоту. Пальцы подцепили кожаный корешок, и она вытащила «потерянную» книгу.

«Мерлинова двойня!» — про себя ругнулась Алира, вернула все книги на место и покинула библиотеку.

***

Среда прошла практически спокойно, если не считать внезапного и довольно громкого появления нового преподавателя ЗОТИ. Им стал Грозный Глаз Грюм, бывший мракоборец. Личность странная, настораживающая и, как решила для себя Алира, совершенно не вызывающая доверия. Да и реакция Северуса на нового коллегу лишь уверила девушку в этом решении. Хотя причины такого поведения крестного были вполне понятны.

***

Пятница выдалась тяжелой. Расписание было забито под завязку, так ещё и после отбоя четвертый курс ждала сдвоенная пара по Астрономии. Профессору Синистре удалось убедить директора провести именно сдвоенное занятие, мотивируя это пропущенными из-за плохой погоды днями.

Алира мрачно возвела глаза к потолку. С невероятной тщательностью сымитированное на нем небо ответило ей не менее мрачной чернотой с легкими вкраплениями тусклых звезд. Тащиться на Астрономическую башню практически на два часа совершенно не хотелось. Тем более всем составом курса.

Отвлекла блондинку внезапная тишина, совершенно не уместная в Большом зале Хогвартса в самом разгаре ужина. Девушка моргнула и прислушалась уже к себе. Внутреннее чутье чётко обозначило чужое присутствие справа.

Блондинка чуть скосила глаза, а затем и полностью повернулась, прямо глядя на неуверенно мявшуюся рядом Ромильду Вейн.

Девушка судорожно сжимала что-то в руках. На коже грязными чернильными разводами проступали обвинительные слова. Правда, разобрать буквы было практически невозможно.
Либо целителям в Мунго все же удалось частично вывести последствия заклятия, либо это просто местное действие чар отвлечения внимания. «Но тонкую красную каемку вокруг заплаканных глаз полностью не могло скрыть ничто.» - отметила про себя Алира.

— Ну? — коротко хмыкнула она.

Гриффиндорка дёрнулась, но промолчала.

— Если есть что сказать — говори. Нет — проваливай, не порти аппетит.

Алира было вновь развернулась к своей тарелке, но тут на стол рядом с ней опустился небольшой сверток.

— Вот, — буркнула Вейн.

Малфой хмыкнула и взмахом палочки развернула сверток. На грубом пергаменте, тускло отражая свет от округлого бока, стояла чернильница с резной крышкой.

— Я говорила 370 галлеонов, а не 30.

— Не все волшебники могут так швыряться деньгами, как вы, Малфой! — зло прошипела Ромильда, при этом не поднимая опущенной головы, чтобы волосы не открыли лицо.

— Я, по крайне мере, могу заплатить за то, что порчу!

— Мисс Малфой! — укоризненный голос Минервы Макгонагалл прозвучал над головой.
Алира поднялась со своего места и встала напротив декана.

— Я не слышала извинений, лишь видела жалкую подачку.

Макгонагалл определенно проглотила какое-то одергивание в сторону светловолосой и обратилась к гриффиндорке:

— Мисс Вейн.

— Извини, — едва слышно с явным нежеланием произнесла та.

Малфой удивленно выгнула тонкую бровь и картинно приложила ладонь к уху:

— Что? Я не расслышала.

— Извини, — буркнула шатенка громче.

— Принято, — холодно произнесла Малфой. — Первый и последний раз. А это, — она сгребла со стола чернильницу и сунула в руки девушки, — оставь себе!

Развернувшись, Алира быстро покинула Большой зал, спиной чувствуя десятки взглядов.

***

Девушка шла очень быстро, иногда переходя на легкий бег.

«Как же бесит! Мерлин покарай эту Вейн! Извинилась она, как же! Проклясть бы посильнее!..»

Блондинка с силой вцепилась в каменное ограждение. Глубоко вздохнула. И, наконец-то, осмотрелась. Недовольно фыркнула.

Вот почему она всегда сбегает куда-нибудь повыше? Странное и совершенно непонятное явление, для человека, что боится высоты.

— Потому что, здесь будут искать в последнюю очередь… — прошелестел порыв теплого ветра, в мгновение окутывая смотровую площадку Астрономической башни и согревая воздух.

— Тебя не спрашивали, — фыркнула девушка чуть слышно.

— Всего лишь озвучиваю твои мысли…

— Обойдусь без суфлёра… Брысь отсюда!

Очередной порыв на миг окутал тонкую фигурку и исчез, напоследок растрепав светлые волосы.

Глава 9. Хорёк, дуэль и Мастер Зелий


Октябрь 1994. Хогвартс, Шотландия

Хогвартс гудел. Студенты, у которых уже прошли первые уроки ЗоТИ, восторженно обсуждали Грюма. Те, у кого занятия были ещё впереди, завистливо косили на них глазами и жадно впитывали каждую фразу.

Алира всеобщего воодушевления не разделяла: что-то в новом преподавателе её настораживало. Да и Северус, старающийся спешно исчезнуть каждый раз, как сталкивался с бывшим мракоборцем, доверия к последнему крестнице не добавлял. И стойко отмалчивался на все вопросы девушки касательно его поведения. А блондинка и не особо усердствовала, вполне ясно осознавая причины происходящего.

Время летело, совершенно незаметно отсчитывая дни. Благо, погода радовала сухостью, позволяя Алире Малфой погрузиться в исследование территории Хогвартса, многочисленных коридоров и переходов самого замка. А ведь миновать патрулирующих ночами преподавателей и Филча было той ещё задачкой!

Такими ночами вспоминался Салем, где подобного рода прогулки были частью обучения.

«Маг не научится ничему, пока не познает мир вокруг себя.» — не раз повторял профессор Уолтерс, раздавая карточки с заданиями.

И это действительно было интересно, безумно познавательно, а главное весело! А какие ещё чувства могли быть, когда рядом лучшие друзья? Да и из любых неприятностей вовремя вытащит «строгий» преподаватель. В шутливо-серьёзной манере отчитает за несусветную глупость и популярно объяснит как, куда, а главное чем бить в следующий раз.

Это было давно. И ушло безвозвратно.

Алира вынырнула из своих мыслей, мгновенно сгоняя прочь грустную улыбку, так не вовремя вылезшую наружу, и подняла взгляд на соседку по столу.

Гермиона резко дернулась и вновь принялась отчаянно кромсать несчастную полынь.

— Можешь выбросить, — усмехнулась блондинка.

— В учебнике написано — нарезать, — взвилась гриффиндорка, сверкнув глазами, и тут же стушевалась под пристальным холодным взглядом.

— «Сбор и обработка магических растений» Матильды Хештрем. Том двенадцатый. Глава седьмая. «Полынь достаточно разломить в нескольких местах, предварительно отделив соцветия от стебля…»

— Пять баллов, мисс Малфой, — прозвучал ровный голос над головой. — Учитесь не переводить ингредиенты, Грейнджер. Минус три балла гриффиндору.

Щёки Гермионы полыхнули краской, и она потупила взгляд.

— Эта книга не из стандартного и даже не из расширенного списка для чтения, — прошипела Гермиона, стоило Снейпу отойти подальше. — Я все прочитала!

— Зельеварение — не то искусство, в котором достаточно лишь чтения. Тем более, такого ограниченного круга литературы.

— Так откуда книга? — не унималась гриффиндорка.

— Расширенный курс Зельеварения, — прогремел голос Снейпа, вновь оказавшегося рядом. — Но с вашими «талантами», Грейнджер, до высших разделов не добраться.

— Но, сэр… — тряхнула головой шатенка.

Поттер возвел глаза к потолку, моля Мерлина заставить Гермиону замолчать, а не пререкаться с зельеваром.

— …Почему тогда в учебнике сказано, что полынь нужно резать, если это неверно? — не унималась она тем временем.

В глазах зельевара мелькнуло мрачное довольство:
— Минус два балла гриффиндору за выкрик с места. Малфой! — взгляд метнулся к блондинке, — раз уж вы начали, просветите ваших сокурсников по этому вопросу.

— Нарезка полыни — это наиболее простой способ получения настоя либо использования в зелье. И вполне подходит для использования на начальных этапах обучения, но конечный результат будет более слабым. Ведь чем мельче нарезка, тем больше своих свойств теряет растение.

Гермиона из-под полуопущенных ресниц следила за Алирой, та даже отвечая, не отвлекалась от своего котла, ловко орудуя как ножом, так и лопаткой для помешивания, словно не раз варила это зелье.

— Но это не честно! Как можно оценивать материал, не указанный для изучения?!

— Еще минус пять баллов, мисс Грейнджер. И отработка сегодня в восемь!

Малфой находила такое поведение крестного забавным. Все же взрослый мужчина, далеко не слабый маг и самый молодой Мастер Зелий за несколько столетий, но к студентам цепляется, как мальчишка-забияка.

Девушка чуть улыбнулась этой мысли и вновь помешала зелье.

Цикл приготовления был чуть длиннее стандартного и минута в минуту укладывался в продолжительность пары, что резко сократило количество успешно справившихся студентов. Так что на Чары гриффиндорцы шли не в самом лучшем расположении духа, мрачно косясь в сторону блондинки.

Девушка же их упорно игнорировала. Вот уже практически три недели, как ей успешно это удавалось.

Джейкоб Уорренхолл наивно полагал, что на факультете все устаканилось. Эмили Росс недовольно щурила на него карие глаза и ждала взрыва: шушуканья и зубоскальства в гостиной пугали меньше, чем ледяное спокойствие Малфой. Где рванет, было вполне очевидно. Оставался вопрос - когда?

Ответ нашелся неожиданно.

***
Алира немного задержалась после Чар, желая уточнить у Флитвика пару интересующих её вопросов. А спускаясь в Большой зал, ещё издали заслышала голос брата. В переполненном студентами холле Драко с особым удовольствием громко декламировал статью из «Ежедневного пророка», позорящую очередной промах Министерства. Особенно остро и со вкусом комментируя каждое упоминание отца рыжего семейства в тексте.

Рон кипел несколькими метрами дальше, удерживаемый Поттером и Грейнджер. Цвет его лица практически сливался с тоном волос.

Алира наблюдала за происходящим с балюстрады второго этажа, отчаянно борясь с двумя разрывающими её желаниями. Отвесить брату хорошую затрещину, чтобы язык прикусил (но это наедине, не при всех), либо пришибить на месте младшего Уизли, если, не дай Моргана, Поттер и Грейнджер его не удержат, и он все же доберется до блондина.

Вот только третью вероятность девушка не учла. Поттер ненавидел Малфоя, и по известным только ему причинам считал своим долгом защищать семью друга.

Из-за гула голосов Алира не услышала, что ляпнул в ответ на провокацию Поттер, но ярость брата на эти слова почувствовала прежде, чем увидела как по его щекам расползаются красноватые пятна гнева.

Девушка поспешила к лестнице, с трудом прокладывая себе путь сквозь плотную толпу студентов, поэтому упустила происходящее внизу.

Внезапный грохот и чей-то визг заставили вздрогнуть и остановиться на месте.

— Ну уж нет, парень! — прогремело на весь холл.

Алира, растолкав первокурсников Пуффендуя, рванула к перилам. Страх ударил в голову. Не свой. Драко.

А блондинка судорожно пыталась осмыслить картину перед глазами.
Грюм палочкой подкидывал в воздух белого хорька, яростно что-то выговаривая. Магический глаз бешено вращался из стороны в сторону. А громко верещащее животное вновь и вновь подлетало вверх и с глухим шлепком падало на каменный пол.

Ярость, уже собственная, затопила сознание, не давая думать.

Палочка мгновенно легла в ладонь. Алира не слышала ничего вокруг, да и не видела, как от неё шарахались в разные стороны студенты.

Едва ноги коснулись последней ступени, а несчастный зверек вновь подлетел в воздух, заклинание почти неуловимым шепотом сорвалось с губ. Рука четко вырисовала нужное движение, белая вспышка пронзила пространство.

Драко кулем рухнул на каменные плиты, резко подскочил на месте, испуганными глазами озираясь вокруг. Одежда измята, волосы в беспорядке, губа разбита.

— Кто посмел?! — проревел Грюм в повисшей тишине.

— Вы. Не. Имели. Права! — практически прошипела Алира. Её рука ещё сжимала палочку, глаза потемнели и выглядела она сейчас намного старше своих лет. Вот уж точно, ведьма во всей красе!

— Кто такая? — магический глаз замер на девушке.

— Что здесь происходит?

Деканы факультетов наконец-то подоспели. Пока Флитвик и Стебль загоняли своих студентов в Большой зал, а Макгонагалл выясняла, что же произошло, Снейп обвёл холл пристальным взглядом, выцепив наиболее важное. Мужчина быстро пересёк вестибюль, на ходу практически за шкирку утаскивая с собой младшего Малфоя. Забрал из побелевших от напряжения пальцев крестницы её волшебную палочку и, подталкивая девушку перед собой, скрылся в подземельях.

***
Алира вздрогнула.

— Пей! — властный голос заставил подчиниться, и блондинка покорно проглотила зелье из предложенного бокала, поморщившись от мерзкого вкуса.

— Драко? — попыталась она подняться.

— В порядке, не дергайся. Успокоилась?

Девушка подняла взгляд на крестного и чуть кивнула. Снейп отошел к шкафу и принялся что-то в нём искать. И уже через минуту протянул блондинке ещё один бокал, который она также покорно осушила.

Резко вздрогнула, зрачки расширились, выдавая смятение и понимание собственной оплошности. В следующий миг металлический кубок с легким звоном покатился по каменным плитам, выскользнув из ослабевших пальцев безвольно повисшей руки. Светлая головка откинулась на спинку кресла.

Снейп вернул флакон с сонным зельем на место, закрыл шкаф. Быстро пересёк кабинет, и осторожно поднял крестницу на руки. Краем глаза заметил резко вспыхнувшее зелёным пламя камина и вышедшего из него, да так и замершего на месте, Люциуса Малфоя.

Северус толкнул дверь спальни, устроил спящую девушку на своей постели и, укрыв её пледом, вернулся в кабинет, плотно закрывая за собой дверь.

Малфой моргнул. Странный взгляд, которым он до этого неотрывно следил за движениями зельевара, исчез. На холёное лицо вернулась привычная надменно-ледяная маска.

Но этих нескольких мгновений вполне хватило Снейпу, чтобы лишний раз удостовериться в правильности своего решения.

— Она?.. — голос едва ощутимо дрогнул.

— Просто спит.

— Драко?

— В больничном крыле. Помфри дала ему успокоительное.

Малфой холодно сверкнул глазами. Тонкие губы сложились в хищный оскал:
— Не будем заставлять директора ждать.

И оба мага скрылись за дверью.

Порыв ветра колыхнул пламя свечей в кабинете. Негромко скрипнула и отворилась дверь спальни. И тут же с лёгким хлопком закрылась.

***
В кабинете Дамблдора было многолюдно. Трое гриффиндорцев — Поттер, Уизли и Грейнджер — с трудом умостились на небольшом диванчике. Двое старост факультета расположились за их спинами. Флитвик и Стебль заняли свободные кресла. Макгонагалл ходила туда-сюда, заложив за спину руки. Изредка она поглядывала на дверь и скользила хмурым взглядом по замершими рядом с ней старостами Слизерина. Те явно неуютно себя здесь чувствовали без своего декана, но никак этого не показывали. Грюм же облокотился о стену рядом с директорским столом. Магический глаз бешено вращался в глазнице, то и дело останавливаясь на ком-нибудь из присутствующих, словно сканируя. Бывший мракоборец что-то бурчал себе под нос, то тише, то чуть громче, но в обоих вариантах совершенно неразборчиво.

Сам же хозяин кабинета восседал на своем законном месте, локтями упираясь в стол и подпирая подбородок скрещёнными пальцами. На губах играла полуулыбка, а глаза замерли на двери.

Очередной поток бурчаний Грюма перешёл в громкие ругательства по поводу «зарвавшегося аристократишки, заставляющего их ждать».

— Аластор!.. — возмущенно осадила его Макгонагалл.

Дверь открылась совершенно бесшумно, являя всем собравшимся Люциуса Малфоя и вошедшего следом за ним Снейпа. Старосты Слизерина словно по команде сдвинулись вперед, занимая место за спиной своего декана, словно свита.

Малфой пренебрежительным взглядом обвел всех присутствующих, чуть дольше задерживаясь на Поттере, дерзко сверкнувшем зелёными глазами в ответ. Поморщился, глядя на Грюма и всего на мгновение и то едва уловимо нахмурился, встречая заинтересованную улыбку директора. Отметил маг также и отсутствие свободного кресла для себя — вопиющее неуважение к своей персоне!

Мгновение и палочка, скрывавшаяся в рукояти трости, оказалась в руке. Ближайший столик со всем своим блестящим наполнением мгновенно был трансфигурирован в глубокое кресло, в котором Люциус с удобством и расположился.

Проходило все это в полной тишине, которую не преминул разрушить Дамблдор.

— Северус, а где мисс Малфой? — обратился к зельевару директор. — Я думал, ты её приведешь?..

— Ни её, ни присутствие Драко здесь не требуется, — властно заявил Малфой, не дав Снейпу даже рот открыть.

Директор коротко кивнул, обозначая, что принял позицию своего посетителя. Хотя произошедшее вряд ли вообще требовало такого многолюдного собрания. Благо, Малфой весь Попечительский совет с собой не притащил.

На минуту повисло молчание.

— Ну-с, — потянул Люциус, явно выражая свое нетерпение.

— А что собственно вы хотите? — возмутилась Макгонагалл.

— То есть вы считаете вполне обоснованным все произошедшее? Как интересно… Думаю, Попечительскому совету тоже будет крайне интересно, Дамблдор, — Малфой перевел взгляд на директора, — что вы подпустили к детям выжившего из ума…

— Заткни свою пожирательскую пасть, Малфой, — рявкнул Грюм, делая несколько шагов в сторону аристократа. Тот даже не шевельнулся.

— Аластор! — осадил его директор.

Бывший мракоборец выругался себе под нос, хлебнул из вытащенной из кармана фляжки и вернулся на место.

— Люпин, Харгид, теперь вот… это, — высокомерно протянул Малфой. — Ваш подбор кадров с каждым разом становится всё эксцентричнее, Дамблдор.

— Не думаю, что нанимаемые мною преподаватели связаны с вашим сегодняшним визитом.

— В самом деле? Первый — представлял угрозу для всех детей в школе…

— Профессор Люпин замечательный преподаватель!.. — выдал Поттер со своего места.

Малфой холодно усмехнулся, бросив на него презрительный взгляд. Гарри не ответ глаз.

Снейп тихо скрипнул зубами.

— Второй — опять же являл угрозу ввиду своей… недалёкости. Даже не представляю каких сил вам, Дамблдор, стоило оставить его на этой должности!..

— Все это не имеет ни малейшего отношения к нашему сегодняшнему собранию, мистер Малфой. Позволю напомнить, что ваш сын недостойно напал на однокурсника со спины. На безоружного однокурсника, — Альбус внимательно посмотрел в непроницаемые глаза Малфоя.

— Трусливый пожирательский щенок!.. — довольно громко буркнул со своего места Грюм.

— Да? Что-то других пострадавших, кроме Драко, я не вижу. Пусть и довольно резкий, но это был ответ на озвученное оскорбление. Не мог же мой сын вызвать на дуэль кого-то ниже себя, — красноречивый взгляд в сторону Поттера и Уизли.

— А ему значит можно оскорблять других? — выпалила Гермиона, которую аристократ в упор не замечал.

Малфой чуть выгнул бровь и бросил на девушку полный презрения взгляд, в котором так и читалось: «грязнокровка», «мусор».

— Тем не менее, Альбус, — Люциус вновь обратился к директору, игнорируя всех окружающих, — действия вашего так называемого «преподавателя»…

— Что вы хотите? — вклинилась Макгонагалл.

— Для начала официальных извинений от дирекции школы, — Малфой поднялся с места. — А вопрос о правомерности этого назначения, — он скользнул пренебрежительным взглядом по Грюму, — я все-таки адресую Попечительскому совету.

Малфой развернулся на каблуках и направился на выход. Снейп последовал за ним, на ходу бросив старостам Слизерина: «Свободны!»

Флитвик и Стебль также покинули кабинет. Уорренхолл и Росс переглянулись и вопросительно посмотрели на Макгонагалл.

— Можете идти, — коротко кивнула женщина своим студентам.

Все пятеро, попрощавшись, ушли. Грюм последовал за ними.

Минерва вздохнула и наконец-то заняла место напротив директора. Дамблдор позвонил в небольшой колокольчик, и в кабинете возник один из эльфов. Домовик поклонился, поставил на стол поднос с чаем и закусками и, вновь поклонившись, исчез.

Макгонагалл отпила чай и вопросительно посмотрела на о чем-то задумавшегося Дамблдора:
— О чем ты думаешь, Альбус? — все же проявила интерес женщина.

— Ты отчаянно ругаешь мисс Малфой, Минерва, но сегодня она явно продемонстрировала необыкновенные способности к Трансфигурации. Не находишь?

Ведьма поджала тонкие губы:
— Спорить не буду. Хотя, боюсь, не все так однозначно.

Директор выжидающе посмотрел на ведьму, вновь пригубившую чай.

— Если отбросить её недопустимое поведение, — продолжила меж тем Макгонагалл, — то предмет явно вызывает у нее затруднения. Точнее, сам процесс колдовства. Видимо это связано с тем несчастным случаем…

Дамблдор кивнул, задумался, откинувшись в кресле и поглаживая бороду.

— Интересно… — негромко пробормотал он.

— Что «интересно» Альбус?

Глаза директора ярко блеснули из-за очков-половинок:
— Как бы ты в целом охарактеризовала мисс Малфой, Минерва?

Декан Гриффиндора задумалась.

— Чуть выше среднего. Знания у нее достаточно обширные, но сил на них явно не хватает.

— Сама себя она считает посредственностью.

— А Северус что говорит?

— Северус-с… — чуть потянул имя зельевара директор и вновь погладил бороду. Негромко звякнули в ней бубенцы. — Северус утверждает, что не имеет ни малейшего представления о потенциале девочки.

— И ты ему веришь?

Дамблдор отстранено улыбнулся, словно признавая произнесенное несусветной глупостью:
— Вся ситуация вообще довольно интересна, — произнес он. — Особенно сегодняшнее её проявление. Если всё же предположить, что мисс Малфой не так уж и посредственна, то…

— Кому и зачем понадобилось скрывать её реальные возможности?.. — закончила мысль директора Макгонагалл. — Или… Какое предположение у вас ещё возникло, Альбус?

— Она могла действовать стихийно, — маг скрестил перед собой длинные костлявые пальцы, опираясь локтями о стол.

— Но тогда её колдовство полностью непредсказуемо!..

Макгонагалл замолчала. Чайник вновь поднялся в воздух, наполняя опустевшие бокалы. Женщина машинально отпила горячий напиток.

Легко с Алирой Малфой не будет точно. Да и полная невозможность предсказать результаты настораживала.

Несмотря на кажущееся попустительство своему факультету, Минерва превосходно знала, что можно ожидать от того или иного студента Дома Годрика. Даже близнецы Уизли с их нескончаемыми шалостями были вполне понятны умудренной опытом ведьме. Неплохой потенциал, пусть и развивается он не вполне классическими методами. Потери от их проделок факультет несёт не столь уж большие, так что пока декан не видела особого повода принимать строгие меры для исправления ситуации.

Теперь же обстановка накалилась внутри самого факультета. Исправить это не представлялось возможным, да и последствия предугадать неосуществимо.
Допив чай и рассеянно попрощавшись с директором, ведьма направилась в свой кабинет.

***
С Малфоем Снейп расстался на втором этаже, когда Люциус направился в Больничное крыло поговорить с Драко. Сам же зельевар вернулся в свои покои. Заглянул в спальню и нахмурился. Когда он уходил, кота определенно здесь не было. Сейчас же Дэймон, потревоженный скрипом двери, внимательно взирал на мужчину горящими зелёными глазами, свернувшись огромным пушистым клубком рядом со своей хозяйкой.

Прикрыв дверь, Северус вернулся в кабинет, нужно было проверить скопившиеся за день эссе.

Минут сорок спустя на пороге без стука возник Малфой. Обвел холодным взглядом помещение, чуть дольше задержавшись на двери в спальню. Затем прошел внутрь и сел в кресло напротив стола Снейпа.

Мастер Зелий смерил его хмурым взглядом, отложил в сторону эссе. Поднялся со своего места, хлопком закрыл дверь, привычно навешивая на неё заклятия, вытащил из неприметного шкафа и поставил на стол бутылку огневиски и два бокала. Сел, разлил напиток.

Малфой сопровождал все действия хозяина кабинета ленивым взглядом.

Выпили молча.

— Ты поклялся её защищать. Так что она делает здесь? Под носом у старого интригана?

— Я помню, — ледяным тоном отозвался Снейп. — Но Мерлин прокляни вашу семейку! Вас же ничего не берет, если вы что-то решили!..

Малфой картинно выгнул светлую бровь:
— Она тебе ничего не сказала? Надо же… — Лициус откинулся на спинку кресла. — Какое недоверие

Снейп чуть скрипнул зубами.

— Ты не интересовался ей почти пять лет, — вернул он. Маг напротив нахмурился.

— Тебя не касается, — холодно произнес Люциус, поднимаясь. — И помни, Северус, ты клялся!

И Малфой, не прощаясь, исчез в пламени камина.

«Я помню!»

***
Февраль 1989. Паучий тупик. Коукворт. Великобритания

…Северус замер на пороге, сигнальные чары выдернули его из Хогвартса, сообщая о проникновении в дом. Что и кому могло понадобиться в его жилище, зельевар не представлял. Но уверенно сжал палочку в руке, бесшумно ступая внутрь.

В прихожей было темно и тихо. Снейп прошел вперед и остановился: по полу скользили красноватые отблески огня, разведенного в камине гостиной. Маг сделал ещё шаг и резко выбросил руку с палочкой вперед. Заклинание сорвалось, но было легко отбито воинственно вскинувшей уши домовушкой с малфоевским гербом на тунике.

Северус замер, не понимая, что происходит. Но руку с палочкой чуть опустил. Едва слышное движение привлекло его внимание, и он поднял взгляд. На его диване, откинув плед, полусидела растрепанная светловолосая девочка. Расширенные голубые глаза испуганно уставились на него, губы чуть дрожали. Снейп проследил за её взглядом и убрал палочку в рукав сюртука.

— Алира?.. Что ты здесь делаешь?..

Девочка ощутимо вздрогнула от звука его голоса. В следующий миг закрыла глаза и рухнула назад на диван.

Маг бросился к ней, прежде, чем сообразил, что делает. Диагност из него был не самый лучший, но то, что показывали ему заклиная, магу совсем не нравилось. Малышка была слабее новорожденного котенка.

Северус быстро направился к шкафу с зельями, быстро перебрал стоящие в нем сосуды, про себя отмечая пропавшие зелья. И все больше хмурясь. Вытащил еще пару фиалов и вернулся к девочке. Приподняв ей голову влил в рот оба зелья.

— Следи за ней! — кинул замершей невдалеке домовушке и быстрыми шагами покинул дом.
Трансгрессировать он не успел. Прямо перед ним возник бледный, словно смерть, Люциус Малфой.

— Она у тебя? — прохрипел маг. — Она у тебя?.. — он вцепился в руку зельевара. И только это не дало тому отшатнуться.

— Что произошло?.. — нахмурившись, вопросом на вопрос отозвался Северус.

— Она здесь? — в светлых глазах напротив плескалось сумасшествие.

— Да. Что случилось, Люциус?..

— Она… Что с ней?

Снейп ещё больше нахмурился:
— Этот вопрос следует задавать мне! Девочка едва жива!..

— Выживет?

— Д-да…

Малфой наконец-то разжал хватку на руке зельевара и отступил на два шага назад. Поправил мантию и внимательно посмотрел на мага перед собой. Прежнее безумие из глаз пропало.

— Она должна исчезнуть, — холодно произнес он.

Снейп опешил от этого заявления:
— Ч-что?..

— Алира Малфой должна исчезнуть. Навсегда! И для всех!

— Ты в своем уме!

— Ты поклялся её защищать!..

Северуса словно молнией ударило, выбив из колеи. Правое запястье ощутимо обожгло. Зельевар сдавленно фыркнул: «Мерлиновы клятвы!»

— Ты клялся, Снейп, — с явной угрозой в голосе вновь произнес чистокровный. — Ты её магический крестный. И магией, и жизнью отвечаешь за неё!..

— Я итак это знаю! — огрызнулся маг. — Что ты от меня хочешь?!

— Подтверждения клятвы. Я доверяю тебе свою дочь. Ты обязан защищать и оберегать её. И сделать так, чтобы Алира Малфой исчезла для всех!..

Снейп тяжело выдохнул. Добровольно брать на себя ещё одну клятву не хотелось, но и проверять действие первой в случае отказа он желанием не горел. Но и совершенно неизвестно было, как поведут себя наложенные одна на другую клятвы. Северус очень надеялся, что ненароком не согласится на что-то похлеще Непреложного Обета.

Малфой ждал, холодно сверкая светлыми глазами.

Зельевар выдохнул и достал палочку:
— Я, Северус Тобиас Снейп, подтверждаю свою клятву крестного Алиры Друэллы Малфой. И обязуюсь оберегать и защищать её жизнь…

— От всех внешних угроз, — подсказал Люциус.

-…от всех внешних угроз, — эхом повторил зельевар. На конце его палочки засветился красноватый огонек, который все разрастался и разрастался с каждым словом.

— Клянусь сокрыть Алиру Малфой от всякого внимания, — продолжал нашептывать чистокровный. — и не упоминать о ней ни при каких обстоятельствах и ни в чьем-либо присутствии, — Снейп сверкнул глазами, понимая в какую ловушку его вновь загоняют, — кроме принимающего клятву, Люциуса Абраксаса Малфоя. Клянусь моей магией и жизнью.

Зельевар мысленно фыркнул, но не видя путей к отступлению покорно повторил слова. Правда выразительной паузы после последнего «клянусь» вполне хватило, чтобы клятва была засчитана без обещания магии и жизни. Красноватое сияние сорвалось с конца волшебной палочки и скользнуло вниз, широкой обжигающей лентой опутывая запястье. И вскоре исчезло, оставив на память о себе мерзкое чувство жжения и, Северус в этом не сомневался, очередную отметину на его коже.

— А теперь объясни, какого дементора здесь происходит, — прошипел раздраженный маг, пряча палочку и в упор глядя на Малфоя.

— Тебя это не касается! Просто исполняй клятву!

— И как ты себе это представляешь! Прекрасно же знаешь, что я не могу надолго отлучаться из Хогвартса!

— Значит, найдешь способ. И ещё кое-что…

Снейп бросил на блондина полный ненависти взгляд.

— Мне нужно зелье для Нарциссы и Драко. Они должны забыть.

— Ты в своем уме?

С минуту оба молчали. Негромко выругавшись, Северус направился в дом. Напряженно замер в гостиной, бросив короткий взгляд на спящую девочку. Вновь буркнул что-то себе под нос и направился к шкафу с зельями. Отпер стоящую в нем шкатулку из тёмного дерева и задумчиво покрутил в руках один из фиалов. Тёмное содержимое мрачно блеснуло в красноватых всполохах камина. Вновь запечатав шкатулку и закрыв шкаф, зельевар вернулся к ожидавшему его блондину.

— Зелье Забвения, — протянул магу флакон, — трех капель ежедневно в течение месяца достаточно, чтобы притупить чувства и воспоминания.

— А если больше трех?

— Они забудут навсегда.

Малфой коротко кивнул и трансгрессировал.

Снейп постоял несколько минут, глядя в темноту, и вернулся в дом. Нужно было проверить состояние девочки, да и решить, что со всем этим делать дальше.

***
Октябрь 1994. Хогвартс, Шотландия

Алира довольно потянулась и открыла глаза. Вокруг было темно. Рука скользнула по незнакомой ткани укрывавшего девушку одеяла и наткнулась на мягкую кошачью шерсть, а затем и морду. Дэймон недовольно фыркнул. Блондинка привычно сунула руку под подушку в поисках своей палочки, но не обнаружила её там.

И, наконец, всё произошедшее сложилось в цельную картинку. Юная ведьма подорвалась с кровати, откинув одеяло в сторону, и резко распахнула дверь.

Снейп, сидевший за столом, даже не поднял головы, продолжив проверку эссе.

— Ты меня усыпил!.. — зло прошипела Алира, сверкая глазами.

— Здесь был Люциус, — коротко обронил зельевар, откладывая проверенную работу в сторону и принимаясь за следующую, — Мне не хотелось после случившегося проверять твою реакцию на встречу с ним.

В кабинете стояла тишина, и мужчина соизволил посмотреть на крестницу.

Девушка неуверенно переминалась с ноги на ногу, так и замерев в дверях.

— Спасибо, — едва слышно пролепетала она.

Снейп нахмурился.

— Ты ничего не хочешь мне рассказать?

— Нет, — мотнула головой блондинка. — А где Драко?

— В Больничном крыле.

Девушка дернулась, в глазах отразился страх:
— Ты же говорил…

— Все в порядке. Но на этом настоял Люциус.

Девушка поморщилась, словно от зубной боли, при упоминании отца.

— Который час?

— Ещё час до отбоя. Алира! — окликнул Северус тут же направившуюся на выход крестницу. Девушка остановилась и бросила на него вопросительный взгляд. — Сядь, — зельевар кивком указал на кресло перед своим столом.

Малфой, бросив короткий взгляд на дверь, вернулась и села на указанное место.
Снейп отложил свиток с эссе и перо в сторону.

— Грюм - твой преподаватель…

— Он не имел права!.. — вспыхнула девушка.

— Да, — властно оборвал её Снейп. — Не имел. И твои действия я не осуждаю. Но, прошу, — блондинка удивленно моргнула, уж слишком это слово не вязалось с крестным, а уж тон, которым оно было произнесено… — Я прошу: избегай его всё время помимо занятий. И, не дай Салазар, тебе с ним пререкаться!..

— Поняла. Могу идти?

Зельевар достал из ящика стола волшебную палочку Алиры и положил перед ней:
— Надеюсь, ты понимаешь как рисковала, колдуя заклятие такого уровня?

Блондинка кивнула, поджав губы, убрала палочку в рукав и поспешно покинула кабинет Мастера Зелий. А сам Снейп вернулся к работе.

***
В коридорах практически никого не было, лишь несколько студентов встретились Малфой по пути к Больничному крылу.

Внутри было абсолютно тихо и темно, лишь один небольшой светильник тускло сиял в нише. Но этого вполне хватало, чтобы без труда различить ровные ряды кроватей и высокую белую ширму в конце помещения. За ней и обнаружился Драко. Он спал.

Алира бесшумно скинула туфли и осторожно уселась на край кровати, обняв колени руками.

Спустя какое-то время блондин потянулся во сне и чуть приоткрыл глаза. Приподнялся на руках и сел на постели.

Кажется, девушка даже не заметила его движений. Она сидела, чуть закусив нижнюю губу и совершенно рассеянно глядя перед собой.

— Эй, — он осторожно коснулся руки сестры.

Алира вздрогнула. Взгляд стал осмысленным. И каким-то печальным.

— Прости, — тихо прошептала она.

— За что? — не понял Драко.

— Я едва тебе не навредила… — серые глаза напротив удивленно расширились. — Если бы хоть на миг сообразила, что делаю… — Алира подалась вперед и уткнулась брату в плечо. — Это не мой уровень, — прошептала она едва слышно. — Твои эмоции захлестнули. Колдовала вообще не понимая, что делаю…

Плечи девушки мелко задрожали. Драко обнял сестру.

— Но ведь всё нормально, — неуверенно произнес он.

«Слава Моргане!» — подумала девушка. — «Слава Моргане!»

— Отец был здесь, — произнес через несколько минул Малфой-младший.

— Знаю, — Алира отстранилась и села ровно.

— Вы…

— Нет, — мотнула головой. — И это к лучшему.

— Что происходит? — нахмурился блондин.

— Не важно.

— Алира!

— И вообще, касательно сегодняшнего… — Драко скривился на её слова. — Вина твоя. И спорить со мной не смей!

Парень насупился и отвернулся. Блондинка невольно улыбнулась краешками губ и, чуть потянувшись вперед, взлохматила ему волосы. Драко недовольно оттолкнул её руку, вызывая тем самым негромкий смех.

— Прекрати! И ничего смешного!..

— Ты и в детстве так же реагировал.

Драко посмотрел на неё исподлобья, недовольно сложив руки на груди, чем вновь вызвал лёгкий смех.

— Заканчивай, — донельзя серьёзным тоном предупредил он.

— Как скажешь, — Алира вскинула руки в примирительном жесте. — Но тогда я вновь вернусь к нравоучениям.

— Какое тебе дело до этих проклятых грифов? — огрызнулся парень.

— А тебе? Зачем ты постоянно их цепляешь, нарываясь на конфликт?

— Раздражают!

— Так не обращай внимания! Драко. Драко, посмотри на меня. Драко! — блондин нехотя взглянул на сестру. — Не заставляй меня вмешиваться.

— Я об этом и не прошу.

— Но превосходно знаешь, что я не останусь в стороне, — Алира осеклась, а потом все-таки продолжила. — Я думала, чем бы потяжелее приложить Уизли, если бы Поттер и Грейнджер его не удержали…

— Почему? — серые глаза хитро блеснули.

— Ты мой брат, — коротко отозвалась девушка и, обувшись, встала с постели. — Но учти. Ещё раз нарвёшься — получишь от меня.

— Как страшно!.. — язвительно заметил Драко.

Алира хмуро на него взглянула, поставила на тумбочку рядом с кроватью флакон с зельем:
— Успокоительное, сильное. Я не хочу, чтобы ты завтра психовал. А выдержки тебе, братец, точно не хватит.

— Кто бы говорил, — хмыкнул парень.

Алира хитро прищурилась и вновь взлохматила ему волосы.

Драко отпрянул назад, отталкивая руку сестры.

— Спи, — шепнула девушка и покинула больничное крыло.

***
— Знала, что найду тебя здесь, — чуть улыбнулась Эмили Росс блондинке, вышедшей из Больничного крыла.

Та лишь бросила на неё хмурый взгляд и пошла в сторону лестниц. Староста поспешила следом.

— Алира… Я могу тебя кое о чем попросить? — прозвучало с явным сомнением на положительный ответ. — Факультет…

Малфой остановилась на ступень выше и, вцепившись в перила менявшей свое положение лестницы, обернулась. В глазах читался вопрос.

Росс вздохнула, с явным трудом собралась с мыслями:
— Все судачат о случившемся. Постарайся не реагировать слишком остро…

Блондинка смерила её холодным взглядом и отвернулась. Чуть опустила глаза, взглянув на чуть дрожащую ладонь правой руки. Если бы она чуть промедлила или ошиблась… Если бы просто осознавала, что делает… Последствия…

По спине пробежал холодок.

Это несколько минут назад она шутила и улыбалась для брата. А сама… Свыкнуться с мыслью о возможных непоправимых последствиях будет непросто.

Нет, сейчас ей не до кучки идиотов, не способных на самом деле оценить всю серьёзность произошедшего.

Лестница остановилась, и девушка, спрятав в карман всё ещё дрожавшую руку, поспешила её покинуть.

Шаги Эмили раздавались рядом. Терзаний блондинки она не заметила, но напряжение ощущала очень ясно.

В гостиной Гриффиндора было, как обычно, шумно. Большинство студентов младших курсов уже разбрелись по своим спальням, а остальные, расположившись на креслах, диванах и пуфах обсуждали прошедший день.

Кто-то восхищался Грюмом, все дружно смеялись над хорьком-Малфоем, Рон с Гарри в который раз пересказывали явление Люциуса Малфоя к Дамблдору.

Появление Алиры Малфой в сопровождении Эмили Росс не прошло незамеченным.

— О, любительница хорьков!.. — громко выдал Фред в на миг повисшей тишине. Смех грянул мгновенно.

Блондинка стиснула зубы и чуть ускорила шаг, стараясь не вслушиваться в глупые шуточки и смешки.

Но, против воли, из всего гама и шума, царивших в помещении, мозг зацепился за одну из фраз: «…может повторим!»

Пальцы впились в перила лестницы к девичьим спальням. А в голове лишь крутилось: «может повторим!», «может повторим!», «может повторим!»

Алира резко развернулась, на ходу вытаскивая палочку:
— Даже думать не смей!.. — злой взгляд впился в Анджелину Джонсон. Замечательная память на голоса не подвела.

— Малфой!.. — Росс рванула к девушке. — Убери палочку!

— Раз Джонсон захотела урок по трансфигурации, так я ей его обеспечу! — зло процедила блондинка.

Анджелина тоже резко поднялась с места, как и несколько человек рядом с ней. Некоторые потянулись к палочкам.

— Алира, прошу, — староста факультета почти умоляюще смотрела на студентку, осторожно сжимая пальцы на запястье девушки и неспешно пытаясь заставить её опустить руку.

Малфой нервно выдохнула, все внутри клокотало.

— Силенок-то хватит, мне уроки преподавать?..

— Джонсон!.. — обреченно выдохнула Эмили, понимая, что больше не может удержать руку блондинки.

Росс отпрянула назад, тоже доставая палочку.

Тут же фиолетовая вспышка с громким треском прорезала воздух, но отраженная щитом кого-то из старшекурсников в окружении Джонсон, ушла в сторону, никого не задев.

Гриффиндорцы мгновенно ощерились палочками. Эмили попыталась вмешаться, но её палочка легким движением руки Алиры отлетела к дальней стене. Блондинка тонко холодно улыбнулась:
— Вот он благородный факультет — все на одного! Один на один боишься, Джонсон? — голубые глаза впились в тёмнокожую студентку.

— Джонсон, не смей! — попыталась вразумить ту Росс, проклиная всё и всех на свете, что сегодня Джейк патрулирует коридоры.

— Не вмешивайтесь, — сквозь зубы процедила Анджелина, выбираясь из-за спин сокурсников.

— Все назад!.. — буквально взвизгнула Эмили Росс, понимая, что не сможет помешать дуэли, а никому в голову и не придет их разнимать.

Тут же рявкнули два заклятия. Встретились на полпути и с треском рассыпались, не достигнув цели.

Алира тут же атаковала. Снова. И снова.

Молнии заклятий одна за одной прорезали воздух, то и дело уходя в стороны.

Благо гриффиндорцам хватило ума выставить щиты, чтобы никого ненароком не задело.

Джонсон тоже активно пользовалась защитными заклинаниями. Алира же просто невероятно ловко уворачивалась, не тратя лишнего времени. Она все атаковала и атаковала, выплескивая всю злость и страх последнего дня.

Очередная вспышка пронеслась мимо виска Джонсон, чуть задев волосы, и с невероятной силой врезалась в стену за её спиной. Брызнули в стороны мелкие кусочки камня, оставляя вместо себя приличных размеров выбоину.

Анджелина сглотнула, не увернись она… Проклятая девчонка атаковала на полном серьезе, хотя и самыми простыми заклятиями.

В пылу сражения никто не заметил появившуюся в гостиной Минерву Макгонагалл, а следом за ней и Джейкоба Уорренхолла, и чуть дрожавшую Гермиону Грейнджер.

В следующий миг палочки обеих дуэлянток оказались в руках декана. А в гостиной повисла звенящая тишина. Кто-то испуганно пискнул.

Сердито сверкая глазами, декан гриффиндора скользнула взглядом по пострадавшему помещению, замершим студентам, чуть дольше задержалась на виновато потупившейся Эмили Росс и непосредственных участницах произошедшего.

— Как вы посмели устроить дуэль в гостиной факультета?
Кажется, такой злой своего декана никто из гриффиндорцев ещё не видел.

— За мной! Обе! Старосты! Навести здесь порядок! Всем остальным — спать!

— Джейк, — Эмили бросила умоляющий взгляд на парня и скрылась в проходе вслед за деканом и двумя студентками.

— Что вы здесь забыли, Росс?

— В произошедшем есть и моя вина, профессор.

Макгонагалл одарила студентку долгим тяжёлым взглядом и, резко развернувшись, двинулась вниз по лестнице.

***
Дверь кабинета Минервы Макгонагалл закрылась с оглушительным хлопком. Три студентки, опустив головы, застыли перед своим деканом.

— Вы посмели устроить дуэль, что само по себе запрещено правилами школы. Нанесли урон имуществу школы. А про то, что кто-то из окружающих может пострадать, даже и не подумали! Я лишаю вас обеих 50 баллов и назначаю месяц отработок каждой! Вам, Джонсон, у меня. А что касается вас, Малфой, мистер Филч всегда рад свободным рукам. А вы, Росс…

— Профессор, простите, — Эмили посмотрела на декана. — Я признаю, что не смогла помешать произошедшему, так как в первую же минуту была обезоружена. И признаю, что не справилась со своими обязанностями старосты факультета, позволив всему этому случиться. Шутка мисс Джонсон зашла слишком далеко… — три пораженные взгляда уставились на девушку. — Но именно она спровоцировала мисс Малфой.

— Вы хотите сказать?..

Эмили молча отстегнула значок старосты с лацкана мантии и протянула Макгонагалл:
— Я не могу и не хочу быть старостой факультета, студенты которого считают хорошим поводом для шутки, то, что причиняет другому боль.

Минерва взяла протянутую вещь:
— Все свободны. Можете возвращаться в башню факультета.

— Малфой! — вдруг передумала ведьма, когда студентки уже дошли до дверей кабинета. — Задержитесь.

Алира развернулась на месте и замерла, идти назад она не собиралась. За спиной негромко закрылась дверь. Магконагалл смерила девушку долгим взглядом, но все же приблизилась.

— Кажется, я уже говорила вам, мисс Малфой, что мне не нужны проблемы на моем факультете.

Алира молчала, сверля декана тяжелым взглядом.

— Еще одна подобная выходка, и я подниму вопрос о вашем отчислении.

Блондинка усмехнулась:
— Ваше право, профессор.

— Мисс Малфой, — предостерегающе произнесла женщина.

— Вы ведь преподаете трансфигурацию, так объясните своему бестолковому факультету все последствия использования этих заклятий на человеке, — зло прошептала девушка. — Потому что кто-то, подобный Джонсон, находит это забавным. Или мне обратиться к директору? Он ведь вроде раньше преподавал трансфигурацию?

— Можете идти, Малфой. Но… помните о моих словах.

***
Алира выскользнула из кабинета, смахнула злые слёзы и до боли закусила губу. Глубоко вздохнула и направилась к лестнице.

-…поразительное благородство! — долетел до блондинки желчный голос Анджелины.

Обе старшекурсницы обнаружились у подножия боковой лестницы.

— Ну хоть кто-то должен соответствовать основным чертам факультета. А ты, Джонсон, ядом плюешься почище любой слизеринки.

— Умолкни, Малфой!

— Довольно! Вас не достаточно наказали?

— Плевать! И ты мне не указ! — темнокожая гриффиндорка резко развернулась и быстро поднялась по лестнице.

— Идем, отбой уже давно был, — Росс взглянула на Алиру. С уходом Джонсон блондинка как-то поникла, словно на последнюю язвительную фразу потратила последние силы.

— Применение трансфигурации к людям, на удивление, не является запрещенным, хотя по своей опасности сравнимо с непростительными, — тускло произнесла Малфой двумя пролетами выше. — Ты знала?

— Нет, — пораженно выдохнула Эмили.

— Об этом не говорят, потому что такое редко кому приходит в голову. Но еще опаснее такой трансформации обратное превращение. Ты бы смогла удержать в голове образ человека в мельчайших деталях?

Алира остановилась и внимательно посмотрела на задумавшуюся Эмили.

— Нет, — старшекурсница мотнула головой. — Не уверена…

Голос был напряжённым, кажется она представила все возможные последствия неправильной трансформации, и на лице отразился ужас.

— Но ведь ты смогла сегодня отменить заклятие Грюма!

Малфой усмехнулась. И такой горькой была эта усмешка, что Эмили невольно поежилась.

— Если бы я хоть на миг поняла, что делаю — угробила бы брата собственными руками… Извини, Эмми, мне нужно пройтись… — развернувшись, Алира быстро сбежала вниз.

Эмили перегнулась через перила, собираясь было окликнуть девушку, но лишь поджала губы и молча направилась в гостиную факультета. Ещё нужно было убедиться, что Джейк смог привести всё в порядок. От внезапного откровения Малфой было не по себе.

***
Чем ниже спускалась Алира, тем больше она ускоряла шаг. По коридорам подземелья она уже бежала, про себя моля все силы на свете, чтобы Северус сегодня не патрулировал.

Девушка отчаянно заколотила кулаком по двери, боясь, что ей не откроют. Секунды казались бесконечными, и Малфой уже совсем отчаялась, когда дверь распахнулась, и на пороге появился зельевар с зажатой в руке волшебной палочкой.

Алира уткнулась крестному в плечо, дрожащими пальцами вцепилась в грубую ткань сюртука и разрыдалась.

Резким движением руки Мастер Зелий захлопнул дверь, установил заглушающее заклятие и неуверенно обнял крестницу за плечи. Она дрожала словно лист. И что делать с этой истерикой Снейп откровенно не представлял. Такой крестницу он не видел никогда.

Лишь спустя какое-то время, когда слезы уже закончились, а девушка начала судорожно втягивать в себя воздух, маг усадил ее в кресло и достал из шкафа пузырек успокоительного. Блондинка недоверчиво понюхала содержимое фиала и выпила залпом.

В полной тишине Снейп заварил чай, разлил его в две чашки и, поставив их на небольшой столик, уселся в соседнее кресло.

Алира все еще чуть дрожащими руками взяла свою чашку, чудом не расплескав содержимое. Чай приятно согревал.

Снейп искоса наблюдал за крестницей, которая сейчас выглядела абсолютно спокойной. Огонь камина странными зловещими всполохами отражался в практически бесцветных глазах. Маг вновь наполнил опустевшую чашку блондинки, и та так же молча её выпила.

— Я разозлилась. — голос был хриплым. — Сегодня. Колдовала на чистых эмоциях.

— Злость — хорошее топливо. Но не стоило давать ему волю.

— Знаю. Но я так испугалась за него. Почувствовала его страх. И… разозлилась. Северус… если бы я поняла, что делаю…

— Все обошлось. Нет смысла накручивать себя из-за пустой вероятности.

— Я так устала…

Зельевар нахмурился и, поднявшись, завис над блондинкой. Результаты проверки стандартными целительскими заклинаниями ему совсем не нравились. Днём ничего подобного он не заметил. Сейчас же Алира была полностью истощена.

Затейливо выругавшись себе под нос, Снейп принялся перебирать содержимое шкафов с зельями. Но ничего подходящего ситуации в наличии не было. Рассчитывать на Больничное крыло тоже не проходилось — у Помфи отродясь не было таких зелий.

Зельевар потянулся за котлом. Кажется, сегодняшняя ночь будет очень долгой.

***
Алира проснулась, когда её потрясли за плечо. Девушка даже не помнила, как уснула, и когда кресло успело превратиться в небольшую, но очень удобную софу.

— От меня снова одни проблемы, — виновато проговорила она, принимая бокал из рук крестного.

— Глупости, — отмахнулся мужчина.

— Ты не спал.

— Часа три у меня еще есть. Алира, что успело произойти вечером?

Блондинка потупила взгляд, но зельевар подцепил ее подбородок пальцами, заставив посмотреть себе в глаза:
— Что? — холодно спросил он.

— Джонсон нашла все произошедшее крайне забавным. Предложила повторить. Я «вызвала» ее на дуэль.

Мастер Зелий нахмурился. Кто угодно другой, находясь на месте светловолосой, пожелал бы провалиться на месте от такого взгляда.

— Снова дуэль. — недовольство в голосе звенело как металл.

— Я знаю, — девушка дёрнула головой, освобождая свой подбородок из лёгкой хватки.

— Алира, твоя магия и так не стабильна…

— Я знаю!.. Больше не повторится.

— Иди в спальню, там удобнее. До подъёма ещё три часа. Тебе надо поспать.

— Мне и тут неплохо. Софа вышла крайне удобная.

Не желая и из-за такой мелочи препираться с девчонкой, Северус потушил все свечи и сам отправился спать.

Алира же чуть потянулась и, обняв подушку, клубком свернулась на диванчике, бездумно уставившись взглядом на пляшущие языки огня в камине.

Дэймон прыгнул на софу и, громко урча, устроился за спиной хозяйки.

Глава 10. Непростительные и грязнокровки


Алира открыла глаза и немного потянулась. Вряд ли прошло много времени, но лучше было уйти именно сейчас.

Девушка бесшумно выскользнула за дверь и быстро добралась до гостиной факультета. Полная дама, одарив студентку недовольным взглядом, открыла проход. Внутри было темно и немного прохладно. Гриффиндор ещё спал, что было не удивительно для столь раннего часа.

Малфой бесшумно поднялась в спальню и, взяв свои вещи, направилась в ванную. Нужно было хоть немного привести себя в порядок.

Алира сидела на пуфе у окна и пыталась хоть чуть-чуть подсушить полотенцем влажные волосы, когда дверь открылась и на пороге появилась Эмили Росс.

— Еще рано, — заметила блондинка.

— Привычка, — Росс умыла лицо и сквозь отражение в зеркале посмотрела на девушку. — Когда ты вернулась?

— С полчаса назад.

Внимательный взгляд ещё несколько секунд сверлил девушку:

— Помочь?

Алира удивленно выгнула бровь и чуть пожала плечами:

— Если не сложно.

Эмили довольно улыбнулась и, подойдя к блондинке, принялась колдовать над её волосами, мгновенно их высушивая.

— И последний штрих, — улыбнулась старшекурсница.

Малфой моргнула от не очень приятного ощущения, затем взглянула в зеркало на результат.

— Если чуть подкрасишь глаза, и следа не останется.

— Пожалуй, ты права. А то выглядит несколько кровожадно.

— У тебя проблемы с магией, — выдохнула Эмили. Не вопрос — утверждение.

Блондинка сузила глаза.

— Не думаешь, что тебя это не касается.

— Знаю. Но твое удивительное стремление нарываться на фоне таких проблем просто… самоубийственно. Знаешь? — вернула вопрос старшекурсница.

Алира грустно усмехнулась.

— Уступить сильному — простительно. Равному — позволительно. Низшему... - начала она.
— Не цитируй мне… - перебила Росс, - Что это, собственно, было? Какой-то кодекс? А! Не важно!

— Эмми, — Алира выдохнула, — я однажды уже оступилась и получила… собственно, что получила, то и получила, — девушка развела руками. — Ниже падать мне уже некуда, да и нельзя.

— И когда успела?

— Просто нужно знать время и место, — загадочная улыбка скользнула по губам, и Малфой выскользнула за дверь.

***

В Большом зале было пусто. Нестройные ряды свечей тускло золотили голые столы. Но едва Алира села, перед ней возникли традиционная чашка кофе и тарелка с пирожными. За что блондинка не любила восстанавливающие зелья, так это за зверский аппетит, который они будили.

— Спасибо, Тринки, — прошептала ведьма себе под нос, не особо надеясь на результат. — Но сегодня я не откажусь от чего-нибудь очень сытного.

Тихо звякнула пустая посуда, заполняя столы, следом появились графины с напитками, вазы с фруктами, свежим хлебом и чудесно благоухающими булочками и тостами. А непосредственно перед Алирой оказалась большая порция омлета с беконом.

— Спасибо, — вновь тихо прошептала она и принялась за еду.

— Как-то преждевременно сегодня… — Эмили оглядела наполняющиеся столы и села рядом с блондинкой.

— Не жалеешь? — спросила Алира, расправившись с омлетом и двигая к себе блюдо с бутербродами. — Что отдала значок?

— Скажем так, — Росс отпила апельсиновый сок, — Я трусливо самоустранилась из ваших с Джонсон разборок. Да и будет больше времени на подготовку к экзаменам. Можно ответный вопрос?

— Ты его уже задала, — усмехнулась блондинка, но, видя недовольный взгляд старшекурсницы, добавила: — Задавай, но ответить не обещаю.

— Ты занималась боевой магией? — Малфой чуть нахмурилась на эти слова, и Росс пояснила. — Вчера, пока вы пытались друг друга покалечить, обратила внимание на твои движения, на реакцию… Видна хорошая тренировка.

— Допустим, — безразлично отозвалась Алира, отворачиваясь от собеседницы. Разговор был окончен.

Зал постепенно заполнялся студентами.

Малфой глазами нашла брата, внимательно проследила за его движениями, вгляделась в лицо. Драко был собран и спокоен. Ну хоть на кого-то зелье подействовало.

Знакомые шаги раздались за спиной. Алира обернулась прежде, чем услышала голос.

— Мисс Малфой, жду вас после ужина на отработку.

— Да, профессор, — девушка с трудом сдержала улыбку, но довольные нотки все же просочились в голос.

— Она что, радуется отработке у Снейпа? — выкатив от удивления глаза, прошептал Рон так громко, что его услышала половина стола.

— Она же Малфой! — недовольно фыркнула Анджелина Джонсон, — Снейп её ничего делать не заставит. — договорила она, бросив на блондинку злой взгляд. Самой-то от наказания у Макгонагалл не отвертеться.

***

День прошел на удивление мирно. На перешептывания и смешки студентов Алире удавалось не реагировать.

Макгонагалл поджимала губы, встречаясь взглядом с блондинкой. Джонсон шипела рассерженной кошкой всю вторую половину завтрака, обед и при двух случайных столкновениях с Алирой в коридоре.

Ужин едва начался, когда тихий звон бокала на удивление быстро привлек внимание студентов. Все находящиеся в зале повернули головы в сторону преподавательского стола. Минерва Макгонагалл поднялась со своего места:
— Прошу всех студентов остаться в Большом зале после окончания ужина.

Студенты удивленно зашушукались, наполняя зал гулом голосов. Эмили Росс пристально взглянула в сторону Алиры, но та её даже не заметила, быстро что-то строча на маленьком кусочке пергамента. Чернила и перо вернулись в сумку. Девушка вытащила палочку, вздохнула, сосредоточилась и коснулась пергамента. Мгновение ничего не происходило, затем записка подпрыгнула, закружилась волчком и превратилась в небольшую ящерку. Живность на мгновение взглянула на свою создательницу и шустро покинула стол.

Блондинка чуть улыбнулась и вернулась к еде, не замечая направленного на неё внимательного взгляда ярко-голубых глаз.

Ящерка тем временем достигла адресата. Драко пробежал послание глазами, бросил хмурый взгляд на преподавательский стол, свернул записку и убрал её в карман.

Ужин подошел к концу. Пустая посуда и оставшаяся еда исчезли со столов. Студенты негромко переговаривались, бросая заинтересованные взгляды за преподавательский стол.

Минерва Макгонагалл поднялась со своего места, оправила тёмно-зелёную мантию и вышла вперед. Туда, где первого сентября обычно стояла кафедра, откуда к ученикам обращался Дамблдор.

Зал затих.

— В связи с последними событиями, — начала декан Гриффиндора, — было принято решение провести небольшую лекцию… — студенты недовольно загудели, — Лекцию, — громче произнесла ведьма, вновь привлекая внимание, — по правилам, законам и запретам трансфигурации.

Новый гул наполнил зал, многие взгляды метнулись к столу Слизерина, послышались смешки.

Несколько минут Макгонагалл безуспешно пыталась вновь успокоить студентов.

— Тихо-о! — над залом пролетел усиленный сонорусом голос Дамблдора.

Зал умолк.

В наступившей тишине, мгновенно привлекая к себе всеобщее внимание, Алира поднялась со своего места и ни на кого не глядя последовала прочь. Следом за ней последовал и Драко. Следом за ним поспешила и его свита, а затем один за другим поднялись и пошли на выход все Слизеринцы. Столы других факультетов покинули несколько чистокровных.

Макгонагалл лишь поджала тонкие губы.

— Внимание… — произнесла она через несколько мгновений, начиная наконец-то злополучную лекцию.

***

— С чего это старая кошка решила просветить тупоголовых? — Малфой-младший открыл дверь в подземелья перед сестрой.

— Как будто ты сам знаешь, о чем она решила рассказать, — хмыкнула девушка.

Драко покосился на Алиру.

— Ты же сама написала, что на этой лекции нам делать нечего!

— Ага, а на обороте — название книги и нужный раздел. Почитай на досуге.

Блондин хмыкнул.

— Драко, я серьезно! — девушка остановилась, беря его за руку и заглядывая в глаза.

— Королева! — воскликнул кто-то за их спинами.

Блондин бросил уничтожающий взгляд на Блейза Забини.
Слизеринец приблизился к Малфоям и отвесил девушке шутливый поклон:

— Ты повела нас за собой!

Кто-то из чистокровных, спускающихся следом, громко фыркнул.

— Вот еще! — возмутилась Паркинсон, протискиваясь вперед, буквально отталкивая блондинку в сторону и повиснув на руке Драко. — Проваливай, гриффиндорка! — голос шатенки буквально сочился ядом.

— Исчезни! — раздраженно сквозь зубы процедил парень, отцепляя от себя руки сокурсницы.

Пэнси удивленно воззрилась на него.

Алира хмыкнула и, обойдя слизеринцев, пошла дальше.

— Эй! — Драко окликнул сестру.

— Меня Снейп на отработку ждет, — отмахнулась девушка. — Пока!

***

Алира вошла в кабинет без стука и удостоилась недовольного взгляда.

— Тебя не учили стучать?

— Если я вернусь в коридор, то прокляну Паркинсон, — Алира прошла вперед и остановилась только у самого стола зельевара, оперевшись о него ладонями.

— Разве Макгонагалл передумала читать вам лекцию?

— Я в ней не нуждаюсь, поэтому ушла, — девушка отступила назад и плюхнулась в кресло. — Твой факультет ушел следом… — негромко добавила она, Мастер Зелий хмыкнул. — Ну и чем мы будем заниматься на моих отработках.

— Для разнообразия, — мужчина хищно сверкнул глазами, — могу предложить тебе уборку и подготовку ингредиентов.

— А зелья? — раздосадовано вскинулась девушка.

— Ты здесь для отработки наказания, а не для хорошего времяпрепровождения, — ухмыльнулся Снейп.

Алира надулась, сверкнула глазами и, фыркнув, резко поднялась из кресла. Северус проводил её задумчивым взглядом. Её недовольство забавляло его.

Девушка заплела мешающие волосы в косу, сняла мантию, закатала рукава белой шелковой блузки. Придирчиво изучила шкаф с зельями, вытащила из него два флакона, средство для защиты рук и очищающее, и, прихватив большую натуральную губку, вернулась в класс, придирчиво оглядывая фронт работы. Больше трёх десятков котлов сиротливо высились в углу.

Примерно через час, разобравшись наконец-то с проверкой эссе, Снейп поднялся из-за стола, немного потянулся и вышел в класс.

Алира сидела, поджав ноги, на каменном полу и, негромко напевая что-то себе под нос, чистила очередной котел. Покончив с ним, девушка откатила тускло сияющий сосуд себе за спину и, привстав на коленях, потянулась за следующим.

— Уборка в лаборатории без использования магии было первым, чему ты меня научил, — не отвлекаясь от своего занятия произнесла блондинка.

Северус удивленно выгнул бровь. Он подошел достаточно тихо, но она все же его заметила.

— Сидеть на холодном полу вредно, знаешь?

Девушка улыбнулась и чуть потянула вверх край толстого темного ковра, практически неразличимого на фоне каменного пола:
— Я не так плоха в трансфигурации, как считает Макгонагалл.

— Вряд ли она так считает после твоей вчерашней демонстрации, — хмыкнул мужчина.

— Меня больше интересует, что теперь считает Дамблдор.

Зельевар нахмурился.

— Заканчивай.

— А остальные? — Малфой обернулась и посмотрела на крестного.

— Оставь.

— Ну ладно, — блондинка откатила в сторону очередной чистый котел и поднялась на ноги, внимательно осмотрела свои руки.

Моргнула, отмечая как очистилась от грязи и остатков зелья кожа, исчезли несколько случайных пятен с блузки. Ковер вновь превратился в стул, а чистые котлы укатились на свои места в большом шкафу у дальней стены. Девушка краем глаза отметила, как крестный прячет палочку в карман сюртука.

Робкий, едва различимый стук в дверь, привлек ее внимание.

— Войдите! — рявкнул Снейп, поймав непонимающий взгляд подопечной.

На пороге, робко переминаясь с ноги на ногу, возникли двое первокурсников-рейвенкловцев.

Алира чуть усмехнулась:

— Я могу забрать свою мантию и палочку, сэр?

Зельевар коротко кивнул, переводя свое внимание на провинившихся воронят.

Блондинка вернулась из кабинета Мастера Зелий, уже накинув на себя мантию, и показательно замерла напротив:

— Я могу быть свободна, сэр?

— Идите, Малфой. Завтра снова жду вас после ужина.

— До завтра, сэр, — пролепетала блондинка уже у самой двери, состроив забавную мордочку. Словила возмущенный взгляд крестного и, усмехнувшись, покинула кабинет зельеварения.

***

Следующий день не предвещал ничего хорошего — перед обедом в расписании значилась сдвоенная ЗоТИ. Идти на пары Алире не хотелось неимоверно, поэтому блондинка усиленно тянула время до неизбежного и в кабинет скользнула перед самым колоколом. Села за последнюю парту в самом углу, игнорируя оставленное для неё Ноттом место.

С грохотом распахнулась дверь, ведущая в преподавательский кабинет, и Грюм замер на вершине лестницы, внимательно оглядывая резко притихших студентов. Чуть отвернулся в сторону, отхлебнул из своей фляжки и, переваливаясь, как медведь, спустился вниз. Вытащил классный журнал, тряхнул длинной пегой гривой, убирая волосы с покореженного и усеянного шрамами лица, и стал называть имена, причем его обычный глаз не отрывался от списка, в то время как магический вращался по сторонам, устремляясь на студента, когда он или она отзывались.

— Хорошо, — сказал он, когда последний заявил о своем присутствии. — Профессор Люпин написал мне о вашем классе. Похоже, вы достаточно основательно овладели противодействием Тёмным Созданиям — прошли боггартов, Красных Колпаков, болотных фонарников, гриндилоу, ползучих водяных и оборотней — я правильно понял?

Гриффиндорцы согласно зашумел.

— Но вы отстали — и очень отстали — в отношении заклятий. Поэтому я здесь для того, чтобы подтянуть вас в области того, что сами волшебники могут причинить друг другу. Итак, прямо к делу. Заклятия. Они бывают разной силы и формы. Итак… Кто-нибудь из вас знает, какие заклятия наиболее тяжело караются волшебным законодательством?

Слизеринцы молча переглядывались между собой, словно выискивая кого-то. И в этих взглядах явно звучали вопросы:

«Ты знаешь?»

«А ты?»

«Рискнешь произнести?»


Гриффиндорцы пришибленно молчали, так же переглядываясь между собой. Но в их глазах явно читались опасение и страх.

Неуверенно поднялась рука Гермионы. Следом, чуть дрожа, — Рона. Алира приподняла голову со сложенных на парте рук — Интересно...

Грюм кивнул Уизли.

— Ну, — робко начал рыжий, — отец говорил мне об одном… оно называется Империус… или как-то так?

— О да, — с чувством произнес бывший аврор. — Твой отец должен его знать. Заклинание Империус доставило Министерству много неприятностей в свое время. Кто ещё знает что-нибудь? Другие запрещенные заклятия?

Слизеринцы молчали. В воздух вновь взвилась рука Гермионы, уже более уверенно. И, к всеобщему удивлению, Невилла.

— Да? — магический глаз Грюма, повернувшись, уставился на Лонгботтома.

— Есть такое… заклятие Круциатус, — произнес тот тихо, но отчетливо.

Грюм чрезвычайно пристально смотрел на гриффиндорца, на сей раз уже обоими глазами.

— Так… Кто знает ещё что-нибудь?

Тишина в классе стала буквально осязаемой.

Поттер, сидящий во втором ряду, отчаянно закрутил головой по сторонам. Рука Гермионы было дернулась вверх в третий раз, но девушка себя одернула, опустив её на парту, а затем и вовсе спрятав под стол.

Слизеринцы хмурились. Им явно было не по себе.

— Авада Кедавра, — громом разнесся по затихшему классу спокойный, ледяной голос Алиры Малфой. Студенты, дернувшись, обернулись и уставились на неё с тревогой — произнести смертельное заклятие с такой легкостью!

— Верно, мисс Малфой, — с каким-то мрачным довольством произнес Грюм, глядя на девушку обоими глазами. — Абсолютно верно. Авада Кедавра — заклятие, требующее для выполнения серьёзной магической мощи. Сейчас вы все можете достать свои волшебные палочки, — обратился он к студентам, — направить на меня и произнести положенные слова — однако сомневаюсь, чтобы меня от этого хотя бы насморк прохватил. — Волшебный глаз Грюма как-то странно и неотрывно следил за белокурой студенткой за последней партой. — Хотя, кое у кого задатки для этого и имеются… — на грани слышимости закончил он.

Гермиона, рядом с которой в этот момент и стоял маг, вскинулась, бросила несколько испуганный взгляд на преподавателя, а потом резко обернулась, высматривая к кому же относились последние слова.

Грюм же, не отрываясь, смотрел на блондинку за последней партой. Затем резко развернулся и, переваливаясь, двинулся к своему столу.

На дальнейшее продолжение урока — демонстрацию Грюмом всех трех Непростительных заклинаний на пауке — все смотрели молча со смесью страха и восторга.

Записывали информацию о них так же в полной тишине. Слизеринцы, правда, выглядели крайне задумчивыми. И покинули кабинет они после колокола, все еще безмолвствуя и явно думая о чем-то своем.

Гриффиндорцев же буквально прорвало, стоило им оказаться за порогом. Единственным, кто выбивался из общего настроения, оказался Невилл Лонгботтом, явно остро отреагировавший на демонстрацию Круциатуса. Но не успев даже дойти до лестницы, он был утянут Грюмом назад в кабинет с предложением чая и разговора.

Драко, молча и едва заметно ускоряя шаг, догнал сестру и пошел рядом с ней. Девушка вполне чётко ощутила его недовольство и чуть нахмурилась. Этажом ниже блондин чуть толкнул её в сторону, меняя направление их движения и уводя в пустующий коридор.

— Не следовало этого произносить!

Чего «этого» пояснять было не нужно.

Алира криво улыбнулась, отчего выражение лица стало несколько хищным.

— Зато пришибленный вид Гриффиндора того стоил. Да и ваша игра в молчанку надоела! Сидят такие прям все загадочные! Морды кирпичом! И с довольным видом переглядываются!.. Фу!.. Противно аж!..

Малфой-младший скривился на реплику сестры.

— Ты что не знаешь?..

— Все я знаю! — перебила его девушка. — И очень хорошо все знаю! Уж поверь! — как-то напряженно усмехнулась она. — Произнесла я третье Непростительное или нет, меньше мешать с грязью нас не перестанут.

Драко смерил сестру недовольным взглядом, но промолчал. Колокол возвестил о начале следующего урока, и Малфои поспешили разойтись по разным классам.

***
Батшеда Бабблинг лишь приветственно кивнула опоздавшей светловолосой студентке, ни на мгновение не прерывая лекцию. Алира поспешила занять место рядом с Теодором Ноттом и привычно заглянула в его записи через плечо. Разбор основ рунной карты продолжался. Сегодняшняя лекция была посвящена выбору подходящего материала, а именно породы дерева для создания набора.

Пока девушка доставала перо, пергамент и чернильницу, кто-то неотрывно наблюдал за ее действиями. Не почувствовать такой пристальный взгляд было невозможно. Малфой немного повернула голову сначала в одну сторону, затем в другую, краем глаза пытаясь уловить любопытствующего, но ничего не удалось.

Проходя мимо стола слизеринца и гриффиндорки, профессор Бабблинг, все так же не отрываясь от темы лекции, положила перед блондинкой пергамент с очередным персональным заданием. И Алира погрузилась в работу, выпадая из происходящего в классе. Лишь изредка она вновь чувствовала на себе чей-то взгляд или улавливала какую-нибудь фразу преподавательницы.

Очередной кусочек лекции колокольчиком звякнул в сознании, и рука взмыла вверх прежде, чем девушка успела все осмыслить.

— Профессор Баблинг!

Кто-то обернулся в сторону блондинки, заслышав её голос, кто-то просто бросил короткий взгляд. Батшеда улыбалась, словно книззл, дорвавшийся до целого котла сметаны.

— У вас вопрос, мисс Малфой? По вашему заданию или по теме нашей лекции?

— По лекции. Вы сказали, что более удачный выбор материала для создания рунной карты связан с руническим календарём. Но ведь существует далеко не один подобный календарь… — ну вот, опять этот пристальный взгляд!

— Верно. Обычно берется календарь, привязанный к территории поиска, подходящий и ищущему и искомому…

На лице Алиры отобразилось понимание, Бабблинг довольно ухмыльнулась и кивнула.

— Да, поэтому ваш поиск в Салеме не сработал. Ведь так?

Блондинка согласно кивнула.

— А какие тогда критерии для связи конкретного календаря и ищущего?

— Предположения? — Бабблинг обвела взглядом класс.

— Происхождение ищущего? — неуверенно высказался кто-то.

— Точнее!

— Конкретное место рождения, — вклинилась Гермиона.

— Глупости, — отрезала Алира и удостоилась недовольного прищура шатенки. — Привязка к конкретному месту рождения, точнее, магии конкретного места, актуальна лишь для… магов. — уже несколько гриффиндорцев одарили девушку злыми взглядами. — Маглы же, — меж тем продолжила светловолосая, напрочь игнорируя окружающих, — и их дети, соответственно, могут родиться и в таких местах, где нет ни малейшей привязки к территории. Например, в воздухе или посреди океана. Разве нет? Тогда получается, что такой волшебник, — издевка в голосе была очевидна, — не способен вообще создать Рунную карту.

— Происхождение рода тоже вряд ли имеет значение, — подал голос Теодор Нотт. — Чистокровные волшебники без труда могут проследить свои корни вплоть до основателей рода. Для других же… — демократично произнес парень. Алира чуть улыбнулась на это. — Для других же это может представлять сложности.

— Верно! — Бабблинг довольно потерла руки. — Мистер Нотт, пять баллов Слизерину, за рассуждение. Мисс Малфой, пятнадцать баллов Гриффиндору за вопрос. И задание для всех: найдите ответ на вопрос о связи рунного календаря и ищущего. Не менее десяти дюймов.

Дружно заскрипели перья.

— А теперь вопрос к вам, мисс Малфой. — Алира обратилась в слух и внимательно посмотрела на профессора. — Для вас поиск по руническому календарю в Салеме не сработал. Как вы нашли нужное именно вам дерево?

Блондинка задумалась. Ответ «случайно» был тут неуместен. Хотя все и выглядело именно как случайность.

Просто тот ясень совершенно случайно оказался на пути трех незадачливых второкурсников, удирающих от некрупного лесного тролля. Да и три заклятия для резки бумаги, как выяснилось, неплохо могут свались молодое деревце.

А вот какие силы понесли Алиру на следующую ночь на место «преступления», она не могла бы сказать до сих пор. Тролля там уже, естественно, не было. А вот в запасниках юной салемской ведьмы появилась древесина бука, с которой ей еще долго предстояло мучиться, создавая свою Рунную карту.

— Ну, — после раздумий ответила девушка, — не думаю, что назвать все случайностью будет верно. У меня нет объяснения.

— Надеюсь, при рассмотрении возникшего вопроса, оно найдется. А теперь продолжим лекцию. — Бабблинг вернулась к тому моменту, на котором её остановил вопрос блондинки.

До конца занятия, да и весь оставшийся день Малфой то и дело ощущала на себе всё тот же странный взгляд.

***

«Смотрящий» обнаружил себя на четвертый день. Точнее именно через четыре дня Алира Малфой была точно уверена, что все это время ей не давал покоя взгляд Грейнджер.

Все прошедшие завтраки, обеды и ужины в Большом зале и все совместные занятия Гермиона сверлила её пристально-серьёзным взглядом. При этом под глазами самой шатенки уже явно обозначились тёмные круги, свидетельствующие о недосыпе. А количество книг в её руках увеличилось вдвое.

И причем тут «Магические международные статусы», «Расширенный сборник традиций старейших магических школ мира» в четырех томах и полный текст международного Статута Секретности в первом издании Алира понять не могла. Но в чем блондинка была уверена точно, так это в том, что рано или поздно Грейнджер надоест играть в гляделки.

Не выдержала Гермиона ещё через неделю, после очередных занятий по ЗоТИ.

***

— Тебе что, всегда книг мало? — буркнул Рон, косясь на внушительную стопку массивных фолиантов, лежащих на лавке рядом с Гермионой.

— Мне нужно было прояснить один вопрос, — не глядя на него, отозвалась шатенка и чуть вытянула шею, словно пытаясь разглядеть кого-то в толпе, входившей в Большой зал.

— Её не будет, — спокойно проговорил Гарри, накладывая еду себе в тарелку.

— Ч-что? — как-то потерянно отозвалась Гермиона, переводя на него взгляд. — Ты о чем?

— Малфой не будет на ужине, — пояснил Гарри. — Слышал, как она говорила с этим Ноттом, что ей нужно успеть что-то дописать в библиотеке до отработки.

Гермиона нахмурилась и прикусила губу.

— И шего ты за ней т-нью шодишь вше время?

— Рональд! Не говори с набитым ртом! — Возмутилась девушка и уже тише добавила: — Вы её слышали на первом занятии по ЗоТИ?! Даже слизеринцы все молчали! И вообще, — она резко поднялась и сгребла все тома с лавки, — мне надо в библиотеку!

Гарри с Роном лишь коротко переглянулись, проводив подругу странными взглядами, и вернулись к ужину.

***

Гермиона довольно шумно ввалилась в библиотеку, не сумев аккуратно открыть дверь из-за внушительной стопки книг в руках, и бросила виновато-извиняющийся взгляд на мадам Пинс. Ведьма, чуть наморщив нос, недовольно посмотрела на студентку, скользнула глазами по томам в её руках и дозволительно кивнула, возвращаясь к своим записям.

Что вечно писала и переписывала за своей конторкой библиотекарша, пожалуй, было одной из загадок Хогвартса, ответа на которую не было ни у кого из студентов.

Гриффиндорка, как можно бесшумнее прошла внутрь, расставляя книги по их законным местам и попутно оглядываясь в поисках светловолосой сокурсницы.

На первый взгляд, в библиотеке помимо мадам Пинс никого и не было. И девушка уже была почти рада этому факту. Здесь и сейчас мысль поговорить с Алирой Малфой не казалась такой уж хорошей.

Да, они были однокурсницами, но, по сути, никогда не общались. Можно сказать, и знакомы-то не были. Знать друг друга по имени — еще ничего не значит!

Но при очередном повороте в хитросплетении библиотечных стеллажей Грейнджер все же заметила за самым дальним столом блондинку. Та старательно и очень быстро что-то списывала из нескольких массивных фолиантов, разложенных перед ней. Гермиона даже невольно позавидовала скорости её письма.

Тряхнув волосами и всё-таки собравшись с духом, гриффиндорка уверенно зашагала к столу сокурсницы.

— Не буду говорить, что удивлена тем, что ты подошла. Пожалуй, я удивлена тем, что только сейчас, — негромко произнесла блондинка, даже не подняв на девушку взгляда и продолжая старательно конспектировать начатый абзац.

Гермиона открыла было рот, чтобы ответить, но была перебита Малфой:

— Тебе родители не говорили, Грейнджер, что так пялиться на людей — неприлично? Это, знаешь ли, не очень приятно. — шатенка нахмурилась, — И, кстати, сядь уже наконец — свет загораживаешь!

Гриффиндорка покорно села на стул напротив блондинки и положила на край стола книги, которые до этого прижимала к себе:

— А тебе не говорили родители, Малфой, что не прилично разговаривать с человеком, даже не смотря на него? — прошипела она.

Перо в руке блондинки на мгновение замерло, на губах расползлась тонкая улыбка, но на девушку напротив она так и не взглянула:

— Этот разговор, о чем бы он ни был, нужен тебе, Грейнджер, иначе ты бы не сверлила меня взглядом и в конце концов не пришла бы сейчас. Мне абсолютно не о чем с тобой говорить. Поэтому, будь добра, не мешай мне заниматься своими делами! — недовольно отозвалась Алира, — Если есть что сказать, говори. Нет — проваливай! — и она вернулась к письму, перо вновь быстро заскользило по пергаменту.

Гермиона нахмурилась ещё больше, брови сошлись на переносице, а крылья носа раздулись. Девушка с трудом подавила в себе желание немедленно встать и уйти, разговора не выйдет определенно, о чем она только думала! Но язык сработал быстрее мысли и шатенка выпалила:

— Салем — тёмная школа, так ведь?

Перо вновь замерло в руке Алиры, и она впервые за все время посмотрела на Грейнджер. Шатенку передернуло от внимательного взгляда холодных светло-голубых глаз, впившихся в неё. Улыбка Алиры Малфой на миг напомнила хищный оскал. Блондинка тем временем прищурилась, кончик пера коснулся губ:

— А при чем тут Салем? — вкрадчиво произнесла она.

— На занятии Грюма даже никто из Слизеринцев не рискнул назвать последнее Непростительное…

— Так. Причем. Тут. Салем? — заметно повышая голос, громким шепотом поинтересовалась Алира, сквозь сжатые зубы.

— Я читала, что там преподают многое из того, что считается запрещенным в магическом обществе, — быстро зашептала гриффиндорка, оглядываясь не привлекли ли они лишнего внимания. Но учеников в библиотеке не было, а мадам Пинс продолжала заниматься своими делами.

Когда Грейнджер вновь взглянула на блондинку, то пораженно замерла: та беззвучно смеялась, прижав правую руку, упиравшуюся локтем в стол, к губам, а глазах не осталось ни капли холода, они лучились смехом, плечи мелко подрагивали.

— Что смешного я сказала? — вновь нахмурила брови шатенка, складывая руки на груди.

— Ничего, — успокоившись произнесла Алира, опуская руку и переплетая между собой пальцы, — просто ты забавна. — лицо Гермионы вытянулось от удивления. — Не так уж мой брат не прав в определении тебя.

— Такими словами в приличном обществе не бросаются! — вспылила гриффиндорка. За столом у входа громко цыкнула мадам Пинс. Грейнджер вжалась в стул, опустив голову.

— Заметь, — с полуулыбкой произнесла Алира, — я так тебя не назвала. Но суть от этого не поменялась, не находишь?

— Ты такая же, как твой брат! — девушка подорвалась с места, готовая уйти.

— Ты оскорбила меня первой, — откинувшись на стуле и сложив руки на груди, произнесла Малфой. Выражение её лица вновь изменилось, оно стало серьезным, от былой улыбки не осталось и следа. — Или ты считаешь, что в приличном обществе, нормально подойти к кому-то и обвинить его в тёмном колдовстве? Ведь смысл твоего вопроса был в этом?

С минуту обе студентки сверлили друг друга взглядами.

— Если станешь слушать и попытаешь понять, могу кое-то объяснить.

Кивнув, Гермиона села.

— В Америке другие законы, и программа обучения Салема ни в чем не противоречит Американскому министерству магии.

— Но с точки зрения нашего Министерства она является запрещенной.

— И что? Думаешь, все маги в Америке являются тёмными? — Алира усмехнулась. — Глупости!

Грейнджер выглядела озадаченной.

— Вот это непонимание простых вещей магического мира и превращает маглорожденных в грязнокровок. Давай попробую объяснить. Ты ведь выросла среди маглов? — Гермиона кивнула, хотя ответ и не требовался. — И ходила в магловскую школу? Так вот, скажи мне, Грейнджер, ты знаешь кто такие американцы?

— Потомки европейцев, переселившихся в Новый Свет, после открытия Америки Колумбом.

— Верно. А дальше развить эту мысль ума не хватает? Среди переселенцев были не только маглы, но и маги. Да и местное население было отнюдь не обычным. Но европейцы принесли свою магию, свою историю, свои традиции, полностью уничтожая то, что существовало до них.

— То есть, они уничтожили магию, которая существовала в Америке раньше? Но ведь это ужасно!

— Не спорю. Но и обычные люди безжалостно истребляли местное население. Так что оправдывать нет смысла ни тех, ни других, — блондинка вновь чуть закусила нижнюю губу. — Поэтому, если будешь в Штатах, лучше не встречайся со старыми индейскими шаманами. Они нас не очень-то любят. Но вернемся к первым магам в Новом свете. Они не только переселились на новый континент и привезли туда свои знания, истории и традиции предков. Они их сохранили. Это консервативная Европа позже решила, что какие-то разделы магии вдруг стали тёмными. А Америка сохранила их такими, какими они были тысячелетиями до этого.

— То есть, ты хочешь сказать, что магия в Америке — это магия «в чистом виде»?

— Что-то вроде того. Так что, если бы основатели Хогвартса по воле Мерлина, Морганы или кого-то еще оказались в нашем времени, то по новым законам нашего, английского, Министерства их, несомненно, сочли бы тёмными колдунами. Интересная мысль, правда?

Гермиона задумалась, сжав пальцами подбородок.

— И, раз уж у нас вышла такая задушевная беседа, поясню тебе ещё кое-что, Грейнджер. — Алира оперлась локтями о стол и немного наклонилась вперед. — Такие, как ты, маглорожденные, приходят в наш мир и вместо того, чтобы узнать его историю, правила и законы, пытаются подмять этот мир под свое узкое магловское восприятие, — жестко проговорила блондинка. — Вы ничем не лучше тех же самых первых магов в Новом свете. А к чему это привело известно, только почему-то все об этом забывают! — Светлые глаза на миг потемнели, но это наваждение тут же прошло. — Да, и кстати, не ты одна наблюдаешь за другими. У меня тоже есть такая привычка. И знаешь, что я заметила: все то, что чистокровные маги получают с кровью и наследием предков, ты ловко компенсируешь неуемным желанием знаний. Ты вполне можешь стать неплохой ведьмой и абсолютно не важно, что маглорожденной. Но не станешь! До тех пор, пока не научишься принимать правила и законы мира, в который пришла, так и останешься грязнокровкой!

Гермиона вновь подорвалась на месте, да так резко, что стул с грохотом повалился на пол.
По проходу между стеллажами застучали каблучки — к двум девушкам на всех парах спешила мадам Пинс:
— Это библиотека! — праведно зашипела волшебница. — Вы не имеете права себя здесь так вести, юные леди! Немедленно покиньте помещение! Я уведомлю вашего декана о ненадлежащем поведении!

Грейнджер почти не слушала библиотекаршу, ненавидящим взглядом сверля Алиру. Та же отвечала ей презрительной ухмылкой.

Развернувшись гриффиндорка вылетела вон, громко хлопнув дверью. Мадам Пинс вздрогнула и едва не задохнулась от возмущения. Очки съехали на кончик её носа.

— Простите, мадам Пинс, — Малфой поднялась со своего места. — Я могу взять эти книги, чтобы закончить работу?

Волшебница внимательно осмотрела корешки изданий:
— Не одну их них нельзя выносить за пределы библиотеки. Уходите.

Хмыкнув, Алира собрала свои вещи и покинула библиотеку. Впереди была очередная отработка у Северуса, а заканчивать домашнюю работу, из-за выходки Грейнджер, явно придется, пробираясь в библиотеку ночью. Вот заняться больше нечем, честное слово! Ну, Грейнджер!..

Глава 11. Сокол, браслет и заморские гости


27 октября 1994. Хогвартс, Шотландия

Алира открыла глаза. Хотелось снова их закрыть и не просыпаться ровно до следующего дня.

Не покидать спальню.

И никого сегодня не видеть.

Этот день был счастливым праздником в далёком детстве. Ненавистным и одиноким — после. Весёлым — три года в Салеме. И вновь ненавистным. А теперь…

Как к нему относиться теперь, Алира не знала. Все круто изменилось. Опять.

Она в Хогвартсе. И сегодня ей пятнадцать. Нет, не ей. Им. Драко тоже здесь.

Только вот как себя вести, блондинка не представляла.

Но занятия нынче никто не отменял, так что вставать всё равно пришлось. Алира привычно сунула руку под подушку, вытащила волшебную палочку и сняла чары над кроватью. В комнате было на удивление тихо.

Малфой отодвинула полог и поднялась. Спальня была пуста, за исключением Дэймона, возлегавшего ровно в центре комнаты с довольным видом и хитрым прищуром зелёных глаз. Девушка даже могла поклясться, что видит заговорщицкую ухмылку на его морде.

Кот поднялся на лапы, грациозно потянулся и последовал к освободившейся наконец-то постели хозяйки. На месте, где он сидел, осталась небольшая ажурная коробочка серебристого цвета, перевязанная изумрудной лентой.

Алира чуть выгнула бровь — реакция Дэймона явно подтверждала безопасность вещицы. Девушка присела перед ней на колени и осторожно потянула за тесьму. Шёлковая змейка легко скользнула на пол. Ажурные створки раскрылись, обнажая содержимое. И в следующий миг комната наполнилась сказочно сладким ароматом цветов, а над изумительно красивым букетом взвились в воздух волшебные бабочки.

Светловолосая вытащила записку:

«С Днём Рождения, сестрёнка!»

Чуть прикрыв глаза, Алира ещё раз вдохнула пьянящий аромат. Удивительно, но, кажется, настроение сразу улучшилось.

Водрузив букет на подоконник, девушка взглянула на бабушкины часы. До начала занятий оставалось двадцать минут, и пришлось поторопиться.

С братом она столкнулась, когда тот выходил из Большого зала, и тут же повисла у него на шее.

— Спасибо! — довольная улыбка озарила лицо, — Очень красивые!

— А я подарка не заслужил, да? — притворно обиделся парень.

— Не всё сразу, — Алира выпустила его из объятий, — Эту эксклюзивную вещицу доставят позже. Увидимся после, мне хоть кофе надо успеть выпить до Чар! — махнула девушка, и скрылась в Большом зале.

Почти все студенты уже окончили завтрак и отправились на занятия, столы были пусты. Лишь на её любимом месте стояла чашка горячего кофе и тарелка с пирожными. Как обычно. Но сегодня рядом с ними восседала удивительно красивая птица — небольшой серебристо-серый сокол.

«Сколько же шума он наделал среди сов?..» — пронеслась глупая мысль. Девушка опустилась на скамью.

Пернатая чуть склонила набок голову, глядя на блондинку, сделала несколько неуклюжих шагов по столу и замерла. Только сейчас Малфой заметила привязанный к лапе небольшой свиток.

Сердце замерло, дыхание спёрло. Страх сковал тело.

Дрожащими пальцами Алира отвязала послание. Сокол ещё раз взглянул на неё, согнув шею в другую сторону, и резко взмыл в воздух, покидая Большой зал.

Колокол возвестил о начале занятий.

Девушка подорвалась на месте, запихала послание в сумку и поспешила на Чары, выбитая из колеи.

***

Уроки прошли, как в тумане. Мысли то и дело возвращались к письму на дне сумки, и всё внутри словно сковывали ледяные тиски. Алира не знала, найдёт ли в себе силы его прочесть.

Во время обеда заметно поникшая блондинка вяло ковырялась в тарелке. Аппетита не было, несмотря на то, что с самого утра она не ела.

Представительного вида сова влетела в зал, и девушка коротко взглянула на почтальоншу: — «Наконец-то подарок для Драко доставили». Птица важно опустилась на стол Слизерина.

Малфой отложила вилку, так ничего и не проглотив. Она поднялась из-за стола и, закинув тиснёный ремень сумки на плечо, отправилась к брату. Тот как раз завороженно рассматривал карманные часы гоблинской работы. Девушка обняла его со спины и положила голову на плечо:

— Нравится?

Парень чуть повернул подарок, и герб Малфоев на циферблате сменился на слизеринский. Инкрустационные камни мягко сверкнули.

— Мой подарок не такой дорогой.

Алира лишь улыбнулась уголками губ:

— Думаю, я задолжала за несколько лет.

Драко хмуро на неё покосился, убрал часы в карман и поднялся со своего места, беря девушку за руку.

— Идём.

— До занятий ещё полчаса.

— Как раз успеем поговорить.

В подземелья к кабинету Зелий спустились молча. Дверь была открыта, и Малфои зашли.

— Так о чём ты хотел поговорить? — Алира внимательно посмотрела на брата.

— Ты читала её письмо?

— Нет, — сдавленно выдохнула блондинка. — И не знаю, смогу ли прочесть…

— Алира!

— Мне… мне страшно… — прошептала она, — Зачем ты написал ей? Драко, зачем? — голос дрожал всё больше, а светло-голубые глаза явственно подёрнулись влагой.

— Мама имела право знать, что ты вернулась. — настойчиво продолжал парень. Девушка отступила. — Неужели ты совсем её не любишь? — негодующе спросил он, и светловолосая вздрогнула. — Алира! — Драко быстро преодолел разделяющее их пространство и развернул сестру к себе.

— Я не хочу делать ей больно…

— То, что ты пропала, и так причиняет ей боль. — Малфой-младший нахмурился, — Так почему она не должна знать о твоём возвращении?!

В коридоре послышались голоса студентов, и Алира была несказанно рада, что ей не придётся отвечать на этот вопрос.

Зелье девушка варила абсолютно не задумываясь, просто механически выполняя инструкцию и подсознательно исправляя её недочеты. Благо, рецепт был прост, а Снейп, явно заметивший разбитое состояние крестницы, не дергал её вопросами, лишь удостоив нескольких серьёзных взглядов.

Колокол набатом отозвался в голове, и блондинка принялась так же бездумно собирать вещи.

— Мисс Малфой, задержитесь! — властный голос заставил остаться на месте. Девушка опустила сумку назад на стул.

Последние студенты поспешили покинуть кабинет под тяжёлым взглядом зельевара. Привычным движением палочки Снейп захлопнул дверь, надежно отрезая их с крестницей ото всех.

— Ты расстроена? — скорее утвердительно, нежели вопросительно произнес Северус.

— Мама прислала письмо. Я боюсь его открывать...

— Прочти и напиши ей. Нарцисса это заслужила.

Малфой посмотрела на серьёзного мага:

— Тогда почему она не писала раньше?

— Зелье забвения. — глаза девушки расширились, выдавая охватившее её смятение, — Я выполнял просьбу Люциуса. Ненавидишь меня? — зельевар скривил губы.

Блондинка отрицательно покачала головой.

— Так было нужно, — она грустно улыбнулась. — Так было лучше… Я не хочу об этом больше говорить.

Снейп недовольно сверкнул глазами. Достал из стола небольшую коробочку, завернутую в простую тёмную бумагу, и протянул девушке.

Алира мгновенно просияла и с явным любопытством принялась разворачивать подарок.

— Красивый! — она вытащила из коробочки тонкий браслет с замысловатой подвеской и чуть нахмурилась, ощутив лёгкую вибрацию от него. — Зачарованный?

— Порт-ключ в Коукворт. Надеюсь, не пригодится, но пусть будет у тебя.

— Спасибо, Северус, — девушка ловко застегнула подарок на запястье, вновь про себя пожалев о потерянном браслете с топазами — последнем подарке из Салема. Но отогнала эту мысль подальше и улыбнулась крёстному. — Спасибо!

Зельевар кивнул и внимательно посмотрел крестнице в глаза:

— Прочти письмо.

— Попробую… Всего хорошего, профессор.

— С днем рождения, мисс Малфой.

Алира выскользнула в коридор. Снейп проводил её долгим взглядом и вернулся к делам.

***

Свинцово-серые тучи висели совсем низко над потемневшей землёй. Трава давно пожухла, листва облетела. Всё вокруг было мрачным и мерзко пепельным. Но девушке на вершине Астрономической башни было не до безобразных красок природы внизу. Вот уже больше часа она неуверенно крутила в руках тонкую трубочку пергамента, перетянутого светлой лентой, опёршись о перила смотровой площадки. В светло-голубых глазах плескалась грусть, а взгляд был устремлен в пустоту. Холодные порывы ветра то и дело трепали пряди лучистых волос.

Прочесть письмо она так и не решилась.

Тёплая мантия легла на плечи, и отчётливо запахло травами. Алира прикрыла глаза и неосознанным движением закуталась в ткань.

Теодор Нотт встал рядом с подругой, не решаясь нарушить тишину. Девушке было грустно, и лезть в её одиночество не стоило. Она сама все расскажет, если захочет.

Будто прочтя мысли товарища, Малфой тихо проронила:

— Мама прислала письмо. Мне страшно его читать…

— Я бы всё отдал за несколько строк… — негромко отозвался слизеринец, и Алира потерянно воззрилась на друга. Его мать умерла много лет назад, когда они были совсем детьми. — Не упускай свой шанс.

Он развернулся, чтобы уйти, но тонкие пальцы впились в руку.

— Останешься со мной? Пожалуйста!..

Нотт вновь замер рядом с подругой. Девушка стянула ленту и дрожащими пальцами развернула пергамент:

«Алира!..

Драко сообщил мне, что ты в Хогвартсе… До сих пор не могу поверить, что ты так близко, дорогая, и не могу понять, почему, в то же время, ты так далеко. Я бы очень хотела тебя увидеть, обнять… Я так скучаю…

Не будем о грустном, ведь сегодня ваш день рождения. Сегодня твой день рождения!
Уверена, тебе нравится мой подарок: её зовут Франческа. Мне сказали, что это чрезвычайно умная птица. Надеюсь, вы поладите.

Ещё я надеюсь, что вы с Драко не ссоритесь, вы — брат и сестра. Вы должны держаться вместе.

Думаю, не стоит просить тебя присмотреть за ним… Ты всегда это делала.

P.S. Я очень скучаю по тебе. Наверное, ты стала настоящей красавицей, мой ангел. Я умоляю тебя, приезжай домой на Рождество. Я так хочу тебя увидеть…

Я не представляю, почему ты ушла, почему твой отец поддерживает это. Но ты моя дочь, моя маленькая девочка. И я очень хочу на тебя посмотреть… Пять лет — слишком долгий срок…

Приезжай домой на Рождество, я прошу, я умоляю тебя…

С любовью и надеждой, мама»


Письмо было написано красивым ровным почерком Нарциссы Малфой. Кое-где буквы были размыты, скорее всего, каплями слёз, которые не пытались сдержать.

Точно так же сейчас не могла сдержать слёз и сама Алира. Она всхлипнула и уткнулась другу в плечо, позволяя себе разрыдаться.

Как же ей хотелось всё бросить и вернуться домой, обнять маму. Как же она по ней скучала!

Но этого не будет!

Она не сможет всё объяснить.

Она не сможет причинить ей такую боль.

Она не сможет лгать, глядя ей в глаза.

Она не сможет…

***

Когда слёзы закончились, Алира поняла, что ей больше не холодно. Кажется, Тео набросил на них согревающие чары, за что она была ему безмерно благодарна.

Перед кем-то другим точно пришлось бы извиняться и за своё поведение, и за эту истерику, но только не перед Теодором Ноттом. Он всё понимает. В этом Алира Малфой была уверена на все сто процентов. Так было всегда. Даже в детстве. Со взрослыми нужно было вести себя правильно, так, как подобает наследнице рода. За братом — присматривать. А с другом… с другом всегда было так спокойно…

— Спасибо тебе.

— Напишешь ей?

— Нет, — девушка мотнула головой. — Лучше не буду мучить нас обеих напрасной надеждой.

Алира выбралась из объятий друга и чуть отступила в сторону, привычным движением вытряхивая из рукава палочку. Взмах, небольшая задержка, и глаза знакомо закололо — убрать последствия слезоразлива с лица несложно, хотя и не очень приятно. Но сейчас это было необходимо. А чуть большую бледность никто и не заметит.

Блондинка скинула с плеч чужую мантию и протянула Нотту:

— Ещё раз спасибо.

Парень внимательно посмотрел на подругу, чуть прищурив глаза, но больше ничего говорить не стал. Не имело смысла. Слушать не станет. Довольно того, что она позволила себе такую слабость в его присутствии. Но и об этом лучше забыть. Раз и навсегда. Такое доверие стоило дорого, а потерять его было проще простого. Вернуть же — невозможно.

— Кстати, я ведь не просто так тебя искал, — Нотт извлёк из сумки увесистый даже на вид сверток в мягко мерцающей подарочной упаковке.

Алира благодарно приняла подарок, тут же ощущая его тяжесть. Под тонкой бумагой безошибочно угадывалась книга. И, повинуясь охватившему её любопытству, девушка принялась разворачивать упаковку, опустив нелегкий фолиант на парапет. Вскоре пальцы коснулись грубой кожи переплёта, очертили тиснёное золотом название. Дыхание спёрло, и блондинка бросила поражённый взгляд на хитро улыбающегося слизеринца. Затем резко распахнула книгу на титульном листе.

— Семьсот восемьдесят второй… — поражённо прошептала Малфой, вчитываясь в дату. — Первое издание… Тео! — во взгляде, устремленном на друга, смешались восторг и растерянность. — Ему больше тысячи лет! Я не могу его принять! Этот том… бесценен!

— Это книга матери, — Нотт опёрся спиной о парапет, внимательно глядя на девушку. Наблюдать за сменой её эмоции было невероятно интересно. — Отцу нет дела до зельеварения. А я не настолько в нём хорош… — «как ты», — буквально повисло в воздухе.

— И всё равно, — Алира чуть судорожно сглотнула. — Я не могу. Это слишком!..

— Я хочу, чтобы она была у тебя. Не отказывайся, прошу, Алира!

Малфой тяжело вздохнула. Отказаться от бесценного фолианта, что держала в руках, было выше её сил. Да и Северус ей голову оторвёт, если узнает, что она упустила. Хотя, то же самое он сделает, если она возьмёт книгу. Принять такой дорогой подарок — это же нарушение всех норм приличия! Ей нечем отдариться в ответ!..

Брюнет продолжал внимательно наблюдать за её внутренними терзаниями, так явно отражавшимися на лице. «Ну вот, снова закусила нижнюю губу», — парень улыбнулся, — «Задумалась? Не может решиться?.. Но глаза так и горят!..»

— А вы жестоки, мистер Нотт! — «И сколько укора в голосе!» — Хорошо, я приму это подношение. Но впредь я считаю себя обязанной.

— Алира… — попытку возмутиться прервала рука девушки, резко взметнувшаяся в останавливающем жесте.

— Не смей меня унижать!

— И в мыслях не было.

— Тогда… — голубоглазая замерла несколько секунд, раздумывая, а затем четко проговорила: — я, Алира Друэлла Малфой, именем Магии признаю свой долг перед Теодором Альдеусом Ноттом, — коротко сверкнул огонек на конце волшебной палочки, и блондинка вернула её в рукав.

— А вот это было лишним.

— Зато моя совесть чиста! И не смейся! Она у меня ещё есть…

Восторженный взгляд вновь обратился к книге.

— Идём в Большой зал. Обед уже начался, — Нотт подхватил с пола сумку подруги, которую та вновь бездумно скинула несколько минут назад, и двинулся к лестнице.

— Тео! — голос девушки заставил остановиться и обернуться к ней. — Спасибо! — Малфой чуть подалась вперёд и легко поцеловала парня практически в уголок губ.

Нотт судорожно сглотнул, зрачки чуть расширились. А Алира как ни в чём не бывало направилась к лестнице, бережно прижав к себе неоценимый подарок. Юноша сдержал шумный вздох. Просто секундный порыв. Просто искренняя благодарность. Ничего больше.

Внезапно блондинка замерла на месте, растерянно глядя себе под ноги.

— А это что?

— Не трогай! — мгновенно отмер Нотт, быстро приблизившись к подруге и вытащив волшебную палочку.

Предупреждение было излишним. Ни одна чистокровная ведьма ни за что и никогда не коснулась бы непонятного предмета, невесть как оказавшегося перед ней. А именно это, собственно, и произошло: маленький, не больше ладони, свёрток из обычного пергамента лежал на самой верхней ступени лестницы. Как и когда он здесь появился — неизвестно.

Малфой могла поклясться, что кроме неё и Теодора на башне никого не было. Да и шаги они должны были бы услышать.

Девушка чуть отступила назад, давая другу возможность проверить непонятную находку. Все заклятия она превосходно знала и сама, но за последний год привыкла не колдовать без крайней на то необходимости. И окажись она здесь одна, ситуация стала бы крайне проблематичной. Но раз рядом верный рыцарь…

Нотт тем временем спрятал палочку и поднял свёрток.

— Чисто? — Алира заглянула ему через плечо и непроизвольно ахнула, когда парень развернул пергамент.

На грубом сероватом листе тускло сверкал тонкий серебристый браслет с бледно-голубыми камнями.

— Моргана! Я думала, что потеряла его!..

Слизеринец подцепил пальцами украшение, рассматривая гравировку на небольшом медальончике у самого замочка:
«А. Д. М.»

— Он твой?

— Д-да, я обронила его летом. Кажется…

— Алира?

— Кажется, где-то на Косой Аллее… — глаза девушки чуть расширились, а дыхание сбилось. Память услужливо подкинула ей момент столкновения с Фредом Уизли в том злосчастном проулке за Гринготтсом, — Мерлин! — сквозь зубы прошипела Малфой, яростно сверкнув вмиг потемневшими глазами: — Этот самодовольный хам точно мне бы его не вернул!..

Нотт картинно выгнул бровь, ожидая пояснения, но подруга лишь отмахнулась.

— А, не важно! Потом разберусь! Помоги, пожалуйста, застегнуть.

Когда браслет занял своё место на запястье, рядом с сегодняшним подарком Снейпа, друзья наконец-то отправились в Большой зал. Нотт лишь бросил на девушку короткий взгляд, когда она взяла его под руку. Всё-таки было пора привыкать, что блондинка действует на поводу у своих эмоций, и плевать она хотела на все нормы поведения благовоспитанной наследницы древнего рода. Вот и сейчас её действие было продиктовано, пожалуй, лишь страхом оступиться или споткнуться, потому что светловолосая совсем не смотрела себе под ноги. Она совершенно точно витала где-то в своих мыслях, нахмурившись и иногда едва уловимо шипя себе под нос проклятья в чью-то сторону.

Слизеринец даже мимолётно успел посочувствовать бедняге, разозлившему эту ведьму.

Лишь переступив порог Большого зала, Алира отпустила руку друга, забрала свою сумку и, коротко кивнув на прощание, направилась к своему месту. Она была так увлечена мыслями, что не заметила ни одного из взглядов, встретивших их появление, а затем и проводивших её до самой скамьи. Лишь на миг чуть вскинула голову, где-то на краю сознания ощутив недовольство брата. Столкнулась с ним взглядом, удивлённо пожала плечами, обозначая своё непонимание его явной злости, и отвернулась.

Голубые глаза медленно проскользили по всему столу красно-золотых, метнулись к входным дверям. Девушка чуть прищурилась, нахмурилась, словно уловив какую-то мысль, и повернулась к своей тарелке, чтобы в тот же момент слегка отшатнуться, обнаружив перед собой сияющую улыбку Эмили Росс.

— И на кого это мы так засмотрелись? — хитро улыбнулась староста.

— Тебе показалось, — Алира решительно придвинула к себе блюдо с рыбой.

— Ты не замечала меня минуты три-четыре.

— Просто задумалась, — блондинка поднесла к губам кубок с соком и едва удержала его, когда рядом задорно пожелали: — «Не хмурься!»

Широко распахнутые голубые глаза метнулись к Росс.

— Ч-что?.. — хрипло спросила блондинка.

— В чём дело?

— Что ты сказала? — все ещё севшим голосом отозвалась Малфой.

— Не хмурься, говорю… — повторила староста.

»…а то морщинка появится!» — звонко закончило воспоминание, сверкнув зелёными глазами.

Алира подорвалась с места, схватила сумку и поспешно покинула зал, не замечая никого на своём пути и не слыша, как несколько раз её окликнула Эмили.

В раз стало нестерпимо душно, к горлу подкатил ком, глаза вновь защипало. Девушка почти бегом поднялась по лестнице и свернула в ближайший коридор. Дверь в женский туалет с грохотом открылась и так же закрылась вслед за блондинкой. Малфой на ходу скинула с себя мантию, которая вслед за сумкой полетела на кафельный пол. Дрожащие пальцы несколько раз судорожно дёрнули форменный галстук, и когда узел наконец-то ослаб, так же нервно завращали вентиль. Холодная струя стремительно вырвалась из крана.

Алира несколько раз зачерпнула полные ладони воды, умывая горящее лицо. Ледяные капли забрызгали блузку, намочили несколько прядей волос, которые теперь противно липли к коже. Девушка ещё раз плеснула водой в лицо и опёршись о край раковины руками, тяжело вздохнула. Взгляд, брошенный на себя в зеркало, казался каким-то болезненным.

— О-о-о, — раздалось в пустом помещении. — Вот и змея, — голова очкастой девчонки-привидения появилась из ближайшей стены. — Змея в львиной шкурке!..

— Исчезни! — зло рыкнула блондинка через отражение в зеркале.

Миртл громко фыркнула и взлетела к потолку. Но едва первые слова заклинания изгнания шипением сорвались с губ светловолосой ведьмы, как привидение с полным обиды воем скрылось среди кабинок, расплескав воду и стукнув всеми дверями разом.

Изгнать её у Малфой определённо не получилось бы, но несколько мерзких минут в посмертии были гарантированы.

Блондинка бросила на себя ещё один взгляд в зеркало и медленно-медленно вдохнула. Туман в голове начал развеиваться. Алира закрыла воду и подошла к своим брошенным на пол вещам, опустилась на колени и раскрыла суму. Покопалась несколько мгновений в её недрах и извлекла на свет пузырёк с тёмно-бордовой жидкостью, покрутила его в руках, откупорила и, предварительно задержав дыхание, залпом опустошила. Закашлялась, скривилась и до боли закусила себе ладонь, борясь с тошнотворным эффектом зелья.

Негромко скрипнула ставня, тёплый ветер ворвался в помещение, высушивая и мокрые волосы с блузкой, и при этом даря столь желанную отвлекающую прохладу.

— Всё так плохо?.. — прошелестел ветер то ли в реальности, то ли в голове девушки.

Какое-то время она молчала, почти не дыша. Затем наконец-то вздохнула и отпустила пострадавшую руку. Благо, кожу не прокусила, но следы остались внушительные.

«У меня для тебя задание», — промелькнула в сознании мысль. — «Нужно кое за кем присмотреть…»

Алира прикрыла глаза, вызывая в мыслях нужный образ.

Через несколько секунд она несколько отстранёно поднялась с пола и накинула на плечи мантию. Палочка, мгновенно скользнувшая в руку, твердо и уверенно очертила несколько замысловатых фигур, приводя внешний вид своей обладательницы в безупречное состояние.
Светловолосая ведьма бросила короткий взгляд в зеркало и, закинув на плечо сумку, покинула помещение.

***

Редкие студенты попадались Алире Малфой на пути в подземелья. Дверь кабинета зельеварения распахнулась прежде, чем блондинка успела постучать. Мрачная фигура Снейпа возникла на пороге. Ледяной взгляд прошёлся по девушке.

— Не ожидал вас здесь сегодня увидеть, мисс Малфой.

— А разве мои отработки были отменены, сэр?

— На ужине вас не было.

— Была. Пусть и не продолжительное время.

Северус с минуту сверлил крестницу тяжёлым взглядом, потом шагнул вперёд, заставляя её отступить назад, и запер дверь.

— Идемте, Малфой, сегодня ваша отработка будет проходить не здесь.

Несколько коридоров и множество поворотов до покоев зельевара прошли молча. Снейп распахнул дверь, пропуская подопечную внутрь.

Камин, судя по всему, горел уже давно — в помещении было довольно тепло. Свечи зажглись, едва открылась дверь. Тринки возник в комнате тут же и отвесил молчаливый поклон так, что аж уши коснулись пола. Домовик щёлкнул пальцами, сервируя небольшой стол у камина, и исчез.

— Так это приглашение на ужин, профессор? — хитро усмехнулась блондинка.

— Кажется, Росс не дала тебе поесть. Или моя компания не устраивает? — в тон ей хмыкнул маг.

— Думаю, компания вполне подходящая, профессор.

Алира опустила школьную сумку рядом с одним из кресел и села, придвигая к себе тарелку. Краем глаза она наблюдала за крёстным, занимающим второе место.

Ужины всегда проходили в молчании, хотя найти интересную тему для беседы уже давно было проще простого. Алира любила задавать необычные и довольно сложные вопросы и получать на них исчерпывающие ответы, которые великолепно умел давать Снейп, даже если затронутая тема не касалась зельеварения. И девушка вот уже целых два месяца только диву давалась, куда каждый раз девался этот умеющий так интересно подать информацию, невероятно умный человек, стоило ему переступить порог класса.

Но за едой всегда было тихо. Это было ещё одним негласным правилом за последние пять лет. Но именно сегодня, под гнетущим взглядом тёмных глаз, юной ведьме захотелось его нарушить.

— И чем на этот раз ты так недоволен, позволь узнать? — Алира чуть прищурилась.

— Помимо твоего упрямого малфоевского характера? — зельевар взял в руку бокал и чуть откинулся на спинку кресла.

«Абсолютно расслабленная поза», — отметила про себя девушка.

— За все годы общения с дражайшим семейством и его отпрысками не привык?

— Меня интересует конкретный отпрыск — ты.

— Так в чём дело? — Алира отпила сок, и, наблюдая, как мужчина отвёл взгляд, вздохнула. Извечная тема их споров — доверие.

— Я сделала глупость, — произнесла очень тихо, зная, что он услышит. — Оставшись в Англии. Переведясь на учебу сюда, — чуть развела руками в стороны, обозначая место. — И за два месяца каждый — каждый! — норовит ткнуть меня носом в эту мою ошибку. Я устала, Северус! Мне страшно! Хочется сбежать отсюда как можно дальше. И не видеть больше никогда тех, кто вокруг. Но… — блондинка опустила голову, плечи заметно поникли, — но я не могу… Не могу вновь исчезнуть. Не могу вернуться совсем. И не могу оставлять всё так… Я запуталась…

Долгий взгляд глаза в глаза.

— Ты это хотел от меня услышать, Северус? — на выдохе произнесла Алира, — Потому что больше мне сказать тебе нечего.

— Я могу перевести тебя в любую другую школу…

— Нет, — девушка мотнула головой., — Ты же сам помянул мой малфоевский характер, — уже задорная улыбка скользнула по губам.

Снейп тяжело вздохнул: — «Упрямая девчонка!»

За ужином последовал душистый чай с целым блюдом разнообразных пирожных, из которых Алира с завидным упорством выбирала эклеры. Количество самых невообразимых начинок, на которые только сподобились хогвартские эльфы, поражало.

Сопровождалось всё это чаепитие неспешной беседой. Испепеляюще-внимательный и чуть укоризненный взгляд крёстного девушка предпочитала не замечать. Это её проблемы. И как она их решает, никого не касается.

Когда со стола пропали пустые чашки, чайник и блюдо с пирожными, блондинка довольно потянулась в кресле. Взгляд скользнул по сброшенной на пол сумке, и в голубых глазах мелькнул хищный огонёк.

Алира подтянула черную ткань к себе, и с абсолютно довольным видом вытащила оттуда фолиант по зельям.

— Смотри, — придвинула она крёстному книгу, замечая появившийся на его лице интерес.

Мастер Зелий подтащил издание к себе, внимательно изучая и внешний вид, и первые страницы древнего труда.

— И чью библиотеку ты успела ограбить? — хмыкнул маг, впрочем, не отвлекаясь от текста. — И главное — когда?

— Это подарок.

Тёмные глаза скользнули по девушке.

— Теодора.

Снейп хмыкнул, чуть выгнув бровь:

— Думаю, говорить о ценности бесполезно, ты и сама её прекрасно понимаешь, — голос прозвучал укоризненно.

Девушка чуть кивнула в ответ и сдалась под строгим взглядом:

— Я знаю, но отказаться не смогла. Долг признала.

Северус хмыкнул, бросил ещё один внимательный взгляд на крестницу и вернулся к заинтересовавшей его записи в книге.

Алира поднялась со своего места, подвинула кресло ближе к зельевару и, чуть развернув фолиант к себе, тоже углубилась в чтение.

Внезапный стук заставил отвлечься обоих. Снейп нахмурился, но поднялся со своего места и направился к двери, довольно резко её открыв.

На пороге обнаружился староста факультета Слизерин, Рэймонд Кейрнс.

— Вы что-то хотели, Кейрнс? — ледяным тоном поинтересовался Мастер зелий.

— Всего лишь уведомить вас о дуэли на факультете, сэр, — без траты времени на приветствия чётко отрапортовал молодой колдун.

— Вы не в состоянии справиться с этим сами? — яда и желчи в голосе Северуса было не меньше, чем при обращении к гриффиндорцам.

— Я счёл необходимым уведомить вас в связи с личностями дуэлянтов, — глазом не моргнув на тон своего декана, продолжил Кейрнс. — Это Малфой и Нотт.

Алира резко вздрогнула на своем месте и замерла, взволнованно уставившись на говорящих магов. Хотя из-за спины Снейпа и не могла видеть слизеринца,

«Драко и Тео?» — судорожно крутилось в голове, — «Моргана! Не может быть!..»

Задумавшись, не сразу услышала вопрос крёстного. Но резко дёрнулась, когда он, повысив голос, окликнул её по имени.

— Алира! Я должен что-то знать?

Абсолютно растерянный взгляд девушки стал самым красноречивым подтверждением того, что сказать ей не чего. Зельевар нахмурился.

— Разберёшься сама?

— Д-да… Да! — блондинка резко подорвалась со своего места, тут же обувая туфли, которые успела скинуть, усаживаясь в кресло с ногами, и накинула на плечи мантию, сброшенную на спинку.

— Мистер Кейрнс, — обратился Снейп к старосте своего факультета, мгновенно отмечая, как молодой колдун отчаянно пытается скрыть любопытство и полное непонимание ситуации.

— Да, сэр!

— Вернёте мисс Малфой сюда!

— Да, сэр! — чуть отшатнулся в сторону, когда девушка резко протиснулась мимо, и поспешил следом.

— Малфой! Да не несись ты так, не поубивают они друг друга.

Семикурсник умолк, словив недовольный взгляд. Но блондинка шаг замедлила.

— Вот интересно… — довольно протянул парень, когда они достаточно отдалились от покоев Снейпа, свернув в следующий коридор.

Объяснять Алире, что слизеринец счёл интересным, было не нужно.

— Ты ведь не совсем дурак, Кейрнс? — холодно отозвалась блондинка, — Уверен, что стоит задавать такие вопросы о таком человеке?..

— А я и не задаю, — в тон ей отозвался маг. — Мне, Салазар раздери, интересно! А, Малфой? Поделишься?..

— В том-то и весь ответ, Рэймонд. Я — Малфой! И зря вы, змейки, об этом забываете!

— Думай, кому дерзишь, мелочь! — резкий рывок, и блондинка оказалась спиной прижата к холодной стене. Колдун напротив гневно прищурился.

— Уверен, что хочешь продолжить? — прошипела девушка, зло сверкнув глазами и скидывая его руку со своего плеча. — А то я могу и положением воспользоваться. Поверь, Снейп не любит, когда в его дела лезут.

— И он тебя послушает?

— Давай проверим.

— Салазар с тобой, Малфой! Я пошутил! Пошли разнимать твой детский сад.

Алира хмыкнула, но пошла следом.

Очередную ухмылку вызвал у неё пароль на гостиной слизерина: «Да властвует великий Салазар!» — «Нет, ну вы серьёзно?»

Не обращая ни малейшего внимание на резко повисшую в комнате тишину, Малфой быстро пересекла помещение и скрылась за левой дверью.

— Ты шутишь? — Абигайл Снайтоп, вторая староста серебристо-зелёного факультета, бросила недоумевающий взгляд на Рэймонда.

Тот лишь пожал плечами в ответ. Да, дураком он не был. И поднимать вопрос взаимоотношений декана с Малфоями, и конкретно этой представительницей белобрысого семейства, ему совершенно не хотелось. Себе дороже!

— Зачем ты её-то привел? Я думала, ты к Снейпу пошёл? — не унималась девушка.

— Пойди и сама спроси у Снейпа, зачем он отправил разбираться её! Я пас!

***

Глаза не сразу привыкли к сумраку, царившему в коридоре крыла мальчиков слизерина. Да и было здесь на порядок прохладнее. Алира чуть передёрнула плечами и уверенно двинулась к дальней двери, из-под которой едва пробивалось сияние защитного купола.

Дверь распахнулась резко, громко стукнув о стену. Оба парня, не опуская палочек, метнули взгляды в сторону внезапного шума. Увидеть на пороге Алиру не ожидал ни один.

Девушка хмуро обвела взглядом несколько пострадавшее помещение, старательно избегая взглядом самих дуэлянтов.

— Оставь нас! — просьба-приказ прозвучала холодно, — Пожалуйста, — уже чуть мягче.

Нотт, прекрасно понимая, что обращалась она именно к нему, всего немного опустил палочку, и краем глаза следя за младшим Малфоем, обошёл комнату практически по кругу. На мгновение замер рядом с подругой, словно собираясь что-то сказать, но передумал и покинул помещение. Дверь за ним с хлопком закрылась.

Драко наконец-то опустил палочку, зло сверкая глазами в сторону сестры и тяжело дыша.
Девушка в несколько шагов пересекла помещение и отвесила ему звонкую пощёчину. Блондин вздрогнул, теперь уже с долей обиды смотря на неё.

— Что. Ты. Устроил? — чеканя слова, процедила Алира, наконец-то смерив глазами брата.

Драко мог поклясться, что от этого взгляда его пробрало до костей. Весь запал от дуэли мгновенно слетел. Он даже и представить не мог, что сестра может так злиться. И отчётливо понял, почему до этого момента она на него не смотрела. Теперь её злость ощущалась буквально физически. Давила на его сознание.

— Ну? Я жду ответ!

Малфой-младший отвернулся. Смотреть ей в глаза было невыносимо.

— А сама? — чуть слышно буркнул он, но в царившей тишине его услышали.

— Что-о?

— Или считаешь, что своё поведение с Ноттом, — Драко буквально выплюнул фамилию сокурсника, — на глазах всей школы — это нормально?!

В голосе послышались первые стальные нотки, но на сестру он по-прежнему не смотрел.

— Что за чушь ты несешь?! Мы с Теодором просто друзья!

— Да?! Друзья?! — Малфой-младший взглянул на сестру и его взгляд полностью повторил её, — Только почему-то такая дружба между мною и Пэнси тебя бесит, сестрёнка! — едко произнёс он.

— Пакринсон!.. — возмущенно начала Алира, но тут же буквально захлебнулась своими словами. Воздуха резко не хватило. Несколько секунд девушка ошалело хватала его губами. — Ты что сравниваешь меня с ней?!

— А что? — хмыкнул довольный произведённым эффектом блондин, скрещивая руки на груди. — «Извини, сестренка, мы похожи больше, чем ты думаешь!» — Вполне прослеживаются общие черты. Особенно глядя со стороны!

Алира растерянно хлопала глазами. От былой праведной злости и следа не осталось. Мысли судорожно метались в сознании.

«Он сравнил меня с Паркинсон!.. Моргана! Быть этого не может!.. Неужели со стороны все выглядит так?! Он. Сравнил. Меня. С. Пэнси!»

Палочка скользнула в руку, и заклятие сорвалось с губ прежде, чем Драко успел хотя бы дёрнуться в сторону. Светящаяся вспышка угодила прямо в него. И пока слизеринец пытался понять, что изменилось в его состоянии, сестра уже исчезла из комнаты, звонко хлопнув дверью на прощание.

***

Алира выскочила в гостиную слизерина так быстро, словно за ней гналась толпа инферналов.

Теодор Нотт, ожидавший подругу недалеко от входа в крыло мальчиков, сделал к ней шаг, но тут же отшатнулся от направленной на него палочки и злого шёпота: «Прокляну!»

Окинув ледяным взглядом уставившихся на неё слизеринцев, блондинка поспешно покинула их владения.

Рэймонд Кейрнс последовал за ней.

— Она братца-то часом не пришибла? — между прочим спросила у пустоты Абигайл, продолжая перелистывать страницы лежащего перед ней ведьмовского журнала, и подняла взгляд на вновь скрипнувшую дверь, — О! Живой! — скользнула взглядом по Драко, появившемся в гостиной, тихо хмыкнула: — А заковыристо она тебя приложила, даже мне не снять.

Малфой-младший, убедившись, что Алиры уже здесь нет, вновь исчез в крыле мальчиков, захлопнув дверь прямо перед носом с визгом и причитаниями бросившейся к нему Паркинсон.

«Как же бесит! И он правда сравнил сестру с ней? Ой, дура-ак…»

А что Алира его прокляла, он и без вездесущей Снайтоп понял.

***

— А ты что тут забыл? — огрызнулась на поравнявшегося с ней Кейрнса блондинка, быстро шагавшая в сторону личных покоев Снейпа.

— Профессор просил тебя вернуть, а значит, лично проводить.

— Не нуждаюсь! В трёх коридорах не заблужусь!

— Как знаешь, — примирительно поднял руки слизеринец и остановился, — Эй, Малфой! — окликнул он практически скрывшуюся за следующим поворотом девушку: — Нужна будет помощь, обращайся. — обернувшаяся Алира удивленно выгнула светлую бровь на предложение. — Только не наглей, мелкая!

И колдун, крутанувшись на каблуках, отправился наводить порядок на своём факультете. Блондинка же, чуть слышно хмыкнув, продолжила свой путь. К двери Северуса она подошла, уже немного успокоившись, и вошла без стука.

Зельевар поднял на неё тёмный внимательный взгляд от книги.

— Я надеюсь, количество студентов на моём факультете осталось прежним? — едко поинтересовался он.

— Да, — девушка как-то вымученно рухнула в кресло напротив и прикрыла глаза, откинув голову на спинку, — Только количество проклятых увеличилось на одного наглого белобрысого мальчишку.

— Ты прокляла брата? — хмыкнул Мастер зелий, тоже откидываясь на спинку кресла и скрещивая перед собой пальцы.

Алира бросила на него короткий взгляд из-под опущенных ресниц. Он ждал ответ и объяснения.

— Да, прокляла. Заслужил. И, пожалуйста, не снимай, если придет к тебе. Даже не думала, — Алира выпрямилась в кресле и посмотрела на пламя камина, — что его глупая детская ревность к Тео может вылиться в вызов на дуэль!

— А что собственно не устраивает Драко? Твое общение с Ноттом вообще или его несколько… вольный характер?

Блондинка резко дернулась и обернулась к крестному.

— И ты туда же?! Мы просто друзья!

— Да, Алира, но вы уже не дети. И твоё порой беспечное поведение не всегда укладывается…

— В нормы приличия? — хмуро закончила за него девушка. — Знаешь, Северус, роль строгого папочки тебе не идет! — блондинка поднялась из кресла и сгребла в охапку подаренную Теодором книгу. — И вообще, всего доброго профессор, уже поздно, моя отработка окончена!

Подхватив сумку, девушка выскользнула из кабинета.

***

28 октября 1994. Хогвартс, Шотландия

Утро пятницы началось для Драко Малфоя не самым лучшим образом. Впрочем, так же закончился и прошлый вечер.

Мордредов Нотт!

Через отражение в зеркале, перед которым завязывал серебристо-зеленый галстук, блондин бросил раздражённый взгляд на ненавистного сокурсника, с невозмутимым видом собиравшего свою сумку. Где-то на заднем плане маячил с довольной рожей Забини: то ли всерьёз ждал, что они поубивают друг друга, то ли готов был сделать ставку, что обоих пришибёт Алира. При воспоминании о сестре Малфой-младший скривился.

Очередная ссора бесила сама по себе, а факт, что сестрёнка его явно прокляла — выбивал из колеи.

Пока никаких неожиданных изменений и неприятностей блондин не заметил. И в глубине души надеялся, что ничего серьёзного Алира в запале чувств на него не наслала. Хотя, Салазар ее разбери, что может выкинуть разозлённая ведьма, ещё и наполовину Блэк?

Да и последовавшая вчера после ссоры с сестрой выволочка от Кейрнса радости не добавляла. Нынешнего старосту факультета Драко откровенно недолюбливал, не уважал и, чего уж скрывать, презирал. Мерзкий тип, даже по меркам Слизерина.

Младший Малфой бросил ещё один взгляд в зеркало, — наследник рода не имел права выглядеть растрёпанным, — и, убедившись, что всё идеально, покинул спальню.

Под дверью комнаты тут же обнаружилась Паркинсон, мгновенно лишним грузом повисшая на плече. И приторным голосом принялась пересказывать все самые свежие сплетни Хогвартса, дополняя их едкими комментариями.

«Мерлин! И с ней я сравнил сестру?! Идиот!..»

За завтраком Алиры не было. Драко дважды внимательно осмотрел стол, как всегда шумных, словно пикси, красно-золотых.

На совместной с грифами же Трансфигурации сестра внезапно обнаружилась в кабинете одной из первых, причем демонстративно проигнорировала его.

И Нотта.

Последнее несказанно радовало!

Только вот на самом занятии и обнаружились не самые приятные последствия вчерашней вспышки Алиры.

Макгонагалл, едва появившись в классе, потребовала освободить парты от всех учебников и записей, а после… раздала пергаменты с заданиями. Мерлинова кошка без предупреждения решила проверить знания студентов!

Драко фыркнул и подтянул к себе выданный ему лист. Прочёл первое слово и неверяще заморгал глазами — буквы в нём тут же перестроились. Блондин вновь попробовал прочитать первое же слово. И снова, мигнув, символы поменялись местами, образуя совсем уж непонятную околесицу.

Попробовал читать дальше. То же самое!

Малфой судорожно обвёл других студентов взглядом. Кто-то усердно строчил в пергаменте («ещё бы Грейнджер не была бы готова!»), кто-то замер, мучительно вспоминая ответ, кто-то же просто тупо смотрел перед собой, просто ничего не зная.

Но ни у кого не было его проблем! Проклятье!

Точно… проклятье!..

Драко нашёл взглядом сестру. Сидя в гордом одиночестве пред самым носом сверлившей её взглядом Макгонагалл и подперев голову левой рукой, девушка спокойно выполняла своё задание.

Четверть часа он тупо сверлил её спину взглядом. Ещё через десять минут она подала лист деканше, получила отмашку «свободна!» и, закинув на плечо тиснёный ремень черной сумки, направилась на выход. Поравнявшись с ним, чуть пожала плечами с совершенно довольной ухмылкой и покинула класс.

Малфой с тихим стоном уронил голову на парту, вызвав недоумённые взгляды слизеринцев и несколько смешков со стороны грифов.

***

Следующие пары с факультетом сестры расходились, поэтому Драко все перемены тщетно искал Алиру в коридорах, кабинетах грифов и даже в библиотеке.

На обеде она снова не появилась. Впереди были История магии с Пуффендуйцами и Зелья с красно-золотыми.

Откровенно наплевав на первую, Малфой-младший вновь отправился на поиски сестры. Даже в теплицы к проклятым львам заглянул, чем вызвал очередную порцию хихиканий и недоумённый взгляд профессора Стебль.

Алира отпросилась.

Впереди были Зелья. Опозориться там перед Поттером Драко позволить себе не мог. Сестру он так и не нашёл. Поэтому, едва отзвенел колокол, пошёл на повинную к Снейпу.

Декан одарил его ледяным взглядом.

— Что вам угодно, мистер Малфой?

— Сэр, моя сестра меня прокляла, — то, как хмыкнул на это заявление маг, явно давало понять, что он в курсе, — у меня все слова перед глазами расплываются. Я не могу ничего прочитать.

— И что вы от меня хотите?

— Вы, вы не могли бы снять…

— Вы издеваетесь, Малфой? — резко рявкнул Снейп, прерывая студента. — Думаете, у меня есть время возиться с мелкими глупыми проклятиями, которые, играясь, накладывают друг на друга бестолковые студенты?.. Вон отсюда! Обратитесь в Больничное крыло! А после придёте за персональным заданием!

И буквально за шкирку вытолкав Драко за дверь кабинета, зельевар захлопнул за ним дверь.

***

30 октября 1994. Хогвартс, Шотландия

С самого утра в воскресенье в школе царило небывалое оживление — сегодня, после полудня, должны были прибыть гости из других школ для участия в Турнире Трёх Волшебников.

Эмили Росс, которой всё же был возвращен значок старосты факультета за неимением лучшей кандидатуры, безуспешно пыталась навести порядок среди студентов.

Вконец выдохшаяся девушка устало опустилась на лавку рядом с Малфой, налила себе кубок сока и жадно выпила.

Алира едва уловимо вздрогнула и скосила взгляд на старшекурсницу.

— А теперь не жалеешь? — каверзно поинтересовалась блондинка.

— Ещё как! — честно призналась Эмили. — Лучше бы профессор Макгонагалл мне его не возвращала.

Малфой хмыкнула.

— Есть такое страшное слово, Эмми, — судьба… — сверкнула голубыми глазами блондинка, явно продолжая издеваться.

Росс одарила её убийственным взглядом.

— Кстати, Эмми, а какие школы участвуют? — Алира отпила кофе.

— Как? Ты еще не знаешь?

Малфой лишь пожала плечами, обозначая отсутствие явного интереса.

— Шармбатон и Дурмстранг.

Чашка в руке блондинки дёрнулась, расплескав значительную часть содержимого на стол и ощутимо обжигая пальцы, отчего девушка сдавленно зашипела.

— Алира! — Росс мгновенно вытащила палочку, заклятием остужая обожжённую кожу блондинки, а уже потом убирая разлитый напиток. — Только не говори мне, что и тут будет подвох?! И не забудь сходить в Больничное крыло!

Девушка лишь возвела глаза к потолку, памятуя о паршивом чувстве юмора у Магии. Залпом допила кофе, хлопнула Эмили Росс по плечу и покинула Большой зал.

Настроение испортилось. Но грядущее было неизбежным. Сама ведь недавно шутила про злую Судьбу. А прекрасно зная амбиции некоторых магов, сомневаться в их посещении Хогвартса не представлялось возможным. Да и по возрасту оба подходят.

Что ж, придется действовать по ситуации. А пока девушка решительно выбросила все лишние мысли из головы.

День на улице хоть и был уже по-осеннему прохладный, но выглянуло тусклое солнце, что хоть немного разогнало окружающую серость. Так что Малфой намеревалась устроить себе импровизированный пикник. Одевшись потеплее, прихватив подаренную Теодором книгу и толстый плед и обработав пострадавшую руку заживляющим зельем, она навестила школьную кухню, получив от домовиков большой термос с горячим шоколадом и стопку сэндвичей в корзине.

Миновав опушку Запретного леса, девушка прошла по самой его кромке и вскоре вышла на территорию, раскинувшуюся на крутом утёсе прямо над водами Чёрного озера.

Расстелив плед у корней старого мощного дерева и налив себе в зачарованную от остывания и проливания чашку горячего шоколада, юная ведьма раскрыла древний труд по зельям и углубилась в чтение.

Мягко мерцающий в тусклых лучах солнца тепловой купол отлично спасал от редких, но пронизывающих порывов ветра.

Рядом в пожухлой траве Дэймон шустро гонял малочисленных мышей и мелкую магическую живность.

***

Маг, не способный почувствовать чужой взгляд, — откровенно бездарен. Алира такой не была и направленный на себя взор ощущала уже минут десять, но демонстративно игнорировала. Дэймон, растянувшийся на толстой ветке над её головой, свесив вниз все четыре лапы и пушистый хвост, что трепали порывы ветра, никак не реагировал. Значит, опасности не было.

Девушка заправила за ухо выбившуюся прядь и перевернула страницу. Чуть поёрзала на месте, меняя положение.

— Такая настойчивость чаще всего раздражает, ты знаешь? — подняла она взгляд от книги, дочитав разворот. — Не стой там, замёрзнешь.

— Не хотел мешать, — Нотт ступил через купол, усаживаясь на край пледа и поводя плечами. Снаружи действительно было куда прохладнее, особенно учитывая, что короткий осенний день уже перевалил за свою середину.

Алира вытащила из корзинки ещё одну чашку и, наполнив её шоколадом, протянула слизеринцу.

Парень, чуть сузив глаза, заглянул в чашу, принюхался и сделал глоток. Тут же скривился.

— Как ты это пьешь?

— Изначально индейцы майя вообще его со жгучим перцем пили. А я обхожусь всего-навсего имбирем. Пей, согреешься, а послевкусие удачно перебьет остроту.

— Удобно устроилась, — между прочим заметил Теодор, всё-таки делая ещё один глоток.

— Здесь не так шумно, как в школе, — девушка вновь перевернула страницу, явно демонстрируя, что на эту светскую беседу не настроена.

— И Драко не найдёт, — Алира замерла на его реплику, но голову от книги не подняла.

— Странно, что ты нашел.

— Видимо, лучше знаю твои привычки. Если ищешь Алиру Малфой, иди самым невообразимым путем в самое невозможное место.

По губам девушки скользнула тонкая улыбка.

— Я должен извиниться, Алира.

— Не за что!.. Тебе не за что, — прервала его блондинка, смотря в глаза. — Извиняться стоит мне. Я не думала, что глупая детская ревность Драко перерастёт в вызов на дуэль. И… — она опустила голову, Нотт удивленно уставился на подругу: — «Неужели это смущение?!» — Прости за моё вольное поведение, столь неуместное в нашей чопорной Англии. Правда, не думала, что похожа на Паркинсон…

— Стой! — Нотт прищурился, растерянно глядя на девушку, поставил чашку с шоколадом на плед. — Ему что, хватило ума сравнить тебя с Пэнси? — парень усмехнулся, — Алира… Ты иногда выбиваешь меня из колеи, но ты всегда так делала. Но ты — не она! Пэнс ищет внимания, выбивает себе место рядом с твоим братом (и если он не совсем дурак, то должен это понимать). Ты же просто действуешь на эмоциях. Не со всеми. И не для всех. Я рад, что со мной ты такая…

Блондинка оторвала взгляд от озера, на которое до этого смотрела, и внимательно взглянула на Теодора.

«Вот ведь слизеринец! Истинный! Сказал далеко не все, о чем подумал!..
Но, пожалуй, и этого достаточно…»


— Друзья? — даже не пытаясь истолковать молчание девушки, примирительно, на всякий случай, уточнил парень. И получил самодовольную улыбку в ответ с чистосердечным пожеланием терпения ему в таком случае.

— Смотри! — Нотт кивнул в сторону озера.

Над его тёмной неподвижной гладью по бледно-серому небу, с причудливо подсвеченными солнцем облаками, быстро спускалась к замку огромная светло-голубая карета, запряжённая дюжиной белоснежных пегасов.

— Шармбатон, — выдохнула девушка, констатируя очевидное, и, не убирая руку со страницы, прикрыла книгу.

Слизеринец молча кивнул, а затем перевёл взгляд на подругу. Со стороны школы, словно взрыв, грянули приветственные возгласы и крики.

— Нашла что-то интересное?

— А? — Алира выглядела чуть растерянной и, лишь проследив за его взглядом, направленным на фолиант, кивнула. — Да, смотри.

Девушка подвинулась вперёд, вновь раскрывая книгу и перелистывая несколько страниц назад, Нотт же пересел ближе, облокотившись спиной о ствол дерева.

— Вот! — Малфой указала на один из абзацев. — Состав ничего не напоминает?

— Огневица, Рута, Морской лук, скорлупа Оккамия… — негромко перечитал список брюнет, — Если убрать два последних, то чистый состав Феликс Фелицис.

— Ага, а на формулу посмотри! — девушка довольно перевернула лист, — И на время добавления ингредиентов. — чем удивлённее становилось лицо слизеринца, тем больше лучилась восторгом блондинка, — И на соотношения!..

— Никогда такого не видел! Даже предположить не могу, каков будет результат, — вопрошающий взгляд на подругу.

— Тот же самый Феликс Фелицис, но без любых побочных эффектов. Рассчитанный на конкретного мага. Пожизненная дозированная удача. Вечное везение.

— Феноменально!

— Ага, но вся загвоздка вот тут, — тонкий палец постучал по одному из коэффициентов обширной формулы, — Своеобразный показатель уровня магии конкретного колдуна или ведьмы. Ритуальный. И не самый светлый.

— Да, — хмыкнул Нотт. — Семнадцать циклов приготовления явно не принесут удачи в попытке не загреметь в Азкабан.

— У древних с магией было проще, — вздохнула девушка.

Вновь дружный вопль донесся со стороны замка, и друзья обернулись на шум, чтобы успеть заметить, как из вод Черного озера выныривает на поверхность огромный двухмачтовый корабль.

На фоне заходящего солнца и стремительно темнеющего неба он выглядел впечатляюще и, пожалуй, даже пугающе.

— А вот и Дурмстранг.

Пора было возвращаться в школу. Алира с явной неохотой принялась собирать вещи. Вручную, даже и не думая доставать палочку.

Вмиг всё пришло в движение. Плед ловко свернулся и уполз в стоящую рядом корзину, следом укатился термос и прыгнул бумажный сверток с сэндвичами. Дунул порыв холодного ветра, чётко обозначая снятие купола.

Блондинка недовольно сверкнула глазами в сторону слизеринца:

— А ты не думал, что я просто тяну время и мне совсем не хочется возвращаться?

— В таком случае приношу извинения за поспешность.

— Ладно, — девушка хитро улыбнулась. — Значит, в школу мы пойдем самой длинной дорогой. Может, по пути найдем, кому скормить эти несчастные бутерброды.

Малфой убрала книгу в сумку, Теодор подхватил корзину, и они по широкой дуге двинулись к замку.

***

В вестибюль Хогвартса друзья вошли, когда основная масса студентов уже в нетерпении толпилась у дверей Большого зала. И разошлись по своим гостиным, чтобы переодеться после прогулки в парадные мантии. Это требование было озвучено Макгонагалл во время завтрака.

В зал Алира зашла, когда Дамблдор уже начал вещать что-то об истории Турнира Трёх Волшебников, стоя за вновь возвращённой на свое место золочёной кафедрой. Мантия на директоре тоже была парадная: ещё более кричащей расцветки, чем обычно, и ещё более сверкающая. На высоком колпаке, помимо сияющих звездочек, отчётливо что-то двигалось. Из-за дальности расстояния блондинка не смогла рассмотреть, но готова была разориться на что угодно, если там не кружила карета Шармбатона, и не плавал кораблик Дурмстранга.

А вот интересно, Хогвартс на колпаке директора был представлен четырьмя символами факультетов, общим гербом школы, или сиятельный ограничился лишь парящей птичкой?

Все церемонии и торжественные приветствия Алира стойко не любила, сколько себя помнила. Поэтому в речь Дамблдора даже не вслушивалась.

Обратила внимание только тогда, когда двери Большого зала распахнулись, из них полилась нежная мелодия флейты с редкими перезвонами колокольчиков. По проходу поплыла невесомая серебристая дымка, и выпорхнула целая стая бабочек. Их было несколько сотен, не меньше.

И лишь после так же изящно и грациозно в зале появились студентки Шармбатона. Тоненькие, лёгкие, в коротеньких струящихся шёлковых мантиях.

Дружный мужской вздох прокатился по залу. Малфой через плечо бросила короткий взгляд за стол Слизерина и усмехнулась:

«Вот и этот туда же!» — проследила она за взглядом брата.

И почему-то как-то обидно вдруг стало, что в поле её зрения не попал Нотт.

Комментарий кого-то из гриффиндорцев «вот это женщина», посвящённый директору Шармбатонской академии, вызвал дружный смех.

Проследив взглядом за полувеликаншей (всегда и везде упорно отрицавшей этот факт), что была по крайне мере в два раза выше всех окружающих её взрослых колдунов, естественно, за исключением Хагрида, Алира наконец-то переключилась на беглое изучение делегации француженок. Надеясь, что в толпе гриффиндорцев на неё не обратили ненужного внимания. Мадам Максим уж точно благополучно проплыла мимо.

Через несколько минут, когда все приветствия замолкли, а гости из Шармбатона заняли своё место на ступенях перед кафедрой по правую руку от Дамблдора, зал вновь стих.

Появление дурмстранговцев было абсолютно другим. Громким, ярким, дерзким. Их школу повсеместно называли тёмной, и они этим гордились.

Крепкие, подтянутые колдуны с хищными улыбками внимательно изучали пространство вокруг, с каждым шагом тяжёлыми посохами высекая снопы искр из древних плит пола.

Проняло даже Алиру. Мощь ощущалась просто дикая.

А самодовольная улыбка колдуна, идущего за спиной директора Дурмстранга, Игоря Каркарова, выбила почву из-под ног и пригвоздила к месту. И Малфой было откровенно наплевать, что за вторым плечом Каркарова шёл не кто иной, как Виктор Крам, к которому теперь было приковано всеобщее внимание. Она видела лишь наглые тёмные глаза.

Когда колдун прошел за её спиной, Алира подавила желание дёрнуться от ледяного холода, пробежавшего по спине.

«Мерлин!»

Девушка только сейчас обратила внимание, с какой силой сжала кулаки. С трудом разжала побелевшие от напряжения пальцы и бездумно уставилась на мелкие капли крови, выступившие в полумесяцах ранок на ладонях.

«Будь он проклят!»

Малфой спрятала ладони и за весь вечер не подняла головы от своей тарелки, хотя желудок оставался пуст.

Она не слышала очередных напутствий Дамблдора. Не видела появление Кубка огня.
Лишь пронзающий спину взгляд занимал все её мысли.

Глава 11.5. Бонус. Салемская Академия колдовства. Часть 3


Начало февраля 1991. Салемская Академия колдовства. Массачусетс, США

Алира сидела на широком деревянном подоконнике в корпусе преподавателей и нервно теребила кончик косы. Напротив тёмным пятном возвышалась дверь Рикардо Этвуда — её преподавателя по Древним заклятиям и обрядам, и Мастером Дуэльного класса.

Что, собственно, она здесь делает, девочка не знала и сама. С полчаса назад её нашла одна из старших учениц Академии, Амелия Найт, и сообщила, что профессор Этвуд желает её видеть. Немедленно.

Ничего не понимая, Розье торопливо попрощалась с любопытно переглянувшимися друзьями и поспешила в преподавательский корпус. Правда, с самим профессором она столкнулась уже на главных ступенях. Он куда-то жутко спешил. Но мгновенно затормозил перед студенткой, прося подождать рядом с его кабинетом для важного разговора: «Срочный вызов директора Ворт вряд ли затянется больше, чем на четверть часа».

И вот уже двадцать минут девочка судорожно дергала кончик своей косы, бросая редкие косые взгляды то на окно за спиной, то на широкий коридор перед ней. Ещё через несколько минут в поле её зрения наконец-то показался профессор Этвуд. Алира тут же спрыгнула на пол, вставая прямо, и перестала теребить волосы. Маг, как всегда, был спокоен и собран. Только чуть сбившееся дыхание выдавало, что он торопился.

— Дождалась? Молодец! Заходи! — он распахнул перед девочкой широкую дверь на удивление светлого кабинета. — Садись, — кивком указал на кресло перед своим столом. А сам принялся раскладывать по ящикам внушительного шкафа несколько папок с бумагами, из-за которых, видимо, его и вызывала директриса.

Покончив со своим занятием, Этвуд уселся на свое место за массивным рабочим столом и внимательно посмотрел на юную студентку, в приёме в Академию которой изначально сомневался.

— Выпьешь что-нибудь? Сок? Чай? Воду?

— Нет, спасибо, профессор, — мотнула головой девочка. — Амелия сказала, что вы хотели меня видеть?

— Да, я хотел с тобой поговорить. Тебе нравятся занятия по Боевой магии?

— Очень. Профессор Ворт очень интересно обо всем рассказывает!

— А практика? В частности наши занятия в Дуэльном классе? — и, видя непонимающий детский взгляд, пояснил: — Ты делаешь успехи. Но я хочу знать, нравится ли тебе само это направление магии?

Розье на несколько долгих секунд задумалась.

— Эта магия другая, — тихо начала блондинка, — Отличается от всех. Она словно… живая. Мне нравится чувство, когда она… слушается. Когда получается приручить её в новом заклинании. И она следует за моей палочкой, моей рукой… За мной. Так… — девочка вновь запнулась, явно не зная, какое описание подобрать.

— Покорно, — подсказал довольно улыбавшийся маг.

Малышка кивнула.

— Я хочу кое-что тебе предложить, Алира, — маг опустил на стол руки, на которые до этого опирался подбородком. — Через четыре месяца, в Вене, пройдет дополнительный этап Международного Турнира по Боевой магии. Своего рода это соревнование новичков, тех, кто осенью получит право участвовать в основном Турнире.

— Вы предлагаете мне участвовать, сэр? — пораженно прошептала девочка, — Но ведь я ничего не знаю.

— Список заклинаний, Алира, стандартен. Поэтому и допуск к соревнованию ограничен лишь знаниями, а не возрастом участников. Вот он, — Этвуд протянул студентке пергамент, исписанный крупным резким почерком. — Три из восьми основных мы уже разбирали в Дуэльном классе, осталось только отработать. Два последних ни на что не влияют, просто разновидности щитов. Впереди ещё четыре месяца, если согласишься, вполне успеем отработать оставшиеся. В ускоренном темпе, конечно, но Моргана в помощь.

— Но почему именно в этом году, профессор? — Розье чуть подалась вперёд и положила пергамент на край стола. — Почему не в следующем?

— Потому что хороший преподаватель, юная мисс, должен видеть таланты своих студентов и всеми силами их развивать. В вашем случае, Алира, я увидел достаточно, терять ещё год мне совсем не хочется. — маг сделал паузу и немного задумался, словно решая, озвучивать ли ли следующую мысль, — В октябре я хочу видеть тебя в списке одной шестнадцатой основного Турнира. Хотя в эти четыре месяца будет и нелегко. Но уверен, ты справишься.

— Я… Я могу подумать, сэр?

— Конечно. Но времени мало, так что ответ жду до конца недели.

— Хорошо, — кивнула девочка и встала, — я могу идти, профессор?

— Всего хорошего, мисс Розье, — кивнул ей на прощание Рик.

— До встречи, сэр.

— Не подведите меня, Розье, — негромко прошептал Этвуд, когда за студенткой уже закрылась дверь. — Не подведите…

Странная маленькая англичанка, которую Весалия приняла на учёбу, вначале вызывала лишь стройные ряды вопросов и сомнений. Как учить ребенка, на родине которого другие нормы использования Магии? Как развить её потенциал, чтобы в дальнейшем он не вызывал проблем? Дать больше информации? Но подчас дети и стандартную программу-то с трудом усваивают!

Но всё решилось само собой. Новые знания девочка впитывала, словно губка. Быстро, легко, а главное с пользой. Но относилось это лишь к тому, что её интересовало. Преподаватель Зелий, профессор Уайнторп, уже после трёх недель занятий едва сдерживал восторги в сторону талантливой студентки. Весалия Ворт одобрительно кивала. Астроном, мадам Леста, страдальчески вздыхала. Джоанн Арнетт брезгливо щурилась. А он сам, Рик, продолжал искать изъяны в талантах девочки на своих занятиях.

Месяц.

Два.

Три.

На четвертом он окончательно смирился, что Алира Розье крайне любознательная и магически одарённая ученица. И какие несусветные теории не строили бы британские маги, потенциал чистокровной волшебницы со многими поколениями предков за спиной выделялся на фоне остальных, если не своей яркостью, то уж точно глубиной. Обучай её по программе, приближенной к уровню понимания детей из немагических семей, и все таланты, данные самой Магией, будут загублены.

Благо, Салемская Академия не страдала упрощением системы обучения, а для лучшего усвоения программы новообретённых магов проводились дополнительные занятия. Было бы лишь желание. А оно, как правило, быстро возникало у детей, не желающих ни в чём отставать от своих сверстников.

Так что оставалось дело лишь за малым. Алира должна согласиться. Иначе такого провала в своей преподавательской карьере Рик просто не переживёт. Упустить такой талант — кощунственно. А самое мерзкое, что этот талант может разглядеть кто-нибудь другой. Маг нахмурился, на лицо наползли тени. Нет, уж министерским чинушам он свою ученицу не отдаст. Да поможет ему Магия в этом!

***

Алира растерянно брела по территории Академии. Рассказать всё друзьям хотелось так же сильно, как и спрятаться от всех и посидеть в тишине.

Ветер бросил в лицо охапку мелких колючих снежинок, и девочка поёжилась. На лощину опускались ранние зимние сумерки, в окнах академических корпусов ярко горел свет. А вдоль дорожек загорались магические светильники.

Практически дойдя до общежития своего курса, Розье резко развернулась, бегом устремляясь в противоположную сторону.

Через несколько минут широкая петляющая дорожка вывела блондинку к главному зданию библиотеки — самому старому из всех шести.

Отдав вещи приятной пожилой ведьме на входе и получив свой номерок, девочка двинулась в главный зал. В центре огромного восьмиугольного помещения возвышалась такая же восьмиугольная конторка библиотекарей. Всего из было шестнадцать. Один — главный библиотекарь, мистер Фоссет, старый скрюченный колдун, вечно бурчащий что-то себе под нос и постоянно ищущий что-то в многочисленных карманах мантии. Да и студентов он не особо жаловал, тем более младшекурсников.

Так что Алира оказалась несказанно рада, что «чокнутого Фоссета», как за глаза окрестили его ученики Академии, на месте не оказалось. Как, впрочем, и большей части библиотекарей. За нижним ярусом конторки обнаружились лишь две ведьмы и колдун.

К ближайшей из женщин девочка и направилась.

— Здравствуйте, мисс Фоссет.

— Добрый вечер, — мило улыбнулась румяная пухлая колдунья Вивиан Фоссет, которая была просто полной противоположностью своего деда и благожелательно относилась ко всем студентам, с трепетом и уважением относящимся к её любимым книгам. Прочим же лучше было не попадаться мисс Фоссет на глаза. Особенно, не дай Моргана, если она застукала за порчей того или иного фолианта, да даже и простой брошюры. Таким недостойным вход в главное здание библиотеки был мгновенно запрещён под страхом одного очень малоприятного и трудноснимаемого проклятья.

— Вы не могли бы мне помочь? Профессор Этвуд говорил о Международном Турнире по Боевой магии…

— И ты хотела что-нибудь почитать по этому поводу, да?

Блондинка лишь смиренно кивнула в ответ.

— Сейчас, сейчас, милая!

Алиру внутренне передернуло.

Ведьма тем временем вытащила из ящика стола крохотную коробочку, не больше дюйма размером, и, поднявшись с кресла, положила на край конторки. Взмах палочкой и, на глазах изумлённой первокурсницы, «коробочка» стала превращаться в огромный толстый фолиант.
Когда превращение было окончено, манускрипт (назвать это книгой язык не поворачивался) предстал во всей своей красе: не меньше двух футов шириной, четырёх — длинной, и около трёх — толщиной.

А мисс Фоссет вновь взялась за палочку. Страницы быстро зашуршали под её заклятием и наконец-то открылись где-то чуть дальше середины.

— Так-так, — ведьма пальцем заскользила по строчкам. — Международный Турнир по Боевой магии… Так! Пожалуй, вот это! — очередной взмах палочкой, и в воздух взмыл лист пергамента со стола и перо, которое тут же принялось быстро что-то строчить. — Это! — продолжала тем временем женщина, тыкая в нужные строки. — И, пожалуй, вот это!.. Нет! — перо резко замерло, а потом шустро зачеркало последнюю запись. — Сложновато… Тогда вот это. Да!

Перо едва успело дописать последнее слово, как пергамент уже был выдернут рукой мисс Фоссет и протянут поражённо молчавшей студентке.

— Прошу, дорогая! Здесь нужная литература и указание её расположения. Последнюю книгу можно взять с собой, только не забудь записать её на свое имя. Лифты там! — махнула она рукой в нужную сторону. И вновь принялась колдовать, уменьшая картотеку.

— Спасибо, — Алира заглянула в лист.

«Четвертый уровень, правая сторона, секция шесть, пятая полка, место триста восемнадцать.» — значилось напротив первой книги в списке.

Сдавленно выдохнув девочка поплелась в сторону лифтов. Недаром старшие ребята говорили, что главное здание Салемской академической библиотеки — отдельный мир. Теперь блондинка была в этом уверена.

***

Роксана нервничала. Роксана крутилась. И уже пятый раз роняла с вилки кусочек курицы.

— Да успокойся ты! — не выдержав, буркнул Эйдан.

От вертлявости своей невесть каким образом нашедшейся подруги (ах да, она шла комплектом к Розье!) он уже порядком устал за сегодняшний день. Слава Моргане, сейчас она молчала! Ему и самому было крайне любопытно, где носит Алиру с самого обеда. Но он же себя так не ведет!

— Смотри! — вдруг дёрнулась Шеридан, — Рик здесь! — она кивком указала в сторону появившегося в столовой преподавателя, который быстрым шагом поднимался на профессорский балкон. — А где же Алира?! Как думаешь, зачем он её вызывал?..

Вопросы полились с новой силой, и Райс страдальчески закатил глаза.

— Привет! — запыхавшаяся и раскрасневшаяся от бега Розье появилась примерно через полчаса в обнимку с толстой книгой, которую позже аккуратно уложила на свободное место рядом.

Девочка решительно придвинула к себе тарелку с едой, отмахиваясь от вопрошающих взглядов друзей: «Потом! Я такая голодная!»

Уже много позже, когда все первокурсники разбрелись спать и в гостиной общежития остались лишь они трое, Алира пересказала друзьям предложение профессора Этвуда. Поведала о том, что прочитала в библиотеке. И, жадно сверкая небесными глазами, неохотно отдала Эйдану принесённую книгу, в которую мальчик сразу же и углубился. Светловолосая же осталась один на один с изображавшей крайнюю степень обиды Роксаной.

Шеридан дулась, по её мнению, абсолютно заслуженно. Ведь всё время после ужина Розье не поддавалась ни на мольбы, ни на угрозы, не желая рассказывать, зачем её вызывал Рик. А ведь сама Рокси извелась от любопытства! Несправедливо! И жестоко!

— Круто!.. — выдохнул Эйдан, наконец-то выныривая из книги и удивленно хлопая глазами.

Алира со страдальческим видом сидела на подушке перед диваном, а примостившаяся за ней Роксана с довольной моськой плела на голове подруги что-то невообразимое.

«Кажется,. помирились».

— Ты же не отказалась? — буквально с благоговейным трепетом поинтересовался мальчик, вновь переведя взгляд на Алиру, — Участие в этом Турнире — прямой путь к Мастерству в Боевой магии. Это же круто!

— Я попросила время подумать… Мне это нравится. Но боюсь, что у меня не получится…

— Ну, — протянул Райс, — не получится в этом году, попробуешь ещё раз в следующем.

— То-то и оно, Эйдан, Рик рассчитывает, что осенью я буду уже в Турнире. Так что, как бы наш любимый преподаватель из меня душу не вытряс…

— Да ладно тебе, он самый лучший из профессоров!

***

Четыре месяца после того разговора Алира Розье ужасно жалела, что не послушалась своего предчувствия.

Довольный, как книззл, Рик Этвуд закусил удила похлеще самого ретивого пегаса. Количество дополнительных занятий зашкаливало. После них волшебная палочка падала из онемевших пальцев, а губы дервенели от повторов заклятий.

Весалия Ворт в который раз качала головой, наблюдая, как светловолосая студентка села на своё место в столовой и буквально растеклась по столу.

— Ты её загоняешь, Рик, — укоризненно взглянула на своего зама. — Она ведь ещё ребёнок.

— Крайне упёртый ребёнок, Салли, и крайне одарённый. Тем более, у неё очередная неделя отдыха.

— Надеюсь, ты не ошибаешься.

***
4 июня 1991. Вена, Австрия
Дополнительный отбор Магического Турнира по Боевой магии. День первый


Портал в Главное отделение Австрийского Министерства Магии Алира не запомнила. Глаза у девочки отчаянно слипались. Это здесь был почти полдень. В Салеме же едва стукнуло четыре утра! И это ещё не считая часа на сборы…

— За мной! — до ужаса бодро скомандовал Рик Этвуд, ловя ладошку девочки. — Не отставай, Алира!

Едва поспевая за размашистыми шагами мага, ученица изо всех сил вцепилась в его руку.

Головокружительная поездка на безумном магическом лифте, толкающаяся очередь колдунов и ведьм, говорящих на невероятно смешном, словно специально исковерканном языке, и нырок в очередной камин. Вышли из него в длинном ярко освещённом зале, отделанном тёмным деревом и гранитом.

Рик отвел девочку в сторону, внимательно оглядел. Взмахнул палочкой, очищая несколько пятнышек сажи, оставшихся после путешествия.

— Нужно пройти регистрацию, потом в гостиницу, выспишься. Продержишься?

— Угу, — кивнула блондинка.

Из здания они вышли на залитую солнцем площадь. Пересекли её и углубились в лабиринт узких извилистых улочек. Как профессор здесь ориентировался, осталось для Розье загадкой. Вскоре маг с ученицей оказались ещё на одной площади, в противоположном конце которой возвышалось невероятно роскошное здание.

— Одно из представительств Международной Магической Ассоциации Мастеров, — заметив изумление девочки, пояснил маг. — Пойдём, нам как раз туда.

Интерьер в полной мере соответствовал внешнему виду. Даже Гринготтс в Британии проигрывал этому великолепию. Алира честно пыталась не сильно вертеть головой, пока Этвуд выяснял что-то у представительного мага за стойкой.

— Нам сюда, — маг потянул ученицу в сторону лестницы, устланной роскошным бордовым ковром, как вдруг его окликнули. По-английски, но с сильным акцентом.

— Рик? Рик Этвуд? Мерлин и Моргана, неужели это ты?

Маг обернулся, прищурив тёмные глаза и внимательно всматриваясь в приближающуюся к ним колдунью. Замершую рядом девочку чисто инстинктивно оттолкнул за спину. Но затем заметно расслабился, узнав ведьму.

— Катарина.

— Не ожидала вновь тебя увидеть! Сколько лет прошло?

— Больше десяти.

— Чем ты занимаешься? И что здесь делаешь?..

Алира, осторожно выглянув из-за спины учителя, рассматривала женщину. Первой бросалась в глаза ярко-рубиновая мантия официального кроя, затем — не менее представительная высокая причёска, собранная из тёмных волос, едва-едва подёрнутых на висках сединой. Ведьма была намного старше, чем могла показаться на первый взгляд. Ну, а третьей, бросавшейся в глаза, чертой был нос — чересчур тонкий и длинный. Пожалуй, если бы не он, то колдунью вполне можно было назвать миловидной.

— А это что за юное создание? — прищур оливковых глаз устремился на девочку.

Алира сделала шаг вперед и присела в идеальном реверансе, почему-то рядом с этой женщиной сами собой рвались вперёд все манеры, которым её обучали в детстве.

— Алира Розье, мадам.

— Моя ученица, — добавил Этвуд.

— Очаровательно, — проворковала женщина. И тут же её лицо вытянулось. — Ученица?! Рик, ты же не хочешь сказать, что эта хрупкая малышка — боевой маг?!

— Вам, как никому другому должно быть известно, что внешность бывает обманчивой, госпожа Распорядитель, — с ухмылкой взглянул на старую знакомую маг.

«Раскусил-таки!» — мадам отвесила недовольный хлопок по плечу наглеца, что стал улыбаться ещё шире.

— С Советом будут проблемы, — коротко отрезала женщина, недовольно поджав губы. — Идёмте.

Спустя четверть часа, Алира стояла в центре огромного роскошно обставленного зала. Перед ней за полукруглым столом в креслах с высокими спинками сидели восемь магов. Девятое место, с самого края, пустовало.

Профессор стоял чуть впереди. Ведьма, названная Катариной, забрала из его рук папку с документами, и протянула её пожилому магу с роскошными усами, сидевшему в самом центре.

Алира судорожно сжимала и разжимала кулачки. Ей было до ужаса страшно. Здесь и сейчас. Перед всеми этими магами, чья бешеная энергия и мощь словно заполняли всё немалое пространство зала. Девочка не слушала и не слышала, о чем они говорили между собой и с её учителем. Первый раз за все четыре месяца она по-настоящему усомнилась в своём решении.

— Алира! — оклик вывел её из ступора. Рик стоял прямо перед ней, чуть склонившись и заглядывая в глаза. — Давай, у тебя всё получится!

Маг ободряюще сжал плечо девочки и отступил назад.

Ей нужно было доказать, что она достойна. Ей нужно было колдовать.

Рукоять палочки уже привычно скользнула из рукава…

А дальше Алира ничего не помнила. Ни единого заклятия, что создавала чисто автоматически. Ни скупые кивки одобрения сидящих перед ней магов… Ни пути до гостиницы, где она уснула, едва рухнув на кровать…

5 июня 1991. Вена, Австрия
Дополнительный отбор Магического Турнира по Боевой магии. День второй


Проснулась рано. Ужасно хотелось пить, благо, в номере обнаружился графин с водой. Жадно заглотив полтора стакана, девочка отправилась обследовать номер. За неприметной дверцей в углу обнаружилась ванна.

Искупавшись и высушив волосы, Алира оделась и вышла из номера. Спустилась вниз. Колдун на входе в обеденный зал распахнул перед ней дверь с доброжелательной улыбкой.

— Извините, сэр, вы говорите по-английски?

— Да, юная мисс, чем могу служить?

— Я ищу своего учителя, Рикардо Этвуда.

Маг вслед за девочкой заглянул в зал, и чуть наклонившись к Алире, рукой указал в дальний его конец.

— Благодарю, сэр.

— Доброго дня, юная мисс. И удачи! — вновь сверкнул улыбкой колдун и скрылся за дверью.

Розье неспешно приблизилась к нужному столику.

— Доброе утро, профессор. Доброе утро, мадам, — поздоровалась она с Этвудом и оказавшейся здесь же вчерашней ведьмой. Сегодня мантия на ней была гораздо скромнее, хотя прическа и не уступала прошлой.

Взрослые лишь кивнули в ответ, и вернулись к прерванной беседе.

Алира открыла появившееся перед ней меню, и палочкой отметила свой выбор. Меню тут же исчезло, девочка даже не успела его закрыть. А на столе возник заказанный завтрак.

Блондинка ела, смотря в окно, и стараясь не вслушиваться в неспешную беседу за столом.
Внезапно взрослые поднялись, привлекая внимание девочки.

— Всего хорошего, мисс Розье! — улыбнулась ей ведьма, явно прощаясь. — И удачи!

— Благодарю, мадам!

— Увидимся позже, Рик, — и женщина растаяла в воздухе.

А Этвуд пересел на её место, оказываясь напротив ученицы.

— Отдохнула? Салли предупреждала, что я слишком на тебя давлю. Прости, Алира, кажется, я погнался за своими амбициями…

— Да, сэр, я очень хорошо отдохнула. Правда, абсолютно не помню, как уснула, — девочка пустила чуть задумчивый взгляд в пустоту, словно пытаясь восстановить последовательность окончания вчерашнего дня, — И нет, вы абсолютно на меня не давите. Я знала, что будет сложно, ведь так много нужно было выучить. Я даже к экзаменам не так упорно готовилась, хотя они состоятся уже на следующей неделе.

— И если ты их провалишь, по шее от нашей директрисы получу я, — явно ожидая расправу проговорил маг, отпивая кофе из чашки.

— Каюсь, сэр, — девочка виновато потупилась, — но Руны и Астрономию я точно не сдам.

Этвуд усмехнулся. «Ой, лиса! Кается она! Врёт и не краснеет!..»

— А хотите страшную тайну, профессор? — хитро улыбнулась девчонка, отправляя в рот крохотное пирожное и довольно щурясь.

— И какую же тайну вы собираетесь мне поведать, мисс Розье? — добродушно усмехнулся маг.

Блондинка чуть наклонилась вперёд и громко прошептала:
— Самое страшное в наших занятиях за последнее время — это вчерашние господа. Особенно тот, что с усами!

На громогласный смех Этвуда обернулась добрая половина посетителей обеденного зала. А Алира лишь смущённо улыбалась, аккуратно отпивая горячий чай из хрупкой фарфоровой чашки. И лишь хитрый прищур голубых глаз не вязался с этой картиной.

***

К удивлению девочки после завтрака ей устроили экскурсию по магическому кварталу Вены. Там Алира приглядела маленькую лавочку, в которую пообещала себе вернуться за подарками друзьям. Мимо роскошной зельеварни с расположенной в ней же аптекой Этвуду буквально на буксире пришлось тянуть ученицу за собой. Внутреннее чутьё точно подсказало магу, что здесь они застрянут куда как дольше, чем в сувенирном магазинчике.

Время пролетело незаметно. Пообедали в уютной кофейне на набережной. Вернувшись в гостиницу переодеться, маги вновь отправились в здание Магической Ассоциации.

Сегодня здесь было более многолюдно. Показав какой-то пергамент — видимо, допуск к участию, — серьёзному магу у широких дверей в холле, Рик провёл девочку к просторному лифту. Он, к удивлению, плавно двинулся вниз.

— Арена расположена на нижних ярусах. На верхних этажах — лишь кабинеты, — правильно растолковал вопросительный взгляд ученицы Этвуд, — Боишься?

— Не знаю, — честно ответила девочка.

— Представь, что это просто тренировочная дуэль в Академии.

— Не получится, — мотнула светлой головой Алира, — Здесь всем нужна победа, а не опыт.

Этвуд усмехнулся. Иногда она казалась намного взрослее своих лет.

***

Арена поражала размером — не меньше шести квиддичных полей. Какие же баталии она может вместить?..

Трибуны вокруг убегали под самый потолок, а количество зрителей зашкаливало. Алира сглотнула: «И как тут представить просто школьную дуэль?!»

Шум стоял невообразимый. Зрители переговаривались на трибунах, участники и их наставники расположились у одного из краёв Арены. Напротив, на возвышении, пустовали девять знакомых кресел-тронов Совета.

Рик тронул за плечо ученицу.

— Смотри, — он указал на один из выходов с Арены, — После распределения строго по правой стороне уходишь туда. Места участников за пределами Арены разделены. Нечётные — слева, чётные — справа.

Девочка кивнула. Сколько же раз она уже слышала эти наставления…

— Спускаешься за три пары до своего номера, строго по своей стороне, — продолжал вещать маг, — Когда уходишь, в туннеле под трибуной поворот в противоположную сторону от первого прохода. Помнишь?

— Да. Если шла налево, иду направо и наоборот.

— Заклятия выбрала? Сколько?

— Три. Одно на запас.

— Помнишь главную задачу на сегодня? — Рик аккуратно прицепил к воротнику ученицы артефакт-переводчик.

— Наблюдать, — Алира судорожно вздохнула. — А если я провалюсь?

— У нас будет год до следующей попытки!

— Слишком долго. — нахмурилась блондинка.

— Значит — вперёд!

Сигнал к сбору участников прозвучал одновременно с напутствием наставника. Алира ещё раз вздохнула и направилась к стихийно формирующимся рядам юных магов. Она должна справиться!

Подростков здесь было чуть больше сотни. «Кажется, сто двенадцать», — девочка припомнила список участников, который показывал ей Рик. И все, как минимум, на полтора года старше.

И только дюжина из них пройдёт. Алира сглотнула — жёсткость отбора шокировала — и принялась мельком оглядывать участников, даже не пытаясь угадать, кто из них станет её сегодняшним противником — бесполезно!

Но зато среди всех четко угадывались те, кто здесь не впервые, кто пришел за победой: их глаза предвкушающе блестели, а кулаки были упорно сжаты.

Но вот сформировалось четыре ровных ряда, и все затихли. Алира стояла с краю в третьем ряду, но с этого места превосходно видела судейский помост и взошедших на него магов. Тех самых, перед которыми она предстала вчера. Скользнув взглядом по усатому господину, девочка невольно улыбнулась, вспомнив утреннюю шутку.

Внезапно все стихло, и откуда-то из-за спин судей зазвучал гимн. Малфой попыталась вслушаться в его слова, но даже с переводчиком это ей не удалось, уж слишком коверкало изначальные фразы это возвышенное восхваление. С последними звуками гимна восемь представителей Совета заняли свои места, лишь маг с пышными усами, их глава, как несложно было догадаться, взял слово.

Приветствие трибун, наставников и самих юных участников заняло добрых треть часа. Когда с официальной частью было покончено (Алира облегченно выдохнула), подросткам представили сегодняшних распорядителей. Ими оказались уже знакомая блондинке Катарина, носящая фамилию Бруннер, и пухлый молодой маг — Август Холлер.

Длинный список имён потянулся, как и нескончаемая вереница юных магов, выходящих вперёд и вытягивающих карточку со своим номером участника. После они уходили, лишь где-то там в коридорах под трибуной расходясь направо или налево, согласно номеру на карточке.

От долгого стояния у Алира затекли ноги, безумно захотелось сесть, и девочка умоляла Магию, чтобы ей не выпал один из первых номеров. И вот спустя почти час после начала распределения, она наконец услышала свое имя.

— Розье, Алира.

Дойдя до распределителей и коротко их поприветствовав, Малфой, вздохнув, словно это могло чем-то помочь, запустила руку в изрядно опустевший мешок.

— Благодарю, — на автомате произнесла она и, только отойдя на несколько метров, заглянула в карточку: «37».

Едва сделав шаг за пределы Арены, едва не столкнулась с молодой улыбчивой колдуньей, которая мимоходом глянув в её карточку, указала на широкие распахнутые двери.

— Вдоль трибун до открытого выхода. Дальше налево.

В чём был смысл уходить с Арены строго вправо, чтобы потом идти в обход до левого выхода, девочка так и не поняла, пообещав себе потом выяснить это у Рика.

***

Место было удобным. Алира бросила взгляд в сторону трибун наставников, но Этвуда не увидела, было слишком далеко.

Когда последний участник покинул Арену, на неё, мягко мерцая, опустился защитный купол. И, что интересно, всё вдруг словно стало ближе. Купол преломлял расстояние, увеличивая все происходящее внутри.

«Началось!»

Алира во все глаза уставилась на происходящее внизу, ловя каждое движение, пытаясь по жестам предугадать заклятия, но, несмотря на общность стандартных движений, каждый маг и каждая ведьма вкладывали что-то своё. Это как с почерком. Написание единое, но у некоторых прочтёшь не напрягаясь, у других же — догадаешься по смыслу.

Девочка так увлеклась, что все наставления профессора разом вылетели из головы. Спохватившись, пересчитала участников перед собой.

«Слава Моргане, пятеро! Не пропустила своё время!»

***

Очередные дуэлянты вышли на поклон: круглолицая девушка с толстой золотой косой и мелкий, но крепкий белобрысый мальчишка в очках. Алира поднялась с места и начала аккуратно спускаться. Тусклые магические огни лишь указывали направление, но ничуть не освещали лестницу, так что каждую ступень приходилось буквально угадывать.

— Быстрее! — шикнули на неё, едва девочка оказалась внизу. Куда так торопиться она не поняла, впереди была еще пара, но шаг всё же ускорила. И быстро поняла, зачем!

В нескольких метрах от Арены, на одном уровне с участниками все выглядело абсолютно по-другому.

Сердце бешено стучало в груди, но было уже совсем не страшно. Алира задумалась, она не знала, как назвать это чувство. Но определиться ей не дали. Очередная отмашка.
Вперёд!

Глубокий вдох, медленный выдох и уверенные шаги вперёд. Свет Арены ожидаемо, но всё равно не особо приятно, резанул по глазам после полутьмы трибун и переходов.

Противник — тощий длинный мальчишка, раза в два выше её и года на четыре старше. И почему-то запомнились ещё торчащие в разные стороны уши, от вида которых захотелось смеяться. Кажется, ей все-таки страшно.

Отмашка распорядителя, того самого Августа.

Палочки на изготовку.

Приветствие.

Сигнал.

Рывок мальчишки.

«Слишком быстро!» Выброшенный щит не окончен. Отдачей смело на пару шагов назад.

Один — ноль.

«Провал!»

На изготовку.

Сигнал.

Рывок. Увернулась.

Атака в ответ. Мимо. Лопоухий защитился. «А он все щиты создаёт так резво?»

«Что это? Вспышка? Но ни одно из заклятий не слепит?!»

Следующее — смело с ног. В ушах зазвенело, но палочку не выпустила.

Два — ноль.

— В порядке? Алира? — голос Катарины прозвучал слишком громко. Серьёзные оливковые глаза и спокойное лицо напротив.

Малфой коротко кивнула и поднялась

— Соберись, — одними губами шепнула ей ведьма, уходя.

«Чем же ты меня ослепил? Правила не нарушены, дуэль остановили бы сразу. Значит, какая-то хитрость. Ну уж нет, лопоухий, не на ту напал! Никого изворотливее Малфоев ты в своей жизни не встречал и не встретишь!»

Последняя попытка. «И она моя!»

Щит сорвался вровень с отмашкой распорядителя, приняв на себя атакующее. Алира тут же вывернулась из-за прочной защиты.

Паренёк заметно хмыкнул, создавая боковой щит. Но тут же шокированно замер: «Что она творит?»

Девчонка ударила в собственный щит. Заклятие ушло в сторону.

Колдун дёрнулся, пытаясь закрыться от неизвестно откуда идущей опасности, и не успел понять, когда его смело в сторону.

Едва он встал на ноги и поднял палочку, блондинка, довольно щурясь, отвесила ему шутовской поклон и отправилась восвояси.

Два — один.

По коридору прошла чисто на автомате. И не сразу сообразила, кто и куда её дернул за руку. Этвуд довольно улыбался.

— Ну что, боевая ведьма, с крещением!

— Не смешно, профессор, я растерялась и разом всё забыла.

— Туда, — Рик подтолкнул её к лестнице, — досмотрим остальных. Что было при второй атаке? Ты так хорошо начала.

— Он меня чем-то ослепил. Какая-то уловка.

— Но в нарушение не попала.

— Как и мой финт. Не на ту этот лопоухий напал!

— Лопоухий?

— Вы его уши вблизи видели? — девочка демонстративно приставила руки с растопыренными пальцами к голове. — Я так никогда не забуду.

Очередной сигнал к началу дуэли оборвал разговор. Алира вновь погрузилась в действие на Арене. Трое завтра станут её соперниками.

***

В гостиницу вернулись уже затемно, во время позднего ужина обсудили участников третьей группы, в которую и попала Розье. Утро начиналось с четвертой группы, третья стартовала где-то к полудню. Самое интересное, сильнейших, вторую и первую группы организаторы оставили на вторую половину дня. Но на Арену было решено отправиться с самого утра.

6 июня 1991. Вена, Австрия
Дополнительный отбор Магического Турнира по Боевой магии. День третий


То, что Алира увидела на Арене с самого утра, в разы превосходило предыдущий день. Все участники добавили заклятий. Атаки были быстрее, щиты изворотливее. Неужели самыми простейшими заклинаниями можно так колдовать?! И это была лишь Четвертая группа!

— Алира, — Этвуд заметил подавленное состояние девочки. — Ты не хуже их. Вспомни наши занятия.

— Мне до них далеко.

— Знаешь, что ты делала, когда совсем уставала? — голубые чуть испуганные глаза метнулись к магу, — Колдовала невербально. Это умение изучают на средних курсах. Считается, что до четырнадцати-пятнадцати юные волшебники не в состоянии на достаточном уровне сконцентрироваться на заклятии. Ты это можешь, ты способна в нужной степени представить заклинание. Соберись!

Несмотря на заверения профессора, на Арену Розье шла растерянной. В этот раз список имен был короче. Всего двадцать восемь. Их Третья группа. Через несколько часов останутся семеро.

И карточки теперь было три: серебряная, золотая и чёрная. Место на трибуне занимали согласно последней.

Сев, Розье попыталась последовать совету профессора и наконец-то собраться, выкинуть из головы все мысли и сосредоточиться на дуэлях и заклинаниях.

А дальше время и пространство словно загустели.

Всё было как во сне, движения словно замедлились, а тело словно стало чужим. В какой-то миг девочке даже показалось, что она наблюдает за всем со стороны, хотя именно её палочка и её рука сейчас выписывали замысловатый финт в воздухе.

Кажется, хрупкая брюнетка с глазами оленёнка, выглядящая ничуть не старше самой Алиры, такой подставы не ожидала. Тихо ойкнув и зажмурившись, она плюхнулась на пол, явно больно ударившись копчиком, так как обе её ноги разъехались.

Заклятия обезноживания в списке не было точно, и Розье его соответственно не применяла. Но что же случилось с противницей, она понять не могла. Голова напрочь отказывалась соображать.

Ко второй дуэли мысли чуть прояснились. На Арене ее вновь ждала ведьма. Миловидная мулатка с миндалевидными глазами и гривой тёмных кудряшек. «Даже круче, чем у Рокси!»

Ведьма точно была старше и намного опытнее, Алира ужом вилась по полю, скорее физически уклоняясь от заклятий и кое-где подставляя щиты. Атаковать ей не давали совсем.

Третьим же противником оказался мальчишка, высокий и мощный, чем-то до ужаса напоминающий медведя. Но вопреки своему неповоротливому виду, колдовал он довольно шустро. Но всё равно не так шустро, как мелкая юркая блондинка.

Единственная чистая победа из всех трёх дуэлей. Но это было уже не важно. Сегодня оценивали мастерство и умения, а не количество выигрышей.

Формальный поклон противнику, распорядителям и судьям, и девочка устремилась к выходу с Арены. Миновала небольшой подготовительный зал, где ожидали следующие трое участников и несколько магов-организаторов. И свернула в коридор к трибуне, где должен был ожидать профессор Этвуд.

Коридор был едва освещен, неровные тени плясали по тёмным каменным стенам, сливавшимся с таким же потолком и чуть более тёмными плитами пола. Алира остановилась, обхватила себя руками, по телу прошла волна дрожи. Шагнула к стене и уткнулась лбом в холодный камень. Развернулась на месте и уселась прямо на пол, притянула к себе острые коленки, уткнулась в них и расплакалась.

Спустя какое-то время в коридоре раздались тихие шаги, кто-то чуть затормозил напротив блондинки, но прошел мимо. Остановился дальше и вернулся назад.

— Чего ревёшь?

Алира подняла заплаканные глаза на присевшую перед ней девочку. На пару-тройку лет старше. Чёрные волосы были заплетены в толстую замысловатую косу, перекинутую через плечо. На лбу обнаружилось причудливое украшение. Кажется, такие носили в Индии…

— Так чего ревёшь? — повторила ведьма.

Блондинка чуть пожала плечами. Она и правда не знала, почему расплакалась. Просто в один момент всё так навалилось.

— Тогда, — индианка поднялась на ноги, и Алира наконец смогла разглядеть, что та одета в яркое сари, а не в мантию, — идём! — протянула Розье руку.

Малфой ухватилась за протянутую ей ладошку и поднялась.

— Спасибо.

— Не за что! Косметические заклинания уже знаешь?

— Да, — кивнула блондинка, — но мне нужно зеркало.

— Такое пойдёт? — индианка сняла с шеи круглый медальон размером не меньше ладони с зеркальным задником и протянула девочке.

— Спасибо, — чуть улыбнулась Малфой и, достав палочку, принялась колдовать. Оказалось сложно. По пальцам прошла ощутимая дрожь. Но все следы слёз мгновенно исчезли, и с глаз спала краснота.

Алира ещё раз поблагодарила новую знакомую и вернула ей медальон.

— Алира Розье, — запоздало представилась девочка, когда они шли к трибуне.

— Да, я знаю, слышала. А я Малати Чаудхари.

— Сложно… — виновато улыбнувшись, протянула блондинка.

— Это у вас в Европе с именами мрак. Язык сломаешь! — вернула замечание новая знакомая.

— Алира!.. — у самого выхода к трибуне маячил Этвуд.

— Спасибо еще раз! Была рада познакомиться! — блондинка быстро попрощалась с Малати и поспешила к преподавателю.

— Всё нормально? Ты задержалась, — нахмурился маг.

— Да, — короткий кивок в ответ. — Извините, сэр.

— Идём, до второй части чуть больше часа. Успеем поесть.

К удивлению девочки, они, попетляв по узким улочкам, вышли к неприметному проулку, за которым на Алиру внезапно обрушился шум оживлённого города.

— Немагическая Вена?! — блондинка широко распахнутыми глазами уставилась на преподавателя, а потом, тихо ойкнув, оглядела их внешний вид. Кажется, вновь о чём-то задумавшись, она пропустила момент, когда Этвуд трансфигурировал их одежду.

Девочка скептически оглядела свой внешний вид.

— Не знала, что вы разбираетесь в их моде, сэр.

— Посмотри вперёд, — усмехнувшись, порекомендовал колдун.

Розье подняла взгляд, в глазах тут же мелькнули искры, а губы вытянулись с негромким «о!»

В конце проулка высилась огромная витрина какого-то магловского магазина. Внутри неё красовались точно такие же наряды, в которые теперь были облачены двое магов.

— Здорово! — подытожила девочка.

— Тогда пошли, пообедаем, — и Рик быстро зашагал в известном только ему направлении, Алира поспешила за ним.

Небольшой уютный ресторанчик нашелся буквально за ближайшим углом. Заняв дальний от входа столик, Этвуд и Розье сделали заказ.

Когда официантка, не сводившая заинтересованного взгляда с Рика, как заметила блондинка, наконец удалилась, девочка поспешила поинтересоваться:

— Так почему же немагическая Вена, сэр?

Этвуд внимательно осмотрел зал ресторанчика и, вытащив из внутреннего кармана, поставил перед девочкой флакон с зельем.

— Но ведь все зелья запрещены, сэр!

— Оно короткого действия, к завтрашнему утру и следа не останется. Ты слишком устала. Пей!

Юная ведьма задумчиво оглядела флакончик, откупорила и внимательно принюхалась. Быстро закрыла, сжала в руке, которую спрятала под стол, когда принесли заказ.

Едва официантка вновь удалилась, мило улыбнувшись, вытащила фиал и залпом выпила содержимое. Поморщилась, закашлялась и с благодарностью глотнула сока из протянутого Этвудом стакана.

Уже к концу обеда Алира почувствовала себя значительно лучше.

Через час вновь вернулись в магическую часть Вены. Перед входом в здание Магической Ассоциации было не протолкнуться. Несомненно, две первые группы вызывали больше интереса, чем последние.

Алира Розье вновь внимательно наблюдала за происходящим на Арене, боясь пропустить хотя бы одно движение участников или взмах палочки.

В противники Лопоухому досталась уже виденная Алирой ранее круглолицая девушка, правда сегодня её золотые волосы были собраны в тугой пучок на затылке, а не заплетены в косу. Её безоговорочной победе девочка была несказанно рада. Хотя кое-какие атаки и показались смазанными, словно ведьму что-то тормозило. Малфой нахмурилась и перевела взгляд на судей. Но их бесстрастные лица ничего ей не подсказали.

Отвлекаться на обсуждение с Риком блондинка не стала и вновь обратила всё внимание на происходящее на Арене.

В гостиницу вернулись поздно и ещё долго обсуждали участников. Алира стремительно засыпала преподавателя вопросами и уточнениями. Рик улыбался, про себя поражаясь тому, сколько всего смогла заметить и запомнить девочка, и как можно подробнее все ей объяснял.

Теперь всё зависело лишь от объявленного утром результата. Если она войдет в семёрку своей группы и сможет применить всё, о чём сейчас интересовалась, то шансы попасть в финальную дюжину, а значит и в одну шестнадцатую основного Турнира, просто огромны.

7 июня 1991. Вена, Австрия
Дополнительный отбор Магического Турнира по Боевой магии. День четвёртый


Алире не спалось, она знала, что ей нужно выспаться, но мысли, крутившиеся в голове, упорно не давали заснуть. Она уже и считать пыталась. И единорогов, и фениксов, и, Моргана разберёт, кого ещё. Но рано или поздно вся живность упорно превращалась в волшебные палочки, выписывающие мудрёные вензеля. И девочка всеми силами пыталась разгадать колдовские ребусы, что вырисовывало её сознание.

Кажется, когда-то она всё же уснула, но менее спокойной ночь от этого не стала.

Проснулась от громкого стука в дверь, резко подпрыгнула на кровати и едва не упала с неё, запутавшись в одеяле. С трудом выбравшись из крепких объятий постельного врага, босиком пошла открывать дверь.

На пороге обнаружился сияющий, как новенький галлеон, Этвуд с официального вида свитком в руке.

— Поздравляю, Алира! — он протянул бумагу девочке.

С трудом сосредоточившись на расплывающихся строчках, блондинка силилась разобрать витиеватый почерк.

«А, вот!»

«… Розье, Алира… 86,14… 7 место…» — значилось в нужной строке.

«Седьмое?.. Седьмое!..»

— Седьмое!.. — девочка радостно взвизгнула, подпрыгивая на месте. Она участвует!

— Час на сборы, — быстро оборвал её восторги Рик. — Не опаздывай! — и скрылся из поля зрения.

Алира захлопнула дверь чуть сильнее, чем рассчитывала, и зажмурилась от громкого звука. Зачем-то обернулась назад, словно убеждаясь, что никто не возникнет на пороге с замечанием. И прижав к себе свиток радостно запрыгала по комнате!

Пусть седьмая в своей группе, но она смогла войти в список двадцати восьми участников. Всего двадцати восьми из ста двенадцати!

Зажмурившись, девочка резко втянула воздух, и задержала дыхание. Ещё не время радоваться, впереди ещё три дуэли и три соперника.

Лёгкие обожгло от нехватки кислорода, Алира медленно выдохнула и принялась собираться. Время не ждёт.

Позавтракать, правда, не удалось. Аппетита не было, и девочка стойко воротила от всего нос. Согласилась лишь на большую чашку горячего шоколада и такой же немалый кусок шоколадного же торта. На такой выбор Этвуд лишь покачал головой.

***

Сегодня оставшиеся участники не толпились все вместе напротив судейского помоста, а разбрелись по огромной территории Арены, вокруг которой уже мерцал защитный купол. Им давали шанс потренироваться.

Ища свободное место, Алира успела заметить круглолицую девушку с золотыми волосами (но вот надменное выражение её лица Розье совсем не понравилось) и помахать рукой улыбнувшейся ей Малати.

Несмотря на огромную площадь и малое количество оставшихся участников, найти хоть сколько-нибудь свободное пространство оказалось непросто.

— Советую отработать движения, — Рик внимательно посмотрел на ученицу. — Только без магии, не трать силы.

Девочка кивнула и вышла немного вперёд. Повращала запястьем, разрабатывая его. Несколько раз вытряхнула из крепления на предплечье палочку и убрала её на место. Такой способ хранения волшебной палочки Алира опробовала именно на первых занятиях в Дуэльном классе, и он так ей понравился, что блондинка решила использовать его постоянно. Благо длина её палочки этому не мешала.

И, наконец, приступила к повторению заклинаний, сложив пальцы, так, словно сжимала ими волшебную палочку.

Рука неспешно чертила в воздухе заученные рисунки заклятий. Сначала медленно, затем все быстрее и быстрее. Рик, стоя в стороне, внимательно наблюдал за движениями ученицы. Невероятно четкими для её возраста. Она превосходно знала заклинания, методику их наложения и прекрасно представляла результат.

Вот взмахи стали более быстрыми. Движения одного заклятия переходили в другое. Пока ещё чётко, рублено.

А девочка все увеличивала и увеличивала темп. Движения стали более резкими, смазанными. Рисунки на глазах теряли свою чёткость. Конец одного плавно перетекал в начало другого. Главным было удержать концентрацию на результате.

Вот так и рождался особый почерк любого мага — максимальное сокращение движений палочной при сохранении мощи заклятия. Сложно. Это мастерство нужно оттачивать годами.

Этвуд резко дёрнулся, немного нахмурился. Задумавшись, он упустил порядок воспроизведения заклинаний Алирой. «Или она его поменяла?» — пронеслась в голове мысль, потому что-то движение, которое сейчас вычертила девочка, маг не мог отнести ни к одному из используемых заклятий, ни к их связке.

Вот бы увидеть результат, если бы она действительно колдовала!

Но вряд ли Розье просто сможет повторить свои действия, если попросить об этом. Алира колдует по наитию. И если удастся превратить это чутье в отточенные обдуманные действия, то…


От мыслей Этвуда отвлекло негромкое покашливание за спиной. Обернувшись, он кивнул магу из Совета и подозвал к себе ученицу. Магия момента её тренировки была безвозвратно утеряна. Но проверка палочек участников была необходима.

Пожилой маг не менее пяти минут под самым своим носом крутил палочку девочки, беспрестанно что-то бормоча. К удивлению самой блондинки в воздухе не мелькнуло ни единой искры.

«Странно, разве волшебная палочка не должна реагировать на стороннюю магию, направленную на неё?»

— Единоличная, — пробурчал колдун и вернул палочку хозяйке, — Дурной инструмент ты выбрала, девочка, — подслеповатые глаза уставились на Розье. — Даже, я бы сказал, надурный. Намучаешься ещё с ней.

И колдун пошел прочь. Алира же растерянно посмотрела на преподавателя.

— Не бери в голову, — отозвался маг. — Сосредоточься на предстоящих дуэлях. Попробуй колдовать не задумываясь над заклятиями, — добавил он, спустя несколько секунд. — Действуй по наитию.

— По наитию? Как колдовать по наитию и не выйти при этом за рамки? — растерянно пролепетала блондинка.

Удар гонга эхом пролетел по Арене, заставляя всех наставников покинуть её пределы.

— Удачи! — Этвуд подмигнул девочке и поспешил прочь.

Сама же Алира побрела в сторону судейского помоста. Впереди очередная жеребьёвка. Вновь три карточки и три дуэли.

Первым противником оказался ничем не примечательный мальчишка. Явно за эти дни Алира его уже видела, но не смогла вспомнить ни одного момента, да и ни одной его дуэли. Ничего особенного, увидишь и забудешь, но на шестой атаке совершенно ленивым движением он выбил палочку из её руки.

Второй противник, длинный веснушчатый мальчишка, оказался менее удачлив, но более упрям. И едва ли ни с первого взмаха палочки ушёл в глухую оборону. Абсолютно глухую. У Алиры никак не получалось его достать, все её заклятия отлетали прочь. Девочка медленно закипала.

Благо сам мальчишка был не способен атаковать, постоянно удерживая щиты. Уже добрые минут пять блондинка ничего не могла сделать.

Зло прищурившись, Розье вновь атаковала.

«Ну, какое-то из заклятий должно же его достать!»

Из разрешённого десятка шесть щитов и всего четыре атакующих. Всё решение данной проблемы — правильная комбинация и нужная скорость.

Ещё минуты через три Алира своего добилась. Палочка противника с громким стуком укатилась ему за спину. Но то ли сам мальчишка устал постоянно держать щиты, то ли блондинка оказалась удачливее — было непонятно. А может, просто всё совпало?

С Арены девочка уходила недовольной.

Третьим противником, точнее противницей, оказалась та самая круглолицая девушка с надменным выражением лица. На Арену она вышла уверенно, также уверенно заняла своё место и вскинула палочку, всем своим видом показывая, что противника в Алире не видит и видеть не собирается.

Правда, и сама Розье крайне сомневалась в удачном для себя исходе. Победить она явно не сможет, значит оставалось вывести всё на ничью. Но продержится ли она двенадцать отведённых минут? Алира сомневалась. Палочка ощутимо дрогнула в пальцах, неприятно их кольнув.

«Как там говорил Рик? Колдуй по наитию?»

Ну да, о чём-то думать сил уже не осталось. Блондинка чувствовала себя ужасно уставшей. Глаза слезились от постоянного напряжения и мелькающих вспышек.

Девочка прикрыла глаза, почему-то вспомнился отчитывающий её за глупую промашку с зельем крёстный.

Она ведь ничего не написала ему про участие в Турнире. Участие это не то, чем можно гордиться. Нужна победа!

Глаза Малфой открыла за мгновение до отмашки распорядителей.

И тут же отбила первую атаку. Вторую. Третью…

Кажется, сейчас её поставили в положение вынужденной защиты. Противница явно хотела закончить побыстрее, и атаковала не останавливаясь.

Алира выставляла щит за щитом, отступая шаг за шагом назад.

«Тяжело! Слишком тяжело!..»

Рука дрожала. Пальцы начинало сводить, но девочка упорно продолжала вычерчивать щиты. Один за одним. С каждым разом чуть быстрее и быстрее.

Неожиданная заминка между двух атак противницы поставила в тупик.

И ещё одна…

И ещё…

Очередной рисунок из щита плавно перетек в атаку.

Жалящее, угодившее в плечо круглолицей девушки, заставив ту негромко вскрикнуть от неожиданности и попятиться назад. Она не понимала, как могла его пропустить? Когда?

Алира же не обратила на её реакцию никакого внимания, лишь сосредоточенно выписывая очередные линии, не думая об их правильности и чёткости…

Финальный сигнал заставил обеих дуэлянток вздрогнуть. Ничья.

***
Уходила прочь Алира совершенно разбитой, кажется, даже не поклонившись напоследок.

Лёгкие нестерпимо горели от ледяного воздуха, врывающегося в них при каждом вздохе. До трибуны наставников девочка вновь не дошла, свернув в полутёмное ответвление главного коридора и усевшись там на лавку. Подняла глаза к потолку, хотя кроме темноты там ничего и не видела.

Вздрогнула, когда показалось, что кто-то позвал её по имени. Нет, не показалось. Рик Этвуд появился в главном коридоре и замер на границе между светом и тьмой. Зажёг Люмос и сел рядом с ученицей.

— Куда ты вечно норовишь пропасть? — скосил взгляд на вернувшуюся к разглядыванию потолка девочку, — Ты молодец!

— Тогда… — голос дрожал. — Тогда почему так плохо?

— Ты устала, Алира. Просто устала. Всё это очень тяжело. Но ты справилась. Справилась очень хорошо. Дождёмся результатов, отдохнем, а завтра вернёмся в Салем.

— Я не хочу знать результат, — девочка замотала головой, в голосе промелькнули первые плаксивые нотки. Этвуд нахмурился. Ещё истерики ему не хватало.

Маг резко поднялся и взмахнул палочкой. Поток ледяной воды мгновенно обрушился на блондинку, заставив ту взвизгнуть и подскочить с лавки.

— Профессор! — полный негодования и возмущения окрик и недовольный прищур голубых глаз промокшей насквозь Малфой метнулись к наставнику.

— Успокоились, мисс Розье, — подчёркнуто строгим тоном поинтересовался Этвуд, — Кажется, вы английская аристократка? Так и ведите себя соответственно! Всё самое сложное уже закончилось. И мне не нужны здесь бессмысленные истерики. Вам ясно?

— Да, сэр, — потупилась Алира, — Но не думала, что и вы будете попрекать меня моим происхождением.

— Я не попрекаю. Я хочу, что бы вы вели себя соответственно, мисс, — очередной взмах палочки мгновенно высушил девочку. — Идём, скоро оглашение результатов.

***

Лишь спустя час на Арене вновь оказались все двадцать восемь юных магов и их наставники. В несколько длинных рядов они полукругом стояли перед судейским помостом, на котором стояли пустые кресла-троны. Совет всё ещё совещался, выставляя оценки и определяя места.

Алира все это время молчала, несмотря на Этвуда, но на Арену вышла, высоко подняв голову и с ледяным спокойствием на лице. Сейчас же девочка с преувеличенным вниманием разглядывала пустоту перед собой. Этвуд прекрасно понимал, что она обиделась на его поступок. Да, не очень-то красиво, но как любой мужчина, он терпеть не мог женских истерик. А раз этой представительнице прекрасного пола всего десять, то грозящий слезоразлив грозил превратиться в настоящую катастрофу.

Истерящая маленькая ведьма — Мерлин упаси!

Вот поэтому-то Салли и сомневалась в успехе всей затеи с Турниром. Нет, не в способностях Алиры. А в способности самого Рика выйти из возможной затруднительной ситуации.

Этвуд вновь взглянул на девочку. Да, он её преподаватель, она его ученица, но извиниться придётся.

И лишним совсем не будет.

Спустя не менее, чем полчаса, судьи чинно прошествовали на свои места, разложив на столах перед собой огромное количество свитков.

Алира сжала кулачки и задержала дыхание. Начинается.

Госпожа Бруннер тем временем начала зачитывать результаты: место, количество баллов и имя участника.

28…

27…



Малфой ловила себя на мысли, что забывает дышать, и делала глубокий медленный вдох.

20…

Девочка зажмурилась и чуть закусила нижнюю губу.

19…



15…

— Четырнадцатое. Двести семьдесят четыре целых, восемьдесят две сотых. Розье, Алира. Условно. — Как раскат прогремел голос Катарины.

— Четырнадцатая, — прошептала блондинка, — «как же обидно!»

— Условно? Что это значит, профессор? — растерянный взгляд метнулся к Рику в поисках ответа.

Маг же выглядел крайне недовольным и лишь шикнул в ответ.

— …семьдесят четыре целых, восемьдесят две сотых. Каминская, Лючия. Условно.

Пухлая полная волшебница, стоявшая рядом с круглолицей девушкой, соперницей Алиры в последней дуэли, недовольно выдохнула и быстро что-то зашептала своей подопечной.

Розье вновь растерянно воззрилась на Рика.

— У вас одинаковые баллы, — недовольно процедил маг, — место выше отдали ей, скорее всего из-за того, что она участвует не первый год.

Девочка ясно видела, как раздражает этот факт её наставника, поэтому предпочла промолчать. Да и самой обидно было до ужаса. Четырнадцатая из двенадцати! Да ещё и условно…

Дальнейшее объявление Алира уже не слушала. Как и официальную прощальную речь главы Совета. Кажется, снова звучал гимн Ассоциации.

— Подожди меня в холле, — строго напутствовал Этвуд, когда все двинулись к выходу с Арены.

Кажется, маг так и горел желанием выразить своё недовольство решением Совета. Катарина, судя по всему, это тоже прекрасно поняла. Уже у самого выхода Розье обернулась и видела, как ведьма что-то быстро говорит Рику, вцепившись в его руку.

***

Несмотря на большое количество зрителей, трибуны, да и холл здания Ассоциации опустели невероятно быстро. И уже двадцать минут спустя, Алира сидела на лавке в практически безлюдном вестибюле. Лишь несколько магов еще толпились у трёх огромных каминов, постепенно исчезая в зелёных языках пламени. Да почтенного вида колдун восседал за конторкой напротив центрального входа.

Розье уперлась руками в молочную обивку сидения и болтала ногами в воздухе, следуя ей одной известному такту.

— Добрый вечер, юная мадемуазель, — внезапно прозвучало над головой, и Алира подняла взгляд.

Перед ней стоял представительный пожилой маг в дорогой мантии поверх не менее дорогого официального костюма. На пальце правой руки ярко сиял огромный аметист. Тёмно-серые живые глаза на породистом лице внимательно всматривались в замершую девочку.

— Добрый вечер, сэр, — чуть настороженно отозвалась блондинка.

Колдун едва заметно усмехнулся её реакции.

— Прошу меня простить, если напугал. Я всего лишь хотел выразить вам свое почтение, мадемуазель Розье. Просто фееричная заявка о себе. Тем более в таком юном возрасте!

— Но она не увенчалась успехом, сэр, — грустно отозвалась Алира, немного потупив взгляд. Разочарование и обида от занятого места никуда не делись.

— О-о, — протянул маг, а его доброжелательная улыбка совершенно не вязалась с хищным прищуром тёмных глаз, — Позвольте открыть вам маленькую тайну… — девочка чуть напряглась, вся обращаясь в слух, на её лице отразился интерес. — Сутки после соревнований — странное время, иногда всё меняется самым непредсказуемым образом, — пространно проговорил маг. Степенно оглядел опустевшее помещение и вновь задержал пустой холодный взгляд на девочке. — А теперь я вынужден откланяться, юная мадемуазель. Надеюсь, при следующей нашей встрече вы поразите меня не меньше, чем за эти несколько дней.

Едва уловимо кивнув, маг аппарировал.

— Алира! — Этвуд возник перед всё ещё растерянно смотрящей в пустоту блондинкой несколькими секундами позже. Кажется, бывшего здесь господина он заметить не успел.

Малфой тряхнула головой и внимательно посмотрела на профессора.

— Идём, нам здесь делать больше нечего, — голос Рика по-прежнему ярко выдавал его недовольство.

8 июня 1991. Вена, Австрия

Проснулась Алира поздно, будить её Этвуд не стал. Портал для аппарации в Штаты был заказан на четыре часа, так что времени еще было предостаточно.

Поздний завтрак и очередная прогулка по магической Вене продолжили день. Девочка долго и придирчиво выбирала подарки друзьям. Для Эйдана купила магический набор для ухода за шахматами. Продавец обещал крайне любопытный эффект при использовании на немагических фигурах.

Для Роксаны же приобрела большущий набор по уходу за ее непослушными кудряшками. И себе, совершенно по ходу и не особо выбирая, пару заколок.

А вот в Зельеварне и аптеке блондинка застряла на добрых два часа. С интересом всё осмотрела, расспросила про добрую половину непонятных приборов и не виденных раньше ингредиентах (если бы продавец говорил по-английски, то поинтересовалась бы всем, а то и после перевода состоявшегося разговора на Этвуда было жалко смотреть).
В итоге, Розье жалостливо повздыхала над крохотным котлом из цельного куска белого зачарованного оникса ценой практически в четверть миллиона галлеонов и ограничилась лишь покупкой набора из дюжины хрустальных фиалов для зелий.

Ровно без пяти минут четыре маг с ученицей ступили на порог Австрийского Министерства Магии. А еще через четыре минуты в дверях Зала международных порталов возникла явно спешившая, а потому немного запыхавшаяся, Катарина Бруннер: их вызывали в Совет Ассоциации Мастеров. Немедленно!

Спустя ещё четверть часа, Алира удивлённо замерла в центре уже знакомого по первому дню пребывания в Вене зала, рядом с Риком. Помимо них и девяти членов совета напротив здесь же присутствовала и Лючия Каминская, вместе со своей наставницей.

Глава Совета, герр Рихтер, обвёл всех собравшихся тяжёлым взглядом.

— Вчера вечером был выявлен факт вопиющего нарушения правил одним из участников соревнования. А именно было установлено применение запрещенного зелья Феликс Фелицис, — Малфой невольно сглотнула. Кто и как умудрился нарушить запрет на использование любых зелий? Тем более зелья удачи! — Этот участник был дисквалифицирован, — продолжил тем временем маг, — с запретом участия в Турнире на ближайшие три года. — Этвуд хмурился, всё это никак не объясняло их внезапного вызова сюда. — До момента выявления этого вопиющего нарушения данный кандидат занимал четвёртое место в итоговой таблице…

Восторженно вздохнула на своем месте Лючия. Алира чуть скосила на неё хмурый взгляд.

— А теперь, что касается вас, — суровый взгляд скользнул сначала по одной юной ведьме, затем по другой, заставив обеих опустить глаза. Да и голос у мага был крайне грозным. — Ни одна из вас с полной уверенностью не заслуживает места, которое занимает. И тем более не заслуживает права участия в осеннем Турнире. Мисс Каминская, — обратился к круглолицей девушке глава Совета, — ваш прогресс по сравнению с прошлым годом значителен. Но его недостаточно для того уровня соревнований, на который вы рассчитываете. А что касается вам, мисс Розье, — Алира замерла, но нашла в себе силы прямо взглянуть в лицо мужчины. — Если бы я не видел бы результаты проверки лично, тоже бы счёл возможным применение зелья удачи. Заявка о себе громкая, но не хватает опыта. Поэтому, — продолжил он после небольшой паузы, — после долгого обсуждения Совет постановил: разделить двенадцатое место согласно сумме баллов каждой из участниц. И допустить вас обеих к участию в осеннем Турнире. Пока что.

Алира забыла, как дышать, где-то сбоку придавлено пискнула Лючия.

— Но запомните, мисс, — вновь тяжёлый взгляд скользнул по девочкам, — это допуск с больши-им авансом. Первая же дуэль в Турнире определит, кто из вас продолжит своё участие. А теперь — свободны!

Маги из Совета шумно поднялись со своих мест. Алира чуть рассеянно присела в почтенном реверансе, Этвуд поклонился и за руку утянул девочку из зала.

Светло-голубые глаза восторженно сияли, немного глуповатая улыбка не сходила с губ, а подбородок чуть дрожал от эмоций. Малфой не могла поверить в свой допуск к Турниру. Пусть и с ограничениями, пусть и условный!..

— Поздравляю!.. — буквально спустя минуту Катарина догнала их у главной лестницы.

Рик остановился и внимательно посмотрел на ведьму:

— Так что там произошло на самом деле?

— Всё, как и сказал герр Рихтер. Был установлен факт нарушения правил. Хотя спор об участии, — она мельком взглянула на Алиру, — действительно выдался жарким!..

Мимо гордо прошествовала вторая участница вместе с наставницей. Ведьма чуть кивнула Бруннер и с высока взглянула на Рика. Её воспитанница едва присела в реверансе перед распорядительницей и, задрав нос, прошла мимо Розье.

Алира, недовольно прищурившись, проводила их взглядом.

— Госпожа Бруннер, — обратилась она к ведьме, — Лючия ведь полячка?

— Да, — кивнула женщина, не совсем понимая внезапного вопроса.

Малфой, под взгляды недоуменно переглянувшихся взрослых, быстро спустилась по первому пролёту лестницы и замерла на площадке ниже.

— Панна Каминска! — окликнула она соперницу. Та обернулась и удивленно замерла.

Алира опустилась в идеальный низкий реверанс, так что её коленка практически коснулась густого ковра, устилающего лестницу. И при этом дерзко посмотрела прямо в глаза полячке.

Лючия вспыхнула, вскинула подбородок и, развернувшись, поспешила вслед за наставницей.

— Рик, она великолепна!.. — мягко рассмеялась Катарина, наблюдая за этой сценой.

— Я ничего не понимаю в этих церемониалах, — хмыкнул Этвуд и скосил взгляд на старую знакомую, ожидая разъяснений, которые не заставили себя долго ждать.

— Она бросила ей вызов. — А затем ведьма внимательно посмотрела на мага, чуть покачав при этом головой. — Если так пойдет и дальше, то намучаешься ты с этой девочкой!..

Бруннер чуть кивнула окликнувшему её магу и поспешила распрощаться с Этвудом и пожелать дальнейших успехов Алире.

***

Из-за вынужденного пропуска своей очереди на международный портал в Салем вернулись лишь в середине ночи девятого июня. Почти полтора часа было потрачено на посвящение во все детали Весалии Ворт за чашкой чая в её кабинете (Алира чувствовала себя несколько напряжённо, в такой неформальной обстановке общаясь не только с профессором, но и с директрисой).

И лишь под утро девочку отослали спать. На отдых оставалось лишь воскресенье, а с понедельника уже начинались экзамены. Благодаря им последующие полторы недели пролетели незаметно.

Розье урывками успевала повторять пройденный материал и пересказывать друзьям поездку в Вену.

И снова Салемское отделение Американского Министерства Магии — строгое мрачное здание. Никакого светлого мрамора и колонн, как в Лондоне, лишь холодная чернота гранита и массивное тёмное дерево. Алира ждала время своего портала, сидя на жёсткой скамье, обтянутой тёмно-серым бархатом. В руках у девочки была массивная книга по боевым заклинаниям. Еще четыре покоились на дне её чемодана.

Рик Этвуд выдал студентке всю необходимую информацию по нужным к Турниру заклинаниям с жёстким требованием — разучить все формулы и движения до середины августа, когда он ждал девочку в стенах Академии для практической отработки.

Розье подняла голову от старых пожелтевших страниц, когда её окликнула скупо улыбающаяся молодая ведьма, судя по форме, служащая на какой-то мелкой должности. Блондинка закрыла и убрала книгу в сумку и последовала за женщиной, уже левитировавшей её багаж в сторону Зала международных порталов.

Мгновения головокружения, и вот перед глазами уже белоснежный мрамор Лондонского Министерства Магии. Алира довольно вздохнула: наконец-то она дома!

Джена, громко причитая и временами всхлипывая, забрала багаж своей маленькой госпожи и исчезла. Девочка же, затаив дыхание, во все глаза смотрела на встречавшего её крёстного. Ей ещё ненавязчиво, и не вызывая лишних вопросов, предстояло упросить его отпустить её в начале августа к подруге (Роксана пообещала прикрыть необходимость раньше оказаться в Академии приглашением в гости).

А пока она сделала несколько неуверенных шагов в сторону Снейпа и крепко обняла его за талию, уткнувшись лицом в тёмный жёсткий камзол, отчетливо пахнущий травами и зельями:

— Я скучала!.. — прошептала едва слышно.

Северус лишь несколько неуверенно обнял её за плечи и аппарировал.

***

Последняя неделя июня пролетела в один миг, следом за ней пронёсся и июль. А в первых числах августа Алира уже собиралась к Роксане, а заодно и назад в Академию.

Уговорить Снейпа отпустить её погостить к подруге не составило никакого труда. Кажется, Мастер Зелий и сам был рад такому раскладу. За то время, что Малфой провела в Коукворте, Северус появлялся дома не слишком уж и часто (чему девочка никак не могла найти объяснения). А на последние недели августа у зельевара вообще было намечено какое-то неотложное дело.

О чём таком его попросил Альбус Дамблдор, и почему вообще крёстный что-то должен был делать для директора Хогвартса, тем более в такое внеурочное время, блондинка не знала и, пожалуй, даже не задумывалась.

Сейчас её больше заботила возможность краткого отдыха в доме Рокси (а то от постоянного заучивание заклинаний, без использования палочки, естественно, уже пухла голова и дрожали руки). Да и предстоящая возможность наконец-то попрактиковаться в Магии была ужасно заманчивой!

Так что коротко попрощавшись с крёстным, пятого августа Алира Малфой порталом отбыла на крохотный островок где-то в Северном море.

А уже через неделю Одри Шеридан, старшая сестра Роксаны, переправила девочек и присоединившегося к ним Эйдана в Салем. Друзья не пожелали оставлять блондинку одну, да и им было крайне интересно понаблюдать за её тренировками и просто побродить по пустой территории Академии.

***

А впереди был конец октября тысяча девятьсот девяносто первого года и одна шестнадцатая Мирового Турнира по Боевой магии…

Оставить отзыв:
Я зарегистрирован(а) в Архиве
Имя:
E-mail:


Подписаться на фанфик

Top.Mail.Ru