Добавить в избранное Написатьь письмо
Mapleleaf    в работе   Оценка фанфикаОценка фанфикаОценка фанфика

    Альбус Северус Поттер попадает в Слизерин, вот только по воле не Распределяющей шляпы, а некоего язвительного привидения, имеющего на гриффиндорского отпрыска свои планы. А в Слизерине тем временем уже учится последний представитель благородного семейства Принцев, так что новоявленному "змеенышу" скучать точно не придется!
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Альбус Северус Поттер, Альберт Принц, Волдемортина Эйвери, Иероним Йорик
    Общий /Приключения /Юмор || джен || G
    Размер: макси || Глав: 16
    Прочитано: 10927 || Отзывов: 22 || Подписано: 31
    Начало: 06.01.15 || Последнее обновление: 23.03.16
    Данные о переводе

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

Змееныш в Хогвартсе

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Альбус Северус Поттер отрешенно смотрел в окно Хогвартс-экспресса, посасывая лакричную палочку и пиная сиденье напротив. Даже когда ему в лицо внезапно прыгнула холодная и липкая шоколадная лягушка, он лишь едва заметно вздрогнул.

– Прости, Ал, упустила ее, – повинилась Роза. – Может, хватит себя изводить?

– Меня распределят в Слизерин, – безжизненно пробормотал мальчик. – Я уже целую неделю попадаю туда во сне. По-моему, надо мной довлеет рок.

– Ой, Альби, вот только не надо представлений устраивать, – Роза подняла карточку шоколадной лягушки. – Опять Аластор Грюм! Неизвестно еще, над кем из нас довлеет рок. И запомни уже раз и навсегда, ты просто не можешь попасть…

Роза застыла, умолкнув на полуслове. Альбус обеспокоенно заворочался, пытаясь проследить за взглядом кузины, направленным на багажную полку над его головой.

– Что там?

Роза поспешно отвернулась к окну.

– И никакой рок не может отправить тебя в Слизерин, глупенький, – протянула девочка писклявым голоском, обычно выдававшим ее ложь.

– Да что там, в конце концов, такое? – возмутился Альбус.

И, не дождавшись ответа, он вскочил с места, чтобы взглянуть на свой чемодан. Что это там скользнуло?

– Змеи! – в ужасе выдохнул Альбус. На прикрепленной к багажу металлической пластинке была вычеканена изящная, ядовитая на вид тварь, нежно обвивавшая буквы золотистыми кольцами. – На моем чемодане змеи! Откуда здесь змеи?

Альбус обессиленно рухнул на свободное место рядом с Розой, не отрывая испуганного взгляда от багажной полки.

– Расслабься, Ал, ничего это не значит, – попыталась успокоить его кузина. – Просто шутка работавшей над монограммой ведьмы. Ее наверняка позабавили твои инициалы.

С металлической таблички маслянисто сияли буквы ASP*. Золотистая змейка сверкнула глазом в ответ на пытливый взгляд Альбуса, и на мгновение между клыками скользнул тонкий язычок.

Мальчик вернулся на свое место и безнадежно взвыл:

– Я точно окажусь в Слизерине!

– Ни в какой Слизерин… – яростно начала Роза, но в этот момент в купе с грохотом и воплями ввалились старшекурсники. Вернее, кричал и сопротивлялся темноволосый мальчик, которого оттесняли к стене трое остальных.

– Держи его! Ларкен, открой окно! – командовал высокий парень с топорщившимися светлыми волосами. – Ну что, признаешь, что был не прав?

– Иди ты …! – завопил его противник. Такие слова Альбус слышал только от дяди Рона, да и то случайно.

– Сам виноват. Дефенестрация, этап первый!

И, запыхтев, мальчишки подняли свою жертву и вытолкнули ее в окно.

Роза завизжала, Альбус вскочил на ноги, явственно ощущая, как душа уходит в пятки. Из окна купе торчали лишь голени и ступни мальчика, за которые его крепко держали мучители.

– Всего несколько слов, Принц! – вкрадчиво произнес блондин.

– Отвали!

– Не стоит меня искушать. Дефенестрация, этап второй! – и истязатель, схватив закричавшего парня за лодыжку, вытолкнул его ногу в окно.

Мальчик взвыл, повиснув на раме на одном колене. Альбус отчаянно пытался найти способ помочь ему, но любое вмешательство в подобных обстоятельствах могло привести к еще более плачевным последствиям.

– Говори!

Полувыброшенный из окна парень что-то проорал.

– Нет-нет, принимается только чистосердечное признание. Дефенестрация… Этап третий!

Студент схватил вторую торчавшую из окна ногу и протолкнул ее вперед. Одновременно с визгом Розы раздался вопль жертвы, которую теперь удерживали от падения под колеса поезда только сжимавший его лодыжки мучитель.

– Старик, поверь мне, четвертый этап дефенестрации тебе не понравится вовсе…

– Черти выиграют все игры в этом сезоне! – прокричал парень снаружи. – Лучше нет Чертей Чумных! Да здравствуют Чумные Черти!

– А теперь можно и внутрь, – благосклонно кивнул светловолосый командир своим помощникам, которые с некоторым трудом все же затащили своего противника в купе, где он задыхаясь осел на пол. – Разве это было так сложно, Принц? А ведь стоило тебе признать свою неправоту сразу, и нам не пришлось бы прибегать к подобным, не слишком приличествующим молодым людям мерам.

Во время этой тирады истязатель медленно поворачивался к выходу и, едва закончив, рванул из купе, преследуемый по пятам своими хихикающими приспешниками.

– С вами все… – начала было Роза, но мальчик, не обращая на нее внимания, вскочил на ноги и заорал вслед убегавшим:

– Придурки! Да вы меня чуть не угробили, идиоты! – он вылетел из купе. – А ваши черти просто мудаки и неудачники, слышите, мудааакиииии, черт их побери!

В купе воцарилась тишина. Бешеное сердцебиение Альбуса постепенно стало возвращаться к своему обычному ритму.

– Убедился? – наконец произнесла Роза. – Вот кто попадает в Слизерин, Ал, так что тебе волноваться абсолютно не о чем.

– Так это были слизеринцы?

– И о чем ты думал? – риторически вопросила Роза. – Ни галстуков, ни эмблем не заметил! Какой же ты все-таки ненаблюдательный.

– Вовсе нет! – возмутился Альбус. – Возьми к примеру туфли того парня – уж их-то я рассмотрел во всех деталях, на всю жизнь запомнил. Еще в кошмарах мне явятся, вот увидишь!

И, помедлив всего мгновение, Альбус вскочил и захлопнул окно. И запер шпингалет.


– Ну вот и пришли, первокурсники! – прокричал тощий рябой мужчина, привезший их в замок. – Ох ты ж, насквозь ведь промок с вами…

Альбус передернул плечами под собственной мокрой мантией.

– Благодарю вас, мистер Шанпайк, – протяжно произнесла высокая смуглая женщина. Она неторопливо окинула собравшихся ребят взглядом, словно разыскивала среди них кого-то.

– Ох и штормило, знаете ли, на озере седня, – продолжал мистер Шанпайк как ни в чем не бывало.

– Не сомневаюсь, мистер Шанпайк. Благодарю вас.

– Но я их все равно сюда довел, профессор. И знаете, кажись, кальмар-то наш молний боится, потому как…

Внезапно профессор наискось взмахнула своей палочкой над будущими студентами. Альбус изумленно ахнул от неожиданности, как и все остальные, прежде чем понял, что и его одежда, и волосы высохли. А вся вода пролилась на…

– Ох ты ж!

– Простите великодушно, мистер Шанпайк. Не стоит вам оставаться здесь и мерзнуть, прошу вас, отправляйтесь в Большой зал и согрейтесь у огня.

Мистер Шанпайк что-то неразборчиво пробормотал, чихнул и зашаркал в указанном направлении, оставляя за собой лужицы.

А волшебница, загадочно улыбаясь, обернулась к студентам.

– Добро пожаловать в Хогвартс. Меня зовут профессор Сильванус, и я рада приветствовать вас на пороге новой жизни в качестве практикующих волшебников. А начало ей положит распределение по четырем факультетам Хогвартса, каждый из которых ведет давнюю и впечатляющую историю и обладает множеством освященных веками традиций.
Возможно, вашим домом станет мой факультет, Слизерин, где высоко ценятся тонкий ум, честолюбие и стремление достичь поставленной цели.

Альбус вздрогнул, когда, как ему показалось, профессор на мгновение задержала на нем свой взор.

– А возможно, вы присоединитесь к факультету Гриффиндор, славному людьми, которые готовы броситься вперед, даже когда мудрее было бы остеречься и отступить. Тем же, чья сила в остром и пытливом уме, будут рады в Когтевране, а натуры более… практичные несомненно найдут свое место в Пуффендуе.
Сейчас мы отправимся в Большой зал, где вас будут вызывать поименно по списку. Вам нужно лишь подойти к Распределяющей шляпе и надеть ее, а узнав свой факультет, присоединиться к соответствующему столу. Есть вопросы? Тогда нам сюда.

– Да ладно, теперь еще и мое имя перед всеми объявят, – проворчал Альбус. – Лучше не бывает!

Роза нервно сжала его ладонь, но уверенности это Альбусу не прибавило.

Вот у Джеймса имена нормальные – его зовут Джеймс Артур** Поттер. Самое что ни на есть обыкновенное имя. Так с чего же в головы их родителям взбрело назвать второго сына Альбусом Северусом? Откопали же имечко, постарались. Дайте только достичь совершеннолетия, и он немедленно сменит имя и станет отзываться только на Майка.

Они вошли в Большой зал, где Шляпа исполнила им песню собственного сочинения, которую взволнованный Альбус пропустил мимо ушей.
Наконец профессор Сильванус достала свиток со списком первокурсников и прочла, чуть скривив рот, первое имя:

– Волдемортина Эйвери!

Сутулая девочка с извиняющимся выражением, которое, очевидно, никогда не сходило с ее лица, просеменила вперед и натянула Шляпу. Альбусу внезапно пришло в голову, что его имя не так уж и плохо.

– Пуффендуй!

– Альбус Бэйзингсток!

– Когтевран!

Дела идут куда лучше, чем он предполагал… Он даже не единственный Альбус на курсе!

А тем временем профессор зачитывала все новые и новые имена, среди которых обнаружилось еще несколько Альбусов и даже затесалась парочка Северусов.

– Ненавижу ждать! – яростно шепнул Альбус Розе. – И почему моя фамилия не начинается с "А"?

– Или с "Н", быть бы тебе тогда Ныттером, не иначе. И вообще, хватит жаловаться, моя фамилия вообще с "У" начинается!

Альбус фыркнул от сдерживаемого смеха, но тут же умолк под обманчиво вялым взглядом профессора Сильванус. Он торопливо обернулся к Шляпе, которая выбирала факультет для некоего Скорпиуса Малфоя.

– Гриффиндор! – решила наконец Шляпа.

– Что?! – возмутился мальчик. На лице его застыло выражение изумления настолько чистого, что его можно было принять за показное.

– Равновесие нельзя нарушать, – извиняющимся тоном сказала Шляпа. – Гриффиндор!

Малфой, лицо которого до сих пор выражало смесь изумления и ужаса, отправился к аплодирующим гриффиндорцам.

Альбус беспокойно заворочал головой. Разве папа не говорил, что Шляпа принимает во внимание предпочтения учеников? Глядя на Скорпиуса Малфоя, этого не скажешь.

– Альбус… Северус… Поттер! – набатом прозвучали слова профессора.

Ну разве обязательно было читать его среднее имя? Несколько пожилых учителей с нескрываемым интересом следили за ним из-за стола. А, ну да, его же назвали в честь двух школьных директоров. Неудивительно, что преподаватели выделили его из толпы.

Он поднял потрепанную Шляпу и водрузил ее на голову, не переставая думать лишь об одном:

– Гриффиндор, Гриффиндор, Гриффиндор, Гриффиндор, Гриффиндор, Гриффиндор, Гриффиндор…

На мгновение воцарилась тишина, которую прервал голос, звучавший непосредственно в его голове.

– А имел ли ты возможность… оценить преимущества Слизерина? – кажется, Шляпа и сама была немало взволнована.

– Только не в Слизерин, не в Слизерин, не в Слизерин, не в Слизерин, не в Слизерин…

– Но… Знаешь, у тебя хватает и честолюбия, и находчивости, которые так уважаемы в Слизерине, – с надеждой протянула Шляпа. – Может, хотя бы обдумаешь эту возможность? Мне стало бы гораздо проще…

– Гриффиндор, – настойчиво подумал Альбус. – Гриффиндоргриффиндоргриффиндоргриффиндоргриффиндоргриффиндоргриффиндоргриффиндоргриффиндор…

Кажется, Шляпа вздохнула с облегчением.

– Ну что ж, правила есть правила, милый друг, и я уже оказала тебе услугу. Здесь нет места двусмысленному толкованию. Итак, тебя ждет Гр… Умф!

– Слизерин! – выкрикнул голос, который, казалось, не мог принадлежать Шляпе.

Ужас, охвативший Альбуса, отразился и в вытянувшихся лицах учителей, раздались изумленные вскрики. Из ослабевших рук пожилой волшебницы выскользнул хрустальный кубок и вдребезги разбился о каменный пол. Зал замер.

Внезапно со стороны слизеринцев донесся ликующий вопль. На стол вскочил мальчишка и радостно взревел:

– С нами Поттер! – и неудовлетворенный этим, запел: – Поттер с нами, с нами Поттер!

Вскоре к нему присоединились и остальные слизеринцы, ладонями отбивая ритм. Их восторг вывел из транса профессоров, которые неистово зашептались.

– Иди же, милый, – мягко произнесла профессор Сильванус.

Трясущимися руками стянув с головы Шляпу, Альбус поплелся к слизеринцам. На гриффиндорский стол он посмел бросить лишь один короткий взгляд – а увидев ошеломленное лицо Джеймса и завистливо возмущавшегося Малфоя, поспешил ускорить шаг. Парень на столе слизеринцев тем временем уже танцевал и – боже милостивый – раздевался. Он уже избавился от школьной мантии, небрежно кинутой на расправу буйным слизеринцам, и теперь развязывал галстук.

О том, что в Слизерине обучались темные маги и убийцы, Альбусу было известно, но о безумцах его никто не предупреждал.

Лишь сейчас учителя обратили внимание на нараставший среди студентов гул. Один из них – директор, предположил Альбус, – грохнул по столу кулаком и рявкнул:

– Тишина! Замолчите сию же секунду! Мистер Принц, посмейте только снять хоть что-нибудь еще и будете наказаны! На целый месяц!

Эта тирада застала подпрыгивающего на одной ноге мальчика врасплох – и так и не стянув второй носок, он с ужасающим грохотом рухнул среди пустых тарелок.

– Кто привил вам столь развязные манеры? – возмущался директор. – Немедленно займите подобающие места! К вам это тоже относится, мистер Поттер, сядьте наконец в соответствии с вашим распределением!

Очередной первокурсник бросился к Шляпе, а Альбус занял ближайшее свободное место за слизеринским столом. Его соседями оказались пухлый сонный мальчик и пара девчонок, оживленно обсуждавших шепотом, должен ли тот, кого Альбус не знал, бросить наконец кого-то, с кем он так же не был знаком.

Удрученный Альбус наблюдал за продолжавшимся распределением, и Роза печально улыбнулась ему, отправляясь к радостно приветствовавшим ее гриффиндорцам. Едва все первокурсники разошлись по своим факультетам, со своего места поднялся директор. В зале сдержанно застонали.

– Добро пожаловать в Хогвартс, новоприбывшие, и с приятным возвращением всех остальных! Меня зовут Корнелиус Фадж, и я директор этой школы. Несомненно, вы голодны, поэтому я буду по возможности краток…

Альбус и без того чувствовал себя самым несчастным человеком в зале, но слушая монотонно бубнящего о радостях учебы директора, все больше погрязал в пучине страданий. Теперь он мечтал лишь об одном – оказаться дома, но захотят ли его там видеть после всего произошедшего? Отец говорил, что его назвали в честь двух директоров Хогвартса, один из которых был слизеринцем. «И он был, пожалуй, самым храбрым человеком, которого я знал.»

Но с другой стороны, папа также утверждал, будто Шляпа учтет его пожелание.

Так что все-таки имела в виду Шляпа, говоря о том, что правила есть правила? Неужели он просто недостаточно храбр, чтобы стать гриффиндорцем? Альбус всегда знал, что с Джеймсом ему в бесстрашии не сравниться.

Лишь однажды он посмел признаться в собственной трусости. В тот день Джеймс стащил папину метлу и врезался на ней в дерево, разбив губу и едва не раскроив себе голову. А потом взлетел еще раз и сломал обе ноги. Джеймс предлагал Альбусу прокатиться вместе с ним, но младший брат отказался, опасаясь последующих неприятностей, которые не заставили себя долго ждать. Вечером Альбус уже чувствовал себя почти виноватым, что только Джеймс попал в больницу.

Тем вечером он шепотом открыл свою постыдную тайну маме, пришедшей поцеловать его перед сном.

– Джеймс храбрее меня.

– Просто ты умнее Джеймса, – отозвалась мама, гася свет. Но он-то знал, что струсил, спасовал, сдрейфил, – что бы ни говорила по этому поводу мама.

Но все же… Альбус нахмурился. Голос Шляпы показался ему странным и, похоже, не ему одному – учителя явно были взволнованы. Мальчик посмотрел на преподавательский стол, и трое наблюдавших за ним учителей поспешно отвели взгляд. Альбус отвернулся, следя за ними углом глаза – пара учителей украдкой рассматривали его, а остальные тайком наблюдали за этой парочкой.

– В заключение… – произнес наконец профессор Фадж.

От вырвавшегося из сотен глоток вздоха облегчения затрепетали висевшие на стенах гобелены.

Еще мгновение назад пустые блюда волшебным образом стали ломиться от снеди, которой внезапно проснувшийся сосед Альбуса не теряя времени начал наполнять собственную тарелку, закидывая туда все, что находилась в пределах досягаемости. Альбус вяло последовал его примеру – несмотря на голод, кусок не лез в горло.

За его плечом что-то прошуршало и кольнуло в шею. Альбус нащупал приколотую к мантии бумажку, отцепил и развернул ее. «Ты все еще мой брат, злобный мерзавец, не забывай об этом.»

С противоположного конца зала ему ухмыльнулся Джеймс и поднял большие пальцы. Альбус выдавил улыбку, пытаясь сдержать навернувшиеся слезы, и показал большой палец в ответ.

– Брысь, Симмс, это мое место.

Небрежно столкнув толстого мальчика на пол, на его место по соседству с Альбусом вальяжно уселся давешний стриптизер – мантию и галстук он перебросил через плечо, а туфли до сих пор держал в руке.

Симмс подхватил свою тарелку и побрел искать свободное место, одарив напоследок обидчика возмущенным взглядом. Ничего не замечающий парень дружелюбно ткнул Альбуса в спину кулаком, отчего тот чуть не ткнулся носом в столешницу.

– Альбус Северус Поттер, – протянул его сосед, сделав ударение на втором имени. – Подумать только – ты сын человека, видевшего его смерть!

– А? – выдавил Альбус.

– Меня зовут Альберт Принц, и я последний представитель семейства Принцев и последний здравствующий ныне родственник покойного Северуса Снейпа, великого волшебника, чье благородное имя ты носишь. Нам, Северусам, нужно держаться друг друга, не находишь?

– Ну…

Альбус совершенно потерял нить разговора, но все же понял, что этот Принц чрезвычайно взволнован их встречей.

– Погоди, дай взглянуть на тебя, – Принц бесцеремонно схватил Альбуса за подбородок, поворачивая к себе лицом.

– Эй, отпусти меня! – гневно закричал мальчик, но Принц не сводил с него взгляда своих черных, фанатично поблескивающих глаз. Наконец он отпустил Альбуса и печально качнул головой.

– Ничего, что мне бы помогло, – констатировал он. – И все же – интереснейшее совпадение. Пойдем, я хочу представить тебя Геро.

– Кому?

Но Принц уже схватил Альбуса за воротник и потащил его за собой вдоль слизеринского стола, чтобы усадить в конце концов между собой и парнем с топорщившимися светлыми волосами.

– Хозяяяяииин, я привел вам… Поттера! – проскрипел Принц пронзительным голосом. И затем сообщил Альбусу уже своим собственным: – Знакомься с Иеронимом Йориком, капитаном команды по квиддичу. На колени, червь!

Йорик поднял на нежданных соседей взгляд, и в этот момент Альбус узнал его. Это же тот задира из поезда! Но ведь там был еще и… Альбус с подозрением уставился на туфли, которые Принц до сих пор не удосужился обуть – и которые определенно были ему знакомы.

– Так это тебя они выкидывали в окно! – обвиняюще воскликнул Альбус. – В поезде, в моем купе!

– Так это был ты? – приподнял бровь Принц. – Всего лишь шутка, не более того. Мы просто веселились.

– Всего лишь веселились, – заверил первокурсника Йорик.

– Веселились? – не поверил своим ушам Альбус. – Шутка?!

– Держи, – протянул ему Йорик сложенный листок бумаги.

– Это еще что?

– Расписание квиддичных тренировок. Начинаем завтра с утра, – чтобы ранехонько уже встал, умылся и бросился на поле, готовый слушать и мотать на ус, понял? – будем заниматься пять дней в неделю, может, четыре, но вряд ли, только если другие команды тоже вздумают тренироваться с утра…

– Но я не играю в квиддич! Я даже летать не умею!

– Да конечно же умеешь, – отмахнулся от возражений Альбуса капитан. – Ты же сын Джинни Поттер, верно? Она была лучшим ловцом Англии, пока не ушла в журналистику, а твой отец стал самым юным ловцом в истории Хогвартса за последнюю сотню лет. Ну, а ты побьешь его рекорд.

– Да поймите вы, сам я никогда на метле не летал! И вообще высоты боюсь! Да меня даже на пассажирском месте мутит! Воздушная болезнь у меня!

– Ничего, мы тебе поможем ее преодолеть, – пообещал Йорик, зловеще ухмыльнувшись.

– Ну да, – подтвердил Принц. – Повеселимся!

– Повеселимся, – эхом повторил капитан.

– Нам самой судьбой на роду написано вместе работать, – заявил Принц, хлопнув Альбуса по плечу. – Ведь Эйлин Снейп была сестрой…

– Отец до сих пор забыть не может ту игру с Пушками, в которой твоя мама… – одновременно с другом начал говорить Йорик.

– … дедушки со стороны отца…

– … вошла в пике, и Абботу…

– … вырос, читая обо всех его…

– … бладжеры столкнулись прямо перед ее…

– … тренировался в окклюменции денно и нощно…

– … самое грязное нарушение правил, зарегистрированное за время проведения чемпионатов…

– … и несомненное фамильное сходство, по крайней мере, так мне говорили…

Сначала Альбус без устали вертел головой, пытаясь уследить за извилистым ходом мыслей своих собеседников, но вскоре оставил это бессмысленное занятие и принялся за праздничный ужин. А пока он ел, старшекурсники тараторили без умолку, каждый в своем собственном уютном мирке, и невнимание адепта, похоже, никоим образом их не трогало.

В конце концов они сошлись на обсуждении последнего мирового чемпионата и к тому времени, как староста собрал первокурсников, чтобы отвести в гостиную, уже прошли фазу спора, пережили эру сарказма и, едва миновав стадию обзывания, перешли непосредственно к этапу выкрикивания оскорблений, прервавшись лишь для того, чтобы ответить пожелавшему им спокойной ночи Альбусу.

Еще ни разу в жизни, решил Альбус, его так не привлекала кровать.

*Asp (англ.) – аспид, гадюка.
**Фанфик был написан сразу после выхода последней книги, когда Роулинг еще не объявила в очередном интервью, что старшего сына Поттеров зовут Джеймс Сириус. А так как имя «Сириус» обычным назвать сложно даже у волшебников, я не стала исправлять его. (Здесь и далее прим. перев.)
>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!
Официальное обсуждение на форуме
Пока не открыто.

Love Rambler's Top100
Rambler's Top100