Точка невозвращения автора Favilla (бета: ProstoYA) (гамма: PsyCrow)    закончен   Оценка фанфикаОценка фанфикаОценка фанфика
Чувства, - словно листья. Они вырастают из маленьких несуразных почек, обретая красивую форму и цвет. Ими наслаждаются, как долгожданной весной. А спустя время листья начинают желтеть… Фанфик написан на конкурс "Трое в лодке"
Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
Нимфадора Тонкс, Сириус Блэк, Ремус Люпин
Angst, Любовный роман || гет || PG-13 || Размер: мини || Глав: 1 || Прочитано: 6087 || Отзывов: 6 || Подписано: 1
Предупреждения: нет
Начало: 18.02.09 || Обновление: 18.02.09

Точка невозвращения

A A A A
Шрифт: 
Текст: 
Фон: 
Глава 1


Название: Точка невозвращения
Автор: Favilla
Бета: PsyCrow, ProstoYA
Жанр: ангст/роман
Герои/пейринг: Нимфадора Тонкс/Сириус Блэк, Нимфадора Тонкс/Ремус Люпин
Рейтинг: PG-13
Саммари: Чувства, - словно листья. Они вырастают из маленьких несуразных почек, обретая красивую форму и цвет. Ими наслаждаются, как долгожданной весной. А спустя время листья начинают желтеть…
Предупреждение/примечание: курсивом выделены воспоминания.

Фанфик написан на конкурс "Трое в лодке"



Много, слишком много мыслей для нее одной. Они мчатся, сплетаясь в невидимую паутину. Паутина такая тоненькая, что Тонкс может с легкостью разорвать ее, что в конце концов и делает. Но появляется новая – все больше и больше. Мыслей так много, что становится трудно дышать.

– Я принесла огневиски, – громко говорит она обшарпанному коридору (на плечах - драповое пальто из дешевого маггловского магазина, руки замерзли и покраснели).

Мамаша Сириуса начинает орать, впрочем, как и всегда, и девушка с трудом задергивает портьеры, на мгновение заглядывая в выпученные старушечьи глаза с желтоватыми белками.

– А ты похож на нее, Блэк, – снова в пустоту. – Все вы похожи.

– Ты хотела сказать «мы»?

Он выходит из кухни (на щеках - щетина с редкими седыми волосками). В комнату врывается терпкий запах виски. Тонкс узнает его – так часто пахнет от Ремуса.

Несомненно, она услышала его слова, но предпочитает не обращать внимания, будто и не было никакого вопроса.

– Господи, Блэк, ты что, тоже пьешь эту маггловскую дрянь? – Она морщится и жестом запрещает ему приближаться.

– Тебе есть до этого какое-то дело?

Сириус прислоняется к дверному косяку. Взгляд его скользит по серым волосам, растянутому свитеру. Под этим взглядом свитер становится колючим, Тонкс хочется снять его. Она отворачивается и делает вид, что занята своим пальто.

– Вероятно.

Ответ кажется ей немного загадочным, ведь «вероятно» – это чуть больше, чем «возможно», а значит, почти «да». Она редко с чем-то соглашается.

– Виски - единственное, что я смог здесь найти. Ума не приложу, как он оказался в этом доме. - Он ухмыляется. – Что с твоими волосами?
– А что с ними?

Сириус слегка теряется. Он отходит от косяка и приближается к ней почти вплотную.

– Они серые…
– Мне просто это нравится.
– Правда? – От него невыносимо разит виски.

Сириус уходит на кухню, не дожидаясь ответа. Тонкс задерживается в прихожей - ненадолго, но этого достаточно, чтобы успеть заметить, как секундная стрелка, дернувшись, замирает на отметке «2». Это кажется ей символичным. Тонкс верит в судьбу. Верит, что ничего не происходит случайно, и любой сделанный ею выбор – к лучшему. Она во многое верит.

– Ты веришь в невозможное.
– Знаешь, мне кажется, что на свете нет ничего, что не могло бы случиться.
– Есть. Поверь мне, есть.
Ремус отворачивается к окну.


- Слушай, а зачем ты вообще сюда пришла? – Голос усталый.

Не та усталость, которая приходит после тяжелой работы, и не эмоциональная усталость после выяснения отношений. Просто усталость. После точки невозвращения.

Однажды она услышала про точку невозвращения по маггловскому радио. Что означает это словосочетание, Тонкс неизвестно до сих пор, но, тем не менее, оно ей понравилось. Теперь она называет так момент, когда человек понимает, что упустил время, отведенное ему для исполнения своей мечты. По мнению Тонкс, все желания сводятся к одной-единственной мечте, а цель заключается в том, чтобы идти к ней до конца. И самым прекрасным будет даже не исполнение мечты, а приближение к желаемому. Главное - видеть не только цель, но и путь к ней. Чтобы не заблудиться и не дойти до точки невозвращения. Что может быть после этой точки? Какие мысли могут посещать? Может ли жизнь вообще быть жизнью? Она не знала ответы на эти вопросы.

– Я пришла пить с тобой огневиски.

Сириус ухмыляется.

– Детка... Тонкс… Я старше тебя на добрый десяток лет. Что случилось?

Она достает бутылки с темно-янтарной жидкостью - одну за другой - и с нарочито громким стуком ставит их на стол, а в ушах еще звучит это пренебрежительное «детка».

– Ух, да тут хватит на целый Орден! Ты решила пополнить мои запасы?

Два плохо вымытых стакана. Рывком открывает бутылку.

– Что происходит?
– А что происходит?

Залпом. Огневиски привычно обжигает горло, заставляя задыхаться. И мыслей нет. Пока она пытается вдохнуть, в голове странная пустота, словно туман. Наконец воздух врывается в легкие, а мысли - в голову.

– Ничего не происходит, за исключением того, что ты пришла ко мне с четырьмя бутылками огневиски и сейчас уничтожаешь его на кухне.

– Я не хочу ни о чем говорить. Ты можешь просто выпить со мной? Без тостов за здоровье и счастье, без задушевных разговоров?

– Ну ладно, – снова усмехается и тянется к своему стакану.

Откровенно говоря, все это Сириусу нравится. Ему грустно смотреть на мучения племянницы, и он в полной мере упивается своим состраданием, но это так чертовски здорово (он почти признается себе в этом), когда кого-то с треском выбрасывает на обочину жизни, где до этого ты почивал в одиночестве. Хотя Сириус считает, что Тонкс еще очень повезло.

Второй, третий. В полной тишине, только плеск виски в стакане и легкое покашливание.
– Может, хватит? – Сириус забирает у нее стакан.
– Отдай.

Захмелела. Она старается произносить как можно меньше слов, чтобы не показать, как заплетается ее язык. В голове опять туман, в котором друг на друга наталкиваются какие-то незначительные мысли. Тонкс цепляется за свой стакан, как ей кажется, мертвой хваткой, что, как ей снова кажется, выглядит очень решительным жестом.

– Тебе уже хватит.
– От-дай.
– Тонкс.
– Дай стакан.

Сириус, не обращая внимания на протесты, убирает виски в шкаф.
– Пойдем.
– Куда?
– Неважно.
– Ты не можешь покинуть свой дом. Дамблдор…
– Подожди… как ты сказала? Дом? – Он расхохотался. – Да мне по сути, мне все равно, что можно, а что нельзя.
– Ну и к черту все.

~~~

В чулане обнаруживаются две допотопные метлы.
– Удачно, не правда ли? – Сириус смеется.

Что-то в этом смехе заставляет Тонкс задержать на собеседнике взгляд. Словно она видит его впервые. Словно ее позвали, и она, Тонкс, обернулась. С надеждой.
– Да.


Лондон. Какой-то игрушечный маггловский город. Тонкс не любит Лондон, так она решила для себя только сейчас: раньше ей было все равно. И еще она не любит летать на метле после четырех стаканов виски. Надо будет почаще думать о своих пристрастиях. Хорошая идея, теперь она будет уделять полчаса в день мыслям о себе.

– Знаешь, - кричит Сириус. – Это лучшее, что случалось за мной за последние несколько недель.
– Я очень рада.

На самом деле, нет. На смену эйфории, которую принесло виски, приходят страх и вина. Если их поймают, то отвечать придется именно Тонкс. В Ордене Сириуса негласно считают большим ребенком, за которым следует присматривать, и все, включая Сириуса, это знают.

- Перестань, Тонкс. - Он подлетает к ней поближе, так, что порывы ветра грозятся сбросить его с метлы. – Я уже не ребенок.

Тонкс молчит, но смутная тревога не дает ей покоя.

~~~

Озеро пахло осенью. Мантия - на шуршащий ковер из листьев, затем - согревающее заклятие. Где-то под этими листьями спряталась земля. Внезапно Тонкс захотелось зарыться в осеннюю листву и тоже спрятаться, дождаться весны, перезимовав под белым-белым снегом. Весной все будет хорошо.

- Расскажешь, в чем дело? – Сириус подвинулся к ней поближе.

Тонкс взяла в руки упавший на джинсы лист. Он оказался мокрым и холодным. Наверное, неуютно прятаться под такими листьями.

- Чувства - словно листья. – Ремус провел рукой по ее волосам. – Они вырастают из маленьких несуразных почек, обретая красивую форму и цвет. Ими наслаждаются, как долгожданной весной. А по прошествии времени листья начинают желтеть, сморщиваясь и высыхая. Некоторые из них люди прячут в книги, чтобы сохранить состарившееся великолепие, но большую часть сжигают. А потом появляются новые почки и новые листья…
- Зачем? Зачем ты так говоришь? – Тонкс подалась вперед, хватая его за ладонь.
- Затем, что лучше оборвать красивый весенний лист и сохранить его, чем сжигать потом что-то высохшее и старое…
- Какие листья, Ремус? Какая весна? Я люблю тебя, черт возьми!
- Ты слишком юная, Тонкс. Я слишком стар. - Он сделал небольшой шаг назад. – И дело даже не в возрасте…
- А в чем же дело? – Тонкс еще крепче сжала его руку, словно опасаясь, что он вырвется и убежит.
- Во мне… Только во мне. Мне кажется, что я уже прожил тысячу жизней. И ни одна из них не была счастливой. Я не хочу портить жизнь тебе. Не хочу, чтобы тысяча первая жизнь была разочарованием для нас обоих.
- Я люблю тебя, Ремус. Я. Тебя. Люблю.


- Думаю, ты и сам знаешь.
- Ремус, что ли?

Она промолчала.

- Эй, племянница. - Сириус легко подтолкнул ее плечом. – Все будет хорошо.
- Может быть. Знаешь, что обидно... Я ведь никогда не сравнивала наши отношения ни с чьими другими. Ведь люди – это одно, а мы - совсем другое! Я просто хотела быть с ним.

Сириус грустно улыбнулся. Он знал, только все равно считал это стандартом. Распространенным макетом. Только никакой другой макет не был так желанен для него.

- Хотела? – спросил он, выделяя последний слог.
- Не знаю. Я теперь, правда, не знаю.

Сириус опустил ладонь на холодную траву

- Я сказала ему, что люблю, - неожиданно прошептала Тонкс.

Он резко обернулся к ней.

- Что?
- Я ему сказала, что люблю.
- А... он что?

- Нет, Тонкс. Нет. Ты будешь жалеть потом об этих словах…
- Господи, какая я дура…

Она оттолкнула его и растерянно улыбнулась. Ремус молча смотрел на нее, словно так и должно быть. Словно все правильно.

- Тебе плевать… Просто плевать на меня… Тебе…Я идиотка, совершенно точно…
- Нет, Тонкс, я хотел лишь…
- Замолчи! Замолчи, пожалуйста! – выкрикнула она и трансгрессировала.


- Он другой.
- Ты намекаешь на…
- Нет! Ни на что я не намекаю! – Она с яростью посмотрела на Сириуса. – Он другой в своих чувствах. Не такой, как я.
Сириус внимательно наблюдал за ней. Джинсы вымазаны в грязи (где только успела?), губы расслаблены, мелкие морщинки вокруг глаз, волосы заправлены за уши.
- Почему ты не женился, Сириус?

Так и спросила. А он сидел, растерянно касаясь пальцами шероховатой ткани мантии, судорожно пытаясь придумать правдоподобную ложь.

- Я ведь еще могу жениться, Тонкс.
- Можешь.
- Ты думаешь, что уже поздно…
- Ничего я не думаю!
- Да ладно…
- Сириус!
- Я знаю… все уже. Эта война просто так не закончится… Обязательно кого-нибудь…

Он осекся, взглянув на побледневшую Тонкс.

- Не смей так говорить.
- Я словно глина на морозе, Тонкс. Уже все. Не смогу. Внутри… как камень.

Тонкс ласково коснулась его запястья.

- Перестань, Сириус. Все будет хорошо, главное - верить.

Она смутилась под его взглядом и отвернулась к озеру. Почему ты не женился, Сириус?
Он смотрел на Тонкс, на измятое пальто, на туго завязанный пояс. Почему не он? Ведь такой же, и чувства схожи. И джинсы где-то испачкал...

- А почему ты выбрала Ремуса, Тонкс? – Вопрос вырвался непроизвольно.
- Я не выбирала… это он выбрал меня.

Она даже не задумывалась, словно так и есть, словно это факт.

Они снова замолчали, но на этот раз неловкости не было. Сириус искоса наблюдал за ней. Его рука сжимала ее ладонь. Он чувствовал, как душа, потрепанная и небрежно заплатанная душа тянулась к ней, и ненавидел себя за это; в груди - будто тысячи заноз, по одной на каждый прожитый день.

- Я не могу больше верить, Тонкс. - Обнял ее дрожащей рукой.
- Но у тебя есть Гарри. Этот мальчишка верит, несмотря ни на что. Тебе впору брать с него пример.
Тонкс прислонилась к его плечу. Так доверчиво, что Сириус был готов ее оттолкнуть («Не надо мне верить, не стоит»). Имя крестника - словно холодный душ.
- Гарри… Знаешь, он не такой, как я думал.
- Не понимаю.
- Такое ощущение, что меня раздражает его счастье.
- Счастье?! – Она приподнялась, рука Сириуса соскользнула по ее спине. – Да уж, большая удача, когда за тобой гоняется сумасшедший маньяк и пара десятков его фанатиков, предлагая членские карточки и брошюры «Он все врет!», да еще и с транспарантами в виде Империуса и Круциатуса.
- Он умудряется быть счастливым, как ни странно, - Сириус усмехнулся.
- Знаешь, - задумчиво сказала она. – Я завидую этим детям. Несмотря на то, что им так рано пришлось решать взрослые проблемы, им позволительно быть детьми. Они…

Сириус неожиданно прижал палец к губам и резко обернулся. Тонкс напряглась и, достав из кармана палочку, осторожно оглянулась. Они вместе замерли, напряженно вглядываясь в темноту парка.

- Я думаю, что нам лучше убираться отсюда, - еле слышно сказала она.

Сириус промолчал и, к ее удивлению, сделал пару осторожных шагов вперед.

- Блэк! – Она возмущенно схватила его за локоть. – Уходим!
- Тихо! – Он обернулся.

Тонкс испуганно заметила, что его слегка трясёт, но он улыбается какой-то хищной улыбкой.

- Может, это и не они?
- Мерлин тебя раздери, Блэк! Что ты делаешь? – она слегка повысила голос.
- Мы должны узнать, кто там. В кустах.
Тонкс решительно взяла его за руку, чтобы трансгрессировать.

Неожиданно хриплый голос что-то выкрикнул, и из кустов вырвался белый луч.

- Сириус!

Он отпрыгнул, и луч пролетел в миллиметрах от него. Кто-то тихо выругался.

- Сириус, пожалуйста!

Казалось, он не слышит ее.

- Мы разберемся с ними!

Тонкс судорожно соображала. За ними следили, причем достаточно давно. Много ли нападающих? Стоит ли отправить Патронуса? «Идиотка, идиотка, идиотка! Что ты наделала!». Ей казалось, что самым мудрым решением будет трансгрессировать подальше отсюда. Где-то в глубине души противный голос твердил ей, какую она совершила ошибку. Тысячу ошибок!

Из кустов выскочили несколько фигур в темных плащах и масках.

- Империо!

Черт! Она до последнего надеялась, что это министерские работники. Больше раздумывать было некогда.

- Акцио метла!

Она затащила Сириуса на метлу.
- Тонкс! Что ты делаешь?!

Они взлетели. Сириус перестал дергаться - на такой высоте это было чревато неприятными последствиями. Метла кряхтела и поскрипывала под весом, который был для нее слишком велик, а в их сторону все еще летели разноцветные лучи.

- Почему? Почему ты это сделала?!
- Ты идиот, Сириус! Твои гребаные мозги… они вообще у тебя есть?! – Разгневанная, она обернулась и заметила, что за ними летит на их же метле фигура в темной мантии.
- Черт!

Сириус обернулся и отправил в темноту парочку заклятий. Мимо.
- Трансгресируем! – крикнула Тонкс.

~~~

- Что? Что это было?!
- О чем ты?
- Какого дьявола ты полез туда?! Ты понимаешь, что их было в несколько раз больше, чем нас?!

Сириус прищурился.

- Знаешь, а я думал, что твоя работа заключается как раз в том, чтобы посадить в Азкабан как можно больше Пожирателей. А ты, оказывается…
- Кто? Ну, скажи, Блэк! Ты считаешь, что я струсила, так ведь?

Она выхватила палочку и направила на него. Рука слегка дрожала, Тонкс старалась успокоиться: «Он же как ребенок. Ребенок».

- Мы могли спасти жизнь десяткам магглов и нескольким волшебникам, убив хотя бы половину из нападающих. Страшно умирать, не так ли? Любовь к себе преобладает?

Тонкс опустила палочку и грустно посмотрела на Сириуса. Вся злость вдруг куда-то испарилась, оставив после себя зияющую пустоту. Что было там до злости, Тонкс уже не помнила.

- О, я тебя прошу, не надо репетировать на мне свой жалостливый взгляд.

Она печально улыбнулась. С сожалением, словно прекрасная картина перед ней вдруг превратилась в бесталанную мазню.

- Знаешь, если бы ты хоть иногда включал мозги, возможно, ты бы подумал о том, что за нами явно следили давно. Нас могли убить уже тысячу раз, но не сделали этого. Наверняка мы были нужны им, чтобы узнать сведения об Ордене. Несколько капель сыворотки правды, Империо, и они знают о нас все. Если бы ты хоть иногда думал о последствиях, то, возможно, тебе бы не пришлось отсиживаться здесь.

Она вышла из комнаты. Будто так и надо. Будто не в ее глазах он увидел отражение мужчины, внешне так похожего на него, но выглядевшего слишком жалким, чтобы быть Сириусом Блэком. Словно он смотрел в кривое зеркало, хотя, возможно, зеркало отражало правду.


- Я тебя люблю, - медленно произнес Ремус.
На его лице было выражено искреннее удивление, словно это признание давно созревало где-то внутри, и именно в этот момент он вдруг понял, что любит ее. Словно эти слова поднимались откуда-то, подобные маленькому облачку, и теперь выскользнули из его, до сей поры упрямо сжатого, рта. Так, что он не смог их остановить, даже если бы и захотел.
- Я люблю тебя, - добавил Ремус уже осознанно, хоть и неуверенно. – Люблю.
- Ведь ты не понимаешь, что мы – это гораздо больше, чем я, чем ты? Чем серая стена напротив окон. Чем холодная спина на старой простыне. Чем изломанные мечты и чертово полнолуние. Ведь ты понимаешь, правда?


Красный луч ударил Сириуса в грудь. Заклинание Беллатрисы утонуло во всеобщем шуме.

Тонкс вздрогнула. Словно ее позвали, и она обернулась. С надеждой.

Проваливаясь в арку, взгляд Сириуса нашел ее глаза. Всего на мгновение, но Тонкс показалось, что он смотрит бесконечно, при этом осуждая ее. Ей чудилось, что она кричит ему: «Прости!». И ни одной удушающей мысли. Только пустота, тихий шелест листьев и теплая мантия на земле.

Сириус кивнул, хотя она не произнесла ни слова.

Ремус обнял ее, проведя рукой по непослушным волосам.

- Это острое и четкое «мы» дает мне чувство наполненности.



Подписаться на фанфик
Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.




Top.Mail.Ru

2003-2021 © hogwartsnet.ru