Судьба Плеяды автора Calien    в работе   Оценка фанфикаОценка фанфика
А если Меропа Гонт-Риддл останется жива и сама будет воспитывать своего сына. Как тогда пойдет история магического мира? Говорите, это невозможно, что Меропа жить не хотела? Хорошо, пусть выживет не совсем Меропа.
Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
Новый персонаж, Меропа Гонт, Том Риддл
AU || джен || PG-13 || Размер: макси || Глав: 7 || Прочитано: 43241 || Отзывов: 97 || Подписано: 200
Предупреждения: AU
Начало: 24.04.12 || Обновление: 11.08.12
Все главы на одной странице Все главы на одной странице
   >>  

Судьба Плеяды

A A A A
Шрифт: 
Текст: 
Фон: 
Глава 1


В древнегреческой мифологии Меропа - одна из Плеяд, единственная из них вышедшая замуж за смертного, коринфского царя Сизифа; поэтому в созвездии Плеяд Меропа светит более слабым светом, чем сестры.

Вместо пролога.

Я несколько раз пыталась понять, какая именно цепочка событий привела к тому, что я оказалась в такой ситуации и в конце концов решила, что все началось 10 февраля 2012 года.
Именно в этот день мой босс Андрей Семенович Киселев вызвал меня на работу и предложил отправиться с немецкой группой на Байкал.
- Но Андрей, - сказала я, - мы же с Акселем уже две недели готовимся на Саяны! Между прочим, сложнейший маршрут и в неудачное время года.
- Все знаю, - развел руками Киселев, - но немцы платят 6 штук с человека.
- Долларов? – уточнила я.
- Евро, – отрезал босс. – И их 8 человек. Умножать умеешь? Тебе с Евой 25 процентов. Поделите по-сестрински.
Сумма была очень и очень приличная. В 3 раза больше чем я бы получила за десятидневку в Саянах… Но бросать группу на одного Лешку было бы неправильно, что я боссу и сообщила.
- Алексей позовет Обухова, тот ушел из «Фрегата» и опять к нам просится. Вот по итогам работы и примем назад.
Я мысленно скривилась. Роман отличный альпинист, и вдобавок счастливый обладатель сверхъестественного чувства направления, но мы с ним, мягко говоря, не ладим. И не только потому, что встречались, и у нас ничего не вышло. И даже не потому, что я не простила ему бросания нашей турфирмы в тяжелое время кризиса. Просто я не верила, что у нас получится нормально сотрудничать в одной группе. Законченный шовинист Обухов явно тянул бы все одеяло на себя, делал бы мне все назло, и старшинства бы моего никогда не признал. Вот руководство Акселя он бы принял, меня – нет. И вдобавок он совсем не говорит по-немецки, а по-английски может изъясняться через пень-колоду. Для сотрудника турфирмы неспособность к языкам – довольно большой изъян, но Романа все терпели из-за его высокого профессионализма.
- Когда прилетают немцы? – спросила я босса, разглядывая описание тура. За свои деньги колбасники собирались получить максимум впечатлений. Но меня насторожило то, что в конце стояло посещение Улан-Удэ на празднование Сагаалгана. А он в этом году приходился на 22 февраля, если мне не изменяла память. Ладно бы он стоял вначале, тогда понятно: сначала праздник, потом дайвинг, потом переход на собачьих упряжках… все удачно и хорошо, но у меня были плохие предчувствия.
- Завтра, – сообщил Киселев. – Так что готовься к охоте на послезавтра.
- Стоп-стоп! – я подняла руку. – Охота. Потом подледный дайвинг. Потом переход через Байкал на собачьих упряжках, и к 21му февраля мы уже должны быть в Улан-Удэ?
- Да ты правильно понимаешь.
- Андрей, но это нереально, - я развела руками, - даже если я подготовлю маршрут, Таня не даст вывести столько собак на февральский лед, тем более неизвестно что у нее вообще сейчас с упряжками…
- Я уже обо всем договорился, – сообщил мне босс, - это пройдет как транспортные расходы, и на почасовую оплату с полуторным коэффициентом Татьяна согласилась. Она сама пойдет с вами. Снаряжение у них свое, но ты же знаешь этих туристов, так что готовь свой список, потом сверишь с ихним, я прикинул, что на один день задержаться не критично, если будут проблемы с экипировкой. А еще лучше, если ты мне дашь список до обеда, я постараюсь сразу подготовить резерв.
Черт, я видела, как Андрей уцепился за этот заказ, зима - мертвый сезон даже у фирм специализирующихся на экстремальном туризме по России. По этой же причине большинство сотрудников разъехалось по отпускам, включая, кстати, швейцарку Эванджелину Бернар.
- Андрей! – напомнила я, - но Ева же в Европе!
- Сегодня ночью прилетает, - сказал Киселев, - если бы не это, я бы не стал связываться с немцами. Но вместе вы составите отличную команду. Будь в группе русские мужики, я бы вас тоже не отправил, но с немцами, уверен, пройдет гладко.
- А почему нельзя было подготовиться заранее? - поинтересовалась я, в глубине души уже понимая, что практически согласилась. Квартирный вопрос будь он неладен. Мне не хватало как раз 200 штук, чтобы сделать первый взнос за апартаменты своей мечты. Дом сдавался осенью, и цены на квартиры вот-вот должны были сделать скачок вверх. Я уже почти смирилась, что придется брать однушку, чтобы потом копить на варианты приличного обмена… И вот такой удачный заказ.
- Я так понял, что у них сорвался какой-то другой вариант и поэтому решили обратиться к специалистам по невозможному. – Киселев приосанился. – Сама понимаешь, что без меня Таня с Сашей бы их послали далеко и надолго. Вдобавок они согласились на весьма невыгодные условия договора, включая компенсации Татьяне за сломанную ножку какой-нибудь собачки. Вы с Евой отличная команда, девочки, я уверен, что все у вас получится, – заявил он.

И, в общем, он был прав. У нас все получилось. Не было никаких форс-мажоров, никто не заболел и ничего себе не отморозил. И с группой поладили. Немцы были полны впечатлений и уехали, пообещав заказать на лето хороший тур по Саянам (на свою голову рассказала, к чему готовилась до их приезда) с нами в проводниках.
Я хоть и чувствовала себя как выжатый лимон, но после двадцатичасового отсыпания стала похожей на человека. Прогулка в любимый спа-салон, а после него сеанс волшебного массажа полностью вернули меня к жизни. Как раз настолько, что на празднование сорокалетия босса в лучшем кабаке города отправилась в весьма приподнятом настроении.
Аксель вернулся из тура по Саянам, Лариса с Димой прилетели с Мальдив, Денис вышел из больницы, у Виталия и Кости был перерыв между заказами, ну и я с Евой заработали много денег и себе, и фирме.
В общем, было что отмечать, и было на что отмечать, поэтому по домам мы разъезжались утром и на такси. Бернар жила от меня недалеко, и по сложившейся привычке в такси мы влезли следом за боссом и его женой. Им тоже было с нами в одну сторону, правда выходили они гораздо раньше. Мы с Евой устроились на заднем сиденье в обнимку и почти непрерывно хихикали, вспоминая веселый зимний поход по Байкалу.
- Ты классная Марийка, - заявила мне пьяная подруга прямо ухо. И видать для того, чтобы мне лучше запомнилось, повторила это на немецком и французском языке.
- Ты тоже классная, - ответила я на английском и от этого почему-то еще больше развеселилась. Урвала у швейцарской полиглотки язык, который знали мы обе.
- Ты очень-очень хорошая, - Бернар перешла на итальянский
- Ты тоже хорошая, - сообщила я ей на цыганском
Тонкие брови Эванджелины встали домиком, а потом она что-то произнесла на языке похожем на французский. Но вроде бы тоже комплимент.
- Ты очень умная, - доверительно шепнула я на таджикском, наслаждаясь выражением недоумения на ее лице. Этого языка сеньора Бернар тоже не знала.
Зато, как, оказалось, знал его водитель.
- Вы из Душанбе? – мужчина даже повернул ко мне свое интеллигентное и абсолютно еврейское лицо.
В таком пьяном состоянии я, конечно, любила всех людей, но земляков я любила всегда и безо всякой водки. Этот певучий выговор я бы узнала везде. Чистый литературный таджикский, без современных заимствований - наслаждение для ушей.
Мы трепались с водителем за жизнь минут пять. Ева поначалу пыталась вслушиваться в нашу речь и понять смысл, но это оказалось ей не под силу. Поэтому напарница тихо уснула на моем плече.
Я иногда думаю, был бы у нас шанс, если бы я не отвлекла водителя своей болтовней…
Мы уже съехали с моста и пересекали перекресток на зеленый свет, как вдруг раздался громкий гудок, и больше ничего. Вроде бы я помню еще удар, скрежет сминающегося металла, ощущение полета, боль удара, яркий свет, но возможно все это только фантазии моего мозга.
А вот последнюю мысль я помню: это была такая смутная радость, что я отложила усыновление ребенка до покупки нормальной квартиры, иначе бы сделала сейчас какого-то малыша сиротой.
Как мне потом сказала Ева, в этот момент она почему-то подумала на ту же тему, но с другим знаком: что ничего в жизни так и не успела, могла бы хотя бы ребенка родить или из приюта взять, и полезное дело бы совершила и было бы кому деньги оставить.

Глава 1, так сказать предстартовая.

Очнулась я в полной пустоте и темноте. Тела не чувствовала совсем.
Первой моей мыслью было, что я в больнице парализованная и слепая, но демонстративное фырканье над отсутствующим ухом изменило мое мнение в сторону психушки и наркотического забытья.
- Вечно Марийка ты всякий бред думаешь, – просветил меня внутренний голос. – И я не внутренний голос, а свой собственный. Я - Эванджелина.
- А я тогда кто? – тупо спросила я, пытаясь привести в порядок свои мысли.
Ева расхохоталась.
- А ты Мария Кузнецова. Тридцати семи лет от роду. Профессиональный турист, дайвер и проводник, – зачитали мне краткую биографию
- Это я понимаю…, - все мое существо страдало от того, что жесты мне оказались недоступны. – Ева, но почему ты в моей голове?
- А это не твоя голова, – ответила Бернар и добавила чуть менее уверенно, - вроде бы. Кажется на что-то такое похоже преддверие загробного мира. Вот сейчас должен где-то свет в конце туннеля зажечься, и затянет наши души…
- Нас уже, кажется, затянуло, - мрачно сказала я, - в нас правда врезалась машина?
- Грузовик, - уточнила Ева, - я проснулась как раз вовремя, чтобы увидеть и опознать нос КАМАЗа.
- То есть мы умерли.
- Ну, или умерли или сошли с ума. Ни то, ни другое меня не радует.
- Может, помолимся? – неуверенно предложила я.
Я не могла увидеть ее лица, но почему-то твердо знала, что швейцарка ухмыляется.
- Ну, попробуй вреда не будет в любом из двух случаев.
Я прочитала «Отче Наш», «Богородице дево радуйся» и потом попыталась вспомнить любимый мною 138 псалом целиком, но всплыли только самые-самые близкие отрывки. А вот на чтении псалома 22 ко мне присоединилась Эванджелина «Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мной…»
- Интересно, - сказала она, когда мы помолчали, - ты православная, я – католичка, что мы делаем здесь в темноте вместе? Только ли потому что умерли рядом, или у нас еще что-то общее есть?
Я мысленно прикинула, что может быть у меня общего с взбалмошной швейцаркой.
- Ну не так уж мало, если подумать, - сказала я. – Нам обеим уже за тридцать, но ни ты, ни я не чувствуем себя дамами хотя бы среднего возраста, все молодимся.
- Но мы и не выглядим на свой средний возраст, - парировала Ева, - ни ты на свои 37, ни я на свои 35. Активный образ жизни, свежий воздух и все такое. А еще у нас обеих темные волосы и зеленые глаза.
- Впервые слышу, чтобы в какой-то рай пускали по внешности, - пробурчала я.
На самом деле мы с Эванджелиной не были похожи. Она была выше меня чуть ли не на голову и обладала весьма красивой атлетической фигурой, меня же индийские предки наградили большой грудью и большой же задницей. Если против груди я ничего не имела, то с широкими бедрами боролась, как могла. Не помогали ни активные занятия спортом, ни диеты, ни что-либо еще. Вот разве что от целлюлита избавилась в большинстве мест. Волосы у меня были смоляные, а у Евы скорее темно-каштановые, мои глаза – серо-зеленые, ее – зеленовато-карие. Совершенно разные оттенки. Цвет кожи у меня был темнее, и в отличие от ее персикового отдавал зеленцой. Может где-то в романах «оливковый оттенок» звучит и красиво, а в реальности ничего подобного. И пудру фиг подберешь, и круги под глазами заметны, единственное, что спасает, загар. Потому и солярием не пренебрегаю. О. Точно.
- И ты, и я пользуемся солярием!
- Зашибись сходство, - ехидно прокомментировала Ева, - потому нас и запихали в полную темноту. Ну а я другое вспомнила, Мария. И ты, и я родились не в России, но любили эту страну и умерли как раз в ней….
- Мммда, - подумала я, а ведь действительно. Ева отлично говорит по-русски, и с ее акцентом ее принимают скорее за переселенку из Средней Азии, чем за швейцарку. Те же, кто узнавали ее родину, долго не могли поверить, что гражданка страны банков и сыров могла на самом деле переехать в девяностых годах в Россию, выйдя замуж за альпиниста, и разведясь с ним, остаться в провинциальном сибирском городке, чтобы работать в турфирме. В Иркутской ФМС, где Еве уже несколько раз продляли вид на жительство она – своеобразная легенда. Одно время числили ее кем-то вроде сумасшедшей, но потом даже загордились: вот какая у нас природа, что уроженка курортного Сент-Морица выбрала жизнь в России. Это они еще не знают, что Эванджелина дочь французского еврея и итальянки. Так что выбор стран на место жительства у нее, свободно говорящей на 5 языках, имелся очень большой.
Но в отличие от меня, Ева приехала в Сибирь к любимому мужчине и по своей воле. Мне же, после смерти дедушки, в раздираемом войной Таджикистане просто было некуда податься. В России жил бывший отчим и сводный брат, они меня и уговорили остаться.
- А еще у нас схожие увлечения, - сообщила я, - альпинизм, дайвинг, зимние виды спорта и так далее.
- И мы обе любим петь, – весело подтвердила Ева. – Кстати, Марийка, ты на рояле не играешь?
Если бы у меня было тело, я бы поморщилась.
- Закончила музыкалку по классу фортепьяно. Бабушка заставила. Я вытерпела это только потому, что мне пообещали и купили потом собственные гитару, скрипку, а в 14 лет и винтовку. Без подобного стимула учиться отказывалась.
- Я рояли тоже ненавидела, - доверительно сообщила Ева, - Мама занималась музыкой в школе и, хотя самой ей это не нравилось, решила, что приобщить меня нужно, но с приходящим учителем будет легче. На самом деле ничего подобного, правда, к своей второй учительнице я привязалась. Милейшая была старушка, и мне не хотелось ее расстраивать. Поэтому занималась, сцепив зубы. Судя по всему, с бабушкой моей была та же история, поэтому я еще в детстве поклялась, что своего ребенка насиловать не буду. Пусть на мне этот порочный рояльный круг и закончится.
Я отметила еще одно важное сходство:
- У нас нет родителей и детей, Ева. Хотя я бы хотела ребенка, а ты?
Швейцарка, немного подумав, ответила:
- Скорее да, чем нет. Когда выходила замуж планировала точно в течение пяти лет. Потом стоящего мужика все никак не попадалось, а без нормального спутника жизни какие уж дети. До возраста, когда и на отсутствие мужчины становится плевать, материнский инстинкт требует ну хоть одного завести обязательно, я, по-видимому, не дожила, хотя пару раз уже подумывала. А ты, я знаю, собиралась уже усыновлять кого-то?
- Ну да. Сначала хотела купить квартиру, сделать ремонт, и сразу же подавать документы, – призналась я, - в моем случае, это не от отсутствия мужика… хотела с детства большую семью. Но у меня абсолютное бесплодие. И даже ЭКО не поможет.
- Сочувствую, - вздохнула Ева. – Меня всегда царапала эта несправедливость, некоторые бабы делают с десяток абортов и ничего, а другие много лет пытаются забеременеть, так как хотят детей, но безуспешно.
- Все же я не настолько отчаялась, чтобы жечь абортарии, - фыркнула я, - смирилась давно просто. А вот то, что из-за этого у меня не очень с личной жизнью ладилось – это беспокоило. Одни рады бесплодной жене именно потому, что с детьми никаких проблем, другие же не готовы к усыновлению чужого.
- А выбрать мужчину уже с ребенком не пробовала? – поинтересовалась Эванджелин.
- А зачем мне те, которые жен с детьми побросали? Серьезные отцы-одиночки встречаются довольно редко.
- Надо было бы тебя с кузеном Франсуа познакомить, - неожиданно сказала швейцарка, - его жена-модель поехала крышей от наркотиков давно. Он лет 5-6 с этим героически боролся, возил по клиникам и монастырям, но ничего не помогало. Впридачу ко всему она ему изменяла направо и налево, даже старшую дочку родила от какого-то из любовников. Это на суде всплыло, - пояснила подруга, - ну в общем, достала такая женушка моего святого братца тем, что начала бить детей. Он с ней развелся, отсудил и своего мальчика и старшую девочку, и занимается их воспитанием сам. Элизу считает родной дочерью, между прочим. Редкой ответственности мужик. Вы бы понравились друг другу, мне так кажется.
Я улыбнулась про себя. Почему-то меня всегда радовали истории о хороших людях.
- Мне он уже нравится, Ева, надеюсь, все у твоего кузена с детьми будет хорошо.
- Мария! – вдруг насторожилась Ева, - ты это чувствуешь?
- Что? – спросила я, и сразу это что-то почувствовала. Не знаю, чем я была в этой пустоте – куском эктоплазмы или потоком энергии, но я явственно ощутила притяжение.
- А ведь становится светлее, - отметила я сразу же.
- Или мы привыкли, – голос швейцарки звучал совсем близко. – Марийка, я думаю, сейчас нас потащат на Божий суд или что там вместо него.
- Может перерождение, - предположила я, прикладывая все силы, чтобы в этом потоке движения держаться возле Евы. При том, что я ее не видела и двигаться могла лишь ограниченно задачка была та еще. - Я просто не думаю, что заслуживаю Рая или Ада. Никого не убивала, не воровала, чужие семьи не разбивала... Но и праведницей тоже не была.
- Значит чистилище? – предложила Ева, - не верю я в него что-то. Да и в райские кущи тоже. Родиться мне чую в Саудовской Аравии. Ведь ничего стоящего в жизни не совершила. А мне ведь сдали почти одни козыри при рождении. Вот и ждет меня новая бесправная жизнь, когда ничего не зависит от меня. Чтоб ценила то, что прое... растратила.

- Ты правда в это веришь? – спросила я, - Какая ж ты после этого католичка?
- Не знаю, – отозвалась Бернар, - но чую отсутствующим сердцем, что ждет нас подруга западло.
- Оно у нас уже было, - фыркнула я, - эта самая немецкая группа. Откажись мы тогда, не было бы чего праздновать, не было бы КАМАЗа и этого разговора тоже.
- Ну, ты еще скажи, что упади в детстве Андрею кирпич на голову, он бы эту фирму не открыл, и мы бы с тобой не встретились. Нет, дорогая, все идет так, как должно быть. Посмотрел Господь на нас таких умных и красивых бабочек и решил, что хватит, налетались. Муравьями не стать и даже рожать их не захотели.
Впереди вдруг появился круглый светящийся проем.
Я глубоко вздохнула и ускорила свой полет.
- Двум смертям не бывать, одной не миновать. Надеюсь, в следующей жизни встретимся, Ев.
- Взаимно, подруга, - промурлыкала Эванджелина почти рядом со мной, и я, наконец, увидела то, что из себя представляла моя спутница: подвижную амебообразную субстанцию темно-зеленого цвета.
- А ты темно-синяя, - просветила меня Ева. – Но это все фигня, потому что мысли друг друга мы читаем по-прежнему.
Мы уже подлетали к тому, что я считала «воротами» как навстречу выпорхнула темная клякса. Я ощутила что-то схожее с ударом тока (был в моей жизни такой эпизод) и провалилась в портал, все еще вопя от боли. Вот только не спрашивайте у меня, что может болеть у амебы, и чем она может кричать.


   >>  


Подписаться на фанфик
Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.




Top.Mail.Ru

2003-2022 © hogwartsnet.ru