Ой, а у меня там плюшки! автора Гостья_из_сказки    закончен   Оценка фанфикаОценка фанфика
Почему не стоит отвлекать мага, когда он колдует
Аниме и Манга: Axis Powers Hetalia
Дания, Норвегия, Исландия, Швеция, Финляндия
Общий, Юмор || джен || G || Размер: мини || Глав: 1 || Прочитано: 3596 || Отзывов: 0 || Подписано: 0
Предупреждения: ООС
Начало: 01.05.13 || Обновление: 01.05.13

Ой, а у меня там плюшки!

A A A A
Шрифт: 
Текст: 
Фон: 
Глава 1


Не по-весеннему холодное небо уводило мысли вдаль, воскрешая в памяти картины давно минувших событий. Войны и набеги, победы и поражения, договоры, союзы, интриги ярким и болезненно-пёстрым калейдоскопом сменяли друг друга. Сколько прошло лет, а ощущения и воспоминания не затёрлись, не потеряли былую силу. Память – великий дар и вечное проклятие воплощений стран. Сколько бы эпох ни было отпущено государству, воплощение помнит всё произошедшее, потому что просто не может забыть этого.

Тишина заброшенного местечка, нарушаемая только шелестом набегающих волн, казалось, таила в себе если не решение всех проблем, то хотя бы подсказку. Ветер, никогда полностью не затихающий у самой кромки воды, мягко перебирал страницы старой книги, которую маг читал раньше, а теперь оставил на большом валуне. Взгляд рассеяно скользил по пергаменту, выхватывая отдельные фразы и предложения, и вдруг остановился на одном заголовке. «Холодное сердце».

Маг задумался. Это древний, сложный и не самый полезный ритуал. Он относится к ментальной магии и позволяет восстановить в памяти события чёткими последовательными картинами, а ещё он «укрывает» эти воспоминания прожитыми годами, притупляет их яркость. Человек чётко помнит то, что случилось, но ещё более ярко он осознаёт, как давно произошло всё это. Именно за такой успокаивающий, «охлаждающий» эффект ритуал получил своё название.

Чародей фыркнул. Ветер, конечно, тот ещё советчик, но, может, древняя магия этих заповедных мест решила подсказать решение своему непутёвому чаду? В принципе, он ничем не рискует, да и необходимые компоненты достать несложно. А если всё получится, он выиграет некоторый запас душевных сил, которые не придётся тратить на постоянное поддержание маски невозмутимости и холодной отрешённости, к которой окружающие привыкли за последнее время.

Ветер снова зашелестел книгой и бросил несколько холодных капель в лицо, словно подгоняя совершить задуманное. Лёгкие брызги снова возродили в памяти картины беспокойного прошлого: морские походы и войны на суше, охваченные огнём и смертью города, и свои, и чужие, взлёты и падения, и та цена, которую приходилось платить за них. Нет, если прошлое удастся немного успокоить в своей душе, от этого только лучше станет. Маг забрал книгу и поспешил в дом.


***

Старинный приземистый особняк, конечно, не был ровесником воплощения страны, но вот последствия его увлечения магией терпел регулярно. Казалось, камни, из которых он был построен, уже пропитались волшебством и поддерживали хозяина в его магических изысканиях.

В точных выверенных движениях, которыми маг наносил рисунок пентаграммы и древние руны, в той небрежной легкости, с которой он готовил сложное зелье, сквозил многовековой опыт. Древние, подвластные немногим избранным силы заклубились в колдовском полумраке подвала. Одно из таинств разворачивалось под старинными сводами.

За дубовой дверью послышался шум. Кто-то отчаянно колотил рукой, а может, и ногой в крепкие доски.

- Сворачивай своё колдовство! – маг услышал голос брата. В принципе, он и не сомневался в личности того, кто так бесцеремонно может соваться в ритуал.

Маг покачал головой, и отблески колдовского света заплясали по светлым волосам. Может, если его игнорировать, неугомонный братец уйдёт сам, не дождавшись нужной реакции. Но стук не прекратился. Хм, сколько нужно времени этому шумному созданию, по странной иронии судьбы тоже являющемуся воплощением страны, чтобы сообразить, что дверь открывается наружу, и ломиться в неё бессмысленно?

Ритуал шёл своим чередом, зелье доваривалось в небольшом котелке, а руны вокруг старого медного треножника уже сменили яркое зелёное свечение на мягкое жёлтое. Ещё десяток минут, пара заклинаний – и зелье будет готово.

Но нарушитель спокойствия не исчез. Со скрипом дверь распахнулась, и в проёме появился встрёпанный долговязый силуэт.

- Колдуешь? – в голосе прозвучали скептические нотки.

- Тебе чего? – сейчас уже не было необходимости следить за процессом приготовления, и можно было отвлечься на брата.

- Ничего, - тот пожал плечами. – Все собрались, а ты снова закопался в свою магию. Идём обедать, - он эффектно развернулся, но при этом умудрился задеть полку, висящую на стене рядом с дверью и опрокинуть какие-то колбы. Отпрыгнув в сторону, бедолага споткнулся обо что-то и влетел спиной вперёд в пентаграмму, опрокинув на себя и магический узор недоваренное зелье.

- Хенрик!!! – вопль Кетиля прокатился по подземелью. – Ты что творишь?!

В этот момент произошёл небольшой взрыв.


***

Воплощения стран – живучие создания. Конечно, в произошедшем было мало приятного, но и серьёзных последствий, на первый взгляд, не было.

Дым рассеялся, и Хенрик, пару раз тряхнув головой, стал выбираться из-под каких-то обломков.

- Ну, вот что ты натворил? – голос Кетиля прозвучал очень странно, и Хенрик поспешил к брату.

Увиденная картинка заставила его сначала замереть, а потом согнуться в приступе хохота. Норвегия выпутался из собственного плаща и бросил гневный взгляд на Данию. Это произвело бы большее впечатление, если бы Кетиль не превратился в ребёнка лет семи.

- Как ты умудрился такое натворить? – взвился обычно невозмутимый Нор.

- Это твоё колдовство – значит, ты и должен знать, - Дания пожал плечами. – Ладно, не злись, что-нибудь придумаем. А сейчас тебе нужно подобрать подходящую одежду, - он не сдержал смех: Кетиль превратился в ребёнка, а одежда осталась прежней, поэтому Норвегия буквально тонул в рубашке и плаще.

Однако улыбка быстро погасла, наткнувшись на обещание мести, что появилось в синих глазах.

- Я тебя сколько раз просил не лезть в магию? Ты же знаешь о ней лишь из сказок, - в голосе Нора прозвучали едва заметные обречённые нотки. Дальше Кетиль скорее размышлял вслух, чем обращался к брату. – Этого просто не могло произойти! Тем более что под магию попал ты, а превратился почему-то я! Что теперь делать? – тихо вздохнул он.

- Ну, для начала перестать паниковать, - Хенрик стал серьёзнее. – Идём к остальным и вместе подумаем.

«Хотя странно, что они до сих пор не спустились посмотреть, что взорвалось», - мелькнула в голове Дании мысль.

Нор повернулся к выходу, но зацепился за что-то и чуть не упал. Хенрик поймал его и взял на руки, не слушая возмущенных протестов брата. Его эта ситуация забавляла, да и сердитое выражение на детском лице вызывало улыбку.

- Ты хочешь упасть с лестницы, также запнувшись обо что-то? – спросил Хенрик. – Ну вот, и не шуми тогда.

Всю дорогу до комнаты Норвегии Дания слушал, что брат думает о нём и о его «талантах». Оставив Кетиля в комнате, Хенрик поспешил в гостиную, где его ждали Исландия и Швеция с Финляндией. Странный шум, доносившийся оттуда, заставил ускорить шаги. Внутренний голос подсказывал, что неприятности на сегодняшний день ещё не закончились, так что картина, которую застал Дания в гостиной, не обрадовала его, но и не очень удивила. Вместо взрослых стран в комнате были дети. Бервальд выглядел ровесником Кетиля, а Тино и Халлдор – немного младше, лет на пять. Увидев Хенрика, они кинулись к нему за объяснениями, предсказуемо запутавшись в ставшей слишком большой одежде.

«Что же мне с вами делать?» - в некоторой панике думал Дания, объясняя воплощениям стран, что случилось, при этом отчаянно пытаясь умолчать о своей роли в произошедшем.

Немного успокоив эту троицу, Хенрик поспешил к Кетилю. Тот уже переоделся и теперь скептически разглядывал своё отражение в зеркале. Длинная футболка, достающая до колен, была подхвачена каким-то шнурком на поясе. Слишком широкие носки, собирающиеся в складки на тонких щиколотках, довершали образ.

- Не переживай, длинные туники тебе всегда были неплохо, - улыбнулся Хенрик и, увернувшись от пущенной в него какой-то скомканной тряпки, уже серьёзным тоном добавил: - У нас неприятности. Остальные тоже превратились в детей.

Кетиль только покачал головой, пытаясь понять, как подобное могло произойти.


***

Через десяток минут страны сидели в гостиной и пытались выяснить, что случилось и как это можно исправить, но детское обличие стало сказываться на их поведении.

- До того, как попасть в твою пентаграмму, я думал, что мы нечасто собираемся вместе, а сегодня встретились. Поэтому и пришёл тебя поторопить, - объяснил Хенрик, надеясь, что это как-то поможет Кетилю разобраться в последствиях колдовства.

- Думал он, - буркнул Норвегия. – Прежние времена вспоминал.

Нет, конечно, вероятность того, что ритуал, настроенный на сознание объекта, при нарушенном проведении спроецировал картину на реальность, есть, и немаленькая. Но почему тогда Хенрик не превратился в ребёнка? Или магия не увидела особой разницы? Кетиль пока не знал ответы на эти вопросы, да и сосредотачиваться на проблеме с каждой секундой становилось всё сложнее.

Ис первым потерял интерес к происходящему и попытался залезть на подоконник, чтобы дотянуться до устроившегося там тупика. Птица оказалась не в восторге от этого и перелетела на книжную полку. Обиженный такой несправедливостью Халлдор замер на несколько секунд, а потом продолжил попытки добраться до несговорчивого пернатого. Залезть на полку оказалось проще, чем спуститься обратно, и Хенрику пришлось снимать Халлдора оттуда.

Тем временем Норвегия и Швеция успели поссориться из-за чего-то. Разнимать драку опять-таки пришлось Дании. Только Тино тихо сидел в кресле, подобрав под себя ноги, и разглядывал какую-то книжку.

- А в духовке плюшки остались, - задумчиво протянул он, когда Хенрик, уже порядком уставший следить за детьми, откинулся на спинку кресла.

Будто в подтверждение этих слов из кухни запахло горелым, и скандинав кинулся устранять последствия. Разглядывая безнадёжно испорченную выпечку, Дания подумал, что малышей надо чем-нибудь покормить, благо обед был готов.

Много ли времени надо, чтобы оставить противень на столе и открыть форточку? Но Ису этих секунд хватило, чтобы попытаться утащить плюшку: малыш ещё не оставил попыток приманить тупика. Хенрик перехватил его в последний момент.

- Халли, ты сегодня меня до инфаркта доведёшь, - Дания покачал головой. – Зачем ты полез в горячее?

- Пуффин прячется, а я хочу поиграть с ним, - признался Исландия.

- Думаешь, его заинтересует сгоревшая плюшка? Сейчас мы пообедаем, а потом придумаем, как поймать твою птицу, - пообещал Хенрик.

Он был удивлён: обычно довольно замкнутый и неразговорчивый Халлдор оказался беспокойным непоседливым ребёнком, норовящим всё время залезть куда-нибудь. Скандинав понял, что без помощи ему не обойтись. Только вот к кому обратиться? Его размышления прервал грохот и звук разбитого стекла.

- Что они ещё натворили?! – взвыл Хенрик. Терпением он никогда не отличался, а сейчас вообще был на нервах. Не так часто он сталкивался с трудностями, к которым не представлял, как подступиться.

Забрав Халлдора с кухни, Дания поспешил в гостиную. Около окна на полу среди осколков вазы валялась картина, которая до этого лет двести спокойно висела на стене. Сломанная рама перекосила полотно с морским пейзажем. Бардак распространялся по дому с удивительной даже для Хенрика скоростью.

- Картина упала, - невозмутимо глядя на Данию, сказал Нор.

- Вижу, - со вздохом ответил тот. – Только потом не спрашивай с меня за погром в доме.

- А ещё мы хотим есть, - вмешался Бервальд.

- Идёмте, - улыбка получилась немного вымученной.

Мытьё рук перед едой тоже прошло не просто. То ли случайно, то ли намеренно Норвегия облил Данию и Финляндию.

- Извини, я нечаянно, - сказал Кетиль Тино и окинул Хенрика оценивающим взглядом. Месть, конечно, «подают холодной», но упускать такой шанс Нор не собирался. Дания понял это и тихо вздохнул: зная характер брата, на мирный исход можно было не рассчитывать.

Усадив малышей за стол, Хенрик стал проверять содержимое кастрюль и сковородок, что стояли на плите. Рыбу с каким-то соусом пришлось оставить: костей много, а вот в одной кастрюле оказался суп-пюре.

- Сейчас поедим, - улыбнулся Хенрик, разливая по тарелкам аппетитно пахнущую еду. Остальные страны тоже весьма заинтересовались супом. – Кетиль, а кто сможет помочь тебе разобраться с заклинанием?

Норвегия задумался. Самым простым вариантом были Румыния и Англия, но у Штефана совсем другая направленность магии, а колдовство Артура часто даёт непредсказуемый результат. Но Кёркланд неплохой теоретик, и библиотека у него обширная, так что дельный совет дать он может.

- Позвони Артуру и попроси его приехать сюда, - ответил Нор.

Искренне надеясь, что за минуту дети не разнесут кухню, Хенрик сбегал за телефоном. Стараясь не упускать никого из вида, он набрал номер. Мобильник Кёркланда был отключен, а вот домашний телефон после пары десятков длинных гудков ответил.

- Привет, Скотт, - поздоровался Хенрик, когда ругань по поводу надоедливых звонков на том конце провода стихла. – Артур дома? Не могу до него дозвониться.

- А, это ты, Дания. Что хотел? – судя по голосу, шотландец был не в духе.

- Артура ищу, он мне срочно нужен.

- Не с кем выпить? – ухмыльнулся Скотт.

- Если бы, - вздохнул Хенрик. – Для этого компания всегда найдётся. Нет, мне он по делу нужен.

- Ну, тогда позвони вечером: он сейчас у своей королевы, - язвительно протянул Шотландия. О том, что это и его королева, рыжий старался вспоминать как можно реже.

- Ясно, - скандинав нервно постучал пальцами по столу. – Не мог бы ты передать ему, что я звонил? У меня здесь такое творится, - нотки отчаяния, прозвучавшие в голосе, не позволили Скотту просто послать бывшего викинга.

- Ладно, - согласился Шотландия. – Если увижу, передам.

В этот момент Бервальд, слишком резко повернувшийся к Кетилю, локтем сбил тарелку, разливая остывший суп по столу и полу. Перепачкаться хватило всем: Швеции, Норвегии и Финляндии. Дания свою порции получил, когда стал убирать бардак и случайно зацепил тарелку Кетиля.

Пока эти четверо были заняты, Исландия увидел, что рядом с разделочным столом, на котором лежал давно остывший противень со сгоревшими плюшками, стоит табуретка. Забраться на неё оказалось делом нескольких секунд. Ис разочарованно покрутил в руках то, что должно было быть едой: Пуффин точно не согласится это пробовать. Почерневшие кусочки теста только испачкали маленькие ладошки, зато его внимание привлёк яркий красный чайник, стоящий на плите. Одно раздосадовало ребёнка: табуретка стояла слишком далеко, и дотянуться до новой игрушки возможности не было.

- Халли, слезь, пожалуйста, - попросил Дания, всё ещё убиравший последствия полёта двух тарелок. Ис нехотя послушался.

- В шкафчике у окна должно быть печенье, - сказал Кетиль: суп был вкусным, но захотелось чего-нибудь сладкого.

Хенрик поставил чайник и достал пачку печенья. Устало вздохнув, он сел к столу, обдумывая, что делать дальше. Артур появится не раньше вечера, к тому же вряд ли они с Кетилем сразу смогут расколдовать воплощения, значит, ещё какое-то время страны будут детьми. Дания понял, что ему срочно нужна чья-нибудь помощь: с момента превращения не прошло и часа, а ему уже кажется, что он сошёл с ума. Что будет дальше, скандинаву было жутко представить.

Чайник весело засвистел, и Хенрик встал заварить чай, не заметив заинтересованного блеска в глазах Исландии. Оставив на разделочном столе чашки с чаем, чтобы он немного остыл, Дания обернулся к столу, где делёж добычи – печенья – шёл слишком громко. Намечающуюся ссору удалось предотвратить, но Халлдор снова куда-то пропал. Хенрик обернулся и ужасом увидел, что Исландия тянется к горячему чайнику, оказавшемуся слишком близко к краю, к тому же неровно стоящему на плите: хватит небольшого толчка, чтобы опрокинуть его, а Ис почти дотянулся до яркого эмалированного бока. Чайник опасно накренился.

Единственное, что успевал Хенрик – это вытолкнуть ребёнка из-под обрушившегося горячего потока, принимая его на себя.


***

Но вместо кипятка на руки и ноги на лицо полилась холодная вода. По щеке ощутимо хлопнули, и скандинав открыл глаза. Над ним, нахмурившись, склонился Кетиль, взрослый и чем-то весьма недовольный. Хенрик расплылся в улыбке: раз одного расколдовали, значит, и остальных тоже, и ему теперь не придётся следить за детьми.

- Очнулся? – сияющая физиономия брата вызывала раздражение: Ритуал сорвал, подвал опять ремонтировать придётся, да и, если честно, напугал он Кетиля, потому что привести Хенрика в сознание оказалось непросто. – Вот кто тебя просил вмешиваться, когда я колдую?

- А что случилось? – поморщившись, Хенрик поднялся на ноги.

- А ты не помнишь? – за язвительностью было хорошо замаскировано беспокойство.

- Помню. Твоя магия как-то не так сработала, и вы… - начал рассказывать Дания, но оборвал фразу. – Ис! Ты в порядке? – с тревогой спросил он Халлдора, стоявшего в нескольких шагах от них.

- Я-то в порядке, - со странной смесью удивления и подозрения протянул Исландия. «А вот ты – вряд ли», - осталось непроизнесённым.

- Что произошло? – в дверях появились Швеция и Финляндия.

- Как я рад вас видеть! – вместо ответа улыбнулся Хенрик. Он был действительно счастлив, что тот кошмар остался где-то там, и теперь буквально искрил этими эмоциями.

- Ой, у меня там плюшки, - под благовидным предлогом отступил Тино: его несколько пугало такое поведение Дании, а Хенрик, услышав эту фразу, сначала вздрогнул, а потом рассмеялся. Халлдор тоже предпочёл ретироваться.

- Что с ним? – удивился Бервальд.

- Последние мозги взрывом отшибло, - махнул рукой Кетиль. – Скоро оклемается.

- А помните… - Хенрик словно не слышал последних реплик братьев: расплывшись в улыбке, скандинав ударился в воспоминания.


Подписаться на фанфик
Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.




Top.Mail.Ru

2003-2024 © hogwartsnet.ru