Путешествие Нимфадоры в загробный мир и прочее автора Конкурс "По секрету с того света"     закончен   Оценка фанфикаОценка фанфика
Саммари: Нимфадора Тонкс всегда считала, что смерть станет её последней неудачей, а Игнотус Певерелл искренне верил, что его уже ничего не удивит.
Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
Нимфадора Тонкс, Игнотус Певерелл
Общий || джен || PG || Размер: мини || Глав: 1 || Прочитано: 2628 || Отзывов: 32 || Подписано: 0
Предупреждения: Смерть главного героя, AU
Начало: 29.11.13 || Обновление: 29.11.13

Путешествие Нимфадоры в загробный мир и прочее

A A A A
Шрифт: 
Текст: 
Фон: 
Глава 1


ВНИМАНИЕ. Голосование проходит в комментариях к фанфику. Оцените текст по трем критериям:
1. общее впечатление
2. стиль
3. сюжет и соответствие теме
в баллах от 0 до 5
Спасибо!


Название: Путешествие Нимфадоры в загробный мир и прочее
Фандом: Гарри Поттер
Персонажи: Нимфадора Тонкс, Игнотус Певерелл
Жанр: общий
Тип: джен
Рейтинг: PG
Размер: мини
Предупреждения: канонная смерть главного героя, АУ
Саммари: Нимфадора Тонкс всегда считала, что смерть станет её последней неудачей, а Игнотус Певерелл искренне верил, что его уже ничего не удивит.


Нимфадора Тонкс всегда считала, что вся имеющаяся у человека удача достается ему при рождении. Кому-то больше, кому-то меньше - кусок, который выпал Тонкс был, по ее мнению, весьма неплох. Только вот большая его часть тут же обернулась уникальным магическим даром. Именно поэтому, считала Тонкс, ей так не везло.

Такая интерпретация невзгод устраивала Нимфадору гораздо больше, нежели скучные и будничные фразы вроде "я просто неуклюжая дура", которые она высказывала зеркалу после очередной неудачи.


Все проявления стихийной магии у юной Нимфадоры заканчивались многочисленными разрушениями и травмами. К тому же, на протяжении первых десяти лет жизни Тонкс умудрилась подхватить множество разнообразных болезней, побороть которые получилось только благодаря метаморфмагии.
А еще она люто ненавидела свое имя.

С очередной неудачи началось ее обучение в Хогвартсе: дочь слизеринки и равенкловца, она попала на Хаффлпафф. На тот момент Тонкс уже достаточно хорошо владела собой и своим даром, чтобы не разрыдаться в ответ на аплодисменты.
А по пути в гостиную факультета она споткнулась и впервые сломала правую ногу.

Неудачи не отступали и во время обучения. Больше всего их встретилось за дверями в кабинет зельеварения, к огромному неудовольствию его хозяина. Во многом благодаря Нимфадоре и так особо не блещущий Хаффлпафф семь лет подряд занимал последнее место в сражении факультетов.
Наверно, именно из-за всех своих неудач пятикурсница Тонкс выбрала профессию, в которой необходимы собранность, осторожность и удачливость. Профессор Спраут только вздохнула, когда услышала о решении своей непутевой ученицы.
А на выпускном балу Тонкс запуталась в полах своего платья, упала и в пятый раз сломала правую ногу.

В школе авроров под бдительным присмотром Аластора Грюма Нимфадора научилась когда-то недосягаемым аккуратности и внимательности, которые, впрочем, исчезали, как только она снимала с себя униформу.

Несмотря на все успехи Тонкс, невезение не думало отступать. Стоило Нимфадоре немного расслабиться и решить, что всё не так уж плохо, оно поспешило проявить себя в виде заклинания Беллатрисы и зацепившейся за что-то мантией не дало Тонкс возвести щит.

А потом ее угораздило влюбиться в оборотня с заниженной самооценкой. Романтическим прогулкам под полной луной в сопровождении симпатичного аврора она предпочла изуродованные болью и страхом за любимого дни и ночи.
От прыжка с маггловской высотки ее спасли хаффлапаффское упорство и аврорская выдержка.

А потом, когда личная жизнь была приведена в порядок (с поправкой на войну), и Тонкс опять поверила, что все будет хорошо, невезение вновь дало о себе знать ярко-зеленой вспышкой света.

Нимфадора Тонкс всегда считала, что смерть станет последней ее неудачей. Но даже в этом она ошибалась.


Пейзаж выглядел крайне однообразно: море желтоватой травы размеренно колыхалось по обе стороны от дороги, судя по потрескавшемуся камню, весьма старой. Конца самой дороги, посреди которой я оказалась, не было видно.

Мысли отказывались принимать форму, отличную от беспорядочных образов. Голова ужасно кружилась, я не могла понять, где я, куда я направляюсь или что я здесь делаю.

Нужно собраться. Вспомнить. Я прикрыла глаза и постаралась расслабиться.

О, Мерлин. Я же… Нет, я не… О, Мерлин. Но…

Рука непроизвольно задвигалась в поисках хоть какой-то опоры, но, как ни странно, пальцы только беспомощно хватали воздух.

Какая, фестрал ее задери, опора, Тонкс? Ты мертва! Мертва.

- Мертва, - произнести это оказалось вполне легко, пусть и пересохшими губами.

Что делать дальше? Как по мне, ситуация предполагала не так много вариантов развития событий. Не желая вступать в жаркие споры с антуражем, я медленно двинулась вперед.

При жизни мне почему-то всегда казалось, что мертвые должны быть крайне терпеливыми существами. Я не про призраков, конечно, они ведь все-таки не совсем мертвы. Но, если меня уже можно было считать совсем мертвой, я ошибалась: мне начала надоедать эта прогулка. Пусть ни жажды, ни голода, ни усталости я не ощущала, некоторое чувство времени все-таки еще сохранилось. И я была уверена, что иду уже достаточно долго, чтобы начать сомневаться в правильности своих действий.

И вот вместо очередного шага, я (не без сожаления, удивившего меня саму) оторвала полосу ткани от своей мантии. Черная тряпка, придавленная небольшим булыжником, осталась за моей спиной.

Но ненадолго.

Если честно, я почти не удивилась, когда увидела темную точку впереди. Вскоре мои подозрения подтвердились. На дороге лежал оторванный мною лоскут. Он мог бы и извиниться за подобное поведение.

Толком не представляя, что делать дальше, я уперлась взглядом в кусок ткани и пошла спиной вперед. Стоило ему исчезнуть за горизонтом, как я споткнулась о… ну а обо что я могла споткнуться?

Следующим пунктом в моем списке значилась прогулка по полю. Но тут даже не пришлось ходить от горизонта до горизонта: буквально через несколько шагов я уткнулась в невидимую преграду, благо она не была твердой. Прижав руку к “стене” - пальцы обдуло теплым ветром - я направилась вдоль препятствия, уговаривая себя не терять хладнокровия. Но надежды найти что-нибудь вроде бреши не оправдались.

Видимо, мне придется признать это. Я тут застряла и не имею ни малейшего представления о том, что мне делать дальше.

Долгий взгляд куда-то в желтое поле травы только вселил еще больше уныния. Меня ужасно угнетал этот цвет. Мне почему-то казалось, что я точно заслужила нормальной, сочной и зеленой травы.

При жизни я не отступалась от своего. Каждый раз, когда уже взрослой мне хотелось опустить руки, Грюм ворчливо бормотал что-то про не сдаваться и отдохнуть и после смерти успеем. Поэтому здесь я рухнула на землю и расплакалась.

- Милая, тут бесполезно предаваться горю, - мои рыдания прервал негромкий голос. Рядом, оперевшись на сучковатый посох, присел мужчина средних лет в крайне потрепанной мантии серого цвета, капюшон которой скрывал его лицо - Вам нужно идти. Вперед, назад - куда угодно, но тут задерживаться не стоит, поверьте моему опыту.

- Я так и поняла, - пробормотала я в ответ. Было настолько нерадостно, что у меня даже не возникло желания сдернуть его капюшон.

Неожиданный собеседник отвечать ничего не стал. Когда пауза затянулась, я все-таки решила прервать молчание (надо признать, что он меня все-таки заинтересовал):

- Кто вы?

- Тот, кто был слишком любопытен при жизни, - он печально улыбнулся и небрежным движением скинул капюшон.

Мне казалось, что под капюшоном вовсе ничего и не будет, а если будет, то какая-нибудь жуткая звериная морда, но ничего необычного я, к счастью или сожалению, не увидела. Его вытянутое лицо показалось мне крайне уставшим, в глаза сразу бросались глубокие морщины вокруг рта и на лбу. Но я все равно почувствовала в нем что-то крайне притягательное. О моей слабости к потрепанным мужчинам постарше уже знают все миры?

Ох, мне же нужно ответить.

- А я Тонкс.

- Будем знакомы, мисс Тонкс, - мужчина протянул мне руку. Оказывается, пыльно-серый цвет его мантии придавала именно пыль.

- Миссис Люпин, - быстро и уже по привычке поправила я, сжимая его ледяную ладонь. Вроде, он не заметил моей дрожи. - Была ею при жизни.

- Здесь это уже не имеет значения, - он покачал головой. - Так причина ваших слез - расставание с любимым?

Я растеряно посмотрела на свои перепачканные колени и припомнила недавние размышления. В этот раз меня, к моем удивлению, пробрал истерический смех.

- Вы знаете… - я шумно втянула в себя воздух, пытаясь перевести дух. - Я видела, как убили мужчину, которого я безумно люблю. Мой сын, судя по всему, стал сиротой. И где-то там, где лежит мое тело, уже, может быть, проиграна война за все то, что я ценила. А в итоге я сижу тут и рыдаю, из-за цвета травы.

Пока я пыталась побороть новый приступ смеха, мужчина внимательно разглядывал дорогу.

- Миссис Тонкс-Люпин, здесь происходит что-то неправильное, - обеспокоенно сказал он. - У дороги должен быть конец. Он всегда есть.

- Дайте угадаю, - мои губы невольно растянулись в горькой ухмылке, - мне опять крупно повезло?


- Я попробую выяснить, чем вам можно помочь, - мужчина поднялся и ткнул посохом в невидимую стену.

Нельзя же так бросать меня без объяснений!

- Подождите! - я вскочила следом и схватила его за локоть.

- Да?

- Мой муж… Я еще могу его увидеть? - я дала шанс очередному проблеску надежды, из тех, что окружающие мгновенно гасили.

- Вполне возможно, - собеседник улыбнулся, видимо, мое воодушевление отразилось на лице. - Если он не какой-нибудь упырь или вурдалак, конечно.

Ладно, это было очень неприятно. Лучше бы он дал мне под дых. Можно даже трижды.

- Оборотень, - как можно спокойнее ответила я.

Мужчина пожал плечами.

- Оборотни сюда не попадают. У них черные сердца.

Все еще крайне неприятно. Но ведь не он же в этом виноват? В аврорате нас учили не лезть с кулаками на невиновных. Хотя кто станет держать невиновного в… тут?

Три удара посохом о незримую преграду, и незнакомец исчез, оставив меня наедине с весьма обширной гаммой эмоций.

Я ощутила ужасную потребность себя чем-нибудь занять. Интересно, мертвые могут свихнуться от переизбытка чувств? Думаю, с проверкой этого можно еще немного повременить.

Я опять уселась на землю, сорвала несколько травинок и, не отдавая себе отчета в разумности действий, принялась медленно отрывать от них мелкие кусочки.

- Любит, не любит, любит...

- Вы были правы, мисс Тонкс, - во второй раз мужчина появился так же бесшумно. - Вам крайне повезло.

- М-м-м? - я без особого желания оторвалась от очередного стебелька. Любопытство все куда-то испарилось.

- Дорогу, на которую вы попали, временно замкнули из-за разбирательств с душой, что попала сюда до вас. Слейф… Снегг… Снейп, вот. И имя не лучше.

На это стоило как-то среагировать, но желания не было никакого, поэтому я просто сказала:

- О да. С его душой можно очень долго разбираться.

Мужчина лишь пожал плечами.

- А мне-то что делать?

- О, вам не стоит переживать. Как только они, - он неопределенно махнул рукой, - разгребут свои проблемы, вы сможете идти.

Собеседник задумался.

Мне ужасно хотелось спросить у него, что будет дальше. Потому что я вдруг поняла, как мне страшно. Только вот хотелось ли мне слышать ответ?

Я обхватила руками колени, пытаясь унять дрожь. Авроры не боятся смерти. Меня всегда страшила не смерть, а умирание. Что ж, самое время наверстать упущенное, Тонкс. Подрожим у подножия лестницы в небеса. Вдруг пронесет?

Ох, инфернал всё это раздери, я всегда злюсь, когда мне страшно. Ведь аврорам не положено бояться, так?

- Вас, - я аж подпрыгнула от его голоса, - простите, что так грубо отвлекаю от мыслей, - очень заметно, наверно, подпрыгнула, - разве не интересует, что будет дальше? Обычно все сразу пристают с вопросами.

Жаль, что я уже не успею научиться думать потише.

- Я не знаю… - промямлила я. О, Мерлин, мне срочно нужна целительная оплеуха.

- Не бойтесь, мисс Тонкс, - мужчина чуть ухмыльнулся. - Каждому достанется по его вере.

Последнее, чем мне хочется заниматься после… Хм, а после ли? То есть, я конечно мертва, но я ведь все еще не знаю, что будет дальше. Может, это “во время”? Или… нет-нет-нет, я только хотела сказать, что у меня нет ни малейшего желания философствовать. Ох, Тонкс, ты начинаешь себе противоречить. Хотя я никогда не сомневалась в наличии у смерти кучи неприятных последствий.

- То есть, вы мне не скажете? - я поняла, что любопытство все-таки пересилило страх. Главное не думать о том, что я в любом случае скоро все выясню… Треклятые фестралы! Ну, у меня почти получилось.

- Почему же? - он удивленно взглянул на меня. - Я уже всё сказал. Во что вы верите, мисс Тонкс?

А… Вопрос поставил меня в тупик.
Так вот почему так страшно.
Всю свою жизнь, я как наиупрямейшая ослица верила во что-то. В поступление на Гриффиндор, в Тонкс-прекрасного аврора, в любовь Римуса, в победу добра. В то, что розовый цвет волос мне идет, в конце концов! А тут… я осталась без опоры. Правильно, какая, фестрал ее задери, у мертвого опора. Теперь я еще и отвечаю себе задолго до того, как у меня возникнет вопрос.

- Я не знаю… А какого цвета у меня волосы? - я подняла взгляд на собеседника. Он чуть улыбнулся и покачал головой.

- Мисс Тонкс, я уверен, что вы и сами прекрасно знаете.

Я почему-то сразу поняла, что ответил он на обе мои фразы. Легче от этого не стало. Я с печальным вздохом окинула взглядом желтый простор, расстилавшийся передо мной. Обида на желтизну травы никуда не делась. В голову лезли обрывки речей Грюма про смерть. И мы ведь ему верили. Усмехались, отмахивались, но верили. Пусть Грюм был параноиком с палкой в за…мену ноги, ошибался он чрезвычайно редко. А ошибался ли?

- Я верю в покой, - неожиданно для себя самой ответила я. - Я верю в то, что смогу, наконец, выспаться.

В голове это звучало гораздо лучше, честно.

- Скажу вам, что ваши суждения гораздо мудрее, чем вера в многоголового монстра, который откусит вам голову во имя себя любимого, - все еще с улыбкой на лице сказал мужчина.

- И что, действительно откусывает? - почти радостно поинтересовалась я.

- Все-таки некрасиво так откровенно совать нос в чужую личную жизнь.

Я прыснула. Страх еще не ушел, но легче стало.

- Мисс Тонкс, я бы хотел попросить вас об одолжении, которое я вряд ли оплачу, - произнес пыльный незнакомец после некоторых раздумий.

Интересно, у многих на пути в мир иной возникает столько интриг?

- Я выслушаю вашу просьбу. Но мне крайне любопытно узнать ваше имя, - я искренне надеялась, что он соизволит представиться сам, но ждать надоело. Да и время поджимает.

- Имя… Уже семьсот лет никому он не было интересно. Должно быть, я к этому привык. Приношу свои извинения, мисс Тонкс, - он чуть склонил голову. - Игнотус Певерелл.

- Очень приятно, мистер Певерелл. Так что за просьба?

- Вы, мисс Тонкс, оказались в весьма уникальной ситуации. Вы уже не живы, но еще не совсем мертвы, что дает мне возможность с вами общаться, а у вас остается связь с миром смертных…

- Связь? - удивленно перебила его я.

- Выбор, - он, кажется, тоже удивился, будто и не подозревал, что об этом можно не знать. - Любой умерший может вернуться в мир смертных в форме призрака.

Меня как молнией ударило. Ведь я могу вернуться… Присматривать за Тедди…

- Но вы, - с нажимом продолжил Игнотус, - мисс Тонкс, разумеется помните, что призрак - всего лишь неполноценный отпечаток человека, который концентрирует в себе представления окружающих об умершем, и что вечное существование в таком виде рано или поздно станет мукой для любого?

А он умеет ненавязчиво аргументировать.

- Конечно помню, мистер Певерелл.

- Так вот. Вы связаны с миром смертных, но чтобы стать призраком вам нужно пройти через соответствующую дверь. Зато я, пользуясь вашей связью, могу перенести нас обоих к живым. Это не будет считаться вашим выбором и вас вернут назад, когда все уладится.

- Вы хотите отправиться со мной вниз? - нетерпилово спросила я.

- Вниз? С чего вы взяли, что мы наверху, мисс Тонкс? - ухмыльнулся Певерелл.

Кажется, я должна была с радостью соглашаться. Еще несколько минут жизни. Ветра, камня, тепла… Трупов, плача, запаха крови? Еще несколько минут войны, которую я уже проиграла. Но мне нужно знать, чем все окончилось. Я быстро поднялась на ноги. А в чем интерес Игнотуса?

- Почему вы хотите туда?

- Жизнь, мисс Тонкс. Я заперт тут столько времени, - он вздохнул. - Я могу наблюдать за живыми. Это единственное, что я могу. Ждать, пока очередной великий ум умрет, чтобы перекинуться с ним парой слов.

- Что же, - я кивнула, - я согласна. А в качетсве расплаты за мою доброту, вы расскажете мне, почему заперты тут. Я очень люблю истории.

Певерелл таинственно улыбнулся, сжал мою ладонь (я опять вздрогнула от его ледяного прикосновения) и попросил закрыть глаза.

Я послушно зажмурилась и, как всегда перед аппарацией, сделала глубокий вдох. Когда холодные пальцы отпустили мою руку, я поняла, что мертвые не аппарируют. Но ничего, я еще привыкну.

Мы стояли в посреди Большого Зала. Игнотус с неожиданной прытью кинулся к разбитому окну и высунулся чуть ли не наполовину. Я не поняла, зачем ему окно - он мог точно так же подышать и через стену.

Я подошла к нему, стараясь смотреть исключительно себе под ноги. Мало ли, что тут можно увидеть. Но возбужденный шепот и растерянные улыбки нельзя было не заметить. Мы победили?

Странно. Игнотус вроде как наслаждался свежим воздухом, но я все так же ничего не чувствовала. Быть может, разные стадии смерти тому виной? Разные ведь?

- Моя история весьма банальна, - заговорил мужчина, - я и два моих брата были людьми науки. Нас крайне интересовали фундаментальные аспекты бытия: жизнь, смерть и магия. Мы много работали по отдельности, но однажды вечером, за чашечкой крепкого ивового чая, поняли, что только объединив усилия сможем добиться успеха. И мы были правы. Так на свет появились обладающие некоторыми особыми свойствами палочка, мантия и камень.

Он сделал паузу, позволяя мне переварить информацию. Крайне вовремя, надо заметить. Вряд ли до меня бы дошло, о чем речь, продолжи он свой рассказ сразу. Он же не шутит? Дементор меня обними!

- Дары смерти? Вы… персонаж сказки?

- Можно и так сказать. Сказку я слышал, она слишком уж сказочная. Но суть правильная, да, - он опять прервался, о чем-то раздумывая. - Меня больше всего интересовала смерть. После улучшения мантии-невидимки я был так вдохновлен успехом! - даже сейчас его глаза загорелись. - Я искренне верил, что разгадаю все ее загадки, что смогу контролировать ее магией, что смогу за ней наблюдать… Столько лет я сидел под мантией в своей хижинке, с кучей мертвых крыс: тела в одной банке, души - в другой… Мисс Тонкс, я понимал, что смогу дать людям выбор, где и как умирать, смогу переписывать судьбы… Но…

- Но? - с нетерпением переспросила я. Пусть его рассказ был жутковат и наводил на мысли о ужасных последствиях, сопереживание Певерелл вызвать смог.

- Но я умер, - ухмыльнулся он. - И получил то, во что верил. Возможность изучать смерть. Оказался обратно на дороге, когда прошел дальше. Понял, как наблюдать за смертными, как говорить с их душами. Стал видеть тех… существ, которые забирают души. Я называю их жнецами. Вот и вся моя история, - он натянуто улыбнулся.

- Это… крайне захватывающе, - абсолютно честно сказала я. - Вы, должно быть, устали?

- Вы правы, мисс Тонкс. За своими изысканиями я пропустил почти все, ради чего стоило жизнь. Я бы с радостью прожил жизнь заново. Без склянок, лабораторий… К тому же… Сколько ужасов могли бы принести мои изобретения, сделай я их? - Игнотус покачал головой.

С ним было сложно поспорить. Но от внимания аврора не ускользнет ни одна мелочь, поэтому я спросила:

- Вы выглядите достаточно молодо. Мне казалось, что младший брат прожил достаточно долго.

- Выбор, мисс Тонкс. Если вы становитесь призраком, то выглядите так, как вас видели другие. Если идете дальше, то становитесь таким, каким видели себя сами.

Это достаточно удобно. Особенно для всяких засранцев, что считали себя лучше и красивее всех вокруг.

Эта мысль заставила меня задуматься. Это ведь… Вера. А как же справедливость? Наказание за все плохое, что делал при жизни? Получается крайне нечестно.

Я озвучила свои рассуждения. Игнотус жестом велел следовать за ним.

- Обычно люди сами себя наказывают, - мы прошли сквозь несколько стен. - Справедливость относительна, мисс Тонкс. Как и награды с наказаниями. Смотрите сами.

Он остановился у трупа. Мне не нужно было много времени, чтобы узнать свою дражайшую тетушку. Впервые за все время, что я была тут с Певереллом, мне захотелось стать чуть менее бестелесной. Грюм вроде ничего не говорил про запрет на отвес пинка трупу своего убийцы.

Игнотус же делал странные жесты над ее телом. Через несколько секунд воздух подернула странная дымка, которая становилась все плотнее и плотнее. Вскоре перед нами образовалось самое настоящее окно, разве что занавесочек и горшка с геранью не хватает.

- Кажется, я немного переборщил с реализмом, - фыркнул мой спутник. - Это все влияние реального мира.

Он открыл окно и позволил мне туда заглянуть.

Пейзаж был похож на тот, что достался мне. Только трава вся сгорела. И была ночь. И дорога поновее. Ладно, пейзаж достаточно сильно отличался.

По дороге медленно, на трясущихся ногах шла Беллатриса. По ее перепачканным щекам текли слезы.

- Милорд… Я подвела вас… - шептала она.

- Вы действительно думаете, что она верит в то, что заслужила чего-то хорошего? - голос Певерелла отвлек меня от наблюдения за тетушкой.

Я промолчала.

- Она подвела своего Лорда. Даже то, что его не будет рядом для нее уже худшее наказание.

Беллатриса спотыкалась, падала, раздирая руки и колени об острые камни, давилась рыданиями и звала Волдеморта. Я смотрела на то, как она мучительно продвигается вперед и вспоминала, скольких людей она обрекла на мучения. Кажется, вот она, справедливость, надо бы порадоваться, но внутри что-то болезненно сжалось… Ох, Тонкс. Ты сочувствуешь своему убийце и просто сумасшедшему монстру. Но…

- Уберите это, пожалуйста, - прошептала я, отворачиваясь от окна.

- Только что вы были возмущены несправедливостью, теперь не хотите смотреть на справедливость… Я же говорил, мисс Тонкс. Все относительно.

- И вы можете сделать это для каждого умершего? - мое любопытство способно победить любое другое чувство.

- Да. Правда, не думаю, что будет разумно открывать ваше окно… Мы же не хотим бесконечной рекурсии?

- А как вы узнали, что именно она меня?.. - запоздало удивилась я.

- Я же говорил, у меня было много времени для детального изучения смерти, - ничего не прояснил ответом Певерелл.

Очень хотелось узнать, что произошло с погибшими близкими. Но я очень боялась, что потом мне захочется забыть увиденное. Вместо этого я выдала гениальное предложение:

- А можно посмотреть, что творится со Снейпом? Тем, из-за которого я застряла.

Певерелл улыбнулся. Видимо, прочувствовал всю мощь моей сообразительности.

- Нужно найти его тело.

Я слегка опешила.

- Но вы ведь нашли Беллатрису.

- Между убийцей и убитым есть связь, - спокойно ответил он.

Вот сразу так сказать нельзя было?

Я не имела ни малейшего представления, но разнообразить остаток своей недолгой жизни хотелось достаточно сильно. Поэтому мы быстрым шагом шли по коридорам замка. Я все еще старалась не смотреть по сторонам, опасаясь увидеть знакомые лица.

Но одно пропустить не удалось. Рыжую шевелюру Уизли вообще всегда можно приметить издалека.

Как и каждый раз при виде одного из близнецов, первый вопрос, которым я задалась был “Фред или Джордж?”.

Нет. Нет-нет-нет. Так… Так просто не должно быть. Я стояла, не в силах пошевелиться или оторвать взгляд.

Певерелл заметил мое… это же можно назвать замешательством?
- Вы хотите посмотреть на него?

Я кивнула. Вот сейчас мне нужна справедливость. Очень.

У Фреда трава была зеленая и сочная. Уже неплохо. Выглядел он мягко говоря нехорошо, грустная мина на лице шарму не придавала. Ну же, Фредди! Будь оптимистичнее. Я знаю, что ты можешь выдумать себе достойное развлечение длиною в вечность.

Он с сомнением разглядывал ручки на двустворной двери.

- Что такое? - я покосилась на Певерелла. Тот лишь пожал плечами.

Фред еще раз дернул за ручку. Дверь не открылась. Он попытался схватиться за другую, но его рука прошла сквозь металл, прямо как я сквозь стену. После нескольких неудачных попыток, он радостно ухмыльнулся и уселся рядом с дверью.

- Подожду тебя! - крикнул Фред куда-то в поле улыбнулся и прикрыл глаза.


Я уставилась на Певерелла в ожидании объяснений, но получила лишь загадочную улыбку.

Фред, кажется, был доволен, Игнотус тоже… Мне остается поверить в хэппи энд? Ну ладно.

Тело Снейпа мы нашли. Его левитировали в Большой Зал, к остальным телам. Профессор выглядел вполне мирно и даже не подозревал, какую подлянку мне устроил.

Игнотус долго размахивал над ним руками, но так ничего и не добился. Его это явно смутило.

- Понятия не имею, как это объяснить, - наконец признал он.

Настала моя очередь пожимать плечами. Месть сладка, говорите?

- А чем он занимался? - поинтересовался Певеррел.

- Ну… Вел зельеварение, пугал учеников, был боггарт его знает скольки кратным агентом у Дамблдора и Волдеморта… Еще прозябал в своей лачуге в этом… Паучьем тупике, - я поймала себя на том, что загибаю пальцы. - Наверно, он все-таки наш. Если его в Большой Зал несут.

- Паучий тупик… - пробормотал Певерелл. - Забавно. Там я последний раз видел одну из своих работ.

Почему я не удивлена?

- Правда, оно работало через раз, да и в свое тело он уже точно вернуться не сможет… Побочные эффекты… - скорее себе, чем мне, сообщил Игнотус.

Какое-то время мы оба молча созерцали бездыханное тело профессора.

Вдруг Игнотус вздрогнул и повернул голову направо.

- Мисс Тонкс, за вами совсем скоро придут. Боюсь, нам пора прощаться.

- Я никак не могу уйти достаточно далеко от тела, чтобы попрощаться с сыном?

Певерелл внимательно посмотрел на меня. Увиденное его, судя по всему, удовлетворило:

- Мы всегда можем попытаться, мисс Тонкс, - он протянул мне руку.

Я зажмурилась.

В этот раз путешествие было гораздо более ощутимым и менее приятным: нас болтало, трясло и, кажется, пару раз вносило во вполне ощутимые стены.

Но в итоге я оказалась в детской своего сына. Тедди, милый! Я бросилась к кроватке, чувствуя тугой комок в горле. Надеюсь, ты сможешь нас когда-нибудь простить…

- Я вас, пожалуй покину, - тихо произнес Певерелл, все это время стоявший у окна. - Осталось срочное дельце, которое требует крайней аккуратности.

- Спасибо вам большое, мистер Певерел! - пусть головой я понимала, что Тедди меня слышать не может, но страх разбудить его был сильнее, так что воскликнула я шепотом.

- Это вам огромное спасибо, мисс Тонкс, - улыбнулся Певерелл и исчез.




***

Мадам Помфри склонилась на телом профессора Снейпа. Самому худшему врагу она не пожелала бы смерти от яда Нагайны.

Она хотела было накрыть его простыней, но…

- О, Мерлин! Он жив!

Бормоча что-то про ужасную школу, в которой даже не учат нормально проверять пульс, мадам Помфри принялась смешивать содержимое нескольких прилетевших к ней склянок в кубке.

- Держитесь, Северус, только держитесь.

“Северус? Да, кажется теперь меня зовут именно так.”



Подписаться на фанфик
Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.




Top.Mail.Ru

2003-2024 © hogwartsnet.ru