«Таинственный Ангел» автора Alexa.K (бета: Atenriel_Light )    закончен
Душа – она как птица, Ей в клетке не сидится. Лишь только если клетка та – Любимые ладони, Тогда душа ручна, И ей не надо воли.
Аниме и Манга: Naruto
Хьюга Неджи, Новый персонаж
Angst, Драма || гет || G || Размер: мини || Глав: 1 || Прочитано: 2112 || Отзывов: 0 || Подписано: 0
Предупреждения: Смерть главного героя
Начало: 29.04.15 || Обновление: 29.04.15

«Таинственный Ангел»

A A A A
Шрифт: 
Текст: 
Фон: 
Глава 1


Рай – это самая дорогая ценность мира, ради которого вершились судьбы.
Рай – это сияющие и ликующие от радости лица, блаженство и умиротворение.

Ад – это вечное наказание, питье кипящее, боль мучительная.
Ад – это возмездие неминуемое за то зло, что человек совершал.

Знающий о Рае, непременно устремится к его достижению.
Знающий об Аде, непременно устремится от него прочь.

И в Рае и в Аду есть свои законы и порядки, за которыми следят Ангелы Света и Ангелы Тьмы.

У Ангелов Света и Ангелов Тьмы есть свои покровители, чью волю они должны исполнять строго и беспрекословно.

Должно быть, каждый понимает, кем являются эти покровители, ибо сила Бога и Сатаны известна каждому едва ли не с рождения…


Она была одной из них. Одной из тех, кого принято называть божественными существами. Она была Ангелом Света, до того как ее изгнали из Рая за грубое нарушения небесного свода. А ведь она всего лишь спасла человека. Всего лишь не позволила его душе кануть в горячую лаву Ада, где для него были уготованы вечные страдания. Она всего лишь спасла того, кого любила. Спасла того, кого любить не должна была…

«Четвертая Мировая Война Шиноби забрала и продолжает забирать множество жизней. Ваша задача отправится на поле боя, и успеть открыть врата в Рай для чистых и непоколебимых душ до прибытия туда Ангелов Тьмы!» – таковым являлся приказ Всевышнего, после которого был перечислен целый список потенциальных имен. Не было только Его имени. Его имя отсутствовало, а это означало только одно – Он попадет в Ад.

Но почему? За что? Ответ слишком простой и в то же время сложный для понимания – Порок. А все из-за того, что он испытывал греховные чувства к сестре. Пусть не родной, но все же кровной. Банальная страсть к кузине подарила ему прямой билет в Адские подземелья. И такая же банальная любовь к этому порочному смертному юноше, подарила Ангелу Света билет с печатью «ИЗГНАНИЕ» в нравственный и алчный мир.

Нет, она не собиралась нарушать закон и порядок небесного свода. Она спустилась на поле боя и выполняла приказ, пытаясь не искать его в кровавом аквариуме жертв Четвертой Мировой Войны. Однако, не смотря на это, она все же наткнулась на него, такого одинокого, родного и любимого. Тут уж сложно было сдерживать эмоции, разом охватившие разум. Сложно было подавить рвущиеся наружу слезы, скатывающиеся блестящими кристалликами со щек.

Присев перед ним на колени, она ласково убрала с его бледного лица прядь длинных волос. Погладила его по чистому лбу, на котором некогда красовалась печать побочной ветви клана. Печать исчезла. От нее не осталось даже малого следа, чего нельзя было сказать о ее сердце, разрывающимся на части от мучительной боли. Он мертв. Его больше нет. Он освободился от земных страданий, однако для него уготованы новые, более страшные…

Перед глазами стремительно проносятся картинки из прошлого. Из его прошлого, которое являлось и ее прошлым. Всегда… Она всегда наблюдала за ним. Но он, естественно, этого не знал. Не знал и не видел ее за своей спиной. И даже сейчас пробегающие мимо шиноби, окутанные чакрой Девятихвостого Демона Лиса, не могут видеть ее. Для взора человека Ангелы недосягаемы. Да это и неважно. Есть только он здесь и сейчас.

Аккуратно приподняв его голову, она уткнулась носом в его макушку и тихо-тихо всхлипнула. Раскачиваясь взад-вперед, она все крепче и крепче прижимала к себе холодное, одеревеневшее, окровавленное тело. Пока он был жив, она была лишена такой возможности, как просто коснуться его, почувствовать его в своих объятиях и ощутить его запах. А сейчас… Сейчас все было в достаточном изобилии, только вот в кошмарно страдальческом варианте.

– Почему именно ее ты впустил в свое сердце? – прошептала она. – Ведь знал, что страсть к ней погубит тебя! Ведь знал, что с ней у тебя нет будущего! Вот она, плата за твою порочную любовь! Вот она кара, мой милый! Если бы ты знал, как мне больно! Я бы отдала все на свете, только бы вновь увидеть жизнь в твоих прекрасных глазах, мой родной!

С последним ее словом на поле боя раздается хладнокровный голос, в который она неосознанно вслушивается. Тон голоса насмешливый и высокомерный. Она знает, кто говорит, поэтому не смотрит, только слушает…

– Печать побочной ветви не исчезнет до самой смерти! Уродливое проклятие, на которое обрекли себя клан Хьюга! И судьба его, будучи птицей в клетке, дожидаться спасительной смерти! Довольно символично, не так ли? Вы все прямо как то ничтожество, которое сейчас сдохло!

Глаза ее вновь обратились к бледному лицу умершего возлюбленного. Слова одного из главных зачинщиков Четвертой Мировой Войны Шиноби, бились в висках – «Печать побочной ветви… Уродливое проклятие… И судьба его, будучи птицей в клетке, дожидаться спасительной смерти…»

Ангел… Она Ангел Света… Не Всевышний… Но все же может изменить его судьбу. Только плата будет слишком высока. Но разве это имеет значение? Разве любовь не главное во всей этой черной пропасти Адской агонии?

– Неджи не умер! – словно в ответ на вопрос звучит голос того, кто борется за справедливость в этом мире подкрепленный силой духа и чувствами любви. – Его воля ярко пылает в каждом из нас!

И именно тогда она решилась. Решилась наплевать на себя и свою судьбу. Неважно, что будет с ней. Неважно, что ждет ее за содеянное. Главное, он будет жить. Снова будет жить, но уже не в своей проклятой клетке, а на свободе.

Поцеловав его в лоб, она медленно сняла с себя священное ожерелье и одела на его шею. Вот и все. Теперь все. Больше нет боли, и сердце не рвется на части. Теперь только удовлетворение и нескрываемое блаженство. Он спасен…

А через несколько дней состоялся суд, где решалась ее судьба. Впрочем, и до суда она знала, что кара ее будет не мягкой. Она стала изменницей, предательницей и такой же порочной, как и земные существа, называющие себя человечеством.

«За грубое нарушение небесного свода, за злоупотребление своих полномочий – Ангел Света Хаттори приговорена к изгнанию из Рая на Землю через Адские подземелья!»

Прозвучавший приговор был страшен, но она ни о чем не жалела. Да, нарушила закон Всевышнего. Да, злоупотребила своими полномочиями, отдав священный амулет земному возлюбленному, благодаря чему вытащила его из цепких лап Сатаны и всех его прислужников. И нет, все равно не жалела, приняв наказание, как должное.

Больнее всего было лишаться крыльев. Даже прохождение через Адское пламя и колючие плети, безжалостно вонзающихся в кожу не приносило столько страданий, как лишение того, без чего ты уже не ты. Но даже тогда, она считала, что поступила так, как должна была. Честность перед самой собой и своим сердцем давала ей вытерпеть все уготованные муки, прежде чем попасть туда, куда она и не мечтала попасть даже в своих самых красочных фантазиях…

****

Открыв глаза, он не сразу сообразил, что происходит. Перед взором все расплывалось и двоилось. Где он? Что с ним произошло? Кто все эти люди, снующие вокруг? Привстал, тряхнул головой, и тут же память услужливо вторглась в мозг, взрывающийся болезненными спазмами внутри черепной коробки.

Война! Он помнил все военные действия. А потом нестерпимая боль и темнота, провал, яма. Он думал, что умирает. Он даже произнес предсмертную речь, которую помнил так же хорошо, как и каждое свое сражение. Но он не мертв, нет. Он чувствует себя вполне сносно, не считая головной боли и ломоты в теле.

Кажется, его ранили. Серьезно ранили, раз уж он не на поле боя, а в палатке с дюжинной ниндзя-медиков и толпой раненных шиноби, лежащих на кушетках. Да, все эти люди вокруг ниндзя-медики и товарищи с протекторами Альянса. Кто-то ранен, кто-то мертв и накрыт простыней. Кого-то приносят в тяжелом состоянии и оказывают экстренную помощь.

Стоны и крики оглушают. К горлу подкатывает ком. «Хината-сама!» – тревожно проносится в голове. Где она? Что с ней? Жива ли? В последний раз он видел ее, заливающуюся слезами, когда в бессилии от смертельных ран повис на плече Узумаки Наруто. Тогда он смотрел лишь на нее, любимую. Любимую… Хината…

Встав на ноги, он шатающейся походкой прошел вдоль ряда расположившихся кушеток, на которых лежали тяжело раненные шиноби. Он оглядывал их лица, мысленно моля всех святых, чтобы среди них не оказалось Хинаты. Горячо любимой Хинаты, ради которой он отдал бы не только жизнь, но и душу Дьяволу.

«Хината… Хината… Где же ты?» – завывал внутренний голос. Сейчас для него самым страшным была неизвестность. Незнание того, что с ней случилось, терзало сердце. Жива… Она должна быть жива… Она не имеет право умереть… Нет, не имеет, но… Нигде… Ее нигде не было… Вообще никого из родного селения, кроме…

– Киба?!

Он не знал, откуда у него взялось это удивление в тоне, но то, что он встретил хотя бы одну знакомую ему личность, уже радовало. Вернее, две знакомые личности. Акамару, как и обычно, был подле своего хозяина.

– Неджи!

Похоже, что и Киба был рад его видеть. То, как озарилось лицо Инудзуки, невозможно было описать. Да и Акамару на радость не скупился. Пару раз гавкнул, а потом вдруг прыгнул, сбил с ног и принялся обмазывать Неджи своими липкими слюнями.

– Черт бы тебя побрал, Киба! – выругался Неджи. – Убери от меня своего пса!

Киба только похлопал себя по перебинтованной ноге, и Акамару тут же перестал ластиться, возвращаясь к своему ненаглядному хозяину. А Неджи со стонами вновь поднялся на ноги, пытаясь перевести сбивчивое дыхание.

– Ты бы повежливей, – проворчал Киба, но тут же расплылся в улыбке. – Рад снова видеть тебя, приятель. Твое возвращение к нам - настоящее чудо, иначе не назовешь.

– Чудо? – выгнул бровь Неджи.

– Ну а то… – хмыкнул Киба. – Ты же был мертв. Твое сердце не билось. Ли лично закрывал твои остекленевшие глаза. А когда война закончилась, когда стали бродить на поле боя в поисках раненных и мертвых, Сакура нашла тебя едва дышащим.

– Когда закончилась война? – переспросил Неджи. – Война закончилась?

– Слышь, приятель, у тебя что, слух повредился? – как бы между прочим поинтересовался Киба. – Я, кажется, вполне ясно выразился. Ну да ладно уж повторю - Война закончилась. Мы победили. В подробностях позже. Сейчас не время, сам понимаешь.

Киба кивнул в сторону входа. В палатку вновь заносили раненных шиноби. Неджи затаил дыхание. Затем облегченно выдохнул. Хинаты среди истекающих кровью союзников не наблюдалось.

– Хината-сама… – взглянул Неджи на Кибу. – Она…

– Жива и невредима, – кивнул Киба, не дав договорить. – Ну, не считая нескольких переломов и ссадин. Сейчас в соседней палатке с Наруто. Говорят, после военных действий он и Саске сцепились в серьезном поединке, из которого оба вышли без одной руки каждый. К слову сказать, Саске тоже в той палатке. Все трое находятся под строжайшим наблюдением Сакуры. В общем, наступил мир во всем мире.

Что там болтал Киба, Неджи уже слышал плохо. Перестал слышать после того, как узнал, что Хината жива, невредима и сейчас находится рядом с Наруто. От одного этого факта сердце вдруг защемило. Интересно, она хоть знает, что Неджи-нии-сама жив? Знает, что он вдруг каким-то чудом восстал из мертвых?

– Хината знает, что ты жив, – будто прочитав мысли, отозвался Киба. – Она была очень рада твоему возвращению недо-зомби, – хохотнул он тихо и добавил: – Как и Хиаши-сама.

– Ясно! – только и сказал Неджи. – Я тоже рад, что они все целы!

– А вот и Сакура! – вновь кивнул Киба в сторону входа.

– Неджи! – воскликнула внезапно появившаяся Сакура. – Как хорошо, что ты пришел в себя! Пошли, есть разговор! А заодно и обследуем тебя!

Неджи возразить не успел. Едва Сакура появилась, как тут же упорхнула вместе с ним из палатки, под взглядом Кибы и Акамару.

– Ну? Как ты себя чувствуешь, герой? – поинтересовалась она, заведя его в другую палатку, с какими-то медицинскими приборами.

– Не очень понятно, – сознался ей Неджи. – Я как бы из мертвых восстал.

– Так, реакция зрения не хромает. Рефлексы в порядке. Чакра правда на нуле, но скоро восстановится, если конечно не будешь себя физически перенапрягать. Раны практически зажили, – вынесла Сакура вердикт после того, как сначала ослепила его фонариком, потом постучала по нервным узлам молоточком, и перебинтовала грудь, на которой вообще-то должны зиять дыры внушительных размеров.

– Сакура, что произошло? – нахмурился Неджи, понимая, что Сакура что-то недоговаривает. – Объясни мне, как я остался жив?

– Я не знаю, – сокрушительно призналась ему Сакура, после минутной заминки. – Правда, не знаю. Ты был мертв. Многие это видели. Тебя проткнули насквозь толстыми кольями. После таких ран не выжил бы никто. Но ты выжил. Хотя, вернее будет сказать - воскрес, в буквальном смысле этого слова. Мы все были удивленны. Но как ни старайся, этому нет объяснения, кроме как таких же необъяснимых странностей.

– Например? – сощурился Неджи.

– Вот! Взгляни! – вздохнула Сакура и зачем-то подала ему зеркало.

Минуты две Неджи не решался взглянуть на свое отражение. Справедливости ради, он просто боялся того, что может увидеть. Да, все верно. Даже такие гении, как он, обладающие силой воли не хуже чем у Узумаки Наруто, могут бояться. И раз, два, три…

Неджи застыл каменным изваянием, глядя на самого себя. Глаза расширены от удивления, рот раскрыт. Он ожидал увидеть что угодно, но только не это. Не это, черт бы всех побрал! Какого хрена тут вообще происходит?

– Печать! – выдохнул Неджи. – Где печать побочной ветви клана?

– Исчезла, – пожала плечами Сакура. – Найдя тебя вот таким, мы сначала подумали, что кто-то воспользовался техникой замены. Но, взяв твою кровь на экспертизу ДНК, стало ясно, что ты Хьюга Неджи. Член побочной ветви клана Хьюга. Племянник Хиаши-сама. И двоюродный брат Хинаты.

– Так! – тяжело вздохнул Неджи. – Еще сколько странностей меня ожидает?

– Не так уж и много, – ответила Сакура. – Но странности эти куда более странны, чем может показаться на первый взгляд.

– И? – нетерпеливо изрек Неджи. – Выкладывай уже!

– Иди за мной, – вымолвила Сакура. – Только не отставай и веди себя тихо.

Неджи не понимал такой осторожности, однако все равно насторожился. Сакура вывела его из своих личных «апартаментов», как он понял, и повела его куда-то вдоль расположившихся палаток, заполненных раненными. Черт, сколько же их тут? Впрочем, чему удивляться. Четвертая Мировая Война Шиноби наверняка войдет в историю всех стран.

– Сакура, куда мы идем? – поинтересовался Неджи, уж слишком это молчание его угнетало.

– Уже пришли! – объявила Сакура, остановившись около очередной палатки, которая в отличие от остальных была втрое меньше. – Проходи! Только тише, не разбуди ее!

Ее? Кого ее? Хинату? Тен-Тен? Кто еще был так близок ему из девушек, как ни сестра и не напарница? Но, ни той и ни другой в палатке не оказалось. В палатке была всего одна кушетка, на которой без сознания лежала совсем незнакомая девушка, обмотанная в бинты с головы до ног, сквозь которые просачивалась розоватая жидкость, терпкого запаха обгоревшей плоти. Виделось только лицо, но и оно являлось зрелищем не из самых приятных. Лицо в волдырях, страшных гематомах и рубцах. Еще частично виднелись волосы, выбивающиеся из-под тех же бинтов. Обгоревшие бронзовые волосы. Ками-сама, что же с ней произошло? Наверное, эта девушка была покалечена хуже, чем все остальные вместе взятые.

– Ее нашли подле тебя, – тихо сказала Сакура, с жалостью глядя на девушку. – Она… обнимала тебя. Однако и на этом странности не заканчиваются. Неизвестно каким образом эта девушка оказалась на поле битвы, но она там явно не должна была быть. В ней полностью отсутствует чакра - это во-первых. Во-вторых, взяв ее кровь на экспертизу ДНК, выяснилось, что она не является жительницей ни одного известного нам селения. Она даже не шиноби, судя по остаткам ее обгоревшей одежды. И, в-третьих, в бреду, она постоянно произносит твое имя, Неджи. Похоже, что она тебя знает.

– Но я не знаю ее, – шокировано пробормотал Неджи, не сводя своего взгляда с искалеченного хрупкого тела. – И, если учесть все факты, которые ты перечислила, остается вопрос - откуда она взялась?

– Либо как-то проскользнула на поле боя после окончания битвы, либо свалилась с небес, – ответила Сакура. – Другого объяснения я не нахожу. Да и эти объяснения являются маловероятными. В конце концов, меня больше волнует то, каким образом она получила такие ранения. Да, конечно, во время битвы с Обито и Мадарой легко можно было заработать подобные увечья, но ее не было среди военных сил шиноби - это является еще одним фактом. Ее бы непременно заметили. В платье-то никто из Альянса бой точно не вел.

– Жить будет? – только и спросил до глубины души пораженный Неджи.

– Надеюсь, – кивнула Сакура. – Состояние слишком тяжелое, однако, организм все еще функционирует.

– Ужасно… – поморщившись, не сдержал своих эмоций Неджи. – Ужасно и… – но договорить он не успел, потому что девушка, лежащая на кушетке, вдруг пошевелилась, что-то простонала и открыла глаза.

– Неджи… – прошептала она одними губами. – Неджи…

А Неджи ничего не оставалось, как присесть на краешек кушетки, взять ее за руку и так же тихо прошептать:

– Я тут! Я рядом!

Девушка нахмурилась, пронзительно взглянула на него, несколько секунд не сводила с него своих изумленных глаз, и только потом, вновь с придыханием подала голос:

– Это… Правда… Ты? – спросила она как-то недоверчиво. – Ты… Правда… Хьюга Неджи? Или… Это… Очередная пытка?

– Пытка?! – теперь хмурился Неджи. – Тебя кто-то пытал? Но кто? И откуда ты меня знаешь? Назови мне свое имя!

– Неджи… – на плечо легла рука Сакуры. – Слишком много вопросов. Она еще слаба. Глянь, она даже не до конца понимает о чем идет речь.

– Неджи? – тем не менее, прозвучал слабый голос. – Ты… Правда, Хьюга Неджи?

– Да! – кивнул Неджи, на повторяющийся вопрос. – Я Хьюга Неджи! Теперь ты можешь назвать и мне свое имя?

Но вместо этого девушка вдруг всхлипнула и тихо расплакалась, закусив губу и ухватив его за руку крепче.

– Ты… Жив! – промямлила она. – Жив, родной мой! У меня получилось! Я чувствую тебя! Я могу тебя чувствовать! Могу прикасаться к тебе!

Она плакала и смеялась. Она смеялась и плакала. Прижимала к своей обожженной щеке его руку, целовала тыльную сторону его ладони. Неджи совсем растерялся от подобных нежностей. Он бы и рад сбежать подальше от этой чокнутой, только вот как это будет выглядеть со стороны…

Неджи взглянул на Сакуру. Она тоже была растерянна и явно поражена. Да кто такая эта девчонка? От чего вдруг она проявляет к нему подобные чувства? И откуда она вообще его знает? Столько вопросов и все без ответа.

– Хаттори! – наконец, назвала свое имя девушка. – Меня зовут Хаттори!

Она была одной из них. Одной из тех, кого принято называть божественными существами. Но он этого, естественно, не знал. А если бы и узнал, то все равно не поверил. Она была Ангелом Света, до того как ее изгнали из Рая за грубое нарушения небесного свода.
А ведь она всего лишь спасла человека. Всего лишь не позволила его душе кануть в горячую лаву Ада, где для него были уготованы вечные страдания. Она всего лишь спасла того, кого любила. Спасла того, кого любить не должна была. Спасла – Хьюга Неджи.



Подписаться на фанфик
Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.




Top.Mail.Ru

2003-2021 © hogwartsnet.ru