О дне судят по вечеру автора Lilly    закончен
На древе Блэков, нарисованном Роулинг, "много историй между строк". Дорея - младшая дочь Сигнуса и Виолетты Блэк, она чистокровная ведьма и должна заботиться о чести рода и не иметь ничего общего с магловским миром. Однажды она решает прогуляться в магловские кварталы, не зная, чем закончится для неё это приключение. Не кто иной, как Чарлус Поттер приходит ей на выручку в трудной ситуации. Но ведь они не знакомы, и она думает, что он магл...
Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
Дорея Блэк, Чарлус Поттер, Кассиопея Блэк, Валбурга Блэк, Альфард Блэк
Любовный роман || джен || G || Размер: миди || Глав: 6 || Прочитано: 10031 || Отзывов: 2 || Подписано: 3
Предупреждения: нет
Начало: 11.05.15 || Обновление: 11.05.15
Все главы на одной странице Все главы на одной странице
   >>  

О дне судят по вечеру

A A A A
Шрифт: 
Текст: 
Фон: 
Глава 1


In the evening one praise the day*

* «О дне судят по вечеру», или «Всё хорошо, что хорошо кончается» (англ. поговорка).

В бездонной небесной вышине сверкало солнце, озаряя булыжные мостовые, заглядывая в окна домов и отражаясь в синеющих волнах Темзы. Лёгкий ветерок шевелил траву газонов и нежно-зелёные листья деревьев. Через настежь распахнутые ставни внутрь проникал аромат пышных кустов акации и барбариса, цветущих под окном. Комната ещё была наполнена ночной негой и очарованием последних сладких минут трепетного утреннего сна. Наконец, Дорея вздохнула и распахнула свои огромные голубые глаза. Через раздвинутые занавеси полога она увидела замершую зелень тисов и клочок ослепительно голубого неба за окном. Улыбка тут же озарила лицо девушки, и она стремительно села в кровати.
Сладко потянувшись, она обвела взглядом светлую богато украшенную комнату и тут же вспомнила, какой был день. Сегодня Дорея собиралась привести в исполнение свою задумку. Это была совершенно дикая идея, слишком смелая и оттого такая заманчивая. Дорея не могла сдержать предвкушения и трепета, рискованность затеянной ею выходки наполняла её душу приятным волнением. По-прежнему ясно улыбаясь новому солнечному дню, девушка соскочила с постели и подбежала к трюмо, на котором стоял серебряный кувшин для умывания.
Одевшись к завтраку и отпустив эльфийку, Дорея потихоньку заперла дверь и достала из-под кровати коробку с рукоделием. На дне лежал большой свёрток, где хранилось всё необходимое для воплощения в жизнь её плана. Убедившись, что всё в порядке, Дорея вновь тщательно спрятала свёрток, накрыв его выкройками, нитками и эскизами, и убрала коробку на прежнее место. Лишь после этого она спустилась вниз.
В просторной столовой особняка Блэков собралась уже вся семья. Во главе стола сидел отец Дореи Сигнус Блэк, на другом конце восседала его мать Урсула. Место матери Дореи, Виолетты, было по правую руку от мужа. Напротив неё сидел их старший сын Поллукс со своей женой Ирмой. Их тринадцатилетняя дочь Вальбурга и восьмилетний сын Альфард были подле родителей. Пожелав всем доброго утра, Дорея заняла своё место рядом со старшей сестрой Кассиопеей.
Завтрак в семье Блэков проходил, согласно всем правилам этикета, принятым в почтенных магических домах Британии, в обстановке сдержанной торжественности. Говорили, в основном, мало. Отец с Поллуксом изредка перекидывались краткими замечаниями о делах Министерства, а женщины делились впечатлениями от прошедшего приёма в доме Ноттов.
— Дорея, чем ты планируешь сегодня заняться? — спросила Виолетта, обращаясь к дочери.
Дорея с замиранием сердца ждала этого вопроса.
— Мама, если позволите, я бы хотела отправиться на Дайагон аллей, прогуляться по магазинам, — вымолвила девушка.
— Тебе нужно что-то особенное? — осведомилась леди Блэк.
— Нет, — покачала головой Дорея. — Я думала зайти в книжную лавку и, может, присмотреть подарок Элеоноре на день рождения…
— Что ж, хорошо, разумеется, отправляйся, — вымолвила Виолетта.
Сердце Дореи радостно подпрыгнуло.
— Но почему бы тебе не взять с собой сестру? — продолжала мать.
Дорея бросила обеспокоенный взгляд на Кассиопею.
— Мама, если ты не возражаешь, я бы предпочла остаться дома и позаниматься, — невозмутимо ответила та.
— Как хочешь, Кассиопея, но мне не слишком нравится, что ты всё время сидишь дома за книгами, — проговорила леди Виолетта.
— На мой взгляд, достойная девушка должна в первую очередь думать о том, чтобы стать хорошей женой и блюсти честь семьи, — не скрывая самодовольства, проговорила Ирма, подняв глаза на Кассиопею.
— А, на мой взгляд, достойная девушка должна быть образованной и заниматься делом, которое ей интересно, — отрезала Кассиопея.
Как только завтрак подошёл к концу, Дорея чуть не бегом бросилась к себе в комнату. Торопливо заперев за собой дверь, она снова вытащила свой ящичек с рукоделием и, сидя на корточках перед ним, извлекла оттуда заветный свёрток. Очень осторожно Дорея развернула тонкую папиросную бумагу и, двумя пальцами придерживая за уголки, достала магловское платье, которое она в тайне ото всех собиралась надеть. Поднявшись на ноги и держа на вытянутых руках платье, она любовалась им, затем бережно положила на кровать.
Переодевшись, она долго с любопытством и восторгом рассматривала себя в зеркале. Непривычно короткое летнее платье тёмно-синего цвета смотрелось на ней очень мило, открывало стройные лодыжки. Ещё раз крутанувшись перед зеркалом и весело пристукнув каблучками извлечённых со дна коробки туфель, Дорея накинула поверх платья тонкую летнюю мантию. Застегнув её на все пуговицы и убедившись, что платье надёжно скрыто под верхней одеждой, Дорея отперла дверь комнаты и вышла в коридор. Как ни в чём не бывало, она прошла в гостиную и, зачерпнув горсть летучего порошка, воскликнула: «Дырявый котёл!». Зелёный вихрь закружил её, и через несколько мгновений она уже выходила из камина в баре, открывающем вход на Дайагон аллей.
В «Дырявом котле» было достаточно людно, но, к своему огромному облегчению, Дорея не встретила никого из знакомых. Ещё раз оглядевшись, она незаметно проскользнула к выходу на магловскую улицу, где у самой двери стояла большая старомодная вешалка. Подойдя к ней, Дорея достала из кармана волшебную палочку, затем сняла мантию и повесила её на крючок. Секунду она стояла в нерешительности, сжимая в руке палочку. На её магловском платье не было карманов, но с волшебной палочкой расставаться не хотелось. Не найдя ничего лучше, девушка наколдовала себе карман, в который могла бы поместиться палочка. Удовлетворённо кивнув, она развернулась и решительно распахнула дверь, ведущую в магловский мир.
Людная улица, представшая перед молодой волшебницей, была залита ярким солнечным светом. Мимо прямо перед её глазами сновали магловские прохожие, по мостовой колесили машины и невообразимые двухэтажные автобусы. У самой обочины проехал одинокий экипаж, в который была запряжена пара белоснежных лошадей. На углу стояла самая настоящая ярко-красная телефонная будка, вдоль всей улицы через каждые несколько метров высились фонарные столбы, от которых паутиной расползались провода.
Дорея замерла на месте, с изумлением и восторгом оглядывая улицу. Она впервые вышла за пределы волшебного мира, и то, что она увидела, поразило её. Это потрясало и выходило за пределы её воображения. Первые несколько мгновений она ощущала непреодолимую робость, чувствуя себя беспомощной перед всем этим многообразием новых вещей, звуков, впечатлений. Но любопытство и восхищение пересилили в ней минутную нерешительность.
Она отошла от дверей «Дырявого котла», которых, казалось, никто из прохожих вовсе не замечал, и медленно побрела по улице, не переставая с почти детским восторгом и изумлением смотреть по сторонам. На этой улице все первые этажи зданий были заняты разнообразными магазинами с такими вещами, которых Дорея никогда в жизни не видела и не могла даже вообразить. Она останавливалась почти у каждой витрины, подолгу рассматривая её содержимое, читая надписи и названия. Всё это казалось ей безумно интересным. И не меньший интерес вызывали у неё прохожие. Первое время Дорея с беспокойством оглядывалась, ожидая, что кто-нибудь непременно заметит в ней что-то странное, но, похоже, её платье было такого фасона, какой тут носили почти все, так что она не выделялась среди магловских женщин, разве что неуловимым изяществом и очаровательной наружностью, которые вызывали мимолётные улыбки на лицах прохожих при взгляде на неё.
Немного осмелев, Дорея стала прислушиваться к разговорам людей. Мимо прошла стайка девушек, которые без устали нахваливали шляпку одной из них. Мама вела за ручку кудрявого мальчугана в новеньком костюмчике с белым воротничком. В свободной руке он сжимал модельку самолёта и время от времени выписывал им рискованные виражи, старательно надувая щёки и изображая шум мотора. В небольшом сквере на скамейке сидела старушка и кормила голубей.
Всё, что Дорея знала о мире неволшебников, она узнала от своего старшего брата Мариуса. Он был сквибом и вынужден был жить в мире маглов. Дома его имя старались не упоминать, но Дорея и Кассиопея иногда навещали его и регулярно переписывались с ним. Он был очень добр и, казалось, не сильно переживал, что живёт без магии. Именно он тайком прислал Дорее это платье. Его жена Джина купила его в своём любимом магазине.
Неожиданно одна вывеска на противоположной стороне улицы привлекла внимание Дореи. Осторожно перейдя через дорогу, она подошла к музыкальному магазину. Оттуда доносилась приятная весёлая мелодия, и Дорее захотелось посмотреть, как работают эти круглые чёрные штуки, которые называют пластинками. Она немного нерешительно огляделась, переступив порог магазина. Музыка лилась из большого патефона, стоявшего на прилавке. Это продавец давал послушать покупателю выбранную им запись.
Дорея с любопытством посмотрела на полки, уставленные пластинками, и подошла, чтобы прочитать названия некоторых из них. На этих полках были записи танцевальной музыки — танго, вальс, фокстрот. Одна из пластинок — в самом центре — привлекла внимание Дореи. На обложке была изброжена танцевальная пара, замершая в одном из грациозных па. Ярко-красное бальное платье танцовщицы невольно бросалось в глаза. Под картинкой было написано «Рио Рита».
«Вот бы её послушать», — подумала Дорея и сняла пластинку с полки.
Она перевернула обложку, чтобы прочесть, что было написано сзади, когда неожиданно по магазину разнёсся громкий голос:
— ВЕДЬМА! ОНА ВЕДЬМА! СОЖЖЁМ ЕЁ!
— СОЖЖЁМ! СОЖЖЁМ! — вторила неизвестно откуда взявшаяся толпа.
Дорея почувствовала подкатывающий к горлу ужас и, вздрогнув, выронила пластинку из ослабевших рук.
«О, Мерлин! Я думала, что охота на ведьм закончилась несколько веков назад!» — в отчаянии подумала Дорея в первую секунду.
Она испуганно стала оглядываться по сторонам, но нигде не было видно ни толпы, ни того, кто это кричал. В конце концов, она поняла, что звуки доносились из граммофона. Дорея испытала неописуемое облегчение и уже готова была улыбнуться собственной пугливости, когда к ней грозной поступью подошёл продавец.
— Я, надеюсь, вы заплатите за пластинку? — спросил он, указывая на жалкие осколки на полу у её ног.
Дорея поняла, что её беды только начинаются. Она совсем не подумала, что ей понадобятся магловские деньги, ведь она ничего не собиралась покупать, а мешочек с галеонами благополучно остался в кармане мантии. Хотя магические деньги ей вряд ли помогли бы…
— Пластинка, которую вы разбили, вы заплатите за неё? — нетерпеливо повторил продавец.
— Сэр, мне очень жаль, но у меня нет денег, — дрожащим голосом ответила Дорея.
Ах, она могла бы починить эту несчастную пластинку одним взмахом волшебной палочки!
— Что ж, в таком случае, мне придётся позвать полисмена, — грубовато сказал продавец.
— Полисмена?! — ужаснулась Дорея.
Только этого не хватало! Если она не успеет вовремя домой, её начнут искать, и она никогда не сможет скрыть, что ослушалась запрета родителей!
— Нет, сэр, прошу вас... — взмолилась Дорея.
Она была в отчаянии, помощи было ждать неоткуда. Ещё немного, и ей было бы не избежать крупных неприятностей, но совершенно неожиданно на выручку ей пришёл молодой человек, ставший случайным свидетелем этой сцены.
— Не волнуйтесь, милейший, — обратился к продавцу высокий брюнет, — я заплачу вам за разбитую пластинку.
— Да? Что ж, хорошо, сэр, — охотно согласился продавец.
И молодой человек сунул ему несколько фунтов. От облегчения у Дореи едва не подкосились ноги.
— Мисс, пойдёмте отсюда, — мягко предложил ей незнакомец и, дождавшись её согласного кивка, вывел девушку из магазина.
Лишь оказавшись на улице, Дорея, наконец, осмелилась поднять глаза на своего спасителя. На неё, улыбаясь, смотрел симпатичный черноволосый юноша. Во взгляде его тёплых карих глаз играли озорные искорки.
— Сэр, не могу выразить, как я вам благодарна, вы не представляете, от чего избавили меня, — смущённо заговорила Дорея.
— Мисс, мне было невыносимо видеть вас в таком затруднительном положении, — ответил ей незнакомец, и она мгновенно заметила, какой приятный у него голос. — Мне жаль, что я не могу сделать для вас больше.
— Ох, это было так глупо с моей стороны забыть про деньги, — продолжала сокрушённо Дорея.
— Бросьте, это могло случиться с каждым, — заверил её молодой человек. И от того, как он это сказал, недавние страхи Дореи развеялись как дым.
— И всё-таки ещё раз большое спасибо вам, — проговорила она с благодарностью и улыбнулась.
Чарлус Поттер ещё в магазине заметил, что незнакомка была хороша собой, но только теперь он понял, что она была просто красавицей. Разумеется, по необычной реакции на отрывок с пластинки о Жанне д'Арк и по кончику волшебной палочки, выглядывавшему из кармана, он сразу догадался, что девушка была волшебницей, которая, вероятно, не часто бывала в магловском мире. И, конечно, он в любом случае не бросил бы её в беде, но теперь он чувствовал, что по-настоящему рад этому нелепому недоразумению.
— Не стоит никакой благодарности, — повторил он, всё ещё улыбаясь. — Но, может быть, вы позволите мне проводить вас куда-нибудь или хотя бы предложить вам немного денег на дорогу? — поспешно спросил Чарлус.
— Вы очень добры, сэр, — ещё раз поблагодарила Дорея, — но, думаю, все мои приключения сегодня уже позади, и я благополучно доберусь до дому, не обременяя больше вас и ваш кошелёк.
Она была восхитительно мила в этот момент и не скрывала искренней благодарности, но простота и достоинство её ответа очаровали Чарлуса ещё больше.
— И я, и мой кошелёк в вашем полном распоряжении в любое время, — ответил он не менее искренне. — О, и поверьте, не в моих правилах оставлять леди в беде.
Дорея улыбнулась в ответ.
— В этом я уже успела убедиться, — отозвалась она.
— Тогда не соблаговолите ли вы назвать мне своё имя, чтобы я мог и впредь быть вам полезен? — спросил Чарлус.
Дорея невольно вздрогнула, но не нахмурилась.
— Не знаю, представится ли нам когда-нибудь ещё случай встретиться, — нерешительно отозвалась она. — И смогу ли я когда-нибудь отблагодарить вас за помощь. Просто знайте, что помогли сегодня Дорее Блэк.
«Мерлин всемогущий! Блэк! — не поверил собственным ушам Чарлус. — Младшая сестра Поллукса?! Как такое возможно?»
— А как ваше имя, сэр? — спросила Дорея своего избавителя.
Чарлус немного растерялся от неожиданности.
«Она меня не узнала, — мелькнула мысль в голове молодого человека, — и… думает, что я магл?!..»
Они всё ещё стояли на улице прямо перед входом в музыкальный магазин. Взгляд Чарлуса упал на стоящую у обочины дороги машину...
— Форд. Генри Форд.
— Очень приятно, мистер Форд, — вымолвила Дорея, не заметив в его ответе ничего странного.
— Не могу выразить, насколько мне приятно, — пробормотал новоиспечённый «мистер Форд».
— Увы, теперь мы вынуждены проститься, — сказала Дорея.
— Как? — переспросил Чарлус. — Но ведь мы с вами только познакомились! — воскликнул он.
— Но мне действительно пора, — ответила Дорея, разводя руками.
— Что ж, раз вы торопитесь… — протянул Чарлус, не пытаясь скрыть сожаления, — не смею вас задерживать. Но всё же, прежде чем мы расстанемся, позвольте хотя бы поймать вам такси.
— Нет, благодарю… — немного взволнованно протянула Дорея. — Я пройдусь пешком.
— Вы уверены? — живо спросил Чарлус. — Никогда не знаешь, что может случиться по дороге. Отпускать вас так было бы весьма неблагородно с моей стороны.
— Ваше благородство было выше всяких похвал, мистер Форд, — повторила Дорея. — Надеюсь, вы извините меня.
— Мне остаётся надеяться лишь на то, что мир очень тесен, а Лондон и того меньше, мисс Блэк, — ответил он, чуть склонив голову. — А я, будьте уверены, приложу все усилия, чтобы увидеть вас снова.
— Не скажу, что мне была бы неприятна эта встреча, мистер Форд, — проговорила Дорея, — но, даже если бы она и была возможна, это повлекло бы за собой массу... неудобств, к которым вы лично не имеете никакого отношения.
— Вы говорите несколько туманно, но могу догадаться, что ваш круг общения намного выше моего, — понимающе кивнул молодой человек. — Но надеюсь, вас не оскорбит, если я скажу, что это меня не остановит.
— Нет, не оскорбит, — ответила Дорея тише и взволнованнее, чем хотела бы.
— Ну, в таком случае, я бы перевернул весь Лондон вверх дном, чтобы найти вас, — решительно проговорил Чарлус. — Если бы понадобилось, я бы расклеил ваши портреты по всему городу и сам мистер Шерлок Холмс позавидовал бы моей расторопности и терпению. Только представьте, все ретрансляторы города выкрикивали бы ваше имя, пока кто-нибудь не подсказал бы мне, где разыскать вас!..
— О, нет! Я надеюсь, вы этого не сделаете! — поспешила прервать его Дорея, не имея понятия, кем был Шерлок Холмс, но подозревая в нём или скорее в его последователе внушительные способности к розыскам при помощи загадочных "ретрансляторов". — Боюсь, мне будет не избежать неприятностей.
— Я бы этого совсем не хотел! — воскликнул Чарлус. — Но, может быть, тогда вы назовёте мне ваш адрес или номер телефона и разрешите как-нибудь позвонить вам?
Дорея взглянула на него почти умоляюще.
— Это невозможно, — вымолвила девушка. — У меня нет телефона, — добавила она.
— Да, это действительно, проблема, — облегчённо рассмеялся Чарлус. — Я думал, что у вас точно должен быть телефон. Ну, что ж, тогда я мог бы просто нанести вам визит или написать.
— Вы не собираетесь так просто сдаваться? — спросила Дорея, внимательно взглянув на него.
— Нет, — покачал головой Чарлус. — Мне неловко прямо так просить вас о встрече, поэтому... разрешите мне написать вам?
Дорея несколько секунд в нерешительности изучала его лицо.
— Что ж, я думаю, вам нет никакой необходимости писать мне, мистер Форд, — невольно краснея, сказала она, — вы можете просто попросить меня о встрече. — Она действительно не верила, что сказала это, но, похоже, у неё, в самом деле, не осталось выбора.
Чарлус тоже едва осмелился поверить своей удаче.
— Я очень прошу вас встретиться со мной, мисс Блэк, — вымолвил он намного взволнованнее, чем сам того желал.
Дорея отвела взгляд, но затем вновь взглянула на него.
— Вас устроит послезавтра в сквере на углу? — спросила она. — В два часа?
— Я буду считать минуты, — выдохнул Чарлус.
— Тогда до встречи, мистер Форд, — сказала Дорея, глубоко вздохнув.
— До свидания, мисс Блэк, — ответил Чарлус, поклонившись, но не сводя с неё глаз.
Дорея кивнула ему на прощание и поспешила в сторону «Дырявого котла». Уже отойдя на некоторое расстояние, она обернулась и увидела, что он стоит и смотрит ей вслед. Улыбка на мгновение озарила её лицо, и она скрылась в толпе.

* * *

Когда Дорея вернулась домой, она всё ещё не могла унять волнения. Обменявшись парой слов с матерью, Дорея поспешила подняться в свою комнату. Ей нужно было всё как следует обдумать и успокоиться. Но едва она успела спрятать своё платье, как в дверь её комнаты постучали.
— Войдите, — отозвалась Дорея, стараясь, чтобы её голос звучал спокойно.
На пороге показалась Кассиопея.
— Пришла к тебе посмотреть книги, которые ты принесла, — вымолвила она.
Закрыв за собой дверь, Кассиопея подошла к кровати, на которую Дорея положила приобретённые для отвода глаз покупки. Взяв одну из книг, она присела на край постели и невозмутимо стала листать её. Дорея, молча, наблюдала за сестрой.
— Хороший справочник по астрономии, — удовлетворённо кивнула Кассиопея, захлопнув книгу и вновь кинув её в кучу на кровати. — Ну, а теперь рассказывай, что ты натворила.
Дорея вздрогнула, но затем вздохнула. Кассиопею никогда невозможно было провести. Дорея присела рядом с сестрой. Та терпеливо ждала ответа.
— Я ходила в магловские кварталы, — призналась Дорея.
— Если отец узнает, он тебя проклянёт, — спокойно заметила Кассиопея. — Но, я надеюсь, тебе понравилось?
— Очень, — заулыбалась Дорея. — Вот только... — И она рассказала сестре свои приключения в мире маглов, не утаив от неё и встречи с маглом по имени Генри Форд.
Посмеивающаяся поначалу Кассиопея к концу рассказа стала серьёзной.
— И ты собираешься пойти послезавтра на встречу с ним? — озабоченно спросила она.
— Я не знаю, — смутилась Дорея. — Я хочу отблагодарить его за помощь. И у меня просто не осталось выбора. Вдруг бы он действительно стал меня искать? Да и потом, я уже пообещала, что приду. Так что было бы неправильно обмануть его. Это будет всего лишь раз. — Она замерла, собирая разбросанные на кровати книги. — Думаешь, я предала свой род, согласившись общаться с маглом? — спросила Дорея, повернувшись к сестре.
— Не знаю, чей, но только не мой, — ответила та, улыбнувшись.
— Спасибо тебе, — с облегчением вздохнув, ответила Дорея.
— Но мама с папой не должны знать об этом, — весомо добавила Кассиопея. — Поэтому придумай себе убедительное алиби.
— Как раз собиралась написать записку Элеоноре, — кивнула Дорея.
   >>  


Подписаться на фанфик
Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.




Top.Mail.Ru

2003-2022 © hogwartsnet.ru