Ладушка    закончен

    Казалось бы, житейская ситуация: взрослая дочь собралась замуж. Вот только для Рона Уизли это полная неожиданность. Да и от будущих родственников он совершенно не в восторге.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Рон Уизли, Драко Малфой, Роза Уизли, Скорпиус Малфой
    Общий /Юмор || джен || PG-13
    Размер: мини || Глав: 1
    Прочитано: 2744 || Отзывов: 4 || Подписано: 2
    Предупреждения: ООС, AU
    Начало: 08.07.17 || Последнее обновление: 08.07.17

Весь фанфик Версия для печати (все главы)


Неожиданно

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


— Пап?

Голос Розы звучит глухо, словно уши заткнули ватой.

— Папа?

Он очень медленно поворачивается к Гермионе, ища поддержки. Сейчас она скажет, что все в порядке, ему всего лишь послышалось, что его малышка… Мысль не хочется додумывать до конца. Всего лишь послышалось, точка!

Но Гермиона смотрит на него с тревогой, и Рон не догадывается, что эта тревога о нем, а не о том, что только что сказала его дочь.

Руки касается что-то холодное, Рон вздрагивает и опускает взгляд — Роза с испуганным видом держит стакан с водой.

Краем глаза он замечает какое-то движение и резко поворачивается. Гермиона тут же опускает руки, которыми только что активно жестикулировала.

— Скажи что-нибудь! — слышит он голос дочери, смотрит на нее и выдает:

— Охре…

— Рон! — ахает Гермиона, и он тут же поправляется:

— Офр… П-ф-ф-ф… Тр-р-р…

Не очень красноречиво. Гермиона издает странный звук, что-то среднее между кашлем и фырканьем, встает и, решительно подойдя к Розе, забирает у нее стакан.

— Думаю, сейчас отцу нужно что-то покрепче.

Рон в который раз приходит к выводу, что у него самая лучшая и понимающая на свете жена!

Огневиски теплым веером оседает в желудке, в ушах перестает шуметь, и Рон наконец-то может ясно выразить мысль:

— Ага!

Блестящая мысль! Он делает еще одну попытку:

— То есть… В смысле… Мда…

На большее его пока не хватает. Гермиона ставит бутылку со спиртным в шкаф, хотя сама сейчас бы не отказалась от чего-нибудь горячительного.

— Эта замечательная новость, дорогая! — утвердительный тон ее голоса совсем не вяжется с вопросительным взглядом, устремленным на мужа. — И когда же вы… — лицо Рона краснеет, и Гермиона прерывается на полуслове.

— Пока не знаю, — Роза пожимает плечами. — Скорее всего летом.

В голове Рона начинают происходить сложные вычислительные процессы.

Летом! Стало быть, месяца через три. За это время… Ха, да за это время можно сделать все, что угодно! Например, придумать наказание для этого паршивца!

— Милая, мы за тебя очень рады, — Гермиона бросает предупреждающий взгляд на Рона — слишком хорошо она знает этот его мечтательный взгляд, — и, конечно, поможем. Верно, Рон? — последняя фраза звучит почти угрожающе.

Рон снова вздрагивает и медленно встает.

— То есть… Значит… — он делает невероятное усилие, чтобы произнести следующее слово, — замуж!

— Замуж, — в голосе Розы уже нет прежней радости. Она, вообще, жалеет, что подняла эту тему.

Только куда деваться!

Неловкий разговор прерывает резкий стук в окно. Гермиона подходит к окну и впускает в комнату серую сову, которая тут же подлетает к Розе.

— Черт, это с работы! — Роза снимает с лапки совы свернутый в трубочку пергамент. — Пап, мам, мне надо идти! Мы же сможем еще обо всем поговорить?

— Конечно, — кивает Гермиона, — я тебя провожу.

— Папа совсем не рад, да? — уже в коридоре грустно спрашивает Роза.

— Ну что ты, милая, — Гермиона гладит ее по волосам, совсем как в детстве. — Ему просто нужно время, чтобы осознать. Много работы? — она кивает на пергамент.

— Достаточно, — Роза трет шею.

— Если тебе нужна помощь…

— Нет, мам, — от растерянности Розы не остается и следа, она выпрямляется. — Спасибо, но я должна сама справится.

Гермиона смотрит вслед своей уже совсем взрослой дочери и только удивляется тому, как быстро летит время.

— Береги себя, — шепчет она.

***

— Рон! — зовет она, едва войдя в комнату.

Он сидит, катая снитч-брелок по столу.

— И что это было? — она мрачно смотрит на его спину.

Странная у него реакция. В иное время он бы уже рвал и метал, а сейчас просто сидит и катает брелок по столу.

— Ты, вообще, меня слышишь? — она подходит ближе.

Такое поведение начинает раздражает.

— Я понимаю, что для тебя это все неожиданно… — договорить она не успевает, потому что он тут же вскакивает.

— Неожиданно? Неожиданно? — его голос срывается на фальцет. — Гермиона, это не неожиданно! Это… это просто… — от переполняющих его эмоций он замолкает.

— Роза выросла.

— Как ты можешь так спокойно об этом говорить? Это же... катастрофа… — последнее слово он произносит почти шепотом.

Гермиона в замешательстве. Она никогда не видела мужа в таком отчаянии. Да и повода для беспокойства она не видит. Выбор дочери ей всегда нравился.

— Послушай, — осторожно подбирая слова, говорит она, — но это же случилось не просто так. Все к этому шло.

— Я не понимаю, зачем ей это надо!

— Они встречаются уже два года.

— Да хоть три… Встречались бы дальше.

— И то, что он хочет жениться…

— Да зачем им жениться?!

— Рон, это только доказывает серьезность его отношения к Розе…

— Я не думал, что все так серьезно! — снова срывается он на фальцет. — Я думал… — он переводит дыхание. — Я думал… Я думал, вскоре ей это надоест, и она его бросит. Я думал, это всего лишь увлечение.

Гермиона закатывает глаза.

— Всего лишь увлечение, длящееся два года? Тебе не кажется, что это многовато? — она внимательно смотрит на него. — Я понимаю, что ты переживаешь…

— Но почему он?

Гермиона вздыхает — кажется, они подошли к основной проблеме.

— Он хороший парень.

— Малфой? — его голос дает отчаянного петуха.

— Малфой, — она кивает.

— Моя дочь собралась замуж за Малфоя, — бормочет Рон и совершенно по-женски кладет ладони на щеки. — Кошмарный сон.

— Милый, — она подходит к нему и обнимает, — что тебе больше не нравится? Что она собирается замуж, или что женихом оказался Скорпиус?

— Мерлин, — Рона передергивает, — какое мерзкое имя.

Поняв, что сейчас переубедить его не удастся, Гермиона отходит от него.

— Ей двадцать лет, куда ей замуж, она сама ребенок, — бормочет Рон. — Я в ее годы…

— Ты в ее годы, — перебивает его Гермиона, — был уже два года женат на мне.

— Так то я, — делает он неуклюжую попытку оправдаться.

Перед сном Гермиона обнаруживает Рона в ванной. Тот разглядывает свое отражение в зеркале и вздыхает.

— Рон, — тихо зовет она.

Он смотрит на нее в зеркало, выражение лица у него при этом самое мрачное.

— Я вел себя как полный придурок, да?

— Хорошо, что ты это понимаешь.

— Она обиделась?

— Скорее расстроилась, — Гермиона заходит в ванную и кладет руки ему на плечи.

Рон выпрямляется, делает шаг назад, и Гермиона обнимает его.

— Мне не нравится ее выбор.

— Я знаю, — Гермиона гладит его по плечу, ожидая, что последует дальше.

— Ей еще слишком рано замуж.

— Я понимаю…

— Но я постараюсь принять ее решение.

От неожиданности рука Гермионы застывает.

— Что? — он снова смотрит на нее через зеркало, и вид у него теперь самый смущенный.

— Ничего, — Гермиона улыбается.

— Я всегда ей помогал, — он пожимает плечами и оборачивается.

— Это точно, с разбитыми коленками она бегала только к тебе, — Гермиона проводит рукой по его щеке.

— Что мне делать? — Рон опять мрачнеет.

Вопрос скорее риторический, но Гермиона знает ответ.

— Насколько я знаю, завтра она в министерстве. Может, позовешь ее на обед?

Рон впервые за весь день улыбается.

***

— Перерыв! — голос тренера перекрывает весь гам в спортивном зале. — Уизли, к тебе пришли!

Роза опускает волшебную палочку и удивленно оборачивается. Но тут же на ее личике появляется широкая улыбка.

— Папа? — она тут же забывает о тренировке и почти бегом направляется к выходу.

Рон стоит в дверях, любуясь гибкой фигуркой дочери. Его гордость! Лучший аврор, а теперь еще и лучший аналитик Отдела магического правопорядка. Гарри на нее не нахвалится. Правда, он и Малфоя часто хвалит. Еще бы! Самый молодой аврор, только двадцать лет, а уже столько отличий. Рон скрипит зубами. Так, сейчас лучше думать о хорошем.

— Папа! — Роза золотым вихрем подлетает к нему и тут же останавливается — не знает, как себя вести после вчерашнего.

— Привет, золотце, — Рон улыбается чуть виновато.

— Привет, — в голосе Розы звучит явное облегчение, и она крепко прижимается к отцу. — Какими судьбами?

— Не поверишь, просто проходил мимо. Подумал, может, пообедаешь со мной?

Роза отстраняется и с удивлением смотрит на него. Рон пожимает плечами.

— С радостью, — кивает она, — только переоденусь.

В министерской столовой играет приятная музыка, создающая весьма уютную атмосферу. Рон ставит полный поднос на стол и подмигивает дочери, чувствуя себя, впрочем, не совсем комфортно.

— Ну и как работа? — Гермиона советовала начать с какой-нибудь нейтральной темы.

Роза недоверчиво прищуривается.

— Нормально. Пап, что-то случилось?

— Нет. С чего ты взяла? — недоумевает он и откусывает большой кусок сэндвича.

Он бы его и целиком в рот затолкал, лишь бы молчать. Совет Гермионы не слишком пригодился — ему по-прежнему некомфортно.

— Ты интересуешься моей работой? — она приподнимает бровь.

Рон с трудом прожевывает остатки ветчины и решительно отодвигает тарелку.

— Ну, конечно, интересуюсь, золотце. Мне важно все, что тебя окружает. Рози, послушай, — он оглядывает зал и вздыхает — лучше сказать все напрямую. — Насчет вчерашнего… Извини меня. Я среагировал не так, как нужно. Я просто… — он снова вздыхает и сознается: — Ты застала меня врасплох. Но я за тебя очень рад.

Взгляд Розы тут же смягчается.

— О, пап, — она улыбается, и ради этой улыбки Рон готов на все.

Ему даже кажется, что на улице стало светлее.

— Я понимаю, что ты не в восторге от Скорпиуса, — горячо продолжает Роза. — Пап, но он хороший. Если ты узнаешь его получше, он тебе очень понравится.

— Солнышко, это твой выбор, — он гладит ее по руке. — Значит, он изначально хороший, ведь по-другому быть не может.

Конечно, он не в восторге (бр-р-р, Скорпиус, ну какое же все-таки мерзкое имя!), но ради счастья дочери можно и потерпеть.

— Спасибо, пап, — шепчет Роза и часто-часто моргает. — Это так важно для меня!

— Ты чего? — спохватывается Рон. — Все же хорошо!

— Я знаю, — Роза тихо всхлипывает, но когда снова смотрит на Рона, на ее лице играет улыбка. — Это просто эмоции.

— Так вот, если тебе, то есть вам, — тут же поправляется он, — нужна какая-то помощь, можешь на меня рассчитывать.

— Спасибо, папочка, — Роза снимает со спинки стула свою сумку и начинает в ней рыться. — Тогда я сразу все сейчас тебе отдам. Вообще-то, я хотела сказать вам на выходных, но раз уж ты тут, — она наконец выуживает из сумки сложенный пополам пергамент, — вот!

— Что это? — на секунду его пронзает пугающая мысль, что это врачебное заключение о беременности.

— Родители Скорпиуса приглашают вас на ужин. Мистер Малфой хотел сначала вам отправить сову, но я решила передать все сама. Так же лучше, правда?

Рон несколько раз моргает. Приглашение? Да что за черт? Идти на ужин к Малфоям?

— Там все указано, когда и где, — продолжает весело щебетать Роза. — Через две недели, у них в мэноре. Миссис Малфой сказала, что очень ждет с вами встречи… Пап?

От резкой смены голоса Рон вздрагивает и смотрит на дочь.

— Ты как будто инфернала увидел, — хмурится Роза. — Все в порядке?

— На ужин? — выдавливает Рон.

— Ну да, — кивает Роза. — Познакомиться с будущими родственниками. Я понимаю, все это немного неожиданно…

Рон всеми силами пытается удержать на лице улыбку, отчего она становится больше похожей на оскал.

— Но вы же придете?

Роза смотрит на него с такой надеждой, что ему не остается ничего другого, как:

— Конечно, солнышко. С радостью!

Роза вскакивает со стула и бросается ему на шею.

— Ты не представляешь, как я счастлива!

Ее взгляд падает на настенные часы.

— Мне пора, — она с сожалением отстраняется. — Я очень рада, что ты зашел! Я загляну к вам на выходных, ладно? И, пап, — Роза серьезно смотрит на него, — спасибо, что согласился пойти на ужин. Это очень, очень много для меня значит.

Она целует его в щеку и убегает. Рон смотрит вслед своей уже совсем взрослой дочери, а потом утыкается лбом в столешницу.

— Званый ужин у Малфоев, — бормочет он, — охре…

Он вскидывает голову и испуганно оглядывается — вдруг кто услышал.

***

— У Малфоев? — Гермиона растерянно крутит в руках пергамент.

— Немного неожиданно, правда? — передразнивает ее Рон.

— М-м-м, — кажется, Гермионе впервые не хватает слов.

— Официальное приглашение, иди ты! — Рон передергивает плечами. — Аристократы недоделанные…

— Может, — раздается робкий голос жены, — попробуем смотреть на это позитивно?

У Рона изумленно вверх ползут брови. Он садится на диван и демонстративно складывает руки на груди.

— Начинай!

— Мы придем, сначала пообщаемся на общие темы…

— Общие? — Рон издает короткий смешок. — Например?

— Ну, — неуверенно говорит она, — у них красивый дом...

— Особенно подвалы, — еле слышно бурчит Рон.

— Павлины! — восклицает Гермиона. — У них есть павлины!

— А у моей матери куры. И что? — Рон встает. — Милая, это полный бред. Затея изначально обречена на провал. Давай придумаем, как отказаться от этой пытки.

Гермиона тут же хмурится.

— Рон, ты обещал Розе!

— Но я все ей объясню.

— Рон, для нее это очень важно!

— Гермиона, но это же Малфой!

— Прошло много лет!

— Да я даже в газетах видеть его физиономию бледную не могу!

— Ты и не должен глазеть на него весь вечер!

— Да о чем мне с ним разговаривать?

Гермиона вздыхает.

— Ну уж явно не о павлинах и курах. Рон, это наши будущие родственники.

Рон закрывает лицо руками.

— Не напоминай.

Гермиона подходит к каминной полке, на которой стоит их свадебная колдография.

— Мы пойдем к ним на ужин. Обсудим необходимые приготовления к свадьбе, — она переводит взгляд на другие колдографии.

Вот Роза впервые едет в Хогвартс. Вот, уже заканчивает его. Вот она после приема на работу. Совсем взрослая дочь.

— Он славный мальчик, — говорит она, — и совсем не виноват, что у нас были не самые лучшие отношения с его отцом.

Рон молчит, понимая, что она права.

— Мой отец тоже сначала был не в восторге, — она поправляет большую семейную фотографию на стене. — Помнишь? — она оборачивается.

— Помню, — Рон запускает руку в волосы. — А теперь они с моим стариком по выходным на рыбалку ездят, — он хмуро смотрит на жену. — Учти, на квиддич с хорьком я ходить не буду.

— Учту, — соглашается она. — Нужно написать ответ, что мы согласны. А еще, — ее лоб прорезает вертикальная морщина. — Мерлин, а что же мне надеть? — она выходит из комнаты, что-то бормоча себе под нос.

Рон провожает ее взглядом и качает головой.

«Охре…»

Он тут же сам себя обрывает.

***

Астория Малфой, стоящая на пороге дома, до того напоминает магловскую герцогиню Кейт, что Гермиона ощущает жгучее желание сделать реверанс.

— Здравствуйте, — Астория делает приглашающий жест. — Добро пожаловать!

Гермиона осторожно косится на Рона — тот нервным жестом поправляет галстук, но, поймав взгляд жены, осекается и вежливо кивает Астории:

— Миссис Малфой, добрый вечер!

А потом подходит к ней и — о чудо! — целует ей руку.

И хотя Гермиона очень удивлена, у нее тут же поднимается настроение. Похоже, все пройдет как нельзя лучше!

— Добрый вечер, — она приветливо улыбается Астории, — еще раз спасибо за приглашение!

— Ну что вы, — та немного нервно машет рукой. — Венди! — рядом с ней прямо из воздуха материализуется домашний эльф, одетый, к изумлению Гермионы, в расшитую ливрею. — Прими у гостей… — Астория снова поворачивается и замолкает, очевидно пытаясь найти у «гостей» пальто, мантию или на худой конец зонтик.

Лицо ее на миг принимает растерянное выражение, но она тут же берет себя в руки и исправляется:

— Ну что же мы стоим на пороге! Проходите в гостиную! Венди, — делает она вторую попытку, — предложи гостям шампанского.

Эльф важно кивает и исчезает, чтобы тут же появиться с подносом.

Гермиона чуть дрожащей рукой берет фужер и бросает взгляд на мужа. Тот сосредоточенно смотрит перед собой, не показывая, однако, готовности к беседе. Она тихо вздыхает — похоже, радость была преждевременной.

— У вас очень красивый дом, — говорит она Астории, на что Рон фыркает и тут же пытается замаскировать фырканье покашливанием.

У Гермионы возникает большое желание пнуть его.

— Правда? — сияет Астория — выходку Рона она либо не замечает, либо предпочитает не замечать. — О, благодарю! Мы недавно переделали этот зал. Уж слишком он был мрачным.

Гермиона осматривается и признает, что у хозяйки дома очень хороший вкус. Комната светлая, обставленная в духе викторианской эпохи. Однако мебель не громоздкая, изящная. На камине много колдографий, а большой пушистый ковер на полу так и манит снять обувь и пройтись по нему босиком. Гермиона, разумеется, этого не делает, но комната ей нравится.

— Очень уютно, — делится она впечатлением.

— Благодарю, — повторяет Астория, а Гермиона снова старательно пытается отогнать от себя желание сделать реверанс.

Вместо этого она делает глоток шампанского, улыбается хозяйке и снова принимается рассматривать комнату. Ей хочется спросить, где Драко, но она и этого не делает — вдруг не положено?

Впрочем, Асторию, похоже, тоже занимает этот вопрос. Она то и дело бросает взгляд на входную дверь, а ее улыбка становится все более напряженной. Что касается Рона, он просто крутит фужер с шампанским в руках и упорно смотрит в стену.

Молчаливая пауза затягивается, и Гермиона начинает паниковать.

— Надеюсь, вы хорошо добрались? — нарушает тишину Астория.

— Что? — Гермиона моргает. — Ах да, все прекрасно, спасибо.

— Сегодня обещали дождь, — Астория снова бросает озабоченный взгляд на дверь. — Я хотела предложить вместо аппарации камин…

Гермиона смотрит на нее и вдруг все понимает. Бедная Астория! Она переживает не меньше чем Гермиона, но Рон хотя бы пришел, а вот Малфой похоже…

— Драко! — восклицает Астория.

Бывший однокурсник вальяжно входит в комнату, на ходу раскуривая трубку, но весь пафос слетает с него, как конфетная обертка, едва он встречается взглядом с женой.

— Добрый вечер, — он подходит к Гермионе и целует ей руку, — прошу извинить мое опоздание — дела задержали. Уизли? — с Роном они обходятся сухим кивком.

— Ну что ж, — голос Астории до нельзя бодр, — все в сборе. Пора за стол!

Маленький эльф в ливрее провожает всех в столовую, где стоит стол, сервированный на четыре персоны.

— Думаю, мы сядем… — начинает Астория, но тут же делает неопределенный жест рукой: — Впрочем, неважно, садитесь, как удобно.

В итоге, Гермиона усаживается напротив Астории, а Рон напротив Драко. Последний следит за попытками Рона уложить салфетку себе на колени, но ничего не говорит.

Гермиона украдкой, стараясь не сильно глазеть по сторонам, оглядывает стол. Прямая, как натянутая струна, Астория, насупленный Драко, угрюмый Рон… О, Мерлин, дай пережить этот вечер!

— Что ж, — говорит Астория, когда бокалы наполнены по щелчку эльфа, — благодарим, что приняли наше приглашение. Мы рады видеть вас сегодня, и надеемся, что такие визиты будут теперь как можно чаще.

У Рона вытягивается лицо, а Драко делает резкое движение рукой, отчего его тарелка чуть не съезжает со стола.

— Спасибо, — подхватывает Гермиона, — и все это благодаря нашим детям.

Она переводит взгляд на Рона, в надежде, что он хоть что-нибудь добавит, но тщетно — он вертит в руках салфетку.

— Что ж, — Астория тем временем сверкает глазами в сторону Драко, — думаю, за них надо выпить!

Это предложение все встречают с энтузиазмом.

Угощение прерывает увлекательную беседу, и некоторое время в столовой слышен только стук приборов.

— Скорпиус говорил мне, — снова начинает Астория, бросая короткий, но убийственный взгляд на мужа, — что ваша дочь объявлена в этом году лучшим работником министерства.

— Не люблю хвастаться, — подавив в себе малодушное желание снова пнуть своего мужа по ноге, отвечает Гермиона, — но это правда. Она молодец. Однако, ваш сын первоклассный аврор. Гарри им очень доволен.

— О, со стороны мистера Поттера это так мило, — Астория дергает плечом, а Драко вздрагивает.

У Гермионы появляется шальная мысль, что Малфой получил от жены заветный пинок, но она тут же гонит эту мысль — такая леди, как Астория, на такое вряд ли способна.

— Вы уже говорили с Розой о свадьбе? — спрашивает Астория в перерыве между блюдами.

Она почти не смотрит на Драко и Рона, обращаясь исключительно к Гермионе.

— Да, но совсем немного, — Гермиона пытается ободряюще ей улыбнуться, но настроение у самой на нуле. — Она упоминала, что они пока не назначали дату.

— Я спрашивала у Скорпиуса, — имя сына Астория произносит громче, чем все остальное, — он что-то говорил про начало июля.

— Чудесный выбор! — одобряет Гермиона и смотрит на Рона.

Тот оттягивает уголок рта в сторону — очевидно, это должно обозначать улыбку. Ладно, милый, дома поговорим!

За столом снова воцаряется тишина, нарушаемая лишь стуком столовых приборов. Брови Астории уже почти сходятся на переносице в одну тонкую линию. Она не отрывает взгляда от Драко, но тот не реагирует, предпочитая гипнотизировать тарелку.

— Я все думаю, — Астория со стуком откладывает вилку, — где же они захотят жить?

Рон и Драко, как по команде, отрываются от разглядывания тарелок и смотрят на Асторию.

Гермиона сдерживает улыбку — если это и была уловка привлечь внимание, она сработала!

— Признаться, я тоже размышляла об этом, — кивает она.

— Не хочу показаться навязчивой, — Астория делает извиняющийся жест, — но в мэноре пустует восточное крыло. Если они захотят, то вполне…

— В мэноре? — фальцетом произносит Рон. — Вы всерьез полагаете...

— Рон! — шикает Гермиона.

Что же ему тихо-то не сиделось!

Аcтория вежливо улыбается:

— Миcтер Уизли, это проcто предположение. Так cказать, возможноcть...

— А что тебе не нравитcя, Уизли? — раздаетcя надменный голоc Драко. — У наc cтаринный фамильный особняк!

Аcтория неодобрительно качает головой.

— Ну не знаю, — раcтягивает cлова Рон, — "cтаринный" и "cтарый", по-моему, одно и то же?

Гермиона cнова хочет шикнуть на него, но не уcпевает.

Бледные cкулы Драко розовеют.

— Вот уж не думал, что ты до cих пор путаешьcя в проcтых определениях, — презрительно броcает он.

Уши Рона краcнеют.

— А я не думал, что ты воображаешь...

— Миccиc Уизли? — Аcтория c грохотом отодвигает cтул и вcтает.

Оба cпорщика замолкают и c удивлением cмотрят на нее.

Аcтория одаривает вcех присутствующих благоcклонной улыбкой.

— Миccиc Уизли, — повторяет она, — думаю, до десерта, мы могли бы обcудить cвадебную тему.

— Тему? — Гермиона хлопает глазами, пытаяcь понять, к чему клонит Аcтория.

— Да, — кивает леди Малфой. — Cейчаc очень модно выбирать тематику для cвадеб. В моем будуаре еcть неcколько каталогов. Не желаете взглянуть?

И прежде чем Гермиона уcпевает открыть рот, Аcтория берет ее под локоть и решительно выводит из cтоловой.

Пройдя через длинный коридор, увешанный портретами великих предков, Аcтория толкает резную дверь:

— Cюда, пожалуйcта!

Они оказываютcя в небольшой cветлой комнате. Очевидно, это и еcть будуар.

Аcтория подходит к окну и cцепляет руки в замок. Гермиона оcматриваетcя, вcе еще не понимая, зачем они cюда пришли.

А еще ей очень тревожно за то, что Рон и Драко оcталиcь одни. Мерлин знает, чем закончитcя их тет-а-тет! Но через cекунду ей cтановитcя cтыдно за такие мыcли. Ну не подерутcя же они!

— Вот, — Астория протягивает ей весьма потрепанную книгу, на обложке которой изображен свадебный шатер.

Гермиона сдерживает вздох. Кому нужна эта свадебная тематика? И потом, разве Роза и Скорпиус сами не выберут? В конце концов, это их свадьба!

Она открывает книгу, но едва успевает перелистнуть пару страниц, как Астория подходит к ней и касается ее руки.

— Оставьте, это полная чушь.

— Что? — не понимает Гермиона.

— Свадебные темы, — поясняет Астория. — Я никогда не понимала ажиотажа вокруг них.

Бровь Гермионы ползет вверх.

— Тогда почему же вы предлагали их обсудить?

Астория прижимает руки к груди.

— Миссис Уизли, простите мне мой маленький обман, но мне было необходимо увести вас оттуда. Мне нужно с вами поговорить.

Гермиона хмурится.

— Я слушаю.

Астория тяжело вздыхает, но потом решается:

— Миссис Уизли, прошу вас извинить поведение моего мужа! Я знаю, что это абсолютно недопустимо! Я говорила с ним, и он обещал… Но как он вел себя сейчас… Это совершенно неприемлемо…

— Я не совсем понимаю…

— Я не знаю, в чем причины такого поведения, — Астория отходит на пару шагов назад. — Конечно, он и раньше был недоволен, но потом вроде бы принял это…

— Драко против женитьбы Скорпиуса?

— Что вы?! — Астория испуганно машет руками. — Конечно, нет! Просто он… — она замолкает, пытаясь подобрать подходящее слово.

— Ваш муж не в восторге, верно? — договаривает за нее Гермиона.

Астория прижимает руку к губам.

— Я… я не знаю, откуда это у него, — голос у нее совершенно расстроенный.

— А вы? — спрашивает Гермиона.

— Что?

— Как вы относитесь к этой свадьбе?

— Роза прекрасная девушка, — искренне говорит Астория, — и очень мне нравится. Я очень рада этому союзу.

— Могу сказать то же самое, — произносит Гермиона. — Вы же знаете, что мы с вашим сыном некоторое время работали вместе? — и, дождавшись согласного кивка, продолжает: — Я никогда не встречала более ответственного и воспитанного работника, чем он. Я говорю это, не для того, чтобы польстить вам. Просто так оно и есть. Он достойный молодой человек, — она прикусывает нижнюю губу, словно размышляя, стоит ли продолжать, но все же решается: — Они оба достойные люди. И не виноваты в том, что их отцы против.

Астория в изумлении смотрит на нее, а Гермиона грустно качает головой:

— Это беспокоит не только вас.

Астория некоторое время молчит, а потом говорит очень тихо, будто про себя:

— Скорпиус в детстве был таким капризным. Я боялась, что с возрастом он станет совсем несносным. А в итоге получила несносного мужа.

Теперь приходит черед Гермионы удивляться, а Астория смущенно улыбается и пожимает плечами.

— Видимо, — Гермиона разводит руками, — мы воспитывали совсем не тех.

Ей становится очень смешно. Она смотрит на Асторию, та сжимает губы, в конце концов сдается и громко смеется, но тут же прижимает руку ко рту, словно испугавшись такого бурного всплеска эмоций.

— Что же нам делать? — спрашивает Гермиона, когда приступ неожиданного веселья проходит.

Астория разводит руками.

— Ну уж точно не обсуждать свадебные темы.

Обе дамы снова смеются.

***

Драко и Рон сначала удивленно смотрят вслед своим женам, так стремительно покинувшим столовую, потом одновременно также удивленно смотрят друг на друга, но, спохватившись, отводят взгляды в сторону.

Несколько минут они сидят в полном молчании, за это время Драко успевает опустошить бокал с вином, а Рон смастерить из салфетки розу, то есть нечто похожее на розу.

— Слушай, Уизли, — голосом Драко можно резать стекло, — я не знаю, о чем таком важном говорят сейчас наши жены, но пока мы одни, предлагаю обсудить все по-мужски.

— И что же? — обидная кличка «хорек» едва не слетает с губ, но Рон вовремя замолкает.

— Буду с тобой откровенен, я не одобряю этот брак! — Драко поджимает губы.

— Я тоже, — Рон вздыхает, но тут же хмурится: — Эй! Ты хочешь сказать, моя дочь недостаточно хороша для твоего сына?

Драко закатывает глаза.

— К твоей дочери лично у меня нет никаких претензий. — заявляет он и тут же добавляет: — А вот к ее происхождению…

— Не понял…

— Ну еще бы, — Драко снисходительно пожимает плечами. — Видишь ли, Уизли, род Малфоев является одним из древних и чистокровных, поэтому для нас чрезвычайно важен выбор спутника жизни. Твоя дочь, ничего личного, Уизли, немного не соответствует…

— Что? — Рон вскакивает так резко, что опрокидывает стул. — То есть, ты против этого брака, потому что моя дочь — полукровка? — последнее слово он произносит свистящим шепотом.

— Уизли, не раздувай из мухи слона, — морщится Драко. — Я же сказал, к твоей дочери лично у меня нет никаких претензий. Но чистота рода важнее всего…

— Чистота рода?! — в ярости шипит Рон. — Быстро же ты забыл, как здесь когда-то на полу корчилась моя жена, а твоя безумная тетка вещала о чистоте! Что ж ты тогда-то молчал, а?

— Ты забываешься, Уизли! — угрожающе говорит Драко и тоже встает. — Я начал этот разговор только потому, что хотел поговорить с тобой на цивилизованном уровне. Но вижу, ты даже на такую малость неспособен!

— Я не способен? — Рон выхватывает палочку. — Я тебе сейчас покажу, на что я способен!

Драко делает рукой пас вперед, и из рукава ему прямо в руку выскакивает его волшебная палочка.

— Пытаешься компенсировать нехватку мозгов грубой силой?

— Ах ты гад! — Рон замахивается палочкой, но ничего не успевает произнести.

— Протего! — и спорщиков отбрасывает в разные стороны.

— Что здесь происходит? — раздается ледяной голос… Астории?

Рон поворачивает голову и понимает, что не ослышался. Жена Малфоя опускает свою волшебную палочку и сердито осматривает комнату.

— Ничего, — он поднимается с пола, стараясь сильно не морщиться от боли. — Мы уже уходим. Гермиона, собирайся!

— Что? — Гермиона со страхом смотрит на него.

— Что слышала! — огрызается Рон. — Ноги моей больше здесь не будет!

— Не сильно-то и хотелось! — Драко тоже встает с пола, одновременно пытаясь высвободиться из занавески, которая рухнула на него при падении. От этого он не выглядит так надменно, как хотел бы. — Поучись хорошим манерам, Уизел!

— Драко! — Астория уже не пытается его вежливо осадить, она выглядит по-настоящему сердитой.

— Тебе их тоже не достает, хорек! — Рон оттряхивает брюки. — Можешь обменять на снобизм!

— Похоже, нам действительно пора, — Гермиона решительно тянет его за рукав. — Идем!

— Соберешься в следующий раз, пришли записку. Аристократы так и поступают! — Драко не замечает сердитого взгляда жены.

— Давай, утешай себя, — хмыкает Рон. — Аристократы! Вымрете на хрен со своей чистокровностью! Как мамонты!

— Рон! — Гермиона подталкивает его к двери и вытаскивает свою волшебную палочку.

— Как кто? — недовольно переспрашивает Драко.

— Учи маггловедение, придурок! — успевает крикнуть Рон, прежде чем его затягивает в аппарационный поток.

***

Приземление не самое удачное. Рон умудряется зацепиться ногой за ковер, падает и, не выдержав, ударяет кулаком по полу, крепко выругавшись. Гермиона стоит рядом, сложив руки на груди.

— Полегчало? — тихо и подозрительно спокойно спрашивает она.

— Нет! — бурчит он, осторожно поднимаясь.

— Нас не было пять минут! Будь добр, объясни, что у вас там произошло? Если бы не Астория, вы бы в клочья друг друга подрали!

— Что ж, — Рон трет ушибленное колено, — жена у хорька разумнее, чем он!

— Так, — морщится Гермиона, — хватит называть Малфоя хорьком! Мне казалось, вы уже вышли из этого возраста!

— Хотелось бы, да только он как был хорьком, так им и остался! Гнусный, мерзкий, вонючий…

— Рон! — Гермиона ударяет ладонью по стене.

— Да ты бы слышала его! — кричит Рон. — Чистоплюй чистокровный! Дочь наша ему не подходит. Видите ли, она не аристократка! Мерзавец!

— Рон! — Гермиона сжимает переносицу.

В принципе, она предполагала, что Рон с Малфоем могут повздорить, она только не представляла, как далеко они смогут в этом зайти.

— Значит так, — Рон трет виски, — я знаю, что мы уже это обсуждали. Я знаю, что мы обо всем говорили, но я против этого брака! Папаша уже проявил себя с самой «лучшей», — Рон ставит пальцами кавычки, — стороны! А гарантии, что сынок не станет таким же, просто нет!

Гермиона вздыхает.

— А тебе не кажется… — начинает она.

— Ох, только не начинай свою волынку, — Рон закатывает глаза и говорит фальцетом, передразнивая Гермиону: — В каждом человеке есть что-то хорошее! Видел я это хорошее!

— Малфой не прав, ладно? — резко перебивает она его. — Но и ты вел себя немногим лучше него!

Рон в изумлении смотрит на жену. Не тех слов он ожидал от нее. Совсем не тех.

— Что же ты в мэноре молчал, словно воды в рот набрал? — продолжает Гермиона.

— Да ты бы слышала его! — пытается отбиться Рон. — С ним говорить бесполезно!

— И ты решил кулаками правоту доказать? Хорош отец невесты. Нечего сказать!

Они затихают, чтобы перевести дух.

— Нельзя быть таким несдержанным, — уже мягче говорит Гермиона, видя его сердитое лицо. — Этим ты делаешь хуже прежде всего себе.

— Пусть он только ляпнет что-нибудь Розе, я его убью, — мрачно бормочет Рон.

— Милый, — Гермиона подходит к нему и обнимает, — я тоже очень переживаю за нашу девочку. И прекрасно тебя понимаю, но давай, ты не будешь торопиться. Ведь одно неверное слово, и Роза просто от тебя отвернется.

— Я просто хочу ее защитить.

— Я знаю, — Гермиона гладит его по голове, но Рон отстраняется:

— Прости, но даже ради Розы я никогда не смогу нормально относиться к этой семье, — он качает головой. — Не я начал эту свару, не мне и заканчивать. Малфой должен извиниться!

Он выходит из комнаты, а Гермиона задумчиво смотрит ему вслед.

— Странно, — тихо говорит она, — чего же это Гарри все школьные годы с Драко ссорился? У вас обоих же просто взаимная ненависть…

***

— Что здесь было? — Астория стоит, уперев руки в бока и грозно сверкая глазами.

— Ничего.

Драко беспечно рассматривает свои ногти, хотя на самом деле ему не по себе — Асторию в таком состоянии он никогда не видел.

— Ничего? — ее голос можно сравнить с шипением змеи. — А почему тогда мне нужно было пускать между вами Протего? Вы же глотки готовы были друг другу перегрызть!

— Он бы не посмел ударить меня заклинанием! — повышает голос Драко. — А если бы и посмел, то я бы с ним справился, и это только доказало бы мою правоту!

— Правоту? — глаза Астории сужаются до щелочек.

— Уизли — мужлан! — Драко встает и тянется за графином с вином. — Как и вся его семейка. Я сразу сказал тебе, что его дочь не пара Скорпиусу!

— Ах, вот оно что! — Астория складывает руки на груди. — Опять завел свою песню про чистокровность?

— Да, про чистокровность, — кивает Драко. — Ты сама знаешь, как для нас это важно... И Роза Уизли не подходит нашему сыну ни по каким параметрам. Да что с тобой, Астория? Неужели тебе наплевать на будущее Скорпиуса?!

— Мне не плевать, — тихо произносит Астория, — потому что я не хочу, чтобы он страдал так, как ты.

Драко в недоумении смотрит на нее.

— Короткая же у тебя память, — она качает головой. — Забыл нашу свадьбу?

— О чем ты?

— О той студентке из Гриффиндора. Демельза, так ведь?

Драко вздрагивает.

— Откуда ты знаешь?

— У меня есть глаза и уши, — она пожимает плечами. — Я видела, как ты на нее смотрел. Я таких взглядов не удостаивалась никогда. Кажется, она тоже была полукровкой?

— Это… — неуверенно начинает он, но тут же прочищает горло и говорит уже тверже: — Это совсем другое! К тому же, ты помнишь, какой выбор сделал я!

— И был счастлив? — Астория печально смотрит на него. — Вспомни первые годы…

Драко отворачивается. Жизнь поистине полна сюрпризов.

— Почему ты никогда не говорила со мной об этом? — глухо спрашивает он.

— А ты бы стал слушать? — она усмехается. — Ты же сначала просто игнорировал меня. Удивляюсь, как нам вообще удалось стать родителями.

Изумление Драко достигает наивысшей точки. Оказывается, он совершенно не знал свою жену!

— Сначала да, — неуклюже пытается он оправдаться, — но ведь потом, со временем…

— То есть, если ты запретишь Скорпиусу жениться на Розе Уизли, сам выберешь ему невесту из знатного чистокровного рода и будешь надеяться, что когда-нибудь, со временем, — с нажимом говорит Астория, — он не то, что полюбит, а хотя бы сможет смотреть на нее без отвращения, то, по-твоему, это будет правильно?

Драко снова садится, забыв про вино.

— Ты, конечно, можешь ему приказать, — продолжает Астория. — Но тогда рискуешь навсегда его потерять. Тебе решать…

Она направляется к выходу, но перед дверью останавливается.

— Уизли, может, и мужланы, но в их семье царит любовь. А что царит в нашей семье? Правила? Холодные приветствия? Этикет? Неужели ты этого хочешь для Скорпиуса? И будет ли так важна чистота крови, когда наш род просто вымрет? Мы рискуем с тобой и вовсе не дождаться внуков.

Она выходит из столовой и закрывает за собой дверь.

Драко несколько минут сидит в ступоре, а потом срывается с места.

Он находит ее в будуаре. Мерлин знает, сколько дней и вечеров она провела здесь в одиночестве.

Он долго стоит на пороге, не решаясь зайти.

Странно, он всегда считал ее холодной и бесчувственной, пока однажды не увидел со Скорпиусом на руках. Тогда ему показалось, что она вся озарена неземным светом.

— Мне не все равно, — тихо говорит он, переступая порог.

Она сидит в большом кресле и смотрит в окно. Услышав его голос, она поворачивает голову и улыбается.

— Я только хочу, чтобы наш сын был счастлив.

— С этой девочкой он будет счастлив, — говорит Астория, — поверь мне.

— И что же мне делать?

Астория легко, по-девичьи выпрыгивает из кресла.

— Для начала поговорить с Роном Уизли.

— С Уизли? — Драко хмурится. — Зачем?

— Может, ты и не заметил, но ты обидел его. Тебе нужно извиниться…

— Я не…

— И оставить свой чистокровный пафос, — твердо перебивает его она.

Драко часто моргает. Сегодня день определенно полон неожиданностей.

***

— Служба доставки! — на стол Розе падает пакет с бутербродами.

Она поднимает голову и устало щурит глаза.

— Привет, — на улыбку жениху ее все-таки хватает.

Скорпиус отодвигает стул.

— Готов поспорить, ты еще не обедала, а между прочим, скоро вечер, — он укоризненно качает головой и садится. — Милая, такими темпами ты до свадьбы совсем отощаешь. И что тогда будем делать?

Роза хмурится.

— Да уж, хорошая у нас будет свадьба. Отцов сразу в разные комнаты разведем?

— Ну перестань, — Скорпиус берет ее за руку. — Мама с ним обязательно поговорит.

— А с моим кто поговорит? — Роза вздыхает.

— Не волнуйся, — он подсаживается к ней ближе и обнимает за плечи. — Все будет хорошо, — он наклоняется и целует ее в нос. — Я тебя люблю!

— А я тебя, — Роза прислоняется лбом к его плечу.

Идиллию нарушает громкий хлопок, и прямо на стол падает пергамент.

Роза разворачивает его и быстро пробегает взглядом. Ее лоб прорезает морщина.

— Проклятье, — она кидает пергамент на стол. — Не знаешь, Гарри у себя?

— Полчаса назад был. А что?

— Наши чистильщики объявились, — она встает. — Очередное нападение. На сей раз здесь, в Лондоне.

— Я с тобой, — они почти наперегонки выбегают из кабинета.

***

Колокольчик на входной двери звякает, и Рон с трудом преодолевает желание протереть глаза.

— Чему обязан такой высокой чести, Малфой? — он незаметно опускает руку, нащупывая в кармане волшебную палочку. — Или, сначала надо поклониться? Ты уж извини, мы люди темные, этикету не обучены.

— Не ерничай, Уизли, — Драко морщится. — Я поговорить пришел.

— На цивилизованном уровне? — Рон приподнимает одну бровь. — Ты в этом мастер!

Драко качает головой, но тут же себя останавливает.

— Я еще раз все обдумал, — он нервно комкает край мантии. — Короче, мы много чего наговорили друг другу в мэноре. И не самого приятного.

— Да что ты? — Рон щурится. — А для меня это прямо музыка была!

— Может, хватит уже строить из себя шута?

Рон поднимает руки вверх.

— Брейк. Так о чем ты?

— Мое мнение об этом браке ты слышал. Но о твоей дочери я могу сказать только хорошее, да и похоже, Скорпиус серьезно настроен по отношению к ней, — он переминается с ноги на ногу. — В общем, я даю свое согласие на их союз.

— Мне сейчас следует расшаркаться или пасть ниц? — Рон усмехается. — Значит, согласие свое даешь, да?

— Да, — важно кивает Драко. — И думаю, нам стоит обсудить финансовые вопросы.

— Что, думаешь, не потяну? — Рон выходит из-за прилавка. — Интересный ты человек, Малфой. Пришел, дал свое величайшее соизволение и решил, что дело в шляпе?

— Что?

— Мы, конечно, можем обсудить и финансовые и организационные вопросы, только есть одна ма-а-а-ленькая загвоздка, — он вытаскивает палочку. — Я пока не дал согласия на их брак.

— Ты хочешь сказать, что против? — у Драко вытягивается лицо. — Брось, Уизли, мы не в средневековье.

— Да что ты? — деланно удивляется Рон. — А послушать тебя, так просто пятнадцатый век! Ему, видите ли, аристократку-чистокровку подавай! Может, еще справку из больницы?

— Эй, я же сказал, что изменил свое мнение. Так что хватит упражняться в сарказме!

— А это не сарказм, это вполне нормальная реакция на оскорбление.

— На оскорбление? — Драко хмурится. — Но у меня нет претензий к твоей дочери.

— Но очевидно у тебя есть претензии ко мне, — Рон пожимает плечами. — По-моему, здесь было бы уместно извинение.

— Извинение?

— Да, — спокойно говорит Рон, хотя палочку держит крепко. — Ты оскорбил меня, а в моем лице и всю мою семью. Раньше за такое на дуэль вызывали. Но как ты правильно сказал, мы не в средневековье, так что мне вполне хватит извинения.

Драко угрюмо смотрит перед собой. Астория сказала ему извиниться перед Роном. Он и сам шел сюда с этой целью. Но, Мерлин, стоит только взглянуть на довольное лицо Уизли, как пропадает всякое желание вообще что-то говорить! Этот мерзавец же потом на каждом углу будет трепаться о том, как Драко Малфой просил у него прощения!

Драко уже хочет бросить в ответ что-то язвительное и величественно удалиться, но тут он вспоминает печальное лицо Астории.

«Ты делаешь это ради сына».

— Хорошо, — сдается он. — Я…я был не прав. Извини!

Рон насмешливо улыбается.

— И все?

Драко вздыхает.

— Наслаждаешься моментом?

— Нет, — улыбка Рона становится еще шире. — Хотя, да, наслаждаюсь! Эх, жаль никто не видит, как великий Драко Малфой извиняется. Рассказать, не поверят!

— Уизли, — угрожающе начинает Драко, — только слово кому скажешь, я тебя живым в землю закопаю!

— Расслабься, я пошутил, — Рон хмыкает. — Считай, что извинения приняты. Так что там с финансовыми вопросами? Присаживайся, кстати, — он указывает ему на ближайший стул.

Драко внимательно смотрит на Рона. Такое великодушие кажется ему очень подозрительным, но Драко тут же отгоняет от себя тревожные мысли. Так недолго и параноиком стать. А с Уизли наверняка серьезно поговорила Грейнджер. Взгляд Драко становится задумчивым. С мыслями о Гермионе приходят воспоминания о львином факультете, а точнее об одной конкретной студентке.

— Эй, Малфой! — голос Рона бесцеремонно врывается в его раздумья. — Ты заснул?

— Что? Нет.

Драко моргает и тихо радуется, что Уизли не умеет читать мысли. Вот бы рыжему была потеха!

— Так что обсуждать будем? Ты садись, в ногах правды нет.

Драко опускается на стул, но тут же вскакивает, потому что вдруг из ниоткуда раздается отвратительный звук. Первая мысль, что этот звук мог принадлежать ему, заставляет его жутко покраснеть, но сдавленный смех Уизли тут же ставит все на свои места, и Драко краснеет уже от ярости.

— Уизли! Ты… Твои шутки? — он наставляет палец на Рона.

— Извини, не мог удержаться! — Рон вытирает выступившие от смеха слезы и подходит к стулу. — Изобретение не новое, но до сих пор действенное, — он проводит палочкой над стулом, воздух сгущается, и на стуле появляется маленький серый мешочек. — Подушки-пердушки, самый ходовой товар. Зато теперь мы квиты!

— Ты… Ты… — от злости Драко начинает задыхаться.

— Ладно, Малфой, — Рон поднимает руки ладонями вперед. — Надо было сбить с тебя этот аристократичный налет. А то ты аж лопался от собственной значимости.

— Это самое гнусное, самое мерзкое оскорбление, которое мне когда-либо наносили! — шипит Драко. — Считай, что я к тебе не приходил, и разговора этого не было! Никогда, слышишь, никогда мой сын не породнится с придурком!

Он резко разворачивается и выходит из магазина.

С Рона быстро слетает вся его веселость.

— Черт, Гермиона меня прикончит, — бормочет он, выбегает из магазина и кричит: — Малфой, ну извини, дурацкая шутка!

Его несостоявшийся родственник оборачивается и уже хочет ответить что-то злобное, как вдруг в воздухе вспыхивает яркий луч света и сбивает Драко с ног.

— Что за черт! — бормочет Рон и со всех ног бежит к нему. — Малфой, ты цел?

Очередная яркая вспышка разрезает темноту, Рон чувствует резкую боль в ноге и падает рядом с Драко.

— Так-так-так, — раздается хриплый голос. — Что тут у нас? Еще одни чистокровные дегенераты?

Рона и Драко обступают пять фигур в темных мантиях. Их лица скрыты капюшонами. Один из них наклоняется к Драко и освещает его лицо Люмосом.

— Ну надо же какая удача! — восклицает он. — Сам великий сноб Малфой попал к нам! Просто подарок на Рождество! А это кто? — свет от палочки слепит глаза Рону. — Уизли? Хм, сомнительная компания.

— Кто вы? — с трудом произносит Рон.

— Санитары леса, — усмехается фигура. — Чистим волшебный мир от таких, как вы.

— От таких, как мы? — глухо переспрашивает Драко.

— Да, от чистокровных, — напавший на них выпрямляется и указывает на Драко: — Так, этого в ближайший переулок и прикончить. Только быстро, чтобы шума не было.

Двое подхватывают Малфоя под руки. Он сопротивляется, но очень вяло — похоже, серьезно ударился.

— А этого… — Люмос снова освещает лицо Рона. — Мне жаль убивать тебя, Уизли. Ты женат на магглорожденной, к тому же, мне очень нравится твой магазин. Но ты слишком много видел. Конечно, можно стереть тебе память, но смертельное заклятие как-то надежнее.

Рон дергает здоровой ногой и толкает стоящего впереди себя. Это не самый лучший прием обороны, но нескольких секунд замешательства ему хватает, чтобы выхватить свою палочку и наставить ее на противника.

— А ну, отошли от Малфоя! — рявкает он, но тут же получает удар по затылку.

Оказывается, еще один из «санитаров» стоял позади него. Драко пытается вырваться, но его бьют в живот, и он кулем оседает на землю.

— Глупо, — «санитар» цокает языком и качает головой. — Теперь мне точно придется вас убить.

Он направляет на них палочку, но в воздухе возникает очередная яркая вспышка, и рядом с ними появляются фигуры в аврорских мантиях.

— Ни с места! — раздается звонкий голос, который Рону кажется смутно знакомым. — Вы окружены! Палочки на землю!

«Санитар» резко оборачивается, но его отбрасывает в сторону заклинанием. Упав на землю, он пытается подняться, но ему прямо на грудь наступает ногой один из авроров.

— Только дернись, мерзавец! На части разорву!

От звука этого голоса у Рона по коже бегут мурашки. Невозможно!

Веревки, возникшие тут же из воздуха, крепко опутывают бандитов, а того, что напал на Драко и Рона, поднимают с земли.

— Ну и кто тут у нас? — один из авроров, почти на голову выше всех остальных, подходит к нему и срывает с него капюшон. — Саймон! Я так и знал! Старый друг!

— Малфой, — сквозь зубы шипит Саймон. — Жаль, мне времени не хватило… Ублюдок!

— А ну, заткнись! — прикрикивает тот аврор, что наступил на него.

Он откидывает с головы капюшон, и Рон понимает, что слух его не обманул. Перед ними стоят Скорпиус Малфой и Роза.

— Сын? — хриплый голос Драко заставляет их вздрогнуть.

— Охре… — договорить заветное ругательство Рону не дает внезапный приступ кашля.

— Отец?

— Папа!

Последнее, что видит Рон, это испуганное лицо Розы, а затем наступает темнота.

***

— Так кто же они такие?

На следующий день Рон, Драко, Роза и Скорпиус сидят в кабинете Гарри Поттера.

На его двери с надписью: «Главный аврор» висит табличка: «Не беспокоить».

У Драко перебинтована рука, а Рон иногда потирает затылок — приложили его здорово.

— Группа энтузиастов, — Гарри вертит в руках гусиное перо. — Нападали на чистокровных волшебников. Хотели их полностью истребить.

Драко нервно дергает плечом.

— Их главарем был бывший аврор, — Гарри сочувственно кивает Малфою. — Саймон Керри. Его уволили за превышение служебными полномочиями — замучил двух подозреваемых до смерти. У него еще тогда был зуб на чистокровных. Действовали четко и осторожно. Мы бы еще долго их ловили, если бы не Роза.

Рон с гордостью глядит на дочь. Та смущенно улыбается.

— Она сумела распознать схожую картину во всех нападениях и выяснила, где они могут совершить следующее преступление. А Скорпиус полностью взял на себя руководство операцией.

Теперь очередь Драко довольно улыбаться. Скорпиус лишь пожимает плечами.

— К сожалению, мы и представить не могли, что их следующей целью станете вы, — на лице Гарри возникает легкое удивление. — Рон, ты-то ладно, сидишь в своем магазине допоздна. Но, Малфой, ты что там делал?

Драко и Рон переглядываются.

— Пришел обсудить кое-какие организационные дела, — Драко принимает нарочито равнодушный вид.

— Дела? — брови Гарри взлетают вверх.

— Да, — Малфой беспечно машет рукой. — Свадебные. Ты же в курсе, Поттер, наши дети скоро женятся. Время быстро пролетит. Нужно все успеть подготовить.

Роза и Скорпиус пораженно смотрят на него.

— А почему такой изумленный вид? — Драко ухмыляется. — Вы что, жениться передумали?

— Нет, — хором отвечают Роза и Скорпиус.

— Ну вот и… — договорить Драко не успевает, потому что Роза тут же стремительно подбегает к нему и крепко обнимает.

— Спасибо! — горячо шепчет она.

— Рози, — Рон укоризненно качает головой, — не забывай, ты станешь частью семьи аристократов. А леди не бросаются на шею каждому встречному.

— Иди ты, Уизли, — ворчит Драко, но обнимает Розу в ответ.

Скорпиус переводит взгляд с отца на Рона. Тот весело ему подмигивает.

***

В главном зале министерства яблоку негде упасть. Кажется, весь магический свет Британии собрался здесь, чтобы стать свидетелем большого события — бракосочетания Розы Уизли и Скорпиуса Малфоя.

Драко сидит в первом ряду и с гордостью смотрит на сына. Тот явно волнуется, но выглядит абсолютно счастливым. Драко косится на Асторию, сидящую рядом, а потом берет ее за руку.

— Ты чего? — удивленно спрашивает она.

— Спасибо, — шепчет он и целует ей пальцы.

— За что?

— За этот день!

Звучит первый аккорд свадебного марша, все встают, и двери в зал открываются. По рядам пробегает восхищенный вздох. Роза похожа на белую нимфу — прекрасная и изящная. Ее отец, держащий ее под руку, сияет не хуже жениха. У Гермионы Уизли — железной леди министерства, как ее про себя называют некоторые сотрудники, сейчас подозрительно блестят глаза, а сама она крепко держится за младшего сына.

Рон подводит Розу к Скорпиусу, поднимает вуаль с ее лица и нежно целует в лоб.

— Ты прекрасна! — шепчет он.

Кингсли Шеклболт — министр магии одобрительно взирает на эту сцену, а потом внимательно оглядывает зал.

— Мы собрались здесь, чтобы стать свидетелями прекрасного события — союза этого мужчины и этой женщины. И сейчас я хочу спросить, есть ли среди присутствующих кто-то, кто возражает против этого брака?

И никто не замечает, как в первом ряду Астория Малфой и Гермиона Уизли строго смотрят на своих мужей. Те беспечно пожимают плечами и переглядываются.

***

Свадьба в самом разгаре. Молодежь вовсю отплясывает на танцполе, а старшее поколение проводит время за беседой.

Гермиона что-то живо обсуждает с Асторией, и они обе хихикают как девчонки. Рон берет два бокала с шампанским и подходит к Малфою.

— Скучаешь, хорек? — он протягивает ему один бокал.

— Мечтай, Уизел, — в тон отвечает Драко.

— Ну и что теперь? — Рон с удовольствием наблюдает, как Роза и Скорпиус танцуют что-то вроде магловской макарены, а остальные им скандируют.

— Ты про что? — Драко автоматически отбивает ритм ногой.

— Субботние семейные ужины, воскресные конные прогулки, или что вы там, аристократы, обычно делаете?

— Будешь всю жизнь меня теперь подкалывать?

— Так повод даешь, — Рон пожимает плечами.

Они некоторое время молча наблюдают за танцами. Затем Драко вспоминает, что кое-что хотел спросить у Рона.

— Слушай, Уизли, — нерешительно начинает он, — у тебя в магазине колдография квиддичной команды висит.

— Ну, — Рон допивает шампанское залпом и берет себе еще один бокал.

— А что там за девушка рядом с твоей сестрой? Вроде бы всех знаю, а ее не припоминаю.

— Рыженькая такая? — Рон выглядит полностью расслабленным.

— Да, — сердце Драко начинает стучать немного быстрее.

— Демельза Робинс, играла за нашу команду на шестом курсе. Не помнишь?

— Нет, — Драко как можно беспечнее качает головой. — И что с ней сейчас?

— Не знаю точно, — Рон потягивается, — по-моему, она сейчас в Америке. Ярой феминисткой стала. Ты лучше у Джинни спроси, они вроде до сих пор поддерживают связь. Стой, а тебе зачем? — он подозрительно смотрит на Драко.

— Да, просто так. Всех помню, а ее нет. Вот и интересно стало.

Феминистка, значит? Наверное, хорошо, что он все-таки выбрал Асторию?

— А, ну-ну, — Рон отставляет пустой бокал и садится на стул.

Раздается мерзкий звук, и гости, сидящие неподалеку от Рона, недовольно на него косятся. Он подскакивает и резко оборачивается к Драко. Тот ухмыляется.

— Подушка-пердушка, отличный товар, Уизли! — он салютует ему бокалом и уходит.

Рон изумленно смотрит ему вслед.

— Малфой только что меня подколол, — бормочет он, — охренеть!

Последнее слово он произносит шепотом и воровато оглядывается.

На танцполе раздаются громкие аплодисменты и улюлюканье. Рон переводит туда взгляд и видит, как Драко с женой лихо отплясывают твист.

— Хорошо танцуют, — к нему подходит Гермиона. — Никогда бы не подумала, что они так умеют. Неожиданно, да?

— Неожиданно? — Рон с озорством смотрит на жену. — Детский сад. Пойдем, покажем класс?

И он увлекает хохочущую жену на танцпол.
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Top.Mail.Ru