Ria Key    закончен

    Когда бутылка стала замедляться, Лили молилась, чтобы она остановилась на ком угодно, кроме нее. С каждой секундой она крутилась все медленнее, и Лили видела, как горлышко намеревалось указать на нее. Девушка собралась уже было предложить Мерлину своего первенца вместо этого ужаса, но тут все прекратилось.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Лили Эванс, Джеймс Поттер, Сириус Блэк
    Любовный роман /Юмор / || гет || PG-13
    Размер: мини || Глав: 1
    Прочитано: 444 || Отзывов: 0 || Подписано: 1
    Начало: 06.01.20 || Последнее обновление: 06.01.20
    Данные о переводе

Весь фанфик Версия для печати (все главы)


Крути

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


— Категорически нет.

— Пожалуйста?

— Нет.

— Ну, пожалуйста?

— Нет.

— Умоляю!

— Ты когда-нибудь угомонишься, черт возьми? — раздраженно спросила Лили, захлопывая книгу, которую до этого читала. Она откинулась на спину и оперлась головой об изголовье кровати. Доркас с разбегу улеглась рядом с ней, и Лили слегка подпрыгнула. — Мой ответ — нет, — сердито проворчала она.

— Да ладно тебе, Лили.

— Доркас Энн Медоуз, я в любом случае откажусь участвовать в этом. Если вы настолько глупы, что хотите играть в «Бутылочку» прямо в общей гостиной, то удачи и хорошо вам повеселиться, только оставьте меня в покое, — отчеканила она и продолжила листать свою книгу.

Доркас раздраженно вздохнула и вырвала книгу из рук Лили.

— Чтение, Лили? Серьезно? Мы только сегодня сдали С.О.В. Нам нужно отпраздновать это с шоколадными лягушками, клыкастыми фрисби и огневиски! — Доркас проигнорировала ее попытку возразить и продолжила. — После этого чертового года, когда в нас пытались в прямом смысле впихнуть все возможные и невозможные знания, ты должны впустить в свою жизнь что-то новое. Все не так уж и плохо, как тебе кажется. Все студенты сейчас на учебе, так что будут только наши однокурсники. В конце концов, все делают это! — сказала она со смехом, игриво подталкивая Лили.

— Доркас, я невосприимчива к давлению сверстников. Я приняла это зелье много лет назад.

— Уж я-то знаю это, — пробормотала Доркас себе под нос. Она решила использовать последний козырь в своем рукаве. — Хорошо, тогда, если ты через пять минут не спустишь свою задницу вниз, я скажу Джеймсу Поттеру, как он с легкостью может обойти всю эту дребедень с лестницами, просто пробравшись в нашу комнату через окно.

— Ты этого не сделаешь! — возмущенно воскликнула Лили.

Доркас злобно ухмыльнулась.

— О, еще как сделаю. Уверена, он оценит это. У него глаза на лоб полезут, когда увидит, где спит Лили Эванс.

— Поттер, — сквозь зубы пробормотала Лили.

— Выбирай. Либо ты играешь в небольшую безобидную игру, либо Поттер получает полный доступ к твоим трусикам.

— С чего бы ему получать к ним полный доступ? Он даже не знает, где они лежат, — растеряно проговорила Лили.

— У парней врожденный дар угадывать, где девчонки хранят свои трусы. Я не знаю, как и почему, но это действительно правда.

— Это нелепо, — заявила Лили.

Она тяжело вздохнула. Доркас вечно придумывала какую-то ерунду. Каждая новая ее идея была еще абсурдней, чем предыдущая.

— Согласна, но это ничего не меняет. Сейчас я шантажирую тебя. Ты должна сыграть в «Бутылочку», или он получит твои трусики, — ответила Доркас.

— Ты дьявол воплоти, — простонала Лили, искоса глядя на подругу. Нет большего зла, чем Доркас.

— Да, — согласилась она. — Но теперь, по крайней мере, у меня будет свидетель моего первого поцелуя с Ремусом Джоном Люпином! — с визгом воскликнул Доркас.

Она влюбилась в Ремуса еще в начале года. И все это время Лили была вынуждена выслушивать стенания о том, какие у Ремуса голубые глаза, как он великолепен в Защите от Темных искусств и как восхитительно выглядит без школьной рубашки.

Лили закатила глаза.

— Не понимаю, почему бы тебе просто не сказать ему о своих чувствах. Зачем прибегать к таким глупым играм, да еще и меня тащить за собой.

— Это была не моя идея, а Сириуса, — поправила ее Доркас.

— Еще лучше, — пробормотала Лили.

— Тем более ни для кого не секрет, что наши мальчики в этом году стали невероятно привлекательными, поверь, тебе есть ради чего идти.

Лили вновь закатила глаза. Это было так похоже на Доркас. Она очень любила свою подругу. Доркас была харизматичной, сострадательной и умной девушкой. У них были схожие интересы и страстная любовь к шоколадным лягушкам. Однако в последнее время, как только речь заходила о мальчиках, Доркас сразу превращалась в слабоумную идиотку наподобие тех глупых девчонок с их курса.

— Сомневаюсь, что ты и в самом деле так переживаешь за мою личную жизнь, скорее уж боишься упустить шанс поцеловаться с Ремусом Люпином, — пробормотала Лили в ответ.

Доркас даже не попыталась отрицать это.

— Ну же, Лили, он такой классный! Мне просто нужно, чтобы ты поиграла вместе со мной и я не чувствовала себя такой идиоткой. Мне нужна моя лучшая подруга. Пожалуйста! — взмолила Доркас, состроив ей щенячью мордашку.

Лили застонала, понимая, что в этот раз проиграла.

— Прекрасно! — огрызнулась она. — Я пойду туда и подержу тебя за руку, но, если Поттер окажется в радиусе хотя бы пяти метров, я тут же найду себе менее раздражающего лучшего друга.

Доркас громко рассмеялась из-за ее пустой угрозы.

— Да, конечно, — ответила она, улыбаясь. — Ты не найдешь никого лучше меня.

— Уверена, сейчас даже новый парень Петунии был бы предпочтительнее тебя.

— Тот, что похож на тюленя? — спросила Доркас, сморщив нос. — Это слишком даже для тебя.

— Зато он не стал бы меня заставлять играть в «Бутылочку».

— А еще не дал бы, видимо, есть. Он заберет всю твою еду себе.

— Мерлин, у Петунии ужасных вкус на парней, — задумавшись, произнесла Лили.

— Сильно сомневаюсь, что она смогла бы отхватить кого-то хоть отдаленно похожего на моего Ремуса. И у нее нет такой же удивительной лучшей подруги, как у тебя.

Лили громко вздохнула. Доркас игриво подмигнула ей в ответ и выжидающе уставилась на девушку.

Лили ждала, что Доркас что-нибудь сделает, но та продолжала лежать на кровати.

— Разве нам не надо сейчас идти вниз? — она нетерпеливо воскликнула.

— А разве ты не собираешь переодеться во что-нибудь? — Доркас аккуратно постаралась намекнуть Лили, чтобы не разозлить ее еще больше.

Что, естественно, не удалось.

— Что не так с моей одеждой? Я же не буду переодеваться только ради этого! — Лили кипела от злости.

Доркас устало прошлась по ней взглядом. Лили все еще была одета в форму, которая идеально подходила под устав школы, потому что она бы никогда не посмела сделать ничего столь скандального, как если бы ее юбка оказалась на пару сантиметром выше колен.

— Просто ты будешь единственной, кто придет в школьной мантии, — сказала Доркас, указывая на свою футболку с шортами.

Лили продолжала бормотать себе под нос всевозможные проклятия, пока поднималась с кровати и рылась в своем чемодане в поисках чего-нибудь подходящего. В итоге она натянула на себя джинсы и свитер.

Доркас осуждающее на нее посмотрела.

— Что на этот раз? — пробурчала Лили.

— Честно, Лили? На дворе лето, и огонь в камине от этого холоднее не стал. Ты же не умрешь от того, что покажешь хотя бы сантиметр своей кожи? — Доркас подошла к своему сундуку и взяла черную майку, лежащую поверх кучи одежды. — Наденька это.

Лили вздохнула, но все же переоделась в топ, хоть и с большой неохотой.

— Ты будешь должна мне за это, — произнесла она, поправляя свои волосы.

— Знаю, Лилс. Я проведу вечность, пытаясь загладить перед тобой вину. Видит Мерлин, я действительно пытаюсь заставить тебя немного повеселиться.

— Давай уже просто пойдем, — сказала Лили.

— Подожди! Нанеси сначала немного блеска на губы, — напомнила ей подруга.

Лили хлопнула себя ладонью по лбу, когда Доркас схватила ее за руку и потащила к зеркалу.

Через пятнадцать минут ей наконец разрешили спуститься вниз, чтобы поиграть в «Бутылочку». Лили чувствовала себя немного не комфортно из-за косметики, которую Доркас нанесла ей на лицо. Она все еще была похожа на саму себя, но тушь ужасно утяжеляла ее веки. Когда Лили рассказала об этом Доркас, та лишь посмеялась над ней и сказала, что она скоро привыкнет, ведь это всего лишь малая часть того, что делает ее девушкой.

Это всерьез встревожило Лили. Девушкой можно быть и без косметики, а еще постоянных мыслей о парнях и одежде. В последнее время все будто с ума посходили от гормонов. Все они сумасшедшие. Лили осталась единственной здравомыслящей ученицей в этой школе.

— Доркас! — Ремус с улыбкой поприветствовал стоящую рядом с Лили брюнетку.

— Эй, мы не опоздали? — спросила Доркас, улыбнувшись ему в ответ.

— Нет, мы как раз собирались начинать, — произнес он, а затем перевел взгляд на Лили, и его глаза расширились от удивления. — Воу, Лили, не думал, что ты захочешь присоединиться к нам.

— Доркас наложила на меня заклятие Империус, — проворчала Лили, спустившись с лестницы. Она оглядела комнату и заметила небольшую компанию пятикурсников, сидящих друг напротив друга.

— Что, прости? — переспросил Ремус.

Доркас закатила глаза.

— Не обращай на нее внимания. Она считает, что это смешно. Давайте лучше начинать!

— Хорошо, — согласился Ремус, в последний раз окинув взглядом Лили, и повел Доркас к остальным ребятам.

Лили последовала за ними и уселась на единственное свободное место рядом с Питером Петтигрю. Очевидно, Ремус занял место только для Доркас. Кроме нее там было еще около девяти ее однокурсников, все они сидели и весело о чем-то переговаривались. Как и предсказывала Доркас, все пришли в магловской одежде. Лили мысленно прокляла подругу за то, что та оказалась права. Она со смесью раздражения и зависти наблюдала за тем, как эти двое улыбались и украдкой поглядывали друг на друга. Ее раздражало, что они не могут просто откровенно поговорить о своих чувствах и вместо этого продолжали упускать время на всю эту подростковую влюбленную чепуху. Но с другой стороны, страстное желание в их глазах заставляло ее почти хотеть, чтобы кто-нибудь из них оказался хоть немного скромнее. Почти.

— Мерлин, он великолепен, — прощебетала сидящая справа от нее девушка с карамельно-пшеничными волосами.

Лили поморщилась, услышав томные вздохи Эшли Паркинсон. У нее буквально текли слюни, когда она потянулась к уху сидящей рядом с ней девушки.

— Я имею в виду, Мерлин, ты заметила, какие поразительные у Джеймса волосы? То, как они торчат, — это так сексуально. Интересно, он использует какие-нибудь чары? Может, я могла бы…

— Готовы играть? — произнес Сириус, для большей выразительности покрутив в руках зеленую бутылку.

Лили никогда особо не радовалась при виде Сириуса Блэка. Она знала, что рядом с ним ничего хорошего ожидать не стоило.

Он сел рядом с Джеймсом и положил бутылку в центр круга.

— Итак, сегодня играют Ремус, Доркас, Коннор, Джеральд, Шармейн, Кадисон, Эшли, Лили, Пит, Джеймс и я, собственно.

Лили заметила, как Джеймс тут же повернулся к ней, когда Сириус произнес ее имя. Он вопросительно посмотрел на нее, и Лили в ответ бросила на него недовольный взгляд. Джеймс ухмыльнулся и подмигнул ей, прежде чем продолжил слушать объяснения Сириуса. Лили скрестила руки на груди и тоже отвернулась от него.

— Таким образом, вы просто крутите бутылку, а затем целуетесь, с кем вам выпадет.

— А что, если нам попадется кто-нибудь того же пола, что и мы? — спросил сидящей рядом с ней Питер.

— Я уже позаботился об этом. Бутылка заколдована таким образом, что всегда будет останавливаться на человеке противоположного пола. Я бы ни за что не согласился целоваться с кем-нибудь из своих товарищей, — от одной мысли об этом Сириус поморщился.

Лили была поражена. Это действительно было хорошей идеей. Кроме того, заклинание, которое он наложил вряд ли было обычным, ему явно пришлось поискать его в одной из школьных книг. Сириус, сидящий в библиотеке и судорожно пытающийся найти нужное заклинание, заставил Лили усмехнуться. Впрочем, она сделала вид, что закашляла.

— Ладно, — произнес Сириус. — Кто хочет быть первым?

Все нервно переглянулись. Лили позабавило, что на деле все оказались слишком застенчивыми, чтобы вызваться добровольцем. Странности человеческого ума были столь загадочны.

— Я хочу, — произнес Джеймс, нарушив молчание.

Лили насмешливо фыркнула. Конечно же, Поттер хотел выделиться. Он сделает все, чтобы привлечь к себе внимание. Она с пренебрежением наблюдала за тем, как он взъерошил свои волосы и, наклонившись вперед, раскрутил бутылку. Все молча наблюдали за, тем как она вращалась на полу. Когда бутылка стала замедляться, Лили молилась, чтобы она остановилась на ком угодно, кроме нее. С каждой секундой она крутилась все медленнее, и Лили видела, как горлышко намеревалось указать на нее. Девушка собралась уже было предложить Мерлину своего первенца вместо этого ужаса, но тут все прекратилось.

Лили с облегчением выдохнула. Бутылка указала на сидящую справа от нее Эшли. До нее она не успела дойти.

— О, Эшли! — произнес Сириус, по-братски хлопнув Джеймса по спине, словно поздравляя того с чем-то.

Лили закатила глаза. Конечно, Эшли была хорошенькой, но в то же время довольно тусклой. Лили часто задавалась вопросом, почему ее отправили в Гриффиндор. Она была такой слабовольной.

— Сейчас ты должен ее поцеловать, Джеймс, — сказал Сириус.

Он устало посмотрел на друга.

— Я знаю, приятель. В этом и смысл игры.

— Верно, — ответил Сириус.

Джеймс покачал головой и двинулся через весь круг к Эшли. Все еще стоя на коленях, он дружелюбно улыбнулся ей.

— Прости за это, Эш, — сказал он. — Похоже, тебе придется поцеловать меня.

Эшли выглядела так, будто вот-вот готова была упасть в обморок.

— Все в порядке.

Джеймс вновь тепло ей улыбнулся и, обхватив ее одной рукой за шею, а другой за талию, притянул к себе. Он приблизился к ее губам, и они поцеловались.

Лили откровенно уставилась на них. Они были так близко, что она ощущала запах одеколона, исходящий от Джеймса. Они продолжали нежно целоваться, и Лили почувствовала, как ее лицо стало гореть. Внезапно она представила себя той, кто жадно стонет Джеймсу в рот и играет пальцами с его непослушными волосами. Испытав отвращение к самой себе за такие непристойные мысли, Лили тряхнула головой, чтобы стереть этот образ из головы. Доркас была права. Ей действительно нужно больше выходить в свет. Если она чувствовала себя настолько одинокой, что начала фантазировать о Джеймсе Поттере, то очевидно ей нужно было хоть какое-нибудь мужское общение.

Раздался чавкающий звук, и они отстранились друг от друга. Лили почувствовала тошноту. Она только что стала свидетелем того, как двое ее самых нелюбимых людей поцеловались. Ее сейчас стошнит. Либо это, либо она ударит Эшли, чтобы та перестала так мерзко хихикать. Эта девчонка было чертовски невыносима. Лили со всей силы сжала кулаки, когда Эшли в последний игриво чмокнула Джеймса в губы, прежде чем тот уселся на свое место.

— Ладно, — сказал Сириус. — Теперь очередь Эшли.

Ей пришлось целовать Коннора, который в свою очередь поцеловал Шармейн. Лили обрадовалась, увидев, что, когда она раскрутила бутылку, та указала на Джеральда, в которого, как она знала, Шармейн, застенчивая, но очень милая девушка, была влюблена. Затем Джеральду пришлось соприкоснуться губами с Доркас. Лили умоляла наказать ее за то, что она заставила ее участвовать в этой дурацкой игре, но сегодня удача решила отвернуться от нее. Когда Ремус и Доркас расцепили свои довольно жаркие объятия, на их лицах застыли широкие и глупые улыбки. Лили закатила глаза. Хоть девушка никогда и не увлекалась гаданием, но сейчас она с легкостью могла предвидеть, как Доркас часами будет болтать об этом поцелуе.

Прошло еще несколько ходов, и Лили уже потеряла счет того, кто и с кем целовался. Честно говоря, ее это не очень и интересовало. Это просто был еще один пример буйствующих гормонов у подростков. Она каждый день могла наблюдать это у мародеров. Лили посмотрела на часы, затем перевела взгляд на лестницу, задумавшись о том, сколько еще времени это будет длиться. По крайней мере ей до сих пор не приходилось ни с кем целоваться. Прошло еще десять скучных минут, когда бутылка вновь оказалась в руках Сириуса, в четвертый или пятый раз так точно.

— Может, стоит уже закругляться, — задумчиво произнес он. — Занятия скоро закончатся.

— Ладно, — согласился Джеймс. — Мы можем пораньше спустить на ужин. Я умираю с голоду. Эти С.О.В. отнимают у парней слишком много сил.

— Так много думать вредит твоему мозгу? — поддразнил его Ремус.

— Ну, знаешь, Лунатик, иногда трудно идти в ногу с циклом. Когда твои желания берут вверх, — сказал Сириус.

Все четверо мародеров рассмеялись, что немного смутило Лили. Она решила, что не хочет знать подробностей.

— Значит, на этом и закончим, — неуверенно произнес Сириус.

— Подождите! — воскликнула Эшли.

Лили закатила глаза. Девушка не имела ни стыда, ни совести. Она была готова на все, чтобы вновь поцеловаться с Джеймсом.

— До Лили очередь так и не дошла. Мы не можем закончить, пока все не раскрутят бутылку, — заявила Эшли.

Лили едва не зарычала на Эшли, когда та протянула ей бутылку. Однако она проигнорировала ее жест.

— Правда, — начала Лили, — все в порядке. Я ведь даже и не хотела играть.

— Ох, да ладно тебе, Эванс, — перебил ее Сириус. — Просто крути. Конец света не случится, если ты поцелуешься с каким-нибудь парнем. Уверен, Дамблдор все равно позволит тебе потом стать новой версией Макгонагалл.

Лили сердито выхватила из рук Эшли бутылку и со всей силой раскрутила ее. Она почти не обращала внимание на нее и вместо этого представляла, как убьет Доркас за то, что та вынудила ее играть в эту идиотскую игру. Внезапно бутылка остановилась, и Лили услышала всеобщий вздох однокурсников. Она взволнованно опустила глаза и обнаружила, что та указывала на Джеймса Поттера. Он смотрел на бутылку самым не верящим взглядом, какой Лили только когда-либо видела.

Она вскочила на ноги.

— Ни за что, — произнесла Лили настолько тихо, что вряд ли кто-то смог ее услышать. — Ни за что, — повторила она.

Джеймс перестал пялиться на бутылку и поднял голову, обратя внимание на Лили. Его глаза казались остекленевшими.

Лили почувствовала подступающую тошноту. Она ощущала сейчас такое отвращение. Казалось, ничто не могла быть более нелепым, чем одна мысль о его губах, касающихся ее. Она даже не пыталась скрыть отвращение. Сердце Лили бешено колотилось в груди, пока она ждала, когда он наконец с глупой ухмылкой направится к ней. Она знала, что ему это понравится. Поттер весь семестр мучил ее, пытаясь очаровать и заманить на свидание. Теперь же неожиданно у него появился шанс поцеловать ее. Когда Лили встретилась с ним взглядом, то с ужасом обнаружила, что его глаза были полны паники. В какой-то момент он даже отодвинулся от круга, будто пытался уйти от нее как можно дальше.

Его руки нервно теребили край рубашки. Он все еще продолжал смотреть на Лили с непроницаемым выражением лица. Затем Джеймс вновь перевел взгляд на бутылку.

— Это просто глупая игра, — быстро проговорил он. Его голос звучал странно и немного натянуто. — Нам не обязательно целоваться.

Лили открыла рот, но не смогла произнести ни слова. Она просто продолжала смотреть на него.

Кажется, Сириус собирался что-то ответить, но Джеймс остановил его.

— Я не собираюсь ее целовать.

Его голос звучал непреклонно. Джеймса невозможно было переубедить.

Лили моргнула. Его слова задели ее. Конечно, она была благодарна ему. Никогда в жизни Лили не была так счастлива из-за того, что кто-то решил нарушить правила. Но все же, почему Джеймс Поттер, парень, который при каждом удобном случае приглашал ее на свидание, сейчас отказался с ней поцеловаться? У нее перед глазами до сих пор стояло нескрываемое презрение на его лице. Казалось, каждая часть его тела кричала о нежелании. Это было невероятно. Это действительно происходило взаправду. И это было очень больно.

Лили не успела переварить в голове все произошедшее, как кучка шестикурсников ввалилась в общую гостиную, громко разговаривая и смеясь над какой-то шуткой. Лили поняла, что сейчас игра была точно закончена, и, развернувшись, как можно быстрее побежала на верх. Она споткнулась об одну из ступенек, но все равно продолжила идти в свою комнату. Оказавшись внутри, Лили с силой захлопнула дверь и рухнула на кровать. Никто вслед за ней не пошел.

Не понятно почему, но Лили чувствовала жгучее желание расплакаться. Предательские слезы подкатили к глазам, но она не позволила им упасть. Лили продолжала думать о том, что сейчас произошло. Джеймс Поттер отказался ее поцеловать. Он дважды сделал это с Кадисон, Шармейн и даже с этой шлюхой Эшли. Если он и не одобрял эту игру, то было совершенно очевидно, что ему нисколько не противилось целовать других. Он делал это с большим удовольствием. Закончив, Поттер криво ухмылялся девушкам и небрежно садился на место. Он проделывал это четыре раза. Но когда настала очередь Лили, ему вдруг резко расхотелось играть. Конечно, он бы не опустился так низко, чтобы поцеловать ее, Лили Эванс.

Смущение и отвращение нахлынула на нее. Что случилось? Неужели она ему больше не нравилась? Неужели Доркас оказалась права? Может, она действительно не тот человек, с которым хотелось быть вместе?

Лили мысленно поругала себя за это. Она вела себя нелепо. Да и какое ей было дело до этого? Она должна прыгать от счастья, что Поттер наконец смог пережить свое мимолетное увлечение ею. Мерлин, ей даже не пришлось тратить своей первый поцелуй на такого мерзавца, как он.

Признаться честно, Лили продолжала раз за разом прокручивать в голове сцену поцелуя Джеймса и Эшли. Судя по звукам, которые она издавала, Джеймс, должно быть, чертовски хорошо целовался. Он не был таким грубым и требовательным, как Лили предполагала до этого. Казалось, если Джеймс Поттер решит поцеловать тебя, то он сделает это так, что ты всем телом почувствуешь это. Именно такого первого поцелуя Лили и хотела для себя.

Она застонала. Ее мысли опять ушли не в то русло. Лили определенно не это хотела видеть каждый раз, когда закрывала глаза. Она села и скрестила руки на груди. Лили резким движением задернула балдахин на ее кровати.

После почти трех часов размышлений в полном одиночестве, она услышала, как кто-то открыл дверь и вошел в комнату.

— Доркас, я не в настроении, — раздраженно сказала Лили, рухнув обратно на подушку.

— Эм, это не Доркас, — услышала она в ответ мужской голос.

Лили поспешила одернуть балдахин, чтобы посмотреть на незваного гостя.

— Поттер, — пробормотала она.

Он вздохнул и с тоской посмотрел на нее.

— Как ты сюда попал?

Он поднял метлу и положил ее на стол.

— Доркас сказала мне, что я могу просто залететь сюда.

Лили цокнула языком.

— Я ни сколько не удивлена, — пробормотала она. Лили встала с кровати и подошла к нему, стараясь все же держать расстояние между ними. — Зачем пришел?

Джеймс нервно сглотнул, но сдержался от желания провести рукой по волосам.

— Я пришел поговорить с тобой о том, что произошло.

— О, — ответила Лили, покраснев при воспоминании о той сцене. Она заставила себя казаться равнодушной. — А что произошло?

— Ты три часа не выходила из своей комнаты. И пропустила ужин, — ответил он.

— У меня и здесь есть еда, — Лили пожала плечами. — Не переживай из-за этого. Я знаю, что это Доркас заставила тебя подняться сюда, так что можешь сказать ей, что проверил меня, и просто вернуться к своим делам.

— Нет, Лили, я сам захотел сюда прийти.

— Зачем?

— Из-за случившегося, да еще и эта глупая игра. Я не уверен в этом, но возможно ли, что ты сидишь сейчас здесь из-за того, что мы… — произнес он, запинаясь, — что мы не поцеловались.

Лили скрестила руки на груди.

— Нет, не из-за этого. Мне просто захотелось немного почитать. Это не имеет к тебе никакого отношения.

— Оу, — тихо ответил Джеймс. До него дошел смысл ее слов, и он тут же поник. Затем парень стал медленно направляться обратно к двери. — Тогда мне, наверное, стоит уйти.

— Подожди! — воскликнула Лили.

— Да? — с надеждой произнес он.

— Возможно, это косвенно связано с тобой.

Он вновь подошел к ней.

Она ожидала, что его лицо просветлеет, но вместо этого Джеймс выглядел еще более огорченным.

— Лили, насчет игры. Я просто хочу, чтобы ты знала, что это ничего не значит. Это просто один из способов побыть глупыми подростками. Я даже рад, что Сириус не вмешал сюда еще и огневиски.

Лили, не понимающе, уставилась на него.

— Если это ничего не значащая игра, то почему бы нам было просто не поцеловаться? Почему мы не сделали того, что ты делал с Эшли? Почему ты отказался, если для тебя это было раз плюнуть? — она не успела подумать о том, что сказала. Они так резко начали выплескивать все, что у них накопилось на душе. Но сказанных слов уже не вернешь.

— Я бы никогда не поступил так, если бы хоть на секунду подумал о том, что ты… — Джеймс замолчал и уставился в пол. Его рука дернулась, но он не позволил ей коснуться волос.

— Что я что? — переспросила Лили.

— Лили, когда ты увидела, что бутылка указала на меня… Я никогда не видел такого отвращения на твоем лице. Очевидно, что я противен тебе. Я знаю, что вел себя полным идиотом с тобой. Это естественно, что ты ненавидишь меня. И понятно, почему ты никогда в жизни не захотела бы со мной поцеловаться.

— Тогда почему было бы просто не воспользоваться выпавшим шансом. Ты тоже меня ненавидишь?

— Нет! — быстро проговорил он. — Нет, — повторил Джеймс мягче, подойдя к ней ближе.

— Я, Лили, я… Ох, ладно, ненависть — это не то чувство, что я испытываю к тебе. Я хотел поцеловать тебя. Мне так хотелось это сделать.

Лили посмотрела ему в глаза. Желание было написано на его лице, но там были и другие эмоции. Это было гораздо глубже. Лили удивилась его искренности.

— Тогда почему ты этого не сделал? — растерянно спросила она.

— Твое выражение лицо. Как я мог поцеловать тебя против твоей воли? Я не хочу принуждать тебя к этому. Да и мне самому от этого легче не станет. Любить кого-то, кто тебя ненавидит, — такая себе перспектива.

— Джеймс, я не ненавижу тебя.

— Твой взгляд говорил об обратном. Поэтому я запаниковал. Прости. Просто поцелуй с тобой будет значить для меня очень многое.

— Я не понимаю, — сказала она.

— Лили, когда я представляю наш поцелуй, то это не я тебя целую. А ты меня. Мне не важно, что могут пройти годы, прежде чем это произойдет, но я не собираюсь тратить что-то столь важное на какую-то глупую игру. Ты для меня гораздо больше, чем это.

Лили уставилась на него. Она никогда не слышала, чтобы кто-то говорил так же красиво, как он.

Джеймс неловко улыбнулся ей и направился к выходу.

Он открыл дверь, но обернулся, чтобы еще раз взглянуть на нее. На его лице застыла нервная улыбка, тогда Джеймс все же взлохматил свои волосы.

— Увидимся позже, Лили.

Она подошла к закрытой двери и уставилась на нее, пытаясь осмыслить то, что сейчас произошло. На секунду Лили подумала, не приснилось ли ей это все, но затем увидела лежащую на столе Доркас метлу.

Она осторожно взяла ее в руки и осмотрела. К рукоятке была привязана небольшая записка с надписью «Лили». Девушка стянула шнурок и нерешительно развернула пергамент.

Лили,

Дай мне знать, когда будешь готова к тому, чтобы бутылочка наконец остановилась.

Навсегда твой,

Джеймс

Лили улыбнулась и, сложив письмо, убрала его в карман.
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Top.Mail.Ru