Беаш.    закончен

    Джеймсу не терпится безжалостно подразнить Альбуса насчет девчонки, которую младший ночью привел домой.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Джеймс Поттер-младший, Альбус Северус Поттер, Скорпиус Малфой
    Юмор / / || джен || PG-13
    Размер: мини || Глав: 1
    Прочитано: 391 || Отзывов: 0 || Подписано: 0
    Начало: 04.03.20 || Последнее обновление: 04.03.20
    Данные о переводе

Весь фанфик Версия для печати (все главы)


С точки зрения брата

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Джеймс попытался вспомнить, когда еще он пребывал в таком предвкушении. От едва сдерживаемого ликования его аж трясло. Вцепившись обеими руками в мантию-невидимку, он нервно подпрыгивал на месте, ведь ему безумно хотелось носиться по дому и в то же время смирно сидеть и наблюдать: возможно, столь уморительной и драматичной сцены в доме Поттеров больше никогда и не будет. А виновником был даже не он.

Все Альбус. Это ведь Альбус спрятал у себя в комнате девушку.

Джеймс готов был вот-вот лопнуть от переполняющих его эмоций. Но он решил не сердить маму – поддавшись эмоциям, он бы оставил за собой огромный бардак – и уселся на лестницу, периодически поглядывая в сторону комнаты Альбуса. Времени было в обрез. Альбус мог быть и не в курсе.

Джеймс начал перебирать в голове факты. Во-первых, с лестницы ему открывался вид на коридор у парадной двери, где рядом с обувью Поттеров стояли кроссовки нежно-голубого цвета. Насколько Джеймсу было известно, никто из приятелей Альбуса такую обувь не носил. Кроссовки были великоваты, но Джеймс знал предостаточно девушек, которые носили обувь большого размера. Да и кроссовки эти скорее похожи были на девчачьи. Конечно, что в этом тако… ой-ей-ей. Прочитай мама его мысли, она бы ему голову оторвала. Слава Мерлину, не прочтет.

Во-вторых, когда вчера вечером Джеймс с Альбусом вернулись с работы, кроссовки там не стояли. Утром братья всегда вместе аппарировали в министерство, а вечером вместе возвращались. Несмотря на то что работали они в совершенно разных отделах и, честно говоря, возвращаться домой по отдельности было бы гораздо логичней, традиция есть традиция, а с традициями Джеймсу прощаться было тяжело. Но сейчас речь не о пунктиках Джеймса. Главное, когда Джеймс с Альбусом где-то в половине шестого вернулись домой, голубых кроссовок (и их хозяина) в доме еще не было.

В-третьих, когда посреди ночи Джеймса разбудила скручивающая желудок жажда, кроссовки уже стояли в прихожей. А жажда разве может скрутить желудок? Да неважно. Кроссовки Джеймс заметил, потому что их с братом комнаты располагались на верхнем этаже и по пути на кухню за водой ему нужно было спуститься по лестнице. Часы тогда показывали чуть за полночь.

В-четвертых, в 3:41 Джеймс проснулся от оглушительного грохота, доносившегося из комнаты Альбуса. Звук был такой, будто кровать Альбуса швырнули о стену. Джеймс и раньше слышал из его комнаты всякое разное, но в этом не было ничего удивительного: их разделяла лишь стена. Удивительно было то, какими на этот раз были звуки. К микровзрывам, сопровождавшим эксперименты Альбуса с зельями, Джеймс привык, но сейчас шум больше напоминал то, что он, будучи старостой, слышал во время обхода замка, когда застукивал в пустых классах целующиеся парочки.

В-пятых, время близилось к традиционному воскресному завтраку всей семьей – почти девять утра. Мама с папой вот-вот всех соберут и усадят завтракать за стол, как приличных людей. Когда Джеймс, Альбус и Лили еще учились в Хогвартсе и возвращались домой на каникулы в надежде отоспаться, подобные мероприятия не вызывали у них особого восторга. Но теперь Джеймс, скольких бы усилий ему ни стоило в этом признаться, получал от них удовольствие. А сегодня – особенно. Но если Альбус не хотел знакомить родителей со своей пассией на одну ночь, ему стоило бы поторопиться.

Джеймс взглянул на часы: без десяти девять. Черт подери, Альбус рискует. Если он собирается улизнуть из дома с этой своей девчонкой, не нужно затягивать, иначе он попадется кому-нибудь еще. Ключевое слово – «еще».

Раз ночью Джеймсу столь неприятным образом раскрыли глаза, он позаботился о том, чтобы окно в комнате брата было наглухо заперто волшебством. Поэтому Альбусу придется спуститься по лестнице в прихожую — то есть пройти мимо Джеймса — вместе с той, кого он там затащил в постель.

Упускать такую возможность было бы слишком. Да, дома и на работе подтрунивать над Альбусом он мог постоянно, но шанса подразнить младшего брата насчет его любовных похождений пока не выпадало. Альбус был удивительно скрытным человеком, в том числе, когда дело касалось его личной жизни, — тут уж из него толком и слова не вытянешь. Даже близкий друг у него был только один – отпрыск Малфоя со сложным именем. Скорпиус.

...Нет, Джеймс знал, как зовут лучшего друга брата, он просто любил позлить Альбуса, поэтому и притворялся. Джеймс знал и то, где Скорпиус работает, что любит поесть, какой у него любимый предмет в Хогвартсе и чем он займется в ближайшие пять лет. Как тут не знать, если Альбус, кто мало о чем говорил столь беззастенчиво, мог не затыкаться о Скорпиусе часами.

Раздался скрип, и дверь Альбуса приоткрылась. Джеймс обернулся и, расплывшись в придурковатой улыбке, накинул на себя мантию-невидимку. Пусть Альбус пока думает, что его великий планчик удался.

Паркет подозрительно скрипнул, и Альбус тихо ругнулся. К лестнице на цыпочках подбиралось двое человек.

– Давай тихо, – прошипел сквозь зубы Альбус, но Джеймс уловил в его голосе нежность и едва сдержался, чтобы не содрогнуться с притворным отвращением. Хоть Альбус и бесцеремонно выгонял девушку из дома, она явно была ему небезразлична. Вдруг их связывали более серьезные отношения?

Джеймс вытянул шею и мельком взглянул на девушку, правда, с этого ракурса как следует разглядеть ее не удавалось. Ничего себе, какая высокая, моментально подумал Джеймс. Выше Альбуса. Джеймсу захотелось прямо сейчас сорвать мантию и подколоть брата насчет его роста, но он одернул себя и вновь окинул девушку взглядом. Еще и блондинка, причем с довольно короткими волосами. Из-за мантии ее лицо было толком не разобрать. Джеймс начал было подниматься, чтобы рассмотреть девушку получше, но тут она заговорила.

– Ал, ты сам топочешь как гиппогриф. – Это, несомненно, был голос Скорпиуса Малфоя, и Джеймс уже не мог противиться соблазну. Он наложил заклинание Силенцио на лестницу (он, конечно, обожал смеяться над братом, но все же не хотел, чтобы тому досталось от родителей) и скинул с себя мантию.

Скорпиус с Альбусом одновременно вскрикнули. Скорпиус осторожно шагнул назад, но Альбус споткнулся и, перелетев через верхнюю ступеньку, повалился прямо на Джеймса. Застигнутый врасплох, Джеймс покачнулся, но, крепко обхватив брата, сумел удержать равновесие.

– Порядок, братишка? – Джеймс похлопал Альбуса по спине.

Судя по всему, Альбусу требовалось перевести дух. Тем временем покрасневший Скорпиус, уставившись в пол, прокашлялся.

– Джеймс, прости, пожалуйста. Ты не то подумал, – безучастно пробормотал он. Ответ был однозначно отрепетированный.

Альбус высвободился из объятий Джеймса и поднялся обратно. Джеймс лихорадочно пытался найти объяснение увиденному. Он практически не сомневался, чем ночью занимались эти двое, но сначала нужно было получить от Альбуса подтверждение.

– Вот вы дебилы. Что ж ты мне не сказал, Альбус? Ты мне можешь что угодно доверить.

Альбус поморщился и опустил взгляд на Джеймса.

– Прости. Но тебе не то чтобы следовало знать, и мы хотели сохранить…

– Ой, молчите уже. Хватит нести полную чушь. – Джеймс снисходительно махнул рукой и заулыбался еще шире. Он заговорщически наклонился к ребятам и театральным шепотом выдал: – Поверить не могу, что вы мне не рассказали, что вместе клеите девчонок!

Скорпиус уставился на него, разинув рот, словно Джеймс превратился в одичавшую неведому зверушку. Он моргнул и вежливо прокашлялся, прикрывая рот сгибом локтя. Джеймс сдержал смешок: до неприличия безукоризненные манеры Скорпиуса всегда его забавляли.

– Извини, Джеймс, я не совсем тебя понимаю.

Альбус быстро переводил взгляд со Скорпиуса на Джеймса и наоборот. Лучше бы он этого не делал: Джеймсу становилось дурно.

– Чудесная командная работа. Доказывающая, что наш Алли не может сам соблазнить девчонку. Без твоей помощи, Скорпиус, ему не обойтись, ведь ты красавчик. Умно ты придумал – остаться ночевать, чтобы отвести подозрения. Жаль, я не додумался.

– Красавчик. Скорпиус красавчик. Жаль, ты не додумался, – монотонно повторил Альбус. Он выглядел так, будто Джеймс врезал ему с ноги по губам. Или будто к ним домой нагрянула тетя Гермиона и объявила, что волшебства не существует и она заберет у них палочки. Альбус смотрел на брата, широко распахнув глаза, и покачал головой, казалось бы, в недоумении оттого, что его план разоблачили: – Ты считаешь, что вчера ночью я привел домой девушку, а Скорпиус меня прикрывал.

– Да, капитан Очевидность. – Скорпиус издал странный звук: что-то между покашливанием, смешком и криком боли. Прикрыв рот ладонью, он потянул Альбуса за локоть. – Потрясающий план. Такой продуманный. Только вот то, что она забыла кроссовки, не совсем продуманно вышло, дружище.

– Чего?

– Альбус, рот не разевай – муха залетит. Смотри, болван. – Джеймс указал на кроссовки, выбивающиеся из обуви Поттеров. Щеки Скорпиуса чудным образом заполыхали еще ярче, и он, пробормотав что-то неразборчивое, аккуратно протиснулся мимо Джеймса и поднял обувь.

– Не расслышал, мелкий. – Называть Альбуса и Скорпиуса «мелкими» было весело, в основном потому, что если Скорпиус и готов был это стерпеть, то Альбус всегда начинал возмущаться. Джеймс оглянулся проверить реакцию брата: тот стоял у ступеней как вкопанный. Он даже не скрестил руки на груди в знак негодования. Джеймс нахмурился: подозрительно.

– Они, кроссовки эти, мои, мои кроссовки, – сказал Скорпиус, не отрывая взгляд от потолка. Джеймс закатил глаза.

– Забейте на мои слова. Маскировщики из вас кошмар. Скорпиус вот совсем не умеет врать. Разумеется, это не его кроссовки. С чего бы он был по магловским шмоткам? И, Скорп, ты себя загнал в тупик. Тебе либо придется признаться, что кроссовки не твои, либо будешь мучиться в неудобной обуви. Конспирации вам еще учиться и учиться. Повезло, что вас родители не застукали. – Тем временем Скорпиус, упертый баран, втискивался в кроссовки. Как только он выпрямился, Джеймс сочувственно поморщился.

– Ладно, убедил. Понятия не имею, как ты их натянул, но молодец, дружище. – А если так посмотреть, кроссовки сидели на Скорпиусе весьма недурно. Может, они с Альбусом и это продумали. Но как – непонятно. – Но врать ты все равно не умеешь. И еще, Ал. – Альбус резко вдохнул. – Не забывай, ты все еще на крючке. Слышал, как ночью ты веселился с какой-то цыпочкой, а об этом мне рассказать нужно. Как она?

Ал стоял красный как помидор, Скорпиус не отставал.

– Ты все слышал? – переспросил Альбус, и на лице у него было написано, что ему хочется провалиться сквозь паркет и навсегда исчезнуть. Джеймс получал удовольствие, наблюдая за смущенным братом: возможность так безжалостно его подколоть выдавалась крайне редко. И все же через минуту он даст им выдохнуть. Пусть у него и было припасено еще несколько едких шуточек, которые он хотел отпустить до ухода Скорпиуса, издеваться над ребятами он не собирался.

Джеймс кивнул.

— Ну да. Фу. В следующий раз, будь добр, наложи на стену Силенцио. Избавь старшего брата от хлопот.

– А… а…

– Мальчики! Лили! Завтрак готов! – громко позвал их папа. – Через две минуты буду наверху! Просыпаемся! – Из одной из спален раздался стон: значит, Лили уже встала. В запасе было не больше полминуты, а потом папа побежит на второй этаж поднимать их младшую сестру с постели.

Джеймс похлопал Альбуса со Скорпиусом по спине.

– Ну, хоть вы, ребят, и морозитесь, я горжусь, что вы набираетесь опыта с девчонками. Без стальных яиц тут никак. В тебе, Альбус, все-таки течет гриффиндорская кровь. Держите меня в курсе своих похождений, ладно? – Джеймс ткнул Скорпиуса локтем под ребра и подмигнул. Скорпиус издал звук, будто его душат. – Скажу честно. Вы оба чудные. Понятия не имею, как вы умудрились привести домой девчонку. И не представляю, как она умудрилась уйти без обуви. Но ведь было?

– Угу, было, – растерянно ответил Альбус и заключил лучшего друга в объятия. – Увидимся, Скорпиус. – Скорпиус положил голову на плечо Альбусу, и тот крепко сжал его за талию. В глубине души Джеймс завидовал, что они не стеснялись открыто выражать теплые чувства друг к другу. Столь близкого друга у него никогда не было. Альбусу очень повезло.

Альбус прислонился к захлопнувшейся двери и, глубоко вдохнув, истерично захохотал. Несколько забеспокоившись, Джеймс резко перевел взгляд на брата: Альбус аж похрюкивал и от смеха еле удерживался на ногах. Джеймс протянул ему руку, и Альбус охотно за нее уцепился.

– Ты испорченное снадобье от похмелья выпил? Или ты под кайфом? Ал, если второе, то не молчи.

В ответ Альбус фыркнул. Джеймса это слегка насторожило, но, может, брата просто так рассмешила мысль о том, что он якобы под наркотой, и ответить он был не в силах. Хотелось надеяться, дело в этом.

– Что смешного? – удивился Джеймс. Тяжело вздохнув, он повел (или скорее потащил) брата на кухню. От аромата только что приготовленной еды у него потекли слюни. – Знаешь, вот бы и у меня был такой близкий друг. Круто тебе.

Альбус, кажется, захохотал еще громче.
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Top.Mail.Ru