Гипатия    в работе

    Снегг становится директором Хогвартса, Гермиона находит неожиданного друга в Выручай-комнате и узнает давнее заклятие, наложенное на профессора Слизерина.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Северус Снейп, Гермиона Грейнджер
    Любовный роман / / || гет || G
    Размер: миди || Глав: 3
    Прочитано: 1064 || Отзывов: 0 || Подписано: 8
    Начало: 19.04.20 || Последнее обновление: 10.05.20

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

А моя душа, Дамблдор?

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Снегг мрачно шагал по коридорам Хогвартса. Он знал, что его уединение не будет нарушено – из-за Кэрроу студенты даже днем старались не покидать своих комнат. Проклятые Кэрроу! Никто в Хогвартсе даже не подозревал, как Снегг их ненавидел. Если бы не обещание Дамблдору и ответственность за жизнь Поттера, он давно изгнал бы их из Хогвартса. Но тогда план директора рухнет. И Снегг вынужден притворяться приверженцем Волан-де-Морта до самого конца. Смерть ему не страшна – только жизнь. Никому не нужная, пустая, проклятая жизнь. Где все против тебя, где нет друзей и семьи, только остракизм и постоянное одиночество.
Погруженный в эти мысли, он не сразу понял, что случилось, когда его чуть не сбили с ног. Реакция сработала мгновенно – Снегг выхватил палочку и замер, ожидая увидеть кого-то из коллег или Кэрроу. Он не сомневался, что опасность грозит и от знакомых профессоров, и от последователей Волан-де-Морта; но кто из них нападет первым – пока вопрос. Жаль, он не успел закончить разработку нового зелья.
Поэтому Снегг был поражен, увидев Гермиону Грейнджер. От столкновения она упала на пол и сжалась, не смея поднять на него глаза. Его охватило подозрение - что она делает в коридоре ночью? И почему осенью вернулась в Хогвартс, а не отправилась с Поттером и Уизли на поиски крестражей, оставалось загадкой. Страх за свою жизнь или хитроумный план следить за ним в Хогвартсе? При ее уме такое вполне возможно.
Гермиона сама не понимала, что пугает ее больше – зловещее лицо Снегга или то, что он застал ее в коридоре после отбоя. Старост при новом директоре отменили, и ходить поздно по Хогвартсу могли только профессора или Кэрроу. Она совсем забыла об этом, сидя в библиотеке. И вот результат.
Он стоял, глядя на нее холодным взглядом, и девушку начала бить дрожь. Она закрыла лицо руками, готовая ко всему, но его вопрос прозвучал совершенно неожиданно:
- Откуда у вас эта мантия?
Гермиона изумленно посмотрела на него.
- Мне одолжила ее Полумна, профессор.
- Почему?
- Моя мантия порвалась.
Амикус Кэрроу пытал ее Круциатусом так долго, что не выдержала ткань. Гермиона отказалась применить непростительные заклятия к эльфам, которых брат и сестра Кэрроу воспринимали как подопытных животных. Она сказала, что это чудовищно, и тогда Кэрроу применил заклятие к ней. Все мышцы Гермионы превратились в сплошную боль – подобные ощущения испытывают на дыбе. Кисти скручивало так, что в воспаленном мозгу девушки мелькнуло удивление, что кости еще не прорвали кожу. Иногда Кэрроу останавливался и бросал ей, шипя от злобы:
- Ты будешь выполнять задание или мне продолжить?
Она пыталась удержать крики, но они вырывались помимо ее воли – сдавленные, хриплые, как у раненого зверя. За нее осмелился вступиться только Невилл, но Амикус оглушил его заклятием.
Это было вчера, а сегодня она сбежала из больничного крыла в библиотеку. Видеть других студентов, так же пострадавших от Кэрроу, оказалось выше ее сил. Мадам Помфри обрабатывала раны молча – Гермиона угадывала ее гнев. И сейчас, вспоминая юношей и девушек, которых терзали Пожиратели, она решилась.
- Я прошу вас принять меры, директор. Из-за них много студентов оказались в больничном крыле.
Лицо Снегга ничего не выражало. Ее охватил страх, что она ошиблась, и он передаст ее в лапы Кэрроу, а не поможет.
Но вдруг она почувствовала руку Снегга на своем плече.
- Вам пора, - сказал он, протянув ей руку и помогая встать.
Поведение Снегга ее поразило – это был скорее жест друга, чем директора Хогвартса.
- Спасибо, профессор, - пробормотала она в полной растерянности.
- Я провожу вас, - отрывисто сказал Снегг и резко развернулся, чтобы не показать Гермионе свою ярость. Он был в бешенстве. Ведь он согласился на эту должность, чтобы защитить студентов от Пожирателей Смерти. А теперь за его спиной они издеваются над студентами. Какие-то ничтожества! Снегг подумал со злобой, как жаль, что Дамблдора уже нет, чтобы убить его еще раз, но теперь по-настоящему. За студентов Хогвартса, которых он бросил на растерзание Кэрроу, за Лили и Чарити Бербедж. Он был вынужден наблюдать, как Нагайна убивает ее на его глазах. Именно в этот момент Снегг принял решение – если Темный Лорд решит покончить с ним также, он не станет сопротивляться. Последний взгляд Чарити преследовал его в кошмарах, тогда он и понял, что перешел грань. И ни одного человека, кому он может довериться, ни минуты покоя. Поскорей бы пришла смерть - и не важно, от Волан-де-Морта или Ордена Феникса. Он так устал от постоянной борьбы и недоверия окружающих, что, казалось, разучился чувствовать.
Гермиона почти бежала за ним, она никак не успевала за его летящей походкой. Угадывая злость директора, она терялась в догадках, что ее ждет. Но общество Снегга странно успокаивало. Даже после убийства Дамблдора она не могла его ненавидеть. Сначала ее поразила чудовищность этого поступка, и она сразу заподозрила тайный план. К тому же Снегг не убил Гарри, хотя в тот момент ее друг был легкой мишенью – и это главное, твердила она себе.
Гермиона убедилась в своей догадке, когда министр передал ей книгу от Дамблдора. На нее были наложены маскирующие чары – то, что она приняла за сказки, оказалось дневником Салазара Слизерина. На одной из страниц она узнала почерк Дамблдора:
“Не оставляйте профессора Снегга, Гермиона”.
Только одно предложение. Но именно поэтому Гермиона решила вернуться в школу, чтобы у профессора был хотя бы один союзник.
Задумавшись, она не заметила, как они дошли до башни Гриффиндора. Вместо Полной Дамы с картины на них смотрел Сфинкс – изящная девушка с орлиными крыльями и телом льва. Она загадочно улыбнулась, а Гермиона замерла от неожиданности. Снегг смотрел на Сфинкса с подозрением. Похоже, гость с полотна Когтеврана. Странно, обитатели картин никогда не изменяли своим факультетам. Видимо, даже Полная Дама не пожелала остаться в этом хаосе.
- Что бессмертно и нетленно, никогда не умирает, словно гений, незабвенно, и навеки расцветает? – мелодично спросил Сфинкс.
Гермиона вздохнула:
- Видимо, здесь не обойтись без Полумны.
- Вы еще скажите – морщерогого кизляка, - скривил губы Снегг. – Вопрос для первокурсника.
Он приблизился к двери и сказал, глядя в фиалковые глаза Сфинкса:
- То, что мне недоступно.
- Ответ верен, - улыбнулся тот.
Дверь тихо распахнулась, и Гермиона поспешила зайти в комнату. Поблагодарить Снегга она не успела – он молча захлопнул за ней дверь.

На следующий день Гермиона с утра сидела в Выручай-комнате. Она и прежде не раз бывала здесь, а в последнее время очень часто – это помогало отвлечься от постоянного присутствия в школе Пожирателей Смерти, иначе она давно бы сошла с ума. Для нее комната всегда открывалась как библиотека, где скрывались тайны поколений волшебников. Прочесть все эти книги не хватило бы жизни, поэтому девушка бросила напрасные попытки и выбирала наугад. Чего здесь только не было – стихи Китса, письма Ван Гога, романы Мюссе и неисчислимые тома древних заклинаний. Сегодня ее внимание привлекла старинная книга в золотом переплете. С трудом достав ее с верхней полки, Гермиона смахнула пыль с обложки и с любопытством раскрыла увесистый фолиант. Все страницы были исписаны быстрым почерком, словно автор писал в порыве вдохновения. К тому же на языке рун. К счастью, она давно изучала этот язык, поэтому смогла разобрать надпись на первой странице:

“САМЫЕ РЕДКИЕ И СТРАШНЫЕ ПРОКЛЯТИЯ”

Она даже не представляла, что на свете существуют такие заклятия. Круциатус и Империус бледнели по сравнению с ними. С ужасом глядя на ветхие страницы, Гермиона не могла оторваться от книги. Это было как в детстве, когда ее захватил рассказ Лавкрафта.
Среди множества заклинаний ее внимание привлекла надпись готическим шрифтом: “Заклятие холодом”. От удивления рука Гермионы замерла над страницей. О таком она никогда не слышала. Девушка придвинула к себе книгу и стала читать:
- Заклятие холодом – редкое и страшное заклинание. Оно подобно поцелую дементора: человек жив, но его душа будто в оковах, он не чувствует радости, не может любить. Обычно оно сразу убивает, а выжившие после него утрачивают все человеческие чувства. Они доверяют только разуму, поэтому способны и на подвиг, и на преступление. Для них не существует ни добра, ни зла. Волшебник под таким заклятием может виртуозно владеть окклюменцией и скрывать любые эмоции. Если не снять заклятие вовремя, оно способно убить…
Книга выскользнула из ее рук, Гермиону словно ударило электрическим током. Так похоже на Снегга! Неужели он не виновен?
Перед ее глазами промелькнуло давнее видение: Снегг, склоненный над Малфоем, исходящий от него свет. А если это его истинный облик? Мысли смешались, и Гермиона приложила руку ко лбу. Знает ли сам Снегг о нем? Но какое тогда мужество должно у него быть, если он знает? И там сказано “способно убить”?
Она лихорадочно перевернула страницу и продолжила чтение:
- Оно способно убить. Существует только один способ его остановить…
Буквы мелькали перед ее глазами, сливаясь, и девушка не сразу поняла, что ей мешают слезы. Она вздохнула и заставила себя дочитать:
- …это любовь.
- Значит, шансов нет, - прошептала Гермиона.
Она никогда не слышала ни слова о родственниках Снегга, тем более о его личной жизни. Даже вообразить такое было невозможно. Значит, он умрет. И она разрыдалась.
Гермиона не могла понять, почему она плачет из-за Снегга – Пожирателя Смерти, убийцы Дамблдора и нынешнего директора Хогвартса, который превратил школу в подобие тюрьмы. Но в голове билась только одна мысль: ему грозит смерть.
Она отбросила от себя проклятую книгу и перевела дыхание, пытаясь успокоиться. Да что с ней такое? Ей же не может нравиться Снегг. Он старше ее на целую жизнь.
- Не могу я! – выкрикнула она, и в этом восклицании смешалось все: презрение к себе, боль за Снегга, страх за друзей, которые сейчас неведомо где и могут в любой миг погибнуть от Волан-де-Морта. Будет ли ей тогда оправдание?
Гермиона потеряла счет времени – она словно приросла к креслу и задыхалась от рыданий, чувствуя невыносимую боль в душе. Неужели она ничего не может сделать?
- Что с вами, леди? – вдруг раздалось совсем рядом.
От неожиданности Гермиона чуть не подскочила. Она увидела юношу в черной мантии и замерла, пораженная его обликом: матовое лицо, чеканный профиль и черные глаза, которые казались бездонными. И поразительно знакомыми.
- Не может быть, - выдохнула Гермиона.
Она оглядела незнакомца с головы до ног и заметила на полу разбитый Маховик Времени.
Юноша улыбнулся, глядя на нее с сочувствием. Гермиона невольно вжалась в кресло и протянула руку к своей палочке. Должно быть, она сошла с ума. Или это чей-то розыгрыш?
Незнакомей заметил ее жест и улыбнулся с насмешкой.
- От слез сразу к действию. Гриффиндор, верно?
Гермиона смотрела на него как завороженная, сама не понимая, что потрясло ее больше – его неожиданное появление или необыкновенная красота. Она хотела задать главный вопрос, но от волнения у нее пропал голос. Гермиона судорожно вздохнула и спросила едва слышно:
- Как вас зовут?
И хотя она уже знала ответ, все закружилось перед ее глазами, когда он произнес:
- Северус Снегг.


>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Top.Mail.Ru