О двух хаффлпаффцах и ночном замке автора Leana Hist    закончен   
Многих волнует пропажа Героя Магической Британии. Других тревожит сбежавший из Азкабана Сириус Блэк. Этого же хаффлпаффца заботит лишь проблема в виде старосты Диггори, который не может просто забыть о нем и дать спокойно навестить друзей перед отъездом. Или не такая уж это и проблема?..
Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
Гарри Поттер, Седрик Диггори
AU, Драбблы, Hurt/comfort || джен || G || Размер: мини || Глав: 1 || Прочитано: 241 || Отзывов: 0 || Подписано: 0
Предупреждения: ООС, AU
Начало: 15.07.21 || Обновление: 15.07.21

О двух хаффлпаффцах и ночном замке

A A A A
Шрифт: 
Текст: 
Фон: 


Не смотря на позднее время, Хогвартс все еще продолжал шуметь: за углами шептались призраки, гремели ожившие доспехи, с портретов доносилось сонное бормотание, по коридорам тихо гуляли чьи-то кошки, патрулировали профессора и старосты. Стены замка едва заметно дрожали, наблюдая за своими жителями. Они готовились снова отпустить студентов за свои границы, незаметно навевали сны и мягко гладили по голове магией. Хогвартс был любопытным, поэтому всегда наблюдал, но старался не вмешиваться. За свое долгое существование он узнал многие тайны, пережил восстания, межфакультетские войны и турниры. В его залах проводились дуэли насмерть, в больничном крыле громко кричали новорождённые, а в забытых комнатах строились планы лордов. Он берег чужие заговоры и интриги, проведения ритуалов и тайные собрания, не раскрывая их даже своим создателям.

Так и сейчас он незримой тенью следовал за одним из студентов, чьи тайны были наполнены азартом и нездоровым весельем, но всегда оставались окружены обреченным одиночеством и опасностью. Герои рисковали остаться одинокими. Тот тихо крался по спальне, выходя в общую гостиную, где было непривычно холодно из-за потухшего камина. Паренёк — совсем мальчишка ещё — старался не шуметь, переступая через разбросанные повсюду чёрные и жёлтые подушки, оставленные книги, игрушки и прочие вещи хаффлпаффцев. Здесь никто не боялся, что его вещи специально испортят или украдут, так что и весь этот творческий беспорядок уже был чем-то привычным и считался неотъемлемой частью факультета, также как цветущие круглый год цветы. Перешагивая через очередное препятствие, он натыкается взглядом на сидящую в шкафу сову, дружелюбно поприветствовав ту кивком. Та взмахнула крыльями, видимо, отвечая на приветствие мальчишки.

— Ты не голодна? — подходя ближе, спрашивает он незнакомую птицу, что уже было удивительно, ведь всех питомцев своих софакультетников он точно знал. Вероятно, она принадлежала кому-то из их родителей, но решила передохнуть перед возвращением домой. Что же, это абсолютно не мешало ему вполне сносно понимать как её, так и других животных Хогвартса. В отличие от понимания их хозяев…

Хедлей достал из висящей на плече сумки совиное печенье, кое-как дотянулся до нужной полки и оставил его там. Совушка угукнула, благодаря мальчишку и тот, улыбнувшись, достал из той же сумки пергамент. Тихое шуршание, такой же едва уловимый шепот и неожиданно громкое змеиное шипение, явно маскирующее ругательства. Сова недоумевает, а мальчишка ныряет за ближайшее кресло, прежде чем портрет отъезжает в сторону, пропуская старост.

— …когда отправлял дементров охранять школу. В конце концов, они ведь голодные, вполне могут напасть на кого-то из учеников и плевать им будет на запреты министра или Дамбалдора, — остальная часть фразы белокурой девушки осталась за картиной.

— Эта история с Блэком вообще непонятна. Что он забыл здесь? Гарри Поттер не учится в Хогвартсе, да и неизвестно где он сейчас находится.

Вошедшие старосты* расселись на диванчике, разжигая камин. Огонь слегка осветил комнату, и паренёк за креслом обречённо прижал к себе сумку, надеясь, что его никто не увидит. Ему оставалось только укрываться совсем ненадёжной тенью мягкой мебели, дожидаясь когда гостиная опустеет. На секунду возникло желание закутаться в мантию-невидимку и тихо уйти, но надежда, что этот вариант еще может быть жизнеспособным, отпала, уступая здравому смыслу. Покинуть гостиную незамеченным не получилось бы — открывающиеся двери привлекают слишком много внимания. Он снова встречается взглядом с совой и в какой-то момент ему даже кажется, что та смотрит на него сочувствующе.

— Дамбалдор тоже не особо спешит оповещать кого-то о состояние Поттера, — мальчишка морщится от очередного упоминания этой фамилии. Иногда возникало ощущение, что кроме Поттера людям вообще нечего обсуждать. — Ни жив ни мертв, будто и сам не знает где он. Только сидит, да мерцает своими очками-половинками, пихая всем свои лимонные дольки. Ну, серьёзно, сколько помню себя на должности старосты, он все время их предлагает, сбивая людей с мысли.

Старосты тихо засмеялись над возмущениями одного из хаффлпаффцев, продолжая беседу тише, боясь разбудить других детей Хаффлпаффа. Хогвартс с тоской слушал их, вспоминая других учеников, что также беззаботно общались, даже и не думая, что их жизнь может скоро прерваться. Всколыхнувшееся и резко ослабевшее пламя в камине передавало печаль Замка от воспоминаний о гибели его маленьких гостей.

В тот же момент тени едва зашевелись, и Хогвартс настойчиво укрыл темнотой маленького мальчишку со сверкающими зелеными глазами, что недобро смотрели на старост своего факультета. История этого ребенка волновала Хогвартс, также как когда-то давно он беспокоился за Тома Реддла, милую Елену и своих основателей. Великие люди всегда искали у него поддержку, а он не отказывал детям в защите. Чего ему стоит укрыть кого-то в темноте угла? Помочь сбежать или спрятать что-то ценное? Даже если эти поступки могли понести за собой другие проблемы, Замок продолжал помогать им.

Разговор старших затих неожиданно, также внезапно потух и огонек в камине, оставляя тлеть угольки. Студенты один за другим покинули комнату, желая покоя ночи и милостивых снов друзьям. Лишь маленький мальчишка с русыми волосами продолжал сидеть за желтым креслом, прислушиваясь к образовавшейся тишине. Сова ухнула, слетая с полки шкафа и садясь перед парнишкой. Тот смотрел на нее с недоумением, та — с извинением.

— Спасибо, Плувия**, прости, что отвлек тебя от отдыха, — совушка ухнула снова, словно прося прощение у угостившего её мальчика, но улетела обратно. — Может вылезешь из своего убежища? — обратился к мальчишке дружелюбный мужской голос.

Хогвартс возмущенно засопел, а Хедлей с радостью подхватил его возмущения. Ведь, чёрт возьми, он около часа сидел за этим креслом — замок старательно прятал; старался игнорировать их разговоры (подслушивать то нехорошо) — нельзя сказать того же о замке, но все-же; а тут этот подозрительно знакомый голос как-то узнает о том, что тут вообще кто-то есть — Хогвартс точно здесь не причём, он тоже возмущен этим хаффлпаффским вредителем. И обвинять милую совушку, Плувию, не хотелось, ведь та все еще смущенно отворачивается от него на своей полке в шкафу.

— Ну же, приятель, я не кусаюсь…

Хедлей «Ари» Скамандер поклялся себе никогда больше не откладывать столь важные дела на последнюю ночь перед отъездом. А не навестить и не попрощаться со своими друзьями он просто не мог, поэтому сейчас ему не оставалось ничего, кроме как подняться на ноги и подозрительно смотреть на старосту. Тот, в принципе, не проявлял агрессии, как и все барсуки в общем-то.

— Диггори, — парнишка сжал в руке лямку сумки, поглядывая в сторону выхода и, кажется, просчитывая варианты побега. По всему выходило, что, вообще-то, он должен думать немного о другом. Продолжать не начавшийся толком разговор не хотелось, тем более с кем-то со старших курсов. Вся эта ситуация уже и так знатно нервировала его.

Названный «Диггори» с интересом рассматривал мальчишку, имя которого все никак не хотело вспоминаться. Насколько он помнил, тот не отличался общительностью, да и друзей на факультете у него не было. Как он прижился на обычно сплоченном Хаффлпаффе — загадка. Хогвартс все еще продолжал возмущенно пыхтеть.

— Почему-то мне думается, что ты здесь явно не в прятки играл. Отбой был два часа назад — преподователи все еще дежурят. Выйдешь из гостиной, кто-нибудь тебя все равно поймает.

Скамандер переступил с пятки на носок, задумчиво пялясь на дверь. Он взъерошил волосы и, видимо получив от этого движения немного уверенности, всё же начал говорить. Времени у него не так много.

— Будем думать логически: сегодня был последний день учебного года, поэтому баллы уже не зачисляют и не отнимают, на отработку меня отправить не смогут. Значит проблема лишь в моей возможной поимке, так? — парнишка дождался неуверенного кивка. — Ты — староста, который должен сейчас, по правилам, отправить меня далеко в спальни, но мы оба также прекрасно знаем, что если мне будет очень нужно, я все равно выйду отсюда, когда ты уйдешь.

Хедлей замолчал, пораженный тем, что не запнулся на первых же словах. Он настороженно глянул в сторону подошедшего Седрика, словно надеясь, что тот плюнет на такого как он и правда уйдет к себе. Ведь так все и поступали, когда он, замыкаясь в себе, отказывался продолжать общение с ним. Чуда не случилось.

— И что ты предлагаешь? — с любопытством спросил Седрик, подходя ближе, но все еще держа дистанцию между ним и этим недоверчивым ребёнком.

— Вариантов немного — два, на самом деле. Первый: ты просто уходишь к себе и забываешь о моем существование, желательно до выпуска. Второй: идешь со мной.

Хедлей чуть нервно улыбнулся, подходя к двери. Он слишком торопился, чтобы действительно думать о последствиях, поэтому вариант о компании уже не особо сильно ему мешал. Замок терпеливо ждал ответа старшего мага, надеясь, что у его протеже всё же будет какая-никакая компания. Продолжить возмущение можно и потом, за чашечкой чая и дольками лимона, засахаренными конечно.

***

Идти ночью по пустым коридорам было Скамандеру явно не в новинку. Он уверенно шагал по подземельям, постоянно посматривая в странный пергамент и иногда хватая спутника за рукав, чтобы спрятаться в очередной нише. Так и сейчас они как мышки сидели в тени, пока мимо их укрытия стремительно прошелся декан Слизерина. Глаза Хедлея равнодушно проводили профессора Снейпа, когда из-под его мантии вылезла чья-то мордочка. Маленький пушистый чёрный зверёк забрался на его плечо, также флегматично смотря в след черному плащу декана змей. Парнишка подозрительно посмотрел на своего мохнатого друга, чуть ли не препарируя нюхлера на наличие чужих вещей.

— Ты так и не сказал куда мы идём, — прервал их гляделки Седрик.

Младший маг и нюхлер уставились на него с одинаковым непониманием. С интересом наблюдая за происходящим, Седрик хмыкнул, когда нюхлер, в последний раз глянув на него с некоторой опаской, спрятался где-то в складках мантии. Видимо замкнутостью он пошёл в хозяина. Когда до Скамандера дошёл смысл невысказанного вопроса, он с тихим вздохом отвел взгляд.

— Идём… да так, в одну комнату, — Хедлей передернул плечами, стараясь смотреть куда угодно, но только не на Диггори. — Надо, надо навестить кое-кого и, и возможно покормить перед отъездом.

Он натянуто улыбнулся и сжал руки за спиной, пряча тем самым свою дрожь. Скамандер не знал как продолжить разговор и прервать наконец неприятную тишину. Единственным желанием было сбежать в первый попавшийся тайный проход, но останавливало лишь понимание, что конкретно этот хаффлпаффец от него не отвяжится. И чего ему надо? Седрик ответа тоже не знал, поэтому аккуратно дотрагиваясь до плеча вмиг напрягшегося мальчишки, подталкивает его в том же направление, по которому они шли.

— И часто ты так «гуляешь»?

— Не то чтобы часто, — он правда благодарен, что Седрик не стал расспрашивать его о «комнате». — Просто… сегодня так вышло. Не успел закончить до отбоя вот и… да.

Какое-то время они шли молча, но теперь это не вызывало ни у кого дискомфорта.

— Ты неплохо ладишь в животными, — запоздало замечает Седрик и ловит на себе удивленный взгляд, поясняя: — Плувия очень вредная сова, недоверчивая. Она не хотела показывать мне где ты, думаю и не показала бы, не будь я её младшим хозяином. Да и остальные животные, насколько я помню, неплохо к тебе относились.

— О, ох, да, наверное. Оно как-то само выходит, — неловко замечает парнишка, более не напоминая проглотившего палку, раслабляясь в более привычной для себя теме разговора. — Я их просто… понимаю, то есть не просто интуитивно, а, ну, говорить там могу, если они позовут меня издалека, я тоже могу их услышать. Мысленно. Так всегда было, поэтому я и… не особо общаюсь с другими.

— Тебя… задирают?

— Что? Нет, нет, что ты, — сразу же опровергнул опасения старосты хаффлпаффец. — Мне просто сложно даётся длительное общение. То, что я все еще не запинаюсь пока говорю с тобой — удивительно.

Седрик кивнул, принимая его ответ и радуясь, что Скамандер хоть немного оттаял. Он приостановился, когда они вышли из подземелья. Хедлей тоже не спешил идти дальше, прислушиваясь к нахлынувшей на него магии Замка. Хогвартс воодушевленно показывал ему образы напичканных кем-то из гриффиндорцев ловушек-шуток чуть дальше по коридору, смеясь над прозорливостью детей и подталкивая к ближайшей стене в желании открыть другой проход. Хедлей послушно подошёл к ней, слегка улыбаясь.

— Диггори… можно попросить тебя об одолжение? — Хедлей как-то неожиданно затравленно посмотрел на него, будто только сейчас вспомнил, что взял с собой практически незнакомого парня.  — Не кричи, пожалуйста. Не дай Мерлин, нас тут кто-то услышит, а мне не нужны проблемы…

Чтобы не хотел спросить Седрик, все слова застряли в горле комом, когда по коридору пробежало пугающее шелестящее шипение, издаваемое змееустом. Хогвартс с энтузиазмом открыл проход, раздвигая толстые каменные стены и открывая вид на лестницу вниз. И, словно готовясь к прыжку, Скамандер оглянулся на него, слегка напуганный своими действиями.

— Это вход в Тайную комнату? — чего ему стоило сохранить спокойствие кивающему змееусту лучше не знать.

Диггори настойчиво давил в себе панику и истерический смех, но был не в силах сдержать в глазах страх. Почему-то идея уйти спать и забыть о существование Скамандера казалась все более заманчивой, но смотря на стоящего перед ним ребенка, который все еще ждал его реакции и, судя по все более обреченному взгляду, негативной, он просто не мог сбежать. Рвано выдохнув, Седрик снова смотрит на Хедлея, что медленно отступал в сторону входа в Комнату. Скамандер уже не смотрел на него и никак не показывал, что затянувшееся после кивка молчание как-то задевает его. Всё выглядело так… словно он ждал его ухода, будто это было лишь вопросом времени. Седрик мысленно даёт себе подзатыльник, понимая, что что-то в его поведение Хедлей все же заметил. И оценил отрицательно.

— Тебе стоит уйти, — так и не дождавшись ответа, спокойно проговорил Скамандер. — Просто постарайся игнорировать тот факт, что с тобой в одной гостиной живёт «тёмное отродье».

Раздается глухой смешок, который заставляет Седрика вздрогнуть. Столько застарелой боли было в этом звуке, что хотелось врезать тем, кто был ее причиной. И себе в том числе. Он в два шага подходит к Хедлею, хватая его за плечи и не давая уйти, хотя тот и вырывается какое-то время.

— Послушай, я…

— Всё в порядке, Диггори. Всё в порядке, — не смотря на равнодушие в голосе, в порядке ничего не было. Хедлей смотрел себе под ноги, дрожа. — Мне не привыкать, правда. Можешь просто уйти, пожалуйста.

Седрик хмурится, поднимая голову Скамандера за подбородок. Тот вынужденно смотрит на него, устало и понимающе. В конце концов, он не зря держится в одиночестве. Не зря отталкивает дружелюбных. Он не хочет снова ощущать боль. Он просто не выдержит очередного предательства. Диггори, не думая более, прижимает парнишку к себе. Хедлей крупно задрожал, но так и не позволил себе как-то ещё показать свои эмоции. Его руки безвольно повисли вдоль тела, а голова опустилась на плечо обнявшего его парня. Сковавший изнутри холод слегка отступил, будто удивленный тем, что не приходится подавлять эмоции и магию. В прошлый раз все закончилось выбросом, что стер память особенно «светлым» детям, а сам он ещё с неделю не выходил за пределы больничного крыла. Хогвартс тогда впервые «заговорил» с ним, став достаточно надежной опорой для маленького мальчишки, но недостаточной чтобы снова довериться кому-то из людей.

— Прости, это оказалось слишком внезапной новостью на ночь глядя, — тихо начинает Седрик, и не думая отпускать Хедлея. Тот на этот жест лишь передергивает плечами, но молчит. — Не стану лгать, что твоя… особенность не напугала меня — в детстве часто пугали, говоря, что это способность тёмных и злых волшебников, таких как Тот-кого-нельзя-называть.

Седрик садится перед мальчишкой на корточки, чтобы быть примерно одного роста. Хедлей переводит осторожный и внимательный взгляд на него.

— Не самый лучший пример, на самом деле, но это не значит, что ты обязан стать Тёмным лордом в будущем. Просто, стоит преподносить обладание змеиным языком… осторожнее. И не так неожиданно, как это сделал ты.

— Думал, ты уйдешь в любом случае, как и остальные, что узнали о нем, — Скамандер прикрыл глаза.

— Но я же ещё здесь, и уходить, как видишь, не планирую. Поэтому давай не будем делать атмосферу более напряженной и пойдём, — он смотрит на открытый проход, — ну, туда куда пойдём в общем.

— Хедлей.

— Что? — не понял парень.

— Мое имя. Ты так и не спросил как меня зовут, хотя я уверен, что ты не знаешь моего имени, — отстраняясь, объяснил парнишка. — Ведь не разу его не назвал, пока мы шли.

Диггори усмехнулся, но мысленно согласился с этим. Немного неловко было спрашивать имя одного из твоих, если можно так выразиться, подопечных. Скамандер взлохмачивает волосы и подходит к проходу вниз, уже начинает спускаться, но резко поворачивает голову за следующим за ним парнем.

— Я собираюсь познакомить тебя с десятиметровой змеей, Диггори, — тихо предупреждает Хедлей

— Тогда не будем больше заставлять её ждать, Хедлей, — на его фразу Скамандер слегка улыбается.

Знакомство с Василиском, к счастью, осталось без жертв.

***

Через очередной потайной ход они выбрались в лес. После сырости тайной комнаты свежий тёплый воздух летней ночи оказался таким приятным, а гуляющий ветерок согревает озябших парней. Было невероятно темно. Звезды слегка мерцали на чёрном небе, а иногда выглядывающая из-за облаков луна словно пряталась он их внимания. Выбрались они где-то в чаще Запретного леса. Вокруг шуршали деревья, ухали совы, а если прислушаться, можно разобрать тихие разговоры жителей леса. Не смотря на название этого места, страха не было. Скорее необходимое сейчас спокойствие, которым накрывала местная магия.

Седрик все же не выдержал и сейчас тихонько смеялся себе под нос. К таким огромным проблемам его не готовили. Скамандер посматривал на него с опаской, но пока что не спешил успокоить. Да и не знал он как это делать. Хедлей лишь взял Диггори за рукав мантии, ведя ещё глубже в лес по только ему известной дороге.

— Успокоился?

— Ещё нет, но я на правильном пути, — серьёзно ответил парень, продолжая посмееваться. — Это всё нервное. Как давно ты знаешь об этой змеюке?

— Со второго курса. Где-то в середине года, как раз когда прекратились нападения на учеников, — тут он смущенно потупил взгляд. — Ну, я её и остановил, попросил то есть. Гордая она змея и не подчиняется необоснованным приказал обычного змееуста.

Скамандер отвернулся от него, выходя на поляну. Деревья здесь казалось расступались, освобождая место для кого-то неизвестного. Из своей сумки Скамандер достал мертвую крысу, держа её за хвост. Он вытянул руку с чьей-то едой вперед, давая Седрику наблюдать за поедаемой воздухом крысой. Хедлей кому-то улыбнулся, но услышав ещё более нервный смешок, обернулся.

— Ох, это фестралы, — легко отвечает парнишка. — Ты их не видешь? Это… на самом деле это хорошо, не каждому приятен их вид. На этой поляне их всегда больше всего.

— А тебе он нормален?.. — парень подходит ближе, с удивлением принимая предложенную крысу.

Хедлей посмотрел на ближайшего крылатого коня. Черное нечто, обтянутое кожей, окруженное странной холодной магией, что отталкивает очень многих. Отвращения или страха они не вызывали. Скорее… жалость. Ведь совсем немногие уделяли им внимание, отчего они иногда казались ему такими одинокими. Фестралы не жаловались ему, но всегда были рады видеть его и не отказывались от принесенных им крысок.

— Я впервые увидел их лет в восемь, когда папа знакомил меня с своими магическими зверями. Тогда они и правда напугали меня, но сейчас, нет, ведь они тоже мои друзья в какой-то степени, — он погладил подошедшего жеребенка, угощая и его. — На эту поляну меня привела Луна, это второкурсница с Райвенкло. Она видит их с ещё более раннего возраста.

— Многовато у тебя секретов для третьекурсника… — смотря на «исчезающую» из его руки крысу, проговаривает хаффлпаффец.

— О, поверь, Седрик, у меня достаточно секретов, — с грустной улыбкой ответил Хедлей.

Хогвартс был с ним полностью согласен. Хедлей «Ари» Скамандер — хранитель философского камня, друг церберов, василисков и драконов, крестник розыскиваемого преступника Блэка, или просто Гарри Поттер — приемный сын Ньюта Скамандера и пропавший несколько лет назад Герой Магической Британии был одним большим секретом. Хогвартс знал это лучше чем кто-то ещё.

— Ещё у меня небольшая проблема… Как незаметно вернуть всё это хозяевам?

Маленький нюхлер, сидящий на груде блестящих мелочей, явно не считал вероятность возвращения возможной.


* в моем понимание на каждом факультете должно быть пять-шесть старост. Двое с пятого, двое с шестого и двое с седьмого курсов (один с седьмого, если второй стал старостой школы)
**С латыни "Плувия" переводится как "дождь"
Значение имени:
Хедлей — поле вереска (область Хезэр/Хезер). Вереск — символ одиночества. Также, Хезер — женское имя, означающее «вереск»
Ари — краткая форма еврейского имени Ариэль. Перевод — «сильный, как лев; огненный» (Также сокращение имени Гарри)


/предупреждение: работа также опубликована на фикбуке/


Подписаться на фанфик
Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.




Top.Mail.Ru

2003-2021 © hogwartsnet.ru