Коллекция Грейнджер автора Between Heaven and Hell    закончен   
Небольшая зарисовка о том, как Малфой, взломав шкафчик Гермионы на День святого Валентина, внезапно нашёл в нём взаимность.
Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
Драко Малфой, Гермиона Грейнджер
Драбблы || гет || G || Размер: мини || Глав: 1 || Прочитано: 348 || Отзывов: 1 || Подписано: 2
Предупреждения: ООС, Немагическое AU
Начало: 02.07.23 || Обновление: 02.07.23

Коллекция Грейнджер

A A A A
Шрифт: 
Текст: 
Фон: 


Автор: Between Heaven and Hell (https://ficbook.net/authors/312384)
Гет, G, статус - Завершён.
Пэйринг и персонажи: Драко Малфой/Гермиона Грейнджер
Размер: МИни.
Жанры: AU, Романтика.
Предупреждения: ООС.
Другие метки: AU: Школа, Воспоминания, День святого Валентина, Драббл, Неозвученные чувства.


Старшая школа. Пустой коридор. Драко Малфой дождался звонка на занятия, прежде чем пронестись со всей скоростью к шкафчикам.
Нет, он определённо сошёл с ума, иначе как ещё можно объяснить то, чем он сейчас занимается? Попытка незаметно подсунуть Грейнджер валентинку вчера с треском провалилась. Девушка часто ходила туда-сюда к шкафчику, будто чувствуя, что он — Малфой, собирался сделать.
При этом сам парень не любил и не понимал всю эту романтическую суету, которая гуляла по школе в этот день, но кое-какую истину всё же усвоил. Она была проста и заключалась лишь в одном человеке, чью удивлённую реакцию на бумажное красное сердце он и хотел увидеть.
Когда это всё началось? Когда Грейнджер понравилась ему?
Это произошло на последнем году старшей школы. Грейнджер будто изменилась за время летних каникул и в один день стала казаться Малфою привлекательной. Её каштановые волосы сделались более послушными и перестали пушиться, карие глаза приобрели выразительность, но мог ли Малфой раньше заметить их тёмный чарующий блеск, пока они учились порознь? Фигура Грейнджер обрела женственные изгибы, да и в целом стала выглядеть более мягкой и романтичной. От прежней лохматушки-отличницы ни осталось и следа, и Малфой недоумевал.
Если раньше он доставал её с целью задеть, то теперь просто пытался завладеть её вниманием. При этом отношения их от этого не стали менее напряжёнными, скорее, всё выглядело так, что он подшучивал над ней, а она защищалась. Также за Грейнджер осталась и её главная привычка — ходить с открытой книгой в руках, не замечая ничего вокруг. В такие моменты Малфой старался быть поблизости и окрикивал девушку каждый раз, когда она намеривалась врезаться в кого-нибудь. Когда же она оборачивалась, он с привычной колкостью отшучивался.
Набраться смелости, чтобы признаться Грейнджер, было сложно. Малфой три месяца не знал, что с ним происходит, а потом ещё столько же не мог решить, как лучше подступиться к ней, чтобы добиться взаимности. Он хотел бы видеть её рядом с собой, но их отношения были достаточно сложными — его заслуга. И вот теперь он здесь, подбирает код на её дверце, постоянно сомневаясь, стоит ли делать это. Сердце его наполнено страхом и неопределённостью, а разгорячённый ум велит ему продолжать и будь, что будет. В конце концов, Гермиона может воспринять это за его идиотскую шутку или принять за чужую проделку, ведь вся школа знала, что они не уживались всю среднюю школу.
Малфой проглотил подступающую к горлу слюну. С десятой попытки ему всё-таки удалось подобрать правильную комбинацию чисел, которыми оказались первые две цифры дней рождения её друзей, с которыми кстати у них занятия почти не совпадали, так как выбор учебных предметов в старших школах был сугубо индивидуальным. Драко же уже на втором месяце поменял своё расписание, чтобы чаще пересекаться с Грейнджер.
Шкафчик девушки был небольшим, примерно метр в высоту и на треть меньше в ширину, как и все остальные. Парень глубоко вздохнул, прежде чем открыть серую дверцу, а затем на секунду остолбенел, не зная, на чём сосредоточить взгляд.
Впереди, в глубине шкафчика, на первой её части были прикреплены несколько фотографий: две из них с Роном и Гарри вверху и одна ближе книзу, почти наполовину прикрытая стопками книг. Верхний край нижнего снимка показался Малфою очень знакомым, поэтому он тут же передвинул все книги в другой угол. Так он и думал. Грейнджер не сожгла его.

— Грейнджер, ты можешь сделать лицо не таким серьёзным? Хочешь испортить мою фотографию?
Это был ноябрь. Олимпиада по истории. Малфой стоял рядом с Гермионой, когда пришло время делать отдельные снимки участников из разных школ.
— Она наполовину моя, — отвечала она, явно испытывая неудобство от нахождения рядом с ним.
— Просто расслабься, окей? Вот, давай вытянем наши бейджи, — он аккуратно приобнял её за спину, эгоистично позволив себе урвать этот шанс, пока они были вне школы.
Гермиона заметно напряглась, но не стала отталкивать его в присутствии фотографа. Взгляд её загорелся, поэтому на фото она получилась немного суровой, но красивой, по крайней мере, так он подумал.
— Я сожгу эту фотографию, — пообещала девушка, когда дело было сделано.

«Как же! Сожгла, ага», — усмехнулся Малфой, блуждая глазами по снимку. Кто бы знал, что она его оставит? Но для чего он ей? Она хотела тыкать в его лицо иглами или разукрасить его? Почему на снимке не одной дырки или царапины?
В следующий раз его взгляд упал на рисунок слева. Это была зелёная эмблема с белой змеёй посередине, нарисованная девушкой от руки. Такая была на любимом шарфе Малфоя, который ему сделали на заказ родители и который он потерял месяц назад, когда они с группой ходили в кинотеатр. Тогда он не сразу заметил пропажу и вернулся за ним обратно через час, но найти его уже не удалось. На следующий день к нему подошла Гермиона, чтобы отдать ему его вещь. Сказать, что он был удивлён — ничего не сказать. Во-первых, девушка подобрала его вместо того, чтобы выкинуть и-за старой мести, во-вторых, сама подошла к нему в школе, что было весьма непривычно.

— Так у тебя был мой шарф, Грейнджер? Так скучаешь по мне, что крадёшь мои вещи? Решила встать на преступный путь?
Блондин самодовольно усмехнулся, наблюдая за тем, как она приближается к нему. Взгляд её был немного недовольным, но шарф в её руках был сложен бережно и аккуратно, а не скомкан от злости. Грейнджер всегда хорошо обращалась с вещами, что со своими, что с чужими.
— Не говори ерунды, идиот, иначе в следующий раз я его точно выкину, — она протянула к нему его вещь.
— Надеюсь, ты не топталась по нему?
Он принял его и с недоверием покосился на неё, та усмехнулась:
— Только пару раз, и то в качестве компенсации за моральные травмы, что ты наносишь мне ежедневно.
— Я удивлён, как ты не распустила его на нитки и не сделала из него мою куклу Вуду.
— А это идея! Оставлю его себе, — она хотела забрать шарф обратно, но Малфой тут же отдёрнул его на себя, и она схватилась за пустую руку. Шарф растянулся вниз и повис на руке Малфоя.
— Поздно, Грейнджер, теперь жди следующего момента.
— Ну и ладно, — сказала она и, немного покраснев, отпустила его.
— А ещё лучше сделай себе такой же на заказ, — его слова её удивили. Воспользовавшись её коротким замешательством, он повязал свой шарф на её шею, после чего с лукавой улыбкой добавил: — Думаю, тебе пойдёт бордовый и жёлтый.
Девушка смотрела на него с негодованием и, кажется, не понимала, что происходит. Малфой хотел затянуть края потуже, но она с подозрительной медлительностью сняла с себя его руки, после чего принялась разматывать и шарф Малфоя.
Лицо её показалось ему странным. Не нужно было этого делать. При этом ему до ужаса хотелось поцеловать её в тот момент, ведь её вид в его шарфе был превосходным. Он бы мог сказать, что она нравится ему тогда, но это усугубило бы атмосферу между ними ещё больше.

Малфой улыбнулся этому воспоминанию и был рад, что она срисовала эту эмблему. Может, его шарф и правда понравился ей?
Взгляд его направился дальше по полке. Между книг были зажаты какие-то скомканные, но затем выправленные листы. Он сначала не хотел доставать их, потому что итак увидел достаточно, но что-то внутри его подмывало продолжить осмотр. Вдруг он найдёт ещё что-нибудь интересное.
Он взял несколько листков и бросил взгляд в них. Это была их переписка во время химии, когда их объединяли по парам. Открыто они спорить не могли, потому пришлось всё выяснять на бумаге. Ох, сколько возни тогда было. Следующие два листка были тоже из того же дня. Малфой был в шоке, когда наткнулся на злой портрет Гермионы, который он нарисовал, чтобы позлить её. На рисунке она была ни разу не похожа на себя: волосы топорщатся, глаза злющие, баба Яга, одним словом. А внизу изящно выведенная подпись: «Гермиона Грейнджер последняя стадия мышиного бешенства. Урок химии. P.S. Я узнал твой диагноз, мышонок, не благодари».
В отместку следовал её рисунок. Драко долго не признавал схожести с тем, что она нарисовала, ибо её рисунок был ещё более провокационный, чем его. То был рисунок принца с золотой ложкой в заднице, а внизу подпись: «Тайна твоего злобного характера наконец-то раскрыта, не благодари». Чёрт, а ведь она даже шарф пририсовать не забыла!
Дальше его взгляд упал на духи Гермионы, только вот разве она пользовалась ими когда-нибудь? Был только один день, когда он почувствовал, что от неё пахло парфюмом. Эта был тот же урок химии. Они сидели вместе и выполняли лабораторные расчёты.

— Ты знаешь, какой самый первый и яркий признак мышиного бешенства, Грейнджер?
Малфой говорил достаточно тихо и даже немного наклонился к девушке, чтобы его не услышали другие. Гермиона же в этот момент упорно делала вид, что не слышит его. Оно и не удивительно. Просидеть с ним полтора часа на химии та ещё непосильная задача.
— Во-первых, это воспаление глаз, — тем временем продолжал парень. — Затем на шее появляется красная мелкая сыпь.
В подтверждении своих слов он откинул волосы с её шеи, и она вздрогнула. Лёгкий и приятный аромат защекотал нос Малфоя, а глаза его устремились на девушку. Щёки Грейнджер немного порозовели, а тонкая ладонь тут же накрыла место соприкосновения.
— Ты знаешь, какой самый главный признак идиота, Малфой? — разозлилась она. — Полное неуважение к другим! Ещё раз тронешь мои волосы, и я воткну в тебя этот карандаш.
— У тебя приятный аромат, Грейнджер, но держи свой заточенный карандаш при себе.

Глядя на небольшой флакончик, Малфою хотелось поверить в то, что она хранила их здесь ради него, но такое, наверное, вряд ли возможно. Чего люди только не хранят в своих шкафчиках. Лучше просто отринуть эти глупые мысли.
Его взгляд скользнул на нижнюю полку, на которой лежала сумка девушки с накинутыми поверх неё наушниками. Ему нужно просто открыть её и вложить валентинку внутрь, после чего быстро закрыть замок и уйти.
Ладно. Вперёд.
Он вытащил её рюкзак из шкафчика, но на ноги ему что-то выпало. То была перчатка с такой же расцветкой, что и шарф Малфоя. Поняв, что она лежала под сумкой, он быстро подобрал ту с пола и снова заглянул на полку. На дне лежала вторая перчатка, а ещё конверт с его именем и датой Рождества.
Выходит, Гермиона хотела подарить ему подарок два месяца назад. Как такое возможно?
Впереди послышался шум, и Малфой начал спешно всё закидывать обратно. Когда же он захлопнул шкафчик девушки, то увидел, что его хозяйка стоит в коридоре и с ужасом на лице наблюдает за ним. В руках у неё было что-то красное, и в голову Малфою тут же пришла изощрённая идея, что девушка пришла сюда с той же целью, что и он.
Малфой не знал, что это было, поэтому без лишних слов вытянул свою валентинку из кармана так, чтобы она могла разглядеть её. Девушка с облегчением выдохнула и сделала тоже самое, но сердце в её руках, кажется, было несколько больше, чем у Малфоя.
— У тебя хорошая коллекция, Грейнджер, — лукавым тоном сказал он и пошёл к ней навстречу.


Подписаться на фанфик
Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.




Top.Mail.Ru

2003-2024 © hogwartsnet.ru